Как приохотить ребенка к чтению — Кашкаров А.П.

Как приохотить ребенка к чтению — Кашкаров А.П.

(5 голосов2.6 из 5)

На стра­ни­цах книги рас­смат­ри­ва­ется при­емы и методы при­об­ще­ния к семей­ному чте­нию и моти­ва­ции лич­ност­ного инте­реса. Даются опыт­ные мето­ди­че­ские реко­мен­да­ции со сто­роны роди­теля и педа­гога допол­ни­тель­ного обра­зо­ва­ния. Автор – пси­хо­лог дет­ского чте­ния, закон­чив­ший ГУКИ (Санкт-Петер­бург, кафедра Дет­ской лите­ра­туры, школа Ирины Ива­новны Тихо­ми­ро­вой) и маги­стра­туру РГПУ им. Гер­цена по про­грамме «Соци­ально-педа­го­ги­че­ские аспекты раз­ви­тия куль­туры чте­ния», член Рос­сий­ского пси­хо­ло­ги­че­ского обще­ства, совет­ник Рос­сий­ской Ака­де­мии Есте­ство­зна­ния, дей­стви­тель­ный член АРСИИ (Ака­де­мии рус­ской сло­вес­но­сти и изящ­ных искусств) им. Г.Р. Державина.

От автора. О чем эта книга?

Успех – это не пода­рок судьбы, а резуль­тат целе­на­прав­лен­ных дей­ствий. Вот почему успеху можно научиться. Вот почему успеху нужно учиться. И у кого учиться, как не у успеш­ных людей?

Из курса Андрея Яшу­рина «Будь уве­рен в себе!»

В про­дол­же­нии эпи­графа тоже самое можно ска­зать про чте­ние. С поз­во­ле­ния ска­зать «увле­че­ние» этой темой при­шло ко мне… из моей семьи. У нас все­гда много читали, и при воз­мож­но­сти, состав­ляли семей­ную биб­лио­теку. Такой же при­мер мы ста­ра­лись пере­дать и нашей дочке. Инте­ресно было наблю­дать, как она при­уча­ется к кни­гам, как учится читать, как выби­рает среди раз­ной – достой­ную лите­ра­туру. Для тех, кто не ленится вни­ма­тельно отно­ситься к сво­ему ребенку, оче­видно, что каж­дый день в нем можно нахо­дить новые инте­рес­ные осо­бен­но­сти. И я всего лишь не поле­нился делать крат­кие записи, «эпи­сто­лярно» оформ­лять наши семей­ные наблю­де­ния. За несколько лет эти днев­ники выросли до довольно зна­чи­тельно объ­ема, и обрели струк­туру. Решив поде­литься нашим роди­тель­ским опы­том в несколь­ких жур­наль­ных ста­тьях (было это в 2007–2008 гг), с удив­ле­нием обна­ру­жил, что на тему роди­тель­ского опыта (не путайте с раз­но­об­раз­ными сове­тами про­фес­си­о­наль­ных пси­хо­ло­гов, спе­ци­а­ли­стов весьма опыт­ных и «пра­виль­ных» в части своих реко­мен­да­ций, но лич­ностно не моти­ви­ро­ван­ных – как роди­тель – а потому невни­ма­тель­ных к дета­лям кон­крет­ной семей­ной ситу­а­ции) прак­ти­че­ски нет хоро­ших кни­жек, или они не про­да­ются широко (почему – это тема отдель­ного раз­го­вора). Обна­ру­жил огром­ный инте­рес к этой теме не только среди чита­те­лей, но и среди изда­те­лей. Таким обра­зом, пер­вая книжка роди­тель­ского опыта «Дет­ское чте­ние. Посо­бие для отцов» (М.: Либе­рея-Бибин­форм, 2010) отра­зила именно наши роди­тель­ские днев­ники, и выве­ден­ные на их основе реко­мен­да­ции. «Чте­ние под­ростка: посо­бие для отцов» напи­сана в соав­тор­стве с заме­ча­тель­ным биб­лио­те­ка­рем-биб­лио­гра­фом, отдав­шей про­фес­сии более двух десят­ков лет, Зина­и­дой Нико­ла­ев­ной Овсян­ки­ной, прак­ти­ку­ю­щей, кстати, вдали «от суеты горо­дов и потока машин» – в сель­ской мест­но­сти, в Воло­год­ской глу­бинке, пока еще нетро­ну­той «тле­твор­ным вли­я­нием про­гресса». В РГПУ им. Гер­цена сов­местно с кол­ле­гами мы под­го­то­вили новые мето­ди­че­ские реко­мен­да­ции – на этот раз для педа­го­гов началь­ной школы, школь­ных пси­хо­ло­гов, биб­лио­те­ка­рей и, конечно же, роди­те­лей: Каш­ка­ров А. П., Гле­бова С. А., Филип­пова Е. С. Вос­пи­та­тели чте­ния: биб­лио­тека, семья, школа. Прак­ти­че­ское посо­бие. – М.: Либе­рея-Бибин­форм. – 2011. – 339 с. – вып. 135.

Сего­дня дети учатся из всех «откры­тых источ­ни­ков». Мне не раз пред­став­ля­лась воз­мож­ность опра­ши­вать детей – в ситу­а­циях, когда они, каза­лось бы, без­осно­ва­тельно стес­ня­ются демон­стри­ро­вать чело­веч­ные свои каче­ства, как то – вза­и­мо­по­мощь, прин­ци­пи­аль­ность, под­держка това­рища, бес­ко­ры­стие. Зна­ете, какой ответ встре­ча­ется чаще всего? «Так ведь это по теле­ви­зору не пока­зы­вают». Совсем не хочется впа­дать в мен­тор­ский тон и сето­вать по поводу того, что видят с экра­нов теле­ви­зора или Интер­нета наши дети. Ведь именно от роди­те­лей зави­сит, что видят и как «копи­руют» (думают, меч­тают) наше пове­де­ние дети. Взрос­лые – как без­услов­ные транс­ля­торы отно­ше­ния ко всему, в част­но­сти к жизни имеют опре­де­ля­ю­щее вли­я­ние на ребенка. Вли­я­ние это тем больше – чем чаще ребе­нок имеет воз­мож­ность видеть «при­мер». Отсюда самый про­стой и осно­ва­тель­ный вывод: наи­боль­шее вли­я­ние на фор­ми­ро­ва­ние жиз­нен­ных цен­но­стей, миро­воз­зре­ние, морально-дело­вые каче­ства ока­зы­вает (или не ока­зы­вает – в не так уж редко встре­ча­ю­щемся слу­чае рав­но­ду­шия) семья, роди­тели. Если в семье нет искрен­него вни­ма­ния к ребенку, он почерп­нет его из дру­гих источ­ни­ков внимания.

По сово­куп­но­сти этих источ­ни­ков, по вре­мени вли­я­ния, школа стоит на вто­ром месте в этой цепочке. В школе рабо­тают педа­го­гики, не при­ле­тев­шие к нам с Луны – это наши матери, отцы, дети, бра­тья, сестры, то есть люди, живу­щие в реаль­ном, не выду­ман­ном мире гедо­ни­сти­че­ского обще­ства (ори­ен­ти­ро­ван­ного, прежде всего, на удо­воль­ствия), то есть вос­пи­ты­ва­ю­щие раз­ви­ва­ю­щу­юся лич­ность в соот­вет­ствии со сво­ими пред­став­ле­ни­ями о пра­виль­но­сти педа­го­ги­че­ских воз­дей­ствий или даже некими лич­ными кри­те­ри­ями. Это так назы­ва­е­мый чело­ве­че­ский фак­тор. Дру­гой состав­ля­ю­щей «школь­ного» вли­я­ния слу­жит непо­сред­ствен­ное обще­ние со сверст­ни­ками, одно­класс­ни­ками. Вспом­ним, что в раз­ные школь­ные пери­оды (началь­ная, основ­ная, выпуск­ные классы) доми­ни­ру­ю­щим моти­вом воз­дей­ствия будут раз­ные фак­торы: к при­меру, в воз­расте 7–10 лет можно эффек­тивно обу­чать ребенка через «игру» и ее эле­менты, в стар­ших клас­сах – через ком­му­ни­ка­цию, лич­ност­ное общение.

Семья и школа два глав­ных инсти­тута, фор­ми­ру­ю­щие лич­ность, всту­па­ю­щую во взрос­лую жизнь. Все выше­ска­зан­ное опре­де­лило выбор и мой лич­ност­ный мотив, акту­а­ли­зи­ро­ван­ный в книге, кото­рую вы сей­час дер­жите в руках.

Книгу осо­бенно реко­мен­дую для научно-мето­ди­че­ского осна­ще­ния школь­ных лабо­ра­то­рий пси­хо­ло­гии, фило­со­фии и педа­го­гики чте­ния; для повы­ше­ния ква­ли­фи­ка­ции педа­го­гов, педа­го­гов ДО (и групп про­длен­ного дня), школь­ных пси­хо­ло­гов, школь­ных библиотекарей.

Автор

Глава 1. Чтение от рождения до трех лет

Эта глава дает пред­став­ле­ние о том, как воз­можно вести беседы с самыми малень­кими детьми, заин­те­ре­со­вы­вать их на при­ме­рах про­чте­ния и роди­тель­ских ком­мен­та­риев к шедев­рам худо­же­ствен­ной лите­ра­туры. Неслож­ные при­емы спо­со­бен осво­ить любой роди­тель. Для успеш­ного вза­и­мо­дей­ствия с под­рас­та­ю­щим чита­те­лем глав­ное – хоро­шее зна­ние лите­ра­туры, нерав­но­ду­шие к малышу и тек­сту, а также уме­ние сен­са­ци­онно подать самые пота­ен­ные автор­ские мысли, исто­рии, рассказы.

1.1. Раннее чтение

Сего­дня стало модно раз­ви­вать малыша с пеле­нок: в год обу­чать чте­нию, в пол­тора – счету, в два – ино­стран­ному языку. И как-то за всем этим ран­ним обу­че­нием роди­тели забы­вают, что малыш в пер­вые годы своей жизни дол­жен, прежде всего,… играть.

Игра – важ­ней­ший эле­мент пси­хи­че­ского и интел­лек­ту­аль­ного раз­ви­тия ребенка, без кото­рого пол­но­цен­ный рост лич­но­сти сомни­те­лен. Но почему бы не свя­зать игру и чте­ние, тем более, что и то, и дру­гое легко осу­ще­ствить в семье, без при­вле­че­ния иных «спе­ци­а­ли­стов», кроме роди­те­лей, кровно заин­те­ре­со­ван­ных в раз­ви­тии сво­его про­дол­же­ния. Моя соб­ствен­ная дочь, открыла для меня новый мир дет­скими гла­зами и устами. Воз­можно, наш опыт при­го­дится и дру­гим семьям.

Когда начи­нать читать малышу

Начи­нать читать ребенку надо как можно раньше, бук­вально сразу после годо­ва­лого «юби­лея». Чтобы ребе­нок впо­след­ствии любил читать, ему, прежде всего, нужен при­мер для подражания.

Мето­дика для таких крох про­ста. Читать вслух перед сном, когда дина­мич­ные игры и дви­же­ния зату­хают, малыш лежит в кро­ватке и гото­вится ко сну.

При этом мы допол­ни­тельно при­ме­няли такой метод.

Читая дочке перед сном, сохра­няли кон­такт рука-рука (роди­теля и малыша), незна­чи­тельно мас­си­руя ладонь. При­кос­но­ве­ния любя­щего роди­теля все­гда на пользу ребенку. Кроме того, мас­саж поло­жи­тельно ска­зы­ва­ется на нерв­ной системе. Импульсы, посту­па­ю­щие от кож­ных рецеп­то­ров ладони в кору голов­ного мозга, помо­гают раз­ви­ваться рас­по­ло­жен­ным там отде­лам. Это визу­ально заметно: ребе­нок ста­но­вится спо­кой­нее и… внимательнее.

В таком состо­я­нии он спо­со­бен лучше вос­при­ни­мать чте­ние вслух, дру­гие окру­жа­ю­щие воз­дей­ствия, работа всех внут­рен­них орга­нов моло­дого орга­низма совер­шен­ству­ется, полу­чен­ные зна­ния лучше запо­ми­на­ются. И время перед сном в дан­ном слу­чае не помеха вос­при­им­чи­во­сти ребенка. Глав­ное, на мой взгляд, отсут­ствие посто­рон­них зву­ков (звон­ков, гром­кой музыки, пада­ю­щих кастрюль).

В чте­нии вслух перед сном глав­ным дей­ству­ю­щим лицом (хотя и мол­ча­щим) явля­ется сам ребе­нок, лежа­щий в кро­ватке, а про­стран­ство окру­жа­ю­щего мира выстра­и­ва­ется вокруг малень­кого чело­вечка через про­ти­во­по­став­ле­ние теп­лого дома-защиты и отно­си­тельно опас­ного внеш­него мира, тем­ного леса, волка, поля, куда ребенку пока самому ходить не надо. В 1,5–2 года «Маль­чик с паль­чик» пока еще не готов выйти в мир, он (и его бра­тья) еще слиш­ком мал для этого. По сце­на­рию сказки роди­тель уво­дит их из род­ного дома, для луч­шего про­пи­та­ния. Для нашей дочки внеш­ний мир пред­став­лялся в виде чащи тем­ного леса, и это не замед­лило ска­заться в эмо­ци­о­наль­ном плане – сказка ей не понравилась.

1.2. Как читать малышу?

Пер­вый возраст

На вто­ром году жизни наша девочка стала вдруг, без вся­кого повода, уди­ви­тельно упря­мой: почти каж­дое ука­за­ние вос­при­ни­мала с про­те­стом, ста­ра­лась насто­ять на своем. До сих пор она гово­рила о себе в тре­тьем лице, а в 1 год и 9 меся­цев стала при­ме­нять место­име­ние «я». Вме­сто преж­него: Аня хочет рас­краску», теперь гово­ри­лось «Я хочу… дай мне… ». Период упрям­ства на при­мере нашей дочери – это один из пери­о­дов нор­маль­ного раз­ви­тия, как и период под­рост­ко­вых «мета­ний», «иска­ний» и «поиска себя, сво­его места в бли­жай­шем кругу». Упрям­ство малыша в пер­вые годы жизни пока­зы­вает, что идет есте­ствен­ный про­цесс взрос­ле­ния, есте­ствен­ное раз­ви­тие ребенка.

Зна­ко­мые отцы, пыта­ю­щи­еся научить ребенка читать, жалу­ются, что не видят у малень­кого чело­века ника­кой моти­ва­ции к этому. Отсут­ствие инте­реса к про­цессу чте­ния не фатально, но лучше начи­нать его при­ви­вать с самого ран­него дет­ства. Почему?

Малыш не при­вык извле­кать удо­воль­ствие из чте­ния, ведь книг прак­ти­че­ски нет среди его основ­ных игру­шек. Веро­ятно, роди­тели сами не любят читать книжки, или делают это без удо­воль­ствия, с тру­дом выкроив минуты в тече­ние дня, или, что, на мой взгляд, еще опас­нее – заме­няют книжку мульт­филь­мом, а то и ком­пью­тер­ной игрой.

Смысл ран­него раз­ви­тия – это битва за пер­спек­тиву ребенка Науче­ние в нашем смысле – это про­цесс и резуль­тат при­об­ре­те­ния инди­ви­ду­аль­ного опыта малень­кого чело­века. Тер­мин «науче­ние» при­ме­ня­ется пре­иму­ще­ственно в пси­хо­ло­гии пове­де­ния. В отли­чие от педа­го­ги­че­ских поня­тий обу­че­ния, обра­зо­ва­ния и вос­пи­та­ния он охва­ты­вает широ­кий круг про­цес­сов фор­ми­ро­ва­ния инди­ви­ду­аль­ного опыта (при­вы­ка­ние, запе­чат­ле­ние, обра­зо­ва­ние про­стей­ших услов­ных рефлек­сов, слож­ных дви­га­тель­ных и рече­вых навы­ков, реак­ций сен­сор­ного раз­ли­че­ния и дру­гих). Как вся­кое при­об­ре­те­ние опыта, науче­ние чте­нию вклю­чает про­те­ка­ю­щие неосо­зна­ва­емо уяс­не­ние содер­жа­ния мате­ри­ала и его закреп­ле­ние (запо­ми­на­ние непроизвольное).

Роди­тели часто задают вопросы педа­го­гам, биб­лио­те­ка­рям, пси­хо­ло­гам: как читать детям, какую книгу выбрать, сколько вре­мени тра­тить на чте­ние. Но мало кто спра­ши­вает, зачем, соб­ственно, это нужно? У ребенка выра­ба­ты­ва­ется лек­си­че­ский запас, вер­ное про­из­но­ше­ние, фор­ми­ру­ется слу­хо­вое вни­ма­ние, раз­ви­ва­ется более близ­кая связь, новые вза­и­мо­от­но­ше­ния по методу «пре­по­да­ва­тель – уче­ник». Малень­кий чело­ве­чек начи­нает видеть в отце и маме не только близ­кого чело­века, заступ­ника, но и вос­пи­та­теля, кото­рый делится с ним жиз­нен­ным опы­том. Чте­ние – один из глав­ных спо­со­бов обу­че­ния и развития.

Это не только раз­вле­че­ние, спо­соб усми­рить мла­денца, но и учеба. Здесь воз­можно мно­гое, почти все методы хороши – и беседа по теме, и рас­смат­ри­ва­ние кар­ти­нок, само­сто­я­тель­ное рисо­ва­ние и пение.

В 3 года ребе­нок учится поль­зо­ваться чув­ствами, отве­ча­ю­щими за вос­при­я­тие среды, в том числе орга­нами слуха и зре­ния. Рас­смат­ри­ва­ние кра­соч­ных изоб­ра­же­ний раз­ви­вает зри­тель­ные нервы, а успо­ка­и­ва­ю­щий голос вос­пи­ты­вает при­вычку внимать.

С четы­рех лет я учил дочь читать с помо­щью книг Чуков­ского, Остера, Мар­шака, Коринца, ска­зок бра­тьев Гримм, Андер­сена. И основ­ное в чте­нии ребенку – не то, что читать, а как это делать. Для малень­кого успо­ка­и­ва­ю­щий голос роди­теля, обще­ние – все, что свя­зано с чте­нием помо­гает ощу­щать себя нуж­ным, обо­жа­е­мым. Даже если ребе­нок «непо­седа», пра­виль­ным выбо­ром вре­мени для чте­ния, вече­ром в спо­кой­ной обста­новке, уда­ется заин­те­ре­со­вать его. Поэтому даже раз­вле­ка­тель­ные книги, про­чи­тан­ные в уют­ной, спо­кой­ной, без­опас­ной атмо­сфере и оттого вызы­ва­ю­щие силь­ные, глу­бо­кие эмо­ции, гораздо лучше спо­соб­ствуют раз­ви­тию, рас­ши­ре­нию кру­го­зора, сти­му­ля­ции вооб­ра­же­ния и мыш­ле­ния и, инте­реса к обу­че­нию, чем любой раз­ви­ва­ю­щий мульт­фильм или про­грамма – боль­шая эффек­тив­ность живого обще­ния (чте­ние – это форма общения).

Учим читать перед сном

Чте­ние перед сном – отлич­ный, прак­ти­че­ски осво­ен­ный метод при­ви­тия ребенку инте­реса к чте­нию и его все­сто­рон­него умствен­ного раз­ви­тия. Не про­пу­стите пер­вое время в жизни вашего малыша, когда он наи­бо­лее вос­при­им­чив к непо­сред­ствен­ному обучению.

Нашей дочке очень нра­ви­лись такие «игры» с чте­нием и при­кос­но­ве­нием, вре­мени они много не зани­мают, а польза – огром­ная. Досто­ин­ством дан­ной мето­дики явля­ется, прежде всего, ее доступ­ность и про­стота, для нее не тре­бу­ются спе­ци­аль­ные посо­бия или игрушки.

Бук­вально через месяц после начала пред­сон­ной прак­тики чте­ния мы заме­тили, что девочка стала слу­шать с боль­шим инте­ре­сом, «гудеть» голо­сом, делать плав­ные дви­же­ния руч­ками, сжи­мать паль­чики в такт нашему при­кос­но­ве­нию, и глаза ее выра­жали осмысление.

«Сорока ворона кашку варила, деток кор­мила: этому дала (заги­ба­ние дет­ских паль­чи­ков), это дала, этому дала, а этому не дала».

Для ребенка луч­шим при­об­ще­нием к опре­де­лен­ной системе цен­но­стей стало вопло­ще­ние мира в виде сло­вес­ного и пове­ден­че­ского тек­ста, доне­сен­ного малышу через игру. Такой вос­пи­та­тель­ный про­цесс может быть легко и полно усвоен ребен­ком в воз­расте 1–3 лет. При­чем колы­бель­ные песенки с удо­воль­ствием слу­шала наша девочка и позже в 3–4 года.

По сути, этот метод изоб­ре­тен много лет назад (его автор – народ). Суть его в мате­рин­ском фольк­лоре (колы­бель­ные песни, частушки, при­ба­утки). Тот же метод исполь­зо­вали и мы, раз­но­об­ра­зив его дет­ской кни­гой, сказ­ками, напе­ча­тан­ными на бумаж­ном носи­теле инфор­ма­ции и вос­про­из­ве­ден­ными роди­тель­скими устами, сдоб­рен­ными при­кос­но­ве­ни­ями. Чте­ние ребенку перед сном в отли­чие от тра­ди­ци­он­ного мате­рин­ского фольк­лора, несет новую идею – сохра­ня­ется роди­тель­ская инто­на­ция и подача новой инфор­ма­ции зна­ко­мым голо­сом, при этом есть книжка – ее можно потро­гать, посмот­реть картинки.

Мно­гие сего­дня спра­ши­вают: почему вы реко­мен­ду­ете читать сказки или при­ме­нять, так ска­зать, сказкотерапию?

Это не празд­ный вопрос. Пси­хо­ло­ги­че­ски сказки свя­заны с маги­че­ской силой и закли­на­ни­ями. Фольк­лор­ные образы необычно емки, они про­ни­кают в душу ребенка, поскольку близки ей, гово­рят «на дет­ском языке», тем более доб­рым голо­сом роди­те­лей. В воз­расте 2–3 лет наша девочка через сказки осво­ила язык и под­со­зна­тельно научи­лась мета­фо­рам. В ее раз­го­во­рах впо­след­ствии про­яв­ля­лись срав­ни­тель­ные при­меры и дет­ский ана­лиз, таким обра­зом, ее уда­лось нена­вяз­чиво раз­вить все­сто­ронне: ана­ло­гии и срав­не­ния были ей усво­ены именно из этого пер­во­на­чаль­ного периода.

1.3. Читаем вместе

Дей­ствен­ный прием, кото­рому научила меня моя дочь

Бес­по­кой­ная и живая, про таких часто гово­рят «шило в одном месте», моя Анютка часто не могла заснуть перед сном. Это было насто­я­щей про­бле­мой. А поскольку мы с мамой вечер­ком больше любим почи­тать, чем посмот­реть теле­ви­зор (днем почи­тать совсем нет вре­мени), то ребе­нок сам пред­ло­жил ори­ги­наль­ное и непо­сред­ствен­ное реше­ние вопроса.

Когда доче было 3 года, уже гото­вясь ко сну лежа в своей постельке, спро­сила: что вы там читаете?

Тогда мне при­шла на ум эта идея. Я ска­зал «сей­час ты узна­ешь» и, неза­метно под­ме­нив исто­ри­че­скую книгу на дет­скую сказку «Дюй­мо­вочка», про­чел ей сцену диа­лога Дюй­мо­вочки и Крота.

Анютка заин­тер­со­ва­лась, пере­стала «взби­вать» оде­яло, при­тихла и «обра­ти­лась в слух». Когда я решил про­ве­рить ее реак­цию, и закон­чил чте­ние (не дочи­тав до конца), дочка запро­те­сто­вала и попы­та­лась рас­ка­приз­ни­чаться. Сила этого дет­ского про­те­ста была не менее той, когда мама, в целях про­фи­лак­тики дет­ского здо­ро­вья, не поку­пает ей уже уви­ден­ное дет­скими глаз­ками, ягодно-фрук­то­вое моро­жен­ное. При­шлось дочи­тать до конца.

На сле­ду­ю­щий вечер я полу­чил просьбу-тре­бо­ва­ние, обра­до­вав­шую меня искренне: «папа, почи­тай». Я про­чи­тал вслух снова.

Даже спа­сибо дочка ска­зала по-сво­ему – поло­жила мне под подушку свою куклу.

Кстати, под дет­скую сказку хорошо заснула и моя жена. На сле­ду­ю­щий день мы поэкс­пе­ри­мен­ти­ро­вали (люблю экс­пе­ри­менты) снова, только в роли чтеца была мама. Вот так, по оче­реди «с мамой с папой» (как гово­рит моя дочь), а потом уже само­сто­я­тельно ребе­нок научится любить книги.

Вни­ма­ние, важно!

В про­цессе чте­ния вслух отве­чайте на все вопросы вашего ребенка, раз­би­райте поступки ска­зоч­ных героев, про­во­дите парал­лели со взрос­лыми людьми и поступ­ками, ана­ли­зи­руйте финал произведения.

Поста­рай­тесь сде­лать чте­ние перед сном хоро­шей семей­ной тра­ди­цией, ори­ги­наль­ным обя­за­тель­ным риту­а­лом. И поста­рай­тесь не нару­шать эту традицию.

Про­во­дить время вме­сте – зна­чит отдать ребенку все вни­ма­ние цели­ком. Тогда ребе­нок с нетер­пе­нием будет ждать того момента, когда вы дружно сядете вме­сте, и возь­мете в руки книгу или жур­нал. Чте­ние, став для ребенка инте­рес­ней­шим и люби­мым заня­тием, явля­ется хоро­шим под­спо­рьем и в педа­го­ги­че­ской дея­тель­но­сти. Гото­вится к вечер­нему чте­нию ребе­нок ответ­ственно (если здесь уместно такое опре­де­ле­ние), опа­са­ясь рас­стро­ить маму или папу своим «рас­ша­лив­шимся» поведением.

Это напо­ми­нает дет­ское пове­де­ние перед днем рож­де­ния или новым годом, когда ожи­да­ется люби­мый пода­рок. Пода­рок ста­но­вится сим­во­лом любви, когда ребе­нок видит, что роди­тели забо­тятся о нем. Чте­ние перед сном также явля­ется нашим скром­ным подар­ком нашей дочери, только пой­мет она это чуть позже.

Сам по себе спо­кой­ный и счаст­ли­вый сон ребенка явля­ется подар­ком. Вашим подар­ком. Но пода­рок надо заслужить.

Под дет­скую сказку хорошо засы­пают и взрос­лые, даже стра­да­ю­щие бес­сон­ни­цей. Этот метод неод­но­кратно про­ве­рен на моей жене, когда я ей читал сказки несколько вече­ров подряд.

Все мы немножко дети. Во взрос­лой жизни вполне допу­стимы дет­ские увле­че­ния, и роле­вые игры, в част­но­сти учи­тель – уче­ник, биб­лио­те­карь – чита­тель, чтец-декла­ма­тор – вни­ма­тель­ный слу­ша­тель, помо­гают «взрос­лому» обще­нию. К сожа­ле­нию, это «забы­тая» тема, но от этого не менее важ­ная. Дос­ко­наль­ное изу­че­ние кото­рой, уве­рен, дало бы нашему миру мно­же­ство откры­тий, как в обла­сти пси­хо­ло­гии чувств, так и в обла­сти здо­ро­вого сна.

Метод домаш­него чте­ния в семье

Мето­дика домаш­него чте­ния в семье – это целая про­грамма, состо­я­щая из несколь­ких тема­ти­че­ских моду­лей спе­ци­ально для научно-мето­ди­че­ского осна­ще­ния школь­ных лабо­ра­то­рий пси­хо­ло­гии, фило­со­фии и педа­го­гики чте­ния; для повы­ше­ния ква­ли­фи­ка­ции педа­го­гов, педа­го­гов ДО (и групп про­длен­ного дня), школь­ных пси­хо­ло­гов, школь­ных библиотекарей.

Для при­об­ще­ния к чте­нию в семьи почти все методы хороши. Можно читать и делать пометки, а можно слу­шать и ана­ли­зи­ро­вать. Как этим зани­ма­лись мы в фор­мате нашей «клас­си­че­ской» семьи из трех человек?

Мама читает, папа поме­чает (запи­сы­вает) – вопросы, цитаты, созвуч­ные мысли – по тек­сту, дочка задает уст­ные вопросы, тут же рисует пер­со­на­жей (и даже сценки); сразу понятно, какая часть или абзац тек­ста про­из­вел на нее наи­боль­шее впечатление.

Потом меня­емся ролями: читает папа, мама поме­чает и запи­сы­вает, дочка задает вопросы и зари­со­вы­вает. Потом даем читать дочке. Если еще оста­лись вопросы – спра­ши­ваем ее мне­ние о том, что ей уже известно о героях и по теме книжки. Дочка вспо­ми­нает, что ей известно, отве­чает, делает пред­по­ло­же­ния вслух – о чем не знает, что в свою оче­редь систе­ма­ти­зи­рует инфор­ма­цию еще до ее фун­да­мен­таль­ного изу­че­ния, она задает вопросы нам, и сразу хочет полу­чить ответ. Так у дошколь­ника и даже млад­шего школь­ника про­ис­хо­дит само­сто­я­тель­ная поста­новка соб­ствен­ных целей, что, в свою оче­редь, раз­ви­вает ее лич­ност­ный интерес.

Поста­новка вопро­сов пред­по­ла­гает актив­ное обу­че­ние, поэтому семей­ные встречи про­во­дятся почти еже­дневно, перед сном. В резуль­тате – тре­ни­ру­ется память и эффек­тивно усва­и­ва­ется текст.

В дан­ном слу­чае вся­кое дей­ствие, пред­по­ла­га­ю­щее нали­чие соб­ствен­ной рефлек­сии идет на пользу вос­пи­та­ния ребенка. Опи­сан­ная тех­но­ло­гия вполне вос­про­из­во­дима: так зани­маться с ребен­ком поис­тине может каж­дый… если захо­чет и най­дет время, глав­ное делать это систе­ма­ти­че­ски – с обя­за­тель­ным закреп­ле­нием результата.

Суще­ствуют и дру­гие методы для усво­е­ния тек­ста и его твор­че­ского ана­лиза, к при­меру, постро­е­ние кла­сте­ров и запол­не­ние про­стых для пони­ма­ния ребенка таб­лиц, состо­я­щих из трех столб­цов – «знаю», «хочу узнать», «узнал»; в столбцы зано­сится соот­вет­ству­ю­щая инфор­ма­ция по каж­дому кон­крет­ному новому для ребенка поня­тию, взя­тому из про­чи­тан­ного текста.

Вопросы, пред­ла­га­е­мые дошколь­нику в помощь – для ана­ли­ти­че­ского мыш­ле­ния следующие:

  • что ты уже зна­ешь о… ?
  • в чем раз­ница между героями?
  • в чем они похожи?
  • при­веди при­мер похо­жей исто­рии, кото­рую ты знаешь;
  • что слу­чится если… про­дол­жить повествование.

И дру­гие.

Рас­смот­рен­ный метод поз­во­ляет сгла­дить «кри­ти­че­ские точки» в вос­пи­та­нии и скор­рек­ти­ро­вать наме­ча­ю­щи­еся проблемы:

  • состо­я­ние изо­ля­ции ведет к неадек­ват­ной иден­ти­фи­ка­ции ребенка;
  • уход от тес­ных меж­лич­ност­ных отно­ше­ний про­во­ци­рует страх взрос­ле­ния и перемен;
  • непри­ня­тие лич­ност­ного инте­реса ребенка роди­те­лями ведет к раз­мы­ва­нию про­дук­тив­ных и твор­че­ских спо­соб­но­стей лич­но­сти, сосре­до­то­че­ния на глав­ной дея­тель­но­сти, отказу от само­опре­де­ле­ния и выбор отри­ца­тель­ных образ­цов для подражания.

Читайте ребенку книжки вслух, не жалейте на это вре­мени и сил. По соб­ствен­ному опыту знаю – трудно только начать. Орга­низм (и ваш и ребенка) устроен так, что быстро при­вы­кает (при­спо­саб­ли­ва­ется) к задан­ному и под­дер­жи­ва­е­мому режиму работы, поэту, ни ран­ние подъ­емы (хорошо зна­комо «ран­ним пташ­кам»), ни чте­ние перед сном ребенку (после отни­ма­ю­щей силы работы) не явля­ются пре­пят­ствием для орга­низма. Оста­но­вить вас может только лень.

Весьма веро­ятно, что при­уче­ние ребенка к чте­нию в ран­нем воз­расте 3–6 лет, в даль­ней­шем соста­вит силь­ную моти­ва­цию для нее (него), и изба­вит от необ­хо­ди­мо­сти застав­лять ребенка учиться. Чте­ние вслух делает ребенка любо­зна­тель­ным, отвле­кает от теле­ви­зора и ком­пью­тера, на инте­рес­ных лите­ра­тур­ных при­ме­рах учит жизни. Сов­мест­ное чте­ние и сопе­ре­жи­ва­ние сбли­зили нас с доче­рью. Наде­юсь, она будет пом­нить эти моменты всю жизнь (как они не забы­ва­емы для меня).

Вспом­ним А. С. Пуш­кина, глав­ный чело­век, запом­нив­шийся с дет­ства, и свя­зан­ные с ним вечер­ние сказки – кто? Няня. У нас нянь нет, поэтому мы тут «сами с усами».

На что обра­щать вни­ма­ние: пра­виль­ная инто­на­ция при чте­нии вслух

Перед роди­те­лями, пси­хо­ло­гами, биб­лио­те­ка­рями часто встает вопрос, как найти под­ход к ребенку, научить его, подо­брать ключ к его чув­ствам. Попро­буйте вот это. Читайте нечто очень зани­ма­тель­ное для ребенка, а на самом инте­рес­ном месте пре­ры­вай­тесь. Сде­лайте вид, что вспом­нили про неот­лож­ное дело или у вас сел голос. Ребенка бук­вально рас­пи­рает от любо­пыт­ства, и тогда он сам берет в руки книгу. Этот метод хорош для всех детей, уже уме­ю­щих читать.

Этот же метод под­хо­дит и для самых малень­ких. Для тех, кто читать еще не научился. Ребе­нок под­со­зна­тельно пой­мет, ожи­дая про­дол­же­ния чита­е­мого вслух рас­сказа, насколько инте­рес­ным явля­ется про­цесс чте­ния, узна­ва­ния нового.

Один из «язы­ков любви» – поощ­ре­ние. Похвала, бла­го­дар­ность, лас­ко­вая под­держка, при­кос­но­ве­ния, обод­ря­ю­щие слова выра­жают любовь и заботу. Не забы­вайте поощ­рять ребенка, когда он нахо­дится на пра­виль­ном пути.

Итак, вы чита­ете дошколь­нику слух. Согла­си­тесь, два важ­ных вопроса «что читать» и «как читать» нельзя оста­вить без ответа. Моя дочь в период взрос­ле­ния любила, когда ей читали стихи и сказки. Если выбор «что читать» роди­тель может осу­ще­ствить, опи­ра­ясь на свой опыт, навыки, чув­ства стиля и клас­си­че­ские про­из­ве­де­ния дет­ских авто­ров, то «как читать» – потре­бует более серьез­ных прак­ти­че­ских навы­ков, уме­ния, сфор­ми­ро­ван­ных про­фес­си­о­наль­ными рекомендациями.

В Госу­дар­ствен­ном Уни­вер­си­тете Куль­туры и Искусств С‑Петербурга пре­по­дает при­знан­ный из немно­гих спе­ци­а­лист в обла­сти дет­ского чте­ния, кан­ди­дат педа­го­ги­че­ских наук Ирина Ива­новна Тихо­ми­рова, научив­шая меня мно­гому из сво­его опыта.

Можно ли научиться инто­на­ции, кото­рая бы точно отра­жала содер­жа­ние тек­ста? Навер­ное, нет. «Это тоже самое, что обу­чаться пла­кать, сме­яться, горе­вать, радо­ваться». Но можно найти инто­на­цию по ситу­а­ции. Ведь вся­кая речь – ситу­а­тивна. Инто­на­ция, в извест­ной сте­пени, непро­из­вольна. С пере­да­чей чита­е­мого вслух тек­ста, живость речи, инто­на­ци­он­ное соот­вет­ствие про­яв­ля­ется в ситу­а­ции обще­ния. Речь «чужая» должна быть чте­цом при­сво­ена, должна стать «своей». Надо сооб­щать о своих соб­ствен­ных мыс­лях, счи­тая, что для слу­ша­теля (и малень­кого тоже) эти сооб­ще­ния новы и инте­ресны. Один из путей уси­лить инто­на­ци­он­ную насы­щен­ность при вос­про­из­ве­де­нии тек­ста вслух – уме­ние поль­зо­ваться логи­че­скими пау­зами. Научить слы­шать логи­че­скую паузу пока невоз­можно, поскольку это ско­рее физио­ло­ги­че­ский про­цесс, этот навык можно раз­вить путем тре­ни­ро­вок и ана­лиза текста.

Пауза может воз­ник­нуть в начале фразы – перед сло­вами, внутри фразы – между сло­вами, и в конце фразы – после про­чи­тан­ных слов. В послед­нем слу­чае такая пауза назы­ва­ется пси­хо­ло­ги­че­ской. В пер­вом слу­чае пауза пре­ду­пре­ждает зна­че­ние слов пред­сто­я­щих; во-вто­ром – про­яв­ляет зави­си­мость (объ­еди­ня­ю­щую или разъ­еди­ня­ю­щую) выска­зан­ной мысли от мысли печат­ной, в тре­тьем – уси­ли­вает зна­че­ние фразы, зву­чит вопро­сом, застав­ляет заду­маться, пере­осмыс­лить текст.

В этом ключе длин­ные паузы ста­вят в конце строф и после запятых.

Вот, как бы сле­до­вало про­чи­тать сти­хо­тво­ре­ние Н. Руб­цова «Я под­нял дерево». Корот­кую паузу обо­зна­чим \, длинную \\.

Я под­нял дерево\\
Оно росло не стоя,\\
Лесок его,\\ как в битве, потерял.\\
Оно \ не гово­рило со звездою,\\
И соло­вей его \ не удивлял.\\
Оно,\\ скажу,\\ ползло в лесу заветном,\\
Что кро­нами встре­чает синеву,\\
Оно ползло,\\
Уни­жен­ное ветром,\\
И бро­шен­ное намертво в траву!\\
О нем \ уже не пом­нила округа,\\
Ликуя, \\веш­ней све­же­стью дыша… \\
Я под­нял это дерево,\\
Как друга.\\
О, \\ как заго­во­рила в нем душа!\\

При чте­нии детям чтецу важно пред­ста­вить себя не столько рас­сказ­чи­ком, сколько дей­ству­ю­щим лицом (осо­бенно, когда рас­сказ идет от пер­вого лица).

Метод обу­че­ния через игру

Как заста­вить ребенка вни­ма­тельно слу­шать текст, с помо­щью каких средств и мето­дов зажечь в их гла­зах пыт­ли­вый ого­нек жажды зна­ний. Воз­можно ли это? Еще древ­ние рим­ляне гово­рили, что «корень уче­ния горек». Но зачем же учить ребенка со сле­зами тому, чему можно выучить с улыбкой?

Если ребенку инте­ресна книга, чита­е­мая отцом (мате­рью), то и обу­че­ние чте­нию может изме­нить свой «вкус». Но нужно найти под­ход к сво­ему ребенку, учи­ты­вать воз­раст­ные и пси­хо­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти. Поскольку пред­по­чте­ния в чте­нии у маль­чи­ков и дево­чек не оди­на­ковы, как не оди­на­ковы они у одно­по­лых детей в раз­ном воз­расте взросления.

А для того, чтобы чте­ние захва­ты­вало и увле­кало мою дочь, между про­чи­тан­ными тек­стами я ввожу загадки и игро­вые формы с загад­ками. И именно в загад­ках осо­бенно эффек­тивно раз­ви­ва­ется интел­лект. Самым важ­ным пери­о­дом и здесь явля­ется период детства.

Важно, чтобы с ран­них лет язы­ко­вое чутье фор­ми­ро­ва­лось под вли­я­нием высо­ко­куль­тур­ной рече­вой среды, чтобы она созда­ва­лась на основе интел­ли­гент­ной речи роди­те­лей, чте­ния худо­же­ствен­ной лите­ра­туры раз­ных жан­ров дома и в школе. Конечно, школа посте­пенно исправ­ляет даже невер­ную инто­на­цию, но про­цесс исправ­ле­ния про­ис­хо­дит трудно и долго, поэтому надо с самого ран­него воз­раста учить детей пра­вильно, гра­мотно и образно выра­жать свои мысли.

А в этом неза­ме­ни­мую помощь ока­зы­вают загадки. – этот жанр худо­же­ствен­ной лите­ра­туры дети любят. Им нра­вится раз­га­ды­вать загадки, при­ду­мы­вать самим. Загадка раз­ви­вает в ребенке догад­ли­вость, сооб­ра­зи­тель­ность. Загадки откры­вают в самых про­за­и­че­ских вещах и пред­ме­тах высо­кую поэ­зию, и ребе­нок откры­вает для себя поэ­зию окру­жа­ю­щего мира, что обо­га­щает его мыш­ле­ние и речь.

Чтобы соста­вить загадку взрос­лому сего­дня не обя­за­тельно «мор­щить лоб» при­ду­мы­ва­нием; поскольку тре­бо­вать от неспе­ци­а­ли­ста навы­ков кросс­вор­ди­ста не кор­ректно – для этого есть совре­мен­ные посо­бия и уже гото­вые загадки, кото­рые малень­кий ребе­нок знать не может. Но важно научить его пра­вильно отга­ды­вать загадки-ребусы. Для этого нужны не столько зна­ния на память самих зага­док, сколько мето­дика ана­ли­ти­че­ского и логи­че­ского осмыс­ле­ния услы­шан­ного (или тек­ста). Напри­мер, чтобы отга­дать загадку:

Рас­тет у окошка в гли­ня­ной  плошке

Зеле­ный  ежик без головы  и без ножек. (Как­тус)

Необ­хо­димо научить ребенка выстра­и­вать ассо­ци­а­тив­ный ряд, соот­вет­ству­ю­щий каж­дому из опре­де­ле­ний. Сна­чала при­дется под­ска­зы­вать.

В выше­при­ве­ден­ном при­мере я выде­лил особо зна­чи­мые, обра­зу­ю­щие слова, веду­щие ребенка к само­сто­я­тель­ной раз­гадке. После зага­ды­ва­ния загадки между мной и доче­рью про­ис­хо­дит при­мерно такой диалог:

– Кто это?

– Не знаю, папа.

– А ты поду­май! Что такое гли­ня­ная плошка? Пом­нишь, летом в деревне мы копали глину для печи?

– Помню. Вяз­кая такая, фу (пере­дер­ги­ва­ется лицом). От нее потом руки сухие, сухие…

– А пом­нишь, бабушка – что из глины делала?

– Помню. Она кру­тила горшки для хрюши.

– Пра­вильно. Так на что похожа глина?

– На горшок!

– Ура! Моло­дец! Получи соле­ный огурец!

Хи-хи-хи…

Идем дальше.

– Зеле­ный ежик, без головы и без ножек… Что еще может быть у нас зеленое?

Здесь для луч­шей усво­я­е­мо­сти мате­ри­ала стоит повто­рить всю загадку цели­ком снова (повто­ре­ние – мать учения).

– Зеле­ный – кро­ко­дил… потом… зеле­ный шарик, потом зеле­ный… цветок.

– Моло­дец! Но кро­ко­дилы живут в жар­ких стра­нах и имеют ножки и головку, так?

– Да.

– А шарик разве похож на глину?

– Не‑а…

– Тогда что? Что стоит на окне?

– Цве­ток! (уф, на лице облег­че­ние, с плохо скры­ва­е­мым удо­воль­ствием, именно такое лицо, навер­ное, было у Ари­сто­теля, когда он закри­чал «Эврика», выпры­ги­вая из омы­валь­ного источника)

– Моло­дец, зайка моя. Но это не про­стой цве­ток, раз он без головы и без ножек. Поду­май, «зеле­ный ежик»…

– Как­тус!

Это заня­тие явля­ется не менее увле­ка­тель­ным, чем про­смотр теле­ви­зора или пере­жи­ва­ния о неза­вер­шен­ном про­екте на работе.

Если «урок» с соб­ствен­ным ребен­ком про­ве­сти в играх-загад­ках, он запом­нится надолго.

Забота о содер­жа­тель­но­сти, о логи­че­ской после­до­ва­тель­но­сти и пра­виль­но­сти дет­ских выска­зы­ва­ний должна быть одной из пер­вых забот роди­те­лей при работе с детьми над их речью. Речь нужно раз­ви­вать все время, опи­ра­ясь на мыш­ле­ние. Архи­важно одно­вре­менно с забо­той о речи воз­буж­дать у ребенка работу мысли. Я говорю дочке:

Загадка – это задачка, кото­рую надо решить. Это кра­соч­ное опи­са­ние пред­мета, глав­ных его черт. Чтобы избе­жать ошибки при отга­ды­ва­нии зага­док тебе необходимо:

  • вни­ма­тельно слу­шать вопрос;
  • поду­мать над каж­дым при­зна­ком отга­ды­ва­е­мого предмета;
  • не торо­питься c отве­том, а вни­ма­тельно взве­сить все признаки.

В загадке каж­дое слово важно. Поэтому его нужно про­из­но­сить четко, ясно, с логи­че­ским уда­ре­нием, выдер­жи­вая паузы. А для того, чтобы рас­сказ­чика было при­ятно слу­шать – важно, чтобы речь была выра­зи­тель­ной и эмоциональной.

Интел­лек­ту­аль­ные игры отлично под­хо­дят в огра­ни­чен­ном про­стран­стве купе поезда или в иных слу­чаях, когда тре­бу­ется занять время малень­ких слу­ша­те­лей. Еще пример:

Напри­мер, игра, в кото­рой слова-отгадки должны сле­до­вать одна за дру­гой в виде цепочки слов. Послед­няя буква пер­вого слова явля­ется пер­вой бук­вой сле­ду­ю­щего слова. И конечно, не забы­ваем о духе здо­ро­вого соревнования.

Напри­мер:

Сто­рож пло­хой: сле­пой, глу­хой, не тро­нешь – мол­чит, а тро­нешь – кри­чит. (Зво­нок)

Мор­дочка уса­тая, шубка полосатая,
Часто умы­ва­ется, а с водой не зна­ется. (Кот)

По окон­ча­нии игры для поощ­ре­ния детей важно, чтобы кто-то (лучше, если это будет побе­ди­тель преды­ду­щего кон­курса), вру­чил слад­кие призы луч­шим отгадчикам.

Для пере­дачи (пере­сказа) про­чи­тан­ного тек­ста ребенку нужно учиться гово­рить «сво­ими сло­вами», а взрос­лому – все­воз­можно поощ­рять дет­скую ини­ци­а­тиву. Для раз­ви­тия соб­ствен­ного сло­вар­ного запаса малень­кому слу­ша­телю и чтецу важно пони­мать зна­че­ния мак­си­мально воз­мож­ного коли­че­ства слов. Но и пере­усерд­ство­вать нельзя – каж­дые 30 минут интел­лек­ту­аль­ных упраж­не­ний давайте ребенку отдых, лучше всего физи­че­ский. Мы редко про­дол­жали заня­тия с доч­кой в воз­расте 5 лет в общей слож­но­сти более одного часа.

Загад­ко­те­ра­пия

Как загадки, так и отгадки учат ребенка думать, раз­мыш­лять, вос­хи­щаться и мет­ко­стью рус­ского слова, его выра­зи­тель­но­стью и образностью.

Напри­мер:

Гро­мых­нул дале­кий гром,
тучка брыз­нула дождем.
И в пол неба вдруг повисло
про­тив солнца коро­мысло. (Радуга)

Вопросы ребенку (ста­рай­тесь, чтобы ребе­нок давал мно­го­слож­ные раз­вер­ну­тые ответы, не огра­ни­чи­ва­ясь «да» или «нет», на ответ «не знаю» я про­сил поду­мать еще):

  • Как ты опре­де­лила, что это радуга?
  • Сколько цве­тов у радуги? Назови.
  • С чем срав­ни­ва­ется радуга? Почему?
  • Какая строчка зву­чит неправ­до­по­добно, как впонарошку?
  • Вставь про­пу­щен­ные буквы в слово к..р..мысло.

Или, напри­мер, вто­рой вариант:

С неба падал лег­кий пух, он похож на белых мух.
Запу­шил леса, поля – стала белой вся земля. (Снег)

  • Как ты дога­да­лась, что это снег?
  • В каком месяце выпа­дает пер­вый снег?
  • Какой самый глав­ный празд­ник зимой?
  • Какие еще зим­ние празд­ники ты знаешь?

Когда ребе­нок освоил бога­тый мате­риал об осо­бен­но­стях загадки, научился их отга­ды­вать не меха­ни­че­ски, а путем логи­че­ского, после­до­ва­тель­ного рас­суж­де­ния, пра­виль­ного обос­но­ва­ния сво­его выбора, тогда можно пере­хо­дить к сле­ду­ю­щему твор­че­скому этапу – к само­сто­я­тель­ному состав­ле­нию зага­док. Дочка начала сама прак­ти­ко­вать сочи­не­ние зага­док в семи­лет­нем воз­расте. Она сочи­нила: «что вниз рас­тет, зве­нит и капает?».

Я мучился два дня, потом жена под­ска­зала: сосулька. У любого ребенка самое нешаб­лон­ное мыш­ле­ние на свете.

Еще раньше из дет­ского сада она «при­несла» загадку, кото­рую не раз­га­дала без под­сказки даже жена, все при­го­то­ви­лись, вни­ма­ние на текст:

Это чер­ная?

Нет, крас­ная!

А почему белая?

Потому что зеленая!

В ходе раз­га­док и состав­ле­ния зага­док у детей выра­ба­ты­ва­ется поло­жи­тель­ный мотив к заня­тиям сло­вес­ным твор­че­ством, овла­де­нию при­е­мами худо­же­ствен­ной речи.

Время зага­док не прой­дет нико­гда. И не слу­чайно, что этот жанр широко при­ме­нялся в обу­че­нии детей вели­кими педа­го­гами К. Д. Ушин­ским, Л. Н. Тол­стым и др.

Рабо­тают не только взрос­лые, но и дети. Только дет­ская твор­че­ская работа по фор­ми­ро­ва­нию выра­зи­тель­ной, гра­мот­ной речи не опла­чи­ва­ется явно. Она опла­чи­ва­ется опо­сре­до­вано, вкла­дом в буду­щее успеш­ное обу­че­ние и карьеру. Ребе­нок еще «не пони­мает все совсем». Но как это важно понять роди­те­лям, сегодня.

В основе всего – лич­ный пример

Роди­тели сами читают книги и гово­рят друг с дру­гом о про­чи­тан­ном, тогда и малыши посте­пенно вовле­ка­ются в книж­ную орбиту.

Но сна­чала о трех типич­ных ошибках.

Нельзя навя­зы­вать детям про­из­ве­де­ния, тем более выда­ю­щи­еся, до кото­рых они еще не доросли. Но необ­хо­димо сооб­щать о суще­ство­ва­нии вели­ких про­из­ве­де­ний, что-то из них с удо­воль­ствием зачи­ты­вать. Напри­мер, в про­из­ве­де­нии Л.Н.Толстого «Война и мир» доста­точно обще­куль­тур­ных ситу­а­ций, затра­ги­ва­ю­щих лич­ност­ные инте­ресы чело­века любого воз­раста и харак­тера. Важно позна­ко­мить с ними – что-то обя­за­тельно затро­нет душу малень­кого читателя.

Ни в коем слу­чае не стоит зава­ли­вать детей чужими суж­де­ни­ями о про­из­ве­де­нии, как хва­леб­ными, так и нега­тив­ными. Важно дождаться суж­де­ний и вопро­сов самого ребенка. И если его фан­та­зия про­буж­да­ется, зна­чит, про­из­ве­де­ние воз­дей­ствует, зацеп­ля­ется в эмо­ци­о­наль­ной памяти.

При чте­нии книги глав­ное – чув­ство­вать и пере­жи­вать, а не узна­вать новое.

В нашей «клас­си­че­ской» семье из трех чело­век по вече­рам про­ис­хо­дит сле­ду­ю­щее. Мама читает вслух, папа по ходу дела поме­чает на листе (запи­сы­вает) – вопросы, цитаты, созвуч­ные мысли, а дочка тоже слу­шает и что-то рисует (пер­со­на­жей или сценки). Она может заго­во­рить – пре­рвать чте­ние – в любой момент, и мы начи­наем разговаривать.

Потом меня­емся ролями – читаю я или дочь.

О чем мы обычно раз­го­ва­ри­ваем? О тех ситу­а­циях, кото­рые нас заин­те­ре­со­вали, очень часто – о том, кто и что по теме книжки или о ее героях знает что-нибудь еще. На кого он похож? Что это напоминает?

Дочке, ока­зы­ва­ется, очень много известно, и нужен только слу­чай, чтобы вспом­нить. Хотя больше всего она любит делать пред­по­ло­же­ния вслух о том, о чем не знает, – при­ду­мы­вать. И это очень боль­шое под­спо­рье для под­дер­жа­ния инте­реса. Раз­го­вор полу­ча­ется спон­тан­ный, живой – часто он ухо­дит далеко от сюжета книги.

Нетрудно заме­тить: с одной сто­роны, это радост­ное вре­мя­пре­про­вож­де­ние, а с дру­гой – мощ­ная пси­хо­ло­ги­че­ская под­держка, кото­рую ребе­нок полу­чает от семьи. Хотя пер­вая цель – чтобы чте­ние стало необходимостью.

Сего­дня много спо­рят: есть ли буду­щее у чте­ния как тако­вого? Да нет у чело­века без чте­ния ника­кого буду­щего. Осо­бенно хорошо это пони­мают люди, нахо­дя­щи­еся в труд­ных жиз­нен­ных ситу­а­циях. По сути, так мы укреп­ляем силы ребенка, делая его в буду­щем успеш­ным, силь­ным, гар­мо­нич­ным, при­об­щая его к чтению.

Вспом­ните цитату из вели­ких: «кто не обу­чился в юно­сти – того ста­рость бывает скучна» Ека­те­рина II).

Что может помочь нашему бла­гому делу? Созда­ние научно-иссле­до­ва­тель­ских цен­тров (лабо­ра­то­рий чте­ния и духов­ного воз­рож­де­ния) в раз­ных реги­о­нах – уско­рит про­цесс гума­ни­за­ции обще­ства. Твор­че­ские лабо­ра­то­рии чте­ния вполне уместно созда­вать в шко­лах. Цен­тры чте­ния уже созданы на базе круп­ных биб­лио­тек; это, несо­мненно, тре­бует их финан­со­вой под­держки. Но если не под­дер­жи­вать сего­дня – зав­тра может быть совсем поздно.

Сноски

*Читать ребенку вслух, разу­ме­ется, можно и нужно днем. Однако, такая воз­мож­ность в совре­мен­ных ячей­ках обще­ства есть не все­гда по при­чине заня­то­сти роди­те­лей на работе. И если нет бабу­шек, нянь, дом­ра­бот­ниц (о каче­стве вос­пи­та­ния наем­ным пер­со­на­лом – отдель­ная тема) – читать при­дется в осво­бо­див­ше­еся время, наи­бо­лее ста­биль­ное из кото­рого – вечер, перед сном.

1.4. Методики по раннему семейному чтению. История сказок

Встре­ти­лись Бяка и Бука.
Никто не издал ни звука.
Никто не подал и знака –
Мол­чали Бука и Бяка.
И Бука думал со скукой:
«Чего он так смот­рит – букой?»
А Бяка думал:
«Однако, какой он ужас­ный – Бяка… »

Б. Захо­дер

Книга, кото­рая не рабо­тает на совре­мен­ность – уста­рела. А дет­ская книга? То же самое можно ска­зать о сказ­ках, в кото­рых, как известно, «намек – доб­рым молод­цам урок», не все явля­ется бес­смыс­лен­ной выдум­кой. Однако, назы­вая какое-либо про­из­ве­де­ние «сказ­кой» мы правы лишь отча­сти, поскольку сказка – это нечто боль­шее, я бы ска­зал – это мост между про­шлым и буду­щем, что будет сто­ять вечно, пока суще­ствует книга. В раз­ные вре­мена сказка счи­та­лась то «низ­ким жан­ром» (Г. Х. Андер­сен), то при­ви­ле­гией кухонь и дет­ских (Ш. Пьеро). Но много ли мы знаем об исто­рии ска­зок и их авто­рах, оли­це­тво­ряв­ших собой вехи исто­рии и раз­ви­тия дет­ской лите­ра­туры от пер­вых «народ­ных» ска­зок с лубоч­ными кар­тин­ками – до наших дней?

Вспом­ним, к при­меру, попу­ляр­ный вплоть до 1917 года романс «Вечер был, свер­кали звезды… », он же «Сиротка» – самое попу­ляр­ное сти­хо­тво­ре­ние в Рос­сии с момента его опуб­ли­ко­ва­ния (1843).

Вечер был; свер­кали звёзды;
На дворе мороз трещал;
Шёл по улице малютка,
Поси­нел и весь дрожал.
“Боже! – гово­рил малютка, –
Я про­зяб, и есть хочу;
Кто ж согреет и накормит,
Боже доб­рый, сироту?”
Шла доро­гой той старушка –
Услы­хала сироту;
При­ютила и согрела
И поесть дала ему;
Поло­жила спать в постельку –
«Как тепло!» – про­мол­вил он.
Запер глазки… улыбнулся…
И заснул… спо­кой­ный сон!
Бог и птичку в поле кормит,
И кро­пит росой цветок,
Бес­при­ют­ного сиротку
Также не оста­вит Бог!

Автор – поэт, пере­вод­чик, про­заик К. А. Петер­сон, лите­ра­тур­ная дея­тель­ность кото­рого была раз­но­об­разна. Карл Алек­сан­дро­вич Петер­сон (1811–1890 гг.) был посто­ян­ным авто­ром жур­нала «Звез­дочка», изда­ва­е­мого А.О. Иши­мо­вой (в 1936 году послала Пуш­кину свою первую книгу; та самая Иши­мова – послед­няя кор­ре­спон­дентка Пуш­кина, кото­рой поэт напи­сал в ночь дуэли; она же позже изда­вала попу­ляр­ный жур­нал «Рус­ская исто­рия в рас­ска­зах для детей»).

Исто­рия лите­ра­туры для детей ухо­дит в глу­бину веков. Пер­вое мос­ков­ское посо­бие для обу­че­ния гра­моте – Азбука (бук­варь, 1664) Васи­лия Бур­цова. (Бур­цов-Про­то­по­пов Васи­лий Федо­ро­вич (год рож­де­ния неиз­ве­стен – умер после 1648 г.). В 1692 году Карион Исто­мин издал пер­вый в Рос­сии иллю­стри­ро­ван­ный «Лице­вой бук­варь» (с нагляд­ным обу­че­нием). К слову, в 1692 и 1693 гг. Исто­мин издал всего два руко­пис­ных «Лице­вых бук­варя», один из кото­рых был под­не­сен царице Ната­лье для обу­че­ния гра­моте сына Петра I.

Далее необ­хо­димо отме­тить «вир­ше­вой» (поэ­ти­че­ский) Домо­строй – гиб­кий и яркий язык кото­рого пред­по­ла­гал мно­го­цве­тие обра­зов. И только лите­ра­тура XVIII века «открыла» самого ребенка, а чуть позже, в XIX веке появи­лись зна­ме­ни­тые стихи:

«Раз, два, три, четыре, пять
Вышел зай­чик погулять
Вдруг… охот­ник выбе­гает – прямо в зай­чика стреляет.
Пиф, паф. Ой, ой, ой…
Уми­рает зай­чик мой».

Мало кто знает, что эти стихи в 1851 году опуб­ли­ко­вал Федор Бог­да­но­вич Мил­лер. Уже в наше время дети и взрос­лые при­ду­мы­вали раз­лич­ные вари­анты про­дол­же­ний, кото­рые сего­дня можно услы­шать почти в каж­дом дет­ском саду, к примеру:

«При­несли его в больницу
Поло­жили в рукавицу
При­несли его домой –
Ока­за­лось… он живой!»

Но эти совре­мен­ные строки не прижились.

Зна­ме­ни­тый «цар­ствен­ный» вос­пи­та­тель, осно­во­по­лож­ник роман­тизма в рус­ской поэ­зии Васи­лий Андре­евич Жуков­ский (1783–1752 гг.) вышел за пре­делы того, что до него читала рус­ская обще­ствен­ность. До Жуков­ского в рус­ской лите­ра­туре не было чер­тей, загроб­ного мира (как сим­вола тре­вож­ного необык­но­вен­ного). Воз­можно, оттого В. А. Жуков­ского про­звали «дядь­кой ведьм и чер­тей»; кроме того, что он «слу­жил во Дворе, но не слу­жил «двору».

В 1820 году, когда А. С. Пуш­кин напи­сал «Рус­лан и Люд­мила» Жуков­ский пода­рил ему свои слова: «побе­ди­телю– уче­нику от побеж­ден­ного учителя».

Как пред­теча Пуш­кину, Жуков­ский мастер­ски опи­сы­вает виде­ния: «и не тро­нется над ним сви­тый клу­бом сон­ный дым». Или в при­мере о «Спя­щей царевне»:

«Он души не удержал
И ее поцеловал».

Какое зна­че­ние тогда при­да­ва­лось слову душа – можно только ностальгировать!

Жуков­ский зна­ме­нит при­су­щим только ему сти­лем, где частенько встре­ча­ется сло­вечко – «чу!» («Чу!.. пол­ноч­ный час зву­чит… », Люд­мила, 1808). У дру­гого оте­че­ствен­ного кори­фея дет­ской лите­ра­туры Карам­зина при­сут­ствую соб­ствен­ный почерк – «Ах!»; сти­ли­сти­че­ский прием, кото­рый в «Сказке о мерт­вой царевне и о семи бога­ты­рях» исполь­зует и Алек­сандр Сер­ге­е­вич Пушкин:

«При­в­здох­нув, про­из­несла: «Как же долго я спала!»

И встает она из гроба… Ах!.. и зары­дали оба.»

Пуш­кин после­дует не Жуков­скому («чу!»), а Карам­зину – «ах!».

Сим­во­лично, что жених за Люд­ми­лой при­ез­жает именно в 12 часов (сим­вол поту­сто­рон­него, мисти­че­ского, необъ­яс­ни­мого, таин­ствен­ного и не менее роман­тич­ного). Пуш­кин пере­дает царевне то, что уже есть у «оне­ге­нов­ской» Татьяны: Люд­мила еще не знает царе­вича Ели­сея, не видела его, но уже ему верна. Пуш­кин в поэ­мах-сказ­ках хорошо выри­со­вы­вает и пси­хо­ло­ги­че­ский порт­рет и пока­зы­вает – при­су­щую рус­ской куль­туре, мен­таль­но­сти зави­си­мость между дей­стви­ями и чувствами.

«Кра­сива, высока, стройна
Но зато горда, лом­лива, свое­нравна и ревнива».

Здесь «лом­лива» – слово чисто Пушкинское.

Или еще:

«Черт не сла­дит с бабой гневной».

«Тут ее тоска взяла, и царица умерла
Лишь ее похо­ро­нили, сва­дьбу тут же учинили».

И не надо ника­кого года (тра­ура) выдер­жи­вать, когда сча­стье без­мерно и есте­ственно. А ранее в сказке «О мерт­вой царевне и семи бога­ты­рях» Пуш­кин про несчаст­ли­вую любовь пишет: «год про­шел как сон пустой, царь женился на дру­гой». Или «Тут по речи те про­знали, что царевну при­ни­мали». И это один и тот же Пуш­кин. Еще одна сим­во­лич­ная и зна­ко­вая деталь в рус­ских сказ­ках XVIII–XIX века – вре­мен­ные подроб­но­сти. Трид­цать три года от роду – воз­раст Хри­ста, Ильи Муромца (кото­рый слез с полати и пошел совер­шать подвиги), «жили трид­цать лет и три года».

В пуш­кин­ской «Сказке о мерт­вой царевне и о семи бога­ты­рях» царица пре­вра­ща­ется в бабу. С дру­гой сто­роны хоть А. С. Пуш­кин не выно­сит в назва­ние сказки «О рыбаке и рыбке» ста­руху, там «баба» ста­но­вится цари­цей, дво­рян­кой, но, по сути, оста­ется гнев­ли­вой бабой, сколько бы жем­чу­гов не огру­зили ее шею. Здесь сам Пуш­кин гово­рит устами ста­рика, акцен­ти­руя оце­ноч­ное суж­де­ние чело­века по его внут­рен­ней сути.

Пре­ступ­ле­ние и нака­за­ние в сказках

Анто­ний Пого­рель­ский (псев­до­ним) – насто­я­щее имя Алек­сей Алек­се­е­вич Перов­ский (1787–1836), участ­ник войны 1812 года, напи­сал заме­ча­тель­ную про­ник­но­вен­ную сказку «Чер­ная курица» (1829), где один из пер­вых в оте­че­ствен­ной лите­ра­туре ввел эле­мент фан­та­сти­че­ского. «Чер­ная курица» – пер­вая лите­ра­тур­ная сказка в Рос­сии. Лите­ра­тур­ная – в отли­чии от народ­ных – выпу­щен­ная с обо­зна­че­нием имени автора. В сказке в реа­ли­сти­че­ские подроб­но­сти вры­ва­ется фан­та­стика – под­зем­ные мир. Очень подробно (где, когда, кто): «В XVIII веке, лет 40 назад, на Васи­льев­ском ост­рове, в Пер­вой линии жил… ». Но все осталь­ное оста­ется романтическим.

В 1925 году в при­ло­же­нии к жур­налу «Рус­ский инва­лид» – «Лите­ра­тур­ные ново­сти» появи­лась роман­ти­че­ская, фан­та­сти­че­ская повесть Анто­ния Пого­рель­ского «Лафер­тов­ская Маков­ница» (дру­гое назва­ние Лафер­това Маков­ница), начи­на­ю­ща­яся сло­вами: «лет за пят­на­дцать пред сожже­нием Москвы неда­леко от Про­лом­ной заставы»… Пого­рель­ский снова вво­дит в сказку кон­крет­ные подроб­но­сти вре­мени дей­ствия и… снова мистику, уже (к XIX веку) став­шую тра­ди­ци­он­ной в рус­ских сказ­ках. Сказка «Двой­ник, или Мои вечера в Мало­рос­сии» по мистике пере­кли­ка­ется с более позд­ним «Вий» Гоголя. Таким обра­зом, на про­тя­же­нии веков тра­ди­ции в рус­ских сказ­ках раз­ви­ва­лись после­до­ва­тельно и допол­ня­лись новыми элементами.

Дары в сказках

Дар, даре­ние и обмен дарами рас­кры­вался мно­гими авто­рами – дет­скими писа­те­лями и поэтами. Рев­ни­тели нрав­ствен­но­сти – через текст сказки – утвер­ждают, что дар не при­сва­и­ва­ется, а нахо­дится в «посто­ян­ном дви­же­нии», поскольку дар и пода­рок – вещи раз­ные. Бывает, что чело­век (пер­со­наж сказки) отдает, а у него не умень­ша­ется, и даже при­бы­вает. Это вещи извест­ные, а потому, веро­ятно, рутин­ные. Но инте­ресно дру­гое, то, что ска­зоч­ная тера­пия, как и исто­рия дет­ской лите­ра­туры – космополитична.

Одним из зна­ко­вых пер­со­на­жей (в пле­яде дру­гих) по теме обмена дарами в сказ­ках счи­та­ется Шарль Пьеро. Пер­вые пуб­ли­ка­ции Ш. Перро нача­лись в 1697 году. Фран­цуз­ская народ­ная сказка «Синяя борода», легенда о ковар­ном муже – убийце мно­гих жен­щин, лите­ра­турно обра­бо­тана и запи­сана Шар­лем Перро и впер­вые опуб­ли­ко­вана им в книге «Сказки моей матушки Гусыни, или Исто­рии и сказки былых вре­мен с поуче­ни­ями». В сказ­ках Ш. Пьеро вво­дит чита­теля в осо­бую кур­ту­аз­ную атмо­сферу, все­гда дает две морали, часто они про­ти­во­ре­чивы. Ему вто­рит Г. Х. Андер­сен со сказ­кой «Руса­лочка» и дру­гими. Так мы плавно подо­шли к хро­но­ло­гии попол­не­ния сокро­вищ­ницы дет­ской лите­ра­туры ХХ века.

Осо­бое вни­ма­ние в исто­рии оте­че­ствен­ной дет­ской лите­ра­туры уже ХХ века уде­ляют Т. Г. Габбе, и изда­ниям дет­ских жур­на­лов «Еж» (неофи­ци­ально рас­шиф­ро­вы­вали как еже­ме­сяч­ный жур­нал, годы выпуска – 1928–1936) и Чиж (чрез­вы­чайно инте­рес­ный жур­нал – 1930-194 гг.). Уни­каль­ная, талант­ли­вая, бла­го­род­ная жен­щина Тамара Габбе, рабо­тая в редак­ции С. Я. Мар­шака среди заме­ча­тель­ных кори­феев жанра дет­ской лите­ра­туры, как Лидия Чуков­ская, Алек­сандра Любар­ская, Зоя Заду­най­ская, при­ду­мала свое, ни на что не похо­жее слово «фоль­тик», кото­рое впо­след­ствии вошло в анналы исто­рии дет­ской лите­ра­туры. Со вре­мен Габбе «фоль­тик» счи­та­ется свое­об­раз­ным «зна­ком каче­ства» тек­ста. Если мате­риал хоро­ший и инте­рес­ный, то он непре­менно с «фоль­ти­ком». Утвер­ждают, что С. Я. Мар­шак был вдох­нов­лен на свою ста­тью «Сколько лет сказке?» именно Т. Габбе, своей музой.

Еще одна пред­ста­ви­тель­ница дет­ской лите­ра­туры ХХ века (кото­рую нам поз­во­ляет затро­нуть крат­кий объем работы) – Вера Инбер была дво­ю­род­ной сест­рой госу­дар­ствен­ного совет­ского и поли­ти­че­ского дея­теля Л. Д. Троц­кого. На заре сво­его твор­че­ства в 1915 году она напи­сала заме­ча­тель­ное сти­хо­тво­ре­ние «Позд­ней ночью у подушки», кото­рое по праву можно было бы поста­вить эпи­гра­фом мно­гих ста­тей и докла­дов по дет­скому чтению.

Поздно ночью у подушки,
Когда все утомлены,
Вырас­тают малень­кие ушки,
Чтобы слу­шать сны.
Сны бывают раз­ные. Их много:
Снятся чудеса,
Снятся при­клю­че­ния, дорога,
Реки и леса.
Снятся лыжи, сне­го­вые горки,
Сол­неч­ный газон,
Школь­ная тет­радь, где все пятёрки, –
О, вол­шеб­ный сон!
Сны текут то явствен­ней, то глуше,
Как ручей, точь-в-точь.
И подушка, навост­ривши уши,
Слу­шает всю ночь.
Днём зато, уставши до упаду,
В жажде тишины,
Спит она – будить её не надо, –
Спит и видит сны.

В лесу роди­лась елочка. Когда?

Это уди­ви­тель­ное сти­хо­тво­ре­ние имеет очень дав­нюю и непро­стую исто­рию. Кто из нас и наших деток не вспом­нит «вол­шеб­ные строки»: «В лесу роди­лась елочка, в лесу она росла, … и много много радо­сти детиш­кам при­несла… ». Но мало кто знает исто­рию свя­зан­ную с этим заме­ча­тель­ным шедев­ром» и его автором.

Пьеса для самых малень­ких «Елка» впер­вые была напе­ча­тана в жур­нале «Малютка» в самом начале ХХ века в 1903 году под псев­до­ни­мом «А. Э.» и состо­яла из двух частей. Вкратце ее содер­жа­ние было таково: вос­пи­та­тель­ница рас­ска­зы­вала про елку (в сти­хах), а затем дети (в виде куп­ле­тов по 8 строк) под­пе­вали, затем снова рас­сказ от лица вос­пи­та­теля и – снова 8 дет­ских строк. В исто­рии заме­шан непро­фес­си­о­наль­ный ком­по­зи­тор Лео­нид Кар­ло­вич Бет­ман, кото­рый, по слу­чаю, нало­жил на музыку только те части пьесы, что про­го­ва­ри­вали в ней сти­хами дети (не исполь­зо­вав все осталь­ное). Полу­чи­лось три при­пева по восемь строк каж­дый – всего 24 строки; так и роди­лась песенка, адап­ти­ро­ван­ная как «В лесу роди­лась елочка».

Автор пьесы Раиса Ада­мовна Гед­ройц еще в гим­на­зии, в дет­стве писала стихи. Когда пере­шел в мир иной ее отец – слу­жа­щий поч­тамта – Раиса Ада­мовна рабо­тала гувер­нант­кой у рано овдо­вев­шего князя Куда­шева, точ­нее – сына его – Алеши, печа­та­лась под псев­до­ни­мом «А.Э». Вскоре Куда­шев сде­лал Раисе Гед­ройц пред­ло­же­ние; так она стала кня­ги­ней Куда­ше­вой. Судьба сло­жи­лась так, что в 15-ти лет­нем воз­расте (1914 год) Алеша Куда­шев в пря­мом смысле сбе­гает на фронт, и там поги­бает. Вскоре, не пере­неся горя, умер и князь. Куда­шева оста­ется жить в Москве, в доме князя до 1917 года.

Когда в дом при­шли боль­ше­вики, Раиса до обыска успела вырвать из «Малютки» свое сти­хо­тво­ре­ние. След ее поте­рялся до 1941 года, и вновь обра­зо­вы­ва­ется бла­го­даря редак­ции жур­нала «дет­ская лите­ра­тура», а именно Вик­тору Бори­со­вичу Шкловскому.

В вос­по­ми­на­ниях Шклов­ского ска­зано, что в редак­цию при­шла Раиса Ада­мовна, заявив, что явля­ется авто­ром «Елочки», испро­сила пен­сион. Конечно, редак­ция не упол­но­мо­чена выпла­чи­вать пен­сии, но… Куда­ше­вой помогли, похло­по­тав в инстанциях.

Таким обра­зом, только в 1941 году в сбор­нике «Рас­сказы. Стихи. Песенки. М., Л‑д., Дет­гиз, 1941» за под­пи­сью Р. А. Куда­ше­вой появи­лись стихи «В лесу роди­лась елочка», извест­ные всем нам и поныне. Вообще же у Р. Куда­ше­вой много опуб­ли­ко­ван­ных сти­хов, как под псев­до­ни­мом «А.Э», так и под своим име­нем. Но, как пока­зы­вает эта дра­ма­ти­че­ская и реаль­ная исто­рия, еще в 1917 году чуть не «сру­били нашу елочку под самый коре­шок». Осо­бую роль в оте­че­ствен­ной дет­ской лите­ра­туре сыг­рал зна­ме­ни­тый Е. П. Катаев (1903–1942), осно­ва­тель и зани­мав­ший пост (1955–1961) глав­ного редак­тора жур­нала «Юность». По отзы­вам лите­ра­ту­ро­ве­дов {2} «Юность» при Ката­еве совер­шенно пере­вер­нул жизнь того поко­ле­ния «шести­де­сят­ни­ков». Катаев счи­тал, что в сказке очень важны быто­вые подроб­но­сти («даже глаза от зави­сти стали жел­тыми, как у козы. Ну, – думает, – я вам сей­час покажу, у кого игрушки!»– сказка «Цве­тик-семи­цве­тик»).

Евге­ний Пет­ро­вич Катаев как пло­до­ви­тый и талант­ли­вый автор внес огром­ный вклад в оте­че­ствен­ную лите­ра­туру; не забу­дем, что под псев­до­ни­мом «Евге­ний Пет­ров» дол­гое время «скры­вался» соав­тор зна­ме­ни­тых про­из­ве­де­ний «Две­на­дцать сту­льев» и «Золо­той теленок».

Сего­дня дет­ская лите­ра­тура раз­ви­ва­ется в соот­вет­ствии с вея­ни­ями вре­мени. Есть много совре­мен­ных пло­до­ви­тых авто­ров, среди кото­рых я бы выде­лил М. Яснова.

Гово­рят, что ничего недоз­во­лен­ного в жизни нет: «пороки вхо­дят к нам в дверь, а выхо­дят в щелочку». А сказки – как отра­же­ние извеч­ных вопро­сов выбора и ори­ен­та­ции лич­но­сти помо­гают нам учиться; и учиться есть у кого – на при­мере при­знан­ных и масти­тых писа­те­лей – авто­ров ска­зок и худо­же­ствен­ных про­из­ве­де­ний для детей.

О связи чте­ния и раз­ви­тия ребенка от рож­де­ния до года

Моему сыну 8 меся­цев. Он знает, про­го­ва­ри­вает и повто­ряет несколько слов; поскольку слова повто­ря­ются, у нас есть гипо­теза, что они, воз­можно, осо­знаны малы­шом. Сло­варь семи­ме­сяч­ного ребенка скромен:

Д‑ге – хочу в ванну

Ге – сме­нить пам­перс (поход в ванную)

Блю – люблю

А‑ву – агу

Вай – дай

Агивва-аю – ожи­даю внимания

Ма-ма (мама)

Ехи – ехай (пора ехать (в коляске))

И, конечно же, другие.

А я уже сего­дня зада­юсь акту­аль­ным вопро­сом – что же такое чте­ние? А что же это такое – в самом деле, и почему взрос­лые тетки и дядьки столь без­апел­ля­ци­онны в своих (един­ственно вер­ных) определениях?

Вот что пока­зы­вает ста­ти­стика, объ­еди­нив­шая резуль­таты несколь­ких иссле­до­ва­ний по теме.

В сред­нем малыш к школь­ному воз­расту слы­шит 20 мил­ли­о­нов обра­щен­ных к нему слов. Дети, рас­ту­щие в семьях с «раз­го­вор­чи­выми» и активно чита­ю­щими роди­те­лями, имеют воз­мож­ность услы­шать аж 35 мил­ли­о­нов слов, а трех­летки с «пас­сив­ными» в части чте­ния роди­те­лями (не любя­щими читать) – меньше десяти мил­ли­о­нов. В этой связи логично пред­по­ло­жить, что сколько роди­тели дали, столько ребе­нок и полу­чил: сред­ний трех­летка знает около 700 слов, сло­во­охот­ли­вый – 1100, а дитя роди­те­лей-мол­чу­нов только пять сотен.

Какая связь с чте­нием? С поз­во­ле­ния ска­зать – пря­мая. Вос­пи­та­тель­ница в саду не успеет выго­во­рить вашему чаду то, на что вы не нашли время или жела­ния в пер­вые три года его жизни. Поэтому тезис «читают взрос­лые – читают и дети» (И.И. Тихо­ми­рова) под­твер­жда­ется практикой.

И в заклю­че­нии, хотел бы выра­зить еще одну роди­тель­скую мысль. К при­меру, в маги­стра­туре «Соци­ально-педа­го­ги­че­ские аспекты раз­ви­тия куль­туры чте­ния» (в РГПУ) из обу­че­ния детей чте­нию делают фетиш. На мой взгляд, очень зря. Ведь чте­ние вме­сте с ребен­ком – это есте­ствен­ное про­дол­же­ние обще­ния. Обще­ние, ком­му­ни­ка­ция среди людей – нор­маль­ный (если пред­по­ла­гать, что в этом мире вообще суще­ствуют нормы) про­цесс. Отсюда – в гар­мо­нично раз­ви­ва­ю­щихся семьях чте­ние с ребен­ком даже сего­дня ско­рее норма, нежели что-то экзотическое.

Разу­ме­ется, вос­пи­ты­вать детей надо с при­ме­не­нием ком­плекса раз­но­сто­рон­них мето­дов, ведь с уче­том инди­ви­ду­аль­ных осо­бен­но­стей ребенка нам допод­линно неиз­вестно – какой из них в его душе отзо­вется. Так (при жела­нии) ходят с ребен­ком в храм, так – раз­ными путями – учат его чтению.

Дели­тесь тем, что вы чита­ете своим детям, и о чем гово­рите. Вече­ром возь­мите люби­мую книгу, и почи­тайте вме­сте с ребен­ком. Помочь в этом про­цессе могут кра­сочно оформ­лен­ные, захва­ты­ва­ю­щие вни­ма­ние ребенка книжки, уви­ден­ные мною в сосед­ней Фин­лян­дии и затем здесь, в биб­лио­те­ках Рос­сии. Они выпу­щены в 2007–2010 годах и уже про­шли на нашей почве столь необ­хо­ди­мую экс­пер­тизу вре­ме­нем; наших детей не пугают «ино­стран­ные» имена авто­ров и героев, как когда-то – во вре­мена моего дет­ства – в ХХ веке нас не пугало твор­че­ство заме­ча­тель­ного Джанни Родари.

Федор Коню­хов, побы­вав­ший во мно­гих стра­нах мира, думает о книге так: «Книги были, есть и будут. И через сто лет, и через две­сти, и через тысячу. Они изме­нятся – ста­нут дру­гими, только слово оста­нется тем же. Сей­час не откры­вают мате­рики или ост­рова. Но ты откры­ва­ешь свою духовность».

Как пока­зы­вает прак­тика (эмпи­рика) детей «цеп­ляет» или оттал­ки­вает не страна про­ис­хож­де­ния героев, авто­ров или сюжета, а инте­рес­ный или неин­те­рес­ный язык, кото­рым через книгу автор обща­ется с весьма при­страст­ным ребен­ком. Наши дети в дан­ном кон­крет­ном слу­чае при­страстны, сами того не ведая, высту­пают в роли чут­кого инди­ка­тора каче­ства: пло­хие книги вы их читать не заставите.

А хоро­шие – спо­соб­ствуют тому, чтобы у ребенка воз­никло дела­ние научиться читать самому (про­сто так это жела­ние необос­но­ванно, зачем – ну почи­тают же тебе, если очень попро­сишь) и совер­шен­ство­ваться в этих очень важ­ных для раз­ви­тия навыках.

Глава 2. Чтение перед школой

Сего­дня про­блема нечте­ния детей стоит осо­бенно остро. Агенты вли­я­ния на наших детей – сверст­ники, соци­аль­ные сети (Интер­нет) мас­сме­дия с их реклам­ными кам­па­ни­ями (СМИ, в том числе теле­ви­зор), роди­тели и учи­теля. Где-то за пре­де­лами этой цепочки – биб­лио­те­кари. К этому можно отно­ситься по-раз­ному, но в реа­лии дошколь­ного или под­го­то­ви­тель­ного воз­раста взрос­ле­ния ребенка пре­ро­га­тивы рас­став­лены именно так. Тем не менее, есть дошколь­ники, кото­рые читают, раз­ви­ва­ются, совер­шен­ству­ются, и есть дети, кото­рые искренне счи­тают, что без всего этого тоже можно без­бедно про­жить. И те и дру­гие дети нахо­дятся рядом с нами, в боль­шин­стве своем они «не изо­ли­ро­ваны» в мона­сты­рях или осо­бых шко­лах с эффек­тив­ными мето­дами раз­ви­тия. Зна­чит разумно пред­по­ло­жить, что на детей – в части при­об­ще­ния к чте­нию – все-таки можно вли­ять. О неко­то­рых при­е­мах и мето­дах, поз­во­ля­ю­щих это сде­лать без осо­бых затрат в обыч­ных «не теп­лич­ных» усло­виях, рас­скажу далее.

2.1. Вариативность способов приобщения к чтению

Вто­рой воз­раст чтения

В 5–8 лет насту­пил период насто­я­щей непо­седы. Ей инте­ресно все, в том числе и книжки «про маль­чи­ков». Малень­кая есте­ство­ис­пы­та­тель­ница уже заме­тила: девочки отли­ча­ются от маль­чи­ков и активно, хоть и весьма робко, обсуж­дают вол­ну­ю­щие про­блемы в своем кругу, задают вопросы роди­те­лям. Нашей дочке я все­гда несколько подыг­ры­вал (хотя мне это достав­ляло немыс­ли­мое удо­воль­ствие). В биб­лио­теке и дома я гово­рил ей: «обрати вни­ма­ние, какая кра­си­вая обложка у книги, навер­ное, внутри еще более инте­рес­ные иллю­стра­ции». Разъ­яс­нял осо­бен­но­сти мяг­кого и твер­дого пере­плета, при­во­дил в при­мер неко­то­рые «заслу­жив­шие» хоро­шую репу­та­цию изда­тель­ства. На при­роде: «Посмотри, какое кра­си­вое небо сего­дня! Какой цвет тебе это напо­ми­нает?». Тем самым ста­рался заин­те­ре­со­вать дочку новыми фор­мами и окру­жа­ю­щими ее вещами. И вот что я заме­тил еще давно: при таком под­ходе в дочке раз­ви­лась боль­шая сме­лость к само­сто­я­тель­ным шагам, экс­пе­ри­мен­там, пред­по­ло­же­ниям, выво­дам, то есть ее уда­лось заин­те­ре­со­вать. Мне пред­став­ля­ется, что именно заин­те­ре­со­ван­ность (пыт­ли­вость) в чем-либо явля­ется пер­во­при­чи­ной и базис­ным эле­мен­том даль­ней­шего раз­ви­тия твор­че­ской лич­но­сти. Сей­час у нее так же вол­ну­ю­щий период.

При­емы эмпа­тии и сим­во­лов в обу­че­нии чтением

Очень удобно в семье исполь­зо­вать прием эмпа­тии. К при­меру, при помощи наво­дя­щих вопро­сов папы ребе­нок вхо­дит в роль собаки, кото­рая «яростно лает, при­па­дая на перед­ние лапы… », или в роль «взъеро­шен­ного котенка, у кото­рого шерстка при­под­нята кверху». Папа и сам может немного пола­ять, что, поверьте, доста­вит ребенку огром­ное удовольствие.

При запо­ми­на­нии про­чи­тан­ного тек­ста неко­то­рые слова можно заме­нять соот­вет­ству­ю­щей бук­вой или остав­лять крупно напе­ча­тан­ными. Сим­во­ли­че­ская ана­ло­гия также поз­во­ляет запи­сать целое пред­ло­же­ние на одной кар­точке. К при­меру, «ска­чет зай­чик по стене и под­ми­ги­вает мне».

Потратьте пол­часа вашего дра­го­цен­ного вре­мени и нари­суйте все сти­хо­тво­ре­ние сим­во­лами вме­сте с ребен­ком. Это науче­ние малыша в игро­вой форме.

Потре­бу­ется наре­зать рав­ные отрезки кар­тона (или бумаги), квад­ра­ти­ками 15×15 см; это и будут ваши кар­точки. Фло­ма­сте­ром рисуйте каж­дое дей­ствие. Ска­чет (двумя изо­гну­тыми вверх стрел­ками направ­лен­ными вправо) зай­чик (на дру­гой кар­точке круг и уши) по стене (несколько кир­пи­чей в шах­мат­ном порядке), и под­ми­ги­вает мне (на одной кар­точке рас­кры­тый гла­зик с рес­нич­ками и про­сто полоска как брось – иллю­стри­ру­ю­щая закры­тый гла­зик). И так далее по каж­дому дей­ствию. Разо­брав все сти­хо­тво­ре­ние цели­ком, пере­дайте нари­со­ван­ные кар­точки ребенку. Теперь он не забу­дет сти­хо­тво­ре­ние очень долго, и будет пом­нить его наизусть, что, время от вре­мени, конечно же, надо спра­ши­вать. Таким же мето­дом удобно учить наизусть и более слож­ные вещи, к при­меру, стихи к при­ходу Деда Мороза или выступ­ле­ние на дет­ском празд­нике. При­чем даже во взрос­лой жизни метод нельзя сбра­сы­вать со сче­тов. Поэкс­пе­ри­мен­ти­руйте, ведь все мы «боль­шие дети».

Дочка была еще в дет­ском воз­расте, когда мы ста­ра­лись раз­ви­вать и кор­рек­ти­ро­вать спо­соб­но­сти к символизации.

Поскольку одним из зна­чи­мых ново­об­ра­зо­ва­ний детей дошколь­ного воз­раста явля­ется сфор­ми­ро­ван­ность пред­став­ле­ний о себе как о физи­че­ском и соци­аль­ном субъ­екте и спо­соб­ность к зна­ково-сим­во­ли­че­скому опо­сре­до­ва­нию, это помо­гает в реше­нии твор­че­ских задач, в слож­ных эмо­ци­о­нально-насы­щен­ных ситу­а­циях, при смене веду­щего вида дея­тель­но­сти в буду­щем. Теперь, когда дочке 12, полу­чен­ные в дет­стве и впо­след­ствии раз­ви­тые навыки хорошо заметны в классе.

Карточки–символы харак­те­ри­зуют каж­дую часть и дают воз­мож­ность не упу­стить глав­ную мысль про­из­ве­де­ния. Не забы­вайте про­иг­ры­вать слова-дей­ствия и слова– опре­де­ле­ния. Для пере­сказа сред­него по вели­чине тек­ста сим­во­лами можно выде­лять глав­ные опор­ные слова. Очень длин­ный текст удобно пере­ска­зы­вать по схеме– плану. При­ме­няя гра­фи­че­скую ана­ло­гию, мы учим детей уме­нию видеть самое глав­ное (так назы­ва­е­мый прием «свер­ты­ва­ния»). Игра и рисо­ва­ние явля­ются сво­его рода упраж­не­нием в сим­во­ли­че­ском пред­став­ле­нии заме­сти­те­лей реаль­ных пред­ме­тов. В игре ребе­нок откры­вает зна­ко­вый смысл пред­мета-заме­сти­теля, а в рисо­ва­нии – зна­ко­вый смысл гра­фи­че­ских постро­е­ний. При состав­ле­нии кар­то­чек-сим­во­лов, обо­зна­ча­ю­щих дей­ствия, при­знаки пред­ме­тов или состо­я­ния (весело, яростно, жалобно), для пол­ного пони­ма­ния необ­хо­димо поиг­рать, вос­про­из­ве­сти дей­ствие на эмо­ци­о­нально-жесто­вом уровне.

Обго­во­рите, обыг­райте с малы­шом нари­со­ван­ные кар­тинки-изоб­ра­же­ния, чтобы дети убе­ди­лись сами и убе­дили вас, какая кар­точка – что обозначает.

Затем пока­жите кар­точку и спро­сите: «На что это похоже?» Ответы могут быть раз­ными, но глав­ное то, что раз­ви­ва­ется дет­ское мыш­ле­ние и тре­ни­ру­ется память. Кроме того, кар­точки удобно и дори­со­вы­вать, пре­вра­щая один сим­вол в дру­гой. К при­меру «мяч» можно сде­лать «сол­ныш­ком» доба­вив к нему лучики по окруж­но­сти. Но, еще совет, ста­рай­тесь, чтобы эта идея при­шла самому ребенку, а для этого спро­сите его, как из мячика сде­лать сол­нышко. А потом под­ска­жите – чтобы сол­нышко светило!

Вот и родился новый сим­вол. Пусть малыш сам нари­сует его, и обя­за­тельно похва­лите свою кро­ви­ночку; это архиважно!

А затем спро­сите, почем она нари­со­вала именно так и что обо­зна­чает каж­дый зна­чок. Если пойти дальше, то нари­со­ван­ные сим­волы можно пре­вра­тить в рас­краску, ничем не усту­па­ю­щую гото­вые шаб­лоны, про­да­ю­щи­еся в книж­ном магазине.

Когда в тек­сте встре­ча­ется много слов, при­над­ле­жа­щих к одной части речи, заин­те­ре­со­ван­ный папа может вести такую работу с сим­во­ли­кой: выста­вить ряд кар­то­чек, и дочка (или сын) по ходу тек­ста из мно­же­ства пред­ло­жен­ных выби­рают нужную.

При­ме­не­ние кар­то­чек-сим­во­лов, разу­ме­ется, тре­бует учета воз­раст­ных осо­бен­но­стей. Но метод этот про­ве­рен­ный и эффек­тив­ный, воз­можно в каж­дой семье он будет так или иначе транс­фор­ми­ро­ван, это не плохо. Не должны же быть в точ­но­сти оди­на­ко­вые дети. Они раз­ные, как и роди­тели. Этим я хотел дать вам импульс, чтобы вы сами почаще что-то при­ду­мы­вали, изоб­ре­тали, не самое пло­хое заня­тие в мире.

Про­блемы дошколь­ного возраста

О том, что при­ви­вать инте­рес ребенку к чте­нию сле­дует с самых ран­них лет (2–3 года) мы уже пого­во­рили в пер­вой главе.

Это то время, когда зарож­да­ется буду­щий харак­тер малыша – то время, когда еще можно его скор­рек­ти­ро­вать, изме­нить. Именно в это время необ­хо­димо всеми силами ста­раться сохра­нять пол­ную семью, обру­ше­ние кото­рой в этом воз­расте для малыша кри­тично, и может при­ве­сти к непо­пра­ви­мым послед­ствиям в буду­щем. Имея ввиду пол­ную семью, я говорю о гар­мо­нии вза­и­мо­от­но­ше­ний обоих роди­те­лей с ребен­ком и в част­но­сти мак­си­маль­ное вни­ма­ние к нему (рас­сказы, показы, ком­мен­та­рии, ответы на вопросы, раз­ви­ва­ю­щие игры, «ска­зочки-недо­ска­зочки»). В этой же когорте необ­хо­ди­мых усло­вий успеш­ного обу­че­ния ребенка обя­за­тель­ным усло­вием явля­ется чте­ние с выра­же­нием. Для ребенка такое чте­ние – еще одна состав­ля­ю­щая игры, пере­во­пло­ще­ния, зна­ком­ства с внеш­ним миром. А самое луч­шее обу­че­ние детей – именно в про­цессе игры, нена­вяз­чиво и доходчиво.

Да, люби­мым жан­ром дошколь­ника и млад­шего школь­ника в част­но­сти явля­ется поэ­зия. Но читать с выра­же­нием нужно не только стихи, но и прозу. В раз­ные пери­оды взрос­ле­ния у ребенка про­сы­па­ется инте­рес к раз­ным сти­хам, напри­мер, в 3–5 лет­нем воз­расте ребенка инте­ре­суют корот­кие чет­ве­ро­сти­шья, «… все равно его не брошу (Мишку), потому, что он хоро­ший». Или, напри­мер, такая счи­талка про котят:

Раз-два-три-четыре-пять.
Мы идем котят искать.
Раз – коте­нок за диваном,
Два – коте­нок под столом,
Три – коте­нок за буфетом,
А чет­вер­тый за углом.
Где же пятый не видать
Пятого идем искать.
Нет котенка за диваном,
Нет котенка под столом,
Нет котенка за буфетом,
Нет его и за углом.
Не нашли его нигде…
А водить теперь тебе!

В 5–8 лет дру­гие: «жил отваж­ный капи­тан, он объ­ез­дил много стран, и не раз, он бороз­дил океан… » (Лебе­дев-Кумач), под вли­я­нием улицы – третьи:

«… Эни бени рики факи,
Турба урба сентебряки?
Деу, Деу, крас­но­деу, БАЦ!»

Эти дан­ные мною взяты из соб­ствен­ного опыта вос­пи­та­ния дочери.

Или:

«… по-ка, по-ка по камушку мы школу раз­бе­рем, дирек­тора заре­жем, учи­теля убьем».

Если не при­вить в ран­нем воз­расте ребенку навыки выра­зи­тель­ного чте­ния сти­хов, то, не исклю­чено, что он и в юно­сти не смо­жет с выра­же­нием читать лирику, так важ­ную моло­дым людям и девуш­кам в их непо­сред­ствен­ном общении.

Разве можно читать стихи Пуш­кина без выра­же­ния: «Татьяна у окна сто­яла, на стекла хлад­ные дыша, заду­мав­шись, моя душа, пре­лест­ным паль­чи­ком писала на оту­ма­нен­ном стекле завет­ный вен­зель – О да Е».

Теперь попро­буйте про­честь эти строки монотонно.

Одним из при­знан­ных мето­дов явля­ется обу­че­ние пра­виль­ной поста­новке дыха­ния при чте­нии сти­хов. А также то, что взрос­лый (роди­тель, вос­пи­та­тель) дол­жен обу­чить ребенка ассо­ци­а­тив­ному мыш­ле­нию и актер­скому перевоплощению.

2.2. Выявление личностного интереса со стороны родителя или Почему они читают без выражения?

Довольно много детей не свя­зы­вают с упо­треб­ля­е­мыми сло­вами ника­ких реаль­ных пред­став­ле­ний. Они слы­шат и даже повто­ряют слова, кото­рые не имеют для них ника­кого содер­жа­ния. Они знают назва­ние пред­ме­тов, не зная самого пред­мета, или свя­зы­вают с этими назва­ни­ями совсем не под­хо­дя­щие пред­став­ле­ния. Напри­мер, очень много детей не свя­зы­вают пра­виль­ных пред­став­ле­ний с назва­ни­ями неко­то­рых цве­тов. Один ребе­нок нико­гда не бывал в боль­ших горо­дах, дру­гой не видел деревни с ее пре­крас­ными поле­выми цве­тами. Один – всю жизнь про­вел в жар­ком кли­мате и не видел снега, дру­гой не знает, как рас­тет вино­град, и зреют ананасы.

Чтобы понять смысл слов, необ­хо­димо вос­про­из­ве­сти в созна­нии ребенка пере­жи­тые ранее душев­ные состо­я­ния. Слова мама, радость, горе, тре­вога, страх, стыд  только тогда могут счи­таться поня­тыми, когда при вос­при­я­тии их дей­стви­тельно явля­ются вос­по­ми­на­ния о пере­жи­тых состо­я­ниях радо­сти, горя, тре­воги, страха и стыда. Чем раз­но­об­раз­нее были пере­жи­тые малень­ким чте­цом чув­ства (чем богаче эмо­ци­о­наль­ный опыт), тем легче ему понять и сло­вес­ные выра­же­ния, к этим чув­ствам относящиеся.

Каж­дый чело­век до 5 лет гени­а­лен – так счи­тали Л. Тол­стой, К Чуков­ский, С. Маршак.

Особо отмечу, что для ребенка, без есте­ствен­ного опыта пере­жи­тых состо­я­ний, чте­ние с выра­же­нием на пер­вых порах дается не легко. Здесь нужна кро­пот­ли­вая работа взрос­лого настав­ника, регу­ляр­ные тре­ни­ровки, направ­лен­ные на общее раз­ви­тие мало­лет­него чтеца, и обу­че­ние его актер­скому пере­во­пло­ще­нию. Наи­бо­лее выда­ю­щи­еся чтецы (мы часто назы­ваем их талант­ли­выми) – это, в первую оче­редь, хоро­шие актеры.

Одной из частых оши­бок явля­ется быст­рое чте­ние сти­хов ребен­ком , когда он «тара­то­рит» слово за сло­вом и все сли­ва­ется в еди­ный моно­тон­ный гул. Ни о каком выра­же­нии здесь речи быть не может. Ребе­нок торо­пится, давится, повто­ряя буквы с боль­шой быст­ро­той. Оче­видно, здесь дело не в быст­роте про­из­но­ше­ния, а в дру­гом каче­стве пере­жи­ва­е­мого ребен­ком душев­ного поиска. Наблю­де­ния за детьми, обу­ча­ю­щи­мися читать, пока­зы­вают, что как раз дети, не уме­ю­щие быстро «сли­вать буквы в целые слова», выра­зи­тельно читают стихи лучше тех, кото­рые умеют это делать, и что со вре­ме­нем, науча­ясь осмыс­лен­ному чте­нию, дети начи­нают читать мед­лен­нее и выразительнее.

Прежде обу­че­ния выра­зи­тель­ному чте­нию сти­хов (равно как и прозы) важно рас­спро­сить детей по теме сти­хо­тво­ре­ния, напри­мер, видели ли они елку? Есть ли у них игрушки? Не знают ли, какие бывают игры? Видели ли бара­бан? Умеют ли бегать с обру­чем? И далее не стоит оста­нав­ли­ваться перед дей­ствием. Можно при слу­чае при­не­сти детям обруч и научить их бегать с ним. Только обо­га­тив пред­ва­ри­тельно память ребенка необ­хо­ди­мыми впе­чат­ле­ни­ями, можно наде­яться достиг­нуть успеш­ного пони­ма­ния им чита­е­мого тек­ста. То же самое каса­ется и чте­ния сти­хов наизусть.

Идеи и методы

Чита­ю­щий дошколь­ник дол­жен не только пони­мать про­чи­тан­ное слово, но и живо пред­став­лять, ощу­щать его. При­чем в про­цессе чте­ния пони­ма­ние содер­жа­ния, свя­зан­ного с про­чи­тан­ными сло­вами должно про­ис­хо­дить очень быстро. В одном слу­чае в созна­нии малень­кого чтеца воз­ни­кает опре­де­лен­ный, более или менее яркий образ, в дру­гом – какое-нибудь чув­ство, жела­ние или отвле­чен­ный логи­че­ский про­цесс, в тре­тьем – и то, и дру­гое вме­сте, в чет­вер­том – ника­кого образа и чув­ства, а только лишь повто­ре­ние вос­при­ня­того слова или, дру­гое слово, с ним связанное.

Так, напри­мер, слово «лес», может вызвать в созна­нии ребенка образ зеле­ных, шумя­щих дере­вьев, пою­щих птиц, голу­бого неба, запаха смолы и зем­ля­ники, чув­ство успо­ко­е­ния, радо­сти или страха, жела­ние побыть в лесу, образ мура­вья, зверя, гри­бов, пред­став­ле­ние ряда дру­гих слов, свя­зан­ных по ассо­ци­а­ции со сло­вом «лес»: «лес­ной», «леший», «полез» и других.

При­мер, «Вер­блюд решил, что он жираф, и ходит, голову задрав, у всех, он вызы­вает смех, а он вер­блюд, плюет на всех». Нужно научить ребенка жить (на время) и чув­ство­вать себя этим героем (вер­блю­дом, жирафом).

Про­буж­де­ние у дошколь­ни­ков инте­реса к выра­зи­тель­ному чтению

Основа про­буж­де­ния инте­реса к чте­нию детей – основ­ная задача всех взрос­лых, в част­но­сти роди­те­лей и биб­лио­те­ка­рей. Вос­пи­ты­вая свою дочь (9 лет) мне при­хо­дится еже­дневно стал­ки­ваться с про­бле­мой при­ви­тия ей инте­реса к чте­нию. Еще 4–5 лет назад моя девочка про­сила почи­тать ей не только перед сном, но и днем, также, прак­ти­че­ски в любое сво­бод­ное время. Ребенку нра­вится, когда ему читают вслух. Осо­бенно, когда читают с выражением.

Любой наблю­да­тель­ный взрос­лый при жела­нии уви­дел бы то же самое. Я не раз смот­рел на дочку во время чте­ния ска­зок и дет­ских рас­ска­зов. Во время моего чте­ния девочка очень вни­ма­тельна, в ее гла­зах явно фик­си­ру­ется мыс­ли­тель­ный про­цесс, сопе­ре­жи­ва­ние. Она часто пре­ры­вает меня (осо­бенно, если рас­сказ для нее новый) и задает уточ­ня­ю­щие вопросы. Если рас­сказ уже про­чи­тан ранее, ребе­нок ино­гда пере­би­вает меня и само­сто­я­тельно про­дол­жает дорас­ска­зы­вать то, что ей известно. При­чем, сама того не заме­чая, она делает это с выра­же­нием, поскольку непод­дельно пере­жи­вает за героев и, как бы сама живо участ­вует в сце­на­рии рассказа.

После чте­ния перед сном она засы­пает счаст­ли­вая и спо­кой­ная. Уве­рен, что днем или вече­ром, когда роди­те­лей нет дома, она сама возь­мет книгу в руки. Сна­чала будет рас­смат­ри­вать кар­тинки, иллю­стра­ции, потом читать. Этот прак­ти­че­ский метод я отме­чаю, как дей­ствен­ный и достой­ный даль­ней­шего изучения.

Как закре­пить результат

Чтобы чте­ние и инте­рес к книге малень­кой взрос­ле­ю­щей лич­но­сти в воз­расте 4–6 лет не поте­рялся мы стре­ми­лись закре­пить результат.

Во-пер­вых, поста­ра­лись, чтобы дочь ходила в биб­лио­теку с нами, в тот период взрос­ле­ния, когда она еще посе­щала дет­ский сад.

Ей боязно нахо­диться одной в незна­ко­мом месте, спо­кой­ней и уве­рен­нее дочка чув­ство­вала себя с папой или мамой. Мы это поняли и, перед похо­дом в «храм книги» рас­ска­зали ей в игро­вой форме о необыч­ной книж­ной стране, где суще­ствуют инте­рес­ные города, поселки с назва­ни­ями книг и жур­на­лов. Пер­вые посе­ще­ния биб­лио­теки с ребен­ком млад­шего воз­раста не должны быть дли­тель­ными, утом­лять непоседу.

В читаль­ном зале мы про­во­дили всего 15–20 минут, во время кото­рых пол­но­стью посвя­щали время дочери – брали для нее дет­ские сказки, кото­рые тихо читали вслух, почти шепо­том, и вме­сте смот­рели кар­тинки. Уже очень скоро ска­зок ока­за­лось недо­ста­точно по двум причинам.

Во-пер­вых, сказки у нас есть и дома, и в этом смысле биб­лио­тека не дала чего-то не изве­дан­ного, во-вто­рых – и здесь огром­ное спа­сибо биб­лио­теч­ным работ­ни­кам – дочь обра­тила вни­ма­ние на кра­сочно оформ­лен­ные стенды, выставки книг, полки с журналами.

И… попро­сила именно их, выби­рала сама. С раз­ре­ше­ния биб­лио­те­каря, и под нашим кон­тро­лем, инте­ре­су­ю­щие книжки с выста­воч­ных полок были выданы дочке и рассмотрены.

Так мы открыли еще в дошколь­ном воз­расте для нашей девочки библиотеку.

Осо­бен­но­сти чте­ния в «дет­са­дов­ском» возрасте

Как сде­лать чте­ние инте­рес­ной игрой, а не скуч­ным вре­мя­пре­про­вож­де­нием? Экс­промт – хорошо, но про­ду­ман­ный план во всем, что каса­ется заботы о детях лучше.

Когда Анютке было 5 лет, ее отклики на сказки и стихи были дру­гими. Вспо­ми­на­ется ее люби­мое в то время сти­хо­тво­ре­ние «Рыбо­лов».

За город начал рыбак собираться –
Удочку взял,
Чтобы рыбу ловить,
Взял дож­де­вик, чтобы им укрываться.
Взял самовар,
Чтобы чай кипятить.
Взял он кро­вать, чтобы спать на кровати.
Взял он ковер,
Чтоб на нем загорать.
Взял он дрова, чтоб ему не искать их.
Взял чемодан,
Почему бы не взять?!
Взял керогаз,
Полотенце,
Мочалку,
Книги,
Журналы,
Кресло-качалку,
Лампу,
Ружье,
Сапоги, одеяло.
Взял он собаку,
Чтоб все охраняла.

Ровно две тысячи
Нуж­ных вещей
Стал он укла­ды­вать в лодке своей.
Лодка качнулась,
Воды зачерпнула,
Перевернулась,
И в миг утонула.
Ровно неделю потом
Из реки
Вещи вытаскивали
Рыбаки,
И говорили:
– Послу­шай, чудак,
Ты кто угодно,
Но не рыбак.
Ведь для хорошего
Для рыбака
Удочка только нужна
И река!

Поскольку сам я рыбак заяд­лый, то дочка не упус­кала слу­чая, чтобы не при­ве­сти мне в при­мер этот сти­шок. При этом, поз­во­ляя ей кон­тро­ли­ро­вать свой вещ­ме­шок (все ли необ­хо­ди­мое взял, и нет ли в нем явно «лиш­него» и ненуж­ного на рыбалке), я каж­дый раз про­сил ее рас­ска­зать наизусть это сти­хо­тво­ре­ние. Дело дохо­дило до того, что текст мы «рас­кла­ды­вали на голоса» и часть стиха декла­ми­ро­вал я сам (есте­ственно с выра­же­нием), бОль­шую часть дочурка, а в конце, когда идет пря­мая речь со слов «Послу­шай, чудак… » декла­ми­ро­вала уже моя жена. В неко­то­ром роде «два в одном» – прак­ти­че­ское семей­ное чте­ние и весе­лое про­вож­де­ние вре­мени. Шутки – шут­ками, а как вари­ант обу­че­ния чте­нию с выра­же­нием, я бы дан­ную исто­рию не исключал.

Таких люби­мых сти­хо­тво­ре­ний у нашей Ани множество.

2.3. Рекомендательный список для чтения перед школой

Мая­лу­ома М. Папа, когда при­дет Дед Мороз? / Мар­кус Мая­лу­ома; пер. с фин­ского Е. Тино­виц­кой. – М.: Само­кат, 2008. – 36 с.

Тина Нопола, Мерви Линд­ман. Сири и ее новые дру­зья. – М.: Откры­тый мир, 2002.

Тина Нопола, Мерви Линд­ман. Сири и радость тре­тьего этажа. – М.: Откры­тый мир, 2007.

Успен­ский Э. Крас­ная Рука, чер­ная про­стыня, зеле­ные Пальцы/ пре­дисл., сост.: Успен­ский Э., Уса­чев А. – М..: Эко­но­мика, 1992. – 287 с.

Имаи А. При­клю­че­ния Честера. – М.: Кле­вер-Медиа-Групп, 2011/ – 24 с.

Тел­ле­ген Т. При­клю­че­ния В. Швыр­швырма. – М.: Заха­ров, 2008. – 144 с.

Шаров А. При­клю­че­ние Еженьки и дру­гих нари­со­ван­ных чело­веч­ков. – М.: Изда­тель­ский Дом Меще­ря­кова, 2010. – 80 с.

Уильямс М. Плю­ше­вый заяц или как игрушки ста­но­вятся насто­я­щими. – М.: Розо­вый жираф, 2011. – 48 с.

Глава 3. Чтение младшего школьника

3.1. Вместе читаем и обсуждаем

Илья Репин напи­сал «Бур­лаки на Волге».

К нему подо­шел министр путей сообщения:

«У нас давно корабли ходят».

Как сде­лать чте­ние при­вле­ка­тель­ным занятием

Сна­чала скажу кра­моль­ную вещь: лите­ра­тура пре­вра­ща­ется в сферу услуг, и эта тен­ден­ция уже состо­я­лась. То же самое про­ис­хо­дит в обра­зо­ва­нии. А дальше рабо­тают рыноч­ные меха­низмы: спрос-пред­ло­же­ние, кон­ку­рен­ция между про­ек­тами и изда­тель­ствами, коли­че­ство кото­рых, к слову, про­дол­жает расти. Услуги в сфере лите­ра­туры вза­и­мо­ори­ен­ти­ру­ются в ответ на запросы потре­би­теля, кото­рый опре­де­ляет раз­но­об­ра­зие, содер­жа­ние и формы подачи материала.

Тем не менее, до сих пор я встре­чаю очень много людей, кото­рые не хотят и не умеют читать. Упала общая гра­мот­ность. В усло­виях, когда можно купить все, вклю­чая диплом и долж­ность, гра­мот­ность и раз­ви­тие лич­но­сти пере­стало быть гла­вен­ству­ю­щим фак­то­ром. В конце кон­цов, все все­гда зави­сит от самого чело­века: кто захо­чет читать – тот най­дет – где и что. И кто хочет раз­ви­ваться – тот читает соот­вет­ству­ю­щую лите­ра­туру. Эту идею могли бы взять на воору­же­ние все инсти­туты совре­мен­ного гедо­ни­сти­че­ского обще­ства, вклю­чая и биб­лио­теки. Но… захо­тят ли, не знаю.

А дет­ство – период уни­каль­ного созна­ния и осо­зна­ния, соче­та­ю­щего посто­ян­ный экс­пе­ри­мент в пости­же­нии миро­устрой­ства, мифо­твор­че­ство и раз­ру­ше­ние мифа, абсо­лют­ность чувств и пере­жи­ва­ний. По опре­де­ле­нию В. В. Голо­вина, д.ф. н, про­фес­сора зав. кафедры «Дет­ской лите­ра­туры» ГУКИ (Санкт-Петер­бург).

Сего­дня лите­ра­тур­ный про­цесс не пре­тер­пе­вает сколь угодно зна­чи­мых транс­фор­ма­ций. Дет­ская лите­ра­тура также, как и в XVIII–XX вв.:

  • Рас­ши­ряет жан­ро­вое и сюжет­ное пространство;
  • Вклю­ча­ется в модер­нист­кие и пост­мо­дер­нист­кие тече­ния: новые книги, изна­чально для детей не предназначавшиеся;
  • Наряду с удач­ными, полна неудач­ных лите­ра­тур­ных опы­тов, один из которых

– пре­одо­ле­ние резонерства.

С дет­ским чте­нием также не наблю­да­ется кар­ди­наль­ных изме­не­ний, хотя инфор­ма­тив­ное чте­ние в общей струк­туре дет­ского чте­ния зани­мает все боль­шую роль. Поэ­зия ста­но­вится более «деви­чьим чте­нием». В доба­вок к ска­зан­ному, транс­фор­ми­ру­ется чита­тель­ский репер­туар, доля хре­сто­ма­тий­ных авто­ров снижается.

Когда я опи­сы­вал неко­то­рое время назад в Пер­вое сен­тября педа­го­ги­че­ский прием по пере­ста­новке тек­ста и целых абза­цев, совер­шенно не мог пред­по­ло­жить, насколько живо затро­нет тема неко­то­рых моих кол­лег. Осо­бенно жар­кие дис­кус­сии слу­чи­лись в части выбора для при­мера… книги Эду­арда Успен­ского. У роди­те­лей и педа­го­гов воз­никла по отно­ше­нию к этой книге неспра­вед­ли­вость: про­ек­ция себя на содер­жа­ние дет­ской книги. Неко­то­рые учи­теля началь­ной школы, вме­сто того, чтобы пони­мать и при­ни­мать пози­цию ребенка, начи­нает эти книги читать в силу сво­его опыта. А у извест­ного автора из заме­ча­тель­ного города Его­рьевск, что под Моск­вой – там – дети… Нигде не ска­зано ни одним сло­вом о том, что они раз­вле­ка­ются. Почему я так обсто­я­тельно могу цити­ро­вать эту книгу – у меня исто­рия отно­ше­ний с ней дав­няя, когда-то со сво­ими детьми мы про­вели первую экс­пер­тизу и раз­го­ва­ри­вали с дру­гими роди­те­лями о том, нужна ли эта книга. Дети двумя руками «за» такие «стра­шилки». Им не хочется спать. Хотя почти­тельно согла­шусь в том, что нельзя ска­зать за всех детей. Поэтому выяв­лен­ная пози­ция взрос­лых по отно­ше­нию к совре­мен­ной дет­ской книге, к дет­скому чте­нию – вот еще одна про­блема сего­дняш­него обсуж­де­ния. Конечно, «у каж­дого его путь прям». Игра ли это, у ребенка, или это пости­же­ние себя?.. Потому что ребе­нок – это не актер, он не перевоплощается.

В соот­вет­ствии с мно­же­ствен­ным под­хо­дом к про­блеме (куль­туры и вос­пи­та­ния через книгу), разу­ме­ется, могут быть раз­лич­ные пред­по­чте­ния у детей – как в раз­ных семьях, так и в раз­ном воз­расте. Это нор­мально (притчи о любви, состра­да­нии) и хорошо, когда полу­ча­ется уйти от вли­я­ния неудоб­ных внеш­них фак­то­ров, воз­дей­ству­ю­щих на ребенка вне семьи. Вообще, к вос­пи­та­нию детей в бла­го­сти надо стре­миться всем… Безусловно.

Но в XXI веке, как и еще в XIX веке, педа­го­ги­че­ская цен­зура с раз­ной актив­но­стью рабо­тала и рабо­тает про­тив «При­клю­че­ний барона Мюнх­гау­зена» и подоб­ных книг, где мно­гое про­ти­во­ре­чит «нор­маль­ному» раз­ви­тию мыш­ле­ния ребенка. Если над взрос­лой лите­ра­ту­рой стоял «Глав­лит» и идео­ло­ги­че­ская цен­зура, то над дет­ской лите­ра­ту­рой сто­яла еще и педа­го­ги­че­ская цен­зура. Дет­ской лите­ра­туре жутко не повезло. Зна­ме­ни­тый Афа­на­сьев изда­вал сказки, цен­зоры вме­ши­ва­лись в твор­че­ский про­цесс, запре­щали упо­треб­лять слово «кобыла» (можно– жере­бец, лошадь).

Будем ли мы сего­дня исполь­зо­вать дет­скую лите­ра­туру, дет­ское чте­ние, дет­скую книгу как источ­ник мани­пу­ли­ро­ва­ния ребен­ком, и про­сто «при­кру­чи­ва­ние его к стулу»?… Ребе­нок сво­бо­ден в своем чтении.

Ясна пози­ция боль­шин­ства роди­те­лей, кото­рые выби­рают ту или иную дет­скую книгу. Они под­ра­зу­ме­вают, что ИХ выбор чему-то научит его ребенка, не про­сто «модно» раз­вле­чет его. Но за два про­шед­ших в исто­рии дет­ской лите­ра­туры века у нас прак­ти­че­ски не суще­ство­вало дет­ской «книж­ной» моды.

В Госу­дар­ствен­ном уни­вер­си­тете куль­туры и искусств (что я в свое время закон­чил) даже кафедра назы­ва­лась не кафедра дет­ской лите­ра­туры, а кафедра руко­вод­ства дет­ским чте­нием. Руко­вод­ство чте­нием суще­ство­вало, а лите­ра­туры дет­ской как бы и не было… Кафедра эта зани­ма­лась про­бле­мами дет­ства в широ­ком смысле слова, дет­ской лите­ра­ту­рой, фено­ме­но­ло­гией дет­ского чте­ния, осмыс­ле­нием фено­мена дет­ской биб­лио­теки, лите­ра­ту­ро­вед­че­скими и фольк­ло­ри­сти­че­скими исследованиями.

К при­меру, самая дина­мично раз­ви­ва­ю­ща­яся сфера сего­дня – это ком­му­ни­ка­ция. С дру­гой сто­роны – совре­мен­ные дети испы­ты­вают ком­му­ни­ка­тив­ный голод. Они могут писать друг другу СМС-ки или элек­трон­ные письма – посред­ством КПК или ПК, нахо­дясь в одной ком­нате. Хотят счи­ты­вать эмо­ции с чело­ве­че­ского лица, но не научены этого сде­лать – без помощи элек­трон­ных устройств-помощ­ни­ков. Поэтому сего­дня дет­ская книга – это искус­ство диа­лога, прежде всего роди­теля с ребен­ком. Если пред­по­ла­гать, что эта мысль ста­нет гла­вен­ству­ю­щей и толе­рант­ной отно­си­тельно иных мето­дик вос­пи­та­ния ребенка (под­ростка) тогда вокруг не будет вред­ных книг. Но будет дет­ская мода на книги, как к при­меру, сего­дня суще­ствует мода на дет­ские детек­тивы (к слову, ими зачи­ты­ва­ется моя 10-ти лет­няя дочь, уче­ница обыч­ной петер­бург­ской гим­на­зии). И эта дет­ская мода сама рас­ста­вит все точки над «i», непо­пу­ляр­ная дет­ская лите­ра­тура про­сто ста­нет невос­тре­бо­ван­ной, чита­тели про­го­ло­суют рублем.

Все законы жанра (педа­го­гики) кри­чат нам: что запре­ща­ется, то и хочется как раз попро­бо­вать. Если есть роди­тели, учи­теля, биб­лио­те­кари, кото­рые могут все объ­яс­нить, кото­рые могут рас­ска­зать, дать дру­гие вари­анты этих книг – пусть суще­ствует аль­тер­на­тив­ное мне­ние. Дет­ская лите­ра­тура – это, прежде всего, лите­ра­тура. Вос­пи­та­тель­ные функ­ции у педа­гога, а у лите­ра­туры функ­ции дру­гие: она сви­де­тель­ствует о куль­тур­ном опыте поко­ле­ний – худо­же­ствен­ный текст, осо­бенно дет­ский, дол­жен мягко вос­пи­ты­вать. В дет­ской лите­ра­туре должна быть шалость.

Что должно быть запре­щено в дет­ской лите­ра­туре? На мой взгляд, ничего запре­щено не должно быть, ибо в лите­ра­туре автор тво­рит под­лин­ную дет­скую книгу, он обра­ща­ется не только к кон­крет­ному ребенку-чита­телю в насто­я­щем, но про­еци­рует дет­ские планы на буду­щее – тво­рит худо­же­ствен­ную цен­ность, про­шед­шую редактуру.

Было время, когда запре­щали книжку С. Я. Мар­шака: «Дама сда­вала в багаж: диван, чемо­дан, сак­вояж, кор­зину, кар­тину, кар­тонку и малень­кую соба­чонку»? Здесь же фраза «за время пути собач­кам могла под­расти» – логично завер­шала поклеп на совет­ские желез­ные дороги. Еще вспом­ните сти­хо­тво­ре­ние про елочку и зай­чика: «раз, два, три, четыре, пять – вышел зай­чик погу­лять». Потом, охот­ник его уби­вает, а далее, уже в дет­ское пере­делке, при­несли его домой, и… ока­зался он живой. При­несли его в боль­ницу – он украл там рука­вицу. И так далее, и тому подоб­ное: «эни-бени-рики-факи-турба-урба-сен­теб­ряки-деу-деу-крас­но­деу-БАЦ!!!».

Дети сами фор­ми­руют моду в своей страте – с любым фольк­ло­ри­зи­ро­ван­ным тек­стом делают то, что хотят сде­лать. Поиг­рают – и смерть не страшна, и поху­ли­га­нили в конце – заяц начал воро­вать. А иные – най­дут ведь в лите­ра­туре то поли­тику, то исто­рию, то секс, то что ж с того? Давайте запре­щать дет­скую литературу?

И вот что лично мне стало инте­ресно (и не только на при­мере Эду­арда Успен­ского как автора книг для детей) – если про­сле­дить исто­рию мно­гих дет­ских писа­те­лей, мы уви­дим, что… не у всех у них есть дети. А у неко­то­рых, к при­меру, попу­ляр­ного ныне Миха­ила Яснова – нашего совре­мен­ника – сын был уже взрос­лым, когда папа стал писать… Вспом­ните Нико­лая Носова, Вик­тора Дра­гун­ского, а еще ранее Анто­ния Пого­рель­ского (насто­я­щее имя А. Перов­ский) – «Чер­ная курица… » – никто из них не был отцом боль­шой мно­го­дет­ной семьи. Хочет ли кто-нибудь порас­суж­дать на эту тему – почему писа­тель пишет о детях и дет­стве – ско­рее вооб­ра­жа­е­мом, нежели реальном?

Для насто­я­щего лите­ра­тора как лица, склон­ного к вымыслу – в хоро­шем смысле этого зна­че­ния – абсо­лютно не важно нали­чие (и коли­че­ство) соб­ствен­ных детей. Что мы все и видим на прак­ти­че­ских при­ме­рах (кон­крет­ных семей­ных исто­риях). Могу даже пред­по­ло­жить, что сама при­рода дает таким авто­рам ком­пен­са­цию в виде лите­ра­тур­ного при­ло­же­ния своих идей – за мало­чис­лен­ность дет­ских ассо­ци­а­ций (опыта) в соб­ствен­ных семьях. Такое бывает. Каче­ство книг для детей не зави­сит от соб­ствен­ных детей. Хотя, конечно же, в нашей семье мы исполь­зуем весь свой опыт вос­пи­та­ния, слава богу, что он есть и дина­мично раз­ви­ва­ется. Не только мы учим детей, но и наоборот.

Роди­тель­ский при­мер: не бой­тесь вдох­нов­лять оригинально

Богат­ство мира состоит именно в ори­ги­наль­ных людях.
Бла­го­даря им и их тво­ре­ниям мир есть мир, а не пустыня.

Томас Кар­лейль

Одна­жды, году эдак в 2008 про­рек­тор ГУКИ (Санкт-Петер­бург) Ю.П. Под­бо­ло­тов при откро­вен­ном раз­го­воре со мной на тему обра­зо­ва­ния и раз­ви­тия (за что ему боль­шое спа­сибо!) с неким вызо­вом ска­зал, что «это все вам надо, моло­дой чело­век; у меня уже все есть». И вы не пове­рите, я захо­тел «это все иметь», я захо­тел стать про­фес­со­ром Под­бо­ло­то­вым, хотя, как пока­зала прак­тика, вполне ком­фортно тво­рить и под насто­я­щей фамилией.

В части про­блемы моти­ва­ции чита­те­лей и чте­ния суще­ствует почти та же ана­ло­гия. С одной сто­роны (стал­ки­вался с явле­нием в несколь­ких аспек­тах, в том числе зани­ма­ясь кра­е­ве­де­нием в Вер­хо­важ­ском рай­оне Воло­год­ской обла­сти) люди не демон­стри­руют свои луч­шие каче­ства, ибо не осо­знают их важ­но­сти и вос­тре­бо­ван­но­сти в совре­мен­ном гедо­ни­сти­че­ском обще­стве – «так ведь по теле­ви­зору ж это не показывают».

Дей­стви­тельно, в насто­я­щее время нет воле­вых реше­ний на пра­ви­тель­ствен­ном уровне в части актив­ной (обра­щен­ной к людям) рекламы чте­ния и книги. В част­но­сти, обы­ва­тель не видит реклам­ные пла­каты (и иные при­меры) с явствен­ным посы­лом о пользе чте­ния. На госу­дар­ствен­ном уровне до сих пор – судя по всему – не счи­тают про­блему нечте­ния угро­жа­ю­щей куль­тур­ному здо­ро­вью нации (ремни без­опас­но­сти в авто­мо­би­лях и сла­бая дис­ци­плина води­те­лей на доро­гах, ока­за­лось, дей­стви­тельно угро­жают гено­фонду – оче­видно поэтому им уде­лено пер­во­оче­ред­ное вни­ма­ние). Нечи­та­ю­щие граж­дане, как след­ствие, тоже счи­тают куль­туру чте­ния и его важ­ность для раз­ви­тия гар­мо­нич­ной лич­но­сти – необя­за­тель­ными. Это огром­ное про­блем­ное поле, на кото­ром еже­дневно тру­дятся биб­лио­те­кари и нерав­но­душ­ные к про­блеме педа­гоги. Но как далеко они готовы зайти?

К при­меру, в п. 17 утвер­жден­ной про­граммы (план меро­при­я­тий) Рос­сий­ской ассо­ци­а­ции чте­ния на 2012 год напи­сано: «изу­чить опыт Санкт-Петер­бург­ского госу­ни­вер­си­тета по созда­нию маги­стра­туры по про­бле­мам чте­ния. Содей­ство­вать откры­тию подоб­ной маги­стра­туры в Челя­бин­ской госу­дар­ствен­ной ака­де­мии куль­туры и искусств, МГУКИ, педа­го­ги­че­ских уни­вер­си­те­тах страны (2011–2012 гг)». Заме­ча­тельно. Изу­чили. В РГПУ (Санкт-Петер­бург) создали маги­стра­туру «Соци­ально-педа­го­ги­че­ские тех­но­ло­гии раз­ви­тия куль­туры чте­ния»; она выдер­жала уже вто­рой выпуск. Но сама про­грамма остав­ляет желать луч­шего: воз и ныне там, ибо нет чет­кого пони­ма­ния не столько педа­го­ги­че­ких, сколько пси­хо­ло­ги­че­ских фак­то­ров вли­я­ния на чита­тель­ский интерес.

Коли мы, мня­щие себя спе­ци­а­ли­стами в дет­ском чте­нии, желаем воз­дей­ство­вать на ребят с целью при­об­ще­ния к чте­нию – надо научиться выяв­лять их лич­ност­ный инте­рес и моти­ви­ро­вать через него. Законы раз­ви­ва­ю­ще­гося рынка гла­сят, что нужно про­да­вать не книги, и даже не услуги, а стиль жизни, чтобы люди захо­тели купить то, что уже есть у вас. То же каса­ется и дет­ского инте­реса. Дети хотят иметь то, что есть у взрос­лых. Не сек­рет, что у взрос­лых много чего есть… но в дан­ном слу­чае речь пой­дет о том, чего ста­но­вится все меньше – о вдохновении.

«Татьяна у окна сто­яла на стекла хлад­ные дыща… 
Заду­мав­шись. Моя душа, пре­лест­ным паль­чи­ком писала
На оту­ма­нен­ном стекле
Завет­ный вен­зель «О» да «Е»

Вдох­нов­ляет? Пожалуй…

Его, за неболь­шим исклю­че­нием интел­лек­ту­аль­ных вкрап­ле­ний в общей соци­аль­ной страте, почти не оста­лось. Поэ­зия не в моде. Роман­тика не в чести. Те же законы рынка дик­туют: надо зара­бо­тать любой ценой, в том числе ценой соб­ствен­ного сво­бод­ного вре­мени, вре­мени, кото­рое необ­хо­димо лично  потра­тить на раз­ви­тие своих детей.

Вдох­нов­лять – это зна­чит, по опре­де­ле­нию Тол­ко­вого сло­варя рус­ского языка побуж­дать к каким-либо дей­ствиям, поступ­кам; вооду­шев­лять. Вдох­но­ве­ние явля­ется тем состо­я­нием, когда с пре­дель­ной мощью рас­кры­ва­ются все твор­че­ские воз­мож­но­сти лич­но­сти; «бьют клю­чом» все источ­ники энер­гии; разум, воля, вооб­ра­же­ние, фан­та­зия как бы устрем­ля­ются в одном направ­ле­нии, под­сте­ги­вая, и сти­му­ли­руя друг друга.

И хотя поэтам при­над­ле­жат самые кра­си­вые слова о вдох­но­ве­нии, о момен­тах их особо радост­ного обще­ния с музами, вдох­но­ве­ние нередко осе­няет и биб­лио­теч­ного работ­ника. Среди биб­лио­те­ка­рей все­гда были и есть люди, гото­вые по зову сердца прийти на помощь как граж­да­нам, так и обще­ствен­ным объ­еди­не­ниям. И вот этот энту­зи­азм надобно исполь­зо­вать – вдохновлять!

Пол­но­стью согла­шусь с Чай­ков­ским: «Вдох­но­ве­ние не при­хо­дит к лени­вым». Кто больше рабо­тает, тот чаще испы­ты­вает бур­ный при­лив сил, име­ну­е­мый вдох­но­ве­нием, и в этом смысле вели­кие твор­че­ские лич­но­сти нахо­дятся в луч­шем поло­же­нии, как все истин­ные труженики.

Худо­же­ствен­ное вдох­но­ве­ние писа­теля (поэта), хорошо мне зна­ко­мое, много лет назад пре­красно опре­де­лил Гегель, «… заклю­ча­ется именно в том, что поэт пол­но­стью погло­щен своим пред­ме­том, цели­ком ухо­дит в него и не успо­ка­и­ва­ется до тех пор, пока он не при­даст худо­же­ствен­ной форме закон­чен­ный, отче­ка­нен­ный характер».

Вспомню также авто­ри­тет ком­по­зи­тора И.Ф. Стра­вин­ского; он напи­сал: «Про­фан вооб­ра­жает, что для твор­че­ства надо ждать вдох­но­ве­ния. Это глу­бо­кое заблуж­де­ние. Я далек от того, чтобы совсем отри­цать вдох­но­ве­ние. Напро­тив, вдох­но­ве­ние – дви­жу­щая сила, кото­рая при­сут­ствует в любой чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти… Но эта сила при­во­дится в дей­ствие уси­лием, а уси­лие – это и есть труд». А что мы имеем там, где вдох­но­ве­ния нет?

В нашей, кол­леги, «системе» полно людей, кото­рых так и хочется назвать слу­чай­ными. Они есть почти в каж­дом кол­лек­тиве. А где-то их коли­че­ство даже зашка­ли­вает за все воз­мож­ные гра­ницы. Это стало нор­мой; тем, что нужно улучшать.

В 1–4 клас­сах началь­ной школы книга – пока еще желан­ная «добыча»

Так счи­таю не только я, но и мно­гие педа­гоги началь­ной школы и школь­ные библиотекари.

Собрав группу «энту­зи­а­стов» (самых нечи­та­ю­щих, но очень актив­ных детей и дей­стви­тельно заин­те­ре­со­ван­ных роди­те­лей), мы отпра­ви­лись в одно из недаль­них изда­тельств. Есте­ственно, по пред­ва­ри­тель­ной дого­во­рен­но­сти. Чтобы ребят встре­чал спе­ци­а­лист. Чтобы были выстав­лены на стел­ла­жах или пол­ках под­хо­дя­щие книги.

Сна­чала мы все, неза­ви­симо от воз­раста, про­сто «ухнули» в эти книги. Соби­рали их сто­поч­ками: это – для себя, это – для класса. И вот какая стран­ность обна­ру­жи­лась. Дети купили для себя в основ­ном те книги, кото­рые уже были про­чи­таны в классе раньше. При­чем дру­зья поку­пали оди­на­ко­вые книги. На те неве­ли­кие капи­талы, кото­рые выде­лила семья.

– Зачем? Вам надо купить раз­ные книги, чтобы потом меняться.

В ответ удив­лен­ный взгляд: взрос­лый, как все­гда, глав­ного не пони­мает. Важно, чтобы люби­мая книга была только твоей! И так здо­рово сидеть рядом с дру­гом и читать точно такую же книгу.

Вер­ну­лись в школу «энту­зи­а­сты» – как с удач­ной охоты – с добы­чей, с короб­ками, пач­ками, сум­ками… Книга из учеб­ного пред­мета, порой довольно непри­вле­ка­тель­ного, неза­метно пре­вра­ти­лась в желан­ную цель.

Как-то так полу­чи­лось, что в классе обра­зо­ва­лись две полки. На одной – энцик­ло­пе­дии, мно­го­чис­лен­ные «Все обо всем». Подоб­ные книги нарас­хват шли в про­шлом деся­ти­ле­тии. Инфор­ма­ция, ино­гда нуж­ная, часто бесполезная.

А на дру­гой полке новые книжки – о каж­дом чело­веке в отдель­но­сти, о его чув­ствах, об отно­ше­ниях с дру­гими людьми.

Именно о том, чего мы все ищем в книгах.

Тре­тий возраст

В завер­ше­нии 11-го года жизни девочка стала снова бес­по­кой­ной – при­шла пора бур­ного роста и поло­вого созре­ва­ния. При­знаки не скро­ешь: явное изме­не­ние пове­де­ния: девушка легко утом­ля­ется, часто уеди­ня­ется и ста­но­вится более мол­ча­ли­вой (чем прежде) и «задум­чи­вой», как будто бы ее посе­тила все­лен­ская грусть. Наме­ти­лась склон­ность к бес­при­чин­ной смеш­ли­во­сти, ярко выра­жен­ной чув­стви­тель­но­сти (когда ее оби­жает даже роди­тель­ское слово, ска­зан­ное «нев­по­пад»).

Сме­яться наша дочка сего­дня может прак­ти­че­ски от любого повода, даже если ей «пока­зать палец». Но это совсем дру­гой смех, чем, напри­мер, смех ребенка в воз­расте 3–5 лет. С поло­вым созре­ва­нием дев­чонки выка­зы­вают внеш­нее без­раз­ли­чие к сверст­ни­кам (кото­рые несколько отстают в этом воз­расте на 1–2 года). Однако, по тому, как наша Аня груп­пи­ру­ется с подру­гами, как обсуж­дает «сек­реты», ста­но­вится ясно, что инте­рес к про­ти­во­по­лож­ному полу – одна из раз­ви­ва­ю­щих сил в под­рост­ко­вом возрасте.

В 11 лет мама ста­но­вится луч­шей подру­гой дочери, но и папа, при пра­виль­ном под­ходе, не теряет авто­ри­тета. То, что можно спро­сить у мамы – спра­ши­ва­ется, то, что можно было бы спро­сить у папы – вычи­ты­ва­ется в кни­гах. Но и для папы «инте­рес­ный воз­раст» взрос­ле­ния дочери не повод само­устра­ниться за шир­мой бес­ко­неч­ной работы и заня­то­сти. Чтобы понять это, опять же стоит посмот­реть на инте­ресы своей дочери в этом воз­расте. И чте­ние, как одно из при­стра­стий вполне в этом помо­жет разобраться.

Посмот­рите на ассор­ти­мент люби­мых кни­жек в арсе­нале вашей дочери. У нас на пер­вом месте книги худо­же­ствен­ной лите­ра­туры, клас­сика Л. Н. Тол­стого, Ги де Мопас­сана, У. Кол­линз, Стен­даля, Тенд­ря­кова. Общее для этих книг – сюжет­ная линия, где явно про­сле­жи­ва­ются отно­ше­ния между девуш­ками и моло­дыми людьми, муж­чи­ной и жен­щи­ной, иде­а­ли­за­ция «прин­цев» и «прин­цесс». Девочка в 11–12 лет пыта­ется иде­а­ли­зи­ро­вать отца, и каж­дого (не только сверст­ника, но и взрос­лого муж­чину) «ска­ни­рует» через призму иде­ала (папы). В пси­хо­ло­ги­че­ском плане под­рост­ко­вый воз­раст осо­бенно важен, здесь нельзя осту­питься. Кому из роди­те­лей это уда­ется – надолго потом ста­но­вятся для дочери близ­кими людьми не по ста­тусу, а по ощу­ще­нию таковых.

На вто­ром месте, если допу­стимо такое раз­гра­ни­че­ние, уви­дим книги прак­ти­че­ской направ­лен­но­сти по теме «девочка-девушка-жен­щина», кото­рые помо­гают лучше понять себя, свое пред­на­зна­че­ние в мире, физио­ло­гию, и, так или иначе, объ­яс­нить (помимо роди­те­лей и подруг) тай­ные пру­жины вза­и­мо­от­но­ше­ний полов. Эти отно­ше­ния акту­альны в любую эпоху и инте­ресны каж­дому поко­ле­нию в соот­вет­ству­ю­щем возрасте.

3.2. Школьная практика и внеклассное чтение

Когда наша дочь пошла в пер­вый класс, мы столк­ну­лись с ярко выра­жен­ной тре­вож­но­стью, при­чи­ной кото­рой было непо­ни­ма­ние учеб­ного мате­ри­ала. Помощь взрос­лого необ­хо­дима тогда, когда ребе­нок стал­ки­ва­ются с про­бле­мами, для реше­ния кото­рых у нее еще недо­стает соб­ствен­ных ресур­сов (или про­блемы нахо­дятся вне ком­пе­тен­ции ребенка). Были моменты, когда дочь про­сто боя­лась делать неко­то­рые шаги в обу­че­нии, в част­но­сти ее почерк остав­лял желать луч­шего, и она ком­плек­со­вала из-за этого.

Мы с мамой смо­де­ли­ро­вали для дочери реаль­ную ситу­а­цию, и рас­ска­зали, как сами учи­лись в пер­вом классе, какие у нас были тет­ради-про­писи, учи­теля и уроки. Ино­гда доста­точно рас­ска­зать несколько эпи­зо­дов из соб­ствен­ного дет­ства, подробно опи­сав чув­ства, мысли и дей­ствия героев, зна­чи­мых для ребенка событий.

Для пер­во­класс­ницы важно рас­ска­зы­вать, что было в школе, на уроке. Мы про­яв­ляли заин­те­ре­со­ван­ность в пер­вых школь­ных шагах девочки, и это поз­во­лило в ран­ний период заме­тить, на каком уроке ей скучно, а какой – вызы­вает непод­дель­ный интерес.

Вне­класс­ное чте­ние здесь помо­гает как нико­гда. Оно отвле­кает от наду­ман­ных про­блем, пере­но­сят еще дет­ский, по сути, орга­низм в мир выду­ман­ный, но мяг­кий, спо­кой­ный и без­опас­ный. Дело в том, что в этом воз­расте (6–8 лет) ребе­нок нахо­дится во вне­ста­тус­ном режиме: посто­рон­ние взрос­лые уже не счи­тают его ребен­ком, пола­гают, что млад­ший школь­ник дол­жен учить уроки, зани­маться в кружке, быть в школе, помо­гать по дому, но никак не играть. А ребе­нок (есть ребе­нок), он «не может все и сразу». По сути, для него школа – малень­кий стресс, и как бы не гово­ри­лось заучен­ными фра­зами «я люблю школу» (или сад) – дома все равно лучше. Дома он может быть самим собой, ему ком­фортно и все зна­комо (без­опасно), рядом нахо­дятся люби­мые люди, за кото­рых все­гда можно спря­таться. При­мерно тот же мир наша девочка уви­дела, оку­нув­шись в чте­ние вслух. Это отвле­кает от наду­ман­ных про­блем, инте­ресно и позна­ва­тельно. Это мир игры, кото­рой так не хва­тает млад­шему школь­нику. Я думаю, что в книге дочь нахо­дит воз­мож­ность играть, меч­тать, дей­ство­вать, сопе­ре­жи­вать, не опа­са­ясь непо­ни­ма­ния взрос­лых, кри­тики и пори­ца­ния. Там она играет не таясь.

Беседы о про­чи­тан­ном – не пустое времяпровождение

И не забы­вайте «про­жи­вать» вме­сте со школь­ни­ком – спра­ши­вайте его (ее) о про­чи­тан­ном, что больше всего понра­ви­лось, что осо­бенно не понра­ви­лось. В резуль­тате отве­тов ребе­нок не только совер­шен­ствует мыс­ли­тель­ный про­цесс, тре­ни­рует память и раз­ви­вает ана­лиз, но и улуч­шает дик­цию. В такой беседе вни­ма­тель­ный роди­тель обя­за­тельно отме­тит для себя, зарож­да­ю­щи­еся или раз­ви­ва­ю­щи­еся черты «малень­кого» харак­тера. И вот здесь есть реаль­ная воз­мож­ность стать сво­ему ребенку бли­жай­шим дру­гом, сопе­ре­жи­вая с ним и объ­яс­няя те или иные поступки героев книги дет­ским язы­ком. В этом, на мой взгляд, осо­бенно важ­ном моменте вос­пи­та­ния, кро­ется фор­ми­ро­ва­ние стержня (прин­ци­пов) харак­тера буду­щего дее­спо­соб­ного члена нашего общества.

Как пока­зала прак­тика анке­ти­ро­ва­ния и ана­лиз роди­тель­ских отве­тов, про­ве­ден­ная мною в период обу­че­ния в ГУКИ и РГПУ в раз­лич­ных шко­лах и биб­лио­те­ках, наи­бо­лее успеш­ные дети вырас­тают из тех, чей харак­тер фор­ми­ру­ется в период 2–5 лет из обще­ния (объ­яс­не­ний) с родителями.

Важ­ные фак­торы рече­вого раз­ви­тия и пере­ска­зы­ва­ния тек­ста школьника

Для пони­ма­ния про­цесса рече­вого раз­ви­тия ребенка, свя­зан­ного с навы­ками пере­сказа про­чи­тан­ного ранее (беседы о про­чи­тан­ном), обра­тимся к крат­кому иссле­до­ва­нию речи ребенка в самом начале овла­де­ния язы­ком. При пере­даче сооб­ще­ния в мозг малень­кого чело­века вво­дится два вида инфор­ма­ции: о пред­ме­тах и явле­ниях дей­стви­тель­но­сти и о пра­ви­лах языка, на кото­ром пода­ется сооб­ще­ние. Послед­ний вид инфор­ма­ции вво­дится в неяв­ной форме, так как пра­вила языка при­ме­ня­ются, но о самих пра­ви­лах ребенку еще ничего не известно. Раз­ви­тие речи есть не что иное, как вве­де­ние в мозг ребенка языка в неяв­ном виде, то есть «через речь». Слу­шая сказку на ночь, он не только запо­ми­нает слова, соче­та­ния слов, пред­ло­же­ния, инто­на­цию, и даже тембр голоса, он улав­ли­вает ана­ло­гии в языке, свя­зы­вает ана­ло­гии зна­че­ний с ана­ло­ги­ями форм. Так, уже на ран­них сту­пе­нях раз­ви­тия ребе­нок не только поль­зу­ется умень­ши­тельно-лас­ка­тель­ными фор­мами, но с помо­щью встре­ча­ю­щихся суф­фик­сов оценки сам обра­зует их. Напри­мер, когда моей дочери гово­ришь «кошка», она пере­ска­зы­вая впсо­лед­ствии, гово­рит «кошечка».

Вос­при­я­тие чужой речи опе­ре­жает соб­ствен­ную речь ребенка: он начи­нает пони­мать речь взрос­лых несколько ранее, чем сам делает попытки гово­рить. Этот раз­рыв поз­во­ляет прак­ти­че­ски, на уровне «внут­рен­них обще­ний» усво­ить про­стей­шие пра­вила языка, хотя ребе­нок не осо­знает их и не может сформулировать.

Фак­торы рече­вого раз­ви­тия ребенка общеизвестны:

  • потреб­ность кон­такта с близ­ким чело­ве­ком, сна­чала эмо­ци­о­наль­ного (гуле­ние, лепет – у малень­ких), а затем содер­жа­тель­ного общения;
  • мно­го­лет­няя тре­ни­ровка про­из­но­си­тель­ного аппа­рата, моз­го­вых цен­тров, аппа­рата ауди­ро­ва­ния, памяти – дол­го­вре­мен­ной и опе­ра­тив­ной, коор­ди­ни­ру­ю­щих систем, а при раз­ви­тии чте­ния и письма – зри­тель­ных и руко­дви­га­тель­ных систем;
  • потреб­ность обще­ния воз­ни­кает в позна­нии окру­жа­ю­щего мира, слу­жит осно­вой не только овла­де­ния речью, но и всей учебно-позна­ва­тель­ной дея­тель­но­стью ребенка;
  • фак­тор рече­вой актив­но­сти ребенка пред­по­ла­гает общую актив­ность в игре и в соци­аль­ной жизни, быст­рые рече­вые реак­ции в диа­логе, быст­рый выбор слов, интен­сив­ное постро­е­ние фразы; впо­след­сти­вие о таком чело­веке навер­няка ска­жут «ком­му­ни­ка­бель­ный» и «за сло­вом в кар­ман не полезет».

Эти фак­торы фор­ми­руют у детей чутье языка или язы­ко­вую инту­и­цию – авто­ма­ти­зи­ро­ван­ное неосо­зна­ва­е­мое пред­по­чте­ние в исполь­зо­ва­нии обще­при­ня­тых, про­дук­тив­ных моде­лей языка.

Очень важно, чтобы эти пред­по­чте­ния дей­ство­вали в рам­ках нор­ма­тив­ного, лите­ра­тур­ного языка, а не про­сто­ре­чия или ненор­ма­тив­ной лексики.

Беседы о про­чи­тан­ном пред­по­ла­гают пере­сказ тек­ста ребен­ком «близко к тек­сту» и, как пра­вило, осу­ществ­ля­ется малень­ким слу­ша­те­лем с удовольствием.

В повест­во­ва­нии изла­га­ется после­до­ва­тель­ность собы­тий, текст имеет сюжет, дей­ству­ю­щих пер­со­на­жей. При­сут­ству­ю­щие в повест­во­ва­нии диа­логи, опи­са­тель­ные вставки, рас­суж­де­ния (для дока­за­тель­ства или опро­вер­же­ния какого-то утвер­жде­ния исполь­зу­ются раз­лич­ные доводы, аргу­менты, при­меры) помо­гают малень­кому слу­ша­телю и чтецу делать выводы.

Поучи­тель­ные истории

С чего начи­нать ана­лиз про­чи­тан­ной малень­кому слу­ша­телю вслух книги? Начи­нать надо с баналь­ных на пер­вый взгляд вопро­сов: что такое хорошо, и что такое плохо. Кто по тем или иным при­чи­нам упус­кает эту воз­мож­ность сбли­же­ния с соб­ствен­ным ребен­ком посред­ством ана­лиза про­чи­тан­ной книги, тот предо­ста­вит в неда­ле­ком буду­щем при­о­ри­тет­ное право вос­пи­та­ния «сво­его чада» улице. А потом удив­ляться будет неко­гда, впро­чем, и удив­ляться, что «неко­гда» тоже не при­хо­дится, раз вовремя не нашлось вре­мени на изу­че­ние души и стрем­ле­ний ребенка. Ведь зная, к чему лежит душа малень­кого чело­века можно свое­вре­менно напра­вить его «вне­класс­ное» и сво­бод­ное время (занять) в том русле, какое наи­бо­лее близко ребенку и в той про­фес­си­о­наль­ной обла­сти, в кото­рой он смо­жет в буду­щем достичь выда­ю­щихся результатов.

Бывает, бывает и наобо­рот. Роди­те­лям все время неко­гда. Или еще хуже, они под­вер­жены пагуб­ным при­выч­кам. Ребе­нок рас­тет как дикий ягель (мох), каза­лось бы бес­кон­трольно. А в резуль­тате полу­ча­ется уди­ви­тель­ный, талант­ли­вый под­ро­сток, а затем и пол­но­прав­ный член обще­ства. Пора­зи­тель­ным обра­зом такой ребе­нок берет от роди­те­лей луч­шее, не заме­чая непри­гляд­ного, как бы рас­тет «от обрат­ного». Да, так слу­ча­ется, но все же этот вари­ант – ско­рее исклю­че­ние из пра­вил. В основ­ном же успеш­ные дети (пере­хо­дя­щие во взрос­лых) – это резуль­тат тита­ни­че­ских уси­лий роди­те­лей на ран­ней ста­дии развития.

К при­меру, одна моло­дая мама в пол­но­цен­ной семье моих зна­ко­мых, зако­ди­руем ее «Х», рабо­тала веду­щим спе­ци­а­ли­стом в пре­стиж­ной сего­дня орга­ни­за­ции «Атом­про­ект». Выдер­жав 1,5 года после рож­де­ния маль­чика она, как и мно­гие семьи, столк­ну­лась с про­бле­мой устрой­ства в ясли. Карьера обе­щала быть голо­во­кру­жи­тель­ной. Мама круто раз­вер­нула свои про­фес­си­о­наль­ные планы и посту­пила вос­пи­та­тель­ни­цей дет­ского сада, не имея про­филь­ного педа­го­ги­че­ского обра­зо­ва­ния. Ради ребенка. Под ее при­смот­ром маль­чик рос до школы. Она наблю­дала за ним, его пред­по­чте­ни­ями и инте­ре­сами, испы­тала мно­же­ство ситу­а­ций, научи­лась быть рефери в дет­ском споре, с помо­щью кол­лег и по мате­рин­скому наи­тию при­шел педа­го­ги­че­ский вос­пи­та­тель­ный опыт, ко вре­мени пере­хода в школу она поняла силь­ные и сла­бые сто­роны сво­его маль­чика. У ребенка выяви­лась отлич­ная память, наход­чи­вость (сме­ка­ли­стость), вни­ма­тель­ность и… дик­ция. Все это время глава семьи «заги­бался как вопро­си­тель­ный знак» на двух рабо­тах, но под­дер­жи­вал семью. В резуль­тате маль­чика – чуть не ска­зал «отдали» – ужас­ное слово в вос­пи­та­тель­ном про­цессе, также как и «попался» (в кон­тек­сте «муж пло­хой попался») – устро­или в группу по углуб­лен­ному изу­че­нию англий­ского языка. В школе маль­чишка с инте­ре­сом осва­и­вал язык, дости­гал отлич­ных резуль­та­тов, и к 6‑му классу стал пред­се­да­те­лем Клуба интер­на­ци­о­наль­ной дружбы своей школы, потес­нив мно­гих стар­ших детей и ровес­ни­ков на вто­рые роли. Нача­лись вза­им­ные госте­вые поездки по обмену школь­ни­ками, в том числе в США, где ребята жили в обыч­ных семьях. Непо­сред­ствен­ная прак­тика с носи­те­лями языка, есте­ственно, идет только на пользу. Не буду утом­лять чита­теля дальше, перейду к про­ме­жу­точ­ным ито­гам: в 22 года после окон­ча­ния ВУЗа под­ро­сток выиг­рал грант, и заклю­чил дого­вор на 3 года на работу в Дании в каче­стве пере­вод­чика. Это реаль­ная исто­рия совер­шенно обык­но­вен­ной семьи и маль­чика «без блата». Выводы делайте сами. Кстати, карьера аль­тру­и­сти­че­ской мамы «Х» не пре­рва­лась; после пере­хода в стар­шую группу дет­ского сада вто­рого ребенка, ее при­няли обратно в «Атом­про­ект», где за непол­ных 2 года она достигла руко­во­дя­щей должности.

Как гово­рится, Бог помо­гает тем, кто сам себе помо­гает. Навер­ное, эту исто­рию нельзя назвать сего­дня мас­со­вой, но, тем не менее, мы все тво­рим судьбу своих детей сво­ими руками; по край­ней мере, закла­ды­ваем и раз­ви­ваем малень­кие «талан­тики» наших детей, глав­ное – их вовремя обнаружить.

А вот дру­гая совер­шенно реаль­ная история.

В обес­пе­чен­ной семье (мама – дирек­тор ведом­ствен­ной гости­ницы, папа – глав­ный инже­нер стро­и­тель­ного тре­ста) рос маль­чик, зако­ди­руем его «Ж». Путь от рож­де­ния до началь­ной школы он про­шел «как все». Улица для него имела вто­ро­сте­пен­ное зна­че­ние. Но про­блем с ком­му­ни­ка­бель­но­стью у него нико­гда не было. В началь­ной школе Ж начал осва­и­вать пред­меты «серед­няч­ком», чем сильно раз­дра­жал сво­его отца, кото­рый для вос­пи­та­тель­ных целей при­ме­нял ремень.

Когда ребе­нок пошел в пер­вый класс его често­лю­би­вых роди­те­лей начало «кол­ба­сить вдоль и попе­рек». Как будто бы замкнулся некий элек­три­че­ский тум­блер и вклю­чился некий доселе мол­ча­щий гене­ра­тор идей. Не поздно ли, спро­сите вы? Читайте дальше.

Маль­чишку отдали в плат­ную фут­боль­ную сек­цию, где он без осо­бых успе­хов про­вел один сезон. Затем курсы баль­ных тан­цев. Потом настала пора музы­каль­ной школы, где по классу скрипки маль­чик учился до девя­того класса, в тот же период про­буя себя и в иных попри­щах, напри­мер, в шах­мат­ном кружке. В резуль­тате Ж все делал с неохо­той и совер­шенно есте­ственно, поте­рял инте­рес к учебе как к тако­вой. Школу он закон­чил уве­рен­ным тро­еч­ни­ком. Выда­ю­щихся резуль­та­тов и наклон­но­стей не выявил. Когда изредка я встре­чал Ж, на вопрос – куда тот направ­ля­ется, Ж отве­чал с одно­вре­мен­ным плев­ком в землю – «на музыку». Яркий при­мер непо­ни­ма­ния роди­те­лями инди­ви­ду­аль­ных осо­бен­но­стей сво­его ребенка. Что ж, можно только посочувствовать.

Исто­рии эти слу­чи­лись уже в XXI веке, поэтому и заслу­жи­вают, на мой взгляд, вни­ма­ния широ­кого круга заин­те­ре­со­ван­ных читателей.

Дело, если поз­во­лите, в том, что изна­чально уро­вень обес­пе­чен­но­сти роди­те­лей не явля­ется пана­цеей от бес­пер­спек­тив­но­сти их детей. Нико­гда не поздно «позна­ко­миться» со своим ребен­ком ближе, пого­во­рить по душам, узнать его чая­ния и тре­воги. Дру­гое дело, что в ран­нем воз­расте это проще, есте­ствен­нее, и книга, ее обсуж­де­ние, дает нам всем хоро­шей шанс по этой части. Впо­след­ствии мно­гие роди­тели оби­жа­ются, что ребе­нок «отбился от рук», «не слу­ша­ется» или «про­па­дает на улице». Он пере­стал видеть в вас еди­но­мыш­лен­ни­ков, близ­ких дру­зей, РОДИТЕЛЕЙ. Не удив­люсь, если в своей ком­па­нии он назы­вает папу «ботин­ком», маму – «ста­ру­хой» или «мат­кой», а обоих – в луч­шем слу­чае «пред­ками». Девочки сего­дня также тре­буют осо­бен­ного вни­ма­ния. И даже кажу­щи­еся «поте­рян­ными» дети и под­ростки не совсем поте­ряны. Они еще могут «выка­раб­каться», и мы с удо­воль­ствием узнаем о них с экра­нов теле­ви­зо­ров или иных геро­и­че­ских эпо­пей. Про­сто лучше для всех – помочь им в воз­расте зарож­де­ния и ста­нов­ле­ния харак­тера – в дет­ском воз­расте. Каж­дый, каж­дый чело­век талант­лив. Вспом­ните исто­рию зна­ме­ни­того бара­бан­щика группы «Биттлз» Ринго Стара. Помните его попу­ляр­ность? А в школе он был двоечником.

Если разо­брать дан­ную ситу­а­цию «по полоч­кам», ока­зы­ва­ется, что роди­тели упу­стили дра­го­цен­ное время обще­ния с самым близ­ким им чело­ве­ком, на кото­рого годами воз­ла­гали надежды, даже отка­зы­вали себе во мно­гом. Но… важен резуль­тат. Можно дол­бить стену с трой­ным уси­лием годами, а можно легко про­толк­нуть шту­ка­турку в опре­де­лен­ном месте. Раз­ница в том, что вни­ма­тель­ные к сво­ему ребенку роди­тели знают, где нахо­дится эта пота­ен­ная дверь, и поэтому вос­пи­та­ние не тре­бует от них тита­ни­че­ских уси­лий, а лишь «посиль­ных». Найти ключ к сво­ему ребенку помо­гают искрен­ние беседы с ним, и один из спо­со­бов – беседа о про­чи­тан­ной книге.

3.2. Навыки индивидуального и коллективного чтения для младшеклассников

Совре­мен­ные млад­ше­класс­ники неохотно читают, воз­можно, еще и потому, что в их созна­нии совер­шенно отсут­ствует образ чита­ю­щего взрос­лого. Нет пред­став­ле­ния о чте­нии как о норме жизни. Именно этим можно объ­яс­нить отсут­ствие инте­реса к кни­гам даже у тех детей, кото­рые по складу ума и харак­тера должны были бы стать заяд­лыми кни­го­лю­бами. Кроме того, изрядно мешают ком­пью­теры: с ними все легко, а книга тре­бует уси­лия. Зна­чит, нужно поста­раться, чтобы ребе­нок ощу­тил вкус этого уси­лия… Своим опы­том делится

В жизни дошколь­ника и млад­шего школь­ника одно­вре­менно должно при­сут­ство­вать и кол­лек­тив­ное чте­ние, и инди­ви­ду­аль­ное. Для кол­лек­тив­ного чте­ния выби­ра­ется одна хоро­шая книга. И чита­ется очень мед­ленно. Даже и не сразу чита­ется. Сна­чала мы обложку рас­смат­ри­ваем, о назва­нии рас­суж­даем. А потом читаем, оста­нав­ли­ва­ясь прак­ти­че­ски после каж­дого абзаца – для обмена впе­чат­ле­ни­ями, обсуж­де­ния, сопереживания.

У млад­ше­класс­ни­ков не так много воз­мож­но­сти вме­сте что-то пере­жить. Поэтому такое сов­мест­ное про­жи­ва­ние книги, судеб героев, печали, смерти, сча­стья – для них необходимо.

Я не читаю книгу зара­нее, и на уроке вме­сте с уче­ни­ками удив­ля­юсь, сме­юсь, могу даже рас­пла­каться. Потому что чте­ние – не дидак­ти­че­ское упраж­не­ние, а живое, эмо­ци­о­наль­ное дело.

Помимо кол­лек­тив­ного чте­ния у ребят есть воз­мож­ность несколько раз в день почи­тать что-то свое. Из порт­феля выну­тое, с полки в классе взя­тое. Это слу­ча­ется пару раз в пер­вой, уроч­ной поло­вине дня, минут на 10–15. Как пере­ход от одной дея­тель­но­сти к дру­гой. Как воз­мож­ность сосре­до­то­читься, вер­нуться к себе.

Во вто­рой поло­вине дня на такое чте­ние отво­дится минут сорок – час. После про­гулки, после чая. Все садятся за боль­шой общий стол. И я обя­за­тельно сажусь рядом и тоже читаю. Бывает, кто-то отвле­чется от книги, посмот­рит на меня, на серьез­ное лицо одно­класс­ника, углу­бив­ше­гося в чте­ние, – и снова уты­ка­ется гла­зами в стра­ничку. Забы­тое ощу­ще­ние атмо­сферы читаль­ного зала. При том что каж­дый читает свое – есть ощу­ще­ние общего про­стран­ства, общего пере­жи­ва­ния. И тишина стоит абсо­лют­ная, как ни на одном уроке. Так бла­го­дарно читают дети.

А в конце я прошу жела­ю­щих коротко пере­дать суть про­чи­тан­ного. При этом все­гда есть одно­класс­ник, уже зна­ко­мый с кни­гой. Он пыта­ется уга­дать, о каком эпи­зоде речь. Под­твер­дить точ­ность ска­зан­ного, пред­ло­жить свою версию.

Тех­ника безопасности

Очень важно «не пере­кор­мить» детей чте­нием. Поэтому вре­мен­ные рамки обсуж­да­ются. Я посто­янно при­смат­ри­ва­юсь к реак­ции уче­ни­ков. Нужно успеть пред­ло­жить перейти к дру­гой дея­тель­но­сти чуть раньше, чем ребята уста­нут. Пусть лучше попро­сят «еще 5 мину­то­чек», чем нач­нут тоск­ливо ерзать и погля­ды­вать на часы. К тому же меха­низм чте­ния, как все меха­низмы на свете, нуж­да­ется в посто­ян­ном обнов­ле­нии. Нужно что-то при­ду­мы­вать, менять. Иначе надо­ест. И детям, и взрослым.

Книга – мост между людьми

Если два чело­века про­чи­тали одну и ту же книгу, они уже не чужие друг другу. Эту истину мы откры­ваем с детьми на кон­крет­ных при­ме­рах. Ребята из сосед­него каби­нета взяли у нас почи­тать книгу. Им тоже понра­ви­лось. На пере­ме­нах есть о чем пого­во­рить. А эту книгу нам пода­рила учи­тель­ница лите­ра­туры. Она учит стар­ших. Воз­можно, и вас будет учить в пятом классе. Встречи с ней ждешь уже с мень­шей тревогой.

Кстати, во мно­гом увле­че­ние кни­гами в моем классе нача­лось именно из-за этой учи­тель­ницы лите­ра­туры. Она как-то при­шла на засе­да­ние кафедры учи­те­лей началь­ной школы – с целым рюк­за­ком книг. И при­ня­лась пока­зы­вать, рас­ска­зы­вать. Заме­ча­тель­ные книги, кото­рые хоте­лось листать и разглядывать.

Учи­телю, погру­жен­ному в повсе­днев­ные заботы сво­его класса, не хва­тает порой такой под­держки со сто­роны. Не хва­тает внеш­него повода вооду­ше­виться и начать актив­ные действия.

Такой же «внеш­ний повод» необ­хо­дим и уче­ни­кам. К при­меру, можно самой купить понра­вив­ши­еся книги и при­не­сти их в класс. А можно орга­ни­зо­вать кол­лек­тив­ную охоту за самыми инте­рес­ными книгами.

Из роди­тель­ского опыта: рас­тим талант­ли­вого читателя

«Сплошь и рядом роди­тели не хотят знать того, что знают, при­знать то, что видят. Роды в обще­стве, фети­ши­зи­ру­ю­щем наживу, явле­ние столь чрез­вы­чай­ное, что иная мать со всей кате­го­рич­но­стью тре­бует от при­роды щед­рого воз­на­граж­де­ния. Если уж она пошла на издержки, непри­ят­но­сти, докуки бере­мен­но­сти, реши­лась на родо­вые муки, ребе­нок дол­жен быть только таким, о каком она меч­тала. Или того хуже: при­вык­нув, что за деньги можно купить все, она не хочет мириться с мыс­лью, что суще­ствует нечто, что может полу­чить бед­няк, и чего не вымо­лить богачу. Как часто в поис­ках того, что на рынке ходит под эти­кет­кой «здо­ро­вье», роди­тели поку­пают сур­ро­гаты, кото­рые либо не помо­гают, либо вредят».

Я. Кор­чак.

Впер­вые в жизни – в 9 лет – взяв «взрос­лую» книгу Э. М. Ремарка «Жизнь взаймы», дочка изъ­явила жела­ние про­честь вслед за ней еще несколько про­из­ве­де­ний немец­кого клас­сика. Про­чи­тав одна­жды Э. Хемин­гуэя «По ком зво­нит коло­кол», она решила, во что бы то ни стало озна­ко­миться со всем его твор­че­ством. Про­чтя Гайто Газ­да­нова «Вечер у Клер», моя Анютка, вслед за этим, про­чла целый том его избран­ных сочи­не­ний. Совре­мен­ный «мод­ный» автор из страны Суоми (Фин­лян­дия) Арто Паа­си­линна («Год зайца», «Лес пове­шен­ных лисиц») запал в Анину душу свое­об­раз­ным фин­ским юмо­ром настолько, что она попро­сила купить ей и дру­гую книжку Паа­си­линна. Но это еще не все. Вскоре дет­ские мечты про­никли через гра­ницы, и девочка теперь хочет лично позна­ко­миться с этим авто­ром, напи­сала ему уже несколько писем по Интернету.

И так во мно­гих, мно­гих дру­гих слу­чаях, кото­рые у нас в семье стали уже систе­мой и хоро­шей традицией.

И вот еще наблю­де­ние. Каж­дый дошколь­ник и млад­ший школь­ник – потен­ци­аль­ный тво­рец – может пре­вра­тить часть какой-либо вещи в само­сто­я­тель­ный игро­вой пред­мет, при­своив ему новые возможности.

Напри­мер, Аня смот­рит на книгу прак­ти­че­ски – с вопро­сом, что можно с ней сде­лать, то есть – как поста­вить ее себе на службу, при­спо­со­бить ее каче­ства к своим целям.

Одна­жды я под­смот­рел, как моя дочь играет с подру­гами. В сов­мест­ной игре подруги ничего не варят на огне по-насто­я­щему (суп «пона­рошку» состоит из пла­ва­ю­щих в холод­ной воде голо­вок цве­тов и мелко наре­зан­ной травы), также и книга исполь­зу­ется девоч­ками как некий инди­ви­ду­аль­ный «сек­рет». Девочки ста­ра­ются, чтобы все кра­сиво смот­ре­лось, даже их сокро­вен­ные мысли. В меж­лич­ност­ном обсуж­де­нии такого сек­рета пре­ва­ли­рует эсте­тика. И сюжет люби­мой книги, и соб­ствен­ное отно­ше­ние, и выбор героев (если он не один), и воз­мож­ные кон­такты с авто­ром, как я заме­тил выше.

Со вре­ме­нем мне стали понятны слу­чаи, когда про­ис­хо­дит смена пред­по­чте­ний: Аня сама раз­ру­шает свой «сек­рет», потому, что его долго никто не пони­мал, или не раз­де­лял ее мне­ния, и далее пере­хо­дит к новой книге.

Хотя девоч­кам и чуждо про­яв­ле­ние силы, однако мно­гие из них пред­по­чи­тают маль­чи­ше­ские ком­па­нии, и это стрем­ле­ние нахо­дит отра­же­ние в дев­чо­но­чьих играх иного харак­тера. Так, напри­мер, неко­то­рые из них не прочь «плю­щить монеты». Эта игра сопря­жена с опас­но­стью, кото­рая «под­сте­ги­вает» даже дево­чек в воз­расте 8–11 лет, дает им (на время) ощу­ще­ние взрослости.

Десяти– пяти­де­ся­ти­ко­пе­еч­ные монеты, рубли и (реже) пяти­руб­ле­вые монеты кла­дут на рельсы в ожи­да­нии элек­трички или трам­вая. Про­хо­дя­щий поезд рас­плю­щи­вает желез­ные деньги до «бли­нов», кото­рые потом скру­пу­лезно соби­ра­ются, и явля­ются пред­ме­том гор­до­сти в среде сверст­ниц. Из них делают «оже­ре­лья». Так ино­гда забав­ля­лась моя дочь, пока не увлек­лась книгой.

Учить «не уча»

«У нас люди не любят, когда их пред­на­ме­ренно учат, а вот когда их не учат, они с инте­ре­сом вос­поль­зу­ются вашим опы­том и попро­буют сде­лать так же».

Ирина Ива­новна Тихо­ми­рова, доцент, к.п. н, ГУКИ С‑Петербург.

Реак­ция моей дочери на про­чи­тан­ное худо­же­ствен­ное про­из­ве­де­ние явля­ется одним из важ­ных состав­ля­ю­щих вос­пи­та­тель­ного про­цесса. Мой роди­тель­ский под­ход, осно­ван­ный на запо­ве­дях «не навреди» и «не мешай», вряд ли спо­соб­ствует вос­пи­та­нию чело­века педан­тич­ного, авто­ри­тар­ного, гото­вого под­чи­няться в иерар­хии и руко­во­дить (хотя это зави­сит от мно­гих фак­то­ров, в том числе и от инди­ви­ду­аль­ных харак­тер­ных осо­бен­но­стей). Но зато такой под­ход, навер­ное, даст обще­ству чело­века твор­че­ского и непо­вто­ри­мого. Так же учила меня и моя мама. Во вся­ком слу­чае, каж­дый из нас, гума­ни­та­риев, именно такой.

Поэтому я ста­ра­юсь ребенка «учить не уча», только наме­кая дочке на книги, кото­рые могут быть инте­ресны, и вот что получается.

Неза­бы­ва­е­мые впе­чат­ле­ния (по ее соб­ствен­ным выра­же­ниям) оста­вил у моей дочери роман В. Ф. Тенд­ря­кова «Ночь после выпуска» из серии «Люби­мые книги дево­чек» (изда­тель­ства М.: Олимп, М.: АСТ). Дочка про­чи­тала роман за 2 дня, а затем «с гла­зами по ложке» рас­ска­зы­вала нам – роди­те­лям, как после выпуск­ного бала быв­шие деся­ти­класс­ники решают раз­влечься необыч­ным обра­зом: выби­рая из своей ком­па­нии жертву за жерт­вой, каж­дый гово­рит о ней, что думает. Нежданно-нега­данно обна­жа­ются самые тай­ные и интим­ные вещи. Моло­дые люди «вхо­дят во вкус», и не боятся бро­сать друг другу в лицо страш­ную и цинич­ную правду. Под утро они рас­хо­дятся с тяже­лым осад­ком в душе: ноч­ная жесто­кая игра убила дружбу и любовь. Впе­реди – взрос­лая жизнь… Писа­тель создал весьма реа­ли­стич­ную и неза­мас­ки­ро­ван­ную кар­тину обще­ния под­рост­ков, кото­рой живо увле­ка­ются сего­дня девушки и моло­дые люди. Не смотря на то, что роман напи­сан до «пере­стро­еч­ных» вре­мен, и пред­вос­хи­тил появ­ле­ние «спор­ных» теле­ви­зи­он­ных пере­дач («Дом» и ее кло­нов), дочь (еще не достиг­шая «выпуск­ного» воз­раста) читала про­из­ве­де­ние «запоем», потому, что в романе она пере­жи­вала соб­ствен­ную, еще не насту­пив­шую жизнь.

Под впе­чат­ле­нием про­чи­тан­ного, Аня сразу стала тре­бо­вать рас­ска­зать о моем и мами­ном школь­ном опыте, с инте­ре­сом срав­ни­вая и запо­ми­ная. Про­ана­ли­зи­ро­вав инфор­ма­цию (не так ли учат само­ана­лизу? ) Аня взяла в биб­лио­теке новую книгу писа­теля (роман «Паде­ние Ивана Чупрова»), и изъ­явила жела­ние узнать о нем больше.

Тенд­ря­ков про­явился и как худож­ник. Его рисунки «Заяц и док­тор», «Порт­рет матери», «У афиши», «Авто­порт­рет» и дру­гие, най­ден­ные в Интер­нете, доста­вили Ане новые твор­че­ские впе­чат­ле­ния, и она стала само­сто­я­тельно рисо­вать героев про­чи­тан­ных книг (до этого она рисо­вала только перед тор­же­ствами и празд­ни­ками, чтобы пода­рить нам с женой подарки).

Иллю­стра­ции к про­чи­тан­ным про­из­ве­де­ниям дали нашей семье новое инте­рес­ное заня­тие. По вече­рам дочка пока­зы­вала свои рисунки, и про­сила «опо­знать» в них героев про­из­ве­де­ний. Есте­ственно, не про­чи­тав книгу, мы не могли бы пра­вильно отве­тить на ее вопросы, а «падать в грязь лицом» перед своим ребен­ком не хочется. При­шлось в авраль­ном порядке осва­и­вать то, что еще не про­чи­тано. Вот так взрос­ле­ю­щий ребе­нок, сама того не заме­чая, «спро­во­ци­ро­вала» роди­те­лей на чте­ние. Конечно, я не гаран­ти­рую, что дру­гие роди­тели пой­дут «на поводу» у сво­его дитяти, и повы­сят уро­вень зна­ний. Но, мне пред­став­ля­ется, что если любишь сво­его ребенка, и хочешь, чтобы она выросла куль­тур­ным чело­ве­ком, то можно и «подыг­рать».

3.4. Рекомендации по семейному чтению для школьника в возрасте 7–12 лет

Что мы уже оси­лили? Мая­лу­ома, «Папа, когда при­дет Дед Мороз?»; Тина Нопола, Мерви Линд­ман, «Сири и ее новые дру­зья» и «Сири и радость тре­тьего этажа»; Имаи, «При­клю­че­ния Честера»; Тел­ле­ген, «При­клю­че­ния В. Швыр­швырма»; Шаров, «При­клю­че­ние Еженьки и дру­гих нари­со­ван­ных чело­веч­ков»; Уильямс, «Плю­ше­вый заяц, или Как игрушки ста­но­вятся насто­я­щими»; Гела­си­мов, «Кольцо белого волка»; Мур, «Дом зер­кал»; Мура­шова, «Класс кор­рек­ции»; Пен­нак, «Малень­кая тор­говка прозой».

Не могу согла­ситься с теми авто­рами, ана­ли­ти­ками и иссле­до­ва­те­лями, кто утвер­ждает, что ребенка в наш мате­ри­а­ли­стич­ный век трудно заин­те­ре­со­вать хоро­шей кни­гой. Тут надо пони­мать и раз­би­раться в кон­кре­тике – какого ребенка, какой кни­гой и, что очень важно – как?

Пер­вым фак­то­ром успеха в этом непро­стом деле – явится ваш лич­ный роди­тель­ский при­мер («читают взрос­лые – читают и дети, а не наобо­рот» – к.п.н. доцент ГУКИ Санкт-Петер­бург, спе­ци­а­лист по дет­скому чте­нию в Рос­сии И. И. Тихо­ми­рова). Вто­рым – пра­вильно подо­бран­ная лите­ра­тура. Здесь важно оста­но­виться подроб­нее. Имею в виду не столько раз­ное каче­ство изда­ний и про­дук­тов совре­мен­ного изда­тель­ского про­цесса (эта про­бле­ма­тика имеет место быть в тече­ние более чем декады лет), сколько направ­лен­ность этой лите­ра­туры по тема­ти­че­ски-жан­ро­вому прин­ципу. Иссле­до­ва­ни­ями, про­ве­ден­ными уче­ными В. А. Боро­ди­ной (д.п. н, про­фес­сор ГУКИ), Л. И. Белень­кой, И. И. Тихо­ми­ро­вой, М. В. Осо­ри­ной (и др.) в раз­ное время уста­нов­лено, что совре­мен­ный чита­тель-ребе­нок имеет ори­ги­наль­ную ярко выра­жен­ную ори­ен­та­цию (потреб­ность) в дет­ской лите­ра­туре опре­де­лен­ного тема­ти­че­ского спек­тра. В соот­вет­ствии с несколь­кими зна­ко­выми фак­то­рами-инди­ка­то­рами: ген­дер­ными раз­ли­чи­ями, обра­зом жизни (рас­по­ряд­ком дня), воз­раст­ной кате­го­рией (внутри сооб­ще­ства млад­ших школь­ни­ков) и гене­ти­че­ским набо­ром, полу­чен­ным от роди­те­лей, совре­мен­ные дети выби­рают для чте­ния лите­ра­туру «не скуч­ную», инте­рес­ную, «на грани фола» – дет­ские детек­тивы и стра­шилки. Ана­ло­гич­ные выводы мне поз­во­ляет сде­лать соб­ствен­ный опыт вос­пи­та­ния девочки 10-ти лет и млад­шего сынишки. Ока­зы­ва­ется, дет­ская лите­ра­тура «новей­шего вре­мени» весьма мно­го­гранна, и оте­че­ство наше, слава богу, не оску­дело талантами.

Глава 4. Чтение в подростковом возрасте

4.1. Подросток и чтение

Семей­ное чте­ние в послед­нее время не то, чтобы не акту­ально, ско­рее его нет вообще. Недавно столк­нулся со слож­ной зада­чей: девочке, пере­шед­шей в 5‑й класс, и отды­ха­ю­щей сей­час в дет­ском оздо­ро­ви­тель­ном лагере задали «реко­мен­до­ван­ный» спи­сок лите­ра­туры для про­чте­ния летом. Наве­стив девочку бук­вально вчера, и при­везя реко­мен­до­ван­ные педа­го­гами книги, я не обна­ру­жил не только жела­ния их читать («вре­мени нет»), но и какой бы то ни было актив­но­сти в части посе­ще­ния биб­лио­теки (не знает – где нахо­дится «храм книги», и не хочет знать). Мне стало инте­ресно – почему?

Спи­сок этот мало чем (в части реко­мен­до­ван­ной лите­ра­туры) отли­ча­ется от ана­ло­гич­ных спис­ков, кото­рые зада­вали в школе на лето нам – теперь 40-лет­ним… Те же (за ред­ким исклю­че­нием) авторы: В. Коро­ленко, Л. Кас­силь, Ролан Быков, Джанни Родари, Г.-Х Андер­сен; как будто бы время оста­но­ви­лось или вер­ну­лось в ту же точку, сде­лав круг. Оче­видно, что про­из­ве­де­ния совре­мен­ных дет­ских авто­ров (к при­меру, Тоон Тел­лен­ген, Михаил Яснов и др.) не вхо­дят в этот спи­сок. Не в этом ли при­чина без­участ­ного отно­ше­ния детей к чте­нию вообще, и дет­ским кни­гам в част­но­сти, даже в том слу­чае, когда роди­тели активно читают. Оче­видно, роди­тель­ский при­мер еще не глав­ное в актив­ном семей­ном или вне­класс­ном чте­нии; тре­бу­ется нечто еще. А что? Об этом, и о прак­ти­че­ских мето­дах орга­ни­за­ции семей­ного чте­ния в про­ек­ции роди­тель­ского опыта вме­сте пораз­мыш­ляем далее

Как заин­те­ре­со­вать под­ростка: при­емы и методы

Наи­бо­лее зна­ко­выми (важ­ными) фак­то­рами при­об­ще­ния к чте­нию в прин­ципе являются:

посто­ян­ное виде­ние перед собой нена­вяз­чи­вого при­мера роди­те­лей, зани­ма­ю­щихся с кни­гой. Виде­ние школь­ни­ком есте­ствен­ного чте­ние роди­те­лей как нор­маль­ную еже­днев­ную жиз­нен­ную ситу­а­цию, а не только лишь демон­стра­цию намерений.

У него про­ис­хо­дит пони­ма­ние того, что чте­нием можно жить, пони­ма­ние важ­но­сти чте­ния в повседневности.

Вто­рым фак­то­ром явля­ется пра­вильно подо­бран­ная для чте­ния дет­ская лите­ра­тура. Это спи­сок книг, кото­рый нужно про­чи­тать всем. Кон­крет­ные книги выби­рают по сво­ему опыту и реко­мен­да­циям спе­ци­а­ли­стов роди­тели; это очень важ­ный и ответ­ствен­ный шаг. Для его реа­ли­за­ции реко­мен­дую поль­зо­ваться не только субъ­ек­тив­ными сове­тами дру­зей и биб­лио­те­ка­рей, но и спе­ци­аль­ными изда­ни­ями, к при­меру, Вест­ни­ком дет­ской лите­ра­туры, пери­о­ди­че­ски пуб­ли­ку­ю­щим анонсы новых (в том числе ино­стран­ных авто­ров) книг и бес­при­страст­ные рецен­зии экс­пер­тов на них.

Вечер­нее чте­ние вме­сте с ребен­ком. Это сра­ба­ты­вает с каж­дым, если зани­маться чте­нием после­до­ва­тельно и при­об­щать с малых лет. Читая пяти­ме­сяч­ному ребенку дет­скую книжку вслух – с выра­же­нием – можно ожи­дать, что и в более взрос­лом воз­расте, когда малыш научится гово­рить и читать сам, ему тоже будет нра­виться читать и раз­ви­ваться. Глав­ное здесь – не делать раз­ницы в том, дет­скую или взрос­лую книгу вы чита­ете, а любую книгу «про­жи­вать» с чувством.

Оста­но­вимся подробно на вечер­нем чте­нии – как эле­менте под­держки инте­реса чте­ния для под­рост­ков. Как это про­ис­хо­дит на прак­тике. Начи­нали читать вме­сте вслух – по вече­рам «заце­пив­ший» роман Сеси­лии Ахерн «Вол­шеб­ный днев­ник». По сути, это взрос­лая книга, но под­ростка увле­кает все взрос­лое, он инту­и­тивно стре­миться ско­рее повзрос­леть, и это можно исполь­зо­вать ему же на пользу.

Диа­лог мамы и девочки 10 лет.

– Мама, что ты сей­час будешь делать, когда я лягу спасть?

Мама гово­рит о своих пла­нах, делах и непре­менно о том, что ей нужно (хоте­лось бы) книжку инте­рес­ную почитать.

– А книжка инте­рес­ная? Рас­скажи мне, о чем она.

Мама рас­ска­зы­вает сюжет, отрывки, пока­зы­вает саму книжку, вме­сте рас­смат­ри­вают обложку. Далее, видя живой инте­рес к книге мамы, дочка попросила:

– Дай мне почитать!

У нас были сомне­ния. Можно ли давать читать столь взрос­лый роман ребенку. Сюжет в книге непро­стой. Отец геро­ини обанк­ро­тился, покон­чил жизнь само­убий­ством, девочка оста­лась одна, слу­чайно взяла в биб­лио­теке днев­ник и увлек­лась им. Повест­во­ва­ние идет от пер­вого лица, 16-ти лет­ней девочки, трудно сту­па­ю­щей по жизни.

Мы решили, что из «взрос­лых» книг надо отдель­ные абзацы ком­мен­ти­ро­вать ребенку, а неко­то­рые уда­лять. Но все равно читать, чтобы не про­па­дало дет­ского инте­реса. Читали по вече­рам вслух. Делали акценты на зна­чи­мо­сти самой книги. Когда читали вслух, сомни­тель­ные моменты про «бега­ние без тру­си­ков по школе» про­сто опус­кали (не читали).

В резуль­тате девочка столь увлек­лась нашим чте­нием, что книжку запоем за несколько вече­ров дочи­тали до конца. Ребе­нок в такой ситу­а­ции раз­мыш­ляет, сам при­хо­дит к осо­зна­нию важ­ных истин, про­ис­хо­дит рефлек­сия на про­чи­тан­ную книгу.

Роди­тель­ские наказы в таком воз­расте уже прямо не дей­ствуют пре­лом­ля­ются через мне­ние «авто­ри­тет­ных» подруг, филь­мов, акте­ров, героев книг. Поэтому рас­смот­рен­ный приме хорошо сра­ба­ты­вает в плане гар­мо­нич­ного вос­пи­та­ния под­ростка. Ребе­нок слы­шит текст, интри­гу­ю­щий текст, стре­мится узнать раз­вязку. С дру­гой сто­роны, она не видит и не слы­шит нази­да­тель­ного тона, поэтому инте­рес к чте­нию, подо­гре­тый нами, раз­ви­ва­ется, не пропадает.

Луч­шей похва­лой за ста­ра­ние нам было дет­ское откро­ве­ние: «мама, как ты была права».

Дома

Чаще при­хо­дите в дет­скую ком­нату, возь­мите из шкафа (со стола) и пере­би­райте стопку кни­жек. Это могут быть книжки давно поза­бы­тые, или недавно про­чи­тан­ные – не важно. Пере­ли­сты­вая их – читайте, оста­нав­ли­вай­тесь на инте­рес­ном месте. Так мы нашли много ста­рых и совре­мен­ных книг, кото­рые захо­те­лось пере­чи­тать снова. Поэтому домаш­няя биб­лио­тека имеет огром­ное зна­че­ние в части при­об­ще­ния к чте­нию; у мно­гих, даже у кого сохра­ни­лась, ее пер­спек­тив­ный ресурс исполь­зу­ется далеко в пол­ной мере.

Вто­рой прием, заслу­жи­ва­ю­щий вни­ма­ния. Раз­ло­жите книжки в рас­кры­том виде (иллю­стра­ции) и «слу­чайно забудьте» их в дет­ской ком­нате. На под­окон­нике, на кро­вати. На столе. Этот при­мер хорошо сра­ба­ты­вает с энцик­ло­пе­ди­ями, сказ­ками и кни­гами с боль­шими кра­сочно оформ­лен­ными иллю­стра­ци­ями. Ребе­нок, даже не уме­ю­щий читать, уви­дев кар­тинку, оза­да­чи­ва­ется вопро­сом, к при­меру, «почему у слона боль­шие уши». Про­сит объ­яс­нить, а нередко и само­сто­я­тельно пыта­ется найти ответ в книге. Осо­бенно хорошо – если вы его по этому пути сами напра­вите. Однако в этом непро­стом деле таится опас­ность «мен­тор­ского тона». Сове­то­вать, направ­лять ребенка надо нена­вяз­чиво (»учить не уча»), без нота­ций, и тем более не спра­ши­вать ответ в зара­нее уста­нов­лен­ные сроки, не пугать заор­га­ни­зо­ван­но­стью про­цесса, ибо в дет­ском чте­нии вообще, а при при­об­ще­нию к чте­нию в част­но­сти такой под­ход неуме­стен и даже опа­сен; можно навсе­гда отва­дить от книги.

Что может пред­при­нять роди­тель для нена­вяз­чи­вого кон­троля? Арсе­нал подоб­ных мето­дов довольно широк. Как один из вари­ан­тов – можете под­гля­ды­вать из-за угла, дистан­ци­онно смот­реть в видео­ка­меру – у кого она уста­нов­лена в дет­ской. Сей­час на этот счет доста­точно воз­мож­но­стей – камера с сим-кар­той сото­вого опе­ра­тора пере­даст изоб­ра­же­ние в реаль­ном вре­мени на ваш сото­вый теле­фон или ком­пью­тер – по вашему запросу или иным про­грамм­ным настрой­кам – дистан­ци­онно, где бы вы ни нахо­ди­лись. В любую точку мира, где доступна сото­вая связь илиWi-Fi. По этому методу роди­тель­ского кон­троля (не только чте­ния) готов про­кон­суль­ти­ро­вать желающих.

При опи­сан­ном методе «рас­кры­тых кни­жек» наша дочка, хорошо чита­ю­щая с воз­раста 6‑ти лет (обыч­ный ребе­нок), вла­де­ю­щая не бег­лым чте­нием, чте­нием отдель­ными сло­вар­ными фра­зами, ни разу не захлоп­нула книжку, не заинтересовавшись.

В школе

Сего­дня в неко­то­рых (далеко не везде, как хоте­лось бы) шко­лах прак­ти­ку­ется такой полез­ный прием. На послед­ний день перед кани­ку­лами (забла­го­вре­менно) назна­ча­ется осо­бое класс­ное меро­при­я­тие: учи­тель всему классу (до 30 чело­век) ста­вит задачу под­го­то­вить заин­те­ре­со­ван­ный рас­сказ об одной недавно про­чи­тан­ной книге, кото­рую ребе­нок посо­ве­то­вал бы про­чи­тать одно­класс­нику с рас­ска­зом о ней и обос­но­ва­нием – почему. В назна­чен­ный день по оче­реди высту­пают все уче­ники. Встает школь­ник и рас­ска­зы­вает о книге, об авторе и о том, почему она понра­ви­лась ему, и может заин­те­ре­со­вать дру­гих – с подроб­но­стями. С уче­том того, что в школе, осо­бенно в сред­них и стар­ших клас­сах боль­шой авто­ри­тет имеет мне­ние одно­класс­ни­ков и стар­ших ребят, инте­рес­ный рас­сказ о книге «цеп­ляет» и других.

По совету подруг – самый зна­ко­вый фак­тор выбора книг для соб­ствен­ного чте­ния у моей дочери 12 лет. Этот фак­тор по попу­ляр­но­сти опе­ре­жает мне­ние роди­те­лей и школь­ных биб­лио­те­ка­рей и педагогов.

Обсу­див в классе книж­ные пред­по­чте­ния сверст­ни­ков, девочки и маль­чики в 5–7 классе берут те книги в школь­ной биб­лио­теке (и биб­лио­теке по месту житель­ства), что они уже обсу­дили с дру­зьями-подру­гами. Это инте­рес­ный фено­мен в совре­мен­ной школе. Если мы посмот­рим на состо­я­ние дел бес­при­страстно, то должны будем объ­ек­тивно согла­ситься с тем, что в школе наш ребе­нок ведет себя много иначе, чем дома: гово­рит непри­стой­ные слова, дерется, дер­зит учи­те­лям (бывает). Чтобы узнать «дру­гую сто­рону» сво­его ребенка совсем не обя­за­тельно быть «семи пядей во лбу» или регу­лярно бесе­до­вать (по вызову) с класс­ным руко­во­ди­те­лем. Посмот­рите на его стра­ницу в попу­ляр­ных сего­дня соци­аль­ных сетях, под­слу­шайте его реплики на улице, обра­тите вни­ма­ние на круг обще­ния (в школе и вне школы). Из этих све­де­ний уже можно сде­лать кое-какие выводы о своем ребенке, лишив­шись есте­ствен­ным путем ряда иллю­зий. При этом ваш ребе­нок не пере­стает быть вашим и самым луч­шим ребен­ком. Дети непо­сред­ственны. Да, они друг друга «посы­лают», но – что важно – про­яв­ляют инте­рес к кни­гам тоже. То есть читают. И берут книги, надо пола­гать с удо­воль­ствием, осо­бенно те, что уже при­знаны попу­ляр­ными в их сооб­ще­стве, реко­мен­до­ваны подру­гами или стар­шими това­ри­щами (по двору и школе).

В биб­лио­теке

Совер­шенно понятно, что любая биб­лио­тека рабо­тает по опре­де­лен­ным пра­ви­лам в части учета книг. Но я не реко­мен­дую воз­во­дить работу в ситу­а­цию излиш­ней «заор­га­ни­зо­ван­но­сти»; в этой смысле разумно пом­нить (почаще вспо­ми­нать) о том, что биб­лио­тека рабо­тает для людей, а не наоборот.

В школь­ной биб­лио­теке могут раз­ре­шить ребенку взять (не сда­вать ранее взя­тую) книгу на лето. В то время как по пра­ви­лам в конце учеб­ного года у всех школь­ни­ков ста­ра­ются собрать ранее выдан­ные книжки (видимо для отчет­но­сти, кото­рая в деле при­об­ще­ния школь­ни­ков к чте­нию род­нится с фор­ма­лиз­мом и бюро­кра­тией), в слу­чае разум­ного отступ­ле­ния от дан­ных пра­вил, офи­ци­аль­ного при­зна­ния их уста­рев­шими, не соот­вет­ству­ю­щими реа­лиям вре­мени, ребе­нок полу­чает воз­мож­ность про­честь люби­мую книгу летом, испы­ты­вает от дей­ствий школь­ного биб­лио­те­каря не про­сто удо­вле­тво­ре­ние, а нескры­ва­е­мую радость, и бывает дово­лен. То есть – читает с удо­воль­ствием и хочет при­хо­дить в такую библиотеку.

Я нередко слышу, вижу и читаю «откро­ве­ния» неко­то­рых роди­те­лей о том, что книга морально уста­рела, что детей не заин­те­ре­со­вать чте­нием ни под каким пред­ло­гом, что бы ни пред­при­ни­май. Ска­зан­ное выше опро­вер­гает эту инфор­ма­цию на прак­тике. Все дело в том – как заин­те­ре­со­вы­вать, и осо­бенно даже дело не столько в самих мето­дах – вот они, в част­но­сти опи­саны выше, их много, их не вме­стит в себя ни одна ста­тья или книга, а непо­сред­ственно в роди­тель­ском под­ходе. Жела­нию побыть с ребен­ком, его выслу­шать, найти время пого­во­рить по душам, быть в курсе его чая­ний и забот. Жела­ние есть, а вре­мени нет, – гово­рят мно­гие. Не согла­сен. Время оди­на­ково ко всем, а вот дей­ствия у всех раз­ные, и именно те или иные дей­ствия при­во­дят к кон­крет­ным резуль­та­там. У тех, кто зани­ма­ется с ребен­ком, мно­гое полу­ча­ется. У дру­гих бывает по-раз­ному. Помните зна­ме­ни­тое изре­че­ние педа­го­гики: «кто хочет сде­лать – ищет повод, кто не хочет – при­чину». Все­гда ищите повод – эта актив­ная пози­ция нико­гда не подводит.

4.2. Занятия по литературному чтению для подростка

Под­ро­сток живет в окру­же­нии взрос­лых, но он почти «неви­димка», так как взрос­лые видят в нем лишь то, что хотят видеть; вопросы, кото­рые задает ребе­нок, нередко либо не заме­чают, либо обхо­дят, либо вообще запре­щают зада­вать. Ребе­нок недо­уме­вает: ведь так, как взрос­лые обхо­дятся с ребен­ком, они могут обхо­диться и друг с дру­гом, счи­тая свою точку зре­ния един­ственно верной.

Таким обра­зом, наи­бо­лее вос­тре­бо­ван­ные авторы «новых дет­ских кни­жек» делают инте­рес­ные экс­курсы в область языка дет­ства. Для того, чтобы «услы­шать» голос ребенка, чтобы иссле­до­вать дет­ство, помимо науч­ных мето­дов, необ­хо­димо исполь­зо­вать также и сред­ства худо­же­ствен­ной лите­ра­туры, и соб­ствен­ный опыт – почаще вспо­ми­нать себя в дет­ском воз­расте. Исполь­зо­ва­ние при­ема виде­ния мира ребен­ком обо­га­щает повест­во­ва­ние и само по себе, ибо делает воз­мож­ным рас­ши­рить лите­ра­тур­ный лек­си­кон и осво­ить поли­фо­ни­че­скую тех­нику, чере­дуя речь ребенка и взрос­лого, объ­еди­нять и сов­ме­щать их, как пока­зал Р. Ллойд, спе­ци­ально иссле­до­вав­ший дет­скую тему в лите­ра­туре 1900‑х годов.

Про­блема взрос­лых в том, что они все пыта­ются оце­нить, да еще ценить – по-сво­ему, то есть субъ­ек­тивно; когда гос­под­ству­ю­щие пред­став­ле­ния о ребенке не реа­ли­зу­ются в повест­во­ва­нии, воз­ни­кает вопрос, о чем же тогда в нем гово­рится? Быть может это эти­че­ская про­блема выс­шего порядка, а не про­блема необыч­ного ребенка? И явля­ется ли ребе­нок в таком слу­чае, как счи­та­лось раньше, само собой разу­ме­ю­щимся, невин­ным, анге­ло­по­доб­ным существом?

Дет­ство пред­ла­гает в каче­стве объ­екта, кото­рый иссле­ду­ется – саму жизнь: к при­меру, потрет чело­века и быстро меня­ю­щи­еся соци­аль­ные усло­вия. Оно пред­ла­гает также пути для выра­же­ния чувств и соб­ствен­ное мен­таль­ное про­стран­ство. Дет­ство – это область борьбы и соци­аль­ного про­те­ста, но также и колы­бель иллю­зий, и место, где можно укрыться. Дет­ство, как некое мета­фо­ри­че­ское про­стран­ство нередко высту­пает как про­ти­во­по­лож­ность тому, отчего хотят дистан­ци­ро­ваться. Все эти черты отчет­ливо видны в новой дет­ской лите­ра­туре через опи­са­ние мира в вос­при­я­тии ребенка.

Сего­дня при иссле­до­ва­нии явле­ний куль­туры много гово­рится о том, как ана­лиз сферы языка играет все боль­шую роль в стро­и­тель­стве граж­дан­ского мира. Роль тек­ста языка в дет­ской лите­ра­туре заклю­ча­ется в под­чер­ки­ва­нии, а для дей­стви­тель­но­сти, постро­ен­ной на манере изло­же­ния, не столь уж обя­за­тельно доис­ки­ваться пер­во­на­чаль­ного смысла. Худо­же­ствен­ные про­из­ве­де­ния дет­ской лите­ра­туры играют ту же роль и в отно­ше­нии вза­и­мо­вли­я­ния; они вос­про­из­во­дят реаль­ный мир, уси­ли­вают и шли­фуют пред­став­ле­ния детей о нем, и через это вли­яют на методы, кото­рые люди исполь­зуют в этом мире. Впе­чат­ле­ния дет­ства, осо­бенно в авто­био­гра­фи­че­ской лите­ра­туре, – это исто­рия, кото­рая вос­со­зда­ется путем вос­по­ми­на­ния, рас­сказа и в пись­мен­ном виде. Дет­ство отли­ва­ется в исто­рию, кото­рую рас­ска­зы­вает автор. В лите­ра­туре дети также фан­та­зи­руют; к при­меру, рас­ска­зы­вая новые исто­рии, закреп­ляют уже име­ю­щи­еся поня­тия и реа­лии, а также вли­яют на зарож­де­ние новых понятий.

Ребе­нок, кото­рого счи­тают не сфор­ми­ро­вав­шимся, в отли­чие от взрос­лого обла­да­ю­щий пока еще неустой­чи­вым «я» и неосо­знан­ным еще мен­та­ли­те­том, – сего­дня осо­бенно акту­аль­ная тема для писа­те­лей. Ребе­нок – это вполне под­хо­дя­щий глав­ный пер­со­наж для рас­сказа, свя­зан­ного с осмыс­ле­нием пост­мо­дер­нист­ских идей о рас­паде лич­но­сти, или же о непре­рыв­но­сти постро­е­ния иден­ти­тета. Нес­фор­ми­ро­вав­шийся вполне ребе­нок в под­рост­ко­вом воз­расте – это некий идеал в наше время дина­мично раз­ви­ва­ю­щейся ком­му­ни­ка­ции, кото­рое дает все новые, до бес­ко­неч­но­сти глу­бо­кие, неза­вер­шен­ные вари­анты трак­товки этой проблематики.

Давайте посмот­рим, как в рам­ках биб­лио­теки, в фор­мате актив­ной работы пси­хо­ло­ги­че­ской службы создать инте­рес­ную и позна­ва­тель­ную атмо­сферу при­уче­ния к книге с эле­мен­тами опроса и кон­текст­ных зада­ний для ребят. Для этого пред­ла­гаю про­ве­сти неболь­шой урок по лите­ра­тур­ному чте­нию в биб­лио­теке, или вос­поль­зо­ваться насто­я­щими реко­мен­да­ци­ями при пла­ни­ро­ва­нии соб­ствен­ных разработок.

Как заин­те­ре­со­вать под­рост­ков поэ­зией любви

Всем – хоть Слон ты, хоть Собака –
солнце све­тит одинако –
Во! Какая благодать!
Верь! – Чер­вяк ты или Дятел –
мир устроен замечатель –
Но! В сло­вах не передать!

Михаил Гро­зов­ский

Оче­видно, вам не раз и не два при­хо­дила в голову мысль, что заин­те­ре­со­вать малень­кого чита­теля можно чем-то ярким, необыч­ным, неиз­вест­ным до сих пор, а потому запо­ми­на­ю­щимся. Осо­бенно падки на сен­са­ции моло­дые чита­тели. Но и взрос­лым, умуд­рен­ным опы­том роди­те­лям, конечно же все­гда есть что пред­ло­жить ребятам.

С чита­те­лем-ребен­ком рабо­тать и про­сто и сложно. В дет­стве все верят в чудеса. Поэтому ребят инте­ре­суют сказки и необык­но­вен­ные исто­рии. Вообще, конечно, любой чело­век, и в взрос­лый тоже, даже в самой тра­ги­че­ской и слож­ной ситу­а­ции хочет верить в чудо. Поэтому ска­зоч­ные пер­со­нажи нужны не для того, чтобы скрыть, а чтобы открыть вол­шеб­ство. И сказка справ­ля­ется со своей ролью – с помо­щью нерав­но­душ­ного биб­лио­те­каря-рас­сказ­чика она откры­вает больше, чем любой дру­гой жанр худо­же­ствен­ной лите­ра­туры. Хотя каж­дый рас­ска­зы­вает на свой лад, но тем и ценен рас­сказ­чик (пере­сказ­чик) – для кон­крет­ного ребенка он оста­ется непо­вто­ри­мым, запо­ми­на­ется его голос, инто­на­ция, манера чте­ния и даже… жестикуляция.

Я оста­нов­люсь подроб­нее на этих эле­мен­тах чте­ния вслух в сле­ду­ю­щих раз­де­лах, поясню – насколько важно транс­ли­ро­вать с помо­щью рас­сказа (чте­ния вслух) ребенку свой голос и дру­гие инди­ви­ду­аль­ные, при­су­щие только вам – как роди­те­лям – при­вычки. Книга для этих целей под­хо­дит как нельзя лучше.

Ниже рас­смот­рим несколько прак­ти­че­ских реко­мен­да­ций на при­ме­рах прозы и поэ­зии извест­ных писателей.

Евге­ний Льво­вич Шварц (1896–1958). «Обык­но­вен­ное чудо. Сказка в трех дей­ствиях», год изда­ния 1956 (редак­ция под назва­нием «Мед­ведь» напи­сана в 1954, но не опуб­ли­ко­вана). К слову, насто­я­щую извест­ность писа­тель и дра­ма­тург полу­чил только после своей смерти.

Книга, кото­рая не рабо­тает на совре­мен­ность – уста­рела. То же самое можно ска­зать о сказ­ках, в кото­рых, как известно, «намек – доб­рым молод­цам урок», не все явля­ется бес­смыс­лен­ной выдум­кой. Однако, назы­вая какое-либо про­из­ве­де­ние «сказ­кой» мы правы лишь отча­сти, поскольку сказка – это нечто боль­шее, я бы ска­зал – это мост между про­шлым и буду­щем, что будет сто­ять вечно, пока суще­ствует книга.

Ясно, что прежде чем осве­тить вопрос, откуда сказка про­ис­хо­дит, надо отве­тить на вопрос что она собой представляет.

Итак, «Обык­но­вен­ное чудо». Это сказка о любви, вол­шеб­стве и про­ще­нии. Начи­на­ется с того, что перед зана­ве­сом выхо­дит чело­век и гово­рит о чуде­сах. «Обык­но­вен­ное чудо» – какое стран­ное назва­ние! Если чудо – зна­чит, необык­но­вен­ное! А если обык­но­вен­ное – сле­до­ва­тельно, не чудо.

Юноша и девушка влюб­ля­ются друг в друга – что обык­но­венно. Ссо­рятся – что тоже не ред­кость. Едва не уми­рают от любви. И, нако­нец, сила их чув­ства дохо­дит до такой высоты, что начи­нает тво­рить насто­я­щие чудеса, – что и уди­ви­тельно, и обыкновенно.

О любви можно и гово­рить, и петь песни, а мы рас­ска­жем о ней сказку.

Собы­тия раз­ви­ва­ются стремительно.

В сказке опи­саны при­клю­че­ния обык­но­вен­ных героев, воз­ве­ден­ных авто­ров в необык­но­вен­ные пер­со­нажи сказки. По сути, любой типаж сказки – будь то король, министр адми­ни­стра­тор, заслу­жен­ный дея­тель охоты или фрей­лины можно встре­тить в нашей совре­мен­ной жизни. Не зря гово­рят, что та книга уста­рела, кото­рая не пере­кли­ка­ется с сего­дняш­ним днем.

Евге­ний Шварц ведет сказку по пути дина­мич­ного раз­вер­ты­ва­ния сюжета. Она начи­на­ется с «вол­шеб­ного» диа­лога между хозя­и­ном и хозяй­кой, где речь идет, конечно же, о любви.

В жизни самого Евге­ния Шварца было место этому пре­крас­ному чув­ству; в браке с Ека­те­ри­ной Ива­нов­ной Шварц был без­мя­тежно счастлив.

Шаги… Она идет! Она! Она! Ее шаги… Пят­на­дцать лет я женат, а влюб­лен до сих пор в жену свою, как маль­чик, чест­ное слово так! Идет! Она! (Хихи­кает застен­чиво.) Вот пустяки какие, сердце бьется так, что даже больно… Здрав­ствуй, жена!

Сказка ста­но­вится интри­гу­ю­щей. Ведь все это наво­дит слу­ша­теля на мысли о соб­ствен­ной жизни. Шварц пишет очень прав­диво. Это под­твер­жда­ется повсюду в сказке, к при­меру, в таком диа­логе проказника-волшебника.

Х о з я й к а. Что ты натво­рил нынче утром в курятнике?

Х о з я и н (хохо­чет). Так ведь это я любя!

Х о з я й к а. Спа­сибо тебе за такую любовь. Откры­ваю курят­ник, и вдруг – здрав­ствуйте! У всех моих цып­лят по четыре лапки… 

Х о з я и н. Ну что ж тут обидного?

Х о з я й к а. А у курицы усы, как у солдата.

Х о з я и н. Ха-ха-ха!

Х о з я й к а. Кто обе­щал испра­виться? Кто обе­щал жить как все?

Х о з я и н. Ну доро­гая, ну милая, ну про­сти меня! Что уж тут поде­ла­ешь… Ведь все-таки я волшебник!

Сказка ста­но­вится при­клю­чен­че­ской после того как на аван­сцене появ­ля­ются новые пер­со­нажи, что при­во­дит к завязке отно­ше­ний между Мед­ве­дем и Принцессой.

Х о з я й к а. Тебе трудно, сынок?

М е д в е д ь. Да, хозяйка! Быть насто­я­щим чело­ве­ком очень нелегко.

Х о з я й к а. Бед­ный маль­чик! (Мужу.) Чего ты хохо­чешь, бессердечный?

Х о з я и н. Раду­юсь! Любу­юсь на свою работу. Чело­век из мерт­вого камня сде­лает ста­тую – и гор­дится потом, если работа уда­лась. А поди-ка из живого сде­лай еще более живое. Вот это работа!

В этой сказке есть все – экс­по­зи­ция, начало, раз­ви­тие дей­ствия, раз­вязка, эпи­лог. Все выстро­ено по ком­по­зи­ции; ибо без ком­по­зи­ции не суще­ствует ни одного лите­ра­тур­ного произведения.

Х о з я й к а. Ура­ган, зем­ле­тря­се­ние, мол­нии – все это пустяки. Нам с людьми при­дется дело иметь. Да еще с моло­дыми. Да еще с влюб­лен­ными! Я чув­ствую – непре­менно, непре­менно слу­чится то, чего мы совсем не ждем!

То есть чудо, заду­ман­ное Шварцем.

Больше всего меня уди­вил эпи­зод, где Король рас­ска­зы­вает о своей дочке и о том, как она его поразила.

К о р о л ь. Вот то-то и есть! За сте­ной люди давят друг друга, режут род­ных бра­тьев, сестер душат… Сло­вом, идет повсе­днев­ная, буд­нич­ная жизнь. А вой­дешь на поло­вину прин­цессы – там музыка, раз­го­воры о хоро­ших людях, о поэ­зии, веч­ный празд­ник. Ну и рух­нула эта стена из-за чистого пустяка. Помню как сей­час – дело было в суб­боту. Сижу я, рабо­таю, про­ве­ряю доне­се­ния мини­стров друг на дружку. Дочка сидит возле, выши­вает мне шарф к име­ни­нам… Все тихо, мирно, птички поют. Вдруг цере­мо­ний­мей­стер вхо­дит, докла­ды­вает: тетя при­е­хала. Гер­цо­гиня. А я ее тер­петь не мог. Визг­ли­вая баба. Я и говорю цере­мо­ний­мей­стеру: скажи ей, что меня дома нет. Пустяк?

Х о з я и н. Пустяк.

К о р о л ь. Это для нас с вами пустяк, потому что мы люди как люди. А бед­ная дочь моя, кото­рую я вырас­тил как в теп­лице, упала в обморок!

Х о з я и н. Ну да?

К о р о л ь. Чест­ное слово. Ее, видите ли, пора­зило, что папа – ее папа! – может ска­зать неправду. Стала она ску­чать, заду­мы­ваться, томиться, а я растерялся.

Кон­фликт между такими раз­ными людьми (дво­ром, мини­страми Короля), охот­ник, борю­щийся за свою славу (Что может быть уто­ми­тель­нее?) и… на их фоне Прин­цесса. Чистая и непо­роч­ная. Сразу начи­на­ются при­клю­че­ния, появ­ля­ется Он (Мед­ведь).

Сцена зна­ком­ства очень романтична.

Мед­ведь, захо­дит в сад, рас­па­хи­вает дверь. За две­рью девушка с буке­том в руках.

Про­стите, я, кажется, толк­нул вас, милая девушка?

Девушка роняет цветы. Мед­ведь под­ни­мает их.

Что с вами? Неужели я напу­гал вас?

Д е в у ш к а. Нет. Я только немного рас­те­ря­лась. Видите ли, меня до сих пор никто не назы­вал про­сто «милая девушка».

М е д в е д ь. Я не хотел оби­деть вас!

Д е в у ш к а. Да ведь я вовсе и не обиделась!

М е д в е д ь. Ну, слава богу! Моя беда в том, что я ужасно прав­див. Если я вижу, что девушка милая, то так прямо и говорю ей об этом.

Они оба, ока­зы­ва­ется, очень прав­дивы (как два сапога – пара)

Где-то уже видна куль­ми­на­ция. Давайте посмот­рим на нее подроб­нее. Появ­ля­ется министр-администратор.

Х о з я й к а. Вы сумасшедший?

А д м и н и с т р а т о р. Что вы, напро­тив! Я так нор­ма­лен, что сам удивляюсь.

Х о з я й к а. Ну, зна­чит, вы про­сто негодяй.

Министр-адми­ни­стра­тор это осо­бый персонаж.

А д м и н и с т р а т о р. Да, доро­гая моя, – смею. Я и на прин­цессу, ха-ха, погля­ды­ваю мно­го­зна­чи­тельно, но дурочка пока что ничего такого не пони­мает. Я сво­его не пропущу!

После непро­стого раз­го­вора с Хозя­и­ном Мед­ведь уез­жает. Прин­цесса оби­жена и гру­стит. Но как Мед­ведь выхо­дит на свой посту­пок? Шварц пока­зы­вает пере­жи­ва­ние устами Хозя­ина и путем диа­лога между ним и Мед­ве­дем. Вот где глав­ный пси­хо­ло­ги­че­ский момент.

А что сде­лал ты ради любви к девушке?

Я отка­зался от нее.  Ока­зы­ва­ется это очень про­сто ска­зать, но невоз­можно сде­лать. Вот мое опре­де­ле­ние любви в упро­щен­ной форме.

Рус­ская любовь – это вза­им­ное истя­за­ние, стра­да­ние, и в нём – насла­жде­ние. Телес­ной похоти здесь нет, зато есть похоть духа. В. Соло­вьёв: «… Смысл чело­ве­че­ской любви вообще есть оправ­да­ние и спа­се­ние инди­ви­ду­аль­но­сти через жертву эго­изма… ». Это очень зна­ко­вые ком­мен­та­рии к сказке Шварца «Обык­но­вен­ное чудо».

Сказка пока­зала, что «вели­чай­шая тайна жизни скрыта в том, что удо­вле­тво­ре­ние полу­чает лишь даю­щий и жерт­ву­ю­щий, а не тре­бу­ю­щий и погло­ща­ю­щий. Вся­кое твор­че­ство есть любовь… » Н. Бердяев.

Мне бы хоте­лось закон­чить раз­дел цита­той извест­ного фило­софа и мыс­ли­теля Нико­лая Бердяева.

«Жен­щина часто бывает гени­альна в любви, её отно­ше­ние к любви уни­вер­сально, она вкла­ды­вает в любовь всю пол­ноту своей при­роды и все упо­ва­ния свои свя­зы­вает с любовью».

Этими же стро­ками можно ска­зать и о твор­че­стве поэтессы Марины Цве­та­е­вой, кото­рая в поэ­зии широко и свое­об­разно рас­крыла тему любви. Не будем забы­вать, что Цве­та­ева – чело­век с ощу­ще­нием тра­гич­но­сти во всем.

Так что же такое, с поз­во­ле­ния спро­сить, любовь?

Одна­жды, отды­хая в Кок­те­беле в гостях у Мак­си­ми­ли­ана Воло­шина, Марина Цве­та­ева сказала:

– Я полюблю того, кто пода­рит мне самый кра­си­вый камень.

На что М. Воло­шин ответил:

– Нет, Марина, всё будет иначе. Сна­чала ты полю­бишь его, а после он вло­жит в твою руку обык­но­вен­ный булыж­ник, и ты назо­вёшь его самым кра­си­вым камнем.

Что же такое любовь? Истин­ная любовь похожа на при­ви­де­ние: все о ней гово­рят, но мало кто ее видел. (Фран­суа де Ларош­фуко). Гово­рят, что кто «много гово­рит о любви – тот плохо любит», поэтому умол­каю. Вопрос для дис­кус­сии среди под­рост­ков на этом оста­ется открытым.

4.3. Рекомендательный список для подростка во время «летнего чтения»

Гела­си­мов А. Кольцо белого волка. – М.: Эксмо, 2010. – 320 с. – ISBN 978–5‑699–45654‑3

Мур У. Дом зер­кал. – М.: Рипол-Клас­сик, 2011. – 256 с. – ISBN 978–5‑386–02695‑0

Мура­шова Е. Класс кор­рек­ции. – М.: Cамо­кат, 2007. – 192 с. – ISBN 978–5‑91759–014‑1; 978–5‑902326–34‑2

Пен­нак Д. Малень­кая тор­говка про­зой. – СПб.: Амфора, 2005. – 464 с. – ISBN 5–94278-719–0

Реко­мен­ду­е­мые авторы (при­мер созда­ния пер­со­наль­ной информации)

Био­гра­фии авто­ров можно взять с вир­ту­аль­ных и печат­ных энцик­ло­пе­дий, с сай­тов круп­ных кни­го­тор­го­вых мага­зи­нов, с сай­тов Интер­нет-мага­зи­нов, к при­меры с www.ozon.ru.

Тоон Тел­ле­ген (Toon Tellegen)

Тоон Тел­ле­ген родился 18 ноября 1941 года в Ден-Бри­еле (Нидер­ланды). Дед его носил фами­лию Теле­гин и был родом из Рос­сии. Изу­чал меди­цину в Утрехте. В 1970–1973 годах рабо­тал в Кении, по воз­вра­ще­нии на родину обос­но­вался в Амстердаме.

Дани­ель Пен­нак (Daniel Pennac)

Дани­ель Пен­нак родился в 1944 году в Каса­бланке (Марокко), в семье воен­ного. По про­ис­хож­де­нию кор­си­ка­нец. Дет­ство и юность он про­вел в гар­ни­зо­нах во фран­цуз­ских коло­ниях – в Африке и в Юго-Восточ­ной Азии. Обра­зо­ва­ние Пен­нак полу­чил в Ницце. Рабо­тал он рез­чи­ком по дереву, так­си­стом, худож­ни­ком-иллю­стра­то­ром, более 25 лет он был учи­те­лем в Париже и Суас­соне, по боль­шей части зани­мался с детьми с задерж­ками в раз­ви­тии. Пер­вые его лите­ра­тур­ные опыты были отверг­нуты в боль­шин­стве редак­ций, но один веду­щий редак­тор при­слал автору аргу­мен­ти­ро­ван­ный раз­бор его про­из­ве­де­ния и посо­ве­то­вал совер­шен­ство­вать его явный лите­ра­тур­ный дар. Два года, с 1978 по 1980, Дани­ель Пен­нак про­вел в Бра­зи­лии, где и решил для себя писать книги для детей. К этому пери­оду и отно­сятся его извест­ные книги «Собака Пес» (1982) и «Глаз волка» (1984). В даль­ней­шем он высту­пал как автор поли­ти­че­ской сатиры, а после про­явил инте­рес к детек­тиву. Так в 1985 году появился роман «Людо­ед­ское сча­стье» – пер­вый из серии о Бен­жа­мене Малос­сене, про­фес­си­о­наль­ном «козле отпущения».

Вместо заключения

Доро­гие родители!

Кро­пот­ли­вые науч­ные иссле­до­ва­ния ведутся в обла­сти дет­ского чте­ния и сей­час. Уче­ные, про­дви­га­ю­щие чте­ние, обо­га­щают своим тру­дом наши зна­ния, наш ум и память. Их работа тре­бует таланта и усид­чи­во­сти. Как и любой твор­че­ский труд такая работа при­но­сит больше огор­че­ний, нежели удач и радо­стей. Но мы верны избран­ному пути. Тот, кто хоть раз отпра­вился в увле­ка­тель­ную науч­ную «одис­сею», сидя за пись­мен­ным сто­лом, навечно оста­нется при­вер­жен­цем чте­ния. Путе­ше­ствие по стра­ни­цам книг у такого чело­века зани­мает все сво­бод­ное время, кото­рое отпу­щено ему судь­бой – время его жизни.

При­со­еди­няй­тесь! Мы вам рады!

Приложения

Я сужу о городе по коли­че­ству име­ю­щихся в нем книж­ных магазинов.

А.Г. Рубин­штейн

1. Как читать детям, если ты не родитель?

Искренне попри­вет­ствуйте малыша. Не будет лиш­ним ска­зать ему еще раз при­вет, даже если Вы уже виде­лись ранее.

Устра­ните помехи, поза­боть­тесь, чтобы вокруг вас было как можно меньше шума: закройте дверь в сосед­нюю ком­нату, выклю­чите теле­ви­зор и радио; если воз­можно, сме­ните на время чте­ния ком­нату – на более тихую. Шум ремонта в сосед­ней квар­тире, к кото­рому вы сами уже давно при­выкли, непри­ем­лем для чте­ния с ребенком.

Перед чте­нием ста­рай­тесь не пере­во­дить ребенка в режим ожи­да­ния, и тем более не стоит гово­рить с дру­гими людьми (в том числе по мобиль­ному теле­фону) в то время, пока обща­е­тесь со своим малень­ким читателем.

Перед чте­нием не игно­ри­руйте пред­ва­ри­тель­ную беседу на отвле­чен­ную тему пред­ва­ри­тель­ное уста­нов­ле­ние кон­такта – между ребен­ком и взрос­лым, но и не увле­кай­тесь ими. Если малень­кий чита­тель в хоро­шем рас­по­ло­же­нии духа, и не прочь немного пого­во­рить об игруш­ках, не стоит его пре­ры­вать, но нужно быть осто­рож­ным и в под­дер­жа­нии такой беседы: жела­тельно избе­гать длин­ных исто­рий, анек­до­тов и серьез­ных тем, кото­рые сами по себе могут стать более зна­чи­тель­ными, чем после­ду­ю­щее зна­ком­ство с книгой.

Куль­ти­ви­руйте в себе тер­пе­ние и вни­ма­ние. Когда малыш или дошколь­ник ком­мен­ти­рует, ста­рай­тесь больше слу­шать, чем гово­рить, а если слу­ча­ется неча­янно пере­бить ребенка, обя­за­тельно дайте поз­во­лить ему закон­чить свою мысль.

Ста­рай­тесь общаться на чистом рус­ском языке – без сленга, жар­гона и слов-заме­ни­те­лей. Во-пер­вых, это веж­ливо, во-вто­рых, уместно в ситу­а­ции, когда вы мало зна­комы с ребен­ком, в‑третьих, важно в педа­го­ги­че­ских и вос­пи­та­тель­ных целях, ведь все дети – малень­кие «попу­гай­чики»; копи­руют как пове­де­ние, так и слова.

2. Рекомендации по чтению малышам и дошкольникам

Вопросы моти­ва­ции дошколь­ника, школь­ника, под­ростка вообще и дет­ского инте­реса (пред­став­ля­ю­щего собой раз­но­вид­ность моти­вов) в част­но­сти весьма важны, поскольку именно через фор­ми­ро­ва­ние и раз­ви­тие потреб­но­стей, а на их базе – моти­вов, про­ис­хо­дит фор­ми­ро­ва­ние и раз­ви­тие лич­но­сти, что осо­бенно акту­ально для млад­шего школь­ного возраста.

Для фор­ми­ро­ва­ния навы­ков речи и чте­ния школь­ника сен­зи­тив­ный период его раз­ви­тия явля­ется прин­ци­пи­ально важ­ным и реша­ю­щим. К сожа­ле­нию, в педа­го­гике весьма слабо иссле­до­вана и учи­ты­ва­ется эта про­бле­ма­тика – мак­си­маль­ной чув­стви­тель­но­сти ребенка этого воз­раста к осво­е­нию языка и речи (как уст­ной, так и пись­мен­ной). Весьма суще­ственно, что фор­ми­ро­ва­ние лич­но­сти бази­ру­ется на фор­ми­ру­е­мом созна­нии, а созна­ние наше, в свою оче­редь, осно­вы­ва­ется на речи (как внеш­ней, так и непо­сред­ственно внут­рен­ней) – то есть посред­ством педа­го­ги­че­ских при­е­мов идет эффек­тив­ное вли­я­ние на фор­ми­ро­ва­ние речи – созна­ния – лич­но­сти. Об этих при­е­мах мы пого­во­рим ниже.

Пере­дача куль­туры от поко­ле­ния к поко­ле­нию про­ис­хо­дит именно через текст и задачи раз­ви­тия инте­реса школь­ника решает, по сути, ком­плекс мер – как обу­че­ния, так и вос­пи­та­ния – это очень важно. Кроме того, любой роди­тель, даже не педа­гог по обра­зо­ва­нию, не лишен воз­мож­но­сти активно исполь­зо­вать свой лич­ный опыт. Что из всего этого получится?

А давайте посмотрим!

Наи­бо­лее зна­ко­выми (важ­ными) фак­то­рами при­об­ще­ния к чте­нию в прин­ципе являются:

Посто­ян­ное виде­ние перед собой нена­вяз­чи­вого при­мера роди­те­лей, зани­ма­ю­щихся с кни­гой. Видеть есте­ствен­ное чте­ние роди­те­лей как нор­маль­ную еже­днев­ную жиз­нен­ную ситу­а­цию, а не только лишь демон­стра­цию наме­ре­ний. У ребенка про­ис­хо­дит пони­ма­ние того, что чте­нием можно жить, пони­ма­ние важ­но­сти чте­ния в повседневности.

Вто­рым фак­то­ром явля­ется пра­вильно подо­бран­ная для чте­ния дет­ская лите­ра­тура. Это спи­сок книг, кото­рый нужно про­чи­тать всем. Кон­крет­ные книги выби­рают по сво­ему опыту и реко­мен­да­циям спе­ци­а­ли­стов роди­тели; это очень важ­ный и ответ­ствен­ный шаг. Для его реа­ли­за­ции реко­мен­дую поль­зо­ваться не только субъ­ек­тив­ными сове­тами дру­зей и биб­лио­те­ка­рей, но и спе­ци­аль­ными изда­ни­ями, к при­меру, Вест­ни­ком дет­ской лите­ра­туры, пери­о­ди­че­ски пуб­ли­ку­ю­щим анонсы новых (в том числе ино­стран­ных авто­ров) книг и бес­при­страст­ные рецен­зии экс­пер­тов на них.

Вечер­нее чте­ние вме­сте с ребен­ком. Это сра­ба­ты­вает с каж­дым, если зани­маться чте­нием после­до­ва­тельно и при­об­щать с малых лет. Читая пяти­ме­сяч­ному ребенку дет­скую книжку вслух – с выра­же­нием – можно ожи­дать, что и в более взрос­лом воз­расте, когда малыш научится гово­рить и читать сам, ему тоже будет нра­виться читать и раз­ви­ваться. Глав­ное здесь – не делать раз­ницы в том, дет­скую или взрос­лую книгу вы чита­ете, а любую книгу «про­жи­вать» с чувством.

Оста­но­вимся подробно на вечер­нем чте­нии – как эле­менте под­держки инте­реса чте­ния для под­рост­ков. Как это про­ис­хо­дит на прак­тике. Начи­нали читать вме­сте вслух – по вече­рам «заце­пив­ший» роман Сеси­лии Ахерн «Вол­шеб­ный днев­ник». По сути, это взрос­лая книга, но под­ростка увле­кает все взрос­лое, он инту­и­тивно стре­мится ско­рее повзрос­леть, и это можно исполь­зо­вать ему же на пользу.

Диа­лог мамы и девочки 10 лет.

– Мама, что ты сей­час будешь делать, когда я лягу спасть?

Мама гово­рит о своих пла­нах, делах и непре­менно о том, что ей нужно (хоте­лось бы) книжку инте­рес­ную почитать.

– А книжка инте­рес­ная? Рас­скажи мне, о чем она.

Мама рас­ска­зы­вает сюжет, отрывки, пока­зы­вает саму книжку, вме­сте рас­смат­ри­вают обложку. Далее, видя живой инте­рес к книге мамы, дочка попросила:

– Дай мне почитать!

У нас были сомне­ния. Можно ли давать читать столь взрос­лый роман ребенку. Сюжет в книге непро­стой. Отец геро­ини обанк­ро­тился, покон­чил жизнь само­убий­ством, девочка оста­лась одна, слу­чайно взяла в биб­лио­теке днев­ник и увлек­лась им. Повест­во­ва­ние идет от пер­вого лица, 16-ти лет­ней девочки, трудно сту­па­ю­щей по жизни.

Мы решили, что из «взрос­лых» книг надо отдель­ные абзацы ком­мен­ти­ро­вать ребенку, а неко­то­рые уда­лять. Но все равно читать, чтобы не про­па­дало дет­ского инте­реса. Читали по вече­рам вслух. Делали акценты на зна­чи­мо­сти самой книги. Когда читали вслух, сомни­тель­ные моменты про «бега­ние без тру­си­ков по школе» про­сто опус­кали (не читали).

В резуль­тате девочка столь увлек­лась нашим чте­нием, что книжку запоем за несколько вече­ров дочи­тали до конца. Ребе­нок в такой ситу­а­ции раз­мыш­ляет, сам при­хо­дит к осо­зна­нию важ­ных истин, про­ис­хо­дит рефлек­сия на про­чи­тан­ную книгу.

Роди­тель­ские наказы в таком воз­расте уже прямо не дей­ствуют; пре­лом­ля­ются через мне­ние «авто­ри­тет­ных» подруг, филь­мов, акте­ров, героев книг. Поэтому рас­смот­рен­ный при­мер хорошо сра­ба­ты­вает в плане гар­мо­нич­ного вос­пи­та­ния под­ростка. Дев­чонка или парень, нахо­дя­щи­еся в «воз­расте актив­ного меж­лич­ност­ного обще­ния», ком­му­ни­ка­ции, слы­шат текст, интри­гу­ю­щий текст, стре­мится узнать раз­вязку. С дру­гой сто­роны, она не видит и не слы­шит «взрос­лого», «мен­тор­ского» или нази­да­тель­ного тона, поэтому инте­рес к чте­нию, подо­гре­тый нами, раз­ви­ва­ется, не пропадает.

Луч­шей похва­лой за ста­ра­ние нам было дет­ское откро­ве­ние: «мама, как ты была права».

Дома

Чаще при­хо­дите в дет­скую ком­нату, возь­мите из шкафа (со стола) и пере­би­райте стопку кни­жек. Это могут быть книжки давно поза­бы­тые, или недавно про­чи­тан­ные – не важно. Пере­ли­сты­вая их – читайте, оста­нав­ли­вай­тесь на инте­рес­ном месте. Так мы нашли много ста­рых и совре­мен­ных книг, кото­рые захо­те­лось пере­чи­тать снова. Поэтому домаш­няя биб­лио­тека имеет огром­ное зна­че­ние в части при­об­ще­ния к чте­нию; у мно­гих, даже у кого сохра­ни­лась, ее пер­спек­тив­ный ресурс исполь­зу­ется далеко в пол­ной мере.

Вто­рой прием, заслу­жи­ва­ю­щий вни­ма­ния. Раз­ло­жите книжки в рас­кры­том виде (иллю­стра­ции) и «слу­чайно забудьте» их в дет­ской ком­нате. На под­окон­нике, на кро­вати. На столе. Этот при­мер хорошо сра­ба­ты­вает с энцик­ло­пе­ди­ями, сказ­ками и кни­гами с боль­шими кра­сочно оформ­лен­ными иллю­стра­ци­ями. Ребе­нок, даже не уме­ю­щий читать, уви­дев кар­тинку, оза­да­чи­ва­ется вопро­сом, к при­меру, «почему у слона боль­шие уши». Про­сит объ­яс­нить, а нередко и само­сто­я­тельно пыта­ется найти ответ в книге. Осо­бенно хорошо – если вы его по этому пути сами напра­вите. Однако в этом непро­стом деле таится опас­ность «мен­тор­ского тона». Сове­то­вать, направ­лять ребенка надо нена­вяз­чиво (»учить не уча»), без нота­ций, и тем более не спра­ши­вать ответ в зара­нее уста­нов­лен­ные сроки, не пугать заор­га­ни­зо­ван­но­стью про­цесса, ибо в дет­ском чте­нии вообще, а при при­об­ще­нию к чте­нию в част­но­сти такой под­ход неуме­стен и даже опа­сен; можно навсе­гда отва­дить от книги.

Что может пред­при­нять роди­тель для нена­вяз­чи­вого кон­троля? Арсе­нал подоб­ных мето­дов довольно широк. Как один из вари­ан­тов – можете под­гля­ды­вать из-за угла, дистан­ци­онно смот­реть в видео­ка­меру – у кого она уста­нов­лена в дет­ской. Сей­час на этот счет доста­точно воз­мож­но­стей – камера с сим-кар­той сото­вого опе­ра­тора пере­даст изоб­ра­же­ние в реаль­ном вре­мени на ваш сото­вый теле­фон или ком­пью­тер – по вашему запросу или иным про­грамм­ным настрой­кам – дистан­ци­онно, где бы вы ни нахо­ди­лись, в любую точку мира, где доступна сото­вая связь или Wi-Fi.

По этому методу роди­тель­ского кон­троля (не только чте­ния) готов про­кон­суль­ти­ро­вать желающих.

При опи­сан­ном методе «рас­кры­тых кни­жек» наша дочка, хорошо чита­ю­щая с воз­раста 6‑ти лет (обыч­ный ребе­нок), вла­де­ю­щая не бег­лым чте­нием, чте­нием отдель­ными сло­вар­ными фра­зами, ни разу не захлоп­нула книжку, не заинтересовавшись.

Итак, при­го­товьте для них инте­рес­ные и раз­ви­ва­ю­щие книжки. В школь­ном воз­расте очень важно помочь ребенку открыть в себе таланты и спо­соб­ность к раз­ным нау­кам. Все доб­рые дела воз­вра­ща­ются, и делаем мы их, в первую оче­редь, для самих себя. Для меня важен каж­дый ребе­нок – как лич­ность. Как еще малень­кий, но само­сто­я­тель­ный в буду­щем чело­век. Каж­дый малыш достоин любви и счаст­ли­вого детства.

В школе

Сего­дня в неко­то­рых (далеко не везде, как хоте­лось бы) шко­лах прак­ти­ку­ется такой полез­ный прием. На послед­ний день перед кани­ку­лами (забла­го­вре­менно) назна­ча­ется осо­бое класс­ное меро­при­я­тие: учи­тель всему классу (до 30 чело­век) ста­вит задачу под­го­то­вить заин­те­ре­со­ван­ный рас­сказ об одной недавно про­чи­тан­ной книге, кото­рую ребе­нок посо­ве­то­вал бы про­чи­тать одно­класс­нику с рас­ска­зом о ней и обос­но­ва­нием – почему. В назна­чен­ный день по оче­реди высту­пают все уче­ники. Встает школь­ник и рас­ска­зы­вает о книге, об авторе и о том, почему она понра­ви­лась ему, и может заин­те­ре­со­вать дру­гих – с подроб­но­стями. С уче­том того, что в школе, осо­бенно в сред­них и стар­ших клас­сах боль­шой авто­ри­тет имеет мне­ние одно­класс­ни­ков и стар­ших ребят, инте­рес­ный рас­сказ о книге «цеп­ляет» и других.

По совету подруг – самый зна­ко­вый фак­тор выбора книг для соб­ствен­ного чте­ния у моей дочери 12 лет. Этот фак­тор по попу­ляр­но­сти опе­ре­жает мне­ние роди­те­лей и школь­ных биб­лио­те­ка­рей и педагогов.

Обсу­див в классе книж­ные пред­по­чте­ния сверст­ни­ков, девочки и маль­чики в 5–7 классе берут те книги в школь­ной биб­лио­теке (и биб­лио­теке по месту житель­ства), что они уже обсу­дили с дру­зьями-подру­гами. Это инте­рес­ный фено­мен в совре­мен­ной школе. Если мы посмот­рим на состо­я­ние дел бес­при­страстно, то должны будем объ­ек­тивно согла­ситься с тем, что в школе наш ребе­нок ведет себя много иначе, чем дома: гово­рит непри­стой­ные слова, дерется, дер­зит учи­те­лям (бывает). Чтобы узнать «дру­гую сто­рону» сво­его ребенка совсем не обя­за­тельно быть «семи пядей во лбу» или регу­лярно бесе­до­вать (по вызову) с класс­ным руко­во­ди­те­лем. Посмот­рите на его стра­ницу в попу­ляр­ных сего­дня соци­аль­ных сетях, под­слу­шайте его реплики на улице, обра­тите вни­ма­ние на круг обще­ния (в школе и вне школы). Из этих све­де­ний уже можно сде­лать кое-какие выводы о своем ребенке, лишив­шись есте­ствен­ным путем ряда иллю­зий. При этом ваш ребе­нок не пере­стает быть вашим и самым луч­шим ребен­ком. Дети непо­сред­ственны. Да, они друг друга «посы­лают», но – что важно – про­яв­ляют инте­рес к кни­гам тоже. То есть читают. И берут книги, надо пола­гать с удо­воль­ствием, осо­бенно те, что уже при­знаны попу­ляр­ными в их сооб­ще­стве, реко­мен­до­ваны подру­гами или стар­шими това­ри­щами (по двору и школе).

В биб­лио­теке

Совер­шенно понятно, что любая биб­лио­тека рабо­тает по опре­де­лен­ным пра­ви­лам в части учета книг. Но я не реко­мен­дую воз­во­дить работу в ситу­а­цию излиш­ней «заор­га­ни­зо­ван­но­сти»; в этой смысле разумно пом­нить (почаще вспо­ми­нать) о том, что биб­лио­тека рабо­тает для людей, а не наоборот.

В школь­ной биб­лио­теке могут раз­ре­шить ребенку взять (не сда­вать ранее взя­тую) книгу на лето. В то время как по пра­ви­лам в конце учеб­ного года у всех школь­ни­ков ста­ра­ются собрать ранее выдан­ные книжки (видимо для отчет­но­сти, кото­рая в деле при­об­ще­ния школь­ни­ков к чте­нию род­нится с фор­ма­лиз­мом и бюро­кра­тией), в слу­чае разум­ного отступ­ле­ния от дан­ных пра­вил, офи­ци­аль­ного при­зна­ния их уста­рев­шими, не соот­вет­ству­ю­щими реа­лиям вре­мени, ребе­нок полу­чает воз­мож­ность про­честь люби­мую книгу летом, испы­ты­вает от дей­ствий школь­ного биб­лио­те­каря не про­сто удо­вле­тво­ре­ние, а нескры­ва­е­мую радость, и бывает дово­лен. То есть – читает с удо­воль­ствием и хочет при­хо­дить в такую библиотеку.

Я нередко слышу, вижу и читаю «откро­ве­ния» неко­то­рых роди­те­лей о том, что книга морально уста­рела, что детей не заин­те­ре­со­вать чте­нием ни под каким пред­ло­гом, что бы ни пред­при­ни­май. Ска­зан­ное выше опро­вер­гает эту инфор­ма­цию на прак­тике. Все дело в том – как заин­те­ре­со­вы­вать, и осо­бенно даже дело не столько в самих мето­дах – вот они, в част­но­сти опи­саны выше, их много, их не вме­стит в себя ни одна ста­тья или книга, а непо­сред­ственно в роди­тель­ском под­ходе. Жела­нию побыть с ребен­ком, его выслу­шать, найти время пого­во­рить по душам, быть в курсе его чая­ний и забот.

«Жела­ние есть, а вре­мени нет», – гово­рят мно­гие. Не согла­сен. Время оди­на­ково ко всем, а вот дей­ствия у всех раз­ные, и именно те или иные дей­ствия при­во­дят к кон­крет­ным резуль­та­там. У тех, кто зани­ма­ется с ребен­ком, мно­гое полу­ча­ется. У дру­гих бывает по-раз­ному. Помните зна­ме­ни­тое изре­че­ние педа­го­гики: «кто хочет сде­лать – ищет повод, кто не хочет – при­чину». Все­гда ищите повод – эта актив­ная пози­ция нико­гда не подводит.

3. Рекомендации по выбору литературы для дошкольников и младших школьников

15 октября 2011 года в новом зда­нии РНБ (Санкт-Петер­бург, Мос­ков­ский пр., 165) в рам­ках круг­лого стола «Реги­о­наль­ная биб­лио­тека во вре­мена пере­мен: новая архи­тек­тура – новая струк­тура – новый биб­лио­те­карь – новая биб­лио­тека» откры­лась выставка «Новая фин­ская биб­лио­тека», под­го­тов­лен­ная город­скими биб­лио­те­ками г. Турку и Хель­синки. К слову, биб­лио­тека Турку в про­шлом году отпразд­но­вала 140 лет со дня рож­де­ния. Я побы­вал на этой выставке и вынес оттуда много нового, доселе неиз­ве­дан­ного, без­условно инте­рес­ного. И… поехал в Фин­лян­дию за новым опытом.

Итак, цен­траль­ную биб­лио­теку Хель­синки уже назы­вают «Биб­лио­тека 24», так как теперь она рабо­тает круглосуточно.

Тех­ни­че­ское осна­ще­ние биб­лио­теки предо­став­ляет сле­ду­ю­щие возможности:

  • через созда­ние сво­его псев­до­нима у кли­ен­тов биб­лио­теки есть воз­мож­ность вно­сить свой вклад в базу дан­ных библиотеки;
  • доб­ро­воль­ная рецен­зия – воз­мож­ность сде­лать так, чтобы дру­гие озна­ко­ми­лись с вашей лич­ной оцен­кой биб­лио­теч­ного собра­ния или отдель­ного издания;
  • ком­му­ни­ка­тив­ная беседа в фор­мате живой дис­кус­сии пред­по­ла­гает диа­лог с дру­гими посе­ти­те­лями биб­лио­теки, инте­ре­су­ю­щи­мися теми же темами;
  • пуб­ли­ка­ция, т. е. обна­ро­до­ва­ние, рас­пре­де­ле­ние мате­ри­а­лов, под­го­тов­лен­ных клиентами.

Поэтому кли­ент фин­ской биб­лио­теки довольно силен своим вли­я­нием на ее жизнь, поскольку здесь он не лишен воз­мож­но­сти при­ни­мать уча­стие в обсуж­де­нии, рефлек­сии (обрат­ной связи, отзы­вов), кол­лек­тив­ных реше­ний, каса­ю­щихся новых мето­дов дея­тель­но­сти, созда­нии при­о­ри­те­тов и пер­спек­тив раз­ви­тия библиотеки.

Инте­рес­ной осо­бен­но­стью или новым фин­ским опы­том (кото­рый мог бы стать не менее новым рос­сий­ским опы­том) явля­ется воз­мож­ность пред­ва­ри­тель­ного заказа через Интер­нет нуж­ных чита­телю (в том числе дет­ских) книг. На сайте биб­лио­теки выстав­лены книги с облож­ками, анно­та­ци­ями, фраг­мен­тами тек­ста и целых глав (для пущего при­вле­че­ния чита­теля или рас­кры­тия сути книги), име­ется сооб­ще­ние о том – сво­бодна ли книга (име­ется ли в фонде) и есть форма для заказа. Вос­поль­зо­вав­шись этой про­стой мето­ди­кой, как мне наглядно пока­зали, зани­ма­ю­щей у кли­ента фин­ской биб­лио­теки всего пару минут (при усло­вии, что он уже знает – какую книгу хочет полу­чить от биб­лио­теки на время поль­зо­ва­ния) в тече­нии трех дней чита­тель дол­жен само­сто­я­тельно при­быть в биб­лио­теку и по заре­ги­стри­ро­ван­ному ID номеру (ана­лог нашего чита­тель­ского билета) полу­чить книгу в поль­зо­ва­ние. Есть также и услуга доставки книги на дом или в офис.

Думаю, наши биб­лио­те­кари по целому ряду при­чин нескоро дого­нят фин­ских кол­лег (хотя лично мне хоте­лось бы, чтобы новые мето­дики зара­бо­тали у нас как можно скорее).

На фору­мах фин­ских биб­лио­тек идет актив­ное обсуж­де­ние книг, осо­бенно нови­нок. Сами чита­тели остав­ляют в бло­гах и отзы­вах «мик­ро­ре­цен­зии», по ана­лизу кото­рых можно уже состав­лять – как бы у нас его назвали – реко­мен­да­тель­ный спи­сок книг для чтения.

Посмот­рим, как с этим обстоят дела у нас.

Что же читать от 6 до 10 лет взрос­лыми детям?

В июне 2012 года по рас­сылке РБА при­шло сооб­ще­ние, что в Дет­ской цен­тра­ли­зо­ван­ной биб­лио­теч­ной системе города Ново­куз­нецка (Кеме­ров­ская область) создан элек­трон­ный тема­ти­че­ский иллю­стри­ро­ван­ный ката­лог «Что нам читать?», пред­на­зна­чен­ный для детей 6 – 10 лет. Хоро­ший шаг впе­ред, можно пора­до­ваться за биб­лио­теки Ново­куз­нецка, кото­рые свои реко­мен­да­ции могут рас­про­стра­нить на всех заин­те­ре­со­ван­ных руко­во­ди­те­лей дет­ского чте­ния (роди­те­лей).

Санкт-Петер­бург тоже на высоте. Прак­ти­че­ски в каж­дой дет­ской биб­лио­теке (среди всех ЦБС рай­о­нов Санкт-Петер­бурга) сего­дня можно встре­тить книжки фин­ских авто­ров, выпу­щен­ные в рос­сий­ских изда­тель­ствах и пере­ве­ден­ных с языка первоисточника.

Боль­шин­ство книг фин­ских авто­ров, пишу­щих и рису­ю­щих для детей изда­ется в Рос­сии при финан­со­вой или иной под­держке инфор­ма­ци­он­ного цен­тра фин­ской лите­ра­туры FILI. Это довольно вну­ши­тель­ная (по мер­кам отно­си­тельно неболь­шой по чис­лен­но­сти и тер­ри­то­рии Фин­лян­дии) орга­ни­за­ции, кото­рая имеет в стране Суоми огром­ный авто­ри­тет; ее вни­ма­ния ищут как изда­тели, так и литераторы.

Заме­ча­тель­ные фин­ские соав­торы Туве Аппель­грен и Салла Саво­лай­нен рас­пре­де­лили свое уча­стие в дет­ской книжке «Веста-Лин­нея и каприз­ная мама » поровну: текст напи­сала Туве, а обильно снаб­дила иллю­стра­ци­ями Салла. Туве Аппель­грен сей­час живет в Фин­лян­дии, но пишет на своем род­ном языке – по-швед­ски. Это пер­вая книга в ее серии про девочку со стран­ным для нас име­нем Веста-Лин­нея и ее боль­шую друж­ную семью. В Фин­лян­дии, осо­бенно на севере – в Лаплан­дии, при­нято давать детям несколько имен, к при­меру, Кри­стина-Пат­ри­ция-Танья-Анна-Леена – это имя может быть всего у одной только девочки.

Рос­сий­ские дети (книга рас­счи­тана на дет­ский воз­раст 5–11 лет) увле­ка­ясь чте­нием такой книжки, где пока­зана дизнь героев из сосед­ней страны Суоми, узнают много нового не только о жизни за гра­ни­цей, но и об осо­бен­но­стях имен своих сверстников.

Книжка уви­дела свет в изда­тель­стве «Откры­тый мир» в 2008 году (ори­ги­наль­ное назва­ние Vesta-Linnea och monstermamman) с помо­щью пере­вод­чицы Марии Людковской.

Сюжет книги таков, что все начи­на­ется с обыч­ной утрен­ней ссоры между мамой и доч­кой. Мама ста­ра­ется сохра­нять спо­кой­ствие, ведь она запла­ни­ро­вала, что они с Вестой-Лин­неей про­ве­дут заме­ча­тель­ный день. Но Веста-Лин­нея упря­мится, не хочет одеваться.

– Хва­тит! – обры­вает ее мама. Голос у нее такой же при­ят­ный, как у голод­ного белого мед­ведя, замерз­шего во льдах.

Веста-Лин­нея пони­мает, что дело при­ни­мает серьез­ный обо­рот. Скоро она по-насто­я­щему рас­све­ри­пеет, эта мама. Лучше всего тихо-тихо одеться и миленько улыб­нуться. Может, даже ска­зать «про­сти»… Но собы­тия раз­во­ра­чи­ва­ются очень дина­мично и по-дет­ски дра­ма­тично, что и при­ко­вы­вает вни­ма­ние малень­ких чита­те­лей к рас­сказу фин­ских авто­ров, оформ­лен­ному всего на 20 страницах.

Также заслу­жи­вает вни­ма­ние книжка из того чита­тель­ского адреса – для чте­ния взрос­лыми детям, напи­сан­ная дат­чан­кой Ким Фупс Оке­сон «Граж­да­нин, граж­данка и малень­кая обе­зьянка » с совер­шенно потря­са­ю­щими иллю­стра­ци­ями Евы Эрикс­сон. Книжка, пере­ве­ден­ная с дат­ского все той же Марией Люд­ков­ской, вышла в «Откры­том мире» в том же 2008 году. В ней рас­ска­зы­ва­ется, как «жили-были муж­чина и жен­щина, но не какие угодно муж­чина и жен­щина. У обоих были имена, дом в Хер­леве и немец­кий автомобиль.

«Ах, как же мы любим друг друга!» – гово­рили они друг другу и цело­ва­лись так, что дух захва­ты­вало. Такое и в Хер­леве слу­ча­ется. Одна­жды утром жен­щина ска­зала: «Мне кажется, у меня в животе что-то есть». Про­чи­тав книгу, ребе­нок узнает – как именно раз­ви­ва­ются собы­тия дальше.

Извест­ный фин­ский писа­тель для детей Мар­кус Мая­лу­ома  издал на своей родине много книг, поль­зу­ю­щихся попу­ляр­но­стью. При­чем волны попу­ляр­но­сти дошли и до России.

Книжка «Папа, пой­дем за гри­бами! / М. Мая­лу­ома; пер. с фин­ского Е. Тино­виц­кой. – М.: Само­кат, 2009. – 36 л.: ил. – ISBN 978–5‑902326–82‑3 увле­кает ребенка с пер­вой стра­ницы и чита­ется легко. Осо­бен­ный фин­ский юмор (кото­рый про­сле­жи­ва­ется – см. выде­лен­ное кур­си­вом – как в лите­ра­туре для взрос­лых, так и для детей) при­вле­кает детей к таким книж­кам прежде всего своей ори­ги­наль­но­стью. О сюжете судите сами.

Не успел папа при­е­хать домой на новой машине, как Осси, Вейно и Анна-Мари объ­явили, что они едут за гри­бами!. Сосед, живу­щий рядом гос­по­дин Труб­кела и его флаг­шток  тоже отправ­ля­ются с ними. И пусть в дре­му­чем лесу водятся мед­веди и бара­па­завры – ничто не оста­вит команду рас­кра­ши­ва­те­лей гриб­ных атласов-определителей!

Вообще Мар­кус Мая­лу­ома напи­сал и сам про­ил­лю­стри­ро­вал мно­же­ство книг для ребят, где дет­ская фан­та­зия и сооб­ра­зи­тель­ность зача­стую ока­зы­ва­ются намного более полез­ными, чем рас­су­ди­тель­ность «умных» взрос­лых. Не явля­ется исклю­че­нием и такая его книги для детей 4–7 лет как:

  • Мая­лу­ома М. Папа, когда при­дет Дед Мороз? / Мар­кус Мая­лу­ома; пер. с фин­ского Е. Тино­виц­кой. – М.: Само­кат, 2008. – 36 с.

С поз­во­ле­ния ска­зать квин­си­стен­цией попу­ляр­но­сти книг Мая­лу­ома в дет­ском мире явля­ется не столько ори­ги­наль­ный лите­ра­турно-худо­же­ствен­ный стиль подачи мате­ри­ала, сколько удачно выбран­ный чита­тель­ский адрес и его непо­сред­ствен­ная связь с серией, в назва­нии кото­рой слово «папа» явля­ется опре­де­ля­ю­щим – «папина серия».

Сам дет­ский писа­тель Мая­лу­ома откро­вен­ни­чает: «В дет­ской книжке должны быть какие-то грани, какие-то про­ти­во­по­став­ле­ния. Про­ти­во­по­лож­ность заклю­ча­ется уже в том, что взрос­лые все пла­ни­руют зара­нее, а дети живут ощу­ще­нием момента. С мыс­лью об этом я нари­со­вал и напи­сал книги «папи­ной серии». Папа в них все пре­вра­щает в игру – на свой лад. А дети добав­ляют в этот суп при­правы, и порой довольно ост­рень­кие, во вся­ком слу­чае на отцов­ский вкус».

Как автор несколь­ких посо­бий по чте­нию для отцов, я вполне пони­маю этого фин­ского писа­теля. Эта ниша и сего­дня не напол­нена вполне: прямо скажу – не хва­тает нерав­но­душ­ных отцов, уме­ю­щих и жела­ю­щих зани­маться с детьми. Поэтому все­гда, когда в книге речь – так или иначе (в назва­нии, содер­жа­нии, оглав­ле­нии) захо­дит о папах, дети (мно­гие из них рас­тут в непол­ных семьях) наи­бо­лее сен­си­тивны вос­при­им­чивы, и осва­и­вают такую книгу с удо­воль­ствием. Думаю, сек­рет серии Мая­лу­омы именно в этом.

Сле­ду­ю­щие книги (дру­гих фин­ских авто­ров, пере­ве­ден­ных и издан­ных в Рос­сии) с не мень­шим обос­но­ва­нием можно реко­мен­до­вать роди­те­лям для чте­ния детям:

  • Миет­ти­нен Ауликки. Отто и малыш из тыквы./ Сказка. – пер. с фин­ского – М.: Стре­коза, 2009. – 28 с.
  • Тина Нопола, Мерви Линд­ман. Сири и ее новые дру­зья. – М.: Откры­тый мир, 2002.
  • Тина Нопола, Мерви Линд­ман. Сири и радость тре­тьего этажа. – М.: Откры­тый мир, 2007.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки