Домашнее образование

Домашнее образование

(5 голосов5.0 из 5)

Послед­нее время всё чаще и чаще можно услы­шать раз­го­воры о суще­ство­ва­нии поня­тия «домаш­нее образование».

О том, что это такое, насколько при­ме­нимо к совре­мен­ной жизни и как соот­но­сится с духовно-нрав­ствен­ным вос­пи­та­нием, рас­суж­дают про­то­и­е­рей Димит­рий Смир­нов и Пред­се­да­тель Пат­ри­ар­шей Комис­сии по вопро­сам семьи, защиты мате­рин­ства и дет­ства, совет­ник по вопро­сам раз­ви­тия домаш­него обра­зо­ва­ния Ирина Шамолина.

Прот. Д.С: Здрав­ствуйте, доро­гие бра­тья и сестры! Сего­дня нас всех ждет неко­то­рый сюр­приз. Хочу пред­ста­вить вам Ирину Вале­рьевну Шамо­лину, кото­рая зани­ма­ется про­бле­мой, обо­зна­чен­ной двумя сло­вами: «домаш­нее обра­зо­ва­ние». Сама она — мно­го­дет­ная мама, и я лично – навер­ное, с того вре­мени, когда закон­чил педа­го­ги­че­ский инсти­тут, заду­мался о домаш­нем обра­зо­ва­нии. И так посте­пенно нашел людей, кото­рые этот вопрос доста­точно хорошо изу­чили. Самый доступ­ный из этих людей (потому что боль­шин­ство этих людей живут за гра­ни­цей) у нас в Рос­сии — это как раз Ирина Вале­рьевна. И вот то, что она нам сей­час будет рас­ска­зы­вать — это и есть всего лишь вве­де­ние в такую, как я счи­таю, не только серьез­ную тему, а одну из наи­важ­ней­ших для нашей страны и для всего нашего народа.

И.Ш. Начну, навер­ное, с опре­де­ле­ния — что такое домаш­нее обра­зо­ва­ние. Домаш­нее обра­зо­ва­ние — это любая форма обра­зо­ва­ния, кото­рой управ­ляют роди­тели — я бы это сфор­му­ли­ро­вала так. То есть когда это не обра­зо­ва­ние, обя­за­тельно внутри дома про­ис­хо­дя­щее, но такое обра­зо­ва­ние, когда дом ста­но­вится цен­тром управ­ле­ния обра­зо­ва­тель­ным про­цес­сом. То есть руко­во­дят обра­зо­ва­нием ребенка роди­тели — они опре­де­ляют, что он учит, когда, в каком темпе, какие при­о­ри­теты у этого обу­че­ния. Мно­гие учат чисто сами, неко­то­рые нани­мают пре­по­да­ва­те­лей, кто-то — по пред­ме­там, кото­рыми не вла­деют и кото­рые по учеб­ни­кам сложно осво­ить – напри­мер, какой-то инстру­мент музы­каль­ный, ино­стран­ный язык незна­ко­мый – китай­ский, допу­стим. Но в основ­ном всю школь­ную про­грамму роди­тель в состо­я­нии пре­по­да­вать сам. Есть семьи, кото­рые нани­мают пре­по­да­ва­те­лей по всем пред­ме­там — таких мало, но они есть.

Прот. Д.С: То есть в иде­але — это когда отец семей­ства, как дири­жер, управ­ляет вот этим оркестром.

И.Ш: Да, когда отец как гене­раль­ный дирек­тор, мать — как исполнительный.

Прот. Д.С: Замечательно.

И.Ш: Семьи, кото­рые могут поз­во­лить себе нанять пре­по­да­ва­те­лей по всем пред­ме­там, такие тоже есть, но как пока­зы­вает опыт и ста­ти­стика, нет суще­ствен­ного улуч­ше­ния резуль­тата. То есть раз­ницы боль­шой нет, и не надо думать, что какой-то каче­ственно дру­гой будет эффект. Часто даже он бывает хуже, чем когда роди­тели учат сами. Потому что ребе­нок так устроен, что лучше всего он усва­и­вает инфор­ма­цию от людей, к кото­рым он при­вя­зан, кото­рых он ува­жает, мне­ние кото­рых для него важно, кото­рых он не хочет рас­стра­и­вать, хочет, чтобы они видели его успехи, у кого он может учиться любви к учению.

Прот. Д.С: Да, у детей есть мгно­вен­ное счи­ты­ва­ние похвалы — из мимики, из взгляда, из какого-то жеста. И это все не рас­се­и­ва­ется, как в классе. Это очень точ­ное такое наблю­де­ние. Хорошо, пой­дем дальше.

И.Ш: Поэтому роди­тель — самый луч­ший педа­гог для сво­его ребенка. Сам объем школь­ной про­граммы рас­счи­тан на детей, и поэтому любой взрос­лый, кото­рый закон­чил школу, может его осво­ить и пре­по­дать сво­ему ребенку. Тем более сей­час тех­но­ло­гии поз­во­ляют, какие угодно кон­суль­та­ции осу­ществ­лять, масса онлайн-уро­ков, про­сто море допол­ни­тель­ной инфор­ма­ции — по каким хочешь пред­ме­там. Поэтому такой про­блемы, напри­мер: «как я буду пре­по­да­вать физику?» нет, потому что инфор­ма­ции очень много.

Прот. Д.С: Это, во-пер­вых. А во-вто­рых, школь­ная про­грамма по физике — ска­жем так: это не физика, это некие под­ступы к ней — когда чело­века под­во­дят к двери, за кото­рой физика.

И.Ш: Да, это же не руко­вод­ство науч­ной рабо­той, док­тор­ской дис­сер­та­цией — как я это буду делать. Это же про­сто дет­ский уровень.

Прот. Д.С: Школа — это такой дет­ский лепет. Поэтому мне все­гда в школе, когда гово­рят: «Мы хотим тебе пере­дать зна­ния!» — у меня все­гда это вызы­вало смех. Какие там зна­ния? «Жи»-«ши» пиши с бук­вой «и» — это зна­ния? Зна­ния чего? Чисто меха­ни­че­ский трюк, чтобы запом­нить, что пишется не «ы», а «и». На самом деле к линг­ви­стике, к язы­ко­зна­нию не имеет ника­кого отно­ше­ния «жи»-«ши».

И.Ш: Вообще, само уме­ние читать и писать неслож­ное в осво­е­нии, и масса при­ме­ров в исто­рии, когда люди сами научи­лись читать и писать, ничего в этом архи­слож­ного нет. Но вопрос в каче­стве этого чте­ния. Я читала иссле­до­ва­ние такое недав­нее: в Аме­рике только 30% выпуск­ни­ков вузов могут внятно объ­яс­нить содер­жа­ние газет­ной ста­тьи. Я думаю, что у нас такой же при­мерно про­цент. То есть каче­ство чте­ния — в нем вопрос.

Прот. Д.С: Ну, может быть, несколько больше, потому известно, что у тех, кто гово­рит на рус­ском, IQ все-таки повыше. Такой язык просто.

И.Ш: Но мы при­бли­жа­емся к этому уровню.

Прот. Д.С: Поти­хо­нечку, да. Бла­го­даря этим «трен­дам- брендам».

И.Ш: И болон­ской системе. Тру­дятся спе­ци­а­ли­сты над этим.

Прот. Д.С: Да они же гото­вят боло­нок, я в курсе. Пой­дем дальше.

И.Ш: Домаш­нее обра­зо­ва­ние, как мне кажется, это поня­тие, кото­рое логично выте­кает из хри­сти­ан­ского поня­тия о браке, уче­ния о малой Церкви, где отец это свя­щен­ник, мать – диа­кон, а дети должны быть паст­вой своих роди­те­лей. Когда дети нахо­дятся не дома, когда они нахо­дятся в школе — как про­цесс функ­ци­о­ни­ро­ва­ния домаш­ней Церкви (при этом мама еще отсут­ствует) осу­ществ­ля­ется — непо­нятно. Сам кро­во­ток семьи нару­шен, когда детей обу­чает, их вос­пи­ты­вает кто-то другой.

Прот. Д.С: Да, полу­ча­ется так: у нас мно­гие роди­тели, и в част­но­сти, пра­во­слав­ные, очень напу­ганы попыт­ками юве­наль­ной юсти­ции — а школа это и есть юве­наль­ная юсти­ция в силе, когда детей отры­вают и их пере­вос­пи­ты­вают в анти­хри­сти­ан­ском духе. При­чем вос­пи­та­ние идет не только на уровне тео­ре­ти­че­ском – в школь­ных про­грам­мах, где сплошь ате­изм, но и духовно, потому что при­ви­вают детям совер­шенно анти­хри­сти­ан­ские каче­ства. Закон джунглей.

И.Ш: Школь­ная система сама воз­никла с целью изъ­ять детей из семьи и обу­чить их так, как надо .

Прот. Д.С: Да вот об этом, как теперь модно гово­рить, поподробнее.

И.Ш: Я изу­чала этот вопрос, озна­ко­ми­лась с иссле­до­ва­ни­ями, кото­рые вел Джон Гатто — аме­ри­кан­ский иссле­до­ва­тель. Так вот он (и не только он) пишет, что школа как система все­об­щего при­ну­ди­тель­ного обра­зо­ва­ния пер­вые была внед­рена в Прус­сии в конце XVIII века, затем импор­ти­ро­вана в Аме­рику, а к нам уже она соот­вет­ственно в ХХ веке на шты­ках боль­ше­ви­ков была при­вне­сена. И во всех этих слу­чаях само изъ­я­тие детей из семьи в школу про­хо­дило с  сопро­тив­ле­нием. Чув­ство­вали тогда люди какую-то бес­че­ло­веч­ность этого мероприятия.

Прот. Д.С: Глав­ная задача ком­му­низма — созда­ние нового человека.

И.Ш: Да, такая же задача сто­яла в Прус­сии, когда они хотели создать обще­ство опре­де­лен­ного типа людей со схо­жим мыш­ле­нием. Потому что и про­те­стан­тизм дает очень боль­шую сво­боду, и каж­дый может трак­то­вать так, как хочет, Писа­ние, и пони­мать его по-сво­ему, и много дру­гих фак­то­ров было на самом деле в это время. Уче­ние Бер­трана Рас­села о меха­ни­стич­но­сти чело­века, о важ­но­сти госу­дар­ства — там сум­ми­ро­ва­лось все. Неда­ром это все отсут­ство­вало на про­тя­же­нии тыся­че­ле­тий, и только в XVIII веке было вве­дено тоталь­ное при­ну­ди­тель­ное обра­зо­ва­ние госу­дар­ствен­ное. До этого счи­та­лось, что есть много раз­ных спо­со­бов дать пра­виль­ное хоро­шее обра­зо­ва­ние вос­пи­та­ние ребенку. Ас этого момента — это един­ствен­ный пра­виль­ный стан­дарт для всех. Эда­кое про­кру­стово ложе. То есть мы берем, кла­дем чело­века, кого-то под­тя­ги­ваем, рас­тя­ги­ваем немножко, кого-то под­ре­заем — так вот фор­ми­руем социум. Система школь­ного обра­зо­ва­ния — это инстру­мент соци­аль­ного моделирования.

Прот. Д.С: В общем, это в какой-то сте­пени и уда­лось у нас — в тече­ние с 1917 по 1990 гг.

И.Ш: В зави­си­мо­сти от того, какие цели пре­сле­дует пра­вя­щий класс, то и закла­ды­ва­ется в эту систему. И что инте­ресно: у нас, напри­мер, напи­сано в Кон­сти­ту­ции, что госу­дар­ствен­ной идео­ло­гии у нас быть не может. А как одно­вре­менно может не быть госу­дар­ствен­ной идео­ло­гии и быть госу­дар­ствен­ное обра­зо­ва­ние? Это же вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щие вещи, потому что любое обра­зо­ва­ние под­ра­зу­ме­вает какую-то идео­ло­гию. Нельзя тогда ана­ли­зи­ро­вать ни один исто­ри­че­ский факт, нельзя про­сто ска­зать: «была фран­цуз­ская рево­лю­ция» — мы должны изу­чать при­чины и след­ствия. А если мы гово­рим о при­чи­нах и след­ствиях, зна­чит, мы зани­маем какую-то точку зрения.

Прот. Д.С: А потом мы же должны оце­нить, что хорошо и что плохо.

И.Ш: Да, мы зани­маем какую-то точку зре­ния, и раз она занята нами – зна­чит, она нахо­дится внутри какой-то идео­ло­ги­че­ской системы. А мы даже не можем узнать, что там про­шито в наших учеб­ни­ках в каче­стве идео­ло­гии. То есть если в совет­ское время было понятно — это марк­сизм-лени­низм, а сей­час об этом не про­чтешь нигде — что там зало­жено, какая идеология.

Прот. Д.С: Но ты же читала учеб­ники наши тепе­реш­ние. Что ты там прочитываешь?

И.Ш: При­мерно тоже самое, на самом деле, чему учат и на Западе. Та же самая идео­ло­гия. Смесь либе­ра­лизма — в фило­соф­ском пони­ма­нии и пози­ти­визма. Если поз­во­лите, про­чи­таю опре­де­ле­ние либе­ра­лизма — что име­ется в виду, потому что по-раз­ному очень пони­ма­ется. Это опре­де­ле­ние из Вики­пе­дии — любой может про­честь. «Либе­ра­лизм – фило­соф­ское и обще­ственно-поли­ти­че­ское тече­ние, про­воз­гла­ша­ю­щее незыб­ле­мость прав и инди­ви­ду­аль­ных сво­бод чело­века. Либе­ра­лизм про­воз­гла­шает права и сво­боды каж­дого чело­века выс­шей цен­но­стью и уста­нав­ли­вает их пра­во­вой осно­вой обще­ствен­ного и эко­но­ми­че­ского порядка». То есть тор­же­ство прав чело­века везде у нас. И вто­рое — это пози­ти­визм, это «обще­ственно-фило­соф­ское тече­ние и направ­ле­ние в мето­до­ло­гии науки опре­де­ля­ю­щее един­ствен­ным истин­ного, дей­стви­тель­ного зна­ния эмпи­ри­че­ские иссле­до­ва­ния и отри­ца­ю­щее позна­ва­тель­ную цен­ность фило­соф­ского иссле­до­ва­ния». То есть того, что наука не дока­зала, того нет — вот чему учат детей. Идео­ло­гия, в кото­рой они вос­пи­ты­ва­ются — это она и есть. Но это нигде не про­чтешь, что вот, мы зало­жили в учеб­нике такую-то и такую-то идео­ло­гию, это сде­лано скрытно.

Прот. Д.С: Это назы­ва­ется «нена­вяз­чиво».

И.Ш: Нена­вяз­чиво, да. У нас было все более топорно — соци­а­лизм это более топор­ная система, а капи­та­лизм – такая хит­рая, что ее сразу не пой­мешь, то есть она выда­ется за нейтральность.

Прот. Д.С: Види­мость нейтральности.

И.Ш: Да, но это анти­хри­сти­ан­ское уче­ние, это совер­шенно оче­видно — оно прямо про­ти­во­по­ложно хри­сти­ан­ству. То есть мы отдаем ребенка в школу, где он учится ате­изму в чистом виде, и он еще учится нелюбви.
До ХХ века ведь вообще не было известно такого фено­мена «Пере­ход­ный воз­раст». Батюшка, Вы в рус­ской лите­ра­туре, в клас­сике – встре­чали, чтобы было такое поня­тие: «пере­ход­ный возраст»?

Прот. Д.С: Не помню.

И.Ш: Не было такого рас­про­стра­нен­ного явле­ния, такой про­блемы, кото­рая бы так опи­сы­ва­лась. Есть очень хоро­шая книга – я всем сове­тую почи­тать: Гор­дон Нью­фелд «Не упус­кайте своих детей». Там он пре­красно это раз­би­рает. Это канад­ский кли­ни­че­ский пси­хо­лог, про­фес­сор, ува­жа­е­мый в мире чело­век. Я с ним пять лет назад встре­ча­лась на кон­фе­рен­ции в Бер­лине. У него своя кли­ника, в кото­рой он зани­ма­ется иссле­до­ва­ни­ями пато­ло­гии, кото­рая именно с под­рост­ками про­ис­хо­дит. И он раз­би­рает детально, как про­ис­хо­дит этот про­цесс пере­ори­ен­та­ции семей­ных цен­но­стей — со своей семьи на под­рост­ко­вую субкультуру.
У него пять детей, и когда он про­дви­нулся в своем уче­нии до опре­де­лен­ного этапа, он забрал всех своих детей из школы, и они у него все на домаш­нем обу­че­нии, потому что он понял, что нельзя это пре­одо­леть — то есть тот вред, кото­рый пси­хике ребенка нано­сит пре­бы­ва­ние в школе — его нельзя компенсировать.

Прот. Д.С: Да, он неиз­быв­ный, нужно очень мощ­ную пси­хику иметь ребенку, чтобы он потом это преодолел.

И.Ш: Да, это очень и очень сложно, и глав­ное — не очень понятно, зачем.

Прот. Д.С: Нет, у нас-то это непо­нятно, потому что, с одной сто­роны, декла­ри­ру­ется сво­бода лич­но­сти, а, с дру­гой сто­роны, ее про­сто пре­вра­щают в некий куб с поли­ро­ван­ными гранями.

И.Ш: Это в любой госу­дар­ствен­ной школе такое про­ис­хо­дит. Школа ведь была раз­ра­бо­тана по типу фаб­рики, то есть ребенка мы ста­вим как бол­ванку на кон­вейер, дальше с ним про­ис­хо­дят неко­то­рые мани­пу­ля­ции, и в резуль­тате полу­чаем некий продукт.

Прот. Д.С: Оди­на­ко­вая форма, оди­на­ко­вая дли­тель­ность урока, оди­на­ко­вая дли­тель­ность пере­мен, и вообще работа по звонку — это услов­ный такой рефлекс — как собачка Пав­лова. Зво­нок — ты вклю­ча­ешься, зво­нок — ты выключаешься.

И.Ш: Это дрес­си­ровка такая.

Прот. Д.С: Но это настолько стало при­вычно для людей, что они это рас­смат­ри­вают также как чистить зубы перед едой.

И.Ш: Когда в Прус­сии внед­рили эту систему, у них очень повы­си­лась управ­ля­е­мость обще­ства. Это еще мечта Пла­тона — о созда­нии обще­ства, управ­ля­ю­ще­гося мифами. То есть пра­вя­щий класс создает миф госу­дар­ствен­ный, кото­рый внед­ряет в головы граж­дан, дрес­си­рует их опре­де­лен­ным обра­зом, и они потом слу­ша­ются любой команды того, кто зало­жил в них эти мифы, и тех, кто при­ду­мал систему дрес­си­ровки. Потому что вот эта вся система звон­ков, школь­ных оце­нок, фик­си­ро­ван­но­сти в классе один­на­дцать лет — если об этом абстра­ги­ро­вано поду­мать: чело­век при­уча­ется вста­вать и садиться по звонку, гово­рить только тогда, когда ему раз­ре­шают, когда его спра­ши­вают, осталь­ное время он дол­жен сидеть и мол­чать. Один­на­дцать лет он про­сится в туа­лет выйти: «Можно?» Он дол­жен бояться школь­ной адми­ни­стра­ции. Осо­бенно это для маль­чи­ков «полезно» — быть под таким прес­син­гом жен­щин раз­ных в тече­ние десяти лет, когда он дол­жен мимо учи­тель­ской красться. А мы удив­ля­емся: где у нас муже­ство, где у нас муж­чины. Но если парня ломать десять лет с помо­щью такой системы…

Прот. Д.С: Его пси­хо­фи­зи­че­ские свойства.

И.Ш: Какой будет результат?

Прот. Д.С: Еще к этому добав­ля­ется мама-оди­ночка и сам дет­ский кол­лек­тив, где гла­вен­ству­ю­щее поло­же­ние зани­мает обычно самый под­лый и часто самый силь­ный, кото­рый явля­ется про­сто второгодником.

И.Ш: Соци­а­ли­за­ция школь­ная про­ис­хо­дит же по прин­ципу «дикарь учит дикаря». Соци­а­ли­за­ция это что? Это при­об­ре­те­ние опре­де­лен­ных навы­ков обще­ния, усво­е­ние норм пове­де­ния. Если мы поду­маем, какие мы хотим кон­кретно навыки обще­ния и пра­вила пове­де­ния чтобы ребе­нок усвоил — мы бы тогда думали о том, что ему надо дать при­мер, как надо общаться.

Прот. Д.С: С одной сто­роны. А, с дру­гой сто­роны, роди­тели под­спудно пони­мают, что если все про­шед­шее школу (а ведь у нас обя­за­тель­ная школа) насе­ле­ние «про­драли» через эту систему, то они опре­де­лен­ным обра­зом отдрес­си­ро­ваны. А если мой ребе­нок не будет дрес­си­ро­ван­ным, ему будет тяжело. То есть они хотят его вырвать, как тигра из джун­глей, поме­стить его в цирк, и чтобы он от клетки до арены, от арены до клетки, и так всю жизнь. И им, как и прус­са­кам, это все очень по душе.

И.Ш: Это очень печально. Но, на самом деле, школа не вос­пи­ты­вает опре­де­лен­ные реаль­ные какие-то черты — она про­сто ломает пси­хику, а лома­ется она у всех по-раз­ному, поэтому мы не имеем какого-то одно­род­ного типажа, так ска­жем. Мы имеем раз­ные патологии.

Прот. Д.С: Да. Дело в том, что Гос­подь сде­лал всех раз­ными для того, чтобы каж­дый чело­век себе нахо­дил по душе.

И.Ш: Когда Гос­подь избрал сосло­вие леви­тов, чтобы учить народ закону Божию, Он же не пору­чал детей леви­там, хотя они были про­фес­си­о­налы в этом деле и точно знали закон лучше роди­те­лей. Почему так?

Прот. Д.С: Да потому, что роди­тели лучше будут интер­пре­ти­ро­вать закон для дет­ского воз­раст­ного созна­ния в той точке его дет­ского раз­ви­тия, вот почему. Любой левит, даже уже такой близ­кий к хри­сти­ан­ству, в силу своих духов­ных свойств, все равно не может иметь эту любовь, кото­рую может иметь отец с мате­рью к сво­ему дитяте.

И.Ш: Вообще, роди­тель же видит, когда ребе­нок отклю­чился — напри­мер, не слу­шает мате­риал. Это же сразу заметно. Роди­теля ребенку про­ве­сти невоз­можно. Школа — это такая посто­ян­ная ими­та­ция зна­ний. Дети очень быстро пони­мают, как при­тво­ряться, что ты что-то зна­ешь, как что-то пере­пи­сы­вать, где-то мухлевать.

Прот. Д.С: Допу­стим, можно отклю­читься от про­цесса обу­че­ния, когда тебя вчера вызвали к доске, ты полу­чил что-то, если оценка «4»-«5», ты можешь на две недели пол­но­стью за сне­ги­рями в окне наблю­дать, или ковы­рять в носу, или чего-то читать.

И.Ш: Мне на самом деле жалко, когда детей ругают за неуспе­ва­е­мость в школе. Потому что сам фор­мат этого обу­че­ния — такой уни­вер­си­тет­ский, когда люди сидят спо­койно, тихо и слу­шают лек­тора — уже под­ра­зу­ме­вает высо­кую сте­пень вла­де­ния соб­ствен­ным вни­ма­нием, высо­кую кон­цен­тра­цию. Ждать этого от детей доста­точно странно, у них про­сто она не раз­вита еще, и ребе­нок упус­кает что-то.

Прот. Д.С.: Да и потом: ребе­нок в состо­я­нии 7- 10 минут только быть вклю­чен­ным, и то пунктирно.

И.Ш.: Да, это же надо видеть, когда ребе­нок вклю­чен, а когда он выклю­чен. А как это — когда трид­цать чело­век, и каж­дый в раз­ное время вклю­чен и выклю­чен — они не вклю­ча­ются как меха­низмы. Каж­дые в эти пять минут слу­шает — и все, больше он не слу­шает. И сколько там детей вклю­чи­лось, когда им объ­яс­няли материал?..

Прот. Д.С.: Те уче­ники, кото­рых счи­тают хоро­шими, у кото­рых есть при­род­ные или пред­ва­ри­тельно роди­те­лями раз­ви­тые способности.

И.Ш.: Зна­ете, это тоже очень инте­рес­ный момент. Я как-то читала мето­дичку для пре­по­да­ва­теля — там было напи­сано, что надо все незна­ко­мые слова надо объ­яс­нять детям, и был при­ве­ден такой при­мер: «Давайте, дети раз­бе­рем слово “авто­ри­тет”. Кто знает, что озна­чает это слово, кто у нас в классе из ваших одно­класс­ни­ков поль­зу­ется авто­ри­те­том?». Вот такая сама по себе поста­новка вопроса. То есть пони­ма­ете, после того, как эти дети будут названы, зна­чит, они будут счи­тать что они «ого-го!», а если ты не назван как авто­ри­тет­ный, всё — на тебе уже ярлык подвешен.

Прот. Д.С.: О том, какие педа­го­ги­че­ские гру­бей­шие ошибки совер­шают наши педагоги…

И.Ш.: Это в одоб­рен­ной мето­дичке Мини­стер­ства обра­зо­ва­ния напи­сано. Я имею в виду, что ребе­нок, кото­рый себя уже хоро­шим не счи­тает, он при­ни­мает мне­ние о себе на веру, и потом даже уже не пыта­ется это нагнать, раз «я тупой», «я тро­еч­ник». Ком непо­ни­ма­ния начи­нает накап­ли­ваться. В итоге мы имеем то, что к пятому классу у нас не усво­ена про­грамма первого.

Прот. Д.С.: Само­раз­ру­ша­ю­щийся меха­низм запускается.

И.Ш.: Потому что каж­дый ребе­нок инди­ви­дуа­лен, и он тре­бует инди­ви­ду­аль­ного вни­ма­ния, инди­ви­ду­аль­ного под­хода. Невоз­можно детей сда­вать, как на фаб­рику пере­ра­ботки мате­ри­а­лов таких — это не рабо­тает. Бихе­ви­о­ри­сты это хорошо знали (кото­рые всю эту систему при­ду­мали), она же ломает волю чело­века, его само­дис­ци­плина там раз­ру­ша­ется, воля, ини­ци­а­тив­ность. Какая ини­ци­а­тив­ность? Ты дол­жен гово­рить, когда тебе гово­рят говорить.

Прот. Д.С.: «Ини­ци­а­тива нака­зу­ема» — это же лозунг.

И.Ш.: Да, и думать так, как напи­сано в учеб­нике. Учеб­ники же для чего были раз­ра­бо­таны? У тебя есть текст, кото­рый не пер­во­ис­точ­ник, не тво­ре­ние какого-то выда­ю­ще­гося фило­софа — это такой три­жды пере­ва­рен­ный кем-то про­дукт. Ты его чита­ешь, потом у тебя воз­ни­кают вопросы. Про­чи­тав их, ты дол­жен понять, как ты дол­жен думать и найти пра­виль­ный ответ в тексте.

Прот. Д.С: Если ты начи­на­ешь думать так, как ска­зано, то тогда ты полу­ча­ешь хоро­шую оценку.

И.Ш.: Сда­ёшь тест.

Прот. Д.С: Поэтому боль­шин­ство детей не хочет иметь какие-то зна­ния, они хотят только оценок.

И.Ш.: Потому что система так устро­ена — чтобы отбить инте­рес к позна­нию. Шаг сле­ду­ю­щий, кото­рый был уже во вто­рой поло­вине ХХ века — это уже тесто­вая система. Когда зна­ние, целост­ное виде­ние, начи­нает дро­биться на куски, и мы гово­рим, что это объ­ек­тив­ная оценка. Это такое лукав­ство. Навык про­хож­де­ния теста ближе всего к навыку реше­ния кросс­ворда. Если ты два года тре­ни­ро­вался решать кросс­ворды в какой-то газете, то через два года чело­век будет про­сто ас в реше­нии кросс­вор­дов. Но это не зна­чит, что он вообще в какой-то обла­сти хоть что-то вообще знает. Про­сто он научился кросс­ворды разгадывать.

Прот. Д.С.: Он не научится синтезировать.

И.Ш.: Поэтому ребе­нок, кото­рый сдает тест хорошо, про­сто натас­кан на тесты, но это не гово­рит о том, что он знает про исто­рию, может гово­рить вообще об этом пред­мете. Или вот, «тоталь­ный дик­тант» опять же — пока­зал резуль­таты про­сто чудо­вищ­ные. Тест не пока­зы­вает зна­ние рус­ского языка — это уме­ние отве­чать на вопросы теста, у кото­рых при­сут­ствует пони­ма­ние логики автора. А тести­ро­ва­ние по исто­рии — это вообще что-то чудо­вищ­ное. Ты дол­жен запом­нить, как оце­ни­вать какое-то собы­тие… Кон­кретно может быть несколько при­чин, это такой образ мыш­ле­ния дол­жен быть?

Прот. Д.С: А если сде­лать такую квинт­эс­сен­цию выво­дов из того, что дает домаш­нее образование?

И.Ш.: Домаш­нее обра­зо­ва­ние дает здо­ро­вую пси­хику и уро­вень зна­ний больше, чем школь­ный. Потому что меньше, чем дает школа, дать невоз­можно. По аме­ри­кан­ской ста­ти­стике (мы не гово­рили еще об этом, почему мы на нее ссы­ла­емся) — в Аме­рике больше всего детей в мире учится на домаш­нем обра­зо­ва­нии — два с поло­ви­ной мил­ли­она детей или 5%. Это доста­точно боль­шое число, и это уже давно про­ис­хо­дит. Сей­час уже выросло поко­ле­ние, кото­рое своих детей учит на домаш­нем обра­зо­ва­нии. Эта соци­аль­ная группа уже иссле­до­вана вдоль и попе­рек, пере­про­ве­рена 125 раз, посто­янно про­дол­жает под­вер­гаться напад­кам, потому что люди не хотят слы­шать о домаш­нем обра­зо­ва­нии ничего. Хотя там все иссле­до­ва­ния пока­зы­вают, что все пре­красно с соци­а­ли­за­цией у «домаш­ни­ков», у них более креп­кие семьи, у них боль­шее коли­че­ство детей в семьях, они больше зара­ба­ты­вают, они более довольны жиз­нью, у них более высо­кие соци­аль­ные позиции.У меня даже есть иссле­до­ва­ния по поводу соци­а­ли­за­ции, где они оце­ни­вали граж­дан­скую актив­ность соци­аль­ную актив­ность тех, кто был на домаш­нем обу­че­нии и тех, кто в школе. Вот, напри­мер, очень инте­ресно — такой был вопрос: «Участ­ву­ете ли Вы в каком-нибудь обще­ствен­ном деле?» Резуль­тат: 71 % из тех, кто обу­чался дома, и 30% из тех, кто обу­чался в школе.

Прот. Д.С.: Хотя счи­та­ется, что школа как раз и понуждает.

И.Ш.: Вот как раз ста­ти­стика 70% и 30%. «Явля­е­тесь ли Вы там чле­ном какой-нибудь орга­ни­за­ции (соци­аль­ной, про­фес­си­о­наль­ной), при­ни­ма­ете ли регу­ляр­ное уча­стие в ее дея­тель­но­сти?» — 88% среди тех, кто на домаш­нем обу­че­нии и 50% среди тех, кто не был. «Посе­щали ли биб­лио­теку за послед­ний месяц?» 68% среди тех, кто был на домаш­нем обу­че­нии и 32%, кто в школе.

Прот. Д.С.: Все в два раза, все цифры. Все-таки вер­немся к 100 баль­ной системе оце­нок, к оценке ака­де­ми­че­ских знаний.

И.Ш.: Тесты не отра­жает реаль­ный уро­вень зна­ний, про­сто раз­ница, о кото­рой я сей­час скажу, на самом деле гораздо больше. То есть если сред­ний балл в аме­ри­кан­ской школе (их ана­лог ЕГЭ) — 50, а у «домаш­ни­ков», у нешколь­ных детей — 86, но реально это раз­ница больше в разы. Неко­то­рые иссле­до­ва­тели пишут, что на 5–10 лет в умствен­ном раз­ви­тии вне­школь­ники опе­ре­жают школь­ни­ков. Я знаю это, я обща­юсь с семьями, и такое явле­ние как ребе­нок-вто­ро­класс­ник, чита­ю­щий спо­койно учеб­ники для 6‑го класса, для дошколь­ных детей совер­шенно нор­маль­ное, вообще часто встре­ча­ю­ще­еся явле­ние. Почему нужно начи­нать изу­че­ние исто­рии или био­ло­гии в пятом-шестом классе, ребенку же инте­ресно, что там про­ис­хо­дило, он хочет читать, ему инте­ресно, что там. Они читают совер­шенно спо­койно, на этом уровне мате­риал усва­и­вают, воспринимают.

Прот. Д.С.: Я тебя сразу вспом­нил сей­час, когда я во вто­ром классе читал книгу ака­де­мика Куна «Легенды и мифы Древ­ней Гре­ции», и все с тех самых пор помню. Хотя восемь лет — вроде рано, книга для взрос­лых, а вот тем не менее так было заме­ча­тельно изложено.

И.Ш.: Это еще и потому, что сред­ний общий уро­вень обра­зо­ва­ния очень серьезно упал — вообще в целом, в мире. То есть если в Аме­рике — поскольку я больше в этом сооб­ще­стве вра­ща­юсь из-за того, что есть там доступ к иссле­до­ва­ниям, больше знаю их ста­ти­стику — если еще в начале ХХ века не было ни одного кол­ле­джа, в кото­ром бы изу­чали латынь и древ­не­гре­че­ский, потому что все знали «до» — кто посту­пал; они уже в школе должны были знать эту латынь и древ­не­гре­че­ский, потому что в кол­ле­дже уже никому и в голову не при­шло бы этому учить. А сей­час этих кол­ле­джей, кото­рые учат латынь и древ­не­гре­че­ский, по паль­цам пере­счи­тать. Недавно на кон­фе­рен­ции про­фес­сор Шича­лин гово­рил, что сего­дняш­ний уро­вень наших вузов это реаль­ный уро­вень ПТУ. Общий уро­вень очень сильно упал про­сто. Потому что то, сей­час дается ребенку в пятом классе, в норме он совер­шенно спо­койно может во вто­ром — я говорю про гума­ни­тар­ные пред­меты, мате­ма­тика — это отдель­ная тема, потому что у ребенка должно раз­ви­ваться ана­ли­ти­че­ское мыш­ле­ние. И вообще, ран­нее обу­че­ние мате­ма­ти­кой вре­дит раз­ви­тию и про­сто не нужно. Если гума­ни­тар­ные пред­меты брать, то они очень сильно отло­жены неоправ­данно. Вообще инте­ресно: у нас было 10 лет обу­че­ния в школе, а стало 11 — а на осно­ва­нии чего — кто при­ба­вил 1 год, мало было 10, почему сде­лали 11, на осно­ва­нии каких исследований?

Прот. Д.С.: Для меня это загадка.

И.Ш.: В Аме­рике – 12. Полу­ча­ется обрат­ная зави­си­мость, то есть, чем дольше чело­век в школе, тем хуже результат.

Прот. Д.С.: Поэтому я свое дитя отдал в школу с восьми лет, напри­мер, и хоро­ший резуль­тат, я очень доволен.А ты не думала над такой темой: а почему совре­мен­ные роди­тели так боятся домаш­него образования?

И.Ш.: Из моего опыта обще­ния наи­бо­лее нега­тивно реа­ги­руют на это женщины.

Прот. Д.С.: Да, правильно.

И.Ш.: Потому что это тре­бует со сто­роны жен­щины боль­ших жертв.

Прот. Д.С.: Совер­шенно верно. С вос­тре­бо­ван­но­стью обще­ством для жен­щины легче, чем вос­тре­бо­ван­ность соб­ствен­ными детьми. Именно поэтому она не хочет рожать, именно поэтому она откла­ды­вает заму­же­ство, и домаш­нее обра­зо­ва­ние: «что, я буду со сво­ими детьми про­хо­дить бота­нику — да она мне в школе надоела!»

И.Ш.: Это труд, кото­рый, тре­бует от жен­щины опре­де­лен­ных жертв, но он на самом деле с одной сто­роны, очень небла­го­дар­ный — в смысле обще­ства, и в смысле того, что ребе­нок осо­знает это только тогда, может, когда у него свои дети будут. Но труд твор­че­ский, он настолько инте­рес­ный. Это совер­шенно потря­са­ю­щий опыт, кото­рый обо­га­щает, в первую оче­редь, саму тебя.

Прот. Д.С.: Это вообще самое инте­рес­ное на свете – наблю­дать, как из вот этого дете­ныша рож­да­ется лич­ность. А когда много детей, ты можешь несколько раз это наблю­дать, как из скор­лупы вылуп­ля­ется это суще­ство, и потом все его зигзаги.

И.Ш.: Очень инте­ресно с обу­че­нием, ведь это как выра­щи­ва­ние такого цве­то­вого куста, когда не зна­ешь, какой бутон где рас­пу­стится, что у ребенка про­явится, в чем его талант. И ты куль­ти­ви­ру­ешь эту почву, вни­ма­тельно сле­дишь, и ста­ра­ешься ему пред­ло­жить и это, и это. Само моде­ли­ро­ва­ние его обра­зо­ва­тель­ной среды — это такое инте­рес­ное и твор­че­ское заня­тие, и сам ты очень мно­гому учишься.

Прот. Д.С.: И потом, в этом участ­вует вся душа, все тело, и весь дух — вот в чем дело. Это такая пол­нота бытия. Но, к сожа­ле­нию, люди лучше себя бумаж­ками огра­ни­чат, лучше будут полу­чать ско­лиоз в своем офис­ном кресле.

И.Ш.: Еще тут, как мне кажется, серд­цем чело­век дол­жен почув­ство­вать, как серд­цем веру выби­рает, он дол­жен серд­цем почув­ство­вать, что это хорошо, это нор­мально, как это должно быть. Если любовь — это и есть семя, кото­рое начи­на­ется с пер­вой влюб­лен­но­сти, то вос­пи­та­ние чело­века до его взрос­лого состо­я­ния и его домаш­нее обра­зо­ва­ние — это уже как бы плоды того дерева, кото­рые выросли из семени. Это и есть чело­ве­че­ский, хри­сти­ан­ский труд. А у нас жизнь как лос­кут­ное оде­яло, кото­рое очень трудно сшить, потому что к небе­ле­ной ткани при­ши­ва­ются какие-то шел­ко­вые лос­кутки, вот в чем дело. И все это раз­ди­ра­ется, и полу­ча­ются, к сожа­ле­нию, люди — такие калеки.
А как может не быть про­блемы под­рост­ко­вого воз­раста, когда уже изве­стен резуль­тат школь­ной соци­а­ли­за­ции — это пере­ори­ен­та­ция с семьи на сверст­ни­ков. То есть плод школь­ной соци­а­ли­за­ции — это такая ситу­а­ция для чело­века, когда для чело­века мне­ние кол­лек­тива внеш­него важ­нее, чем мне­ние чле­нов его семьи. Вот этому мы хотим научить ребенка в школе, потому что всем известно, и кто будет отри­цать, что так про­ис­хо­дит, навер­ное, в 90% лиш­ним случаев.

Школа дает очень спе­ци­фи­че­ский опыт соци­а­ли­за­ции, при­спо­саб­ли­ва­ния к кол­лек­тиву, в кото­ром ты фик­си­ро­ван, к кол­лек­тиву рав­ных себе по воз­расту и по соци­аль­ному ста­тусу людей…
Домаш­нее обра­зо­ва­ние — это не аль­тер­на­тив­ная форма обра­зо­ва­ния, это самая древ­няя, тра­ди­ци­он­ная форма образования.

В Рос­сии – да, ей чуть больше 100 лет, в Европе чуть больше — 200 лет, это нов­ше­ство. До этого школы, конечно, суще­ство­вали все­гда, но они были разно-фор­мат­ными. Они отли­ча­лись, роди­тели выби­рали, что под­хо­дит их ребенку, и школа нико­гда не была в цен­тре про­цесса вос­пи­та­ния ребенка, это было все­гда допол­ни­тель­ным фак­то­ром. У всех нешколь­ных детей, во вне­школь­ных семьях, дети огром­ное коли­че­ство вре­мени тра­тят на посе­ще­ние вся­ких сек­ций, круж­ков, лек­то­риев — при­мерно мини­мум в два-три раза больше, чем школь­ные дети, потому что у них про­сто очень много сво­бод­ного вре­мени. Тем, кто удо­вле­тво­рен объ­е­мом инфор­ма­ции школь­ной про­граммы, ее можно осво­ить где-то за пол­тора часа в день, больше не надо.

Прот. Д.С.: В совре­мен­ной ситу­а­ции роди­тели вынуж­дены делать для детей домаш­нее зада­ние, потому что их ворох, если им жалко своих детей. Полу­ча­ется вообще абсурд.

И.Ш.: Да, любой роди­тель все равно зани­ма­ется домаш­ним обра­зо­ва­нием — только после школы. При этом он в ужасе от того, что ребе­нок не хочет учиться и думает, как было бы ужасно, если я бы учил сам. Но это боль­шое заблуж­де­ние, потому что ребе­нок уже пока­ле­чен школой.

Нужна реа­би­ли­та­ция. Не надо думать, что то, как ребе­нок реа­ги­рует на домаш­нее зада­ние, он будет вот так же учиться дома без школы – нет, это будет совер­шенно дру­гая ситу­а­ция. Един­ствен­ное, что школь­ному ребенку нужно будет реа­би­ли­ти­ро­ваться от школы, и ино­гда это зани­мает много — от года до трех лет,- про­сто чтобы вос­ста­но­вить инте­рес к зна­ниям, эту есте­ствен­ную любо­зна­тель­ность ребенка, чтобы он хотел учиться. Для ребенка нор­мально хотеть узнать что-то, ему интересно.

Прот. Д.С.: Спа­сибо Ирочка. Ну вот, доро­гие бра­тья и сестры, я думаю, круг вопро­сов, кото­рые мы только наме­тили — этот круг вопро­сов для вашей души и ума ока­жется инте­рес­ным. Наде­юсь, что мы сде­лаем неболь­шой цикл, раз­би­вая всю эту тему домаш­него обра­зо­ва­ния на неко­то­рые блоки, и с вами поделимся.

Рас­шиф­ровка видео-сюжета «Диа­лог под часами» ТК «Спас»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки