Почему дети лгут? Где ложь, а где фантазия — Екатерина Орлова

Почему дети лгут? Где ложь, а где фантазия — Екатерина Орлова

(6 голосов4.2 из 5)

Хотите узнать, почему ваш ребе­нок лжет?
Ско­рее всего, дело… в вас самих!
При­чи­ной дет­ских обма­нов может быть нехватка тепла и любви в отно­ше­ниях между ребен­ком и роди­те­лями. Или нега­тив­ный при­мер, кото­рый взрос­лые невольно подают ему сво­ими «малень­кими» хит­ро­стями. Или завы­шен­ные ожи­да­ния родителей…

Введение. Не будем вешать ярлыки!

«Мой ребе­нок – неиз­ле­чи­мый врун!», «Он только и делает, что врет!», «Он бол­тун и при­ви­рала, каких свет не виды­вал!», «Ложь – его вто­рая натура»… И это только малая часть эмо­ци­о­наль­ных выска­зы­ва­ний, кото­рые при­хо­дится выслу­ши­вать, когда речь захо­дит о такой, каза­лось бы, вез­де­су­щей про­блеме, как дет­ская ложь.

Кто не встре­чался с обма­нами детей, может со вздо­хом облег­че­ния закрыть эту книгу. Вот только вряд ли най­дется много таких роди­те­лей, педа­го­гов, пси­хо­ло­гов или вос­пи­та­те­лей. Да и что пони­мать под обма­нами? Где чет­кая грань между ложью и раз­ви­тым вооб­ра­же­нием, между обма­ном и попыт­кой защи­тить себя или своих близ­ких? Почему в одних слу­чаях ложь – это одно­значно плохо, а в дру­гих – мы сами зна­ко­мим с ее азами детей, а затем хва­лим их за усво­ен­ные уроки, вос­хи­ща­ясь, так ска­зать, так­тич­но­стью и воспитанностью.

Поэтому, прежде чем обви­нять ребенка в нечест­но­сти, нужно обя­за­тельно разо­браться, что на самом деле стоит за таким пове­де­нием. Какой смысл он сам вкла­ды­вал в те или иные слова, что он на самом деле хотел ска­зать и ради чего готов был «иска­зить действительность»?

Мы все­гда можем найти мно­же­ство при­чин, из-за кото­рых сын или дочь в кото­рый раз гово­рит нам неправду, даже не отводя взгляда. С лег­ко­стью объ­яс­няем склон­ность ко лжи пло­хими генами и начи­наем видеть в ребенке черты дво­ю­род­ного дедушки, кото­рый тоже был не прочь слегка при­врать и выдать жела­е­мое за дей­стви­тель­ное. Ссы­ла­емся на пло­хое окру­же­ние, дур­ное вли­я­ние, отсут­ствие вос­пи­та­ния в школе (учи­теля же, наобо­рот, утвер­ждают, что все идет из семьи). Тяжело взды­хая, сетуем на общий духов­ный упа­док и отсут­ствие высо­ких нрав­ствен­ных цен­но­стей у моло­дежи. И так далее и тому подобное…

Но как бы нам ни хоте­лось снять с себя груз ответ­ствен­но­сти, при­чины нечест­ного пове­де­ния детей нужно искать, прежде всего в нас самих – в семье, в кото­рой рас­тет ребе­нок; в его бли­жай­шем окру­же­нии; во взрос­лых, кото­рые зани­ма­ются его вос­пи­та­нием. Очень часто дет­ская ложь отра­жает те про­блемы, кото­рые суще­ствуют в семье, те слож­но­сти, кото­рые испы­ты­вает маль­чик или девочка в обще­нии с близ­кими. Поэтому начи­нать нужно не с иско­ре­не­ния пагуб­ной черты харак­тера, а с гар­мо­ни­за­ции семей­ных отно­ше­ний, с улуч­ше­ния семей­ного мик­ро­кли­мата и раз­ре­ше­ния более глу­бо­ких конфликтов.

Еще одни очень важ­ный момент – раз­гра­ни­че­ние лжи и фан­та­зий. Почему в одних слу­чаях мы уми­ля­емся полету твор­че­ской мысли ребенка, вос­хи­ща­емся выдум­ками и нестан­дарт­ным мыш­ле­нием, а в дру­гих – почти за то же самое обли­чаем его в нечест­но­сти и дур­ном воспитании?

Без вооб­ра­же­ния наш мир был бы похож на черно-белый мир робо­тов, в кото­ром все четко опре­де­лено, пред­ска­зу­емо и понятно. Вера в чудо, уме­ние видеть то, чего не суще­ствует или чего пока  нет, – это то, что не только помо­гает нам мириться с объ­ек­тив­ной дей­стви­тель­но­стью, не все­гда раду­ю­щей чудес­ными подар­ками, но это и опре­де­лен­ный дви­га­тель про­гресса. Мно­гие изоб­ре­те­ния появи­лись бла­го­даря ничем не сдер­жи­ва­е­мому полету фан­та­зии, мечте о несу­ще­ству­ю­щем и вере в сози­да­ю­щую силу творчества.

В фан­та­зи­ро­ва­нии, без­условно, зало­жен мощ­ный потен­циал раз­ви­тия и ста­нов­ле­ния лич­но­сти. Конечно, во всем нужна мера, и ребе­нок, с голо­вой ухо­дя­щий в выду­ман­ный мир, неспо­соб­ный отли­чить реаль­ность от вымысла, нуж­да­ется в помощи пси­хо­лога или родителей.

Очень важно не под­да­ваться пер­вому эмо­ци­о­наль­ному порыву: «ты обман­щик», «это ложь», «ты врун» и т. д. Оста­но­ви­тесь на минуту и поста­рай­тесь разо­браться в насто­я­щих при­чи­нах такого пове­де­ния, попро­буйте уви­деть про­изо­шед­шее его гла­зами. И тогда поступки ребенка пере­ста­нут быть одно­значно пло­хими или хорошими.

К тому же нельзя забы­вать, что чем чаще гово­рить ребенку, что он лжец, тем при­выч­нее для него будет такое опре­де­ле­ние и тем легче ему будет в даль­ней­шем отва­житься на насто­я­щую ложь. Пси­хо­логи в один голос утвер­ждают, что любые ярлыки пагубно вли­яют на раз­ви­тие и ста­нов­ле­ние лич­но­сти. Поэтому гораздо пра­виль­нее и эффек­тив­нее будет ска­зать: «Вчера ты обма­нул меня, и я из-за этого очень пере­жи­ваю!», чем обру­шить на ребенка поток нега­тив­ных опре­де­ле­ний и обоб­ще­ний: «обман­щик, каких свет не виды­вал»; «ты все­гда врешь» и т. д.

Цель дан­ной книги – помочь роди­те­лям несколько изме­нить угол зре­ния на про­блему дет­ской лжи в част­но­сти и на вос­пи­та­ние ребенка в целом, что даст воз­мож­ность найти более про­дук­тив­ный спо­соб изме­не­ния сло­жив­шейся ситуации.

Помочь в этом смо­гут и пред­ла­га­е­мые в дан­ной книге сказки и исто­рии: они поз­во­лят роди­те­лям не только лучше пони­мать детей, но и напол­нят каж­дую минуту обще­ния радо­стью и вдох­но­ве­нием. В спе­ци­ально подо­бран­ных сказ­ках зало­жен мощ­ный потен­циал нрав­ствен­ного раз­ви­тия ребенка. Читая о при­клю­че­ниях глав­ных героев, обсуж­дая их поступки, а также выпол­няя раз­лич­ные твор­че­ские зада­ния к сказ­кам, кото­рые также при­во­дятся в книге, ребе­нок смо­жет про­чув­ство­вать всю непри­гляд­ность лжи, ощу­тить себя на месте обма­ну­того, а также научиться выхо­дить из слож­ных ситу­а­ций без помощи раз­лич­ных уло­вок и обмана.

Осо­бое место в книге отво­дится вопросу раз­ви­тия дет­ского вооб­ра­же­ния и про­блеме раз­гра­ни­че­ния фан­та­зий и лжи. Этот вопрос имеет пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние, осо­бенно для детей дошколь­ного и млад­шего школь­ного воз­раста, а также для под­рост­ков с бога­тым вооб­ра­же­нием, твор­че­ски ода­рен­ных и склон­ных к уходу в мир мечтаний.

Однако не стоит рас­счи­ты­вать на одно­знач­ные советы о том, как изба­виться от дет­ской лжи. Потому что любой вопрос, каса­ю­щийся вос­пи­та­ния детей, дол­жен быть обя­за­тельно рас­смот­рен через призму кон­крет­ной семьи и кон­крет­ного ребенка. В книге опи­саны часто встре­ча­ю­щи­еся при­чины дет­ских обма­нов, наи­бо­лее эффек­тив­ные стра­те­гии их пре­одо­ле­ния, но все это – лишь повод к раз­мыш­ле­нию. Никто, кроме самих роди­те­лей, не знает, как пра­вильно дей­ство­вать в каж­дой кон­крет­ной ситу­а­ции и решать воз­ни­ка­ю­щие про­блемы. Поэтому читайте, думайте, обсуж­дайте вме­сте с ребен­ком, тво­рите и радуй­тесь вме­сте. И тогда ни для лжи, ни для дру­гих нере­ша­е­мых про­блем про­сто не оста­нется места.

Глава 1. Где ложь, а где фантазии – понять, чтобы помочь

Фантазии и ложь – две стороны одной медали

Так как же отли­чить без­обид­ные фан­та­зии ребенка от обмана и лжи? Допу­стим, ваш малыш с блес­ком в гла­зах сооб­щает, что только что про­во­дил гостя с лета­ю­щей тарелки и именно малень­кий зеле­ный чело­ве­чек съел кон­фету, кото­рую ну никак нельзя было тро­гать до обеда. Пер­вая реак­ция боль­шин­ства роди­те­лей – нака­зать ребенка за ложь и непо­слу­ша­ние и в оче­ред­ной раз утвер­диться в мысли, что ваш отпрыск – неиз­ле­чи­мый обман­щик. Воз­можно, в каких-то ситу­а­циях подоб­ный вывод вполне логи­чен. Но ведь вполне веро­я­тен и иной вари­ант: ребе­нок так раз­меч­тался о встрече с незем­ными циви­ли­за­ци­ями, что сам не заме­тил, как кон­фета ока­за­лась съе­дена. И про­дол­же­ние его фан­та­зий об уго­ще­нии при­шель­цев зем­ными сла­стями не осно­вы­ва­лось на жела­нии обма­нуть и избе­жать нака­за­ния. Так кто же тогда ребе­нок: бес­со­вест­ный врун или увле­чен­ный своим вооб­ра­же­нием выдумщик?

Фан­та­зии и ложь бывает очень сложно отде­лить друг от друга, поэтому тре­бу­ются огром­ное роди­тель­ское тер­пе­ние и инту­и­ция, чтобы понять, где кон­ча­ется одно и начи­на­ется дру­гое. К сожа­ле­нию, на это не все­гда хва­тает вре­мени и сил. Где кро­пот­ли­вые иссле­до­ва­ния о тон­ком духов­ном мире ребенка? Гораздо проще при­дер­жи­ваться еди­но­жды выбран­ной точки зре­ния: мы или начи­наем всюду видеть обман и стрем­ле­ние нас «надуть», или же уми­ля­емся бога­тому вооб­ра­же­нию Кати или Васи там, где нужно было бы заду­маться о серьез­ных про­бле­мах раз­ви­тия его личности.

По мне­нию пси­хо­ло­гов, ребенка, кото­рый не достиг еще 7 лет, вряд ли сле­дует клей­мить как «вруна и обман­щика». В таком воз­расте малышу бывает еще сложно раз­гра­ни­чить собы­тия, про­ис­хо­дя­щие в дей­стви­тель­но­сти, от пол­но­стью при­над­ле­жа­щих миру его вооб­ра­же­ния. У неко­то­рых детей пре­об­ла­дает стрем­ле­ние раз­ре­шать реаль­ные про­блемы фан­та­сти­че­скими спо­со­бами. К тому же речь не раз­вита еще настолько хорошо, чтобы с точ­но­стью пере­дать то, что хочется доне­сти до окру­жа­ю­щих. Поэтому нака­зы­вать за ложь дошколь­ни­ков нужно только в край­них слу­чаях, гораздо эффек­тив­нее поста­раться напра­вить вооб­ра­же­ние в нуж­ное русло.

Малыш живет своей жиз­нью – нор­маль­ной, но отлич­ной от нашей, взрос­лой. Посте­пенно, по мере взрос­ле­ния, гра­ницы между реаль­но­стью и фан­та­зи­ями, между воз­мож­ным и невоз­мож­ным ста­но­вятся для него все более и более очевидными.

Хотя и неко­то­рые взрос­лые сохра­няют спо­соб­ность нахо­дить в пло­дах сво­его вооб­ра­же­ния и смысл, и защиту от неудо­вле­тво­ря­ю­щей реаль­но­сти. Помните заме­ча­тель­ное про­из­ве­де­ние Гот­ф­рида Авгу­ста Бюр­гера «Уди­ви­тель­ные путе­ше­ствия барона Мюнх­гау­зена»? Глав­ный герой готов до послед­него отста­и­вать то, во что он верит, несмотря на отно­ше­ние окру­жа­ю­щих, жертвы и лише­ния, кото­рые он дол­жен выне­сти вслед­ствие своей непо­хо­же­сти на дру­гих и из-за неже­ла­ния под­стра­и­ваться под окру­жа­ю­щий его серый мир объ­ек­тив­ной действительности.

Про­чи­тайте несколько корот­ких отрыв­ков из этого произведения.

Г.А. Бюр­гер. Уди­ви­тель­ные путе­ше­ствия барона Мюнхгаузена

Я вышел из дому, наме­ре­ва­ясь испро­бо­вать новое ружье, и уже рас­тра­тил весь свой запас дроби, как вдруг из-под моих ног совер­шенно неожи­данно вспорх­нула стая куро­па­ток. Жела­ние видеть вече­ром несколько штук из них у себя на столе заста­вило меня при­ду­мать спо­соб, к кото­рому и вы, мило­сти­вые госу­дари, можете вполне в слу­чае надоб­но­сти при­бег­нуть, поло­жив­шись на мое слово. Заме­тив, куда опу­сти­лись куро­патки, я поспешно заря­дил ружье, исполь­зо­вав для этого вме­сто дроби шом­пол, верх­ний конец кото­рого я, насколько воз­можно в такой спешке, немного заост­рил. Затем я под­крался к куро­пат­кам и, лишь только они вспорх­нули, выстре­лил и имел удо­воль­ствие наблю­дать, как мой шом­пол с нани­зан­ными на нем семью куро­пат­ками в несколь­ких шагах от меня мед­ленно опус­кался на землю. Бед­ным пти­цам оста­ва­лось лишь удив­ляться, что они так рано ока­за­лись на вер­теле! Да, как я уже гово­рил, в жизни все­гда нужно уметь найти выход. <…>

Слу­чай и удача под­час помо­гают испра­вить совер­шен­ную ошибку. Луч­шим при­ме­ром может слу­жить то, что я пере­жил несколь­кими днями позже, когда в самой гуще леса уви­дел бежав­ших друг за дру­гом дикого поро­сенка и веприцу. Я выстре­лил, но про­мах­нулся. Поро­се­нок про­дол­жал свой путь, но веприца, не шеве­лясь, замерла на месте, словно при­гвож­ден­ная к земле. Когда мне уда­лось при­смот­реться вни­ма­тель­нее, я убе­дился, что веприца слепа и дер­жит в зубах хво­стик сво­его поро­сенка, кото­рый, выпол­няя сынов­ний долг, слу­жил ей пово­ды­рем. Моя пуля, про­ле­тев между ними, порвала пово­док, кон­чик кото­рого ста­рая веприца все еще сжи­мала в зубах. И теперь, когда пово­дырь уже не вел ее дальше, она оста­но­ви­лась. Я ухва­тился за остав­шийся кон­чик поро­ся­чьего хво­стика и без вся­кого труда и сопро­тив­ле­ния с ее сто­роны отвел ста­рое, бес­по­мощ­ное живот­ное к себе домой. <…>

Одна­жды, когда я уже потра­тил все свои заряды, передо мной неожи­данно появился самый пре­крас­ный олень, какого мне когда-либо при­хо­ди­лось видеть. Он так смело и не сму­ща­ясь гля­дел мне прямо в глаза, словно отлично знал, что патрон­таш мой пуст. Мгно­венно заря­див ружье поро­хом и насы­пав сверху целую горсть виш­не­вых косто­чек, кото­рые быстро очи­стил от мякоти, я выпу­стил оленю весь заряд прямо в лоб между вет­ви­стыми рогами. Хотя выстрел и оглу­шил его – он заша­тался, – все же он умчался прочь. Год или два спу­стя мне снова при­шлось охо­титься в том же лесу. И поду­мать только – вне­запно передо мной появился строй­ный олень с пре­красно раз­рос­шимся между рогами виш­не­вым дере­вом высо­той больше десяти футов. <…>

Что, если ваш ребе­нок нач­нет рас­ска­зы­вать вам подоб­ные искро­мет­ные небы­лицы, при­чем будет наста­и­вать на их «всам­де­ли­ше­но­сти»? Изме­нится ли ваше отно­ше­ние к нему? А если с помо­щью таких фан­та­зий будет объ­яс­нять при­чины небла­го­вид­ных поступ­ков и собы­тий? Все эти вопросы дают повод заду­маться, как мы в дей­стви­тель­но­сти отно­симся к склон­но­сти ребенка бес­пре­станно выду­мы­вать, умеем ли пра­вильно реа­ги­ро­вать на плоды его бога­того вооб­ра­же­ния и отли­чать их от обма­нов и наме­рен­ных, порой корыст­ных иска­же­ний реальности.

Зача­стую фан­та­зии ребенка – не про­сто твор­че­ский вымы­сел. В заву­а­ли­ро­ван­ной форме малыш пыта­ется сооб­щать о том, чего ему не хва­тает в дей­стви­тель­но­сти, гово­рить о том, чего ему хочется или, наобо­рот, не нра­вится, но избе­жать этого в жизни не полу­ча­ется. Такие фан­та­зии – а их порой бывает очень сложно отли­чить от обмана – намек и просьба к роди­те­лям, чтобы они нако­нец-то обра­тили вни­ма­ние, поняли и помогли вопло­тить в жизнь завет­ные мечты.

Отка­заться от подоб­ных фан­та­зий ребенку бывает очень сложно. И он может до послед­него наста­и­вать на своих небы­ли­цах, доводя роди­те­лей, кото­рые видят в его сло­вах лишь оче­ред­ную ложь, до ощу­ще­ния пол­ного бессилия.

После рож­де­ния сест­ренки пяти­лет­ний малыш стал мучить своих роди­те­лей посто­ян­ными рас­ска­зами о том, что он только что упал и, навер­ное, сло­мал себе ногу или что он ошпа­рился и у него ужасно болит рука. В дей­стви­тель­но­сти ничего подоб­ного не про­ис­хо­дило. Ребе­нок же настолько кра­сочно опи­сы­вал все­воз­мож­ные несчаст­ные про­ис­ше­ствия, что, каза­лось, он и сам в них верит, дей­стви­тельно испы­ты­вая боль и дис­ком­форт. Объ­яс­не­ние такому «боль­ному» вооб­ра­же­нию, или же, в зави­си­мо­сти от точки зре­ния, обману, очень про­стое. Роди­тели с появ­ле­нием нового члена семьи не могли уде­лять доста­точно вре­мени сво­ему пер­венцу, он же в резуль­тате стра­дал от нехватки вни­ма­ния, а также отсут­ствия уве­рен­но­сти в своей зна­чи­мо­сти и важ­но­сти. Поэтому малыш стал доби­ваться того, что ему было нужно, с помо­щью своих фан­та­зий и выду­мок о несчаст­ных слу­чаях. Да и сам он начи­нал в них верить, потому что таким обра­зом казался себе более достой­ным заботы и участия.

Великий плут или доблестный Мюнхгаузен – кого вы видите в своем ребенке?

Про­сто уди­ви­тельно, насколько наши пред­став­ле­ния о ребенке вли­яют на то, каким он себя ощу­щает и каким в итоге ста­но­вится. Эта осо­бен­ность может стать как мощ­ным вос­пи­та­тель­ным сред­ством, так и ока­зать мед­ве­жью услугу, во-пер­вых, надолго лишая малыша веры в самого себя и, во-вто­рых, при­ви­вая ему ненуж­ные каче­ства. При­чем в зави­си­мо­сти от того, каким видят ребенка окру­жа­ю­щие, он может быть раз­ным с раз­ными людьми.

В под­твер­жде­ние этому вспо­ми­на­ется исто­рия одной семьи.

Роди­тели Веры разо­шлись, и она «жила на две семьи». Девочка доста­точно много обща­лась с отцом и на все лето уез­жала с ним на дачу. Если бы мама уви­дела, какие чудеса тру­до­лю­бия демон­стри­ро­вала ее дочь, когда рабо­тала с отцом на ого­роде, выпол­няя целый ряд еще доста­точно труд­ных для ее воз­раста «сель­ско­хо­зяй­ствен­ных пору­че­ний», то была бы чрез­вы­чайно удив­лена: дома даже пара вымы­тых таре­лок уже явля­лась дости­же­нием. При­чина же такой двой­ствен­но­сти про­ста. Отец все время гово­рил дочери о том, что она очень тру­до­лю­би­вая, забот­ли­вая, а он очень ценит ее помощь и под­держку. При­чем делал он это вполне искренне. Девочка же от одних слов, что она очень хорошо про­па­лы­вает грядки, готова было про­во­дить на ого­роде целые дни, да еще и полу­чать от этого удо­воль­ствие. В семье матери хоть Веру и счи­тали вполне хоро­шей, но осо­бого зна­че­ния похвале и озву­чи­ва­нию сво­его одоб­ре­ния и ува­же­ния не при­да­вали. Так и полу­ча­лось, что с мамой можно особо не напря­гаться, а вот под­дер­жать мне­ние о себе отца нужно во что бы то ни стало.

Закон вли­я­ния нашего «виде­ния» ребенка на то, каким он ста­но­вится, дей­ствует и в обрат­ном ключе. Если вы часто, по поводу и без, будете гово­рить ребенку, что счи­та­ете его обман­щи­ком, лен­тяем, тру­си­хой и т. д., то через какое-то время он если и не ста­нет на 100 % соот­вет­ство­вать вашим пред­став­ле­ниям, то очень к ним при­бли­зится. Поэтому поста­рай­тесь научиться видеть в своем ребенке прежде всего поло­жи­тель­ные черты. Конечно, не сле­дует впа­дать в край­ность и бого­тво­рить свое чадо, не допус­кая и мысли о нали­чии у него отри­ца­тель­ных качеств. Роди­тели, кото­рые смот­рят на ребенка через розо­вые очки и уми­ля­ются любым его про­ка­зам и поступ­кам (в том числе небла­го­вид­ным), вряд ли вос­пи­тают ответ­ствен­ного, высо­ко­нрав­ствен­ного человека.

Воз­вра­ща­ясь к вопросу о дет­ской лжи, посмот­рим на эту про­блему с точки зре­ния того, а как вы сами вос­при­ни­ма­ете сво­его ребенка, ощу­ща­ете ли вы ту грань, кото­рая лежит между его фан­та­зи­ями и обма­нами. Слу­шая рас­сказ ребенка о том, как только что в окно зале­тела ворона и кры­лом задела чашку, вслед­ствие чего послед­няя раз­би­лась, вы пора­ду­е­тесь его бога­тому вооб­ра­же­нию или сочтете, что ребенка срочно нужно вести к спе­ци­а­ли­сту из-за его пато­ло­ги­че­ского вра­нья? Узнав, что в школе малыш с упо­е­нием рас­ска­зы­вал, как все лето про­вел с роди­те­лями на необи­та­е­мом ост­рове в Тихом оке­ане, вы упрек­нете его за хва­стов­ство и ложь или подыг­ра­ете ему и будете вме­сте меч­тать о том, куда бы вам отпра­виться сле­ду­ю­щим летом?

Конечно, мы должны помочь ребенку не ухо­дить с голо­вой в свои мечты, когда реаль­ная жизнь тре­бует каких-то дей­ствий или пугает неожи­дан­ным пово­ро­том собы­тий. С дру­гой сто­роны, нельзя видеть в фан­та­зи­ро­ва­нии только пустое и вред­ное вре­мя­пре­про­вож­де­ние. Как нельзя и не верить, что вооб­ра­же­ние ребенка может быть дей­стви­тельно настолько бога­тым и ярким, что он на самом деле будет пред­став­лять, что это ворона раз­била чашку, после того как, засмот­рев­шись на нее, сам выро­нил чашку из рук.

О вред­но­сти схе­ма­тич­ного виде­ния поступ­ков ребенка, одно­знач­ного отне­се­ния его к раз­ряду лже­цов или фан­та­зе­ров можно гово­рить доста­точно долго. Каж­дая кон­крет­ная ситу­а­ция тре­бует вни­ма­тель­ного и заин­те­ре­со­ван­ного рас­смот­ре­ния, при­чем объ­ек­тив­ного. Поста­рай­тесь оце­нить мотивы и пере­жи­ва­ния вашего сына или дочери не исходя из соб­ствен­ных инте­ре­сов, обид и неоправ­дав­шихся ожи­да­ний, а с пози­ции неза­ви­си­мого наблю­да­теля. Тогда, воз­можно, и образ ребенка, и вся ситу­а­ция заиг­рают новыми крас­ками, а кар­тина вашей семьи и ваших вза­и­мо­от­но­ше­ний пере­ста­нет быть схе­ма­тич­ным черно-белым рисунком.

Есть доста­точно много средств, спо­соб­ству­ю­щих луч­шему пони­ма­нию ребенка и помо­га­ю­щих уста­но­вить с ним более чест­ные и откры­тые отно­ше­ния. На пер­вом месте, без­условно, стоит обще­ние, при­чем обще­ние без­оце­ноч­ное, осно­вы­ва­ю­ще­еся на вашем искрен­нем инте­ресе и при­ня­тии чая­ний и пере­жи­ва­ний юной лич­но­сти. Конечно, если за дол­гие годы между вами уста­но­ви­лась такая дистан­ция, что вы лома­ете голову, как ваш ребе­нок может лгать вам по любому поводу, то пре­одо­леть ее будет доста­точно сложно. Но возможно.

Помо­гают сбли­зиться и начать лучше пони­мать друг друга общие инте­ресы и общее дело. Я не при­зы­ваю всех роди­те­лей срочно вста­вать на роли­ко­вые коньки или слу­шать рэп. Но в дет­ской, и тем более под­рост­ко­вой, суб­куль­туре любой взрос­лый най­дет много инте­рес­ного для себя уже хотя бы потому, что это поз­во­лит вспом­нить соб­ствен­ные юные годы, воз­вра­титься к тем увле­че­ниям и заня­тиям, кото­рые так зани­мали в про­шлом. К тому же ваши соб­ствен­ные инте­ресы вполне могут найти отклик у ребенка, нужно только пра­вильно их пре­под­не­сти. Почему бы любовь папы к фут­болу не могла вылиться в поход с сыном на фут­боль­ный матч? Или страст­ное увле­че­ние мамы ком­нат­ными рас­те­ни­ями – в про­гулку по бота­ни­че­скому саду (или про­сто парку) с нахож­де­нием и обсуж­де­нием инте­рес­ных пред­ста­ви­те­лей флоры?

Общие про­блемы и вообще слож­ные жиз­нен­ные ситу­а­ции тоже могут стать той отправ­ной точ­кой, с кото­рой начи­на­ется уста­нов­ле­ние более близ­ких отно­ше­ний. Хотя труд­но­сти могут и, наобо­рот, разъ­еди­нить настолько, что обра­зо­вав­шу­юся про­пасть пре­одо­леть будет очень трудно. Чрез­вы­чай­ные ситу­а­ции и про­сто слож­но­сти зача­стую помо­гают чело­веку осво­бо­диться от всего лиш­него, меша­ю­щего пол­но­ценно жить, дей­ство­вать и общаться. Таким обра­зом, вклю­ча­ется свое­об­раз­ный закон выжи­ва­ния. Поэтому если у вашей семьи есть объ­ек­тив­ная пре­града, кото­рую нужно пре­одо­леть, беда, кото­рую нужно пере­жить, то очень важно не отстра­нять детей, тем более под­рост­ков, от сов­мест­ного пре­одо­ле­ния труд­но­стей. Ребенку очень важно чув­ство­вать, что он тоже как часть семьи помо­гает спра­виться с про­бле­мой, а не про­сто не мешает маме и папе, так как им и так нелегко.

Более про­стой спо­соб больше узнать о ребенке, уви­деть его насто­я­щего пред­ла­гают мно­го­чис­лен­ные диа­гно­сти­че­ские мето­дики. Положа руку на сердце, нужно ска­зать, что про­стота и лег­кость порой соче­та­ются с нена­деж­но­стью и нере­а­ли­стич­но­стью. Но все же полу­чить неко­то­рую пользу от пси­хо­ло­ги­че­ских тестов, осо­бенно при любви к ним, вы смо­жете. Нельзя только забы­вать, что резуль­таты любого теста, пусть самого объ­ек­тив­ного и досто­вер­ного, это не повод наве­ши­вать на ребенка ярлыки и уж тем более выно­сить ему обви­не­ние и приговор.

Если вы хотите узнать, насколько для ребенка харак­терны такие каче­ства, как чест­ность и откры­тость, пред­ло­жите ему отве­тить на несколько очень лег­ких вопро­сов. Опрос­ник пред­на­зна­чен для детей старше 16 лет и взрос­лых. Кстати, вы и сами можете пройти этот тест и срав­нить, кто же у вас в семье отли­ча­ется повы­шен­ным правдолюбием.

Тест на честность

Инструк­ция. Вни­ма­тельно про­чи­тайте сле­ду­ю­щие утвер­жде­ния. В зави­си­мо­сти от того, согласны вы с ними или нет, выбе­рите ответ «да» или «нет». Если вам сложно выбрать вари­ант, то попро­буйте оце­нить то, чего было больше за про­шлый месяц. Не стоит слиш­ком долго раз­мыш­лять над отве­том. Как пра­вило, пер­вый при­шед­ший в голову ответ и явля­ется верным.

  1. Бывает, что я сме­юсь над непри­лич­ным анекдотом.
  2. Если ко мне обра­ща­ются веж­ливо, то я тоже все­гда отве­чаю вежливо.
  3. У меня бывают денеж­ные затруднения.
  4. Мне все­гда при­ятно, когда чело­век, кото­рый мне не нра­вится, доби­ва­ется заслу­жен­ного успеха.
  5. Бывало, я откла­ды­вал то, что тре­бо­ва­лось сде­лать немедленно.
  6. В ком­па­нии я веду себя не так, как дома.
  7. Я пол­но­стью сво­бо­ден от вся­ких предрассудков.
  8. Я не все­гда говорю правду.
  9. Когда я с кем-нибудь играю, мне все­гда хочется победить.
  10. Ино­гда я сержусь.
  11. В свое оправ­да­ние я ино­гда кое-что выдумывал.
  12. Бывает, что я выхожу из себя.
  13. В дет­стве я сразу и без пре­ре­ка­ний делал все, что от меня требовалось.
  14. Ино­гда я раз­дра­жен чем-нибудь.
  15. Бывает, что я сме­хом реа­ги­рую на непри­лич­ную шутку.
  16. Бывало, я опаз­ды­вал к назна­чен­ному времени.
  17. Я люблю ино­гда посплетничать.
  18. Среди тех, кого я знаю, есть такие люди, кото­рые мне очень не нравятся.
  19. Не помню, чтобы меня осо­бенно опе­ча­лили неудачи чело­века, кото­рого тер­петь не могу.
  20. Мне слу­ча­лось опаздывать.
  21. Мне свой­ственно ино­гда прихвастнуть.
  22. Ино­гда нет ника­кого жела­ния чем-либо заняться.
  23. У меня бывают ино­гда мысли, о кото­рых стыдно рас­ска­зы­вать другим.
  24. Ино­гда я ока­зы­вался при­чи­ной пло­хого настро­е­ния кого-нибудь из окружающих.
  25. Бывало, что я гово­рил неправду.
  26. Все мои при­вычки положительны.
  27. Если я что-то обе­щал, то все­гда сдер­жи­ваю слово.
  28. Ино­гда могу похвастаться.
  29. Под­рост­ком я про­яв­лял инте­рес к запрет­ным темам.
  30. Я откла­ды­ваю ино­гда на зав­тра то, что необ­хо­димо сде­лать сегодня.
  31. У меня бывают мысли, кото­рых сле­до­вало бы стыдиться.
  32. Я ино­гда спорю о вещах, о кото­рых слиш­ком мало знаю.
  33. Я люблю не всех своих знакомых.
  34. Я могу про кого-нибудь ска­зать плохо.

Обра­ботка результатов

Необ­хо­димо посчи­тать коли­че­ство отве­тов «да» на вопросы: 1, 3, 5, 6, 8, 9, 10, 11, 12, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34 и коли­че­ство отве­тов «нет» на вопросы: 2, 4, 7, 13, 26, 27.

  • 0–5 бал­лов. Очень низ­кий пока­за­тель по шкале «Чест­ность». Сви­де­тель­ствует о ярко выра­жен­ной склон­но­сти ко лжи, при­укра­ши­ва­нию себя. Также может сви­де­тель­ство­вать о низ­ких пока­за­те­лях соци­аль­ного интеллекта.
  • 6–13 бал­лов. Низ­кий пока­за­тель по шкале «Чест­ность». Сви­де­тель­ствует о зна­чи­тель­ной склон­но­сти ко лжи. Любит при­укра­ши­вать себя, свое поведение.
  • 14–29 бал­лов. Нор­маль­ный резуль­тат. Склон­ность ко лжи не выяв­лена. Изредка скло­нен при­укра­ши­вать себя, свое пове­де­ние, но в пре­де­лах нормы.
  • 30–34 балла. Высо­кий резуль­тат по шкале «Чест­ность». Может быть свя­зан не только с высо­кой лич­ност­ной чест­но­стью, но и след­ствием дру­гих при­чин: пред­на­ме­рен­ного иска­же­ния отве­тов, очень невер­ной самооценки.

«Обмани меня»

Для того чтобы понять, насколько честен ребе­нок, осо­бенно в кон­крет­ной ситу­а­ции, пси­хо­ло­ги­че­ские тесты вовсе не обя­за­тельны. Вни­ма­тель­ное наблю­де­ние за его физио­ло­ги­че­скими реак­ци­ями и осо­бен­но­стями пове­де­ния может дать много полез­ной инфор­ма­ции. На то, что ребе­нок лжет, может ука­зы­вать и изме­не­ние выра­же­ния его лица, и появ­ле­ние непро­из­воль­ных жестов, напри­мер поче­сы­ва­ние брови или носа, «гры­зе­ние» ног­тей, тереб­ле­ние в руках своей одежды, «ковы­ря­ние» заусе­ниц и др.

Как бы честно ребе­нок ни смот­рел вам в глаза, когда он гово­рит неправду, язык тело­дви­же­ний невольно выдает его, осо­бенно наглядно это про­яв­ля­ется у малень­ких детей.

Если малыш при­кры­вает рот рукой или тем более двумя руками, то таким обра­зом он под­со­зна­тельно пыта­ется оста­но­вить поток нечест­ных слов. В более стар­шем воз­расте ребе­нок может уже менее оче­вид­ным спо­со­бом пре­граж­дать путь не соот­вет­ству­ю­щим реаль­но­сти выска­зы­ва­ниям. У него может посто­янно чесаться кон­чик носа, может напасть зевота, пред­по­ла­га­ю­щая при­кры­тие рта ладо­нью, или воз­ник­нет непре­одо­ли­мое жела­ние опе­реться под­бо­род­ком на руку, закрыв при этом часть рта.

Не менее выра­зи­те­лен и взгляд обман­щика. Ребе­нок может отво­дить глаза и ста­раться во что бы то ни стало не смот­реть на вас. Он может уси­ленно мор­гать или, наобо­рот, смот­реть перед собой оста­но­вив­шимся взгля­дом. Зрачки то сужа­ются, то рас­ши­ря­ются, что гово­рит о нерв­ном воз­буж­де­нии. Часто нечест­ность выдают бега­ю­щие глаза.

Такие веге­та­тив­ные про­яв­ле­ния, как при­хлы­нув­шая к щекам кровь, высту­пив­шие капельки пота, тоже гово­рят о том, что раз­го­вор чрез­вы­чайно заде­вает ребенка за живое. И если объ­ек­тивно для этого нет пред­по­сы­лок, то, веро­ят­нее всего, ребенка будо­ра­жит сам факт лжи и воз­мож­ность ее обнаружения.

Речь обман­щика тоже имеет свои отли­чи­тель­ные осо­бен­но­сти. Чаще всего она неуве­рен­ная, спу­та­ная, непо­сле­до­ва­тель­ная или же, наобо­рот, воз­ни­кает ощу­ще­ние неесте­ствен­но­сти: кажется, что ребе­нок долго гото­вился, про­ду­мы­вал и репе­ти­ро­вал свои выска­зы­ва­ния. Ребе­нок может пере­би­вать сам себя то пау­зами, то жестами.

Пыта­ясь соврать, ребе­нок может повто­рять за вами послед­нюю фразу, тем самым пыта­ясь выиг­рать время для того, чтобы при­ду­мать прав­до­по­доб­ный ответ. Часто у обман­щика меня­ются тон и темп речи, к тому же неправда обычно гово­рится более тихим голо­сом. Ино­гда дети пыта­ются скрыть правду за пустой бол­тов­ней. Поэтому если ваш ребе­нок не слиш­ком раз­го­вор­чив по натуре, то чрез­мер­ная сло­во­охот­ли­вость может быть при­зна­ком обмана.

Обма­ны­вая, ребенку очень сложно управ­лять сво­ими эмо­ци­ями и кон­тро­ли­ро­вать их, если, конечно, он не при­рож­ден­ный актер, кото­рый умеет легко менять маски. Это может про­яв­ляться и в повы­шен­ной нер­воз­но­сти, и в неко­то­рой ско­ван­но­сти. Если же ребе­нок увле­чен сво­ими фан­та­зи­ями, кото­рые с пер­вого взгляда могут вполне похо­дить на ложь, осо­бенно с точки зре­ния взрос­лого, то его эмо­ции носят спон­тан­ный, есте­ствен­ный харак­тер. Это отли­чи­тель­ное свой­ство и помо­гает понять, когда ребе­нок созна­тельно обма­ны­вает, а когда про­сто с голо­вой ушел в мир выдумки.

Наблю­де­ние за ребен­ком, за его инте­ре­сами, пони­ма­ние его реак­ций, чувств и про­блем очень важны, в том числе и для того, чтобы дет­ская ложь не омра­чала больше ваши с ним отношения.

Что ты нарисовал?

Много инте­рес­ного узнать о своем ребенке, посмот­реть на него несколько дру­гими гла­зами вы смо­жете, если пред­ло­жите ему пройти один неслож­ный про­ек­тив­ный тест.

Отме­тим, что рису­ноч­ные тесты помо­гают обойти мно­гие защит­ные реак­ции и при вни­ма­тель­ном рас­смот­ре­нии полу­чить досто­вер­ную, порой очень важ­ную инфор­ма­цию. Для деталь­ной интер­пре­та­ции полу­чен­ных резуль­та­тов вам потре­бу­ются изу­че­ние спе­ци­аль­ной лите­ра­туры и опре­де­лен­ные навыки пси­хо­ло­ги­че­ской диа­гно­стики, но уви­деть наи­бо­лее нагляд­ные осо­бен­но­сти ребенка, а воз­можно, и суще­ству­ю­щее про­блемы вы вполне смо­жете, руко­вод­ству­ясь только при­во­ди­мыми ниже дан­ными. К тому же дан­ный тест поз­во­ляет опре­де­лить, насколько раз­виты твор­че­ские спо­соб­но­сти у вашего ребенка, его склон­ность к фан­та­зи­ро­ва­нию и выдумкам.

Несу­ще­ству­ю­щее животное 

Для работы потре­бу­ется лист бумаги, про­стой мяг­кий каран­даш и ластик. Лист бумаги лучше брать белый. Каран­да­шом сред­ней мяг­ко­сти, про­стой руч­кой или фло­ма­сте­ром рисо­вать нельзя.

После созда­ния спо­кой­ной обста­новки попро­сите ребенка: «При­ду­май и нари­суй несу­ще­ству­ю­щее живот­ное и назови его несу­ще­ству­ю­щим име­нем». Если ребе­нок нач­нет зада­вать уточ­ня­ю­щие вопросы, то лучше ника­ких ком­мен­та­риев не давать, а поста­раться объ­яс­нить, что это всего лишь игра и ребе­нок может выпол­нить зада­ние так, как ему захочется.

Жела­тельно не огра­ни­чи­вать ребенка во вре­мени и уж тем более не «помо­гать» в про­цессе работы. После того как рису­нок готов и имя живот­ному при­ду­мано, обя­за­тельно похва­лите ребенка и ска­жите, что вам очень нра­вится, что у него полу­чи­лось. Вы можете также попро­сить его при­ду­мать неболь­шую исто­рию о вымыш­лен­ном живот­ном, рас­ска­зать о его дру­зьях, семье, про­бле­мах, при­клю­че­ниях. Все это будет мета­фо­ри­че­ски гово­рить о самом ребенке, отра­жать реа­лии его внут­рен­него мира. Инте­ресно будет про­ана­ли­зи­ро­вать отдель­ные эле­менты рисунка и рису­нок в целом. Ниже при­во­дится необ­хо­ди­мая для этого информация.

Поло­же­ние рисунка на листе. Поло­же­ние рисунка ближе к верх­нему краю листа трак­ту­ется как высо­кая само­оценка и недо­ста­точ­ность при­зна­ния со сто­роны окру­жа­ю­щих; тен­ден­ция к само­утвер­жде­нию, пре­тен­зия на признание.

Поло­же­ние рисунка в ниж­ней части – неуве­рен­ность в себе, низ­кая само­оценка, подав­лен­ность, нере­ши­тель­ность, отсут­ствие тен­ден­ции к само­утвер­жде­нию и признанию.

Цен­траль­ная смыс­ло­вая часть фигуры (голова или заме­ня­ю­щие ее детали). Голова, повер­ну­тая вправо, – устой­чи­вая тен­ден­ция к дея­тель­но­сти – почти все, что заду­мы­ва­ется или пла­ни­ру­ется, осу­ществ­ля­ется или по край­ней мере начи­нает осу­ществ­ляться, ребе­нок активно пере­хо­дит к реа­ли­за­ции своих пла­нов, наклонностей.

Голова, повер­ну­тая влево, – тен­ден­ция к рефлек­сии, раз­мыш­ле­нию. Ребе­нок «не чело­век дей­ствия», лишь незна­чи­тель­ная часть замыс­лов реа­ли­зу­ется или начи­нает реа­ли­зо­вы­ваться. Нередки нере­ши­тель­ность, страх, боязнь перед актив­ным действием.

Поло­же­ние анфас, т. е. голова, направ­лен­ная на рису­ю­щего, трак­ту­ется как эгоцентризм.

Уве­ли­чен­ный (по отно­ше­нию к фигуре в целом) раз­мер головы гово­рит о том, что испы­ту­е­мый ценит раци­о­наль­ное начало, а воз­можно, и эру­ди­цию в себе и окружающих.

На голове часто рас­по­ло­жены допол­ни­тель­ные детали: рога  – защита, агрес­сия; перья  – тен­ден­ция к само­укра­ше­нию или к само­оправ­да­нию и демон­стра­тив­но­сти; грива, шерсть, подо­бие при­чески  – чув­ствен­ность, под­чер­ки­ва­ние сво­его пола, ино­гда ори­ен­ти­ровка на свою сек­су­аль­ную роль.

Гла­зам при­да­ется осо­бое зна­че­ние. Это сим­вол при­су­щего чело­веку страха, что осо­бенно под­чер­ки­ва­ется рез­кой под­ри­сов­кой радужки. Обра­тите вни­ма­ние на нали­чие или отсут­ствие рес­ниц. Рес­ницы  – пока­за­тель демон­стра­тив­но­сти, а также заин­те­ре­со­ван­но­сти в вос­хи­ще­нии окру­жа­ю­щих внеш­ней кра­со­той и мане­рой оде­ваться, при­да­ние этому боль­шого значения.

Уши : заин­те­ре­со­ван­ность в инфор­ма­ции, зна­чи­мость мне­ния окружающих.

Рот. При­от­кры­тый рот в соче­та­нии с язы­ком – болт­ли­вость, в соче­та­нии с под­ри­сов­кой губ трак­ту­ется как чув­ствен­ность. Откры­тый рот без под­ри­совки губ и языка, осо­бенно зачер­чен­ный, трак­ту­ется как лег­кость воз­ник­но­ве­ния стра­хов и опа­се­ний, недо­ве­рия. Рот с зубами – вер­баль­ная агрес­сия, в боль­шин­стве слу­чаев защит­ная: ребе­нок огры­за­ется, защи­ща­ется, гру­бит в ответ на осуж­де­ние или пори­ца­ние. Для детей и под­рост­ков зна­че­ние рта округ­лой формы озна­чает бояз­ли­вость и тревогу.

Несу­щая часть фигуры (ноги, лапы, поста­менты). При зна­чи­тель­но­сти, устой­чи­во­сти несу­щей части ребенку при­сущи осно­ва­тель­ность, обду­ман­ность, раци­о­наль­ность, опора на суще­ствен­ную и зна­чи­мую инфор­ма­цию. В про­тив­ном слу­чае – поверх­ност­ность и неосно­ва­тель­ность суж­де­ний, лег­ко­мыс­лен­ность выво­дов, ино­гда импуль­сив­ность при­ня­тия реше­ний. Все это осо­бенно ярко может про­яв­ляться при отсут­ствии или почти отсут­ствии ног.

Здесь сле­дует обра­тить вни­ма­ние на харак­тер соеди­не­ния ног с кор­пу­сом: соеди­нены точно, тща­тельно или небрежно, слабо или не соеди­нены совсем. Это харак­те­ри­зует кон­троль за сво­ими рас­суж­де­ни­ями, выво­дами, решениями.

Одно­тип­ность и одно­на­прав­лен­ность, а также повто­ря­е­мость формы ног сви­де­тель­ствуют о кон­форм­но­сти суж­де­ний и уста­но­вок, баналь­но­сти в при­ня­тии реше­ний. Раз­но­об­ра­зие в поло­же­нии ног гово­рит о свое­об­ра­зии уста­но­вок и суж­де­ний, само­сто­я­тель­но­сти, неба­наль­но­сти. Соот­вет­ственно необыч­ность формы ног гово­рит о твор­че­ском начале или инакомыслии.

Части, воз­вы­ша­ю­щи­еся над уров­нем фигуры (кры­лья, допол­ни­тель­ные ноги, щупальца, детали пан­циря, перья, бан­тики, что-то вроде зави­ту­шек, куд­рей, цвет­ков). Эле­менты, рас­по­ло­жен­ные над фигу­рой, могут быть функ­ци­о­наль­ными или укра­ша­ю­щими. Функ­ци­о­наль­ные эле­менты – это энер­гия, охват раз­ных обла­стей чело­ве­че­ской дей­стви­тель­но­сти, уве­рен­ность в себе, само­мне­ние, любо­зна­тель­ность, уча­стие как можно в боль­шем числе меро­при­я­тий, заво­е­ва­ние себе «места под солн­цем», увле­чен­ность своей дея­тель­но­стью, сме­лыми меро­при­я­ти­ями. Укра­ша­ю­щие эле­менты – демон­стра­тив­ность, стрем­ле­ние обра­тить на себя вни­ма­ние, манерность.

Хвост выра­жает отно­ше­ние к соб­ствен­ным дей­ствиям, поступ­кам, реше­ниям, раз­мыш­ле­ниям, вер­баль­ной про­дук­ции. По тому, повер­нут на рисунке хвост вправо (поло­жи­тель­ное) или влево (отри­ца­тель­ное), судят об эмо­ци­о­наль­ной окраске этого отно­ше­ния. Кроме того, допол­ни­тель­ными пока­за­те­лями при оценке явля­ется направ­лен­ность хво­ста: направ­лен­ный вверх – уве­рен­ность, поло­жи­тель­ная оценка, бод­рость; пада­ю­щий вниз – пока­зы­вает недо­воль­ство собой, подав­лен­ность, сожа­ле­ние, рас­ка­я­ние и т. д.

Кон­тур фигуры. Важно нали­чие или отсут­ствие высту­пов (типа шипов, пан­циря, игл, про­ри­совки или затем­не­ния линий кон­тура) – это защита от окру­жа­ю­щих. Агрес­сив­ная защита – если рису­нок выпол­нен с ост­рыми углами; страх или тре­вога – если есть затем­не­ние кон­тур­ной линии; опа­се­ние и подо­зри­тель­ность – если постав­лены щиты, «заслоны». Направ­лен­ность высту­пов вверх – защита от людей, реально име­ю­щих воз­мож­ность нало­жить запрет, огра­ни­че­ние, осу­ще­ствить при­нуж­де­ние, то есть про­тив стар­ших по воз­расту, роди­те­лей, учи­те­лей, руко­во­ди­те­лей. Направ­лен­ность высту­пов вниз – защита от насме­шек, непри­зна­ния, отсут­ствия авто­ри­те­тов у ниже­сто­я­щих, боязнь осуж­де­ний. Боко­вые выступы – недиф­фе­рен­ци­ро­ван­ная опас­ли­вость, готов­ность к защите и само­за­щите любого порядка и в раз­ных ситуациях.

Общая энер­гия. Энер­гия оце­ни­ва­ется коли­че­ством изоб­ра­жен­ных дета­лей. Отме­ча­ется, нари­со­ваны ли только необ­хо­ди­мые эле­менты, чтобы дать пред­став­ле­ние о живот­ном (тело, голова, конеч­но­сти и т. д.), запол­нены ли кон­туры, име­ются ли штри­ховка и допол­ни­тель­ные линии или щедро изоб­ра­жены не только необ­хо­ди­мые, но и услож­ня­ю­щие кон­струк­цию допол­ни­тель­ные детали. Соот­вет­ственно чем выше энер­гия, тем больше дета­лей, и наобо­рот, отсут­ствие тако­вых – эко­но­мия энер­гии, асте­нич­ность. В этом слу­чае можно пред­по­ло­жить хро­ни­че­ское сома­ти­че­ское забо­ле­ва­ние. То же под­твер­жда­ется харак­те­ром линий: при асте­нии – сла­бая, пау­ти­но­об­раз­ная. Про­ти­во­по­лож­ный харак­тер линий (жир­ные с нажи­мом) не явля­ется поляр­ным. Это сви­де­тель­ство тре­вож­но­сти, а не энер­гии. Осо­бенно сле­дует обра­тить вни­ма­ние на про­дав­лен­ные линии, види­мые даже с обрат­ной сто­роны листа (судо­рож­ный, высо­кий тонус мышц рису­ю­щей руки – рез­кая тре­вож­ность). Важно отме­тить, какая деталь, какой сим­вол выпол­нен подоб­ным обра­зом, к чему при­вя­зана тревожность.

Тема рисунка. Тема­ти­че­ски живот­ные делятся на угро­жа­ю­щих, угро­жа­е­мых и ней­траль­ных. Это отно­ше­ние испы­ту­е­мого к сво­ему «Я», пред­став­ле­ние о своем поло­же­нии в мире.

Упо­доб­ле­ние живот­ного чело­веку. Поста­новка живот­ного в поло­же­ние пря­мо­хож­де­ния (две лапы вме­сто четы­рех и более), оде­ва­ние живот­ного в чело­ве­че­скую одежду, похо­жесть морды на лицо, ног и лап на руки сви­де­тель­ствуют об инфан­ти­лизме, эмо­ци­о­наль­ной незрелости.

Фигура круга, осо­бенно ничем не запол­нен­ного, сим­во­ли­зи­рует тен­ден­цию к сокры­тию, замкну­то­сти сво­его внут­рен­него мира, неже­ла­нию давать окру­жа­ю­щим све­де­ния о себе. Акцент на сек­су­аль­ных при­зна­ках (вымя, соски, грудь при чело­ве­че­ской фигуре) – это отно­ше­ние к полу, фик­са­ция на про­бле­мах секса.

Твор­че­ские воз­мож­но­сти. О твор­че­ском начале обычно можно судить по коли­че­ству соче­та­ю­щихся в фигуре эле­мен­тов. Баналь­ность, отсут­ствие твор­че­ского начала харак­те­ри­зу­ются изоб­ра­же­нием реаль­ного, суще­ству­ю­щего животного.

Назва­ние. В назва­ниях изоб­ра­жен­ного «живот­ного» могут раци­о­нально соеди­няться смыс­ло­вые части («Лета­ю­щий заяц», «Беге­кот»), а также исполь­зо­ваться сло­во­об­ра­зо­ва­ния с книжно-науч­ным, ино­гда латин­ским суф­фик­сом или окон­ча­нием («Ребо­ле­тиус», «Воплио­ля­рис»). Пер­вый вари­ант сви­де­тель­ствует о раци­о­наль­но­сти. Вто­рой гово­рит о демон­стра­тив­но­сти (разума, эру­ди­ции). Встре­ча­ются назва­ния поверх­ностно-зву­ко­вые, без вся­кого осмыс­ле­ния («Гряк­тер», «Ле-лые»), отра­жа­ю­щие лег­ко­мыс­лие. Наблю­да­ются и иро­ни­че­ско-юмо­ри­сти­че­ские назва­ния («Рипо­чурка», «Дава­шпор», «Пузы­риес»), харак­те­ри­зу­ю­щие соот­вет­ству­ю­щее отно­ше­ние к окру­жа­ю­щему. Инфан­тиль­ные назва­ния имеют обычно повто­ря­ю­щи­еся эле­менты («Тру-тру»). Склон­ность к фан­та­зи­ро­ва­нию (чаще всего защит­ного порядка) выра­жа­ется непо­мерно длин­ным названием.

Глава 2. Какая правда скрывается за детской ложью?

Начнем с себя

Давайте с вами немного пофан­та­зи­руем. Пред­ста­вим на минуту, что наша мечта сбы­лась и люби­мое чадо не только не опус­ка­ется до откро­вен­ной лжи, но и не поз­во­ляет себе и малей­шей нечест­но­сти. И…

«Малыш, подойди, пожа­луй­ста, к теле­фону и скажи, что мамы нет дома». «Зай­чик, давай сего­дня не будем гово­рить папе, что у мамы выта­щили коше­лек»?

Как мы объ­яс­ним ребенку, что не все­гда нужно гово­рить в лицо то, что ты дума­ешь; что малень­кие хит­ро­сти помо­гают сохра­нять хоро­шие отно­ше­ния и доби­ваться постав­лен­ных целей? Каково нам самим посто­янно быть образ­цом чест­но­сти и откровенности?

Полу­ча­ется, что сна­чала своим при­ме­ром мы сеем семена нечест­но­сти, а потом пожи­наем плоды пато­ло­ги­че­ского, как нам кажется, вра­нья ребенка. Начи­нать в этом слу­чае нужно с самих себя. Нельзя тре­бо­вать от сына или дочери того, что мы сами не выполняем.

Очень часто роди­тели гово­рят ребенку неправду, потому что так легче. Мы можем напу­гать малыша страш­ным бабаем, кото­рый при­дет и забе­рет его, если он сей­час же не уснет. Можем пообе­щать золо­тые горы за годо­вую «чет­вертку» по мате­ма­тике, а потом – умень­шить награду. Конечно, опре­де­лен­ные иска­же­ния дей­стви­тель­но­сти неиз­бежны. Про­блема в том, насколько рису­е­мый роди­те­лями мир отли­ча­ется от реаль­но­сти. Потому что рано или поздно у ребенка появится кри­ти­че­ское отно­ше­ние к тому, что ему гово­рят взрос­лые, и уро­вень дове­рия сло­вам роди­те­лей во мно­гом зави­сит от того, как часто вы при­бе­гали к помощи «без­обид­ной лжи». Наде­яться же, что вы смо­жете верить ребенку, тогда как он сам не верит вам, по мень­шей мере наивно.

Конечно, быть образ­цом чест­но­сти и доб­ро­де­тель­но­сти полу­чится далеко не у всех роди­те­лей. Но это и не обя­за­тельно. Глав­ное – пока­зать ребенку, что мы, как и любые живые люди, можем совер­шать ошибки и не самые бла­го­вид­ные поступки. Но при этом умеем открыто при­зна­вать свою вину и ста­раться испра­вить послед­ствия сво­его неиде­аль­ного поведения.

Нехватка любви и внимания

При­чи­ной дет­ских обма­нов может быть нехватка тепла и любви в отно­ше­ниях между ребен­ком и роди­те­лями. У нас порой столько дел, столько про­блем, что побыть вдвоем с ребен­ком мы про­сто не успе­ваем. А если и успе­ваем, то ради того, чтобы про­ве­рить домаш­ние зада­ния или посмот­реть днев­ник. Ребенку же, как воз­дух, необ­хо­димо наше вни­ма­ние непо­сред­ственно к нему, ему очень нужно чув­ство­вать, что им гор­дятся, его ценят и любят. Поэтому так при­ятно ска­зать, что занял пер­вое место в сорев­но­ва­ниях, кото­рых на самом деле не было, или что полу­чил «пятерку», а учи­тель­ница про­сто забыла поста­вить ее в днев­ник. Ведь тогда мор­щинки на лице мамы сразу раз­гла­жи­ва­ются и ее лицо оза­ряет улыбка искрен­ней радо­сти и гор­до­сти. А папа вообще может ото­рваться от теле­ви­зора и потра­тить целых пол­часа на бес­цель­ное дура­ка­ва­ля­ние с сыном.

Если мы пока­зы­ваем любовь к ребенку только тогда, когда он чего-либо достиг, то неуди­ви­тельно, что этим под­тал­ки­ваем его к при­сва­и­ва­нию несо­вер­шен­ных подви­гов и дости­же­ний. Он чув­ствует, что таким, какой он есть на самом деле, его не любят, а чтобы стать похо­жим на идеал роди­те­лей, не все­гда хва­тает сил и спо­соб­но­стей. И ребе­нок нахо­дит очень про­стой выход: пока­зы­вает роди­те­лям тот образ, кото­рый они хотят видеть. Про­блемы начи­на­ются в том слу­чае, если неправда выхо­дит на поверх­ность. Ведь тогда на ребенка обру­ши­ва­ется не только разо­ча­ро­ва­ние роди­те­лей в том, что он не такой, как им хоте­лось бы, но и пра­вед­ный гнев за обман и ложь.

Неболь­шое лири­че­ское отступ­ле­ние об опас­но­сти наших завы­шен­ных ожи­да­ний. К сожа­ле­нию, при­пи­сы­ва­ние себе чужих заслуг – не самое тяже­лое послед­ствие наших неоправ­данно высо­ких тре­бо­ва­ний. Бывает, что ребе­нок не ищет лег­ких путей и искренне хочет соот­вет­ство­вать всем ожи­да­ниям роди­те­лей. Он пыта­ется быть пер­вым в школе, в спор­тив­ной сек­ции, стре­мится участ­во­вать в кон­кур­сах само­де­я­тель­но­сти и т. п., в более стар­шем воз­расте посту­пает в выбран­ный роди­те­лями вуз. Вот только внут­рен­ней гар­мо­нии все эти свер­ше­ния ему не при­но­сят. Стре­мясь к поко­ре­нию все новых вер­шин, чтобы заслу­жить эфе­мер­ную любовь и похвалу роди­те­лей, он под­час рис­кует своим пси­хи­че­ским здо­ро­вьем. А если нерв­ная система креп­кая и оче­ред­ной «Эве­рест» позади, то рано или поздно все равно встает вопрос: «А зачем и кому все это было нужно? И почему насто­я­щего сча­стья и удо­вле­тво­ре­ния так и нет, несмотря на все усилия?»

Так что, доро­гие роди­тели, если ваша цель – вос­пи­та­ние гар­мо­нич­ной лич­но­сти, чело­века, внут­ренне удо­вле­тво­рен­ного, уме­ю­щего ста­вить соб­ствен­ные цели и дости­гать их, то помните, что для этого нужно ребенка прежде всего про­сто любить, невзи­рая на все недо­статки и досто­ин­ства, про­махи и достижения.

Без­услов­ная любовь со сто­роны роди­те­лей поз­во­ляет ребенку дви­гаться по пути само­ре­а­ли­за­ции, осво­бож­да­ясь от чрез­мер­ных запре­тов и жест­ких пра­вил. Конечно, это не зна­чит, что он дол­жен расти в атмо­сфере пол­ной все­доз­во­лен­но­сти. Задача роди­те­лей – дать малень­кому чело­веку чет­кую систему нрав­ствен­ных цен­но­стей и ори­ен­ти­ров. Но в то же время он дол­жен жить не в кате­го­риях «пра­вильно – непра­вильно», «хорошо – плохо», «полезно – вредно», а научиться иметь соб­ствен­ное отно­ше­ние к тому или иному явле­нию дей­стви­тель­но­сти, пони­мать свои жела­ния и потреб­но­сти. При­ня­тие соб­ствен­ной лич­но­сти, даже не самых при­ят­ных ее сто­рон, поз­во­лит вашему сыну или дочери не тра­тить массу сил и вре­мени на при­укра­ши­ва­ние сво­его образа, помо­жет доби­ваться нуж­ного резуль­тата, не при­бе­гая к обма­нам и при­ви­ра­ниям, цель кото­рых – про­из­ве­сти более бла­го­при­ят­ное впечатление.

То, как мы на самом деле отно­симся к ребенку и как выстра­и­ваем отно­ше­ния с ним, ино­гда оста­ется скры­тым даже от нас самих. Помочь разо­браться в том, как в реаль­но­сти обстоят дела в этом вопросе, помо­жет неболь­шой пси­хо­ло­ги­че­ский тест. С его помо­щью вы выявите харак­тер­ные черты вашего роди­тель­ского отно­ше­ния, про­ана­ли­зи­ру­ете гамму самых раз­но­об­раз­ных чувств по отно­ше­нию к ребенку, уви­дите свои пове­ден­че­ские сте­рео­типы в обще­нии с ним, осо­бен­но­сти вос­при­я­тия и пони­ма­ния харак­тера и лич­но­сти ребенка, его поступ­ков. Вся эта инфор­ма­ция даст воз­мож­ность лучше понять, в чем же при­чина про­блем в обще­нии с ребен­ком, почему порой так сложно найти с ним общий язык и почему в конце кон­цов ребе­нок опус­ка­ется до откро­вен­ной лжи и обмана.

Тест «Какой я родитель»

Инструк­ция. На каж­дый вопрос вам необ­хо­димо отве­тить «да» или «нет». Ста­рай­тесь отве­чать так, как есть на самом деле, а не так, как вы счи­та­ете правильным.

Пере­чень вопросов

  1. Я все­гда сочув­ствую сво­ему ребенку.
  2. Я счи­таю своим дол­гом знать все, что думает мой ребенок.
  3. Я ува­жаю сво­его ребенка.
  4. Мне кажется, что пове­де­ние моего ребенка зна­чи­тельно откло­ня­ется от нормы.
  5. Нужно подольше дер­жать ребенка в сто­роне от реаль­ных жиз­нен­ных про­блем, если они его травмируют.
  6. Я испы­ты­ваю к ребенку чув­ство расположения.
  7. Хоро­шие роди­тели ограж­дают ребенка от труд­но­стей жизни.
  8. Мой ребе­нок часто непри­я­тен мне.
  9. Я все­гда ста­ра­юсь помочь сво­ему ребенку.
  10. Бывают слу­чаи, когда изде­ва­тель­ское отно­ше­ние к ребенку при­но­сит ему боль­шую пользу.
  11. Я испы­ты­ваю досаду по отно­ше­нию к сво­ему ребенку.
  12. Мой ребе­нок ничего не добьется в жизни.
  13. Мне кажется, что дру­гие дети поте­ша­ются над моим ребенком.
  14. Мой ребе­нок часто совер­шает такие поступки, кото­рые, кроме пре­зре­ния, ничего не вызывают.
  15. Для сво­его воз­раста мой ребе­нок несколько незрелый.
  16. Мой ребе­нок ведет себя плохо спе­ци­ально, чтобы доса­дить мне.
  17. Мой ребе­нок впи­ты­вает в себя все дур­ное, как губка.
  18. Моего ребенка трудно научить хоро­шим мане­рам при всем старании.
  19. Ребенка сле­дует дер­жать в жест­ких рам­ках, тогда из него вырас­тет поря­доч­ный человек.
  20. Я люблю, когда дру­зья моего ребенка при­хо­дят к нам в дом.
  21. Я при­ни­маю уча­стие в своем ребенке.
  22. К моему ребенку «лип­нет» все дурное.
  23. Мой ребе­нок не добьется успеха в жизни.
  24. Когда в ком­па­нии зна­ко­мых гово­рят о детях, мне немного стыдно, что мой ребе­нок не такой умный и спо­соб­ный, как мне бы хотелось.
  25. Я жалею сво­его ребенка.
  26. Когда я срав­ни­ваю сво­его ребенка со сверст­ни­ками, они кажутся мне взрос­лее и по пове­де­нию, и по суждениям.
  27. Я с удо­воль­ствием про­вожу с ребен­ком все свое сво­бод­ное время.
  28. Я часто жалею о том, что мой ребе­нок рас­тет и взрос­леет, с неж­но­стью вспо­ми­наю его маленьким.
  29. Я часто ловлю себя на враж­деб­ном отно­ше­нии к ребенку.
  30. Я меч­таю о том, чтобы мой ребе­нок достиг всего того, что мне не уда­лось в жизни.
  31. Роди­тели должны при­спо­саб­ли­ваться к ребенку, а не только тре­бо­вать этого от него.
  32. Я ста­ра­юсь выпол­нять все просьбы моего ребенка.
  33. При при­ня­тии семей­ных реше­ний сле­дует учи­ты­вать мне­ние ребенка.
  34. Я очень инте­ре­су­юсь жиз­нью сво­его ребенка.
  35. В кон­фликте с ребен­ком я часто могу при­знать, что он по-сво­ему прав.
  36. Дети рано узнают, что роди­тели могут ошибаться.
  37. Я все­гда счи­та­юсь с ребенком.
  38. Я испы­ты­ваю к ребенку дру­же­ские чувства.
  39. Основ­ная при­чина капри­зов моего ребенка – эго­изм, упрям­ство и лень.
  40. Невоз­можно нор­мально отдох­нуть, если про­во­дить отпуск с ребенком.
  41. Самое глав­ное, чтобы у ребенка было спо­кой­ное и без­за­бот­ное детство.
  42. Ино­гда мне кажется, что мой ребе­нок не спо­со­бен ни на что хорошее.
  43. Я раз­де­ляю увле­че­ния сво­его ребенка.
  44. Мой ребе­нок может выве­сти из себя кого угодно.
  45. Я пони­маю огор­че­ния сво­его ребенка.
  46. Мой ребе­нок часто раз­дра­жает меня.
  47. Вос­пи­та­ние ребенка – сплош­ная нервотрепка.
  48. Стро­гая дис­ци­плина в дет­стве раз­ви­вает силь­ный характер.
  49. Я не дове­ряю сво­ему ребенку.
  50. За стро­гое вос­пи­та­ние дети бла­го­да­рят потом.
  51. Ино­гда мне кажется, что я нена­вижу сво­его ребенка.
  52. В моем ребенке больше недо­стат­ков, чем достоинств.
  53. Я раз­де­ляю инте­ресы сво­его ребенка.
  54. Мой ребе­нок не в состо­я­нии что-либо сде­лать само­сто­я­тельно, а если и сде­лает, то обя­за­тельно не так.
  55. Мой ребе­нок вырас­тет не при­спо­соб­лен­ным к жизни.
  56. Мой ребе­нок нра­вится мне таким, какой он есть.
  57. Я тща­тельно слежу за состо­я­нием здо­ро­вья моего ребенка.
  58. Нередко я вос­хи­ща­юсь своим ребенком.
  59. Ребе­нок не дол­жен иметь сек­ре­тов от родителей.
  60. Я невы­со­кого мне­ния о спо­соб­но­стях моего ребенка и не скры­ваю этого от него.
  61. Очень жела­тельно, чтобы ребе­нок дру­жил с теми детьми, кото­рые нра­вятся его родителям.

Обра­ботка результатов

За каж­дый ответ «да» начис­ля­ется один балл. Опрос­ник состоит из пяти шкал. Вам необ­хо­димо под­счи­тать кол­ли­че­ство бал­лов, набран­ных по каж­дой шкале.

Шкала 1. При­ня­тие – отвер­же­ние: 3, 4, 8, 10, 12, 14, 15, 16, 18, 20, 24, 26, 27, 29, 37, 38, 39, 40, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 49, 52, 53, 55, 56, 60.

Шкала 2. Образ соци­аль­ной жела­тель­но­сти пове­де­ния: 6, 9,21,25,31,34,35,36.

Шкала 3. Сим­биоз: 1, 5, 7, 28, 32, 41, 58.

Шкала 4. Авто­ри­тар­ная гипер­со­ци­а­ли­за­ция: 2, 19, 30, 48, 50, 57, 59.

Шкала 5. «Малень­кий неудач­ник»: 9, 11, 13, 17, 22, 28, 54, 61.

  • Шкала 1 «При­ня­тие – отвер­же­ние» отра­жает общее эмо­ци­о­наль­ное отно­ше­ние к ребенку. При высо­ких пока­за­те­лях (24–30 бал­лов  ): роди­телю нра­вится ребе­нок таким, какой он есть; у него выра­жен­ное поло­жи­тель­ное отно­ше­ние к ребенку. Роди­тель ува­жает инди­ви­ду­аль­ность ребенка, сим­па­ти­зи­рует ему, стре­мится про­во­дить много вре­мени вме­сте с ребен­ком, одоб­ряет его инте­ресы и планы. При низ­ких (0–8 бал­лов  ): роди­тель вос­при­ни­мает сво­его ребенка пло­хим, непри­спо­соб­лен­ным, неудач­ли­вым. Ему кажется, что ребе­нок не добьется успеха в жизни из-за низ­ких спо­соб­но­стей, неболь­шого ума, дур­ных наклон­но­стей. В основ­ном роди­тель испы­ты­вает к ребенку отри­ца­тель­ные чув­ства: злость, досаду, раз­дра­же­ние, обиду. Он не дове­ряет ребенку и не ува­жает его.
  • Шкала 2 «Коопе­ра­ция» выра­жает стрем­ле­ние взрос­лых к сотруд­ни­че­ству с ребен­ком, про­яв­ле­ние с их сто­роны искрен­ней заин­те­ре­со­ван­но­сти и уча­стие в его делах. При высо­ких пока­за­те­лях (7–8 бал­лов  ): роди­тель заин­те­ре­со­ван в делах и пла­нах ребенка, ста­ра­ется во всем помочь ребенку, сочув­ствует ему, высоко оце­ни­вает интел­лек­ту­аль­ные и твор­че­ские спо­соб­но­сти ребенка, испы­ты­вает чув­ство гор­до­сти за него. Он поощ­ряет ини­ци­а­тиву и само­сто­я­тель­ность ребенка, ста­ра­ется быть с ним на рав­ных. Роди­тель дове­ряет ребенку, ста­ра­ется встать на его точку зре­ния в спор­ных вопро­сах. Низ­кие баллы (1–2) гово­рят о том, что взрос­лый по отно­ше­нию к ребенку ведет себя про­ти­во­по­лож­ным обра­зом и не может пре­тен­до­вать на роль хоро­шего педагога.
  • Шкала 3 «Сим­биоз» отра­жает меж­лич­ност­ную дистан­цию в обще­нии с ребен­ком, пока­зы­вает, стре­мится ли взрос­лый к еди­не­нию с ребен­ком или, напро­тив, ста­ра­ется сохра­нить между ребен­ком и собой пси­хо­ло­ги­че­скую дистан­цию. При высо­ких бал­лах (6–7) можно счи­тать, что роди­тель стре­мится к сим­био­ти­че­ским отно­ше­ниям с ребен­ком, он не уста­нав­ли­вает пси­хо­ло­ги­че­скую дистан­цию между собой и ребен­ком, ста­ра­ется все­гда быть ближе к нему. Содер­жа­тельно эта тен­ден­ция опи­сы­ва­ется так: роди­тель ощу­щает себя с ребен­ком еди­ным целым, стре­мится удо­вле­тво­рить все потреб­но­сти ребенка, огра­дить его от труд­но­стей и непри­ят­но­стей жизни, посто­янно ощу­щает тре­вогу за ребенка, ребе­нок ему кажется малень­ким и без­за­щит­ным. Тре­вога роди­теля повы­ша­ется, когда ребе­нок начи­нает авто­но­ми­зи­ро­ваться волей обсто­я­тельств, так как по своей воле роди­тель не предо­став­ляет ребенку само­сто­я­тель­но­сти нико­гда. Низ­кие баллы (1–2) явля­ются при­зна­ком того, что взрос­лый, напро­тив, уста­нав­ли­вает зна­чи­тель­ную пси­хо­ло­ги­че­скую дистан­цию между собой и ребен­ком, мало забо­тится о нем.
  • Шкала 4 «Авто­ри­тар­ная гипер­со­ци­а­ли­за­ция» отра­жает форму и направ­ле­ние кон­троля за пове­де­нием ребенка, пока­зы­вает, насколько роди­тели демо­кра­тичны или авто­ри­тарны в отно­ше­ниях с ним. При высо­ких бал­лах (6–7) в роди­тель­ском отно­ше­нии отчет­ливо про­смат­ри­ва­ется авто­ри­та­ризм. Роди­тель тре­бует от ребенка без­ого­во­роч­ного послу­ша­ния и дис­ци­плины. Он ста­ра­ется навя­зать ребенку во всем свою волю, не в состо­я­нии встать на его точку зре­ния. За про­яв­ле­ния свое­во­лия ребенка сурово нака­зы­вают. Роди­тель при­стально сле­дит за соци­аль­ными дости­же­ни­ями ребенка, его инди­ви­ду­аль­ными осо­бен­но­стями, при­выч­ками, мыс­лями, чув­ствами. Низ­кие баллы (1–2  ), напро­тив, сви­де­тель­ствуют о том, что кон­троль за дей­стви­ями ребенка со сто­роны взрос­лого чело­века прак­ти­че­ски отсут­ствует. Наи­луч­шим вари­ан­том оценки педа­го­ги­че­ских спо­соб­но­стей взрос­лого чело­века по этой шкале явля­ются сред­ние оценки – от 3  до 5 бал­лов  .
  • Шкала 5 «Малень­кий неудач­ник» отра­жает осо­бен­но­сти вос­при­я­тия и пони­ма­ния ребенка роди­те­лями, пока­зы­вает, как взрос­лые отно­сятся к спо­соб­но­стям ребенка, к его досто­ин­ствам и недо­стат­кам, успе­хам и неуда­чам. Высо­кие зна­че­ния (7–8 бал­лов) сви­де­тель­ствуют о стрем­ле­нии инфан­ти­ли­зи­ро­вать ребенка, при­пи­сать ему лич­ную и соци­аль­ную несо­сто­я­тель­ность. Роди­тель видит ребенка млад­шим по срав­не­нию с реаль­ным воз­рас­том. Инте­ресы, увле­че­ния, мысли и чув­ства ребенка кажутся дет­скими, несе­рьез­ными. Ребе­нок пред­став­ля­ется непри­спо­соб­лен­ным, неуспеш­ным, откры­тым для дур­ных вли­я­ний. Роди­тель не дове­ряет сво­ему ребенку, доса­дует на его неуспеш­ность и неуме­лость. В связи с этим ста­ра­ется огра­дить ребенка от труд­но­стей жизни и строго кон­тро­ли­ро­вать его дей­ствия. Низ­кие баллы по этой шкале (1–2  ), напро­тив, сви­де­тель­ствуют о том, что неудачи ребенка взрос­лый счи­тает слу­чай­ными и верит в него.

Семейное неблагополучие

Обра­ща­ясь к при­чи­нам дет­ских обма­нов нельзя обойти сто­ро­ной и общее бла­го­по­лу­чие семей­ной обста­новки. Для любого ребенка чрез­вы­чайно важно, насколько гар­мо­ничны отно­ше­ния между папой и мамой, между роди­те­лями и бабуш­ками-дедуш­ками, между ним и его бра­тьями и сест­рами. Кон­фликты и напря­жен­ность в семье нередко бывают той пер­во­при­чи­ной, кото­рая при­во­дит ребенка на скольз­кую дорогу обма­нов. Объ­яс­не­ний этому может быть несколько.

Во-пер­вых, даже самый малень­кий ребе­нок стре­мится всеми воз­мож­ными спо­со­бами сохра­нить или вне­сти мир и гар­мо­нию в семей­ные отно­ше­ния. Как пра­вило, дети чув­ствуют себя винов­ни­ками всех семей­ных неуря­диц, ощу­щают груз ответ­ствен­но­сти за ошибки взрос­лых. Они могут «ухо­дить в болезнь», играть роль свое­об­раз­ного козла отпу­ще­ния или все­об­щего при­ми­ри­теля. И тогда семья обре­тает хоть какую-то устой­чи­вость, но цена этого очень велика: необос­но­ван­ное чув­ство вины, ком­плекс непол­но­цен­но­сти, неуве­рен­ность в себе и дру­гие нега­тив­ные фак­торы, кото­рые в даль­ней­шем могут сыг­рать отри­ца­тель­ную роль в раз­ви­тии личности.

Малыш может думать, что если бы он был «лучше», то папа с мамой не руга­лись бы или им не при­шлось бы рас­статься. Ему так хочется, чтобы все было хорошо, что он готов поста­вить себе в днев­ник неза­слу­жен­ную «пятерку» или соврать по любому дру­гому поводу, кото­рый, на его взгляд, как-то раз­ря­дит атмо­сферу семей­ных кон­флик­тов. Есте­ственно, такое пове­де­ние под­час кажется абсурд­ным, так как оно ста­но­вится при­чи­ной еще боль­ших про­блем и напря­жен­но­сти. Но с точки зре­ния ребенка все это дела­ется ради блага его самой боль­шой цен­но­сти – семьи.

Неко­то­рые дети, боясь усу­губ­ле­ния семей­ных кон­флик­тов, пыта­ются поми­рить отца и мать, спле­тая очень слож­ную пау­тину из недо­го­во­рен­но­стей и полу­правды, цель кото­рой – пред­ста­вить роди­те­лей друг другу с более выгод­ной сто­роны. К сожа­ле­нию, эти ста­ра­ния зача­стую при­во­дят только к ухуд­ше­нию ситу­а­ции и ко всем семей­ным про­бле­мам при­бав­ля­ется еще и то, что ребе­нок ста­но­вится в гла­зах роди­те­лях обман­щи­ком, запу­тав­шимся в соб­ствен­ной лжи.

Во-вто­рых, в слож­ных семьях роди­те­лям бывает настолько «не до ребенка», что его ложь ста­но­вится про­сто сред­ством выжи­ва­ния в труд­ной ситу­а­ции. Раз за разом, не слу­шая, что на самом деле хочет нам ска­зать ребе­нок, не обра­щая вни­ма­ния на его про­блемы и чув­ства, мы при­хо­дим к тому, что ребе­нок пере­стает пус­кать взрос­лых в свой внут­рен­ний мир и гово­рит нам только то, что нам хочется услы­шать. До поры до вре­мени так легче и ему, и нам. Со сто­роны все может выгля­деть вполне бла­го­по­лучно, но ту про­пасть, кото­рая рас­тет между роди­те­лями и ребен­ком, в даль­ней­шем будет очень сложно пре­одо­леть. А потом… как же так сло­жи­лось, что все отно­ше­ния с ребен­ком про­пи­таны ложью и сын или дочь вообще не видит смысла в чест­ном общении?

Если вы хотите доко­паться до сути того, как на самом деле обстоят дела в вашей семье, точ­нее как ребе­нок вос­при­ни­мает сло­жив­шу­юся семей­ную ситу­а­цию, вы можете вме­сте с ним выпол­нить несколько неслож­ных заданий.

Рисунок семьи

Пыта­ясь понять при­чины семей­ных про­блем, и в том числе – про­блем в пове­де­нии ребенка, пси­хо­логи очень любят пред­ла­гать роди­те­лям и детям неболь­шой тест, кото­рый вы можете про­ве­сти с ребен­ком сами. Для этого вам потре­бу­ются лист чистой бумаги и каран­даш, ласти­ком лучше не пользоваться.

Перед тести­ро­ва­нием поста­рай­тесь, чтобы ребе­нок не чув­ство­вал, что его сей­час будут про­ве­рять и испы­ты­вать. Пред­ло­жите ему про­сто пори­со­вать. Воз­можно, сна­чала ребе­нок захо­чет нари­со­вать что-то свое, пусть он так и сде­лает. И только потом, дождав­шись под­хо­дя­щего момента, попро­сите его изоб­ра­зить свою семью такой, какой он ее видит. Вам нужно очень осто­рожно сле­дить за про­цес­сом рисо­ва­ния, поста­рай­тесь не ком­мен­ти­ро­вать. На вопросы ребенка (кого рисо­вать, как нари­со­вать и т. п.) нужно отве­чать уклон­чиво, чтобы ответ был най­ден им самим, а не вами.

Вни­ма­тельно посмот­рев на рису­нок ребенка, вы можете полу­чить массу полез­ной информации.

Так, если члены семьи стоят близко друг к другу, взя­лись за руки, улы­ба­ются, зани­ма­ются одним делом, то это гово­рит об их спло­чен­но­сти и поло­жи­тель­ном настрое. Если же, наобо­рот, члены семьи отвер­ну­лись друг от друга, смот­рят в раз­ные сто­роны, нахо­дятся далеко один от дру­гого, то, веро­ятно, имеют место раз­об­щен­ность внутри семьи и нега­тив­ный эмо­ци­о­наль­ный тон взаимоотношений.

Силь­ная штри­ховка, малень­кие раз­меры фигур гово­рят о напря­жен­но­сти, ско­ван­но­сти, повы­шен­ной тре­вож­но­сти ребенка, об ощу­ще­нии им небла­го­по­лу­чия в своей семье. Напро­тив, боль­шие раз­меры фигур, исполь­зо­ва­ние всего листа, чет­кие спо­кой­ные линии сви­де­тель­ствуют о рас­слаб­лен­но­сти, хоро­шем рас­по­ло­же­нии духа, отсут­ствии напря­же­ния и кон­флик­тов в семье.

О серьез­ных про­бле­мах может гово­рить тот факт, если ребе­нок рисует боль­шее или мень­шее коли­че­ство чле­нов семьи, чем есть на самом деле. Так, тща­тельно про­ри­со­ван­ное изоб­ра­же­ние папы, кото­рый прак­ти­че­ски не про­яв­ляет себя в реаль­ной жизни ребенка, будет гово­рить о том, что ребе­нок тянется к отцу, испы­ты­вает нехватку обще­ния с ним. Забы­тый же, напри­мер, стар­ший брат ука­жет или на нега­тив­ные чув­ства по отно­ше­нию к нему, или на холод­ность отно­ше­ний и отсут­ствие эмо­ци­о­наль­ного контакта.

Если ребе­нок не изоб­ра­зил на рисунке себя, то он или ощу­щает свою незна­чи­тель­ность, счи­тает, что его здесь не любят и не заме­чают, или же доста­точно без­раз­ли­чен к своей семье, не стре­мится найти свое место в ней.

Об уровне само­оценки может гово­рить то, насколько боль­шое изоб­ра­же­ние полу­чи­лось у ребенка. Если рису­нок семьи зани­мает незна­чи­тель­ное про­стран­ство листа, то само­оценка у ребенка низ­кая. Важно и то, какого раз­мера изоб­ра­жены члены семьи. Чем больше рису­нок того или иного род­ствен­ника, тем более он зна­чим для ребенка, тем более важны отно­ше­ния с ним. Также раз­мер гово­рит о выра­же­нии страха и уважения.

Бывает, что ребе­нок зачер­ки­вает, заштри­хо­вы­вает кого-то из чле­нов семьи, рисует его с силь­ным нажи­мом или, наобо­рот, исполь­зует слиш­ком тон­кие линии, как бы не реша­ясь нари­со­вать этого чело­века. Это гово­рит о его стра­хах и тре­вож­но­сти по отно­ше­нию к этому человеку.

Пред­ставь, что…

Чтобы полу­чить больше инфор­ма­ции, вы можете пред­ло­жить ребенку несколько игро­вых ситу­а­ций: три из них должны выявить нега­тив­ные чув­ства к чле­нам семьи, три – пози­тив­ные. Эту часть зада­ния лучше про­во­дить с детьми дошколь­ного или млад­шего школь­ного воз­раста, так как под­ростки очень часто дают ответы в зави­си­мо­сти оттого, кто их спра­ши­вает. Лучше всего, если вопросы будет зада­вать посто­рон­ний чело­век, не отно­ся­щийся к чле­нам семьи.

Итак, попро­сите ребенка пред­ста­вить себя в сле­ду­ю­щих ситу­а­циях и отве­тить на вопросы к ним:

  1. Пред­ставь, что ты име­ешь два билета в цирк. Кого бы ты позвал с собой?
  2. Пред­ставь, что вся твоя семья идет в гости, но один из вас забо­лел и дол­жен остаться дома. Кто это?
  3. Ты стро­ишь из кон­струк­тора дом (выре­за­ешь бумаж­ное пла­тье для куклы), и тебе не везет. Кого ты позо­вешь на помощь?
  4. Ты име­ешь… биле­тов (на один меньше, чем чле­нов семьи) на инте­рес­ную кино­кар­тину. Кто оста­нется дома?
  5. Пред­ставь, что ты попал на необи­та­е­мый ост­ров. С кем бы ты хотел там жить?
  6. Ты полу­чил в пода­рок инте­рес­ное лото. Вся семья села играть, но вас на одного чело­века больше, чем надо. Кто не будет играть?

Цветовой тест отношений

Пси­хо­логи очень любят инте­ре­со­ваться: «Что ты видишь на этой кар­тинке?», «Какого цвета твое настро­е­ние?» и т. п.

Вы вполне можете стать «сами сво­ему ребенку пси­хо­ло­гом» и после теста узнать, как он на самом деле отно­сится к отдель­ным чле­нам семьи и к опре­де­лен­ным реа­лиям своей жизни, какие про­блемы и кон­фликты суще­ствуют, пусть и на глу­бо­ком под­со­зна­тель­ном уровне.

Дан­ный тест можно про­во­дить даже с самыми малень­кими детьми, начи­ная с 3–4‑летнего воз­раста. Инте­ре­сен он будет и под­рост­кам. Для его про­ве­де­ния вам потре­бу­ются кар­точки серого, синего, зеле­ного, жел­того, крас­ного, фио­ле­то­вого, корич­не­вого и чер­ного цве­тов. Они должны быть оди­на­ко­выми по раз­меру, жела­тельно, чтобы цвета были есте­ствен­ными, поэтому суперяр­кие оттенки лучше не исполь­зо­вать. Поста­рай­тесь, чтобы, выпол­няя зада­ния, ребе­нок не ощу­щал себя «пой­ман­ным в силки» пси­хо­ло­ги­че­ской тео­рии, а рас­сла­бился и полу­чил удо­воль­ствие от забав­ной игры с цвет­ными картинками.

Поря­док тестирования

Вы выкла­ды­ва­ете перед ребен­ком на белый лист бумаги цвет­ные кар­точки и про­сите его выбрать для того, кого вы назы­ва­ете, под­хо­дя­щий цвет. Назы­вать можно любых чле­нов семьи и дру­гих людей из окру­же­ния ребенка (друг, вос­пи­та­тель, учи­тель­ница, тре­нер и т. д.). Выбран­ные цвета могут повто­ряться. При необ­хо­ди­мо­сти нужно пояс­нить, что цвет выби­ра­ется вне зави­си­мо­сти от внеш­него вида чело­века не потому, что «папа ездит на крас­ной машине или мама любит оде­ваться в жел­тое», а в соот­вет­ствии с их харак­те­ром и соб­ствен­ными ощу­ще­ни­ями. Попро­сите ребенка выбрать и цвет, с кото­рым он ассо­ци­и­рует себя; цвет – для него, каким он хотел бы стать; цвет его настро­е­ния дома; цвет его настро­е­ния в школе.

Пред­ло­жите ребенку раз­ло­жить цвета начи­ная с тех, кото­рые ему нра­вятся больше всего, и закан­чи­вая некра­си­выми, непри­ят­ными. Для про­стоты при­свойте каж­дому цвету поряд­ко­вый номер так, самый «кра­си­вый» будет пер­вым, самый непри­ят­ный – вось­мым. А теперь посмот­рите, какие цвета у людей из бли­жай­шего окру­же­ния ребенка, точ­нее – какие номера у выбран­ных цветов.

Пер­вые номера будут у тех людей, у кото­рых с ребен­ком теп­лые, гар­мо­нич­ные отно­ше­ния. Это гово­рит об удо­вле­тво­рен­но­сти ребен­ком обще­нием с этим чело­ве­ком, о бли­зо­сти и сим­па­тии с ним, а также об отсут­ствии ост­рых кон­флик­тов. Если же с чело­ве­ком ассо­ци­и­ру­ются цвета, зани­ма­ю­щие послед­ние места, то ребе­нок, веро­ят­нее всего, отно­сится к нему нега­тивно, эмо­ци­о­нально отвергает.

Инте­ресно посмот­реть, какой цвет ребе­нок выби­рает для себя. Чем более при­вле­ка­те­лен этот цвет, то есть чем ближе он стоит к «самым при­ят­ным», тем выше само­оценка. Сов­па­де­ние цве­тов, с кото­рыми ребе­нок ассо­ци­и­рует самого себя и одного из роди­те­лей, гово­рит о силь­ной связи между ними.

Важно, какой именно цвет при­сва­и­вает ребе­нок тому или иному чело­веку. Так, крас­ный обычно ука­зы­вает на доми­нант­ного отца или на импуль­сив­ную, актив­ную мать. Ассо­ци­а­ция с зеле­ным гово­рит о доста­точно жест­ких отно­ше­ниях в семье и может быть при­зна­ком того, что вы слиш­ком опе­ка­ете ребенка и огра­ни­чи­ва­ете его в само­вы­ра­же­нии и при­ня­тии реше­ний. Ассо­ци­а­ции с серым сви­де­тель­ствуют о непо­ни­ма­нии и отго­ро­жен­но­сти ребенка от отца и матери.

Личностные особенности ребенка

При­чина дет­ских обма­нов может скры­ваться в лич­ност­ных осо­бен­но­стях ребенка. Чрез­мерно неуве­рен­ные в себе, тре­вож­ные дети зача­стую думают, что они недо­ста­точно хороши, чтобы их любили такими, какие они есть. Поэтому они будут всеми силами пытаться выгля­деть лучше, чем на самом деле. Один ребе­нок будет пле­сти тон­кую, хорошо про­ду­ман­ную пау­тину пред­став­ле­ний себя с хоро­шей сто­роны, дру­гой – неза­мыс­ло­вато врать, при­пи­сы­вая себе чужие заслуги и несо­вер­шен­ные бла­гие поступки. Таким «коря­вым» спо­со­бом ребе­нок при­об­ре­тает хоть какую-то уве­рен­ность в себе и неко­то­рое спо­кой­ствие на бли­жай­шее время.

Моя сту­ден­че­ская зна­ко­мая не могла и дня про­жить, чтобы не рас­ска­зать о себе какую-либо небы­лицу, порой пере­хо­дя­щую в несу­свет­ную чушь. Люди при пер­вом зна­ком­стве с ней диву дава­лись необы­чай­ной судьбе моло­дой девушки, ведь они не могли запо­до­зрить в ее сло­вах такую откро­вен­ную ложь. И жила она все дет­ство в Африке вме­сте с папой-дипло­ма­том, и дома у нее есть целый зве­ри­нец с малень­кими шим­панзе и коалой, и при­гла­шали ее сни­маться в клипе попу­ляр­ного певца… и про­чая и прочая.

Позна­ко­мив­шись с девуш­кой немного ближе, я не пере­ста­вала удив­ляться, откуда столько фан­та­зий и зачем столько откро­вен­ных обма­нов. При­чем иска­же­ние дей­стви­тель­но­сти, видимо, настолько вошло в жизнь юной особы, что даже в мело­чах очень сложно было разо­браться, где правда, а где ложь. Кстати, при всем внеш­нем лоске и неза­ви­си­мо­сти более неуве­рен­ного в себе чело­века я не встре­чала. Навер­ное, только своим мно­го­чис­лен­ным плю­ше­вым мед­ве­дям она могла пове­дать о своих насто­я­щих стра­хах и пере­жи­ва­ниях, пока­зать себя такой, какой она была на самом деле, – очень рани­мой, тре­вож­ной и неза­щи­щен­ной. И ее «замок из песка» был укры­тием, в кото­ром она пря­та­лась и от окру­жа­ю­щего мира, и от себя самой.

Выше мы уже гово­рили, что нехватка любви и без­услов­ного при­ня­тия со сто­роны роди­те­лей нередко при­во­дит к тому, что ребе­нок начи­нает лгать, созда­вая тот образ, кото­рый, как он счи­тает, обя­за­тельно будет согрет роди­тель­ским теп­лом и вни­ма­нием. Страх поте­рять любовь роди­те­лей или дру­гих близ­ких людей, неуве­рен­ность в том, что ты «хоро­ший и люби­мый», несмотря на все свои недо­статки, только уси­ли­вает тре­вож­ность ребенка, вынуж­дая на новые и новые обманы и «малень­кие хитрости».

Бывает, что страхи, вызван­ные ложью, нарас­тают, как снеж­ный ком. Сна­чала ребе­нок при­бе­гает к неко­то­рому иска­же­нию правды, чтобы вызвать улыбку на лице мамы. Затем чув­ствует себя недо­ста­точно умным и спо­соб­ным и при­пи­сы­вает себе неза­слу­жен­ный успех, а дальше… ужасно боится, что его ложь откро­ется, и обма­ны­вает все больше и больше, чтобы этого избежать.

Помочь ребенку пре­одо­леть свою тре­вож­ность и страхи, научить его смело и честно смот­реть в лицо дей­стви­тель­но­сти, оста­ва­ясь при этом самим собой и не при­бе­гая к обма­нам, очень сложно. И прежде, чем начи­нать это нелег­кое дело, нужно разо­браться, что же такое тре­вож­ность и какой она бывает. Оста­но­вимся несколько подроб­нее на этом вопросе.

Почти все о тревожности

Тре­вож­ность – это свой­ство лич­но­сти, при кото­ром даже ней­траль­ные ситу­а­ции рас­це­ни­ва­ются как угро­жа­ю­щие и потен­ци­ально опас­ные. Чело­век с высо­ким уров­нем тре­вож­но­сти неадек­ватно оце­ни­вает как внеш­ние обсто­я­тель­ства, так и самого себя и всеми силами пыта­ется избе­жать вооб­ра­жа­е­мую угрозу. 

Опре­де­лен­ный уро­вень тре­вож­но­сти – есте­ствен­ная и обя­за­тель­ная осо­бен­ность актив­ной дея­тель­но­сти лич­но­сти. У каж­дого чело­века суще­ствует свой опти­маль­ный, или жела­тель­ный, уро­вень тре­вож­но­сти – это так назы­ва­е­мая полез­ная тревожность.

Пси­хо­логи выде­ляют лич­ност­ную и ситу­а­тив­ную тре­вож­ность. Под лич­ност­ной пони­ма­ется устой­чи­вая инди­ви­ду­аль­ная харак­те­ри­стика, отра­жа­ю­щая пред­рас­по­ло­жен­ность к тре­воге и пред­по­ла­га­ю­щая нали­чие тен­ден­ции вос­при­ни­мать доста­точно широ­кий «веер» ситу­а­ций как угро­жа­ю­щие, отве­чая на каж­дую из них опре­де­лен­ной реак­цией. Ситу­а­тив­ная тре­вож­ность – это состо­я­ние, кото­рое харак­те­ри­зу­ется такими эмо­ци­ями, как: напря­же­ние, бес­по­кой­ство, оза­бо­чен­ность, нер­воз­ность. Это состо­я­ние воз­ни­кает как эмо­ци­о­наль­ная реак­ция на стрес­со­вую ситу­а­цию и может быть раз­ным по интен­сив­но­сти и дина­мич­ным во времени.

Если вы хотите узнать, свой­ственна ли вашему ребенку лич­ност­ная и ситу­а­тив­ная тре­вож­ность, попро­сите его пройти неболь­шой тест.

Опре­де­ле­ние уровня тревожности

Ситу­а­тив­ная тревожность 

Инструк­ция. Про­чи­тайте вни­ма­тельно каж­дое из при­ве­ден­ных ниже опре­де­ле­ний и зачерк­ните цифру в соот­вет­ству­ю­щей графе справа в зави­си­мо­сти от того, как вы себя чув­ству­ете в дан­ный момент. Над вопро­сом долго не заду­мы­вай­тесь, поскольку пра­виль­ных или непра­виль­ных отве­тов нет.

Лич­ност­ная тре­вож­ность. Инструк­ция. Про­чи­тайте вни­ма­тельно каж­дое из при­ве­ден­ных ниже пред­ло­же­ний и зачерк­ните в соот­вет­ству­ю­щей графе справа цифру в зави­си­мо­сти от того, как вы себя чув­ству­ете обычно. Над вопро­сами долго не заду­мы­вай­тесь, поскольку пра­виль­ных или непра­виль­ных отве­тов нет.

Обра­ботка результатов

За каж­дый ответ ребенку начис­ля­ется опре­де­лен­ное коли­че­ство бал­лов. Дела­ется это сле­ду­ю­щим образом.

Ситу­а­тив­ная тре­вож­ность Ответы на вопросы № 3, 4, 6, 7, 9, 12, 13, 14, 17, 18 пере­во­дятся в баллы согласно сле­ду­ю­щей таблице.

Ответы на вопросы №№ 1,2, 5, 8, 10, 11, 15, 16, 19, 20 пере­во­дятся в баллы согласно сле­ду­ю­щей таблице.

Лич­ност­ная тре­вож­ность Ответы на вопросы № 2, 3, 4, 5, 8, 9, 11, 12, 13, 14, 15, 17, 18, 20 пере­во­дятся в баллы согласно сле­ду­ю­щей таблице.

Ответы на вопросы № 1, 6, 7, 10, 16, 19 пере­во­дятся в баллы согласно сле­ду­ю­щей таблице.

Далее баллы по каж­дой шкале тре­вож­но­сти скла­ды­ва­ются. Ито­го­вый пока­за­тель по каж­дой из шкал может нахо­диться в диа­па­зоне от 20 до 80 бал­лов. При этом чем выше ито­го­вый пока­за­тель, тем выше уро­вень тре­вож­но­сти (ситу­а­тив­ной или лич­ност­ной). При интер­пре­та­ции пока­за­те­лей можно ори­ен­ти­ро­ваться на сле­ду­ю­щие оценки тревожности:

до 30 бал­лов – низкая;
31–44 балла – умеренная;
45 и более бал­лов – высокая.

Если вы обна­ру­жили у ребенка уме­рен­ный или высо­кий уро­вень ситу­а­тив­ной тре­вож­но­сти, то вам нужно прежде всего разо­браться, почему в дан­ный момент ребе­нок напря­жен, чего он боится и каких ситу­а­ций хочет избе­жать. Вполне веро­ятно, что тогда ста­нут понятны и при­чины его непра­виль­ного пове­де­ния, в том числе обма­нов и лжи.

Если у ребенка опре­де­лился высо­кий уро­вень лич­ност­ной тре­вож­но­сти, воз­можно, нужна кон­суль­та­ция спе­ци­а­ли­ста. Это не зна­чит, что ваш ребе­нок болен и вам не спра­виться с про­бле­мой самим, но для избе­га­ния ненуж­ных оши­бок будет полез­ным услы­шать мне­ние пси­хо­лога-кон­суль­танта или пройти цикл кор­рек­ци­онно-раз­ви­ва­ю­щих занятий.

Играем, избавляясь

Суще­ствует много игр, помо­га­ю­щих бороться с пси­хо­ло­ги­че­скими про­бле­мами ребенка, в том числе сни­жа­ю­щих тре­вож­ность, кор­рек­ти­ру­ю­щих агрес­сив­ность, даю­щих уве­рен­ность и веру в себя. Эти игры вы можете само­сто­я­тельно про­во­дить с ребен­ком или с несколь­кими детьми. Вот неко­то­рые из них.

Бумаж­ный дождь

Эта игра очень полезна не только для тре­вож­ных, но и для агрес­сив­ных детей, так как поз­во­ляет выра­зить свои эмо­ции (гнев, страхи и т. д.) в соци­ально при­ем­ле­мой форме. Для игры потре­бу­ется много ненуж­ных газет или дру­гой бумаги. Жела­тельно, чтобы игра про­хо­дила в про­стор­ном поме­ще­нии, а дей­ствия ребенка были мак­си­мально спон­тан­ными. Вна­чале взрос­лый пред­ла­гает ребенку про­сто рвать бумагу, при­чем хорошо, если взрос­лый будет вклю­чен в про­цесс наравне с ребен­ком. Затем, собрав полу­чив­ши­еся куски в одну кучу, можно устро­ить бумаж­ный дождь или поиг­рать в снежки. Можно устро­ить сорев­но­ва­ние по пере­ки­ды­ва­нию бумаж­ных шари­ков. Для этого нужно раз­де­лить ком­нату на две части и рас­пре­де­лить поровну бумаж­ные шарики. По команде игроки должны пере­ки­ды­вать бумаж­ные шарики со своей тер­ри­то­рии на тер­ри­то­рию «про­тив­ника».

«Я леплю из пластилина»

Пла­стич­ность теста, глины или пла­сти­лина поз­во­ляют ребенку, с одной сто­роны, выра­жать свои эмо­ции с помо­щью этих мате­ри­а­лов, а с дру­гой – ощу­щать кон­троль над сво­ими про­из­ве­де­ни­ями. Пред­ло­жите ребенку сле­пить все, что ему хочется, пусть он рас­ска­жет, что у него полу­чи­лось. Дальше вы можете попро­сить ребенка изоб­ра­зить в глине или в тесте свои чув­ства и пере­жи­ва­ния. Можно попро­бо­вать сле­пить свой страх или злость, опа­се­ния или раз­дра­же­ние. Есте­ственно, любой спо­соб само­вы­ра­же­ния дол­жен вызы­вать только одоб­ре­ние со сто­роны роди­те­лей, ника­ких кри­ти­че­ских заме­ча­ний или ком­мен­та­риев быть не должно.

Если у вас есть пред­по­ло­же­ния о том, какая область явля­ется наи­бо­лее тре­вож­ной и трав­ма­тич­ной для ребенка (напри­мер, дет­ский сад, школа, обще­ние со сверст­ни­ками, отно­ше­ния в семье и т. д.), вы можете пред­ло­жить сле­пить ее, а дальше поста­вить целое пред­став­ле­ние. Пусть ребе­нок потру­дится, к при­меру, над фигур­ками своих домо­чад­цев, а дальше разыг­рает те сценки, кото­рые его больше всего рас­стра­и­вают или же кото­рые, с его точки зре­ния, про­ис­хо­дят чаще всего.

В подоб­ной роле­вой игре вы можете кос­нуться и про­блемы лжи. Разыг­райте ситу­а­цию, когда кто-то из героев обма­ны­вает, и попро­сите ребенка рас­ска­зать, почему так про­ис­хо­дит и какие чув­ства испы­ты­вают сам обман­щик и окру­жа­ю­щие его люди.

Мое имя

Пред­ло­жите ребенку найти такой пред­мет, кото­рому бы он мог дать свое имя. Далее ребе­нок опи­сы­вает этот пред­мет, ука­зы­вая все его поло­жи­тель­ные и отри­ца­тель­ные черты. Затем спро­сите, какие из харак­те­ри­стик под­хо­дят к нему самому. Пусть он, не опа­са­ясь нега­тив­ных реак­ций с вашей сто­роны, рас­ска­жет о своих силь­ных и сла­бых сто­ро­нах. Уме­ние при­зна­вать свои ошибки, открыто гово­рить о соб­ствен­ных досто­ин­ствах и недо­стат­ках – это пер­вый шаг на пути к чест­ному обще­нию с окру­жа­ю­щими людьми.

Апло­дис­менты

Тре­вож­ным, неуве­рен­ным в себе, испы­ты­ва­ю­щим про­блемы в обще­нии детям будет очень полезна сле­ду­ю­щая игра. Она очень про­ста, но при этом имеет боль­шой энер­ге­ти­че­ский и пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ский потен­циал. Игру жела­тельно про­во­дить в ком­па­нии сверст­ни­ков ребенка или тех людей, с кото­рыми он много обща­ется. Игра­ю­щие встают в круг. Веду­щий объ­яв­ляет, что сей­час всем пред­ста­вится заме­ча­тель­ная воз­мож­ность попри­вет­ство­вать вели­кого уче­ного (актера, худож­ника, педа­гога и т. д.), и назы­вает имя ребенка, кото­рого про­сит выйти в центр круга. Все осталь­ные встре­чают «зна­ме­ни­тость» гром­кими апло­дис­мен­тами, улыб­ками и дру­же­скими рукопожатиями.

Чудище

Эта игра помо­гает детям осво­бо­диться от гнева, агрес­сии и дру­гих нега­тив­ных пере­жи­ва­ний и при этом почув­ство­вать, что близ­кие люди любят и ценят тебя именно таким, какой ты есть. Перед игрой нужно вспом­нить или про­чи­тать сказку Акса­кова «Алень­кий цве­то­чек». Затем ребенку пред­ла­га­ется пред­ста­вить себя в образе чудища. Он может делать все, что угодно. Если есть воз­мож­ность, то нужно так орга­ни­зо­вать про­стран­ство, чтобы ребе­нок мог, не особо сдер­жи­ва­ясь, излить свои нега­тив­ные эмо­ции. Для этого важно, чтобы вокруг не было бью­щихся, легко лома­ю­щихся пред­ме­тов и дру­гих вещей, кото­рыми малыш может нане­сти вред себе или окружающим.

После того как ребе­нок вволю про­явил себя и «поху­ли­га­нил», он ложится на пол, под­тя­нув к животу колени и обняв руками голову. Взрос­лый накры­вает «чудище» тем­ной тка­нью. Затем участ­ники игры – осо­бенно важно, чтобы это сде­лали роди­тели, – нежно погла­жи­вают ребенка по спине и гово­рят ему лас­ко­вые слова. Можно про­ци­ти­ро­вать слова глав­ной геро­ини из сказки: «Я люблю тебя, мой желан­ный друг». Далее сле­дует вол­шеб­ное пре­вра­ще­ние чудища в пре­крас­ного принца. Это можно или про­сто озву­чить, под­черк­нув, что чудище на самом деле все­гда было прин­цем, или поз­во­лить ребенку на свое усмот­ре­ние разыг­рать эту часть сюжета.

Жили-были…

Эта игра помо­жет вам кос­нуться про­блем в пове­де­нии ребенка, мак­си­мально обходя его защит­ные меха­низмы и закры­тость. Дотошно пыта­ясь доко­паться до при­чины оче­ред­ного обмана, в сотый раз зада­вая вопрос: «И почему же ты опять соврал?», вы вряд ли добье­тесь поло­жи­тель­ного резуль­тата. Более эффек­тив­ный спо­соб пред­ла­гает дан­ная игра. Попро­буйте вме­сте с ребен­ком сочи­нить исто­рию о маль­чике (или девочке), кото­рый был очень похож на вашего малыша и кото­рого даже звали так же. Пусть ребе­нок нач­нет рас­ска­зы­вать о том, как жил вымыш­лен­ный герой, а вы направ­ляйте исто­рию, встав­ляя про­блем­ные ситу­а­ции, схо­жие с теми, кото­рые акту­альны для вас. Ребе­нок же дол­жен опи­сать чув­ства и пере­жи­ва­ния пер­со­нажа, обо­зна­чить его жела­ния и мотивы, а также пове­дать о том, как герой справ­ля­ется со слож­ной проблемой.

Глава 3. Какая бывает ложь

Корыстная ложь

Ложь ради выгоды, ради полу­че­ния запрет­ного удо­воль­ствия – этот тот вид неправды, кото­рый, по воз­мож­но­сти дол­жен пре­се­каться в самом начале, при пер­вых при­зна­ках зарож­де­ния подоб­ного нечест­ного пове­де­ния. На такую ложь ни в коем слу­чае нельзя закры­вать глаза, оправ­ды­вать ребенка тем, что он еще малень­кий, также будет неверно. Малыш, кото­рый спо­со­бен соврать для того, чтобы добиться жела­е­мого, вполне спо­со­бен осо­знать всю непра­виль­ность такого пове­де­ния и понять обос­но­ван­ность наказания.

Ребе­нок очень любит варе­нье и не только съел пол­банки, нару­шив запрет мамы, но и сва­лил свою вину на млад­шую сестру, кото­рая в резуль­тате полу­чила взбучку от роди­те­лей (помните рас­сказа «Фан­та­зеры» Н. Носова?). С одной сто­роны, такое пове­де­ние ука­зы­вает на про­блемы в обще­нии между чле­нами семьи: между мамой и сыном, кото­рые не могут дого­во­риться, сколько варе­нья сле­дует есть; между бра­том и сест­рой, отно­ше­ния кото­рых далеки от гар­мо­нич­ных; между мамой и доче­рью, в обще­нии кото­рых нет дове­рия и нака­за­ние вполне может найти неви­нов­ного. С дру­гой сто­роны, подоб­ные про­ступки сви­де­тель­ствуют о не менее важ­ной про­блеме нрав­ствен­ной «запу­щен­но­сти». У ребенка нет даже зачат­ков системы нрав­ствен­ных цен­но­стей и ори­ен­ти­ров, для него «хорошо» и «плохо», видимо, имеют только абстракт­ный, ничего не зна­ча­щий в реаль­ной жизни смысл.

Чтобы не допу­стить подоб­ного раз­ви­тия собы­тий и не вырас­тить из ребенка эго­и­ста и зако­ре­не­лого обман­щика, нам нужно очень вни­ма­тельно отно­ситься к пер­вым при­зна­кам зарож­де­ния пагуб­ных наклонностей.

Ложь, именно ложь, а не фан­та­зии, – это раз­дво­е­ние, дис­гар­мо­ния в чело­веке, кото­рые изна­чально ему не свой­ственны, а при­об­ре­та­ются в про­цессе раз­ви­тия и соци­а­ли­за­ции. Обман­щик делает одно, а гово­рит дру­гое, утвер­ждает, что нечто – истина, и в то же время пони­мает, что это не так. Состо­я­ние раз­дво­ен­но­сти, внут­рен­него дис­со­нанса – не из приятных.

У детей, осо­бенно малень­ких, вызы­ва­е­мые ложью пере­жи­ва­ния (тре­вога, чув­ство вины, угры­зе­ния сове­сти, страх быть ули­чен­ным) доста­точно хорошо видны со сто­роны, и вни­ма­тель­ный роди­тель обя­за­тельно обра­тит вни­ма­ние, что с сыном или доче­рью что-то не так. Важно не про­пус­кать эти пер­вые неуме­лые и непри­ят­ные для ребенка шаги по науче­нию врать с целью полу­че­ния выгоды. Когда ребе­нок про­чув­ствует на соб­ствен­ном опыте всю лег­кость и без­на­ка­зан­ность дости­же­ния жела­е­мого с помо­щью лжи, вер­нуть его на путь чест­ного пове­де­ния будет гораздо сложнее.

Как же реа­ги­ро­вать роди­те­лям, если они обна­ру­жили, что их ребе­нок, кото­рый кажется таким малень­ким и непо­сред­ствен­ным, созна­тельно обма­нул ради полу­че­ния удо­воль­ствия от вещи или события?

  1. Нач­нем с того, что ни в коем слу­чае нельзя игно­ри­ро­вать сам факт лжи, не нужно замал­чи­вать слу­чив­ше­еся или сво­дить все к шутке.
  2. Далее нужно дать ребенку воз­мож­ность самому рас­ска­зать о слу­чив­шемся и иску­пить свою вину. Не стоит делать вид, что вам ничего не известно, когда это не так. Правда, став­шая извест­ной в резуль­тате «жесто­чай­шего допроса с при­стра­стием», и правда, полу­чен­ная в резуль­тате чисто­сер­деч­ного при­зна­ния самого ребенка, очень сильно отли­ча­ются друг от друга. Если пер­вая ско­рее под­сте­ги­вает спор­тив­ный инте­рес и побуж­дает ребенка в сле­ду­ю­щий раз соврать более искусно, то вто­рая ведет к осо­зна­нию своей вины и раскаянию.
  3. Нако­нец, роди­те­лям очень важно не поз­во­лять детям поль­зо­ваться пло­дами обма­нов. Если же жела­е­мое уже достиг­нуто и ребе­нок вдо­воль насла­дился запрет­ным или неза­слу­жен­ным пло­дом, то будет спра­вед­ли­вым, если в даль­ней­шем подоб­ного удо­воль­ствия он будет на какое-то время лишен. В при­ве­ден­ном выше слу­чае с варе­ньем вполне разумно объ­яс­нить ребенку, что его посту­пок заслу­жи­вает нака­за­ния, кото­рым может быть, напри­мер, лише­ние слад­кого на бли­жай­шую неделю. Если же ложь еще и при­чи­нила вред дру­гому чело­веку, то обман­щику при­дется иску­пить свою вину и перед ним – попро­сить про­ще­ния у сестры и сде­лать для нее что-то хорошее.

Часто дети, чтобы умень­шить муки сове­сти за совер­шен­ный про­сту­пок и даль­ней­ший обман, обес­це­ни­вают зна­чи­мость совер­шен­ного. Задача роди­те­лей – пока­зать ребенку, как обстоят дела на самом деле: какие чув­ства или непри­ят­но­сти воз­никли у окру­жа­ю­щих из-за его пове­де­ния; что чув­ствуют сами роди­тели из-за того, что ребе­нок их обма­ны­вает. Конечно, не нужно чрез­мерно раз­ду­вать чув­ство вины, осо­бенно у малыша. Это может в даль­ней­шем при­ве­сти к нега­тив­ным послед­ствиям: зани­жен­ной само­оценке, ощу­ще­нию своей гло­баль­ной испор­чен­но­сти и пороч­но­сти, навяз­чи­вым стра­хам неот­вра­ти­мой рас­платы за свои дур­ные поступки.

Ложь из страха

Один из посто­ян­ных спут­ни­ков обмана – страх. Страх быть нака­зан­ным, отверг­ну­тым, непо­ня­тым, страх лишиться чего-то важ­ного для себя. Мы боимся ска­зать чело­веку правду в лицо и поэтому при­ду­мы­ваем раз­лич­ные отго­ворки, гово­рим правду только напо­ло­вину или замал­чи­ваем ее.

Как часто ложь и страх идут рука об руку! Страх тол­кает нас на обман, а тот, в свою оче­редь, вызы­вает еще боль­шую тре­вож­ность и опа­се­ния. Мы боимся жить и быть самими собой. А это неиз­бежно при­во­дит к тому, что мы вынуж­дены иска­жать или пред­став­ле­ния об окру­жа­ю­щей дей­стви­тель­но­сти, или наш соб­ствен­ный образ в гла­зах дру­гих людей. Мы рады обма­ны­ваться сами только потому, что очень страшно под­нять глаза и взгля­нуть в лицо реаль­ному поло­же­нию дел.

Очень часто нам с дет­ства вну­шают, что мы недо­ста­точно хороши, и поэтому мы боимся пока­зать свое насто­я­щее лицо даже самым близ­ким людям. Мы наде­ваем маски доб­ро­де­тель­но­сти, «пра­виль­но­сти», соци­аль­ной одоб­ря­е­мо­сти, запре­щая себе про­яв­лять свои истин­ные чув­ства, реа­ли­зо­вы­вать жела­ния и потреб­но­сти. Со вре­ме­нем эти маски так при­рас­тают к нашему лицу, что нам уже не опре­де­лить, где мы сами, а где при­ду­ман­ный образ. Жить так намного легче, вот только вся твор­че­ская сила нашей инди­ви­ду­аль­но­сти, вся наша само­быт­ность и непо­вто­ри­мость ухо­дят на вто­рой план, а потом и совсем исчезают.

Есть инте­рес­ная сказка Ольги Иль­ченко, в кото­рой мета­фо­ри­че­ски точно опи­сано род­ство двух таких явле­ний, как страх и обман. Я уве­рена, что ее будет полезно про­чи­тать любому взрос­лому: и для луч­шего пони­ма­ния нечест­ного пове­де­ния ребенка, и для более пол­ного пред­став­ле­ния о том, что же такое ложь и каковы ее причины.

О. Иль­ченко. Сказка про обман

Никто и нико­гда не дога­дался бы, что Страх дово­дится ему род­ствен­ни­ком. По срав­не­нию с жал­ким, скрю­чен­ным, оттал­ки­ва­ю­щего вида Стра­хом Обман был насто­я­щим кра­сав­цем. Яркий, эле­гант­ный, с утон­чен­ными мане­рами и при­тя­га­тель­ной улыб­кой, он в любом обще­стве с момента сво­его появ­ле­ния ста­но­вился все­об­щим любимцем.

Его вовремя и к месту най­ден­ное слово могло уто­лить печали или вдох­но­вить на победу, обра­до­вать или успо­ко­ить. Своей искро­мет­ной речью он кру­жил головы и поко­рял сердца, жон­гли­ро­вал настро­е­ни­ями и умами, звал и увле­кал. Даже имя у него было обво­ла­ки­ва­ю­щим и маня­щим – Обман.

Непре­взой­ден­ным талан­том Обмана была его спо­соб­ность делать щед­рые подарки. Каза­лось, он мог напол­нить жизнь любого новыми яркими крас­ками или вер­нуть ей поте­рян­ный смысл. Каж­дый полу­чал то, в чем больше всего нуж­дался. И потому было так тяжело рас­ста­ваться с Обма­ном. Как ни про­сили, он не мог задер­жаться, встречи закан­чи­ва­лись – как это часто бывает, тем более когда чему-то осо­бенно рад – в самый непод­хо­дя­щий момент.

Обман все­гда спе­шил и не мог изме­нить ско­ро­теч­ность своих визи­тов. Никак нельзя было обой­тись без этой, так сбли­жа­ю­щей его со Стра­хом тороп­ли­во­сти. Потому что только она спа­сала его от разоблачения.

У Обмана была Тайна. В сущ­но­сти, Обман был кем-то вроде обо­ротня или даже вам­пира, на Днев­ном Свете пре­вра­ща­ю­ще­гося в ничтож­ное и ник­чем­ное суще­ство, почти неот­ли­чи­мое от стар­шего брата – Страха. Обман нена­ви­дел свое род­ство, свои мета­мор­фозы, свою сущ­ность, точ­нее, то дро­жа­щее сла­бое нутро, кото­рое неиз­менно побеж­дало. Попытки срав­нить себя с закол­до­ван­ным прин­цем или супер­ме­ном при­но­сили мало уте­ше­ния, потому что даже самому Обману каза­лись слиш­ком надуманными.

Един­ствен­ной радо­стью были минуты той дру­гой, бле­стя­щей жизни, роль щед­рого меце­ната, раз­да­ю­щего подарки направо и налево, ладно скро­ен­ный костюм героя и спа­са­теля душ.

Обман бежал, летел, мчался, чтобы успеть насла­диться момен­тами сво­его Яркого Бытия, пока не про­бьет его час, и успеть скрыться, когда неумо­ли­мое Время сде­лает его Ничем.

В этот самый миг все его подарки рас­сы­па­лись, пре­вра­ща­ясь в прах, а сам он заби­вался в самый даль­ний и тем­ный угол, чтобы не выдать свою сла­бость и не слы­шать плач и душе­раз­ди­ра­ю­щие стоны тех, кто только что лишился Веры и его осле­пи­тель­ных даров.

Тогда стыд, подав­лен­ность и бес­по­мощ­ность могиль­ной пли­той нава­ли­ва­лись на став­шее хлип­ким тельце. И он был вынуж­ден теперь лежать тихо и непо­движно до Нового Заката, пока не почув­ствует в себе силы окреп­нуть, став для кого-то снова желан­ным, щед­рым и Почти героем.

Очень часто взрос­лые начи­нают бороться с ложью ребенка, в то время как нужно убрать его при­чину – в дан­ном слу­чае страх. Это то же самое, что лечить симп­томы болезни, не заду­мы­ва­ясь о внут­рен­них, более слож­ных и важ­ных меха­низ­мах недуга. Эффект от такого лече­ния если и будет, то мини­маль­ный. Болезнь может зата­иться, но обя­за­тельно про­явит себя или через неко­то­рое время, или несколько дру­гим способом.

Без­апел­ля­ци­онно нака­зы­вая ребенка за обман, мы зача­стую льем воду на мель­ницу даль­ней­шего раз­ви­тия страха и, как след­ствие, все боль­шей и боль­шей лжи. Поста­рай­тесь сна­чала выявить пер­во­при­чину нечест­ного пове­де­ния, а не ломать копья об закры­тость и отстра­нен­ность Пети или Гали. Воз­можно, вы смо­жете стать дру­гом вашему ребенку в этом нелег­ком деле – борьбе с дет­скими стра­хами. Тогда во лжи для ребенка не будет смысла и эта про­блема раз­ре­шится сама собой.

Чтобы побе­дить страх, сна­чала нужно понять, с чем он свя­зан, какие ситу­а­ции вызы­вают у ребенка бес­по­кой­ство, опа­се­ния, тре­вогу. Для этого вы можете пред­ло­жить ребенку пси­хо­ло­ги­че­ский тест, цель кото­рого – опре­де­лить, насколько высока тре­вож­ность чело­века в опре­де­лен­ных жиз­нен­ных ситу­а­циях. Мето­дика поз­во­ляет выде­лить обла­сти дей­стви­тель­но­сти, явля­ю­щи­еся стрес­со­выми для ребенка, харак­те­ри­зу­ю­щи­еся боль­шим коли­че­ством стра­хов и переживаний.

С помо­щью дан­ного теста вы можете опре­де­лить не только общий уро­вень тре­вож­но­сти ребенка, но и понять, в какой обла­сти для него таится наи­боль­шее коли­че­ство стра­хов, что вызы­вает стресс и жела­ние защи­тить себя, ино­гда с помо­щью обма­нов или дру­гого небла­го­вид­ного поведения:

  • обще­ние с учи­те­лями и вообще школь­ное обу­че­ние (школь­ная тревожность);
  • отно­ше­ния со сверст­ни­ками, с кото­рыми ребенку очень сложно найти кон­такт и вза­и­мо­по­ни­ма­ние (меж­лич­ност­ная тревожность);
  • отно­ше­ние к самому себе, кото­рое также таит массу кон­флик­тов и нега­тив­ных пере­жи­ва­ний (само­оце­ноч­ная тревожность).

Уровень тревожности у школьников

Инструк­ция. Ниже пере­чис­лены ситу­а­ции, с кото­рыми вы часто встре­ча­е­тесь в жизни. Неко­то­рые из них могут быть для вас непри­ят­ными, вызвать вол­не­ние, бес­по­кой­ство, тре­вогу, страх. Вни­ма­тельно про­чи­тайте каж­дое пред­ло­же­ние и напи­шите рядом одну из цифр: 0, 1, 2, 3, 4.

  • Если ситу­а­ция совер­шенно не кажется вам непри­ят­ной, напи­шите цифру 0.
  • Если немного вол­нует, бес­по­коит вас – цифру 1.
  • Если ситу­а­ция доста­точно непри­ятна и вызы­вает такое бес­по­кой­ство, что вы пред­по­чли бы избе­жать ее, напи­шите цифру 2.
  • Если она для вас очень непри­ятна и вызы­вает силь­ное бес­по­кой­ство, тре­вогу, страх, напи­шите цифру 3.
  • Если ситу­а­ция для вас крайне непри­ятна, если вы не можете пере­не­сти ее и она вызы­вает у вас очень силь­ное бес­по­кой­ство, очень силь­ный страх, напи­шите цифру 4.

Ваша задача – пред­ста­вить себе как можно яснее каж­дую ситу­а­цию и напи­сать рядом ту цифру, в какой сте­пени эта ситу­а­ция может вызы­вать у вас опа­се­ние, бес­по­кой­ство, тре­вогу или страх.

Пере­чень ситуаций

  1. Отве­чать у доски.
  2. Пойти в дом к незна­ко­мым людям.
  3. Участ­во­вать в сорев­но­ва­ниях, кон­кур­сах, олимпиадах.
  4. Раз­го­ва­ри­вать с дирек­то­ром школы.
  5. Думать о своем будущем.
  6. Учи­тель смот­рит по жур­налу, кого бы спросить.
  7. Тебя кри­ти­куют, в чем-то упрекают.
  8. На тебя смот­рят, когда ты что-нибудь дела­ешь (наблю­дают за тобой во время работы, реше­ния задачи).
  9. Писать кон­троль­ную работу.
  10. После кон­троль­ной учи­тель назы­вает отметки.
  11. На тебя не обра­щают внимания.
  12. У тебя что-то не получается.
  13. Ждать роди­те­лей с роди­тель­ского собрания.
  14. Тебе гро­зит неуспех, провал.
  15. Слы­шать за своей спи­ной смех.
  16. Сда­вать экза­мены в школе.
  17. На тебя сер­дятся (непо­нятно почему).
  18. Высту­пать перед боль­шой аудиторией.
  19. Пред­стоит важ­ное, реша­ю­щее дело.
  20. Не пони­ма­ешь объ­яс­не­ний учителя.
  21. С тобой не согласны, про­ти­во­ре­чат тебе.
  22. Срав­ни­вать себя с другими.
  23. Про­ве­ря­ются твои способности.
  24. Тебя вос­при­ни­мают как маленького.
  25. На уроке учи­тель неожи­данно задает тебе вопрос.
  26. Замол­чали, когда ты подо­шел (подо­шла).
  27. Оце­ни­ва­ется твоя работа.
  28. Дума­ешь о своих делах.
  29. Тебе надо при­нять для себя решение.
  30. Не можешь спра­виться с домаш­ним заданием.

Мето­дика вклю­чает ситу­а­ции трех типов:

  • свя­зан­ные со шко­лой, обще­нием с учителями;
  • акту­а­ли­зи­ру­ю­щие пред­став­ле­ние о себе;
  • обще­ния.

Соот­вет­ственно виды тре­вож­но­сти, выяв­ля­е­мые с помо­щью дан­ного теста, обо­зна­чены: школь­ная, само­оце­ноч­ная, меж­лич­ност­ная. Дан­ные о рас­пре­де­ле­нии пунк­тов шкалы пред­став­лены в таблице.

Под­счи­ты­ва­ется общая сумма бал­лов отдельно по каж­дому раз­делу шкалы и по шкале в целом. Полу­чен­ные резуль­таты интер­пре­ти­ру­ются в каче­стве пока­за­те­лей уров­ней соот­вет­ству­ю­щих видов тре­вож­но­сти, пока­за­тель по всей шкале – как общий уро­вень тре­вож­но­сти. Опре­де­лить уро­вень тре­вож­но­сти ребенка можно по сле­ду­ю­щей таб­лице, в кото­рой учи­ты­ва­ются пол, воз­раст ребенка, а также коли­че­ство бал­лов, набран­ное по каж­дой шкале.

Осо­бого вни­ма­ния тре­буют прежде всего дети с высо­кой и очень высо­кой общей тре­вож­но­стью, кото­рая может порож­даться либо реаль­ным небла­го­по­лу­чием ребенка в наи­бо­лее зна­чи­мых обла­стях дея­тель­но­сти и обще­ния, либо суще­ство­вать как бы вопреки объ­ек­тивно бла­го­по­луч­ному поло­же­нию, явля­ясь след­ствием опре­де­лен­ных лич­ност­ных кон­флик­тов, нару­ше­ний в раз­ви­тии само­оценки и т. п.

Послед­ние слу­чаи очень важны, поскольку они нередко про­хо­дят мимо вни­ма­ния учи­те­лей и роди­те­лей. Подоб­ную тре­вож­ность часто испы­ты­вают школь­ники, кото­рые хорошо и даже отлично учатся, ответ­ственно отно­сятся к учебе, обще­ствен­ной жизни, школь­ной дис­ци­плине. Однако это види­мое бла­го­по­лу­чие доста­ется им неоправ­данно высо­кой ценой и чре­вато сры­вами, осо­бенно при рез­ком услож­не­нии дея­тель­но­сти. У таких школь­ни­ков отме­ча­ются выра­жен­ные веге­та­тив­ные реак­ции, нев­розо­по­доб­ные и пси­хо­со­ма­ти­че­ские нарушения.

Тре­вож­ность в этих слу­чаях часто порож­да­ется кон­фликт­но­стью само­оценки, нали­чием в ней про­ти­во­ре­чия между высо­кими при­тя­за­ни­ями и доста­точно силь­ной неуве­рен­но­стью в себе. Подоб­ный кон­фликт, застав­ляя детей посто­янно доби­ваться успеха, одно­вре­менно мешает им пра­вильно оце­нить его, порож­дая чув­ство посто­ян­ной неудо­вле­тво­рен­но­сти, неустой­чи­во­сти, напря­жен­но­сти. Это ведет к гипер­тро­фии потреб­но­сти в дости­же­нии, к тому, что она при­об­ре­тает нена­сы­ща­е­мый харак­тер, след­ствием чего явля­ются отме­ча­е­мые учи­те­лями и роди­те­лями пере­грузка, пере­на­пря­же­ние, выра­жа­ю­щи­еся в нару­ше­ниях вни­ма­ния, сни­же­нии рабо­то­спо­соб­но­сти, повы­шен­ной утомляемости.

Есте­ственно, что в зави­си­мо­сти от реаль­ного поло­же­ния ребенка среди сверст­ни­ков, его успеш­но­сти в обу­че­нии и т. п. выяв­лен­ная высо­кая (или очень высо­кая) тре­вож­ность будет тре­бо­вать раз­лич­ных спо­со­бов кор­рек­ции. Если в слу­чае реаль­ной неуспеш­но­сти работа во мно­гом должна быть направ­лена на фор­ми­ро­ва­ние необ­хо­ди­мых навы­ков работы, обще­ния, кото­рые поз­во­лят пре­одо­леть эту неуспеш­ность, то во вто­ром слу­чае – на кор­рек­цию само­оценки, пре­одо­ле­ние внут­рен­них конфликтов.

Сле­дует также обра­тить вни­ма­ние на детей, харак­те­ри­зу­ю­щихся, условно говоря, «чрез­мер­ным спо­кой­ствием», осо­бенно на те слу­чаи, когда оценки по всей шкале не пре­вы­шают 5 бал­лов. Подоб­ная нечув­стви­тель­ность к небла­го­по­лу­чию носит, как пра­вило, ком­пен­са­тор­ный, защит­ный харак­тер и пре­пят­ствует пол­но­цен­ному фор­ми­ро­ва­нию лич­но­сти. Ребе­нок как бы не допус­кает непри­ят­ный опыт в созна­ние. Види­мое эмо­ци­о­наль­ное бла­го­по­лу­чие в этом слу­чае сохра­ня­ется ценой неадек­ват­ного отно­ше­ния к дей­стви­тель­но­сти, отри­ца­тельно ска­зы­ва­ясь и на про­дук­тив­но­сти деятельности.

Поняв, в какой сфере ребенку труд­нее всего достичь гар­мо­нии и спо­кой­ствия, вам будет легче сов­мест­ными уси­ли­ями решить про­блему. Это помо­жет и сни­зить уро­вень тре­воги ребенка, и уве­ли­чить сте­пень дове­рия и откры­то­сти в ваших с ним отношениях.

Какие страхи чаще всего толкают ребенка на обман

Прежде всего это страх быть нака­зан­ным за совер­шен­ный про­сту­пок. При­чем ребе­нок может бояться не только телес­ных нака­за­ний, кото­рых мно­гие роди­тели ста­ра­ются избе­гать, но и таких взыс­ка­ний, как: крик, дол­гие нота­ции о нрав­ствен­но­сти, запрет на обще­ние с дру­зьями или на люби­мое вре­мя­пре­про­вож­де­ние, лише­ние дол­го­ждан­ных подар­ков и при­ят­ных событий.

Чтобы ложь не была след­ствием страха нака­за­ний и не усу­губ­ляла и без того слож­ное поло­же­ние ребенка, поста­рай­тесь, чтобы с самого ран­него воз­раста сын или дочь пони­мали спра­вед­ли­вость нака­за­ния и ощу­щали при­чинно-след­ствен­ную связь между поступ­ком и дей­стви­ями роди­те­лей. Хорошо, если вы вме­сте с ребен­ком смо­жете опре­де­лить, какое нака­за­ние будет чест­ным за то или иное совер­шен­ное зло­де­я­ние, и в даль­ней­шем будете при­дер­жи­ваться уста­нов­лен­ных правил.

Часто ребенка стра­шат не сами вос­пи­та­тель­ные дей­ствия со сто­роны роди­те­лей, а неопре­де­лен­ность, непо­ни­ма­ние, что будет, когда роди­тели узнают. Поэтому ребе­нок будет все больше и больше запу­ты­ваться в пау­тине обма­нов, лишь бы отсро­чить момент взыс­ка­ния за соде­ян­ное. Если же ребе­нок знает, что за полу­чен­ную двойку ему при­дется потра­тить два допол­ни­тель­ных часа на под­го­товку уро­ков, а за порван­ные штаны – помочь маме по хозяй­ству, то боль­шого смысла в при­ду­мы­ва­нии неве­ро­ят­ных небы­лиц или в сокры­тии про­изо­шед­шего у него не будет. Смысла ста­но­вится еще меньше, если ребе­нок четко пони­мает, что при обна­ру­же­нии его про­ступка и даль­ней­ших обма­нов, нака­за­ние будет и за то и за другое.

Еще несколько слов о том, как лучше не нака­зы­вать ребенка. К сожа­ле­нию, часто, сами того не заме­чая, мы сво­ими сло­вами, сво­ими попыт­ками досту­чаться до сове­сти про­ви­нив­ше­гося только ухуд­шаем ситу­а­цию. Мы в запале гово­рим то, что не только не исправ­ляет поло­же­ние дел, но и ведет к даль­ней­шему нарас­та­нию кон­фликта и усу­губ­ле­нию про­блем. Вот несколько типов выска­зы­ва­ний, кото­рых нужно обя­за­тельно избе­гать в обще­нии с ребенком:

  • обли­че­ние лич­но­сти про­ви­нив­ше­гося, ука­за­ние на недо­статки в целом, а не на кон­крет­ные ошибки в пове­де­нии («Ты бес­со­вест­ный» вме­сто «Ты вел себя так, как будто тебе не стыдно за свое поведение»);
  • наве­ши­ва­ние «ярлы­ков» вме­сто объ­яс­не­ния своих чувств и реак­ций («Ты лен­тяй!» вме­сто «Я очень пере­жи­ваю, что вчера ты не захо­тел хоро­шенько под­го­то­виться к контрольной»);
  • срав­не­ния со зна­чи­мым чело­ве­ком («Весь в отца – такой же обман­щик и болтун»);
  • исполь­зо­ва­ние все­воз­мож­ных про­ро­честв («Вот помяни мое слово: твоя ложь тебя погубит»);
  • частые апел­ля­ции к про­шлому («Ты, как и раньше, не сдер­жал сво­его обещания»);
  • обоб­ще­ния («Ты ничего не умеешь»);
  • скры­тое, порой и от самого гово­ря­щего, про­грам­ми­ро­ва­ние и вну­ше­ние («Если ты сей­час меня так обма­ны­ва­ешь, то что будет дальше?»).

Кроме страха быть нака­зан­ным не менее важен страх поте­рять рас­по­ло­же­ние и любовь зна­чи­мых людей, чаще всего роди­те­лей или сверст­ни­ков. Ребе­нок может думать, что недо­ста­точно хорош, чтобы его любили и ува­жали таким, какой он есть, и поэтому всеми доступ­ными сред­ствами пыта­ется при­укра­сить свои заслуги и лич­ные каче­ства. О нехватке любви и вни­ма­ния со сто­роны роди­те­лей как одной из основ­ных при­чин обма­нов речь шла выше. Здесь же под­черк­нем, что этот страх может при­об­ре­тать навяз­чи­вый харак­тер и от него бывает очень сложно изба­виться даже во взрос­лом воз­расте. Неуве­рен­ные, испы­ты­ва­ю­щие про­блемы в обще­нии со сверст­ни­ками дети могут пытаться повы­сить свой ста­тус в группе, при­пи­сы­вая себе чужие заслуги, окру­жая себя орео­лом необы­чай­ных спо­соб­но­стей и дости­же­ний. Ребе­нок боится быть отверг­ну­тым и, как след­ствие, остаться в оди­но­че­стве, поэтому готов не только солгать, но и украсть, лишь бы заслу­жить при­зна­ние в группе сверстников.

Я знаю одну вполне бла­го­по­луч­ную семью, в кото­рой роди­тели были пора­жены неожи­дан­ным пове­де­нием сво­его деся­ти­лет­него сына, все­гда очень пра­виль­ного и вос­пи­тан­ного маль­чика. Нача­лось все с того, что у мамы стали про­па­дать деньги из кошелька. Роди­тели еще долго бы ломали голову, каким обра­зом испа­ря­ются денеж­ные купюры, если бы одна­жды слу­чайно не застали сына за этим небла­го­вид­ным делом. Добиться от него, зачем ему были нужны деньги и куда он их тра­тил, было очень сложно. Но в итоге все-таки выяс­ни­лось, что у маль­чика были неко­то­рые про­блемы в обще­нии со сверст­ни­ками и он не мог похва­статься боль­шим коли­че­ством дру­зей. Чтобы как-то изме­нить ситу­а­цию, юный Робин Гуд заби­рал деньги у обес­пе­чен­ных роди­те­лей и поку­пал на них сла­сти и дру­гие подарки для своих товарищей.

Еще один вид стра­хов, зача­стую при­во­дя­щий к обма­нам, – страх быть непо­ня­тым. Очень часто в семьях, в кото­рых роди­тели не могут похва­статься высо­ким уров­нем вза­и­мо­по­ни­ма­ния и дове­рия, дети счи­тают, что им легче обма­нуть, чем досту­чаться до мира взрос­лых и объ­яс­нить свои чув­ства и потреб­но­сти. Зачем нажи­вать себе лиш­ние про­блемы, когда можно ска­зать то, что роди­тели хотят услы­шать и с удо­воль­ствием сочтут за правду? И дело здесь не в том, что ребе­нок коры­сти ради готов соврать самым близ­ким людям, а в том, что он про­сто устал наби­вать себе шишки о стену роди­тель­ского невни­ма­ния и неже­ла­ния понять и услышать.

Ложь и внешнее влияние

Все мы живем в обще­стве и, без­условно, нахо­димся под его вли­я­нием. Только в исклю­чи­тель­ных слу­чаях чело­веку уда­ется выбраться из-под гнета тех нрав­ствен­ных уста­но­вок, пра­вил обще­ния, сте­рео­ти­пов пове­де­ния, кото­рые царят сна­чала в его семье, затем в обра­зо­ва­тель­ном учре­жде­нии, потом в ком­па­нии дру­зей, на работе и в дру­гих все­воз­мож­ных соци­аль­ных инсти­ту­тах. Чело­век «лепится» в соот­вет­ствии с тем, что при­нято в его среде. Есте­ственно, среда может быть про­ти­во­ре­чи­вой, и тогда чело­век будет выби­рать более под­хо­дя­щие и более важ­ные для него образцы для под­ра­жа­ния и правила.

Уже с рож­де­ния ребе­нок видит, как обща­ются его роди­тели и дру­гие близ­кие люди. И вся эта инфор­ма­ция хра­нится в глу­бо­ких кла­до­вых его памяти, откуда в свой час будет вынута и ока­жет непо­сред­ствен­ное вли­я­ние на поступки и дей­ствия. И если в семье при­нято под­сла­щи­вать горь­кую правду ложью, скры­вать истину ради соб­ствен­ного бла­го­по­лу­чия, наде­вать маски при каж­дом удоб­ном слу­чае, то ребенку вырасти апо­ло­ге­том чест­но­сти будет чрез­вы­чайно трудно. Нельзя забы­вать, что дети очень легко учатся лгать, осо­бенно когда при­мер подают зна­чи­мые, авто­ри­тет­ные для них люди.

Еще больше под­вод­ных кам­ней таится в обще­нии со сверст­ни­ками, осо­бенно в под­рост­ко­вом воз­расте. Мне­ние дру­зей, ува­же­ние к тебе в ком­па­нии, отно­ше­ние той самой девочки, ради кото­рой горы свер­нешь, настолько важны для под­ростка, что он готов не только соврать, но совер­шить и более серьез­ные нару­ше­ния морали. Стрем­ле­ние быть как все, не уда­рить в грязь лицом и не пока­зать себя мамень­ки­ным сын­ком может при­во­дить к тому, что ребе­нок начи­нает врать даже не для полу­че­ния какой-то выгоды, а для опре­де­лен­ного бахваль­ства, демон­стра­ции своей взрос­ло­сти и неза­ви­си­мо­сти. К слову ска­зать, в ком­па­ниях ребе­нок зача­стую при­об­ре­тает не только склон­ность ко лжи, но и дру­гие дур­ные при­вычки: тягу к куре­нию, к упо­треб­ле­нию спирт­ных напит­ков, к все­воз­мож­ным ком­пью­тер­ным играм и игро­вым автоматам.

Но из всего выше­ска­зан­ного нельзя сде­лать одно­знач­ный вывод, что ребенка нужно любой ценой огра­дить от вли­я­ния «улицы» и небла­го­на­деж­ных това­ри­щей. К сожа­ле­нию, мы не смо­жем создать для своих детей иде­аль­ный мир, в кото­ром царят добро, чест­ность, спра­вед­ли­вость. Рано или поздно ребенку при­дется выйти в окру­жа­ю­щий мир и столк­нуться со всеми ее непри­вле­ка­тель­ными и соблаз­ни­тель­ными сто­ро­нами. Весь вопрос в том, в каком воз­расте он это сде­лает и будет ли у него к тому вре­мени сфор­ми­ро­ван так назы­ва­е­мый нрав­ствен­ный имму­ни­тет к «тем­ной» сто­роне нашей дей­стви­тель­но­сти. Зало­жить же в ребенке чет­кую систему нрав­ствен­ных цен­но­стей и ори­ен­ти­ров могут прежде всего родители.

Ста­ра­ясь, чтобы ребе­нок как можно позже оку­нулся в реаль­ный мир, ограж­дая его от вли­я­ния улицы, мы очень часто допус­каем ошибку, и суть ее в сле­ду­ю­щем. Когда ребе­нок 10 лет вый­дет во двор и встре­тит там маль­чи­шек, кото­рые будут его под­стре­кать к какому-либо непра­виль­ному пове­де­нию, тому же обману, то ему, еще ощу­ща­ю­щему тес­ную связь с роди­те­лями и не всту­пив­шему в пору отри­ца­ния всех взрос­лых пра­вил и догм, будет гораздо проще про­ти­во­сто­ять этому дур­ному вли­я­нию. При необ­хо­ди­мо­сти он вполне может обра­титься за помо­щью к взрос­лым, при этом не ощу­щая свою «дет­скость» и неса­мо­сто­я­тель­ность. Таким обра­зом ребе­нок научится про­ти­во­сто­ять всему тому, что кажется ему невер­ным, и в даль­ней­шем смо­жет уве­ренно гово­рить «нет».

Если же ребе­нок впер­вые почув­ство­вал сво­боду и вырвался из-под кон­троля в 15–16 лет, когда во всю бун­тует его инди­ви­ду­аль­ность и от потреб­но­сти в неза­ви­си­мо­сти и само­сто­я­тель­но­сти никуда не деться, то для него «улица» ста­нет свое­об­раз­ным убе­жи­щем от мно­го­чис­лен­ных «хорошо – плохо» взрос­лого мира и он легко может согла­ситься на неко­то­рое нару­ше­ние своих прин­ци­пов. Поэтому мне кажется, что нужно поз­во­лять сыну или дочери стал­ки­ваться с раз­ными, пусть и непри­гляд­ными, явле­ни­ями дей­стви­тель­но­сти, помо­гать им фор­ми­ро­вать устой­чи­вость к дур­ному вли­я­нию. Но при этом важно, чтобы ребе­нок все­гда ощу­щал, что есть тихая гавань – его семья, в кото­рую он все­гда может прийти за помо­щью и поддержкой.

Вли­я­ние среды, вли­я­ние улицы может быть и не настолько мяг­ким, что ребе­нок может сам выби­рать, как ему посту­пать. Бывает, что при­чина обмана или дру­гого небла­го­вид­ного поступка кро­ется не в стрем­ле­нии под­ра­жать или быть таким, как все, а в жест­ком дав­ле­нии, при­нуж­де­нии со сто­роны дру­гого чело­века. В таких ситу­а­циях дети могут бояться честно рас­ска­зать о моти­вах сво­его пове­де­ния и ука­зать на дей­стви­тельно вино­ва­того. К сожа­ле­нию, в шко­лах нередко дети под­вер­га­ются угро­зам и дав­ле­нию со сто­роны одно­класс­ни­ков или стар­ше­класс­ни­ков, в дво­ро­вых ком­па­ниях это явле­ние еще более частое. Так что перед тем, как обру­шить на про­ви­нив­ше­гося пра­вед­ный гнев за рас­кры­тую ложь, узнайте, все ли вам известно о дан­ной ситу­а­ции и нет ли кого-то или чего-то, что заста­вило ребенка посту­пить именно таким образом.

Кроме лжи, вызван­ной вли­я­нием дру­гих людей, есть ложь, обу­слов­лен­ная при­ня­тыми в соци­уме зако­нами и ожи­да­ни­ями. Мы с ран­него дет­ства учим ребенка быть веж­ли­вым, так­тич­ным и отнюдь не все­гда гово­рить то, что дума­ешь и чув­ству­ешь. Малень­кий чело­век при­об­ре­тает при­вычку под­стра­и­ваться под сло­жив­шу­юся соци­аль­ную систему, чтобы быть успеш­ным в ней.

Неко­то­рые фило­софы утвер­ждают, что чело­ве­че­ской при­роде вообще свой­ственна лжи­вость. Но и без фило­соф­ских трак­та­тов мы без труда сой­демся во мне­нии, что ложь – это часть жизни любого вос­пи­тан­ного чело­века и пред­ста­вить обще­ство без нее невоз­можно. Чув­ство такта, пра­вила хоро­шего тона, жела­ние не оби­деть собе­сед­ника и много дру­гих зако­нов обще­ния – все они под­ра­зу­ме­вают, что чело­век гово­рит не столько правду, сколько то, что поло­жено в дан­ной ситу­а­ции. В боль­шей или мень­шей сте­пени мы обща­емся друг с дру­гом на уровне масок, зача­стую не поз­во­ляя себе выра­жать искрен­ние чув­ства и выска­зы­вать нестан­дарт­ные, не впи­сы­ва­ю­щи­еся в при­выч­ные рамки мысли и убеждения.

Давайте пред­ста­вим, что в один пре­крас­ный момент ложь как посто­ян­ный спут­ник чело­ве­че­ского обще­ния будет пол­но­стью иско­ре­нена и все мы пре­вра­тимся в супер­чест­ных, не опус­ка­ю­щихся до лукав­ства и полу­правды побор­ни­ков истины. Зву­чит кра­сиво, но как же тогда пре­сло­ву­тая вос­пи­тан­ность, забота о чув­ствах и пере­жи­ва­ниях окружающих?

Хорошо ли будет, если ребе­нок в ответ на поздрав­ле­ния и пода­рок открыто выска­жет свое разо­ча­ро­ва­ние и недо­воль­ство игруш­кой? Или в гостях у дру­зей роди­те­лей будет кри­ти­ко­вать подан­ные уго­ще­ния и утвер­ждать, что его-то мама гото­вит в сто раз лучше, а это вообще есть невоз­можно? Кстати, научить детей, осо­бенно малень­ких, веж­ли­во­сти и так­тич­но­сти бывает очень сложно. И это несмотря на то, что они могут отли­чаться не только раз­ви­тым вооб­ра­же­нием и речью, но и склон­но­стью несколько при­врать и преувеличить.

Пси­хо­логи ука­зы­вают на опас­ность стрем­ле­ния роди­те­лей вос­пи­тать в ребенке уме­ние под­стра­и­ваться под раз­ные усло­вия, взгляды и мне­ния дру­гих людей. В боль­шин­стве слу­чаев, когда взрос­лый при­спо­саб­ли­ва­ется к дру­гому чело­веку, и сле­до­ва­тельно, хотя бы отча­сти лжет, он хорошо знает, что делает, то есть наме­ренно наде­вает маску. Его лич­ность уже сло­жи­лась, взгляды и вкусы опре­де­ли­лись, и если он отка­зы­ва­ется от них, то только вре­менно. Наедине с самим собой чело­век тот же, преж­ний, и, может быть, даже сме­ется в душе над тем, к кому под­ла­жи­ва­ется. Когда необ­хо­ди­мость в при­спо­соб­ле­нии отпа­дает, он выска­зы­ва­ется и дей­ствует искренне.

Гораздо глубже и опас­нее под­ла­жи­ва­ние вли­яет на ребенка. Его лич­ность еще не сфор­ми­ро­ва­лась, убеж­де­ния в пол­ной мере не опре­де­ли­лись. При­спо­саб­ли­ва­ясь к дру­гим людям, ребе­нок гораздо больше про­ни­ка­ется их взгля­дами, силь­нее под­да­ется их воз­дей­ствию, чем взрос­лый. Та маска, кото­рую дети, часто не отда­вая себе отчета, наде­вают на себя, как бы при­рас­тает к ним и мешает пра­виль­ному фор­ми­ро­ва­нию их соб­ствен­ного, свое­об­раз­ного внут­рен­него мира (Гера­сина Е., 2006).

Осо­бенно опас­ным стрем­ле­ние к соци­аль­ной «одоб­ря­е­мо­сти» может быть в под­рост­ко­вом воз­расте. В этом воз­расте дети ищут свое насто­я­щее лицо, само­утвер­жда­ются, несмотря на все писа­ные и непи­са­ные законы обще­ния и рамки при­ли­чия. И нам нужно поста­раться не убить дол­гими нота­ци­ями это жела­ние быть самим собой и поз­во­лить ребенку быть «неудоб­ным», нару­ша­ю­щим спо­кой­ствие и бла­го­при­стой­ность мира взрос­лых. Конечно, силь­ная лич­ность и без нашего поз­во­ле­ния ска­жет и сде­лает то, что счи­тает нуж­ным, пусть и вызвав тем самым кон­фликт с ничего не пони­ма­ю­щими роди­те­лями. Но, во-пер­вых, не все дети видят в таком про­ти­во­бор­стве смысл, и со вре­ме­нем они так при­вы­кают к ожи­да­е­мому и выгод­ному для себя пове­де­нию, что очень хорошо впи­сы­ва­ются в сло­жив­шу­юся соци­аль­ную систему, ничем не выда­вая свою ори­ги­наль­ность и непо­вто­ри­мость. Во-вто­рых, нет смысла обост­рять и так чаще всего непро­стые отно­ше­ния между под­рост­ком и нами, людьми, умуд­рен­ными жиз­нен­ным опытом.

Поэтому роди­те­лям, стре­мя­щимся вырас­тить гар­мо­нич­ную и высо­ко­нрав­ствен­ную лич­ность, при­дется искать пре­сло­ву­тую золо­тую сере­дину и в каж­дом кон­крет­ном слу­чае решать вме­сте с ребен­ком, где необос­но­ван­ная кон­фликт­ность и борьба с вет­ря­ными мель­ни­цами, а где – при­спо­соб­лен­че­ство и потеря соб­ствен­ного лица.

Хвастовство

Еще один вид дет­ской лжи – хва­стов­ство несу­ще­ству­ю­щими дости­же­ни­ями, бахваль­ство, воз­ни­ка­ю­щее тогда, когда малыши хро­ни­че­ски неуспешны в том, что состав­ляет глав­ную цен­ность не для них самих, а для их роди­те­лей. Дети в этом слу­чае явля­ются жерт­вами тще­сла­вия взрос­лых. От них слиш­ком много ждут, а они не в состо­я­нии оправ­дать этих надежд и затра­чен­ных средств. Мы может отда­вать детей в мно­го­чис­лен­ные кружки, нани­мать для них педа­го­гов и репе­ти­то­ров, а потом рас­те­рянно раз­во­дить руками, не дождав­шись от, каза­лось, пода­ю­щего надежды ребенка каких-либо зна­чи­тель­ных результатов.

Дети – отлич­ные пси­хо­логи, и они тонко чув­ствуют разо­ча­ро­ва­ние и раз­дра­же­ние близ­ких, осо­бенно роди­те­лей. Детям очень хочется соот­вет­ство­вать предъ­яв­ля­е­мым тре­бо­ва­ниям, но у них не все­гда полу­ча­ется вопло­тить нере­а­ли­зо­ван­ные мечты мамы о соб­ствен­ной бле­стя­щей карьере бале­рины или певицы. У них не все­гда есть спо­соб­но­сти, чтобы достиг­нуть тех высот, кото­рые рису­ются в вооб­ра­же­нии взрос­лых. Тогда ребе­нок начи­нает при­ду­мы­вать свои успехи. Даже самое незна­чи­тель­ное дости­же­ние, имев­шее место в дей­стви­тель­но­сти, он раз­ду­вает, мно­го­кратно пре­уве­ли­чи­вает, только бы заслу­жить одоб­ре­ние, при­зна­ние, лас­ко­вый взгляд роди­те­лей. Хваст­ли­вый лгу­нишка – это недо­хва­лен­ный ребе­нок. Поэтому очень важно пере­сту­пить через свою суро­вость и найти повод чаще вос­хи­щаться малы­шом, демон­стри­руя ему свою заботу и любовь.

Очень часто пре­уве­ли­че­ние своих дости­же­ний и поло­жи­тель­ных качеств при­во­дит к тому, что ребе­нок еще ниже опус­ка­ется в гла­зах роди­те­лей или сверст­ни­ков. Окру­жа­ю­щие не только обна­ру­жи­вают несо­от­вет­ствие ребенка рису­е­мому образу и своим ожи­да­ниям, но видят, что он в при­дачу ко всему еще и обман­щик и хва­стун. Это, есте­ственно, ведет за собой пра­вед­ный гнев со сто­роны роди­те­лей или едкие насмешки со сто­роны сверстников.

Раз­ви­тию такой черты, как склон­ность к хва­стов­ству спо­соб­ствует и то, что очень часто мы хва­лим, ока­зы­ваем вся­че­ские знаки вни­ма­ния ребенку только тогда, когда он достиг, на наш взгляд, чего-то сто­я­щего. Это же отно­сится и к дет­ским сооб­ще­ствам. Попу­ляр­ными, «вос­тре­бо­ван­ными» чаще всего ста­но­вятся именно те дети, кото­рые отли­ча­ются от всех осталь­ных чем-то осо­бен­ным (или умеют так себя подать).

Все это при­во­дит к тому, что ребе­нок начи­нает посто­янно ощу­щать, что он недо­ста­точно хорош, чтобы обре­сти при­зна­ние, ува­же­ние и любовь. Он не верит в себя насто­я­щего, не видит в себе без­услов­ную цен­ность. В более стар­шем воз­расте у мно­гих таких детей воз­ни­кает так назы­ва­е­мый «нев­роз дости­же­ний», когда чело­век чув­ствует себя ком­фортно только тогда, когда может похва­статься сво­ими реаль­ными или мни­мыми победами.

Чтобы про­из­ве­сти бла­го­при­ят­ное впе­чат­ле­ние, добиться нуж­ного отно­ше­ния или соот­вет­ство­вать нашим тре­бо­ва­ниям, ребе­нок готов тра­тить массу душев­ных сил и спле­тать тон­кую пау­тину лжи, в кото­рую он и сам порой начи­нает верить. Если ребе­нок чув­ствует, что его любят таким, какой он есть, что роди­тели при­ни­мают и ценят его, несмотря ни на что, то смысл при­пи­сы­вать себе несо­вер­шен­ные подвиги теря­ется. Малыш ста­но­вится уве­рен­ным в себе и готов идти навстречу жиз­нен­ным труд­но­стям, справ­ляться с неуда­чами и доби­ваться при­зна­ния в социуме.

Если вы в оче­ред­ной раз ули­чили ребенка в хва­стов­стве, столк­ну­лись с ложью, цель кото­рой изме­не­ние отно­ше­ния окру­жа­ю­щих, то в первую оче­редь нужно заду­маться о том, доста­точно ли тепла и заботы вы уде­ля­ете сво­ему малышу, не тре­бу­ете ли посто­ян­ной платы за свою любовь в виде все новых и новых побед и достижений.

Полез­ным для юного хва­сту­нишки будет и обре­те­ние своей зоны успеш­но­сти. Помо­гите ему найти ту область, в кото­рой он будет пре­вос­хо­дить своих дру­зей и доби­ваться успеха. При­чем это может быть любой вид дея­тель­но­сти, инте­рес­ный ребенку, начи­ная от экзо­ти­че­ских восточ­ных еди­но­борств и закан­чи­вая бисероплетением.

Манипуляция

Что такое мани­пу­ля­ция? Это управ­ле­ние чужими поступ­ками, чув­ствами, жела­ни­ями. Такое управ­ле­ние под­ра­зу­ме­вает не только откры­тое вли­я­ние на объ­ект мани­пу­ля­ции, но и иска­же­ние реаль­ного поло­же­ния дел с целью дости­же­ния нуж­ного резуль­тата. Ребе­нок может мани­пу­ли­ро­вать чув­ствами близ­ких (чув­ствами страха, гор­до­сти и др.) ради того, чтобы при­влечь к себе вни­ма­ние, вызвать угры­зе­ния сове­сти. Кроме того, есте­ственно, с помо­щью обмана ребе­нок может стре­миться мани­пу­ли­ро­вать, напри­мер, роди­те­лями, чтобы доби­ваться от них вполне кон­крет­ных поступ­ков и действий.

В широко извест­ной притче «Волки!» юный пас­ту­шок с помо­щью обмана открыто мани­пу­ли­рует чув­ством страха взрос­лых, а также про­яв­ле­нием их заботы и вни­ма­ния к соб­ствен­ной пер­соне. Зачем он это делает? Про­чи­тав эту корот­кую притчу и заду­мав­шись над моти­вами маль­чика, воз­можно, вы смо­жете лучше понять и при­чины нечест­ного пове­де­ния соб­ствен­ного ребенка.

Волки (притча)

Как-то раз один маль­чик-пас­ту­шок пас овец, а рядом в лесу рабо­тали дро­во­секи. Маль­чишка решил под­шу­тить над взрос­лыми и вне­запно стал кри­чать: «Волки! Волки! Помо­гите!» Дро­во­секи тут же кину­лись ему на помощь, оста­вив свою работу. Но ника­кого волка не ока­за­лось! Маль­чишка рас­сме­ялся – розыг­рыш удался.

На сле­ду­ю­щий день пас­ту­шок решил повто­рить свою шутку и опять начал громко кри­чать «Волки!» и звать на помощь. Дро­во­секи опять бро­сили свою работу и поспе­шили на помощь. Но волка опять не ока­за­лось. Дро­во­секи побра­нили маль­чика и ушли. Пас­ту­шок был очень дово­лен своей весе­лой выдум­кой – не каж­дому уда­ется так разыг­рать взрос­лых, да еще два раза подряд!

И тут на поляну дей­стви­тельно вышли волки. Их была целая стая. Одному пас­туху не спра­виться! Надо звать на помощь! Маль­чик стал кри­чать: «Волки! Волки! Помо­гите!», но дро­во­секи поду­мали, что он опять их обма­ны­вает, и в этот раз не при­шли на помощь. Волки рас­тер­зали пол­стада, да и сам пас­ту­шок еле остался жив.

Как мне кажется, основ­ная дви­га­ю­щая сила поступ­ков неза­дач­ли­вого пас­тушка – стрем­ле­ние самоутвердиться.

Разыг­рать взрос­лых два раза под­ряд – для него серьез­ная заслуга. Видимо, по-дру­гому он не умеет вызы­вать реак­цию на самого себя. И пусть эта реак­ция будет нега­тив­ной (пас­тушка «побра­нили»), но ничего не может быть хуже пол­ного рав­но­ду­шия и «тишины» в ответ на твое существование.

Дети могут при­кла­ды­вать мно­же­ство уси­лий, при­ду­мы­вать несу­свет­ную чушь, лишь бы добиться вни­ма­ния, вызвать эмо­ци­о­наль­ный отклик со сто­роны взрос­лых или сверст­ни­ков. Они могут пре­уве­ли­чи­вать свои заслуги и вызы­вать зависть опи­са­нием несмет­ных богатств своей семьи, могут, наобо­рот, жало­ваться на обде­лен­ность судь­бой и чрез­вы­чайно тяже­лые усло­вия суще­ство­ва­ния. Цель одна – обра­тить на себя вни­ма­ние, пусть и на корот­кое время, вызвать вос­хи­ще­ние, зависть, ува­же­ние, состра­да­ние, жалость и любые дру­гие чувства.

Еще эта притча застав­ляет задать себе вопрос: А как часто я готов прийти на помощь сво­ему ребенку? И не полу­чится ли так, что устав в оче­ред­ной раз от его кри­ков о помощи, я махну рукой, что поз­во­лит про­изойти тра­ги­че­ским событиям? «

Конечно, крик о помощи может быть раз­ным, порой очень сложно осмыс­лить, какая же про­блема, какая просьба стоит за теми или иными поступ­ками ребенка. Просьба о боль­шем вни­ма­нии и про­яв­ле­нии любви и ува­же­ния, или просьба при­слу­шаться к тому, что на самом деле про­ис­хо­дит в далеко не про­стом дет­ском мире, или просьба про­сто быть рядом?.. Только чут­кий, заин­те­ре­со­ван­ный роди­тель смо­жет понять и ото­зваться на эту просьбу.

Ино­гда бывает и так, что дети, не сумев досту­чаться до мира взрос­лых дру­гими спо­со­бами, пред­при­ни­мают кри­ти­че­ские меры. Такими мерами могут быть мни­мые дет­ские болезни. Ребе­нок, зная, что ника­кие обыч­ные объ­яс­не­ния и просьбы не помо­гут ему добиться жела­е­мого, изоб­ра­жает боль­ного. И тогда мама ста­но­вится намного покла­ди­стее, с лег­ко­стью согла­ша­ется, что слад­кого можно есть много, уроки вообще не делать, а о пуга­ю­щих кон­троль­ных не может быть и речи.

Когда ребе­нок изоб­ра­жает из себя мни­мого боль­ного, ему тре­бу­ется не только мето­дично при­дер­жи­ваться выбран­ной роли, но и иметь опре­де­лен­ный уро­вень актер­ского мастер­ства. Все это доста­точно сложно, да к тому же чре­вато не самыми при­ят­ными послед­стви­ями при рас­кры­тии симу­ля­ции. Поэтому если ребе­нок реша­ется на такой вид мани­пу­ля­ции, то цель для него очень заман­чива, можно ска­зать, насущно необходима.

Если дети мани­пу­ли­руют взрос­лыми ради полу­че­ния мате­ри­аль­ных бону­сов: при­вле­ка­тель­ной вещи, воз­мож­но­сти не ходить в школу и т. п., то это гово­рит об их эго­изме и низ­ком уровне раз­ви­тия сочув­ствия и сопе­ре­жи­ва­ния. Но бывает и так, что подоб­ным спо­со­бом ребе­нок пыта­ется добиться так не хва­та­ю­щего ему вни­ма­ния со сто­роны взрос­лых, хотя бы вре­мен­ного про­яв­ле­ния заботы и уча­стия… к тому же к боль­ным обычно менее строги и требовательны.

Особо опасны слу­чаи, когда ребе­нок и сам не осо­знает, что с помо­щью своей болезни он пыта­ется решить слож­ные пси­хо­ло­ги­че­ские про­блемы, стре­мится удо­вле­тво­рить жиз­ненно важ­ные потреб­но­сти, кото­рые по-дру­гому удо­вле­тво­рить не полу­ча­ется. Такой потреб­но­стью, напри­мер, может быть жела­ние любой ценой сохра­нить свою семью. Нередки слу­чаи, когда дети, заме­чая, что роди­тели пере­стают ссо­риться во время их болезни, по-насто­я­щему, ухо­дят в свой недуг. Мани­пу­ля­ция ли это со сто­роны ребенка? Фор­мально – да. Но постра­дав­шей сто­ро­ной ста­но­вится он сам, когда к пси­хо­ло­ги­че­ской неустро­ен­но­сти при­со­еди­ня­ется еще и дис­ком­форт от физи­че­ского недомогания.

Глава 4. Как научить ребенка быть честным

Малыш начи­нает гово­рить неправду в период актив­ного раз­ви­тия речи и вооб­ра­же­ния. Это наи­бо­лее зна­чи­тель­ные дости­же­ния в пси­хи­че­ском раз­ви­тии ребенка. Речь ложится в основу фор­ми­ро­ва­ния его логи­че­ского мыш­ле­ния, а вооб­ра­же­ние поз­во­ляет абстра­ги­ро­ваться от непо­сред­ственно вос­при­ни­ма­е­мой реаль­но­сти и мыс­ленно позна­вать то, что нельзя пощу­пать, уви­деть или услы­шать. Рас­ту­щая любо­зна­тель­ность и все более частые запреты взрос­лых – вот что питает пер­вые вымыслы ребенка, стре­мя­ще­гося с помо­щью фан­та­зий обойти огра­ни­че­ния, нала­га­е­мые взрос­лыми. С воз­рас­том пово­дов для вымысла ста­но­вится все больше, а обман – все изощреннее.

Как реа­ги­ро­вать на ложь? Как же посту­пать роди­те­лям, чтобы, с одной сто­роны, не рас­тить ребенка в атмо­сфере все­доз­во­лен­но­сти, кото­рая также чре­вата про­бле­мами, а с дру­гой – не про­во­ци­ро­вать все новые и новые обманы? Еди­ного рецепта, кото­рый подой­дет для любой семьи и любого ребенка, не суще­ствует. Но есть общие прин­ципы, поз­во­ля­ю­щие найти пра­виль­ное реше­ние в каж­дой кон­крет­ной ситу­а­ции и вос­пи­тать не только чест­ного, но и гар­мо­нич­ного человека.

Начну… с конца и оста­нов­люсь на вопросе нака­за­ния за ложь. Выше уже шла речь о том, что страхи только подо­гре­вают жела­ние соврать и выйти сухим из воды, и чем больше ребе­нок боится нака­за­ния, тем слож­нее ему сознаться в соде­ян­ном. Важ­ным момен­том явля­ется и то, как взрос­лые пыта­ются добиться от ребенка признания.

Во-пер­вых, педа­го­ги­че­ски неверно выспра­ши­вать ребенка о про­ступке и делать вид, что нам ничего не известно, когда на самом деле это не так. Гораздо чест­нее ска­зать: «Да, я знаю о слу­чив­шемся, но хотела бы услы­шать твою вер­сию». Это, с одной сто­роны, с самого начала несколько охла­дит пыл ребенка в рисо­ва­нии совсем уж нере­аль­ной кар­тины и оправ­да­нии себя. А с дру­гой – нельзя забы­вать, что когда мы выужи­ваем из ребенка инфор­ма­цию и при этом ожи­даем от него неправды, мы тем самым под­тал­ки­ва­ете его к обману.

Во-вто­рых, уже сам про­цесс дозна­ния не дол­жен вну­шать ребенку ужас от совер­шен­ного и его послед­ствий. Согла­си­тесь, совсем по-раз­ному зву­чат вопросы и совсем по-раз­ному хочется на них отре­а­ги­ро­вать: «Это кто натво­рил?!» или «Хва­тит ли сме­ло­сти сознаться, у того, кто это сделал?»

Есте­ственно, после при­зна­ния умерьте свой пыл. Будет спра­вед­ли­вым, если нака­за­ние будет осно­вы­ваться на исправ­ле­нии послед­ствий непра­виль­ного поступка. Раз­би­тую вазу можно попы­таться скле­ить, сло­ман­ный стул – отре­мон­ти­ро­вать. Цель не в том, чтобы вер­нуть люби­мый пред­мет, надо, чтобы ребе­нок при­ло­жил уси­лия и потра­тил время на исправ­ле­ние своих оши­бок. Ана­ло­гично, с оби­жен­ным чело­ве­ком ребенку при­дется попы­таться нала­дить кон­такт, а полу­чен­ные двойки нужно будет испра­вить и т. д. и т. п.

Очень часто цель лжи – доста­вить себе недоз­во­лен­ное удо­воль­ствие, взять то, что брать нельзя, пойти туда, куда ходить запре­ща­ется, добиться того, чего чест­ным путем добиться не полу­чи­лось. Поэтому очень важно, чтобы ребе­нок не имел воз­мож­но­сти вос­поль­зо­ваться пло­дами свой лжи.

Вспо­ми­на­ется один слу­чай. В сред­ней школе на класс было выде­лено всего 10 при­гла­си­тель­ных биле­тов на ново­год­нюю елку, при том что уча­щихся было 29. Есте­ственно, каж­дый уче­ник горел жела­нием попасть на завет­ное пред­став­ле­ние. Чтобы не вызы­вать обид и ссор, класс­ная руко­во­ди­тель­ница решила опре­де­лить счаст­лив­чи­ков в чест­ной борьбе. Для этого был объ­яв­лен кон­курс на луч­шего мате­ма­тика, лите­ра­тора, исто­рика, при­ро­до­веда и на луч­шего дежур­ного по школе. Оце­ни­ва­лись успехи по дан­ным пред­ме­там и видам дея­тель­но­сти за неделю. Биле­тами награж­да­лись два пер­вых места. Дежу­рили по школе парами. И вот одна из пар решила «под­ло­жить сви­нью» дежу­рив­шим на дру­гих эта­жах одно­класс­ни­кам и в конце дня пере­несла весь мусор со сво­его участка на чужие. В итоге они полу­чили два завет­ных билета. Это нечест­ное пове­де­ние, навер­ное, нико­гда бы не обна­ру­жи­лось, если бы мама одного из детей слу­чайно не услы­шала хва­стов­ство сво­его люби­мого чада о том, как они здо­рово и легко доби­лись успеха. Перед мамой встала не очень лег­кая задача: решить, явиться ли с повин­ной к класс­ному руко­во­ди­телю и обна­ро­до­вать нечест­ное пове­де­ние сына, или сде­лать вид, что тебе ничего не известно. На мой взгляд, мама посту­пила очень мудро, она рас­ска­зала сыну, что ей стало известно, каким спо­со­бом добыт билет на елку, и что она по этому поводу чув­ствует и думает. После дол­гих объ­яс­не­ний ей уда­лось убе­дить под­ростка самому подойти к класс­ному руко­во­ди­телю, вер­нуть билет и рас­ска­зать о слу­чив­шемся. С роди­те­лями же «напар­ника» она пого­во­рила сама, и они вме­сте нашли «мяг­кий» выход из этого конфликта.

Какой же вывод можно сде­лать из этой исто­рии? Во-пер­вых, маль­чик на себе почув­ство­вал, что, как он ни ста­рался, ложь не дала ему воз­мож­но­сти пойти на празд­ник. Во-вто­рых, пове­де­ние мамы дало сыну понять, что за про­ступки и обманы при­дется отве­чать, но нака­за­ние вполне спра­вед­ливо и обос­но­ванно. В‑третьих, ребе­нок в оче­ред­ной раз убе­дился, что скры­тое ста­но­вится явным и ведет за собой не самые при­ят­ные послед­ствия. В‑четвертых, слова мамы о своих чув­ствах и об отно­ше­нии к про­изо­шед­шему поз­во­лило ему взгля­нуть на себя и свое пове­де­ние со сто­роны и уви­деть всю его непри­гляд­ность. В‑пятых, отсут­ствие неоправ­данно жест­ких мер нака­за­ния и предо­став­лен­ная воз­мож­ность самому испра­вить свои ошибки и вос­ста­но­вить свое чест­ное имя – это шаг к уста­нов­ле­нию более дове­ри­тель­ных и откры­тых отно­ше­ний между мамой и сыном, что в даль­ней­шем сни­зит у послед­него жела­ние лгать и скры­вать свои небла­го­вид­ные дей­ствия. Насколько мне известно, после этого слу­чая ребе­нок все реже и реже стре­мился доби­ваться жела­е­мого с помо­щью лжи, и хоть он и не стал прав­до­лю­бом, обман­щи­ком его теперь не назовешь.

При­ве­ден­ный при­мер не только под­твер­ждает мысль о том, что роди­те­лям не стоит поз­во­лять детям поль­зо­ваться пло­дами обма­нов, но и под­чер­ки­вает еще один нема­ло­важ­ный момент. Ребе­нок дол­жен знать, что ложь – это все­гда плохо и она все­гда будет нака­зана. Бывает же, что взрос­лым проще закрыть глаза на неко­то­рые дет­ские обманы, про­пу­стить мимо ушей дале­кие от истины выска­зы­ва­ния, чем раз­би­раться в их при­чи­нах, при­ду­мы­вать нака­за­ния да еще и сле­дить за их испол­не­нием. При таком поло­же­нии дел у ребенка не фор­ми­ру­ется чет­кой системы нрав­ствен­ных цен­но­стей и пра­вил, и он не знает, в каких слу­чаях ему можно и соврать, а когда этого лучше не делать.

Есть инте­рес­ная армян­ская сказка, вари­анты кото­рой можно найти и в твор­че­стве дру­гих наро­дов. Ее полезно будет про­чи­тать роди­те­лям, кото­рые часто не при­дер­жи­ва­ются еди­ной стра­те­гии в вос­пи­та­нии ребенка, у кото­рых нет твер­дых кри­те­риев в опре­де­ле­нии, где правда, кото­рой нужно верить, а где ложь, кото­рую нужно пресекать.

Лжец (армян­ская сказка)

Было ли, не было – жил один царь. Объ­явил этот царь по всей стране:

– Если кто при­ду­мает такую небы­лицу, что я скажу: «Это ложь», тому я отдам поло­вину сво­его царства.

При­хо­дит пас­тух. Говорит:

– Дол­гой жизни царю! У моего отца была дубинка, кото­рой он доста­вал до неба и пере­ме­ши­вал звезды.

– А что тут уди­ви­тель­ного? – отве­чает царь. – У моего деда была трубка, так он, бывало, один конец возь­мет в рот, а дру­гим при­ку­ри­вает от солнца.

Пас­тух поче­сал в затылке и ушел.

При­хо­дит порт­ной. Говорит:

– Уж ты про­сти меня, царь, соби­рался я прийти раньше, да запоз­дал. Вчера силь­ный дождь шел, гроза раз­ра­зи­лась и мол­нией разо­рвало небо. Так я ходил заши­вать его.

– Хоро­шее дело сде­лал, – гово­рит царь. – Только зашил ты непрочно – сего­дня утром опять дож­дик моросил.

Ушел и порт­ной ни с чем.

Вхо­дит бед­няк-кре­стья­нин, а под мыш­кой у него мера.

– Тебе чего надо? – спра­ши­вает царь.

– Ты мне дол­жен меру золота, вот я и при­шел за ним.

– Меру золота? Ложь это! Не дол­жен я тебе ника­кого золота!

– А раз это ложь, отда­вай мне поло­вину царства!

– Нет-нет, правду ты гово­ришь, – хотел вывер­нуться царь.

– Если правду говорю – отсы­пай меру золота.

Нужны ли запреты и ограничения?

Помо­жет убе­речь ребенка от при­вы­ка­ния к посто­ян­ным обма­нам и пра­виль­ное отно­ше­ние роди­те­лей к запре­там и ограничениям.

Во-пер­вых, запре­щено должно быть только то, чего нельзя делать ни в коем слу­чае, что при­ве­дет к вред­ным послед­ствиям для самого ребенка или окру­жа­ю­щих. Мы же часто нала­гаем огра­ни­че­ния там, где это вовсе не обя­за­тельно. При пра­виль­ной орга­ни­за­ции среды, в кото­рой живет ребе­нок, таких запре­тов будет не очень много. Напри­мер, нет смысла запре­щать тро­гать доро­гие часы и при этом остав­лять их в ком­нате дошколь­ника, кото­рый еще не спо­со­бен пол­но­стью кон­тро­ли­ро­вать свои дей­ствия и отве­чать за них.

Во-вто­рых, не стоит бро­сать слова на ветер, и уж если вы озву­чили свое тре­бо­ва­ние что-то не делать, то потом нельзя закры­вать глаза на нару­ше­ние запрета ребен­ком. К сожа­ле­нию, роди­тели сна­чала часто сып­лют по поводу и без сло­вом «нельзя», а потом нака­зы­вают только за то, что счи­тают дей­стви­тельно важ­ным. В таком слу­чае ребенку очень сложно разо­браться, что же все-таки можно делать, а что нет.

В‑третьих, если вы вынуж­дены что-то запре­тить, то необ­хо­димо посто­янно при­дер­жи­ваться этого запрета в даль­ней­шем (до тех пор, пока запрет не может быть снят, о чем непре­менно должно быть сооб­щено ребенку).

В‑четвертых, все запреты должны быть объ­яс­нены ребенку на доступ­ном ему уровне. Пони­мая, почему что-то делать нельзя и какие послед­ствия могут быть, ребенку гораздо легче согла­ситься с этим огра­ни­че­нием. К тому же чем больше вы объ­яс­ня­ете что-то ребенку на его языке, тем легче и ему будет объ­яс­нить вам свои поступки, а также при­знаться в соде­ян­ном, а не при­ду­мы­вать оче­ред­ную ложь.

Особенности взаимодействия с подростками

В заклю­че­ние раз­го­вора о том, как же вос­пи­тать чест­ность в своем ребенке, оста­но­вимся на слож­ном вопросе вза­и­мо­дей­ствия с под­рост­ками. Мно­гое ска­зан­ное выше под­хо­дит для всех воз­рас­тов, в том числе и для под­рост­ко­вого, но, стре­мясь выстро­ить гар­мо­нич­ные отно­ше­ния с детьми, всту­пив­шими в бур­ля­щую пору отро­че­ства, нужно учи­ты­вать несколько моментов.

Прежде всего вам необ­хо­димо научиться ува­жать внут­рен­ний мир сына или дочери и не втор­гаться в него бес­це­ре­монно. Порой роди­те­лям очень сложно при­нять тот факт, что у их соб­ствен­ного  ребенка могут быть свои тайны, сокро­вен­ные пере­жи­ва­ния и вообще он может про­сто не захо­теть рас­ска­зы­вать о чем-то. Мы очень хотим убе­речь ребенка, кото­рый все больше и больше ухо­дит из-под нашего кон­троля, от оши­бок и непра­виль­ного пове­де­ния. Но как бы мы ни ста­ра­лись, под­ро­сток все равно дол­жен совер­шить свои ошибки, чтобы при­об­ре­сти соб­ствен­ный жиз­нен­ный опыт и научиться жить своей жиз­нью. Конечно, мы не должны пус­кать все на само­тек, однако, обща­ясь с под­рост­ком, нельзя забы­вать, что если он будет видеть в вас кон­тро­лера, оцен­щика и погон­щика в одном лице, а не друга и помощ­ника, то о дове­рии и откры­то­сти вряд ли можно будет гово­рить; ложь же, веро­ят­нее всего, ста­нет посто­ян­ным спут­ни­ком вашего общения.

Понять сво­его ребенка, осо­бенно под­ростка, бывает чрез­вы­чайно сложно. Помочь в этом может чут­кое пони­ма­ние осо­бен­но­стей его харак­тера и тем­пе­ра­мента. Есть хоро­ший пси­хо­ло­ги­че­ский тест, кото­рый в отли­чие от боль­шин­ства тестов, не только поз­во­лит вам уви­деть и про­ана­ли­зи­ро­вать лич­ност­ные черты ребенка, но и пока­жет основ­ное направ­ле­ние так­тики вза­и­мо­от­но­ше­ний с ним, даст реко­мен­да­ции по кор­рек­ции его не все­гда пра­виль­ного пове­де­ния. (Тест пред­на­зна­чен для оценки детей 12–17 лет.)

Определение типа темперамента

Инструк­ция. На пред­ла­га­е­мые вопросы ребе­нок дол­жен отве­чать «да» или «нет» не раздумывая.

Пере­чень вопросов

  1. Любишь ли ты шум и суету вокруг себя?
  2. Часто ли ты нуж­да­ешься в дру­зьях, кото­рые могли бы тебя поддержать?
  3. Ты все­гда нахо­дишь быст­рый ответ, когда тебя о чем-нибудь просят?
  4. Бывает ли так, что ты раз­дра­жен чем-нибудь?
  5. Часто ли у тебя меня­ется настроение?
  6. Верно ли, что тебе легче и при­ят­нее с кни­гами, чем с ребятами?
  7. Часто ли тебе мешают уснуть раз­ные мысли?
  8. Ты все­гда дела­ешь так, как тебе говорят?
  9. Любишь ли ты под­шу­чи­вать над кем-либо?
  10. Ты когда-нибудь чув­ство­вал себя несчаст­ным, хотя для этого не было насто­я­щей причины?
  11. Можешь ли ты ска­зать о себе, что ты весе­лый, живой человек?
  12. Ты когда-нибудь нару­шал пра­вила пове­де­ния в школе?
  13. Ты часто раз­дра­жен чем-нибудь?
  14. Нра­вится ли тебе все делать в быст­ром темпе? (Если же, наобо­рот, скло­нен к нето­роп­ли­во­сти, ответь «нет».)
  15. Ты пере­жи­ва­ешь из-за вся­ких страш­ных собы­тий, кото­рые чуть было не про­изо­шли, хотя все кон­чи­лось хорошо?
  16. Тебе можно дове­рить любую тайну?
  17. Можешь ли ты без осо­бого труда вне­сти ожив­ле­ние в скуч­ную ком­па­нию сверстников?
  18. Бывает ли так, что у тебя без вся­кой при­чины (физи­че­ские нагрузки) сильно бьется сердце?
  19. Дела­ешь ли ты обычно пер­вый шаг для того, чтобы подру­житься с кем-нибудь?
  20. Ты когда-нибудь гово­рил неправду?
  21. Ты легко рас­стра­и­ва­ешься, когда кри­ти­куют тебя и твою работу?
  22. Ты часто шутишь и рас­ска­зы­ва­ешь смеш­ные исто­рии своим друзьям?
  23. Ты часто чув­ству­ешь себя усталым?
  24. Ты все­гда сна­чала дела­ешь уроки, а все осталь­ное потом?
  25. Ты обычно весел и всем доволен?
  26. Обид­чив ли ты?
  27. Ты очень любишь общаться со сверстниками?
  28. Все­гда ли ты выпол­ня­ешь просьбы род­ных о помощи по хозяйству?
  29. У тебя бывают головокружения?
  30. Бывает ли так, что твои дей­ствия и поступки ста­вят дру­гих людей в нелов­кое положение?
  31. Ты часто чув­ству­ешь, что тебе что-нибудь надоело?
  32. Любишь ли ты ино­гда похвастаться?
  33. Ты чаще всего сидишь и мол­чишь, когда попа­да­ешь в обще­ство незна­ко­мых людей?
  34. Вол­ну­ешься ли ты ино­гда так, что не можешь уси­деть на месте?
  35. Ты обычно быстро при­ни­ма­ешь решения?
  36. Ты нико­гда не шумишь в классе, даже когда нет учителя?
  37. Тебе часто снятся страш­ные сны?
  38. Можешь ли ты дать волю чув­ствам и пове­се­литься в обще­стве друзей?
  39. Тебя легко огорчить?
  40. Слу­ча­лось ли тебе плохо гово­рить о ком-нибудь?
  41. Верно ли, что ты обычно гово­ришь и дей­ству­ешь быстро, не задер­жи­ва­ясь осо­бенно на обдумывании?
  42. Если ока­зы­ва­ешься в глу­пом поло­же­нии, то потом долго переживаешь?
  43. Тебе очень нра­вятся шум­ные и весе­лые игры?
  44. Ты все­гда ешь то, что тебе предлагают?
  45. Тебе трудно отве­тить «нет», когда тебя о чем-нибудь просят?
  46. Ты любишь часто ходить в гости?
  47. Бывают ли такие моменты, когда тебе не хочется жить?
  48. Был ли ты когда-нибудь груб с родителями?
  49. Счи­тают ли тебя при­я­тели весе­лым и лег­ким в общении?
  50. Ты часто отвле­ка­ешься, когда дела­ешь уроки?
  51. Ты чаще сидишь и смот­ришь, чем при­ни­ма­ешь актив­ное уча­стие в общем веселье?
  52. Тебе обычно бывает трудно уснуть из-за раз­ных мыслей?
  53. Быва­ешь ли ты совер­шенно уве­рен, что смо­жешь спра­виться с зада­нием, кото­рое дол­жен выполнить?
  54. Бывает ли, что ты чув­ству­ешь себя одиноким?
  55. Ты стес­ня­ешься заго­во­рить пер­вым с новыми в твоем окру­же­нии людьми?
  56. Ты часто спо­хва­ты­ва­ешься, когда поздно что-нибудь исправить?
  57. Когда кто-нибудь кри­чит на тебя, ты тоже кри­чишь в ответ?
  58. Бывает ли так, что ты ино­гда чув­ству­ешь себя весе­лым или печаль­ным без вся­кой причины?
  59. Ты счи­та­ешь, что трудно полу­чить насто­я­щее удо­воль­ствие от ожив­лен­ной ком­па­нии сверстников?
  60. Тебе часто при­хо­дится вол­но­ваться из-за того, что ты сде­лал что-нибудь не подумав?

Обра­ботка результатов

Обра­ботка резуль­та­тов про­из­во­дится по трем шка­лам: «Экс­тра­вер­сия», «Ней­ро­тизм», «Ложь». Вам необ­хо­димо под­счи­тать, сколько бал­лов набрал ребе­нок по каж­дой шкале. За каж­дый ответ, сов­па­да­ю­щий с клю­чом, начис­ля­ется один балл.

  • Шкала «Экс­тра­вер­сия» (Э): ответ «да» на вопросы: 1, 3, 9, 11, 14, 17, 19, 22, 25, 27, 30, 35, 38, 41, 43, 46, 49, 53, 57. Ответ «нет» на вопросы: 6, 33, 51, 55, 59.
  • Шкала «Ней­ро­тизм» (Н): «да»: 2, 5, 7, 10, 13, 15, 18, 21, 23, 26, 29, 31, 34, 37, 39, 42, 45, 47, 50, 52, 54, 56, 58, 60.
  • Шкала «Ложь»: ответ «да» на вопросы: 8, 16, 24, 28, 36, 44. Ответ «нет» на вопросы: 4, 12, 20, 32, 40, 48.

Если по шкале «Ложь» ребе­нок набрал больше 5 бал­лов, то искрен­ность его отве­тов и соот­вет­ственно досто­вер­ность тести­ро­ва­ния вызы­вает сомне­ния. Далее необ­хо­димо опре­де­лить тип тем­пе­ра­мента ребенка. Для этого вам нужно, зная коли­че­ство бал­лов по шка­лам «Экс­тра­вер­сия» (Э) и «Ней­ро­тизм» (Н), найти соот­вет­ству­ю­щий номер типа тем­пе­ра­мента в сле­ду­ю­щей таблице.

Опи­са­ние типов тем­пе­ра­мента и реко­мен­да­ции по коррекции

Тип № 1 (Э: 0–4; Н: 0–4)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Без­мя­теж­ный, мир­ный, невоз­му­ти­мый. В группе скро­мен. Дружбу не навя­зы­вает, но и не отвер­гает, если ему пред­ло­жат. Скло­нен к упрям­ству, если ощу­щает свою правоту. Не смеш­лив. Речь спо­кой­ная. Тер­пе­лив. Хладнокровен.

Пути кор­рек­ции. Вос­пи­та­те­лей бес­по­коит мало, а зна­чит, все­гда стра­дает от невни­ма­ния педа­го­гов, тре­не­ров, началь­ни­ков. Глав­ное в под­ходе – повы­сить само­оценку посред­ством при­вле­че­ния вни­ма­ния группы к дан­ному чело­веку. Жела­тельно, чтобы у инди­вида была воз­мож­ность выбора темпа работы. Под­чер­ки­вать цен­ность таких качеств, как скром­ность, хладнокровие.

Тип № 2 (Э: 20–24; Н: 0–4)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Радост­ный, общи­тель­ный, раз­го­вор­чи­вый. Любит быть на виду. Опти­мист, верит в успех. Поверх­но­стен. Легко про­щает обиды, пре­вра­щает кон­фликты в шутку. Впе­чат­ли­те­лен, любит новизну. Поль­зу­ется все­об­щей любо­вью. Однако поверх­но­стен, бес­пе­чен. При­хот­лив. Арти­сти­чен. Не умеет доби­ваться резуль­та­тов (увле­ка­ется, но быстро остывает).

Пути кор­рек­ции. Поощ­рять тру­до­лю­бие, исполь­зо­вать при­род­ный арти­стизм и склон­ность к новизне. Жела­тельно испод­воль при­учать к настой­чи­во­сти, дис­ци­плине, орга­ни­зо­ван­но­сти (напри­мер, пред­ла­гая ори­ги­наль­ные зада­ния). Реко­мен­ду­ется помочь орга­ни­зо­вать время (кружки, сек­ции и т. д.).

Тип № 3 (Э: 20–24; Н: 20–24)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Актив­ный, имеет хорошо раз­ви­тые бой­цов­ские каче­ства. Насмеш­лив. Стре­мится общаться со всеми «на рав­ных». Очень често­лю­бив. В слу­чае несо­гла­сия с пози­цией более стар­шего при­ни­мает активно про­ти­во­по­лож­ную пози­цию. Не выно­сит без­раз­ли­чия в свой адрес.

Пути кор­рек­ции. Основ­ная так­тика – под­черк­ну­тое ува­же­ние. Вза­и­мо­от­но­ше­ния сле­дует стро­ить на убеж­де­нии, спо­кой­ном, доб­ро­же­ла­тель­ном тоне обще­ния. При аффек­тив­ном пове­де­нии воз­можна иро­ни­че­ская реак­ция. Не сле­дует «выяс­нять отно­ше­ния» в момент кон­фликта. Лучше обсу­дить про­блемы позже в спо­кой­ной ситу­а­ции. При этом жела­тельно акцен­ти­ро­вать вни­ма­ние на про­блеме и на воз­мож­но­сти решить ее без осо­бого эмо­ци­о­наль­ного напря­же­ния. Под­рост­кам дан­ного типа необ­хо­дима воз­мож­ность про­яв­ле­ния орга­ни­за­тор­ских спо­соб­но­стей, а также реа­ли­за­ция энер­ге­ти­че­ского потен­ци­ала (спор­тив­ные дости­же­ния и т. п.).

Тип № 4 (Э: 0–4; Н: 20–24)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Неспо­кой­ный, насто­ро­жен­ный, неуве­рен­ный в себе. Ищет опеки. Необ­щи­те­лен, поэтому имеет сме­щен­ные оценки и само­оценки. Очень рани­мый. Адап­та­ция идет дли­тельно, поэтому дей­ствия замед­ленны. Не любит актив­ный образ жизни. Созер­ца­тель. Часто скло­нен к фило­со­фии. Легко дра­ма­ти­зи­рует ситуацию.

Пути кор­рек­ции. Стре­миться под­дер­жать. Огра­дить от насме­шек. Выде­лять поло­жи­тель­ные сто­роны (вдум­чи­вость, склон­ность к моно­тон­ной дея­тель­но­сти). Подо­брать дея­тель­ность, не тре­бу­ю­щую актив­ного обще­ния, стро­гой вре­мен­ной регла­мен­та­ции, а также не вклю­чен­ную в жест­кую систему суб­ор­ди­на­ции. Акти­ви­зи­ро­вать инте­рес к окру­жа­ю­щим. Испод­воль сво­дить с людьми доброжелательно-энергичными.

Тип № 5 (Э: 0–4; Н: 4–8)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Созер­ца­тель, спо­кой­ный. Имеет низ­кий уро­вень заин­те­ре­со­ван­но­сти в реаль­ной жизни, а зна­чит, и низ­кие дости­же­ния. Направ­лен на внут­рен­ние выду­ман­ные или вычи­тан­ные кол­ли­зии. Послушно-безразличен.

Пути кор­рек­ции. Остро нуж­да­ется в повы­ше­нии само­оценки, это раз­ру­шает без­раз­ли­чие и повы­шает уро­вень при­тя­за­ний, а сле­до­ва­тельно, каче­ство работы или учебы. Жела­тельно найти силь­ные сто­роны (спо­соб­но­сти, задатки), чтобы чем-то увлечь.

Тип № 6 (Э: 0–4; Н: 16–20)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Сдер­жан­ный, роб­кий, чув­стви­тель­ный, стес­ня­ется в незна­ко­мой ситу­а­ции. Неуве­рен­ный, меч­та­тель­ный. Любит фило­соф­ство­вать, не любит мно­го­лю­дья. Имеет склон­ность к сомне­ниям. Мало верит в свои силы. В целом урав­но­ве­шен. Не скло­нен пани­ко­вать и дра­ма­ти­зи­ро­вать ситу­а­цию. Тре­вож­ный. Часто пре­бы­вает в нере­ши­тель­но­сти. Скло­нен к фантазиям.

Пути кор­рек­ции. Ста­раться под­дер­жи­вать, опе­кать, под­чер­ки­вать перед груп­пой поло­жи­тель­ные каче­ства и про­яв­ле­ния (серьез­ность, вос­пи­тан­ность, чут­кость). Можно увлечь идеей (напри­мер, помощи кому-то более сла­бому). Это повы­сит само­оценку, даст повод к более опти­ми­сти­че­скому ощу­ще­нию жизни.

Тип № 7 (Э: 0–4; Н: 8–16)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Скром­ный, актив­ный, ори­ен­ти­ро­ван­ный на дея­тель­ность. Спра­вед­ли­вый, пре­дан­ный друг. Очень хоро­ший, уме­лый помощ­ник, но пло­хой орга­ни­за­тор. Застен­чив. Пред­по­чи­тает оста­ваться в тени.

В ком­па­ниях, как пра­вило, не состоит. Дру­жит вдвоем. Вза­и­мо­от­но­ше­ниям при­дает боль­шое зна­че­ние. Ино­гда скучновато-морализующий.

Пути кор­рек­ции. В дея­тель­но­сти жела­тельно предо­ста­вить сво­бод­ный режим, поощ­рять, это акти­ви­зи­рует ини­ци­а­тиву. Поста­раться рас­кре­по­стить, чтобы дей­ство­вал само­сто­я­тельно, а не по указке (по при­роде под­чи­няем). Избе­гать пуб­лич­ной кри­тики. Вну­шать уве­рен­ность в своих силах и пра­вах. Не допус­кать сле­пой веры в чей-либо авторитет.

Тип № 8 (Э: 4–8; Н: 0–4)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Спо­кой­ный, склон­ный к обще­нию в ком­па­ниях. Эсте­ти­че­ски ода­рен­ный. Ско­рее созер­ца­тель, чем дея­тель. Урав­но­ве­шен­ный. Без­раз­лич­ный к успе­хам. Любит жить «как все». Во вза­и­мо­от­но­ше­ниях ровен, но глу­боко пере­жи­вать не умеет. Легко избе­гает конфликтов.

Пути кор­рек­ции. Глав­ная задача – акти­ви­зи­ро­вать потреб­ность в дея­тель­но­сти. Найти заня­тие, могу­щее заин­те­ре­со­вать (ско­рее это нечто, свя­зан­ное с худо­же­ствен­ными про­яв­ле­ни­ями). Поощ­рять успехи. Жела­тельно чаще общаться, обра­щая вни­ма­ние на раз­ви­тие соци­аль­ного интеллекта.

Тип № 9 (Э: 8–16; Н: 0–4)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Актив­ный, жиз­не­ра­дост­ный. Общи­тель­ный. В обще­нии нераз­бор­чив. Легко попа­дает в асо­ци­аль­ные груп­пи­ровки вслед­ствие пло­хой сопро­тив­ля­е­мо­сти дез­ор­га­ни­зу­ю­щим усло­виям. Склон­ный к новизне, любо­зна­тель­ный. Соци­аль­ный интел­лект раз­вит слабо. Нет уме­ния стро­ить адек­ват­ные оценки и само­оценки. Часто нет твер­дых прин­ци­пи­аль­ных уста­но­вок. Энер­ги­чен. Доверчив.

Пути кор­рек­ции. Режим жела­те­лен более жест­кий, моби­ли­зу­ю­щий. Уста­но­вить доб­ро­же­ла­тель­ные отно­ше­ния, но под­ро­сток дол­жен чув­ство­вать, что за ним наблю­дают. Стре­миться направ­лять энер­гию в полез­ное дело (напри­мер, увлечь гло­баль­ной идеей достичь чего-либо – посту­пить в пре­стиж­ный вуз и т. п.). Однако в этом слу­чае необ­хо­димо вме­сте рас­пла­ни­ро­вать пред­сто­я­щую работу, фик­си­ро­вать сроки и объ­емы и жестко кон­тро­ли­ро­вать выпол­не­ние. Жела­тельно под­ростка дан­ного типа вве­сти в состав группы или бри­гады с силь­ным лиде­ром и пози­тив­ными установками.

Тип № 10 (Э: 16–20; Н: 0–4)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Арти­сти­чен. Любит раз­вле­кать. Недо­ста­точно настой­чив. Общи­тель­ный. Поверх­ност­ный. Уравновешенный.

Пути кор­рек­ции. Под­дер­жи­вать уси­лия, направ­лен­ные на дости­же­ние инте­рес­ных целей (у самого хва­тает ини­ци­а­тивы выбрать какое-то заня­тие или цель, но не хва­тает упор­ства). Поощ­рять арти­стизм, но не допус­кать клоунства.

Тип № 11 (Э: 20–24; Н: 4–8)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Актив­ный, общи­тель­ный, бла­го­род­ный, често­лю­би­вый. Легко согла­ша­ется на рис­ко­ван­ные раз­вле­че­ния. Не все­гда раз­бор­чив в дру­зьях, в сред­ствах дости­же­ния цели. Бла­го­ро­ден. Часто эго­и­сти­чен. Оба­я­те­лен. Имеет орга­ни­за­тор­ские склонности.

Пути кор­рек­ции. Поощ­рять и раз­ви­вать орга­ни­за­тор­ские склон­но­сти. Может быть лиде­ром, но надо кон­тро­ли­ро­вать. Удер­жи­вать от зазнай­ства. Лидер­ское поло­же­ние в кол­лек­тиве легко выправ­ляет раз­бол­тан­ность, лень. Любит быть «на коне». Можно допус­кать кол­лек­тив­ную кри­тику в слу­чае необходимости.

Тип № 12 (Э: 20–24; Н: 8–16)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Легко под­чи­ня­ется дис­ци­плине. Обла­дает чув­ством соб­ствен­ного досто­ин­ства. Орга­ни­за­тор. Скло­нен к искус­ству, спорту. Актив­ный. Влюб­чив. Легко увле­ка­ется людьми и собы­ти­ями. Впечатлительный.

Пути кор­рек­ции. Лидер по натуре как эмо­ци­о­наль­ного, так и дело­вого плана. Надо под­дер­жи­вать лидер­ские уси­лия, помо­гать, направ­лять в дело­вом и лич­ност­ном плане.

Тип № 13 (Э: 20–24; Н: 16–20)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Тще­слав­ный. Энер­гич­ный. Жиз­не­ра­дост­ный. Не имеет, как пра­вило, высо­кой духов­ной направ­лен­но­сти. Погру­жен в житей­ские радо­сти. Пре­кло­ня­ется перед пре­стиж­но­стью. Всеми силами стре­мится достичь удачи, успеха, выгоды. Пре­зи­рает неудач­ни­ков. Общи­тель­ный, демон­стра­тив­ный. Жестко выдви­гает свои требования.

Пути кор­рек­ции. Цель стар­шего – дер­жать под­ростка «в рам­ках», так как тот скло­нен к зазнай­ству, под­чи­не­нию себе окру­жа­ю­щих. Дей­ство­вать лучше спо­койно и твердо. Выде­лять дру­гих, под­чер­ки­вая поло­жи­тель­ные лич­ност­ные каче­ства. Можно пред­ло­жить роль орга­ни­за­тора. При этом тре­бо­вать выпол­не­ния обя­зан­но­стей. Жела­тельно эсте­ти­че­ское воспитание.

Тип № 14 (Э: 16–20; Н: 20–24) Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Власт­ный, мни­тель­ный, подо­зри­тель­ный, педан­тич­ный. Все­гда стре­мится к пер­вен­ству. Мелоч­ный. Насла­жда­ется любым пре­вос­ход­ством. Язви­тельно-жел­чен. Скло­нен к насмешке над более сла­быми. Мсти­те­лен, пре­не­бре­жи­те­лен, дес­по­ти­чен. Утомляем.

Пути кор­рек­ции. Нельзя отно­ситься рав­но­душно. Можно отно­ситься дру­же­любно, можно – с иро­нией. Дать воз­мож­ность занять лидер­ское поло­же­ние, однако при этом сле­дует выбрать пост, на кото­ром он больше вни­ма­ния уде­лял бы бума­гам, чем людям. Поощ­рять волю и упор­ство. При этом под­ростку жела­тельно вос­пи­ты­вать в себе пози­тив­ное эмо­ци­о­наль­ное отно­ше­ние к окру­жа­ю­щим и пози­тив­ные установки.

Тип № 15 (Э: 8–16; Н: 20–24)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Вечно недо­воль­ный, ворч­ли­вый, склон­ный к при­дир­кам. Мелочно-тре­бо­ва­тель­ный. К язви­тель­но­сти не скло­нен. Легко оби­жа­ется по пустя­кам. Часто раз­дра­жи­те­лен. Завист­ли­вый. В делах неуве­рен­ный. В отно­ше­ниях – под­чи­нен­ный. Перед труд­но­стями пасует. В группе, классе дер­жится в сто­роне. Зло­па­мят­ный. Дру­зей не имеет. Сверст­ни­ками командует.

Пути кор­рек­ции. Жела­тельно нала­дить хотя бы мини­маль­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния. Это легче сде­лать, осно­вы­ва­ясь на мни­тель­но­сти дан­ного чело­века. Можно инте­ре­со­ваться его само­чув­ствием, успе­хами в дове­ри­тель­ной беседе. В каче­стве обще­ствен­ной нагрузки, поз­во­ля­ю­щей иметь опору во вза­и­мо­от­но­ше­ниях, можно дать кан­це­ляр­скую работу (педан­ти­че­ские свой­ства поз­во­лят делать ее хорошо). Поощ­рять за испол­ни­тель­ность при всем кол­лек­тиве, что поз­во­лит нала­дить отно­ше­ния со сверст­ни­ками. Под­ростки такого типа тре­буют посто­ян­ного вни­ма­ния и инди­ви­ду­аль­ного взаимодействия.

Тип № 16 (Э: 4–8; Н: 20–24)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Высо­ко­чув­стви­тель­ный, недо­вер­чи­вый, зата­енно-страст­ный, мол­ча­ли­вый, замкнуто-обид­чи­вый. Само­лю­би­вый, неза­ви­си­мый, имеет кри­ти­че­ский ум. Пес­си­мист. Скло­нен к обоб­щен­ному мыш­ле­нию. Часто – неуве­рен­ность в себе.

Пути кор­рек­ции. В под­ходе жела­тельны: обе­ре­га­ю­щий режим, поощ­ре­ния при одно­класс­ни­ках, доб­ро­же­ла­тель­ность, ува­жи­тель­ность. Сле­дует под­дер­жи­вать спра­вед­ли­вые кри­ти­че­ские суж­де­ния, но избе­гать раз­ви­тия мора­ли­зи­ро­ва­ния и критиканства.

Тип № 17 (Э: 16–20; Н: 4–8)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Очень эмо­ци­о­на­лен. Вос­тор­жен­ный, жиз­не­ра­дост­ный, общи­тель­ный, влюб­чи­вый. В кон­так­тах – нераз­бор­чив, дру­же­ски настроен ко всем. Непо­сто­я­нен, наи­вен, ребяч­лив, нежен. Поль­зу­ется сим­па­тией окру­жа­ю­щих. Фан­та­зер. Не стре­мится к лидер­ству, пред­по­чи­тая интимно-дру­же­ские связи.

Пути кор­рек­ции. Под­дер­жи­вать поло­жи­тель­ный настрой. Жела­тельно раз­ви­вать эсте­ти­че­ские склон­но­сти, под­дер­жи­вать увле­че­ния (поощ­рять, инте­ре­со­ваться, пред­ла­гать высту­пить перед клас­сом, груп­пой). Обра­тить вни­ма­ние на выра­ботку воле­вых качеств (настой­чи­во­сти, уровня притязаний).

Тип № 18 (Э: 4–8; Н: 16–20)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Эмпа­тич­ный. Очень жалост­ли­вый, склон­ный под­дер­жи­вать сла­бых, пред­по­чи­тает интимно-дру­же­ские кон­такты. Настро­е­ние чаще спо­койно-пони­жен­ное. Скром­ный, застен­чи­вый. Не уве­рен в себе. Созер­ца­тель. Легко ста­но­вится насто­ро­жен­ным и подо­зри­тель­ным в небла­го­при­ят­ных условиях.

Пути кор­рек­ции. Реко­мен­ду­ется нала­дить щадяще-раз­ви­ва­ю­щий режим. Кон­тро­ли­ро­вать испод­воль, отно­ситься спо­койно и доб­ро­же­ла­тельно. Помо­гать в труд­ных ситу­а­циях, какими в дан­ном слу­чае явля­ются дости­же­ние цели, фор­ми­ро­ва­ние актив­ной пози­ции, нала­жи­ва­ние кон­так­тов (со сверст­ни­ками и со взрос­лыми). Исклю­чить пуб­лич­ное обсуж­де­ние, если воз­можны нега­тив­ные оценки.

Тип № 19 (Э: 4–8; Н: 4–8)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Спо­кой­ный тип. Мол­ча­ли­вый, рас­су­ди­тель­ный. Замед­ленно-дея­тель­ный, очень после­до­ва­тель­ный, само­сто­я­тель­ный, неза­ви­си­мый, кро­пот­ли­вый. Бес­при­страст­ный, скром­ный, низко-эмо­ци­о­наль­ный. Ино­гда отвле­чен от реальности.

Пути кор­рек­ции. Ста­раться повы­сить само­оценку, раз­вить систему при­тя­за­ний, рас­крыть склон­но­сти и спо­соб­но­сти под­ростка. Заин­те­ре­со­вать чем-то можно, дав работу с высо­кой лич­ной ответ­ствен­но­стью (по типу дея­тель­ность должна быть больше свя­зана с бума­гами, чем с людьми). Нуж­да­ется в сове­тах по раз­ным вопро­сам, выра­жен­ных в дели­кат­ной форме.

Тип № 20 (Э: 16–20; Н: 16–20)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Очень демон­стра­ти­вен, не умеет сопе­ре­жи­вать. Эмо­ци­о­нально беден. Любит про­ти­во­по­став­лять себя кол­лек­тиву. Очень напо­рист в дости­же­нии зна­чи­мых для себя цен­но­стей. Ценит пре­стиж. Часто фаль­шив. Практичен.

Пути кор­рек­ции. Режим вза­и­мо­дей­ствия мяг­кий, тер­пи­мый, чтобы не обост­рять нега­тив­ные каче­ства. Вовлечь в спор­тив­ные или тех­ни­че­ские заня­тия, чтобы пере­ве­сти энер­гию в пози­тив­ное русло, а потреб­ность в борьбе за пер­вен­ство – в при­ем­ле­мую форму. Жела­тельно эсте­ти­че­ское вос­пи­та­ние. Вовле­кать в пози­тив­ные соци­аль­ные группы с силь­ным вли­я­тель­ным лидером.

Тип № 21 (Э: 12–16; Н: 8–12)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Очень энер­гич­ный, жиз­не­ра­дост­ный. «Люби­мец пуб­лики». Часто очень ода­рен­ный, легко учится, арти­стич­ный, мало­у­том­ля­е­мый. Однако нали­чие этих качеств часто имеет нега­тив­ные резуль­таты. Не хочет серьезно рабо­тать над дости­же­нием цели. Легко все бро­сает, часто пре­ры­вает дружбу. Поверх­но­стен. Имеет довольно низ­кий соци­аль­ный интеллект.

Пути кор­рек­ции. Тре­бует доб­ро­же­ла­тельно-стро­гого отно­ше­ния. В кол­лек­тиве не стоит выби­рать на лидер­ские долж­но­сти (лучше часто пред­ла­гать разо­вые пору­че­ния орга­ни­за­тор­ского типа). Строго тре­бо­вать выпол­не­ния пору­че­ний. Жела­тельно найти какую-то зна­чи­мую цель (напри­мер, овла­деть ино­стран­ным язы­ком), раз­бить на пери­оды срок испол­не­ния, рас­пи­сать по вре­мени задачи и кон­тро­ли­ро­вать выпол­не­ние. Это, с одной сто­роны, помо­жет добиться постав­лен­ной цели, с дру­гой – при­учит к упо­ря­до­чен­ной работе.

Тип № 22 (Э: 8–12; Н: 8–12)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Очень пас­сивно-без­раз­лич­ный. Уве­рен в себе. В отно­ше­нии к окру­жа­ю­щим жестко-тре­бо­ва­те­лен. Зло­па­мят­ный. Часто про­яв­ляет пас­сив­ное упрям­ство. Очень педан­тич­ный, мелоч­ный. Рас­су­ди­тель­ный, хлад­но­кров­ный. К чужому мне­нию отно­сится без­раз­лично. Пред­по­чи­тает при­выч­ные дела и моно­тон­ность быта.

Пути кор­рек­ции. Создать ощу­ще­ние, что он инте­ре­сен вос­пи­та­телю (тре­неру и т. д.). Сле­дует инте­ре­со­ваться мело­чами быта, само­чув­ствия. Среди обще­ствен­ных пору­че­ний жела­тельно выбрать то, что тре­бует акку­рат­ного испол­не­ния (веде­ние жур­нала или табеля, учет и т. п.). Хва­лить за испол­ни­тель­ность. Помо­гать в выборе заня­тий (жела­тельно инди­ви­ду­аль­ные, а не груп­по­вые виды спорта или худо­же­ствен­ной самодеятельности).

Тип № 23 (Э: 16–20; Н: 8–12)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Общи­тель­ный, актив­ный, ини­ци­а­ти­вен, увле­ка­ю­щийся. При этом умеет управ­лять собой. Умеет доби­ваться наме­чен­ной цели. Често­лю­бив. Любит лиди­ро­вать и умеет быть орга­ни­за­то­ром. Поль­зу­ется дове­рием и искрен­ним ува­же­нием окру­жа­ю­щих. Харак­тер лег­кий, эсте­ти­чен, ровно оживлен.

Пути кор­рек­ции. Создать воз­мож­ность лидер­ства. Помо­гать в реше­нии груп­по­вых и инди­ви­ду­аль­ных задач. Сле­дить за тем, чтобы нагрузка (учеб­ная, про­из­вод­ствен­ная и обще­ствен­ная) была в разум­ных пределах.

Тип № 24 (Э: 12–16; Н: 4–8)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Актив­ный, урав­но­ве­шен­ный, энер­гич­ный. При­вяз­чив к немно­го­чис­лен­ным дру­зьям. Умеет ста­вить перед собой задачи и доби­ваться реше­ний. Не скло­нен к сопер­ни­че­ству. Ино­гда обидчив.

Пути кор­рек­ции. Пред­по­чи­тает спо­кой­ное дове­ри­тель­ное отно­ше­ние окру­жа­ю­щих. Жела­тельно отла­жи­ва­ние чет­ких дело­вых контактов.

Тип № 25 (Э: 8–12; Н: 4–8)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Акти­вен, ино­гда взрыв­ча­тый, ино­гда бес­печно-весе­лый. Ини­ци­а­тивы почти не про­яв­ляет, дей­ствует по указке. Пас­си­вен в соци­аль­ных кон­так­тах. К глу­бо­ким эмо­ци­о­наль­ным пере­жи­ва­ниям не рас­по­ло­жен. Скло­нен к моно­тон­ной кро­пот­ли­вой работе.

Пути кор­рек­ции. Жела­тельно спо­койно-дело­вое отно­ше­ние. Нахо­дить и реко­мен­до­вать лучше инди­ви­ду­аль­ные заня­тия. Хорошо справ­ля­ется с адми­ни­стра­тив­ной работой.

Тип № 26 (Э: 4–8; Н: 8–12)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Спо­кой­ный, урав­но­ве­шен­ный, тер­пе­ли­вый, педан­тич­ный. Често­лю­би­вый. Целе­устрем­лен­ный. Имеет твер­дые прин­ципы. Вре­ме­нами обидчив.

Пути кор­рек­ции. Любит дове­ри­тель­ные отно­ше­ния, спо­кой­ный темп работы. Не скло­нен к пани­брат­ству. Жела­тельно поощ­рять при классе (группе) за акку­рат­ность, испол­ни­тель­ность. Рабо­тать над повы­ше­нием уве­рен­но­сти в своих силах.

Тип № 27 (Э: 4–8; Н: 12–16)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Урав­но­ве­шенно-мелан­хо­лич­ный. Тонко чув­стви­тель­ный. При­вяз­чи­вый; ценит дове­ри­тельно-интим­ные отно­ше­ния, спо­кой­ный. Ценит юмор. В целом – опти­мист. Ино­гда пани­кует, ино­гда впа­дает в депрес­сии. Однако чаще спокойно-задумчив.

Пути кор­рек­ции. Создать обста­новку активно-спо­кой­ной дея­тель­но­сти. Жела­тельно избе­жать жест­кой регла­мен­та­ции. Реко­мен­до­вать эсте­ти­че­ские и лите­ра­тур­ные занятия.

Тип № 28 (Э: 8–12; Н: 16–20)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Мелан­хо­лич­ный, често­лю­би­вый, упор­ный, серьез­ный. Ино­гда скло­нен к уныло-тре­вож­ному настро­е­нию. Дру­жит с немно­го­чис­лен­ным кру­гом людей. Необид­чи­вый, но ино­гда про­яв­ляет мни­тель­ность. Само­сто­я­те­лен в реше­ниях отно­си­тельно прин­ци­пи­аль­ных вопро­сов, но зави­сим от близ­ких в эмо­ци­о­наль­ной жизни.

Пути кор­рек­ции. Реко­мен­ду­ется направ­лять уси­лия на повы­ше­ние само­оценки, укреп­лять уве­рен­ность в себе.

Тип № 29 (Э: 12–16; Н: 16–20)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Жестко тре­бо­ва­те­лен к окру­жа­ю­щим: упря­мый, гор­дый, очень често­лю­би­вый. Энер­гич­ный, общи­тель­ный, настро­е­ние часто бое­ви­тое. Неудачи скры­вает. Любит быть на виду. Хладнокровный.

Пути кор­рек­ции. Вза­и­мо­от­но­ше­ния стро­ить на основе ува­же­ния, высо­кой тре­бо­ва­тель­но­сти. Можно посме­и­ваться над недо­стат­ками, если под­ро­сток заносчив.

Тип № 30 (Э: 16–20; Н: 12–16)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Гор­дый, стре­мится к пер­вен­ству, зло­па­мят­ный. Энер­гич­ный, упор­ный. Спо­кой­ный, рас­чет­ли­вый. Любит риск, непре­клон­ный в дости­же­ниях. Не лишен арти­стизма, хотя и суховат.

Пути кор­рек­ции. Не допус­кать зазнай­ства. Под­дер­жи­вать в пози­тив­ных уси­лиях. Помо­гать в лидер­стве, не допус­кать команд­ный стиль отно­ше­ний. Ней­тра­ли­зо­вать озлоб­лен­ность. Раз­ви­вать соци­аль­ный интеллект.

Тип № 31 (Э: 8–12; Н: 12–16)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Застен­чи­вый, неза­вист­ли­вый, стре­мится к само­сто­я­тель­но­сти, при­вяз­чи­вый. Доб­ро­же­ла­тель­ный. С близ­кими людьми про­яв­ляет наблю­да­тель­ность, чув­ство юмора. Скло­нен к глу­бо­ким дове­ри­тель­ным отно­ше­ниям. Избе­гает ситу­а­ции риска, опас­но­сти. Не выно­сит навя­зан­ный темп. Ино­гда скло­нен к быст­рым реше­ниям. Часто рас­ка­и­ва­ется в своих поступ­ках. В неуда­чах обви­няет только себя.

Пути кор­рек­ции. Обес­пе­чить спо­кой­ную доб­ро­же­ла­тель­ную обста­новку. Ста­раться вовле­кать в актив­ное реше­ние дело­вых вопро­сов. Поощ­рять соци­аль­ную актив­ность, вовле­кать в уча­стие в каких-либо меро­при­я­тиях (семи­на­рах, кон­фе­рен­циях и т. п.).

Тип № 32 (Э: 12–16; Н: 12–16)

Харак­те­ро­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния. Често­лю­би­вый, неудачи не сни­жают уве­рен­но­сти в себе. Занос­чи­вый. Зло­па­мят­ный. Энер­гич­ный. Упор­ный. Целе­устрем­лен­ный. Скло­нен к кон­фликт­но­сти. Не усту­пает, даже если не прав. Мук сове­сти не испы­ты­вает. В обще­нии не скло­нен к сопе­ре­жи­ва­нию. Ценит только инфор­ма­тив­ность. Эмо­ци­о­нально огра­ни­чен­ный тип.

Пути кор­рек­ции. Не под­дер­жи­вать в кон­фликт­ных ситу­а­циях. Воз­дей­ство­вать через често­лю­бие. Отно­ше­ния под­дер­жи­вать ров­ные, пыта­ясь испод­воль раз­ви­вать соци­аль­ный интеллект.

Глава 5. Фантазии – это хорошо или плохо?

Зачем ребенку что-то выдумывать?

Зачем же вообще ребенку нужны фан­та­зии и раз­ные необык­но­вен­ные истории?

Во-пер­вых, юный автор полу­чает массу удо­воль­ствия от своих выду­мок, начи­ная от реак­ций окру­жа­ю­щих на его слова и закан­чи­вая соб­ствен­ным удо­вле­тво­ре­нием от мани­пу­ли­ро­ва­ния такой заме­ча­тель­ной игруш­кой, как речь. Во-вто­рых, выду­ман­ный мир может быть хоро­шим успо­ка­и­ва­ю­щим сред­ством, свое­об­раз­ной тихой гава­нью, спа­са­ю­щей от неза­слу­жен­ных обид, от рав­но­ду­шия, а порой и жесто­ко­сти окру­жа­ю­щих людей.

В‑третьих, с помо­щью фан­та­зий очень легко выра­зить свои невы­ска­зан­ные пере­жи­ва­ния и проблемы.

В‑четвертых, мир выдумки под­вла­стен только воле ребенка, в нем он тво­рец и созда­тель, а поэтому может поз­во­лить себе все, что угодно, стать кем угодно, овла­деть любыми спо­соб­но­стями, тем самым ком­пен­си­руя свои неудо­вле­тво­рен­ные в реаль­ной жизни потребности.

Трудно пере­оце­нить важ­ность про­цесса сочи­не­ния ребен­ком раз­лич­ных исто­рий, небы­лиц, ска­зок. В этом зало­жен огром­ный сози­да­ю­щий потен­циал, это в чистом виде акт тво­ре­ния. А если ребе­нок умеет созда­вать, при­ду­мы­вать что-то новое, то вре­мени и сил на раз­ру­ше­ние у него будет оста­ваться все меньше и меньше. При­чем под раз­ру­ше­нием пони­ма­ется не только порча пред­ме­тов мате­ри­аль­ного мира, но и нане­се­ние вреда самому себе, сво­ему гар­мо­нич­ному суще­ство­ва­нию, близ­ким людям.

Пси­хо­логи в один голос отме­чают необык­но­вен­ные воз­мож­но­сти для раз­но­сто­рон­него раз­ви­тия ребенка, кото­рые дает сочи­не­ние ска­зок. Вот основ­ные «раз­ви­ва­ю­щие моменты»:

  • Сочи­не­ние ска­зок раз­ви­вает вни­ма­ние, вооб­ра­же­ние, фантазию.
  • Про­цесс сочи­не­ния акти­ви­зи­рует раз­ви­тие речи, обо­га­щает сло­вар­ный запас.
  • Ребе­нок учится сопе­ре­жи­вать вымыш­лен­ным пер­со­на­жам, а зна­чит, в даль­ней­шем и реаль­ным людям.
  • При­ду­мы­вая исто­рии о самых раз­но­об­раз­ных вза­и­мо­от­но­ше­ниях и поступ­ках героев, юный сочи­ни­тель тем самым делает богаче свой соци­аль­ный опыт, рас­ши­ряет гра­ницы соб­ствен­ных при­выч­ных реак­ций и сте­рео­ти­пов поведения.
  • У ребенка раз­ви­ва­ются эмо­ци­о­наль­ная сфера и сен­сор­ное восприятие.
  • За счет вопло­ще­ния и про­жи­ва­ния в фан­та­зиях реаль­ных кон­флик­тов и слож­но­стей, а также за счет услов­ной ком­пен­са­ции неудо­вле­тво­рен­ных потреб­но­стей у ребенка сни­жа­ются пси­хо­ло­ги­че­ская напря­жен­ность, тревожность.
  • Счаст­ли­вый конец боль­шин­ства ска­зок все­ляет уве­рен­ность в победу добра над злом, в счаст­ли­вое пре­одо­ле­ние жиз­нен­ных труд­но­стей, что, в свою оче­редь, уве­ли­чи­вает веру в соб­ствен­ные возможности.

Исходя из всего выше­ска­зан­ного очень важно, чтобы роди­тели пом­нили, что про­цесс сочи­не­ния все­воз­мож­ных исто­рий и ска­зок – это не только воз­мож­ность раз­бу­дить вооб­ра­же­ние ребенка и раз­вить его мыс­ли­тель­ные спо­соб­но­сти, но и воз­мож­ность помочь малень­кому чело­веку адап­ти­ро­ваться к жизни. Вос­про­из­водя жиз­нен­ные ситу­а­ции в своих исто­риях, стал­ки­вая героев с про­бле­мами и труд­но­стями, раз­ре­шая кон­фликты, ребе­нок смяг­чает внут­рен­нее пси­хи­че­ское напря­же­ние, при­об­ре­тает веру в себя и чув­ство защищенности.

Вни­ма­тель­ный взрос­лый уви­дит за обыч­ными обра­зами и поступ­ками героев скры­тые про­блемы и кон­фликты. Он сумеет напра­вить дет­ское вооб­ра­же­ние в такое русло, где таятся скры­тые ресурсы лич­но­сти ребенка (Пого­сова Н. М., 2002).

Танцы, рисо­ва­ние, роле­вые игры, сочи­не­ние исто­рий – все это помо­гает ребенку (да и взрос­лому) встать на путь твор­че­ской само­ре­а­ли­за­ции. Это же, в свою оче­редь, при­во­дит к осво­бож­де­нию от мно­го­чис­лен­ных пра­вил и запре­тов, к при­ня­тию всех сто­рон своей лич­но­сти. Для целост­ной гар­мо­нич­ной лич­но­сти нет смысла во лжи и обмане. Чело­век ува­жает и ценит себя и окру­жа­ю­щих, и поэтому не нахо­дит нуж­ным при­укра­ши­вать свои досто­ин­ства или пря­тать недо­статки и про­махи. Он верит в свои силы, и поэтому доби­ва­ется необ­хо­ди­мого чест­ным путем.

Твор­че­ское само­вы­ра­же­ние, в основе кото­рого и лежат вооб­ра­же­ние и фан­та­зии, поз­во­ляет при­нять, а затем и осво­бо­диться от «пло­хих» эмо­ций и качеств. Даже такие черты, как жад­ность, гнев, рев­ность, лень, страх, изна­чально зало­жены в чело­веке, а зна­чит, их необ­хо­димо не заго­нять в глубь своей души как вред­ные и ненуж­ные, а поста­раться понять и научиться кон­тро­ли­ро­вать. Когда ребе­нок сам почув­ствует, что ему не нра­вится быть жад­ным, злым, мсти­тель­ным, тогда он отно­си­тельно легко рас­ста­нется с этими чув­ствами и ста­нет хозя­и­ном своих состо­я­ний и переживаний.

Как развить творческие способности и креативное мышление ребенка?

Кре­а­тив­ность… Где только не встре­ча­ется сей­час это слово! Оно и в обя­за­тель­ных тре­бо­ва­ниях к соис­ка­те­лям при устрой­стве на работу, и в опи­са­ниях лич­ных качеств, жиз­ненно необ­хо­ди­мых совре­мен­ному чело­веку, и, конечно же, во все­воз­мож­ных про­грам­мах дет­ских раз­ви­ва­ю­щих заня­тий. Что же скры­ва­ется за этим, таким важ­ным, лич­ност­ным каче­ством? Согласно опре­де­ле­нию, кре­а­тив­ность – это «спо­соб­ность удив­ляться и позна­вать, уме­ние нахо­дить реше­ние в нестан­дарт­ных ситу­а­циях, наце­лен­ность на откры­тие нового и спо­соб­ность к глу­бо­кому осо­зна­нию сво­его опыта».

Разве такое каче­ство не может быть не вос­тре­бо­вано? Кре­а­тив­ные лич­но­сти в мень­шей сте­пени под­вер­жены нечест­но­сти. Они с лег­ко­стью най­дут менее зауряд­ный спо­соб реше­ния труд­но­стей, чем про­сто обман. К тому же «спо­соб­ность к глу­бо­кому осо­зна­нию соб­ствен­ного опыта» поз­во­лит в даль­ней­шем предот­вра­щать ситу­а­ции, в кото­рых ложь необходима.

Мы часто слы­шим, что наше время – время высо­ких ско­ро­стей, посто­ян­ных изме­не­ний, время раз­но­об­ра­зия и «услож­не­ния». А это зна­чит, чтобы успешно адап­ти­ро­ваться к новым, все время меня­ю­щимся усло­виям, чело­веку про­сто необ­хо­димо быть гиб­ким, мыс­лить твор­че­ски, а не шаб­лонно. Именно поэтому одна из пер­во­оче­ред­ных задач совре­мен­ных роди­те­лей – раз­ви­вать твор­че­ские спо­соб­но­сти и кре­а­тив­ное  мыш­ле­ние ребенка, а не кон­цен­три­ро­ваться только на его школь­ной успе­ва­е­мо­сти и общей осведомленности.

И опять тесты…

Раз­ви­вать твор­че­ские спо­соб­но­сти нужно не только с помо­щью спе­ци­аль­ных заня­тий (о них речь пой­дет ниже), кото­рые, есте­ственно, тоже необ­хо­димы, но и выстра­и­вая каж­до­днев­ное обще­ние с сыном или доче­рью таким обра­зом, чтобы твор­че­ский потен­циал имел воз­мож­ность рас­крыться, а неза­у­ряд­ный взгляд на мир – найти под­держку и пони­ма­ние. Для этого можно сле­до­вать про­стым сове­там аме­ри­кан­ского пси­хо­лога Дэвида Лью­иса. Конечно же, не нужно стре­миться вопло­тить в жизнь все реко­мен­да­ции – это может при­ве­сти к излиш­нему напряжению.

Дан­ные утвер­жде­ния можно исполь­зо­вать и как свое­об­раз­ный тест, демон­стри­ру­ю­щий, насколько ваши вза­и­мо­от­но­ше­ния с ребен­ком спо­соб­ствуют раз­ви­тию у него твор­че­ских спо­соб­но­стей. Итак, отметьте, с какими выска­зы­ва­ни­ями вы согласны, а с какими – нет. Если вы будете согласны только с 20 % утвер­жде­ний – тогда, веро­ятно, вам есть над чем рабо­тать. Если все утвер­жде­ния устра­и­вают вас более чем на 90 % – имеет смысл осла­бить «вос­пи­та­тель­ную хватку» для предо­став­ле­ния боль­шей сво­боды и ребенку и себе.

  1. Я отве­чаю на все вопросы ребенка насколько воз­можно тер­пе­ливо и честно.
  2. Серьез­ные вопросы и выска­зы­ва­ния ребенка я вос­при­ни­маю всерьез.
  3. Я поста­вил стенд, на кото­ром ребе­нок может демон­стри­ро­вать свои работы.
  4. Я не ругаю ребенка за бес­по­ря­док в его ком­нате или на столе, если это свя­зано с твор­че­ским заня­тием и работа еще не закончена.
  5. Я предо­ста­вил ком­нату или часть ком­наты исклю­чи­тельно для его занятий.
  6. Я пока­зы­ваю ребенку, что он любим таким, какой он есть, а не за его достижения.
  7. Я пору­чаю ребенку посиль­ные заботы.
  8. Я помо­гаю стро­ить соб­ствен­ные планы и при­ни­мать решения.
  9. Я беру ребенка в поездки по инте­рес­ным местам.
  10. Я помо­гаю ребенку улуч­шить резуль­тат его работы.
  11. Я помо­гаю ребенку нор­мально общаться с детьми из раз­ных соци­аль­ных и куль­тур­ных слоев.
  12. Я уста­нав­ли­ваю разум­ный пове­ден­че­ский стан­дарт и слежу, чтобы он ему следовал.
  13. Я нико­гда не говорю ребенку, что он хуже дру­гих детей.
  14. Я нико­гда не нака­зы­ваю ребенка унижением.
  15. Я снаб­жаю ребенка кни­гами и мате­ри­а­лами для его люби­мых занятий.
  16. Я при­учаю ребенка мыс­лить самостоятельно.
  17. Я регу­лярно читаю ему.
  18. Я при­учаю ребенка к чте­нию с малых лет.
  19. Я побуж­даю ребенка при­ду­мы­вать исто­рии и фантазировать.
  20. Я вни­ма­тельно отно­шусь к инди­ви­ду­аль­ным потреб­но­стям ребенка.
  21. Я поз­во­ляю ему при­ни­мать уча­стие в пла­ни­ро­ва­нии семей­ных дел и путешествий.
  22. Я нахожу время каж­дый день, чтобы побыть с ребен­ком наедине.
  23. Я нико­гда не дразню его за ошибки.
  24. Я хвалю его за выучен­ные стихи, рас­сказы и песни.
  25. Я учу ребенка сво­бодно общаться со взрос­лыми любого возраста.
  26. Я раз­ра­ба­ты­ваю прак­ти­че­ские экс­пе­ри­менты, чтобы помочь ему больше узнать.
  27. Я поз­во­ляю ребенку играть со вся­ким хламом.
  28. Я побуж­даю ребенка нахо­дить про­блемы и затем их решать.
  29. В заня­тиях ребенка я нахожу те, что достойны похвалы.
  30. Я не хвалю его бес­пред­метно и неискренне.
  31. Я честен в оценке своих чувств к ребенку.
  32. Не суще­ствует тем, кото­рые я совер­шенно исклю­чаю для обсуж­де­ния с ребенком.
  33. Я даю воз­мож­ность дей­стви­тельно при­ни­мать решения.
  34. Я помо­гаю ребенку быть личностью.
  35. Я помо­гаю ему нахо­дить заслу­жи­ва­ю­щие вни­ма­ния телепрограммы.
  36. Я нико­гда не отма­хи­ва­юсь от неудач ребенка, говоря: «Я этого тоже не умею».
  37. Я раз­ви­ваю в ребенке пози­тив­ное вос­при­я­тие его способностей.
  38. Я поощ­ряю в ребенке мак­си­маль­ную неза­ви­си­мость от взрослых.
  39. Я верю в здра­вый смысл ребенка и дове­ряю ему.
  40. Я пред­по­чи­таю, чтобы основ­ную часть работы, за кото­рую взялся ребе­нок, он выпол­нял само­сто­я­тельно, даже если я неуве­рен в пози­тив­ном конеч­ном результате.

Помочь опре­де­лить, какой у ребенка уро­вень раз­ви­тия твор­че­ских спо­соб­но­стей, могут мно­го­чис­лен­ные пси­хо­ло­ги­че­ские тесты. Среди них есть как слож­ные, пред­на­зна­чен­ные для про­фес­си­о­наль­ных пси­хо­ло­гов, так и более про­стые, кото­рые может про­ве­сти любой роди­тель после вни­ма­тель­ного озна­ком­ле­ния с инструк­цией. Вот несколько именно таких тестов, кото­рые вы вполне можете пред­ло­жить сво­ему ребенку. Только не забы­вайте, что любой тест, даже самый надеж­ный, не явля­ется пово­дом для поста­новки диа­гноза и выне­се­ния при­го­вора. К сожа­ле­нию, мне известны слу­чаи, когда после само­ди­а­гно­стики роди­тели окон­ча­тельно утвер­жда­лись в мысли, что их ребе­нок – пол­ный без­дарь, неудач­ник и вообще поте­рян­ный для обще­ства человек.

«Солнце в комнате»

Для выпол­не­ния этого теста вам потре­бу­ются каран­даш и кар­тинка с изоб­ра­же­нием ком­наты, в кото­рой нахо­дится чело­ве­чек и солнце. Пока­жите ребенку кар­тинку и попро­сите его пере­чис­лить, что на ней нари­со­вано. После пере­чис­ле­ния дета­лей изоб­ра­же­ния дайте сле­ду­ю­щее зада­ние: «Видишь, здесь сол­нышко нари­со­вано в ком­нате. Скажи, так может быть или худож­ник здесь что-то напу­тал? Попро­буй испра­вить кар­тинку так, чтобы она была пра­виль­ной». Ребенку не обя­за­тельно пере­ри­со­вы­вать кар­тинку, он может про­сто объ­яс­нить, что нужно сде­лать для изме­не­ния картины.

Ответ ребенка оце­ни­ва­ется сле­ду­ю­щим образом:

  • Отсут­ствие ответа, непри­я­тие зада­ния («Не знаю, как испра­вить», «Кар­тинку исправ­лять не нужно») – 1 балл.
  • Фор­маль­ное устра­не­ние несо­от­вет­ствия (сте­реть, закра­сить сол­нышко) – 2 балла.
  • Содер­жа­тель­ное устра­не­ние несо­от­вет­ствия: а) про­стой ответ (нари­со­вать в дру­гом месте – «Сол­нышко на улице») – 3 балла; б) слож­ный ответ (пере­де­лать рису­нок – «Сде­лать из сол­нышка лампу») – 4 балла.
  • Кон­струк­тив­ный ответ – отде­лить сол­нышко от дру­гих пред­ме­тов, сохра­нив его в кон­тек­сте задан­ной ситу­а­ции («Кар­тинку сде­лать», «Нари­со­вать окно», «Поса­дить сол­нышко в рамку» и др.) – 5 баллов.

«Как спа­сти зайку?»

Для про­ве­де­ния этого теста вам нужно под­го­то­вить сле­ду­ю­щие пред­меты: фигурка зай­чика, блюдце, ведерко, дере­вян­ная палочка, сду­тый воз­душ­ный шарик, лист бумаги. Раз­ло­жите на столе перед ребен­ком все эти пред­меты, а затем возь­мите зай­чика и ска­жите при­мерно сле­ду­ю­щее: «Малыш, позна­комься с этим зай­чи­ком. Одна­жды с ним при­клю­чи­лась такая исто­рия. Решил зай­чик попла­вать на кораб­лике по морю и уплыл далеко-далеко от берега. А тут начался шторм, появи­лись огром­ные волны, и стал зайка тонуть. Помочь зайке можем только мы с тобой. У нас для этого есть несколько пред­ме­тов. Вот они перед тобой. Что бы ты выбрал, чтобы спа­сти зайку?»

Ответы ребенка и их обос­но­ва­ние оце­ни­ва­ются сле­ду­ю­щим образом:

  • Ребе­нок выби­рает блюдце или ведерко, а также палочку, при помощи кото­рой можно зайку под­нять со дна; ребе­нок пыта­ется исполь­зо­вать пред­меты в гото­вом виде, меха­ни­че­ски пере­не­сти их свой­ства в новую ситу­а­цию – 1 балл.
  • Реше­ние с эле­мен­том про­стей­шего сим­во­лизма. Ребе­нок пред­ла­гает, напри­мер, исполь­зо­вать палочку в каче­стве бревна, на кото­ром зайка смо­жет доплыть до берега, – 2 балла.

Ребе­нок пре­об­ра­зо­вы­вает име­ю­щи­еся пред­меты. Напри­мер, можно исполь­зо­вать сду­тый шарик или лист бумаги. Для этой цели нужно надуть шарик («Зай­чик на шарике может уле­теть») или сде­лать из бумаги кораб­лик – 3 балла.

Глава 6. Почитаем? Поиграем? Простые способы решения сложных задач

Как сказки помогают справиться с детской ложью

Мно­гие роди­тели скеп­ти­че­ски отне­сутся к идее бороться с дет­ской ложью с помо­щью каких-то ска­зок и исто­рий. Я не раз слы­шала мне­ние, что «про­сто не надо бало­вать детей и поз­во­лять им лиш­нее, тогда и слу­шаться будут, и врать не ста­нут». Отно­ше­ние же к сказ­кам часто выра­жа­ется при­мерно сле­ду­ю­щим обра­зом: «Поси­деть с ребен­ком и почи­тать сказки, конечно, хорошо, но на это не все­гда хва­тает вре­мени, поэтому их вполне можно заме­нить мульт­филь­мами или аудиокнигами».

Об оши­боч­но­сти пер­вого выска­зы­ва­ния речь подробно шла выше. Лишь напомню, что ни страх, ни запреты, ни нака­за­ния не сде­лают ребенка чест­ным, и при поверх­ност­ном взгляде на эту про­блему ее вряд ли можно решить.

Отно­ше­ние к сказ­кам заслу­жи­вает более деталь­ного рас­смот­ре­ния. Мы порой недо­оце­ни­ваем тот мощ­ный пси­хо­ло­ги­че­ский, пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ский, нрав­ствен­ный потен­циал, кото­рый таят в себе не только образцы уст­ного народ­ного твор­че­ства (сказки, былины и др.), но и автор­ские про­из­ве­де­ния. Оку­на­ясь в мир выду­ман­ного, нере­аль­ного, мы гораздо легче вос­при­ни­маем те мораль и муд­рость, кото­рые зало­жены в про­из­ве­де­нии или веко­выми тра­ди­ци­ями, или гением и талан­том выда­ю­ще­гося чело­века. Сопе­ре­жи­вая героям, пре­одо­ле­вая вме­сте с ними все пре­пят­ствия и отве­чая на порой нелег­кие вопросы, мы сами ста­но­вимся чуточку муд­рее, доб­рее, честнее.

Нрав­ствен­ные ори­ен­тиры, зало­жен­ные в лите­ра­тур­ном про­из­ве­де­нии, очень легко обхо­дят наши защит­ные меха­низмы, и та мораль, кото­рую можно без­ре­зуль­татно часами вдалб­ли­вать в юные головы, ока­зы­ва­ется отлично усво­ен­ной на под­со­зна­тель­ном уровне. А это зна­чит, что оттуда она испод­воль попа­дет и в созна­ние и будет вли­ять не только на дей­ствия и поступки чело­века, но и на его уста­новки, мне­ния, ценности.

К тому же сказки могут стать тем посред­ни­ком, кото­рый бывает так необ­хо­дим в обще­нии роди­те­лей с ребен­ком. Сами того не заме­чая, мы часто ока­зы­ва­емся перед доб­ротно выстро­ен­ной сте­ной, кото­рая раз­де­ляет нас и наших детей. Любые наши слова вос­при­ни­ма­ются в штыки и отри­ца­ются, наши цен­но­сти и пра­вила наро­чито обес­це­ни­ва­ются, непо­ни­ма­ние и неже­ла­ние слу­шать про­ни­кают во все сферы обще­ния. И все наши пря­мое дав­ле­ние, нота­ции и мора­ли­за­тор­ство не имеют ника­кого отклика. Найти обход­ной путь в подоб­ных ситу­а­циях, досту­чаться до ребенка и начать гово­рить с ним на одном языке может помочь именно нена­вяз­чи­вое исполь­зо­ва­ние нашего и зару­беж­ного лите­ра­тур­ного наследия.

Сказки, притчи, при­ду­ман­ные исто­рии – это то, что пси­хо­ло­ги­че­ски близко чело­веку в любом воз­расте. Что же гово­рить о детях! Для них ска­зоч­ный, вол­шеб­ный мир – это прак­ти­че­ски реаль­ность. Герои люби­мых рас­ска­зов, можно ска­зать, живут рядом. Поэтому сов­мест­ное погру­же­ние в мир выдумки с его осо­бен­но­стями и про­бле­мами, кото­рые очень часто похожи на наши, может стать тем общим делом, кото­рое не только сло­мает стену непо­ни­ма­ния и отчуж­де­ния между вами и вашим ребен­ком, но и помо­жет найти выход из кон­крет­ных слож­ных ситу­а­ций. Чте­ние пра­вильно подо­бран­ных про­из­ве­де­ний может помочь изме­ниться и самому ребенку, напри­мер научиться созна­ваться в своих про­ступ­ках и при­зна­вать ошибки, уви­деть всю непри­гляд­ность лжи, осво­бо­диться от чрез­мер­ной склон­но­сти выда­вать жела­е­мое за действительное.

Сказочные помощники в развитии творческих способностей

Сочи­не­ние ска­зок и исто­рий, все­воз­мож­ные игры по моти­вам люби­мых про­из­ве­де­ний, а также про­сто выпол­не­ние «необыч­ных» зада­ний не только спо­соб­ствуют гар­мо­нич­ному вос­пи­та­нию юной лич­но­сти, но и помо­гает рас­крыть тот колос­саль­ный потен­циал, кото­рый зало­жен в любом чело­веке. Но, как и в любом деле, здесь важно «не пере­гнуть палку», потому что, слиш­ком усерд­ствуя в при­ви­тии ребенку «кре­а­тив­но­сти», можно надолго вну­шить ему отвра­ще­ние к любому твор­че­ству. Важ­ное усло­вие ста­нов­ле­ния твор­че­ской лич­но­сти – пози­тив­ное отно­ше­ние самого чело­века. Как же сде­лать, чтобы про­цесс раз­ви­тия твор­че­ских спо­соб­но­стей не пре­вра­щался в обя­за­тель­ное заня­тие, а прежде всего при­но­сил удо­воль­ствие и ребенку, и роди­те­лям? Помочь в этом может игра. Исполь­зуя при­во­ди­мые ниже игро­вые упраж­не­ния, вы, с одной сто­роны, помо­жете ребенку рас­крыть твор­че­ский потен­циал и раз­вить свои спо­соб­но­сти, а с дру­гой – пода­рите неза­бы­ва­е­мые минуты радо­сти и веселья.

Пере­ина­чи­ва­ние сказки «Коло­бок»

Взрос­лый пред­ла­гает ребенку послу­шать хорошо извест­ную и, воз­можно, горячо люби­мую сказку «Коло­бок». Но при рас­сказе иска­жает ее так, чтобы ребе­нок это обя­за­тельно заме­тил. К при­меру, можно пред­ло­жить сле­ду­ю­щий вари­ант начала сказки:

«Жили-были ста­рик и ста­руха, и была у них внучка Але­нушка. (Не было.) Вот и гово­рит ста­руха ста­рику (ста­рик старухе):

– Испеки мне, бабка, пиро­жок (коло­бок).

– А из чего печь, – гово­рит ста­руха, – масла-то нет (муки нет).

– А ты по сусе­кам поскреби, по коробу помети, вот и набе­решь муки горстки две.

Так ста­рик (ста­руха) и сде­лал. Заме­сила ста­руха тесто…»

Дальше ребенку нужно самому при­ду­мать про­дол­же­ние сказки, ста­ра­ясь вне­сти в нее как можно больше несуразностей.

Кляксы

Вме­сте с ребен­ком сде­лайте сле­ду­ю­щее. Сло­жите лист плот­ной бумаги попо­лам. Затем кап­ните на одну поло­вину листа немного краски и еще раз сло­жите лист. У вас полу­чится обык­но­вен­ная клякса, про кото­рую можно при­ду­мать необык­но­вен­ную исто­рию. А еще эту кляксу можно дори­со­вать и пре­вра­тить во что-то фан­та­сти­че­ское или, наобо­рот, вполне реальное.

Для более инте­рес­ного вари­анта этого зада­ния потре­бу­ется неболь­шое стекло. Нужно кап­нуть краску (можно несколько цве­тов) на стекло, а затем при­ло­жить его к бумаге. Полу­чив­шийся отпе­ча­ток и будет пово­дом для полета фан­та­зии и ничем не сдер­жи­ва­е­мого воображения.

Сочи­не­ние сказок

Суть зада­ния очень про­ста – ребенку нужно самому или с вашей помо­щью при­ду­мать любую сказку. Если юный ска­зоч­ник затруд­ня­ется в про­цессе сочи­не­ния, то можно пред­ло­жить ему постро­ить сюжет по сле­ду­ю­щей схеме.

Выбор глав­ного героя (жела­тельно дать ему имя).

Созда­ние места, в кото­ром при­ятно нахо­диться герою.

Выбор и опи­са­ние роди­те­лей или дру­зей глав­ного героя (если они существуют).

Опи­са­ние люби­мых и нелю­би­мых заня­тий глав­ного героя.

Рас­сказ о глав­ной мечте (жела­нии) героя.

Рас­сказ о пре­пят­ствиях и труд­но­стях на пути к мечте. (Кто про­ти­во­стоял герою? Каким обра­зом? Кто и как помо­гал герою или он сам спра­вился со всеми трудностями?)

Завер­ше­ние сказки. (Осу­ще­стви­лась ли мечта героя?)

Потен­циал, кото­рый зало­жен в подоб­ных, на пер­вый взгляд неза­тей­ли­вых, зада­ниях, огро­мен. Поэтому вы можете вме­сте при­ду­мы­вать и при­ду­мы­вать, вовсе не опа­са­ясь, что из ребенка вырас­тет пустой фан­та­зер и меч­та­тель. К тому же обра­щайте вни­ма­ние на те посла­ния, кото­рые зало­жены в любой выду­ман­ной исто­рии, прежде всего на то, какие труд­но­сти воз­ни­кают у глав­ного героя, как он их пре­одо­ле­вает (если пре­одо­ле­вает) и кто ему в этом помогает.

Пере­во­пло­ще­ния

Эта игра – несколько изме­нен­ный вари­ант зада­ния на сочи­не­ние ска­зок. Чтобы она имела не поверх­ност­ный харак­тер, а более глу­бо­кий пси­хо­ло­ги­че­ский смысл, для нее жела­тельно создать несколько усло­вий. Во-пер­вых, вся атмо­сфера должна быть без­оце­ноч­ной и любые фан­та­зии ребенка должны вос­при­ни­маться с инте­ре­сом. Во-вто­рых, жела­тельно, чтобы игра про­хо­дила в затем­нен­ном поме­ще­нии и участ­ники могли удобно рас­по­ло­житься в общем кругу. Если играют только роди­тель и ребе­нок, то они могут про­сто нахо­диться рядом друг с другом.

Пер­вый игрок полу­чает зада­ние пре­вра­титься в опре­де­лен­ную вещь. Он дол­жен вооб­ра­зить себя этой вещью, погру­зиться в ее мир, ощу­тить ее «харак­тер». От лица этой вещи он начи­нает рас­сказ о том, что ее окру­жает, как она живет, что чув­ствует, о ее забо­тах, при­стра­стиях, про­бле­мах, о ее про­шлом и буду­щем. Закон­чив рас­сказ, участ­ник пере­дает ход сле­ду­ю­щему по кругу и т. д.

При пра­виль­ном настрое на игру посте­пенно «пере­во­пло­ще­ния» ста­но­вятся все более глу­бо­кими и участ­ники пере­хо­дят от поверх­ност­ных, чисто внеш­них опи­са­ний к выра­же­нию настро­е­ний, чувств и т. д.

Груп­по­вая картина

Эту игру жела­тельно про­во­дить с груп­пой детей. Все участ­ники рас­са­жи­ва­ются в круг. Один из них дер­жит в руках чистый лист бумаги и пыта­ется вооб­ра­зить себе нари­со­ван­ную кар­тину. Он начи­нает детально ее опи­сы­вать, а все осталь­ные ста­ра­ются «уви­деть» на листе то, о чем он гово­рит. Затем лист пере­да­ется сле­ду­ю­щему участ­нику и он про­дол­жает созда­ние вооб­ра­жа­е­мой кар­тины, допол­няя уже «напи­сан­ное» новыми дета­лями. Лист пере­да­ется дальше. Веду­щему необ­хо­димо пре­ду­пре­дить участ­ни­ков, что это должна быть именно кар­тина, а не раз­ви­ва­ю­щийся сюжет. Опи­са­ния же должны быть доста­точно подроб­ными для того, чтобы можно было одно­значно уста­но­вить по ним про­стран­ствен­ное вза­и­мо­рас­по­ло­же­ние дета­лей. Окон­ча­ние работы объ­яв­ля­ется участ­ни­ком, счи­та­ю­щим, что кар­тина уже излишне пере­гру­жена деталями.

Тер­мо­метр

Эта игра отлично демон­стри­рует, как наше вооб­ра­же­ние может вли­ять не только на такие эфе­мер­ные вещи, как настро­е­ние, но и менять вполне ося­за­е­мые харак­те­ри­стики, напри­мер тем­пе­ра­туру тела. Участ­ники раз­би­ва­ются на пары. Один парт­нер закры­вает глаза и пыта­ется вызвать ощу­ще­ние тепла в своей пра­вой или левой (по ука­за­нию веду­щего) руке, пред­став­ляя себе, что он дер­жит в ней какой-то нагре­тый пред­мет. По исте­че­нии неко­то­рого вре­мени вто­рой парт­нер вни­ма­тельно ощу­пы­вает обе его руки и пыта­ется опре­де­лить, кото­рая из них теп­лее. После каж­дой такой попытки про­ис­хо­дит смена ролей в парах или смена партнера.

Что было бы, если бы…

Один из игра­ю­щих при­ду­мы­вает самые фан­та­сти­че­ские ситу­а­ции, а дру­гие должны найти наи­бо­лее воз­мож­ные реше­ния. Например:

  • Если каж­дый чело­век с рож­де­ния при­об­ре­тет свой­ство читать мысли дру­гого, как изме­нится жизнь на Земле?
  • Если бы вдруг исчезла сила при­тя­же­ния, то есть все пред­меты и суще­ства пол­но­стью поте­ряли свой вес, то…
  • Если бы все люди вдруг поте­ряли дар речи, то…

Хорошо – плохо

С помо­щью этой игры вы научите ребенка смот­реть на мир в целом и на кон­крет­ные явле­ния в част­но­сти с раз­ных точек зре­ния, заме­чать мно­го­гран­ность и непред­ска­зу­е­мость окру­жа­ю­щей дей­стви­тель­но­сти. Выбе­рете несколько ска­зоч­ных пер­со­на­жей, кото­рые в пред­став­ле­ниях ребенка наде­лены только поло­жи­тель­ными или только отри­ца­тель­ными каче­ствами. Напри­мер, Баба Яга может быть одно­значно пло­хой, потому что кра­дет малень­ких детей. Затем попро­сите ребенка поду­мать и найти в отри­ца­тель­ном образе что-нибудь хоро­шее, а в поло­жи­тель­ном – пло­хое. Если не вспо­ми­на­ются сюжеты из ска­зок (к при­меру, в сказ­ках Баба Яга еще и помо­гает глав­ным героям), то ребе­нок может дать волю вооб­ра­же­нию и при­ду­мать новую исто­рию, изоб­ра­жа­ю­щую геро­иню с необыч­ной стороны.

Сказки и истории в помощь родителям

В этом раз­деле вы най­дете сказки, а также вопросы, зада­ния и ком­мен­та­рии к ним, кото­рые помо­гут вам лучше разо­браться в при­чи­нах суще­ству­ю­щих «вос­пи­та­тель­ных» про­блем, а также в чая­ниях и меч­тах вашего ребенка. Мно­гие исто­рии и зада­ния дадут повод для игры вооб­ра­же­ния и все­сто­рон­него раз­ви­тия твор­че­ских спо­соб­но­стей. Но, начи­ная рабо­тать с пред­ла­га­е­мыми про­из­ве­де­ни­ями, нельзя забы­вать, что самое глав­ное в обще­нии с ребен­ком – созда­ние атмо­сферы «без­оце­ноч­но­сти» и откры­то­сти. Для этого очень важно, чтобы роди­тель сам был открыт и искре­нен. Если обсуж­де­ние пред­ла­га­е­мых ниже рас­ска­зов будет напо­ми­нать тести­ро­ва­ние или «допрос с при­стра­стием», то резуль­тат его будет мини­маль­ным. Ребе­нок запро­сто выдаст те ответы, кото­рые вы хотите от него услы­шать, и так назы­ва­е­мая пси­хо­ло­ги­че­ская работа не оста­вит и следа.

Нужно, чтобы ребе­нок ощу­щал, что он раз­го­ва­ри­вает с дру­гом, кото­рому на самом деле инте­ресно, что он думает по тому или дру­гому поводу. Для этого вам самим при­дется «рас­крыть карты», рас­ска­зать о себе, о том какими вы были малень­кими, что вам нра­ви­лось, а что нет, о чем вы меч­тали, о чем фан­та­зи­ро­вали, какие про­блемы у вас были и как вы их решали. Не бой­тесь пока­заться смеш­ными или поте­рять авто­ри­тет, наобо­рот, вы ста­нете ближе к ребенку и смо­жете лучше понять друг друга.

Для ребенка рас­сказ о вашем дет­ском опыте, о ваших про­шлых пере­жи­ва­ниях будет зна­ком, что вы гово­рите с ним на одном языке, нахо­ди­тесь на одном уровне, когда не нужно себя защи­щать закры­то­стью и отстра­нен­но­стью. Помните, что дети очень остро ощу­щают, когда мы обща­емся с ними искренне, от души, а когда пыта­емся «выудить» нуж­ную нам инфор­ма­цию. Поэтому читайте вме­сте, играйте вме­сте, вме­сте думайте над про­чи­тан­ным и про­ис­хо­дя­щим вокруг. А рас­сказы и сказки дадут вам тему для раз­мыш­ле­ний, помо­гут начать раз­го­вор с ребен­ком, с помо­щью выду­ман­ных пер­со­на­жей вам легче будет перейти к обсуж­де­нию реаль­ных про­блем и вопросов.

Сказки для маленьких обманщиков

Коза-дереза (в обра­ботке А.Н. Толстого)

Жили-были ста­рик со ста­ру­хой да их дочка. Вот дочка пошла пасти коз. Пасла по горам, по долам, по зеле­ным лугам, вече­ром при­гнала их домой. Ста­рик вышел на крыльцо и спрашивает:

– Вы, козочки, вы, матушки,
Вы сыты ли, вы пьяны ли?

Отве­чают ему козы:
Мы и сыты, мы и пьяны,
Мы по гороч­кам ходили,
Тра­вушку пощипали,
Оси­нушки поглодали,
Под берез­кой полежали!

А одна отвечает:
– Я не сыта, я не пьяна,
По гороч­кам не ходила,
Тра­вушку не щипала,
Оси­нушки не глодала,
Под берез­кой не лежала,
А как бежала через мосточек,
Ухва­тила кле­но­вый листочек.
Да как бежала через гребельку,
Ухва­тила воды капельку.

Рас­сер­дился ста­рик на дочь и про­гнал ее с глаз долой.

На дру­гой день послал пасти ста­руху. Ста­руха пасла коз по горам, по долам, по зеле­ным лугам. Поздно вече­ром при­гнала их домой. Вышел ста­рик на крыльцо:

– Вы, козочки, вы, матушки,
Вы сыты ли, вы пьяны ли?

Козы ему отвечают:
– Мы и сыты, мы и пьяны,
Мы по гороч­кам ходили,
Тра­вушку пощипали,
Оси­нушки поглодали,
Под берез­кой полежали!

А одна коза – все свое:
– Я не сыта, я не пьяна,
По гороч­кам не ходила,
Тра­вушку не щипала,
Оси­нушки не глодала,
Под берез­кой не лежала,
А как бежала через мосточек,
Ухва­тила кле­но­вый листочек.
Да как бежала через гребельку,
Ухва­тила воды капельку.

Пуще преж­него рас­сер­дился ста­рик, про­гнал ста­руху с глаз долой.

На тре­тий день сам пошел пасти коз. Пас по горам, по долам, по зеле­ным лугам. При­гнал их вече­ром домой, сам забе­жал впе­ред и спрашивает:

– Вы, козочки, вы, матушки,
Вы сыты ли, вы пьяны ли?

Козы ему отвечают:
– Мы и сыты, мы и пьяны,
Мы по гороч­кам ходили,
Тра­вушку пощипали,
Оси­нушки поглодали,
Под берез­кой полежали!

А одна коза – все свое:
– Я не сыта, я не пьяна,
По гороч­кам не ходила,
Тра­вушку не щипала,
Оси­нушки не глодала,
Под берез­кой не лежала,
А как бежала через мосточек,
Ухва­тила кле­но­вый листочек.
Да как бежала через гребельку,
Ухва­тила воды капельку.

Ста­рик пой­мал эту козу, при­вя­зал ее и давай бить. Бил, бил, поло­вину бока обо­драл и пошел нож точить. Коза видит – дело плохо, ото­рва­лась и убе­жала. Бежала, бежала, при­бе­жала в заячью избушку, зава­ли­лась на печку и лежит.

При­хо­дит зайчик:

– Кто, кто в мою избушку залез?

А коза ему отвечает:

– Я, коза-дереза,
За три гроша куплена,
Пол­бока луплено,
Топ, топ ногами,
Заколю тебя рогами,
Нож­ками затопчу,
Хво­сти­ком замету!

Зай­чик испу­гался и убе­жал. Идет, горько пла­чет. Попа­да­ется навстречу ему петух в крас­ных сапож­ках, в золо­тых сереж­ках, на плече косу несет:

– Здрав­ствуй, заинька. Чего плачешь?

– Как мне не пла­кать? Забра­лась коза в мою избушку, меня выгнала.

– Пой­дем, я тво­ему горю помогу.

Подо­шли они к избушке, петух постучался:

– Тук-тук, кто в избушке?

А коза ему с печи:

– Я, коза-дереза,
За три гроша куплена,
Пол­бока луплено,
Топ, топ ногами,
Заколю тебя рогами,
Нож­ками затопчу,
Хво­сти­ком замету!

А петух как вско­чит на порог да как закричит:

– Я иду в сапожках,
В золо­тых сережках,
Несу косу,
Твою голову снесу
По самые плечи,
Поле­зай с печи!

Коза испу­га­лась да со страху упала с печи и уби­лась… А заинька с петуш­ком стали в избушке жить да быть да рыбку ловить.

Поиг­раем? Поразмышляем?

Помню, еще в дет­стве, когда мне читали эту сказку, я никак не могла понять, зачем коза обма­ны­вала ста­рика. Вроде бы и холят ее, и лелеют, а она за это пла­тит небла­го­дар­ной ложью. Сей­час, когда я вме­сте с роди­те­лями пыта­юсь доко­паться до при­чин нечест­ного пове­де­ния или дру­гих непра­виль­ных поступ­ков ребенка, мне часто вспо­ми­на­ется эта исто­рия. Дело в том, что кажу­ще­еся бла­го­по­лу­чие не все­гда соот­вет­ствует дей­стви­тель­но­сти. И если име­ются какие-то нару­ше­ния в раз­ви­тии ребенка или в его вза­и­мо­дей­ствии с окру­жа­ю­щими, зна­чит, на опре­де­лен­ном этапе для этого была вполне вес­кая при­чина. Воз­можно, в какой-то момент ребе­нок утвер­дился в мысли, что ложь может быть очень даже полез­ной, и у него сфор­ми­ро­вался сте­рео­тип выхода из слож­ных ситу­а­ций с помо­щью подоб­ного небла­го­вид­ного поведения.

Инте­ресно, а что дума­ете вы и ваш ребе­нок о при­чи­нах лжи козы? Попро­буйте пого­во­рить об этом с ребен­ком. Вполне воз­можно, что его догадки будут отра­жать и его соб­ствен­ные мотивы и при­чины нечест­ного поведения.

Еще один вопрос, кото­рый можно обсу­дить с ребен­ком после про­чте­ния этой сказки, – все­гда ли ложь нака­зу­ема? Коза-дереза постра­дала и от рук ста­рика, да и в даль­ней­шем ее не ждало ничего хоро­шего. Будет заме­ча­тельно, если вы смо­жете под­ве­сти ребенка к мысли, что ложь в любом слу­чае имеет пла­чев­ные послед­ствия. И пусть даже она не будет сразу рас­крыта и обман­щик не будет ули­чен, тот след, кото­рый она оста­вит в душе лжеца и у окру­жа­ю­щих, омра­чит не только удо­воль­ствие от поль­зо­ва­ния пло­дами лжи, но и отно­ше­ние к самому себе и обще­ние с «обма­ну­тыми».

Если спро­сить ребенка, почему же все-таки лгать – плохо, то под впе­чат­ле­нием от сказки «Коза-дереза» он, веро­ят­нее всего, отве­тит, что ложь при­но­сит стра­да­ния и вред окру­жа­ю­щим (зло­клю­че­ния дочки и ста­рухи – явное тому под­твер­жде­ние). Здесь нужно под­черк­нуть, что изна­чально обман­щик может и не хотеть при­чи­не­ния кому-то зла и бес­по­кой­ства и даль­ней­шее раз­ви­тие собы­тий может выйти из-под его кон­троля и не зави­сеть от его желаний.

Хорошо, если вы смо­жете вме­сте с ребен­ком вспом­нить слу­чаи, когда ложь дей­стви­тельно при­но­сила вред ни в чем непо­вин­ным людям. Это могут быть собы­тия, про­изо­шед­шие в вашей семье или с общими зна­ко­мыми. Попро­сите ребенка опи­сать чув­ства и пере­жи­ва­ния «постра­дав­шей сто­роны». Если вы будете откро­венны и смо­жете пове­дать о соб­ствен­ной нечест­но­сти, сопро­вож­дая, есте­ственно, рас­сказ при­зна­нием своей вины и рас­ка­я­нием, то ребенку и сей­час, и в даль­ней­шем будет легче при­зна­ваться в совер­шен­ных «пре­ступ­ле­ниях», у него про­па­дет страх и жела­ние сокрыть их любой ценой.

Лисичка-сест­ричка и серый волк (рус­ская народ­ная сказка)

Про­го­ло­да­лась лиса, бежит по дороге и смот­рит по сто­ро­нам: нельзя ли где чем-нибудь пожи­виться. Видит она – везет мужик на санях мерз­лую рыбу. Забе­жала лиса впе­ред, легла на дорогу, хвост отки­нула, ноги вытя­нула… ну, дох­лая, да и полно! Подъ­е­хал мужик, посмот­рел на лису и говорит:

– Слав­ный будет ворот­ник жене на шубу.

Взял лису за хвост и швыр­нул в сани, закрыл рого­жей, а сам пошел возле лошади. Недолго про­ле­жала лисонька: про­де­лала в санях дыру и давай в нее рыбу выки­ды­вать… Рыбка за рыб­кой повы­ки­ды­вала всю, а потом и сама из саней поти­хоньку вылезла.

При­е­хал мужик домой.

– Ну, ста­руха, – гово­рит он, – какой ворот­ник при­вез я тебе на шубу!

– Где?

– Там, на возу, и рыба, и воротник.

Подо­шла баба к возу: ни ворот­ника, ни рыбы. Тут дед смек­нул, что лисичка-то была не мерт­вая; пого­ре­вал, пого­ре­вал, да делать нечего.

Лиса пере­тас­кала всю рыбу к себе в нору, села у норы и рыбку кушает. Видит она: бежит волк. От голода у него бока подвело.

– Здрав­ствуй, сест­рица! Что кушаешь?

– Рыбку. Здрав­ствуй, братец.

– Дай мне хоть одну.

– Налови сам да и кушай.

– Я не умею.

– Эка, ведь я же нало­вила. Ты, бра­тец, сту­пай на реку, опу­сти хвост в про­рубь, сиди да при­го­ва­ри­вай: «Ловись, рыбка, и мала, и велика. Ловись, рыбка, и мала, и велика». Рыба к тебе сама на хвост наце­пится. Да смотри сиди подольше, а то не наловишь.

Волк и пошел на реку, опу­стил хвост в про­рубь и начал приговаривать:

– Ловись, рыбка, и мала, и велика. Ловись, рыбка, и мала, и велика!

Долго сидел волк у про­руби, всю ночь не схо­дил с места. Хвост его и при­мо­ро­зило. Попро­бо­вал при­под­няться: не тут-то было!

«Эка, сколько рыбы при­ва­лило, и не выта­щишь», – думает волк.

Смот­рит, а бабы идут за водой. Уви­дели волка и кричат:

– Волк, волк! Бейте его! Бейте его!

При­бе­жали и начали коло­тить волка – кто коро­мыс­лом, кто вед­ром, кто чем попало. Волк пры­гал, пры­гал, ото­рвал себе хвост и пустился без оглядки бежать.

«Хорошо же, думает волк, уж я тебе, лиса, отплачу».

А лисичка-сест­ричка, поку­шавши рыбки, захо­тела попро­бо­вать еще что-нибудь стя­нуть. Забра­лась она в избу, где бабы блины пекли, да попала голо­вой в кадку с тестом. Выма­за­лась и убежала.

Бежит, а волк ей навстречу:

– Так-то ты учишь меня, лиса! Всего меня исколотили.

– Эх, гово­рит лисичка-сест­ричка, у тебя хоть кровь высту­пила, а у меня мозги. Мне боль­ней тво­его, еле плетусь.

– И то правда, гово­рит волк, где тебе идти. Садись уж на меня, я тебя довезу.

Лисичка села волку на спину, он ее и понес. Сидит лиса да поти­хоньку и говорит:

– Битый неби­того везет, битый неби­того везет.

– Что ты там, лисонька, говоришь?

– А я говорю: битый битого везет.

– Так, милая, так!

Поиг­раем? Поразмышляем?

Обсуж­дать эту сказку с детьми доста­точно сложно. Ведь лиса, кото­рая с помо­щью хит­ро­сти доби­ва­ется не только «мате­ри­аль­ной» выгоды, но и заботы, изоб­ра­жена уж если не с любо­вью, то с явной сим­па­тией. Не буду сей­час подробно ана­ли­зи­ро­вать пси­хо­ло­ги­че­скую подо­плеку этого про­из­ве­де­ния, нахо­дить скры­тые смыслы и мета­фо­ри­че­ские отоб­ра­же­ния реа­лий народ­ной жизни. Гораздо важ­нее, какие мысли и чув­ства воз­ни­кают у ребенка после про­чте­ния этой сказки. И именно с этого вы можете начать раз­го­вор после сов­мест­ного чте­ния произведения.

Спро­сите у ребенка, кто из пер­со­на­жей ему наи­бо­лее сим­па­ти­чен, а кто вызы­вает нега­тив­ные чув­ства: раз­дра­же­ние, непри­язнь, обиду и т. п. Попро­сите его объ­яс­нить свои пере­жи­ва­ния. А вам самим лиса нра­вится? А про­сто­душ­ный волк и ста­рик какие вызы­вают эмоции?

Пред­ло­жите ребенку поста­вить неболь­шое пред­став­ле­ние. Для этого вам нужно взять какую-либо сценку из сказки и разыг­рать ее по ролям. Пусть ребе­нок сам выбе­рет, какой эпи­зод он хотел бы поста­вить и каким пер­со­на­жем быть. Очень важно, чтобы ребе­нок не про­сто озву­чил свою роль, а про­чув­ство­вал состо­я­ние, эмо­ции сво­его героя. Хорошо, если вы разыг­ра­ете несколько сце­нок и ребе­нок попро­бует себя в раз­ных обра­зах. После пред­став­ле­ния вы можете обсу­дить с ребен­ком, кем ему и вам понра­ви­лось быть боль­шего всего. Какие чув­ства и ощу­ще­ния у вас воз­ни­кали во время спектакля?

Еще одно инте­рес­ное зада­ние, кото­рое вы можете выпол­нить вме­сте с ребен­ком, – при­ду­мы­ва­ние про­дол­же­ния сказки про лису. Есте­ственно, ини­ци­а­то­ром раз­лич­ных пово­ро­тов сюжета дол­жен быть ребе­нок, ваша же задача – слегка помочь ему, если раз­ви­тие собы­тий зай­дет в тупик. Обра­тите вни­ма­ние, ждет ли все-таки лису нака­за­ние за ее «непра­виль­ное» пове­де­ние, испра­вится ли она в итоге и как вообще к ней будут отно­ситься окружающие.

Дж. Родари. Джель­со­мино в стране лже­цов (отры­вок)

Итак, задолго до того, как Джель­со­мино попал в чуже­зем­ную страну, туда по морю при­плыл хит­рый и жесто­кий пират по про­звищу Джа­ко­мон. Это был довольно высо­кий и тол­стый чело­век, уже немо­ло­дой, и на ста­ро­сти лет ему захо­те­лось найти себе заня­тие поспокойнее.

– Моло­дость уже про­шла, – гово­рил он. – Мне опо­сты­лело бороз­дить моря. Не лучше ли теперь захва­тить какой-нибудь ост­ро­вок и бро­сить ста­рое ремесло. Конечно, я не забуду пира­тов из своей шайки. Кого-то про­из­веду в мажор­домы, кого-то назначу на дру­гие почет­ные долж­но­сти, и они не будут в обиде на сво­его атамана.

Заду­мав такое дело, он начал подыс­ки­вать для себя ост­ро­вок. Но все ост­ровки были слиш­ком малы и не отве­чали его вку­сам. Если же они при­хо­ди­лись по вкусу самому Джа­ко­мону, то не нра­ви­лись его шайке. Одному нужна была река, чтобы ловить форель, а реки не было, дру­гому – кино­те­атр, тре­тьему – банк, чтобы вло­жить туда свои пират­ские сбережения.

– А почему бы нам не захва­тить что-нибудь получше, чем ост­ро­вок? – каж­дый раз гово­рил кто-нибудь из пиратов.

Одним сло­вом, кон­чи­лось тем, что они захва­тили целую страну с боль­шим горо­дом, где было пол­ным-полно и бан­ков, и кино­те­ат­ров, и много рек, чтобы ловить форель, а в вос­крес­ные дни кататься на лодке. И ничего уди­ви­тель­ного в этом нет. Довольно часто слу­ча­ется, что банда пира­тов захва­ты­вает ту или иную страну в какой-нибудь части света. Завла­дев стра­ной, Джа­ко­мон решил назы­вать себя коро­лем Джа­ко­мо­ном Пер­вым, а своих людей он про­из­вел в адми­ралы, камер­геры, сде­лал их при­двор­ными и началь­ни­ками пожар­ных команд. Разу­ме­ется, Джа­ко­мон издал закон, кото­рый обя­зы­вал всех назы­вать его «ваше вели­че­ство» под угро­зой, что ослуш­ни­кам будет отре­зан язык. Но для пол­ной уве­рен­но­сти, что никому нико­гда не взбре­дет в голову ска­зать о нем правду, он при­ка­зал своим мини­страм про­из­ве­сти реформу словаря.

– Нужно изме­нить зна­че­ние всех слов, – пояс­нил он. – Напри­мер, слово «пират» будет озна­чать – чест­ный, поря­доч­ный чело­век. Таким обра­зом, когда люди будут гово­рить, что я пират, на новом языке это будет озна­чать, что я поря­доч­ный человек.

– Кля­немся всеми китами, кото­рых видели, когда ходили на абор­даж, – это пре­крас­ная идея! – закри­чали вос­хи­щен­ные мини­стры. – Ее стоит запи­сать золо­тыми буквами.

– Всем ясно? – про­дол­жал Джа­ко­мон. – А теперь за дело! Изме­нить все назва­ния вещей, живот­ных и людей! Для начала вме­сто «доб­рое утро» нужно гово­рить «спо­кой­ной ночи». Так мои вер­но­под­дан­ные будут начи­нать свой день со лжи. Конечно, когда при­дет время идти спать, надо будет гово­рить «доб­рое утро».

– Вели­ко­лепно! – вос­клик­нул один из мини­стров. – А чтобы ска­зать кому-нибудь: «Как вы пре­лестно выгля­дите», нужно будет гово­рить: «Ваша физио­но­мия кир­пича просит».

После реформы сло­варя был издан закон, кото­рый делал ложь обя­за­тель­ной для всех. И тут нача­лась пол­ная неразбериха.

На пер­вых порах люди очень часто оши­ба­лись. Напри­мер, хлеб шли поку­пать в булоч­ную, забы­вая, что там теперь про­да­ва­лись каран­даши и тет­ради, а хлеб сле­до­вало поку­пать в мага­зине пись­мен­ных при­над­леж­но­стей. Или же шли погу­лять в город­ской парк, смот­рели на цветы и вздыхали:

– Какие чудес­ные розы!

Немед­ленно из-за куста выска­ки­вал страж­ник короля Джа­ко­мона, держа наго­тове наручники.

– Ну и моло­дец, право, моло­дец! А вам известно, что вы нару­шили закон? Как вам в голову взбрело назы­вать розой морковь?

– Прошу про­ще­ния, – бор­мо­тал про­ви­нив­шийся и вто­ро­пях при­ни­мался рас­хва­ли­вать дру­гие цветы парка. – Какая изу­ми­тель­ная кра­пива! – гово­рил он, пока­зы­вая на аню­тины глазки.

– Нет уж, вы мне это бросьте! Пре­ступ­ле­ние вы уже совер­шили. Поси­дите немного в тюрьме да потре­ни­руй­тесь гово­рить неправду.

Но то, что про­изо­шло в шко­лах, про­сто невоз­можно опи­сать. Джа­ко­мон при­ка­зал изме­нить все числа таб­лицы умно­же­ния. Чтобы про­из­ве­сти сло­же­ние, необ­хо­димо было вычи­тать, а при деле­нии – умно­жать. Сами учи­теля не могли больше про­ве­рять задания.

Для лоды­рей нача­лось насто­я­щее раз­до­лье: чем больше они делали оши­бок, тем уве­рен­нее были, что полу­чат отлич­ную оценку.

А сочи­не­ния?

Можете себе пред­ста­вить, какие сочи­не­ния полу­ча­лись, когда их писали шиво­рот-навы­во­рот. Вот, к при­меру, сочи­не­ние на тему «Пре­крас­ный день», за кото­рое один школь­ник был награж­ден меда­лью из фаль­ши­вого золота:

«Вчера шел дождь. Ах, какое насла­жде­ние гулять под про­лив­ным холод­ным дождем! Нако­нец-то люди смогли оста­вить дома зон­тики и плащи и ходить без пиджа­ков, в одних рубаш­ках. Я не люблю, когда све­тит солнце: при­хо­дится сидеть дома, чтобы не намок­нуть, и смот­реть всю ночь напро­лет, как сол­неч­ные лучи грустно сколь­зят по чере­пи­цам дверей».

Для того чтобы как сле­дует оце­нить это сочи­не­ние, вы должны учи­ты­вать, что «чере­пицы две­рей» на этом языке озна­чало «стекла окон».

Но хва­тит об этом. Теперь вы уже зна­ете, о чем идет речь. В Стране лже­цов даже живот­ные были вынуж­дены гово­рить неправду. Собаки мяу­кали, кошки лаяли, лошади мычали, а лев, сидев­ший в клетке в зоо­парке, дол­жен был попис­ки­вать, потому что рычать обя­зали мышей.

<…> То, что уви­дела Хро­мо­ножка, было очень увле­ка­тельно. Осо­бенно ей понра­вился один камер­гер, кото­рый, прежде чем улечься спать, снял с себя парад­ный мун­дир, раз­бро­сав по всей ком­нате кру­жева, ордена, ору­жие. И зна­ете, что он надел на себя? Свою ста­рую пират­скую одежду: штаны, зака­тан­ные до колен, клет­ча­тую куртку и чер­ную повязку на пра­вый глаз. В этом обла­че­нии ста­рый пират полез не в постель, а на самый верх бал­да­хина, кото­рый воз­вы­шался над кро­ва­тью. Должно быть, он соску­чился по верх­ней пере­кла­дине грот-мачты. Нако­нец, он зажег гро­шо­вую трубку, жадно затя­ги­ва­ясь дымом, от кото­рого Кошка-хро­мо­ножка чуть было не раскашлялась.

– Гляди-ка, что зна­чит сила правды, – про­мол­вила наша наблю­да­тель­ница, – даже ста­рый пират, и тот любит свою насто­я­щую одежду.

Поиг­раем? Поразмышляем?

Конечно, будет заме­ча­тельно, если вы най­дете воз­мож­ность про­чи­тать вме­сте с ребен­ком это про­из­ве­де­ние цели­ком. В нем зало­жено много инте­рес­ных тем для раз­го­вора: и отно­ше­ние к своей инди­ви­ду­аль­но­сти и непо­хо­же­сти на дру­гих, и уме­ние найти соб­ствен­ное пред­на­зна­че­ние и открыть свои таланты, и, есте­ственно, вопросы, каса­ю­щи­еся правды и лжи. К тому же все про­из­ве­де­ние про­ни­зано таким искро­мет­ным юмо­ром, что читать его – одно удовольствие.

Обсуж­де­ние про­чи­тан­ного лучше начи­нать не с сухих вопро­сов типа: «Что ты счи­та­ешь пра­виль­ным и непра­виль­ным?», «Какими тебе кажутся поступки героев?», а с выра­же­ния своих чувств по поводу про­чи­тан­ного. Рас­ска­жите сами и спро­сите ребенка, что ему больше понра­ви­лось в про­из­ве­де­нии, какие моменты пока­за­лись самыми яркими, смеш­ными или про­сто запоминающимися.

В про­дол­же­ние этого вы можете сыг­рать в игру под услов­ным назва­нием «Страна Лже­цов». Хорошо, если для этой игры вы отве­дете спе­ци­аль­ный уго­лок или часть ком­наты. Сна­чала можно создать соот­вет­ству­ю­щий инте­рьер, ну или хотя бы его эле­менты: вывески с изоб­ра­же­нием про­дук­тов и под­пи­сями «кан­це­ляр­ские товары», изоб­ра­же­ния лаю­щих кошек и мяу­ка­ю­щих собак и любых дру­гих несо­от­вет­ствий, кото­рые под­ска­жет ваша фан­та­зия. Затем вме­сте с ребен­ком при­ду­майте ритуал попа­да­ния в запрет­ную страну. Это может быть как про­стое пре­одо­ле­ние какой-либо пре­грады (пере­лезть через стул, пере­шаг­нуть через натя­ну­тую веревку), так и более слож­ное «погру­же­ние», в про­цессе кото­рого ребенка про­сят закрыть глаза и гово­рят при­мерно сле­ду­ю­щее: «Пред­ставь, что мы с тобой отправ­ля­емся в вол­шеб­ное путе­ше­ствие в необыч­ную страну, где все не так как у нас. В этой стране нужно гово­рить все шиво­рот-навы­во­рот: белое назы­вать чер­ным, хоро­шее пло­хим и так далее».

Сама игра может вклю­чать в себя несколько вари­ан­тов раз­ви­тия даль­ней­ших собы­тий, и это зави­сит от ребенка и от того, какие про­блемы вол­нуют вас в боль­шей сте­пени. Если у малыша бога­тое вооб­ра­же­ние и он часто выдает пред­став­ля­е­мое за дей­стви­тель­ное, то Страна Лже­цов будет тем местом, где любые его фан­та­зии не только не осуж­да­ются, но при­вет­ству­ются и поощ­ря­ются. Вы можете вме­сте с ребен­ком фан­та­зи­ро­вать на любые темы, при­ду­мы­вать сказки, рисо­вать пей­зажи нере­аль­ных миров вашей мечты. После подоб­ного насы­ще­ния потреб­но­сти ребенка в фан­та­зи­ро­ва­нии попро­сите его в реаль­ной жизни не ухо­дить далеко без вас в мир выдумки. Пред­ло­жите ребенку каж­дый раз, когда ему захо­чется сочи­нить что-то неве­ро­ят­ное, отпра­виться вме­сте с вами в новое путе­ше­ствие в Страну Лже­цов (кстати, в дан­ном слу­чае она вполне может быть пере­име­но­вана в Страну Фан­та­зе­ров). Если такой вари­ант игры понра­вится ребенку, то в даль­ней­шем, когда вы будете стал­ки­ваться с про­бле­мой раз­гра­ни­че­ния лжи, фан­та­зии и реаль­но­сти, попро­сите ребенка ска­зать, от лица кого он гово­рит, не отпра­вился ли он опять в Страну Лже­цов (Фан­та­зе­ров), в кото­рой все наобо­рот и невоз­мож­ное возможно.

Дру­гой вари­ант игро­вого дей­ствия больше подой­дет детям, кото­рые очень любят при­врать, похва­стать или пре­уве­ли­чить. В Стране Лже­цов они не только могут все это делать без­на­ка­занно, но и полу­чать за это какие-то бонусы. Можно при­ду­мать приз за самый неве­ро­ят­ный, но при этом кажу­щийся прав­до­по­доб­ным обман. Такая игра не только удо­вле­тво­рит жела­ние ребенка пред­ста­вить себя в выгод­ном свете или по-дру­гому пре­под­не­сти про­изо­шед­шее собы­тие, но и умень­шит его страхи перед нака­за­нием и за про­сту­пок, и за ложь. Есте­ственно, перед риту­аль­ным выхо­дом из Страны Лже­цов нужно рас­ста­вить все по своим местам и правда опять должна стать прав­дой, а ложь – ложью. Когда вы в реаль­но­сти столк­не­тесь с обма­ном ребенка, вы, как и в слу­чае с фан­та­зией, можете пред­ло­жить ему отпра­виться в вол­шеб­ную Страну и там без­на­ка­занно пуститься «во все тяжкие».

Несколько слов о риту­аль­ном выходе из игры. Это обя­за­тельно нужно делать, чтобы у ребенка не воз­ни­кало соблазна пере­но­сить раз­ре­шен­ное в Стране Лже­цов в реаль­ную жизнь. Выхо­дом может быть и обрат­ное пре­одо­ле­ние пре­грады (см. ритуал вхож­де­ния в сказку), и свое­об­раз­ное погру­же­ние в реаль­ность. В этом погру­же­нии нужно под­черк­нуть, что в вашем с ним мире фан­та­зии не должны вво­дить никого в заблуж­де­ние и при­но­сить вред, а ложь и обманы при­ем­лемы только в Стране Лже­цов и в вашей семье им про­сто нет места.

Мед­ведь и лиса (в обра­ботке А.Н. Толстого)

Жили-были мед­ведь и лиса.

У мед­ведя в избе на чер­даке была при­па­сена кадушка меду. Лиса про то све­дала. Как бы ей до меду добраться?

При­бе­жала лиса к мед­ведю, села под окошечко:

– Кум, ты не зна­ешь моего горечка!

– Что, кума, у тебя за горечко?

– Изба моя худая, углы про­ва­ли­лись, я и печь не топила. Пусти к себе ночевать.

– Поди, кума, переночуй.

Вот легли они спать на печке. Лиса лежит да хво­стом вер­тит. Как ей до меду добраться? Мед­ведь заснул, а лиса – тук-тук хвостом.

Мед­ведь спрашивает:

– Кума, кто там стучит?

– А это за мной при­шли, на повой зовут.

– Так сходи, кума.

Вот лиса ушла. А сама влезла на чер­дак и почала кадушку с медом. Наелась, воро­ти­лась и опять легла.

– Кума, а кума, – спра­ши­вает мед­ведь, – как назвали-то?

– Почи­ноч­ком.

– Это имечко хорошее.

На дру­гую ночь легли спать, лиса – тук-тук хвостом:

– Кум, а кум, меня опять на повой зовут.

– Так сходи, кума.

Лиса влезла на чер­дак и до поло­вины мед-то и поела. Опять воро­ти­лась и легла.

– Кума, а кума, как назвали-то?

– Поло­ви­ноч­ком.

– Это имечко хорошее.

На тре­тью ночь лиса – тук-тук хвостом:

– Меня опять на повой зовут.

– Кума, а кума, – гово­рит мед­ведь, – ты недолго ходи, а то я блины хочу печь.

– Ну, это я скоро обернусь.

А сама – на чер­дак и докон­чила кадушку с медом, все выскребла. Воро­ти­лась, а мед­ведь уже встал.

– Кума, а кума, как назвали-то?

– Поскре­быш­ком.

– Это имечко и того лучше. Ну, теперь давай блины печь. Мед­ведь напек бли­нов, а лиса спрашивает:

– Мед-то у тебя, кум, где?

– А на чердаке.

Полез мед­ведь на чер­дак, а меду-то в кадушке нет – пустая.

– Кто его съел? – спра­ши­вает. – Это ты, кума, больше некому!

– Нет, кум, я мед в глаза не видала. Да ты сам его съел, а на меня говоришь!

Мед­ведь думал, думал…

– Ну, – гово­рит, – давай пытать, кто съел. Ляжем на сол­нышке вверх брю­хом. У кого мед выто­пится – тот, зна­чит, и съел.

Легли они на сол­нышке. Мед­ведь уснул. А лисе не спится. Глядь-поглядь – на животе у нее и пока­зался медок. Она ну-ко ско­рее пере­ма­зы­вать его мед­ведю на живот.

– Кум, а кум! Это что? Вот кто мед-то съел!

Мед­ведь – делать нечего – повинился.

Поиг­раем? Поразмышляем?

Очень инте­ресно, как ребе­нок отне­сется к этой сказке в целом и к образу лисы в част­но­сти. Ведь в дан­ном про­из­ве­де­нии глав­ная геро­иня при всей непра­виль­но­сти и, можно ска­зать, под­ло­сти ее пове­де­ния изоб­ра­жена с опре­де­лен­ным чув­ством сим­па­тии. Поста­рай­тесь обсу­дить этот вопрос так, чтобы ребе­нок услы­шал и понял вашу точку зрения.

Чтобы несколько снять роман­тич­ный ореол с образа лисы, вы можете пред­ло­жить ребенку послу­шать один из вари­ан­тов про­дол­же­ния этой сказки, в кото­ром лиса и мед­ведь надолго пере­стали быть дру­зьями, а лисе при­шлось искать новое жилище.

Вы можете попро­сить ребенка при­ду­мать и его соб­ствен­ное про­дол­же­ние сказки. Что будет после того, как лиса обви­нила мед­ведя и ему при­шлось согла­ситься? Какие при­клю­че­ния ждут лису в даль­ней­шем? Испра­виться ли она или так и будет жить, обма­ны­вая дру­гих и полу­чая от этого выгоду?

Поучи­тель­ная исто­рия может полу­читься, если пред­ло­жить ребенку вме­сте с вами при­ду­мать рас­сказ сразу про двух лис: одна из сказки «Лисичка-сест­ричка и серый волк», дру­гая – из сказки «Лиса и мед­ведь». Инте­ресно, как они пола­дят между собой. А какая лиса нра­вится ребенку (и вам) больше и почему?

Сказка «Лиса и мед­ведь» хорошо демон­стри­рует один нема­ло­важ­ный момент. Дети порой сами ста­ра­ются, чтобы их ложь была обна­ру­жена. Как лиса в сказке все время наме­кает на свое воров­ство, так и ребе­нок может своим пове­де­нием, пусть и под­со­зна­тельно, стре­миться пре­кра­тить душев­ные муче­ния из-за ощу­ще­ния соб­ствен­ной вины и изба­виться от страха и ожи­да­ния наказания.

В заклю­че­ние хочется обра­тить вни­ма­ние, что при всей оче­вид­но­сти про­изо­шед­шего правда может быть совсем не такой, как кажется при поверх­ност­ном рас­смот­ре­нии. Лиса так пред­ста­вила ситу­а­цию, что даже самому обви­ня­е­мому, мед­ведю, ничего не оста­ва­лось, кроме как пове­рить ее сло­вам и пови­ниться. В отно­ше­нии детей подоб­ные ошибки могут при­ве­сти к пла­чев­ным послед­ствиям. Мы не только уко­ре­ним себя в мысли, что ребе­нок пато­ло­ги­че­ский врун, раз ни в какую не созна­ется в соде­ян­ном, но и надолго поте­ряем дове­рие в отно­ше­ниях с ним. А при­чи­ной тому вполне может ока­заться корыст­ное иска­же­ние дей­стви­тель­но­сти со сто­роны «доб­ро­же­ла­те­лей» или же про­сто сте­че­ние обсто­я­тельств. Не забы­вайте, что верить нужно прежде всего сво­ему ребенку и своей роди­тель­ской интуиции.

Сказки для больших выдумщиков

Н. Носов. Фантазеры

Мишутка и Ста­сик сидели в саду на ска­ме­ечке и разговаривали.

Только они раз­го­ва­ри­вали не про­сто, как дру­гие ребята, а рас­ска­зы­вали друг другу раз­ные небы­лицы, будто пошли на спор, кто кого переврет.

– Сколько тебе лет? – спра­ши­вает Мишутка.

– Девя­но­сто пять. А тебе?

– А мне сто сорок. Зна­ешь, – гово­рит Мишутка, – раньше я был боль­шой-боль­шой, как дядя Боря, а потом сде­лался маленький.

– А я, – гово­рит Ста­сик, – сна­чала был малень­кий, а потом вырос боль­шой, а потом снова стал малень­кий, а теперь опять скоро буду большой.

– А я, когда был боль­шой, всю реку мог пере­плыть, – гово­рит Мишутка.

– У! А я море мог переплыть!

– Поду­ма­ешь – море! Я океан переплывал!

– А я раньше летать умел!

– А ну, полети!

– Сей­час не могу: разучился.

– А я один раз купался в море, – гово­рит Мишутка, – и на меня напала акула. Я ее бац кула­ком, а она меня цап за голову – и откусила.

– Врешь!

– Нет, правда!

– Почему же ты не умер?

– А зачем мне уми­рать? Я выплыл на берег и пошел домой.

– Без головы?

– Конечно, без головы. Зачем мне голова?

– Как же ты шел без головы?

– Так и шел. Будто без головы ходить нельзя.

– Почему же ты теперь с головой?

– Дру­гая выросла.

«Ловко при­ду­мал!» – поза­ви­до­вал Ста­сик. Ему хоте­лось соврать получше Мишутки.

– Ну, это что! – ска­зал он. – Вот я раз был в Африке, и меня там кро­ко­дил съел.

– Вот так соврал! – рас­сме­ялся Мишутка.

– Вовсе нет.

– Почему же ты теперь живой?

– Так он же меня потом выплюнул.

Мишутка заду­мался. Ему хоте­лось пере­врать Ста­сика. Он думал, думал, нако­нец говорит:

– Один раз я шел по улице. Кру­гом трам­ваи, авто­мо­били, грузовики…

– Знаю, знаю! – закри­чал Ста­сик. – Сей­час рас­ска­жешь, как тебя трам­вай пере­ехал. Ты уже врал про это.

– Ничего подоб­ного. Я не про это.

– Ну ладно. Ври дальше.

– Вот я иду, никого не тро­гаю. Вдруг навстречу авто­бус. Я его не заме­тил, насту­пил ногой – рраз! – и раз­да­вил в лепешку.

– Ха-ха-ха! Вот это враки!

– А вот и не враки!

– Как же ты мог раз­да­вить автобус?

– Так он же совсем малень­кий был, игру­шеч­ный. Его маль­чишка на вере­вочке тащил.

– Ну, это не уди­ви­тельно, – ска­зал Ста­сик. – А я раз на Луну летал.

– Эва, куда мах­нул! – засме­ялся Мишутка.

– Не веришь? Чест­ное слово!

– На чем же ты летал?

– На ракете. На чем еще на Луну летают? Будто не зна­ешь сам!

– Что же ты там на Луне видел?

– Ну, что… – замялся Ста­сик. – Что я там видел? Ничего и не видел.

– Ха-ха-ха! – рас­сме­ялся Мишутка. – А гово­рит, на Луну летал!

– Конечно, летал.

– Почему же ничего не видел?

– А темно было. Я ведь ночью летал. Во сне. Сел на ракету и как полечу в кос­ми­че­ское про­стран­ство. У‑у-у! А потом как полечу обратно… Летел, летел, а потом бряк о землю… ну и проснулся…

– А‑а, – про­тя­нул Мишутка. – Так бы сразу и гово­рил. Я ведь не знал, что ты – во сне.

Тут при­шел сосед­ский Игорь и сел рядом на ска­ме­ечке. Он слу­шал, слу­шал Мишутку и Ста­сика, потом говорит:

– Вот врут-то! И вам не стыдно?

– А чего стыдно? Мы же никого не обма­ны­ваем, – ска­зал Ста­сик. – Про­сто выду­мы­ваем, будто сказки рассказываем.

– Сказки! – пре­зри­тельно фырк­нул Игорь. – Нашли занятие!

– А ты дума­ешь, легко выдумывать!

– Чего проще!

– Ну, выду­май что-нибудь.

– Сей­час… – ска­зал Игорь. – Пожалуйста.

Мишутка и Ста­сик обра­до­ва­лись и при­го­то­ви­лись слушать.

– Сей­час, – повто­рил Игорь. – Э‑э-э… гм… кхм… э‑э-э…

– Ну, что ты все «э» да «э»!

– Сей­час! Дайте подумать.

– Ну, думай, думай!

– Э‑э-э, – снова ска­зал Игорь и посмот­рел на небо. – Сей­час, сей­час… э‑э-э…

– Ну, чего же ты не выду­мы­ва­ешь? Гово­рил – чего проще!

– Сей­час… Вот! Один раз я драз­нил собаку, а она меня цап за ногу и уку­сила. Вот даже шрам остался.

– Ну и что же ты тут выду­мал? – спро­сил Стасик.

– Ничего. Как было, так и рассказал.

– А гово­рил – выду­мы­вать мастер!

– Я мастер, да не такой, как вы. Вот вы все врете, да без толку, а я вчера соврал, мне от этого польза.

– Какая польза?

– А вот. Вчера вече­ром мама и папа ушли, а мы с Ирой оста­лись дома. Ира легла спать, а я залез в буфет и съел пол­банки варе­нья. Потом думаю: как бы мне не попало. Взял Ирке губы варе­ньем нама­зал. Мама при­шла: «Кто варе­нье съел?» Я говорю: «Ира». Мама посмот­рела, а у нее все губы в варе­нье. Сего­дня утром ей от мамы доста­лось, а мне мама еще варе­нья дала. Вот и польза.

– Зна­чит, из-за тебя дру­гому доста­лось, а ты и рад! – ска­зал Мишутка.

– А тебе что?

– Мне ничего. А вот ты этот, как это назы­ва­ется… Бре­хун! Вот!

– Сами вы брехуны!

– Уходи! Не желаем с тобой на лавочке сидеть.

– Я и сам не стану с вами сидеть.

Игорь встал и ушел. Мишутка и Ста­сик тоже пошли домой. По дороге им попа­лась палатка с моро­же­ным. Они оста­но­ви­лись, стали рыться в кар­ма­нах и счи­тать, сколько у них денег. У обоих набра­лось только на одну пор­цию мороженого.

– Купим пор­цию и раз­де­лим попо­лам, – пред­ло­жил Игорь. Про­дав­щица дала им моро­же­ное на палочке.

– Пой­дем домой, – гово­рит Мишутка, – раз­ре­жем ножом, чтоб было точно.

– Пой­дем.

На лест­нице они встре­тили Иру. Глаза у нее были заплаканные.

– Ты чего ревела? – спра­ши­вает Мишутка.

– Меня мама гулять не пускала.

– За что?

– За варе­нье. А я его и не ела. Это Игорь на меня наго­во­рил. Навер­ное, сам съел, а на меня свалил.

– Конечно, Игорь съел. Он сам нам хва­стался. Ты не плачь. Пой­дем, я тебе свою пол­пор­цию моро­же­ного дам, – ска­зал Мишутка.

– И я тебе свою пол­пор­цию отдам, вот только попро­бую разо­чек и отдам, – пообе­щал Стасик.

– А вы разве не хотите сами?

– Не хотим. Мы уже по десять пор­ций съели сего­дня, – ска­зал Стасик.

– Давайте лучше это моро­же­ное на троих раз­де­лим, – пред­ло­жила Ира.

– Пра­вильно! – ска­зал Ста­сик. – А то у тебя забо­лит горло, если ты одна всю пор­цию съешь.

Пошли они домой, раз­де­лили моро­же­ное на три части.

– Вкус­ная штука! – ска­зал Мишутка. – Я очень люблю моро­же­ное. Один раз я съел целое ведро мороженого.

– Ну, ты выду­мы­ва­ешь все! – засме­я­лась Ира. – Кто тебе пове­рит, что ты ведро моро­же­ного съел!

– Так оно ведь совсем малень­кое было, вед­рышко! Такое бумаж­ное, не больше стакана…

Поиг­раем? Поразмышляем?

Про­чи­тайте вме­сте с ребен­ком заме­ча­тель­ный рас­сказ Нико­лая Носова «Фан­та­зеры». В нем очень четко про­во­дится грань между выдум­кой и обма­ном, без­обид­ным фан­та­зи­ро­ва­нием и злост­ной ложью ради соб­ствен­ной выгоды. Но прежде чем начать об этом раз­го­вор, вспом­ните, а какими вам в дет­стве пред­став­ля­лись глав­ные герои рас­сказа. Вам самим, когда вы были малень­кими, нра­вился этот рас­сказ, а сей­час нра­вится? Какие эмо­ции вы испы­ты­вали и испы­ты­ва­ете, когда кто-то гово­рит о правде и лжи, о фан­та­зиях и выдумках?

Чтобы услы­шать искрен­нее мне­ние ребенка, вам сна­чала самим нужно поде­литься с ним сво­ими чув­ствами и мыс­лями. Вспом­ните и рас­ска­жите малышу о том, что для вас было важ­ным в его воз­расте, любили ли вы сами фан­та­зи­ро­вать и в чем кон­кретно ваши фан­та­зии заклю­ча­лись. Поверьте, ребенку это будет очень инте­ресно! И тогда он смо­жет при­от­крыть завесу сво­его внут­рен­него мира и вы вме­сте най­дете ответы на важ­ные для вас вопросы.

Помочь в уста­нов­ле­нии кон­такта с ребен­ком может и общий опыт. Будет очень хорошо, если вы вспом­ните какие-то собы­тия в вашей семье, кото­рые похожи или ассо­ци­и­ру­ются с собы­ти­ями рас­сказа. Напри­мер, вполне может быть, что ваш люби­мый тро­ю­род­ный пле­мян­ник нередко сва­ли­вает всю вину за слу­чив­ше­еся на не менее люби­мую тро­ю­род­ную пле­мян­ницу. Рас­ска­жите ребенку, что вы дума­ете об этом, узнайте о его мыс­лях по этому поводу.

Воз­можно, героев рас­сказа можно отыс­кать среди ваших зна­ко­мых или в кругу дру­зей ребенка. Попро­сите его рас­ска­зать о них, о том, в чем состоит раз­ница в их поступ­ках, а также о том, что он чув­ствует, когда стал­ки­ва­ется с подоб­ными людьми и ситу­а­ци­ями. При этом не забудьте поде­литься соб­ствен­ными пере­жи­ва­ни­ями и мыслями.

Поста­рай­тесь вме­сте с ребен­ком вспом­нить слу­чаи, когда выдумки при­чи­няли кому-то вред, а когда, наобо­рот, – при­но­сили пользу. Зачем вообще чело­веку нужно фан­та­зи­ро­вать? И можно ли про­ве­сти чет­кую грань между забав­ной небы­ли­цей и ложью? Это не самые лег­кие вопросы, но, воз­можно, вме­сте с ребен­ком вы суме­ете на них ответить.

Про­дол­же­нием «раз­го­вора по душам» может быть выпол­не­ние неслож­ных зада­ний, кото­рые не только спо­соб­ствуют раз­ви­тию вооб­ра­же­ния, но и помо­гают уви­деть скры­тые при­чины дет­ских обма­нов. Зада­ния могут быть следующими:

  1. Пред­ставь, что тебя окру­жают очень необыч­ные люди, да и сам ты отли­ча­ешься уди­ви­тель­ными спо­соб­но­стями. Рас­скажи, каким ты хотел бы быть. Попро­буй опи­сать себя так, чтобы все уви­дели, какой ты заме­ча­тель­ный и неповторимый.
  2. Закрой глаза и пред­ставь, что у тебя есть вол­шеб­ная палочка и она может сде­лать тебя таким, каким ты хочешь. Рас­смотри вни­ма­тельно свой желан­ный образ и поста­райся почув­ство­вать его всем телом. А теперь возьми цвет­ные каран­даши или краски и нари­суй то, что ты увидел.
  3. Пред­ставь, что автор рас­сказа «Фан­та­зеры» Нико­лай Носов, решил напи­сать про­дол­же­ние сво­его про­из­ве­де­ния, но вре­мени у него очень мало, и поэтому он обра­тился к тебе за помо­щью. Как бы ты про­дол­жил этот рас­сказ, что бы про­изо­шло с глав­ными геро­ями и что бы было в конце?
  4. Пред­ставь, что ты участ­ву­ешь в съемке фильма о Мишутке, Ста­сике и Игоре, а в каче­стве акте­ров выбрали твоих род­ствен­ни­ков. Кто бы из твоих род­ных играл глав­ные роли? А что бы про­изо­шло, если бы Ста­сик, Мишутка и Игорь жили в твоей семье? Какие бы собы­тия произошли?

Выпол­няя вме­сте с ребен­ком зада­ния, обра­тите вни­ма­ние на следующее.

Зада­ния 1 и 2. Очень важно, каким ребе­нок видит себя в меч­тах, каким он хотел бы быть. Ана­ли­зи­руя авто­порт­рет ребенка, оце­ните рас­по­ло­же­ние изоб­ра­же­ния на листе, чет­кость линий, сте­пень нажима каран­даша, про­ри­со­ван­ность отдель­ных дета­лей, на то, какими необыч­ными спо­соб­но­стями наде­лил себя ребенок.

Так, силь­ный нажим каран­даша, зачер­ки­ва­ния сви­де­тель­ствуют о внут­рен­ней тре­вож­но­сти и про­бле­мах в само­при­ня­тии. Об уровне само­оценки гово­рит раз­мер изоб­ра­же­ния. Если фигура ребенка зани­мает больше чем поло­вину листа, то само­оценка слегка завы­шена. Если же ребе­нок изоб­ра­зил себя незна­чи­тель­ным, малень­ким, да еще и поме­стил свое изоб­ра­же­ние в угол, то про­блемы с само­оцен­кой, веро­ят­нее всего, имеют место, при­чем ребенку явно не хва­тает уве­рен­но­сти, ощу­ще­ния соб­ствен­ной зна­чи­тель­но­сти и нуж­но­сти. О неуве­рен­но­сти гово­рят и слиш­ком тон­кие, сла­бые линии, нечет­кость, раз­мы­тость образа.

А какими необыч­ными каче­ствами обла­дает ребе­нок в своих меч­тах? Чаще всего это те, кото­рых ему в дей­стви­тель­но­сти не хва­тает. Так, гроз­ные клыки и когти сви­де­тель­ствуют о неза­щи­щен­но­сти, повы­шен­ных страха и сла­бо­сти. Детально про­ри­со­вы­вая желан­ный образ и ста­ра­ясь на уровне тела ощу­тить, как это – быть силь­ным, кра­си­вым, здо­ро­вым, ребе­нок хотя бы в фан­та­зиях при­бли­жа­ется к сво­ему иде­алу. Про­чув­ство­ван­ный образ гроз­ного льва, конечно, не сде­лает малыша царем зве­рей, да и людей тоже, но помо­жет ему обре­сти больше уве­рен­но­сти в себе и неза­ви­си­мо­сти. Поэтому не бой­тесь меч­тать вме­сте с ребен­ком, при­ду­мы­вать все­воз­мож­ных несу­ще­ству­ю­щих живот­ных и ста­раться хоть на минуту побыть в их шкуре.

Зада­ния 3 и 4. Если ребе­нок затруд­ня­ется само­сто­я­тельно при­ду­мать исто­рию о даль­ней­ших при­клю­че­ниях Ста­сика, Игоря и Мишутки, вы можете сочи­нить ее вме­сте. Инте­ресно посмот­реть, будет ли «нака­зан» Игорь и как именно. Обра­тите вни­ма­ние, как в рас­сказе реа­ги­руют на ложь и выдумку члены вашей семьи, в образе кого видит их ребе­нок. Узна­ете ли вы себя в том или ином образе?

Н. Носов. Бобик в гостях у Барбоса

Жил-был пес Бар­бо­ска. У него был друг – кот Васька. Оба они жили у дедушки. Дедушка ходил на работу, Бар­бо­ска сто­ро­жил дом, а кот Васька мышей ловил.

Одна­жды дедушка ушел на работу, кот Васька убе­жал куда-то гулять, а Бар­бос дома остался. От нечего делать он залез на под­окон­ник и стал смот­реть в окно. Ему было скучно, вот он и зевал по сторонам.

«Дедушке нашему хорошо! – поду­мал Бар­бо­ска. – Ушел на работу и рабо­тает. Ваське тоже неплохо – убе­жал из дому и гуляет по кры­шам. А мне вот при­хо­дится сидеть, сто­ро­жить квартиру».

В это время по улице бежал Бар­бо­с­кин при­я­тель Бобик. Они часто встре­ча­лись во дворе и играли вме­сте. Бар­бос уви­дел при­я­теля и обрадовался:

– Эй, Бобик, куда бежишь?

– Никуда, – гово­рит Бобик. – Так, бегу себе про­сто. А ты чего дома сидишь? Пой­дем гулять.

– Мне нельзя, – отве­тил Бар­бос, – дедушка велел дом сте­речь. Ты лучше ко мне в гости иди.

– А никто не прогонит?

– Нет. Дедушка на работу ушел. Никого дома нет. Лезь прямо в окно.

Бобик залез в окно и с любо­пыт­ством стал осмат­ри­вать комнату.

– Тебе хорошо! – ска­зал он Бар­босу. – Ты в доме живешь, а вот я живу в конуре. Тес­нота, пони­ма­ешь! И крыша про­те­кает. Неваж­ные условия!

– Да, – отве­тил Бар­бос, – у нас квар­тира хоро­шая: две ком­наты с кух­ней и еще ван­ная. Ходи, где хочешь.

– А меня даже в кори­дор хозя­ева не пус­кают! – пожа­ло­вался Бобик. – Гово­рят – я дво­ро­вый пес, поэтому дол­жен жить в конуре. Один раз зашел в ком­нату – что было! Закри­чали, зао­хали, даже пал­кой по спине стукнули.

Он поче­сал лапой за ухом, потом уви­дел на стене часы с маят­ни­ком и спрашивает:

– А что это у вас за штука на стенке висит? Все тик-так да тик-так, а внизу болтается.

– Это часы, – отве­тил Бар­бос. – Разве ты часов нико­гда не видел?

– Нет. А для чего они?

Бар­бос и сам не знал тол­ком, для чего часы, но все-таки при­нялся объяснять:

– Ну, это такая штука, пони­ма­ешь… часы… они ходят…

– Как – ходят? – уди­вился Бобик. – У них ведь ног нету!

– Ну, пони­ма­ешь, это только так гово­рится, что ходят, а на самом деле они про­сто сту­чат, а потом начи­нают бить.

– Ого! Так они еще и дерутся? – испу­гался Бобик.

– Да нет! Как они могут драться!

– Так ведь сам ска­зал – бить!

– Бить – это зна­чит зво­нить: бом! Бом!

– А, ну так бы и говорил!

Бобик уви­дел на столе гре­бе­шок и спросил:

– А что это у вас за пила?

– Какая пила! Это гребешок.

– А для чего он?

– Эх ты! – ска­зал Бар­бос. – Сразу видно, что весь век в конуре про­жил. Не зна­ешь, для чего гре­бе­шок? Причесываться.

– Как это – причесываться?

Бар­бос взял гре­бе­шок и стал при­че­сы­вать у себя на голове шерсть:

– Вот смотри, как надо при­че­сы­ваться. Подойди к зер­калу и причешись.

Бобик взял гре­бе­шок, подо­шел к зер­калу и уви­дел в нем свое отражение.

– Послу­шай, – закри­чал он, пока­зы­вая на зер­кало, – там собака какая-то!

– Да это ведь ты сам в зер­кале! – засме­ялся Барбос.

– Как – я?.. Я ведь здесь, а там дру­гая собака.

Бар­бос тоже подо­шел к зер­калу. Бобик уви­дел его отра­же­ние и закричал:

– Ну вот, теперь их уже двое!

– Да нет! – ска­зал Бар­бос. – Это не их двое, а нас двое. Они там, в зер­кале, неживые.

– Как – нежи­вые? – закри­чал Бобик. – Они же ведь двигаются!

– Вот чудак! – отве­тил Бар­бос. – Это мы дви­га­емся. Видишь, там одна собака на меня похожа!

– Верно, похожа! – обра­до­вался Бобик. – Точь-в-точь как ты!

– А дру­гая собака похожа на тебя.

– Что ты! – отве­тил Бобик. – Там какая-то про­тив­ная собака, и лапы у нее кривые.

– Такие же лапы, как у тебя.

– Нет, это ты меня обма­ны­ва­ешь! Поса­дил туда каких-то двух собак и дума­ешь, я тебе поверю, – ска­зал Бобик.

Он при­нялся при­че­сы­ваться перед зер­ка­лом, потом вдруг как засмеется:

– Глянь-ка, а этот чудак в зер­кале тоже при­че­сы­ва­ется! Вот умора!

Бар­бос только фырк­нул и ото­шел в сто­рону. Бобик при­че­сался, поло­жил гре­бе­шок на место и говорит:

– Чудно туту вас! Часы какие-то, зер­кала с соба­ками, раз­ные фин­ти­флюшки и гребешки.

– У нас еще теле­ви­зор есть! – похва­стался Бар­бос и пока­зал телевизор.

– Для чего это? – спро­сил Бобик.

– А это такая штука – она все делает: поет, играет, даже кар­тины показывает.

– Вот этот ящик?

– Да.

– Ну, уж это враки!

– Чест­ное слово!

– А ну, пусть заиграет!

Бар­бос вклю­чил теле­ви­зор. Послы­ша­лась музыка. Собаки обра­до­ва­лись и давай пры­гать по ком­нате. Пля­сали, пля­сали, из сил выбились.

– Мне даже есть захо­те­лось, – гово­рит Бобик.

– Садись за стол, сей­час я тебя уго­щать буду, – пред­ло­жил Барбос.

Бобик уселся за стол. Бар­бо­ска открыл буфет, видит – там блюдо с кисе­лем стоит, а на верх­ней полке – боль­шой пирог. Он взял блюдо с кисе­лем, поста­вил на пол, а сам полез на верх­нюю полку за пиро­гом. Взял его, стал вниз спус­каться и попал лапой в кисель. Поскольз­нув­шись, он шлеп­нулся прямо на блюдо, и весь кисель у него раз­ма­зался по спине.

– Бобик, иди ско­рей кисель есть! – закри­чал Барбос.

Бобик при­бе­жал:

– Где кисель?

– Да вот, у меня на спине. Облизывай.

Бобик давай ему спину облизывать.

– Ох и вкус­ный кисель! – говорит.

Потом они пере­несли пирог на стол. Сами тоже на стол усе­лись, чтобы удоб­нее было. Едят и разговаривают.

– Тебе хорошо живется! – гово­рит Бобик. – У тебя все есть.

– Да, – гово­рит Бар­бос, – я живу хорошо. Что хочу, то и делаю: хочу – гре­беш­ком при­че­сы­ва­юсь, хочу – на теле­ви­зоре играю, ем и пью, что хочу, или на кро­вати валяюсь.

– А тебе поз­во­ляет дедушка?!

– Что мне дедушка! Поду­ма­ешь! Это моя кровать.

– А где же дедушка спит?

– Дедушка там, в углу на коврике.

Бар­бо­ска так заврался, что не мог уже остановиться.

– Здесь все мое! – хва­стался он. – И стол мой, и буфет мой, и все, что в буфете, тоже мое.

– А можно мне на кро­вати пова­ляться? – спро­сил Бобик. – Я ни разу в жизни еще на кро­вати не спал.

– Ну пой­дем, пова­ля­емся, – согла­сился Барбос.

Они улег­лись на кровать.

Бобик уви­дел плетку, кото­рая висела на стене, и спрашивает:

– А для чего у вас здесь плетка?

– Плетка? Это для дедушки. Если не слу­ша­ется, я его плет­кой, – отве­тил Барбос.

– Это хорошо! – одоб­рил Бобик.

Лежали они на кро­вати, лежали, при­гре­лись, да и заснули. Не услы­шали даже, как дедушка с работы при­шел. Он уви­дел на своей кро­вати двух псов, взял со стены плетку и замах­нулся на них.

Бобик с пере­пугу выпрыг­нул в окно и побе­жал в свою конуру, а Бар­бос забился под кро­вать, так что его даже поло­вой щет­кой нельзя было выта­щить. До вечера там просидел.

Вече­ром вер­нулся домой кот Васька. Он уви­дел Бар­боса под кро­ва­тью и сразу понял, в чем дело.

– Эх, Васька, – ска­зал Бар­бос, – опять я нака­зан! Даже сам не знаю, за что. При­неси мне кусо­чек кол­баски, если тебе дедушка даст.

Васька пошел к дедушке, стал мур­лы­кать и тереться спин­кой о его ноги. Дедушка дал ему кусо­чек кол­баски. Васька поло­вину съел сам, а дру­гую поло­винку отнес под кро­вать Барбоске.

Поиг­раем? Поразмышляем?

В рас­сказе «Бобик в гостях у Бар­боса» есть не только над чем посме­яться, но и над чем заду­маться. Обычно подоб­ные про­из­ве­де­ния очень нра­вятся детям, они легко согла­ша­ются пораз­мыш­лять над пове­де­нием героев и выска­зать свое мне­ние отно­си­тельно их поступ­ков. Но прежде, чем начать «серьез­ный» раз­го­вор, поста­рай­тесь вме­сте с ребен­ком оку­нуться в мир юмора и милых про­каз и полу­чить удо­воль­ствие от сов­мест­ного чтения.

Хорошо, если вы смо­жете вспом­нить свои шало­сти, от кото­рых у ваших роди­те­лей голова шла кру­гом после того, как они остав­ляли вас дома одних. О каких-то из них – разу­ме­ется, вполне без­обид­ных, а не о прыж­ках со шкафа, – полезно будет рас­ска­зать ребенку. Это даст сыну или дочери воз­мож­ность взгля­нуть на вас несколько дру­гими гла­зами. И пусть ваш образ несколько спу­стится с пье­де­стала недо­ступ­но­сти и авто­ри­тета, но этим вы ста­нете ближе к малышу, и вам легче будет гово­рить на одном языке о важ­ных вещах.

А обсу­дить в этом рас­сказе можно много чего. Зачем Бар­босу пона­до­би­лось так все при­укра­ши­вать: «…что хочу, то и делаю: хочу – гре­беш­ком при­че­сы­ва­юсь, хочу – на теле­ви­зоре играю, ем и пью, что хочу, или на кро­вати валя­юсь», а если дедушка не слу­ша­ется, то можно его и плет­кой. Любому пси­хо­ло­ги­че­ски под­ко­ван­ному взрос­лому понятно, что корни такого пове­де­ния кро­ются в ощу­ще­нии своей недо­ста­точ­ной важ­но­сти и зна­чи­тель­но­сти, а может быть, и про­сто в бес­пре­ко­слов­ной недо­ступ­но­сти тех благ, кото­рыми легко могут поль­зо­ваться взрос­лые. Инте­ресно, какие сооб­ра­же­ния по этому поводу выска­жет ваш ребенок?

Также спро­сите его, что ему кажется самым инте­рес­ным и при­вле­ка­тель­ным из вещей, кото­рыми ему пока нельзя поль­зо­ваться. Или какие запре­щен­ные поступки он обя­за­тельно бы совер­шил, если бы не боялся нака­за­ния? Есте­ственно, реак­цией роди­те­лей на такие ответы должны быть не выска­зы­ва­ния типа: «А, ну да, этого делать нельзя!» или: «Конечно, не взду­май это тро­гать!» Если ваши огра­ни­че­ния дей­стви­тельно обя­за­тельны, то поста­рай­тесь объ­яс­нить при­чину таких запре­тов. Или же, зная чрез­мер­ную при­вле­ка­тель­ность для ребенка дан­ного объ­екта, вы можете несколько сни­зить планку тре­бо­ва­ний. Напри­мер, одно­знач­ное тре­бо­ва­ние не брать папин инстру­мент может изме­ниться на запрет играть с ним без при­смотра взрос­лых. Тем самым вы, хотя бы отча­сти, удо­вле­тво­рите потреб­но­сти ребенка и в какой-то сте­пени убе­ре­жете его от нару­ше­ния пра­вил и, вполне веро­ятно, после­ду­ю­щей лжи.

Воз­вра­ща­ясь к рас­сказу Нико­лая Носова, попро­сите ребенка при­ду­мать исто­рию о том, как бы он повел себя, ока­жись он в такой же ситу­а­ции, как пес Бар­бос. А лучше сде­лайте это вме­сте, помо­гая ребенку выйти на новый круг раз­ви­тия сюжета, если у него воз­ник­нут труд­но­сти. При­чем очень важно, чтобы ребе­нок чув­ство­вал, что вы не оце­ни­ва­ете его, пусть и вооб­ра­жа­е­мые, поступки и про­казы. Его фан­та­зию не должно сдер­жи­вать то, что такое пове­де­ние «непра­виль­ное» и маме о нем лучше не говорить.

Еще по моти­вам дан­ного про­из­ве­де­ния вы можете поиг­рать с ребен­ком в сле­ду­ю­щую игру. Про­чи­тайте еще раз о том, как Бар­бос пыта­ется объ­яс­нить назна­че­ние часов. «Он и сам не знал тол­ком, для чего часы, но все-таки при­нялся объ­яс­нять». Пусть ребе­нок попро­бует раз­га­дать сущ­ность и смысл каких-либо пред­ме­тов, с кото­рыми он еще не зна­ком или зна­ком крайне поверх­ностно. Такими пред­ме­тами в могут быть быто­вая тех­ника, раз­лич­ные кухон­ные при­спо­соб­ле­ния и инстру­менты. Совсем не обя­за­тельно, чтобы домыслы и фан­та­зии ребенка сов­пали с реаль­но­стью. Наобо­рот, очень даже инте­ресно, если баналь­ную чес­ноч­ницу будет ждать уди­ви­тель­ная судьба машины по про­из­вод­ству вер­ми­шели или аппа­рата для укра­ше­ния торта.

В завер­ше­ние раз­го­вора о рас­сказе «Бобик в гостях у Бар­боса» хочется обра­тить вни­ма­ние роди­те­лей на одну фразу: «Бар­бо­ска так заврался, что не мог уже оста­но­виться». Так очень часто бывает и с нашими детьми. Они так вхо­дят во вкус фан­та­зи­ро­ва­ния и выду­мы­ва­ния или же в худ­шем вари­анте так увя­зают в соб­ствен­ных обма­нах, что не могут ни оста­но­виться, ни выйти из этого состо­я­ния. И задача роди­те­лей, несмотря на весь свой пра­вед­ный гнев и недо­воль­ство, – помочь ребенку, про­тя­нуть руку помощи без лиш­него мора­ли­за­тор­ства и нотаций.

Чего на свете не бывает (рус­ская народ­ная сказка)

Жил-был барин, бога­тый-пре­бо­га­тый. Не знал он, куда свои деньги девать. Ел-пил сладко, оде­вался нарядно, гостей у него каж­дый день столько было, что у иных по празд­ни­кам того не бывало. А все у него денег не убы­вало, еще прибывало.

И захо­те­лось раз барину пошу­тить над мужи­ком-дура­ком, себе и гостям на потеху. При­зы­вает он самого бед­ного мужика из деревни и гово­рит ему:

– Слу­шай, мужик. Дам я тебе денег целую маленку, только скажи мне, чего на свете не бывает. Нынче люди до всего дошли: и на черте ездят, и по небу летают, и в Питер по про­во­локе лапти послать можно. Скажи же: чего на свете не бывает?

Поче­сал мужик затылок.

– Не знаю, – гово­рит, – барин, кажись, вза­правду все на свете бывает. Дай сроку до зав­тра – может, и вздумаю.

– Ну, пойди, поду­май, – гово­рит барин, – а зав­тра при­ходи, ответ приноси.

Мужик до пету­хов не спал, все бар­скую загадку отга­ды­вал. Раз­ду­мает, так и мало ли чего на свете не бывает, а и то в ум при­дет: «Может, это и бывает, только я не знаю. Ну да ладно, скажу наудачу, авось чего и не бывает!»

На дру­гой день при­шел он к барину.

– Ну что, мужик, теперь зна­ешь, чего на свете не бывает?

– Одного, барин, не бывает: топо­ром никто не под­по­я­сы­ва­ется, ног за топо­рище не заткнет.

Усмех­нулся барин, усмех­ну­лись гости; видят: мужик-то сер, да ум-то у него не волк съел. Надо маленку отме­ри­вать. Да барин не то денег пожа­лел, не то хотел еще над мужи­ком пошу­тить, кто его знает, только и гово­рит мужику:

– Нашел, брат, что ска­зать. У нас под­линно этого не делают, а в чужих зем­лях – так сплошь и рядом. Сту­пай с богом до зав­тра. При­ду­ма­ешь – ответ принеси.

Про­ду­мал мужик и дру­гую ночь. Что ни наду­мает, все надежда пло­хая на бар­ские деньги. «Хитры немцы – у них, может, все бывает. Ну да скажу еще что-нибудь!»

При­хо­дит наутро к барину.

– Ну, мужик, все ли на свете бывает?

– Не все, барин: баба попом не бывает, крас­ная девка обедни не служит.

Усмех­ну­лись все, только барин опять ему денег не дал.

– Нет, – гово­рит, – это бывает; по немет­чине и все так. Поди, поду­май послед­ний раз. Ска­жешь – бери деньги, а то не прогневайся.

Плю­нул с досады мужик, идучи домой, думает: «Видно, одному только не бывать, чтобы у меня деньги были!»

Все-таки через ночь опять идет к барину. «Наскажу, – думает, – ему вся­кой вся­чины; может, что и небы­валь­щина будет».

– Ну, что хоро­шень­кого ска­жешь? – спра­ши­вает барин. – Не узнал ли, чего на свете не бывает?

– Все, барин, бывает, – гово­рит мужик. – Думал я, что люди хоть на небо не попа­дают, а здесь сам побы­вал, теперь пове­рил, что и это бывает.

– Как же ты на небо попал?

– Покой­ница жена побы­вать нака­зы­вала и под­воду за мной выслала: двух журав­лей враз­но­пряжку. Пови­дался с ней, с ребя­тиш­ками и к твоей мило­сти воротился.

– И назад с журавлями?

– Нет, назад я соскочил.

– Как же ты, мужи­чок, не убился?

– А так, что по уши в землю завяз, не жестка земля попалась.

– Из земли же как вылез?

– Хе… как! А схо­дил домой, при­нес лопату, выко­пался да и вылез.

– Не видал ли ты на небе покой­ного барина, моего родителя?

– Как же, видел, к ручке допу­стить изволили.

– Ну, что он там делает? – допра­ши­вает барин.

Мужик-то, не будь плох, дога­дался и говорит:

– Что покой­ный барин делает? Да после моих ребя­ти­шек постилки моет.

– Врешь, мужик-дурак! – закри­чал барин. – Того на свете не бывает, чтобы барин у холопа нян­чился! Бери деньги да не мели околесицы!

Поиг­раем? Поразмышляем?

В каче­стве логи­че­ского про­дол­же­ния чте­ния этой сказки вы вполне можете пред­ло­жить ребенку (а еще лучше – несколь­ким детям) устро­ить кон­курс на луч­шую выдумку о том, чего на свете не бывает. При­чем будет заме­ча­тельно, если вы будете высту­пать не в роли судьи, а в каче­стве пол­но­прав­ного участ­ника, и пусть ваша соб­ствен­ная фан­та­зия не огра­ни­чи­ва­ется ника­кими рам­ками и клише. Луч­шего выдум­щика может ждать какой-нибудь необыч­ный приз. Хорошо, если дети сами при­ду­мают, что бы «эта­кое» они хотели полу­чить за свое супервоображение.

Если ребе­нок увле­чется фан­та­зи­ро­ва­нием, то вы можете вме­сте пораз­мыш­лять, как бы изме­ни­лась жизнь, если бы то, чего на свете не бывает, стало реаль­но­стью. Как бы это отра­зи­лось на вашей семье, какие собы­тия могли бы про­изойти и какие при­клю­че­ния могли бы ожи­дать вас. К слову, нужно отме­тить, что это зада­ние имеет не только раз­ви­ва­ю­щий харак­тер, но и диа­гно­сти­че­ский. Обра­тите вни­ма­ние на то, как ребе­нок, члены вашей семьи или семья в целом реа­ги­руют на изме­не­ние внеш­них условий.

Мне вспо­ми­на­ется одна исто­рия, рас­ска­зан­ная шести­лет­ним маль­чи­ком в про­цессе выпол­не­ния этого зада­ния. Сна­чала он с упо­е­нием вооб­ра­жал, что все люди научи­лись летать и парили в небе, как птицы. На мой же вопрос, а что бы тогда стало про­ис­хо­дить с ним и его близ­кими, как бы изме­ни­лась их жизнь и какие при­клю­че­ния могли бы про­изойти в его семье, он, несколько замяв­шись, отве­тил, что они раз­ле­те­лись бы в раз­ные сто­роны, а он свил бы себе гнездо высоко-высоко в горах и жил бы там один. Ком­мен­та­рии, как мне кажется, излишни.

Хочется обра­тить вни­ма­ние роди­те­лей на то, как наглядно в этой сказке демон­стри­ру­ется прин­цип раз­ви­тия вооб­ра­же­ния. Чем больше мы фан­та­зи­руем, при­ду­мы­ваем, смот­рим на вещи с раз­ных сто­рон, тем богаче и инте­рес­нее ста­но­вятся плоды нашего твор­че­ства. Ведь вна­чале у мужика из сказки были вполне стан­дарт­ные, одно­тип­ные ответы. После неко­то­рой тре­ни­ровки его было уже не оста­но­вить, и неудер­жи­мые, яркие фан­та­зии поли­лись одна за дру­гой до тех пор, пока он не отыс­кал нужную.

И еще один момент. К сожа­ле­нию, бывает, что мы, как барин из сказки, не при­даем зна­че­ния без­обид­ным выдум­кам ребенка. Но как только эти выдумки заде­вают нас за живое, ста­но­вятся по каким-либо при­чи­нам нам «неудоб­ными», мы воз­му­ща­емся: «Ложь! Да как ты сме­ешь врать!» Ребенку же в таких слу­чаях очень трудно понять, почему в одних ситу­а­циях ему все схо­дит с рук и даже одоб­ря­ется, а в дру­гих – он пре­вра­ща­ется в злост­ного обман­щика, под­вер­га­ю­ще­гося нра­во­уче­ниям и нака­за­ниям. Поэтому роди­те­лям очень важно при­дер­жи­ваться еди­ных тре­бо­ва­ний и быть после­до­ва­тель­ными в своих вос­пи­та­тель­ных воздействиях.

Заключение. Несколько слов для любящих родителей

Вот и про­чи­тана оче­ред­ная книга о детях, о дет­ском вос­пи­та­нии и о нас, взрос­лых… Кто-то ска­жет: «Да все это и так было известно» и будет прав, потому что в этой книге не пре­сле­до­ва­лась цель пора­зить вас необык­но­вен­ными откры­ти­ями. Но согла­си­тесь, ведь так при­ятно в оче­ред­ной раз найти под­твер­жде­ние своим взгля­дам. Кого-то книга натолк­нет на соб­ствен­ные раз­мыш­ле­ния о том, что про­ис­хо­дит в его семье и что на самом деле скры­ва­ется за теми или иными труд­но­стями. Кто-то смо­жет под дру­гим углом посмот­реть на отно­ше­ния с ребен­ком и на про­блемы, кото­рые эти отно­ше­ния омра­чают. Кто-то доба­вит в свою копилку понра­вив­ши­еся игры и упраж­не­ния. Кто-то, оку­нув­шись в вол­шеб­ный мир ска­зок и рас­ска­зов, вспом­нит себя в дет­стве и обна­ру­жит колос­саль­ные ресурсы и в них, и в себе самом для реше­ния самых раз­но­об­раз­ных про­блем и, конечно, для выстра­и­ва­ния гар­мо­нич­ных отно­ше­ний со своим ребенком.

Но, навер­ное, самое глав­ное – если после чте­ния вам захо­чется как можно быст­рее и крепче обнять своих нена­гляд­ных Костю или Таню и про­сто побыть с ним вме­сте. И неважно, что вы вме­сте будете делать: читать книжки, рисо­вать, фан­та­зи­ро­вать, гото­вить ужин или про­сто гулять по парку. Ощу­щать, что ты рядом с одним из самых близ­ких и важ­ных для тебя людей, – это пода­рок, кото­рому мы не все­гда при­даем долж­ное зна­че­ние и о кото­ром так жалеем, когда его лишаемся.

Читая книгу, вы часто натал­ки­ва­лись на слова, что «вот это след­ствие нашего невни­ма­ния и загру­жен­но­сти рабо­той», «вот здесь ребе­нок про­сто боится быть с нами искрен­ним», «а здесь корень про­блемы – в небла­го­при­ят­ной семей­ной обста­новке». Но, несмотря на это, мне бы очень не хоте­лось, чтобы у вас, доро­гие чита­тели, воз­ник так назы­ва­е­мый ком­плекс роди­тель­ской неком­пе­тент­но­сти и вины. К сожа­ле­нию, мы не можем создать иде­аль­ные усло­вия для своих детей даже в соб­ствен­ной семье. Осо­бен­но­сти нашего харак­тера, наших супру­же­ских вза­и­мо­от­но­ше­ний в любом слу­чае будут накла­ды­вать отпе­ча­ток на ста­нов­ле­ние лич­но­сти ребенка. Конечно, мы должны стре­миться, чтобы как можно меньше нега­тив­ных фак­то­ров вли­яло на его раз­ви­тие, но, не достиг­нув иде­ала, опус­кать руки и зани­маться само­ед­ством – очень непра­виль­ное реше­ние. Мы всего лишь люди, кото­рые могут жить, любить и делать шаги навстречу любимым.

Поэтому, закан­чи­вая книгу, мне бы хоте­лось поже­лать роди­те­лям прежде всего радо­сти – от насто­я­щего момента, от соб­ствен­ной роди­тель­ской чут­ко­сти и муд­ро­сти, от минут вза­и­мо­по­ни­ма­ния с ребен­ком, от того, что оче­ред­ная про­блема (наде­юсь) дет­ских обма­нов с успе­хом преодолена.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки