сайт для родителей

Как приохотить ребенка к чтению — Кашкаров А.П.

Print This Post

3362


Как приохотить ребенка к чтению — Кашкаров А.П.
(3 голоса: 3.67 из 5)

На страницах книги рассматривается приемы и методы приобщения к семейному чтению и мотивации личностного интереса. Даются опытные методические рекомендации со стороны родителя и педагога дополнительного образования. Автор – психолог детского чтения, закончивший ГУКИ (Санкт-Петербург, кафедра Детской литературы, школа Ирины Ивановны Тихомировой) и магистратуру РГПУ им. Герцена по программе «Социально-педагогические аспекты развития культуры чтения», член Российского психологического общества, советник Российской Академии Естествознания, действительный член АРСИИ (Академии русской словесности и изящных искусств) им. Г.Р. Державина.

От автора. О чем эта книга?

Успех – это не подарок судьбы, а результат целенаправленных действий. Вот почему успеху можно научиться. Вот почему успеху нужно учиться. И у кого учиться, как не у успешных людей?

Из курса Андрея Яшурина «Будь уверен в себе!»

В продолжении эпиграфа тоже самое можно сказать про чтение. С позволения сказать «увлечение» этой темой пришло ко мне… из моей семьи. У нас всегда много читали, и при возможности, составляли семейную библиотеку. Такой же пример мы старались передать и нашей дочке. Интересно было наблюдать, как она приучается к книгам, как учится читать, как выбирает среди разной – достойную литературу. Для тех, кто не ленится внимательно относиться к своему ребенку, очевидно, что каждый день в нем можно находить новые интересные особенности. И я всего лишь не поленился делать краткие записи, «эпистолярно» оформлять наши семейные наблюдения. За несколько лет эти дневники выросли до довольно значительно объема, и обрели структуру. Решив поделиться нашим родительским опытом в нескольких журнальных статьях (было это в 2007–2008 гг), с удивлением обнаружил, что на тему родительского опыта (не путайте с разнообразными советами профессиональных психологов, специалистов весьма опытных и «правильных» в части своих рекомендаций, но личностно не мотивированных – как родитель – а потому невнимательных к деталям конкретной семейной ситуации) практически нет хороших книжек, или они не продаются широко (почему – это тема отдельного разговора). Обнаружил огромный интерес к этой теме не только среди читателей, но и среди издателей. Таким образом, первая книжка родительского опыта «Детское чтение. Пособие для отцов» (М.: Либерея-Бибинформ, 2010) отразила именно наши родительские дневники, и выведенные на их основе рекомендации. «Чтение подростка: пособие для отцов» написана в соавторстве с замечательным библиотекарем-библиографом, отдавшей профессии более двух десятков лет, Зинаидой Николаевной Овсянкиной, практикующей, кстати, вдали «от суеты городов и потока машин» – в сельской местности, в Вологодской глубинке, пока еще нетронутой «тлетворным влиянием прогресса». В РГПУ им. Герцена совместно с коллегами мы подготовили новые методические рекомендации – на этот раз для педагогов начальной школы, школьных психологов, библиотекарей и, конечно же, родителей: Кашкаров А. П., Глебова С. А., Филиппова Е. С. Воспитатели чтения: библиотека, семья, школа. Практическое пособие. – М.: Либерея-Бибинформ. – 2011. – 339 с. – вып. 135.

Сегодня дети учатся из всех «открытых источников». Мне не раз представлялась возможность опрашивать детей – в ситуациях, когда они, казалось бы, безосновательно стесняются демонстрировать человечные свои качества, как то – взаимопомощь, принципиальность, поддержка товарища, бескорыстие. Знаете, какой ответ встречается чаще всего? «Так ведь это по телевизору не показывают». Совсем не хочется впадать в менторский тон и сетовать по поводу того, что видят с экранов телевизора или Интернета наши дети. Ведь именно от родителей зависит, что видят и как «копируют» (думают, мечтают) наше поведение дети. Взрослые – как безусловные трансляторы отношения ко всему, в частности к жизни имеют определяющее влияние на ребенка. Влияние это тем больше – чем чаще ребенок имеет возможность видеть «пример». Отсюда самый простой и основательный вывод: наибольшее влияние на формирование жизненных ценностей, мировоззрение, морально-деловые качества оказывает (или не оказывает – в не так уж редко встречающемся случае равнодушия) семья, родители. Если в семье нет искреннего внимания к ребенку, он почерпнет его из других источников внимания.

По совокупности этих источников, по времени влияния, школа стоит на втором месте в этой цепочке. В школе работают педагогики, не прилетевшие к нам с Луны – это наши матери, отцы, дети, братья, сестры, то есть люди, живущие в реальном, не выдуманном мире гедонистического общества (ориентированного, прежде всего, на удовольствия), то есть воспитывающие развивающуюся личность в соответствии со своими представлениями о правильности педагогических воздействий или даже некими личными критериями. Это так называемый человеческий фактор. Другой составляющей «школьного» влияния служит непосредственное общение со сверстниками, одноклассниками. Вспомним, что в разные школьные периоды (начальная, основная, выпускные классы) доминирующим мотивом воздействия будут разные факторы: к примеру, в возрасте 7-10 лет можно эффективно обучать ребенка через «игру» и ее элементы, в старших классах – через коммуникацию, личностное общение.

Семья и школа два главных института, формирующие личность, вступающую во взрослую жизнь. Все вышесказанное определило выбор и мой личностный мотив, актуализированный в книге, которую вы сейчас держите в руках.

Книгу особенно рекомендую для научно-методического оснащения школьных лабораторий психологии, философии и педагогики чтения; для повышения квалификации педагогов, педагогов ДО (и групп продленного дня), школьных психологов, школьных библиотекарей.

Автор

Глава 1. Чтение от рождения до трех лет

Эта глава дает представление о том, как возможно вести беседы с самыми маленькими детьми, заинтересовывать их на примерах прочтения и родительских комментариев к шедеврам художественной литературы. Несложные приемы способен освоить любой родитель. Для успешного взаимодействия с подрастающим читателем главное – хорошее знание литературы, неравнодушие к малышу и тексту, а также умение сенсационно подать самые потаенные авторские мысли, истории, рассказы.

1.1. Раннее чтение

Сегодня стало модно развивать малыша с пеленок: в год обучать чтению, в полтора – счету, в два – иностранному языку. И как-то за всем этим ранним обучением родители забывают, что малыш в первые годы своей жизни должен, прежде всего,… играть.

Игра – важнейший элемент психического и интеллектуального развития ребенка, без которого полноценный рост личности сомнителен. Но почему бы не связать игру и чтение, тем более, что и то, и другое легко осуществить в семье, без привлечения иных «специалистов», кроме родителей, кровно заинтересованных в развитии своего продолжения. Моя собственная дочь, открыла для меня новый мир детскими глазами и устами. Возможно, наш опыт пригодится и другим семьям.

Когда начинать читать малышу

Начинать читать ребенку надо как можно раньше, буквально сразу после годовалого «юбилея». Чтобы ребенок впоследствии любил читать, ему, прежде всего, нужен пример для подражания.

Методика для таких крох проста. Читать вслух перед сном, когда динамичные игры и движения затухают, малыш лежит в кроватке и готовится ко сну.

При этом мы дополнительно применяли такой метод.

Читая дочке перед сном, сохраняли контакт рука-рука (родителя и малыша), незначительно массируя ладонь. Прикосновения любящего родителя всегда на пользу ребенку. Кроме того, массаж положительно сказывается на нервной системе. Импульсы, поступающие от кожных рецепторов ладони в кору головного мозга, помогают развиваться расположенным там отделам. Это визуально заметно: ребенок становится спокойнее и… внимательнее.

В таком состоянии он способен лучше воспринимать чтение вслух, другие окружающие воздействия, работа всех внутренних органов молодого организма совершенствуется, полученные знания лучше запоминаются. И время перед сном в данном случае не помеха восприимчивости ребенка. Главное, на мой взгляд, отсутствие посторонних звуков (звонков, громкой музыки, падающих кастрюль).

В чтении вслух перед сном главным действующим лицом (хотя и молчащим) является сам ребенок, лежащий в кроватке, а пространство окружающего мира выстраивается вокруг маленького человечка через противопоставление теплого дома-защиты и относительно опасного внешнего мира, темного леса, волка, поля, куда ребенку пока самому ходить не надо. В 1,5–2 года «Мальчик с пальчик» пока еще не готов выйти в мир, он (и его братья) еще слишком мал для этого. По сценарию сказки родитель уводит их из родного дома, для лучшего пропитания. Для нашей дочки внешний мир представлялся в виде чащи темного леса, и это не замедлило сказаться в эмоциональном плане – сказка ей не понравилась.

1.2. Как читать малышу?

Первый возраст

На втором году жизни наша девочка стала вдруг, без всякого повода, удивительно упрямой: почти каждое указание воспринимала с протестом, старалась настоять на своем. До сих пор она говорила о себе в третьем лице, а в 1 год и 9 месяцев стала применять местоимение «я». Вместо прежнего: Аня хочет раскраску», теперь говорилось «Я хочу… дай мне… ». Период упрямства на примере нашей дочери – это один из периодов нормального развития, как и период подростковых «метаний», «исканий» и «поиска себя, своего места в ближайшем кругу». Упрямство малыша в первые годы жизни показывает, что идет естественный процесс взросления, естественное развитие ребенка.

Знакомые отцы, пытающиеся научить ребенка читать, жалуются, что не видят у маленького человека никакой мотивации к этому. Отсутствие интереса к процессу чтения не фатально, но лучше начинать его прививать с самого раннего детства. Почему?

Малыш не привык извлекать удовольствие из чтения, ведь книг практически нет среди его основных игрушек. Вероятно, родители сами не любят читать книжки, или делают это без удовольствия, с трудом выкроив минуты в течение дня, или, что, на мой взгляд, еще опаснее – заменяют книжку мультфильмом, а то и компьютерной игрой.

Смысл раннего развития – это битва за перспективу ребенка Научение в нашем смысле – это процесс и результат приобретения индивидуального опыта маленького человека. Термин «научение» применяется преимущественно в психологии поведения. В отличие от педагогических понятий обучения, образования и воспитания он охватывает широкий круг процессов формирования индивидуального опыта (привыкание, запечатление, образование простейших условных рефлексов, сложных двигательных и речевых навыков, реакций сенсорного различения и других). Как всякое приобретение опыта, научение чтению включает протекающие неосознаваемо уяснение содержания материала и его закрепление (запоминание непроизвольное).

Родители часто задают вопросы педагогам, библиотекарям, психологам: как читать детям, какую книгу выбрать, сколько времени тратить на чтение. Но мало кто спрашивает, зачем, собственно, это нужно? У ребенка вырабатывается лексический запас, верное произношение, формируется слуховое внимание, развивается более близкая связь, новые взаимоотношения по методу «преподаватель – ученик». Маленький человечек начинает видеть в отце и маме не только близкого человека, заступника, но и воспитателя, который делится с ним жизненным опытом. Чтение – один из главных способов обучения и развития.

Это не только развлечение, способ усмирить младенца, но и учеба. Здесь возможно многое, почти все методы хороши – и беседа по теме, и рассматривание картинок, самостоятельное рисование и пение.

В 3 года ребенок учится пользоваться чувствами, отвечающими за восприятие среды, в том числе органами слуха и зрения. Рассматривание красочных изображений развивает зрительные нервы, а успокаивающий голос воспитывает привычку внимать.

С четырех лет я учил дочь читать с помощью книг Чуковского, Остера, Маршака, Коринца, сказок братьев Гримм, Андерсена. И основное в чтении ребенку – не то, что читать, а как это делать. Для маленького успокаивающий голос родителя, общение – все, что связано с чтением помогает ощущать себя нужным, обожаемым. Даже если ребенок «непоседа», правильным выбором времени для чтения, вечером в спокойной обстановке, удается заинтересовать его. Поэтому даже развлекательные книги, прочитанные в уютной, спокойной, безопасной атмосфере и оттого вызывающие сильные, глубокие эмоции, гораздо лучше способствуют развитию, расширению кругозора, стимуляции воображения и мышления и, интереса к обучению, чем любой развивающий мультфильм или программа – большая эффективность живого общения (чтение – это форма общения).

Учим читать перед сном

Чтение перед сном – отличный, практически освоенный метод привития ребенку интереса к чтению и его всестороннего умственного развития. Не пропустите первое время в жизни вашего малыша, когда он наиболее восприимчив к непосредственному обучению.

Нашей дочке очень нравились такие «игры» с чтением и прикосновением, времени они много не занимают, а польза – огромная. Достоинством данной методики является, прежде всего, ее доступность и простота, для нее не требуются специальные пособия или игрушки.

Буквально через месяц после начала предсонной практики чтения мы заметили, что девочка стала слушать с большим интересом, «гудеть» голосом, делать плавные движения ручками, сжимать пальчики в такт нашему прикосновению, и глаза ее выражали осмысление.

«Сорока ворона кашку варила, деток кормила: этому дала (загибание детских пальчиков), это дала, этому дала, а этому не дала».

Для ребенка лучшим приобщением к определенной системе ценностей стало воплощение мира в виде словесного и поведенческого текста, донесенного малышу через игру. Такой воспитательный процесс может быть легко и полно усвоен ребенком в возрасте 1–3 лет. Причем колыбельные песенки с удовольствием слушала наша девочка и позже в 3–4 года.

По сути, этот метод изобретен много лет назад (его автор – народ). Суть его в материнском фольклоре (колыбельные песни, частушки, прибаутки). Тот же метод использовали и мы, разнообразив его детской книгой, сказками, напечатанными на бумажном носителе информации и воспроизведенными родительскими устами, сдобренными прикосновениями. Чтение ребенку перед сном в отличие от традиционного материнского фольклора, несет новую идею – сохраняется родительская интонация и подача новой информации знакомым голосом, при этом есть книжка – ее можно потрогать, посмотреть картинки.

Многие сегодня спрашивают: почему вы рекомендуете читать сказки или применять, так сказать, сказкотерапию?

Это не праздный вопрос. Психологически сказки связаны с магической силой и заклинаниями. Фольклорные образы необычно емки, они проникают в душу ребенка, поскольку близки ей, говорят «на детском языке», тем более добрым голосом родителей. В возрасте 2–3 лет наша девочка через сказки освоила язык и подсознательно научилась метафорам. В ее разговорах впоследствии проявлялись сравнительные примеры и детский анализ, таким образом, ее удалось ненавязчиво развить всесторонне: аналогии и сравнения были ей усвоены именно из этого первоначального периода.

1.3. Читаем вместе

Действенный прием, которому научила меня моя дочь

Беспокойная и живая, про таких часто говорят «шило в одном месте», моя Анютка часто не могла заснуть перед сном. Это было настоящей проблемой. А поскольку мы с мамой вечерком больше любим почитать, чем посмотреть телевизор (днем почитать совсем нет времени), то ребенок сам предложил оригинальное и непосредственное решение вопроса.

Когда доче было 3 года, уже готовясь ко сну лежа в своей постельке, спросила: что вы там читаете?

Тогда мне пришла на ум эта идея. Я сказал «сейчас ты узнаешь» и, незаметно подменив историческую книгу на детскую сказку «Дюймовочка», прочел ей сцену диалога Дюймовочки и Крота.

Анютка заинтерсовалась, перестала «взбивать» одеяло, притихла и «обратилась в слух». Когда я решил проверить ее реакцию, и закончил чтение (не дочитав до конца), дочка запротестовала и попыталась раскапризничаться. Сила этого детского протеста была не менее той, когда мама, в целях профилактики детского здоровья, не покупает ей уже увиденное детскими глазками, ягодно-фруктовое мороженное. Пришлось дочитать до конца.

На следующий вечер я получил просьбу-требование, обрадовавшую меня искренне: «папа, почитай». Я прочитал вслух снова.

Даже спасибо дочка сказала по-своему – положила мне под подушку свою куклу.

Кстати, под детскую сказку хорошо заснула и моя жена. На следующий день мы поэкспериментировали (люблю эксперименты) снова, только в роли чтеца была мама. Вот так, по очереди «с мамой с папой» (как говорит моя дочь), а потом уже самостоятельно ребенок научится любить книги.

Внимание, важно!

В процессе чтения вслух отвечайте на все вопросы вашего ребенка, разбирайте поступки сказочных героев, проводите параллели со взрослыми людьми и поступками, анализируйте финал произведения.

Постарайтесь сделать чтение перед сном хорошей семейной традицией, оригинальным обязательным ритуалом. И постарайтесь не нарушать эту традицию.

Проводить время вместе – значит отдать ребенку все внимание целиком. Тогда ребенок с нетерпением будет ждать того момента, когда вы дружно сядете вместе, и возьмете в руки книгу или журнал. Чтение, став для ребенка интереснейшим и любимым занятием, является хорошим подспорьем и в педагогической деятельности. Готовится к вечернему чтению ребенок ответственно (если здесь уместно такое определение), опасаясь расстроить маму или папу своим «расшалившимся» поведением.

Это напоминает детское поведение перед днем рождения или новым годом, когда ожидается любимый подарок. Подарок становится символом любви, когда ребенок видит, что родители заботятся о нем. Чтение перед сном также является нашим скромным подарком нашей дочери, только поймет она это чуть позже.

Сам по себе спокойный и счастливый сон ребенка является подарком. Вашим подарком. Но подарок надо заслужить.

Под детскую сказку хорошо засыпают и взрослые, даже страдающие бессонницей. Этот метод неоднократно проверен на моей жене, когда я ей читал сказки несколько вечеров подряд.

Все мы немножко дети. Во взрослой жизни вполне допустимы детские увлечения, и ролевые игры, в частности учитель – ученик, библиотекарь – читатель, чтец-декламатор – внимательный слушатель, помогают «взрослому» общению. К сожалению, это «забытая» тема, но от этого не менее важная. Доскональное изучение которой, уверен, дало бы нашему миру множество открытий, как в области психологии чувств, так и в области здорового сна.

Метод домашнего чтения в семье

Методика домашнего чтения в семье – это целая программа, состоящая из нескольких тематических модулей специально для научно-методического оснащения школьных лабораторий психологии, философии и педагогики чтения; для повышения квалификации педагогов, педагогов ДО (и групп продленного дня), школьных психологов, школьных библиотекарей.

Для приобщения к чтению в семьи почти все методы хороши. Можно читать и делать пометки, а можно слушать и анализировать. Как этим занимались мы в формате нашей «классической» семьи из трех человек?

Мама читает, папа помечает (записывает) – вопросы, цитаты, созвучные мысли – по тексту, дочка задает устные вопросы, тут же рисует персонажей (и даже сценки); сразу понятно, какая часть или абзац текста произвел на нее наибольшее впечатление.

Потом меняемся ролями: читает папа, мама помечает и записывает, дочка задает вопросы и зарисовывает. Потом даем читать дочке. Если еще остались вопросы – спрашиваем ее мнение о том, что ей уже известно о героях и по теме книжки. Дочка вспоминает, что ей известно, отвечает, делает предположения вслух – о чем не знает, что в свою очередь систематизирует информацию еще до ее фундаментального изучения, она задает вопросы нам, и сразу хочет получить ответ. Так у дошкольника и даже младшего школьника происходит самостоятельная постановка собственных целей, что, в свою очередь, развивает ее личностный интерес.

Постановка вопросов предполагает активное обучение, поэтому семейные встречи проводятся почти ежедневно, перед сном. В результате – тренируется память и эффективно усваивается текст.

В данном случае всякое действие, предполагающее наличие собственной рефлексии идет на пользу воспитания ребенка. Описанная технология вполне воспроизводима: так заниматься с ребенком поистине может каждый… если захочет и найдет время, главное делать это систематически – с обязательным закреплением результата.

Существуют и другие методы для усвоения текста и его творческого анализа, к примеру, построение кластеров и заполнение простых для понимания ребенка таблиц, состоящих из трех столбцов – «знаю», «хочу узнать», «узнал»; в столбцы заносится соответствующая информация по каждому конкретному новому для ребенка понятию, взятому из прочитанного текста.

Вопросы, предлагаемые дошкольнику в помощь – для аналитического мышления следующие:

  • что ты уже знаешь о… ?
  • в чем разница между героями?
  • в чем они похожи?
  • приведи пример похожей истории, которую ты знаешь;
  • что случится если… продолжить повествование.

И другие.

Рассмотренный метод позволяет сгладить «критические точки» в воспитании и скорректировать намечающиеся проблемы:

  • состояние изоляции ведет к неадекватной идентификации ребенка;
  • уход от тесных межличностных отношений провоцирует страх взросления и перемен;
  • непринятие личностного интереса ребенка родителями ведет к размыванию продуктивных и творческих способностей личности, сосредоточения на главной деятельности, отказу от самоопределения и выбор отрицательных образцов для подражания.

Читайте ребенку книжки вслух, не жалейте на это времени и сил. По собственному опыту знаю – трудно только начать. Организм (и ваш и ребенка) устроен так, что быстро привыкает (приспосабливается) к заданному и поддерживаемому режиму работы, поэту, ни ранние подъемы (хорошо знакомо «ранним пташкам»), ни чтение перед сном ребенку (после отнимающей силы работы) не являются препятствием для организма. Остановить вас может только лень.

Весьма вероятно, что приучение ребенка к чтению в раннем возрасте 3–6 лет, в дальнейшем составит сильную мотивацию для нее (него), и избавит от необходимости заставлять ребенка учиться. Чтение вслух делает ребенка любознательным, отвлекает от телевизора и компьютера, на интересных литературных примерах учит жизни. Совместное чтение и сопереживание сблизили нас с дочерью. Надеюсь, она будет помнить эти моменты всю жизнь (как они не забываемы для меня).

Вспомним А. С. Пушкина, главный человек, запомнившийся с детства, и связанные с ним вечерние сказки – кто? Няня. У нас нянь нет, поэтому мы тут «сами с усами».

На что обращать внимание: правильная интонация при чтении вслух

Перед родителями, психологами, библиотекарями часто встает вопрос, как найти подход к ребенку, научить его, подобрать ключ к его чувствам. Попробуйте вот это. Читайте нечто очень занимательное для ребенка, а на самом интересном месте прерывайтесь. Сделайте вид, что вспомнили про неотложное дело или у вас сел голос. Ребенка буквально распирает от любопытства, и тогда он сам берет в руки книгу. Этот метод хорош для всех детей, уже умеющих читать.

Этот же метод подходит и для самых маленьких. Для тех, кто читать еще не научился. Ребенок подсознательно поймет, ожидая продолжения читаемого вслух рассказа, насколько интересным является процесс чтения, узнавания нового.

Один из «языков любви» – поощрение. Похвала, благодарность, ласковая поддержка, прикосновения, ободряющие слова выражают любовь и заботу. Не забывайте поощрять ребенка, когда он находится на правильном пути.

Итак, вы читаете дошкольнику слух. Согласитесь, два важных вопроса «что читать» и «как читать» нельзя оставить без ответа. Моя дочь в период взросления любила, когда ей читали стихи и сказки. Если выбор «что читать» родитель может осуществить, опираясь на свой опыт, навыки, чувства стиля и классические произведения детских авторов, то «как читать» – потребует более серьезных практических навыков, умения, сформированных профессиональными рекомендациями.

В Государственном Университете Культуры и Искусств С-Петербурга преподает признанный из немногих специалист в области детского чтения, кандидат педагогических наук Ирина Ивановна Тихомирова, научившая меня многому из своего опыта.

Можно ли научиться интонации, которая бы точно отражала содержание текста? Наверное, нет. «Это тоже самое, что обучаться плакать, смеяться, горевать, радоваться». Но можно найти интонацию по ситуации. Ведь всякая речь – ситуативна. Интонация, в известной степени, непроизвольна. С передачей читаемого вслух текста, живость речи, интонационное соответствие проявляется в ситуации общения. Речь «чужая» должна быть чтецом присвоена, должна стать «своей». Надо сообщать о своих собственных мыслях, считая, что для слушателя (и маленького тоже) эти сообщения новы и интересны. Один из путей усилить интонационную насыщенность при воспроизведении текста вслух – умение пользоваться логическими паузами. Научить слышать логическую паузу пока невозможно, поскольку это скорее физиологический процесс, этот навык можно развить путем тренировок и анализа текста.

Пауза может возникнуть в начале фразы – перед словами, внутри фразы – между словами, и в конце фразы – после прочитанных слов. В последнем случае такая пауза называется психологической. В первом случае пауза предупреждает значение слов предстоящих; во-втором – проявляет зависимость (объединяющую или разъединяющую) высказанной мысли от мысли печатной, в третьем – усиливает значение фразы, звучит вопросом, заставляет задуматься, переосмыслить текст.

В этом ключе длинные паузы ставят в конце строф и после запятых.

Вот, как бы следовало прочитать стихотворение Н. Рубцова «Я поднял дерево». Короткую паузу обозначим \, длинную \\.

Я поднял дерево\\
Оно росло не стоя,\\
Лесок его,\\ как в битве, потерял.\\
Оно \ не говорило со звездою,\\
И соловей его \ не удивлял.\\
Оно,\\ скажу,\\ ползло в лесу заветном,\\
Что кронами встречает синеву,\\
Оно ползло,\\
Униженное ветром,\\
И брошенное намертво в траву!\\
О нем \ уже не помнила округа,\\
Ликуя, \\вешней свежестью дыша… \\
Я поднял это дерево,\\
Как друга.\\
О, \\ как заговорила в нем душа!\\

При чтении детям чтецу важно представить себя не столько рассказчиком, сколько действующим лицом (особенно, когда рассказ идет от первого лица).

Метод обучения через игру

Как заставить ребенка внимательно слушать текст, с помощью каких средств и методов зажечь в их глазах пытливый огонек жажды знаний. Возможно ли это? Еще древние римляне говорили, что «корень учения горек». Но зачем же учить ребенка со слезами тому, чему можно выучить с улыбкой?

Если ребенку интересна книга, читаемая отцом (матерью), то и обучение чтению может изменить свой «вкус». Но нужно найти подход к своему ребенку, учитывать возрастные и психологические особенности. Поскольку предпочтения в чтении у мальчиков и девочек не одинаковы, как не одинаковы они у однополых детей в разном возрасте взросления.

А для того, чтобы чтение захватывало и увлекало мою дочь, между прочитанными текстами я ввожу загадки и игровые формы с загадками. И именно в загадках особенно эффективно развивается интеллект. Самым важным периодом и здесь является период детства.

Важно, чтобы с ранних лет языковое чутье формировалось под влиянием высококультурной речевой среды, чтобы она создавалась на основе интеллигентной речи родителей, чтения художественной литературы разных жанров дома и в школе. Конечно, школа постепенно исправляет даже неверную интонацию, но процесс исправления происходит трудно и долго, поэтому надо с самого раннего возраста учить детей правильно, грамотно и образно выражать свои мысли.

А в этом незаменимую помощь оказывают загадки. – этот жанр художественной литературы дети любят. Им нравится разгадывать загадки, придумывать самим. Загадка развивает в ребенке догадливость, сообразительность. Загадки открывают в самых прозаических вещах и предметах высокую поэзию, и ребенок открывает для себя поэзию окружающего мира, что обогащает его мышление и речь.

Чтобы составить загадку взрослому сегодня не обязательно «морщить лоб» придумыванием; поскольку требовать от неспециалиста навыков кроссвордиста не корректно – для этого есть современные пособия и уже готовые загадки, которые маленький ребенок знать не может. Но важно научить его правильно отгадывать загадки-ребусы. Для этого нужны не столько знания на память самих загадок, сколько методика аналитического и логического осмысления услышанного (или текста). Например, чтобы отгадать загадку:

Растет у окошка в глиняной  плошке

Зеленый  ежик без головы  и без ножек. (Кактус)

Необходимо научить ребенка выстраивать ассоциативный ряд, соответствующий каждому из определений. Сначала придется подсказывать.

В вышеприведенном примере я выделил особо значимые, образующие слова, ведущие ребенка к самостоятельной разгадке. После загадывания загадки между мной и дочерью происходит примерно такой диалог:

– Кто это?

– Не знаю, папа.

– А ты подумай! Что такое глиняная плошка? Помнишь, летом в деревне мы копали глину для печи?

– Помню. Вязкая такая, фу (передергивается лицом). От нее потом руки сухие, сухие…

– А помнишь, бабушка – что из глины делала?

– Помню. Она крутила горшки для хрюши.

– Правильно. Так на что похожа глина?

– На горшок!

– Ура! Молодец! Получи соленый огурец!

Хи-хи-хи…

Идем дальше.

– Зеленый ежик, без головы и без ножек… Что еще может быть у нас зеленое?

Здесь для лучшей усвояемости материала стоит повторить всю загадку целиком снова (повторение – мать учения).

– Зеленый – крокодил… потом… зеленый шарик, потом зеленый… цветок.

– Молодец! Но крокодилы живут в жарких странах и имеют ножки и головку, так?

– Да.

– А шарик разве похож на глину?

– Не-а…

– Тогда что? Что стоит на окне?

– Цветок! (уф, на лице облегчение, с плохо скрываемым удовольствием, именно такое лицо, наверное, было у Аристотеля, когда он закричал «Эврика», выпрыгивая из омывального источника)

– Молодец, зайка моя. Но это не простой цветок, раз он без головы и без ножек. Подумай, «зеленый ежик»…

– Кактус!

Это занятие является не менее увлекательным, чем просмотр телевизора или переживания о незавершенном проекте на работе.

Если «урок» с собственным ребенком провести в играх-загадках, он запомнится надолго.

Забота о содержательности, о логической последовательности и правильности детских высказываний должна быть одной из первых забот родителей при работе с детьми над их речью. Речь нужно развивать все время, опираясь на мышление. Архиважно одновременно с заботой о речи возбуждать у ребенка работу мысли. Я говорю дочке:

Загадка – это задачка, которую надо решить. Это красочное описание предмета, главных его черт. Чтобы избежать ошибки при отгадывании загадок тебе необходимо:

  • внимательно слушать вопрос;
  • подумать над каждым признаком отгадываемого предмета;
  • не торопиться c ответом, а внимательно взвесить все признаки.

В загадке каждое слово важно. Поэтому его нужно произносить четко, ясно, с логическим ударением, выдерживая паузы. А для того, чтобы рассказчика было приятно слушать – важно, чтобы речь была выразительной и эмоциональной.

Интеллектуальные игры отлично подходят в ограниченном пространстве купе поезда или в иных случаях, когда требуется занять время маленьких слушателей. Еще пример:

Например, игра, в которой слова-отгадки должны следовать одна за другой в виде цепочки слов. Последняя буква первого слова является первой буквой следующего слова. И конечно, не забываем о духе здорового соревнования.

Например:

Сторож плохой: слепой, глухой, не тронешь – молчит, а тронешь – кричит. (Звонок)

Мордочка усатая, шубка полосатая,
Часто умывается, а с водой не знается. (Кот)

По окончании игры для поощрения детей важно, чтобы кто-то (лучше, если это будет победитель предыдущего конкурса), вручил сладкие призы лучшим отгадчикам.

Для передачи (пересказа) прочитанного текста ребенку нужно учиться говорить «своими словами», а взрослому – всевозможно поощрять детскую инициативу. Для развития собственного словарного запаса маленькому слушателю и чтецу важно понимать значения максимально возможного количества слов. Но и переусердствовать нельзя – каждые 30 минут интеллектуальных упражнений давайте ребенку отдых, лучше всего физический. Мы редко продолжали занятия с дочкой в возрасте 5 лет в общей сложности более одного часа.

Загадкотерапия

Как загадки, так и отгадки учат ребенка думать, размышлять, восхищаться и меткостью русского слова, его выразительностью и образностью.

Например:

Громыхнул далекий гром,
тучка брызнула дождем.
И в пол неба вдруг повисло
против солнца коромысло. (Радуга)

Вопросы ребенку (старайтесь, чтобы ребенок давал многосложные развернутые ответы, не ограничиваясь «да» или «нет», на ответ «не знаю» я просил подумать еще):

  • Как ты определила, что это радуга?
  • Сколько цветов у радуги? Назови.
  • С чем сравнивается радуга? Почему?
  • Какая строчка звучит неправдоподобно, как впонарошку?
  • Вставь пропущенные буквы в слово к..р..мысло.

Или, например, второй вариант:

С неба падал легкий пух, он похож на белых мух.
Запушил леса, поля – стала белой вся земля. (Снег)

  • Как ты догадалась, что это снег?
  • В каком месяце выпадает первый снег?
  • Какой самый главный праздник зимой?
  • Какие еще зимние праздники ты знаешь?

Когда ребенок освоил богатый материал об особенностях загадки, научился их отгадывать не механически, а путем логического, последовательного рассуждения, правильного обоснования своего выбора, тогда можно переходить к следующему творческому этапу – к самостоятельному составлению загадок. Дочка начала сама практиковать сочинение загадок в семилетнем возрасте. Она сочинила: «что вниз растет, звенит и капает?».

Я мучился два дня, потом жена подсказала: сосулька. У любого ребенка самое нешаблонное мышление на свете.

Еще раньше из детского сада она «принесла» загадку, которую не разгадала без подсказки даже жена, все приготовились, внимание на текст:

Это черная?

Нет, красная!

А почему белая?

Потому что зеленая!

В ходе разгадок и составления загадок у детей вырабатывается положительный мотив к занятиям словесным творчеством, овладению приемами художественной речи.

Время загадок не пройдет никогда. И не случайно, что этот жанр широко применялся в обучении детей великими педагогами К. Д. Ушинским, Л. Н. Толстым и др.

Работают не только взрослые, но и дети. Только детская творческая работа по формированию выразительной, грамотной речи не оплачивается явно. Она оплачивается опосредовано, вкладом в будущее успешное обучение и карьеру. Ребенок еще «не понимает все совсем». Но как это важно понять родителям, сегодня.

В основе всего – личный пример

Родители сами читают книги и говорят друг с другом о прочитанном, тогда и малыши постепенно вовлекаются в книжную орбиту.

Но сначала о трех типичных ошибках.

Нельзя навязывать детям произведения, тем более выдающиеся, до которых они еще не доросли. Но необходимо сообщать о существовании великих произведений, что-то из них с удовольствием зачитывать. Например, в произведении Л.Н.Толстого «Война и мир» достаточно общекультурных ситуаций, затрагивающих личностные интересы человека любого возраста и характера. Важно познакомить с ними – что-то обязательно затронет душу маленького читателя.

Ни в коем случае не стоит заваливать детей чужими суждениями о произведении, как хвалебными, так и негативными. Важно дождаться суждений и вопросов самого ребенка. И если его фантазия пробуждается, значит, произведение воздействует, зацепляется в эмоциональной памяти.

При чтении книги главное – чувствовать и переживать, а не узнавать новое.

В нашей «классической» семье из трех человек по вечерам происходит следующее. Мама читает вслух, папа по ходу дела помечает на листе (записывает) – вопросы, цитаты, созвучные мысли, а дочка тоже слушает и что-то рисует (персонажей или сценки). Она может заговорить – прервать чтение – в любой момент, и мы начинаем разговаривать.

Потом меняемся ролями – читаю я или дочь.

О чем мы обычно разговариваем? О тех ситуациях, которые нас заинтересовали, очень часто – о том, кто и что по теме книжки или о ее героях знает что-нибудь еще. На кого он похож? Что это напоминает?

Дочке, оказывается, очень много известно, и нужен только случай, чтобы вспомнить. Хотя больше всего она любит делать предположения вслух о том, о чем не знает, – придумывать. И это очень большое подспорье для поддержания интереса. Разговор получается спонтанный, живой – часто он уходит далеко от сюжета книги.

Нетрудно заметить: с одной стороны, это радостное времяпрепровождение, а с другой – мощная психологическая поддержка, которую ребенок получает от семьи. Хотя первая цель – чтобы чтение стало необходимостью.

Сегодня много спорят: есть ли будущее у чтения как такового? Да нет у человека без чтения никакого будущего. Особенно хорошо это понимают люди, находящиеся в трудных жизненных ситуациях. По сути, так мы укрепляем силы ребенка, делая его в будущем успешным, сильным, гармоничным, приобщая его к чтению.

Вспомните цитату из великих: «кто не обучился в юности – того старость бывает скучна» Екатерина II).

Что может помочь нашему благому делу? Создание научно-исследовательских центров (лабораторий чтения и духовного возрождения) в разных регионах – ускорит процесс гуманизации общества. Творческие лаборатории чтения вполне уместно создавать в школах. Центры чтения уже созданы на базе крупных библиотек; это, несомненно, требует их финансовой поддержки. Но если не поддерживать сегодня – завтра может быть совсем поздно.

Сноски

*Читать ребенку вслух, разумеется, можно и нужно днем. Однако, такая возможность в современных ячейках общества есть не всегда по причине занятости родителей на работе. И если нет бабушек, нянь, домработниц (о качестве воспитания наемным персоналом – отдельная тема) – читать придется в освободившееся время, наиболее стабильное из которого – вечер, перед сном.

1.4. Методики по раннему семейному чтению. История сказок

Встретились Бяка и Бука.
Никто не издал ни звука.
Никто не подал и знака –
Молчали Бука и Бяка.
И Бука думал со скукой:
«Чего он так смотрит – букой?»
А Бяка думал:
«Однако, какой он ужасный – Бяка… »

Б. Заходер

Книга, которая не работает на современность – устарела. А детская книга? То же самое можно сказать о сказках, в которых, как известно, «намек – добрым молодцам урок», не все является бессмысленной выдумкой. Однако, называя какое-либо произведение «сказкой» мы правы лишь отчасти, поскольку сказка – это нечто большее, я бы сказал – это мост между прошлым и будущем, что будет стоять вечно, пока существует книга. В разные времена сказка считалась то «низким жанром» (Г. Х. Андерсен), то привилегией кухонь и детских (Ш. Пьеро). Но много ли мы знаем об истории сказок и их авторах, олицетворявших собой вехи истории и развития детской литературы от первых «народных» сказок с лубочными картинками – до наших дней?

Вспомним, к примеру, популярный вплоть до 1917 года романс «Вечер был, сверкали звезды… », он же «Сиротка» – самое популярное стихотворение в России с момента его опубликования (1843).

Вечер был; сверкали звёзды;
На дворе мороз трещал;
Шёл по улице малютка,
Посинел и весь дрожал.
«Боже! – говорил малютка, –
Я прозяб, и есть хочу;
Кто ж согреет и накормит,
Боже добрый, сироту?»
Шла дорогой той старушка –
Услыхала сироту;
Приютила и согрела
И поесть дала ему;
Положила спать в постельку –
«Как тепло!» – промолвил он.
Запер глазки… улыбнулся…
И заснул… спокойный сон!
Бог и птичку в поле кормит,
И кропит росой цветок,
Бесприютного сиротку
Также не оставит Бог!

Автор – поэт, переводчик, прозаик К. А. Петерсон, литературная деятельность которого была разнообразна. Карл Александрович Петерсон (1811–1890 гг.) был постоянным автором журнала «Звездочка», издаваемого А.О. Ишимовой (в 1936 году послала Пушкину свою первую книгу; та самая Ишимова – последняя корреспондентка Пушкина, которой поэт написал в ночь дуэли; она же позже издавала популярный журнал «Русская история в рассказах для детей»).

История литературы для детей уходит в глубину веков. Первое московское пособие для обучения грамоте – Азбука (букварь, 1664) Василия Бурцова. (Бурцов-Протопопов Василий Федорович (год рождения неизвестен – умер после 1648 г.). В 1692 году Карион Истомин издал первый в России иллюстрированный «Лицевой букварь» (с наглядным обучением). К слову, в 1692 и 1693 гг. Истомин издал всего два рукописных «Лицевых букваря», один из которых был поднесен царице Наталье для обучения грамоте сына Петра I.

Далее необходимо отметить «виршевой» (поэтический) Домострой – гибкий и яркий язык которого предполагал многоцветие образов. И только литература XVIII века «открыла» самого ребенка, а чуть позже, в XIX веке появились знаменитые стихи:

«Раз, два, три, четыре, пять
Вышел зайчик погулять
Вдруг… охотник выбегает – прямо в зайчика стреляет.
Пиф, паф. Ой, ой, ой…
Умирает зайчик мой».

Мало кто знает, что эти стихи в 1851 году опубликовал Федор Богданович Миллер. Уже в наше время дети и взрослые придумывали различные варианты продолжений, которые сегодня можно услышать почти в каждом детском саду, к примеру:

«Принесли его в больницу
Положили в рукавицу
Принесли его домой –
Оказалось… он живой!»

Но эти современные строки не прижились.

Знаменитый «царственный» воспитатель, основоположник романтизма в русской поэзии Василий Андреевич Жуковский (1783–1752 гг.) вышел за пределы того, что до него читала русская общественность. До Жуковского в русской литературе не было чертей, загробного мира (как символа тревожного необыкновенного). Возможно, оттого В. А. Жуковского прозвали «дядькой ведьм и чертей»; кроме того, что он «служил во Дворе, но не служил «двору».

В 1820 году, когда А. С. Пушкин написал «Руслан и Людмила» Жуковский подарил ему свои слова: «победителю– ученику от побежденного учителя».

Как предтеча Пушкину, Жуковский мастерски описывает видения: «и не тронется над ним свитый клубом сонный дым». Или в примере о «Спящей царевне»:

«Он души не удержал
И ее поцеловал».

Какое значение тогда придавалось слову душа – можно только ностальгировать!

Жуковский знаменит присущим только ему стилем, где частенько встречается словечко – «чу!» («Чу!.. полночный час звучит… », Людмила, 1808). У другого отечественного корифея детской литературы Карамзина присутствую собственный почерк – «Ах!»; стилистический прием, который в «Сказке о мертвой царевне и о семи богатырях» использует и Александр Сергеевич Пушкин:

«Привздохнув, произнесла: «Как же долго я спала!»

И встает она из гроба… Ах!.. и зарыдали оба.»

Пушкин последует не Жуковскому («чу!»), а Карамзину – «ах!».

Символично, что жених за Людмилой приезжает именно в 12 часов (символ потустороннего, мистического, необъяснимого, таинственного и не менее романтичного). Пушкин передает царевне то, что уже есть у «онегеновской» Татьяны: Людмила еще не знает царевича Елисея, не видела его, но уже ему верна. Пушкин в поэмах-сказках хорошо вырисовывает и психологический портрет и показывает – присущую русской культуре, ментальности зависимость между действиями и чувствами.

«Красива, высока, стройна
Но зато горда, ломлива, своенравна и ревнива».

Здесь «ломлива» – слово чисто Пушкинское.

Или еще:

«Черт не сладит с бабой гневной».

«Тут ее тоска взяла, и царица умерла
Лишь ее похоронили, свадьбу тут же учинили».

И не надо никакого года (траура) выдерживать, когда счастье безмерно и естественно. А ранее в сказке «О мертвой царевне и семи богатырях» Пушкин про несчастливую любовь пишет: «год прошел как сон пустой, царь женился на другой». Или «Тут по речи те прознали, что царевну принимали». И это один и тот же Пушкин. Еще одна символичная и знаковая деталь в русских сказках XVIII–XIX века – временные подробности. Тридцать три года от роду – возраст Христа, Ильи Муромца (который слез с полати и пошел совершать подвиги), «жили тридцать лет и три года».

В пушкинской «Сказке о мертвой царевне и о семи богатырях» царица превращается в бабу. С другой стороны хоть А. С. Пушкин не выносит в название сказки «О рыбаке и рыбке» старуху, там «баба» становится царицей, дворянкой, но, по сути, остается гневливой бабой, сколько бы жемчугов не огрузили ее шею. Здесь сам Пушкин говорит устами старика, акцентируя оценочное суждение человека по его внутренней сути.

Преступление и наказание в сказках

Антоний Погорельский (псевдоним) – настоящее имя Алексей Алексеевич Перовский (1787–1836), участник войны 1812 года, написал замечательную проникновенную сказку «Черная курица» (1829), где один из первых в отечественной литературе ввел элемент фантастического. «Черная курица» – первая литературная сказка в России. Литературная – в отличии от народных – выпущенная с обозначением имени автора. В сказке в реалистические подробности врывается фантастика – подземные мир. Очень подробно (где, когда, кто): «В XVIII веке, лет 40 назад, на Васильевском острове, в Первой линии жил… ». Но все остальное остается романтическим.

В 1925 году в приложении к журналу «Русский инвалид» – «Литературные новости» появилась романтическая, фантастическая повесть Антония Погорельского «Лафертовская Маковница» (другое название Лафертова Маковница), начинающаяся словами: «лет за пятнадцать пред сожжением Москвы недалеко от Проломной заставы»… Погорельский снова вводит в сказку конкретные подробности времени действия и… снова мистику, уже (к XIX веку) ставшую традиционной в русских сказках. Сказка «Двойник, или Мои вечера в Малороссии» по мистике перекликается с более поздним «Вий» Гоголя. Таким образом, на протяжении веков традиции в русских сказках развивались последовательно и дополнялись новыми элементами.

Дары в сказках

Дар, дарение и обмен дарами раскрывался многими авторами – детскими писателями и поэтами. Ревнители нравственности – через текст сказки – утверждают, что дар не присваивается, а находится в «постоянном движении», поскольку дар и подарок – вещи разные. Бывает, что человек (персонаж сказки) отдает, а у него не уменьшается, и даже прибывает. Это вещи известные, а потому, вероятно, рутинные. Но интересно другое, то, что сказочная терапия, как и история детской литературы – космополитична.

Одним из знаковых персонажей (в плеяде других) по теме обмена дарами в сказках считается Шарль Пьеро. Первые публикации Ш. Перро начались в 1697 году. Французская народная сказка «Синяя борода», легенда о коварном муже – убийце многих женщин, литературно обработана и записана Шарлем Перро и впервые опубликована им в книге «Сказки моей матушки Гусыни, или Истории и сказки былых времен с поучениями». В сказках Ш. Пьеро вводит читателя в особую куртуазную атмосферу, всегда дает две морали, часто они противоречивы. Ему вторит Г. Х. Андерсен со сказкой «Русалочка» и другими. Так мы плавно подошли к хронологии пополнения сокровищницы детской литературы ХХ века.

Особое внимание в истории отечественной детской литературы уже ХХ века уделяют Т. Г. Габбе, и изданиям детских журналов «Еж» (неофициально расшифровывали как ежемесячный журнал, годы выпуска – 1928–1936) и Чиж (чрезвычайно интересный журнал – 1930-194 гг.). Уникальная, талантливая, благородная женщина Тамара Габбе, работая в редакции С. Я. Маршака среди замечательных корифеев жанра детской литературы, как Лидия Чуковская, Александра Любарская, Зоя Задунайская, придумала свое, ни на что не похожее слово «фольтик», которое впоследствии вошло в анналы истории детской литературы. Со времен Габбе «фольтик» считается своеобразным «знаком качества» текста. Если материал хороший и интересный, то он непременно с «фольтиком». Утверждают, что С. Я. Маршак был вдохновлен на свою статью «Сколько лет сказке?» именно Т. Габбе, своей музой.

Еще одна представительница детской литературы ХХ века (которую нам позволяет затронуть краткий объем работы) – Вера Инбер была двоюродной сестрой государственного советского и политического деятеля Л. Д. Троцкого. На заре своего творчества в 1915 году она написала замечательное стихотворение «Поздней ночью у подушки», которое по праву можно было бы поставить эпиграфом многих статей и докладов по детскому чтению.

Поздно ночью у подушки,
Когда все утомлены,
Вырастают маленькие ушки,
Чтобы слушать сны.
Сны бывают разные. Их много:
Снятся чудеса,
Снятся приключения, дорога,
Реки и леса.
Снятся лыжи, снеговые горки,
Солнечный газон,
Школьная тетрадь, где все пятёрки, –
О, волшебный сон!
Сны текут то явственней, то глуше,
Как ручей, точь-в-точь.
И подушка, навостривши уши,
Слушает всю ночь.
Днём зато, уставши до упаду,
В жажде тишины,
Спит она – будить её не надо, –
Спит и видит сны.

В лесу родилась елочка. Когда?

Это удивительное стихотворение имеет очень давнюю и непростую историю. Кто из нас и наших деток не вспомнит «волшебные строки»: «В лесу родилась елочка, в лесу она росла, … и много много радости детишкам принесла… ». Но мало кто знает историю связанную с этим замечательным шедевром» и его автором.

Пьеса для самых маленьких «Елка» впервые была напечатана в журнале «Малютка» в самом начале ХХ века в 1903 году под псевдонимом «А. Э.» и состояла из двух частей. Вкратце ее содержание было таково: воспитательница рассказывала про елку (в стихах), а затем дети (в виде куплетов по 8 строк) подпевали, затем снова рассказ от лица воспитателя и – снова 8 детских строк. В истории замешан непрофессиональный композитор Леонид Карлович Бетман, который, по случаю, наложил на музыку только те части пьесы, что проговаривали в ней стихами дети (не использовав все остальное). Получилось три припева по восемь строк каждый – всего 24 строки; так и родилась песенка, адаптированная как «В лесу родилась елочка».

Автор пьесы Раиса Адамовна Гедройц еще в гимназии, в детстве писала стихи. Когда перешел в мир иной ее отец – служащий почтамта – Раиса Адамовна работала гувернанткой у рано овдовевшего князя Кудашева, точнее – сына его – Алеши, печаталась под псевдонимом «А.Э». Вскоре Кудашев сделал Раисе Гедройц предложение; так она стала княгиней Кудашевой. Судьба сложилась так, что в 15-ти летнем возрасте (1914 год) Алеша Кудашев в прямом смысле сбегает на фронт, и там погибает. Вскоре, не перенеся горя, умер и князь. Кудашева остается жить в Москве, в доме князя до 1917 года.

Когда в дом пришли большевики, Раиса до обыска успела вырвать из «Малютки» свое стихотворение. След ее потерялся до 1941 года, и вновь образовывается благодаря редакции журнала «детская литература», а именно Виктору Борисовичу Шкловскому.

В воспоминаниях Шкловского сказано, что в редакцию пришла Раиса Адамовна, заявив, что является автором «Елочки», испросила пенсион. Конечно, редакция не уполномочена выплачивать пенсии, но… Кудашевой помогли, похлопотав в инстанциях.

Таким образом, только в 1941 году в сборнике «Рассказы. Стихи. Песенки. М., Л-д., Детгиз, 1941» за подписью Р. А. Кудашевой появились стихи «В лесу родилась елочка», известные всем нам и поныне. Вообще же у Р. Кудашевой много опубликованных стихов, как под псевдонимом «А.Э», так и под своим именем. Но, как показывает эта драматическая и реальная история, еще в 1917 году чуть не «срубили нашу елочку под самый корешок». Особую роль в отечественной детской литературе сыграл знаменитый Е. П. Катаев (1903–1942), основатель и занимавший пост (1955–1961) главного редактора журнала «Юность». По отзывам литературоведов {2} «Юность» при Катаеве совершенно перевернул жизнь того поколения «шестидесятников». Катаев считал, что в сказке очень важны бытовые подробности («даже глаза от зависти стали желтыми, как у козы. Ну, – думает, – я вам сейчас покажу, у кого игрушки!»– сказка «Цветик-семицветик»).

Евгений Петрович Катаев как плодовитый и талантливый автор внес огромный вклад в отечественную литературу; не забудем, что под псевдонимом «Евгений Петров» долгое время «скрывался» соавтор знаменитых произведений «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок».

Сегодня детская литература развивается в соответствии с веяниями времени. Есть много современных плодовитых авторов, среди которых я бы выделил М. Яснова.

Говорят, что ничего недозволенного в жизни нет: «пороки входят к нам в дверь, а выходят в щелочку». А сказки – как отражение извечных вопросов выбора и ориентации личности помогают нам учиться; и учиться есть у кого – на примере признанных и маститых писателей – авторов сказок и художественных произведений для детей.

О связи чтения и развития ребенка от рождения до года

Моему сыну 8 месяцев. Он знает, проговаривает и повторяет несколько слов; поскольку слова повторяются, у нас есть гипотеза, что они, возможно, осознаны малышом. Словарь семимесячного ребенка скромен:

Д-ге – хочу в ванну

Ге – сменить памперс (поход в ванную)

Блю – люблю

А-ву – агу

Вай – дай

Агивва-аю – ожидаю внимания

Ма-ма (мама)

Ехи – ехай (пора ехать (в коляске))

И, конечно же, другие.

А я уже сегодня задаюсь актуальным вопросом – что же такое чтение? А что же это такое – в самом деле, и почему взрослые тетки и дядьки столь безапелляционны в своих (единственно верных) определениях?

Вот что показывает статистика, объединившая результаты нескольких исследований по теме.

В среднем малыш к школьному возрасту слышит 20 миллионов обращенных к нему слов. Дети, растущие в семьях с «разговорчивыми» и активно читающими родителями, имеют возможность услышать аж 35 миллионов слов, а трехлетки с «пассивными» в части чтения родителями (не любящими читать) – меньше десяти миллионов. В этой связи логично предположить, что сколько родители дали, столько ребенок и получил: средний трехлетка знает около 700 слов, словоохотливый – 1100, а дитя родителей-молчунов только пять сотен.

Какая связь с чтением? С позволения сказать – прямая. Воспитательница в саду не успеет выговорить вашему чаду то, на что вы не нашли время или желания в первые три года его жизни. Поэтому тезис «читают взрослые – читают и дети» (И.И. Тихомирова) подтверждается практикой.

И в заключении, хотел бы выразить еще одну родительскую мысль. К примеру, в магистратуре «Социально-педагогические аспекты развития культуры чтения» (в РГПУ) из обучения детей чтению делают фетиш. На мой взгляд, очень зря. Ведь чтение вместе с ребенком – это естественное продолжение общения. Общение, коммуникация среди людей – нормальный (если предполагать, что в этом мире вообще существуют нормы) процесс. Отсюда – в гармонично развивающихся семьях чтение с ребенком даже сегодня скорее норма, нежели что-то экзотическое.

Разумеется, воспитывать детей надо с применением комплекса разносторонних методов, ведь с учетом индивидуальных особенностей ребенка нам доподлинно неизвестно – какой из них в его душе отзовется. Так (при желании) ходят с ребенком в храм, так – разными путями – учат его чтению.

Делитесь тем, что вы читаете своим детям, и о чем говорите. Вечером возьмите любимую книгу, и почитайте вместе с ребенком. Помочь в этом процессе могут красочно оформленные, захватывающие внимание ребенка книжки, увиденные мною в соседней Финляндии и затем здесь, в библиотеках России. Они выпущены в 2007–2010 годах и уже прошли на нашей почве столь необходимую экспертизу временем; наших детей не пугают «иностранные» имена авторов и героев, как когда-то – во времена моего детства – в ХХ веке нас не пугало творчество замечательного Джанни Родари.

Федор Конюхов, побывавший во многих странах мира, думает о книге так: «Книги были, есть и будут. И через сто лет, и через двести, и через тысячу. Они изменятся – станут другими, только слово останется тем же. Сейчас не открывают материки или острова. Но ты открываешь свою духовность».

Как показывает практика (эмпирика) детей «цепляет» или отталкивает не страна происхождения героев, авторов или сюжета, а интересный или неинтересный язык, которым через книгу автор общается с весьма пристрастным ребенком. Наши дети в данном конкретном случае пристрастны, сами того не ведая, выступают в роли чуткого индикатора качества: плохие книги вы их читать не заставите.

А хорошие – способствуют тому, чтобы у ребенка возникло делание научиться читать самому (просто так это желание необоснованно, зачем – ну почитают же тебе, если очень попросишь) и совершенствоваться в этих очень важных для развития навыках.

Глава 2. Чтение перед школой

Сегодня проблема нечтения детей стоит особенно остро. Агенты влияния на наших детей – сверстники, социальные сети (Интернет) массмедия с их рекламными кампаниями (СМИ, в том числе телевизор), родители и учителя. Где-то за пределами этой цепочки – библиотекари. К этому можно относиться по-разному, но в реалии дошкольного или подготовительного возраста взросления ребенка прерогативы расставлены именно так. Тем не менее, есть дошкольники, которые читают, развиваются, совершенствуются, и есть дети, которые искренне считают, что без всего этого тоже можно безбедно прожить. И те и другие дети находятся рядом с нами, в большинстве своем они «не изолированы» в монастырях или особых школах с эффективными методами развития. Значит разумно предположить, что на детей – в части приобщения к чтению – все-таки можно влиять. О некоторых приемах и методах, позволяющих это сделать без особых затрат в обычных «не тепличных» условиях, расскажу далее.

2.1. Вариативность способов приобщения к чтению

Второй возраст чтения

В 5–8 лет наступил период настоящей непоседы. Ей интересно все, в том числе и книжки «про мальчиков». Маленькая естествоиспытательница уже заметила: девочки отличаются от мальчиков и активно, хоть и весьма робко, обсуждают волнующие проблемы в своем кругу, задают вопросы родителям. Нашей дочке я всегда несколько подыгрывал (хотя мне это доставляло немыслимое удовольствие). В библиотеке и дома я говорил ей: «обрати внимание, какая красивая обложка у книги, наверное, внутри еще более интересные иллюстрации». Разъяснял особенности мягкого и твердого переплета, приводил в пример некоторые «заслужившие» хорошую репутацию издательства. На природе: «Посмотри, какое красивое небо сегодня! Какой цвет тебе это напоминает?». Тем самым старался заинтересовать дочку новыми формами и окружающими ее вещами. И вот что я заметил еще давно: при таком подходе в дочке развилась большая смелость к самостоятельным шагам, экспериментам, предположениям, выводам, то есть ее удалось заинтересовать. Мне представляется, что именно заинтересованность (пытливость) в чем-либо является первопричиной и базисным элементом дальнейшего развития творческой личности. Сейчас у нее так же волнующий период.

Приемы эмпатии и символов в обучении чтением

Очень удобно в семье использовать прием эмпатии. К примеру, при помощи наводящих вопросов папы ребенок входит в роль собаки, которая «яростно лает, припадая на передние лапы… », или в роль «взъерошенного котенка, у которого шерстка приподнята кверху». Папа и сам может немного полаять, что, поверьте, доставит ребенку огромное удовольствие.

При запоминании прочитанного текста некоторые слова можно заменять соответствующей буквой или оставлять крупно напечатанными. Символическая аналогия также позволяет записать целое предложение на одной карточке. К примеру, «скачет зайчик по стене и подмигивает мне».

Потратьте полчаса вашего драгоценного времени и нарисуйте все стихотворение символами вместе с ребенком. Это научение малыша в игровой форме.

Потребуется нарезать равные отрезки картона (или бумаги), квадратиками 15×15 см; это и будут ваши карточки. Фломастером рисуйте каждое действие. Скачет (двумя изогнутыми вверх стрелками направленными вправо) зайчик (на другой карточке круг и уши) по стене (несколько кирпичей в шахматном порядке), и подмигивает мне (на одной карточке раскрытый глазик с ресничками и просто полоска как брось – иллюстрирующая закрытый глазик). И так далее по каждому действию. Разобрав все стихотворение целиком, передайте нарисованные карточки ребенку. Теперь он не забудет стихотворение очень долго, и будет помнить его наизусть, что, время от времени, конечно же, надо спрашивать. Таким же методом удобно учить наизусть и более сложные вещи, к примеру, стихи к приходу Деда Мороза или выступление на детском празднике. Причем даже во взрослой жизни метод нельзя сбрасывать со счетов. Поэкспериментируйте, ведь все мы «большие дети».

Дочка была еще в детском возрасте, когда мы старались развивать и корректировать способности к символизации.

Поскольку одним из значимых новообразований детей дошкольного возраста является сформированность представлений о себе как о физическом и социальном субъекте и способность к знаково-символическому опосредованию, это помогает в решении творческих задач, в сложных эмоционально-насыщенных ситуациях, при смене ведущего вида деятельности в будущем. Теперь, когда дочке 12, полученные в детстве и впоследствии развитые навыки хорошо заметны в классе.

Карточки–символы характеризуют каждую часть и дают возможность не упустить главную мысль произведения. Не забывайте проигрывать слова-действия и слова– определения. Для пересказа среднего по величине текста символами можно выделять главные опорные слова. Очень длинный текст удобно пересказывать по схеме– плану. Применяя графическую аналогию, мы учим детей умению видеть самое главное (так называемый прием «свертывания»). Игра и рисование являются своего рода упражнением в символическом представлении заместителей реальных предметов. В игре ребенок открывает знаковый смысл предмета-заместителя, а в рисовании – знаковый смысл графических построений. При составлении карточек-символов, обозначающих действия, признаки предметов или состояния (весело, яростно, жалобно), для полного понимания необходимо поиграть, воспроизвести действие на эмоционально-жестовом уровне.

Обговорите, обыграйте с малышом нарисованные картинки-изображения, чтобы дети убедились сами и убедили вас, какая карточка – что обозначает.

Затем покажите карточку и спросите: «На что это похоже?» Ответы могут быть разными, но главное то, что развивается детское мышление и тренируется память. Кроме того, карточки удобно и дорисовывать, превращая один символ в другой. К примеру «мяч» можно сделать «солнышком» добавив к нему лучики по окружности. Но, еще совет, старайтесь, чтобы эта идея пришла самому ребенку, а для этого спросите его, как из мячика сделать солнышко. А потом подскажите – чтобы солнышко светило!

Вот и родился новый символ. Пусть малыш сам нарисует его, и обязательно похвалите свою кровиночку; это архиважно!

А затем спросите, почем она нарисовала именно так и что обозначает каждый значок. Если пойти дальше, то нарисованные символы можно превратить в раскраску, ничем не уступающую готовые шаблоны, продающиеся в книжном магазине.

Когда в тексте встречается много слов, принадлежащих к одной части речи, заинтересованный папа может вести такую работу с символикой: выставить ряд карточек, и дочка (или сын) по ходу текста из множества предложенных выбирают нужную.

Применение карточек-символов, разумеется, требует учета возрастных особенностей. Но метод этот проверенный и эффективный, возможно в каждой семье он будет так или иначе трансформирован, это не плохо. Не должны же быть в точности одинаковые дети. Они разные, как и родители. Этим я хотел дать вам импульс, чтобы вы сами почаще что-то придумывали, изобретали, не самое плохое занятие в мире.

Проблемы дошкольного возраста

О том, что прививать интерес ребенку к чтению следует с самых ранних лет (2–3 года) мы уже поговорили в первой главе.

Это то время, когда зарождается будущий характер малыша – то время, когда еще можно его скорректировать, изменить. Именно в это время необходимо всеми силами стараться сохранять полную семью, обрушение которой в этом возрасте для малыша критично, и может привести к непоправимым последствиям в будущем. Имея ввиду полную семью, я говорю о гармонии взаимоотношений обоих родителей с ребенком и в частности максимальное внимание к нему (рассказы, показы, комментарии, ответы на вопросы, развивающие игры, «сказочки-недосказочки»). В этой же когорте необходимых условий успешного обучения ребенка обязательным условием является чтение с выражением. Для ребенка такое чтение – еще одна составляющая игры, перевоплощения, знакомства с внешним миром. А самое лучшее обучение детей – именно в процессе игры, ненавязчиво и доходчиво.

Да, любимым жанром дошкольника и младшего школьника в частности является поэзия. Но читать с выражением нужно не только стихи, но и прозу. В разные периоды взросления у ребенка просыпается интерес к разным стихам, например, в 3–5 летнем возрасте ребенка интересуют короткие четверостишья, «… все равно его не брошу (Мишку), потому, что он хороший». Или, например, такая считалка про котят:

Раз-два-три-четыре-пять.
Мы идем котят искать.
Раз – котенок за диваном,
Два – котенок под столом,
Три – котенок за буфетом,
А четвертый за углом.
Где же пятый не видать
Пятого идем искать.
Нет котенка за диваном,
Нет котенка под столом,
Нет котенка за буфетом,
Нет его и за углом.
Не нашли его нигде…
А водить теперь тебе!

В 5–8 лет другие: «жил отважный капитан, он объездил много стран, и не раз, он бороздил океан… » (Лебедев-Кумач), под влиянием улицы – третьи:

«… Эни бени рики факи,
Турба урба сентебряки?
Деу, Деу, краснодеу, БАЦ!»

Эти данные мною взяты из собственного опыта воспитания дочери.

Или:

«… по-ка, по-ка по камушку мы школу разберем, директора зарежем, учителя убьем».

Если не привить в раннем возрасте ребенку навыки выразительного чтения стихов, то, не исключено, что он и в юности не сможет с выражением читать лирику, так важную молодым людям и девушкам в их непосредственном общении.

Разве можно читать стихи Пушкина без выражения: «Татьяна у окна стояла, на стекла хладные дыша, задумавшись, моя душа, прелестным пальчиком писала на отуманенном стекле заветный вензель – О да Е».

Теперь попробуйте прочесть эти строки монотонно.

Одним из признанных методов является обучение правильной постановке дыхания при чтении стихов. А также то, что взрослый (родитель, воспитатель) должен обучить ребенка ассоциативному мышлению и актерскому перевоплощению.

2.2. Выявление личностного интереса со стороны родителя или Почему они читают без выражения?

Довольно много детей не связывают с употребляемыми словами никаких реальных представлений. Они слышат и даже повторяют слова, которые не имеют для них никакого содержания. Они знают название предметов, не зная самого предмета, или связывают с этими названиями совсем не подходящие представления. Например, очень много детей не связывают правильных представлений с названиями некоторых цветов. Один ребенок никогда не бывал в больших городах, другой не видел деревни с ее прекрасными полевыми цветами. Один – всю жизнь провел в жарком климате и не видел снега, другой не знает, как растет виноград, и зреют ананасы.

Чтобы понять смысл слов, необходимо воспроизвести в сознании ребенка пережитые ранее душевные состояния. Слова мама, радость, горе, тревога, страх, стыд  только тогда могут считаться понятыми, когда при восприятии их действительно являются воспоминания о пережитых состояниях радости, горя, тревоги, страха и стыда. Чем разнообразнее были пережитые маленьким чтецом чувства (чем богаче эмоциональный опыт), тем легче ему понять и словесные выражения, к этим чувствам относящиеся.

Каждый человек до 5 лет гениален – так считали Л. Толстой, К Чуковский, С. Маршак.

Особо отмечу, что для ребенка, без естественного опыта пережитых состояний, чтение с выражением на первых порах дается не легко. Здесь нужна кропотливая работа взрослого наставника, регулярные тренировки, направленные на общее развитие малолетнего чтеца, и обучение его актерскому перевоплощению. Наиболее выдающиеся чтецы (мы часто называем их талантливыми) – это, в первую очередь, хорошие актеры.

Одной из частых ошибок является быстрое чтение стихов ребенком , когда он «тараторит» слово за словом и все сливается в единый монотонный гул. Ни о каком выражении здесь речи быть не может. Ребенок торопится, давится, повторяя буквы с большой быстротой. Очевидно, здесь дело не в быстроте произношения, а в другом качестве переживаемого ребенком душевного поиска. Наблюдения за детьми, обучающимися читать, показывают, что как раз дети, не умеющие быстро «сливать буквы в целые слова», выразительно читают стихи лучше тех, которые умеют это делать, и что со временем, научаясь осмысленному чтению, дети начинают читать медленнее и выразительнее.

Прежде обучения выразительному чтению стихов (равно как и прозы) важно расспросить детей по теме стихотворения, например, видели ли они елку? Есть ли у них игрушки? Не знают ли, какие бывают игры? Видели ли барабан? Умеют ли бегать с обручем? И далее не стоит останавливаться перед действием. Можно при случае принести детям обруч и научить их бегать с ним. Только обогатив предварительно память ребенка необходимыми впечатлениями, можно надеяться достигнуть успешного понимания им читаемого текста. То же самое касается и чтения стихов наизусть.

Идеи и методы

Читающий дошкольник должен не только понимать прочитанное слово, но и живо представлять, ощущать его. Причем в процессе чтения понимание содержания, связанного с прочитанными словами должно происходить очень быстро. В одном случае в сознании маленького чтеца возникает определенный, более или менее яркий образ, в другом – какое-нибудь чувство, желание или отвлеченный логический процесс, в третьем – и то, и другое вместе, в четвертом – никакого образа и чувства, а только лишь повторение воспринятого слова или, другое слово, с ним связанное.

Так, например, слово «лес», может вызвать в сознании ребенка образ зеленых, шумящих деревьев, поющих птиц, голубого неба, запаха смолы и земляники, чувство успокоения, радости или страха, желание побыть в лесу, образ муравья, зверя, грибов, представление ряда других слов, связанных по ассоциации со словом «лес»: «лесной», «леший», «полез» и других.

Пример, «Верблюд решил, что он жираф, и ходит, голову задрав, у всех, он вызывает смех, а он верблюд, плюет на всех». Нужно научить ребенка жить (на время) и чувствовать себя этим героем (верблюдом, жирафом).

Пробуждение у дошкольников интереса к выразительному чтению

Основа пробуждения интереса к чтению детей – основная задача всех взрослых, в частности родителей и библиотекарей. Воспитывая свою дочь (9 лет) мне приходится ежедневно сталкиваться с проблемой привития ей интереса к чтению. Еще 4–5 лет назад моя девочка просила почитать ей не только перед сном, но и днем, также, практически в любое свободное время. Ребенку нравится, когда ему читают вслух. Особенно, когда читают с выражением.

Любой наблюдательный взрослый при желании увидел бы то же самое. Я не раз смотрел на дочку во время чтения сказок и детских рассказов. Во время моего чтения девочка очень внимательна, в ее глазах явно фиксируется мыслительный процесс, сопереживание. Она часто прерывает меня (особенно, если рассказ для нее новый) и задает уточняющие вопросы. Если рассказ уже прочитан ранее, ребенок иногда перебивает меня и самостоятельно продолжает дорассказывать то, что ей известно. Причем, сама того не замечая, она делает это с выражением, поскольку неподдельно переживает за героев и, как бы сама живо участвует в сценарии рассказа.

После чтения перед сном она засыпает счастливая и спокойная. Уверен, что днем или вечером, когда родителей нет дома, она сама возьмет книгу в руки. Сначала будет рассматривать картинки, иллюстрации, потом читать. Этот практический метод я отмечаю, как действенный и достойный дальнейшего изучения.

Как закрепить результат

Чтобы чтение и интерес к книге маленькой взрослеющей личности в возрасте 4–6 лет не потерялся мы стремились закрепить результат.

Во-первых, постарались, чтобы дочь ходила в библиотеку с нами, в тот период взросления, когда она еще посещала детский сад.

Ей боязно находиться одной в незнакомом месте, спокойней и увереннее дочка чувствовала себя с папой или мамой. Мы это поняли и, перед походом в «храм книги» рассказали ей в игровой форме о необычной книжной стране, где существуют интересные города, поселки с названиями книг и журналов. Первые посещения библиотеки с ребенком младшего возраста не должны быть длительными, утомлять непоседу.

В читальном зале мы проводили всего 15–20 минут, во время которых полностью посвящали время дочери – брали для нее детские сказки, которые тихо читали вслух, почти шепотом, и вместе смотрели картинки. Уже очень скоро сказок оказалось недостаточно по двум причинам.

Во-первых, сказки у нас есть и дома, и в этом смысле библиотека не дала чего-то не изведанного, во-вторых – и здесь огромное спасибо библиотечным работникам – дочь обратила внимание на красочно оформленные стенды, выставки книг, полки с журналами.

И… попросила именно их, выбирала сама. С разрешения библиотекаря, и под нашим контролем, интересующие книжки с выставочных полок были выданы дочке и рассмотрены.

Так мы открыли еще в дошкольном возрасте для нашей девочки библиотеку.

Особенности чтения в «детсадовском» возрасте

Как сделать чтение интересной игрой, а не скучным времяпрепровождением? Экспромт – хорошо, но продуманный план во всем, что касается заботы о детях лучше.

Когда Анютке было 5 лет, ее отклики на сказки и стихи были другими. Вспоминается ее любимое в то время стихотворение «Рыболов».

За город начал рыбак собираться –
Удочку взял,
Чтобы рыбу ловить,
Взял дождевик, чтобы им укрываться.
Взял самовар,
Чтобы чай кипятить.
Взял он кровать, чтобы спать на кровати.
Взял он ковер,
Чтоб на нем загорать.
Взял он дрова, чтоб ему не искать их.
Взял чемодан,
Почему бы не взять?!
Взял керогаз,
Полотенце,
Мочалку,
Книги,
Журналы,
Кресло-качалку,
Лампу,
Ружье,
Сапоги, одеяло.
Взял он собаку,
Чтоб все охраняла.

Ровно две тысячи
Нужных вещей
Стал он укладывать в лодке своей.
Лодка качнулась,
Воды зачерпнула,
Перевернулась,
И в миг утонула.
Ровно неделю потом
Из реки
Вещи вытаскивали
Рыбаки,
И говорили:
– Послушай, чудак,
Ты кто угодно,
Но не рыбак.
Ведь для хорошего
Для рыбака
Удочка только нужна
И река!

Поскольку сам я рыбак заядлый, то дочка не упускала случая, чтобы не привести мне в пример этот стишок. При этом, позволяя ей контролировать свой вещмешок (все ли необходимое взял, и нет ли в нем явно «лишнего» и ненужного на рыбалке), я каждый раз просил ее рассказать наизусть это стихотворение. Дело доходило до того, что текст мы «раскладывали на голоса» и часть стиха декламировал я сам (естественно с выражением), бОльшую часть дочурка, а в конце, когда идет прямая речь со слов «Послушай, чудак… » декламировала уже моя жена. В некотором роде «два в одном» – практическое семейное чтение и веселое провождение времени. Шутки – шутками, а как вариант обучения чтению с выражением, я бы данную историю не исключал.

Таких любимых стихотворений у нашей Ани множество.

2.3. Рекомендательный список для чтения перед школой

Маялуома М. Папа, когда придет Дед Мороз? / Маркус Маялуома; пер. с финского Е. Тиновицкой. – М.: Самокат, 2008. – 36 с.

Тина Нопола, Мерви Линдман. Сири и ее новые друзья. – М.: Открытый мир, 2002.

Тина Нопола, Мерви Линдман. Сири и радость третьего этажа. – М.: Открытый мир, 2007.

Успенский Э. Красная Рука, черная простыня, зеленые Пальцы/ предисл., сост.: Успенский Э., Усачев А. – М..: Экономика, 1992. – 287 с.

Имаи А. Приключения Честера. – М.: Клевер-Медиа-Групп, 2011/ – 24 с.

Теллеген Т. Приключения В. Швыршвырма. – М.: Захаров, 2008. – 144 с.

Шаров А. Приключение Еженьки и других нарисованных человечков. – М.: Издательский Дом Мещерякова, 2010. – 80 с.

Уильямс М. Плюшевый заяц или как игрушки становятся настоящими. – М.: Розовый жираф, 2011. – 48 с.

Глава 3. Чтение младшего школьника

3.1. Вместе читаем и обсуждаем

Илья Репин написал «Бурлаки на Волге».

К нему подошел министр путей сообщения:

«У нас давно корабли ходят».

Как сделать чтение привлекательным занятием

Сначала скажу крамольную вещь: литература превращается в сферу услуг, и эта тенденция уже состоялась. То же самое происходит в образовании. А дальше работают рыночные механизмы: спрос-предложение, конкуренция между проектами и издательствами, количество которых, к слову, продолжает расти. Услуги в сфере литературы взаимоориентируются в ответ на запросы потребителя, который определяет разнообразие, содержание и формы подачи материала.

Тем не менее, до сих пор я встречаю очень много людей, которые не хотят и не умеют читать. Упала общая грамотность. В условиях, когда можно купить все, включая диплом и должность, грамотность и развитие личности перестало быть главенствующим фактором. В конце концов, все всегда зависит от самого человека: кто захочет читать – тот найдет – где и что. И кто хочет развиваться – тот читает соответствующую литературу. Эту идею могли бы взять на вооружение все институты современного гедонистического общества, включая и библиотеки. Но… захотят ли, не знаю.

А детство – период уникального сознания и осознания, сочетающего постоянный эксперимент в постижении мироустройства, мифотворчество и разрушение мифа, абсолютность чувств и переживаний. По определению В. В. Головина, д.ф. н, профессора зав. кафедры «Детской литературы» ГУКИ (Санкт-Петербург).

Сегодня литературный процесс не претерпевает сколь угодно значимых трансформаций. Детская литература также, как и в XVIII–XX вв.:

  • Расширяет жанровое и сюжетное пространство;
  • Включается в модернисткие и постмодернисткие течения: новые книги, изначально для детей не предназначавшиеся;
  • Наряду с удачными, полна неудачных литературных опытов, один из которых

– преодоление резонерства.

С детским чтением также не наблюдается кардинальных изменений, хотя информативное чтение в общей структуре детского чтения занимает все большую роль. Поэзия становится более «девичьим чтением». В добавок к сказанному, трансформируется читательский репертуар, доля хрестоматийных авторов снижается.

Когда я описывал некоторое время назад в Первое сентября педагогический прием по перестановке текста и целых абзацев, совершенно не мог предположить, насколько живо затронет тема некоторых моих коллег. Особенно жаркие дискуссии случились в части выбора для примера… книги Эдуарда Успенского. У родителей и педагогов возникла по отношению к этой книге несправедливость: проекция себя на содержание детской книги. Некоторые учителя начальной школы, вместо того, чтобы понимать и принимать позицию ребенка, начинает эти книги читать в силу своего опыта. А у известного автора из замечательного города Егорьевск, что под Москвой – там – дети… Нигде не сказано ни одним словом о том, что они развлекаются. Почему я так обстоятельно могу цитировать эту книгу – у меня история отношений с ней давняя, когда-то со своими детьми мы провели первую экспертизу и разговаривали с другими родителями о том, нужна ли эта книга. Дети двумя руками «за» такие «страшилки». Им не хочется спать. Хотя почтительно соглашусь в том, что нельзя сказать за всех детей. Поэтому выявленная позиция взрослых по отношению к современной детской книге, к детскому чтению – вот еще одна проблема сегодняшнего обсуждения. Конечно, «у каждого его путь прям». Игра ли это, у ребенка, или это постижение себя?.. Потому что ребенок – это не актер, он не перевоплощается.

В соответствии с множественным подходом к проблеме (культуры и воспитания через книгу), разумеется, могут быть различные предпочтения у детей – как в разных семьях, так и в разном возрасте. Это нормально (притчи о любви, сострадании) и хорошо, когда получается уйти от влияния неудобных внешних факторов, воздействующих на ребенка вне семьи. Вообще, к воспитанию детей в благости надо стремиться всем… Безусловно.

Но в XXI веке, как и еще в XIX веке, педагогическая цензура с разной активностью работала и работает против «Приключений барона Мюнхгаузена» и подобных книг, где многое противоречит «нормальному» развитию мышления ребенка. Если над взрослой литературой стоял «Главлит» и идеологическая цензура, то над детской литературой стояла еще и педагогическая цензура. Детской литературе жутко не повезло. Знаменитый Афанасьев издавал сказки, цензоры вмешивались в творческий процесс, запрещали употреблять слово «кобыла» (можно– жеребец, лошадь).

Будем ли мы сегодня использовать детскую литературу, детское чтение, детскую книгу как источник манипулирования ребенком, и просто «прикручивание его к стулу»?… Ребенок свободен в своем чтении.

Ясна позиция большинства родителей, которые выбирают ту или иную детскую книгу. Они подразумевают, что ИХ выбор чему-то научит его ребенка, не просто «модно» развлечет его. Но за два прошедших в истории детской литературы века у нас практически не существовало детской «книжной» моды.

В Государственном университете культуры и искусств (что я в свое время закончил) даже кафедра называлась не кафедра детской литературы, а кафедра руководства детским чтением. Руководство чтением существовало, а литературы детской как бы и не было… Кафедра эта занималась проблемами детства в широком смысле слова, детской литературой, феноменологией детского чтения, осмыслением феномена детской библиотеки, литературоведческими и фольклористическими исследованиями.

К примеру, самая динамично развивающаяся сфера сегодня – это коммуникация. С другой стороны – современные дети испытывают коммуникативный голод. Они могут писать друг другу СМС-ки или электронные письма – посредством КПК или ПК, находясь в одной комнате. Хотят считывать эмоции с человеческого лица, но не научены этого сделать – без помощи электронных устройств-помощников. Поэтому сегодня детская книга – это искусство диалога, прежде всего родителя с ребенком. Если предполагать, что эта мысль станет главенствующей и толерантной относительно иных методик воспитания ребенка (подростка) тогда вокруг не будет вредных книг. Но будет детская мода на книги, как к примеру, сегодня существует мода на детские детективы (к слову, ими зачитывается моя 10-ти летняя дочь, ученица обычной петербургской гимназии). И эта детская мода сама расставит все точки над «i», непопулярная детская литература просто станет невостребованной, читатели проголосуют рублем.

Все законы жанра (педагогики) кричат нам: что запрещается, то и хочется как раз попробовать. Если есть родители, учителя, библиотекари, которые могут все объяснить, которые могут рассказать, дать другие варианты этих книг – пусть существует альтернативное мнение. Детская литература – это, прежде всего, литература. Воспитательные функции у педагога, а у литературы функции другие: она свидетельствует о культурном опыте поколений – художественный текст, особенно детский, должен мягко воспитывать. В детской литературе должна быть шалость.

Что должно быть запрещено в детской литературе? На мой взгляд, ничего запрещено не должно быть, ибо в литературе автор творит подлинную детскую книгу, он обращается не только к конкретному ребенку-читателю в настоящем, но проецирует детские планы на будущее – творит художественную ценность, прошедшую редактуру.

Было время, когда запрещали книжку С. Я. Маршака: «Дама сдавала в багаж: диван, чемодан, саквояж, корзину, картину, картонку и маленькую собачонку»? Здесь же фраза «за время пути собачкам могла подрасти» – логично завершала поклеп на советские железные дороги. Еще вспомните стихотворение про елочку и зайчика: «раз, два, три, четыре, пять – вышел зайчик погулять». Потом, охотник его убивает, а далее, уже в детское переделке, принесли его домой, и… оказался он живой. Принесли его в больницу – он украл там рукавицу. И так далее, и тому подобное: «эни-бени-рики-факи-турба-урба-сентебряки-деу-деу-краснодеу-БАЦ!!!».

Дети сами формируют моду в своей страте – с любым фольклоризированным текстом делают то, что хотят сделать. Поиграют – и смерть не страшна, и похулиганили в конце – заяц начал воровать. А иные – найдут ведь в литературе то политику, то историю, то секс, то что ж с того? Давайте запрещать детскую литературу?

И вот что лично мне стало интересно (и не только на примере Эдуарда Успенского как автора книг для детей) – если проследить историю многих детских писателей, мы увидим, что… не у всех у них есть дети. А у некоторых, к примеру, популярного ныне Михаила Яснова – нашего современника – сын был уже взрослым, когда папа стал писать… Вспомните Николая Носова, Виктора Драгунского, а еще ранее Антония Погорельского (настоящее имя А. Перовский) – «Черная курица… » – никто из них не был отцом большой многодетной семьи. Хочет ли кто-нибудь порассуждать на эту тему – почему писатель пишет о детях и детстве – скорее воображаемом, нежели реальном?

Для настоящего литератора как лица, склонного к вымыслу – в хорошем смысле этого значения – абсолютно не важно наличие (и количество) собственных детей. Что мы все и видим на практических примерах (конкретных семейных историях). Могу даже предположить, что сама природа дает таким авторам компенсацию в виде литературного приложения своих идей – за малочисленность детских ассоциаций (опыта) в собственных семьях. Такое бывает. Качество книг для детей не зависит от собственных детей. Хотя, конечно же, в нашей семье мы используем весь свой опыт воспитания, слава богу, что он есть и динамично развивается. Не только мы учим детей, но и наоборот.

Родительский пример: не бойтесь вдохновлять оригинально

Богатство мира состоит именно в оригинальных людях.
Благодаря им и их творениям мир есть мир, а не пустыня.

Томас Карлейль

Однажды, году эдак в 2008 проректор ГУКИ (Санкт-Петербург) Ю.П. Подболотов при откровенном разговоре со мной на тему образования и развития (за что ему большое спасибо!) с неким вызовом сказал, что «это все вам надо, молодой человек; у меня уже все есть». И вы не поверите, я захотел «это все иметь», я захотел стать профессором Подболотовым, хотя, как показала практика, вполне комфортно творить и под настоящей фамилией.

В части проблемы мотивации читателей и чтения существует почти та же аналогия. С одной стороны (сталкивался с явлением в нескольких аспектах, в том числе занимаясь краеведением в Верховажском районе Вологодской области) люди не демонстрируют свои лучшие качества, ибо не осознают их важности и востребованности в современном гедонистическом обществе – «так ведь по телевизору ж это не показывают».

Действительно, в настоящее время нет волевых решений на правительственном уровне в части активной (обращенной к людям) рекламы чтения и книги. В частности, обыватель не видит рекламные плакаты (и иные примеры) с явственным посылом о пользе чтения. На государственном уровне до сих пор – судя по всему – не считают проблему нечтения угрожающей культурному здоровью нации (ремни безопасности в автомобилях и слабая дисциплина водителей на дорогах, оказалось, действительно угрожают генофонду – очевидно поэтому им уделено первоочередное внимание). Нечитающие граждане, как следствие, тоже считают культуру чтения и его важность для развития гармоничной личности – необязательными. Это огромное проблемное поле, на котором ежедневно трудятся библиотекари и неравнодушные к проблеме педагоги. Но как далеко они готовы зайти?

К примеру, в п. 17 утвержденной программы (план мероприятий) Российской ассоциации чтения на 2012 год написано: «изучить опыт Санкт-Петербургского госуниверситета по созданию магистратуры по проблемам чтения. Содействовать открытию подобной магистратуры в Челябинской государственной академии культуры и искусств, МГУКИ, педагогических университетах страны (2011–2012 гг)». Замечательно. Изучили. В РГПУ (Санкт-Петербург) создали магистратуру «Социально-педагогические технологии развития культуры чтения»; она выдержала уже второй выпуск. Но сама программа оставляет желать лучшего: воз и ныне там, ибо нет четкого понимания не столько педагогичеких, сколько психологических факторов влияния на читательский интерес.

Коли мы, мнящие себя специалистами в детском чтении, желаем воздействовать на ребят с целью приобщения к чтению – надо научиться выявлять их личностный интерес и мотивировать через него. Законы развивающегося рынка гласят, что нужно продавать не книги, и даже не услуги, а стиль жизни, чтобы люди захотели купить то, что уже есть у вас. То же касается и детского интереса. Дети хотят иметь то, что есть у взрослых. Не секрет, что у взрослых много чего есть… но в данном случае речь пойдет о том, чего становится все меньше – о вдохновении.

«Татьяна у окна стояла на стекла хладные дыща…
Задумавшись. Моя душа, прелестным пальчиком писала
На отуманенном стекле
Заветный вензель «О» да «Е»

Вдохновляет? Пожалуй…

Его, за небольшим исключением интеллектуальных вкраплений в общей социальной страте, почти не осталось. Поэзия не в моде. Романтика не в чести. Те же законы рынка диктуют: надо заработать любой ценой, в том числе ценой собственного свободного времени, времени, которое необходимо лично  потратить на развитие своих детей.

Вдохновлять – это значит, по определению Толкового словаря русского языка побуждать к каким-либо действиям, поступкам; воодушевлять. Вдохновение является тем состоянием, когда с предельной мощью раскрываются все творческие возможности личности; «бьют ключом» все источники энергии; разум, воля, воображение, фантазия как бы устремляются в одном направлении, подстегивая, и стимулируя друг друга.

И хотя поэтам принадлежат самые красивые слова о вдохновении, о моментах их особо радостного общения с музами, вдохновение нередко осеняет и библиотечного работника. Среди библиотекарей всегда были и есть люди, готовые по зову сердца прийти на помощь как гражданам, так и общественным объединениям. И вот этот энтузиазм надобно использовать – вдохновлять!

Полностью соглашусь с Чайковским: «Вдохновение не приходит к ленивым». Кто больше работает, тот чаще испытывает бурный прилив сил, именуемый вдохновением, и в этом смысле великие творческие личности находятся в лучшем положении, как все истинные труженики.

Художественное вдохновение писателя (поэта), хорошо мне знакомое, много лет назад прекрасно определил Гегель, «… заключается именно в том, что поэт полностью поглощен своим предметом, целиком уходит в него и не успокаивается до тех пор, пока он не придаст художественной форме законченный, отчеканенный характер».

Вспомню также авторитет композитора И.Ф. Стравинского; он написал: «Профан воображает, что для творчества надо ждать вдохновения. Это глубокое заблуждение. Я далек от того, чтобы совсем отрицать вдохновение. Напротив, вдохновение – движущая сила, которая присутствует в любой человеческой деятельности… Но эта сила приводится в действие усилием, а усилие – это и есть труд». А что мы имеем там, где вдохновения нет?

В нашей, коллеги, «системе» полно людей, которых так и хочется назвать случайными. Они есть почти в каждом коллективе. А где-то их количество даже зашкаливает за все возможные границы. Это стало нормой; тем, что нужно улучшать.

В 1–4 классах начальной школы книга – пока еще желанная «добыча»

Так считаю не только я, но и многие педагоги начальной школы и школьные библиотекари.

Собрав группу «энтузиастов» (самых нечитающих, но очень активных детей и действительно заинтересованных родителей), мы отправились в одно из недальних издательств. Естественно, по предварительной договоренности. Чтобы ребят встречал специалист. Чтобы были выставлены на стеллажах или полках подходящие книги.

Сначала мы все, независимо от возраста, просто «ухнули» в эти книги. Собирали их стопочками: это – для себя, это – для класса. И вот какая странность обнаружилась. Дети купили для себя в основном те книги, которые уже были прочитаны в классе раньше. Причем друзья покупали одинаковые книги. На те невеликие капиталы, которые выделила семья.

– Зачем? Вам надо купить разные книги, чтобы потом меняться.

В ответ удивленный взгляд: взрослый, как всегда, главного не понимает. Важно, чтобы любимая книга была только твоей! И так здорово сидеть рядом с другом и читать точно такую же книгу.

Вернулись в школу «энтузиасты» – как с удачной охоты – с добычей, с коробками, пачками, сумками… Книга из учебного предмета, порой довольно непривлекательного, незаметно превратилась в желанную цель.

Как-то так получилось, что в классе образовались две полки. На одной – энциклопедии, многочисленные «Все обо всем». Подобные книги нарасхват шли в прошлом десятилетии. Информация, иногда нужная, часто бесполезная.

А на другой полке новые книжки – о каждом человеке в отдельности, о его чувствах, об отношениях с другими людьми.

Именно о том, чего мы все ищем в книгах.

Третий возраст

В завершении 11-го года жизни девочка стала снова беспокойной – пришла пора бурного роста и полового созревания. Признаки не скроешь: явное изменение поведения: девушка легко утомляется, часто уединяется и становится более молчаливой (чем прежде) и «задумчивой», как будто бы ее посетила вселенская грусть. Наметилась склонность к беспричинной смешливости, ярко выраженной чувствительности (когда ее обижает даже родительское слово, сказанное «невпопад»).

Смеяться наша дочка сегодня может практически от любого повода, даже если ей «показать палец». Но это совсем другой смех, чем, например, смех ребенка в возрасте 3–5 лет. С половым созреванием девчонки выказывают внешнее безразличие к сверстникам (которые несколько отстают в этом возрасте на 1–2 года). Однако, по тому, как наша Аня группируется с подругами, как обсуждает «секреты», становится ясно, что интерес к противоположному полу – одна из развивающих сил в подростковом возрасте.

В 11 лет мама становится лучшей подругой дочери, но и папа, при правильном подходе, не теряет авторитета. То, что можно спросить у мамы – спрашивается, то, что можно было бы спросить у папы – вычитывается в книгах. Но и для папы «интересный возраст» взросления дочери не повод самоустраниться за ширмой бесконечной работы и занятости. Чтобы понять это, опять же стоит посмотреть на интересы своей дочери в этом возрасте. И чтение, как одно из пристрастий вполне в этом поможет разобраться.

Посмотрите на ассортимент любимых книжек в арсенале вашей дочери. У нас на первом месте книги художественной литературы, классика Л. Н. Толстого, Ги де Мопассана, У. Коллинз, Стендаля, Тендрякова. Общее для этих книг – сюжетная линия, где явно прослеживаются отношения между девушками и молодыми людьми, мужчиной и женщиной, идеализация «принцев» и «принцесс». Девочка в 11–12 лет пытается идеализировать отца, и каждого (не только сверстника, но и взрослого мужчину) «сканирует» через призму идеала (папы). В психологическом плане подростковый возраст особенно важен, здесь нельзя оступиться. Кому из родителей это удается – надолго потом становятся для дочери близкими людьми не по статусу, а по ощущению таковых.

На втором месте, если допустимо такое разграничение, увидим книги практической направленности по теме «девочка-девушка-женщина», которые помогают лучше понять себя, свое предназначение в мире, физиологию, и, так или иначе, объяснить (помимо родителей и подруг) тайные пружины взаимоотношений полов. Эти отношения актуальны в любую эпоху и интересны каждому поколению в соответствующем возрасте.

3.2. Школьная практика и внеклассное чтение

Когда наша дочь пошла в первый класс, мы столкнулись с ярко выраженной тревожностью, причиной которой было непонимание учебного материала. Помощь взрослого необходима тогда, когда ребенок сталкиваются с проблемами, для решения которых у нее еще недостает собственных ресурсов (или проблемы находятся вне компетенции ребенка). Были моменты, когда дочь просто боялась делать некоторые шаги в обучении, в частности ее почерк оставлял желать лучшего, и она комплексовала из-за этого.

Мы с мамой смоделировали для дочери реальную ситуацию, и рассказали, как сами учились в первом классе, какие у нас были тетради-прописи, учителя и уроки. Иногда достаточно рассказать несколько эпизодов из собственного детства, подробно описав чувства, мысли и действия героев, значимых для ребенка событий.

Для первоклассницы важно рассказывать, что было в школе, на уроке. Мы проявляли заинтересованность в первых школьных шагах девочки, и это позволило в ранний период заметить, на каком уроке ей скучно, а какой – вызывает неподдельный интерес.

Внеклассное чтение здесь помогает как никогда. Оно отвлекает от надуманных проблем, переносят еще детский, по сути, организм в мир выдуманный, но мягкий, спокойный и безопасный. Дело в том, что в этом возрасте (6–8 лет) ребенок находится во внестатусном режиме: посторонние взрослые уже не считают его ребенком, полагают, что младший школьник должен учить уроки, заниматься в кружке, быть в школе, помогать по дому, но никак не играть. А ребенок (есть ребенок), он «не может все и сразу». По сути, для него школа – маленький стресс, и как бы не говорилось заученными фразами «я люблю школу» (или сад) – дома все равно лучше. Дома он может быть самим собой, ему комфортно и все знакомо (безопасно), рядом находятся любимые люди, за которых всегда можно спрятаться. Примерно тот же мир наша девочка увидела, окунувшись в чтение вслух. Это отвлекает от надуманных проблем, интересно и познавательно. Это мир игры, которой так не хватает младшему школьнику. Я думаю, что в книге дочь находит возможность играть, мечтать, действовать, сопереживать, не опасаясь непонимания взрослых, критики и порицания. Там она играет не таясь.

Беседы о прочитанном – не пустое времяпровождение

И не забывайте «проживать» вместе со школьником – спрашивайте его (ее) о прочитанном, что больше всего понравилось, что особенно не понравилось. В результате ответов ребенок не только совершенствует мыслительный процесс, тренирует память и развивает анализ, но и улучшает дикцию. В такой беседе внимательный родитель обязательно отметит для себя, зарождающиеся или развивающиеся черты «маленького» характера. И вот здесь есть реальная возможность стать своему ребенку ближайшим другом, сопереживая с ним и объясняя те или иные поступки героев книги детским языком. В этом, на мой взгляд, особенно важном моменте воспитания, кроется формирование стержня (принципов) характера будущего дееспособного члена нашего общества.

Как показала практика анкетирования и анализ родительских ответов, проведенная мною в период обучения в ГУКИ и РГПУ в различных школах и библиотеках, наиболее успешные дети вырастают из тех, чей характер формируется в период 2–5 лет из общения (объяснений) с родителями.

Важные факторы речевого развития и пересказывания текста школьника

Для понимания процесса речевого развития ребенка, связанного с навыками пересказа прочитанного ранее (беседы о прочитанном), обратимся к краткому исследованию речи ребенка в самом начале овладения языком. При передаче сообщения в мозг маленького человека вводится два вида информации: о предметах и явлениях действительности и о правилах языка, на котором подается сообщение. Последний вид информации вводится в неявной форме, так как правила языка применяются, но о самих правилах ребенку еще ничего не известно. Развитие речи есть не что иное, как введение в мозг ребенка языка в неявном виде, то есть «через речь». Слушая сказку на ночь, он не только запоминает слова, сочетания слов, предложения, интонацию, и даже тембр голоса, он улавливает аналогии в языке, связывает аналогии значений с аналогиями форм. Так, уже на ранних ступенях развития ребенок не только пользуется уменьшительно-ласкательными формами, но с помощью встречающихся суффиксов оценки сам образует их. Например, когда моей дочери говоришь «кошка», она пересказывая впсоледствии, говорит «кошечка».

Восприятие чужой речи опережает собственную речь ребенка: он начинает понимать речь взрослых несколько ранее, чем сам делает попытки говорить. Этот разрыв позволяет практически, на уровне «внутренних общений» усвоить простейшие правила языка, хотя ребенок не осознает их и не может сформулировать.

Факторы речевого развития ребенка общеизвестны:

  • потребность контакта с близким человеком, сначала эмоционального (гуление, лепет – у маленьких), а затем содержательного общения;
  • многолетняя тренировка произносительного аппарата, мозговых центров, аппарата аудирования, памяти – долговременной и оперативной, координирующих систем, а при развитии чтения и письма – зрительных и рукодвигательных систем;
  • потребность общения возникает в познании окружающего мира, служит основой не только овладения речью, но и всей учебно-познавательной деятельностью ребенка;
  • фактор речевой активности ребенка предполагает общую активность в игре и в социальной жизни, быстрые речевые реакции в диалоге, быстрый выбор слов, интенсивное построение фразы; впоследстивие о таком человеке наверняка скажут «коммуникабельный» и «за словом в карман не полезет».

Эти факторы формируют у детей чутье языка или языковую интуицию – автоматизированное неосознаваемое предпочтение в использовании общепринятых, продуктивных моделей языка.

Очень важно, чтобы эти предпочтения действовали в рамках нормативного, литературного языка, а не просторечия или ненормативной лексики.

Беседы о прочитанном предполагают пересказ текста ребенком «близко к тексту» и, как правило, осуществляется маленьким слушателем с удовольствием.

В повествовании излагается последовательность событий, текст имеет сюжет, действующих персонажей. Присутствующие в повествовании диалоги, описательные вставки, рассуждения (для доказательства или опровержения какого-то утверждения используются различные доводы, аргументы, примеры) помогают маленькому слушателю и чтецу делать выводы.

Поучительные истории

С чего начинать анализ прочитанной маленькому слушателю вслух книги? Начинать надо с банальных на первый взгляд вопросов: что такое хорошо, и что такое плохо. Кто по тем или иным причинам упускает эту возможность сближения с собственным ребенком посредством анализа прочитанной книги, тот предоставит в недалеком будущем приоритетное право воспитания «своего чада» улице. А потом удивляться будет некогда, впрочем, и удивляться, что «некогда» тоже не приходится, раз вовремя не нашлось времени на изучение души и стремлений ребенка. Ведь зная, к чему лежит душа маленького человека можно своевременно направить его «внеклассное» и свободное время (занять) в том русле, какое наиболее близко ребенку и в той профессиональной области, в которой он сможет в будущем достичь выдающихся результатов.

Бывает, бывает и наоборот. Родителям все время некогда. Или еще хуже, они подвержены пагубным привычкам. Ребенок растет как дикий ягель (мох), казалось бы бесконтрольно. А в результате получается удивительный, талантливый подросток, а затем и полноправный член общества. Поразительным образом такой ребенок берет от родителей лучшее, не замечая неприглядного, как бы растет «от обратного». Да, так случается, но все же этот вариант – скорее исключение из правил. В основном же успешные дети (переходящие во взрослых) – это результат титанических усилий родителей на ранней стадии развития.

К примеру, одна молодая мама в полноценной семье моих знакомых, закодируем ее «Х», работала ведущим специалистом в престижной сегодня организации «Атомпроект». Выдержав 1,5 года после рождения мальчика она, как и многие семьи, столкнулась с проблемой устройства в ясли. Карьера обещала быть головокружительной. Мама круто развернула свои профессиональные планы и поступила воспитательницей детского сада, не имея профильного педагогического образования. Ради ребенка. Под ее присмотром мальчик рос до школы. Она наблюдала за ним, его предпочтениями и интересами, испытала множество ситуаций, научилась быть рефери в детском споре, с помощью коллег и по материнскому наитию пришел педагогический воспитательный опыт, ко времени перехода в школу она поняла сильные и слабые стороны своего мальчика. У ребенка выявилась отличная память, находчивость (смекалистость), внимательность и… дикция. Все это время глава семьи «загибался как вопросительный знак» на двух работах, но поддерживал семью. В результате мальчика – чуть не сказал «отдали» – ужасное слово в воспитательном процессе, также как и «попался» (в контексте «муж плохой попался») – устроили в группу по углубленному изучению английского языка. В школе мальчишка с интересом осваивал язык, достигал отличных результатов, и к 6-му классу стал председателем Клуба интернациональной дружбы своей школы, потеснив многих старших детей и ровесников на вторые роли. Начались взаимные гостевые поездки по обмену школьниками, в том числе в США, где ребята жили в обычных семьях. Непосредственная практика с носителями языка, естественно, идет только на пользу. Не буду утомлять читателя дальше, перейду к промежуточным итогам: в 22 года после окончания ВУЗа подросток выиграл грант, и заключил договор на 3 года на работу в Дании в качестве переводчика. Это реальная история совершенно обыкновенной семьи и мальчика «без блата». Выводы делайте сами. Кстати, карьера альтруистической мамы «Х» не прервалась; после перехода в старшую группу детского сада второго ребенка, ее приняли обратно в «Атомпроект», где за неполных 2 года она достигла руководящей должности.

Как говорится, Бог помогает тем, кто сам себе помогает. Наверное, эту историю нельзя назвать сегодня массовой, но, тем не менее, мы все творим судьбу своих детей своими руками; по крайней мере, закладываем и развиваем маленькие «талантики» наших детей, главное – их вовремя обнаружить.

А вот другая совершенно реальная история.

В обеспеченной семье (мама – директор ведомственной гостиницы, папа – главный инженер строительного треста) рос мальчик, закодируем его «Ж». Путь от рождения до начальной школы он прошел «как все». Улица для него имела второстепенное значение. Но проблем с коммуникабельностью у него никогда не было. В начальной школе Ж начал осваивать предметы «середнячком», чем сильно раздражал своего отца, который для воспитательных целей применял ремень.

Когда ребенок пошел в первый класс его честолюбивых родителей начало «колбасить вдоль и поперек». Как будто бы замкнулся некий электрический тумблер и включился некий доселе молчащий генератор идей. Не поздно ли, спросите вы? Читайте дальше.

Мальчишку отдали в платную футбольную секцию, где он без особых успехов провел один сезон. Затем курсы бальных танцев. Потом настала пора музыкальной школы, где по классу скрипки мальчик учился до девятого класса, в тот же период пробуя себя и в иных поприщах, например, в шахматном кружке. В результате Ж все делал с неохотой и совершенно естественно, потерял интерес к учебе как к таковой. Школу он закончил уверенным троечником. Выдающихся результатов и наклонностей не выявил. Когда изредка я встречал Ж, на вопрос – куда тот направляется, Ж отвечал с одновременным плевком в землю – «на музыку». Яркий пример непонимания родителями индивидуальных особенностей своего ребенка. Что ж, можно только посочувствовать.

Истории эти случились уже в XXI веке, поэтому и заслуживают, на мой взгляд, внимания широкого круга заинтересованных читателей.

Дело, если позволите, в том, что изначально уровень обеспеченности родителей не является панацеей от бесперспективности их детей. Никогда не поздно «познакомиться» со своим ребенком ближе, поговорить по душам, узнать его чаяния и тревоги. Другое дело, что в раннем возрасте это проще, естественнее, и книга, ее обсуждение, дает нам всем хорошей шанс по этой части. Впоследствии многие родители обижаются, что ребенок «отбился от рук», «не слушается» или «пропадает на улице». Он перестал видеть в вас единомышленников, близких друзей, РОДИТЕЛЕЙ. Не удивлюсь, если в своей компании он называет папу «ботинком», маму – «старухой» или «маткой», а обоих – в лучшем случае «предками». Девочки сегодня также требуют особенного внимания. И даже кажущиеся «потерянными» дети и подростки не совсем потеряны. Они еще могут «выкарабкаться», и мы с удовольствием узнаем о них с экранов телевизоров или иных героических эпопей. Просто лучше для всех – помочь им в возрасте зарождения и становления характера – в детском возрасте. Каждый, каждый человек талантлив. Вспомните историю знаменитого барабанщика группы «Биттлз» Ринго Стара. Помните его популярность? А в школе он был двоечником.

Если разобрать данную ситуацию «по полочкам», оказывается, что родители упустили драгоценное время общения с самым близким им человеком, на которого годами возлагали надежды, даже отказывали себе во многом. Но… важен результат. Можно долбить стену с тройным усилием годами, а можно легко протолкнуть штукатурку в определенном месте. Разница в том, что внимательные к своему ребенку родители знают, где находится эта потаенная дверь, и поэтому воспитание не требует от них титанических усилий, а лишь «посильных». Найти ключ к своему ребенку помогают искренние беседы с ним, и один из способов – беседа о прочитанной книге.

3.2. Навыки индивидуального и коллективного чтения для младшеклассников

Современные младшеклассники неохотно читают, возможно, еще и потому, что в их сознании совершенно отсутствует образ читающего взрослого. Нет представления о чтении как о норме жизни. Именно этим можно объяснить отсутствие интереса к книгам даже у тех детей, которые по складу ума и характера должны были бы стать заядлыми книголюбами. Кроме того, изрядно мешают компьютеры: с ними все легко, а книга требует усилия. Значит, нужно постараться, чтобы ребенок ощутил вкус этого усилия… Своим опытом делится

В жизни дошкольника и младшего школьника одновременно должно присутствовать и коллективное чтение, и индивидуальное. Для коллективного чтения выбирается одна хорошая книга. И читается очень медленно. Даже и не сразу читается. Сначала мы обложку рассматриваем, о названии рассуждаем. А потом читаем, останавливаясь практически после каждого абзаца – для обмена впечатлениями, обсуждения, сопереживания.

У младшеклассников не так много возможности вместе что-то пережить. Поэтому такое совместное проживание книги, судеб героев, печали, смерти, счастья – для них необходимо.

Я не читаю книгу заранее, и на уроке вместе с учениками удивляюсь, смеюсь, могу даже расплакаться. Потому что чтение – не дидактическое упражнение, а живое, эмоциональное дело.

Помимо коллективного чтения у ребят есть возможность несколько раз в день почитать что-то свое. Из портфеля вынутое, с полки в классе взятое. Это случается пару раз в первой, урочной половине дня, минут на 10–15. Как переход от одной деятельности к другой. Как возможность сосредоточиться, вернуться к себе.

Во второй половине дня на такое чтение отводится минут сорок – час. После прогулки, после чая. Все садятся за большой общий стол. И я обязательно сажусь рядом и тоже читаю. Бывает, кто-то отвлечется от книги, посмотрит на меня, на серьезное лицо одноклассника, углубившегося в чтение, – и снова утыкается глазами в страничку. Забытое ощущение атмосферы читального зала. При том что каждый читает свое – есть ощущение общего пространства, общего переживания. И тишина стоит абсолютная, как ни на одном уроке. Так благодарно читают дети.

А в конце я прошу желающих коротко передать суть прочитанного. При этом всегда есть одноклассник, уже знакомый с книгой. Он пытается угадать, о каком эпизоде речь. Подтвердить точность сказанного, предложить свою версию.

Техника безопасности

Очень важно «не перекормить» детей чтением. Поэтому временные рамки обсуждаются. Я постоянно присматриваюсь к реакции учеников. Нужно успеть предложить перейти к другой деятельности чуть раньше, чем ребята устанут. Пусть лучше попросят «еще 5 минуточек», чем начнут тоскливо ерзать и поглядывать на часы. К тому же механизм чтения, как все механизмы на свете, нуждается в постоянном обновлении. Нужно что-то придумывать, менять. Иначе надоест. И детям, и взрослым.

Книга – мост между людьми

Если два человека прочитали одну и ту же книгу, они уже не чужие друг другу. Эту истину мы открываем с детьми на конкретных примерах. Ребята из соседнего кабинета взяли у нас почитать книгу. Им тоже понравилось. На переменах есть о чем поговорить. А эту книгу нам подарила учительница литературы. Она учит старших. Возможно, и вас будет учить в пятом классе. Встречи с ней ждешь уже с меньшей тревогой.

Кстати, во многом увлечение книгами в моем классе началось именно из-за этой учительницы литературы. Она как-то пришла на заседание кафедры учителей начальной школы – с целым рюкзаком книг. И принялась показывать, рассказывать. Замечательные книги, которые хотелось листать и разглядывать.

Учителю, погруженному в повседневные заботы своего класса, не хватает порой такой поддержки со стороны. Не хватает внешнего повода воодушевиться и начать активные действия.

Такой же «внешний повод» необходим и ученикам. К примеру, можно самой купить понравившиеся книги и принести их в класс. А можно организовать коллективную охоту за самыми интересными книгами.

Из родительского опыта: растим талантливого читателя

«Сплошь и рядом родители не хотят знать того, что знают, признать то, что видят. Роды в обществе, фетишизирующем наживу, явление столь чрезвычайное, что иная мать со всей категоричностью требует от природы щедрого вознаграждения. Если уж она пошла на издержки, неприятности, докуки беременности, решилась на родовые муки, ребенок должен быть только таким, о каком она мечтала. Или того хуже: привыкнув, что за деньги можно купить все, она не хочет мириться с мыслью, что существует нечто, что может получить бедняк, и чего не вымолить богачу. Как часто в поисках того, что на рынке ходит под этикеткой «здоровье», родители покупают суррогаты, которые либо не помогают, либо вредят».

Я. Корчак.

Впервые в жизни – в 9 лет – взяв «взрослую» книгу Э. М. Ремарка «Жизнь взаймы», дочка изъявила желание прочесть вслед за ней еще несколько произведений немецкого классика. Прочитав однажды Э. Хемингуэя «По ком звонит колокол», она решила, во что бы то ни стало ознакомиться со всем его творчеством. Прочтя Гайто Газданова «Вечер у Клер», моя Анютка, вслед за этим, прочла целый том его избранных сочинений. Современный «модный» автор из страны Суоми (Финляндия) Арто Паасилинна («Год зайца», «Лес повешенных лисиц») запал в Анину душу своеобразным финским юмором настолько, что она попросила купить ей и другую книжку Паасилинна. Но это еще не все. Вскоре детские мечты проникли через границы, и девочка теперь хочет лично познакомиться с этим автором, написала ему уже несколько писем по Интернету.

И так во многих, многих других случаях, которые у нас в семье стали уже системой и хорошей традицией.

И вот еще наблюдение. Каждый дошкольник и младший школьник – потенциальный творец – может превратить часть какой-либо вещи в самостоятельный игровой предмет, присвоив ему новые возможности.

Например, Аня смотрит на книгу практически – с вопросом, что можно с ней сделать, то есть – как поставить ее себе на службу, приспособить ее качества к своим целям.

Однажды я подсмотрел, как моя дочь играет с подругами. В совместной игре подруги ничего не варят на огне по-настоящему (суп «понарошку» состоит из плавающих в холодной воде головок цветов и мелко нарезанной травы), также и книга используется девочками как некий индивидуальный «секрет». Девочки стараются, чтобы все красиво смотрелось, даже их сокровенные мысли. В межличностном обсуждении такого секрета превалирует эстетика. И сюжет любимой книги, и собственное отношение, и выбор героев (если он не один), и возможные контакты с автором, как я заметил выше.

Со временем мне стали понятны случаи, когда происходит смена предпочтений: Аня сама разрушает свой «секрет», потому, что его долго никто не понимал, или не разделял ее мнения, и далее переходит к новой книге.

Хотя девочкам и чуждо проявление силы, однако многие из них предпочитают мальчишеские компании, и это стремление находит отражение в девчоночьих играх иного характера. Так, например, некоторые из них не прочь «плющить монеты». Эта игра сопряжена с опасностью, которая «подстегивает» даже девочек в возрасте 8–11 лет, дает им (на время) ощущение взрослости.

Десяти– пятидесятикопеечные монеты, рубли и (реже) пятирублевые монеты кладут на рельсы в ожидании электрички или трамвая. Проходящий поезд расплющивает железные деньги до «блинов», которые потом скрупулезно собираются, и являются предметом гордости в среде сверстниц. Из них делают «ожерелья». Так иногда забавлялась моя дочь, пока не увлеклась книгой.

Учить «не уча»

«У нас люди не любят, когда их преднамеренно учат, а вот когда их не учат, они с интересом воспользуются вашим опытом и попробуют сделать так же».

Ирина Ивановна Тихомирова, доцент, к.п. н, ГУКИ С-Петербург.

Реакция моей дочери на прочитанное художественное произведение является одним из важных составляющих воспитательного процесса. Мой родительский подход, основанный на заповедях «не навреди» и «не мешай», вряд ли способствует воспитанию человека педантичного, авторитарного, готового подчиняться в иерархии и руководить (хотя это зависит от многих факторов, в том числе и от индивидуальных характерных особенностей). Но зато такой подход, наверное, даст обществу человека творческого и неповторимого. Так же учила меня и моя мама. Во всяком случае, каждый из нас, гуманитариев, именно такой.

Поэтому я стараюсь ребенка «учить не уча», только намекая дочке на книги, которые могут быть интересны, и вот что получается.

Незабываемые впечатления (по ее собственным выражениям) оставил у моей дочери роман В. Ф. Тендрякова «Ночь после выпуска» из серии «Любимые книги девочек» (издательства М.: Олимп, М.: АСТ). Дочка прочитала роман за 2 дня, а затем «с глазами по ложке» рассказывала нам – родителям, как после выпускного бала бывшие десятиклассники решают развлечься необычным образом: выбирая из своей компании жертву за жертвой, каждый говорит о ней, что думает. Нежданно-негаданно обнажаются самые тайные и интимные вещи. Молодые люди «входят во вкус», и не боятся бросать друг другу в лицо страшную и циничную правду. Под утро они расходятся с тяжелым осадком в душе: ночная жестокая игра убила дружбу и любовь. Впереди – взрослая жизнь… Писатель создал весьма реалистичную и незамаскированную картину общения подростков, которой живо увлекаются сегодня девушки и молодые люди. Не смотря на то, что роман написан до «перестроечных» времен, и предвосхитил появление «спорных» телевизионных передач («Дом» и ее клонов), дочь (еще не достигшая «выпускного» возраста) читала произведение «запоем», потому, что в романе она переживала собственную, еще не наступившую жизнь.

Под впечатлением прочитанного, Аня сразу стала требовать рассказать о моем и мамином школьном опыте, с интересом сравнивая и запоминая. Проанализировав информацию (не так ли учат самоанализу? ) Аня взяла в библиотеке новую книгу писателя (роман «Падение Ивана Чупрова»), и изъявила желание узнать о нем больше.

Тендряков проявился и как художник. Его рисунки «Заяц и доктор», «Портрет матери», «У афиши», «Автопортрет» и другие, найденные в Интернете, доставили Ане новые творческие впечатления, и она стала самостоятельно рисовать героев прочитанных книг (до этого она рисовала только перед торжествами и праздниками, чтобы подарить нам с женой подарки).

Иллюстрации к прочитанным произведениям дали нашей семье новое интересное занятие. По вечерам дочка показывала свои рисунки, и просила «опознать» в них героев произведений. Естественно, не прочитав книгу, мы не могли бы правильно ответить на ее вопросы, а «падать в грязь лицом» перед своим ребенком не хочется. Пришлось в авральном порядке осваивать то, что еще не прочитано. Вот так взрослеющий ребенок, сама того не замечая, «спровоцировала» родителей на чтение. Конечно, я не гарантирую, что другие родители пойдут «на поводу» у своего дитяти, и повысят уровень знаний. Но, мне представляется, что если любишь своего ребенка, и хочешь, чтобы она выросла культурным человеком, то можно и «подыграть».

3.4. Рекомендации по семейному чтению для школьника в возрасте 7-12 лет

Что мы уже осилили? Маялуома, «Папа, когда придет Дед Мороз?»; Тина Нопола, Мерви Линдман, «Сири и ее новые друзья» и «Сири и радость третьего этажа»; Имаи, «Приключения Честера»; Теллеген, «Приключения В. Швыршвырма»; Шаров, «Приключение Еженьки и других нарисованных человечков»; Уильямс, «Плюшевый заяц, или Как игрушки становятся настоящими»; Геласимов, «Кольцо белого волка»; Мур, «Дом зеркал»; Мурашова, «Класс коррекции»; Пеннак, «Маленькая торговка прозой».

Не могу согласиться с теми авторами, аналитиками и исследователями, кто утверждает, что ребенка в наш материалистичный век трудно заинтересовать хорошей книгой. Тут надо понимать и разбираться в конкретике – какого ребенка, какой книгой и, что очень важно – как?

Первым фактором успеха в этом непростом деле – явится ваш личный родительский пример («читают взрослые – читают и дети, а не наоборот» – к.п.н. доцент ГУКИ Санкт-Петербург, специалист по детскому чтению в России И. И. Тихомирова). Вторым – правильно подобранная литература. Здесь важно остановиться подробнее. Имею в виду не столько разное качество изданий и продуктов современного издательского процесса (эта проблематика имеет место быть в течение более чем декады лет), сколько направленность этой литературы по тематически-жанровому принципу. Исследованиями, проведенными учеными В. А. Бородиной (д.п. н, профессор ГУКИ), Л. И. Беленькой, И. И. Тихомировой, М. В. Осориной (и др.) в разное время установлено, что современный читатель-ребенок имеет оригинальную ярко выраженную ориентацию (потребность) в детской литературе определенного тематического спектра. В соответствии с несколькими знаковыми факторами-индикаторами: гендерными различиями, образом жизни (распорядком дня), возрастной категорией (внутри сообщества младших школьников) и генетическим набором, полученным от родителей, современные дети выбирают для чтения литературу «не скучную», интересную, «на грани фола» – детские детективы и страшилки. Аналогичные выводы мне позволяет сделать собственный опыт воспитания девочки 10-ти лет и младшего сынишки. Оказывается, детская литература «новейшего времени» весьма многогранна, и отечество наше, слава богу, не оскудело талантами.

Глава 4. Чтение в подростковом возрасте

4.1. Подросток и чтение

Семейное чтение в последнее время не то, чтобы не актуально, скорее его нет вообще. Недавно столкнулся со сложной задачей: девочке, перешедшей в 5-й класс, и отдыхающей сейчас в детском оздоровительном лагере задали «рекомендованный» список литературы для прочтения летом. Навестив девочку буквально вчера, и привезя рекомендованные педагогами книги, я не обнаружил не только желания их читать («времени нет»), но и какой бы то ни было активности в части посещения библиотеки (не знает – где находится «храм книги», и не хочет знать). Мне стало интересно – почему?

Список этот мало чем (в части рекомендованной литературы) отличается от аналогичных списков, которые задавали в школе на лето нам – теперь 40-летним… Те же (за редким исключением) авторы: В. Короленко, Л. Кассиль, Ролан Быков, Джанни Родари, Г.-Х Андерсен; как будто бы время остановилось или вернулось в ту же точку, сделав круг. Очевидно, что произведения современных детских авторов (к примеру, Тоон Телленген, Михаил Яснов и др.) не входят в этот список. Не в этом ли причина безучастного отношения детей к чтению вообще, и детским книгам в частности, даже в том случае, когда родители активно читают. Очевидно, родительский пример еще не главное в активном семейном или внеклассном чтении; требуется нечто еще. А что? Об этом, и о практических методах организации семейного чтения в проекции родительского опыта вместе поразмышляем далее

Как заинтересовать подростка: приемы и методы

Наиболее знаковыми (важными) факторами приобщения к чтению в принципе являются:

постоянное видение перед собой ненавязчивого примера родителей, занимающихся с книгой. Видение школьником естественного чтение родителей как нормальную ежедневную жизненную ситуацию, а не только лишь демонстрацию намерений.

У него происходит понимание того, что чтением можно жить, понимание важности чтения в повседневности.

Вторым фактором является правильно подобранная для чтения детская литература. Это список книг, который нужно прочитать всем. Конкретные книги выбирают по своему опыту и рекомендациям специалистов родители; это очень важный и ответственный шаг. Для его реализации рекомендую пользоваться не только субъективными советами друзей и библиотекарей, но и специальными изданиями, к примеру, Вестником детской литературы, периодически публикующим анонсы новых (в том числе иностранных авторов) книг и беспристрастные рецензии экспертов на них.

Вечернее чтение вместе с ребенком. Это срабатывает с каждым, если заниматься чтением последовательно и приобщать с малых лет. Читая пятимесячному ребенку детскую книжку вслух – с выражением – можно ожидать, что и в более взрослом возрасте, когда малыш научится говорить и читать сам, ему тоже будет нравиться читать и развиваться. Главное здесь – не делать разницы в том, детскую или взрослую книгу вы читаете, а любую книгу «проживать» с чувством.

Остановимся подробно на вечернем чтении – как элементе поддержки интереса чтения для подростков. Как это происходит на практике. Начинали читать вместе вслух – по вечерам «зацепивший» роман Сесилии Ахерн «Волшебный дневник». По сути, это взрослая книга, но подростка увлекает все взрослое, он интуитивно стремиться скорее повзрослеть, и это можно использовать ему же на пользу.

Диалог мамы и девочки 10 лет.

– Мама, что ты сейчас будешь делать, когда я лягу спасть?

Мама говорит о своих планах, делах и непременно о том, что ей нужно (хотелось бы) книжку интересную почитать.

– А книжка интересная? Расскажи мне, о чем она.

Мама рассказывает сюжет, отрывки, показывает саму книжку, вместе рассматривают обложку. Далее, видя живой интерес к книге мамы, дочка попросила:

– Дай мне почитать!

У нас были сомнения. Можно ли давать читать столь взрослый роман ребенку. Сюжет в книге непростой. Отец героини обанкротился, покончил жизнь самоубийством, девочка осталась одна, случайно взяла в библиотеке дневник и увлеклась им. Повествование идет от первого лица, 16-ти летней девочки, трудно ступающей по жизни.

Мы решили, что из «взрослых» книг надо отдельные абзацы комментировать ребенку, а некоторые удалять. Но все равно читать, чтобы не пропадало детского интереса. Читали по вечерам вслух. Делали акценты на значимости самой книги. Когда читали вслух, сомнительные моменты про «бегание без трусиков по школе» просто опускали (не читали).

В результате девочка столь увлеклась нашим чтением, что книжку запоем за несколько вечеров дочитали до конца. Ребенок в такой ситуации размышляет, сам приходит к осознанию важных истин, происходит рефлексия на прочитанную книгу.

Родительские наказы в таком возрасте уже прямо не действуют преломляются через мнение «авторитетных» подруг, фильмов, актеров, героев книг. Поэтому рассмотренный приме хорошо срабатывает в плане гармоничного воспитания подростка. Ребенок слышит текст, интригующий текст, стремится узнать развязку. С другой стороны, она не видит и не слышит назидательного тона, поэтому интерес к чтению, подогретый нами, развивается, не пропадает.

Лучшей похвалой за старание нам было детское откровение: «мама, как ты была права».

Дома

Чаще приходите в детскую комнату, возьмите из шкафа (со стола) и перебирайте стопку книжек. Это могут быть книжки давно позабытые, или недавно прочитанные – не важно. Перелистывая их – читайте, останавливайтесь на интересном месте. Так мы нашли много старых и современных книг, которые захотелось перечитать снова. Поэтому домашняя библиотека имеет огромное значение в части приобщения к чтению; у многих, даже у кого сохранилась, ее перспективный ресурс используется далеко в полной мере.

Второй прием, заслуживающий внимания. Разложите книжки в раскрытом виде (иллюстрации) и «случайно забудьте» их в детской комнате. На подоконнике, на кровати. На столе. Этот пример хорошо срабатывает с энциклопедиями, сказками и книгами с большими красочно оформленными иллюстрациями. Ребенок, даже не умеющий читать, увидев картинку, озадачивается вопросом, к примеру, «почему у слона большие уши». Просит объяснить, а нередко и самостоятельно пытается найти ответ в книге. Особенно хорошо – если вы его по этому пути сами направите. Однако в этом непростом деле таится опасность «менторского тона». Советовать, направлять ребенка надо ненавязчиво (»учить не уча»), без нотаций, и тем более не спрашивать ответ в заранее установленные сроки, не пугать заорганизованностью процесса, ибо в детском чтении вообще, а при приобщению к чтению в частности такой подход неуместен и даже опасен; можно навсегда отвадить от книги.

Что может предпринять родитель для ненавязчивого контроля? Арсенал подобных методов довольно широк. Как один из вариантов – можете подглядывать из-за угла, дистанционно смотреть в видеокамеру – у кого она установлена в детской. Сейчас на этот счет достаточно возможностей – камера с сим-картой сотового оператора передаст изображение в реальном времени на ваш сотовый телефон или компьютер – по вашему запросу или иным программным настройкам – дистанционно, где бы вы ни находились. В любую точку мира, где доступна сотовая связь илиWi-Fi. По этому методу родительского контроля (не только чтения) готов проконсультировать желающих.

При описанном методе «раскрытых книжек» наша дочка, хорошо читающая с возраста 6-ти лет (обычный ребенок), владеющая не беглым чтением, чтением отдельными словарными фразами, ни разу не захлопнула книжку, не заинтересовавшись.

В школе

Сегодня в некоторых (далеко не везде, как хотелось бы) школах практикуется такой полезный прием. На последний день перед каникулами (заблаговременно) назначается особое классное мероприятие: учитель всему классу (до 30 человек) ставит задачу подготовить заинтересованный рассказ об одной недавно прочитанной книге, которую ребенок посоветовал бы прочитать однокласснику с рассказом о ней и обоснованием – почему. В назначенный день по очереди выступают все ученики. Встает школьник и рассказывает о книге, об авторе и о том, почему она понравилась ему, и может заинтересовать других – с подробностями. С учетом того, что в школе, особенно в средних и старших классах большой авторитет имеет мнение одноклассников и старших ребят, интересный рассказ о книге «цепляет» и других.

По совету подруг – самый знаковый фактор выбора книг для собственного чтения у моей дочери 12 лет. Этот фактор по популярности опережает мнение родителей и школьных библиотекарей и педагогов.

Обсудив в классе книжные предпочтения сверстников, девочки и мальчики в 5–7 классе берут те книги в школьной библиотеке (и библиотеке по месту жительства), что они уже обсудили с друзьями-подругами. Это интересный феномен в современной школе. Если мы посмотрим на состояние дел беспристрастно, то должны будем объективно согласиться с тем, что в школе наш ребенок ведет себя много иначе, чем дома: говорит непристойные слова, дерется, дерзит учителям (бывает). Чтобы узнать «другую сторону» своего ребенка совсем не обязательно быть «семи пядей во лбу» или регулярно беседовать (по вызову) с классным руководителем. Посмотрите на его страницу в популярных сегодня социальных сетях, подслушайте его реплики на улице, обратите внимание на круг общения (в школе и вне школы). Из этих сведений уже можно сделать кое-какие выводы о своем ребенке, лишившись естественным путем ряда иллюзий. При этом ваш ребенок не перестает быть вашим и самым лучшим ребенком. Дети непосредственны. Да, они друг друга «посылают», но – что важно – проявляют интерес к книгам тоже. То есть читают. И берут книги, надо полагать с удовольствием, особенно те, что уже признаны популярными в их сообществе, рекомендованы подругами или старшими товарищами (по двору и школе).

В библиотеке

Совершенно понятно, что любая библиотека работает по определенным правилам в части учета книг. Но я не рекомендую возводить работу в ситуацию излишней «заорганизованности»; в этой смысле разумно помнить (почаще вспоминать) о том, что библиотека работает для людей, а не наоборот.

В школьной библиотеке могут разрешить ребенку взять (не сдавать ранее взятую) книгу на лето. В то время как по правилам в конце учебного года у всех школьников стараются собрать ранее выданные книжки (видимо для отчетности, которая в деле приобщения школьников к чтению роднится с формализмом и бюрократией), в случае разумного отступления от данных правил, официального признания их устаревшими, не соответствующими реалиям времени, ребенок получает возможность прочесть любимую книгу летом, испытывает от действий школьного библиотекаря не просто удовлетворение, а нескрываемую радость, и бывает доволен. То есть – читает с удовольствием и хочет приходить в такую библиотеку.

Я нередко слышу, вижу и читаю «откровения» некоторых родителей о том, что книга морально устарела, что детей не заинтересовать чтением ни под каким предлогом, что бы ни предпринимай. Сказанное выше опровергает эту информацию на практике. Все дело в том – как заинтересовывать, и особенно даже дело не столько в самих методах – вот они, в частности описаны выше, их много, их не вместит в себя ни одна статья или книга, а непосредственно в родительском подходе. Желанию побыть с ребенком, его выслушать, найти время поговорить по душам, быть в курсе его чаяний и забот. Желание есть, а времени нет, – говорят многие. Не согласен. Время одинаково ко всем, а вот действия у всех разные, и именно те или иные действия приводят к конкретным результатам. У тех, кто занимается с ребенком, многое получается. У других бывает по-разному. Помните знаменитое изречение педагогики: «кто хочет сделать – ищет повод, кто не хочет – причину». Всегда ищите повод – эта активная позиция никогда не подводит.

4.2. Занятия по литературному чтению для подростка

Подросток живет в окружении взрослых, но он почти «невидимка», так как взрослые видят в нем лишь то, что хотят видеть; вопросы, которые задает ребенок, нередко либо не замечают, либо обходят, либо вообще запрещают задавать. Ребенок недоумевает: ведь так, как взрослые обходятся с ребенком, они могут обходиться и друг с другом, считая свою точку зрения единственно верной.

Таким образом, наиболее востребованные авторы «новых детских книжек» делают интересные экскурсы в область языка детства. Для того, чтобы «услышать» голос ребенка, чтобы исследовать детство, помимо научных методов, необходимо использовать также и средства художественной литературы, и собственный опыт – почаще вспоминать себя в детском возрасте. Использование приема видения мира ребенком обогащает повествование и само по себе, ибо делает возможным расширить литературный лексикон и освоить полифоническую технику, чередуя речь ребенка и взрослого, объединять и совмещать их, как показал Р. Ллойд, специально исследовавший детскую тему в литературе 1900-х годов.

Проблема взрослых в том, что они все пытаются оценить, да еще ценить – по-своему, то есть субъективно; когда господствующие представления о ребенке не реализуются в повествовании, возникает вопрос, о чем же тогда в нем говорится? Быть может это этическая проблема высшего порядка, а не проблема необычного ребенка? И является ли ребенок в таком случае, как считалось раньше, само собой разумеющимся, невинным, ангелоподобным существом?

Детство предлагает в качестве объекта, который исследуется – саму жизнь: к примеру, потрет человека и быстро меняющиеся социальные условия. Оно предлагает также пути для выражения чувств и собственное ментальное пространство. Детство – это область борьбы и социального протеста, но также и колыбель иллюзий, и место, где можно укрыться. Детство, как некое метафорическое пространство нередко выступает как противоположность тому, отчего хотят дистанцироваться. Все эти черты отчетливо видны в новой детской литературе через описание мира в восприятии ребенка.

Сегодня при исследовании явлений культуры много говорится о том, как анализ сферы языка играет все большую роль в строительстве гражданского мира. Роль текста языка в детской литературе заключается в подчеркивании, а для действительности, построенной на манере изложения, не столь уж обязательно доискиваться первоначального смысла. Художественные произведения детской литературы играют ту же роль и в отношении взаимовлияния; они воспроизводят реальный мир, усиливают и шлифуют представления детей о нем, и через это влияют на методы, которые люди используют в этом мире. Впечатления детства, особенно в автобиографической литературе, – это история, которая воссоздается путем воспоминания, рассказа и в письменном виде. Детство отливается в историю, которую рассказывает автор. В литературе дети также фантазируют; к примеру, рассказывая новые истории, закрепляют уже имеющиеся понятия и реалии, а также влияют на зарождение новых понятий.

Ребенок, которого считают не сформировавшимся, в отличие от взрослого обладающий пока еще неустойчивым «я» и неосознанным еще менталитетом, – сегодня особенно актуальная тема для писателей. Ребенок – это вполне подходящий главный персонаж для рассказа, связанного с осмыслением постмодернистских идей о распаде личности, или же о непрерывности построения идентитета. Несформировавшийся вполне ребенок в подростковом возрасте – это некий идеал в наше время динамично развивающейся коммуникации, которое дает все новые, до бесконечности глубокие, незавершенные варианты трактовки этой проблематики.

Давайте посмотрим, как в рамках библиотеки, в формате активной работы психологической службы создать интересную и познавательную атмосферу приучения к книге с элементами опроса и контекстных заданий для ребят. Для этого предлагаю провести небольшой урок по литературному чтению в библиотеке, или воспользоваться настоящими рекомендациями при планировании собственных разработок.

Как заинтересовать подростков поэзией любви

Всем – хоть Слон ты, хоть Собака –
солнце светит одинако –
Во! Какая благодать!
Верь! – Червяк ты или Дятел –
мир устроен замечатель –
Но! В словах не передать!

Михаил Грозовский

Очевидно, вам не раз и не два приходила в голову мысль, что заинтересовать маленького читателя можно чем-то ярким, необычным, неизвестным до сих пор, а потому запоминающимся. Особенно падки на сенсации молодые читатели. Но и взрослым, умудренным опытом родителям, конечно же всегда есть что предложить ребятам.

С читателем-ребенком работать и просто и сложно. В детстве все верят в чудеса. Поэтому ребят интересуют сказки и необыкновенные истории. Вообще, конечно, любой человек, и в взрослый тоже, даже в самой трагической и сложной ситуации хочет верить в чудо. Поэтому сказочные персонажи нужны не для того, чтобы скрыть, а чтобы открыть волшебство. И сказка справляется со своей ролью – с помощью неравнодушного библиотекаря-рассказчика она открывает больше, чем любой другой жанр художественной литературы. Хотя каждый рассказывает на свой лад, но тем и ценен рассказчик (пересказчик) – для конкретного ребенка он остается неповторимым, запоминается его голос, интонация, манера чтения и даже… жестикуляция.

Я остановлюсь подробнее на этих элементах чтения вслух в следующих разделах, поясню – насколько важно транслировать с помощью рассказа (чтения вслух) ребенку свой голос и другие индивидуальные, присущие только вам – как родителям – привычки. Книга для этих целей подходит как нельзя лучше.

Ниже рассмотрим несколько практических рекомендаций на примерах прозы и поэзии известных писателей.

Евгений Львович Шварц (1896–1958). «Обыкновенное чудо. Сказка в трех действиях», год издания 1956 (редакция под названием «Медведь» написана в 1954, но не опубликована). К слову, настоящую известность писатель и драматург получил только после своей смерти.

Книга, которая не работает на современность – устарела. То же самое можно сказать о сказках, в которых, как известно, «намек – добрым молодцам урок», не все является бессмысленной выдумкой. Однако, называя какое-либо произведение «сказкой» мы правы лишь отчасти, поскольку сказка – это нечто большее, я бы сказал – это мост между прошлым и будущем, что будет стоять вечно, пока существует книга.

Ясно, что прежде чем осветить вопрос, откуда сказка происходит, надо ответить на вопрос что она собой представляет.

Итак, «Обыкновенное чудо». Это сказка о любви, волшебстве и прощении. Начинается с того, что перед занавесом выходит человек и говорит о чудесах. «Обыкновенное чудо» – какое странное название! Если чудо – значит, необыкновенное! А если обыкновенное – следовательно, не чудо.

Юноша и девушка влюбляются друг в друга – что обыкновенно. Ссорятся – что тоже не редкость. Едва не умирают от любви. И, наконец, сила их чувства доходит до такой высоты, что начинает творить настоящие чудеса, – что и удивительно, и обыкновенно.

О любви можно и говорить, и петь песни, а мы расскажем о ней сказку.

События развиваются стремительно.

В сказке описаны приключения обыкновенных героев, возведенных авторов в необыкновенные персонажи сказки. По сути, любой типаж сказки – будь то король, министр администратор, заслуженный деятель охоты или фрейлины можно встретить в нашей современной жизни. Не зря говорят, что та книга устарела, которая не перекликается с сегодняшним днем.

Евгений Шварц ведет сказку по пути динамичного развертывания сюжета. Она начинается с «волшебного» диалога между хозяином и хозяйкой, где речь идет, конечно же, о любви.

В жизни самого Евгения Шварца было место этому прекрасному чувству; в браке с Екатериной Ивановной Шварц был безмятежно счастлив.

Шаги… Она идет! Она! Она! Ее шаги… Пятнадцать лет я женат, а влюблен до сих пор в жену свою, как мальчик, честное слово так! Идет! Она! (Хихикает застенчиво.) Вот пустяки какие, сердце бьется так, что даже больно… Здравствуй, жена!

Сказка становится интригующей. Ведь все это наводит слушателя на мысли о собственной жизни. Шварц пишет очень правдиво. Это подтверждается повсюду в сказке, к примеру, в таком диалоге проказника-волшебника.

Х о з я й к а. Что ты натворил нынче утром в курятнике?

Х о з я и н (хохочет). Так ведь это я любя!

Х о з я й к а. Спасибо тебе за такую любовь. Открываю курятник, и вдруг – здравствуйте! У всех моих цыплят по четыре лапки…

Х о з я и н. Ну что ж тут обидного?

Х о з я й к а. А у курицы усы, как у солдата.

Х о з я и н. Ха-ха-ха!

Х о з я й к а. Кто обещал исправиться? Кто обещал жить как все?

Х о з я и н. Ну дорогая, ну милая, ну прости меня! Что уж тут поделаешь… Ведь все-таки я волшебник!

Сказка становится приключенческой после того как на авансцене появляются новые персонажи, что приводит к завязке отношений между Медведем и Принцессой.

Х о з я й к а. Тебе трудно, сынок?

М е д в е д ь. Да, хозяйка! Быть настоящим человеком очень нелегко.

Х о з я й к а. Бедный мальчик! (Мужу.) Чего ты хохочешь, бессердечный?

Х о з я и н. Радуюсь! Любуюсь на свою работу. Человек из мертвого камня сделает статую – и гордится потом, если работа удалась. А поди-ка из живого сделай еще более живое. Вот это работа!

В этой сказке есть все – экспозиция, начало, развитие действия, развязка, эпилог. Все выстроено по композиции; ибо без композиции не существует ни одного литературного произведения.

Х о з я й к а. Ураган, землетрясение, молнии – все это пустяки. Нам с людьми придется дело иметь. Да еще с молодыми. Да еще с влюбленными! Я чувствую – непременно, непременно случится то, чего мы совсем не ждем!

То есть чудо, задуманное Шварцем.

Больше всего меня удивил эпизод, где Король рассказывает о своей дочке и о том, как она его поразила.

К о р о л ь. Вот то-то и есть! За стеной люди давят друг друга, режут родных братьев, сестер душат… Словом, идет повседневная, будничная жизнь. А войдешь на половину принцессы – там музыка, разговоры о хороших людях, о поэзии, вечный праздник. Ну и рухнула эта стена из-за чистого пустяка. Помню как сейчас – дело было в субботу. Сижу я, работаю, проверяю донесения министров друг на дружку. Дочка сидит возле, вышивает мне шарф к именинам… Все тихо, мирно, птички поют. Вдруг церемониймейстер входит, докладывает: тетя приехала. Герцогиня. А я ее терпеть не мог. Визгливая баба. Я и говорю церемониймейстеру: скажи ей, что меня дома нет. Пустяк?

Х о з я и н. Пустяк.

К о р о л ь. Это для нас с вами пустяк, потому что мы люди как люди. А бедная дочь моя, которую я вырастил как в теплице, упала в обморок!

Х о з я и н. Ну да?

К о р о л ь. Честное слово. Ее, видите ли, поразило, что папа – ее папа! – может сказать неправду. Стала она скучать, задумываться, томиться, а я растерялся.

Конфликт между такими разными людьми (двором, министрами Короля), охотник, борющийся за свою славу (Что может быть утомительнее?) и… на их фоне Принцесса. Чистая и непорочная. Сразу начинаются приключения, появляется Он (Медведь).

Сцена знакомства очень романтична.

Медведь, заходит в сад, распахивает дверь. За дверью девушка с букетом в руках.

Простите, я, кажется, толкнул вас, милая девушка?

Девушка роняет цветы. Медведь поднимает их.

Что с вами? Неужели я напугал вас?

Д е в у ш к а. Нет. Я только немного растерялась. Видите ли, меня до сих пор никто не называл просто «милая девушка».

М е д в е д ь. Я не хотел обидеть вас!

Д е в у ш к а. Да ведь я вовсе и не обиделась!

М е д в е д ь. Ну, слава богу! Моя беда в том, что я ужасно правдив. Если я вижу, что девушка милая, то так прямо и говорю ей об этом.

Они оба, оказывается, очень правдивы (как два сапога – пара)

Где-то уже видна кульминация. Давайте посмотрим на нее подробнее. Появляется министр-администратор.

Х о з я й к а. Вы сумасшедший?

А д м и н и с т р а т о р. Что вы, напротив! Я так нормален, что сам удивляюсь.

Х о з я й к а. Ну, значит, вы просто негодяй.

Министр-администратор это особый персонаж.

А д м и н и с т р а т о р. Да, дорогая моя, – смею. Я и на принцессу, ха-ха, поглядываю многозначительно, но дурочка пока что ничего такого не понимает. Я своего не пропущу!

После непростого разговора с Хозяином Медведь уезжает. Принцесса обижена и грустит. Но как Медведь выходит на свой поступок? Шварц показывает переживание устами Хозяина и путем диалога между ним и Медведем. Вот где главный психологический момент.

А что сделал ты ради любви к девушке?

Я отказался от нее.  Оказывается это очень просто сказать, но невозможно сделать. Вот мое определение любви в упрощенной форме.

Русская любовь – это взаимное истязание, страдание, и в нём – наслаждение. Телесной похоти здесь нет, зато есть похоть духа. В. Соловьёв: «… Смысл человеческой любви вообще есть оправдание и спасение индивидуальности через жертву эгоизма… ». Это очень знаковые комментарии к сказке Шварца «Обыкновенное чудо».

Сказка показала, что «величайшая тайна жизни скрыта в том, что удовлетворение получает лишь дающий и жертвующий, а не требующий и поглощающий. Всякое творчество есть любовь… » Н. Бердяев.

Мне бы хотелось закончить раздел цитатой известного философа и мыслителя Николая Бердяева.

«Женщина часто бывает гениальна в любви, её отношение к любви универсально, она вкладывает в любовь всю полноту своей природы и все упования свои связывает с любовью».

Этими же строками можно сказать и о творчестве поэтессы Марины Цветаевой, которая в поэзии широко и своеобразно раскрыла тему любви. Не будем забывать, что Цветаева – человек с ощущением трагичности во всем.

Так что же такое, с позволения спросить, любовь?

Однажды, отдыхая в Коктебеле в гостях у Максимилиана Волошина, Марина Цветаева сказала:

– Я полюблю того, кто подарит мне самый красивый камень.

На что М. Волошин ответил:

– Нет, Марина, всё будет иначе. Сначала ты полюбишь его, а после он вложит в твою руку обыкновенный булыжник, и ты назовёшь его самым красивым камнем.

Что же такое любовь? Истинная любовь похожа на привидение: все о ней говорят, но мало кто ее видел. (Франсуа де Ларошфуко). Говорят, что кто «много говорит о любви – тот плохо любит», поэтому умолкаю. Вопрос для дискуссии среди подростков на этом остается открытым.

4.3. Рекомендательный список для подростка во время «летнего чтения»

Геласимов А. Кольцо белого волка. – М.: Эксмо, 2010. – 320 с. – ISBN 978-5-699-45654-3

Мур У. Дом зеркал. – М.: Рипол-Классик, 2011. – 256 с. – ISBN 978-5-386-02695-0

Мурашова Е. Класс коррекции. – М.: Cамокат, 2007. – 192 с. – ISBN 978-5-91759-014-1; 978-5-902326-34-2

Пеннак Д. Маленькая торговка прозой. – СПб.: Амфора, 2005. – 464 с. – ISBN 5-94278-719-0

Рекомендуемые авторы (пример создания персональной информации)

Биографии авторов можно взять с виртуальных и печатных энциклопедий, с сайтов крупных книготорговых магазинов, с сайтов Интернет-магазинов, к примеры с www.ozon.ru.

Тоон Теллеген (Toon Tellegen)

Тоон Теллеген родился 18 ноября 1941 года в Ден-Бриеле (Нидерланды). Дед его носил фамилию Телегин и был родом из России. Изучал медицину в Утрехте. В 1970–1973 годах работал в Кении, по возвращении на родину обосновался в Амстердаме.

Даниель Пеннак (Daniel Pennac)

Даниель Пеннак родился в 1944 году в Касабланке (Марокко), в семье военного. По происхождению корсиканец. Детство и юность он провел в гарнизонах во французских колониях – в Африке и в Юго-Восточной Азии. Образование Пеннак получил в Ницце. Работал он резчиком по дереву, таксистом, художником-иллюстратором, более 25 лет он был учителем в Париже и Суассоне, по большей части занимался с детьми с задержками в развитии. Первые его литературные опыты были отвергнуты в большинстве редакций, но один ведущий редактор прислал автору аргументированный разбор его произведения и посоветовал совершенствовать его явный литературный дар. Два года, с 1978 по 1980, Даниель Пеннак провел в Бразилии, где и решил для себя писать книги для детей. К этому периоду и относятся его известные книги «Собака Пес» (1982) и «Глаз волка» (1984). В дальнейшем он выступал как автор политической сатиры, а после проявил интерес к детективу. Так в 1985 году появился роман «Людоедское счастье» – первый из серии о Бенжамене Малоссене, профессиональном «козле отпущения».

Вместо заключения

Дорогие родители!

Кропотливые научные исследования ведутся в области детского чтения и сейчас. Ученые, продвигающие чтение, обогащают своим трудом наши знания, наш ум и память. Их работа требует таланта и усидчивости. Как и любой творческий труд такая работа приносит больше огорчений, нежели удач и радостей. Но мы верны избранному пути. Тот, кто хоть раз отправился в увлекательную научную «одиссею», сидя за письменным столом, навечно останется приверженцем чтения. Путешествие по страницам книг у такого человека занимает все свободное время, которое отпущено ему судьбой – время его жизни.

Присоединяйтесь! Мы вам рады!

Приложения

Я сужу о городе по количеству имеющихся в нем книжных магазинов.

А.Г. Рубинштейн

1. Как читать детям, если ты не родитель?

Искренне поприветствуйте малыша. Не будет лишним сказать ему еще раз привет, даже если Вы уже виделись ранее.

Устраните помехи, позаботьтесь, чтобы вокруг вас было как можно меньше шума: закройте дверь в соседнюю комнату, выключите телевизор и радио; если возможно, смените на время чтения комнату – на более тихую. Шум ремонта в соседней квартире, к которому вы сами уже давно привыкли, неприемлем для чтения с ребенком.

Перед чтением старайтесь не переводить ребенка в режим ожидания, и тем более не стоит говорить с другими людьми (в том числе по мобильному телефону) в то время, пока общаетесь со своим маленьким читателем.

Перед чтением не игнорируйте предварительную беседу на отвлеченную тему предварительное установление контакта – между ребенком и взрослым, но и не увлекайтесь ими. Если маленький читатель в хорошем расположении духа, и не прочь немного поговорить об игрушках, не стоит его прерывать, но нужно быть осторожным и в поддержании такой беседы: желательно избегать длинных историй, анекдотов и серьезных тем, которые сами по себе могут стать более значительными, чем последующее знакомство с книгой.

Культивируйте в себе терпение и внимание. Когда малыш или дошкольник комментирует, старайтесь больше слушать, чем говорить, а если случается нечаянно перебить ребенка, обязательно дайте позволить ему закончить свою мысль.

Старайтесь общаться на чистом русском языке – без сленга, жаргона и слов-заменителей. Во-первых, это вежливо, во-вторых, уместно в ситуации, когда вы мало знакомы с ребенком, в-третьих, важно в педагогических и воспитательных целях, ведь все дети – маленькие «попугайчики»; копируют как поведение, так и слова.

2. Рекомендации по чтению малышам и дошкольникам

Вопросы мотивации дошкольника, школьника, подростка вообще и детского интереса (представляющего собой разновидность мотивов) в частности весьма важны, поскольку именно через формирование и развитие потребностей, а на их базе – мотивов, происходит формирование и развитие личности, что особенно актуально для младшего школьного возраста.

Для формирования навыков речи и чтения школьника сензитивный период его развития является принципиально важным и решающим. К сожалению, в педагогике весьма слабо исследована и учитывается эта проблематика – максимальной чувствительности ребенка этого возраста к освоению языка и речи (как устной, так и письменной). Весьма существенно, что формирование личности базируется на формируемом сознании, а сознание наше, в свою очередь, основывается на речи (как внешней, так и непосредственно внутренней) – то есть посредством педагогических приемов идет эффективное влияние на формирование речи – сознания – личности. Об этих приемах мы поговорим ниже.

Передача культуры от поколения к поколению происходит именно через текст и задачи развития интереса школьника решает, по сути, комплекс мер – как обучения, так и воспитания – это очень важно. Кроме того, любой родитель, даже не педагог по образованию, не лишен возможности активно использовать свой личный опыт. Что из всего этого получится?

А давайте посмотрим!

Наиболее знаковыми (важными) факторами приобщения к чтению в принципе являются:

Постоянное видение перед собой ненавязчивого примера родителей, занимающихся с книгой. Видеть естественное чтение родителей как нормальную ежедневную жизненную ситуацию, а не только лишь демонстрацию намерений. У ребенка происходит понимание того, что чтением можно жить, понимание важности чтения в повседневности.

Вторым фактором является правильно подобранная для чтения детская литература. Это список книг, который нужно прочитать всем. Конкретные книги выбирают по своему опыту и рекомендациям специалистов родители; это очень важный и ответственный шаг. Для его реализации рекомендую пользоваться не только субъективными советами друзей и библиотекарей, но и специальными изданиями, к примеру, Вестником детской литературы, периодически публикующим анонсы новых (в том числе иностранных авторов) книг и беспристрастные рецензии экспертов на них.

Вечернее чтение вместе с ребенком. Это срабатывает с каждым, если заниматься чтением последовательно и приобщать с малых лет. Читая пятимесячному ребенку детскую книжку вслух – с выражением – можно ожидать, что и в более взрослом возрасте, когда малыш научится говорить и читать сам, ему тоже будет нравиться читать и развиваться. Главное здесь – не делать разницы в том, детскую или взрослую книгу вы читаете, а любую книгу «проживать» с чувством.

Остановимся подробно на вечернем чтении – как элементе поддержки интереса чтения для подростков. Как это происходит на практике. Начинали читать вместе вслух – по вечерам «зацепивший» роман Сесилии Ахерн «Волшебный дневник». По сути, это взрослая книга, но подростка увлекает все взрослое, он интуитивно стремится скорее повзрослеть, и это можно использовать ему же на пользу.

Диалог мамы и девочки 10 лет.

– Мама, что ты сейчас будешь делать, когда я лягу спасть?

Мама говорит о своих планах, делах и непременно о том, что ей нужно (хотелось бы) книжку интересную почитать.

– А книжка интересная? Расскажи мне, о чем она.

Мама рассказывает сюжет, отрывки, показывает саму книжку, вместе рассматривают обложку. Далее, видя живой интерес к книге мамы, дочка попросила:

– Дай мне почитать!

У нас были сомнения. Можно ли давать читать столь взрослый роман ребенку. Сюжет в книге непростой. Отец героини обанкротился, покончил жизнь самоубийством, девочка осталась одна, случайно взяла в библиотеке дневник и увлеклась им. Повествование идет от первого лица, 16-ти летней девочки, трудно ступающей по жизни.

Мы решили, что из «взрослых» книг надо отдельные абзацы комментировать ребенку, а некоторые удалять. Но все равно читать, чтобы не пропадало детского интереса. Читали по вечерам вслух. Делали акценты на значимости самой книги. Когда читали вслух, сомнительные моменты про «бегание без трусиков по школе» просто опускали (не читали).

В результате девочка столь увлеклась нашим чтением, что книжку запоем за несколько вечеров дочитали до конца. Ребенок в такой ситуации размышляет, сам приходит к осознанию важных истин, происходит рефлексия на прочитанную книгу.

Родительские наказы в таком возрасте уже прямо не действуют; преломляются через мнение «авторитетных» подруг, фильмов, актеров, героев книг. Поэтому рассмотренный пример хорошо срабатывает в плане гармоничного воспитания подростка. Девчонка или парень, находящиеся в «возрасте активного межличностного общения», коммуникации, слышат текст, интригующий текст, стремится узнать развязку. С другой стороны, она не видит и не слышит «взрослого», «менторского» или назидательного тона, поэтому интерес к чтению, подогретый нами, развивается, не пропадает.

Лучшей похвалой за старание нам было детское откровение: «мама, как ты была права».

Дома

Чаще приходите в детскую комнату, возьмите из шкафа (со стола) и перебирайте стопку книжек. Это могут быть книжки давно позабытые, или недавно прочитанные – не важно. Перелистывая их – читайте, останавливайтесь на интересном месте. Так мы нашли много старых и современных книг, которые захотелось перечитать снова. Поэтому домашняя библиотека имеет огромное значение в части приобщения к чтению; у многих, даже у кого сохранилась, ее перспективный ресурс используется далеко в полной мере.

Второй прием, заслуживающий внимания. Разложите книжки в раскрытом виде (иллюстрации) и «случайно забудьте» их в детской комнате. На подоконнике, на кровати. На столе. Этот пример хорошо срабатывает с энциклопедиями, сказками и книгами с большими красочно оформленными иллюстрациями. Ребенок, даже не умеющий читать, увидев картинку, озадачивается вопросом, к примеру, «почему у слона большие уши». Просит объяснить, а нередко и самостоятельно пытается найти ответ в книге. Особенно хорошо – если вы его по этому пути сами направите. Однако в этом непростом деле таится опасность «менторского тона». Советовать, направлять ребенка надо ненавязчиво (»учить не уча»), без нотаций, и тем более не спрашивать ответ в заранее установленные сроки, не пугать заорганизованностью процесса, ибо в детском чтении вообще, а при приобщению к чтению в частности такой подход неуместен и даже опасен; можно навсегда отвадить от книги.

Что может предпринять родитель для ненавязчивого контроля? Арсенал подобных методов довольно широк. Как один из вариантов – можете подглядывать из-за угла, дистанционно смотреть в видеокамеру – у кого она установлена в детской. Сейчас на этот счет достаточно возможностей – камера с сим-картой сотового оператора передаст изображение в реальном времени на ваш сотовый телефон или компьютер – по вашему запросу или иным программным настройкам – дистанционно, где бы вы ни находились, в любую точку мира, где доступна сотовая связь или Wi-Fi.

По этому методу родительского контроля (не только чтения) готов проконсультировать желающих.

При описанном методе «раскрытых книжек» наша дочка, хорошо читающая с возраста 6-ти лет (обычный ребенок), владеющая не беглым чтением, чтением отдельными словарными фразами, ни разу не захлопнула книжку, не заинтересовавшись.

Итак, приготовьте для них интересные и развивающие книжки. В школьном возрасте очень важно помочь ребенку открыть в себе таланты и способность к разным наукам. Все добрые дела возвращаются, и делаем мы их, в первую очередь, для самих себя. Для меня важен каждый ребенок – как личность. Как еще маленький, но самостоятельный в будущем человек. Каждый малыш достоин любви и счастливого детства.

В школе

Сегодня в некоторых (далеко не везде, как хотелось бы) школах практикуется такой полезный прием. На последний день перед каникулами (заблаговременно) назначается особое классное мероприятие: учитель всему классу (до 30 человек) ставит задачу подготовить заинтересованный рассказ об одной недавно прочитанной книге, которую ребенок посоветовал бы прочитать однокласснику с рассказом о ней и обоснованием – почему. В назначенный день по очереди выступают все ученики. Встает школьник и рассказывает о книге, об авторе и о том, почему она понравилась ему, и может заинтересовать других – с подробностями. С учетом того, что в школе, особенно в средних и старших классах большой авторитет имеет мнение одноклассников и старших ребят, интересный рассказ о книге «цепляет» и других.

По совету подруг – самый знаковый фактор выбора книг для собственного чтения у моей дочери 12 лет. Этот фактор по популярности опережает мнение родителей и школьных библиотекарей и педагогов.

Обсудив в классе книжные предпочтения сверстников, девочки и мальчики в 5–7 классе берут те книги в школьной библиотеке (и библиотеке по месту жительства), что они уже обсудили с друзьями-подругами. Это интересный феномен в современной школе. Если мы посмотрим на состояние дел беспристрастно, то должны будем объективно согласиться с тем, что в школе наш ребенок ведет себя много иначе, чем дома: говорит непристойные слова, дерется, дерзит учителям (бывает). Чтобы узнать «другую сторону» своего ребенка совсем не обязательно быть «семи пядей во лбу» или регулярно беседовать (по вызову) с классным руководителем. Посмотрите на его страницу в популярных сегодня социальных сетях, подслушайте его реплики на улице, обратите внимание на круг общения (в школе и вне школы). Из этих сведений уже можно сделать кое-какие выводы о своем ребенке, лишившись естественным путем ряда иллюзий. При этом ваш ребенок не перестает быть вашим и самым лучшим ребенком. Дети непосредственны. Да, они друг друга «посылают», но – что важно – проявляют интерес к книгам тоже. То есть читают. И берут книги, надо полагать с удовольствием, особенно те, что уже признаны популярными в их сообществе, рекомендованы подругами или старшими товарищами (по двору и школе).

В библиотеке

Совершенно понятно, что любая библиотека работает по определенным правилам в части учета книг. Но я не рекомендую возводить работу в ситуацию излишней «заорганизованности»; в этой смысле разумно помнить (почаще вспоминать) о том, что библиотека работает для людей, а не наоборот.

В школьной библиотеке могут разрешить ребенку взять (не сдавать ранее взятую) книгу на лето. В то время как по правилам в конце учебного года у всех школьников стараются собрать ранее выданные книжки (видимо для отчетности, которая в деле приобщения школьников к чтению роднится с формализмом и бюрократией), в случае разумного отступления от данных правил, официального признания их устаревшими, не соответствующими реалиям времени, ребенок получает возможность прочесть любимую книгу летом, испытывает от действий школьного библиотекаря не просто удовлетворение, а нескрываемую радость, и бывает доволен. То есть – читает с удовольствием и хочет приходить в такую библиотеку.

Я нередко слышу, вижу и читаю «откровения» некоторых родителей о том, что книга морально устарела, что детей не заинтересовать чтением ни под каким предлогом, что бы ни предпринимай. Сказанное выше опровергает эту информацию на практике. Все дело в том – как заинтересовывать, и особенно даже дело не столько в самих методах – вот они, в частности описаны выше, их много, их не вместит в себя ни одна статья или книга, а непосредственно в родительском подходе. Желанию побыть с ребенком, его выслушать, найти время поговорить по душам, быть в курсе его чаяний и забот.

«Желание есть, а времени нет», – говорят многие. Не согласен. Время одинаково ко всем, а вот действия у всех разные, и именно те или иные действия приводят к конкретным результатам. У тех, кто занимается с ребенком, многое получается. У других бывает по-разному. Помните знаменитое изречение педагогики: «кто хочет сделать – ищет повод, кто не хочет – причину». Всегда ищите повод – эта активная позиция никогда не подводит.

3. Рекомендации по выбору литературы для дошкольников и младших школьников

15 октября 2011 года в новом здании РНБ (Санкт-Петербург, Московский пр., 165) в рамках круглого стола «Региональная библиотека во времена перемен: новая архитектура – новая структура – новый библиотекарь – новая библиотека» открылась выставка «Новая финская библиотека», подготовленная городскими библиотеками г. Турку и Хельсинки. К слову, библиотека Турку в прошлом году отпраздновала 140 лет со дня рождения. Я побывал на этой выставке и вынес оттуда много нового, доселе неизведанного, безусловно интересного. И… поехал в Финляндию за новым опытом.

Итак, центральную библиотеку Хельсинки уже называют «Библиотека 24», так как теперь она работает круглосуточно.

Техническое оснащение библиотеки предоставляет следующие возможности:

  • через создание своего псевдонима у клиентов библиотеки есть возможность вносить свой вклад в базу данных библиотеки;
  • добровольная рецензия – возможность сделать так, чтобы другие ознакомились с вашей личной оценкой библиотечного собрания или отдельного издания;
  • коммуникативная беседа в формате живой дискуссии предполагает диалог с другими посетителями библиотеки, интересующимися теми же темами;
  • публикация, т. е. обнародование, распределение материалов, подготовленных клиентами.

Поэтому клиент финской библиотеки довольно силен своим влиянием на ее жизнь, поскольку здесь он не лишен возможности принимать участие в обсуждении, рефлексии (обратной связи, отзывов), коллективных решений, касающихся новых методов деятельности, создании приоритетов и перспектив развития библиотеки.

Интересной особенностью или новым финским опытом (который мог бы стать не менее новым российским опытом) является возможность предварительного заказа через Интернет нужных читателю (в том числе детских) книг. На сайте библиотеки выставлены книги с обложками, аннотациями, фрагментами текста и целых глав (для пущего привлечения читателя или раскрытия сути книги), имеется сообщение о том – свободна ли книга (имеется ли в фонде) и есть форма для заказа. Воспользовавшись этой простой методикой, как мне наглядно показали, занимающей у клиента финской библиотеки всего пару минут (при условии, что он уже знает – какую книгу хочет получить от библиотеки на время пользования) в течении трех дней читатель должен самостоятельно прибыть в библиотеку и по зарегистрированному ID номеру (аналог нашего читательского билета) получить книгу в пользование. Есть также и услуга доставки книги на дом или в офис.

Думаю, наши библиотекари по целому ряду причин нескоро догонят финских коллег (хотя лично мне хотелось бы, чтобы новые методики заработали у нас как можно скорее).

На форумах финских библиотек идет активное обсуждение книг, особенно новинок. Сами читатели оставляют в блогах и отзывах «микрорецензии», по анализу которых можно уже составлять – как бы у нас его назвали – рекомендательный список книг для чтения.

Посмотрим, как с этим обстоят дела у нас.

Что же читать от 6 до 10 лет взрослыми детям?

В июне 2012 года по рассылке РБА пришло сообщение, что в Детской централизованной библиотечной системе города Новокузнецка (Кемеровская область) создан электронный тематический иллюстрированный каталог «Что нам читать?», предназначенный для детей 6 – 10 лет. Хороший шаг вперед, можно порадоваться за библиотеки Новокузнецка, которые свои рекомендации могут распространить на всех заинтересованных руководителей детского чтения (родителей).

Санкт-Петербург тоже на высоте. Практически в каждой детской библиотеке (среди всех ЦБС районов Санкт-Петербурга) сегодня можно встретить книжки финских авторов, выпущенные в российских издательствах и переведенных с языка первоисточника.

Большинство книг финских авторов, пишущих и рисующих для детей издается в России при финансовой или иной поддержке информационного центра финской литературы FILI. Это довольно внушительная (по меркам относительно небольшой по численности и территории Финляндии) организации, которая имеет в стране Суоми огромный авторитет; ее внимания ищут как издатели, так и литераторы.

Замечательные финские соавторы Туве Аппельгрен и Салла Саволайнен распределили свое участие в детской книжке «Веста-Линнея и капризная мама » поровну: текст написала Туве, а обильно снабдила иллюстрациями Салла. Туве Аппельгрен сейчас живет в Финляндии, но пишет на своем родном языке – по-шведски. Это первая книга в ее серии про девочку со странным для нас именем Веста-Линнея и ее большую дружную семью. В Финляндии, особенно на севере – в Лапландии, принято давать детям несколько имен, к примеру, Кристина-Патриция-Танья-Анна-Леена – это имя может быть всего у одной только девочки.

Российские дети (книга рассчитана на детский возраст 5-11 лет) увлекаясь чтением такой книжки, где показана дизнь героев из соседней страны Суоми, узнают много нового не только о жизни за границей, но и об особенностях имен своих сверстников.

Книжка увидела свет в издательстве «Открытый мир» в 2008 году (оригинальное название Vesta-Linnea och monstermamman) с помощью переводчицы Марии Людковской.

Сюжет книги таков, что все начинается с обычной утренней ссоры между мамой и дочкой. Мама старается сохранять спокойствие, ведь она запланировала, что они с Вестой-Линнеей проведут замечательный день. Но Веста-Линнея упрямится, не хочет одеваться.

– Хватит! – обрывает ее мама. Голос у нее такой же приятный, как у голодного белого медведя, замерзшего во льдах.

Веста-Линнея понимает, что дело принимает серьезный оборот. Скоро она по-настоящему рассверипеет, эта мама. Лучше всего тихо-тихо одеться и миленько улыбнуться. Может, даже сказать «прости»… Но события разворачиваются очень динамично и по-детски драматично, что и приковывает внимание маленьких читателей к рассказу финских авторов, оформленному всего на 20 страницах.

Также заслуживает внимание книжка из того читательского адреса – для чтения взрослыми детям, написанная датчанкой Ким Фупс Окесон «Гражданин, гражданка и маленькая обезьянка » с совершенно потрясающими иллюстрациями Евы Эрикссон. Книжка, переведенная с датского все той же Марией Людковской, вышла в «Открытом мире» в том же 2008 году. В ней рассказывается, как «жили-были мужчина и женщина, но не какие угодно мужчина и женщина. У обоих были имена, дом в Херлеве и немецкий автомобиль.

«Ах, как же мы любим друг друга!» – говорили они друг другу и целовались так, что дух захватывало. Такое и в Херлеве случается. Однажды утром женщина сказала: «Мне кажется, у меня в животе что-то есть». Прочитав книгу, ребенок узнает – как именно развиваются события дальше.

Известный финский писатель для детей Маркус Маялуома  издал на своей родине много книг, пользующихся популярностью. Причем волны популярности дошли и до России.

Книжка «Папа, пойдем за грибами! / М. Маялуома; пер. с финского Е. Тиновицкой. – М.: Самокат, 2009. – 36 л.: ил. – ISBN 978-5-902326-82-3 увлекает ребенка с первой страницы и читается легко. Особенный финский юмор (который прослеживается – см. выделенное курсивом – как в литературе для взрослых, так и для детей) привлекает детей к таким книжкам прежде всего своей оригинальностью. О сюжете судите сами.

Не успел папа приехать домой на новой машине, как Осси, Вейно и Анна-Мари объявили, что они едут за грибами!. Сосед, живущий рядом господин Трубкела и его флагшток  тоже отправляются с ними. И пусть в дремучем лесу водятся медведи и барапазавры – ничто не оставит команду раскрашивателей грибных атласов-определителей!

Вообще Маркус Маялуома написал и сам проиллюстрировал множество книг для ребят, где детская фантазия и сообразительность зачастую оказываются намного более полезными, чем рассудительность «умных» взрослых. Не является исключением и такая его книги для детей 4–7 лет как:

  • Маялуома М. Папа, когда придет Дед Мороз? / Маркус Маялуома; пер. с финского Е. Тиновицкой. – М.: Самокат, 2008. – 36 с.

С позволения сказать квинсистенцией популярности книг Маялуома в детском мире является не столько оригинальный литературно-художественный стиль подачи материала, сколько удачно выбранный читательский адрес и его непосредственная связь с серией, в названии которой слово «папа» является определяющим – «папина серия».

Сам детский писатель Маялуома откровенничает: «В детской книжке должны быть какие-то грани, какие-то противопоставления. Противоположность заключается уже в том, что взрослые все планируют заранее, а дети живут ощущением момента. С мыслью об этом я нарисовал и написал книги «папиной серии». Папа в них все превращает в игру – на свой лад. А дети добавляют в этот суп приправы, и порой довольно остренькие, во всяком случае на отцовский вкус».

Как автор нескольких пособий по чтению для отцов, я вполне понимаю этого финского писателя. Эта ниша и сегодня не наполнена вполне: прямо скажу – не хватает неравнодушных отцов, умеющих и желающих заниматься с детьми. Поэтому всегда, когда в книге речь – так или иначе (в названии, содержании, оглавлении) заходит о папах, дети (многие из них растут в неполных семьях) наиболее сенситивны восприимчивы, и осваивают такую книгу с удовольствием. Думаю, секрет серии Маялуомы именно в этом.

Следующие книги (других финских авторов, переведенных и изданных в России) с не меньшим обоснованием можно рекомендовать родителям для чтения детям:

  • Миеттинен Ауликки. Отто и малыш из тыквы./ Сказка. – пер. с финского – М.: Стрекоза, 2009. – 28 с.
  • Тина Нопола, Мерви Линдман. Сири и ее новые друзья. – М.: Открытый мир, 2002.
  • Тина Нопола, Мерви Линдман. Сири и радость третьего этажа. – М.: Открытый мир, 2007.

Оставить комментарий

Обсудить на форуме

Система Orphus