Цвет полей:
Цвет фона:
Размер:19 18 17 16 15 14
Отображение:Свернуть
Сбросить настройки

«Если с детьми не говорить о Боге, то всю оставшуюся жизнь придётся говорить с Богом о детях...»

Как передать нашу веру детям?

Print This Post
(1 голос5.0 из 5)

 

 Один из важнейших вопросов  личной веры  каждого родителя  и  немаловажный вопрос  семейного воспитания  –  как передать веру и ценности детям. Размышляет частый гость и собеседник  «Азбуки воспитания»  священник Никита Заболотнов.

 

Что для меня вера?

Дети, когда они маленькие, три-пять-семь лет, такие замечательные, такие открытые, они готовы впитывать всё, что мы им даем. И нам кажется, что всё хорошо: они молятся, они крестятся, они сами просятся в храм, они дома могут даже играть в богослужение, и мы этому умиляемся: ой, как здорово!.. Потом они вырастают. И вдруг оказывается, что ничего у них не осталось.

Так вот, главный вопрос в том, как же нам передать нашу веру и наши ценности, а не только передать те внешние «структуры веры», которые у нас есть.

Как всегда, начнём с себя. Важно задать себе вопрос, а что для меня моя вера? Сам этот вопрос кажется простым, но ответ на него на самом деле очень сложный. Этот вопрос нужно нам задать самим себе, прежде чем мы будем что-то передавать нашим детям.

Чем делимся?

Второй, очень важный вопрос, который нужно задать себе: какое место вера и Бог занимают в моей жизни? Именно место. В нашей жизни всё имеет свое место: работа, учеба, развлечения, телевизор, интернет, сон, посуда, кухня, порядок в доме. У каждого это по-своему. У кого-то на первом месте работа, на втором – порядок в доме; у кого-то по-другому; у кого-то доминируют развлечения.

И вот какое место в этом нашем, скажем так, ранжире ценностей занимает вера? Только это нужно сделать честно и подумать: а почему мы так решили? Потому что, конечно, иногда хочется сказать: ну какое? – конечно, главное! Мы же верующие, мы же православные, мы носим крест, мы молимся. Но вот какое именно место занимает в нашей жизни вера, от этого во многом будет зависеть, что мы сможем передать детям. Потому что прежде нужно для себя спросить: а что же мы им хотим передать, чем именно я хочу поделиться с ребёнком?

Ведь чем мы с ними делимся? Обрядами, традициями – этим, конечно, поделиться несложно: как креститься, куда кланяться, как молиться, как правильно ходить в храм, как поститься. А еще есть  праздники, и всё это замечательно, нужно и важно, этим мы с детьми поделились. А дальше? Что мы им ещё даем? И вот это главная проблема.

То есть внешним мы поделились, рассказали, а дальше делиться нечем, потому что главное – поделиться опытом своей собственной веры, а не только её формой.

Поделиться верой – для чего?

Ну и главное, важно понять, зачем я хочу поделиться с ребенком верой? Какую цель я вижу? Ведь иногда родители хотят поделиться с ребенком верой для того, чтобы им, родителям, было проще на детей влиять.

Потому что это определённый инструмент давления, воспитания, определённые рамки, определённый набор правил, которые за тебя уже придумали, и придумывать самим не нужно. Вот есть набор правил, и я так делаю. Я-то уверен, что это правильно и ребёнка так воспитываю, всё хорошо, просто, и не нужно задумываться.

Но разве это является главной целью в передаче нашей веры? Нет. А второй аргумент, который люди чаще всего приводят: чтобы он был, как я. Вот я такой, и вот мой  ребёнок должен быть таким же, как я. Но таким же, как вы, ребёнок не будет никогда, – в силу того, что он личность. Отдельная, своеобразная, со своим характером, со своими особенностями.  И – слава Богу, потому что ребёнок должен быть лучше нас, в идеале.

Почему мы детей постоянно ругаем, иногда нудим – мы хотим, чтобы они не повторили наших ошибок: не делай так, я вот делал, и у меня плохо получилось. И вроде бы нам кажется, что мы делаем всё правильно, но, тем не менее, в итоге получается, что веру мы, опять же, передаём совершенно не для этого.

Непраздные вопросы

Правильные ответы на эти вопросы я вам не дам, потому что о них нужно подумать самим, найти ответ, «прожевать»  это, почувствовать вкус, проглотить и понять: зачем же я хочу поделиться с ребёнком своей верой? Потому что если на этот вопрос не ответить правильно, то всё остальное будет лишь формальностью.

А, между прочим, подобные вопросы имеют основание, в том числе и когда мы учимся в школе. Дети учатся – а вот зачем дети учатся в школе; а зачем они делают уроки; а зачем вообще получать образование? Мы им объясняем чаще всего заученными фразами: чтобы ты не работал дворником, или ещё что-то такое, классическое.

А на самом деле как? Бывает, мы с детьми честно поговорим и вместе с ними скажем: «Ты знаешь, я вот тоже не понимаю, зачем эти домашние задания нужны, но они нужны для того, чтобы ты учился в школе, поэтому, наверное, нужно их делать, стараться».

А когда мы говорим: «Нет, это очень важно, вообще, повторение – мать учения», – и сами в это не верим, получается лицемерие. Вместо поддержки ребёнка мы оказываем на него давление. На него школа давит, и мы ещё давим, он между двух тисков, представляете, находится, и как ему тяжело.

Особенно младшему ребёнку. Постоянно родители жалуются: вот, ребёнок не хочет делать уроки, вот он такой-сякой! Так ведь он нормальный, если он делать уроки не хочет. Естественно, ему хочется играть, гулять, смотреть мультики, заниматься чем-то интересным. Уроки редко бывают интересными, несмотря на то, что педагогическая наука шагнула далеко вперёд, и современные учебники гораздо нагляднее, интереснее, увлекательнее, чем, может быть, были старые.

Но, тем не менее, ему неинтересно. Но когда мы вместе с ним переживём вот это: «Да, это не очень интересно, но это нужно», и по секрету скажем: «Ты знаешь, у меня на работе бывает: нужно это делать! Я тоже не очень люблю и не понимаю, зачем, но я делаю, потому что это работа, и мне за это денежки платят».

Ребёнок поймёт – вы его поняли, вы вместе с ним, и ему настолько легче будет это делать, что вы даже не представляете. Поэтому вот эти вопросы: какое место занимает вера, чем именно я хочу поделиться с ребёнком и зачем, – очень важно для себя задать и для себя на них ответить, прежде чем мы будем делиться чем-то с ребёнком.

Дела по вере: в чём они выражаются?

«Вера без дел мертва», говорит нам апостол Иаков. А вот теперь давайте зададим себе вопрос: а есть ли у нас дела по вере? То есть не соблюдение обрядов, что мы пришли в храм  –  ну, в общем-то, это тоже дело по вере, несомненно, но частично к обрядам относится.

Крестимся, соблюдаем молитвенное правило –  в пост чего-то не едим – а вот именно дела по вере нашей, какие они, наши дела по вере? Вполне разумный вопрос – особенно тем, кто готовится к исповеди в пост или готовится к соборованию. И мы должны им задаваться: какие у нас дела по вере?

Иногда кажется, что дел по вере у нас вроде  бы и нет. То есть мы работаем, деньги получаем за это, мы дома убираемся, готовим, что-то делаем, но это дела бытовые. А где наши дела по вере? А какие могут быть дела по вере?

Дела по вере – это соблюдение закона любви: «возлюби ближнего своего как самого себя, и возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим». И если мы этих дел по вере в своей жизни почти не находим, то что мы будем передавать детям?

Детям мы можем передать только практику, но не теорию. Нет, мы можем им хорошо рассказать, прочитать книжку – они покивают, выучат наизусть. Но если у нас не будет практики, самих дел по вере, то детям нам передать нечего.

Самый простой пример. Вот дети у нас в воскресную школу ходят – хорошие, милые, замечательные, но редко исповедуются и причащаются. Спрашиваешь: «Почему?» Они начинают говорить: «Вот у нас это, вот у нас то…» А на самом деле, знаете, почему?  А потому что родители редко исповедуются и причащаются. Мама ходит на исповедь, на причастие три-четыре раза в год, а хочет, чтобы ребёнок причащался раз в месяц или два раза в месяц. Как так может быть? Так невозможно.

Поэтому прежде чем нам учить детей, нам нужно самим что-либо делать, чтобы наша вера была не мертвая, чтобы она была практическая. Мы в этом плане, знаете, в худшую сторону отличаемся от протестантов.

У протестантов как-то всё так понятно, что они живут по вере, у них она везде. Иногда это кажется нудноватым: о чём бы ты ни стал с человеком говорить, он всегда закончит цитатой из Евангелия, и кажется, что это неправильно. А может быть, именно так и правильно жить по вере – когда у тебя везде Евангелие.

А у нас получается как: утром мы с Богом десять минут; потом мы на работе сами по себе; вечером с Богом пятнадцать минут; в воскресенье пришли, ещё полтора часа в храме побыли, постояли. Всё. Вот и все наши дела по вере – и то это больше относится к обрядам и к традициям.

Где настоящие дела? Дело по вере – это когда я сделал что-либо, и поводом для этого, побудившим меня мотивом стала моя вера. И вот именно этим мы с детьми и должны делиться. Потому что, если мы учим словами – то слово влетело и вылетело в другое ухо. Когда мы учим делами, тогда что-то у нас получается.

Сложно, да? Вы-то думали: я вам сейчас просто скажу «делайте так, прочитайте такую-то книжку, такие-то молитвы прочитайте» – и всё будет хорошо, дети будут верующими, будут хорошими, правильными, будут слушаться, учиться на одни пятёрки, домашнее задание делать ещё по дороге из школы домой, не сидеть никогда ВКонтакте, не грубить…

А нет никакого волшебного, магического действа или заклинания. Оно одно единственное: пример собственный, работа над собой. И мы сами ведём наших детей за собой в Царство Небесное, ведём их к Богу, те или иные ценности передаём.

Учим молиться

Давайте кратенько разберём основные моменты этапы духовной жизни семьи: где мы могли бы, и что мы могли бы детям передать.

Итак, первое, с чего нужно начать – это молитва. Если есть молитва, общение с Богом, есть духовная жизнь, если нет молитвы, общения с Богом – нет духовной жизни. Это простой закон. Без молитвы никуда. Как бы нам ни было тяжело, или грустно, или радостно, но молитва должна быть спутником и основой жизни любого христианина. Это нужно начинать с себя. Поэтому первое в молитве – это не теория, а практика.

Не нужно детей учить теории, вычитав её в какой-то особой благочестивой книжке. Учите детей молиться так, как молитесь вы сами. Да, вы мне скажете: но мы же не очень умеем молиться!.. Так вот, вы научите хотя бы тому, что умеете, потому что бесконечная теория и останется у ребёнка теорией. Передайте ему хотя бы каплю практики, и будет вероятность, что он эту практику воспримет.

Если мы сами умеем молиться, своими словами к Богу обращаться, то тогда мы можем это рассказать и своим детям. Если мы сами только начётники по молитвослову: открыли, прочитали, закрыли, от буквы «аз» до буквы «ять» где-нибудь в конце, то мы этому детей и научим. Научить их молитве лучше лично.

Важно детям сказать, что молитва – это личная встреча с Богом. Пока у нас не произойдёт личной встречи с Богом в молитве, мы ничего не сможем, не сможем в молитве сделать никаких шагов. Нет, мы можем вычитывать молитвы утром, вечером, днём, добавлять акафисты и каноны, стоять на коленях – всё это замечательно и хорошо, это труд, и благой труд. Но пока нет личной встречи с Богом, молитва будет неполноценной. И вот этой личной встрече мы должны научить детей.

Как рассказать о своём опыте? Иногда кажется трудным это передать, но вы попробуйте. Вы своих детей знаете лучше всех, а они вас знают, и можно передать  важное не всегда словами, а через какую-то эмоцию. Просто поделиться, рассказать.

Скажем, человек возвращается с работы. Уставший, голодный, злой немножко – приходит домой, открывает дверь, заходит на кухню, достаёт продукты из холодильника и «на автомате» читает молитву «Отче наш». И вдруг слышит тихий-тихий голос в своей душе: «Что, сынок?..» Мы же обращаемся «Отче наш» – предполагается, что мы к Отцу Небесному обращаемся. И вот каким-то подобным опытом своей жизни  поделиться с ребёнком очень и очень важно.

Ребёнок должен видеть, что родители молятся. Конечно, мы с вами в Евангелии читаем о том, что, когда ты молишься, нужно зайти в клеть свою, закрыть дверку и чтобы никто не видел, и Отец, видящий тайное, воздаст тебе явно. Все понятно, молиться на люди  не нужно, это плохо. Но ребёнок должен видеть, что мы молимся.

Знаете, иногда я детей немножко журю, говорю: «Вот, что же ты не молишься?» Они мне отвечают: «А у нас мама тоже не молится» – «Как мама не молится?» – «Мама ходит храм, а вот не молится – я не вижу». Раз ребенок не видит – считает, что не молится.

Ну, это нормально – мы с вами тоже иногда, если чего-то не видим, не знаем, считаем, что этого нет. А ребёнок чисто в это верит.

Но не нужно напоказ вставать посреди комнаты: «Вот, смотри – я молюсь! Я же молюсь, вот смотри, у меня книжка!» Нет. Но – молиться перед едой, после еды, может быть, иногда вечером, вместе с детьми или самим, чуть-чуть прикрыв дверку, чтобы ребёнок знал: мама, папа, бабушка молятся. Тогда у них будет пример.

Говорим о молитве просто

Говорить с детьми о молитве нужно просто и доступно, передавая свой опыт. Не нужно им читать какие-то высокие получения святых отцов. Вы их сами почитайте для себя, а детям расскажите доступно: как молиться, зачем молиться. Не нужно везде использовать славянские слова.

Объясните, что с Богом можно говорить на любом языке. Как ты будешь с ним говорить – это дело твоё. Самый простой пример: говори с Богом, как ты говоришь с мамой или с папой. Вот и всё. Спокойно, ровно, как с любимым человеком.

Но опять же, здесь поделитесь своим опытом. Самое лучшее здесь, это когда вы при детях лично молитесь. Какой пример? Вот вы встали вместе помолиться перед едой, а у вас впереди проверка на работе, и вот вы говорите: «Господи, благослови меня, помоги мне пережить эту проверку!»

Четыре слова сказали, перекрестились, а ребёнок понял: оказывается, в сложной ситуации можно молиться, и не обязательно выискивать специальную молитву в интернете, в молитвослове – можно просто к Богу обратиться. Он не чиновник, которому нужно обращаться по форме. Господь нам Отец, и Он слышит вашу молитву такой, какой мы ее к Нему обращаем.

Молимся вместе

Следующий момент: начать молиться вместе. Обязательно. Особенно с маленькими детьми. Можно делать так: вы вечером встали вместе, прочитали кратенькое правило, спели несколько молитв с ребёнком, а потом сами своё правило прочитали. Но вместе молиться очень важно.

С большими тоже иногда надо вместе молиться. Предложите: «Пойдём-ка сегодня помолимся вечером!» Но  взрослые дети могут покапризничать, сильно давить и заставлять не надо, а  просто предложите. Особенно, когда вы видите: ребёнку трудно, он переживает, что-то у него не так идёт, у него впереди экзамен, и он боится, – предложите. И вот когда вы вместе молитесь, вот тогда ребёнок от вас воспринимает практику молитвы.

Объясните смысл основных молитв. Важнейшая вещь. Парадоксально, но многие, даже христиане с опытом, смысл основных молитв не до конца понимают и вкладывают в него смысл другой. Может быть, не худший, но всё-таки у слов есть свой определённый смысл. Начните с самого простого: разберите молитвы «Отче наш» и «Царю Небесный», две таких важных молитвы. Толкований на «Отче наш» очень много, можно посмотреть в интернете «Толкование на «Отче наш» для детей». Но лучше всего сами прочитайте толкование по тому уровню знаний, образования, которое у вас есть, а потом это перескажите ребёнку. Он значительно лучше поймёт, чем, если вы прочитаете ему какую-то книгу.

Вот, например, молитва «Царю Небесный»,  мы ее читаем каждый день, и не по одному разу, у многих это очень любимая молитва,  какая-то близкая, простая. Вот, скажем,  слово «Утешитель». «Царю Небесный, Утешителю…» Что за «Утешитель»? Мы-то понимаем, что это тот, кто утешает нас. У нас кто утешитель: тот, кто пришёл, слёзки вытер, по головке погладил: да, ты молодец, да, всё будет хорошо.

Давайте к первоисточнику обратимся. В греческом  первоисточнике стоит слово «параклит» – «παράκλητος», с древности оно перешло и на обозначение Святаго Духа. Параклит – это тот, кто приходит, когда позовут. Параклит – два слова соединяются. Уже интересней. А теперь, если мы возьмем латинское слово, которое точно также переводится «тот, кто приходит, когда позовут», это слово звучит как «advocatus».

Знакомое слово «адвокат». И оказывается, мы молимся Святому Духу, чтобы Он пришёл, и не только нас утешил – чтобы Он был как бы нашим адвокатом. Тот, кто приходит, когда зовут, когда призывают.

Или, опять же, в молитве «Царю Небесный» мы с вами читаем: «Сокровище благих». Что значит «Сокровище благих»? Мы представляем какое-то сокровище, которое где-то лежит. А на самом деле слово «сокровище» это значит «там, где хранится, там, где сокрыто». То есть Господь – это Тот, где сокрыто все благое – сундук, мы можем сказать по-нашему. Вот  как интересно разбирать молитвы основные – и для себя, и для детей. Детям молиться будет значительно проще, когда мы с ними молитву разберем.

Сейчас все есть в интернете. Я вам рекомендую портал, он называется «Азбука веры», azbyka.ru. Замечательный портал, где собрана практически вся сокровищница православного предания и православных традиций, причём как из прошлого, так и из современного времени, и много современных священников  говорят о толковании на молитвы.

Напоминаем мягко

Мягко напоминайте о молитве, это касается всех детей, не только подростков. Вы видите: ребёнок не помолился утром, не помолился вечером – не надо его ругать, не надо его, тем более, пугать батюшкой – «я батюшке скажу!», или «пойдёшь на исповедь каяться» – это наихудший вариант, что мы можем сделать.

Нужно тихонечко ему напомнить: «Что-то ты не молился, Ангел Хранитель что-то от тебя отлетел» – «Да ну!» – «Да, я видела – в окошко вылетел». – «Почему?» – «А ты что-то давно его не звал!»

То есть  в полушуточной форме надо ребёнку напомнить. То, что ребёнок забыл о молитве – это нормально, он вообще может обо всём забыть, заигравшись – иногда даже поесть забыть. Маленький может забыть раздеться – он в своём мире живет, и ничего страшного в этом нет.  Важно тихонечко напоминать о молитве, а иногда напоминать о ней молча, когда мы сами молимся. Ребёнок видит, и у него сразу мысль: о, а я же не помолился!

Опять же, важно, чтобы молитва была частью нашей жизни. Что-то у нас случилось, скажем, неприятность на работе,  и что мы делаем? Мы расстраиваемся, мы унываем, мы звоним знакомым, подругам, и всё пересказываем: мы самые несчастные, нас оклеветали, вот тут всё неожиданно получилось, я хороший, все плохие.

Всем позвонили, пожаловались, поплакали, отключились с помощью любимого сериала. Но мы не сделали главного: мы не помолились при этом. Так вот, когда у вас есть какая-то проблема, и дети видят, что вы переживаете – вы помолитесь, причём при детях, а еще лучше, позовите: «Пойдём вместе со мной помолимся, мне так тяжело, мне хочется вместе, чтобы ты меня поддержал».

Не надо при этом читать три акафиста. Своими словами: «Господи, помоги мне пережить это, помоги мне принять Твою волю!» Сформулируйте очень просто, и это будет для ребёнка главный урок: когда мне плохо, я буду молиться Богу.

Станем  апостолами для своих деток

Второй момент – это изучение Священного Писания.

Мы должны с вами стать апостолами для своих деток. Апостолы услышали Христа и разнесли весть о Священном Писании по всему миру, и это дошло до нас, далёкой северной территории, о которой апостолы и не думали, что когда-то будет проповедано Евангелие, и вот мы про него здесь говорим.

Так вот, мы с вами должны быть апостолами для своих деток. Причём вне зависимости, в каком они возрасте, даже если им по 15-16 лет – вы всё равно должны для них быть апостолами.

При чтении Священного Писания хорошо создать определённую атмосферу, чтобы это было не банально, а как-то таинственно, особенно вечером – выключили свет, зажгли свечку, вынесли красивую Библию из шкафа, открыли, папа или мама сели, почитали, рассказали. Это здорово, и детям запоминается на всю жизнь.

Очень важно при чтении самим понимать Писание: что мы читаем, о чём это. Опять же отсылаю вас к сайту «Азбука веры», там есть различные толкования. Но потрудитесь  перед тем, как с ребенком почитать,  самим посмотреть  какое-либо толкование: историческое, святоотеческое, и  можно будет очень интересно детям рассказать.

Вот мы читаем ветхозаветную или новозаветную историю и детям рассказываем: а как это было, а почему так произошло. И вот, представьте: вы детям рассказываете, сегодняшнее, допустим, Евангелие: Христос проповедовал в доме, крышу разрыли четверо друзей, спустили расслабленного, Господь его исцелил, фарисеи на Него пороптали. Вроде бы понятно, уже знакомо.

А попробуйте детям как бы «раскрасить»  это повествование.  Вот Христос идёт, и вокруг него множество народа, Ему даже поесть некогда, народ Его теснит. Кто-то просит совета, кто-то исцеления, кто-то ждёт чуда. И вот он заходит в этот дом, там народу набилось так, что войти абсолютно невозможно. И к этому дому, где много-много людей, подходят четверо друзей, у которых друг не может пошевелить ни ногой, ни рукой. Они его жалеют, и они думают, что делать.

Они и туда, и сюда, и тех попросили,  и этих, но невозможно войти. У нас в храме иногда тоже: придёшь на праздник, и вот с той стороны не войдешь, и с этой. И что они делают: могли бы остаться и подождать, вот Он выйдет, и может быть, взглянет. Могли бы сказать: «Ну, не получилось, ладно, давай в следующий раз…»

И что делают они? Они залезают  наверх, раскрывают эту крышу (это, может быть, не так сложно, как у нас вскрыть крышу, но, тем не менее), они идут почти на преступление, они снимают эту крышу и опускают расслабленного перед Христом. И не только перед Христом, но и перед народом  – ведь Он в это время что-то говорит, о чём-то рассказывает.

Они прерывают Его слово, дерзают на это, но по своей вере. А как в это время себя чувствует этот расслабленный, когда его опускают? Он всё понимает, он всё видит, всё чувствует, думает, но ничего не может сказать. И вот он перед Христом молча умоляет Его об исцелении.

Понимаете, можно вот так «раскрасить»  картинку для детей. Евангелие не раскрашено, древние книги все очень простые, там экономили слова, экономили бумагу. А мы можем для детей  рассказать, как мы это понимаем. Ребёнку будет интересно.

А если мы ещё почитаем по каким-то историческим комментариям, там очень много будет всего необычного, интересного, и дети это очень любят.

На примере своих детей знаю: когда им начинаешь рассказывать – они всегда с удовольствием слушают, спрашивают, представляют,  как будто побывали две тысячи лет назад.

«Привязать» Писание к жизни

Рассказывая детям, будем стараться «привязать» Священное Писание к жизни. Вот мы прочитали какой-то отрывок – как это меня касается? С тем же самым расслабленным. Можно сказать: «А вот у нас есть тоже дядя, который пьет». Дети знают, что есть дядя, который пьет, он не может не пить, и все это знают. А как мы ему можем помочь? А мы можем за него молиться, как вот эти его друзья, они ко Христу подошли и не сказали, а просто сделали: «Господи, исцели его!» Мы можем тоже вместе с вами молиться за этого дядю. И дети уже будут понимать, что этот сюжет относится к каждому из нас.

Не нужно чрезмерно упрощать, когда мы читаем Священное Писание. Чрезмерное упрощение – это то, что мешает и нам, и детям воспринимать Священное Писание. Не поймут, так не поймут, если есть какие-то сложные вещи, вы скажите: «Чуть-чуть подрастёшь, и ты это поймёшь, я тебе расскажу». Или попытаетесь рассказать.

Но чрезмерно упрощать не надо, иначе всё превращается в какую-то сказку, отсюда и отношение к Писанию как к сказке. Вот мы прочитали сказку про белого бычка, сказку про колобка, сказку про Красную Шапочку… И сказку про Давида и Голиафа. И всё в одном ключе  получается. А нам, напротив, нужно показать, что Священное Писание – это не сказка, это то, как мы живём, это для нас действительно учебник жизни.

Семейный уклад –  способ передачи ценностей

Третий  важный  момент передачи нашей веры и наших ценностей – это семейный уклад, то есть традиция и обычаи нашей семьи. У всех ведь они свои – как мы празднуем праздники: дни рождения, Новый год, церковные праздники, Рождество, Пасху, как мы утром встаём и вечером ложимся, как у нас происходит дома трудовое послушание.

То есть всё мама несёт, или дети помогают. Добровольно или принудительно, по графику или по просьбе. Всё это у нас – семейный уклад.

Так вот, семейный уклад способен очень многое передать – внешне, но передать, и это очень-очень важно. Если у нас есть традиция молиться, допустим, каждые утро и вечер перед едой, и мы этой традицией поделились с детьми, им гораздо проще будет эту традицию воспринять и потом.

И обратно: если традиции молиться нет, научить детей молиться будет крайне сложно. Вера должна быть неотъемлемой частью жизни семьи – не только утром, вечером и по воскресеньям, а всегда. Тогда мы это сможем передать и детям.

Воспитываем эстетически

Очень важный момент  –  это эстетическое развитие детей,  то есть фильмы, мультики, сериалы, книги, игры в семье. И начинать нужно не с того, что мы детям показываем, а с того, что мы сами смотрим. Вот если мама и папа позволяют себе смотреть какие-то развратные фильмы, сериалы при детях, и говорят: «Ой, иди! Тебе не надо смотреть, это мы смотрим, это для нас, для взрослых», то дети это тоже будут воспринимать.

Если мы смеёмся над глупыми пошлыми шутками в каких-то современных шоу вместе с детьми, и они смеются вместе с нами, воспитать в них целомудрие и правильное отношение к этим вещам очень сложно.

Поэтому важно обратить внимание, какие фильмы, мультики, сериалы мы смотрим; в какие игры играем, в том числе компьютерные; какие книги мы читаем. Если у папы с мамой кроме какого-то поверхностного детектива ничего не лежит в качестве книги, и дети это видят, попробуйте их заставить прочитать «Войну и мир» – ни за что не станут. Пока вы сами не читаете, и дети ваши не будут читать.

Если дети будут видеть, что родители читают и классику, и какую-то духовную литературу, и светскую, и интересуются чем-то – и детям будет проще это привить.

И второй момент: то, что смотрят наши дети. Вариант плохой  и самый простой: мы дали ребёнку пульт, показали ему кнопки и настроили ему детские каналы. И вот он  включил и смотрит, рот открыв, а оттуда, из телевизора, всё одно, ему даже жевать не надо, только глотать. А что там? Мы этим не владеем.

Вроде бы мультики – мультики же все хорошие, это «Дисней», хороший канал! А вы сядьте и посмотрите вместе с детьми. Во-первых, посмотрите рекламу, что вкладывают в мозг вашим детям, а рекламы очень много, иногда до трети контента – это реклама. Мультик  идет 20 минут, но у него 3 рекламных паузы по 5 минут – 15 минут реклама, 20 минут мультик, даже так бывает.

Посмотрите, что он смотрит. Вроде бы простой сериал – а какой же он простой, о чём он, умные там люди или глупые, добрые или злые, чему учит этот мультик ребёнка? Особенно это касается маленьких дошкольников. Они впитывают всё. Дошкольники нравственность воспринимают оттуда, из мультиков.

И если в мультике какой-то персонаж позволяет себе обманывать, когда это ему выгодно; позволяет хитрить, позволяет нечестно, неправильно поступать, потому что так или ему хочется, или выгодно, и это в мультике никак не осуждается, вывод не делается, ребёнок это тоже будет позволять себе.

Вот первый вариант, наихудший. Пульт в руки, настроили канал –  смотри, дорогой ребёнок…А второй вариант сложнее, но правильный. Лично, самостоятельно подбирать ребёнку весь его контент, по крайней мере, лет до 10-11.

Возьмите  выборочно советские мультики. Некоторые родители  думают, что если мультик советский – значит, он автоматически хороший. Нет. Есть замечательные советские мультики, а есть отвратительные, а есть мультики, которые смотреть неинтересно.

Заставляя их смотреть, мы детей насилуем, и, в конце концов, они подумают, что всё, что вместе с этим, тоже будет неинтересно.

Поэтому выбираете то, что ребёнку интересно будет смотреть по возрасту и по развитию. Некоторые советские мультики растянутые, там так всё медленно происходит, а современные очень быстрые. И поэтому ребёнок не воспринимает, ему скучно, он уходит. Бывает, родители говорят: ой, какой хороший мультик, сами сели и смотрят – как замечательно, как будто в детство  вернулись. Советских мультиков очень много, не обязательно даже их где-то искать, скачивать, есть на Ютюбе целые каналы, где этих мультиков море, вот поэтому показывать их хорошо.

Подбирайте современные мультики – диснеевские, современные отечественные. Есть очень много хороших, замечательных, поучительных мультфильмов – и по сказкам, и по повестям. Но вы только подбирайте, чтобы они не были пустыми по содержанию.

Не можешь победить – возглавь!

И третий момент: смотрите вместе с ними и обсуждайте. Посмотрели мультик, допустим, современный какой-то, интересный, большой – обсудите с ребёнком. Будет очень полезно и интересно. А что касается детей постарше, подростков – им уже, конечно, свою картинку не навяжешь, у них свои интересы.

Здесь совет может быть только один: садитесь и смотрите вместе с ними. Может быть,  где-то упущен момент, когда мы с ними не наладили доверительных отношений, когда они позволяют вместе с собой что-то смотреть.

Отношения можно испортить за один раз. Каким образом? Очень просто. «У-у, что за кошмар ты смотришь!» Взяли и со своей колокольни раскритиковали всё, причём никак это не объяснив, а просто раскритиковали. Поэтому как бы идеальный вариант – садиться вместе с ними смотреть.

Вариант другой – если вы знаете, что они смотрят (а это нужно узнать, ничего плохого нет), каким-то способом посмотрите это сами и попытайтесь с ними найти контакт. «А я тут посмотрела этот вот сериал – слушай, интересно!» Раз  – и ребёнок расположится. Не критикуйте сходу: «Да как ты можешь это смотреть».

Не надо критиковать, найдите там положительное, поговорите, а отрицательное дети на самом деле обычно сами видят. Они вам сами расскажут. Здесь принцип очень простой: не можешь победить – возглавь.

Не можете так – предложите детям альтернативу, из современных сериалов найдите, но вместе это посмотрите. Сейчас сериалов очень много, но надо вникать. Большинство самых  современных – очень страшные. И страшны они тем, что качественно сняты, очень интересно  и увлекательно, но там много разврата, который подается как норма жизни. Там много совершенно чуждых нам ценностей.

Но даже если ваш ребёнок их уже смотрит, и вы не можете его от этого оградить, найдите в себе силы тоже это посмотреть и с ним об этом поговорить. «Как ты считаешь: вот это хорошо или плохо?»

Не морализируя, а искренне, честно. «Я посмотрела, сюжет интересный, мне эта героиня понравилась, или герой (если девочки, они на внешний вид обращают внимание), но ты знаешь, меня так задело, и не поняла, почему вот это здесь». И ребёнок откликнется: «Да, я тоже не понял, зачем это вообще надо».

Здесь нужно доверие. Один раз сказав, «что ты за ерунду смотришь», мы доверие это подсекаем. Поэтому со старшими подростками нужно так. Я вас призываю смотреть то, что они смотрят, иначе вы их теряете. То есть вы живёте в одном мире, они живут в другом. И в каком они мире живут, вам будет неведомо, и поэтому их следующие поступки для вас могут быть шоком, потому что они поступают не так, как вы их научили, а так, как они уже восприняли это в сериале.

И на вопрос «что делать» я вам не отвечу, потому что потеряно это было в возрасте 2-7 лет, когда мы учим детей отличать хорошее от плохого и выбирать хорошее. В принципе ребёнок, если мы его научили, даже посмотрев какой-то отвратительный сериал, для себя скажет: вот это хорошо, это плохо, а это вот неправильно, – и сделает определённые выводы, и может быть, очень хорошие, и начнёт отворачиваться от плохого.

Есть и такие примеры, когда в современных сериалах разврат показан грубо, как-то слишком ярко, и у ребёнка, а особенно у девочки, происходит отторжение от этого, и она начинает говорить: нет, вот это я не буду смотреть, мне это не нравится. Мы тут думали, как бы её отвратить, и она сама по себе отвратилась. Но опять же нужно этому научить в раннем детстве.

Отношение к делу 

И последнее, что касается семейного уклада – это отношение к делу и к работе. Это очень важный момент. Вы все трудитесь, вы приходите домой. Как вы о своей работе рассказываете: дурацкая работа; я так устала, меня не ценят? И если вы это бесконечно  транслируете ребенку, то и у него тоже будет всегда так.

Поэтому отношение к труду, отношение к работе – то, что мы детям передаём. И очень важно, что мы им будем рассказывать и каким образом.

И второй момент: отношение к труду дома. Я постоянно об этом говорю: дети должны дома трудиться. У них должен быть свой фронт ответственности. Даже у мальчиков должен быть свой фронт ответственности.

Девочки, понятно, моют посуду, пол, убирают, а мальчики – что с них возьмёшь? Гвозди вколотить некуда, они бы и с удовольствием. Не будешь же их заставлять посуду мыть!

У ребёнка должен быть свой фронт работ, и он должен знать, что если он этого не сделает, за него не сделает никто. И начинать я бы рекомендовал не с заправки кровати, как обычно это делают. Начинать нужно с того, что мы можем объяснить.

Зачем заправлять кровать? Ребенку наши объяснения окажутся нелогичными: зачем её заправлять, если потом расправлять? Да, мы ему говорим: порядок будет, но для него и так порядок. Потому что мы смотрим в целом, а ребёнок в детал

ях. Целостность  картины мира он постепенно-постепенно начинает видеть, особенно маленький. А мы  воспитываем  его лет с шести-семи: в школу пошёл – всё, кровать заправляй, это главное, начинаем его мучить за это, мол,  это главный твой труд.

Попробуйте начать с того, что понятно и объяснимо – допустим, мыть посуду. Зачем мыть посуду – очень просто объяснить. Просто не мойте посуду ребёнка и принесите что-нибудь вкусное, что нужно положить в тарелку, а тарелки все грязные. «Бери тарелку грязную» – «Не хочу, противно!» – «Ну, вот видишь, надо мыть!»

И на таких примерах мы можем ребёнку показать, что это нужно. С посудой вообще редко кто спорит. Они начинают спорить, зачем её так много, давайте пусть будет у каждого по одной тарелке. Давайте, согласитесь. Убирайте у каждого по одной тарелке. Неудобно. Нет, давайте ещё по одной, то есть вот таким образом, вот это понятно.

Или мыть пол. Зачем мыть пол? Ну, потому что грязно. Приведите пример: возьмите белое что-то, проведите. Там грязь, а мы ходим, мы этим дышим. Особенно девочкам противно становится, они начинают мыть пол, пылесосить. Вот это можно просто рассказать, и ребёнок должен трудиться обязательно.

Заповеди в ценностях семьи

Другой важный момент – это заповеди  Божии в ценностях семьи. Как мы живём, на  основе каких ценностей мы принимаем решения в течение дня и в течение всей своей жизни? И наши ценности должны быть согласны с заповедями Божьими, и вот это мы детям и передаём.

С чего начать? Самое важное – отношение к родителям и к учителям, к нашим родителям и учителям нашего ребёнка. Как мы к ним относимся? К нашим родителям мы должны относиться с уважением, с почтением, со вниманием, ни в коем случае, никогда при ребёнке родителей не ругать, не критиковать, не осуждать, даже если родители неправы.

Да, бабушка не так сказала – ну ладно, простим бабушку, она старенькая. Не надо её критиковать и говорить, что она вот такая-сякая. И обсуждать родителей при детях тоже не нужно. Хотите обсудить – с мужем выйдите где-нибудь и перемывайте кости родителям, сколько хотите, потом пойдёте каяться. При детях этого не делайте. Тогда вы сохраните свой собственный авторитет.

Отношение к учителям – это больная тема, потому что когда ребёнок приходит и начинает рассказывать о якобы несправедливости со стороны учителей, мы всегда встаём на сторону ребенка, как и должны делать.

Но как только мы встаём, мы начинаем ругать учителя. А ещё при ребёнке: вот я ходила на собрание, да зачем нам это нужно, да придумали бумаги, а эти экзамены… Всё, вы авторитет взрослого учителя роняете.

Только запомните:  снижая авторитет учителя,  вы автоматически роняете и авторитет собственный – ещё и ниже, чем авторитет учителя. Поэтому к учителю нужно относиться с уважением. Даже в Священном Писании мы читаем: почитайте наставников ваших. С уважением, даже если учительница неправа, ведь можно спокойно сказать: да, наверное, она не права. Но не говорить, что она плохая.

Учитель может быть неправ, но отношения с учителями всегда выясняйте без детей. Если вам кажется, что вашего ребёнка обижают несправедливо – придите, поговорите, узнайте. Чаще всего картинка, которую вам ребёнок показывает, оказывается однобокой. Нужно выяснить всё, а потом что-то говорить. Это очень важный момент.

Отношение ко лжи и к воровству – тоже момент важный. Если мы оправдываем ложь и воровство при каких-то обстоятельствах, это крайне плохо. То есть принесли что-то с работы, что лежит бесхозно – а ведь мы своровали, мы это понимаем, и может быть, ребёнку сказали, или он это как-то понял. Мы, таким образом, оправдали воровство.

С ложью то же самое. «Но ты скажи, что ты болел! Ты скажи, что некогда, скажи, что мы ездили к врачу». Не нужно ребёнка учить врать, он и так научится без вас, вы нисколько в этом не сомневайтесь, и нам его учить этому совершенно не стоит.

И когда потом ему будет стыдно что-то сказать, он нам точно так же скажет: а я был там, я был тут. «Как же так, почему меня обманул?» «А ты же меня научил». Поэтому отношения к заповедям «не лжесвидетельствуй» и не «кради» в доме должно быть строгим. Никакой лжи. И мы сами тоже лжи не должны допускать при детях. И детям тем более – надо научиться или молчать, или говорить правду, или не делать того,  о чем потом придётся врать.

Учимся просить прощения

Важный момент, касающийся заповеди – умение просить прощения друг у друга. Очень часто, к сожалению, в семье бывают такие отношения у мужа с женой, что либо кто-то, либо оба они прощения никогда не просят. Но чаще всего кто-то один – или мама, или папа прощения не просит, вне зависимости от того, кто виноват.

И мы этому же не учим наших детей.  А научить детей просить прощения у Бога, в том числе, и у нас, и друг у друга можно только собственным примером.

Попросить прощения у ребенка – что в этом плохого, если мы действительно сорвались, его поругали?  «Прости меня, я сегодня так устал на работе, что на тебя сорвался, но я тебя очень люблю». Мы по-человечески поступили, показали ему пример. Так что  учиться просить прощения нам нужно всем. Ничего сложного нет в том, чтобы извиниться перед ребенком, этим мы не унизились, свой родительский авторитет не уронили…

Словом, передавая духовные ценности детям, любите и понимайте друг друга!

Соб. инф.

Фото из открытых источников

 

Обсудить на форуме