Дни памяти

19 июля – Собор Радонежских святых

6 сентября  (переходящая) – Собор Московских святых

29 марта

11 июля  (переходящая) – Собор Новгородских святых

Житие

Краткое житие святителя Серапиона, архиепископа Новгородского

Ро­дил­ся в под­мос­ков­ном се­ле Пе­хор­ке и с юных лет стре­мил­ся к ино­че­ству. По во­ле ро­ди­те­лей всту­пил в брак, при­нял сан свя­щен­ства, но через год ов­до­вел и при­нял по­стри­же­ние в Ду­бен­ском Успен­ском мо­на­сты­ре. За доб­ро­де­тель­ную жизнь был из­бран игу­ме­ном оби­те­ли и так мно­го по­тру­дил­ся для нее, что впо­след­ствии она ста­ла на­зы­вать­ся его име­нем – Се­ра­пи­о­но­вой пу­сты­нью.

Же­лая пре­дать­ся бо­лее стро­гим по­дви­гам, свя­той сла­га­ет с се­бя на­сто­я­тель­ство и пе­ре­хо­дит в Тро­и­це-Сер­ги­е­ву Лав­ру, в ко­то­рой в 1495 г. ста­но­вит­ся игу­ме­ном. Свя­той поль­зо­вал­ся боль­шим ува­же­ни­ем ве­ли­ко­го кня­зя Иоан­на Ва­си­лье­ви­ча, и из­вест­но, что по его хо­да­тай­ству он по­ми­ло­вал тро­их осуж­ден­ных на смерт­ную казнь бо­ярынь.

При­сут­ствуя на Со­бо­ре (1504 г.), свя­ти­тель го­ря­чо от­ста­и­вал цер­ков­ные и мо­на­стыр­ские име­ния как сред­ство бла­го­тво­ри­тель­но­сти.

В 1506 г. хи­ро­то­ни­сан в ар­хи­епи­ско­па Нов­го­род­ско­го. Во вре­мя боль­шо­го по­жа­ра в Нов­го­ро­де, в 1508 г., свя­ти­тель сво­и­ми слез­ны­ми мо­лит­ва­ми умо­лил Гос­по­да о его пре­кра­ще­нии.

Мно­го бед пе­ре­нес свя­ти­тель Се­ра­пи­он: в 1509 г. он был ли­шен ка­фед­ры и со­слан в мос­ков­ский Ан­д­ро­ни­ков мо­на­стырь. В 1511 г. св. Се­ра­пи­он пе­ре­се­ля­ет­ся в Тро­и­це-Сер­ги­е­ву Лав­ру, где в непре­стан­ном по­дви­ге бо­го­мыс­лия и мо­лит­вы про­во­дит по­след­ние го­ды жиз­ни, спо­до­бив­шись от Гос­по­да да­ра про­зор­ли­во­сти и чу­до­тво­ре­ния.

При­няв схи­му, свя­ти­тель мир­но скон­чал­ся 16 мар­та 1516 г. Нетлен­ные мо­щи его бы­ли об­ре­те­ны 7 ап­ре­ля 1517 г. и до­ныне по­чи­ва­ют под спу­дом в Се­ра­пи­о­но­вой па­ла­те у Тро­иц­ко­го со­бо­ра в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ре.

Гос­подь про­сла­вил сво­е­го угод­ни­ка да­ром чу­до­тво­ре­ния как при жиз­ни, так и по смер­ти: од­на­жды в празд­ник Успе­ния свя­ти­тель ис­це­лил хро­мо­го, ко­то­рый мно­го лет пол­зал на но­гах и ру­ках, опи­ра­ясь на де­ре­вяш­ки.

В 1608 г., во вре­мя оса­ды Лав­ры по­ля­ка­ми, мно­гие ино­ки и ми­ряне ви­де­ли его в свя­ти­тель­ском об­ла­че­нии, при­шед­ше­го в храм по­мо­лить­ся о сво­ей оби­те­ли.

Полное житие святителя Серапиона, архиепископа Новгородского

Ро­ди­ной свя­ти­те­ля Се­ра­пи­о­на бы­ло се­ло Пе­хор­ка в 20-ти по­при­щах от Моск­вы; о ро­ди­те­лях же его из­вест­но толь­ко, что они бы­ли по­се­ляне, лю­ди ве­ру­ю­щие и бла­го­че­сти­вые. На седь­мом го­ду от рож­де­ния Се­ра­пи­он на­чал обу­чать­ся гра­мо­те, а за­тем в ран­нем срав­ни­тель­но воз­расте хо­тел уда­лить­ся от ми­ра, но ро­ди­те­ли не поз­во­ли­ли сде­лать это­го. Усту­пая их же­ла­нию, он всту­па­ет в брак и при­ни­ма­ет сан свя­щен­ства; через год умер­ла его же­на, Се­ра­пи­он по­стри­га­ет­ся в мо­на­ше­ство, но для по­коя ро­ди­те­лей и по­сле по­стри­же­ния оста­ет­ся для слу­же­ния при той же По­кров­ской церк­ви. Ко­гда же скон­ча­лись его ро­ди­те­ли, Се­ра­пи­он от­пу­стил на во­лю ра­бов от­ца сво­е­го, иму­ще­ство раз­дал бед­ным и по­сту­пил в Ду­бен­ский Успен­ский мо­на­стырь, что на ост­ро­ве; вско­ре он сде­лан был стро­и­те­лем этой оби­те­ли, мно­го по­тру­дил­ся для мо­на­сты­ря и так про­сла­вил­ся сво­и­ми ино­че­ски­ми по­дви­га­ми, что са­мая оби­тель ста­ла на­зы­вать­ся пу­сты­нью Се­ра­пи­о­на. Же­лая пре­дать­ся бо­го­мыс­лию и стро­гим под­ви­гам, Се­ра­пи­он сло­жил с се­бя обя­зан­но­сти стро­и­те­ля оби­те­ли и пе­ре­шел в Тро­и­це-Сер­ги­е­ву Лав­ру при игу­мене Си­моне. Этот Си­мон был по­став­лен мит­ро­по­ли­том Мос­ков­ским в 1495 го­ду, а свя­той Се­ра­пи­он во­лею мит­ро­по­ли­та и ве­ли­ко­го кня­зя то­гда же сде­лан был игу­ме­ном Лав­ры. Свя­той Се­ра­пи­он поль­зо­вал­ся боль­шим ува­же­ни­ем ве­ли­ко­го кня­зя Иоан­на Ва­си­лье­ви­ча, и был слу­чай, ко­гда по хо­да­тай­ству свя­то­го Се­ра­пи­о­на он по­ми­ло­вал осуж­ден­ных на казнь.

Недоб­рые лю­ди окле­ве­та­ли пе­ред ве­ли­ким кня­зем трех бо­ярынь, об­ви­нив их в вол­шеб­стве. Иоанн Ва­си­лье­вич страш­но опа­лил­ся на них и при­су­дил к смер­ти через со­жже­ние. За невин­но осуж­ден­ных пе­ча­лу­ет­ся мит­ро­по­лит Си­мон со­бор­но с ду­хо­вен­ством сво­им, про­сят бо­яре, но без вся­ко­го успе­ха. То­гда свя­той Се­ра­пи­он, по­мо­лясь Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­це, Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­це и пре­по­доб­но­му Сер­гию, от­пра­вил­ся к ве­ли­ко­му кня­зю и на­едине со сле­за­ми на­чал пе­ча­ло­вать­ся за несчаст­ных бо­ярынь, про­ся осво­бо­дить их от смерт­ной каз­ни. Ве­ли­кий князь уми­лил­ся прось­бой Тро­иц­ко­го игу­ме­на, пе­ре­стал гне­вать­ся, уми­ло­сти­вил­ся до то­го, что без вся­ко­го на­ка­за­ния осво­бо­дил бо­ярынь. Этот по­двиг пе­ча­ло­ва­ния про­сла­вил свя­то­го Се­ра­пи­о­на – на­род при­по­ми­нал свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, осво­бож­дав­ше­го от смерт­ной каз­ни непо­вин­ных. Сам ве­ли­кий князь воз­лю­бил за это по­движ­ни­ка.

Вы­де­лил­ся сво­им бла­го­ра­зу­ми­ем свя­той Се­ра­пи­он и на Со­бо­ре 1504 го­да, ко­гда го­ря­чо от­ста­и­вал цер­ков­ные и мо­на­стыр­ские име­ния как сред­ство бла­го­тво­ри­тель­но­сти.

Свя­той Се­ра­пи­он очень за­бо­тил­ся о вве­рен­ной ему оби­те­ли пре­по­доб­но­го Сер­гия, был ра­чи­тель­ным хо­зя­и­ном, бе­рег ее вот­чи­ны и мо­на­стыр­ские за­па­сы, соб­ран­ные в мно­го­чис­лен­ных се­лах и де­рев­нях.

Ве­ли­кий князь Иоанн Ва­си­лье­вич при пе­ре­да­че цар­ства сво­е­му сы­ну Ва­си­лию ука­зал на свя­то­го Се­ра­пи­о­на как на од­но­го из до­стой­ней­ших к за­ня­тию ар­хи­ерей­­ской ка­фед­ры. Ве­ли­кий Нов­го­род в то вре­мя бо­лее двух лет не имел сво­е­го свя­ти­те­ля. Из­бра­ние па­ло на свя­то­го Се­ра­пи­о­на, и 15 ян­ва­ря 1506 го­да сбо­ром ар­хи­па­сты­рей он был хи­ро­то­ни­сан в ар­хи­епи­ско­па Нов­го­род­ско­го. По­пу­ще­ни­ем Бо­жи­им на­сту­пи­ли то­гда для Нов­го­ро­да тя­же­лые вре­ме­на. Тре­тий уже год Нов­го­род стра­дал от смер­то­нос­ной яз­вы; в 1508 го­ду мор был осо­бен­но си­лен: в од­ну осень умер­ло 15396 че­ло­век. В том же го­ду страш­ный по­жар опус­то­шил тор­го­вую сто­ро­ну Нов­го­ро­да: при страш­ной бу­ре огонь дей­ство­вал с та­кою си­лою, что лю­ди не успе­ва­ли спа­сать­ся; «всех душ сго­ре­ло 3315, а утоп­ших в ре­ке Вол­хо­ве Бог един весть», го­во­рит ле­то­пи­сец. Нема­лые скор­би при­шлось по­не­сти свя­ти­те­лю Се­ра­пи­о­ну сре­ди этих бед­ствий. Непре­стан­но мо­лясь о пре­кра­ще­нии страш­ной бо­лез­ни, свя­ти­тель Се­ра­пи­он с ико­на­ми и кре­ста­ми хо­дил око­ло го­ро­да, ве­лел в один день сру­бить и по­ста­вить цер­ковь во имя По­хва­лы Бо­го­ро­ди­цы на Де­тин­це и в тот же день (15 ок­тяб­ря) освя­тил ее. В то вре­мя мо­лит­ва­ми свя­то­го ар­хи­епи­ско­па Се­ра­пи­о­на ис­це­лил Гос­подь Бог трех че­ло­век: сле­по­го, рас­слаб­лен­но­го и бес­но­ва­то­го. По­сле это­го чу­да смер­то­нос­ная яз­ва немед­лен­но пре­кра­ти­лась. Во вре­мя по­жа­ра ар­хи­епи­скоп с ико­на­ми и кре­ста­ми вы­шел на Вол­хов­ский мост к Чуд­но­му кре­сту, но не мог вы­го­во­рить сло­ва на мо­лебне, силь­но ры­дал, ис­то­чая сле­зы из очей сво­их, как струи, непре­стан­но, и мо­лил­ся в тайне серд­ца сво­е­го, по­ка пре­кра­тил­ся гнев Бо­жий. С пре­кра­ще­ни­ем по­жа­ра свя­той Се­ра­пи­он ве­лел со­брать те­ла по­гиб­ших и за­рыть в зем­лю, от­слу­жил по ним па­ни­хи­ду и, со­брав­ши мно­гих граж­дан, про­клял неми­ло­сти­вых гра­би­те­лей, по­хи­щав­ших все цен­ное у об­го­рев­ших тел и из до­мов.

В то же вре­мя слу­чи­лась ве­ли­кая рас­пря свя­ти­те­ля Се­ра­пи­о­на с игу­ме­ном Во­ло­ко­лам­ско­го мо­на­сты­ря пре­по­доб­ным Иоси­фом. Во­ло­ко­лам­ская оби­тель на­хо­ди­лась то­гда в ве­де­нии Нов­го­род­ско­го вла­ды­ки. Ко­гда князь Фе­о­дор Бо­ри­со­вич стал тес­нить ино­ков и игу­ме­на Иоси­фа – от­ни­мать мо­на­стыр­ские день­ги и иму­ще­ство, при­ка­зав ему уда­лить­ся, ку­да угод­но, ес­ли не же­ла­ет ис­пол­нять кня­же­ские рас­по­ря­же­ния, – то свя­той Иосиф сна­ча­ла хо­тел уда­лить­ся, а по­том по прось­бе бра­тии остал­ся и ре­шил про­сить за­щи­ты оби­те­ли у ве­ли­ко­го Мос­ков­ско­го кня­зя Ва­си­лия Иоан­но­ви­ча и у мит­ро­по­ли­та Си­мо­на. По­слал он и к вла­ды­ке Се­ра­пи­о­ну неко­е­го стар­ца Иг­на­тия за бла­го­сло­ве­ни­ем на это де­ло, но в Нов­го­род по слу­чаю мо­ро­вой яз­вы про­ник­нуть бы­ло нель­зя, и ста­рец во­ро­тил­ся на­зад. Ве­ли­кий князь то­же не сра­зу при­нял под свое по­кро­ви­тель­ство Во­ло­ко­лам­скую оби­тель, но сна­ча­ла пы­тал­ся уго­во­рить кня­зя Фе­о­до­ра Бо­ри­со­ви­ча, за­тем в 1507 го­ду со­брал со­бор и по ре­ше­нию со­бор­но­му при­нял оби­тель под свое по­кро­ви­тель­ство, ска­зав­ши в успо­ко­е­ние игу­ме­ну Иоси­фу: «Ты из пре­де­ла Нов­го­род­ской ар­хи­епи­ско­пии не ото­шел; я взял мо­на­стырь твой толь­ко от на­си­лия удель­но­го кня­зя, а к ар­хи­епи­ско­пу сам по­шлю, как минет зем­ская невзго­да».

Ко­гда узнал вла­ды­ка Се­ра­пи­он о пе­ре­хо­де Во­ло­ко­лам­ской оби­те­ли к ве­ли­ко­му кня­зю, то очень огор­чил­ся, не при­нял по­слан­но­го пре­по­доб­ным Иоси­фом стар­ца с объ­яс­не­ни­я­ми де­ла и без сно­ше­ния с ве­ли­ким кня­зем и мит­ро­по­ли­том за­пре­тил игу­ме­на Иоси­фа в свя­щен­но­слу­же­нии и от­лу­чил от Церк­ви за то, го­во­ри­лось в гра­мо­те, что «он от­сту­пил от небес­но­го, а при­шел к зем­но­му». Пре­по­доб­ный Иосиф с по­кор­но­стью при­нял гнев свя­ти­те­ля, но по­след­ние сло­ва небла­го­сло­вен­ной гра­мо­ты огор­чи­ли ве­ли­ко­го кня­зя и мит­ро­по­ли­та. Ве­ли­кий князь то­гда же ли­шил ар­хи­епи­ско­па пре­сто­ла, вы­тре­бо­вал в Моск­ву и за­то­чил в Ан­д­ро­ни­ев­ском мо­на­сты­ре. В 1509 го­ду на со­бо­ре ар­хи­пас­ты­рей раз­би­ра­лась меж­ду про­чим жа­ло­ба игу­ме­на Иоси­фа на вла­ды­ку Се­ра­пи­о­на за от­лу­че­ние от Церк­ви. Три ра­за от­цы со­бо­ра спра­ши­ва­ли ар­хи­епи­ско­па Се­ра­пи­о­на: за что он от­лу­чил игу­ме­на Иоси­фа и по ка­ким цер­ков­ным пра­ви­лам.

Вла­ды­ка Се­ра­пи­он ни­че­го не от­ве­чал, го­во­рил ле­то­пи­сец. По сло­вам же пре­по­доб­но­го Иоси­фа, ар­хи­епи­скоп вме­сто от­ве­та на­чал толь­ко сва­рить­ся со все­ми, го­во­ря: «Про то я ве­даю, по­че­му не бла­го­сло­вил Иоси­фа, а вам ка­кое до то­го де­ло. Во­лен я в сво­ем чер­не­це, как и князь Фе­о­дор в сво­ем мо­на­сты­ре». На во­прос ве­ли­ко­го кня­зя, за что он на­звал кня­зя Фе­о­до­ра небес­ным, а его зем­ным, Се­ра­пи­он не на­шел­ся ни­че­го ска­зать. Со­бор про­стил и бла­го­сло­вил игу­ме­на Иоси­фа, вла­ды­ке же Се­ра­пи­о­ну опре­де­лил пре­бы­вать в мо­на­сты­ре.

Дол­гое вре­мя нов­го­род­цы не мог­ли уте­шить­ся о ли­ше­нии сво­е­го доб­ро­го пас­ты­ря и учи­те­ля. Недол­го был он у них, но успел и в ко­рот­кое вре­мя по­ка­зать се­бя пи­та­те­лем ни­щих, на­ка­за­те­лем вель­мож, утехою скор­бя­щим, про­хла­дою обу­ре­ва­емым и об­щим всем по­мощ­ни­ком. 17 лет у нов­го­род­цев не бы­ло ар­хи­епи­ско­па по­сле вла­ды­ки Се­ра­пи­о­на.

Мно­го пре­тер­пел свя­той Се­ра­пи­он в за­то­че­нии в Ан­д­ро­ни­е­вом мо­на­сты­ре. Мит­ро­по­лит пе­ред сво­ею смер­тью при­ми­рил­ся с свя­тым Се­ра­пи­о­ном в 1511 го­ду, пригла­сил его в Моск­ву к се­бе, бла­го­сло­вил и сам при­нял от него про­ще­ние. То­гда же по­сле­до­ва­ло при­ми­ре­ние с вла­ды­кою Се­ра­пи­о­ном и пре­по­доб­но­го Иоси­фа. Сам ве­ли­кий князь Ва­си­лий Иоан­но­вич, вспом­нив за­вет сво­е­го ро­ди­те­ля, сми­ло­вал­ся и поз­во­лил вла­ды­ке Се­ра­пи­о­ну пе­ре­се­лить­ся в Тро­и­це-Сер­ги­ев мо­на­стырь, где он мно­го под­ви­зал­ся в по­сте, мо­лит­ве, глу­бо­ком сми­ре­нии и тер­пе­нии. Пе­ред кон­чи­ною сво­ею свя­той Се­ра­пи­он при­нял схи­му; про­стив­шись с бра­ти­ей оби­те­ли Пре­по­доб­но­го Сер­гия и при­ча­стив­шись Свя­тых Тайн, он скон­­чал­ся 16 мар­та 1516 го­да со сло­ва­ми на устах: «Гос­по­ди, в ру­це Твои пре­даю дух мой».

Необык­но­вен­ною ра­до­стью осве­ти­лось ли­цо по­чив­ше­го свя­ти­те­ля; со сле­за­ми и скор­бью по­греб­ли ино­ки вла­ды­ку Се­ра­пи­о­на близ церк­ви Жи­во­на­чаль­ной Трои­цы; свя­тые мо­щи его об­ре­те­ны нетлен­ны­ми в сле­ду­ю­щем 1517 го­ду, 7 ап­ре­ля, и по­чи­ва­ют под спу­дом в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ре, на юж­ной сто­роне Тро­иц­ко­го со­бо­ра, где преж­де бы­ла кел­лия пре­по­доб­но­го Сер­гия.

Бог про­сла­вил Сво­е­го угод­ни­ка осо­бым да­ром чу­до­тво­ре­ний и про­зор­ли­во­сти как при жиз­ни, так и по­сле бла­жен­ной его кон­чи­ны.

Од­на­жды свя­ти­тель Се­ра­пи­он в празд­ник Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы при­гла­сил к се­бе на пир ста­рей­шин гра­да и мно­же­ство на­ро­да; сре­ди при­шед­ших был один хро­мой, ко­то­рый пол­зал мно­го лет на но­гах и ру­ках, опи­ра­ясь на де­ре­вяш­ки. Ми­ло­сти­вая ду­ша ар­хи­епи­ско­па за­хо­те­ла на­пи­тать хро­мо­го сна­ча­ла ду­хов­ною пи­щею. Свя­той Се­ра­пи­он со сле­за­ми по­мо­лил­ся Гос­по­ду об ис­це­ле­нии боль­но­го и ска­зал хро­мо­му: «Во имя Гос­по­да Бо­га и Спа­са на­ше­го Иису­са Хри­ста во­ста­ни на но­ги твои». Хро­мой под­нял­ся на но­ги, по­до­шел к ар­хи­епи­ско­пу и при­нял от него бла­го­сло­ве­ние. Быв­шие при этом чу­де про­сла­ви­ли Бо­га и его угод­ни­ка.

Про­ви­дел свя­ти­тель Се­ра­пи­он бу­ду­щую судь­бу сво­е­го лю­би­мо­го уче­ни­ка ар­хи­ди­ако­на Иа­ко­ва и еще в юно­ше­ском воз­расте его по­кло­нил­ся ему как бу­ду­ще­му игу­ме­ну Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мо­на­сты­ря, что и ис­пол­ни­лось: Иа­ков игу­мен­ство­вал в Тро­иц­кой Лав­ре с 1515 по 1520 гг.

Свя­той Се­ра­пи­он ви­дел даль­нее, как бы на­хо­дя­ще­е­ся близ него. Ко­гда скон­чал­ся пре­по­доб­ный Иосиф Во­ло­ко­лам­ский (9 сен­тяб­ря 1515 го­да), свя­той Се­ра­пи­он, пре­бы­вая в Тро­и­це-Сер­ги­е­вом мо­на­сты­ре, в тот са­мый час ска­зал быв­шим с ним: «Брат наш Иосиф пре­ста­вил­ся. Бог да про­стит его». И, мо­лясь пе­ред ико­ной Спа­си­те­ля, при­ба­вил: «Не по­ста­ви ему, Гос­по­ди, гре­ха, ибо бы­ва­ет по­доб­ное и с пра­вед­ны­ми».

В 1608 го­ду, в тя­же­лую го­ди­ну Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры, на при­зыв свя­то­го Сер­гия во­шел в храм свя­той Се­ра­пи­он в свя­ти­тель­ском об­ла­че­нии и с под­ня­ты­ми к небу ру­ка­ми мо­лил­ся в ал­та­ре пе­ред ико­ною Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы: «О, Все­пе­тая Ма­ти! От вся­кия из­ба­ви на­па­сти всех».

Имя свя­ти­те­ля Се­ра­пи­о­на вме­сте с дру­ги­ми при­зы­ва­ет­ся на по­мощь в цер­ков­ных гра­мо­тах и в чине по­став­ле­ния епи­ско­па.

Мест­ное празд­но­ва­ние свя­то­го Се­ра­пи­о­на в Тро­иц­кой Лав­ре на­ча­лось по­сле 1559 го­да, ко­гда его мо­щи бы­ли от­кры­ты, пе­ре­ло­же­ны в но­вый гроб и сно­ва по­гре­бе­ны, при­чем про­изо­шли два чу­да. В XVII ве­ке Се­ра­пи­о­на по­чи­та­ют свя­тым на ме­сте его свя­ти­тель­ства в Нов­го­ро­де. В на­сто­я­щее вре­мя празд­но­ва­ние угод­ни­ку Бо­жию об­ще­цер­ков­ное. Свя­тые мо­щи его под спу­дом.

Молитвы

Тропарь святителю Серапиону, архиепископу Новгородскому, глас 8

Тве́рдый адама́нт вои́стинну, о́тче, показа́лся еси́,/ во всем подо́бяся Влады́це своему́ и Го́споду,/ непра́ведная изгна́ния, ра́дуяся, претерпе́л еси́,/ те́мже и Христо́с святи́телем и му́чеником сли́ковна тя сотвори́/ и дарова́ тя ста́ду твоему́, я́ко сокро́вище неотъе́млемо,/ чудесы́ всех обогаща́ющее,/ я́ко да и мы, соше́дшеся к ра́це моще́й твои́х,/ любо́вию вопие́м ти:/ о вели́кий во святи́телех и ди́вный во страда́льцех/ пречестны́й архиере́ю, Серапио́не о́тче наш,/ моли́ о нас всеблага́го Бо́га,// да спасе́т ду́ши на́ша.

Перевод: Твердым алмазом поистине, отец, ты явился, во всем будучи подобным Владыке своему и Господу, несправедливые гонения, радуясь, ты претерпел, потому и Христос сопричел тебя к лику святителей и мучеников и подарил тебя твоей пастве, как сокровище, которое невозможно отнять, обогащающее всех чудесами, так и мы, пришедшие к раке с мощами твоими, с любовью взываем к тебе: о великий из святителей и удивительный из мучеников, досточтимый архиерей, Серапион отец наш, моли всеблагого Бога о спасении душ наших.

Кондак святителю Серапиону, архиепископу Новгородскому, глас 3

Я́ко венце́м пресве́тлым, украси́вся днесь, Вели́кий Новогра́д/ лику́ет в па́мять па́стыря своего́ и учи́теля,/ и, я́ко диади́му ца́рскую, возложи́вши,/ Ла́вра вели́кая о́на све́тло ра́дуется,/ иде́же просла́ви тебе́ Бог, уго́дника Своего́,/ и прояви́ после́днему ро́ду на́шему/ цельбоно́сныя мо́щи твоя́,/ о пресла́вне святи́телю Серапио́не,/ Це́рковь же Бо́жия весели́тся,/ созыва́ющи мона́хов сосло́вие и всех ве́рных/ велегла́сно вопи́ти:/ ра́дуйся, Вели́кому Нову́гра́ду и оби́тели Се́ргиевой похвало́// и всея́ Росси́йския земли́ пресве́тлый свети́льниче.

Перевод: Как венцом преярким украсился сегодня Великий Новгород, ликующий в память пастыря своего и учителя, и, как царский венец возложив, Лавра великая светло радуется, где прославил тебя Бог, угодника Своего, и показал поколению нашему приносящие исцеления мощи твои, о преславный святитель Серапион, Церковь же Божия веселится, созывая монашеское собрание и всех верующих, чтобы громко восклицать: «Радуйся, Великому Новгороду и обители Сергия честь и всей Российской земли преяркий светильник».

показать все

Молитва святителю Серапиону, архиепископу Новгородскому

О, вели́кий святи́телю Бо́жий о́тче Серапио́не! Вонми́ мое́й сла́бой моли́тве, и предста́ни за мя, гре́шнаго и убо́гаго, пред Го́сподем, и испроси́ твои́ми усе́рдными моли́твами мно́жеству грехо́в мои́х проще́ние, да, получи́в по́мощь твою́, поживу́ во исправле́ние жития́ моего́. Ты, я́ко испо́лненный живо́ю струе́ю от Приснотеку́щаго Исто́чника воды́ живота́ ве́чнаго – Христа́ Иису́са, ороси́ се́рдце мое́ и возбуди́ жела́ние любви́ моея́ ко Го́споду, да путь маловре́меннаго жития́ поживу́ в поуче́нии за́поведем Его́ и в покая́нии серде́чнем. И, охраня́емь твои́ми те́плыми за мя моли́твами, улучу́ от благосе́рдаго Спа́са Го́спода на́шего Иису́са Христа́ благовре́менную в ну́ждах по́мощь и непосты́дный христиа́нский коне́ц живота́ моего́, прославля́я Его́ со все́ми, от ве́ка благоугоди́вшими Ему́, во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Проповедь дня


Перейти в раздел «Проповеди»

Случайный тест