Недопустимость суррогатного материнства  признают миллионы христиан

Недопустимость суррогатного материнства признают миллионы христиан

(1 голос5.0 из 5)

 

Тема суррогатного материнства  волнует многих бездетных родителей. Не исключение – и православные семьи. Некоторые пары, являясь воцерковленными,  идут на такой опрометчивый шаг – даже несмотря на то, что Православная Церковь неоднократно выразила  позицию по этому вопросу, сказав суррогатному  материнству однозначное «нет».

В декабре 2019 года Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда был вынужден снова  заговорить на эту тему.

Изменить…  ради рождаемости?

 

Поводом стало заявление, прозвучавшее на телеканале «Россия 1» в новостной программе. Ведущий  передачи «Вести недели» Дмитрий Киселев  предложил Русской Православной Церкви продолжить религиозно-светские дискуссии  по теме. Цель таких дискуссий – ни много ни мало  изменить позицию РПЦ по  вопросу деторождения от суррогатных матерей.  Также Д. Киселев предложил  выработать в этой дискуссии некую моральную норму.

1540198271 g b7e719b5f76cf8e0dbfa68ae58c51602 2 1400x1100 247x300 - Недопустимость суррогатного материнства  признают миллионы христианЗатем в эфире телеканала «Спас» автор «Вестей недели» снова высказал свой взгляд на вопрос. По мнению Дмитрия Киселёва, христианство вовсе не отрицает суррогатное материнство и ЭКО,  и что осуждение этих явлений в «Основах социальной концепции» Русской Православной Церкви  якобы противоречит заповеди «плодитесь и размножайтесь». А раз это так, значит, по логике Киселева, ради повышения рождаемости  документ   следует  пересмотреть.

Между тем, и вероучительная сторона вопроса, и его морально-нравственная оценка в Церкви давно есть, и они не подлежат пересмотру.

Отвечая Дмитрию Киселеву и широкой общественности в его лице, Владимир Легойда активно подчеркнул, что  «Основы социальной концепции Церкви» – «…не публицистический текст группы верующих, а вероучительный документ, основанный на изучении и обобщении многосотлетней христианской традиции»,  а также тот факт,  что «его положения по вопросу суррогатного материнства совпадают с позицией иных Православных Церквей, Римско-Католической Церкви и некоторых консервативных протестантов».

 

Любой ценой?

 

Размышляя о мотивах родителей, прибегающих к помощи суррогатных матерей, глава Синодального отдела также дал им однозначную оценку, отметив: «Свобода дарована человеку Богом, и воля Божия не отменяет право выбора человека в пользу добра или зла. Богохульством было бы сказать, что на мировые войны, страдания детей, угнетение слабых есть воля Божия, на это есть только злая воля человека».

993 595 258x300 - Недопустимость суррогатного материнства  признают миллионы христианА вот как реализовать свою свободу, человек решает сам. И если он решает  получить ребенка любой ценой и достигает желаемого, то это вовсе «не означает, что Бог его одобрил, ведь и злодеи преуспевают».

Приведем и другие значимые фрагменты высказывания  официального представителя РПЦ:  «Церковь убеждена, что, идя против воли Божией, в том числе нанимая тело другой женщины для исполнения функции деторождения, человек не получит желаемого счастья, иначе бы мы бы не предупреждали о безнравственности такого выбора. Но Бог принимает и покаяние поступивших таким образом».

Он подчеркнул, что деторождение в браке не нужно возводить в абсолют, стремясь к нему любой ценой, и что бездетные пары являются полноценными семьями.

Также  В. Легойда  высказал  убеждение, что «…для оценки наших поступков нам дана совесть и Божественное откровение, и думаю, что прибегшие к «услуге» деторождения уже обличаемы своей совестью, иначе они бы не искали одобрения своего поступка».

Резюме главы Синодального отдела не дает поводов ни для какой двусмысленности восприятия вопроса: «Позицию о нравственной недопустимости суррогатного материнства разделяют сотни миллионов христиан и представителей иных религий по всему миру. В некоторых развитых странах Западной Европы христианам удалось отстоять законодательный запрет суррогатного материнства, в России этого сделать пока не удается».

Возможно, для многих мам и пап, которые хотели бы  произвести на свет ещё нескольких детей, но не имеют такой возможности, а также для тех супругов, которые пока что не стали родителями,  это  официальное заявление  представителя Церкви прозвучало в непривычно жесткой форме.

Но форма высказывания обусловлена реальными причинами. В наше время Церкви приходится твердо отстаивать позиции по принципиальным вопросам, а всё, что касается брака и семьи, для Матери Церкви принципиально важно.

Подчеркнём также и тот факт, что христианство  как мировая религия строится на принципах любви, заложенных Её Подвигоположником и Господом нашим Иисусом Христом, поэтому позиция Церкви по этому вопросу продиктована именно любовью к человеку, заботой о его спасении, о благе его души.

 

Не продается и не покупается

 

Приведём еще одно высказывание Владимира Легойды, которое  заключает основные тезисы Социальной концепции РПЦ, выражает церковную точку зрения может послужить словами ободрения и утешения для бездетных родителей.

Профессор МГИМО, глава Синодального отдела по взаимоотношению Церкви с обществом и СМИ, в частности, сказал: «Если бы во времена моих родителей существовали репродуктивные технологии, в том числе суррогатное материнство, то я бы, скорее всего, не родился. Ведь мои родители ждали нашего с сестрой рождения более 16 лет, со смирением принимая свою бездетность.

Начни они эксперименты с эмбрионами, то, скорее всего, решили бы проблему намного раньше моего рождения.

Церковь никогда не была против медицины, которая избавляет человека от страданий. Благословение Божие на тех ученых, которые разрабатывают новые лекарства, врачебные методики, направленные на помощь людям.

Ведь болезни и страдания — это то, что было привнесено в мир человеком вопреки замыслу Божиему.

В райском саду, из которого наши прародители изгнали себя своим поступком, ничего этого не было. Если нам плохо, не Бог хочет этого, а диавол, власти которого мы подчинились и грехопадением Адама и Евы и своими действиями.

marriage01 300x230 - Недопустимость суррогатного материнства  признают миллионы христиан

Создатель же может дать нам силу и свободу преодолеть то, что кажется нам непреодолимым. И скорбь о бездетности — среди этого списка.

Воли Божией нет на греховное поведение человека, даже если в результате преступления нравственных норм появляется нечто, что нам кажется оправдывающим наши морально спорные усилия, нашу одержимость.

Нельзя построить красивый и удобный для жизни дом, недоплатив строителям; нельзя «завести» ребенка, купив чье-то тело на необходимые 9 месяцев. Да, дом будет стоять, а ребенок, слава Богу, жить. Но поступивший так совершил промах, который будет препятствием на пути его пути к Богу, вечности, да и человеческому счастью.

Церковь предупреждает личность от того, что наносит вред ему самому. Ребенок от суррогатной матери, кстати говоря, обладает равным достоинством с обычными детьми и сможет получить Таинство Крещения, по своему выбору в сознательном возрасте или после раскаяния родителей в младенчестве.

Нашими руками невозможно превратить мир в рай, достичь полной победы над болезнями, победить саму смерть. Это могло быть сделано и уже сделано воплотившимся Богом, Который умер и воскрес ради нашей вечной жизни с Ним.

Людские попытки создать идеального человека и идеальное общество, как показывает история, делали нашу жизнь хуже и умножали скорби. Еще древние говорили, что любую вещь можно довести до абсурда и превратить в ее противоположность. И идея деторождения – не исключение из этого правила.

В жизни людей всегда должно быть то, что не продается и не покупается. И не потому, что не находится желающих это продать и купить. В обществе есть готовые быть рабами и рабовладельцами, каннибалами и их пищей и много что еще. О таких случаях неоднократно писалось в прессе».

 

Свобода и ответственность

 

«Свобода выбора человека обладает огромным разрушительным потенциальном, если она не уравновешена нравственной ответственностью. Это не только мнение Церкви, но и мнение, например, глубоко мыслящих юристов, среди которых генеральный прокурор США У. Барр, который заявил недавно, что порабощение человека его собственными аппетитами — это «форма тирании».

Россия уже стала страной, в которой граждане государств, где суррогатное материнство запрещено, заказывают себе детей. Одно из таких дел даже слушалось в Европейском суде по правам человека («Парадизо и Кампанелли против Италии»), поскольку итальянское государство не признавало права бездетной пары на ребенка, заказанного у суррогатной матери из России.

Некоторые зарубежные СМИ пишут, что российские бизнес-агентства «решают проблему детей» и для иностранных гомосексуальных пар.

Суррогатное материнство игнорирует ценность беременности как неотъемлемой части материнства, отдавая ее в сферу оплачиваемых услуг. Некоторые богатые женщины не могут или просто не хотят быть беременными, это ведь риск и жертва. На нее можно не идти, если есть деньги.

Никакая богатая женщина, уверен, не захочет рожать ребенка для другой матери. Суррогатными матерями становятся те, для кого это единственная возможность заработать, превратив беременность в бизнес. Их достоинство унижается, среди прав женщин нет и не может быть права быть эксплуатируемой кем бы то ни было.

Общество потребления не задумывается о чувствах суррогатной матери, о том, что заставило ее пойти на такой поступок. Неинтересна заказчику и эмоциональная связь между находящимся в утробе ребенком и той, которая его вынашивает.

Основы социальной концепции Русской Православной Церкви свидетельствуют, что данная методика предполагает «разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейся между матерью и младенцем уже во время беременности».

А ведь эта женщина могла бы рожать и воспитывать собственных детей, а не стать сдавать себя аренду обеспеченным покупателям. Почему она предпочла поступать иначе — вопрос к обществу, которое декларирует защиту традиционной семьи, призвано заботиться о создании наилучших условий для продолжения рода.

Бесплодие становится более частым явлением, чем это было ранее. Причины кризиса Церковь видит в том числе и в безответственном поведении в сфере отношений мужчины и женщины; нельзя сбрасывать со счетов последствия абортов и заболеваний, передающихся половым путем.

Ясно одно: репродуктивными технологиями не остановить падение прироста населения, и это показывает опыт стран, где оно разрешено. Никакой разницы в темпах прироста населения. Только возвращение к традиционной семье может стать рецептом, способным действительно изменить ситуацию.

Позицию о нравственной недопустимости суррогатного материнства разделяют сотни миллионов христиан и представителей иных религий по всему миру. И мы надеемся, что наше общество дозреет до понимания пагубности этого явления».

Соб. инф.

В статье использованы материалы сайта Московской Патриархии РПЦ  и других православных СМИ

Фото из открытых источников

Также на нашем сайте   читайте  высказывание Владимира Легойды о суррогатных и ЭКО-детях