«Нет больше учителя, перед которым снимали шляпу»

«Нет больше учителя, перед которым снимали шляпу»

(3 голоса5.0 из 5)

 

Вопрос о вос­пи­та­нии в школе оста­ётся дис­кус­си­он­ным: одни роди­тели про­тив того, чтобы школа вос­пи­ты­вала, дру­гие – за.  Бло­гер, педа­гог с 30-лет­ним ста­жем Галина Пря­ду­нец  рас­суж­дает, почему вос­пи­та­ние неот­де­лимо от обра­зо­ва­ния и зачем оно совре­мен­ной школе.

«Из совре­мен­ной школы ушла важ­ней­шая ком­пе­тен­ция учи­теля», – так автор  обо­зна­чает одну из глав­ных сего­дняш­них проблем.

«Почему я рабо­таю в школе? Я не раз задаю себе этот вопрос и прак­ти­че­ски все­гда готова отве­тить на него. Потому что меня вол­нуют тен­ден­ции, наме­тив­ши­еся в совре­мен­ной школе:

  • обра­зо­ва­ние из мис­сии пре­вра­ти­лось в обра­зо­ва­тель­ную услугу;
  • школа мно­гое теряет из того, что накоп­лено не годами, а веками;
  • вос­пи­та­ние школь­ника пере­стало быть важ­ным для школы;
  • по раз­ные сто­роны бар­ри­кад встали роди­тели и педагоги;
  • поте­ряны, с одной сто­роны, авто­ри­тет учи­теля, а с дру­гой – педа­го­ги­че­ская настой­чи­вость и под­лин­ная ответ­ствен­ность учителя.

Потому что наде­юсь, что смогу помочь сохра­нить и воз­ро­дить хоть кое-что из поте­рян­ных и раз­ру­ша­е­мых тра­ди­ций, опыта, практик.

1 690 300x200 - «Нет больше учителя, перед которым снимали шляпу»

В 1992 году, когда чинов­ники-рефор­ма­торы на зако­но­да­тель­ном уровне про­воз­гла­сили обра­зо­ва­ние услу­гой, мас­штаб нова­тор­ства не казался ката­стро­фич­ным. Начи­на­лась эпоха рыноч­ной эко­но­мики, обще­ство жаж­дало пере­мен. Невдо­мёк тогда было, как это опасно, когда в куль­тур­ную среду веко­вых тра­ди­ций учи­тель­ства втор­га­ется рынок.

Резуль­тат – нет больше учи­теля, перед кото­рым сни­мали шляпу встреч­ные прохожие.

Есть работ­ник по найму, рас­суж­да­ю­щий: «Если вы счи­та­ете это зар­пла­той, то счи­тайте это работой»

Самое страш­ное, что замкнулся круг – обще­ство не ува­жает учи­теля, а учи­тель в своём уни­жен­ном поло­же­нии всё меньше имеет право на это ува­же­ние.

Одна­жды, заме­няя моло­дую кол­легу, кото­рая, кстати, очень вни­ма­тельно отно­си­лась к моим заме­ча­ниям, в дове­ри­тель­ном раз­го­воре я спро­сила: «А почему ваши уче­ники не знают про­шлой темы?» «Не знаю, я урок дала», – отве­тила она. «Но его же никто не взял, вы его дали, а его никто не взял. И если мы сей­час с вами пой­дём в каби­нет, то уви­дим, что он лежит на полу…»

Ушла из совре­мен­ной школы важ­ней­шая ком­пе­тен­ция учи­теля – педа­го­ги­че­ская настой­чи­вость. Когда учи­тель чув­ство­вал себя ответ­ствен­ным за зна­ния уче­ника и был сво­бо­ден в выборе мето­дов, разу­ме­ется, педа­го­ги­че­ских, для реа­ли­за­ции этой ответственности.

У нас в классе основ­ные тео­ремы по гео­мет­рии знали даже дво­еч­ники. В день, когда изу­чали новую тео­рему, сразу после уро­ков домой никто не ухо­дил. Учи­тель мате­ма­тики при­ни­мала тео­рему с дока­за­тель­ством у пяти чело­век, а те, в свою оче­редь, у шести уче­ни­ков каж­дый. Управ­ля­лись за пол­часа. В резуль­тате у сла­бых уче­ни­ков мини­ми­зи­ро­вался про­бел в зна­ниях, а силь­ные полу­чали и зна­ния, и орга­ни­за­тор­ский навык. И ника­ких репе­ти­то­ров.

Воз­можна сей­час такая кар­тина? Нет, её изме­нил совре­мен­ный под­ход к орга­ни­за­ции учеб­ного про­цесса. Уче­ник и его роди­тели сами решают, как ему учиться. Да, это пра­вильно. Кто хочет, тот будет учиться, кто не хочет, это его выбор. Но ведь это же ребё­нок! И выбор этого ребёнка! Он о нём потом сто раз пожа­леет, да будет поздно. А роди­тели очень часто не пред­став­ляют себе, к чему при­во­дит прак­тика пола­гаться на выбор ребёнка.

Да, обу­че­ние во мно­гом стро­ится на инте­ресе: к пред­мету, к труду, к успеху, – но без при­нуж­де­ния не обой­тись. Даже нам, взрос­лым, необ­хо­димо при­нуж­де­ние. Очень ред­кий чело­век ходит на работу только по жела­нию. Что уж гово­рить о ребёнке.

Вер­нув­шись в школу после деся­ти­лет­него пере­рыва, свой пер­вый уст­ный выго­вор я полу­чила, про­явив именно педа­го­ги­че­скую настой­чи­вость. «Разве вы не зна­ете, что школа вос­пи­та­нием не зани­ма­ется, это пол­но­стью дело роди­те­лей», – убеж­дала меня адми­ни­стра­ция школы. «А как же рабо­тать с невос­пи­тан­ным, не жела­ю­щим учиться ребён­ком?» – «Ставьте двойки, и всё». Не согла­сив­шись с этой кон­цеп­цией, я полу­чила уст­ный выго­вор с предупреждением.

Год назад про­чи­тала ста­тью Надежды Хра­мо­вой в «Аргу­мен­тах» и пора­до­ва­лась тому, что так думаю не я одна. Не может быть обра­зо­ва­ния без вос­пи­та­ния, и кто может ска­зать, где закан­чи­ва­ется вос­пи­та­ние и начи­на­ется обра­зо­ва­ние, и наоборот?

В самом начале моей педа­го­ги­че­ской дея­тель­но­сти (зву­чит как мему­ары) был слу­чай. Меня, про­фес­си­о­наль­ного про­грам­ми­ста, на усло­виях сов­ме­сти­тель­ства при­гла­сили помочь с инфор­ма­ти­кой в школе. Попро­сили очень настой­чиво, с при­вле­че­нием адми­ни­стра­тив­ного ресурса пред­при­я­тия, на кото­ром я работала.

Школа, кото­рой руко­во­дил вете­ран войны, учи­тель с боль­шой буквы, отли­ча­лась осо­бен­ной тре­бо­ва­тель­но­стью к учи­те­лям. Поня­тен мой тре­пет и ответ­ствен­ность. По ночам гото­ви­лась. В суб­боту шесть уро­ков под­ряд… А тут ещё пари с кол­ле­гой-про­грам­ми­стом, кото­рый заявил, что нельзя научить про­грам­ми­ро­ва­нию с помо­щью мела и тряпки, ком­пью­те­ров  в 1987 году в школе не было.

Сразу скажу, научила. Ребята на пер­вых кур­сах инсти­ту­тов Бей­сик сда­вали авто­ма­том. Как-то полу­чи­лось, что в школе меня прак­ти­че­ски сразу при­няли, дове­ряли и под­дер­жи­вали, а вот в город­ском управ­ле­нии обра­зо­ва­ния – не очень. Каза­лось, видимо, какая-то выскочка при­шла, учит, и, судя по слу­хам, неплохо.

Одна­жды за пять минут до урока меня пре­ду­пре­дили, что на уроке про­ве­ря­ю­щий спе­ци­а­лист город­ского управ­ле­ния обра­зо­ва­ния. Я, понятно, под­на­пряг­лась, но ничего, рабо­тать надо. Был 1988 год, два дня назад про­изо­шло страш­ное зем­ле­тря­се­ние в Спи­таке. В школе объ­яв­лен траур и отме­нена дис­ко­тека. Стар­ше­класс­ники воз­му­щены, громко обсуж­дают и крайне не согласны. «Где мы – и где они, у нас были планы», – и так далее.

По дороге в каби­нет я слы­шала это воз­му­ще­ние. Начался урок, опрос, тема, все по плану. Про­ве­ря­ю­щая дама на послед­ней парте. Всё нор­мально, а рабо­тать не могу. Дети оста­лись в том воз­му­ще­нии. Пони­маю, что урок эффек­тив­ным не будет, и начи­наю гово­рить, что всё позна­ется в срав­не­нии. При­зы­ваю ребят срав­нить, какие планы нару­ши­лись у них и какие планы – у людей в Спи­таке, боль­шая часть из кото­рых погибла.

Поверьте, я видела такие же глаза уче­ни­ков, как в фильме «Дожи­вём до поне­дель­ника», – они услы­шали. Умом-то я, конечно, пони­мала, что я получу по резуль­та­там про­верки, но оста­но­виться уже не могла.

Урок закон­чился, даже домаш­нее зада­ние задать успела. Ребята ушли, запол­няю жур­нал, про­ве­ря­ю­щая дама под­хо­дит ко мне, ста­ра­юсь подольше писать, чтобы избе­жать объ­яс­не­ний. Она поло­жила свою руку на мою, ска­зала спа­сибо и вышла.

Про­шло уже трид­цать лет, а до сих пор с теп­ло­той вспо­ми­наю всех участ­ни­ков этой исто­рии, бла­го­даря кото­рым обу­че­ние в школе не было строго фор­маль­ным и без­душ­ным. Нужно ли это совре­мен­ной школе?..»

Галина Пря­ду­нец

Пор­тал об обра­зо­ва­нии «Мел»

Фото из откры­тых источников

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки