Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

(10 голосов5.0 из 5)

Работы Нино Чак­ве­тадзе не раз  ста­но­ви­лись иллю­стра­ци­ями к нашим ста­тьям. Они доступны в интер­нете – автор  щедро делится  ими на стра­нич­ках в соц­се­тях. Чем тро­гает сердце эта живо­пись, что вос­пи­ты­вает у детей и чем вдох­нов­ляет взрослых?

Немного об авторе картин

jfmri4mg48h99o7nitmwj6abpkvzejg atpkmfiq67f9sz2owwlhqhx0suh tqgumqetc - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

Нино Чак­ве­тадзе – наша совре­мен­ница.  Худож­ница роди­лась  и живёт в Гру­зии. Она появи­лась на свет в 1971 году.

Окон­чила худо­же­ствен­ный инсти­тут, затем Тби­лис­скую госу­дар­ствен­ную ака­де­мию художеств.

Нино – член союза худож­ни­ков Гру­зии с 1997 года. В  Тби­лиси про­хо­дят её пер­со­наль­ные выставки.

Автор мно­го­чис­лен­ных поло­тен  о дет­стве сооб­щает о себе: «Все мы вышли из дет­ства, и этот факт застав­ляет меня снова и снова рисо­вать то, что пере­жила сама, что оста­вило след в моей душе.

Мне очень повезло в жизни: я роди­лась в семье, где высоко цени­лись род­ствен­ные узы, где почи­та­лись стар­шие, где все домо­чадцы с боль­шим ува­же­нием отно­си­лись друг к другу.  Детям, как и взрос­лым, важно знать правду о себе».

Питает сердце

407332 original - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детствоВос­пи­та­ние – то, что питает ум и сердце. Есть и более точ­ное пра­во­слав­ное слово – окорм­ле­ние, то, что питает духовно.

Оба поня­тия свой­ственны живо­писи гру­зин­ской худож­ницы Нино Чакветадзе.

Её полотна щедро  вскарм­ли­вают душу. При этом они гово­рят правду о дет­стве и о чело­ве­че­ской жизни, кото­рая не все­гда бывает обще­при­ня­той, про­стой и приятной.

Работы  Нино – это не милые кар­тинки для детей и про детей. В них нет под­чёрк­ну­той неза­мыс­ло­ва­то­сти Пиро­смани, нет при­ми­тива, напро­тив, при­сут­ствует своя глу­бин­ная философия.

Автора вол­нуют самые насущ­ные вопросы бытия: жизнь и смерть, радость и стра­да­ние, пони­ма­ние, сочув­ствие, любовь. В этом ред­ком и само­быт­ном хри­сти­ан­ском твор­че­стве много тем, но все они груп­пи­ру­ются вокруг одной, цен­траль­ной темы – остроты пере­жи­ва­ний ребёнка, слож­но­сти и кра­соты его внут­рен­него мира.

Ребё­нок – это во мно­гом ангел. Поэтому так род­ственно похожи – как насто­я­щие бра­тья и сестры – ангелы и дети у Нино.  Кто-то вспом­нит биб­лей­ские слова о том, что не сле­дует изоб­ра­жать ангель­ский мир. Но  верно  и дру­гое: дети видят анге­лов. Их гла­зами видит анге­лов и худож­ник, а то, что кто-нибудь видел, обя­за­тельно надо запечатлеть.

Взрос­лый зри­тель этих поло­тен ино­гда откро­венно недо­уме­вает: почему, как в филь­мах по Досто­ев­скому, здесь пре­об­ла­дают тём­ный фон и круп­ные планы? Почему пред­став­ля­ется теат­раль­ный спек­такль на чёр­ном бар­хате, когда тем­нота  кон­трастно обрам­ляет деко­ра­ции, костюмы и действие?

422511 original - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

Может, потому что свет на тём­ном фоне сияет ярче, а чистота и кра­сота  по кон­трасту с  тем­но­той пре­крас­нее и оче­вид­нее? На кар­ти­нах Нино Чак­ве­тадзе мрак рас­се­и­ва­ется. «И свет во тьме све­тит…» (Ин. 16:33). И тьма не объ­яла его. Навер­ное, именно таким может быть свет чистой чело­ве­че­ской души.

Кисть  следует  за мыслью

Немного о живо­пис­ной тех­нике и манере худож­ницы. В твор­че­ском багаже  Нино в основ­ном живо­пись. Мастер рабо­тает акри­ло­выми крас­ками, ино­гда гуа­шью, реже встре­ча­ется аква­рель­ная гра­фика с пастель­ными штрихами.

У худож­ницы зву­чит не столько цвет, сколько свет, хотя и у цвета здесь совер­шенно осо­бен­ные задачи. Цве­то­вые акценты Нино тоже про­ни­заны све­том – они вспы­хи­вают из тем­ноты и при­тя­ги­вают взгляд к самому важному.

Кри­тики могут упрек­нуть худож­ницу в излиш­ней раз­бе­лен­но­сти палитры, но именно  такая палитра решает основ­ную смыс­ло­вую задачу – пере­дать внут­рен­нее сия­ние малень­кого человека.

Насла­жда­ясь сереб­ри­стым коло­ри­том, сия­ю­щим из тем­ноты, вспо­ми­на­ешь Гойю и Эль-Греко.  Похоже, как в одном из рас­ска­зов Честер­тона, белый  у Нино Чак­ве­тадзе – это не отсут­ствие цвета, а живой и актив­ный цвет. 

Вгля­ды­ва­ясь в  тём­ный фон, в эти  ред­кие цве­то­вые всплески,  ожив­ля­ешь в памяти и Вру­беля, его «Лес­ного царя» с прон­зи­тельно-бирю­зо­выми глазами.

Хотя живо­пись Нино  по срав­не­нию с вру­бе­лев­ской гораздо более  мяг­кая, полу­жид­кие мазки не объ­ёмны, а, ско­рее, похожи на  плави и лес­си­ровки,  а  мел­кие детали – на золо­той ассист на мафо­рии Бого­ро­дицы, что больше род­нит кар­тины с ико­ной и фреской, с Фео­фа­ном Гре­ком и его огне­ли­кими святыми.

Ико­но­писны не только испол­нен­ные очей дети и звери, но и сия­ю­щие тра­винки, цветы, пау­тинки на тём­ном фоне. 

Ино­гда полотна тща­тельно про­ра­бо­таны, а ино­гда  письмо кажется небреж­ным и набро­соч­ным, как на этю­дах, но и в этом слу­чае оно не опре­де­ля­ется  взма­хом уме­лой руки – а  покорно сле­дует за мыс­лью автора.

Мастер не зло­упо­треб­ляет дета­лями и деко­ром. Живо­пись Нино гово­рит мини­ма­ли­стич­ными сред­ствами. При этом её язык пре­дельно выра­зи­те­лен, а глу­бина ска­зан­ного пора­жает своим откро­ве­нием. Не слу­чайно для мно­гих эти кар­тины стали откры­тием духов­ной  сто­роны жизни ребёнка.

Может, вы ска­жете — вы берете слиш­ком высоко: Эль Греко, Гойя, Вру­бель, Фео­фан Грек… Да ведь это про­сто дет­ские кар­тинки… Осме­лимся воз­ра­зить: голос живо­пис­ной тра­ди­ции в рабо­тах Нино ясно раз­ли­чим, хотя все это не цитаты вели­ких, а  пре­лом­ле­ние их опыта в сердце самого автора.

Подснежники  в ладошке

428026 original - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детствоДет­ство  на полот­нах Нино Чак­ве­тадзе не выгля­дит при­выч­ным образом.

Не фон­та­ни­рует яркими крас­ками и не рас­цве­чено сол­неч­ным светом.

В нём нет без­об­лач­ного сча­стья и закры­ва­ю­щего на всё  глаза  под­сле­по­ва­того опти­мизма, но  содер­жится нечто боль­шее, что гово­рит с нами впол­го­лоса и ска­зан­ным все­ляет надежду.

Дет­ство у Нино – как под­снеж­ники, зажа­тые в руке у маль­чу­гана и при­пря­тан­ные за спи­ной у две­рей чьего-то подъезда. 

Это не про­сто пода­рок – это зата­ён­ное чудо. Вот, сей­час выбе­жит на встречу неиз­вест­ный друг – и будет  всем радость.

Дет­ство – это и непро­стое время роста души, болез­нен­ного взрос­ле­ния. Зна­ние о мире зем­ном и небес­ном у ребенка ещё не утра­тило  све­же­сти и остроты и не замут­нено чем-то общепринятым.

А ещё дет­ство – время пре­дель­ного оди­но­че­ства. Ребё­нок  на кар­ти­нах Нино часто совсем один. Есть ещё  птицы и ангелы. Но нет друга, нет взрос­лого рядом, спо­соб­ного раз­де­лить с ним горе­сти и радости.

Может, поэтому дети и ангелы глу­боко не без­участны друг к другу. Тем и дру­гим хочется сер­деч­ного тепла, и они обре­тают его в мол­ча­ли­вом общении.

427520 original - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

Кто кому ангел?

Оди­но­че­ство  малень­кого чело­века в огром­ном  и непо­нят­ном мире на кар­ти­нах Нино дости­гает кос­ми­че­ских мас­шта­бов. Ей уда­ётся изоб­ра­зить  не только физи­че­скую грусть, но мета­фи­зи­че­скую – вопро­ша­ние,  осо­бое состо­я­ние стра­да­ю­щей души, кото­рой мно­гое открывается.

73312 556465107698081 1011034657 n - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

Вот  малень­кая геро­иня полотна идёт через пургу, её заме­тает снег, может, одо­ле­вают тяжё­лые раз­ду­мья, и всё же, она не одна: не отста­ю­щий ангел летит сле­дом, на лету поправ­ляя сбив­шу­юся ушанку. Ему тоже доста­ётся, но чего не пре­тер­пишь ради любви.

resize - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

Под про­лив­ным дождём состра­да­тель­ный малыш накры­вает сво­его ангела зон­том. Он словно чув­ствует его мурашки на своей коже. Обе фигурки в тем­ноте излу­чают  свет. Кто веду­щий, а кто ведо­мый из этих двоих, кто и для кого на самом деле ангел-хра­ни­тель? Может, оба – друг для друга?

484777 586094298068495 1063355907 n - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

Раз­де­лить  дет­ское оди­но­че­ство все­гда при­хо­дят послан­ники небес. Не ангелы, так птицы или оду­шев­лён­ные звери, в чьих позах и взгля­дах чита­ется так много человеческого.

577810 588085971202661 1609691432 n - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

Дети и посыль­ные с неба выра­зи­тельно взгля­ды­вают друг на друга. Кажется, слова излишни – они и так  всё пони­мают. Изви­ва­ется оди­но­кая дорожка в поле. Туман­ная, даль­няя, малень­кой геро­ине полотна грустно идти по ней одной.  Но если посмот­реть в глаза встреч­ному щенку, путь кажется не так печа­лен и одинок.

419888 original - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

В этом мире оди­ноки не только дети, но и ангелы. Оби­жен­ный ангел угрюмо при­сел на осен­нее дерево. Никто не любит, не жалеет, не пони­мает. Некому завя­зать шну­рок на ботинке. А может, про­сто осень?..

Ангелы на горке

Малень­кие ангелы – сами как дети. Хотя почему «как», они именно дети, те самые, бес­пре­пят­ственно вхо­дя­щие в Цар­ство Небесное.

427492 original - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

Они смот­рят со своих высот на окрест­но­сти, зане­сён­ные сне­гом, и тоже не прочь про­ка­титься с горы на сан­ках, пова­ляться в сугро­бах или прой­тись по глу­бо­кому снежку до даль­него храма.

420645 original - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

Ино­гда и анге­лам грустно – так, что совсем не лета­ется. При­хо­дится сажать на свои санки и везти на себе. Но как по-дру­гому, ведь не оста­вишь в поле замер­зать луч­шего друга. Ещё немного – и отмо­ро­зит крылья.

427142 original - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

За хра­мом на под­та­яв­шем фев­раль­ском снежке бра­вый анге­лок совер­шает лихие пиру­эты в воз­духе. Что это он делает? Да он… про­сто выде­лы­ва­ется перед дев­чон­кой! Смотри, мол, вот как надо уметь летать.

420587 original - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

Ино­гда и ангелы устают. Ложатся в травку на лет­нем косо­горе и слу­шают куз­не­чи­ков, гово­рят с птицами.

414117 original - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

А когда с неба падают такие стран­ные перья, пони­ма­ешь, что это перья анге­лов, и тогда  свыше при­хо­дит вдохновение.

Чудеса в сачке

426282 original 1 - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

Дети знают о чуде­сах гораздо больше нашего. В звез­до­пад можно отпра­виться соби­рать звезды. Они све­тятся в кор­зинке и совсем руч­ные. А ещё упав­шие звезды можно ловить в луже  сачком.

424747 original 1 - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

Под звёз­дами хорошо плыть вдвоём в  белой дере­вян­ной лодочке, молча пони­мать друг друга и вме­сте с тем думать каж­дый о своём.

423630 original - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

Отцвет­шие оду­ван­чики – это не про­сто цветы. Это воз­душ­ные корабли у при­чала. Они похожи на анге­лов с ним­бами. Дунет вете­рок – и отча­лят, ото­рвутся от земли.

424085 original - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

И всё-таки ангелы – стран­ные ребята. Не от мира сего. Не суе­тятся, не спе­шат. Что-то очень важ­ное и зна­чи­тель­ное отра­жа­ется  в их гла­зах, осо­бенно когда задумаются.

Свет евангельский

Еван­гель­ские аллю­зии в рабо­тах Нино при­сут­ствуют настолько ощу­тимо и зримо, что мороз про­хо­дит по коже. Образы из Нового Завета в этой живо­писи  – чита­е­мые, легко узна­ва­е­мые сим­волы, они понятны и взрос­лому, и малышу.

415673 original - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

Вот, ска­жем, сюжет на Бла­го­ве­ще­ние. Ангел про­тя­ги­вает лилию Девочке с кни­гой. Не наста­и­вает. Робко пред­ла­гает. Он пони­мает, какую сер­деч­ную боль  пере­даёт Ей.

418458 original - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детствоЭто не цве­ток, а, ско­рее, меч, кото­рый одна­жды прой­дёт Ей душу. Всё пони­мает и Она.

Но ещё миг –  и, мы знаем, мы уже пред­вку­шаем и ждём  – Она про­тя­нет за цвет­ком тон­кую белую руку: «Се, Раба Гос­подня, да будет мне по слову Тво­ему» (Лк.1: 28–38).

А вот это полотно напо­ми­нает ред­кую икону Бого­ро­дицы, Трехлетственную.

Девочка  любовно при­жи­мает к себе кро­шеч­ного ягнёнка. Может, это сама Дева Мария в её младенчестве.

Вот такой для Неё Он  – малень­кий и тёп­лый – без­за­щит­ный и в то же время все­силь­ный – Бог на руках.

В дет­стве есть место и силь­ным стра­хам. Тем самым, как гово­рят пси­хо­логи, страш­ным стра­хам, когда ребё­нок впер­вые осо­знает себя смерт­ным, уяз­ви­мым, и мир с новым напо­ром всей его непо­нят­но­сти и неиз­вест­но­сти окру­жает его со всех сторон.

418048 original - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

Страш­ный страх про­би­ра­ется вече­ром в дет­скую ком­нату, тянет свои тени-пальцы  к испу­ган­ной тро­ице детей. Лампа и книга – сре­до­то­чие света и тепла.

Ослик загля­ды­вает в окно. Где-то Он, его доб­рый всад­ник… «Да вос­крес­нет Бог, да рас­то­чатся врази его…» Хорошо, что хоть ослик при­шёл, с ним уже не страшно.

Как будто времени и нет

Вре­мен­ные кол­ли­зии – одна из люби­мых идей автора. Кажется, худож­ник гово­рит: время конечно, но чело­век вечен, и его жизнь больше, она выхо­дит за рамки вре­мени и длится, длится, про­дол­жа­ется в неиз­вест­ном направ­ле­нии, как будто вре­мени и нет.

И начало веч­но­сти – уже здесь.

tea time - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

Три девочки-под­ростка за чае­пи­тием немного похожи на Тро­ицу. Три ангела, три антич­ные парки, или бабушка, мама и внучка в момент своей юно­сти? Но вот они встре­ти­лись за одним сто­лом, и вре­мени больше нет.

У Нино много работ на тему вре­мени, его пре­одо­ле­ния или, наобо­рот, покор­ного сле­до­ва­ния его ходу. Малень­кий паро­воз совер­шает круг по желез­ной дороге.

405705 original - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

Маль­чик и ста­рик задум­чиво сле­дят за его раз­ме­рен­ным бегом. До чего они похожи. Или это один и тот же чело­век на раз­ных вит­ках своей жизни, бес­ко­неч­ной, как игру­шеч­ные рельсы?

Ловля ангелов и тапки под шторой

408359 original - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детствоДети и ста­рики на полот­нах Нино  отлично пони­мают друг друга.

Им все­гда  уютно вме­сте – за сто­лом и под зон­том, в дет­ской и на прогулке.

Хорошо  играть в прятки с бабуш­кой. Она все­гда делает вид, что не заме­чает тапки под шторой.

Посто­ять с дедуш­кой под дождём. Он тоже никуда не спешит.

В серень­кий денёк на окошке под­ве­шено запе­ча­тан­ное пись­мецо. Это письмо ангелу.

Маль­чишка то и дело погля­ды­вает  на кон­верт с сур­гуч­ным серд­цем. Это похоже на рыбалку в небе. Ловись, дру­жище, ну что же ты не летишь…

Пере­смат­ри­вая доб­рые и напол­нен­ные теп­ло­той работы Нино, к ним хочется снова и снова воз­вра­щаться. Но разве они чему-то учат?

156793567218138848 - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детствоВ этих кар­ти­нах нет нази­да­ния, стро­гого урока, гнев­ной и гром­кой  про­по­веди или при­го­вора миру, кото­рый лежит во зле.

И все же, через эти хол­сты можно мно­гого душевно напитаться.

Напри­мер, любви к своим дру­зьям и близ­ким, к бра­тьям мень­шим,  состра­да­нию и мило­сер­дию, береж­ному отно­ше­нию к мла­ден­че­ству и к старости.

Вгля­ды­ва­ешься в полотна – и пони­ма­ешь: все они напо­ми­нают о вере и о любви.

Пол­ные сим­во­ли­че­ского языка, работы Нино Чак­ве­тадзе, подобно цер­ков­ным фрес­кам, гово­рят с нами через  узна­ва­е­мые сим­волы,  и такой язык без лиш­них слов дости­гает сердца.

406327 original - Ангелы Нино: живопись как паломничество в детство

Поже­лаем автору, чтобы ангель­ские пёрышки вдох­но­ве­ния почаще сле­тали с неба.

Вален­тина Патронова

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

3 комментария

  • Ольга, 28.02.2021

    Спа­сибо за пода­ре­ную доброту!

    Ответить »
  • Ирина, 21.01.2021

    Спа­сибо, очень инте­ресно было читать о кар­ти­нах Нино Чак­ве­тадзе. И,конечно же, хочется ещё и ещё пере­смат­ри­вать эти кар­тины, нето­роп­ливо, вдум­чиво, с наслаждением.

    Ответить »
  • Марина, 11.09.2020

    Какие неве­ро­ятно чудес­ные работы! И столь же пре­крас­ный, иде­ально соот­вет­ству­ю­щий им, рас­кры­ва­ю­щий их текст! Спа­сибо Вален­тине, заме­ча­тель­ному автору, за это открытие!

    Ответить »
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки