Дни памяти:

17 июня  (переходящая) – Собор Псковских святых

28 мая

20 сентября

1 декабря – Собор святых Эстонской земли

Житие

Краткие жития преподобных Евфросина и Серапиона Псковских, Спасо-Елеазаровских

Пре­по­доб­ный Се­ра­пи­он Псков­ский ро­дил­ся в кон­це XIV ве­ка в го­ро­де Юрье­ве (Дерп­те) и был вос­пи­тан в стро­гом бла­го­че­стии. Хо­ро­шо зная Свя­щен­ное Пи­са­ние и тво­ре­ния свя­тых от­цов, был пла­мен­ным ис­по­вед­ни­ком пра­во­слав­ной ве­ры и рев­ност­ным об­ли­чи­те­лем ла­тин­ско­го за­блуж­де­ния.

Око­ло 35 лет от ро­ду свя­той по­се­ля­ет­ся на ре­ке Тол­ве и ста­но­вит­ся уче­ни­ком пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на Псков­ско­го († 1481 г., 15/28 мая), жив­ше­го еще в пол­ном уеди­не­нии, и раз­де­ля­ет с ним пу­стын­ные по­дви­ги и тру­ды по устрой­ству оби­те­ли (55 лет про­жи­ли свя­тые вме­сте).

Неиз­вест­но, где и ко­гда при­нял пре­по­доб­ный Се­ра­пи­он по­стриг, но к пре­по­доб­но­му Ев­фро­си­ну он при­шел уже ино­ком. Рев­ност­но ис­пол­няя все мо­на­стыр­ские уста­вы, свя­той осо­бен­но при­ле­жал к цер­ков­ной мо­лит­ве и го­во­рил, что две­на­дцать псал­мов, про­пе­тых в кел­лии, не мо­гут рав­нять­ся еди­но­жды про­пе­той в хра­ме крат­кой мо­лит­ве: "Гос­по­ди, по­ми­луй".

Ра­ди ве­ли­ких по­дви­гов сво­их пре­по­доб­ный еще при жиз­ни удо­сто­ил­ся от Гос­по­да да­ра про­зор­ли­во­сти и чу­до­тво­ре­ний. В 1476 г. ис­це­лил­ся от гной­ной ра­ны на но­ге ла­тыш-кре­стья­нин, при­ло­жив к ней снег от сле­дов свя­то­го.

Пре­по­доб­ный пред­ска­зал на­ше­ствие на Псков нем­цев в год его смер­ти и то, что оби­тель не по­стра­да­ет, что и ис­пол­ни­лось.

Скон­чал­ся он 90-лет­ним стар­цем, 8 сен­тяб­ря 1480 г. По смер­ти про­сла­вил­ся мно­го­чис­лен­ны­ми чу­до­тво­ре­ни­я­ми. 

Полные жития преподобных Евфросина и Серапиона Псковских, Спасо-Елеазаровских

Пре­по­доб­ный Ев­фро­син Псков­ский, в ми­ру Еле­азар, ро­дил­ся око­ло 1386 го­да в се­ле Ви­де­ле­бье, близ Пско­ва, из это­го же се­ла был ро­дом и прп. Ни­кандр Псков­ский (па­мять 24 сен­тяб­ря/7 ок­тяб­ря). Ро­ди­те­ли бы­ли про­стые по­се­ляне Псков­ско­го края. По до­сти­же­нии воз­рас­та Еле­аза­ра от­да­ли в на­уче­ние Бо­же­ствен­ным кни­гам, и он вско­ре на­столь­ко яс­но ура­зу­мел Бо­же­ствен­ное Пи­са­ние, что мог не толь­ко сло­вес­но изъ­яс­нять их, но и со­став­лять соб­ствен­ные по­учи­тель­ные со­чи­не­ния. При этом он изу­чил и фило­соф­ские на­у­ки, так что да­же ста­ри­ки удив­ля­лись его муд­ро­сти и с по­хва­лой от­зы­ва­лись о нем. Ни­ко­гда он не об­на­ру­жи­вал склон­но­сти ни к иг­рам, ни к зре­ли­щам, но боль­ше все­го лю­бил чте­ние Бо­же­ствен­ных Пи­са­ний и цер­ков­ные пес­но­пе­ния, при­чем с юных лет стал пре­да­вать­ся стро­го­му воз­дер­жа­нию, от­ка­зав­шись со­всем от упо­треб­ле­ния в пи­щу слад­ко­го. Ко­гда ро­ди­те­ли, ви­дя та­кой су­ро­вый об­раз жиз­ни сы­на сво­е­го, го­во­ри­ли, чтобы он не из­ну­рял те­ло и этим не при­чи­нял им скорбь, то от­рок от­ве­чал: «В Пи­са­нии ска­за­но, что пи­ща и пи­тие не при­бли­жа­ют нас к Бо­гу (1Кор.8:8), а толь­ко пост, мо­лит­ва, чи­сто­та те­лес­ная и воз­дер­жа­ние – вот что при­бли­жа­ет нас к Бо­гу».

По­сле се­го ро­ди­те­ли Еле­аза­ра по­же­ла­ли со­че­тать его за­кон­ным бра­ком, но рас­су­ди­тель­ный от­рок убе­жал от ро­ди­те­лей сво­их, скрыв­шись в Сне­то­гор­ском мо­на­сты­ре (на Снят­ной го­ре, те­перь в са­мом Пско­ве). Дол­го по­всю­ду со сле­за­ми разыс­ки­ва­ли его и ни­где не мог­ли най­ти, ибо бла­го­дать Бо­жия хра­ни­ла его. В том мо­на­сты­ре от игу­ме­на он при­нял ино­че­ское по­стри­же­ние с име­нем Ев­фро­син.

При­няв ино­че­ство, пре­по­доб­ный Ев­фро­син стал рев­ност­но под­ви­зать­ся в по­сте, бодр­ство­ва­нии, мо­лит­ве и все­нощ­ных мо­лит­вен­ных сто­я­ни­ях и в то же вре­мя неле­ност­но слу­жил бра­тии и в по­варне, и в пе­карне, и на всех дру­гих мо­на­стыр­ских ра­бо­тах, как это бы­ло при­ня­то в мо­на­сты­ре, чем при­об­рел рас­по­ло­же­ние к се­бе всех жив­ших в оби­те­ли ино­ков. Вско­ре сло­во о пре­по­доб­ном вслед­ствие та­кой доб­ро­де­тель­ной жиз­ни его ста­ло рас­про­стра­нять­ся по­всю­ду. Но с огор­че­ни­ем узнал он об этом, ибо от­вра­щал­ся сла­вы люд­ской и счи­тал ее гре­хом и по­срам­ле­ни­ем для се­бя. Пре­по­доб­ный Ев­фро­син стал по­мыш­лять о пу­стын­ной и без­молв­ной жиз­ни, чтобы под­ви­зать­ся толь­ко для Бо­га.

Око­ло 1425 го­да в по­ис­ках бо­лее глу­бо­кой со­сре­до­то­чен­но­сти в мо­лит­ве пре­по­доб­ный Ев­фро­син с бла­го­сло­ве­ния на­сто­я­те­ля по­се­лил­ся в оди­но­кой кел­лии на ре­ке Тол­ве, в 30 вер­стах от Пско­ва. Он по­ста­вил се­бе здесь ша­лаш и с усер­ди­ем стал пре­да­вать­ся ино­че­ским по­дви­гам, от­ра­жая коз­ни неви­ди­мо­го вра­га по­стом, бодр­ство­ва­ни­ем, мо­лит­вой, все­нощ­ным сто­я­ни­ем и зем­ны­ми по­кло­на­ми. Од­на­жды в лег­ком сне яви­лись ему все­лен­ские учи­те­ли и свя­ти­те­ли: Ва­си­лий Ве­ли­кий, Гри­го­рий Бо­го­слов и Иоанн Зла­то­уст и ука­за­ли ме­сто для по­стро­е­ния хра­ма во имя их в той мест­но­сти, где он под­ви­зал­ся.

За­бо­та о спа­се­нии ближ­них за­ста­ви­ла пре­по­доб­но­го на­ру­шить свое пу­стын­но­жи­тель­ство, и он стал при­ни­мать всех, кто нуж­дал­ся в опыт­ном стар­це-на­став­ни­ке. При­хо­див­ших к нему пре­по­доб­ный Ев­фро­син бла­го­слов­лял жить по скит­ско­му уста­ву, со­став­лен­но­му им са­мим.

Устав пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на пред­став­ля­ет со­бой об­щее на­став­ле­ние ино­кам о до­стой­ном про­хож­де­нии мо­на­ше­ско­го пу­ти – «ка­ко по­до­ба­ет ино­кам пре­бы­ва­ти». Он не со­дер­жит стро­го­го рас­по­ряд­ка всей жиз­ни мо­на­сты­ря, как, на­при­мер, устав пре­по­доб­но­го Иоси­фа Во­лоц­ко­го; бо­го­слу­жеб­ной ча­сти в нем нет со­всем.

Вот за­ме­ча­тель­ные мыс­ли уста­ва. На­сто­я­тель не дол­жен иметь ни­че­го лиш­не­го про­тив бра­тии, «ни ри­зы бо­лее на­ряд­ной и мяг­кой, ни пи­щи бо­лее вкус­ной» (гл. 3). Бра­тия долж­ны слу­шать­ся на­сто­я­те­ля со всей по­кор­но­стью. «По­слу­ша­ние – ле­стви­ца на небо, оно вы­ше по­ста и пу­стын­но­го по­дви­га. Ан­гел Гос­по­день хо­дит за по­слуш­ли­вым, счи­та­ет ша­ги по­слу­ша­ния и пред­став­ля­ет их ли­цу Бо­жию как бла­го­во­ние при­ят­ное: ес­ли же ви­дит кап­ли по­та его, то при­но­сит как кровь му­че­ни­че­скую» (гл. 5). Ку­да бы на­сто­я­тель ни по­слал на служ­бу, долж­но ид­ти без вся­ких от­го­во­рок и ослу­ша­ния; «без бла­го­сло­ве­ния же на­сто­я­те­ля и осо­бен­но по сво­им ка­ким-ли­бо на­доб­но­стям ни­ку­да не сле­ду­ет от­лу­чать­ся» (гл. 16). Стран­ни­ков пи­тать в оби­те­ли три дня, не тре­буя от них ра­бо­ты или пла­ты (гл. 23).

В 1447 го­ду по прось­бе бра­тии пре­по­доб­ный устро­ил храм в честь трех свя­ти­те­лей – Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, Гри­го­рия Бо­го­сло­ва и Иоан­на Зла­то­усто­го, ко­то­рые удо­сто­или его сво­е­го яв­ле­ния, и в честь пре­по­доб­но­го Онуф­рия Ве­ли­ко­го (па­мять 12/25 июня). Оби­тель впо­след­ствии по­лу­чи­ла на­зва­ние Спа­со-Еле­аза­ров­ской.

Пре­по­доб­ный от­ли­чал­ся су­ро­вой стро­го­стью к се­бе и да­же от­ка­зал­ся от сви­да­ния со сво­ей ма­те­рью, ко­то­рую убе­дил при­нять ино­че­ство. По сми­ре­нию и из люб­ви к уеди­нен­но­му по­дви­гу пре­по­доб­ный не при­нял зва­ния игу­ме­на и, предо­ста­вив на­сто­я­тель­ство сво­е­му уче­ни­ку пре­по­доб­но­му Иг­на­тию, жил в ле­су близ озе­ра. Бла­го­го­вей­ные уче­ни­ки по­чи­та­ли ме­сто уеди­нен­ных его по­дви­гов: ка­мен­ный крест со­хра­ня­ет па­мять о мо­лит­вах в ле­су.

Пре­по­доб­ный Ев­фро­син с бра­ти­ей сво­ей оби­те­ли не толь­ко усерд­но со­вер­шал бо­го­слу­же­ние, но и мно­го тру­дил­ся на рас­чист­ке ле­са для воз­де­лы­ва­ния ни­вы. В оби­те­ли все бы­ло об­щее. Стран­ни­ков и бед­ных при­ни­ма­ли с лю­бо­вью и пи­та­ли без­мезд­но, хо­тя са­ми пу­стын­но­жи­те­ли ино­гда нуж­да­лись в на­сущ­ном хле­бе. Бог не остав­лял оби­те­ли свя­то­го. Од­на­жды Ев­фро­син раз­дал ни­щим все мо­на­стыр­ские за­па­сы, и бра­тия роп­та­ли за это на стар­ца, но тот уте­шал их тем, что Гос­подь не оста­вит Сво­их ра­бов. И дей­стви­тель­но, вско­ре псков­ский по­сад­ник Афа­на­сий по­слал в оби­тель две под­во­ды с хлеб­ны­ми за­па­са­ми. Пе­ред хра­мо­вым празд­ни­ком 30 ян­ва­ря в оби­тель со­бра­лось мно­го на­ро­да, а в мо­на­сты­ре нечем бы­ло уго­стить бо­го­моль­цев. Пре­по­доб­ный Ев­фро­син со сво­им уче­ни­ком Мер­ку­ри­ем от­пра­вил­ся с се­тя­ми на озе­ро и на­ло­вил мно­же­ство ры­бы.

Не из­ме­няя по­движ­ни­че­ско­го об­ра­за жиз­ни, пре­по­доб­ный до­стиг глу­бо­кой ста­ро­сти и скон­чал­ся 95-ти лет 15 мая 1481 го­да. При­чис­лен к ли­ку свя­тых на Мос­ков­ском Со­бо­ре 1551 (1547) г. На его гроб­ни­це по по­ве­ле­нию Нов­го­род­ско­го ар­хи­епи­ско­па Ген­на­дия был по­став­лен об­раз, на­пи­сан­ный еще при жиз­ни пре­по­доб­но­го его уче­ни­ком Иг­на­ти­ем, и по­ло­же­но за­ве­ща­ние пре­по­доб­но­го бра­тии на лос­ку­те пер­га­мен­та, скреп­лен­ное свин­цо­вой пе­ча­тью Нов­го­род­ско­го ар­хи­епи­ско­па Фе­о­фи­ла. Это од­но из очень немно­гих ду­хов­ных за­ве­ща­ний, на­пи­сан­ных соб­ствен­но­руч­но по­движ­ни­ка­ми.

Впо­след­ствии мо­на­стырь пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на был пе­ре­не­сен на го­ру, а на преж­нем ме­сте устро­е­но клад­би­ще с цер­ко­вью в его имя. В но­вой оби­те­ли по­стро­е­на ка­мен­ная со­бор­ная цер­ковь трех свя­ти­те­лей, в нее бы­ли пе­ре­не­се­ны мо­щи пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на, по­чи­ва­ю­щие под спу­дом близ сте­ны за пра­вым кли­ро­сом. За­ступ­ле­ни­ем пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на оби­тель его бы­ла не раз со­хра­ня­е­ма от ра­зо­ре­ния при весь­ма ча­стых на­па­де­ни­ях (в те­че­ние 300 лет) ли­тов­цев, ли­вон­ских ры­ца­рей, по­ля­ков и дру­гих непри­я­те­лей. Пре­по­доб­ный Ев­фро­син, на­чаль­ник псков­ских пу­стын­но­жи­те­лей, воз­рас­тил мно­гих слав­ных уче­ни­ков, ко­то­рые так­же со­зда­ва­ли мо­на­сты­ри и нес­ли бла­го­дат­ные се­ме­на по­движ­ни­че­ства по всей Псков­ской зем­ле.

Пер­вым со­жи­те­лем пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на в пу­сты­ни был инок Се­ра­пи­он.

Пре­по­доб­ный Се­ра­пи­он Псков­ский ро­дил­ся в Юрье­ве (ныне Тар­ту), ко­то­рый то­гда на­хо­дил­ся под вла­стью нем­цев, ста­рав­ших­ся ис­ко­ре­нить пра­во­сла­вие. Его ро­ди­те­ли бы­ли при­хо­жа­на­ми рус­ской церк­ви во имя свя­ти­те­ля Ни­ко­лая. Пре­по­доб­ный Се­ра­пи­он был све­дущ в Свя­щен­ном Пи­са­нии и не раз вы­сту­пал на за­щи­ту пра­во­сла­вия. Вла­дея ла­тыш­ским и чу­хон­ским язы­ка­ми, пре­по­доб­ный Се­ра­пи­он во всю свою жизнь за­бо­тил­ся о под­дер­жа­нии в го­во­ря­щих на этих язы­ках ду­ха пра­во­слав­ной ве­ры. Дер­жав­ших­ся пра­во­сла­вия он укреп­лял сво­и­ми на­зи­да­ни­я­ми, а со­вра­тив­ших­ся в ла­тин­ство или про­те­стант­ство ста­рал­ся воз­вра­тить в Пра­во­слав­ную Цер­ковь. Ко­гда его хо­те­ли об­ра­тить в чу­жую ве­ру на­силь­но, он ушел в Толв­скую пу­стынь, где на­чи­нал свои мо­лит­вен­ные тру­ды псков­ский по­движ­ник прп. Ев­фро­син. Под его окорм­ле­ни­ем пре­по­доб­ный Се­ра­пи­он стал по­сти­гать муд­рость пу­стын­но­го жи­тия. Но вско­ре ему при­шлось пе­ре­жить ис­ку­ше­ние: по­ло­жив­шись на соб­ствен­ные си­лы, он хо­тел без бла­го­сло­ве­ния по­ки­нуть сво­е­го на­став­ни­ка и в пол­ном уеди­не­нии на­чать са­мо­сто­я­тель­ную по­движ­ни­че­скую жизнь. Од­на­ко Гос­подь вра­зу­мил неопыт­но­го по­слуш­ни­ка: силь­но по­ра­нив но­гу, пре­по­доб­ный Се­ра­пи­он рас­ка­ял­ся в свое­во­лии и непо­слу­ша­нии и вер­нул­ся к стар­цу. При­няв ве­ли­кую схи­му, он 55 лет неот­луч­но пре­бы­вал с пре­по­доб­ным Ев­фро­си­ном, стро­го со­блю­дая обет без­мол­вия. Пре­по­доб­ный рев­ност­но ис­пол­нял все его за­по­ве­ди и был об­раз­цом для ино­ков. Пре­по­доб­ный так стро­го ис­пол­нял ино­че­ский обет нес­тя­жа­ния, что опи­са­тель жи­тия на­зы­ва­ет его «мерт­ве­цем непо­гре­бен­ным». Ко вся­кой оби­де он от­но­сил­ся с ис­клю­чи­тель­ным сми­ре­ни­ем, все­гда об­ви­няя лишь се­бя са­мо­го, и сам про­сил про­ще­ния у сво­е­го обид­чи­ка. Пре­по­доб­ный глу­бо­ко чув­ство­вал си­лу об­щей цер­ков­ной мо­лит­вы и го­во­рил, что «чин две­на­дца­ти псал­мов», про­пе­тый на­едине в кел­лии, не мо­жет рав­нять­ся од­но­му «Гос­по­ди, по­ми­луй», про­пе­то­му в хра­ме. В по­след­ние го­ды сво­ей жиз­ни он про­сла­вил­ся да­ром ис­це­ле­ний и про­зор­ли­во­сти.

Пре­по­доб­ный Се­ра­пи­он скон­чал­ся 90 лет от ро­ду, 8 сен­тяб­ря 1480 го­да, в день празд­ни­ка Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Так как день пре­став­ле­ния пре­по­доб­но­го Се­ра­пи­о­на сов­па­да­ет с дву­на­де­ся­тым празд­ни­ком, па­мять его тво­рит­ся 7/20 сен­тяб­ря.

Пре­по­доб­ный Ев­фро­син сам пре­дал зем­ле те­ло сво­е­го уче­ни­ка, ко­то­рое от усерд­ных по­дви­гов пре­вра­ти­лось в «ко­сти, об­тя­ну­тые ко­жей». Со сво­им ду­хов­ным от­цом пре­по­доб­ный Се­ра­пи­он не раз­лу­чал­ся и по­сле смер­ти: пре­по­доб­ным Ев­фро­си­ну и Се­ра­пи­о­ну, свя­тые мо­щи ко­то­рых бы­ли по­ло­же­ны ря­дом, со­став­ле­на об­щая служ­ба на 15/28 мая, где пре­по­доб­ный Се­ра­пи­он про­слав­ля­ет­ся как пер­вый спо­движ­ник, «спост­ник и друг» пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на.

В чис­ле уче­ни­ков пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на Сав­ва Кры­пец­кий (28 ав­гу­ста/10 сен­тяб­ря), До­си­фей Верх­не­ост­ров­ский (8/21 ок­тяб­ря), пре­по­доб­ный Онуф­рий Маль­ский (12/25 июня), Иоаким Опоч­ский (9/22 сен­тяб­ря), Ила­ри­он Гдов­ский (21 ок­тяб­ря/3 но­яб­ря), Ха­ри­тон Ку­дин­ский – ос­но­ва­тель и игу­мен мо­на­сты­ря на озе­ре Ку­дине, ря­дом с То­роп­цом (XVI); мест­но по­чи­та­е­мые род­ные бра­тья из Пско­ва Иг­на­тий, Ха­ра­лам­пий и Пам­фил, по­гре­бен­ные в Спа­со-Еле­аза­ров­ском мо­на­сты­ре.

Пре­по­доб­ный Иг­на­тий, несмот­ря на цве­ту­щую мо­ло­дость, был не толь­ко по­стри­жен прп. Ев­фро­си­ном, но и по­чтен са­ном пре­сви­тер­ства. Ру­ко­по­ло­жен­ный Нов­го­род­ским ар­хи­епи­ско­пом, Иг­на­тий был пер­вым игу­ме­ном оби­те­ли при жиз­ни пре­по­доб­но­го ее ос­но­ва­те­ля и ду­хов­ным от­цом его. Иг­на­тий был лю­би­мый уче­ник пре­по­доб­но­го Ев­фро­си­на, и ему толь­ко од­но­му пре­по­доб­ный пе­ре­дал о чуд­ном ви­де­нии, быв­шем ему. По­сле усерд­ной мо­лит­вы к Бо­гу о при­зре­нии сво­ей оби­те­ли, ко­то­рую он по­ру­чал Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це и трем свя­ти­те­лям и прп. Онуф­рию, свя­той вздрем­нул и в тон­ком сне слы­шал сле­ду­ю­щие сло­ва: «Се услы­ша­на бысть мо­лит­ва твоя, еже о бра­тии, и Аз неот­ступ­на бу­ду от оби­те­ли сея с Сы­ном Мо­им и Бо­гом, снаб­дя­щи и по­кры­ва­ю­щи от вся­ких зол, и не иметь оску­де­ти оби­тель сия во век».

Вско­ре по­сле Иг­на­тия в оби­тель к Ев­фро­си­ну при­шли и дру­гие два его бра­та – пре­по­доб­ные Ха­ра­лам­пий и Пам­фил; оба они так­же удо­сто­и­лись свя­щен­ства. Эти три бра­та бы­ли как бы три ду­хов­ные стол­па оби­те­ли, в ко­то­рой и на­сто­я­тель­ство­ва­ли впо­след­ствии один за дру­гим. На имя игу­ме­на Ха­ра­лам­пия пре­по­доб­ный Евф­ро­син пи­сал свое пред­смерт­ное за­ве­ща­ние бра­тии. Игу­мен Пам­фил из­ве­стен сво­им по­сла­ни­ем про­тив язы­че­ских суе­ве­рий. 

Молитвы

Тропарь преподобному Серапиону Псковскому

глас 8

Изря́дством жития́ чистоту́ де́вства прии́м, Серапио́не,/ и вся кра́сная ми́ра сего́ возненави́дев,/ Христа́ Еди́наго возлюби́л еси́./ Сего́ ра́ди во вну́треннюю пусты́ню всели́вся и со зверьми́ живы́й,/ весь Христо́в спо́стник и друг Евфроси́на, учи́теля твоего́, был еси́,/ те́мже и мо́лим тя, помина́й нас, чту́щих святу́ю па́мять твою́, да зове́м ти:// ра́дуйся, пусты́нная похвало́, преподо́бне о́тче наш.

Перевод: Избрав чистоту непорочности своим жизненным подвигом, Серапион, и все земные блага возненавидев, ты возлюбил Единого Христа. Поэтому поселился во внутреннюю пустынь и жил вместе со зверями, ты был постником, как Христос, и другом Евфросина, учителя твоего, потому и молим тебя, вспоминай нас, почитающих святую память твою, да взываем к тебе: «Радуйся, слава для пустынников, преподобный отче наш».

Кондак преподобному Серапиону Псковскому

глас 4

От высокоу́мия иску́с прии́м смиренному́дрия,/ благода́ти Бо́жия яви́лся еси́ рачи́тель, богоно́сне Серапио́не./ Жела́нием бо Боже́ственныя любве́ вжига́емь,/ жите́йския молвы́ оста́вль,/ ревни́тель учи́телю твоему́ Евфроси́ну был еси́,/ безмо́лвием и жесто́ким пребыва́нием после́дуя Христу́:/ бде́нием же, и моли́твою, и посто́м о́браз был еси́ спо́стником твои́м./ Ны́не же моли́ся Го́сподеви, богоблаже́нне,// спасти́ся душа́м на́шим.

Перевод: В борьбе с искушением высокоумия ты принял подвиг смиренномудрия и стал заботиться о благодати Божией, Богоносный Серапион, ибо, разжигаем желанием Божественной любви, ты оставил житейскую суету и был ревнителем учителя твоего Евфросина в безмолвии и суровой жизни, следуя за Христом. Бдением же, молитвой и постом ты был примером для всех, кто постился. Сейчас же молись Господу, блаженствующий в Боге, о спасении наших душ.

показать все

Молитва преподобному Серапиону Псковскому

О, преблаже́нне о́тче наш Серапио́не! Ты днесь предстои́ши Престо́лу Све́та непристу́пнаго. Не отступа́й от нас, раб Бо́жиих (имена), ду́хом, сохраня́я нас от стрел вра́жиих и вся́кия пре́лести бесо́вския и ко́зней диа́вольских, па́стырю наш до́брый. Воззри́ на нас ми́лостивно и к земли́ приве́рженныя возведи́ к высоте́ небе́сней: испроси́ предста́тельством твои́м у Всеми́лостиваго Бо́га на́шего ми́рней Це́ркви Его́, от бед свобожде́ние и от грехо́в отвраще́ние и спасе́ние. Еще́ же споспеши́ нам и́го Христо́во во благоду́шии, терпе́нии и ра́дости духо́вней понести́, при́сно же моли́тися нас научи́, да непоро́чни сохрани́мся в прише́ствие Го́спода на́шего Иису́са Христа́, Ему́ же ты ра́достно, по труде́х и по́двизех, ны́не предстои́ши, прославля́я со все́ми святы́ми в Тро́ице сла́вимаго Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Случайный тест

(12 голосов: 5 из 5)