Какого цвета удивление? – Анна Белая

Какого цвета удивление? – Анна Белая

(7 голосов3.3 из 5)

«Какого цвета удив­ле­ние?» – заме­ча­тель­ная книга пси­хо­лога Анны Белой, увле­ка­тельно повест­ву­ю­щая о роли худо­же­ствен­ного твор­че­ства в искус­стве вос­пи­та­ния здо­ро­вой и гар­мо­нич­ной личности.
Автор рас­ска­зы­вает о раз­ви­тии и вос­пи­та­нии у детей эсте­ти­че­ского отно­ше­ния к дей­стви­тель­но­сти, с пози­ции пси­хо­лога и худож­ника зна­ко­мит чита­те­лей с пси­хо­ло­гией дет­ского изоб­ра­зи­тель­ного твор­че­ства, а также гово­рит о роли роди­те­лей, учи­те­лей в ста­нов­ле­нии актив­ной твор­че­ской личности.

Что такое воспитание цветом?

Цвет играет зна­чи­тель­ную роль для здо­ро­вого или боль­ного орга­низма и пер­во­сте­пен­ную роль – для ума чело­века. Это – посто­янно обнов­ля­ю­щийся источ­ник радостен.

Лео­нора Доде

Известно, что воз­дей­ствие цвета может вызвать у чело­века как физио­ло­ги­че­ский, так и пси­хо­ло­ги­че­ский эффект. Это обсто­я­тель­ство уже давно учи­ты­ва­ется в искус­стве, эсте­тике, гиги­ене про­из­вод­ства. Напри­мер, цве­то­вая тера­пия суще­ствует с неза­па­мят­ных вре­мен. Еще Ави­ценна (980 – 1037 гг.) свя­зы­вал опре­де­лен­ные цвета с кон­сти­ту­цией чело­века и реко­мен­до­вал соот­вет­ству­ю­щие цве­то­вые лекар­ства, изго­тов­лен­ные из растений.

Цве­то­вая пси­хо­ло­гия и цве­то­вая диа­гно­стика – отно­си­тельно моло­дые науки. Их воз­ник­но­ве­ние свя­зано с потреб­но­стью изме­рить пси­хо­ло­ги­че­ские явле­ния, найти вза­и­мо­связи, доста­точно устой­чи­вые, чтобы судить о каче­ствах чело­века и целе­на­прав­ленно воз­дей­ство­вать на него.

И в самом деле, заман­чиво создать «систему Мен­де­ле­ева» для цвета, узнать его место в струк­туре наших эмо­ций и чувств. Тогда мы могли бы пред­ска­зать «зву­ча­ние» и воз­дей­ствие цвета в кар­ти­нах худож­ни­ков, в инте­рьере, одежде, сло­вом, всюду, где гамма цвета при­сут­ствует и воз­дей­ствует на нас. Суще­ство­вало немало попы­ток состав­ле­ния жест­ких соот­вет­ствий между цве­том и эмо­ци­о­наль­ным состо­я­нием, однако они не увен­ча­лись успехом.

Попро­буем найти такую систему при помощи ста­ти­сти­че­ского ана­лиза. Каза­лось бы, чего проще, опро­сить как можно боль­шее число людей. Пусть каж­дый назо­вет «цвет эмо­ции». Но путь ока­жется также невер­ным, как если бы мы наде­я­лись вос­пи­тать из ребенка твор­че­скую лич­ность, дав ему задачки и ответы. Как про­сле­дить нали­чие вза­и­мо­связи между эмо­цией и цве­том? Как ее ожи­вить? Ответ на эти вопросы и даст нам ключ к про­бле­мам нрав­ствен­ного, худо­же­ствен­ного и эмо­ци­о­наль­ного вос­пи­та­ния ребенка.

Под­ходы к реше­нию про­блем вос­пи­та­ния твор­че­ской лич­но­сти уже наме­чены. Это – работы пси­хо­ло­гов, худож­ни­ков, педа­го­гов, искус­ство­ве­дов. Каж­дый из спе­ци­а­ли­стов рас­смат­ри­вает про­цесс вос­пи­та­ния со своей сто­роны. А учи­теля и роди­тели непо­сред­ственно на прак­тике стал­ки­ва­ются с вос­пи­та­тель­ным про­цес­сом и должны соче­тать в себе мно­го­гран­ный под­ход к твор­че­ству ребенка, при­ме­няя бога­тый арсе­нал мето­дов, раз­ра­бо­тан­ный спе­ци­а­ли­стами раз­ных областей.

Что такое вос­пи­та­ние цве­том? Для чего оно необ­хо­димо? Если цвет явля­ется мости­ком между эмо­цией и лич­но­стью, инди­ка­то­ром и одно­вре­менно силь­ным фак­то­ром воз­дей­ствия на чело­века, то подоб­ный метод вос­пи­та­ния есть свя­зу­ю­щее звено между нрав­ствен­ным и эсте­ти­че­ским вос­пи­та­нием. А вос­пи­та­ние цве­том ока­зы­ва­ется неотъ­ем­ле­мой частью куль­тур­ного раз­ви­тия. Вот что гово­рил по этому поводу вели­кий И. В. Гете, кото­рый всю жизнь зани­мался цве­том: «Мыс­лить инте­рес­нее, чем знать, но не инте­рес­нее, чем созер­цать. Бла­го­даря своим опти­че­ским заня­тиям, я при­шел к куль­туре, кото­рую вряд ли смог бы при­об­ре­сти… иначе» (Гете И. В. Избран­ные сочи­не­ния по есте­ство­зна­нию. – М, 1957. – С. 6). Вос­пи­та­ние цве­том озна­чает и актив­ные методы науче­ния рисо­ва­нию и виде­нии цвета, и цве­то­вую тера­пию, и созда­ние гар­мо­нич­ной цве­то­вой среды для ребенка. Осво­е­ние мира кра­сок содей­ствует осмыс­лен­ному образу жизни, повы­шает настро­е­ние и рас­ши­ряет инди­ви­ду­аль­ную сферу пере­жи­ва­ний. Вос­пи­та­ние цве­том уси­ли­вает худо­же­ствен­ное насла­жде­ние, вно­сит эсте­ти­че­ское начало в каж­дое «дви­же­ние» души, в каж­дый посту­пок ребенка.

Поэтому, именно в школе, еще на самом началь­ном этапе обу­че­ния важно сохра­нить и раз­вить любо­зна­тель­ность и широту инте­ре­сов детей. Необ­хо­димо напра­вить все уси­лия на то, чтобы ребе­нок не пере­стал удив­ляться, а зна­чит стре­мился к новому, делал откры­тия и радо­вался творчеству.

Эмо­ция удив­ле­ния – одна из самых заме­ча­тель­ных, чисто чело­ве­че­ских. Наряду с потреб­но­стью в обще­нии, она появ­ля­ется уже с пер­вых лет суще­ство­ва­ния чело­века и вопло­щает радость жизни и позна­ния нового. Пере­жи­ва­ние удив­ле­ния все­гда наме­чает пер­спек­тиву, уво­дит нас в буду­щее. И не слу­чайно гово­рят, что самая уди­ви­тель­ная пора – дет­ство. Здесь все откры­ва­ется впер­вые, и все ока­зы­ва­ется гениально.

Не исклю­чая син­теза лите­ра­туры, музыки, живо­писи, мы делаем упор на изоб­ра­зи­тель­ные методы худо­же­ствен­ного вос­пи­та­ния, так как они наи­бо­лее наглядны и дей­ственны, могут легко при­ме­няться в педа­го­ги­че­ской прак­тике и домаш­нем воспитании.

Научить ребенка видеть, эсте­ти­че­ски вос­при­ни­мать дей­стви­тель­ность – это зна­чит научить его ощу­щать род­ство со всем миром. С дет­ства у каж­дого из нас фор­ми­ру­ется свой образ, эмо­ци­о­наль­ная память задает палитру того непо­вто­ри­мого узора моза­ики, через кото­рый мы смот­рим потом на мир. Взрос­лые зача­стую не дают про­явиться этому поэ­ти­че­скому образу, навя­зы­вая ребенку свои пред­став­ле­ния «пло­хого – хоро­шего», «сво­его и чужого».

Так как зона бли­жай­шего раз­ви­тия у каж­дого ребенка своя, то необ­хо­дим инди­ви­ду­аль­ный под­ход. У одного нужно раз­ви­вать про­цессы вооб­ра­же­ния, дру­гой умеет видеть образ, но не может доне­сти его до деталь­ного выра­же­ния. Тре­тий наобо­рот, излишне ана­ли­ти­чен, мыш­ле­ние пере­гру­жено дета­ли­за­цией, слабо обоб­ща­ется идея про­из­ве­де­ния. С помо­щью пси­хо­ло­ги­че­ских мето­дик пси­хо­лог может выявить и раз­вить недо­ста­ю­щие твор­че­ские элементы.

Очень важно также раз­ви­вать миро­воз­зре­ние и соци­ально-эти­че­ский ком­плекс ребенка. Заня­тия твор­че­ством не только решают пси­хо­ло­ги­че­ские кон­фликты ребенка, но и воз­вы­шают его над быто­вым фоном, дают новые, так ска­зать «очи­ща­ю­щие» впе­чат­ле­ния. В свою оче­редь вос­при­я­тие худо­же­ствен­ных про­из­ве­де­ний уже не оста­ется пас­сив­ным как прежде, малыш начи­нает сопе­ре­жи­вать, при­ме­нять свой опыт. Если идеал пове­де­ния ребенка отли­чен от пред­став­ле­ний о себе, то и в искус­стве будет видеть героев, явля­ю­щихся иде­а­лом, и себя ста­вить на их место. В этом кро­ется боль­шая вос­пи­та­тель­ная сила худо­же­ствен­ного твор­че­ства. В про­из­ве­де­ниях искус­ства ребе­нок видит прежде всего то, что непо­сред­ственно отно­сится к его жизни. А пора­жает то, что уже пере­жил, либо то, к чему стремится.

Осо­бенно чув­стви­тель­ных к эсте­ти­че­скому детей назы­вают эмо­тив­ными. К ним нужен свой под­ход, с уче­том их рани­мо­сти, впе­чат­ли­тель­но­сти. Такой ребе­нок может запла­кать от про­чи­тан­ной сказки, печаль­ного эпи­зода в кино­фильме или мульт­фильме. Таких детей не сле­дует сильно пере­гру­жать инфор­ма­цией, глав­ное – более осто­рожно под­би­рать худо­же­ствен­ные про­из­ве­де­ния. Обычно они любят сами созда­вать худо­же­ствен­ные образы, сочи­нять исто­рии и так далее. Взрос­лые должны поощ­рять эти способности.

Пси­хо­логи и педа­гоги пыта­ются опре­де­лить поня­тие твор­че­ских спо­соб­но­стей ребенка и подойти к их прак­ти­че­скому изу­че­нию. Педа­гоги худо­же­ствен­ных школ и сту­дий стре­мятся к тому же, но эмпи­ри­че­ским путем. В насто­я­щее время про­дви­же­ние в деле изу­че­ния твор­че­ских спо­соб­но­стей не может быть достиг­нуто без содру­же­ства обеих сто­рон. При­чем важно осу­ществ­лять сотруд­ни­че­ство таким обра­зом, чтобы пси­хо­лог, изу­ча­ю­щий про­блемы фор­ми­ро­ва­ния и раз­ви­тия твор­че­ских спо­соб­но­стей, непо­сред­ственно сопри­ка­сался с самим педа­го­ги­че­ским процессом.

У нас в стране ком­плекс­ным изу­че­нием худо­же­ствен­ного твор­че­ства зани­ма­ется и коор­ди­ни­рует его посто­ян­ная комис­сия, рабо­та­ю­щая в составе Науч­ного Совета по исто­рии миро­вой куль­туры Ака­де­мии наук СССР. Это – новое направ­ле­ние в искус­ство­ве­де­нии и ряде дис­ци­плин, каса­ю­щихся духов­ной жизни человека.

Наблю­дая экза­ме­на­ци­он­ный про­цесс, про­цесс оценки работ в худо­же­ствен­ных шко­лах, заме­тим, что педа­гоги инту­и­тивно про­де­лы­вают ту работу, в отно­ше­нии кото­рой пси­хо­лог-диа­гно­стик вла­деет кон­крет­ными сред­ствами. В самом деле, когда он хочет иссле­до­вать лич­ность чело­века, то его инте­ре­суют основ­ные состав­ля­ю­щие: прежде всего свой­ства тем­пе­ра­мента, харак­тера, мыш­ле­ния, памяти, вооб­ра­же­ния, эмо­ци­о­наль­ность, кре­а­тив­ность (фено­мен твор­че­с­ко­сти) и так далее. Правда педа­го­гов инте­ре­сует еще фор­ми­ро­ва­ние навы­ков, уме­ний, зна­ний, но для детей, зани­ма­ю­щихся худо­же­ствен­ным твор­че­ством, этого явно недо­ста­точно. Видимо, есть нечто, чему нельзя научиться, но к чему можно под­ве­сти – к твор­че­скому развитию.

Вспом­ните, летали ли вы во сне? Обычно такое бывает в дет­стве. Цвет­ные, яркие сны, похо­жие на сказку. С обра­зом, сим­во­лом полета свя­зано пред­став­ле­ние о пол­ной сво­боде, неза­ви­си­мо­сти, о том, что все силы, кото­рые мешают или пре­пят­ствия уда­лены, а малень­кий чело­век поль­зу­ется в пол­ной мере сво­ими силами. Быть как птица, как ветер, как облако – зна­чит сим­во­ли­че­ски стре­миться к сво­боде. Воз­ни­кает вопрос: суще­ствует ли воз­мож­ность регу­ли­ро­ва­ния посред­ством созна­ния сферы бес­со­зна­тель­ного? Это допус­кают и при­знают совет­ские пси­хо­логи, хотя здесь еще очень мно­гое неясно и мно­гое не дока­зано экс­пе­ри­мен­тально. В част­но­сти, пси­хо­лог Л. С. Выгот­ский писал: «Обу­чить твор­че­скому про­цессу, акту искус­ства нельзя, но это вовсе не зна­чит, что нельзя вос­пи­та­телю содей­ство­вать его обра­зо­ва­нию и появ­ле­нию. Через созна­ние мы про­ни­каем в бес­со­зна­тель­ное, мы можем извест­ным обра­зом так орга­ни­зо­вать созна­тель­ные про­цессы, чтобы через них выда­вать про­цессы бес­со­зна­тель­ные» (Выгот­ский Л. С. Собра­ние сочи­не­ний. – М., 1982.-Т. 2. – С. 10).

К числу необ­хо­ди­мых черт сле­дует также отне­сти нали­чие эмо­ци­о­наль­ной чув­стви­тель­но­сти – воз­бу­ди­мо­сти осо­бых эмо­ций, впе­чат­ли­тель­но­сти, отзыв­чи­во­сти, тон­кого эмо­ци­о­наль­ного реа­ги­ро­ва­ния. Эти зна­ния необ­хо­димы для того, чтобы видеть: какие недо­ста­ю­щие черты и у кого нужно формировать.

Нрав­ствен­ная и эсте­ти­че­ская пози­ция явля­ются еди­ными, потому что «в обоих слу­чаях пре­одо­ле­ва­ется отчуж­ден­ное, потре­би­тель­ское отно­ше­ние к окру­жа­ю­щей жизни, в обоих слу­чаях для чело­века не суще­ствует без­раз­лич­ных внеш­них объ­ек­тов, он не знает «без­глас­ных» вещей, пред­на­зна­чен­ных лишь послу­жить сред­ством для какой-нибудь ути­ли­тар­ной цели. В дру­гом чело­веке он видит субъ­екта, подоб­ного себе, в про­дук­тах куль­туры – ове­ществ­лен­ную мысль и труд своих пред­ков; в явле­ниях при­роды также сумеет найти нечто цен­ное и род­ствен­ное ему самому как при­род­ному, хотя и вышед­шему из при­роды суще­ству. Такой чело­век может почув­ство­вать себя при­част­ным ко всей жизни и куль­туре чело­ве­че­ства» в про­шлом и насто­я­щем, а зна­чит, будет спо­соб­ным при­нять на себя ответ­ствен­ность за буду­щее (Мелик-Пашаев А. Ш. Педа­го­гика искус­ства и твор­че­ские спо­соб­но­сти. – М., 1981. – С. И).

Как отно­сится к миру ребе­нок? Чем отли­ча­ется опыт малень­кого чело­века, каза­лось бы, сход­ный с опы­том взрос­лого, вопло­щен­ный в худо­же­ствен­ном про­из­ве­де­нии? Изу­чать дан­ную про­блему сложно, поскольку эсте­ти­че­ские пере­жи­ва­ния нельзя иссле­до­вать стро­гими экс­пе­ри­мен­таль­ными мето­дами. Ребе­нок все­гда любит свою работу, все­гда в ней искре­нен, взрос­лый же ино­гда может созда­вать про­из­ве­де­ние не для себя, а, напри­мер, для выставки. Взрос­лый худож­ник, кроме того может дословно пере­нять фор­маль­ные и пла­сти­че­ские при­емы у худож­ни­ков про­шлого. Работы детей все­гда имеют, так ска­зать, свое лицо, педа­гог только дол­жен уви­деть свое­об­ра­зие каж­дого и сохра­нить его, пока тот не овла­деет тех­ни­кой и мастерством.

Эсте­ти­че­ское отно­ше­ние к миру уби­рает ту неви­ди­мую пси­хо­ло­ги­че­скую гра­ницу, кото­рая в повсе­днев­ной жизни раз­де­ляет «я» и «не я». И ребе­нок, и худож­ник, и поэт пишут не про­сто об отстра­нен­ных внеш­них объ­ек­тах и собы­тиях, а пере­дают свой мир, к кото­рому они при­частны. Для ребенка, как ни для кого дру­гого, этот мир цело­стен, как гово­рят «син­кре­ти­чен», то есть каж­дая вещь не отде­лена одна от другой.

Музыка, поэ­зия и танец – все вос­при­ни­ма­ется как одно целое. Посмот­рите на рисунки детей – в каж­дом из них есть солнце, земля и небо. Это – закон­чен­ная модель мира. Бла­го­даря нерас­чле­нен­но­сти вос­при­я­тия, ребе­нок спо­со­бен радо­ваться насто­я­щему моменту, он несет чашку с водой и рад, что донес ее и не про­лил воду. Любое дей­ствие ста­но­вится для него «дей­ством» – отсюда и тот вели­ко­леп­ный арти­стизм, пора­жа­ю­щий своей непо­сред­ствен­но­стью взрос­лых. Дей­стви­тельно, ребе­нок не имеет того абстракт­ного поня­тия «труд», кото­рое при­суще нам – взрос­лым. Он несет чашку потому, что ему это нра­вится. Малышу хочется делать что-нибудь, не заду­мы­ва­ясь над тем, зачем и что же будет дальше. Поэтому зада­чей взрос­лого в такой момент явля­ется созда­ние образа труда не через абстрак­цию, а через поэ­зию. Необ­хо­димо вклю­чать ребенка в свои дела мето­дом игры, ожив­ляя образ, а не абстрактно вну­шать, что такое хорошо и что такое плохо. Доб­рота должна образно сло­житься для малень­кого чело­века из мно­гих дел, поступ­ков. Итак, созда­ние любого образа должно сопро­вож­даться сопе­ре­жи­ва­нием, эмо­ци­о­наль­ным вклю­че­нием его в ситуацию.

Не менее важ­ным явля­ется и нахож­де­ние каж­дой лич­но­стью сво­его образа. Вспом­ним, как у нас про­во­дятся празд­ники. При­хо­дит мас­со­вик-затей­ник и гово­рит: «Ну-ка, ребята, пошли, повто­ряйте за мной!».

И ребята начи­нают неумело повто­рять его дви­же­ния, неко­то­рые стес­ня­ются, созда­ется искус­ствен­ное ожив­ле­ние. Танец пре­вра­ща­ется в меха­ни­че­ское повто­ре­ние. А здесь, наобо­рот, необ­хо­димо дать сво­боду, пусть каж­дый сам при­ду­мает свое выра­же­ние образа, пред­став­ляя о том, как падают листья, кру­жится снег, пере­да­вая пла­стику живот­ных. Пусть ребе­нок оттолк­нется от поэ­ти­че­ского образа и создаст свой, пусть перед ним ста­вится не кон­крет­ная цель, а проблема.

Осо­бенно это каса­ется празд­ни­ков, кото­рые запо­ми­на­ются детьми надолго. Тогда каж­дый желает выска­заться, само­ре­а­ли­зо­ваться. Педа­го­гам и роди­те­лям необ­хо­димо акти­ви­зи­ро­вать детей в под­го­товке к празд­нику, чтобы они вме­сте оформ­ляли сцену, при­ду­мы­вали костюмы и рисунки, отра­жа­ю­щие вос­при­я­тие необыч­но­сти гла­зами малыша. Раз­ные кон­курсы, диа­лог с малень­кими испол­ни­те­лями запо­ми­на­ются им как этап, как ожи­да­ние чуда на всю жизнь. Есте­ственно, мир сказки не дол­жен преж­де­вре­менно ухо­дить от ребенка. Уста­новка на ран­нее обу­че­ние логи­че­скому мыш­ле­нию, на «вун­дер­кин­дов» впо­след­ствии может дать нев­ро­ти­че­ские срывы, допу­стим в под­рост­ко­вом или ран­нем юно­ше­ском возрасте.

Кто боится темноты

Как известно, поло­жи­тель­ные эмо­ции свя­заны с рас­кры­тием душев­ных сил чело­века, а отри­ца­тель­ные – с его нев­ро­тиз­мом, замкну­то­стью, насто­ро­жен­но­стью. У ребенка уже в ран­нем воз­расте могут воз­ник­нуть стражи: страх перед чужими людьми, боязнь тем­ноты, боязнь оста­ваться одному дома. Все эти страхи фор­ми­руют взрос­лые, а когда ребе­нок под­рас­тет, то могут вну­шить еще и соци­аль­ный страх: перед посе­ще­нием школы или перед учи­те­лем, боязнь не спра­виться с зада­нием. Страх фор­ми­ру­ется в резуль­тате запу­ги­ва­ния, при повто­ря­ю­щихся напря­жен­ных ситу­а­циях, недо­статке душев­ного тепла. Боязнь незна­ко­мых ситу­а­ций, новой обста­новки, незна­ко­мых людей «гасит» поис­ко­вую актив­ность ребенка, лишая его необ­хо­ди­мых для раз­ви­тия эмо­ций удив­ле­ния. Таким обра­зом, лич­ность не рас­кры­ва­ется, гар­мо­ния эмо­ций нару­ша­ется, при­па­дая на ран­ний воз­раст, когда суще­ствуют пери­оды повы­шен­ного про­яв­ле­ния страха.

Осо­бенно отри­ца­тельно ска­зы­ва­ется пас­сив­ность такой семьи, в кото­рой в основ­ном смот­рят теле­ви­зор и слу­шают радио. Ребе­нок обре­ка­ется в дан­ном слу­чае на душев­ное оди­но­че­ство. После такого «вос­пи­та­ния» не сле­дует наде­яться на твор­че­скую само­сто­я­тель­ность малыша. Более того, про­смотр мно­гих про­грамм для взрос­лых, засы­па­ние и про­сы­па­ние под радио могут сде­лать его невротиком.

Взрос­лые должны сосре­до­то­чить все свои уси­лия для созда­ния радост­ной атмо­сферы. Вечер­няя сказка по теле­ви­зору не может заме­нить песню или сказку, рас­ска­зан­ную роди­те­лями. Именно рас­сказ, живая беседа, а не чте­ние часто дают ответ­ную реак­цию ребенка, раз­ви­вая его твор­че­ство и вооб­ра­же­ние. Вспом­ните свои пере­жи­ва­ния в дет­стве: огром­ность дня и окру­жа­ю­щего про­стран­ства, зага­доч­ность мира, нахо­дя­ще­гося за пре­де­лами ком­наты, сво­его двора, улицы… Или вспом­ните непо­вто­ри­мое ожи­да­ние Нового года. Целост­ность образа, ощу­ще­ние пол­ноты бытия – вот что отли­чает мир дет­ства. И этот мир важно не раз­ру­шить, его сле­дует осо­знать и пере­жить на новом уровне.

Роль изоб­ра­зи­тель­ного твор­че­ства нельзя пере­оце­нить. Рав­но­ду­шие, отсут­ствие береж­ного отно­ше­ния к рабо­там ребенка сиг­на­ли­зи­руют о том, что он нахо­дится в опас­но­сти. Ока­зы­ва­ется, если про­ана­ли­зи­ро­вать дет­ские работы, при­ме­нив дан­ные пси­хо­ло­ги­че­ской диа­гно­стики, то можно уви­деть, что они про­гно­зи­руют даль­ней­шую жизнь ребенка. Осо­бенно это заметно среди тех, кто стал худож­ни­ком. Коло­рит, ком­по­зи­ция, содер­жа­ние работы малень­кого худож­ника сви­де­тель­ствуют о его при­стра­стиях, инди­ви­ду­аль­ном и непо­вто­ри­мом взгляде на мир. Небла­го­по­луч­ная ситу­а­ция в семье прямо отра­жа­ется на про­из­ве­де­нии ребенка.

Заме­тим, что про­грамма эсте­ти­че­ского вос­пи­та­ния ни в коем слу­чае не должна быть жест­кой. В ней нужны экс­промт, инту­и­тив­ный под­ход, под­креп­ле­ние заня­тий при­ят­ными собы­ти­ями и пере­жи­ва­ни­ями. Это могут быть и заня­тия на при­роде, сов­мест­ные походы в музей и на ярмарки, игры, спор­тив­ные заня­тия и так далее. Но оста­вить след эти меро­при­я­тия могут только тогда, когда их про­ве­де­ние обсуж­дают вме­сте со взрос­лым, закреп­ляя в твор­че­стве и пере­да­вая в наи­бо­лее ярких обра­зах. Ведь, напри­мер, из про­смот­рен­ного спек­такля ребе­нок может выне­сти всего одну фразу, заин­те­ре­со­вав­шую его, поэтому задача взрос­лого – научить думать, обоб­щать, не навя­зы­вая сво­его «пра­виль­ного» мнения.

Заме­чено, что твор­че­ские лич­но­сти про­яв­ляли само­сто­я­тель­ность в реше­нии задач с дет­ства, они ста­ра­лись все делать по-сво­ему. Во мно­гом здесь имеет зна­че­ние уве­рен­ность в себе, кото­рая про­яв­ля­ется в даль­ней­шем и мало изме­ня­ется. Уве­рен­ность необ­хо­димо, конечно, развивать.

Важно найти те спо­собы само­вы­ра­же­ния, кото­рые ребе­нок исполь­зует с боль­шим увле­че­нием. У одного это – мотор­ная память, у дру­гого – зри­тель­ная и так далее. Оттолк­нув­шись от основ­ного образа, создан­ного малы­шом, нужно выве­сти его на дру­гие виды худо­же­ствен­ной дея­тель­но­сти. В любой период сво­его раз­ви­тия он дол­жен зани­маться тем видом искусств, кото­рый нра­вится, и затем, мак­си­мально реа­ли­зо­вав себя в нем, либо перейти к дру­гому, либо на более высо­ком уровне овла­деть мастер­ством в най­ден­ном виде твор­че­ства. Заня­тия рисо­ва­нием могут сме­ниться леп­кой, тан­цем, музы­кой. И все эти пере­мены про­ис­хо­дят есте­ственно, педа­гогу нужно только вовремя под­хва­тить и мак­си­мально раз­вить эту спо­соб­ность. Обычно у детей, не склон­ных обу­чаться живо­писи про­фес­си­о­нально, инте­рес спа­дает после 3‑х меся­цев обу­че­ния в изоб­ра­зи­тель­ной сту­дии, сме­нив­шись новым видом само­вы­ра­же­ния. Веро­ятно, школы буду­щего будут постро­ены по прин­ципу такого цик­ли­че­ского обу­че­ния, когда все ребята не будут зани­маться одним и тем же целый год, а в соот­вет­ствии со сво­ими спо­соб­но­стями и склон­но­стями нач­нут пере­хо­дить в раз­ные группы.

А вот передо мной рису­нок семи­лет­ней Оксаны. Сего­дня все рисо­вали на тему «Мой дом». И что же видно на ее рисунке: чер­ной крас­кой рас­плы­ва­ется фасад дома, он стоит где-то в самом углу, а ниже – кро­хот­ная фигурка чело­века, как будто он хочет убе­жать с листа. Рису­нок ока­зался небреж­ным, с гряз­ными раз­во­дами корич­нево-синей краски.

Смотрю на рисунки дру­гих детей. Свой дом, своих род­ствен­ни­ков они рисуют совер­шенно по-раз­ному: вот – празд­нич­ный стол, а за ним сидит вся семья, или все вме­сте идут на празд­ник. Совер­шенно по-дру­гому вос­при­ни­мает семью Оксана и пере­но­сит свои чув­ства на бумагу. Что же про­ис­хо­дит у них дома?

Я узнаю, что ее роди­тели недавно раз­ве­лись. После раз­вода мать с девоч­кой пере­ехала на дру­гую квар­тиру, а отец остался на преж­нем месте со сво­ими роди­те­лями. Ока­зы­ва­ется, все время мама не ладила с роди­те­лями папы. А ведь с самого дет­ства девочка жила в окру­же­нии своих близ­ких: отца, бабушки, дедушки, матери, а теперь при­выч­ный уклад ее жизни нару­шен. Оксана не может пере­не­сти раз­луку с бабуш­кой, ведь они очень при­вя­заны друг к другу. Когда она видится с отцом, то это сопро­вож­да­ется боль­шим нерв­ным напря­же­нием всех участ­ни­ков встречи. Девочке дик­туют запрет­ные темы, дают раз­ные настав­ле­ния, сло­вом, преж­ний кон­фликт про­дол­жа­ется, сюда втя­нут еще и ребе­нок. А дети, как лак­му­со­вая бумажка, реа­ги­руют на все нюансы пси­хо­ло­ги­че­ского кли­мата в семье. И не только сами взрос­лые после раз­вода ста­но­вятся нев­ро­ти­ками, – они оку­нают в мир дис­гар­мо­нии еще не сфор­ми­ро­вав­ше­гося малень­кого чело­века. Вот что гово­рит Оксана: «Мне стыдно, у меня нет папы. Все дети меня драз­нят, что у меня его нет».

Учи­тель­ница знала о слож­ной ситу­а­ции в семье девочки и стала, к сожа­ле­нию, рас­спра­ши­вать ее при одно­класс­ни­ках. Бес­такт­ность и бес­чув­ствен­ность взрос­лых людей при­вела еще к одной ошибке. Хотя ребенку нужно объ­яс­нить, что изме­ни­лись только усло­вия, а отец ведь никуда не исчез. После раз­вода про­шло несколько меся­цев, и одна­жды мама воз­му­ти­лась, узнав, что гово­рит дочка: «Разве у тебя нет папы? Ты ведь зна­ешь, где он живет, ходишь к нему, и если ты будешь гово­рить детям, что у тебя его нет, то ска­жешь неправду».

– Тогда я буду гово­рить, что у меня есть папа! – с облег­че­нием отве­тила девочка.

Ее мать начала пони­мать, что оскорб­ле­ния, наго­воры на отца, запре­ще­ние посе­щать бабушку изме­няют отно­ше­ние ребенка прежде всего к себе. Вос­ста­нав­ли­вая детей про­тив одного из близ­ких, взрос­лые сами того не ведая, отчуж­дают от него весь мир, раз­ру­шают целост­ность этого мира. У ребенка воз­ни­кают страхи. Дей­стви­тель­ность теряет кра­соч­ность, ста­но­вясь еще более суро­вой, чем для взрос­лого в экс­тре­маль­ных усло­виях. Нагне­та­ние обста­новки в семье фор­ми­рует про­ти­во­ре­чи­вое отно­ше­ние к окружающим.

Итак, обра­тимся еще раз к рисун­кам детей в непол­ных, кон­фликт­ных семьях. Мы снова уви­дим гряз­ные краски, иска­жен­ные фигуры. Вот такая полу­ча­ется фото­гра­фия той неви­ди­мой пси­хо­ло­ги­че­ской атмо­сферы, кото­рую создаем для ребенка сами. Вот какой выри­со­вы­ва­ется кар­тина нашей души, кото­рую вкла­ды­ваем в него. Кстати, еще одной при­чи­ной воз­ник­но­ве­ния отчуж­ден­но­сти, гру­бо­сти у ребенка явля­ется пота­ка­ние во всем, чрез­мер­ная доб­рота и само­заб­вен­ная любовь роди­те­лей. О чем можно судить по такому рассказу.

«Саша – совер­шенно невоз­мож­ный чело­век», – гово­рит педа­гог об одном из своих учеников.

При­чем у маль­чика совер­шенно каза­лось бы бла­го­по­луч­ная семья. У него пре­крас­ные роди­тели – все делают для Сашеньки. А он гру­бит, кри­ти­кует и, самое обид­ное, сме­ется всем в лицо – неза­ви­симо от того, как к нему отно­сятся: плохо или доброжелательно.

В дан­ном слу­чае роди­тели куль­ти­ви­ро­вали в ребенке эго­цен­тризм, закры­вая ему глаза на все дру­гие точки зре­ния о нем. Тем самым вызвали ответ­ный гнев и раз­дра­же­ние не только в свой адрес, но и на дру­гих окру­жа­ю­щих. Чрез­мерно высо­кая само­оценка при­вела ребенка к кон­фликту, несо­от­вет­ствию дей­стви­тель­но­сти. Обще­ние с окру­жа­ю­щими стало невоз­можно. Воз­никло тре­бо­ва­ние ко всем: оце­ни­вать его так же как в семье.

Мы рас­смот­рели только два край­них полюса отно­ше­ний: ребенок–семья, когда есть чрез­мер­ное пре­воз­не­се­ние или пол­ный дис­ком­форт. Как заметно, и то, и дру­гое ведут к одному резуль­тату – отчуж­де­нию, поломке системы оце­нок и самооценок.

А теперь заду­май­тесь, как Вы вос­пи­ты­ва­ете сво­его ребенка? Вспом­ните, в какой обста­новке выросли Вы сами, не пере­но­сите ли пол­но­стью модель своей семьи в про­шлом на сегодня?

Еще один слу­чай, демон­стри­ру­ю­щий вли­я­ние само­оценки на дет­ское твор­че­ство. У Бори М., уче­ника 8 класса Рес­пуб­ли­кан­ской худо­же­ствен­ной сред­ней школы все­гда полу­ча­лись хоро­шие работы. Маль­чик немного затра­чи­вал вре­мени и уси­лий, он в самые край­ние сроки успешно справ­лялся с зада­ни­ями. Окру­жа­ю­щие хва­лили его, неко­то­рые даже льстили. За счет похвалы и рано при­об­ре­тен­ной славы про­изо­шли рас­пы­ле­ние мастер­ства, утрата преж­ней живо­сти и непо­сред­ствен­но­сти в рисун­ках. Маль­чик создал себе пото­лок, и взлет сме­нился паде­нием. Боря стал про­пус­кать поста­новки[1], зара­нее думая, что потом навер­стает упу­щен­ное и сде­лает сразу два зада­ния. Появи­лось при­спо­соб­лен­че­ство (кон­форм­ность), он стал испол­нять роль малень­кого гения, кото­рую ему навя­зали. Однако про­фес­сию худож­ника можно срав­нить с про­фес­сией скри­пача: стоит про­пу­стить репе­ти­цию, как уже не полу­ча­ется, да и пальцы не слушаются.

Осо­зна­вая свой уро­вень, как доста­точно высо­кий, ребе­нок сам огра­ни­чи­вает свою сво­боду, свое твор­че­ство. Таким обра­зом, эмо­ции сго­рают на успехе. Во мно­гом это зави­сит от типа лич­но­сти. Неко­то­рые дети при неудаче наобо­рот моби­ли­зуют все свои силы и дости­гают поло­жи­тель­ного резуль­тата. В основ­ном, это свой­ственно детям с силь­ной нерв­ной систе­мой, так назы­ва­е­мым бор­цам за спра­вед­ли­вость. Для ребенка-мелан­хо­лика, обла­да­ю­щего сла­бым типом нерв­ной системы, экзаль­ти­ро­ван­ного, неуспех может ока­заться кон­цом всех его начи­на­ний в твор­че­стве. Задача учи­теля – знать: как и кого нужно поощ­рять, когда уместно сде­лать замечание.

Наи­бо­лее тяжело пере­жи­ва­ется неудача в под­рост­ко­вом воз­расте, когда все дости­же­ния на виду у това­ри­щей и так важно утвер­дить себя как лич­ность. Заме­ча­ние может вызвать про­тест, нега­тив­ное отно­ше­ние к творчеству.

Рисунки на снегу

Вооб­ра­же­ние более важно, чем знание.

Аль­берт Эйнштейн

Ребе­нок рисует на снегу. Домики, чело­вечки, машины – кому что нра­вится… Вот оно, самое пер­вое пред­став­ле­ние о мире, о себе, тот малень­кий и, вме­сте с тем, огром­ный опыт, кото­рый несет в себе каж­дый ребе­нок. Потреб­ность в обще­нии рож­дает твор­че­ство – язык уни­вер­саль­ный для всех. Рас­тает снег, волна смоет домики на песке, а малень­кий чело­век уне­сет с собой новое отра­же­ние себя, оду­хо­тво­рив на мгно­ве­ние природу.

Вла­дея при­е­мами изоб­ра­же­ния, ребе­нок вкла­ды­вает в него то, что он «видит» и то, что «знает». Среда, куль­тура, вос­пи­та­ние играют реша­ю­щую роль в фор­ми­ро­ва­нии наших эсте­ти­че­ских иде­а­лов. Напри­мер, в одной из афри­кан­ских куль­тур эта­ло­ном явля­ется не угло­вой, а кру­го­вой стиль. То, что у нас при­нято делать квад­рат­ным: окна, поля, двер­ные про­емы – у них круг­лое. Там про­сто не суще­ствует слова «квад­рат­ный». Итак, мы можем научить ребенка созда­вать форму и цвет, вопло­щать гра­фи­че­ский образ.

Ребе­нок идет в школу. Тут упор дела­ется на обу­че­ние чте­нию, раз­ви­тие логи­че­ского мыш­ле­ния, что усу­губ­ляет, в основ­ном, вос­при­им­чи­вость к форме. На этом этапе важно не нало­жить опре­де­лен­ные рамки и «пра­вила» на само­вы­ра­же­ние новичка, а раз­ви­вать цве­то­вое вос­при­я­тие и фан­та­зию. Все­об­щее тре­бо­ва­ние к акку­рат­но­сти и порядку не должно пре­ва­ли­ро­вать в работе с изоб­ра­зи­тель­ными сред­ствами. Иначе ребе­нок будет про­сто тща­тельно сри­со­вы­вать, пола­гая, что и здесь есть «пра­виль­ный» ответ.

Воз­мож­но­сти раз­ви­тия чувств, эсте­ти­че­ских вку­сов в млад­шем школь­ном воз­расте весьма широки, что свя­зано с такими чер­тами, как непо­сред­ствен­ность, довер­чи­вость, любознательность.

Ребе­нок при­но­сит с собой из дошколь­ного воз­раста кра­соч­ную палитру чувств, под­час импуль­сив­ных и непро­из­воль­ных. Однако школа застав­ляет под­чи­нить их опре­де­лен­ному режиму, дис­ци­плине, орга­ни­за­ци­он­ному порядку. Но любая дея­тель­ность, какой бы не зани­мался школь­ник, явля­ется эмо­ци­о­нально окра­шен­ной. Он быстро зара­жа­ется настро­е­нием окру­жа­ю­щих, радость сме­ня­ется печа­лью, страх – удив­ле­нием, удо­воль­ствие – отча­я­нием. Эмо­ции неустой­чивы и все­гда выра­жены внешне. В этом воз­расте ребе­нок очень вну­шаем, и кро­ются боль­шие воз­мож­но­сти для раз­ви­тия его арти­стизма, худо­же­ствен­ного само­вы­ра­же­ния. Почти все дети инте­ре­су­ются леп­кой и рисо­ва­нием, тан­цами и музы­кой. Вот и важно пока­зать как можно шире раз­но­об­ра­зие мате­ри­ала, воз­мож­но­сти изоб­ра­зи­тель­ных средств. Язык послед­них свя­зан с рабо­той не только глаза, но и дру­гих орга­нов чувств. Поэтому необ­хо­димо при­бег­нуть к раз­лич­ным нетра­ди­ци­он­ным спо­со­бам работы с любым материалом.

Для этого при­го­дятся дерево и стекло, цвет­ная бумага и кар­тон, пла­сти­лин и глина. Ребе­нок очень тонко реа­ги­рует на заме­ча­ние взрос­лых, во мно­гом под­ра­жая им. Для наи­бо­лее пол­ного рас­кры­тия спо­соб­но­стей и вооб­ра­же­ния необ­хо­димо создать поло­жи­тель­ный эмо­ци­о­наль­ный фон. Небла­го­по­лу­чие в семье, заме­ча­ние учи­теля, непри­ят­но­сти в школе – все отра­зится в твор­че­стве. Обра­тите вни­ма­ние на то, что и как рисуют дети, имея хоро­шее настро­е­ние. Вы уви­дите, что цвет – это и есть радость жизни, раз­но­об­раз­ные гаммы и пере­ходы наших эмоций.

Вос­при­ни­мая музы­каль­ный тон, мы непре­менно эмо­ци­о­нально окра­ши­ваем его, точно также и цвет вызы­вает опре­де­лен­ный отзвук в душе. Поэ­зия, обла­дая вокально-цве­то­вой инто­на­цией, застав­ляет видеть, слы­шать, ося­зать худо­же­ствен­ный образ.

Худо­же­ствен­ные спо­соб­но­сти: музы­каль­ные, изоб­ра­зи­тель­ные, хорео­гра­фи­че­ские все­гда суще­ствуют в един­стве, поэтому совре­мен­ное худо­же­ствен­ное обра­зо­ва­ние должно быть мно­го­гран­ным. Талант син­те­ти­чен по своей при­роде. И дей­стви­тельно, говоря о том, что каж­дый ребе­нок талант­лив, под­твер­ждаем его ода­рен­ность во мно­гих обла­стях искус­ства. Все дети в какой-то период очень увле­ка­ются и искренне выра­жают себя в рисо­ва­нии, лепке, аппли­ка­ции, лите­ра­тур­ном твор­че­стве. Поэтому важно подойти к обу­че­нию син­те­ти­че­ски. Пока еще у нас суще­ствуют отдель­ные худо­же­ствен­ные, музы­каль­ные и дру­гие школы, но в буду­щем, веро­ят­нее всего, педа­го­гика искусств пой­дет по пути синтеза.

Поэтому роди­те­лям и педа­го­гам пред­ла­га­ются раз­лич­ные заня­тия и упраж­не­ния, помо­га­ю­щие раз­но­об­ра­зить пере­жи­ва­ния и вза­и­мо­связи изоб­ра­зи­тель­ного твор­че­ства с дру­гими видами искусств. Раз­ви­вая худо­же­ствен­ную инту­и­цию и вкус ребенка, сле­дует найти опре­де­лен­ное поле дея­тель­но­сти для его раз­ви­тия. Задача взрос­лого-рас­ши­рить поле его моти­ва­ции. Мно­го­об­ра­зие увле­че­ний в млад­шем школь­ном воз­расте поз­во­лит ребенку опре­де­лить и рас­крыть свои спо­соб­но­сти. Уче­ными уста­нов­лено, что с 2‑х до 7‑ми лет почти все дети рисуют, а к под­рост­ко­вому воз­расту подоб­ное увле­че­ние про­хо­дит и сме­ня­ется лите­ра­тур­ным твор­че­ством. Каж­дый тре­тий под­ро­сток пишет: стихи, прозу, ведет дневник.

Осва­и­вая мир, дети наде­ляют его смыс­лом и зна­че­нием. В основ­ном такое про­ис­хо­дит не в целе­со­об­раз­ной и раци­о­наль­ной форме, а в форме игры, в худо­же­ствен­ном позна­нии. При­рода – это нескон­ча­е­мый поэ­ти­че­ский источ­ник, а искус­ство для ребенка – стрем­ле­ние к един­ству всех существ и вещей в мире, уста­нов­ле­нию вза­и­мо­свя­зей и диа­лога между ними.

Реаль­ный мир ребенка ока­зы­ва­ется таин­ствен­ным и огром­ным, а чув­ство реаль­но­сти соеди­нено с вооб­ра­же­нием и фан­та­зией. Поэтому дети имеют право откры­вать свой путь к реаль­но­сти. Взрос­лый здесь не дол­жен что-то запре­щать или навя­зы­вать свои вкусы и спо­собы работы с любым мате­ри­а­лом. При­ве­дем кон­крет­ный слу­чай из педа­го­ги­че­ской прак­тики. Дети сооб­щают пре­по­да­ва­телю худо­же­ствен­ной сту­дии, что каран­да­шами рисо­вать нельзя, а можно только крас­ками. Ока­зы­ва­ется, учи­тель рисо­ва­ния в школе запре­тил поль­зо­ваться мел­ками, каран­да­шами и фло­ма­сте­рами, так как иначе невоз­можно научиться рисовать.

Мно­гие дети после этого вообще могут бро­сить заня­тия рисо­ва­нием. Наобо­рот, сле­дует пока­зать раз­но­об­ра­зие тех­ники, чтобы они сво­бодно вла­дели мате­ри­а­лом. В дан­ном слу­чае будет пра­виль­ным даже рисо­ва­ние паль­цем, если кому-то так нра­вится. Ведь краска – та же цвет­ная глина, только на плоскости.

Дети в 5 – 6‑ть лет сво­бодно выра­жают себя, отра­жая свою фан­та­зию на бумаге. Труд­нее в этом отно­ше­нии рабо­тать с 10 – 12-лет­ними. Они могут уже не транс­фор­ми­ро­вать свой багаж, а идти в сто­рону под­ра­жа­ния реаль­но­сти. «У меня непра­вильно полу­чи­лось, я не умею рисо­вать», – думает ребе­нок. Ана­лиз заби­вает все луч­шее, что было раньше.

Музы­каль­ные спо­соб­но­сти и хорео­гра­фи­че­ские даро­ва­ния фор­ми­ру­ются раньше, но они явля­ются более ред­кими, ведь абсо­лют­ный слух не харак­те­рен для боль­шин­ства людей. Однако через изоб­ра­зи­тель­ное твор­че­ство про­хо­дят абсо­лютно все.

Оно наглядно и доступно, поз­во­ляет иметь опре­де­лен­ный опыт пони­ма­ния дей­стви­тель­но­сти. Посмот­рим на дет­ские рисунки, как они ори­ги­нальны и свежи! Почему же с воз­рас­том умень­ша­ется круг людей, от при­роды спо­соб­ных к изоб­ра­зи­тель­ной дея­тель­но­сти, и еще меньше тех, кто соби­ра­ется стать про­фес­си­о­наль­ным худож­ни­ком? Свя­зано это с тем, что рисо­ва­ние для ребенка – во мно­гом про­дол­же­ние игры. Но искус­ство не явля­ется игрой, хотя часто и срав­ни­ва­ется с нею. Искус­ство имеет ком­му­ни­ка­тив­ную функ­цию. Худож­ник спо­со­бен посмот­реть на свое про­из­ве­де­ние со сто­роны, а ребе­нок, играя, пол­но­стью увле­чен дея­тель­но­стью, нахо­дясь, как бы, внутри ее. Зна­чит, в худо­же­ствен­ном твор­че­стве имеют зна­че­ние не только спо­соб­но­сти, но и направ­лен­ность, моти­ва­ция. Изоб­ра­жая окру­жа­ю­щий мир, ребе­нок про­иг­ры­вает роль взрос­лых, овла­де­вает при­е­мами, необ­хо­ди­мыми для сопри­кос­но­ве­ния с дея­тель­но­стью. Худож­ник же сози­дает на более высо­ком уровне, обоб­щая духов­ный опыт чело­ве­че­ства, ори­ен­ти­ру­ется на «дру­гого».

Млад­ший школь­ник во мно­гом под­ра­жает взрос­лому. На основе копи­ро­ва­ния может раз­вер­нуться и твор­че­ство ребенка. В дан­ном слу­чае задей­ство­вано вос­со­зда­ю­щее вооб­ра­же­ние, ребе­нок «ору­дует» уже име­ю­щи­мися в его рас­по­ря­же­нии обра­зами. Поэтому мно­гие сри­со­вы­вают с откры­ток, вос­про­из­во­дят образы из мульт­филь­мов. Ино­гда встре­ча­ешь роди­те­лей, кото­рые хва­лят и ста­вят в при­мер дру­гим акку­рат­ные рисунки-копии – празд­нич­ные Деды Морозы, повто­ре­ние иллю­стра­ций из книг. Идя по этому пути, ребе­нок акку­ратно и при­лежно сри­со­вы­вает кар­тинки и оста­нав­ли­ва­ется в раз­ви­тии твор­че­ском, пре­вра­ща­ясь в малень­кого чер­теж­ника. В то время как сен­зи­тив­ный (особо чув­стви­тель­ный) период к изоб­ра­зи­тель­ной дея­тель­но­сти про­хо­дит. Необ­хо­димо вклю­чать твор­че­ское вооб­ра­же­ние, созда­ю­щее новые образы, новые пла­сти­че­ские реше­ния. Иначе мы столк­немся с таким явле­нием, как шаб­лон­ность и баналь­ность мыш­ле­ния, штампы и тому подобное.

В одном из проф­тех­учи­лищ Киев­ской обла­сти мы про­во­дили экс­пе­ри­мент среди уча­щихся. Ребята рисо­вали несу­ще­ству­ю­щих живот­ных. Этот свое­об­раз­ный тест на вооб­ра­же­ние дал пла­чев­ные резуль­таты: почти все рисо­вали Чебу­ра­шек и роботов.

Уроки рисо­ва­ния должны мак­си­мально раз­вить фан­та­зию ребенка. Важно не оттолк­нуть его и не огра­ни­чить скуч­ными тема­ти­че­скими заня­ти­ями. Напри­мер, тема «Мир» не должна огра­ни­чи­ваться рисо­ва­нием сим­вола мира – голубя, а тема «Новый год» – елкой и Сне­гу­роч­кой. Попро­буйте натолк­нуть уче­ника на новые реше­ния, создать про­блем­ную ситу­а­цию поиска, помо­гите ему непо­сред­ственно выра­зить свои переживания.

Раз­ви­тие вос­про­из­во­дя­щего вооб­ра­же­ния – зна­чит раз­ви­тие памяти, на кото­рую во мно­гом и дела­ется акцент школь­ного обу­че­ния. Ребе­нок запо­ми­нает вопросы и ответы, заучи­вает их. Через опре­де­лен­ный срок доля инфор­ма­ции сти­ра­ется, в отли­чие от твор­че­ского при­ема, кото­рый одна­жды, освоив, можно пере­не­сти на дру­гие виды деятельности.

Мы пред­ла­гаем ряд зада­ний, направ­лен­ных на выяв­ле­ние осо­бен­но­стей твор­че­ского воображения.

Вырежьте фигуру из цвет­ной бумаги, наклейте ее в виде аппли­ка­ции, затем дори­суйте все, что нравится.

Кри­те­рии оценки: ори­ги­наль­ность пла­сти­че­ского реше­ния, ори­ги­наль­ность образа, уро­вень обоб­ще­ния. Вто­рым эта­пом к этому зада­нию слу­жит состав­ле­ние рас­сказа по сво­ему рисунку. Напри­мер, рисуя фигуру чело­века, дети уже ана­ли­зи­руют, как надо пра­вильно рисо­вать руку и так далее, хотя раньше при­бе­гали к услов­ному изоб­ра­же­нию и рису­нок выиг­ры­вал своей целост­но­стью и колоритом.

Таким обра­зом, необ­хо­димо дать ребенку выра­зиться, найти и под­дер­жать луч­шее в его изоб­ра­зи­тель­ном языке. В то же время опыт работы пока­зы­вает, что нельзя пус­кать заня­тия на само­тек. После двух-трех заня­тий на сво­бод­ную тему дети жалу­ются, что не знают, что рисо­вать дальше. Здесь во мно­гом могут помочь заня­тия, посвя­щен­ные работе со слу­чай­но­стями. Это – и моно­ти­пии, и работа с цвет­ным сим­мет­рич­ным пят­ном. Пре­по­да­ва­тель пока­зы­вает, что в неопре­де­лен­но­сти можно найти образ. Так же как мы видим плы­ву­щие замки или живот­ных в обла­ках, или чело­вечка в пят­нах Луны. Туман, мороз­ные узоры на стекле – все это побуж­дает нас к актив­ному твор­че­ству, про­ни­зы­вает весь наш опыт. Кри­те­рием успеш­но­сти работы со слу­чай­но­стями может слу­жить про­дук­тив­ность (коли­че­ство целост­ных обра­зов), ори­ги­наль­ность ответов.

Вооб­ра­же­ние – не только спо­соб кон­стру­и­ро­ва­ния нового, но и сво­его рода уско­ри­тель его пси­хи­че­ского раз­ви­тия, его про­дук­тив­ная сила. И это должно быть, как к при­меру рост орга­низма. Вооб­ра­же­ние создает внут­рен­нюю ситу­а­цию реак­ции на новизну, про­кла­ды­вая путь к созна­нию раз­но­об­ра­зия мира. Для 7 – 8‑летнего ребенка основ­ной дея­тель­но­стью ста­но­вится учеб­ная, он чер­пает свои силы из игро­вой, худо­же­ствен­ной дея­тель­но­сти, пред­ше­ству­ю­щей и сопро­вож­да­ю­щей школьника.

Путе­ше­ствие ребенка в страну искус­ства – путе­ше­ствие его вооб­ра­же­ния. В свое про­из­ве­де­ние он вкла­ды­вает все, что узнал, все, что взвол­но­вало. Вот что гово­рит о худо­же­ствен­ном твор­че­стве извест­ный австрий­ский поэт Р. М. Рильке: «Чтобы напи­сать одно сти­хо­тво­ре­ние, нужно уви­деть много горо­дов, людей и вещей, нужно узнать живот­ных, нужно почув­ство­вать, как летают птицы и узнать, какие дви­же­ния совер­шают … цветы, откры­ва­ясь рано утром» (Рильке Р. М. Заметки Мальте Лау­ридса Бригге. – Петер­бург, 1910. – С. 7).

Про­цесс вооб­ра­же­ния спо­соб­ствует совер­шен­ство­ва­нию прак­ти­че­ского опыта. Наглядно это можно про­ил­лю­стри­ро­вать экс­пе­ри­мен­тами по пре­одо­ле­нию ситу­а­ции неопре­де­лен­но­сти детьми млад­шего и сред­него школь­ного воз­раста. Ситу­а­ция неопре­де­лен­но­сти не даст усло­вий, спо­со­бов и отве­тов в реше­нии задач. Выбор реше­ния про­хо­дит сту­пени, где ребе­нок сопо­став­ляет дан­ные про­шлого опыта, невоз­мож­ного и воз­мож­ного. Этот про­цесс про­ис­хо­дит в кон­кретно-образ­ной форме, ино­гда сюда при­вле­ка­ются и абстракт­ные знания.

Дети 7 – 10-ти лет – уча­щи­еся худо­же­ствен­ной сту­дии рабо­тают в тех­нике моно­ти­пии. Так назы­ва­ется печат­ный оттиск на бумаге, на кото­рую краска пере­но­сится под дав­ле­нием. Печат­ной фор­мой слу­жит поверх­ность стекла с нане­сен­ным аква­рель­ной крас­кой изоб­ра­же­нием. Вот и выхо­дят неопре­де­лен­ные пятна, а в них сту­дийцы нахо­дят образы. Ока­за­лось, что дети этого воз­раста чаще всего видят изоб­ра­же­ние живот­ных. Про­водя подоб­ные заня­тия с 10 – 13-лет­ними, мы видим, что у них пре­об­ла­дают такие эмо­ции, как радость, удив­ле­ние, гнев и отвле­чен­ные поня­тия: изоб­ра­же­ние, дей­ствие. Зато ребе­нок стар­шего воз­раста начи­нает опи­раться уже на свой эмо­ци­о­наль­ный опыт, тогда как раньше был задей­ство­ван, в основ­ном, пред­метно-кон­крет­ный опыт. Фран­цуз­ский пси­хо­лог Т. Рибо утвер­ждал, что вооб­ра­же­ние посте­пенно уга­сает в под­рост­ко­вом воз­расте. Дей­стви­тельно, на место кон­кретно-образ­ного фан­та­зи­ро­ва­ния при­хо­дит эмо­ци­о­наль­ное. А Л. С. Выгот­ский отме­чал, что у под­рост­ков при­стра­стие к рисо­ва­нию сме­ня­ется лите­ра­тур­ным твор­че­ством и ста­но­вится мас­со­вой фор­мой дея­тель­но­сти вооб­ра­же­ния. Кстати, для этого воз­раста боль­шую воз­мож­ность для рас­кры­тия эмо­ций имеют слова. Таким обра­зом, на заня­тиях по изоб­ра­зи­тель­ному искус­ству надо опре­де­лять уро­вень абстра­ги­ро­ва­ния каж­дого ребенка. Зна­чит необ­хо­дим инди­ви­ду­аль­ный подход.

Пре­по­да­ва­тель может повы­шать уро­вень вооб­ра­же­ния, ори­ги­наль­ность работ детей, для чего жела­тельно раз­ви­вать подвиж­ность обра­зов вооб­ра­же­ния. Одним из спо­со­бов может явиться прием, когда накле­и­ва­ются раз­лич­ные мате­ри­алы: бумага, ткани, кожа и дру­гое. Под рукой дол­жен быть набор раз­но­цвет­ной ткани, бумаги, стра­ниц из жур­на­лов, кар­тон, кон­фет­ные фантики.

Мы про­во­дили спе­ци­аль­ные заня­тия с детьми в целях акти­ви­за­ции твор­че­ского вооб­ра­же­ния. Ребе­нок выре­зает раз­но­об­раз­ные гео­мет­ри­че­ские фигуры. Затем накле­и­вает на кар­тон и дори­со­вы­вает по сво­ему вооб­ра­же­нию. Здесь можно оце­нить, насколько работа явля­ется твор­че­ской. Оди­на­ко­вым счи­та­лось выпол­не­ние зада­ния, когда круг пре­вра­щался в воз­душ­ный шар или сол­неч­ный диск. Работа рас­це­ни­ва­лась как менее твор­че­ская, если раз­лич­ные фигуры при­ме­ня­лись для изоб­ра­же­ния одного и того же пред­мета, напри­мер, домика и тому подоб­ного. Кроме того, сле­дует ана­ли­зи­ро­вать попу­ляр­ность отве­тов, здесь менее твор­че­скими будут уже извест­ные образы из мульт­филь­мов: Волка, Зайца, кро­ко­дила Гены и так далее.

Ино­гда уче­ники отка­зы­ва­ются дори­со­вы­вать, изоб­ра­жая рядом что-то свое. Педа­гогу сле­дует обра­тить осо­бое вни­ма­ние на кон­такт с такими детьми. Воз­можно также и повто­ре­ние образа, копи­ро­ва­ние выбран­ной фигуры, необ­хо­димо пока­зать ребенку про­цесс созда­ния аппли­ка­ции, подроб­нее объ­яс­нить задачу. Неко­то­рые под­хо­дят к зада­нию чисто схе­ма­ти­че­ски, изоб­ра­жая отдель­ный объ­ект и более или менее наде­ляя его дета­лями. Еще один вари­ант – вклю­че­ние изоб­ра­жа­е­мого в какой-то сюжет дей­ствия, напри­мер, чело­век у вет­ря­ной мель­ницы. Тре­уголь­ник уже явился не кры­шей дома, а кры­лом мель­ницы. Именно здесь и про­яв­ля­ются твор­че­ская сво­бода, и непо­вто­ри­мая ори­ги­наль­ность исполь­зо­ва­ния гео­мет­ри­че­ских эле­мен­тов. Мак­си­мально инди­ви­ду­аль­ность может выра­зиться, когда основ­ной дея­тель­но­стью ста­но­вится игра. Как раз в этот период ребе­нок стал­ки­ва­ется с раз­но­об­ра­зием сюжет­ных ситу­а­ций и вопло­щает их в своих про­из­ве­де­ниях. Наи­бо­лее ори­ги­наль­ной будет работа, когда фигура кол­лажа (накле­и­ва­ния) исполь­зу­ется как эле­мент нового образа и не довлеет над всем образом.

Напри­мер, квад­рат изоб­ра­жа­ется как ящик. В дан­ном слу­чае мы встре­ча­емся со след­ствием вооб­ра­же­ния и под­чи­не­нием его целост­ному, кон­крет­ному объ­екту. Ребенка необ­хо­димо научить нахо­дить более дале­кие ана­логи, подвижно опе­ри­ро­вать вооб­ра­жа­е­мыми обра­зами. В дан­ном слу­чае помо­жет и работа в тех­нике мат­риц. Послед­ние могут быть сде­ланы из кар­то­феля, рези­но­вого пла­стика и тому подоб­ного. Ребе­нок оку­нает клише в краску и при помощи одной и той же мат­рицы (напри­мер, круг­лой, полу­чает раз­ные образы), либо из раз­ных мат­риц строит одни и те же образы. Это фор­ми­рует не только подвиж­ность вооб­ра­же­ния, но и чув­ство тона, так как мат­рицы могут пере­да­вать цвет насы­щен­нее и более раз­мыто. Итак, ребе­нок полу­чает пред­став­ле­ние о том, как эле­менты одного худо­же­ствен­ного образа вклю­ча­ются в дру­гие. Про­ис­хо­дит пере­нос фигуры в каче­стве детали в новые твор­че­ские работы.

В про­цессе пре­по­да­ва­ния необ­хо­димо раз­ви­вать зри­тель­ную память, уме­ние видеть, заме­чать, мыс­ленно ком­би­ни­ро­вать образы. Наблю­да­тель­ность, раз­ви­тое твор­че­ское вооб­ра­же­ние чрез­вы­чайно важны в после­ду­ю­щей дея­тель­но­сти. Все эти каче­ства вли­яют на под­ход к любой работе: на изоб­ре­та­тель­ность и точ­ность, целост­ность и нешаб­лон­ность реше­ний. Пра­вильно постро­ен­ные систе­ма­ти­че­ские заня­тия спо­соб­ствуют успеш­ному обу­че­нию изоб­ра­зи­тель­ному искус­ству. Но ни одна, даже самая совер­шен­ней­шая про­грамма, не смо­жет заме­нить обще­ние с пре­по­да­ва­те­лем. Только он спо­со­бен оду­хо­тво­рить заня­тия, при­вить ува­же­ние к твор­че­ству. План работы пре­по­да­ва­теля – это кон­струк­ция и он дол­жен сде­лать ее живой, доступ­ной и, при­дер­жи­ва­ясь еди­ной линии, под­хо­дить к ней творчески.

Как же постро­ить заня­тия? Обычно мы даем ребенку тему и он выпол­няет зада­ние. В дан­ном слу­чае взрос­лый обо­зна­чает сло­вом то, что тре­бу­ется. Зада­ние опре­де­лен­ной темы не должно сужать поле дея­тель­но­сти детей. Поэтому лучше давать либо наи­бо­лее гло­баль­ные темы, напри­мер, «Кос­мос», «Впе­чат­ле­ния о лете», либо про­во­дить их в виде иллю­стри­ро­ва­ния к про­из­ве­де­ниям. Такой под­ход учит пони­ма­нию един­ства и вза­и­мо­свя­зей лите­ра­туры и изоб­ра­зи­тель­ного искус­ства. Рисо­ва­ние на сво­бод­ную тему должно сов­ме­щаться с рабо­той с натуры, чтобы ребе­нок ощу­щал связь окру­жа­ю­щего мира со своим внут­рен­ним миром.

К про­цессу обу­че­ния необ­хо­димо под­хо­дить с двух сто­рон. По тра­ди­ци­он­ной про­грамме пред­ла­га­ется нари­со­вать куб с натуры и так далее. И в то же время сле­дует зада­вать рисо­ва­ние порт­рета. Это дела­ется для того, чтобы не про­изо­шло закре­по­ще­ния и непо­ни­ма­ния: зачем овла­де­вать тех­ни­кой рисунка. Необ­хо­димы также сво­его рода клас­си­че­ские при­над­леж­но­сти: резинки, каран­даши, набор бумаги. Уже с 7‑ми лет можно учить рисо­вать куб и дру­гие гео­мет­ри­че­ские фигуры. Глав­ное – надо при­вить про­фес­си­о­наль­ную тер­ми­но­ло­гию. Каби­нет рисо­ва­ния или сту­дия должны быть хорошо обо­ру­до­ваны, что создает атмо­сферу ответ­ствен­но­сти, настра­и­вает и дис­ци­пли­ни­рует ребенка. Сту­дия – сво­его рода театр, где про­ис­хо­дит серьез­ное и важ­ное дело. Только так ребе­нок научится ува­жать свое и чужое твор­че­ство. Важно также про­во­дить беседы с роди­те­лями, чтобы они ува­жали дет­ское твор­че­ство. Ни в коем слу­чае нельзя выбра­сы­вать дет­ские рисунки. Неплохо делать домаш­ние выставки, укра­сить ими детскую.

Кон­курсы и выставки явля­ются очень важ­ными эта­пами в про­цессе обу­че­ния. Выставки сле­дует устра­и­вать каж­дые 3 месяца, а кон­курсы при­уро­чи­вать к празд­ни­кам. Каж­дое заня­тие обя­за­тельно закан­чи­вать мини-выстав­кой. Есте­ственно, ребе­нок дол­жен видеть плоды сво­его труда. Обсуж­де­ние выставки важно начи­нать с выска­зы­ва­ний самих детей. Затем пре­по­да­ва­тель объ­яс­няет и обра­щает вни­ма­ние на поло­жи­тель­ные сто­роны, а также раз­би­рает ошибки. В дан­ном слу­чае боль­шую роль играют такт и дели­кат­ность учи­теля в оценке дет­ского твор­че­ства. Обычно, работы с натуры, поста­новки оце­ни­ва­ются, а твор­че­ские – отме­ча­ются и поощряются.

В про­цессе заня­тий дети будут овла­де­вать пла­сти­че­скими зако­нами. Зна­че­ние и вза­и­мо­связь дина­мики, ритма, фак­туры необ­хо­димо доно­сить в ком­плексе с дру­гими видами искусств: лите­ра­ту­рой, музы­кой, тан­цами. Ребе­нок дол­жен научиться гово­рить на языке изоб­ра­зи­тель­ного искус­ства. Если кто-то хочет лепить, то пусть лепит. Напри­мер, нари­со­вав натюр­морт, сле­пит его. Можно про­слу­ши­вать сказку и музыку по ней. Все это будет рас­ши­рять позна­ние в русле син­теза искусств. Боль­шое зна­че­ние имеет при­ме­не­ние пси­хо­лого-педа­го­ги­че­ских зна­ний, вве­де­ние в обу­че­ние про­блем­ных ситу­а­ций, фор­ми­ру­ю­щего экс­пе­ри­мента. Заня­тия худо­же­ствен­ным твор­че­ством при­дают актив­ность и целе­устрем­лен­ность в овла­де­нии дру­гими пред­ме­тами, помо­гают выра­бо­тать целост­ный взгляд на мир. С уме­нием писать и рисо­вать раз­ви­ва­ется уме­ние мыс­лить, само­сто­я­тельно раз­би­раться в действительности.

Что нарисую, то и сбудется

Искус­ство помо­гает общаться с миром во всем его раз­но­об­ра­зии. Одно­вре­менно оно явля­ется и сред­ством само­вы­ра­же­ния, и сред­ством вза­и­мо­дей­ствия с людьми. Худо­же­ствен­ное твор­че­ство, и, в осо­бен­но­сти, изоб­ра­зи­тель­ное искус­ство свя­зано со всей пси­хо­ло­ги­че­ской реаль­но­стью. Сюда отно­сятся вос­при­я­тие, вни­ма­ние, эмо­ци­о­наль­ные про­цессы и интел­лек­ту­аль­ные осо­бен­но­сти лич­но­сти – все это вклю­ча­ется и отра­жа­ется в худо­же­ствен­ном творчестве.

Как раз­вить твор­че­ский потен­циал лич­но­сти? Что помо­жет уси­лить его? Ответ на вопросы пред­ла­га­ется с пози­ции худо­же­ствен­ной и пси­хо­ло­ги­че­ской. Изоб­ра­зи­тель­ное искус­ство явля­ется уни­вер­саль­ным мето­дом, с помо­щью кото­рого мак­си­мально рас­кры­ва­ются спо­соб­но­сти ребенка, неза­ви­симо от того, чем он зай­мется, став взрос­лым. Нагляд­ность, доступ­ность и непо­сред­ствен­ная работа с мате­ри­а­лом раз­ви­вают вооб­ра­же­ние и инту­и­цию, выво­дят к более широ­кой сфере инте­ре­сов, обо­га­щают эмо­ци­о­нально. Эсте­ти­че­ское вос­пи­та­ние вли­яет на наши чув­ства, без кото­рых невоз­можны гар­мо­ни­че­ское раз­ви­тие лич­но­сти, целост­ность и пол­нота бытия. А худо­же­ствен­ное вос­пи­та­ние пред­по­ла­гает раз­ви­тие ори­ги­наль­но­сти, гиб­ко­сти мыш­ле­ния, уме­ние видеть про­блему целостно, мно­го­сто­рон­ний под­ход к реше­нию вопро­сов, уме­ние при­нять новую точку зрения.

Пере­чис­ле­ние качеств твор­че­ской лич­но­сти поз­во­ляет уви­деть обшир­ную сферу их при­ме­не­ния, куда вхо­дят наука, искус­ство, тех­ника, меж­лич­ност­ные отно­ше­ния и так далее. А поскольку твор­че­ская спо­соб­ность пере­но­сится с одних заня­тий на дру­гие, это под­чер­ки­вает важ­ность худо­же­ствен­ных пред­ме­тов в системе школь­ного обра­зо­ва­ния. Мы поста­ра­емся углу­бить общие вопросы, свя­зан­ные с изоб­ра­зи­тель­ной дея­тель­но­стью, а в сущ­но­сти и с эсте­ти­че­ским воспитанием.

Сей­час перед обще­ством остро стали про­блемы эсте­ти­че­ского вос­пи­та­ния моло­дежи, даль­ней­шего фор­ми­ро­ва­ния кри­те­риев эсте­тики. Вопрос под­нят не слу­чайно, ибо обще­ству нужна актив­ная, твор­че­ская лич­ность. Педа­гоги, писа­тели, работ­ники куль­туры посто­янно гово­рят о том, что у моло­дежи отсут­ствуют фан­та­зия, вос­при­я­тие шаб­лон­ное, а потреб­ле­ние куль­тур­ных цен­но­стей ста­но­вится пас­сив­ным и оста­ется на уровне, пре­иму­ще­ственно развлекательном.

Срав­ним, как про­ис­хо­дит про­цесс обу­че­ния изоб­ра­зи­тель­ного твор­че­ства в раз­ных шко­лах и в изо­сту­дии, то есть срав­ним обык­но­вен­ные и спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные худо­же­ствен­ные школы. Напри­мер, на уроке рисо­ва­ния в одной из школ. Дети рисуют куб. Идет самый обыч­ный урок, уча­щи­еся посто­янно отвле­ка­ются, потому что рисо­вать очень скучно. Учи­тель тоже ску­чает, думает о чем-то своем. Если вы попы­та­е­тесь вспом­нить уроки рисо­ва­ния в школе, то и не уди­ви­тельно будет, что вообще их не помните. Часто эти уроки ведут раз­ные пре­по­да­ва­тели, в основ­ном не спе­ци­а­ли­сты, а пре­по­да­ва­ние про­хо­дит фор­мально. Ну кто ска­жет, зачем он рисо­вал куб? Да и теперь, когда я при­сут­ство­вала на уроке, то видела, что детям не инте­ресно, что рисо­ва­ние здесь все равно, что чисто­пи­са­ние. Глав­ное сво­дится к тому, чтобы было акку­ратно нари­со­вано. Дальше берется резинка и начи­на­ется упраж­не­ние в акку­рат­но­сти. По про­грамме нужно рисо­вать еще и дру­гие гео­мет­ри­че­ские фигуры. Дети печально взды­хают, когда учи­тель кому-то напо­ми­нает, что он еще не сдал цилиндр. Доста­точно несколь­ких таких уро­ков и у ребенка про­па­дает вся­кий инте­рес или же он начи­нает чув­ство­вать свою неуве­рен­ность. Рисо­ва­ние гео­мет­ри­че­ских фигур вос­при­ни­ма­ется еще хуже, когда у ребят фор­ми­ру­ется мне­ние, что рисо­вать (надо пра­вильно, акку­ратно, чисто, до точ­но­сти, то есть сри­со­вать «как на фото­гра­фии». После закреп­ле­ния подоб­ной точки зре­ния худо­же­ствен­ное раз­ви­тие ребенка тор­мо­зится и надолго. Дети оста­ются на уровне сри­со­вы­ва­ния. Обычно о том, кто оформ­ляет газеты, стенды, тща­тельно «пере­сни­мая» с откры­ток или жур­на­лов кар­тинки, гово­рят: «Он у нас хорошо рисует».

В Рес­пуб­ли­кан­ской худо­же­ствен­ной сред­ней школе им. Т. Г. Шев­ченко бесе­дую с пре­по­да­ва­те­лем Вик­то­ром Гри­го­рье­ви­чем Тро­ценко. Вот что он рас­ска­зы­вает: «Мы учим детей овла­де­вать мастер­ством, чтобы они с лег­ко­стью, на языке изоб­ра­зи­тель­ного твор­че­ства могли пере­да­вать образы, по-сво­ему рас­ска­зы­вать о том, что их вол­нует. Для чего мы рисуем куб? Это не само­цель, это – этап овла­де­ния мастер­ством. Ведь если ребе­нок поте­ряет инте­рес, то он будет выпол­нять зада­ния ради оценки фор­мально вос­при­ни­мая все, что вы ему пред­ло­жите. Он дол­жен уви­деть в кубе все законы: кон­тра­ста, глу­бины, пер­спек­тивы и так далее. Видеть все в целом – одна из основ­ных задач, кото­рой дол­жен научиться ребе­нок, а это не так просто».

Дей­стви­тельно, одним из качеств твор­че­ской лич­но­сти явля­ются целост­ное виде­ние мира, явле­ния. Искус­ство учит этому, оно инту­и­тивно под­во­дит нас к реше­нию мно­гих вопро­сов. А в школе дела­ется упор, в основ­ном, на точ­ные науки, где суще­ствуют «задачки», а в конце учеб­ника напи­саны ответы. Где же, как не на твор­че­ских уро­ках – рисо­ва­ния, пения – ребе­нок научится сам ста­вить перед собой твор­че­скую задачу и решать ее?

«Я бы брала в изо­сту­дии детей с 4‑х лет, – гово­рит пре­по­да­ва­тель дет­ской изо­сту­дии при одном из ЖЭКов Шев­чен­ков­ского рай­она (около Львов­ской пло­щади) Оксана Лев­чи­шина. – В этом воз­расте ребе­нок еще не закре­по­щен вся­кими ком­плек­сами, в какой-то мере его работы гени­альны. Он может пере­да­вать свои, непо­вто­ри­мые, образы. А вот с ребя­тами, кото­рые при­шли в стар­шую группу, мне уже трудно рабо­тать. Им по 11 – 13-ть лет, их уже научили в школе, как рисо­вать «пра­вильно» и как «непра­вильно». Они упорно сри­со­вы­вают, боятся нари­со­вать не так».

Кстати, худож­ники, кото­рые рабо­тают с детьми при­хо­дят в вос­торг, и пора­жа­ются, глядя на дет­ские рисунки. «Как сде­лать так, – гово­рит живо­пи­сец Кон­стан­тин Ляшев, – чтобы с при­об­ре­те­нием навы­ков не утра­чи­ва­лись само­быт­ность, поэ­ти­че­ское виде­ние мира? Нужно пра­вильно пре­по­да­вать, соче­тая твор­че­скую сво­боду с овла­де­нием про­фес­си­о­на­лизма. Важны живые методы работы: игро­вые, ассо­ци­а­тив­ные, проблемные».

В самом деле, смот­ришь и убеж­да­ешься, что, зача­стую, и здесь ребенку навя­зы­ва­ются «задачка», «тема» и он опять фор­мально испол­няет ее. Напри­мер, зада­ние «Нари­суйте рабо­чего в про­цессе труда» и тому подоб­ное. Перед нами сразу появ­ля­ется при­выч­ный штамп: рабо­чий у мар­те­нов­ской печи, ста­ле­вар – то что при­выкли видеть с обло­жек учеб­ни­ков, пла­ка­тов и дру­гих посо­бий по аги­та­ции. А потом еще тре­буем у ребенка твор­че­ского под­хода к делу, он же про­сто не при­вык, и не может отойти от стереотипа.

Вспо­ми­наю рас­сказы худож­ни­ков о своих уче­ни­ках, их воз­му­ще­ние по поводу школь­ных уро­ков рисо­ва­ния, сожа­ле­ние о том, что не хва­тает спе­ци­а­ли­стов. А перед гла­зами образ девочки из изо­сту­дии. Она увле­ченно рисует жел­тые и оран­же­вые вихри. Я спра­ши­ваю у нее: «Что это?». Девочка отве­чает: «Что нари­сую – то и сбу­дется». И мне почему-то ста­но­вится грустно. Если мы будем рисо­вать без­думно, через силу кубы, сри­со­вы­вать что-нибудь на тему и тому подоб­ное, то ничего хоро­шего не сбу­дется. А ведь чело­век все время дол­жен совер­шен­ство­ваться как инди­ви­ду­аль­ность, при­вно­сить в мир что-то новое, ори­ги­наль­ное. Сло­вом, духов­ный рас­цвет – глав­ное для каж­дого мыс­ля­щего индивида.

Пора, оче­видно, орга­ни­зо­вать лек­то­рии для учи­те­лей рисо­ва­ния, уде­лить этому пред­мету более серьез­ное вни­ма­ние в пед­ин­сти­ту­тах. Кому, как не худож­ни­кам-про­фес­си­о­на­лам, заняться этим делом, про­во­дить учебу с пре­по­да­ва­те­лями, встречи с детьми, откры­вать новые сту­дии. И это уже стали делать. Киев­ская орга­ни­за­ция Союза худож­ни­ков берет шеф­ство над шко­лами-интер­на­тами, орга­ни­зо­вы­вает там подоб­ную работу. Но труд­ность заклю­ча­ется в том, что охва­тить все школы города сразу невоз­можно. Есте­ственно, нема­ло­важ­ное зна­че­ние отво­дится ИПК учи­те­лей сред­них школ, рас­ши­ре­нию сту­дий­ной работы.

Изу­че­ние искус­ства в сред­них учеб­ных заве­де­ниях про­хо­дит, в основ­ном, на уро­ках лите­ра­туры и исто­рии. И тех немно­гих часов, отве­ден­ных для эсте­тики, конечно, недо­ста­точно, чтобы ребе­нок смог ощу­тить себя худо­же­ственно пол­но­цен­ным чело­ве­ком, нахо­дя­щимся в про­цессе раз­ви­тия куль­туры. Ныне в учи­ли­щах и сред­них шко­лах Киев­щины эсте­ти­че­ское вос­пи­та­ние про­во­дится во мно­гом фор­мально. Учи­те­лями не совсем пони­ма­ется важ­ность этого участка работы. Педа­гоги часто сами не знают, как ожи­вить про­грамму «Эсте­тика», как вызвать инте­рес к народ­ному твор­че­ству, выстав­кам, музеям, теат­рам, ко всему мно­го­об­ра­зию – от само­де­я­тель­ного до про­фес­си­о­наль­ного искусства.

При­влечь бы народ­ных умель­цев, кото­рые бы с радо­стью поде­ли­лись всем, что умеют, научили бы всему, что знают, чтобы не иссякли окон­ча­тельно род­ники тра­ди­ций и обря­дов, но… то нет сырья, из кото­рого лепят, ткут и так далее, то нет на чем, или негде рабо­тать самим умель­цам, чтобы «зажечь» своим мастер­ством. Сло­вом, полу­ча­ется сво­его рода закол­до­ван­ный круг. И там, где не ждут ука­за­ний сверху, там работа кипит, и дети с удо­воль­ствием пере­ни­мают опыт. Ведь, уже отме­ча­лось, что не сек­рет: чем меньше ребе­нок, тем легче его увлечь.

Кстати, такой опыт есть в Киев­ском швей­ном учи­лище № 39. Здесь уроки эсте­тики – насто­я­щий праздник.

«Ура! Сего­дня эсте­тика!» – зна­чит можно пойти на выставку или пори­со­вать, или послу­шать музыку, или обсу­дить фильм. А то и устро­ить чаепитие.

Пре­по­да­ва­тель эсте­тики искус­ство­вед Карина Фан­ковна Рафи­бе­кова вос­пи­ты­вает в уча­щихся актив­ное отно­ше­ние к изоб­ра­зи­тель­ному искус­ству, искус­ству в целом. В про­цессе педа­го­ги­че­ской прак­тики она нашла ори­ги­наль­ные педа­го­ги­че­ские при­емы и сред­ства учебно-вос­пи­та­тель­ной работы. Одной из этих форм явля­ется син­те­ти­че­ский урок, на кото­ром дети рисуют, пишут стихи, под музыку делают иллюстрации.

Чте­ние само по себе ничего не создает, оно лишь гото­вит ребенка к дея­тель­но­сти, в то время как прак­ти­че­ская работа со сло­вом, крас­ками, пре­об­ра­зует обще­ние на уроке, тре­бует актив­но­сти и вос­при­им­чи­во­сти от каж­дого. Все это ста­но­вится близ­ким и понят­ным детям. Стоит только вклю­чить музыку, дать им краски, как созда­ется осо­бая атмо­сфера твор­че­ства на уроке. Полу­ча­ется увле­ка­тель­ная игра, где не про­сто дают инфор­ма­цию, а выно­сят гар­мо­нию музыки, рисунка и поэ­зии. Здесь появ­ля­ется боль­шое поле дея­тель­но­сти для раз­ви­тия фан­та­зии, что при­го­дится буду­щему швей­нику. Эсте­тика вхо­дит в каж­дый день жизни – зна­чит и одежда, кото­рую будут выпус­кать эти ребята, ста­нет зна­чи­тельно красивее.

Одна из уче­ниц Карины Фаи­ковны Лена К. была тро­еч­ни­цей, а теперь бук­вально все изме­ни­лось. Девочка стала лучше успе­вать, нашла люби­мое дело. Она зани­ма­ется худо­же­ствен­ным вяза­нием. Вруч­ную делает ори­ги­наль­ные и уни­каль­ные вещи.

Дей­стви­тельно, увле­че­ния в сфере искус­ства откры­вают новые воз­мож­но­сти, виде­ние соб­ствен­ных спо­соб­но­стей, повы­шают уве­рен­ность в себе. Такой ребе­нок более защи­щен пси­хо­ло­ги­че­ски, лучше успе­вает в школе. Если этого сразу не про­ис­хо­дит и роди­тели опа­са­ются, что чадо будет меньше зани­маться уро­ками, то это еще не слу­жит пово­дом для упре­ков. Каж­дое увле­че­ние должно раз­ви­ваться есте­ственно и, либо под­няться на более высо­кий уро­вень, либо пере­не­стись в дру­гую сферу. Поэтому дей­ствен­ным мето­дом и явля­ется син­те­ти­че­ский урок. Ребята сразу про­буют себя как худож­ники, сте­но­графы, актеры, поэты. Каж­дый инту­и­тивно чув­ствует, что ему ближе. Оце­нить резуль­таты твор­че­ства помо­гает педагог.

Передо мной рисунки, стихи, сочи­не­ния уча­щихся проф­тех­учи­лища. Выпол­нен­ные работы ярко сви­де­тель­ствуют об актив­но­сти мысли, непо­сред­ствен­но­сти этих маль­чи­ков и дево­чек. И самое глав­ное, вос­пи­тана при­вычка думать, вос­при­ни­мать искус­ство «для себя».

Педа­гога часто инте­ре­сует такой вопрос: как сов­ме­щать поиски новых путей и про­грамму? Глав­ное – на лич­ном при­мере пока­зать воз­мож­ность пра­вильно отра­жать реаль­ность, исполь­зуя законы живо­писи, све­то­тени, рисунка, ком­по­зи­ции. Когда уче­ник начи­нает верить учи­телю, то сам пыта­ется пере­дать свое виде­ние дей­стви­тель­но­сти. Повто­рить так же, как и учи­тель невоз­можно, поскольку у каж­дого свое виде­ние цвета. Задача учи­теля – направ­лять, чтобы оста­лась гар­мо­ния, была видна посто­ян­ная цель. Если уче­ник делает по-дру­гому, то необ­хо­димо изу­чить его под­ход, разо­браться и помочь ему.

Ничто так точно не может пока­зать мыш­ле­ние уче­ника, как ком­по­новка. Что делать, чтобы работа не «рас­сы­па­лась», чтобы сохра­ни­лось един­ство? Если этого не полу­ча­ется, тогда пре­по­да­ва­тель воз­вра­щает ребенка из 9‑го класса в 5‑й. В общем пред­ла­гает более про­стые под­ходы, помо­гает вспом­нить, как тот мыс­лил раньше. Здесь речь идет о худо­же­ствен­ной школе.

Про­смат­ри­ва­ние ста­рых работ – сво­его рода пере­во­пло­ще­ние под­ростка в ребенка, про­яв­ляет изна­чаль­ное чув­ство ритма и цве­то­вое восприятие.

Сло­вом, наш соб­ствен­ный опыт закреп­ляет то, что про­чув­ство­вали. Именно в дет­стве мы дове­ряем своим чув­ствам, и работа полу­ча­ется целост­ной. При­об­ре­тая навыки, ребе­нок начи­нает сомне­ваться, что же в работе глав­ное? Он пишет поста­новку и не знает, что выде­лить: руки или голову? Подобно тому, как мы, читая книгу, углуб­ля­емся в сюжет и детали повест­во­ва­ния. Напри­мер, худож­ник рисует на воен­ную тему, а войны не видел, но он может, исполь­зуя сред­ства кра­сок, пере­дать то состо­я­ние, кото­рое пере­жил инту­и­тивно войдя в дан­ную ситу­а­цию, вжи­ва­ясь как артист в образ, в обста­новку тех дале­ких лет. И здесь, как видим, помо­жет не инфор­ма­ция, а сердце.

Худож­ник «поет» крас­ками, но ради чего?

Почему люди пожи­лого воз­раста идут рисо­вать в сту­дию? Пусть даже негра­мотно создана кар­тина, но она выра­жает и утвер­ждает суще­ство­ва­ние чело­века. «Я не один, – гово­рит тот, кто про­жил боль­шую жизнь. – Я с при­ро­дой, я нахо­жусь в кон­такте с ней».

Люди самых раз­ных воз­рас­тов посвя­щают свое сво­бод­ное время рисо­ва­нию. Одни рисуют с натуры, дру­гие копи­руют живо­пис­ные про­из­ве­де­ния. Конечно, рабо­тать с под­лин­ни­ком лучше, чем с репро­дук­цией, но и это помо­жет понять худож­ника дан­ной кар­тины и при­об­ре­сти тот опыт, кото­рый он имел, созда­вая про­из­ве­де­ние. И этому спо­собу позна­ния дей­стви­тель­но­сти нет замены, он помо­гает про­дви­гаться впе­ред. Этот этап даст поло­жи­тель­ный эффект, если чере­ду­ется с дру­гими при­е­мами копи­ро­ва­ния и не абсолютизируется.

Худо­же­ствен­ный опыт имеет осо­бую роль в раз­ви­тии ребенка и поэтому необ­хо­димо обу­чать изоб­ра­зи­тель­ному искус­ству всех детей, неза­ви­симо от таланта. На про­тя­же­нии всей нашей жизни искус­ство спо­соб­ствует под­дер­жа­нию опти­мизма, гума­ни­сти­че­ской направ­лен­но­сти чело­века. И здесь свою роль должны сыг­рать клубы, твор­че­ские объ­еди­не­ния на пред­при­я­тиях, куль­тур­ные цен­тры, где необ­хо­димо созда­вать кружки рисо­ва­ния для раз­ных воз­рас­тов, кружки танца и дру­гие виды само­де­я­тель­но­сти, про­во­дить лек­то­рии, экс­кур­сии и так далее.

Твор­че­ская жизнь лич­но­сти дает воз­мож­ность чутко реа­ги­ро­вать на вечно меня­ю­щу­юся жиз­нен­ную ситу­а­цию, учит делать выводы и соиз­ме­рять ресурсы эмо­ци­о­наль­ной и интел­лек­ту­аль­ной сферы. Как рас­кре­по­стить ребенка? Как дать ему исполь­зо­вать сво­боду, кото­рую он имеет? Здесь необ­хо­димо пока­зать, что изоб­ра­зи­тель­ное твор­че­ство – не только каран­даш, бумага или краска. Суще­ствует мно­же­ство тех­ники и мате­ри­а­лов. Так худож­ники П. Пикассо и Ж – Брак изоб­рели «кол­лаж». Тех­ника этого вида твор­че­ства заклю­ча­ется в том, что сов­ме­ща­ются и накле­и­ва­ются обрезки ткани, бумаги, кожи, про­во­локи, металла и дру­гого мате­ри­ала. Пусть ребе­нок уви­дит, что из обрыв­ков газет, кон­фет­ных фан­ти­ков, щепок, сухой травы можно сде­лать все, что угодно. Раз­но­об­ра­зие мате­ри­ала неогра­ни­ченно, и здесь кро­ются неис­чер­па­е­мые воз­мож­но­сти для раз­ви­тия вкуса, обо­га­ще­ния эмо­ций, чув­ствен­ного опыта.

Прежде чем про­ве­сти кисточ­кой, ребе­нок дол­жен убе­диться, как он может поло­жить краску: пас­тозно или гладко. Для этого можно попро­бо­вать рисо­вать паль­цем, ощу­тив фак­туру бумаги и густоту краски. Только тогда можно добиться реаль­но­сти, чистоты цвета и, конечно, гармонии.

Вот рисунки уче­ницы 5‑го класса худо­же­ствен­ной школы Лены М. Она делает все детально, доб­ро­со­вестно, акку­ратно, но все полу­ча­ется как у само­де­я­тель­ного худож­ника. У юной худож­ницы нет глав­ного – под­чи­не­ния един­ству. Еще фран­цуз­ский импрес­си­о­нист П. Ренуар гово­рил: «Создайте мне среду на хол­сте». Итак, учи­тель помо­гает сде­лать под­ма­ле­вок на хол­сте, создать боль­шие деко­ра­тив­ные пятна, опре­де­лить цвет в среде. Лена пишет каж­дый цвет, но отдельно, так есте­ственно, что работа полу­ча­ется дроб­ная, пере­на­сы­щен­ная лиш­ними дета­лями. Ведь у само­де­я­тель­ных худож­ни­ков дерево зеле­ное все­гда и везде, потому что они знают, что оно зеле­ное. Но стоит при­смот­реться, как мы видим, что вдали оно синее, в тени почти чер­ное и так далее. В среде оно тоже должно быть раз­ным. Или, возь­мем группу дере­вьев: она имеет раз­ную породу, фак­туру, плот­ность. Необ­хо­димо учесть и погоду, осве­ще­ние. Только бога­тая палитра пер­вой дает общее состо­я­ние при­роды, богат­ство кра­сок. Задача учи­теля – научить раз­нице по тону, цвету, полутону.

Попро­буйте найти вокруг самый чер­ный пред­мет. А теперь зажгите спичку и уви­дите, что она ока­зы­ва­ется еще чер­нее и между нею и окру­жа­ю­щими пред­ме­тами будет раз­ница в оттен­ках в несколько раз. Опре­де­лите, сколько оттен­ков «чер­ного» цвета вокруг вас. Теперь ста­но­вится понят­ным, что ворону нельзя писать чер­ным цве­том. А если поме­стить сожжен­ную спичку на фоне белого хол­ста, то она ста­нет еще чер­нее. И вот уже белое – не бело, а чер­ное – не черно; появ­ля­ются оттенки, палитра обо­га­ща­ется, пред­мет видится не сам по себе, а в среде.

Что такое грязь? Грязь – это набор «дра­го­цен­ных кам­ней». Посмот­рите на весен­нюю рас­пу­тицу и вы уви­дите в этой «каше» все оттенки корич­не­вого, серого, голу­бого, фио­ле­то­вого… Или, допу­стим, всмот­римся как изоб­ра­жают лицо чело­века. Для него тоже нет отдель­ной краски. Попро­буйте посмот­реть на все вокруг вни­ма­тель­нее. Тогда и в ребенке разо­вьете чув­ство диапазона.

14-лет­ний Мак­сим Л. пишет девочку в белом пла­тье, и сразу берет белила, забы­вая о том, что кар­тина не должна сли­ваться с обрам­ле­нием. Рамка все­гда будет белее, чем пла­тье. Таким обра­зом, ребенка можно научить видеть оттенки цвета на живых и доступ­ных примерах.

Неко­то­рые дети – врож­ден­ные коло­ри­сты и видят цвет обостренно. 4‑летний Денис Б. пишет зеле­ным по зеле­ному, жел­тым – по жел­тому. Если дать ребенку цвет­ную бумагу, то можно научить и открыть перед ним сек­реты цвета. И он уви­дит, что цвет бывает раз­ным, а у дерева могут быть синие листья. Кстати, в ран­нем воз­расте девочки более остро чув­ствуют цвет.

Ино­гда дети гонятся за внеш­ним эффек­том, а не изу­чают цвет. Отсюда в рисун­ках появ­ля­ются краски, похо­жие на жен­скую галан­те­рею: розо­вые, бледно-фио­ле­то­вые, абри­ко­со­вые и про­чие слад­кие цвета. Их при­ми­тив­ность в среде упро­щает путь, но подоб­ное не учит уме­нию выби­рать, раз­ли­чать цвета. Необ­хо­димо все­гда ста­вить перед ребен­ком задачу создать среду бога­тую и насы­щен­ную коло­ри­том. Как такого добиться? Напри­мер, это зави­сит от под­кладки, от пер­во­на­чально зало­жен­ных цве­то­вых пятен.

Слож­нее всего бывает перед белым листом. Вот почему дети любят рисо­вать хотя и на слож­ной, но уже создан­ной среде: асфальте, доске, кир­пич­ной стене. Кому что нра­вится. И выбор здесь не слу­чаен. Ребе­нок вхо­дит в кон­такт с этой сре­дой. Скуль­птор видит на ощупь, и подобно скуль­птору, малень­кий чело­век тоже идет от пред­мета к образу. Чтобы легче это сде­лать, то ребе­нок дол­жен попро­бо­вать рисо­вать пла­сти­ли­ном на бумаге. Этому помо­жет также сборка моза­ики или цвет­ного конструктора.

Нико­гда не надо запре­щать ребенку оде­ваться в раз­ные одежды. Пусть попро­бует сочи­нить себе наряд, пусть даже накра­сится крас­кой. Лучше один раз он оде­нется без­вкусно дома, чем потом будет сму­щать окру­жа­ю­щих. А ведь мы часто отка­зы­ваем ребенку в этом удо­воль­ствии, иро­ни­зи­руем над про­дол­жи­тель­ным сто­я­нием у зеркала.

В рес­пуб­ли­кан­ской худо­же­ствен­ной школе дети не сле­дуют слепо моде. Они при­дер­жи­ва­ются сво­его ими­джа[2]. Это вос­пи­ты­ва­ется шко­лой. Они не хотят повто­ряться. И не могут быть похо­жими, хотя будут делать одно и то же, но все равно по-разному.

А теперь посмот­рим на моло­дежь. Она очень сильно сле­дует моде, а зна­чит – сте­рео­ти­пам. Это понятно, ибо к при­меру, в под­рост­ко­вом воз­расте, когда важно само­утвер­диться, боль­шое вни­ма­ние уде­ля­ется внеш­но­сти. Здесь и сле­пое сле­до­ва­ние образцу (мод­ному герою), и стрем­ле­ние бро­сить вызов обще­ству, заяв­ляя о себе. А вот мы выби­раем ребенку одежду, тем самым влияя не только на его вкус, но и на настро­е­ние, физи­че­ское само­чув­ствие. Есте­ственно, после­дуют воз­ра­же­ния, что поку­па­ется то, что пред­ла­гает про­мыш­лен­ность. Однако это не совсем так, ведь все­гда при­хо­дится из чего-то выби­рать. Так в мага­зине «Ткани» можно поте­ряться от раз­но­об­ра­зия рас­цве­ток. Осо­бенно богат выбор лет­них тка­ней. Попро­буйте сво­дить ребенка на экс­кур­сию в Дом моде­лей и это помо­жет ему в даль­ней­шем обра­щать вни­ма­ние на свой внеш­ний вид. Еще лучше, если взрос­лый вме­сте с ребен­ком сошьет какую-нибудь про­стую модель, воз­можно, что это понра­вится, осо­бенно девочкам.

Глав­ное – помочь ребенку выбрать в даль­ней­шем свой стиль, под­хо­дя­щий цвет и фасон. Конечно, необ­хо­димо ори­ен­ти­ро­ваться на харак­тер, инди­ви­ду­аль­ность чело­века. В любой одежде, наряде должно быть прежде всего удобно. Обра­тите вни­ма­ние на соот­вет­ствие одежды погоде, вре­мени дня, заня­тиям, окру­жа­ю­щей обста­новке. Это очень ответ­ственно: фор­ми­ро­вать поня­тия «кра­сиво» – «некра­сиво», и самому быть на уровне. Так лучше пусть ребе­нок часами сей­час стоит у зер­кала, пусть пере­бо­леет всеми цве­тами, чтобы выбрать свою гамму, найти гар­мо­нию. Зато потом он не будет поку­пать массу раз­но­цвет­ной и неудач­ной одежды, а смо­жет гра­мотно выбрать ее на сезон. Итак, ста­рай­тесь под­черк­нуть инди­ви­ду­аль­ность, обра­тите вни­ма­ние на кра­соту народ­ного костюма. Поста­рай­тесь вме­сте с ним заняться выши­ва­нием или вязанием.

При­вле­ките ребенка к оформ­ле­нию сво­его жилища, ком­наты. Пусть эта ком­ната будет оформ­лена по его вкусу и пред­по­чте­нию цвета. Взрос­лый только направ­ляет, но ни в коем слу­чае не застав­ляет, не навя­зы­вает. Обычно детям в дан­ном слу­чае нра­вятся яркие цвета – зна­чит при­ме­няйте кол­лаж, аппли­ка­цию, изде­лия из нату­раль­ных мате­ри­а­лов: глины, дерева, кожи. В ком­нате не должно быть все только функ­ци­о­нально. Посмот­рите, есть ли в доме хоть одна кар­тина, деко­ра­тив­ное панно, вазы. А часто ли на столе стоят цветы? Мик­ро­мир фор­ми­рует отно­ше­ние ко всему миру и окно в пре­крас­ное откры­ваем ребенку мы сами.

Если у него нет жела­ния убрать и укра­сить свою ком­нату, зна­чит где-то что-то уже упу­щено. Момент, когда у ребенка фор­ми­ру­ется чув­ство дома, очень важен, ибо потом про­явится отно­ше­ние к семье в целом. Во вся­ком слу­чае отра­зится и ваше отно­ше­ние к дому.

В наших силах изме­нить и пре­об­ра­зо­вать мик­ро­мир сво­его оби­та­ния. Быто­вой фон, в кото­ром живем, рас­тем, вос­при­ни­ма­ется всеми орга­нами чувств. Так вот, этот фон может лечить и вос­пи­ты­вать, а может, даже угне­тать, раз­дра­жать. Если в ком­нате есть кар­тина, то она застав­ляет вос­при­ни­мать про­стран­ство в ином виде, созда­вая вход в дру­гой мир и очи­щая его от повсе­днев­но­сти. Осо­бенно это заметно, когда ребе­нок идет в школу, тогда ему необ­хо­димо пере­клю­читься, на время отре­шиться от при­выч­ных забот. В этом боль­шую роль играют про­из­ве­де­ния искус­ства, испол­нен­ные с мастер­ством и вдох­но­ве­нием. А мы, к сожа­ле­нию, разу­чи­лись смот­реть кар­тины может еще и потому, что слиш­ком окру­жены раз­лич­ными сред­ствами мас­со­вой инфор­ма­ции. Кино, радио, рекламу можно вос­при­ни­мать пассивно.

Именно в домаш­них усло­виях фор­ми­ру­ется и эсте­ти­че­ское отно­ше­ние к миру. Чем богаче впе­чат­ле­ния об окру­жа­ю­щей среде, тем лучше раз­ви­ва­ются вооб­ра­же­ние, фан­та­зия. И поэтому, в усло­виях урба­ни­за­ции нужно больше вни­ма­ния уде­лять нату­раль­ному мате­ри­алу в жили­щах, под­чер­ки­вать его при­род­ные осо­бен­но­сти и кра­соту. Глина, дерево, соломка помо­гут офор­мить дом ори­ги­нально и уютно. Пси­хо­ло­гия цвета и фак­туры спо­соб­ствуют более интен­сив­ному вос­при­я­тию цвета, тем самым уси­ли­вая радост­ные ощу­ще­ния есте­ствен­ных соче­та­ний цвета и кра­сок худо­же­ствен­ного оформления.

Вечер. Я захожу в ком­нату, где выросла и живу теперь. Голу­бая ком­ната синеет, тон­кими полос­ками ложатся тени. Ветки дерева, рас­ту­щего около окна, отра­жа­ются на потолке. Кажется, будто тишина сгу­сти­лась в угол­ках ком­наты, а цветы, сто­я­щие на под­окон­нике, будто вобрав в себя синеву, рас­прав­ля­ются и хотят взле­теть. Я снова как в дет­стве изу­чаю узоры на обоях, забы­вая днев­ную суету, пре­вра­щаю свой мир в таин­ствен­ный и огром­ный – мир голу­бой комнаты.

Вспом­ните, как вы вос­при­ни­мали свое окру­же­ние в дет­стве? Сна­чала ком­ната и вся квар­тира были для вас огром­ным миром, где можно совер­шать путе­ше­ствия, можно всюду спря­таться – на под­окон­нике, под сто­лом, за две­рью. И вот уже улица ста­но­вится извест­ной, а дорожки во дворе малень­кими, вот и весь город пре­вра­ща­ется в зна­ко­мое место.

Мик­ро­мир нашего дома сопро­вож­дает нас всю жизнь и, бла­го­даря вос­пи­та­нию цве­том, мы можем рас­ши­рить сферу своих пере­жи­ва­ний, уси­лить худо­же­ствен­ное насла­жде­ние, обо­га­тить мир сво­его восприятия.

Змея из апельсиновой корки

На каком-то этапе ребе­нок дол­жен почув­ство­вать, что он спо­со­бен выра­зить свои твор­че­ские силы, смо­жет про­ве­сти идею и вопло­тить ее в образе. Дети имеют свои, так ска­зать, сим­па­тии в рабо­тах, рисуя дере­вья, людей или дома. Инте­рес к порт­рету, пей­зажу уже в ран­нем воз­расте не слу­чаен, он свя­зан с инте­ре­сом к людям, эго­цен­триз­мом либо с соци­аль­ной направ­лен­но­стью, кото­рые начи­нают про­яв­ляться в ребенке. В рес­пуб­ли­кан­ской худо­же­ствен­ной школе учат реа­лизму, ака­де­ми­че­скому рисунку, так назы­ва­е­мому испол­ни­тель­скому мастер­ству. А как наряду с учеб­ными рабо­тами делать твор­че­ские, раз­ви­вать инди­ви­ду­аль­ность и фан­та­зию? Для этого даются не только зада­ния на сво­бод­ную тему, к кото­рой так тяго­теют ребята, но и спе­ци­аль­ные зада­ния, ста­вя­щие уче­ника в про­блем­ные ситу­а­ции, тре­бу­ю­щие неор­ди­нар­ных решений.

Напри­мер, руко­во­ди­тель сту­дии г. Киева О. Н. Лев­чи­шина давно прак­ти­кует такое зада­ние, как рису­нок «на двойку». В сту­дии обста­новка при­бли­жена к домаш­ней и дети могут нари­со­вать на двойку, заве­домо, зная, что она никак не отра­зится на сту­дий­ной работе. В школе трудно снять уста­новку на оценку, на резуль­тат. Каж­дый будет пытаться рисо­вать как лучше, видимо, здесь играет роль повы­шен­ный уро­вень моти­ва­ции, он и дает сбои в дет­ском творчестве.

Очень трудно сде­лать то, чего очень хочешь, в чем сильно заин­те­ре­со­ван. Это давно заме­чено пси­хо­ло­гами, кото­рые уста­но­вили мак­си­маль­ный уро­вень моти­ва­ции, при кото­ром резуль­тат испол­ним (а пре­вы­ше­ние его, то есть сила жела­ния ведет к срыву, либо ухуд­ше­нию резуль­та­тов). Почему у мно­гих воз­ни­кает страх перед белым листом? Бывает, что и масти­тые худож­ники пасуют перед дет­ским твор­че­ством. Дет­ская непо­сред­ствен­ность, сме­лость реше­ний не исче­зают сразу, на нее вли­яют взрос­лые. В любом классе или группе есть дети более зна­ю­щие, и есть взрос­лые, ука­зы­ва­ю­щие, что такое хорошо и что такое плохо. Дети 5 – 6‑ти лет еще не знают как лучше рисо­вать, и поэтому, полу­чив зада­ние нари­со­вать на двойку, они рисуют вели­ко­лепно – здесь и сво­бода выра­же­ния в цвете, и ком­по­зи­ци­он­ная гар­мо­ния листа. Дети, заве­домо зна­ю­щие, как рисо­вать «пра­вильно», изоб­ра­жают что-то непонятное.

«Рабо­тая с детьми, – отме­чает О. Лев­чи­шина, – я думаю, как сохра­нить сво­боду, непо­сред­ствен­ность ребенка и вме­сте с тем дать школу. Есть дети, кото­рые впер­вые, придя в сту­дию, заме­ча­тельно пере­дают худо­же­ствен­ный образ, и хорошо раз­би­ра­ются в колоре. И задача пре­по­да­ва­теля состоит в том, чтобы бережно отне­стись к этому дару, раз­вить его на высо­ком про­фес­си­о­наль­ном уровне».

Напри­мер, при­бли­жа­ется Новый год. К этому празд­нику дети под­го­то­вили выставку празд­нич­ных работ. Чего тут только нет: и Сне­гу­рочки с Дедами Моро­зами, Волки; и Зайцы… Но вот среди них ори­ги­наль­ная аппли­ка­ция 7‑летнего Мак­сима – змея из апель­си­но­вой корки. Работа напом­нила о сер­пан­тине ново­год­него кар­на­вала, о души­стых апель­си­нах в мешке с подарками…

Где же опти­маль­ный уро­вень рас­кре­по­щен­но­сти, при кото­ром ребе­нок спо­со­бен сво­бодно опе­ри­ро­вать сво­ими поня­ти­ями, без навя­зы­ва­ния их взрос­лыми. Только чув­ствуя себя сво­бодно и уве­ренно малень­кий чело­век смо­жет точно и инте­ресно пере­да­вать свое мировосприятие.

Вот работы уче­ницы рес­пуб­ли­кан­ской худо­же­ствен­ной школы Лены К. Девочка все изоб­ра­жает детально, и совер­шенно не умеет осво­бо­диться от пред­мета, кото­рый она рисует. Он довлеет над ней со всеми подроб­но­стями и работа как бы рас­сы­па­ется. Такому ребенку очень трудно давать обыч­ные зада­ния, здесь необ­хо­димы тесты на творчество.

Кон­сер­ва­тив­ность мыш­ле­ния может куль­ти­ви­ро­ваться роди­те­лями. Заме­чено, что для девочки с маль­чи­ше­ским сти­лем пове­де­ния, свой­ствен­ный более твор­че­ский под­ход к делу. Это про­сле­жи­ва­ется и в живо­пис­ных рабо­тах. Девочки с более жен­ским сти­лем пове­де­ния бывают более пас­сив­ными, их твор­че­ство направ­лено на при­клад­ные работы: вяза­ние, мак­раме, они тяго­теют к моно­то­нии, у них неплохо полу­ча­ются узоры, деко­ра­тивно-при­клад­ные вещи в народ­ном стиле.

«Что такое орна­мент? Это пере­ход рит­мов (одного в дру­гой), – рас­ска­зы­вает пре­по­да­ва­тель этой школы В. Г. Тро­ценко. – Если у ребенка направ­лен­ность на испол­ни­тель­ский, моно­тон­ный труд, то даже, уло­вив общее состо­я­ние в работе, он теряет ком­по­зи­цию. Когда мы смот­рим на работу, то глаз бегает по краям кар­тины и, про­чи­ты­вая настро­е­ние, дает цвет. А ком­по­зи­ция руко­во­дит, направ­ляет зри­теля, чтобы он про­чи­тал идею в хол­сте. В ком­по­зи­ции же все под­чи­ня­ется главному».

Вик­тор Гри­го­рье­вич дает своим уче­ни­кам зада­ния, раз­ви­ва­ю­щие ассо­ци­а­тивно бога­тое вос­при­я­тие. Рисуя, дети пере­дают на бумаге раз­ные состо­я­ния своей души или вооб­ра­жают, что может чув­ство­вать герой их кар­тины, или пока­зы­вают состо­я­ние при­роды (если пей­заж). Сло­вом, они по-раз­ному отра­жают пози­тив­ные – нега­тив­ные эмо­ции, чув­ства любви и радо­сти, боли и страха. Это же зада­ние выпол­ня­ется в раз­ных гео­мет­ри­че­ских фигу­рах, так; одна тема полу­чает неожи­дан­ные реше­ния (и ком­по­зи­ци­он­ные, и цветовые).

Стре­мясь к раз­но­об­ра­зию тем, дети жалу­ются: «Надо­ело рисо­вать одно и то же. То Киев осен­ний, то Киев весен­ний, иллю­стра­ции к про­из­ве­де­ниям Леси Укра­инки и так далее».

Уди­ви­тельно, конечно, то, что сво­бод­ная тема заво­дит ребенка в тупик. Ему кажется: Киев осен­ний – что-то опре­де­лен­ное, и тему навя­зали, когда на самом деле, это – общее обо­зна­че­ние круга пере­жи­тых впечатлений.

«Нас все­гда учат ака­де­ми­че­скому рисунку, живо­писи. Вот если бы нам давали сво­бод­ные темы…», – гово­рят ребята, сами того не пони­мая, что не темы вино­ваты в отсут­ствии твор­че­ских работ, а при­чина состоит в неуме­нии твор­че­ски мыс­лить. Глав­ное ощу­щать мир, чув­ство­вать себя поэтом, насто­я­щим худож­ни­ком, уме­ю­щим про­ник­нуть во все явле­ния жизни. Вот этой твор­че­ской воли нет у тех, кто ску­чает перед постав­лен­ной темой, огра­ни­чи­вая себя сво­ими же стереотипами.

Есте­ственно, исчез­но­ве­ние непо­сред­ствен­но­сти, само­вы­ра­же­ния во мно­гом свя­зано с воз­рас­том. В дет­стве образы захва­ты­вают, вос­хи­щают и ребе­нок, не заду­мы­ва­ясь, пере­но­сит их на бумагу. Под­ростки же стре­мятся все ана­ли­зи­ро­вать, отра­жают себя, зани­ма­ются само­кри­ти­кой. Пси­хо­логи назы­вают этот воз­раст шизо­ид­ным. Здесь имеют место и стрем­ле­ние к осо­зна­нию себя в кос­мосе, отчуж­де­ние, отвле­чен­ные идеи и суж­де­ния, увле­че­ние восточ­ными уче­ни­ями и так далее. Но вот период отчуж­ден­но­сти про­хо­дит. Заме­тим, что у неко­то­рых он более про­дол­жи­тель­ный. Спе­ци­фика мыш­ле­ния под­ростка также вли­яет на твор­че­ство, отсюда и стрем­ле­ние к необыч­но­сти тем (сюр­ре­а­лизму). Напри­мер, 12-лет­ний маль­чик рисует череп, перо, кровь – набор пред­ме­тов, пред­по­ла­га­ю­щих глу­бо­кий смысл.

Удачи и неудачи – все пере­жи­ва­ется ребен­ком. Бывает так, что наи­бо­лее откры­тые, доб­ро­же­ла­тель­ные дети ока­зы­ва­ются без­за­щит­ными под пере­крест­ным огнем одно­класс­ни­ков. Учи­тель дол­жен знать, кто и как отно­сится к кому в кол­лек­тиве, а не только лич­ност­ные каче­ства уче­ника, его работы. Под кон­тро­лем должны быть осо­бенно кон­фликт­ные отно­ше­ния, ведь под­ростки наи­бо­лее импуль­сивны, иначе их жесто­кость ока­жется для нас неожиданностью.

Как ска­зы­ва­ются кон­фликты на учебе и твор­че­стве ребят? Уче­ники рес­пуб­ли­кан­ской худо­же­ствен­ной школы опре­де­ляют это так.

«Надо, чтобы настро­е­ние было такое же, как и в кар­тине, кото­рую ты пишешь, – гово­рит уче­ница класса Вита Ш. – А нер­воз­ность, раз­дра­жен­ность, навер­ное, не помо­гают в работе. Если точ­нее, то не знаю».

Осталь­ные ребята заспо­рили, начали гово­рить о кон­курсе кра­соты, ведь недавно девочка из их школы вошла в число кра­са­виц, участ­во­вав­ших во все­со­юз­ном кон­курсе. Кто-то был за, кто-то – против.

Под­ростки уже умеют скры­вать свои пере­жи­ва­ния, мно­гие в этом воз­расте тайно пишут стихи, ведут днев­ник. Рани­мость, обид­чи­вость, боязнь насмешки – наи­бо­лее свой­ственны им. Пре­по­да­ва­тель играет глав­ную роль в созда­нии обста­новки вза­и­мо­до­ве­рия, пони­ма­ния, тер­пи­мо­сти к недо­стат­кам окру­жа­ю­щих, обра­ще­нии энер­гии на твор­че­ский процесс.

Пусть фан­та­зии ребенка отра­зятся в его рабо­тах, а не в выяс­не­нии отно­ше­ний с роди­те­лями и сверст­ни­ками. Осо­бенно это каса­ется воз­бу­ди­мых, агрес­сив­ных детей. В таких слу­чаях не надо опа­саться смены увле­че­ний от спорта до музыки, в конце кон­цов ребе­нок най­дет свое. Не нужна также жест­кая ран­няя спе­ци­а­ли­за­ция, она может вызвать фор­маль­ное отно­ше­ние даже к самому инте­рес­ному делу. Авто­ри­тет и лич­ный при­мер часто ска­зы­ва­ются намного силь­нее, чем абстракт­ные советы и нра­во­уче­ния. У школь­ни­ков уже выра­бо­тался имму­ни­тет на «неин­те­рес­ное» и тема явля­ется огра­ни­чи­те­лем, вызы­ва­ю­щим скуку и рав­но­ду­шие. Почему? Как пре­одо­леть это пони­ма­ние? При­чина кро­ется в неху­до­же­ствен­ном, необ­раз­ном мыш­ле­нии. Мыш­ле­ние бывает пред­мет­ное, фун­да­мен­таль­ное, сте­рео­тип­ное, кото­рое непо­сред­ственно отра­жа­ется на речи, лите­ра­турно-худо­же­ствен­ных возможностях.

Мы про­вели сле­ду­ю­щий экс­пе­ри­мент. Уче­ни­кам было пред­ло­жено напи­сать о столе. Вот что отве­тили ребята, обра­ща­ю­щие вни­ма­ние только на функ­ции этого пред­мета и вос­при­ни­ма­ю­щие его чисто праг­ма­ти­че­ски. «Стол – это вещь, на кото­рой можно зани­маться раз­но­об­раз­ными делами. Столы бывают пись­мен­ные, кухон­ные и так далее».

Еще одно сочи­не­ние: «Столы делают раз­ные: высо­кие и низ­кие; дере­вян­ные и метал­ли­че­ские, рабо­чие, сто­ло­вые, пись­мен­ные и каж­дый стол имеет свое место и назначение».

А вот и такое объ­яс­не­ние: «Это такой пред­мет, без кото­рого нельзя обой­тись ни на работе, ни в хозяй­стве. На работе за сто­лом надо рабо­тать, дома – при­ни­мать гостей, гото­вить обед».

Грустно читать такие сочи­не­ния. В то время как худо­же­ствен­ное, твор­че­ское отно­ше­ние к пред­мету под­ра­зу­ме­вает ощу­ще­ние мело­дии или запаха. Сло­вом, име­ется в виду то бес­ко­неч­ное удив­ле­ние, кото­рое спо­собно вылиться ярко и образно. Как воз­ни­кает тупик? Перед ребен­ком – пей­заж. Все обычно: дерево, небо, солнце, песок, их надо изоб­ра­зить реа­ли­стично, пра­вильно. А сопе­ре­жи­ва­ния образа, тем более мета­форы, нет. Вот и полу­ча­ются одно­об­раз­ные пей­зажи в стиле такого-то (Репина, Леви­тана…). Писать можно на любую тему, но «тема» обя­за­тельно должна пройти через душу ребенка. При­ве­дем наи­бо­лее удач­ные сочи­не­ния на ту же тему.

«Монолог стола»

Стол про­слу­жил на одном месте 12 лет одному хозя­ину. И вот при­шло время дру­гого вла­дельца стола. Он при­шел, посмот­рел и решил: «Ста­рый и несо­вре­мен­ный, нужно заме­нить». Так и сде­лал. Стоит теперь стол в сарае, в нем посе­ли­лись мыши, паучки. Зна­чит он кому-то еще нужен, хотя бы вот этим букаш­кам. Вот и про­дол­жает существовать.

«…Стол, ты пом­нишь все: и рабо­чие руки, и руки в нару­кав­ни­ках, и руки в рубаш­ках с золо­тыми запон­ками и брас­ле­тами. Стол – это малень­кая исто­рия человечества».

В твор­че­стве ребе­нок дол­жен быть честен, хотя бы перед самим собой. Вот на что важно ори­ен­ти­ро­вать при выборе любой темы. В конце кон­цов педа­гог обя­зан про­ил­лю­стри­ро­вать ее необ­хо­ди­мость. Заня­тия в сту­диях также пока­зы­вают что даже при самом мак­си­маль­ном рас­кре­по­ще­нии ребенка, сво­бод­ная тема не выдер­жи­вает более двух заня­тий. Дети сами про­сят дать им зада­ние. Здесь педа­гогу не поме­шают ни поэ­зия, ни арти­сти­че­ские спо­соб­но­сти, ни музыка.

Для худож­ника не суще­ствует отдыха, где бы тот ни был, он все про­пус­кает через себя. Для ребенка это – нор­маль­ное состо­я­ние. Поло­жи­тель­ные эмо­ции, направ­лен­ные на вос­при­я­тие нового, вопло­ща­ются в твор­че­стве. Если работа неин­те­рес­ная, то и эмо­ции погло­ща­ются. Почему ребе­нок нико­гда не пере­стает удив­ляться миру? – Да потому, что он отно­сится ко всему не пред­взято, непо­сред­ственно. Он вхо­дит в огром­ный мир, дове­ряя сво­ему сердцу. Образно говоря, его «внут­рен­нее стекло» еще неза­мут­нен­ное, а внут­рен­нее виде­ние спо­собно вос­при­нять и яркие лучи сол­неч­ного света, и черно-синюю глу­бину ночи.

Про­из­ве­де­ния худож­ника – резуль­тат его состо­я­ния или пони­ма­ния какого-то явле­ния. Окан­чи­вая полотно, он все­гда видит на нем что-то свое, выби­рает что-то для себя и это рас­ши­ряет его внут­рен­ний мир. А зри­тель потом нахо­дит свои про­блемы, совер­шенно раз­но­об­раз­ные и порой неожи­дан­ные для самого худож­ника. Чтобы войти в работу, полу­чить от нее эсте­ти­че­ское насла­жде­ние, нужно быть таким же непо­сред­ствен­ным, как ребе­нок, кото­рый каж­дый день раду­ется миру. Мно­гие взрос­лые смот­рят на про­из­ве­де­ние, стре­мясь уви­деть в нем сюжет. И как ни пара­док­сально, но рас­ши­рить кру­го­зор помо­жет дет­ское творчество.

Язык изоб­ра­зи­тель­ного искус­ства хао­тично вхо­дит в жизнь малыша, потом дошколь­ника. Эсте­ти­че­скую про­грамму может задать даже рос­пись в дет­ском садике, или кар­тина, вися­щая над его кро­ва­тью. Если не помочь ребенку в даль­ней­шем раз­ви­тии, то худо­же­ствен­ный язык пере­хо­дит во внут­рен­ний ряд, оста­ется в потен­ции. Если же ребе­нок видит луч­шие про­из­ве­де­ния, то этот багаж оста­ется в его созна­нии. Посте­пенно скла­ды­ва­ется поня­тие «кра­си­вого или некрасивого».

В одной из сту­дий педа­гог учил рисо­вать по линейке, ему, видимо, нра­ви­лись ров­нень­кие домики, с акку­рат­ными дере­вьями вокруг. Дети, слу­ша­ясь настав­ника, изоб­ра­жали такие дома, оди­на­ково рас­кра­ши­вая листы аль­бо­мов оран­жево-зеле­ными крас­ками. Но, к сожа­ле­нию, изо­мет­рия, преж­де­вре­мен­ное навя­зы­ва­ние ребенку пер­спек­тивы, отби­вают вся­кое жела­ние к само­сто­я­тель­ному твор­че­ству. Здесь «выжи­вают» именно не художники.

И вот в сту­дию при­шел дру­гой педа­гог. Ситу­а­ция меня­ется. Рисунки тех же детей стали раз­ными. Им задали, подоб­ную тему «Мой город», и сколько неожи­дан­ного и пре­крас­ного уви­дели они сами и пре­по­да­ва­тель. У каж­дого ока­зы­ва­ется свой коло­рит, для каж­дого город – это свой непо­вто­ри­мый уго­лок. Кто-то нари­со­вал город буду­щего, а кто-то пока­зал кос­ми­че­ский город, состо­я­щий из зага­доч­ных фигур, летя­щих в про­стран­стве. Итак, педа­гог все­гда дол­жен акцен­ти­ро­вать вни­ма­ние на удач­ных момен­тах, ори­ен­ти­ро­вать ребенка на внут­рен­нюю сво­боду. Тут не важно при помощи чего это будет сде­лано – темы или новой тех­ники. Основ­ное, чтобы ребе­нок нашел свой стиль и уви­дел, что он умеет созда­вать образ.

Бывает так, что малыш не может рисо­вать, но жела­ние у него огром­ное. Здесь необ­хо­димо попро­бо­вать занять его при­клад­ными видами твор­че­ства. Худож­ник вхо­дит в кон такт с ребен­ком и видит, что здесь нет «тем»: жизнь ли, игра ли, но твор­че­ство детей – все­гда искус­ство ради искус­ства. Ребе­нок все­гда сде­лает только то, что нра­вится. Он, в свою оче­редь, может научить взрос­лого отойти от сте­рео­типа, почув­ство­вать непри­ду­ман­ный мир, пове­рить в красоту.

По цветовому кругу искусств

Пути, кото­рые при­ве­дут ребенка к рас­кры­тию своих худо­же­ствен­ных и твор­че­ских спо­соб­но­стей могут быть раз­ными. В этом помо­гут все виды искусств. Посмот­рим как про­во­дится урок поэ­зии в худо­же­ствен­ной сту­дии, где пре­по­дает О. Левчишина.

Оксана Нико­ла­евна читает стихи Вадима Ско­мо­ров­ского. К осо­бенно понра­вив­шимся сти­хам дети рисуют иллюстрации.

Для взрос­лого здесь много неожи­дан­ного, ведь ребе­нок может вос­при­нять совер­шенно вто­ро­сте­пен­ный образ в про­из­ве­де­нии. Дети 7 – 8‑ми лет осо­бенно чутко при­слу­ши­ва­ются к инто­на­циям чита­ю­щего и реа­ги­руют именно на то, что затро­нуло взрос­лого. Неко­то­рые, начи­ная опре­де­лять, что же хорошо, а что плохо, под­ра­жают друг другу, рисуя на одну и ту же тему. Яркая эмо­ци­о­наль­ная вспышка одного ребенка уже кос­ну­лась всех. Педа­гог дол­жен сде­лать так, чтобы под­чер­ки­ва­лась цен­ность точки зре­ния каж­дого, чтобы работы не повто­ря­лись. Мно­гим понра­ви­лось сти­хо­тво­ре­ние «Вогник»:

Спить ріка і риба спить
Десь на дні затоки,
Лиш на бакені блищить
Вогник одинокий.

(Ско­мо­ров­ский В. Зав­тра в школу. – 1988 – С. 8). 

Андрей Про­ник (9 лет) нари­со­вал на голу­бом фоне боль­шую зеле­ную свечу. Для него ого­нек вопло­тился в роман­ти­че­ский образ. Вова Ине­шин (11 лет) изоб­ра­зил горы, маяк и речку – здесь более лите­ра­тур­ный под­ход. А Маша Дра­гина (5 лет) пока­зала на листе ого­нек в виде трех зеле­ных цвет­ков посреди реки. Пожа­луй, это были самые яркие цветы всех оттен­ков зеле­ного, кото­рые только можно было представить.

Вели­ко­леп­ной ока­зы­ва­ется тех­ника тем­пе­рой[3] на пленке. Перед нами гото­вый вит­раж: соч­ные, раз­но­цвет­ные мно­го­гран­ники рас­сы­па­ются во все сто­роны – работе Марины Бор­бач (14 лет). Заметно, что она – при­рож­ден­ный при­клад­ник. И сти­хо­тво­ре­ние выбрала осен­нее, там где много оран­же­вых, всех оттен­ков жел­того и зеленого.

Инди­ви­ду­аль­ность ребенка заметна уже в самых пер­вых его рабо­тах. У кого-то краски – насы­щен­ные, у кого-то больше стрем­ле­ния к тон­ким оттен­кам цвета. Вос­при­я­тие поэ­ти­че­ского образа рас­кры­вает новые сто­роны худо­же­ствен­ного дара детей. Худо­же­ствен­ный образ цело­стен, раз­но­цвет­ные мостики к нему – это музыка, поэ­зия, танец и живопись.

Оксана Нико­ла­евна задает уче­ни­кам еще одну очень необыч­ную тему «Шляпа». Посмот­рим, что нари­со­вали дети. Вот – чер­ный цилиндр на зеле­ной траве, а вот – летя­щая розо­вая жен­ская шляпка в роман­ти­че­ском стиле. На тре­тьем рисунке… много шляп и каж­дая из них напо­ми­нает ска­зоч­ный кораблик.

У каж­дого ребенка свой путь раз­ви­тия, свои пере­жи­ва­ния он вкла­ды­вает в твор­че­ство. Видя это, учи­тель может мно­гое изме­нить в жизни ребенка. Мы про­смат­ри­ваем сту­дий­ные работы про­шлых лет. Пер­вые рисунки Наташи Бан­дуры были пас­тоз­ными, при мак­си­маль­ном сме­ще­нии сохра­нена чистота цвета. Так «Ска­зоч­ный дом», иллю­стра­ции к сказ­кам напол­нены сво­ими обра­зами, они сде­ланы легко и непри­нуж­денно. Но через несколько лет все стало дру­гим. Иллю­стра­ции, кото­рые так любит делать Наташа, уже не идут сво­бодно. На ребенка вли­яет то, что сде­лано взрос­лыми, что уже дока­зано, – «это хорошо». Можно уви­деть и заим­ство­ва­ние образа из иллю­стра­ций худож­ника, стрем­ле­ние к дета­лям или подроб­но­стям. О. Н. Лев­чи­шина помо­гает сту­дий­цам изба­виться от чув­ства ожи­да­ния оценки, создает пре­крас­ную атмо­сферу для твор­че­ства и рас­кре­по­ще­ния в студии.

«Им мешают излиш­ний ана­лиз, логи­че­ские уста­новки», – мне­ние педа­гога. Ино­гда дети спра­ши­вают: «А что рисо­вать? Я не умею. А как надо? Как правильно?».

Очень ожив­ленно про­хо­дит урок «Все наобо­рот». Задача – нари­со­вать пей­заж в необыч­ных тонах. Что такое для каж­дого ребенка «наобо­рот»?. Для каж­дого пони­ма­ние «наобо­рот» есть своим. Дети рисуют зеле­ное солнце и крас­ное море, еще у кого-то появи­лось фио­ле­то­вое солнце, а дере­вья ока­за­лись крас­ными. Сколько сво­боды и фан­та­зии можно выявить у любого ребенка на таком уроке!

Задачи педа­гога, этапы раз­ви­тия твор­че­ства – где найти поле для само­ре­а­ли­за­ции твор­че­ских воз­мож­но­стей? В обыч­ной школе бывают уроки труда, рисо­ва­ния, пения, физ­куль­туры. Для мно­гих они явля­ются самыми люби­мыми. Но часто эти заня­тия до конца не спо­соб­ствуют рас­кры­тию твор­че­ских сил из-за недо­статка спе­ци­а­ли­стов и малого коли­че­ства вре­мени, отве­ден­ного для рисо­ва­ния. Во мно­гом изоб­ра­зи­тель­ное твор­че­ство на уро­ках рисо­ва­ния сво­дится к копи­ро­ва­нию, чер­че­нию либо пус­ка­ется на само­тек, где посто­ян­ные сво­бод­ные темы «остав­ляют» детей без ориентиров.

Часто при сопри­кос­но­ве­нии с изоб­ра­зи­тель­ным искус­ством слы­шится фраза: «Я тоже в дет­стве хорошо рисо­вал». Дей­стви­тельно, бывают воз­раст­ные «всплески и паде­ния» в худо­же­ствен­ном твор­че­стве. Каким же обра­зом под­дер­жать и раз­вить инте­рес ребенка к само­сто­я­тель­ному твор­че­ству? Обра­тимся опять к опыту работы худо­же­ствен­ной школы. Здесь худо­же­ствен­ное твор­че­ство не сво­дится к отдель­ным пред­ме­там. Об этом думают, этим живут. Твор­че­ство ста­но­вится не про­сто про­фес­сией ребенка, а его жиз­нью. Здесь суще­ствуют свой ритм, повсе­днев­ность под­чи­нена худо­же­ствен­ному про­цессу. А каж­дая отчет­ная выставка детей опре­де­ляет успех и недо­четы в работе педа­гога. В самом деле, работа худож­ника-педа­гога ослож­ня­ется тем, что часто при­хо­дится пере­клю­чаться со своих работ на дет­ские. Кстати, уче­ники очень тонко реа­ги­руют и впи­ты­вают в себя манеру и стиль учи­теля. Так важно не навя­зать свое мне­ние, а именно пере­дать зна­ния. Педа­гог помо­гает само­вы­ра­зиться на про­фес­си­о­наль­ной основе, нахо­дит инди­ви­ду­аль­ный под­ход к каж­дому. Это тре­бует от учи­теля спо­соб­но­сти к быст­рому пере­клю­че­нию, рас­пре­де­ле­нию вни­ма­ния, маневренности.

После изу­че­ния харак­тера ребенка, а точ­нее состо­я­ния в дан­ный момент, каж­дому зада­ется про­грамма в силу уровня развития.

Бывает, скла­ды­ва­ется ситу­а­ция, когда необ­хо­димо под­тя­нуть уро­вень твор­че­ского раз­ви­тия к воз­раст­ному, ведь дети посту­пают в эту школу уже под­го­тов­лен­ные сту­ди­ями, шко­лами изоб­ра­зи­тель­ного искус­ства. А кто-то забе­гает впе­ред, и опас­ным будет поверх­ност­ное отно­ше­ние к работе. Педа­гог дол­жен углу­бить или рас­ши­рить дея­тель­ность ребенка. Воз­можно нужно повто­рить несколько работ, меняя ком­по­зи­цию, или необ­хо­димо полу­чить новую инфор­ма­цию, для чего есть домаш­нее зада­ние. Важно, чтобы в классе все уче­ники могли выска­зать свое мне­ние, свой под­ход. Только тогда можно найти себя. Ино­гда понра­вив­ша­яся манера какого-нибудь худож­ника (П. Пикассо, П. Сезанн) осва­и­ва­ется поверх­ностно и ребе­нок выхо­дит на бла­го­по­луч­ный эффект сред­него уровня. Про­цесс же позна­ния оста­нав­ли­ва­ется, а ведь можно углу­биться, выра­жая на хол­сте индивидуальность.

Дей­стви­тельно, поверх­ност­ность, заучен­ный прием опасны. Ведь не каж­дому хва­тит сил воз­вра­щаться потом к школе – рисо­вать руку, гипс. Вот откуда идет мас­ки­ровка под аван­гард, когда ребе­нок не пере­жил и не понял, почему так писал худож­ник и про­дол­жает слепо сле­до­вать его стилю.

Глав­ное для малень­кого худож­ника – видеть учеб­ный этап рисунка, мате­ри­ала, поста­новки, зная для чего это дела­ется, и хорошо изу­чив законы. И только тогда сле­дует выхо­дить на само­сто­я­тель­ный путь, ста­вить и раз­ви­вать свою задачу.

Откуда воз­ни­кает хоро­шая работа? Во мно­гом здесь вли­яет само­сто­я­тель­ное твор­че­ство в дру­гих видах искусства.

Куда исче­зает красота?

Пред­ставьте себе, что зав­тра все люди с утра будут оза­бо­чены тем, как купить кар­тину. Они будут искать худож­ни­ков, обра­щаться к искус­ство­ве­дам, только бы узнать, какие худож­ники есть и кто лучше?

Навер­ное после такого дня, кроме всех извест­ных фами­лий: И. Шиш­кина, И. Айва­зовского, Лео­нардо да Винчи и Г. Рем­бранта, люди узнают еще несколько фами­лий совре­мен­ных худож­ни­ков. Может не совсем пой­мут, но узнают. Уви­дят мир гла­зами сво­его совре­мен­ника, выра­зив­шего все язы­ком изоб­ра­зи­тель­ного искус­ства. Как про­ни­кает пре­крас­ное в нашу жизнь? Кто учит нас изъ­яс­няться таким обра­зом? Что такое кра­сота в худо­же­ствен­ном творчестве?

Живо­пись вхо­дит в нашу дей­стви­тель­ность как маги­че­ским круг, кото­рый гра­ни­чит со всеми искус­ствами, в том числе, и с поэ­зией. Но насколько затра­ги­вает душу совре­мен­ника поэ­зия, можно уви­деть по резуль­та­там соци­ально-пси­хо­ло­ги­че­ского иссле­до­ва­ния эсте­ти­че­ского уровня моло­дежи. Ока­зы­ва­ется 5 % счи­тает, что можно про­жить без искус­ства. Люби­мые поэты, в рам­ках школь­ной про­граммы – С. Есе­нин, А. Пуш­кин. Худож­ники – И. Репин, И. Айва­зовский. Наи­бо­лее попу­лярны кино, театр. Живо­пись, скульп­тура зани­мают 7 – 8‑ое место. Каза­лось бы, язык искус­ства, в част­но­сти, изоб­ра­зи­тель­ного, дол­жен про­ни­кать в нашу жизнь на уро­ках рисо­ва­ния. И здесь ребе­нок обя­зан забыть, что он нахо­дится на уроке. А ему дается скуч­ная натура либо тема, кото­рую он довольно кон­кретно вос­при­ни­мает. Если не будет изме­нен под­ход к уро­кам рисо­ва­ния сей­час, то мы огра­ни­чим про­яв­ле­ние твор­че­ской ини­ци­а­тивы ребенка в дальнейшем.

Хру­сталь­ная ваза, если ее поме­стить в хру­сталь­ный дво­рец, исчез­нет, ее уже не видно. Мы нахо­димся в этом дворце, мы – ослеп­лены. Поток инфор­ма­ции хлы­нул на нас со всех сто­рон: книги, теле­ви­де­ние, радио. Как же занять место без­молв­ному полотну, кар­тине, в пере­пол­нен­ной инфор­ма­цией жизни? Ведь гораздо легче пас­сивно вос­при­ни­мать что пре­под­но­сят сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции. Такую работу со зри­те­лем самых раз­ных воз­рас­тов про­во­дит центр по эсте­ти­че­скому вос­пи­та­нию «Син­тез», создан­ный при област­ном отде­ле­нии Фонда куль­туры Украины.

Центр зани­ма­ется акти­ви­за­цией твор­че­ских про­цес­сов, внед­ряет в прак­тику ори­ги­наль­ные методы эсте­ти­че­ского вос­пи­та­ния. На высо­ком про­фес­си­о­наль­ном уровне про­во­дится работа на пред­при­я­тиях, в учеб­ных учре­жде­ниях. Кол­лек­тив цен­тра орга­ни­зо­вы­вает выставки, встречи, кон­церты, кон­суль­та­ции по дизайну, соци­ально-пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния, тесты, беседы об искус­стве и цве­то­ве­де­нии. Извест­ные киев­ские худож­ники, поэты, музы­канты ведут науч­ный поиск в обла­сти худо­же­ствен­ного твор­че­ства, пси­хо­ло­гии вос­при­я­тия искус­ства. Этот центр акцен­ти­рует свое вни­ма­ние не на созда­нии раз­вле­ка­тель­ной про­граммы, а на худо­же­ствен­ном экс­курсе в мир искус­ства. Искус­ство буду­щего – син­тез. В дан­ный момент мы ока­за­лись на грани созда­ния нового канона. Наука вно­сит в этот про­цесс свои кор­рек­тивы, слу­жит ком­па­сом. Сей­час идет поиск на сопри­кос­но­ве­ние цвета и музыки, поэ­зии и цвета и так далее.

Однако не все про­ис­хо­дит гладко, когда за дело берутся люди дале­кие от искус­ства, напри­мер, тех­ни­че­ские работ­ники при созда­нии цве­то­му­зы­каль­ных филь­мов, уста­но­вок. Полу­ча­ются мерт­вые про­из­ве­де­ния. И тут либо музыка мешает цвету, либо наобо­рот. Наи­бо­лее удач­ным в этом про­цессе будет сотруд­ни­че­ство твор­цов-еди­но­мыш­лен­ни­ков. Син­тез дол­жен быть не на выходе, а на входе. Высо­кий твор­че­ский потен­циал, хоро­ший уро­вень дают нам худож­ни­ков-син­те­ти­ков. Вспом­ним Л. О. Ман­дель­штама, М. Воло­шина, Т. Шев­ченко – худож­ни­ков музы­каль­ного слова и живо­пис­ного образа.

Син­те­тик – лич­ность духовно ода­рен­ная, яркая, инди­ви­ду­аль­ность. Подобно тому как перед чело­ве­ком, под­ни­ма­ю­щимся по лест­нице, откры­ва­ются новый кру­го­зор, новое поле дея­тель­но­сти. Это слу­жит моти­вом для твор­че­ского роста. Искус­ство – сред­ство обще­ния между людьми. Оно создастся для люден, для утвер­жде­ния жизни, появ­ле­ния нового.

Ребе­нок сам по себе син­те­тик. Задача взрос­лого раз­бу­дить в нем инте­рес ко всем видам искус­ства. Попро­буйте про­ве­сти музы­кально-живо­пис­ные уроки. Один из мето­дов – срав­не­ние музы­каль­ного образа с пей­за­жем. Кон­цен­три­руйте на этом вни­ма­ние. Для облег­че­ния работы кон­кре­ти­зи­руйте образ пред­метно. Напри­мер, дви­же­ние – ветер, бег лошади или водо­пад. Пусть каж­дый ребе­нок по-сво­ему кон­кре­ти­зи­рует образ, но вна­чале взрос­лый дол­жен ему помочь. Звук нарас­тает подобно иду­щему изда­лека поезду, шуму берез перед гро­зой. Бывает, музыка напо­ми­нает вос­ход или закат солнца.

Вос­пи­та­ние зву­ко­вого пред­став­ле­ния, пред­вос­хи­ще­ния, рас­сре­до­то­че­ния вни­ма­ния – все это пере­но­сится и на изоб­ра­зи­тель­ное твор­че­ство. Гар­мо­ния заклю­ча­ется в том, чтобы слы­шать не только один звук, а все изме­не­ния голоса. Необ­хо­димо раз­вить пред­рас­по­ло­жен­ность к чув­ству гар­мо­нии, эле­мен­тар­ные навыки: тонику, настройку, вос­при­я­тие по слуху. Эти спо­соб­но­сти пере­кли­ка­ются со спе­ци­аль­ными спо­соб­но­стями в дру­гих видах искусств. При про­ве­де­нии музы­кально-живо­пис­ного урока можно давать про­из­ве­де­ния, зара­нее не назы­вая их, чтобы не навя­зы­вать свое лите­ра­тур­ное мыш­ле­ние, раз­бу­дить экс­прес­сив­ное начало.

Если ребенок не рисовал и не писал стихи в детстве

Вот уже ребе­нок вме­сте со взрос­лыми освоил мир дви­же­ний и дей­ствий, а в играх с ровес­ни­ками научился выпол­нять раз­но­об­раз­ные соци­аль­ные роли, в школе же усвоил неко­то­рый набор зна­ний. Но готов ли он ко вступ­ле­нию во взрос­лую жизнь? Доста­точно ли этого, чтобы быть чело­ве­ком? Для ответа на дан­ные вопросы нужно понять сфор­ми­ро­вана ли общая реаль­ность – пси­хо­ло­ги­че­ская, осо­знает ли он себя как активно дей­ству­ю­щую силу в мире.

Краски и линии – то, что инту­и­тивно нахо­дит ребе­нок, как сред­ство ста­нов­ле­ния внут­рен­него мира. Он что-то хо «чет ска­зать о себе – давайте выслу­шаем и пой­мем его.

Вот появился еще один рису­нок ребенка. Что это – отра­же­ние окру­жа­ю­щей дей­стви­тель­но­сти или внут­рен­нее пере­жи­ва­ние? Не будем спе­шить с выво­дами и стре­миться дать одно­знач­ный ответ. Нари­со­ван синий петух. Это про­изо­шло на уроке рисо­ва­ния в пер­вом классе, когда учи­тель­ница подала тему «Как я про­вел лето». Уви­дев такой необыч­ный рису­нок, она пору­гала маль­чика, во-пер­вых, потому что рису­нок не соот­вет­ство­вал теме; во-вто­рых, – дей­стви­тель­но­сти. После этого урок рисо­ва­ния стал самым мучи­тель­ным для ребенка, он про­сто не хочет зани­маться этим.

Таким обра­зом, если мы, взрос­лые, ста­вим перед собой задачу – обу­чить ребенка худо­же­ствен­ному твор­че­ству, то сле­дует осо­знать свой внут­рен­ний мир, свои кри­те­рии пре­крас­ного. Изоб­ра­же­ние на бумаге – это отно­ше­ние ребенка к миру, его пер­вый шаг, его вос­торг. А взрос­лый своим раци­о­на­лиз­мом, функ­ци­о­наль­но­стью губит яркое вос­при­я­тие ребенка.

Все или боль­шая часть про­блем системы обра­зо­ва­ния заклю­чены в отсут­ствии нала­жен­ных меха­низ­мов субъ­ек­ти­ва­ции, зна­ния «про­скаль­зы­вают» мимо созна­ния, не затра­ги­вая эмо­ци­о­наль­ного мира ребенка, кото­рый мы губим вот такими запре­тами, как в слу­чае с синим пету­хом. И дей­стви­тельно, если чело­век не рисо­вал и не писал стихи в дет­стве и в юно­сти, может ли он осо­знать себя лич­но­стью? У него нет ника­ких «дока­за­тельств» этого. Ему не при­хо­ди­лось осу­ществ­лять внут­рен­нюю работу по само­вы­ра­же­нию, в про­цессе кото­рого и рож­да­ется соб­ствен­ное «Я».

Конечно, каж­дому чело­веку не обя­за­тельно быть худож­ни­ком, но кем бы он не стал, для осу­ществ­ле­ния осмыс­лен­ной дея­тель­но­сти он дол­жен быть сози­да­те­лем. Худо­же­ствен­ное твор­че­ство не про­дукт, кото­рый, создав, все­гда можно иметь при себе. Худо­же­ствен­ное твор­че­ство – состо­я­ние, в кото­рое нужно вхо­дить и вся­кий раз про­де­лы­вать это заново. Сфор­ми­ро­вать у ребенка потреб­ность посто­янно жить в твор­че­ском состо­я­нии, готов­ность к нему – вот одна из глав­ных задач худо­же­ствен­ной школы.

Почему ребе­нок посте­пенно теряет инте­рес к обу­че­нию в обще­об­ра­зо­ва­тель­ной школе? – Его там не учат выра­жать свой внут­рен­ний мир, с помо­щью кото­рого при­хо­дится усва­и­вать все. Эмо­ции без­дей­ствуют, зна­ния не усва­и­ва­ются. Зна­ние же все­гда эмо­ци­о­нально. А обу­че­ние про­ис­хо­дит с созер­ца­тель­ной, тео­ре­ти­че­ской пози­ции, образ не найден.

Важно, чтобы ребе­нок не смот­рел на мир пустыми гла­зами, чтобы он видел бога­тую и мно­го­цвет­ную окру­жа­ю­щую дей­стви­тель­ность. Для этого ему сле­дует иметь хоть какие-нибудь пред­по­сылки. Такому виде­нию можно научиться, и сред­ством обу­че­ния явля­ются уроки изоб­ра­зи­тель­ного творчества.

Твор­че­ство же начи­на­ется с эмо­ции. Пусть это лишь ее фик­са­ция, пусть ребе­нок не совсем осо­знает свои пере­жи­ва­ния, но взрос­лый смо­жет помочь в этом. В любом слу­чае это явля­ется шагом к пони­ма­нию сво­его места в мире, шагом к еди­не­нию с ним. Твор­че­ство ребенка одно­вре­менно ста­но­вится про­цес­сом пости­же­ния и самовыражения.

И здесь учи­телю важно учи­ты­вать два момента в обу­че­нии худо­же­ствен­ному твор­че­ству. Он не только дол­жен обу­чать тех­нике изоб­ра­же­ния, но и помо­гать осмыс­ли­вать и пони­мать изоб­ра­жа­е­мое. Поме­щая себя в центр мира, бла­го­даря пре­сло­ву­тому дет­скому эго­цен­тризму, ребе­нок, при­об­ща­ясь к твор­че­ству, учится созда­вать отчуж­ден­ный мир. Задача взрос­лого: помочь ему осо­знать себя твор­цом чтобы реа­ли­зо­вать эту пози­цию в любой буду­щей дея­тель­но­сти. Созда­ние нового тре­бует пол­ной моби­ли­за­ции творца, абсо­лют­ной эмо­ци­о­наль­ной включенности.

* * *

Суще­ствует много раз­лич­ных средств и мето­дов пере­дачи зна­ний ребенку. Однако спо­соб фор­ми­ро­ва­ния твор­че­ского отно­ше­ния к миру рав­но­зна­чен вос­пи­та­нию лич­но­сти, и путь тут лишь один – само­твор­че­ство. Отсут­ствие лич­ного отно­ше­ния к дей­стви­тель­но­сти делает мир серым и скуч­ным. Эмо­ции исче­зают, а жизнь ста­но­вится рути­ной. Твор­че­ство же начи­на­ется с эмо­ции и окан­чи­ва­ется ею.

Перед пре­по­да­ва­те­лем худо­же­ствен­ных дис­ци­плин, да и перед любым взрос­лым чело­ве­ком, явля­ю­щимся сви­де­те­лем пер­вых твор­че­ских работ детей, стоит слож­ней­шая задача – быть не только учи­те­лем, но и худож­ни­ком. Важно быть твор­цом, посто­янно иду­щим в неиз­ве­дан­ное, искать его вме­сте с ребен­ком. Глав­ное – раз­ви­вать эсте­ти­че­ские отно­ше­ния ко всему про­ис­хо­дя­щему. И только эсте­тика виде­ния, и эсте­тика самой жизни, и эсте­тика поступка должны про­хо­дить сквозь все явле­ния окру­жа­ю­щей дей­стви­тель­но­сти. Дан­ный про­цесс будет пло­до­твор­ным, если и сами роди­тели пой­мут необ­хо­ди­мость сво­его эсте­ти­че­ского само­об­ра­зо­ва­ния, про­чув­ствуют ту уни­каль­ность момента рож­де­ния чело­века-творца, научатся ценить дет­ские про­из­ве­де­ния. Пусть каж­дый взрос­лый прой­дет заново с ребен­ком по раз­но­цвет­ным тро­пин­кам радо­сти и удив­ле­ния. Пусть каж­дый чело­век сумеет овла­деть, как и ребе­нок, всеми крас­ками бытия, от этого мир и каж­дая лич­ность только обо­га­тятся духовно, люди ста­нут доб­рее и духов­ное начало зай­мет над­ле­жа­щее место в жизни.

Реко­мен­ду­е­мая литература

1. Арн­хейм Р. Искус­ство и визу­аль­ное вос­пи­та­ние. – М., 1974.– 392 с.

2. Кан­це­ди­кас А. Искус­ство и ремесло. – М., 1977.-120 с.

3. Кур­чев­ский В. Быль-сказка о каран­да­шах и крас­ках. – М., 1980.– 142 с.

4. Мас­лов Н. Я. Пле­нэр. – М., 1984– 110 с.

5. Миро­нова Л. Н. Цве­то­ве­де­ние. – М., 1981.– 285 с.

6. Стар­кова 3. С. Содру­же­ство искусств на уро­ках литературы.-М., 1988.– 160 с.

7. Полу­нина В. И. Искус­ство и дети. – М., 1982.– 190 с.

При­ме­ча­ния

[1] Поста­новка – спо­соб, орга­ни­за­ция про­ве­де­ния урока, где зада­ются форма, место, поло­же­ние натуры.

[2] Имидж – выра­зи­тель­ный, при­вле­ка­тель­ный для окру­жа­ю­щих характер.

[3] Тем­пера – живо­пись крас­ками, свя­зу­ю­щим веще­ством в кото­рых слу­жат эмуль­сия из воды и яич­ного желтка, а также клей, раз­ве­ден­ный в воде и сме­шан­ный с маслом.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки