Раздражительность. Методика преодоления — Екатерина Бурмистрова

Раздражительность. Методика преодоления — Екатерина Бурмистрова

(15 голосов4.0 из 5)

Пожа­луй, не суще­ствует пап и мам, кото­рых время от вре­мени не раз­дра­жало бы пове­де­ние их детей. Обычно раз­дра­же­ние воз­ни­кает и накап­ли­ва­ется в тех ситу­а­циях, когда маме или папе не уда­ется совла­дать с какой-то быто­вой ситу­а­цией. И такие слу­чаи в усло­виях совре­мен­ной жизни — не редкость.
Про­блема роди­тель­ского гнева и его про­яв­ле­ния поис­тине огромна. Настолько огромна, что заслу­жи­вает отдель­ной книги, кото­рую и напи­сала Ека­те­рина Бур­ми­ст­рова — заме­ча­тель­ный пси­хо­лог, уже более пят­на­дцати лет зани­ма­ю­ща­яся про­бле­мами семей­ных отношений.
Книга при­звана помочь роди­те­лям разо­браться с про­бле­мой раз­дра­жи­тель­но­сти в семье и содер­жит прак­ти­че­ские советы.

Об авторе

Ека­те­рина Бур­ми­ст­рова — извест­ный пси­хо­лог. Окон­чила пси­хо­ло­ги­че­ский факуль­тет МГУ. Диплом­ная работа «Раз­ви­тие кре­а­тив­но­сти в ран­нем воз­расте» — про­грамма заня­тий с детьми от полу­тора до трех лет, по кото­рой рабо­тала в тече­нии десяти лет. За годы своей прак­тики создала 15 про­грамм по семей­ной пси­хо­ло­гии. Автор книг «Бере­мен­ность, роды, мате­рин­ство» и «Семей­ный тайм-менедж­мент». Мать деся­те­рых детей.

Вместо предисловия

Пожа­луй, не суще­ствует пап и мам, кото­рых время от вре­мени не раз­дра­жало бы пове­де­ние их детей, и в то же время почти каж­дый из роди­те­лей думает, что по части гнев­ли­во­сти рав­ных ему нет. Все осталь­ные, по его пред­став­ле­ниям, раз­дра­жа­ются зна­чи­тельно реже, а воз­можно, и вовсе нико­гда. В совре­мен­ном обще­стве царит пред­став­ле­ние о том, что хоро­ший роди­тель не дол­жен испы­ты­вать раз­дра­же­ния по отно­ше­нию к детям. Подоб­ные мне­ния могут серьезно отрав­лять жизнь семьи и мешать про­цессу воспитания.

Обычно раз­дра­же­ние воз­ни­кает и накап­ли­ва­ется в тех ситу­а­циях, когда маме или папе не уда­ется скор­рек­ти­ро­вать инди­ви­ду­аль­ные осо­бен­но­сти пове­де­ния ребенка, совла­дать с какой-то быто­вой ситу­а­цией. Если не хва­тает обыч­ных спо­со­бов повли­ять на обста­новку, раз­дра­же­ние под­клю­ча­ется как запас­ная, хотя и ненуж­ная бата­рейка. Я пока еще не встре­чала людей, кото­рые полу­чали бы удо­воль­ствие от своей раздражительности.

Раз­дра­же­ние сле­дует рас­смат­ри­вать как состо­я­ние без­условно нега­тив­ное и к тому же пост­фак­тум вызы­ва­ю­щее чув­ство вины. Иными сло­вами, раз­дра­же­ние непри­ятно не только в тот момент, когда вы ока­зы­ва­е­тесь в его вла­сти, оно остав­ляет после себя крайне непри­ят­ное после­вку­сие. Именно из-за частых вспы­шек раз­дра­же­ния мно­гие роди­тели, осо­бенно мамы, счи­тают, что они — плохи, неуспешны и некомпетентны.

Как вос­при­ни­ма­ется роди­тель­ское раз­дра­же­ние ребен­ком, осо­бенно ребен­ком-дошколь­ни­ком? Крик, угрозы и шлепки часто видятся ему как про­яв­ле­ние нелюбви. Мама сер­дится и руга­ется, и ребе­нок делает вывод, что она злая и нисколько его не любит.

Конечно, с воз­рас­том такой взгляд на вещи неиз­бежно меня­ется. Недав­ний ребе­нок, еще хорошо пом­ня­щий раз­дра­жи­тель­ность своих роди­те­лей и соб­ствен­ные обиды по этому поводу и когда-то искренне обе­щав­ший в днев­нике: «Нико­гда, ни за что не буду кри­чать на детей, сер­диться и раз­дра­жаться на них!», — сам ста­но­вится роди­те­лем. Тогда-то и насту­пает для него «момент истины», тогда-то и при­хо­дит пер­вое, пусть и поверх­ност­ное пони­ма­ние при­чин, из-за кото­рых отец с мате­рью каза­лись ему столь жесто­кими и несправедливыми.

Ока­зы­ва­ется, роди­тели сер­ди­лись вовсе не потому, что были злы и плохи! Про­сто они очень уста­вали, не справ­ля­ясь со сво­ими бес­чис­лен­ными обя­зан­но­стями. Впро­чем, пони­ма­ние того, почему сер­ди­лись папа с мамой, при­вив­кой от соб­ствен­ной раз­дра­жи­тель­но­сти, как пра­вило, не ста­но­вится. Идея, состо­я­щая в том, что надо выплес­нуть вовне всё набо­лев­шее и угне­та­ю­щее, спра­вед­лива лишь отчасти.

Семья — это дол­го­сроч­ный про­ект, на про­тя­же­нии деся­ти­ле­тий с ней про­ис­хо­дит вся­кое: какие-то пери­оды ока­зы­ва­ются отно­си­тельно про­стыми и чуть ли не без­об­лач­ными, дру­гие же ста­но­вятся вре­ме­нем насто­я­щего испы­та­ния чувств на проч­ность. Именно поэтому так необ­хо­дим обмен инфор­ма­цией между супругами.

Не сек­рет, что мно­гие моло­дые семьи пона­чалу вынуж­дены сни­мать жилье и лишь со вре­ме­нем обза­во­дятся соб­ствен­ными домаш­ними оча­гами. При этом квар­тира может ока­заться про­стор­нее или скром­нее, лучше или хуже. Схо­жим обра­зом выстра­и­ва­ется и супру­же­ское обще­ние: отнюдь не все­гда уме­ние вести дове­ри­тель­ные и бла­го­же­ла­тель­ные раз­го­воры о самых слож­ных вопро­сах при­хо­дит сразу. В период уха­жи­ва­ний в этом и нужды нет: головы влюб­лен­ных заняты совер­шенно иными вещами. Истин­ное обще­ние — пре­ро­га­тива зре­лой семьи, члены кото­рой пре­красно пони­мают: каж­дый из них пред­став­ляет собой слож­ней­шую сово­куп­ность досто­инств и изъ­я­нов, пре­бы­ва­ю­щих в посто­ян­ной и оже­сто­чен­ной борьбе между собой, где «поле битвы — сердце чело­века». Навык обще­ния — вовсе не бонус, при­ла­га­е­мый к сви­де­тель­ству о браке, а резуль­тат мно­го­лет­него кро­пот­ли­вого и ответ­ствен­ного труда. Однако именно отсут­ствие этого опыта и порож­дает в нема­лой сте­пени спон­тан­ные выбросы раз­ру­ши­тель­ных эмоций.

Раз­дра­же­ние во мно­гом схоже с хро­ни­че­ской аллер­гией. Пона­чалу его вызы­вает лишь неко­то­рое коли­че­ство совер­шенно опре­де­лен­ных ситу­а­ций, но если мы не боремся долж­ным обра­зом с нашей гнев­ли­во­стью, со вре­ме­нем круг воз­мож­ных при­чин расширяется.

Хро­ни­че­скую раз­дра­жи­тель­ность можно срав­нить с болез­нен­ным при­стра­стием к алко­голю или с при­выч­кой про­во­дить вечера перед теле­ви­зо­ром. Можно срав­нить ее и с заня­ти­ями спор­том — чем усерд­нее «качаем» мы мышцы, тем они дела­ются крепче, — либо с бре­ду­щим по пустыне пут­ни­ком: чем больше воды он пьет, тем мучи­тель­нее одо­ле­вает его жажда.

Чем чаще мы испы­ты­ваем раз­дра­же­ние, тем навяз­чи­вее ста­но­вится потреб­ность излить его на кого-то. Однако всем нам сле­дует пом­нить: нельзя осво­бо­диться от нега­тива, лишь выплес­нув его вовне. Так можно только «при­кор­мить» и «усы­пить» его на неко­то­рое время. При этом раз­дра­же­ние зата­ится и будет лишь ждать под­хо­дя­щего момента для того, чтобы во все­услы­ша­ние заявить о себе с новой силой. Это — одна из «лову­шек гнева».

Может воз­ник­нуть сво­его рода гнев­ная инток­си­ка­ция, когда уро­вень вза­им­ного раз­дра­же­ния в семье настолько повы­ша­ется, что ее чле­нам при­хо­дится дого­ва­ри­ваться о какой-то паузе, о неком пере­ми­рии друг с другом.

При­вычка то и дело «выпус­кать пар» ока­зы­вает самое отри­ца­тель­ное воз­дей­ствие на наши отно­ше­ния с детьми. Более того, они неиз­бежно пере­но­сят ее на своих ровес­ни­ков, а также на млад­ших бра­тьев и сестер.

Восточ­ная муд­рость гла­сит: «Раз­дра­жен­ный вос­пи­та­тель не вос­пи­ты­вает, а лишь раз­дра­жает». Роди­тель, нахо­дя­щийся в таком состо­я­нии, в крат­ко­сроч­ной пер­спек­тиве может достичь своей цели. Однако он закла­ды­вает в дет­ской душе пороч­ную модель эмо­ци­о­наль­ного пове­де­ния: когда что-то не ладится, включи свое раз­дра­же­ние, надави на ближ­него, «и будет тебе счастье»!

Ребе­нок без труда осва­и­вает эту нехит­рую так­тику и с ее помо­щью дей­стви­тельно все чаще доби­ва­ется того, чтобы ему, напри­мер, вклю­чили «муль­тик», даже если в это время над­ле­жит зани­маться совер­шенно иными делами, купили бы желан­ную, но вовсе не необ­хо­ди­мую игрушку или доба­вили лиш­нюю ложку сахара в кашу.

Что можно поре­ко­мен­до­вать роди­те­лям в этой связи? В первую оче­редь при­знать, что вы раз­дра­жа­е­тесь, даже если это вам совер­шенно не нра­вится. Точно так же в про­грамме ано­ним­ных алко­го­ли­ков в каче­стве пер­вого и опре­де­ля­ю­щего шага на пути к избав­ле­нию от болез­нен­ной зави­си­мо­сти рас­смат­ри­ва­ется само при­зна­ние паци­ен­том нали­чия пагуб­ного при­стра­стия. Сми­ренно при­знать суще­ство­ва­ние насущ­ной про­блемы — зна­чит на десять-пят­на­дцать про­цен­тов при­бли­зиться к ее разрешению.

Вслед за этим нужно честно отве­тить на вопрос: дей­стви­тельно ли вы хотите изба­виться от этой при­вычки? Если, раз­дра­жа­ясь, вы чув­ству­ете себя вполне ком­фортно, то и повода для раз­го­вора нет, если же раз­дра­жи­тель­ность вам по-насто­я­щему мешает, сле­дует при­ло­жить все силы к тому, чтобы от нее избавиться.

Прежде чем при­сту­пать к борьбе с этой при­выч­кой, необ­хо­димо понять ее при­роду. Что же нам сле­дует знать о раз­дра­же­нии? Во-пер­вых, мы должны опре­де­лить, в каких ситу­а­циях оно обычно воз­ни­кает, где таятся ключи, с помо­щью кото­рых гнев про­ни­кает в наши души. Вни­ма­тельно пона­блю­дав за собой в тече­ние двух-трех недель и скру­пу­лезно фик­си­руя в блок­ноте ситу­а­ции, спро­во­ци­ро­вав­шие раз­дра­же­ние, любой из нас смо­жет выде­лить фак­торы, вызы­ва­ю­щие нега­тив­ную эмо­ци­о­наль­ную реакцию.

Речь идет о так назы­ва­е­мых «нор­ма­тив­ных кон­флик­тах», о тех самых «граб­лях», на кото­рые мы насту­паем еже­дневно, а то и по нескольку раз на дню. Напри­мер, каж­дый вечер, когда мы пыта­емся почи­стить детям зубы, они пыта­ются убе­жать, и такое пове­де­ние вызы­вает у нас раз­дра­же­ние. Зара­нее зная об этом, мы смо­жем внут­ренне под­го­то­виться, сфор­ми­ро­вав пред­ва­ря­ю­щую реак­цию, кото­рая не даст гневу бес­пре­пят­ственно овла­деть нами.

Сле­ду­ю­щим шагом должно стать наблю­де­ние за тем, когда и как именно меня­ется наше состо­я­ние. Напри­мер, только что вы были спо­койны, раз­го­ва­ри­вали со всеми ровно и доб­ро­же­ла­тельно, но уже через минуту сры­ва­е­тесь на крик и дер­га­ете кого-то за уши… Про­ана­ли­зи­ро­вать раз­ви­тие ситу­а­ции, в кото­рой воз­ни­кает раз­дра­же­ние, по силам прак­ти­че­ски всем, однако для этого тре­бу­ется опре­де­лен­ная мето­дич­ность. Я наста­и­ваю на том, что необ­хо­димо фик­си­ро­вать на бумаге резуль­таты своих наблю­де­ний, в про­тив­ном слу­чае в голове неиз­бежно воз­ник­нет каша.

Важно пони­мать, как этот про­цесс про­ис­хо­дит. Обычно созна­нием начи­нает овла­де­вать навяз­чи­вая мысль: «Всё, больше я тер­петь не в состо­я­нии!» — и вот уже гнев накры­вает нас мут­ной вол­ной. У неко­то­рых людей пред­ва­ря­ю­щим ощу­ще­нием явля­ются те или иные физи­че­ские симп­томы — напри­мер, у них уча­ща­ются дыха­ние и серд­це­би­е­ние, крас­неют щеки и рефлек­торно сжи­ма­ются кулаки. Кто-то начи­нает воз­буж­денно рас­ха­жи­вать по ком­нате, заде­вая окру­жа­ю­щие пред­меты, или хва­та­ется за сига­рету, как за спа­са­тель­ный круг.

В борьбе с раз­дра­жи­тель­но­стью чрез­вы­чайно важна фик­са­ция момента «эмо­ци­о­наль­ного пере­хода». Опре­де­лив его, попы­тай­тесь в тече­ние трех-пяти секунд удер­жаться и сба­лан­си­ро­вать на грани срыва, потер­петь немного и, может быть, нена­долго задер­жать дыха­ние. Если этот прием сра­бо­тает, то появив­ше­еся уме­ние смяг­чать раз­дра­же­ние вполне может ока­заться оче­ред­ным шагом на пути к осо­знан­ному выстра­и­ва­нию сво­его поведения.

Для того чтобы изба­виться от при­сту­пов гнева, необ­хо­димо осо­знать их истин­ную при­роду, понять, не стал­ки­ва­лись ли вы с чем-то схо­жим в роди­тель­ской семье. Надо поста­раться вспом­нить, кто часто повы­шал на вас голос — бабушка, отец, вос­пи­та­тель­ница в дет­ском саду или учи­тель­ница началь­ных клас­сов. Поду­майте, чьим голо­сом настой­чиво заяв­ляет о себе ваше раздражение.

Все мы — родом из дет­ства, каж­дый из нас на уровне вос­по­ми­на­ний запе­чат­ле­вает пове­де­ние роди­те­лей и зна­чи­мых для нас людей и в сход­ных ситу­а­циях скло­нен ему под­ра­жать. Напри­мер, уборка квар­тиры в един­ствен­ный выход­ной день была совер­шенно есте­ствен­ной для наших мам и пап, ведь аль­тер­на­тивы у них попро­сту не было. Разу­ме­ется, вре­мена изме­ни­лись, однако даже те из нас, кто имеет воз­мож­ность рабо­тать дистан­ци­онно, дома за ком­пью­те­ром, неосо­знанно копи­руют этот недель­ный рас­по­ря­док, давно пре­вра­тив­шийся в ритуал.

Мама может даже не дога­ды­ваться о том, почему ее так раз­дра­жают вечно раз­вя­зан­ные шнурки на ботин­ках сына или раз­ма­зан­ная по столу ман­ная каша. Вот громко хлоп­нула дверь в дет­скую ком­нату, упала и раз­би­лась об пол чашка с моло­ком, появи­лась дырка на школь­ной форме, тет­радь для пись­мен­ных домаш­них зада­ний запест­рела пере­чер­ки­ва­ни­ями и помар­ками — и эмо­ции уже пере­пол­няют жен­щину. Повсе­днев­ные быто­вые ситу­а­ции, в кото­рых ока­зы­ва­ются дети, могут вызы­вать у нее ярост­ные вспышки раз­дра­же­ния. А все дело в том, что объ­ек­том таких вспы­шек когда-то ока­зы­ва­лась она сама.

Осо­знав, что ваш эмо­ци­о­наль­ный отклик явно не соот­вет­ствует вызвав­шему его поводу, вы можете не сомне­ваться: либо в дей­ствие всту­пили неосо­знан­ные дет­ские вос­по­ми­на­ния (кто-то из близ­ких был скло­нен раз­дра­жаться именно в таких ситу­а­циях; вы запом­нили эти вспышки гнева и теперь ста­ра­тельно их вос­про­из­во­дите), либо вы пре­бы­ва­ете в состо­я­нии хро­ни­че­ской нерв­ной перегрузки.

Наше дет­ство про­шло в яслях и сади­ках, а зна­чит, боль­шую часть вре­мени мы про­вели в обще­стве жен­щин, часто оди­но­ких и, как след­ствие, эмо­ци­о­нально невыдержанных.

В шко­лах и дет­ских садах тра­ди­ци­онно исполь­зо­ва­лись и исполь­зу­ются жест­кие методы управ­ле­ния кол­лек­ти­вом. В семьях же такой под­ход не при­ме­ним. Про­смот­рите еще раз свои ста­рые фото­гра­фии, при­пом­ните раз­го­воры с род­ствен­ни­ками. Для того чтобы сде­лать реак­ции управ­ля­е­мыми, я сове­тую акти­ви­ро­вать дет­ские вос­по­ми­на­ния и заново пере­жить их.

Раз­дра­же­ние во мно­гом схоже с хро­ни­че­ской аллер­гией. Пона­чалу его вызы­вает лишь неко­то­рое коли­че­ство совер­шенно опре­де­лен­ных ситу­а­ций, но если мы не боремся долж­ным обра­зом с нашей гнев­ли­во­стью, со вре­ме­нем круг воз­мож­ных при­чин расширяется.

Причины проявления родительского гнева и формы, которые он принимает

Неко­то­рые люди склонны раз­дра­жаться в ситу­а­циях, свя­зан­ных с опре­де­лен­ными физи­че­скими состо­я­ни­ями. Напри­мер, для мно­гих из нас силь­ней­шим про­во­ци­ру­ю­щим фак­то­ром ста­но­вится хро­ни­че­ское недо­сы­па­ние. Неста­биль­ная, напря­жен­ная, нер­воз­ная и недру­же­люб­ная обста­новка на работе, неудо­вле­тво­рен­ность супру­же­скими отно­ше­ни­ями также вполне могут сде­латься при­чи­нами повы­шен­ной раз­дра­жи­тель­но­сти. При­ло­жите все уси­лия к тому, чтобы не обру­ши­вать на сво­его ребенка груз про­блем, не име­ю­щих к нему ни малей­шего отно­ше­ния. В таких слу­чаях лучше про­сто ска­зать себе: «Сего­дня я опять не выспа­лась и напо­ми­наю авто­мо­биль, теря­ю­щий управ­ля­е­мость на скольз­кой дороге, а зна­чит, мне сле­дует скон­цен­три­ро­вать вни­ма­ние и быть осто­рож­нее на поворотах!»

Под­рост­кам можно попы­таться объ­яс­нить: «Сей­час я цели­ком и пол­но­стью погло­щена рабо­той, очень устаю и, навер­ное, именно поэтому чаще обыч­ного сер­жусь на вас. Однако мое состо­я­ние вовсе не сви­де­тель­ствует о том, что я вас раз­лю­била. Поверьте, оно вообще ни в коей мере не свя­зано с вами!»

Чаще раз­го­ва­ри­вайте с ребен­ком, больше дове­ряйте ему! Помните, что раз­дра­же­ние вызы­вает чув­ство вины не только у роди­те­лей, но и у тех, на кого оно направ­лено, по прин­ципу: «Если мама на меня сер­дится, зна­чит, я пло­хой, я не достоин любви!» В даль­ней­шем все это может при­ве­сти к неоправ­дан­ному сни­же­нию само­оценки ребенка. Кроме того, мно­гие дет­ские и под­рост­ко­вые про­блемы роди­тели начи­нают объ­яс­нять тем, что когда-то они накри­чали на малыша, неспра­вед­ливо отшле­пали его, были с ним неоправ­данно резки и в резуль­тате «закле­вали».

Нельзя ска­зать, что любые про­яв­ле­ния нашей гнев­ли­во­сти совер­шенно без­опасны, но чув­ство вины, порож­да­е­мое эмо­ци­о­наль­ными взры­вами, мешает нам видеть истин­ные при­чины, почему ребе­нок рас­тет пуг­ли­вым, раз­ба­лан­си­ро­ван­ным или излишне застен­чи­вым. Вина иска­жает наше осо­зна­ние при­чинно-след­ствен­ных связей.

Вообще-то дети — суще­ства весьма стрес­со­устой­чи­вые. Разо­вые вспышки роди­тель­ского раз­дра­же­ния боль­шого вреда их пси­хике ско­рее всего не нане­сут, а вот систе­ма­ти­че­ские про­яв­ле­ния недо­воль­ства почти навер­няка повле­кут за собой дол­го­сроч­ные нега­тив­ные последствия.

Если вам часто слу­ча­ется раз­дра­жаться, попро­буйте изме­нить что-то в себе. При этом не ждите стре­ми­тель­ных пере­мен: про­цесс вполне может рас­тя­нуться на дол­гие месяцы, а то и на годы. Если вам уда­лось сде­лать даже малень­кий шажок в вер­ном направ­ле­нии, раз уж вы смогли опре­де­лить при­роду своей раз­дра­жи­тель­но­сти и научи­лись хоть немного ее кон­тро­ли­ро­вать, зна­чит, доб­рое начало поло­жено. Однако до тех пор, пока воз­мож­ность ваших эмо­ци­о­наль­ных сры­вов не будет пол­но­стью исклю­чена, сле­дует почаще повто­рять ребенку: «Мама любит тебя все­гда, любит, даже когда она сер­дится, даже когда кри­чит! Она повы­шает голос про­сто потому, что у нее такой харак­тер, но при этом она искренне желает тебе добра».

Эти немуд­ре­ные истины малень­кий чело­ве­чек само­сто­я­тельно постиг­нуть не в состо­я­нии. Мы ведь и сами при­шли к их осо­зна­нию, только повзрос­лев… Не надо ждать так долго! Ребенку сле­дует объ­яс­нить все в спо­кой­ной обста­новке. Когда вер­ные слова най­дены и вовремя про­из­не­сены, мамины или папины нега­тив­ные эмо­ции уже не будут, как прежде, отрав­лять и раз­ру­шать их отно­ше­ния с детьми.

Выплеск роди­тель­ского раз­дра­же­ния в извест­ной сте­пени можно срав­нить с предо­хра­ни­тель­ной функ­цией кла­пана у ско­ро­варки, без­условно необ­хо­ди­мой. Важно лишь сде­лать так, чтобы эмо­ци­о­наль­ные выбросы не кале­чили пси­хику ребенка, не раз­ру­шали ваши отно­ше­ния с ним, не под­ры­вали спо­кой­ствие и не отрав­ляли доб­ро­же­ла­тель­ную атмо­сферу в семье.

Если же ваше раз­дра­же­ние было неадек­ват­ным и вам про­сто захо­те­лось выпу­стить нако­пив­шийся пар, а под руку невзна­чай попался ребе­нок, то не грех попро­сить у него про­ще­ния. Дру­гое дело, как часто вам при­дется изви­няться за свои немо­ти­ви­ро­ван­ные вспышки. Если срывы про­ис­хо­дят по нескольку раз на дню, такие изви­не­ния будут сви­де­тель­ство­вать лишь о непо­сле­до­ва­тель­но­сти вашей педа­го­ги­че­ской позиции.

Если мыс­лями о своей чрез­мер­ной раз­дра­жи­тель­но­сти вы поде­ли­тесь с супру­гом, а воз­можно, и еще с кем-то, всем ста­нет только легче. Глав­ное в этой ситу­а­ции — не согнуться под гру­зом неиз­быв­ной вины, не пре­даться само­вну­ше­нию: «Мы то и дело раз­дра­жа­емся, а сле­до­ва­тельно, мы — нику­дыш­ные роди­тели, и ничего с этим уже не поде­ла­ешь!» Ни в коем слу­чае не под­да­вай­тесь бес­плод­ному уны­нию и не скла­ды­вайте бес­по­мощно руки! Помните, в семей­ной жизни без оши­бок не про­жить, но важно отсле­жи­вать дина­мику отно­ше­ний. Сам факт осо­зна­ния соб­ствен­ных недо­стат­ков и твер­дое наме­ре­ние бороться с ними сви­де­тель­ствуют о том, что вы всту­пили на пра­виль­ный путь и рано или поздно непре­менно сде­ла­е­тесь хозя­е­вами положения.

Выплеск роди­тель­ского раз­дра­же­ния в извест­ной сте­пени можно срав­нить с предо­хра­ни­тель­ной функ­цией кла­пана у скороварки.

«Лестница агрессии»

Раз­дра­жи­тель­ность можно загнать глу­боко внутрь, если систе­ма­ти­че­ски пере­на­прав­лять ее, ста­раться обхо­дить ост­рые углы и укло­няться от раз­ре­ше­ния рис­ко­ван­ных ситу­а­ций. Однако в этом слу­чае обры­ва­ются лишь «вершки», «корешки» же оста­ются нетро­ну­тыми. Пере­ждав в бла­го­дат­ной почве, они поро­дят новые, еще более мощ­ные и ядо­ви­тые побеги.

Ино­гда после полу­че­ния нами какой-то полез­ной инфор­ма­ции насту­пает рез­кое улуч­ше­ние в семей­ных отно­ше­ниях, а вслед за ним — столь же стре­ми­тель­ное ухуд­ше­ние. Надежды сме­ня­ются горь­ким разо­ча­ро­ва­нием: схема, прежде казав­ша­яся иде­аль­ной и уни­вер­саль­ной, в вашем слу­чае вдруг не сра­ба­ты­вает. Хочу пре­ду­пре­дить: здесь вы стал­ки­ва­е­тесь с весьма рас­про­стра­нен­ным явле­нием. Не рас­счи­ты­вайте на каж­до­днев­ный и непре­мен­ный про­гресс! Про­цесс гар­мо­ни­за­ции внут­рен­него состо­я­ния можно оха­рак­те­ри­зо­вать извест­ной фор­му­ли­ров­кой: «Шаг впе­ред, два шага назад». Только посте­пен­ные, едва замет­ные подвижки могут со вре­ме­нем дей­стви­тельно изме­нить поло­же­ние к лучшему.

При­пом­ните какую-нибудь ситу­а­цию, кото­рая, каза­лось бы, неиз­бежно должна была выве­сти вас из рав­но­ве­сия, однако этого почему-то не про­изо­шло и вам уда­лось удер­жаться на краю, так и не поскольз­нув­шись. По своей обыч­ной гнев­ли­во­сти вы должны были бы на кого-то накри­чать, а вы всего лишь стис­нули зубы, вам «пола­га­лось» бы бить тарелки об пол, а вы умуд­ри­лись обой­тись без экс­цес­сов… Слу­чив­ше­еся — резуль­тат ваших уси­лий, кото­рому сле­дует искренне порадоваться.

Что делать, жизнь при­учает нас заме­чать лишь наши про­махи и неудачи, не отме­чая пусть малень­ких, но тем не менее весьма суще­ствен­ных побед. К сожа­ле­нию, уме­ние бла­го­дарно радо­ваться хоро­шему при­суще далеко не всем. Такое состо­я­ние тре­бует опре­де­лен­ной эмо­ци­о­наль­ной куль­туры, кото­рой мы обделены.

Кстати, в этом отно­ше­нии и взрос­лые, и дети похожи друг на друга. Между тем похвала — гораздо более дей­ствен­ный метод, нежели нака­за­ние, а поощ­ре­ние дей­ствует куда эффек­тив­нее, чем взыскание.

Нам сложно похва­лить кого-либо, вклю­чая самих себя. С гре­хом попо­лам нам еще уда­ется поощ­рить детей, но и это дается нам непро­сто до тех пор, пока мы не научимся отда­вать долж­ное себе и супругу. Нам же пред­стоит сде­лать реши­тель­ный выбор, опре­де­лив для себя раз и навсе­гда: будем ли мы фик­си­ро­вать свое вни­ма­ние на наших уда­чах или сосре­до­то­чимся лишь на сры­вах и про­ма­хах. Пред­по­чтем ли мы «пилить» друг друга или поста­ра­емся друг друга под­дер­жи­вать и вдохновлять.

Фик­са­ция на недо­стат­ках, сопро­вож­да­е­мая нескон­ча­е­мыми упре­ками, — бес­край­нее поле для куль­ти­ви­ро­ва­ния гневливости.

Нега­тив­ные эмо­ции, нако­пив­ши­еся в резуль­тате каж­до­днев­ных внут­ри­се­мей­ных тре­ний, выплес­ки­ва­ются вовне без види­мого повода. В такие моменты даже какая-нибудь мало­зна­ча­щая, но опро­мет­чиво-запаль­чи­вая фраза может ока­заться «послед­ней каплей».

Среди пси­хо­ло­гов рас­про­стра­нен тер­мин «нега­тив­ное под­креп­ле­ние». Поясню его суть на про­стом житей­ском при­мере. Ска­жем, вы вер­ну­лись с работы, зашли на кухню и уви­дели, что муж попы­тался при­го­то­вить для вас ужин. При этом вы раз­дра­женно отме­ча­ете: «Овощи для салата поре­заны слиш­ком мелко (или, наобо­рот, слиш­ком крупно), а чай, милый, ты зава­рил не тот! Неужели так трудно запом­нить, что по вече­рам я пред­по­чи­таю зеле­ный и некрепкий?»

Вы зафик­си­ро­вали свое вни­ма­ние на недо­стат­ках. Это и есть то самое нега­тив­ное под­креп­ле­ние, кото­рое неиз­бежно ведет к вспыш­кам гнева и после­ду­ю­щему вза­им­ному отчуж­де­нию. К сожа­ле­нию, в нашем повсе­днев­ном пове­де­нии заме­ча­ния, окрики, сар­казм и чте­ние нота­ций — это те самые инстру­менты, с кото­рыми мы почему-то пред­по­чи­таем работать.

Обычно в отри­ца­тель­ных эмо­ци­о­наль­ных под­креп­ле­ниях выра­жа­ется всё недо­воль­ство, нако­пив­ше­еся за дол­гие годы по самым раз­ным при­чи­нам. При этом бро­са­е­мые нами походя фразы зача­стую ока­зы­ва­ются гораздо более зна­чи­мыми, чем вызвав­шие их поводы. В конце кон­цов, семей­ные отно­ше­ния дости­гают той «точки невоз­вра­ще­ния», когда они пере­стают удо­вле­тво­рять обоих супругов.

* * *

Пораз­мыш­ляем над нашим жела­нием не бла­го­да­рить и хва­лить, а иро­ни­зи­ро­вать друг над дру­гом. Заду­ма­емся, а не про­ис­хо­дило ли чего-то сход­ного в семьях, в кото­рых мы выросли? «Я копи­рую маму, хотя нико­гда не пред­по­ла­гала, что зай­мусь этим!» — к такому неуте­ши­тель­ному доводу мы обычно при­хо­дим рано или поздно. Между вто­рым и деся­тым годом суще­ство­ва­ния семьи почти любая пара пере­жи­вает период повтор­ного вопло­ще­ния в жизнь сце­на­рия роди­тель­ских отно­ше­ний, и пол­но­стью избе­жать этого прак­ти­че­ски невозможно.

Пока росли малыши, раз­дра­же­ние ухо­дило как в песок, ведь дети — суще­ства хоть и шум­ли­вые, но без­от­вет­ные. Когда же они обза­ве­лись нако­нец соб­ствен­ными семьями и ушли из дома, кон­фликты между супру­гами обост­ри­лись. К тому же повы­шен­ная раз­дра­жи­тель­ность часто напря­мую свя­зана со спе­ци­фи­кой жен­ской гор­мо­наль­ной системы. Не сек­рет, что глав­ными выра­зи­те­лями недо­воль­ства в семьях обычно ста­но­вятся именно женщины.

Какие эмо­ци­о­нально заря­жен­ные фразы сры­ва­ются с наших губ в тот момент, когда мы менее всего хотели бы этого, нужно знать. Обычно их две или три, не больше. Непре­менно запи­шите и запом­ните их. Необ­хо­димо все­мерно исполь­зо­вать такие пси­хо­ло­ги­че­ские «мар­керы» и, обна­ру­жив их, вовремя оста­нав­ли­ваться, пре­ры­вая на время кон­такт с оппонентом.

Полезно вос­поль­зо­ваться опре­де­лен­ными пред­ва­ри­тель­ными дого­во­рен­но­стями с мужем, напри­мер: «Когда я начи­наю злиться, то выхожу из ком­наты». Неплохо было бы «про­мар­ки­ро­вать» и пове­де­ние супруга.

Вер­баль­ное выра­же­ние недо­воль­ства чаще при­суще жен­щи­нам, у муж­чин же недо­воль­ство может пере­рас­тать в плохо кон­тро­ли­ру­е­мую ярость. Для них, как пра­вило, куда более харак­терны дей­ствия, нежели слова.

* * *

В пси­хо­ло­гии суще­ствует пред­став­ле­ние о так назы­ва­е­мой «лест­нице гнева», или «лест­нице агрес­сии». На самом ее верху рас­по­ло­жены физи­че­ские дей­ствия, проще говоря, руко­при­клад­ство. Ниже сле­дуют гру­бые, оскор­би­тель­ные окрики, а под ними — раз­дра­же­ние, недо­воль­ство. Нахо­дясь на ниж­ней сту­пени, мы начи­наем отно­ситься к близ­кому чело­веку как к посто­рон­нему или, того хуже, словно к закля­тому врагу. Если не обра­щать долж­ного вни­ма­ния на свою раз­дра­жи­тель­ность, наша агрес­сия неиз­бежно устре­мится вверх по этой пороч­ной лест­нице. На смену раз­дра­же­нию рано или поздно при­дет гнев, а место гнева в конце кон­цов зай­мет физи­че­ское насилие.

Для того чтобы такого не про­ис­хо­дило, потре­бу­ются соли­дар­ные уси­лия обоих супру­гов. Если квар­тиру не уби­рать, она со вре­ме­нем покро­ется густым слоем пыли. Если не сле­дить за эмо­ци­о­наль­ной окрас­кой супру­же­ских отно­ше­ний, вза­им­ное недо­воль­ство будет воз­рас­тать, а кон­фликты — мно­житься день ото дня. Никто из про­жи­ва­ю­щих в одном доме, на одной тер­ри­то­рии не может рас­смат­ри­вать себя в отрыве от ближних.

Сле­дует пом­нить, что если для семьи харак­терны гнев­ные про­яв­ле­ния, то гнев­ли­вость неиз­бежно про­ни­кает во все ее под­си­стемы. При этом обычно можно выде­лить одного или двух наи­бо­лее лег­ко­воз­бу­ди­мых «соли­стов», чаще дру­гих под­вер­жен­ных вспыш­кам раз­дра­же­ния. Ими вполне могут стать задер­ган­ный на службе папа или исто­щен­ная ноч­ными корм­ле­ни­ями мама, а может быть, и бабушка, отча­янно защи­ща­ю­щая «свою тер­ри­то­рию». Как пра­вило, свои «соли­сты» есть и в под­си­стеме взрос­лых, и в под­си­стеме детей. Лест­ница агрес­сии — это свя­зан­ные друг с дру­гом зве­нья цепи: одно из них неиз­бежно задей­ствует и вле­чет за собой другие.

Повы­ше­ние сте­пени агрес­сии — тре­вож­ный зво­нок! Если раньше вы огра­ни­чи­ва­лись угрю­мым сопе­нием, а теперь в тех же ситу­а­циях легко сры­ва­е­тесь на крик, зна­чит, вам пред­стоит изрядно потру­диться во имя того, чтобы вер­нуть агрес­сию на преды­ду­щую сту­пень, в про­тив­ном слу­чае вскоре она опять неиз­бежно устре­мится вверх. При этом отме­чен­ные вами воз­мож­ные ухуд­ше­ния должны стать не оче­ред­ным пово­дом для уны­ния, а серьез­ным моби­ли­зу­ю­щим фактором.

Зача­стую вы полу­ча­ете заряд гнева вне семьи и впо­след­ствии необ­ду­манно обру­ши­ва­ете его на детей и мужа. Про­во­ци­ру­ю­щей ситу­а­цией может стать все что угодно: авто­мо­биль­ные пробки на дороге, неопре­де­лен­ное поло­же­ние на работе или в университете,

хам­ство в мага­зине, поли­кли­нике, обще­ствен­ном транс­порте, страх перед сосе­дями снизу, кото­рых вы залили, невы­пла­чен­ный вовремя кре­дит или обре­ме­ни­тель­ная ипо­тека, хро­ни­че­ская уста­лость, про­блемы с соб­ствен­ными роди­те­лями или роди­те­лями супруга, время, про­во­ди­мое мужем вне семьи, и мно­гое, мно­гое дру­гое. Всё это — стрес­соры, обру­ши­ва­ю­щи­еся на нас извне, то, на что мы повли­ять не в силах. Мы можем лишь попы­таться научиться кон­тро­ли­ро­вать соб­ствен­ную реак­цию на них, да и то не сразу, а неустанно рабо­тая над собой.

К сожа­ле­нию, боль­шин­ство из нас при­но­сит домой нега­тив­ные эмо­ции, как пакеты с про­дук­тами из супер­мар­кета, однако суще­ствуют люди, спо­соб­ные ограж­дать свои семьи неви­ди­мым духов­ным барье­ром. Если у вас такого навыка пока нет, сле­дует, не откла­ды­вая дело в дол­гий ящик, заняться его формированием.

Если квар­тиру не уби­рать, она со вре­ме­нем покро­ется густым слоем пыли. Если не сле­дить за эмо­ци­о­наль­ной окрас­кой супру­же­ских отно­ше­ний, вза­им­ное недо­воль­ство будет воз­рас­тать, а кон­фликты ‑мно­житься день ото дня.

«Светофор эмоций»

Поня­тия «зеле­ной», «жел­той» и «крас­ной» пси­хо­ло­ги­че­ских зон также вполне можно отне­сти к базо­вым. Вам пред­стоит научиться соот­но­сить с ними свои эмо­ци­о­наль­ные состояния.

Под «зеле­ной зоной» пси­хо­логи под­ра­зу­ме­вают такой кон­троль над собой, при кото­ром вы вполне отве­ча­ете за свои слова и поступки и пред­ви­дите их воз­мож­ные послед­ствия. «Зеле­ная зона» — это тер­ри­то­рия спо­кой­ствия, рав­но­ве­сия, ком­форта и вза­им­ной бла­го­же­ла­тель­но­сти людей друг к другу.

Хочу отме­тить, что суще­ствуют такие семей­ные пары, во вза­и­мо­от­но­ше­ниях кото­рых вообще нет места «зеле­ной зоне». Потому что эти люди не поза­бо­ти­лись зара­нее дого­во­риться о том, что именно они должны делать, чтобы пред­по­чи­тать сов­мест­ное пре­бы­ва­ние раз­дель­ному, не опре­де­лили, как они будут вме­сте про­во­дить вечера и делить обя­зан­но­сти, свя­зан­ные с бытом и вос­пи­та­нием детей. Если «зеле­ная зона» прак­ти­че­ски отсут­ствует, гнев и раз­дра­же­ние со вре­ме­нем будут лишь нарастать.

В ней­траль­ный, спо­кой­ный, бес­кон­фликт­ный период жизни надо сфор­му­ли­ро­вать для себя, как выгля­дит ваша «зеле­ная зона», ведь не сек­рет, что к тому вре­мени, когда ребе­нок дости­гает годо­ва­лого или полу­то­ра­го­до­ва­лого воз­раста, мно­гие супруги уже забы­вают, как им было хорошо еще совсем недавно, как они нежно забо­ти­лись друг о друге и ста­ра­лись не выхо­дить из дома порознь.

Вме­сто того чтобы то и дело фик­си­ро­вать свое созна­ние на пло­хо­управ­ля­е­мых вспыш­ках гнева, полез­нее поду­мать о том, как рас­ши­рить «зеле­ную», ком­форт­ную зону. Можно послу­шать хоро­шую музыку, прежде чем стрем­глав нестись на работу, или поз­во­лить себе выпить кофе в постели.

Непре­кра­ща­ю­ща­яся сует­ная беготня, ощу­ще­ние того, что бес­ко­неч­ные дела заса­сы­вают, мешает нашему пре­бы­ва­нию в «зеле­ной зоне». Нам вся­кий раз кажется: вот скоро мы всё завер­шим, доде­лаем дела и тогда уж зажи­вем нако­нец по-чело­ве­че­ски! Дело в том, что мы вос­при­ни­маем соб­ствен­ную жизнь как ник­чем­ный чер­но­вик, наивно рас­счи­ты­вая одна­жды пере­пи­сать его набело, и искренне наде­емся, что насто­я­щая, «достой­ная нас» жизнь нач­нется с зав­траш­него дня, с поне­дель­ника или, в край­нем слу­чае, с нового года. При этом наша «зеле­ная зона» съе­жи­ва­ется, как шаг­ре­не­вая кожа, и мы гоним себя по лест­нице агрес­сии все дальше и дальше…

Ока­зав­шись в «жел­той зоне», вы все еще отда­ете себе отчет в неста­биль­но­сти сво­его эмо­ци­о­наль­ного состо­я­ния, еще спо­собны сдер­жи­вать себя, даже несмотря на то что вас уже накры­вает волна гнева. Поду­майте, насколько легко вы можете опре­де­лить точку выхода из ком­форт­ной «зеле­ной зоны» и все­гда ли ваша система опо­ве­ще­ния сра­ба­ты­вает вовремя. Все­гда ли вы чув­ству­ете, что теря­ете покой и выхо­дите из равновесия?

В отно­ше­ниях между взрос­лыми чув­ство обиды и ощу­ще­ние забро­шен­но­сти накап­ли­ва­ются подолгу, потому и реак­ция на них может ока­заться весьма резкой.

Необ­хо­димо знать инди­ви­ду­аль­ные «мар­керы», сви­де­тель­ству­ю­щие о пере­ходе к «жел­той» эмо­ци­о­наль­ной зоне. Стоит вни­ма­тельно пона­блю­дать за тем, как меня­ется ваше состо­я­ние. Очень важно дать супругу понять, что с вами про­ис­хо­дит что-то не то, но для этого нужна пред­ва­ри­тель­ная дого­во­рен­ность, кото­рая дости­га­ется только в «зеле­ной зоне». Если «зеле­ной зоны» нет вовсе, дого­во­риться о чем-то невозможно.

Как гово­рится, спа­се­ние уто­па­ю­щих — дело рук самих уто­па­ю­щих. К супру­же­ской жизни это утвер­жде­ние отно­сится в пол­ной мере. Не пытай­тесь при­сту­пать к выяс­не­нию отно­ше­ний, пре­бы­вая в раз­дра­жен­ном состо­я­нии, непре­менно дожди­тесь воз­вра­ще­ния в «зеле­ную зону». Поспе­шив, вы рис­ку­ете сразу же ока­заться в зоне «крас­ной». Глав­ное, впро­чем, чтобы все члены семьи, участ­ву­ю­щие в пред­по­ла­га­е­мом обсуж­де­нии, согла­си­лись при­знать это время ней­траль­ным, ведь сами вы можете счи­тать его бла­го­при­ят­ным только потому, что весь день ожи­дали воз­мож­но­сти при­сту­пить к раз­го­вору и тща­тельно гото­ви­лись к нему, а муж, напро­тив, был оза­бо­чен совсем дру­гими вещами. О такой воз­мож­но­сти забы­вать тоже не следует.

Нахож­де­ние в «крас­ной зоне» озна­чает невоз­мож­ность кон­тро­ли­ро­вать свое пове­де­ние. Наши дей­ствия при этом ста­но­вятся неадек­ват­ными, а сами мы «идем враз­нос». Пре­бы­вая в таком состо­я­нии, вы не смо­жете при­нять разум­ное реше­ние. Всё, что вы соби­ра­е­тесь ска­зать в тот момент, когда вас пере­пол­няет раз­дра­же­ние, неиз­бежно будет направ­лено не на сози­да­ние, а на разрушение.

Любые слова, сорвав­ши­еся с языка в гневе, — это не правда, не истина, не то, что спо­собно укре­пить ваши отно­ше­ния. Обид­ные выкрики лишь усу­губ­ляют отчуж­де­ние: закру­чи­ва­ется чер­ная воронка, а раз­дра­же­ние множится.

Во время эмо­ци­о­наль­ных вспы­шек нельзя ничего пред­при­ни­мать, любым дей­ствиям сле­дует пред­по­честь мол­ча­ние, хотя гнев ино­гда так и рвется из груди, а наше состо­я­ние ока­зы­ва­ется нам неподконтрольно.

Про­тя­жен­ность всех этих услов­ных пси­хо­ло­ги­че­ских зон у каж­дого из нас раз­лична. Поис­тине повезло тому, кто спо­со­бен подолгу задер­жи­ваться в «жел­той зоне», однако гораздо чаще у людей, склон­ных к гнев­ли­во­сти, этой золо­той сере­дины вообще не суще­ствует: сна­чала они всё про­ис­хо­дя­щее вокруг вос­при­ни­мают спо­койно и снис­хо­ди­тельно, а потом неожи­данно для себя и окру­жа­ю­щих вдруг сры­ва­ются на крик и оскорб­ле­ния. В этом слу­чае нужно вни­ма­тельно и бес­при­страстно пона­блю­дать за дина­ми­кой своих вспышек.

Отно­ше­ния с детьми, осо­бенно малень­кими, предо­став­ляют нам пре­крас­ную воз­мож­ность для такого ана­лиза. Все дети меч­тают о любя­щих и лас­ко­вых роди­те­лях и ради этого готовы на мно­гое: они легко про­щают наши про­махи и охотно идут нам навстречу. Супру­же­ская связь в этом смысле намного более хрупка, не слу­чайно именно дет­ско-роди­тель­ские отно­ше­ния гораздо чаще ста­но­вятся кла­па­ном, осво­бож­да­ю­щим нас от нако­пив­шихся нега­тив­ных эмоций.

Однако наша, пусть и спро­во­ци­ро­ван­ная чем-то, агрес­сия ни в коем слу­чае не должна быть направ­лена про­тив самых близ­ких людей, и даже объ­ек­тив­ные житей­ские труд­но­сти не могут послу­жить для нас оправ­да­нием. Куда про­дук­тив­нее выме­стить свою досаду на бок­сер­ской груше или отпра­виться в бли­жай­ший парк на пробежку.

Поз­волю себе напом­нить печально извест­ные пого­ворки: «цель оправ­ды­вает сред­ства» и «лес рубят — щепки летят». Поду­майте, хотите ли вы руко­вод­ство­ваться такой «муд­ро­стью» в семей­ной жизни.

Вспышка гнева — это не только невольно вырвав­шийся крик или спон­тан­ные, необ­ду­ман­ные дей­ствия, но и невоз­мож­ность сразу же трезво оце­нить их, невоз­мож­ность уви­деть себя со сто­роны. Обычно гнев зати­хает не позже, чем через трид­цать-сорок минут. Полезно пом­нить об этом, если вы склонны гне­ваться на детей. Стоит объ­яс­нить это ребенку, поскольку мамин крик длится для него бес­ко­нечно, ведь у детей совсем иные отно­ше­ния со вре­ме­нем. Разу­ме­ется, раз­го­ва­ри­вать об этом можно, только пре­бы­вая в «зеле­ной зоне».

Вообще-то я реко­мен­дую гово­рить с детьми обо всех собы­тиях, сви­де­те­лями и участ­ни­ками кото­рых они ста­но­вятся, напри­мер, объ­яс­нять, что у мамы — раз­дра­жи­тель­ный харак­тер, а устав­ший и про­го­ло­дав­шийся папа может и накри­чать. До само­сто­я­тель­ного осо­зна­ния этих неслож­ных истин ребе­нок дорас­тет не скоро — на это уйдет несколько лет. Школь­нику можно ска­зать: «В декабре у нас будет очень много работы, так что лучше меня не тро­гайте!» В этом воз­расте дети вполне спо­собны понять смысл таких предупреждений.

Раз­дра­же­ние, выли­ва­е­мое нами на окру­жа­ю­щих, обычно пере­на­прав­ля­ется с какого-то дру­гого, куда менее без­от­вет­ного объ­екта. Напри­мер, в этот момент вы готовы рас­тер­зать мужа, но крик «не по адресу» бес­со­зна­тельно пред­став­ля­ется вам гораздо более без­опас­ным. Или у вас воз­никли серьез­ные про­блемы на работе, но тут под­вер­ну­лись раз­бро­сан­ные на полу игрушки, и про­ис­хо­дит выброс гнева на ребенка.

Такие пере­ад­ре­са­ции вы должны тща­тельно отсле­жи­вать и, кор­рек­ти­руя свое пове­де­ние, объ­яс­нять про­ис­хо­дя­щее детям. Можно про­ил­лю­стри­ро­вать свои слова каким-нибудь ска­зоч­ным сюже­том или сопо­ста­вить слу­чив­ше­еся с ситу­а­цией, хорошо извест­ной всем малы­шам, напри­мер: «Ты ведь ино­гда ссо­ришься с подруж­ками в дет­ском саду? Вот и мы поссо­ри­лись со сво­ими дру­зьями. Про­сти нас, мы пого­ря­чи­лись, а с дру­зьями непре­менно скоро помиримся!»

Гнев, кото­рый мы испы­ты­ваем по отно­ше­нию к детям, и гнев, испы­ты­ва­е­мый по отно­ше­нию к супругу, имеют раз­ную при­роду, им при­суща раз­лич­ная тональ­ность, хотя они и играют «в одной команде». Они под­креп­ляют, под­дер­жи­вают друг друга и редко кон­ку­ри­руют между собой. Их цели и уловки могут зна­чи­тельно раз­ли­чаться, они по-раз­ному внед­ря­ются в наше сознание.

Пря­мым резуль­та­том пора­же­ния гне­вом супру­же­ских отно­ше­ний ста­но­вятся мик­ро­тре­щины, кото­рые пона­чалу несложно заде­лать. Однако если не обра­щать на воз­ник­шую про­блему долж­ного вни­ма­ния и вовремя не при­нять дей­ствен­ных мер, гнев вполне может раз­ру­шить вашу семью.

На рабо­та­ю­щего и нера­бо­та­ю­щего супру­гов внут­ри­се­мей­ные и вне­се­мей­ные фак­торы ока­зы­вают раз­ное воз­дей­ствие. Напри­мер, оста­ю­щу­юся дома маму обычно угне­тают соци­аль­ная изо­ля­ция, отсут­ствие при­выч­ных кон­так­тов и хозяй­ствен­ная рутина, пре­вра­ща­ю­щая ее жизнь в бес­ко­неч­ный «день сурка» (англ. «Groundhog Day» — фан­та­сти­че­ская коме­дия аме­ри­кан­ского кино­ре­жис­сера Гарольда Рэмиса, повест­ву­ю­щая о пер­со­наже, ока­зав­шемся в некой петле вре­мени, из кото­рой нет выхода: сле­ду­ю­щий день про­сто не насту­пает.). Внеш­ние фак­торы ско­рее будут испы­ты­вать на проч­ность рабо­та­ю­щего отца, впро­чем, и на него могут нега­тивно воз­дей­ство­вать сквер­ное настро­е­ние жены и ее неряш­ли­вый внеш­ний вид.

И все же основ­ные при­чины нашей гнев­ли­во­сти чаще всего кро­ются именно во внут­ри­се­мей­ных отно­ше­ниях. Пере­чис­лим лишь неко­то­рые из них: про­блемы со здо­ро­вьем, недо­по­ни­ма­ние между роди­те­лями по суще­ствен­ным вопро­сам, финан­со­вые раз­но­гла­сия, невоз­мож­ность побыть вдвоем, недо­ста­ток вни­ма­ния со сто­роны супруга, уста­лость и хро­ни­че­ское недо­сы­па­ние, шум и бес­по­ря­док, вызы­ва­е­мые детьми, несо­от­вет­ствие достиг­ну­того резуль­тата завы­шен­ным ожи­да­ниям, «кри­зис сред­него возраста».

Разу­ме­ется, при­ве­ден­ный спи­сок далеко не полон. Все мы еже­дневно стал­ки­ва­емся с бес­чис­лен­ным мно­же­ством таких фак­то­ров, и вопрос заклю­ча­ется лишь в том, все­гда ли оправ­данна наша бур­ная реак­ция на каж­дый из них.

Само по себе трез­вое, кри­тич­ное отно­ше­ние к стрес­со­об­ра­зу­ю­щим кол­ли­зиям вполне может сни­зить коли­че­ство и интен­сив­ность наших гнев­ных вспы­шек. Так уж устроен чело­век, что, осмыс­лив и обсу­див с кем-то кон­фликт­ную ситу­а­цию, он, как пра­вило, избав­ля­ется от гнева, пере­на­прав­ляя избы­ток своих эмо­ций в иное русло. При этом сле­дует иметь в виду: неже­ла­ние одного из супру­гов обсуж­дать семей­ные про­блемы — это лишь види­мая вер­хушка айс­берга. Ско­рее всего, он не про­сто не хочет гово­рить, а избе­гает диа­лога в силу опре­де­лен­ных при­чин. Не исклю­чено, что в семье, в кото­рой он вырос, любые дис­кус­сии неиз­бежно закан­чи­ва­лись кри­ками и руга­нью. Порой для того, чтобы раз­ру­шить такой сте­рео­тип, тре­бу­ются дол­гие годы и нема­лое тер­пе­ние любя­щего парт­нера. Инте­ре­су­ю­щимся этой про­бле­ма­ти­кой я могу поре­ко­мен­до­вать книгу Рона Тэф­феля и Роберта Изра­э­лоффа «Роди­тели ссо­рятся: что делать?», увле­ка­тель­ней­шее повест­во­ва­ние Карла Вита­кера и Ога­стуса Ней­пира «Семья в кри­зисе: опыт тера­пии одной семьи, пре­об­ра­зив­шей всю ее жизнь» и работу Вир­джи­нии Сатир «Пси­хо­те­ра­пия семьи».

Как бороться со вспыш­ками раз­дра­же­ния, обра­щен­ного на детей? Каких-либо общих пред­пи­са­ний на этот счет нет да и быть не может. Если речь идет о семи- или вось­ми­лет­нем ребенке, то рас­счи­ты­вать на его пол­но­стью адек­ват­ный отклик — зна­чит тешить себя несбы­точ­ными иллю­зи­ями. Дошколь­ники за свои эмо­ци­о­наль­ные про­яв­ле­ния отве­чать вообще не могут, а сле­до­ва­тельно, мы не вправе тре­бо­вать от них этого.

Если пони­мать, что ребе­нок не может по команде стать весе­лым или, наобо­рот, сосре­до­то­чен­ным, если отно­ситься к пере­ме­нам его настро­е­ния как к непод­власт­ным нам капри­зам погоды, то при­нять их ока­жется зна­чи­тельно легче. При этом взрос­лых, осо­бенно устав­ших за день, вполне может раз­дра­жать дет­ское упрям­ство и нытье, при­чины кото­рого им никак не уда­ется понять.

Когда ребе­нок про­яв­ляет себя неожи­дан­ным и неже­ла­тель­ным для роди­те­лей обра­зом, те нередко начи­нают выхо­дить из себя. В самом деле: мы читаем ему хоро­шие книжки, вовремя кор­мим его вкус­ной и здо­ро­вой пищей, поку­паем ему доб­рот­ную и кра­си­вую одежду, регу­лярно возим на раз­ви­ва­ю­щие заня­тия, а повли­ять на него долж­ным обра­зом, ока­зы­ва­ется, не можем!

Роди­тели про­буют воз­дей­ство­вать на детей, но эти попытки обычно ока­зы­ва­ются без­успеш­ными, в резуль­тате чего у взрос­лых появ­ля­ется ощу­ще­ние бес­си­лия и душев­ной опу­сто­шен­но­сти. Виной всему — лож­ная уста­новка, согласно кото­рой хоро­ший роди­тель в любой момент может напра­вить свое чадо на путь истин­ный. Эта мысль была спра­вед­лива, да и то лишь отча­сти, лет две­сти тому назад, когда обра­щать на детей такое вни­ма­ние, кото­рое мы уде­ляем им теперь, никому и в голову не при­хо­дило. Ситу­а­ция, сло­жив­ша­яся в наше время, когда в семье рас­тет всего лишь один ребе­нок или, дай Бог, двое детей, с преж­ней несо­по­ста­вима. Ныне ребе­нок — это пуп земли, центр миро­зда­ния, воз­ве­ден­ный на трон самим фак­том сво­его рож­де­ния! Вокруг него, как пла­неты вокруг Солнца, вра­ща­ются все взрос­лые члены семьи. Еще бы: на него воз­ло­жено столько надежд, потра­чено столько сил и денег! Именно наше время поро­дило массу новей­ших «свер­хидей», каса­ю­щихся дет­ского вос­пи­та­ния, кото­рые не про­шли испы­та­ния практикой.

На самом же деле повли­ять на детей ока­зы­ва­ется воз­мож­ным далеко не все­гда, и гнев в дан­ном слу­чае задей­ству­ется нами лишь как один из наи­бо­лее доступ­ных пал­ли­а­ти­вов (Пал­ли­а­тив (от позд­не­лат. «pallio» — при­кры­ваю, защи­щаю) — полу­мера, не обес­пе­чи­ва­ю­щая пол­ного, корен­ного реше­ния постав­лен­ной задачи). Однако кон­тро­ли­ро­вать ситу­а­цию и пытаться бла­го­творно воз­дей­ство­вать на нее все равно нужно. Жела­ю­щих подроб­нее озна­ко­миться с этой темой я отсы­лаю к заме­ча­тель­ной работе Росса Кэм­п­белла «Как справ­ляться с гне­вом ребенка».

На ребенка в состо­я­нии исте­рики воз­дей­ство­вать прак­ти­че­ски невоз­можно, поскольку он нахо­дится в своей «крас­ной зоне». Неко­то­рые дети в такие минуты вообще ничего не слы­шат, и роди­те­лям оста­ется лишь дожи­даться, когда исте­ри­че­ская вспышка пройдет.

Нужно четко опре­де­лять, какие фак­торы ока­зы­вают вли­я­ние прежде всего на вас, а какие — на ребенка. Если вы, напри­мер, спали менее семи часов или пору­га­лись с соб­ствен­ными роди­те­лями, — выве­сти вас из состо­я­ния душев­ного рав­но­ве­сия ока­жется зна­чи­тельно легче. Раз­дра­жать в этом слу­чае будет абсо­лютно всё. Сле­дует опре­де­лить спус­ко­вые крючки, нажа­тие на кото­рые сразу же пере­бра­сы­вает вас в зону гнева.

Чув­ствуя, что вы готовы выйти из-под кон­троля, опо­ве­щайте ребенка о своих наме­ре­ниях: «Если ты немед­ленно не пре­кра­тишь, я тебя выпорю!» Часть вашего запала неиз­бежно уйдет в слова, а дети после несколь­ких повто­ре­ний ситу­а­ции начи­нают пере­ни­мать вашу стра­те­гию и исполь­зо­вать ее во время кон­флик­тов с бра­тьями, сест­рами и сверст­ни­ками. Впо­след­ствии эта при­вычка при­не­сет им нема­лую пользу.

Заслу­жи­вает вни­ма­ния и метод логи­че­ских послед­ствий: «Если ты сей­час же не сде­ла­ешь то-то и то-то, то…» О нем подробно рас­ска­зы­ва­ется в книге Кэтрин Кволс «Радость вос­пи­та­ния. Как вос­пи­ты­вать детей без нака­за­ния», посвя­щен­ной пере­ори­ен­та­ции пове­де­ния детей. Этот метод можно исполь­зо­вать в «зеле­ной зоне» или на под­ходе к «жел­той», однако если вы при­бе­га­ете к нему, когда уже кипите, ваше «то…» ско­рее всего ока­жется несо­из­ме­ри­мым с про­ступ­ком: «„Муль­тики” смот­реть больше не будешь нико­гда!», «К бабушке в гости не поедешь!», «На день рож­де­ния к другу не пойдешь!»…

Роди­тели, не уме­ю­щие пере­ори­ен­ти­ро­вать пове­де­ние ребенка, вся­кий раз уже­сто­чают меру нака­за­ния, однако рано или поздно и «лоша­ди­ные» дозы лекарств пере­стают дей­ство­вать. Ребе­нок видит пыла­ю­щего гне­вом роди­теля, кото­рый пыта­ется о чем-то с ним гово­рить, но дети не слы­шат слов во время пожара, такое даже не каж­дому взрос­лому под силу. При­пом­ните, как вы сами реа­ги­ру­ете на крики и брань.

Ни о каком бла­го­твор­ном вли­я­нии речь в дан­ном слу­чае не идет: ребе­нок попро­сту пере­стает вос­при­ни­мать посту­па­ю­щую инфор­ма­цию. Перед ним — взрос­лый чело­век, кото­рый в три раза выше его ростом и кото­рый почему-то истошно кри­чит. С точки зре­ния ребенка этот взрос­лый стра­шен и отвра­ти­те­лен, нам же кажется, что таким обра­зом мы вос­пи­ты­ваем своих детей. Но это — опас­ное заблуж­де­ние: ребе­нок в такие минуты учится исклю­чи­тельно выплес­ки­ва­нию гнева и ничему больше. При­ме­няя подоб­ные методы в своей педа­го­ги­че­ской прак­тике, мы утра­чи­ваем мораль­ное право ска­зать ребенку: «Не кричи!», — когда он ссо­рится с бра­том, сест­рой или това­ри­щем по играм.

Даже если мы сорва­лись, у нас оста­ется воз­мож­ность вер­нуться в «зеле­ную зону», ска­зав сыну или дочери: «Я не хотела так кри­чать на тебя. Ты ведь зна­ешь, в нашей семье это не при­нято. Про­сти, пожалуйста!»

Полезно рас­смат­ри­вать гнев в каче­стве чего-то нежданно нахлы­нув­шего на нас, но вовсе нам не при­су­щего. Оха­рак­те­ри­зуйте свое состо­я­ние при­мерно так: «заки­пело», «сорвало крышу», «упала планка»…

Даже если для вас харак­терны частые эмо­ци­о­наль­ные вспышки, не сле­дует отда­ляться от детей. Испы­ты­вая чув­ство вины, роди­тели порой начи­нают избе­гать их, пере­стают гулять и играть с ними, опа­са­ясь, что их вновь «накроет». Дистан­ци­ро­ва­ние пред­став­ля­ется им наи­луч­шим выхо­дом из ситу­а­ции, но в памяти детей закреп­ля­ется прежде всего поло­жи­тель­ный опыт обще­ния со взрос­лыми: не когда мама накри­чала, а когда пожа­лела и при­лас­кала их.

Однако, несмотря на все ска­зан­ное, сле­дует упо­мя­нуть и о том, что пол­но­стью обой­тись без гнева невоз­можно. Пра­вед­ный гнев, гнев без озлоб­ле­ния — силь­ней­шее энер­ге­ти­че­ское состо­я­ние, не лиша­ю­щее нас душев­ного покоя, не затме­ва­ю­щее наш разум. Мы стали очень нетер­пе­ливы, при­выкли к тому, что все заду­ман­ное должно осу­ществ­ляться «по пер­вому клику», на самом же деле очень мно­гие про­блемы не могут быть раз­ре­шены по мано­ве­нию руки. При­хо­дится пере­жи­дать и пом­нить о том, что все самое глав­ное, самое луч­шее совер­ша­ется нами в ней­траль­ное время, на холод­ную голову, когда мы нахо­димся в «зеле­ной зоне».

Так уж устроен чело­век, что, осмыс­лив и обсу­див с кем-то кон­фликт­ную ситу­а­цию, он, как пра­вило, избав­ля­ется от гнева, пере­на­прав­ляя избы­ток своих эмо­ций в иное русло.

Наше недовольство и культура его выражения

Гнев­ные вспышки про­те­кают по прин­ципу неуправ­ля­е­мой реак­ции: на вас нахлы­нули отри­ца­тель­ные эмо­ции, и вы, нисколько не заду­мы­ва­ясь о послед­ствиях, щедро выплес­нули их на окружающих.

Все извест­ные спо­собы борьбы с соб­ствен­ной раз­дра­жи­тель­но­стью в боль­шей или мень­шей сте­пени осно­ваны на том, что вы пере­ста­ете дей­ство­вать по прин­ципу немед­лен­ного реа­ги­ро­ва­ния. Прежде чем выра­зить нахлы­нув­шие эмо­ции, вы пыта­е­тесь отстра­ненно их рас­смот­реть. При­чем речь не обя­за­тельно идет о гневе (реак­ции, направ­лен­ной вовне), но и об обиде или о депрес­сив­ных состо­я­ниях, пора­жа­ю­щих вас изнутри. Они выра­жа­ются не столь шумно и ярко, но тем не менее тяжелы и для испы­ты­ва­ю­щего их чело­века, и для всей семьи в целом.

В пони­ма­нии истин­ных при­чин воз­ник­но­ве­ния отри­ца­тель­ных эмо­ций — залог успеха их пре­одо­ле­ния. Хорошо, если вам к тому же удастся еще и внятно сфор­му­ли­ро­вать эти причины.

Сле­ду­ю­щий шаг — попы­таться хотя бы нена­долго отсро­чить про­яв­ле­ние нега­тив­ных эмо­ций. Порой и десяти-пят­на­дцати секунд бывает доста­точно для того, чтобы взять себя в руки.

Даль­ней­шее раз­ви­тие собы­тий во мно­гом зави­сит от наших пси­хо­ло­ги­че­ских уста­но­вок. За дей­стви­ями людей, при­вык­ших к бур­ной и даже показ­ной реак­ции на про­ис­хо­дя­щее, почти все­гда кро­ется какая-то идей­ная подо­плека. Кто-то искренне уве­рен в том, что чув­ства, вла­де­ю­щие нами, непре­менно нужно выплес­нуть, в про­тив­ном слу­чае они про­сто разо­рвут нас на части, дру­гой пола­гает, что насто­я­щая любовь не может не сопро­вож­даться про­яв­ле­нием «силь­ных чувств», потому что так было при­нято в роди­тель­ской семье и вообще: «бьет — зна­чит, любит»…

Любой эмо­ци­о­наль­ный выплеск — это еще и доне­се­ние до окру­жа­ю­щих неко­то­рого инфор­ма­ци­он­ного сооб­ще­ния, напри­мер, ребе­нок опять не лег спать вовремя, домаш­ние в оче­ред­ной раз забыли про­те­реть обе­ден­ный стол… Однако у вспыль­чи­вых людей эмо­ции пол­но­стью вытес­няют инфор­ма­ци­он­ную состав­ля­ю­щую. В резуль­тате, когда вспышка рано или поздно уга­сает, и все облег­ченно взды­хают, истин­ные при­чины, по кото­рым чело­век вдруг сорвался на крик, так и оста­ются загад­кой для окру­жа­ю­щих. При­чина вызвала излишне бур­ную реак­цию: эмо­ции, как пена в бокале с теп­лым шам­пан­ским, пере­ли­ва­ются через край.

Только спу­стя годы сов­мест­ной жизни вы научи­тесь без­оши­бочно рас­по­зна­вать истин­ные при­чины раз­дра­же­ния сво­его супруга: воз­можно, он голо­ден, или целый день про­хо­дил в новых тес­ных ботин­ках, а может быть, сорва­лось заклю­че­ние дело­вого согла­ше­ния, на кото­рое он воз­ла­гал боль­шие надежды… Такое пони­ма­ние при­дет лишь со вре­ме­нем, а пока за густой пеной вам ничего не видно. Най­дите под­хо­дя­щее время, чтобы пого­во­рить обо всем этом (конечно, при усло­вии, что вы не успели испор­тить этой пеной желудки друг другу). Если один чело­век готов делиться сво­ими пере­жи­ва­ни­ями, а дру­гой готов их заин­те­ре­со­ванно вос­при­ни­мать — это уже неплохо.

Эмо­ци­о­нально окра­шен­ная инфор­ма­ция чаще всего не усва­и­ва­ется или усва­и­ва­ется плохо. Конечно, воз­мо­жен и оправ­дан­ный гнев, когда, напри­мер, ваш сын пре­красно сознает, что его «худо­же­ства» заслу­жи­вают суро­вой отпо­веди, но упорно про­дол­жает гнуть свою линию. Однако даже самая бур­ная реак­ция на про­ис­хо­дя­щее не должна под­ме­нять собой после­ду­ю­щий серьез­ный разговор.

Рас­стро­ив­ше­муся чело­веку лучше про­яв­лять эмо­ции, ни к кому кон­кретно не адре­су­ясь и по воз­мож­но­сти не при­бе­гая к сло­вам. Это поз­во­лит избе­жать вклю­че­ния чьих-либо защит­ных меха­низ­мов. Напри­мер, тихий плач вызы­вает, как пра­вило, гораздо более сочув­ствен­ный отклик, чем истош­ный крик: «Ты погу­бил мою жизнь!» Вы конечно же без труда можете про­де­мон­стри­ро­вать окру­жа­ю­щим накал своих чувств, но если будете сдаб­ри­вать инфор­ма­цию избы­точ­ными эмо­ци­ями, жела­е­мых резуль­та­тов не достигнете.

Ино­гда жен­щины предъ­яв­ляют мужьям все нако­пив­ши­еся за дол­гие годы пре­тен­зии. В резуль­тате воз­ни­кает ком­му­ни­ка­тив­ный кон­фликт: всё выска­зано, но ничего не услышано.

Семей­ная жизнь не обхо­дится без мощ­ных эмо­ци­о­наль­ных всплес­ков. Вопрос состоит в том, как с этими чув­ствами кор­ректно обра­щаться, чтобы невольно не пора­нить ближ­них, не пора­ниться самим и не зало­жить нега­тив­ные тра­ди­ции, ведь в пове­де­нии даже двух­лет­них детей выра­жа­ется вся эмо­ци­о­наль­ная палитра семьи.

Часто люди впа­дают в гнев из наи­луч­ших побуж­де­ний. Они женятся или выхо­дят замуж в пол­ной уве­рен­но­сти, что всё у них сло­жится как нельзя более удачно. Столк­но­ве­ния с реаль­ной дей­стви­тель­но­стью порож­дают про­ти­во­ре­чи­вые чув­ства, кото­рые от неуме­лого обра­ще­ния могут раз­ру­шить и самые доб­рые отношения.

Уме­нию обра­щаться с чув­ствами сле­дует тер­пе­ливо учиться. Научи­лись же мы под­дер­жи­вать отно­си­тель­ный поря­док в доме, несмотря на бур­ную дея­тель­ность детей, научи­лись гото­вить не менее вкусно, чем гото­вили наши матери, научи­лись впи­сы­ваться в бюд­жет и при этом вполне при­лично оде­ваться! Точно также и разум­ное про­ти­во­дей­ствие отри­ца­тельно заря­жен­ным и раз­ру­ши­тель­ным эмо­циям может стать доб­рым навы­ком. Со вре­ме­нем у вас должны появиться соб­ствен­ные нара­ботки, при­об­ре­тен­ные в резуль­тате каж­до­днев­ной практики.

Жела­ю­щим изу­чить эту про­блему более углуб­ленно я реко­мен­дую про­честь книги Гэри Чеп­мена «Пять язы­ков любви» и «Обо­рот­ная сто­рона любви. Как пра­вильно реа­ги­ро­вать на гнев».

* * *

Не надо бояться соб­ствен­ного гнева; к нему сле­дует отно­ситься отстра­ненно, как к объ­екту иссле­до­ва­ния, ведь наша цель — научиться управ­лять сво­ими эмоциями.

Для начала нужно при­пом­нить самый яркий при­мер раз­дра­жен­ного, гнев­ного пове­де­ния, с кото­рым вам дово­ди­лось стал­ки­ваться в жизни. Это может быть как дет­ское, так и совсем све­жее вос­по­ми­на­ние. Вспом­ните, что более всего пора­зило, испу­гало, огор­чило или рас­сме­шило вас в тот момент. Поду­майте, как посту­пили бы вы на месте чело­века, поз­во­лив­шего себе впасть в ярость.

Можете ли вы с уве­рен­но­стью утвер­ждать, что гнев — абсо­лютно неха­рак­тер­ное для вас чув­ство или он явля­ется инстру­мен­том, кото­рый вы осо­знанно исполь­зу­ете в своей педа­го­ги­че­ской прак­тике и кото­рому время от вре­мени раз­ре­ша­ете овла­де­вать собой? Ответ на этот вопрос дол­жен дать себе каж­дый из нас. Каж­дый дол­жен решить: пол­но­стью ли при­ем­лемо для него гнев­ное пове­де­ние, при­ем­лемо ли оно в опре­де­лен­ных ситу­а­циях или непри­ем­лемо в прин­ципе, ни при каких условиях.

В любом слу­чае повы­шен­ная гнев­ли­вость — черта харак­тера, недо­пу­сти­мая для роди­те­лей. Осо­зна­ние этой истины впер­вые насту­пает еще в ту пору, когда чело­век только меч­тает о детях. Часто тогда же дается тор­же­ствен­ное обе­ща­ние: «Я при­ложу все силы для того, чтобы ничего подоб­ного в нашей семье нико­гда не про­ис­хо­дило!» Это обе­ща­ние до поры до вре­мени не под­вер­га­ется серьез­ной про­верке жиз­нью, но в один далеко не пре­крас­ный момент про­ис­хо­дит нечто такое, что раз­би­вает вдре­безги все наши самые доб­рые наме­ре­ния. Вы можете вдруг рас­сер­диться на мла­денца, кото­рый никак не дает вам выспаться, или на не в меру рез­вого, вез­де­су­щего и непо­слуш­ного трех­летку, или на пер­во­класс­ника, кото­рому не дается реше­ние эле­мен­тар­ных ариф­ме­ти­че­ских задач…

Что и гово­рить, жизнь еже­дневно будет услуж­ливо предо­став­лять вам все новые поводы для гнева! Впер­вые испы­тав его по отно­ше­нию к соб­ствен­ному ребенку, вы неиз­бежно разо­ча­ру­е­тесь в себе, вас будет тяго­тить чув­ство вины за свою несдер­жан­ность. Вслед за этим роди­тели, пусть и на время, как пра­вило, резко меняют стиль вос­пи­та­ния детей: на смену разум­ной тре­бо­ва­тель­но­сти при­хо­дят некри­тич­ное попу­сти­тель­ство и вседозволенность.

Коли­че­ство кон­флик­тов, раз­го­ра­ю­щихся при ребенке, должно быть све­дено к мини­муму. Если дети ока­за­лись неволь­ными сви­де­те­лями роди­тель­ской ссоры, необ­хо­димо рас­ска­зать им о при­чи­нах такого пове­де­ния, объ­яс­нить, почему кто-то сер­дится, а кто-то пла­чет. Ребе­нок дол­жен убе­диться в том, что слу­чив­ше­еся — не ката­строфа и не конец света, понять, что такое в жизни порой слу­ча­ется, но непре­менно проходит.

Оши­ба­ясь, не нужно рас­ки­сать. Пере­ли­стайте эту стра­ницу и смело устрем­ляй­тесь впе­ред: вовремя исправ­лен­ные ошибки лежат в основе чело­ве­че­ского опыта. Если вы сожа­ле­ете о своей несдер­жан­но­сти, об этом сле­дует ска­зать ребенку, напри­мер: «Мы с папой не хотели ссо­риться, но в семьях такое, к сожа­ле­нию, бывает. Впредь мы поста­ра­емся обра­щаться друг с дру­гом береж­нее». При этом вы не роня­ете авто­ри­тет в гла­зах сына или дочери, но декла­ри­ру­ете свое право на ошибку, что не раз­ру­шает пси­хику ребенка. Наобо­рот, готов­ность взрос­лых учиться на своих оплош­но­стях и кор­рек­ти­ро­вать соб­ствен­ное пове­де­ние предо­став­ляет детям пре­крас­ную воз­мож­ность понять: мно­гое можно испра­вить, если не оже­сто­чаться и не зацик­ли­ваться на своем.

Как роди­тель­ское раз­дра­же­ние вос­при­ни­ма­ется на раз­ных эта­пах взрос­ле­ния детей? По край­ней мере вплоть до шести­ме­сяч­ного воз­раста малыш раду­ется любому про­яв­ле­нию эмо­ций. Папа гри­мас­ни­чает, строит мла­денцу смеш­ные рожицы, а мама сер­дито оста­нав­ли­вает его, не пони­мая, что ребенку это жиз­ненно необ­хо­димо. Дошколь­ник уже ста­но­вится залож­ни­ком роди­тель­ской эмо­ци­о­наль­но­сти. Раз­дра­же­ние взрос­лых пугает ребенка, у него появ­ля­ется страх за себя и за роди­те­лей, он непро­из­вольно вздра­ги­вает, в неко­то­рых слу­чаях у него даже могут начаться судороги.

Вос­по­ми­на­ния дошколь­ного дет­ства обычно сти­ра­ются из памяти. Ребе­нок рас­тет, ста­но­вится под­рост­ком, вхо­дит в мир и оце­ни­вает дру­гие семьи, срав­ни­вая их со своей. Однако непре­кра­ща­ю­ща­яся гнев­ли­вость может при­ве­сти к воз­ник­но­ве­нию глу­бо­кой тре­щины в отно­ше­ниях между роди­те­лями и детьми, что в даль­ней­шем чре­вато их зна­чи­тель­ным дистан­ци­ро­ва­нием друг от друга.

Дошколь­ники, для чьих роди­те­лей харак­терны частые вспышки раз­дра­же­ния, начи­нают думать, что именно так и должны про­яв­ляться чело­ве­че­ские эмо­ции, что людям свой­ственно гне­ваться, что крик и шлепки столь же есте­ственны для людей, как, напри­мер, лай для собак или рыча­ние для тиг­ров. Если роди­тели сер­дятся и кри­чат, зна­чит, так уж устроен мир…

Роди­тель­ское раз­дра­же­ние может пугать ребенка, а может и не вызы­вать момен­таль­ной реак­ции, но при­во­дить к воз­ник­но­ве­нию реак­ции отсро­чен­ной. То и дело кри­ча­щая на сво­его сына мама вдруг делает ему заме­ча­ние на дет­ской площадке:

— Почему ты орешь?

—А я не ору, — недо­уменно отве­чает сын.

И дей­стви­тельно, а что осо­бен­ного он сде­лал? Если вы допус­ка­ете раз­го­воры на повы­шен­ных тонах дома, не надей­тесь на то, что ребе­нок не вос­про­из­ве­дет ваши манеры где-нибудь еще, при­чем, не исклю­чено, в самый непод­хо­дя­щий момент и в самом непод­хо­дя­щем месте.

В отли­чие от детей млад­шего школь­ного воз­раста, под­ростки могут обсуж­дать пора­же­ния и победы своих роди­те­лей с дру­зьями или в соци­аль­ных сетях, что, с одной сто­роны, облег­чает их душев­ное состо­я­ние, но с дру­гой, ведет к неко­то­рому отстра­не­нию. Под­ростку, кото­рый все чаще видит себя само­до­ста­точ­ной лич­но­стью, важно сфор­му­ли­ро­вать соб­ствен­ную пози­цию по любому вопросу. Ему кажется, что он нахо­дится вне ситу­а­ции, «над схват­кой», что он — бес­при­страст­ный наблю­да­тель и непод­куп­ный арбитр, кото­рый оце­ни­вает взлеты и паде­ния роди­те­лей. Его выводы бес­ком­про­миссны и без­апел­ля­ци­онны, однако, как пра­вило, незрелы.

Под­ростки не вос­при­ни­мают оттен­ков и полу­то­нов в отно­ше­ниях между людьми; вся меж­лич­ност­ная сфера, по их пред­став­ле­нию, жестко делится на «белое» и «чер­ное». В этом воз­расте наши дети чрез­вы­чайно эмо­ци­о­нально ранимы, несмотря на кажу­щу­юся неуяз­ви­мость. Взрос­ле­ю­щий ребе­нок может отстра­ниться от вас и сде­латься недоступным.

Одно из нега­тив­ных послед­ствий роди­тель­ского гнева — повы­ше­ние порога эмо­ци­о­наль­ной вос­при­им­чи­во­сти. Типич­ное роди­тель­ское сето­ва­ние: «Он (она) не слы­шит, пока не закри­чишь! На ска­зан­ное ров­ным тоном вообще не обра­щает вни­ма­ния!» Однако ничего уди­ви­тель­ного в этом нет: как чело­век, без необ­хо­ди­мо­сти при­бе­га­ю­щий к анти­био­ти­кам, рис­кует ока­заться без­за­щит­ным перед лицом реально воз­ник­шей опас­но­сти, так и ребе­нок, при­вык­ший к крику, пере­стает реа­ги­ро­вать на обыч­ные роди­тель­ские эмо­ции. Теперь его можно сти­му­ли­ро­вать лишь высо­ко­вольт­ными раз­ря­дами. Отныне сра­ба­ты­вают только самые силь­ные, самые ради­каль­ные средства.

Часто необ­ду­ман­ные, обид­ные и неспра­вед­ли­вые слова, сорвав­ши­еся с языка в гневе, вос­при­ни­ма­ются под­рост­ками как долго хра­нив­ша­яся в тайне истина, вдруг вырвав­ша­яся на свет. Напри­мер, мать часто и охотно хва­лит дочь, фик­си­руя вни­ма­ние на ее луч­ших каче­ствах, но одна­жды вдруг кри­чит: «Ты — без­мозг­лая, несчаст­ная уродка и была такой все­гда, с самого рож­де­ния!» Так непро­из­воль­ный, слу­чай­ный выплеск нега­тив­ных эмо­ций пере­чер­ки­вает мно­го­лет­ние плоды ответ­ствен­ного вос­пи­та­ния. Отныне как бы мать ни пыта­лась загла­дить свою вину, дочь видит себя не «пре­крас­ной прин­цес­сой», не «золо­той мами­ной девоч­кой», а «без­мозг­лой, несчаст­ной урод­кой». Это — огром­ная беда, это — душев­ная боль и ката­строфа, ведь слово не воро­бей, выле­тит — не поймаешь!

* * *

Решив бороться со своей гипер­тро­фи­ро­ван­ной раз­дра­жи­тель­но­стью, опре­де­лите и пере­чис­лите как те ситу­а­ции, в кото­рых вы никак не можете обой­тись без гнева, так и те, при воз­ник­но­ве­нии кото­рых вы хотели бы сохра­нить спо­кой­ствие. Нужно знать, в каких слу­чаях вы не жела­ете, а в каких и не можете «отклю­чить» свой гнев.

Для начала отметьте три глав­ные при­чины, по кото­рым акцен­ти­ро­ван­ное про­яв­ле­ние раз­дра­же­ния непри­ем­лемо для вашей семьи, например:

1) раз­дра­жи­тель­ность — про­яв­ле­ние эмо­ци­о­наль­ной неряш­ли­во­сти, а неряш­ли­вость я не люблю;

2) гнев­ли­вость вредна для здоровья;

3) скан­далы и крики нега­тивно ска­зы­ва­ются на наших супру­же­ских отно­ше­ниях и отда­ляют нас от детей.

Пона­блю­дайте за вспыш­ками эмо­ций, кото­рые по силе не соот­вет­ствуют вызвав­шим их пово­дам, ведь нередко пред­логи бывают ничтож­ными, а вспышки — ярчай­шими, и это — пища для серьез­ных раз­мыш­ле­ний. Отстра­ни­тесь от соб­ствен­ного раз­дра­же­ния, сде­лайте шаг в сто­рону. Поста­рай­тесь осо­знать: вы и ваш гнев — вовсе не одно и то же! Раз­дра­жи­тель­ность, время от вре­мени охва­ты­ва­ю­щая вас, отнюдь не явля­ется опре­де­ля­ю­щей чер­той вашей лич­но­сти, нисколько не харак­те­ри­зует ее.

Для неко­то­рых людей пони­ма­ние того, что свою раз­дра­жи­тель­ность они полу­чили по наслед­ству, застав­ляет реши­тельно ей вос­про­ти­виться. Они не хотят вос­про­из­во­дить недо­статки своих роди­те­лей или вос­пи­та­те­лей, не хотят копи­ро­вать пове­ден­че­ские модели, с кото­рыми не согласны. Им пре­тит исполь­зо­ва­ние сило­вых мето­дов, а гнев и раз­дра­же­ние отно­сятся именно к такому арсе­налу, про­сто в ход в дан­ном слу­чае идет сила не физи­че­ская, а эмо­ци­о­наль­ная. Им совер­шенно не хочется, чтобы невы­дер­жан­ность при­во­дила к нерв­ным рас­строй­ствам и горь­ким сле­зам, чтобы ярость про­во­ци­ро­вала ответ­ную взрыв­ную реакцию.

Гне­ва­ясь, вы вполне можете «выпасть» из взрос­лого состо­я­ния, в эмо­ци­о­наль­ном плане вновь и вновь пре­вра­ща­ясь в ребенка. Поста­рай­тесь честно отве­тить себе на сле­ду­ю­щие вопросы:

~ как вы дума­ете, сколько вам лет, когда вы раз­дра­жены, каков ваш эмо­ци­о­наль­ный воз­раст в такие моменты?

~ не начи­на­ете ли вы отно­ситься к вашим детям, как к ровесникам?

~ не напо­ми­нают ли ваши крики ссору в дет­ском саду или в пио­нер­ском лагере?

~ раз­дра­жа­ясь, про­дол­жа­ете ли вы вести себя ответ­ственно или ваше раз­дра­же­ние — про­сто некон­тро­ли­ру­е­мая исте­рика, ослеп­ля­ю­щая вас настолько, что вы пере­ста­ете адек­ватно вос­при­ни­мать окружающих?

~ какие именно мысли при­хо­дят вам в голову, когда вы дума­ете о соб­ствен­ном раз­дра­же­нии? Бес­по­коит ли оно вас, сты­ди­тесь ли вы его или про­сто ста­ра­е­тесь о нем не думать?

~ как вы отно­си­тесь к гневу, охва­ты­ва­ю­щему порой вашего супруга или детей?

До тех пор, пока раз­дра­же­ние вос­при­ни­ма­ется вами как terra incognita (Terra incognita (лат.) — неиз­вест­ная земля), как «чер­ный ящик» или урав­не­ние с мно­же­ством неиз­вест­ных, рабо­тать с ним не полу­чится. От него сле­дует отстра­ниться, вни­ма­тельно рас­смот­реть его, изу­чить и понять.

В пони­ма­нии истин­ных при­чин воз­ник­но­ве­ния отри­ца­тель­ных эмо­ций — залог успеха их преодоления.

Жизнь в большом городе

Хоте­лось бы пого­во­рить о том, как вли­яет на нашу эмо­ци­о­наль­ную при­роду жизнь в мега­по­ли­сах, под­чи­нен­ная совре­мен­ным город­ским ритмам.

Мы чаще утра­чи­ваем кон­троль над собой, когда устаем или спе­шим куда-то. Только флег­ма­тики, испы­ты­вая уста­лость и пере­грузку, как пра­вило, не впа­дают в гнев, а, наобо­рот, затор­ма­жи­ва­ются, ста­но­вясь еще более мед­ли­тель­ными. Это в пол­ной мере каса­ется и взрос­лых, и детей.

Суще­ствуют и такие счаст­лив­чики, на кото­рых спешка и уста­лость вообще никак не вли­яют. Речь идет о людях весьма стрес­со­устой­чи­вых и очень вынос­ли­вых, о тех, кто про­шел хоро­шую школу в роди­тель­ских семьях.

Согласно мно­го­чис­лен­ным иссле­до­ва­ниям, про­ве­ден­ным за послед­нее время, нерв­ная система у жите­лей мега­по­ли­сов рас­ша­тана в гораздо боль­шей сте­пени, чем у тех, кто по-преж­нему живет в малень­ких город­ках и дерев­нях. Это явле­ние обу­слов­лено мно­же­ством нега­тив­ных фак­то­ров. Пере­числю лишь неко­то­рые из них:

- запре­дель­ная плот­ность насе­ле­ния и свя­зан­ные с нею посто­ян­ные втор­же­ния в нашу «лич­ную зону»;

- спешка и немо­ти­ви­ро­ван­ная агрес­сия окружающих;

- зна­чи­тель­ные рас­сто­я­ния, пре­одо­ле­ва­е­мые по нескольку раз на дню;

-пере­из­бы­ток зри­тель­ных впечатлений;

- заси­лье машин и, как след­ствие, нездо­ро­вая, удуш­ли­вая атмосфера;

- недо­пу­сти­мый уро­вень шума;

- повы­шен­ный элек­тро­маг­нит­ный фон;

- яркое ноч­ное осве­ще­ние улиц, назой­ли­вая све­то­ди­на­ми­че­ская реклама, меша­ю­щая уснуть.

Несмотря на всё ска­зан­ное, хочется упо­мя­нуть и о пре­иму­ще­ствах боль­шого города:

- облег­че­ние поиска под­хо­дя­щей работы;

- насы­щен­ная куль­тур­ная жизнь;

- воз­мож­ность дать детям достой­ное образование;

- широ­кий круг общения;

- каче­ствен­ная медицина.

Впро­чем, и эти бла­го­при­ят­ные фак­торы тоже вполне могут ока­заться стрес­со­рами, хотя это и не для всех оче­видно. Я глу­боко убеж­дена в том, что город­ская жизнь, насы­щен­ная яркими собы­ти­ями и впе­чат­ле­ни­ями и под­чи­нен­ная навя­зан­ным нам рит­мам, делает нас гораздо более раздражительными.

За послед­ние две­сти и даже три­ста лет пси­хо­эмо­ци­о­наль­ные воз­мож­но­сти чело­века нисколько не рас­ши­ри­лись, в то время как жизнь изме­ни­лась ради­кально. Заду­ма­емся, сколько незна­ко­мых лиц еже­дневно видел рус­ский кре­стья­нин в XVIII или XIX веке. Да ни одного! Вокруг — только свои: соседи и их дети и внуки. С незна­ком­цами наши предки стал­ки­ва­лись лишь раз в году — на осен­ней уезд­ной ярмарке. Выбор раз­вле­че­ний тоже был небо­гат: зим­ние вечер­ние поси­делки, гуля­ния в рож­де­ствен­ские святки да кулач­ный бой на мас­ле­ницу. Чте­ние ока­зы­ва­лось доступ­ным лишь ред­ким гра­мо­теям. Теперь же мно­гие из нас по два часа в день про­во­дят в пере­пол­нен­ном, душ­ном метро, доби­ра­ясь до работы, а потом воз­вра­ща­ясь домой. Люди устали, они раз­дра­жены, и каж­дый оза­бо­чен своим: один вчера пору­гался с женой и теперь снова про­кру­чи­вает в уме непри­ят­ный раз­го­вор, под­би­рая все новые и новые аргу­менты, дру­гой в оче­ред­ной раз не выспался и муча­ется от голов­ной боли, тре­тий пред­вку­шает тяже­лое объ­яс­не­ние с началь­ством. Кто-то неча­янно, но больно толк­нул вас лок­тем под ребро, кому-то, наобо­рот, вы насту­пили на ногу…

Нега­тив­ная энер­ге­тика раз­лита в воз­духе и обру­ши­ва­ется на нас со всех сто­рон, ее-то мы и при­но­сим в свои семьи. Но и ока­зав­шись нако­нец дома, что мы делаем едва ли не прежде всего? Вклю­чаем теле­ви­зор и начи­наем напря­женно сле­дить за пери­пе­ти­ями кри­ми­наль­ных или мело­дра­ма­ти­че­ских сюже­тов, вновь погру­жа­ясь в мир чужих, на этот раз уже выду­ман­ных стра­стей и невзгод, как будто нам своих не хватало!

Необ­хо­ди­мость успе­вать все­гда и всюду ста­но­вится при­чи­ной мно­го­чис­лен­ных стрес­сов. Роди­тели начи­нают жить по рас­пи­са­нию курьер­ского поезда, при­нуж­дая к этому и детей. Стре­мясь сде­лать всё и сразу, мы не даем ни себе, ни детям воз­мож­но­сти побыть с самими собой, на время отре­шиться от суеты и про­сто поиг­рать или попить в свое удо­воль­ствие чаю, почи­тать книжку.

Озна­чает ли это, что сле­дует огра­ни­чить заня­тия, на кото­рые вы водите ребенка? Ответ зави­сит от того, чего вы хотите достичь и какую цену готовы запла­тить за это. Конечно, при жела­нии в салат можно поло­жить всё что угодно, вот только ока­жется ли он съедобным?

Харак­тер­ными осо­бен­но­стями совре­мен­ной город­ской жизни стали пере­пла­ни­ро­ва­ние, пере­сти­му­ля­ция и пере­грузка. У нас посто­янно воз­ни­кает ощу­ще­ние, что мы ничего не успе­ваем доде­лать до конца: не догла­дили, не дова­рили, не дочи­тали, не доду­мали… Отве­том на душев­ный дис­ком­форт ста­но­вится гнев.

Наши нерв­ные волокна покрыты мие­ли­но­выми обо­лоч­ками, игра­ю­щими роль изо­ля­то­ров. По мие­ли­ни­зи­ро­ван­ному волокну нерв­ный импульс про­те­кает быст­рее, и чело­ве­че­ские реак­ции уско­ря­ются. Быст­рота реак­ции ребенка обу­слов­лена тем, насколько завер­шен про­цесс мие­ли­ни­за­ции, про­дол­жа­ю­щийся, как пра­вило, до две­на­дца­ти­лет­него воз­раста. Роди­те­лям же часто кажется, что ребе­нок спе­ци­ально, «назло» делает все гораздо мед­лен­нее, чем может. На самом деле дети про­сто не впи­сы­ва­ются в ритмы, зада­ва­е­мые роди­те­лями, и не спо­собны к дли­тель­ной кон­цен­тра­ции в силу своих ней­ро­фи­зио­ло­ги­че­ских осо­бен­но­стей: про­цесс мие­ли­ни­за­ции не завер­шен, а лоб­ные доли не созрели. Такое состо­я­ние можно срав­нить с малой про­из­во­ди­тель­но­стью ком­пью­тера из-за недо­ста­точ­ной опе­ра­тив­ной памяти.

Впро­чем, не стоит сбра­сы­вать со сче­тов и игро­вой аспект дет­ского пове­де­ния. Напри­мер, ребе­нок оде­ва­ется так мед­ленно, что вы теря­ете тер­пе­ние, а про­ис­хо­дит это из-за того, что он пре­вра­тил нуд­ный про­цесс оде­ва­ния в зани­ма­тель­ную игру. Пра­вое полу­ша­рие мозга, свя­зан­ное с фан­та­зией и инту­и­цией, рабо­тает у нас гораздо хуже, чем у детей. Спо­соб­но­сти к твор­че­ской импро­ви­за­ции отсту­пили у взрос­лых на зад­ний план, поз­во­лив нам пере­ра­ба­ты­вать огром­ные объ­емы инфор­ма­ции, ребе­нок же осва­и­вает мир пре­иму­ще­ственно через игру. Мы имеем дело с суще­ствами совер­шенно дру­гого вида: дошколь­ники вос­при­ни­мают мир иначе, нежели мы, и дей­ствуют по-иному. И это пре­красно, ведь бога­тая дет­ская фан­та­зия — это пред­по­сылка буду­щего интеллекта.

Кроме того, детям не при­суще чет­кое вос­при­я­тие вре­мени, их «внут­рен­ний тай­мер» не вклю­чен по край­ней мере до семи лет. Ребе­нок не ори­ен­ти­ру­ется во вре­мени и поэтому спе­шить не может. Взрос­лый пони­мает, что озна­чает фраза: «На сборы у нас оста­лось только пять минут!»; ребе­нок же вос­при­ни­мает услы­шан­ное при­мерно так: «„Пять минут!” — это когда мама выхо­дит из себя».

Дети любят гулять, но тер­петь не могут оде­ваться, потому что пере­оде­ва­ние — это про­цесс пере­хода от одного дей­ствия к дру­гому. Они любят и поиг­рать, и вкусно поку­шать, но ото­рваться от игры и отпра­виться в ван­ную, чтобы вымыть руки перед едой, ока­зы­ва­ется для них делом непро­стым. Дети нуж­да­ются в пол­но­цен­ном отдыхе, но попро­буй вовремя уло­жить их в постель! Пре­одо­ле­ние «труд­но­стей пере­хода» — это отдель­ное искус­ство, кото­рым всем нам над­ле­жит овладеть.

Роди­тель­ский гнев как след­ствие дет­ской мед­ли­тель­но­сти воз­ни­кает потому, что мы осо­знаем воз­мож­ные послед­ствия наших опоз­да­ний, дети же об этом не заду­мы­ва­ются. Конечно, мы пони­маем, что по-дру­гому быть не может, но под­спудно нам все-таки очень хочется, чтобы ребе­нок раз­де­лил с нами груз ответ­ствен­но­сти. Однако дети не знают, что такое «сроч­ная работа» роди­те­лей, они не в силах понять, что зна­чит: «Все сроки вышли!» и «Началь­ник убьет!», — и ожи­дать этого от них бессмысленно.

Для того чтобы све­сти кон­фликты такого рода к мини­муму, нужно сде­лать наш опыт более доступ­ным для дет­ского вос­при­я­тия. Попы­тай­тесь в игро­вой или ска­зоч­ной форме доне­сти до ребенка, почему именно теперь вам при­хо­дится зани­маться рабо­той вме­сто того, чтобы играть с ним.

Обычно к Новому году, к Рож­де­ству, к Пасхе или к каким-то дру­гим зна­ме­на­тель­ным дням люди стре­мятся пере­де­лать давно нако­пив­ши­еся дела: при­ве­сти дом в поря­док, пере­сти­рать белье, наго­то­вить празд­нич­ные уго­ще­ния, выбрать и купить подарки для род­ствен­ни­ков и дру­зей, напи­сать и отпра­вить мно­же­ство откры­ток… Почему-то мы вся­кий раз думаем, что за неделю, остав­шу­юся до празд­ни­ков, успеем спра­виться со всем тем, на что не хва­тило сил и вре­мени в тече­ние целого года. При этом спи­сок пла­ни­ру­е­мых дел, кото­рый помог бы соот­не­сти наши наме­ре­ния со здра­вым смыс­лом, не состав­ля­ется. Его под­ме­няет так назы­ва­е­мый «спи­сок Золушки», пункты кото­рого мно­жатся. Но вся­кий раз, ставя перед собой заве­домо невы­пол­ни­мые цели, мы неиз­бежно под­тал­ки­ваем себя к нерв­ному исто­ще­нию, кото­рое насту­пает неза­метно, затра­ги­вая и взрос­лых, и детей.

Осо­бенно утом­ляют нас тщет­ные попытки парал­лельно зани­маться несколь­кими делами сразу. След­ствием неуме­лого пла­ни­ро­ва­ния и невоз­мож­но­сти по-насто­я­щему рас­сла­биться и отдох­нуть ста­но­вится повы­шен­ная раз­дра­жи­тель­ность. Нам не уда­ется опре­де­лить момент, когда гнев только под­кра­ды­ва­ется к нам, мы упус­каем дра­го­цен­ное время и вот уже воз­му­щенно кри­чим на близ­ких и яростно топаем ногами.

Еще одна про­блема послед­них деся­ти­ле­тий — зна­чи­тель­ное иму­ще­ствен­ное рас­сло­е­ние обще­ства, из-за кото­рого мно­гие дру­же­ские связи осла­бели или даже пре­рва­лись. К тому же моло­дые папы и мамы нередко выпа­дают из при­выч­ного круга обще­ния по вполне есте­ствен­ным при­чи­нам: про­сто их жизнь ради­кально изме­ни­лась. Как скоро появится пол­но­цен­ная замена преж­ним при­вя­зан­но­стям, во мно­гом — вопрос везе­ния. Для кого-то такой отду­ши­ной ста­но­вится при­ход­ская община, для кого-то — роди­тель­ский клуб, для кого-то — одно­вре­менно родив­шие соседки по двору, но в целом круг обще­ния, как пра­вило, зна­чи­тельно сужа­ется. К сожа­ле­нию, в нашей стране сфера досуга и раз­вле­че­ний ори­ен­ти­ро­вана ско­рее на под­рост­ков, нежели на людей семейных.

Неоце­ни­мую помощь в борьбе с нерв­ным исто­ще­нием могла бы ока­зать под­дер­жи­ва­ю­щая и доб­ро­же­ла­тель­ная род­ствен­ная среда, однако все меньше совре­мен­ных бабу­шек и деду­шек готовы само­заб­венно посвя­тить оста­ток своих дней помощи в вос­пи­та­нии вну­ков. И дело не в том, что они жаж­дут ходить на службу, «пока ноги носят», про­сто сама жизнь и эко­но­ми­че­ская ситу­а­ция в стране настой­чиво под­тал­ки­вают их к этому.

Город­ская жизнь, насы­щен­ная яркими собы­ти­ями и впе­чат­ле­ни­ями и под­чи­нен­ная навя­зан­ным нам рит­мам, делает нас гораздо более раздражительными

Внешняя агрессия и гнев в семейных отношениях

Агрес­сия, еже­дневно обру­ши­ва­ю­ща­яся на ребенка извне, зача­стую зашка­ли­вает, при­чем ее уро­вень во мно­гом обу­слав­ли­ва­ется отно­ше­нием соци­ума к детям вообще. Если в обще­ствен­ном месте начи­нает пла­кать малыш, недо­воль­ство обычно бывает направ­лено на его маму, а вот если зака­приз­ни­чает ребе­нок постарше — то уже на него самого. Водо­раз­дел про­хо­дит при­мерно между четырьмя и пятью годами. Именно жест­кая соци­аль­ная реак­ция застав­ляет роди­те­лей гне­ваться чаще и дей­ство­вать резче, чем им хоте­лось бы.

Дети — очень гиб­кие суще­ства. Как только роди­тели начи­нают меняться, они быстро под­стра­и­ва­ются к про­ис­хо­дя­щим пере­ме­нам. Разу­ме­ется, нема­лую роль играет и врож­ден­ный тем­пе­ра­мент ребенка, кото­рый любая мать легко может опре­де­лить хотя бы по тому, как мла­де­нец пла­чет, с какой инто­на­цией тре­бует вни­ма­ния к себе. Чем более он тре­бо­ва­те­лен, тем выше веро­ят­ность воз­ник­но­ве­ния в даль­ней­шем вспы­шек гнева, если этот фак­тор не будет ском­пен­си­ро­ван гра­мот­ным воспитанием.

* * *

Рас­смот­рим спе­ци­фику гнева в супру­же­ских отно­ше­ниях. К пря­мым про­яв­ле­ниям гнев­ли­во­сти можно отне­сти повы­ше­ние голоса, изме­не­ние инто­на­ции, раз­дра­же­ние, иро­нию, сар­казм и пря­мые, непри­кры­тые оскорб­ле­ния. Вы не чув­ству­ете себя в силах решить про­блему быстро и кон­струк­тивно и задей­ству­ете гнев в каче­стве тяже­лой артиллерии.

Крик на детей или их игно­ри­ро­ва­ние, жела­ние лишить их чего-то зна­чи­мого и желан­ного — кос­вен­ные, опо­сре­до­ван­ные выра­же­ния гнева. При этом осо­бенно часто попа­дает тому ребенку, кото­рый более дру­гих похож на мужа. Вы сер­ди­тесь на супруга, а шле­па­ете детей или при­ни­ма­е­тесь отби­вать мясо столь яростно, что ошметки летят по всей кухне. Муж сер­дится на жену, но в досаде пинает некстати под­вер­нув­шу­юся ни в чем не повин­ную кошку… Раз­дра­же­ние пере­ад­ре­су­ется и ухо­дит внутрь, нанося чело­ве­че­ской душе серьез­ный ущерб. Такая форма реа­ги­ро­ва­ния на раз­дра­жи­тели ско­рее харак­терна для людей с выра­жен­ной интро­вер­тив­ной ком­по­нен­той, то есть для флег­ма­ти­ков и мелан­хо­ли­ков. (Справка: Интро­вёрт­ный (от лат. «intro» — внутрь и «verto» — пово­ра­чи­ваю, обра­щаю) — обра­щен­ный внутрь. Пси­хо­ло­ги­че­ская харак­те­ри­стика само­углуб­лен­ной лич­но­сти, направ­лен­ной на мир соб­ствен­ных мыс­лей и пере­жи­ва­ний. При этом такие люди часто отли­ча­ются ори­ги­наль­но­стью мыш­ле­ния, хоро­шими ана­ли­ти­че­скими спо­соб­но­стями и доб­ро­со­вест­но­стью в работе. Поня­тие вве­дено швей­цар­ским пси­хо­ло­гом Кар­лом Густа­вом Юнгом (1875–1961).) Кос­вен­ные формы про­яв­ле­ния гнева нужно знать, потому что, даже не выра­жа­ясь напря­мую, они могут испод­воль раз­ру­шать семей­ные отношения.

Клас­си­че­ская форма бег­ства от гнева — уход в интер­нет или теле­ви­зи­он­ное про­стран­ство, в скон­стру­и­ро­ван­ную, «дру­гую» реаль­ность. Кто-то пред­по­чи­тает играть в сете­вые игры, кто-то ругает муж­чин на дам­ских фору­мах, кто-то увле­ченно делится дета­лями семей­ных ссор с соб­ствен­ной мамой… Ника­кой полез­ной дея­тель­но­сти, ника­ких бла­го­твор­ных изме­не­ний и про­дви­же­ний при этом не про­ис­хо­дит, а дети взрос­леют, и чем напря­жен­нее скла­ды­ва­ются супру­же­ские отно­ше­ния их роди­те­лей, тем более они страдают.

Не забы­вайте: частота и спо­собы про­яв­ле­ния гнев­ли­во­сти насле­ду­ются. Раз­дра­жи­тель­ность, вспыль­чи­вость, склон­ность впа­дать в состо­я­ние аффекта — гене­ти­че­ски насле­ду­е­мые фак­торы, свя­зан­ные с воз­бу­ди­мо­стью — неотъ­ем­ле­мым каче­ством нерв­ной системы. С одной сто­роны, ни в коем слу­чае нельзя думать, что все это непо­пра­вимо, а с дру­гой, сле­дует учи­ты­вать свои пси­хо­фи­зи­че­ские осо­бен­но­сти и при­ни­мать реше­ния исходя их них.

Раз­би­ра­ясь со своим гне­вом, для начала нужно опре­де­лить точку отсчета, понять, где вы нахо­ди­тесь в насто­я­щий момент. Крик, допус­кав­шийся в роди­тель­ской семье, явля­ется фак­то­ром риска. Он будет про­грам­ми­ро­вать ваше пове­де­ние по прин­ципу «где тонко, там и рвется».

Ковар­ство гнева состоит еще и в том, что он далеко не все­гда про­яв­ля­ется сразу. Раз­дра­жи­тель­ность одного из супру­гов вполне может зара­зить дру­гого, изна­чально более спо­кой­ного и урав­но­ве­шен­ного. Так про­ис­хо­дит функ­ци­о­наль­ное зара­же­ние. Как это выгля­дит на прак­тике? Два чело­века начи­нают жить вме­сте, при этом один из них вырос в семье, где царила нер­воз­ная, неста­биль­ная обста­новка. Со вре­ме­нем он начи­нает поз­во­лять себе демон­стри­ро­вать свою раз­дра­жи­тель­ность, пыта­ясь с ее помо­щью решать какие-то соб­ствен­ные про­блемы. Раз­дра­же­ние пре­вра­ща­ется в глав­ный аргу­мент в споре.

Вто­рой супруг, чело­век гораздо более урав­но­ве­шен­ный, пона­чалу лишь наблю­дает за про­ис­хо­дя­щим, ста­ра­ясь избе­жать даль­ней­ших кон­флик­тов и не при­ни­мая навя­зы­ва­е­мые ему пра­вила игры. Однако сле­дует иметь в виду, что такое поло­же­ние дел не может про­дол­жаться бес­ко­нечно долго. В какой-то момент, кото­рый обычно свя­зан с житей­скими, рабо­чими, роди­тель­скими нагруз­ками, с любым дол­го­вре­мен­ным стрес­сом, он тоже начи­нает повы­шать голос. Сна­чала такое пове­де­ние удив­ляет его самого, но неожи­данно осо­знав, что гнев ино­гда сра­ба­ты­вает, он все чаще вклю­чает его в свой репер­туар. Так все новые сто­роны семей­ной жизни под­вер­га­ются зара­же­нию гневом.

Нужно пони­мать, что супру­же­ские отно­ше­ния гораздо более зна­чимы, нежели отно­ше­ния роди­те­лей с детьми, потому что это — вза­и­мо­дей­ствие рав­ных. Но может ли счи­таться рав­но­прав­ным парт­не­ром тот, кто-то и дело сры­ва­ется на крик? Только в том слу­чае, если вто­рой парт­нер тоже зара­жен гневом.

Семей­ные отно­ше­ния стре­мятся к гомео­стазу (Справка: Гомео­стаз (древ­не­греч. «όμοιοστάσις»; от «όμοιος» — оди­на­ко­вый, подоб­ный и «στάσις» — сто­я­ние, непо­движ­но­сти — само­ре­гу­ля­ция, спо­соб­ность системы сохра­нять посто­ян­ство сво­его внут­рен­него состо­я­ния посред­ством ско­ор­ди­ни­ро­ван­ных реак­ций, направ­лен­ных на под­дер­жа­ние дина­ми­че­ского рав­но­ве­сия. Стрем­ле­ние системы вос­про­из­во­дить себя, вос­ста­нав­ли­вать утра­чен­ное рав­но­ве­сие и пре­одо­ле­вать сопро­тив­ле­ние внеш­ней среды). Если один из супру­гов гне­ва­ется, а дру­гой нет, то либо более гнев­ли­вый со вре­ме­нем успо­ко­ится, либо вто­рой после­дует его при­меру, в про­тив­ном слу­чае отно­ше­ния рух­нут, потому что на неко­то­рых людей без­на­ка­занно кри­чать нельзя.

Про­рвав­шу­юся наружу раз­дра­жи­тель­ность пода­вить очень непро­сто, порой на это ухо­дит немало вре­мени, но если вы не при­ло­жите к этому все уси­лия, эмо­ци­о­наль­ная инфек­ция пора­зит и ваших детей. Поло­жи­тель­ные эмо­ци­о­наль­ные тра­ди­ции усва­и­ва­ются с тру­дом, в то время как отри­ца­тель­ные — прак­ти­че­ски момен­тально. Стоит одна­жды упо­тре­бить при детях бран­ное слово, как ругань по адресу окру­жа­ю­щих, прежде всего бра­тьев и сестер, вой­дет у них в стой­кую при­вычку. С дру­гой сто­роны, совер­шенно не обя­за­тельно демон­стри­ро­вать малы­шам свои «высо­кие отно­ше­ния» с супру­гом. Дети — суще­ства неве­ро­ятно чут­кие, без­оши­бочно отли­ча­ю­щие истину от фальши.

Мы при­выкли мыс­лить гло­бально. Мно­гие из нас выросли в совет­ское время, когда реки пово­ра­чи­вали вспять, стро­или гигант­ские заводы и под­ни­мали бес­край­нюю целину. У нас — огром­ные тер­ри­то­ри­аль­ные про­стран­ства, и мы мыс­ленно опе­ри­руем исклю­чи­тельно мас­штаб­ными кате­го­ри­ями. Семья же — это про­стран­ство микроизменений.

Про­блема нынеш­них супру­гов и роди­те­лей состоит, в част­но­сти, в том, что, борясь с соб­ствен­ной раз­дра­жи­тель­но­стью, они наде­ются пре­одо­леть ее двумя-тремя ради­каль­ными уси­ли­ями. Про­хо­дит несколько дней, но ничего не полу­ча­ется, потому что глу­боко закре­пив­ша­яся при­вычка не может отсту­пить лишь по нашему жела­нию. Чело­век над­ры­ва­ется и опус­кает руки: за реши­тель­ным шагом сле­дует эмо­ци­о­наль­ная отмашка. Перед нами — один из тех слу­чаев, когда бла­гое на пер­вый взгляд наме­ре­ние при­во­дит к про­ти­во­по­лож­ному резуль­тату. Речь здесь должна идти о весьма про­тя­жен­ной цепочке, каж­дое звено кото­рой пред­став­ляет собой малень­кий, едва замет­ный шажок. Очень полезно отме­чать даже скром­ные успехи, кото­рые уда­ется достичь вам и вашим детям. Ска­жем, сего­дня вы снова пого­ря­чи­лись в раз­го­воре с мужем, но на этот раз спра­ви­лись с собой быст­рее, чем прежде, а ваш ребе­нок опять поссо­рился с бра­том, но, по край­ней мере, хоть не уку­сил его… Бла­го­дарно фик­си­руйте свое вни­ма­ние на поло­жи­тель­ной дина­мике, ведь что греха таить, часто мы склонны излишне дра­ма­ти­зи­ро­вать ситу­а­цию, тем самым невольно закреп­ляя ее. В семей­ных отно­ше­ниях куда пло­до­твор­нее не кон­цен­три­ро­ваться на пери­о­ди­че­ски воз­ни­ка­ю­щих раз­ру­ши­тель­ных тор­надо и цунами, а пом­нить о цве­ту­щих доли­нах, хру­сталь­ных ручьях, тени­стых садах и пло­до­нос­ных вино­град­ни­ках, обо всем том, что делает вас по-насто­я­щему счаст­ли­выми. Неплохо вновь пере­смот­реть ста­рые фото­гра­фии, напо­ми­на­ю­щие о самых свет­лых днях вашей сов­мест­ной жизни.

К сожа­ле­нию, раз­дра­же­ние и гнев зани­мают в супру­же­ских отно­ше­ниях зна­чи­тельно больше места, чем непо­сред­ствен­ное про­яв­ле­ние этих нега­тив­ных эмо­ций, но поскольку куль­тура наблю­де­ний за соб­ствен­ным душев­ным состо­я­нием у нас отсут­ствует, мы этого не заме­чаем. Нам про­сто как-то не по себе, мы чув­ствуем себя гадко и мерзко, нет охоты раз­го­ва­ри­вать друг с дру­гом, хочется друг от друга отойти, рас­ши­рив соб­ствен­ное «суве­рен­ное про­стран­ство». Впро­чем, ино­гда после вспышки очи­сти­тель­ного гнева люди, наобо­рот, объ­еди­ня­ются, испы­ты­вая при­лив неж­но­сти друг к другу и душев­ный подъем. Раз­дра­же­ние порой сра­ба­ты­вает пара­док­саль­ным обра­зом, не отда­ляя, а сбли­жая нас, и про­ис­хо­дит это оттого, что его вспышки сопро­вож­да­ются про­яв­ле­нием наи­бо­лее ярких, обострен­ных эмоций.

Порой невоз­можно по-насто­я­щему сбли­зиться, не пройдя через вспышку гнева, напри­мер, пре­одо­леть гипер­тро­фи­ро­ван­ную сосре­до­то­чен­ность на ребенке, сим­биоз мужа с ком­пью­те­ром или ото­дви­нуть на время домаш­ние дела. Все это — тоже пара­док­саль­ное послед­ствие раз­дра­же­ния. Зна­чит, дело не в том, чтобы изве­сти свой гнев на корню, а в том, чтобы выра­бо­тать стра­те­гию малень­ких шаж­ков и упорно сле­до­вать ей.

Научив­шись подав­лять и пре­одо­ле­вать вспышки отри­ца­тель­ных эмо­ций, мы и своих близ­ких научим этому. Один из глав­ных ресур­сов — уме­ние побыть без детей, даже не выходя из квар­тиры. «Взрос­лая тер­ри­то­рия» — это десять минут на чай, пят­на­дцать минут заду­шев­ного раз­го­вора, пол­часа валя­ния на кро­вати, когда вы можете повер­нуться друг к другу лицом и загля­нуть в глаза люби­мому чело­веку. Беда в том, что эти неоце­ни­мые душев­ные ресурсы роди­тели не задей­ствуют или задей­ствуют крайне редко и поэтому ощу­щают недо­ста­ток под­держки от супруга.

Спо­кой­ный, здо­ро­вый сон — тоже нема­ло­важ­ный пси­хо­ло­ги­че­ский ресурс. Жен­щины, вос­пи­ты­ва­ю­щие малень­ких детей, без­условно нуж­да­ются в днев­ном сне, а рабо­та­ю­щие муж­чины — в вечер­нем отдыхе и ком­пен­са­ци­он­ном досы­па­нии по выход­ным. Часто люди заго­няют себя и друг друга, не раз­ре­шая себе отды­хать, а дру­гим зани­маться тем, что при­но­сит им удо­воль­ствие. Порой жен­щина начи­нает уде­лять все свое вни­ма­ние детям, в резуль­тате чего ее роди­тель­ская роль начи­нает доми­ни­ро­вать над супру­же­ской. Отцы при этом могут с голо­вой углу­биться в работу, а матери будут ощу­щать недо­ста­ток любви, и два обде­лен­ных чело­века нач­нут испы­ты­вать непри­язнь друг к другу.

Сра­жа­ясь с соб­ствен­ной гнев­ли­во­стью, мы кос­вен­ным обра­зом обу­чаем этому и своих детей. Одна из моих люби­мых идей заклю­ча­ется в том, что роди­тели — тоже люди, а людям свой­ственно оши­баться. Глав­ное, чтобы все мы учи­лись на чужих и соб­ствен­ных ошиб­ках и умели про­сить про­ще­ния, рас­ка­и­ва­ясь в своих поступках.

* * *

Через несколько меся­цев брака супруги по-насто­я­щему сбли­жа­ются, что, впро­чем, далеко не все­гда бла­го­творно ска­зы­ва­ется на их отно­ше­ниях. Дело в том, что в период уха­жи­ва­ния мы ведем себя намного осто­рож­нее и поз­во­ляем себе гораздо меньше оплош­но­стей. Когда же люди начи­нают жить вме­сте, им поне­воле при­хо­дится стал­ки­ваться с раз­ными про­яв­ле­ни­ями лич­но­сти своих парт­не­ров, и нередко эти про­яв­ле­ния ока­зы­ва­ются мало­при­вле­ка­тель­ными. Для каких-то пар такое испы­та­ние ока­зы­ва­ется вполне посиль­ным, для дру­гих же — по-насто­я­щему фаталь­ным. В начале семей­ной жизни, когда супру­гам едва ли не еже­дневно при­хо­дится пре­одо­ле­вать мно­же­ство труд­но­стей, пока дети малень­кие, а быт еще не нала­жен и уста­лость захле­сты­вает, нужно беречь друг друга осо­бенно тща­тельно. Не стоит счи­тать похваль­ной откро­вен­но­стью стрем­ле­ние выва­лить на сво­его спут­ника всё, что нако­пи­лось в душе. Такая «откро­вен­ность» может начи­сто лишить близ­кого вам чело­века ощу­ще­ния семей­ной гар­мо­нии. Делиться сво­ими пере­жи­ва­ни­ями и сомне­ни­ями конечно же надо, но это — вопрос вре­мени. Зна­чи­тель­ная часть раз­ру­ши­тель­ных скан­да­лов вспы­хи­вает именно из-за нашего непре­одо­ли­мого жела­ния поде­литься здесь и сей­час всем тем, что набо­лело, при­чем, как пра­вило, про­ис­хо­дит это в крайне неудачно выбран­ный момент.

В такой ситу­а­ции вы вправе ска­зать: «Извини, но сей­час я не готова раз­го­ва­ри­вать на эту тему». Если вы про­из­не­сете эти слова спо­кой­ным, доб­ро­же­ла­тель­ным тоном, то долж­ный резуль­тат ско­рее всего будет достиг­нут. Если же в вас раз за разом будет вдруг про­сы­паться озве­рев­шая домо­хо­зяйка, не исклю­чено, что вы вообще отучите супруга рас­ска­зы­вать вам о чем-либо серьезном.

Сере­дина пер­вого деся­ти­ле­тия сов­мест­ной жизни — опас­ный рубеж: в это время нередко фор­ми­ру­ются нега­тив­ные навыки обще­ния и начи­нают дей­ство­вать сте­рео­типы пове­де­ния, зало­жен­ные в нас еще в роди­тель­ских семьях. В таких слу­чаях я обычно реко­мен­дую усту­пить и сде­лать шаг в сто­рону, чтобы сохра­нить ува­жи­тель­ную дистан­цию и осо­знать: куда про­дук­тив­нее вести себя достойно и почаще гово­рить друг другу доб­рые слова.

Честно ответьте себе на вопрос: допу­стимы ли в ваших отно­ше­ниях удары ниже пояса, раз­го­воры о том, что навер­няка «не оста­вит рав­но­душ­ным» чле­нов семьи?

Позна­вая своих парт­не­ров, мы все более узнаем их боле­вые точки, на кото­рые ни при каких обсто­я­тель­ствах воз­дей­ство­вать не сле­дует. Если семья выдер­жи­вает удары — это уже при­знак ее отно­си­тель­ного здо­ро­вья, но ино­гда люди в гневе начи­нают делать что-то такое, что серьезно ранит окру­жа­ю­щих, сра­ба­ты­вая как заряд дина­мита. Таким «спус­ко­вым крюч­ком» вполне может ока­заться начало фразы: «А вот твоя мама…» — или про­сто неува­жи­тель­ная инто­на­ция, допу­щен­ная по отно­ше­нию к роди­те­лям супруга, а также так назы­ва­е­мая «двух­уров­не­вая ком­му­ни­ка­ция», когда про­из­но­си­мые вами слова не соот­вет­ствуют зало­жен­ному в них про­во­ка­ци­он­ному под­тек­сту, застав­ля­ю­щему вашего парт­нера взры­ваться от негодования.

К сожа­ле­нию, раз­дра­же­ние и гнев зани­мают в супру­же­ских отно­ше­ниях зна­чи­тельно больше места, чем непо­сред­ствен­ное про­яв­ле­ние этих нега­тив­ных эмо­ций, но поскольку куль­тура наблю­де­ний за соб­ствен­ным душев­ным состо­я­нием у нас отсут­ствует, мы этого не замечаем.

Отношения с собственными родителями и родителями супруга

Зача­стую мы уде­ляем слиш­ком мало вни­ма­ния своим пожи­лым роди­те­лям. Отча­сти это свя­зано с тем, что глав­ными для нас явля­ются все-таки соб­ствен­ные дети. Однако до тех пор, пока не изме­нятся наши вза­и­мо­от­но­ше­ния с роди­те­лями, не изме­нятся и наши отно­ше­ния с осталь­ными людьми. Этот закон непреложен.

Дети пре­красно видят, как их папы и мамы обща­ются с дедуш­ками и бабуш­ками. Это — рас­ка­лен­ные угли, кото­рые впо­след­ствии могут посы­паться на наши головы. Дети неосо­знанно впи­ты­вают всё про­ис­хо­дя­щее вокруг и начи­ная с под­рост­ко­вого воз­раста вполне могут обра­тить при­об­ре­тен­ный нега­тив­ный опыт обще­ния уже про­тив нас.

Под­ростки вся­че­ски пыта­ются про­де­мон­стри­ро­вать свою ком­пе­тент­ность, лич­ност­ную состо­я­тель­ность и неза­ви­си­мость, дока­зать, что их соб­ствен­ное мне­ние по любому вопросу гораздо более обос­но­ванно и весомо, нежели мне­ние их роди­те­лей. Пона­чалу про­ти­во­бор­ство отли­ча­ется осо­бен­ной остро­той, при этом мно­гие почему-то счи­тают воз­мож­ным дома вести себя так, как ни за что не стали бы вести себя где-либо еще. Впо­след­ствии гра­дус про­ти­во­сто­я­ния обычно посте­пенно пони­жа­ется, и все-таки нам по-преж­нему хочется дока­зать что-то роди­те­лям! Прежде всего — обос­но­вать пра­виль­ность выбора супруга, тем более, если роди­тели от него не в вос­торге. Потом речь захо­дит о мето­дике вос­пи­та­ния появив­шихся детей, о том, что вы справ­ля­е­тесь со сво­ими обя­зан­но­стями не в при­мер лучше, чем бабушки и дедушки. Неко­то­рые из нас начи­нают активно про­ти­во­сто­ять их «либе­ра­лизму и попустительству»…

Помните: если вам не хочется видеть роди­те­лей, зна­чит, налицо тен­ден­ция к эмо­ци­о­наль­ному раз­рыву, кото­рый без­опа­сен только с виду. Кон­фликт­ные отно­ше­ния с соб­ствен­ными роди­те­лями, равно как и с роди­те­лями супруга, обя­за­тельно ска­жутся на духов­ном бла­го­по­лу­чии уже вашей семьи, если и не напря­мую, то опосредованно.

В отно­ше­ниях необ­хо­дим креп­кий, надеж­ный тыл. А у нас за пле­чами куда чаще — сплош­ные рыт­вины да ухабы, весь тот годами накоп­лен­ный нега­тив­ный опыт, опе­реться на кото­рый никак нельзя. Един­ствен­ный спо­соб решить эту про­блему — искренне про­стить роди­те­лей. Бабушки и дедушки давно заслу­жили соб­ствен­ную «непри­кос­но­вен­ную тер­ри­то­рию», на кото­рую нам лучше не пре­тен­до­вать. Они без­условно зара­бо­тали право на свои суж­де­ния и оценки, и поле­ми­зи­ро­вать с ними нам не стоит.

Про­стить — зна­чит про­чув­ство­вать весь дра­ма­тизм их жизни и понять, насколько им было сложно. Впро­чем, ребе­нок, как пра­вило, не вос­при­ни­мает все­рьез про­блемы роди­те­лей. Сде­лать это ста­но­вится проще лишь с появ­ле­нием соб­ствен­ных детей.

Если роди­тели не заго­ва­ри­вают с сыном или доче­рью о своих поже­ла­ниях, тре­во­гах, забо­тах и надеж­дах, ребе­нок начи­нает отно­ситься к папе и маме как к каким-то все­силь­ным небо­жи­те­лям. Зна­чит, гово­рить об этом сле­дует. Пони­ма­ние того, что роди­тели — тоже люди, кото­рые могут оши­баться, могут о чем-то меч­тать, кото­рым при­сущи какие-то несо­вер­шен­ства, настра­и­вает ребенка на выстра­и­ва­ние пози­тив­ных отно­ше­ний с ними.

Согласно гипо­тезе Зиг­мунда Фрейда (1856—1939), поль­зу­ю­щейся попу­ляр­но­стью уже около сотни лет, во всех наших нынеш­них про­ма­хах вино­ваты роди­тели, потому что именно они явили нам непра­виль­ный обра­зец, пока­зали дур­ной при­мер. Впро­чем, в эту тео­рию вкра­лась суще­ствен­ная ошибка, о кото­рой стоит пого­во­рить. Да, воз­можно, роди­тели и пред­ло­жили нам не луч­ший обра­зец для под­ра­жа­ния, но сде­лали они это не зло­на­ме­ренно, а потому, что обхо­ди­лись в жизни без «про­дви­ну­тых» науч­ных мето­дик, спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных жур­на­лов и бес­чис­лен­ных веби­на­ров, посвя­щен­ных про­бле­мам семьи и воспитания.

Осо­знав свою нераз­рыв­ную связь с роди­тель­ским опы­том, мы ока­жемся перед выбо­ром: пере­да­вать этот опыт дальше, сле­ду­ю­щему поко­ле­нию, или нет. Реше­ние этого вопроса опре­де­ля­ется мерой нашей ответ­ствен­но­сти. В любом слу­чае пове­де­ние роди­те­лей напря­мую вли­яет на их детей, точно так же как хими­че­ский состав почвы опре­де­ляет здо­ро­вье рас­те­ний. До тех пор, пока не ста­нут понятны мотивы, кото­рыми руко­вод­ство­ва­лись ваши роди­тели, про­ти­во­сто­я­ние про­дол­жится, а сте­пень его оже­сто­чен­но­сти будет зави­сеть лишь от харак­те­ров конфликтующих.

Зафик­си­руйте на бумаге основ­ные спо­собы выра­же­ния недо­воль­ства роди­те­лей по отно­ше­нию к вам и сво­его — по отно­ше­нию к ним. Помните, что гнев, направ­лен­ный на роди­те­лей, буме­ран­гом воз­вра­ща­ется в вашу семью, и это не уди­ви­тельно. В самом деле, если мы поз­во­ляем себе где-то рас­сла­биться, резко про­яв­ляя свое недо­воль­ство, то почему должны огра­ни­чи­вать себя лишь роди­тель­ским домом? Рано или поздно кон­троль над пове­де­нием будет уте­рян нами полностью.

Раз­дра­же­ние на роди­те­лей все­гда играет про­тив нас. В отно­ше­ниях с ними мы в любом слу­чае оста­немся детьми до самой их смерти. Впро­чем, и их уход корен­ным обра­зом ситу­а­цию не изме­нит. При этом воз­мож­ность при­ме­рить на себя три роли — роди­тель­скую, парт­нер­скую и дет­скую — может при­дать вам новые силы.

Тща­тельно про­ана­ли­зи­руйте, как отно­ше­ния с роди­те­лями отра­жа­ются на вашей семье и не ска­за­лись ли они на ваших отно­ше­ниях с детьми. Сде­ла­лись ли вы более снис­хо­ди­тель­ными или, наобо­рот, стали более стро­гими и нетерпимыми?

Бабуш­кам и дедуш­кам необ­хо­димо иметь «выде­лен­ную связь» с вну­ками. Им поло­жена и воз­мож­ность нега­тивно выска­зы­ваться по адресу своих повзрос­лев­ших детей.

Пре­красно, если вы без труда пере­но­сите кри­тику со сто­роны роди­те­лей. Попы­тай­тесь понять, как именно вы на нее реа­ги­ру­ете и что в этот момент про­ис­хо­дит с вами. Какую так­тику вы обычно пред­по­чи­та­ете — защиты или напа­де­ния? Какой оса­док оста­ется в душе после таких дис­кус­сий? Полезно опре­де­лить, как долго вы спо­собны при­дер­жи­ваться зара­нее выбран­ной стра­те­гии пове­де­ния и как скоро диа­лог сво­ра­чи­вает в неже­ла­тель­ное русло.

Во время кон­фликт­ных теле­фон­ных раз­го­во­ров имеет смысл засе­кать по часам, на какой минуте вы обычно утра­чи­ва­ете душев­ное рав­но­ве­сие и устрем­ля­е­тесь вверх по лест­нице агрес­сии. Нужно поста­раться дели­катно пре­рвать кон­такт до того, как вы пере­се­чете эту «крас­ную черту».

Ребенку полезно видеть доб­рые отно­ше­ния, скла­ды­ва­ю­щи­еся между близ­кими людьми. Хотя бы ради этого мы должны при­ло­жить все уси­лия к тому, чтобы гар­мо­ни­зи­ро­вать наши отно­ше­ния с роди­те­лями. Пожи­лому чело­веку дорог его соб­ствен­ный роди­тель­ский опыт, даже если он был обре­ме­нен мно­же­ством допу­щен­ных оши­бок. Если этот опыт (напри­мер, пред­став­ле­ния о том, как вос­пи­ты­вать детей, как их оде­вать или лечить) вдруг под­вер­га­ется сомне­нию, резуль­тат ско­рее всего ока­жется пла­чев­ным для всех.

* * *

Обычно сын или дочь, дости­гая под­рост­ко­вого или юно­ше­ского воз­раста, испы­ты­вают опре­де­лен­ные труд­но­сти в отно­ше­ниях с роди­те­лями, свя­зан­ные прежде всего с тем, что настала пора отде­литься от них и повзрос­леть, пре­вра­титься в отдель­ных, само­до­ста­точ­ных людей. Начи­ная с две­на­дцати-три­на­дцати лет у нас выра­ба­ты­ва­ются явные или скры­тые навыки оттор­же­ния и пре­одо­ле­ния уста­но­вок, царя­щих в роди­тель­ских семьях.

Вос­по­ми­на­ния об этом полезны для всех, а не только для тех, чьи дети при­бли­жа­ются к пере­ход­ному воз­расту. Напри­мер, парам, отме­ча­ю­щим пер­вое деся­ти­ле­тие сов­мест­ной жизни или стал­ки­ва­ю­щимся с любыми труд­но­стями в браке, стоит почаще вспо­ми­нать соб­ствен­ную юность.

Все свои эмо­ци­о­наль­ные когти, зубы и шипы чело­век, как пра­вило, отра­щи­вает в под­рост­ко­вом воз­расте, защи­ща­ясь от, воз­можно, мифи­че­ских напа­док своих роди­те­лей. Именно кон­фликт­ная ситу­а­ция в роди­тель­ских семьях либо сопря­жен­ное с кон­флик­тами отде­ле­ние от них осна­щает чело­века мощ­ным арсе­на­лом самообороны.

Один из при­об­ре­та­е­мых под­рост­ками навы­ков — уме­ние воз­дви­гать стенки между собой и роди­те­лями. Этого можно избе­жать лишь при усло­вии сим­био­ти­че­ских отно­ше­ний, когда люди очень при­вя­заны друг к другу, что наи­бо­лее харак­терно для непол­ных семей. В этом слу­чае, несмотря на то, что под­рост­ко­вый воз­раст давно прой­ден, мать и сын или мать и дочь все никак не реша­ются рас­статься. К опи­сы­ва­е­мой группе отно­сятся и зако­ре­не­лые холо­стяки, кото­рые до сорока с лиш­ним лет не реша­ются жениться, потому что «мама будет недо­вольна». Ино­гда мать пре­пят­ствует жела­нию дочери постро­ить соб­ствен­ною семью либо раз­ру­шает уже создан­ную семью ради того, чтобы дочь вер­ну­лась в роди­тель­ское гнездо.

Если ребе­нок вырос в сим­био­ти­че­ских отно­ше­ниях, он и в браке, ско­рее всего, будет стре­миться достичь подоб­ного сли­я­ния. Такая модель пред­став­ля­ется ему един­ственно воз­мож­ной. Несо­гла­сие спут­ника или спут­ницы жизни на столь тес­ную связь вос­при­ни­ма­ется им как непри­язнь, нелю­бовь, холод­ность и даже пре­да­тель­ство, что в свою оче­редь вызо­вет гнев при попытке даже самого незна­чи­тель­ного отда­ле­ния супруга. Раз­дра­же­ние в этом слу­чае будут вызы­вать даже такие невин­ные про­яв­ле­ния суве­рен­но­сти, как стрем­ле­ние мужа отпра­виться на суб­бот­нюю рыбалку с дру­зьями или жела­ние жены побол­тать с уни­вер­си­тет­ской подру­гой вме­сто того, чтобы все сво­бод­ное время про­во­дить исклю­чи­тельно вме­сте, на гла­зах друг у друга. При­чем, как это ни пара­док­сально, по каким-то неве­до­мым, зага­доч­ным при­чи­нам союзы чаще обра­зуют люди с про­ти­во­по­лож­ными заря­дами: чело­век, склон­ный к сим­би­озу, соеди­ня­ется с чело­ве­ком, чья основ­ная мечта — быть воль­ным охот­ни­ком или сво­бод­ной ама­зон­кой. В этом слу­чае вокруг про­блемы допу­сти­мого дистан­ци­ро­ва­ния могут деся­ти­ле­ти­ями гро­мы­хать бури.

Но и в таких бра­ках рано или поздно рож­да­ются дети. Поскольку вто­рой супруг на сим­биоз не согла­сен, начи­на­ются настой­чи­вые попытки выстро­ить такой тип отно­ше­ний уже с детьми. Гнев в дан­ном слу­чае будет свя­зан с их отде­ле­нием, с их стрем­ле­нием к самостоятельности.

Суще­ствует и дру­гой вари­ант отно­ше­ний. Речь идет о супру­гах, кото­рые почти не обща­ются друг с дру­гом, а любая их попытка всту­пить в диа­лог неиз­бежно обо­ра­чи­ва­ется кон­флик­том. Дети в таких семьях очень рано начи­нают ощу­щать: они — сами по себе, они отве­чают сами за себя, поскольку никто их не пони­мает и не любит. Осо­бую цен­ность при­об­ре­тает «лич­ная зона» под­ростка, его соб­ствен­ное мне­ние, неза­ви­си­мость и само­сто­я­тель­ность: «Ни в коем слу­чае не смей загля­ды­вать в мои сочи­не­ния!» Как можно больше сво­боды и как можно больше сек­рет­но­сти, чтобы никто ни о чем не знал! Чело­век, вырос­ший в такой семье, всту­пает в брак с глу­бо­чай­шим убеж­де­нием: для без­опас­ного, бла­го­по­луч­ного житья сле­дует дер­жаться от близ­ких подальше! В этом слу­чае про­блемы неиз­бежны. Из под­рост­ко­вого воз­раста чело­век может выне­сти непри­ми­ри­мость к любой кри­тике, что сде­лает сов­мест­ную жизнь с ним заня­тием крайне непростым.

Пока вы сами внут­ренне не про­стите своих роди­те­лей, то есть не пой­мете, что именно ими дви­гало, нала­дить мир в соб­ствен­ной семье вам вряд ли удастся. Однако сле­дует отда­вать себе отчет в том, что за исклю­че­нием каких-то осо­бых, поис­тине исклю­чи­тель­ных слу­чаев все про­махи наших пап и мам вполне про­сти­тельны: обычно мы вспо­ми­наем о чте­нии наших днев­ни­ков без спроса или, наобо­рот, о, как нам каза­лось тогда, холод­ной отстра­нен­но­сти от нас родителей.

Ино­гда уста­лый, кон­флик­ту­ю­щий чело­век внут­ренне воз­вра­ща­ется к сво­ему под­рост­ко­вому воз­расту. С кем-то такого не слу­ча­ется нико­гда, потому что он давно пере­рос его и сде­лал над­ле­жа­щие выводы еще много лет назад, а кто-то ходит по кругу до самой ста­ро­сти: чуть кос­нешься его не вовремя, и вот уже хруп­кая обо­лочка сле­тает, и гла­зам пред­стает оби­жен­ный под­ро­сток, яростно отстре­ли­ва­ю­щийся от всех подряд.

В юно­сти мы делаем много вер­ных наблю­де­ний, но у нас не хва­тает жиз­нен­ного опыта для их пра­виль­ной оценки. Нечто похо­жее про­ис­хо­дит и в семей­ной жизни, когда супруги, под­ме­чая какие-то недо­статки в пове­де­нии друг друга и пыта­ясь испра­вить их, делают это столь неук­люже, что лишь нано­сят вред своим отно­ше­ниям. В момент кон­фликта осо­бенно ярко про­яв­ля­ется суб­лич­ность чело­века: он гово­рит уже с дру­гой инто­на­цией, с дру­гим выра­же­нием лица, жести­ку­ли­рует совер­шенно по-иному.

Мно­гие из нас, впа­дая в гнев, мыс­ленно как будто вновь пере­но­сятся в роди­тель­ские семьи. В этом слу­чае воз­можны четыре варианта.

Роди­тель­ская семья была чрез­вы­чайно кон­фликт­ной, зато семья нынеш­няя — тихое, надеж­ное при­ста­нище, зона покоя и душев­ного ком­форта. Впро­чем, и такая жизнь может пери­о­ди­че­ски оза­ряться гро­зо­выми вспо­ло­хами, когда ослаб­ля­ется наша защита, когда один из супру­гов, а тем более оба ока­зы­ва­ются не в луч­шей морально-пси­хо­ло­ги­че­ской форме.

Бывает и по-иному: в роди­тель­ской семье царили совет да любовь, а нынеш­няя напо­ми­нает бур­ное море. Чело­век задей­ствует какие-то внеш­ние ресурсы до тех пор, пока пол­но­стью не исчер­пает их. Когда это про­изой­дет, напри­мер, когда не ста­нет муд­рых роди­те­лей, новая семья может ока­заться лицом к лицу перед чере­дой серьез­ных испытаний.

Иде­аль­ный вари­ант: и там было хорошо, и здесь — чудесно, и вообще все вокруг — пре­красно и удивительно.

Самая тяже­лая ситу­а­ция скла­ды­ва­ется в том слу­чае, если и в роди­тель­ских семьях слу­ча­лись грозы, и новая спо­кой­ствием не отличается.

Обычно в период неиз­беж­ной при­тирки наи­боль­шими эмо­ци­о­наль­ными ресур­сами рас­по­ла­гает супруг, вырос­ший в более доб­ро­же­ла­тель­ной, менее кон­фликт­ной обста­новке. В каж­дой паре такой чело­век есть, но и его за годы семей­ной жизни вполне можно пре­вра­тить в исте­рич­ного неврастеника.

* * *

К сожа­ле­нию, про­бле­ма­ти­кой пожи­лого воз­раста в нашей стране почти никто не зани­ма­ется. В послед­нее время даже полу­чил широ­кое рас­про­стра­не­ние цинич­ный тер­мин —«воз­раст дожи­тия», состав­ля­ю­щий сем­на­дцать лет для жен­щин и четыр­на­дцать для муж­чин после выхода на пен­сию. Это жесто­кое сло­во­со­че­та­ние в пол­ной мере харак­те­ри­зует отно­ше­ние нашего обще­ства к старости.

Мы счи­таем себя взрос­лыми людьми и пола­гаем, что пони­маем жизнь гораздо лучше под­рост­ков. Но все, что свя­зано с физио­ло­гией, пси­хо­ло­гией и соци­аль­ными аспек­тами ста­ре­ния, для нас точно так же закрыто: в школе мы этого не про­хо­дили, нам эта тема непри­ятна, и мы ста­ра­емся в нее не вни­кать. Нам известна спе­ци­фика пубертатного8 или климактерического9 пери­о­дов, поскольку о них часто пишут и много гово­рят. (Справка: Пубер­тат­ный период (от лат. «pubertas» — воз­му­жа­лость, поло­вая зре­лость) — воз­раст с две­на­дцати до шест­на­дцати лет у дево­чек и с три­на­дцати до сем­на­дцати-восем­на­дцати лет у маль­чи­ков, соот­вет­ству­ю­щий пери­оду поло­вого созре­ва­ния. Кли­мак­те­ри­че­ский период — время пре­кра­ще­ния дея­тель­но­сти жен­ских поло­вых желез, насту­па­ю­щее с при­бли­же­нием ста­ро­сти.) Однако стар­че­скому воз­расту также при­сущ ряд спе­ци­фи­че­ских осо­бен­но­стей, кото­рые мы не чув­ствуем, потому что сами с ними еще не стал­ки­ва­лись. Это незна­ние повы­шает уро­вень нашей тре­бо­ва­тель­но­сти по отно­ше­нию к пожи­лым и пре­ста­ре­лым родственникам.

Соци­аль­ные пер­спек­тивы совре­мен­ной Рос­сии свя­зы­ва­ются прежде всего с семьей — ресурс­ным счи­та­ется исклю­чи­тельно воз­раст воз­мож­ного дето­рож­де­ния. Мы не выра­бо­тали в себе ни восточ­ного почте­ния к ста­ро­сти, ни запад­ной уве­рен­но­сти в том, что на склоне лет чело­век вправе заслу­женно насла­ждаться пло­дами своих тру­дов, при­чем за послед­ние пят­на­дцать-два­дцать лет ситу­а­ция в этой обла­сти стала лишь еще более депрессивной.

Поз­волю себе, может быть, несколько декла­ра­тив­ное утвер­жде­ние: суще­ствует не так уж много вещей, непро­сти­тель­ных в семей­ной жизни, и одна из них — бес­такт­ная и без­жа­лост­ная кри­тика роди­те­лей супруга, даже если сам супруг недо­во­лен ими. Со сво­ими роди­те­лями каж­дый дол­жен выстра­и­вать отно­ше­ния само­сто­я­тельно, и ника­кой внеш­ний арбит­раж в дан­ном слу­чае неуме­стен. Если све­кровь стре­мится напра­вить жизнь моло­дой семьи в «пра­виль­ное» русло, упаси Бог невестку зате­вать с ней выяс­не­ние отно­ше­ний, это — пре­ро­га­тива мужа.

Если заедает теща, зятю сле­дует сми­ренно отмол­чаться — его защиту должна пол­но­стью взять на себя жена.

Нару­ше­ние этих неслож­ных пра­вил почти неиз­бежно вле­чет за собой раз­ру­ши­тель­ный шквал агрес­сии со сто­роны вашей «вто­рой поло­вины». Ничего уди­ви­тель­ного: чело­век защи­щает свои корни. Об этом всем нам сле­дует помнить.

Раз­дра­же­ние на роди­те­лей все­гда играет про­тив нас.

Нежелание взрослеть

Неже­ла­ние взрос­леть при­суще всем людям: никому по боль­шому счету не хочется отве­чать за свои слова и поступки. Точно так же и наши дети не хотят каж­дый день чистить зубы, засти­лать кро­вать, мыть за собой тарелки и гото­вить уроки. Все это — вполне оче­видно. С дру­гой сто­роны, понятно и роди­тель­ское стрем­ле­ние как-то побу­дить ребенка к испол­не­нию своих обя­зан­но­стей, а зна­чит, воз­ник­но­ве­ние кон­флик­тов неизбежно.

Роди­тель­ский арсе­нал дол­жен содер­жать несколько спо­со­бов реа­ги­ро­ва­ния на неже­ла­ние детей выпол­нять ваши тре­бо­ва­ния. Глав­ное, не рас­стра­и­вай­тесь чрез­мерно из-за того, что ребе­нок в оче­ред­ной раз не хочет ста­вить обувь на место или не спе­шит соби­рать игрушки. Бывает и так: ребе­нок на вашу просьбу реа­ги­рует угрю­мым мол­ча­нием, и вам не оста­ется ничего иного, как выпол­нить его работу за него. Никто вроде бы не повы­шает голос, но напря­же­ние копится. В дан­ном слу­чае мы стал­ки­ва­емся с так назы­ва­е­мым нор­ма­тив­ным кон­флик­том. Он подо­бен сме­ще­нию позвон­ков: вы схо­дили к врачу или мас­са­жи­сту, и вам, кажется, полег­чало, но уже через несколько дней боль вер­ну­лась с новой силой.

Для того чтобы пога­сить нор­ма­тив­ные кон­фликты, «пере­хит­рить» их, потре­бу­ется опре­де­лен­ное время. За вечер или даже за неделю такие задачи не реша­ются. На этом пути вас ждут и победы и пора­же­ния, к кото­рым вы должны быть готовы.

Совре­мен­ных роди­те­лей отли­чает неко­то­рая негиб­кость. Напри­мер, услы­шали они или про­чи­тали о каком-то новом методе вос­пи­та­ния и тут же бро­си­лись испы­ты­вать его в соб­ствен­ной семье. Не устану повто­рять: все дети — абсо­лютно раз­ные, даже близ­ко­воз­раст­ные бра­тья и сестры. То, что подой­дет одному из них, вполне может ока­заться про­ти­во­по­ка­зан­ным для дру­гого. Кого-то сле­дует вос­пи­ты­вать в разум­ной стро­го­сти, а кого-то — про­сто вдох­но­вить или вклю­чить дет­ское вооб­ра­же­ние, чтобы тот же про­цесс уборки из уны­лой еже­ве­чер­ней обя­зан­но­сти пре­вра­тился в увле­ка­тель­ную игру. Вам при­дется учи­ты­вать осо­бен­но­сти лич­но­сти ребенка, от кото­рой зави­сит выбор золо­того клю­чика к его душе. Если же роди­тели лишь упорно гнут свою линию, на хоро­ший резуль­тат рас­счи­ты­вать не приходится.

Кроме того, вы должны выстро­ить систему поощ­ре­ний и сде­лать так, чтобы детям было невы­годно свои обя­зан­но­сти не испол­нять. Как достичь этой цели? Семей — вели­кое мно­же­ство, и у каж­дой дол­жен быть свой «фир­мен­ный рецепт». Впро­чем, суще­ствует и общее пра­вило: за каж­дым непри­ят­ным и неин­те­рес­ным дей­ствием, тре­бу­ю­щим при­ло­же­ния опре­де­лен­ных уси­лий, непре­менно должно сле­до­вать что-то при­ят­ное и радост­ное. Кроме того, воз­на­граж­да­ется осво­е­ние любых новых доб­рых навы­ков. При этом как только осво­е­ние достиг­нуто и закреп­лено, вы начи­на­ете поощ­рять новые дет­ские устремления.

Если обя­зан­но­сти регу­ляр­ные и хорошо поощ­ря­ются, то детьми они, как пра­вило, усва­и­ва­ются легко. Не усва­и­ва­ются они только в двух слу­чаях: когда не суще­ствует ника­ких поощ­ре­ний и когда, не выдер­жи­вая, вдруг сры­ва­ется мама. Тогда дети начи­нают стричь купоны с наших отри­ца­тель­ных эмо­ций. Эмо­ци­о­наль­ная реак­ция роди­те­лей неко­то­рым из них, как ни странно, нравится.

Поощ­рять детей за пре­одо­ле­ние гнев­ных вспы­шек стоит, только если у ребенка закре­пи­лась при­вычка к исте­рич­ному пове­де­нию. В таких слу­чаях нужно раз­ра­бо­тать инди­ви­ду­аль­ную систему поощ­ре­ний. Почему я не реко­мен­дую поощ­рять пре­одо­ле­ние дет­ского гнева? Дело в том, что при этом мы рис­куем невольно спро­во­ци­ро­вать их повто­ре­ние. Ребе­нок знает, что как только, попла­кав, он успо­ко­ится, ему дадут кон­фетку, а зна­чит, поощ­ре­ние воз­можно лишь в край­них слу­чаях и лишь для того, чтобы пре­одо­леть сло­жив­шийся пове­ден­че­ский стереотип.

Перед вечер­ним душем дети должны собрать игрушки, а школь­ники — завер­шить выпол­не­ние домаш­них зада­ний. Рано или поздно насту­пает такой момент, когда ребе­нок заяв­ляет: «Не буду уби­раться, доиг­раю зав­тра!» — или: «Отстаньте от меня со своей мате­ма­ти­кой!» Когда воз­ни­кает реак­ция непри­я­тия какой-то каж­до­днев­ной обя­зан­но­сти, ребенку нужно поз­во­лить «выпу­стить пар». Если эмо­ци­о­наль­ный выброс состо­ялся, а вы не под­да­лись на про­во­ка­цию и не поз­во­лили втя­нуть себя в бес­плод­ные пре­ния, то счи­тайте, что выиг­рали пару очков. Пусть ребе­нок немного поскан­да­лит, зато потом вы смо­жете ему ска­зать: «Всё? Ты закон­чил? А теперь давай-ка зай­мемся делом! Я, кстати, тоже пред­по­чла бы отдохнуть…»

Поста­рай­тесь при этом не впа­дать в излиш­нюю нази­да­тель­ность: «Как ты можешь не инте­ре­со­ваться рус­ским язы­ком? Что же из тебя вырас­тет?» — или: «Хоро­шие девочки все­гда уби­рают за собой игрушки», — вряд ли таким обра­зом вы добье­тесь постав­лен­ной цели. Ско­рее вы лишь зате­ете спор на тему, кто из вас прав, а кто оши­ба­ется, можно или нельзя не хотеть делать что-то.

Суще­ствует вполне опре­де­лен­ный набор дет­ских обя­зан­но­стей, а ребе­нок не хочет выпол­нять их и потому каприз­ни­чает. Начи­на­ется такое про­ти­во­сто­я­ние при­мерно в двух­лет­нем воз­расте и может вскоре сойти на нет, если каж­дый член семьи имеет свои соб­ствен­ные обя­за­тель­ства и не отлы­ни­вает от их исполнения.

Пред­по­ло­жим, вы про­пу­стили эмо­ци­о­наль­ную волну и не стали спо­рить с ребен­ком. Вы лега­ли­зо­вали его есте­ствен­ную реак­цию на при­нуж­де­ние: «Да, дей­стви­тельно, неохота! Но ведь и папе ох, как не хочется ни свет, ни заря отправ­ляться на службу, и мама совсем не в вос­торге оттого, что ей при­хо­дится то и дело отти­рать кухон­ную плиту и гла­дить рубашки, однако взрос­лые всем этим зани­ма­ются!» При этом если вам удастся сохра­нить спо­кой­ствие, ребе­нок полу­чит инфор­ма­цию о том, что его роди­тели делают в том числе и то, чем пред­по­чли бы не зани­маться. Но если то же самое вы выска­зали ему в состо­я­нии раз­дра­же­ния, ребе­нок ско­рее всего вас не услы­шит, усвоив лишь, что его мама — жесто­кая и злая.

Далее сле­дует заклю­чить с ребен­ком союз: суще­ствуют опре­де­лен­ные обя­зан­но­сти — ямы или ухабы, кото­рые в любом слу­чае пред­стоит пре­одо­леть, при этом вы пред­по­чи­та­ете дей­ство­вать сов­местно. Вы пони­ма­ете, что ребенку не хочется зани­маться рути­ной, и готовы ему в этом поспо­соб­ство­вать. Однако ему должно быть с самого начала оче­видно: рабо­тать за него вы не соби­ра­е­тесь и это не под­ле­жит обсуж­де­нию! Если такого пони­ма­ния достиг­нуто не будет, бес­ко­неч­ных скан­да­лов вам не избе­жать, ведь раз ребе­нок знает, что стоит ему перейти на крик и игрушки собе­рет бабушка или няня, сам он, конечно же, зани­маться этим ни в коем слу­чае не ста­нет. Точно так же если школь­нику, полу­чив­шему воз­мож­ность укло­ниться от заня­тий, все-таки удастся полу­чить хоро­шую оценку, пользы от нее не будет ника­кой. Эта обя­зан­ность так и должна остаться его обя­зан­но­стью: если валя­ется на полу не под­ня­тый носок, а под­нять его — обя­зан­ность ребенка, то этот носок никуда не денется, он так и будет валяться до скон­ча­ния века.

Мно­го­дет­ным семьям я реко­мен­дую заве­сти гра­фики дежурств, кон­кретно опре­де­ля­ю­щие, кто и чем именно дол­жен зани­маться в тот или иной день. Вы при­званы помочь ребенку, но отнюдь не пере­кла­ды­вать на себя его работу.

Ино­гда спра­ши­вают: а не проще ли зало­жить в дет­ском созна­нии отри­ца­тель­ный рефлекс: напри­мер, валя­ется на полу фан­тик — получи под­за­тыль­ник, появился вто­рой — не про­гне­вайся, оче­ред­ная затре­щина не заста­вит себя ждать! Но таким обра­зом вы мало чего добье­тесь. Это — нака­за­ние или, сло­вами ака­де­мика Пав­лова, отри­ца­тель­ное под­креп­ле­ние. Куда эффек­тив­нее дей­ствует под­креп­ле­ние поло­жи­тель­ное: за вовремя под­ня­тый фан­тик — кон­фета или мамин поцелуй.

* * *

Еще одна весьма рас­про­стра­нен­ная при­чина гнева ребенка — не выстро­ен­ные долж­ным обра­зом отно­ше­ния с ровес­ни­ками. Это — осо­бая ситу­а­ция, и мы должны пре­дельно вни­ма­тельно отно­ситься к тем при­выч­кам, кото­рые у детей фор­ми­ру­ются. Наи­бо­лее сложно ребенку регу­ли­ро­вать свое пове­де­ние по отно­ше­нию к бра­тьям и сест­рам, если же речь идет о дру­гих детях, то задача зна­чи­тельно упро­ща­ется. Ничего уди­ви­тель­ного в этом нет: в кругу своих дер­жать себя в руках обычно гораздо труд­нее, поскольку дома все мы ходим «без гал­сту­ков». То, как себя ведет ребе­нок с бра­тьями и сест­рами, в зна­чи­тель­ной сте­пени опре­де­ля­ется эмо­ци­о­наль­ным настроем семьи.

Кстати, сыно­вьям сле­дует объ­яс­нять, что девочки — это сво­его рода ино­пла­не­тянки и отно­ситься к ним сле­дует осо­бенно бережно, поскольку они — суще­ства хруп­кие. В каче­стве нагляд­ного при­мера можно при­ве­сти пове­де­ние отца, не поз­во­ля­ю­щего маме носить тяже­лые сумки. Если для вашей семьи харак­терно осо­бое отно­ше­ние к матери, достичь жела­е­мого резуль­тата не соста­вит осо­бого труда. Во время про­смотра кино­филь­мов полезно обра­тить вни­ма­ние сыно­вей на то, как забот­ливо принц подает прин­цессе руку, помо­гая ей пре­одо­леть какое-то препятствие.

Итак, про­изо­шла гнев­ная вспышка. Как и при пожаре, ее нужно сразу же лока­ли­зо­вать, то есть при­ло­жить все уси­лия к тому, чтобы она не пере­ки­ну­лась на всё вокруг. Для этого прежде всего сле­дует опре­де­лить при­чину вспышки и нор­ма­ли­зо­вать соб­ствен­ное состо­я­ние, чтобы не чув­ство­вать себя неуме­лым роди­те­лем, не справ­ля­ю­щимся с ситуацией.

Мы хотим пре­сечь гнев­ли­вое пове­де­ние ребенка, но у нас ничего не выхо­дит, потому что нам не уда­ется загля­нуть в его душу и отклю­чить неже­ла­тель­ные эмо­ции. Момен­тально ути­хо­ми­рить ребенка в любом слу­чае не полу­чится, а несо­глас­ных с этим утвер­жде­нием ждет лишь горь­кое разочарование.

При­веду самые рас­про­стра­нен­ные роди­тель­ские заблуж­де­ния, свя­зан­ные с дет­ской гневливостью:

~ у хоро­ших роди­те­лей дети не плачут;

~ если ребе­нок кри­чит на морозе, то непре­менно забо­леет, а сле­до­ва­тельно, я — пло­хая мать (пло­хой отец);

~ плач рас­ша­ты­вает и без того неста­биль­ную нерв­ную систему ребенка, отчего тот рис­кует пре­вра­титься в нев­ро­тика (так, по край­ней мере, утвер­ждает бабушка);

~ своим шумом мы мешаем окру­жа­ю­щим. Стыдно перед сосе­дями (соци­аль­ная реакция).

Все эти мне­ния род­нит одна осо­бен­ность: они абсо­лютно не под­твер­жда­ются прак­ти­кой и бази­ру­ются лишь на умо­зри­тель­ных пред­став­ле­ниях о том, что суще­ствуют некие иде­аль­ные семьи, без­упреч­ные роди­тели и образ­цо­вые дети. В послед­нее время в обще­стве появился страх перед юве­наль­ной юсти­цией (Справка: Юве­налъ­ная юсти­ция (лат. «juvenalis» — юно­ше­ский и «justitia» — пра­во­су­дие) — пра­во­вая основа системы учре­жде­ний и орга­ни­за­ций, осу­ществ­ля­ю­щих пра­во­су­дие по делам о пре­ступ­ле­ниях, совер­ша­е­мых несо­вер­шен­но­лет­ними, либо направ­лен­ных про­тив них) При­чем в неко­то­рых слу­чаях такие опа­се­ния, к сожа­ле­нию, могут ока­заться небес­поч­вен­ными. Напри­мер, по сосед­ству с моей зна­ко­мой живет мно­го­дет­ная семья. Один из детей серьезно болен, он часто пла­чет, а его чет­веро бра­тьев и сестер под­хва­ты­вают крик. Дру­гой их сосед, не разо­брав­шись в при­чине шума, хотел вызвать полицию.

Мы очень наде­емся на то, что реше­ние о созда­нии юве­наль­ной юсти­ции в Рос­сии будет отме­нено. Как можно вос­пи­ты­вать детей в нашей куль­туре, с нашим тем­пе­ра­мен­том, не ока­зы­вая на них какого-то пси­хо­ло­ги­че­ского воз­дей­ствия, непо­нятно. В этом-то и состоит роди­тель­ская задача, ведь мы выстра­и­ваем эмо­ци­о­наль­ную сущ­ность чело­века, фор­ми­руем его душу! Мы любим детей и пыта­емся дать им всё самое луч­шее, но в неко­то­рых слу­чаях вынуж­дены кор­рек­ти­ро­вать их пове­де­ние. Обой­тись без разум­ных огра­ни­че­ний не полу­чится, потому что дети — далеко не ангелы. Дети с самого ран­него воз­раста чрез­вы­чайно эмо­ци­о­нальны, при­чем со сво­ими силь­ней­шими отри­ца­тель­ными эмо­ци­ями сами они обычно спра­виться не могут. Этому уме­нию должны научить их именно мы, родители.

В мно­го­дет­ных семьях часто слу­ча­ется так: как только запла­чет один ребе­нок, его крик с готов­но­стью под­хва­ты­вает вто­рой, а между тем нару­ши­тель спо­кой­ствия уже уго­мо­нился. В опи­сы­ва­е­мом слу­чае мы стал­ки­ва­емся со сво­его рода пере­да­чей «эста­фет­ной палочки». Вы не заме­чали, напри­мер, что во время ваших ссор с мужем дети ведут себя как-то осо­бенно тихо? Отча­сти это можно объ­яс­нить тем, что они напу­ганы, но в гораздо боль­шей сте­пени их образ­цо­вое пове­де­ние обу­слов­лено появ­ле­нием аль­тер­на­тив­ного гене­ра­тора силь­ных эмоций.

Чтобы лока­ли­зо­вать вспышку дет­ского гнева, надо прежде всего поста­раться не под­клю­читься к ней. Если же вы зара­зи­лись ею, то уже не смо­жете помочь ребенку. Оба вы про­ва­ли­лись в болото, кто же будет вас вытаскивать?

Вспышка гнева — отнюдь не сви­де­тель­ство вашей педа­го­ги­че­ской неудачи, не крах всех надежд и не гроз­ное пре­ду­пре­жде­ние о том, что ваш ребе­нок непре­менно вырас­тет эмо­ци­о­нально ущерб­ным человеком.

Ино­гда маме гово­рят: «Какие у вас оча­ро­ва­тель­ные детки! Их почти не слышно!», — в то время как мама уве­рена, что у нее рас­тут не дети, а насто­я­щие мон­стры, да и сама она ничуть их не лучше.

Уда­ется ли вам заста­вить себя пере­стать думать, что вы — пло­хая мать, что еще немного, и соседи вызо­вут сотруд­ни­ков юве­наль­ной юсти­ции, что пра­во­слав­ные люди обя­заны вос­пи­ты­вать своих детей прин­ци­пи­ально иначе? Такая так­тика в чем-то схожа с игрой в бад­мин­тон. Вам посы­ла­ется мысль: «Вы — несо­сто­я­тель­ные роди­тели, если ока­зы­ва­е­тесь не в силах обуз­дать капризы ребенка!» За вами оста­ется выбор — либо при­нять эту мысль, согла­сив­шись с ней, либо отра­зить ее, раз за разом убеж­дая себя: «Неправда, я — хоро­шая мать и знаю об этом!»

Не устану повто­рять: пока роди­тель, пусть и с тру­дом, но все-таки удер­жи­вает себя в спо­кой­ном состо­я­нии, он спо­со­бен более или менее успешно вли­ять на ситу­а­цию. Если же он раз­ре­шит себе «осла­бить вожжи», если поз­во­лит вклю­читься соб­ствен­ной ответ­ной гнев­ной реак­ции, речь о сколько-нибудь ответ­ствен­ном пове­де­нии идти больше не смо­жет; пове­де­ние будет тут же под­ме­нено неосо­зна­ва­е­мыми и некон­тро­ли­ру­е­мыми реак­ци­ями. В этом состо­я­нии он ребенку не помощник.

Еще одна про­блема, с кото­рой стал­ки­ва­ются мно­гие папы и мамы, — эмо­ци­о­наль­ная рас­пу­щен­ность млад­ших детей. Напри­мер, дочь в тече­ние несколь­ких лет оста­ва­лась «млад­шень­кой», все ее холили и леле­яли, потом семей­ная ситу­а­ция изме­ни­лась, но девочка про­дол­жает наста­и­вать на своей исклю­чи­тель­но­сти. Эта опас­ность дей­стви­тельно под­сте­ре­гает млад­шего ребенка. Вспом­ните: когда он спит, всем осталь­ным чле­нам семьи шуметь не поз­во­ля­ется, но вот млад­ший проснулся, в то время как стар­шие дети заняты уро­ками, и он отнюдь не счи­тает, что не дол­жен мешать им.

Разум­ная кор­рек­ция пове­де­ния млад­ших детей совер­шенно оправ­данна. Она не закре­по­щает лич­ность ребенка, а соци­а­ли­зи­рует ее.

* * *

Теперь пораз­мыш­ляем о гневе, кото­рый наши дети про­яв­ляют по отно­ше­нию к сверст­ни­кам. Как известно, азы меж­че­ло­ве­че­ских отно­ше­ний ребе­нок осва­и­вает в семье. Про­блемы в отно­ше­ниях с ровес­ни­ками, как пра­вило, воз­ни­кают у тех детей, кото­рым дома в эмо­ци­о­наль­ном плане поз­во­ля­ется всё или слиш­ком мно­гое. Обычно роди­тели не сознают, что раз­ре­шают сво­ему отпрыску гораздо больше того, что пошло бы на пользу его душев­ному здоровью.

Для того чтобы дру­жить с дру­гими детьми, ребе­нок дол­жен научиться вос­при­ни­мать иные точки зре­ния и при­слу­ши­ваться к чужим жела­ниям. Учим ли мы этому своих детей? К сожа­ле­нию, эта осно­во­по­ла­га­ю­щая область вос­пи­та­ния часто ока­зы­ва­ется вне сферы роди­тель­ского вни­ма­ния, осо­бенно пока ребе­нок — един­ствен­ный в семье.

Можно вообще не объ­яс­нять ему, что вокруг живут и дру­гие люди, у кото­рых есть свои пред­по­чте­ния, однако этот стиль вос­пи­та­ния пол­но­стью исчер­пы­вает себя, как только в семье появ­ля­ется еще один малыш. Тогда роди­тели начи­нают пони­мать, что при вос­пи­та­нии двоих, а, тем более, несколь­ких детей, такой под­ход к делу попро­сту невоз­мо­жен. Может быть, и хоте­лось бы про­дол­жать в преж­нем духе, да только вот никак не получается…

Если ребе­нок так и оста­нется един­ствен­ным, а пороч­ная прак­тика пота­ка­ния его эго­и­сти­че­ским устрем­ле­ниям про­дол­жится, у него обя­за­тельно воз­ник­нут про­блемы с дру­гими детьми, ведь они не готовы да и не обя­заны бес­ко­нечно под­стра­и­ваться под жела­ния и капризы вашего чада, а он к этому при­вык. Он при­хо­дит на пло­щадку и заяв­ляет: «Я буду царем, а вы все — моими слу­гами» — и крайне удив­ля­ется тому, что дру­гие дети не хотят играть с ним на его усло­виях. В резуль­тате воз­ни­кают оже­сто­чен­ные кон­фликты, воз­можны и про­яв­ле­ния физи­че­ской агрес­сии, кото­рым вам при­дется противостоять.

Однако не забы­вайте: ваша настой­чи­вость может, наобо­рот, спро­во­ци­ро­вать новое руко­при­клад­ство. Ведь обычно для того, чтобы дове­сти что-то до созна­ния ребенка, мы задей­ствуем только его слух. Так посту­пали с нами самими и в семьях, и в дет­ских садах, и в шко­лах, вот и мы авто­ма­ти­че­ски пер­вым делом при­бе­гаем к сло­вес­ным вну­ше­ниям и уве­ще­ва­ниям, зача­стую ими и ограничиваясь.

Но слова — это то, что детьми обычно усва­и­ва­ется хуже всего. Для того чтобы ребе­нок по-насто­я­щему осо­знал, о чем вы ему тол­ку­ете, попро­буйте нари­со­вать чело­вечка (как полу­чится, пусть даже рису­нок будет самым при­ми­тив­ным) и пока­зать на рисунке, что может про­изойти, напри­мер, после удара по голове или животу. Можно лепить фигурки из пла­сти­лина. Изоб­ра­же­ние помо­жет под­клю­чить зре­ние и образ­ное мыш­ле­ние — именно то, что у дошколь­ни­ков раз­вито наи­бо­лее сильно.

Рас­ска­зы­вая ребенку о своих поже­ла­ниях, мы по сути читаем ему книжку без кар­ти­нок, а иллю­стра­ции в этом воз­расте необ­хо­димы для усво­е­ния смысла повест­во­ва­ния. Каж­дый шаг, каж­дое дей­ствие должны быть про­ил­лю­стри­ро­ваны; в этом слу­чае если у ребенка нет ярко выра­жен­ных нев­ро­ло­ги­че­ских или пси­хи­ат­ри­че­ских нару­ше­ний, его пове­де­ние обя­за­тельно изме­нится к луч­шему. Такая стра­те­гия ока­жется гораздо более дей­ствен­ной, чем сколь угодно частые закли­на­ния: «Не смей драться!»

Если мы мно­го­кратно твер­дим детям одно и то же, неиз­бежно всту­пает в дей­ствие фено­мен «зву­ко­вого фона». Также как люди, живу­щие в непо­сред­ствен­ной бли­зо­сти от пере­гру­жен­ного шоссе, пере­стают реа­ги­ро­вать на шум про­ез­жа­ю­щих мимо машин, так же как обычно мы не слы­шим тика­нья настен­ных часов или посто­янно вклю­чен­ного радио, точно так же и дети попро­сту пере­стают нас слышать.

Кроме того, не сле­дует забы­вать о том, что на детей, осо­бенно на детей метео­за­ви­си­мых, нега­тив­ное воз­дей­ствие могут ока­зы­вать сезон­ные и погод­ные фак­торы, осо­бенно если они про­во­ци­руют обостре­ние хро­ни­че­ских забо­ле­ва­ний. Неуди­ви­тельно, что ребе­нок не вос­при­ни­мает ваших уве­ще­ва­ний, если у него болят уши или зало­жен нос. Важно пони­мать, в каком состо­я­нии пре­бы­вает малень­кий чело­век и в каком состо­я­нии нахо­димся мы сами.

Попро­буйте исполь­зо­вать в каче­стве нагляд­ных при­ме­ров ска­зоч­ные сюжеты. Пре­красно подой­дут рус­ские народ­ные сказки (напри­мер, про сест­рицу Але­нушку и братца Ива­нушку, о двух мед­ве­жа­тах, кото­рые никак не могли поде­лить сыр, о лягуш­ках, упав­ших в кринку с моло­ком, «Гуси-лебеди», «Битый неби­того везет») — все эти поучи­тель­ные исто­рии учат детей пра­виль­ному вза­и­мо­дей­ствию. Роди­те­лям реко­мен­дую озна­ко­миться с тремя книж­ками: В. Я. Пропп. «Мор­фо­ло­гия вол­шеб­ной сказки», Джанни Родари. «Грам­ма­тика фан­та­зии» (про­чи­тав эти работы, можно научиться само­сто­я­тельно кон­стру­и­ро­вать струк­туру ска­зок) и Дорис Бретт. «Жила-была девочка, похо­жая на тебя…» — о том, как рас­ска­зы­вать детям исто­рии, осно­ван­ные на опыте родителей.

При­бе­гая к сказ­кам и прит­чам, мы начи­наем гово­рить с ребен­ком на одном языке, задей­ствуя его вооб­ра­же­ние и спо­соб­ность к сопе­ре­жи­ва­нию. Дети вели­ко­лепно запо­ми­нают исто­рии, каса­ю­щи­еся семьи: даже ребе­нок, стал­ки­ва­ю­щийся с труд­но­стями в обу­че­нии, усва­и­вает длин­ню­щие семей­ные саги, рас­ска­зан­ные роди­те­лями. В дей­ствие всту­пает совер­шенно дру­гой тип запо­ми­на­ния, кото­рый можно исполь­зо­вать в раз­ре­ше­нии кон­флик­тов, воз­ни­ка­ю­щих между детьми.

В каче­стве свое­об­раз­ных «посред­ни­ков» вполне могут высту­пать и куклы. Они тоже вклю­чают дет­скую фан­та­зию. Если уста­лая мама, придя с работы, раз­дра­женно бро­сила: «Снова игрушки не убраны!» — это одно, и тут вполне коса может найти на камень. Если же она надела на руку даже не игрушку, а про­стую варежку и эта варежка вдруг ска­зала ребенку: «Гав-гав-гав! Опять кто-то все раз­бро­сал по полу!» — эффект ока­жется совер­шенно иным, ведь сег­мент при­ме­не­ния логики в отно­ше­ниях с малень­кими детьми чрез­вы­чайно ограничен.

Хоро­шие плоды при­но­сит дет­ское сорев­но­ва­ние, но лишь при усло­вии бес­про­иг­рыш­ной лоте­реи: «Ты побе­дил в номи­на­ции „Самый про­вор­ный убор­щик”, а ты — в номи­на­ции „Самый тща­тель­ный уборщик”!»

Важно не забы­вать ста­вить «плю­сики» и себе, и детям и не ску­питься на похвалу. К сожа­ле­нию, наше миро­вос­при­я­тие, как пра­вило, таково, что мы куда чаще заост­ряем свое вни­ма­ние на «мину­сах» и недо­стат­ках. Почти каж­дый роди­тель в любую минуту готов заве­сти длин­ное повест­во­ва­ние о том, сколько про­блем сопут­ствует вос­пи­та­нию ребенка, и почти никто не упо­ми­нает о свя­зан­ных с ним радо­стях. Мы вос­пи­ты­ва­лись в авто­ри­тар­ной школь­ной системе, где все вни­ма­ние сосре­до­та­чи­ва­лось на недо­че­тах, и теперь пере­но­сим это отно­ше­ние уже на соб­ствен­ных детей.

Ста­рай­тесь все­гда под­чер­ки­вать и поощ­рять хотя бы роб­кую, но поло­жи­тель­ную тен­ден­цию: «Ты пере­хо­дишь на тре­тий уро­вень осво­е­ния тех или иных зна­ний, и стре­лочка устрем­ля­ется вверх. Да, это еще не чет­вер­тый и не пятый уро­вень, но тем не менее он, как видишь, неуклонно растет!»

Среди роди­те­лей попу­ля­рен миф о том, что суще­ствует некое вол­шеб­ное сред­ство, после при­ме­не­ния кото­рого ребе­нок ради­кально меня­ется: пере­стает драться и про­во­ци­ро­вать на ссоры брата или сестру. Спо­собы пере­ло­мить ситу­а­цию конечно же есть, вот только рас­счи­ты­вать на их мгно­вен­ное дей­ствие не стоит. Доста­точно и того, что исправ­ляя свои ошибки, вы дви­же­тесь в пра­виль­ном направлении.

Ска­жем, если у ваших малы­шей не поде­лены «зоны оби­та­ния» в дет­ской ком­нате и если у них нет лич­ных игру­шек, они будут кон­флик­то­вать чаще и оже­сто­чен­нее. Это — систем­ная ошибка, и ее можно избе­жать, но дети от этого кон­флик­то­вать все равно не пере­ста­нут. Мы в силах сгла­дить остроту и умень­шить коли­че­ство ссор, но исклю­чить их пол­но­стью не полу­чится, да и не нужно этого делать, потому что в таких кон­флик­тах ребе­нок при­об­ре­тает необ­хо­ди­мые житей­ские навыки.

Дру­гая про­блема — гипер­тро­фи­ро­ван­ное ощу­ще­ние у ребенка соб­ствен­ной зна­чи­мо­сти: напри­мер, вы раз­го­ва­ри­ва­ете с одним из своих детей, но тут под­хо­дит его брат или сестра и, не обра­щая ни малей­шего вни­ма­ния на то, что про­ис­хо­дит, начи­нает сооб­щать о своих про­бле­мах. В этом слу­чае нетер­пе­ли­вых детей сле­дует оста­нав­ли­вать: «Мы заняты. Рас­ска­жешь, когда закон­чим». Так фор­ми­ру­ется один из важ­ных соци­аль­ных навы­ков — готов­ность, отсту­пив в сто­рону, предо­ста­вить дру­гим воз­мож­ность завер­шить нача­тое дело.

Ребенка необ­хо­димо тер­пе­ливо соци­а­ли­зи­ро­вать, а не ограж­дать от любых слож­ных ситу­а­ций, в кото­рых он может ока­заться. Про­яв­ле­ние гнева в песоч­нице — эмо­ци­о­наль­ный отклик на кон­фликт дет­ских жела­ний. Все дело лишь в том, что жела­ния эти должны рас­смат­ри­ваться как рав­но­цен­ные, и тогда кон­фликты ока­жутся раз­ви­ва­ю­щими: «Ты хочешь лопатку — но и твой това­рищ тоже хочет, ты хочешь поиг­рать на ком­пью­тере, но сей­час он нужен для заня­тий тво­ему стар­шему брату, ты меч­та­ешь посмот­реть фильм, но и твоя сестра рас­стро­ится, если про­пу­стит свою люби­мую передачу!»

В дет­ском саду то и дело делят игрушки. Нередко полу­ча­ется так, что один ребе­нок пред­по­чи­тает отби­рать, а дру­гой вынуж­ден усту­пать натиску. Кто именно ока­жется отда­ю­щим, а кто — отби­ра­ю­щим, во мно­гом зави­сит от тем­пе­ра­мента, кото­рый раз­ли­чим уже в полу­го­до­ва­лом воз­расте. Впо­след­ствии на тем­пе­ра­мент нало­жится вос­пи­та­ние. Именно это соче­та­ние и опре­де­лит жиз­нен­ную стра­те­гию вашего сына или дочери.

Склон­ным отда­вать сле­дует при­ви­вать уме­ние в нуж­ный момент реши­тельно ска­зать отби­ра­ю­щему: «На этот раз я не стану тебе усту­пать. Это — мое, и всё тут!» В опре­де­лен­ном смысле такая уста­новка всту­пает в про­ти­во­ре­чие с нашим мен­та­ли­те­том. Ска­жем, в Гер­ма­нии никому и в голову не при­дет застав­лять ребенка, не жела­ю­щего отда­вать свои игрушки, делиться ими, у нас же гораздо чаще при­хо­дится слы­шать: «Уступи, не будь жади­ной!» Такова уж наци­о­наль­ная спе­ци­фика, таковы морально-эти­че­ские уста­новки, кото­рые при­ви­ва­ются нам с мла­дых ног­тей, такова наша куль­тура, бази­ру­ю­ща­яся в дан­ном слу­чае на сло­вах Спа­си­теля: «Отни­ма­ю­щему у тебя верх­нюю одежду не пре­пят­ствуй взять и рубашку. Вся­кому, про­ся­щему у тебя, давай, и от взяв­шего твое не тре­буй назад» (Лк. 6: 29—30). Однако не будем кри­вить душой и честно отве­тим себе на вопрос: а все­гда ли мы сами руко­вод­ству­емся в жизни этой максимой?

При­зы­вать ребенка реа­ли­зо­вать на прак­тике то, что никоим обра­зом не реа­ли­зу­ется в семье, — заня­тие прак­ти­че­ски бес­пер­спек­тив­ное. Соб­ственно, при­зы­вать-то можно к чему угодно, но вот тре­бо­вать нельзя. Готов­ность и жела­ние сле­до­вать хри­сти­ан­ским запо­ве­дям во мно­гом опре­де­ля­ется тем, с чем чело­век стал­ки­вался в дет­стве в роди­тель­ском доме.

Если ребе­нок пока не готов делиться, то при­нуж­дать и пере­ла­мы­вать его не надо. Таким детям сле­дует пред­ло­жить выбор: «Вот этими игруш­ками будешь играть ты, а дру­гие поне­сешь для того, чтобы ими могли поиг­рать твои при­я­тели». Можно ска­зать: «Когда вырас­тешь, ты научишься делиться, а пока этого не про­изо­шло, ты оста­ешься маленьким!»

Нужно пони­мать, что и отда­ю­щий, и отби­ра­ю­щий про­хо­дят опре­де­лен­ную школу постро­е­ния отно­ше­ний и пости­гают их

прин­ципы. Ведь слу­ча­ется и так, что роди­тели пере­стают отпус­кать ребенка играть на дет­скую пло­щадку из-за того, что у него там сразу же всё ото­брали, и желая огра­дить люби­мое чадо от ненуж­ных, по их мне­нию, отри­ца­тель­ных эмоций.

Такое пове­де­ние в корне непра­вильно. Детей сле­дует вовремя научить раз­би­раться со своей соб­ствен­но­стью. До тех пор, пока не осво­ены такие базо­вые поня­тия, как «мое», «твое», «чужое», «дарить» и «меняться», перейти к сле­ду­ю­щему этапу соци­а­ли­за­ции не получится.

Для того чтобы пога­сить нор­ма­тив­ные кон­фликты, «пере­хит­рить» их, потре­бу­ется опре­де­лен­ное время. За вечер или даже за неделю такие задачи не решаются.

Братья и сестры

Обычно дет­ские ссоры вспы­хи­вают из-за мело­чей. Впро­чем, такой вывод можно сде­лать, лишь рас­смат­ри­вая ситу­а­цию с точки зре­ния взрос­лых. У ребенка ведь по сути ничего нет — это у нас есть био­гра­фии и ста­рин­ные дру­зья, доро­гие сердцу книги и памят­ные фото­гра­фии, шкафы с люби­мой одеж­дой и обу­вью… Мы обросли вос­по­ми­на­ни­ями и вещами, а у ребенка — всего лишь люби­мый стек­лян­ный шарик, кото­рый он спря­тал под подуш­кой. Мы зава­лили своих детей доро­го­сто­я­щими раз­ви­ва­ю­щими игруш­ками, но вещей, с кото­рыми они себя по-насто­я­щему ассо­ци­и­руют, у них совсем немного.

В мно­го­дет­ных семьях игрушки дарят под­час всем детям сразу, не опре­де­ляя зара­нее, что кому будет при­над­ле­жать. Ведь жела­ние ребенка завла­деть тем, что «по праву» при­над­ле­жит дру­гому, рас­це­ни­ва­ется взрос­лыми как оче­видно про­во­ка­ци­он­ное пове­де­ние, как дей­ствия, пред­при­ни­ма­е­мые «спе­ци­ально и назло». Роди­тели все­рьез опа­са­ются, что дети, рассо­рив­шись, навсе­гда пере­ста­нут дру­жить, самим же детям ситу­а­ция видится совер­шенно иначе. Для них то, что при­над­ле­жит дру­гому, — пре­крас­ный алень­кий цве­то­чек, нечто необык­но­венно соблаз­ни­тель­ное и при­тя­га­тель­ное. При этом сте­пень яро­сти оби­жен­ного «соб­ствен­ника» напря­мую зави­сит от зна­чи­мо­сти для него пред­мета, на кото­рый, по его мне­нию, посяг­нули. Необ­хо­димо выде­лить вещи совер­шенно неде­ли­мые, например:

~ игрушка, с кото­рой ребе­нок вся­кий раз укла­ды­ва­ется спать;

~ вещи, пода­рен­ные ему на день рож­де­ния, на име­нины, на Новый год или на Рождество;

~ кол­лек­ция.

Все эти пред­меты окра­шены осо­быми эмо­ци­ями, им сопут­ствует осо­бое отно­ше­ние ваших детей.

Прежде всего, роди­те­лям над­ле­жит разо­браться, из-за чего именно про­ис­хо­дит кон­фликт: идет ли речь о чем-то без­условно неде­ли­мом, о пре­сло­ву­том «нераз­мен­ном пятаке», или о вполне обыч­ной, зауряд­ной с точки зре­ния ребенка вещи. Кстати, стоит обра­тить вни­ма­ние, что про­ис­хо­дя­щее с детьми, как пра­вило, — отра­же­ние отно­ше­ний их роди­те­лей. Если жена ни в грош не ста­вит вещи, кото­рые почему-то (зача­стую совер­шенно непо­нятно почему!) осо­бенно дороги мужу, или, наобо­рот, муж поз­во­ляет себе пре­не­бре­жи­тельно судить о люби­мых вещах супруги, детям сложно будет при­вить ува­же­ние к чужой собственности.

Реко­мен­дую выра­бо­тать некий свод нехит­рых, но тем не менее незыб­ле­мых пра­вил. Напри­мер, таких.

1. Все игрушки в доме — общие, но за каж­дым из детей оста­ется без­услов­ное право на лич­ные вещи. Ино­гда стар­ший может рас­ка­приз­ни­чаться: «Это мой мишка, я его никому не отдам!», — хотя он ему давно уже не нужен. Такое пра­вило соблю­дать непро­сто, ведь стар­шие дети пом­нят, как им когда-то всё это пода­рили. Ими овла­де­вает мысль: пока я был один, все шло пре­красно, а потом появился тот, с кем мне при­хо­дится делиться, отда­вая люби­мые вещи!

Про­блема состоит еще и в том, что около 70% дет­ских вещей при­об­ре­та­лись именно для пер­венца! Тогда мла­денцу род­ные и близ­кие нада­рили столько всего, что млад­шему и поку­пать-то вроде бы ничего не нужно. Если вам уда­ется сгла­дить кон­фликт — пре­красно, если же ваш ребе­нок ока­жется не в меру «хозяй­ствен­ным» и при­жи­ми­стым и к своим вещам будет отно­ситься чрез­вы­чайно тре­петно, дайте ему пустой кар­тон­ный короб из-под теле­ви­зора или мик­ро­вол­новки и ска­жите: «Вот тебе коробка! В ней и храни своих мишек и свои машинки, раз не хочешь дать поиг­рать с ними малышу». Вы ста­би­ли­зи­ру­ете обста­новку, про­де­мон­стри­ро­вав, что все эти вещи вообще изы­ма­ются из оборота.

Ну а дальше воз­можны раз­лич­ные вари­анты раз­ви­тия собы­тий. Одним детям ста­но­вится стыдно, и они совер­шенно искренне заяв­ляют: «Всё, это уже не мое, а мне пода­рили новое!» — и легко усту­пают право соб­ствен­но­сти, дру­гим сложно рас­статься даже с той одеж­дой, из кото­рой они давно выросли. На самом деле вопрос состоит в том, ассо­ци­и­рует ли себя ребе­нок с какой-то вещью или нет.

В любом слу­чае такая реак­ция — это не пустые дет­ские «заскоки». Не судите детей с точки зре­ния умуд­рен­ных опы­том взрос­лых! Поста­рай­тесь сде­лать так, чтобы «сокро­вища» по праву при­над­ле­жали их хозя­е­вам: у тебя — свои, а у тебя — свои. Сама по себе соб­ствен­ность не делает ребенка жад­ным, зато ее отсут­ствие порож­дает бес­ко­неч­ные ссоры между бра­тьями и сестрами.

Как пра­вило, кон­фликты такого типа воз­ни­кают, когда млад­ший начи­нает активно пол­зать, ходить или гово­рить, то есть зани­мает новую нишу в семье. При этом стар­ший чув­ствует, что на его про­стран­ство пося­гают, что при­шло время «делить тер­ри­то­рию», и ему сразу же ста­но­вится «жиз­ненно необ­хо­димо» все то, к чему тянется младший.

Это — один из воз­раст­ных кон­флик­тов, в раз­ной форме повто­ря­ю­щихся на каж­дой сту­пени дет­ского раз­ви­тия. Ска­жем, млад­шего соби­рают в пер­вый класс, и тут же закру­чи­ва­ется новый виток про­ти­во­сто­я­ния: прежде школь­ни­ком в семье был лишь стар­ший, а теперь посяг­нули еще на один атри­бут его «непо­вто­ри­мо­сти»…

Кон­фликты такого типа должны со вре­ме­нем сгла­жи­ваться, если же они не зату­хают, зна­чит, ско­рее всего дети делят не вещи, а вашу любовь. А вообще-то нужно исхо­дить из того, что им рано или поздно пред­стоит делить ваше наслед­ство (если, конечно, вам удастся его оста­вить!). Именно сей­час вы фор­ми­ру­ете их дол­го­вре­мен­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния и, сле­до­ва­тельно, должны отне­стись к этому про­цессу со всей ответственностью.

2. Когда кому-то хочется поиг­рать с чужой игруш­кой, ему сле­дует прежде всего попро­сить раз­ре­ше­ния у ее хозя­ина. Если хозяин не раз­ре­шает — зна­чит, быть по сему. По пер­вому тре­бо­ва­нию хозя­ина игрушка должна быть с бла­го­дар­но­стью ему возвращена.

Кстати, поло­же­ние зна­чи­тельно ослож­ня­ется, если в семье рас­тут именно двое детей. Такой вари­ант пред­по­ла­гает наи­боль­шую частоту и накал столк­но­ве­ний. Каж­дому кажется, что брата или сестру роди­тели любят больше, чем его. С появ­ле­нием тре­тьего ребенка кон­фликты, как пра­вило, теряют былую остроту: дети в этом слу­чае фор­ми­руют неко­то­рую команду.

Из-за чего ссо­рятся дети? Как пра­вило, либо из-за того, что им не уда­лось поде­лить что-то, напри­мер, игрушки, сла­до­сти или роди­тель­ское вни­ма­ние, либо когда один ребе­нок мешает играть дру­гому, «ломает» чужую игру. Во всех таких слу­чаях взрос­лые вынуж­денно упо­доб­ля­ются канату, кото­рый каж­дый из детей ста­ра­ется тянуть на себя, или играют роль арбитра и посред­ника при раз­деле имущества.

Есть немало людей, кото­рых про­цесс любого раз­дела сразу выби­вает из колеи. Гово­рили ли вы с детьми о том, насколько нелегко вам при­хо­дится, если вы отно­си­тесь к этому типу? Я назы­ваю такой прием «само­рас­кры­тием роди­те­лей» и счи­таю его мощ­ней­шим педа­го­ги­че­ским сред­ством, пре­красно дей­ству­ю­щим на детей, кото­рые уже при­учены слу­шать. Мы рас­ска­зы­ваем им о массе самых раз­ных вещей, ста­ра­емся впих­нуть в них нево­об­ра­зи­мое коли­че­ство инфор­ма­ции, а вот глав­ное под­час упус­каем из виду. Учи­ты­вайте при этом, что по край­ней мере до трех­лет­него воз­раста объем лек­сики, вос­при­ни­ма­е­мой детьми, крайне огра­ни­чен и, как след­ствие, взрос­лые лиша­ются при­выч­ного инструментария.

В речи ребенка должно при­сут­ство­вать место­име­ние «я», а сам он — вос­при­ни­мать себя в каче­стве активно дей­ству­ю­щего субъ­екта. Ему должно быть доступно пони­ма­ние отно­си­тельно слож­ных грам­ма­ти­че­ских кон­струк­ций, кото­рые вам при­дется упо­треб­лять. В любом слу­чае не нужно пере­гру­жать детей чув­ством вины за ваше состо­я­ние. Про­сто им полезно знать, что именно и почему вам не нравится.

Упо­мяну и о дру­гом весьма суще­ствен­ном моменте: гово­рить с ребен­ком (да и со взрос­лым чело­ве­ком) об одном и том же можно огра­ни­чен­ное коли­че­ство раз, в про­тив­ном слу­чае даже самые важ­ные вещи пере­стают вос­при­ни­маться как по-насто­я­щему зна­чи­мые. Подобно спор­тив­ным сорев­но­ва­ниям в вашем рас­по­ря­же­нии — мак­си­мум три под­хода, но никак не трид­цать три, иначе слова неиз­бежно пре­вра­тятся в «зву­ко­вой фон». После тре­тьей попытки к той же теме можно воз­вра­щаться только по просьбе ребенка. Ино­гда помо­гает люби­мая исто­рия, при вос­по­ми­на­нии о кото­рой он ведет себя лучше («Мама, рас­скажи, как мы с сест­рой дружно жили на даче!..»).

Тем не менее повторы неиз­бежны и даже необ­хо­димы. В отли­чие от взрос­лого, кото­рый с пер­вого раза усвоит: в этом месте лучше не пар­ко­ваться, а то штрафа не мино­вать, — у детей при­чинно-след­ствен­ные связи фор­ми­ру­ются довольно долго. Им дей­стви­тельно тре­бу­ется опре­де­лен­ное время на то, чтобы понять, где можно остав­лять свой вело­си­пед, а где делать этого не стоит.

С какого воз­раста начи­нает про­яв­ляться чув­ство соб­ствен­но­сти? Стар­ший ребе­нок взрос­леет «по кален­дарю», а вот раз­ви­тие млад­ших часто обу­слов­лено тем­пами раз­ви­тия стар­ших. Ска­жем, малыши еще не научи­лись делить соб­ствен­ность, а ваш пер­ве­нец уже готов и силу при­ме­нить, и просьбе «дай» он явно пред­по­чи­тает при­ка­за­ние: «отдай»…

* * *

Пого­во­рим о про­блеме, с кото­рой стал­ки­ва­лись почти все роди­тели, — об агрес­сив­ном пове­де­нии одного ребенка (как пра­вило, стар­шего) по отно­ше­нию к другому.

Можно вычле­нить несколько ситу­а­ций, когда склон­ность уда­рить бра­тика или сест­ричку про­яв­ля­ется чаще всего:

~ ребе­нок устал;

~ вече­ром после школы;

~ если мешают играть.

Учи­ты­вая все эти про­во­ци­ру­ю­щие фак­торы, в ней­траль­ное время можно ска­зать сыну: «Я знаю, что порой тебе нестер­пимо хочется поко­ло­тить Федю. Что ж, в этом жела­нии ничего необыч­ного нет, такое про­ис­хо­дит со мно­гими детьми…» Речь идет о так назы­ва­е­мой тех­нике нор­ма­ли­за­ции: мы при­знаем нали­чие про­блемы не для того, чтобы уза­ко­нить ее раз­ре­ше­ние сило­выми мето­дами, а для того, чтобы у ребенка воз­никло осо­зна­ние ситуации.

Дет­ская пси­хика фор­ми­ру­ется извне. В пси­хо­ло­гии раз­ви­тия суще­ствует тер­мин «инте­ри­о­ри­за­ция», озна­ча­ю­щий в том числе и усво­е­ние опре­де­лен­ных навы­ков. (Справка: Инте­ри­о­ри­за­ция (от лат. «interior» — внут­рен­ний) — пере­ход извне внутрь; пси­хо­ло­ги­че­ское поня­тие, озна­ча­ю­щее фор­ми­ро­ва­ние умствен­ных дей­ствий и внут­рен­него плана созна­ния через усво­е­ние внеш­них дей­ствий с пред­ме­тами и соци­аль­ных форм обще­ния.) Осо­зна­ние детьми соб­ствен­ной моти­ва­ции тоже про­ис­хо­дит исклю­чи­тельно под внеш­ним воз­дей­ствием, как бы это ни выгля­дело стран­ным для взрос­лых. Этим дошколь­ники и школь­ники млад­ших клас­сов отли­ча­ются от под­рост­ков, кото­рые вслед­ствие каких-то внут­рен­них оза­ре­ний могут порой ощу­тить и понять даже больше, чем спо­собны сфор­му­ли­ро­вать роди­тели. А малень­кий ребе­нок осо­знает свои мысли и дей­ствия ровно в той мере, в какой мы обо­га­тили его сло­варь сред­ствами для этого осо­зна­ния. Поэтому, очер­чи­вая ситу­а­цию, мы помо­гаем ему осо­зна­вать ее.

Однако за при­зна­нием про­блемы тут же сле­дует опре­де­ля­ю­щее «но», кото­рое со вре­ме­нем при­звано стать надеж­ной пре­гра­дой между жела­нием ребенка добиться сво­его силой и осно­во­по­ла­га­ю­щими мораль­ными, куль­тур­ными и соци­аль­ными нор­мами. Да, пери­о­ди­че­ски воз­ни­кает труд­но­пре­одо­ли­мое и часто немо­ти­ви­ро­ван­ное жела­ние нару­шить нрав­ствен­ное табу. В дан­ном слу­чае не столь важно, о чем именно идет речь: об ударе, об укусе испод­тишка или о тычке походя. Если мамы рядом нет, то зало­жен­ные нор­ма­тивы порой не сра­ба­ты­вают и один ребе­нок оби­жает дру­гого. Роди­тели явля­ются для детей пер­вич­ными носи­те­лями тех огра­ни­че­ний, кото­рые впо­след­ствии должны усво­иться. Ребе­нок в яро­сти зама­хи­ва­ется на брата или сестру, вспо­ми­нает о запрете и оста­нав­ли­ва­ется на секунду раньше, чем был бы нане­сен удар. Видно, что какая-то мысль все же при­шла ему в голову. Разу­ме­ется, внеш­ний запрет пре­вра­тится во внут­рен­ний не с пер­вого, не со вто­рого и даже не с деся­того раза, и к этому роди­те­лям тоже сле­дует быть готовыми.

Девочки стал­ки­ва­ются с про­бле­мой дру­гого рода: они про­сто не знают, что им делать, когда агрес­сия направ­лена про­тив них. Конечно, воз­можны и исклю­че­ния, но они лишь под­твер­ждают спра­вед­ли­вость общего пра­вила. Насколько ост­рым и бес­ком­про­мисс­ным ока­жется про­ти­во­дей­ствие брата и сестры, зави­сит от уровня тесто­сте­рона или его пред­вест­ни­ков в крови у маль­чи­ков и оттого, насколько активно про­яв­ляет себя девочка: ино­гда именно ее пози­ция ста­но­вится доми­нант­ной, вслед­ствие чего про­яв­ле­ния агрес­сии уча­ща­ются уже с ее стороны.

Здесь стоит вспом­нить о «лест­нице агрес­сии», о кото­рой мы уже гово­рили. При­ме­ни­тельно к дет­ским вза­и­мо­от­но­ше­ниям на верх­ней ее сту­пеньке рас­по­ла­га­ются дей­ствия, харак­те­ри­зу­ю­щи­еся наме­рен­ной жесто­ко­стью, свя­зан­ной с осо­зна­нием неиз­беж­ных послед­ствий совер­ша­е­мого поступка. Сту­пень­кой ниже сле­дуют про­сто удары, щипки и укусы как резуль­тат спон­тан­ной яро­сти. Еще ниже — демон­стра­тив­ное пося­га­тель­ство на чужую соб­ствен­ность и про­стран­ство, а также ябед­ни­че­ство и доносы, затем — вер­баль­ная агрес­сия (руга­тель­ства и драз­нилки) и нако­нец про­во­ка­ци­он­ное пове­де­ние, в том числе подзуживание.

Любое из пере­чис­лен­ных нега­тив­ных дей­ствий неиз­бежно вызы­вает у ребенка, так же как и у взрос­лого, ответ­ную агрес­сию. В этом смысле дети отли­ча­ются лишь тем, что их, как пра­вило, не сдер­жи­вают какие-либо рели­ги­оз­ные или куль­тур­ные огра­ни­че­ния. Их эмо­ции про­яв­ля­ются «в чистом виде».

При этом дет­ский отклик на про­яв­ле­ние агрес­сии может фор­ми­ро­ваться по одному из трех сценариев.

Столк­нув­шись с откро­вен­ной неспра­вед­ли­во­стью, ребе­нок пере­хо­дит в оже­сто­чен­ное контрнаступление.

Малыш под­ни­мает нево­об­ра­зи­мый ор; раз­да­ется «крик Тар­зана», при­зван­ный нане­сти про­тив­нику энер­ге­ти­че­ский удар. Если про­тив­ник тоже ока­зы­ва­ется голо­си­стым, начи­на­ется насто­я­щее ита­льян­ское кино. (Здесь уже речь идет об актив­ной обо­роне, но в обоих опи­сан­ных слу­чаях мы наблю­даем реак­цию экс­тра­вер­тив­ного типа, направ­лен­ную вовне.)

Ребе­нок откро­венно пасует и внут­ренне сжи­ма­ется, уходя в пас­сив­ную «глухую» обо­рону. (Налицо — реак­ция интро­вер­тив­ного типа.)

Какой из этих вари­ан­тов сле­дует при­знать менее раз­ру­ши­тель­ным? Неко­то­рые роди­тели положа руку на сердце пред­по­чли бы, чтобы их отпрыск вме­сто того, чтобы дать сдачи или скан­да­лить, тихо отпра­вился сопеть в углу. Но для самого ребенка такой выход отнюдь не пред­став­ля­ется опти­маль­ным. Более того, выра­бо­тав­ша­яся вынуж­ден­ная при­вычка таить в себе то, от чего сле­до­вало бы осво­бо­диться как от непри­год­ного и зло­ка­че­ствен­ного бал­ла­ста, гро­зит нерв­ным пере­на­пря­же­нием, повы­шен­ной тре­вож­но­стью, ноч­ными стра­хами и даже воз­ник­но­ве­нием и раз­ви­тием сома­ти­че­ских забо­ле­ва­ний. (Справка: Сома­ти­че­ское забо­ле­ва­ние (от др.-греч. «сома» — «тело») — телес­ная болезнь в про­ти­во­по­лож­ность недугу психическому.)

В любом слу­чае роди­те­лям сле­дует пом­нить: им еже­часно при­хо­дится иметь дело с малень­кими людьми, пока еще не отя­го­щен­ными мно­го­чис­лен­ными соци­о­куль­тур­ными нор­мами, в душах кото­рых место само­огра­ни­че­ния и морально-эти­че­ских запре­тов занято мас­сой ярчай­ших и разно-окра­шен­ных эмо­ций; а сле­до­ва­тельно, избе­жать повсе­днев­ного столк­но­ве­ния с пре­сло­ву­той «лест­ни­цей агрес­сии» не удастся. Глав­ное при этом — самим не зара­зиться негативом.

Обычно дет­ские ссоры вспы­хи­вают из-за мело­чей. Впро­чем, такой вывод можно сде­лать, лишь рас­смат­ри­вая ситу­а­цию с точки зре­ния взрослых.

«Эмоциональное заражение» и «эмоциональное переучивание»

В пси­хо­ло­гии суще­ствуют поня­тия «эмо­ци­о­наль­ное зара­же­ние» и «эмо­ци­о­наль­ное пере­учи­ва­ние». Это то, что обычно про­ис­хо­дит с малень­кими детьми: четы­рех- или пяти­лет­ний ребе­нок как губка впи­ты­вает эмо­ции, доми­ни­ру­ю­щие в дан­ный момент. Напри­мер, запла­кал один малыш, и его рев тут же под­хва­тил дру­гой, хотя до того рыдать ему совер­шенно не хоте­лось. Люди, уде­ля­ю­щие зна­чи­тель­ную часть сво­его вре­мени малень­ким детям, точно так же под­вер­жены зара­же­нию эмо­ци­ями: к вечеру мно­гие мамы пере­воз­буж­дены, потому что целый день про­вели с ребен­ком, пышу­щим самыми раз­но­об­раз­ными чувствами.

Ост­рые инфек­ции обычно пере­да­ются воз­душно-капель­ным путем. В слу­чае эмо­ци­о­наль­ного зара­же­ния мы имеем дело с чем-то схо­жим: если кто-то гене­ри­рует резко выра­жен­ные отри­ца­тель­ные эмо­ции (воз­можно, и поло­жи­тель­ные, никого не трав­ми­ру­ю­щие), то высока веро­ят­ность того, что окру­жа­ю­щие заря­дятся ими. К рас­ка­приз­ни­чав­ше­муся ребенку, дей­стви­тельно, ско­рее всего, при­со­еди­нится вто­рой. Они будут кри­чать друг на друга, посте­пенно затя­ги­вая в этот эмо­ци­о­наль­ный водо­во­рот и маму. Когда успо­ка­и­вать семей­ство при­хо­дит отец, в ту же воронку попа­дает и он, а в довер­ше­ние всего начи­нает лаять испу­ган­ная собака.

Учи­тесь пере­клю­чать свое эмо­ци­о­наль­ное состо­я­ние. Куда эффек­тив­нее под­ка­ра­у­лить, пред­ва­рить вспышку гнева еще до ее наступ­ле­ния, лока­ли­зо­вав ее в заро­дыше. Все­гда суще­ствует крат­ко­сроч­ный латент­ный, то есть внешне не про­яв­ля­ю­щийся период, пред­ше­ству­ю­щий срыву, им-то и сле­дует вос­поль­зо­ваться. Часто роди­те­лям не уда­ется этого сде­лать, и про­ис­хо­дит это именно потому, что их жизнь про­те­кает в излишне высо­ком темпе и они чув­ствуют себя «загнан­ными».

Впро­чем, вспышка — это всего лишь пове­де­ние, пусть и крайне неудач­ное, а вовсе не сви­де­тель­ство вашей педа­го­ги­че­ской несо­сто­я­тель­но­сти. Это — не крах всей жизни и не пред­ве­стие того, что ваши дети вырас­тут невротиками.

Под­ростки — источ­ники спе­ци­фи­че­ской эмо­ци­о­наль­ной инфек­ции: мы легко под­да­емся на их про­во­ка­ции и начи­наем зани­маться с ними пере­тя­ги­ва­нием каната, вме­сто того чтобы сохра­нять спо­кой­ствие духа и ясность ума.

Для супру­же­ских отно­ше­ний ско­рее харак­терно эмо­ци­о­наль­ное пере­учи­ва­ние. Более урав­но­ве­шен­ный и мир­ный супруг может со вре­ме­нем научить сво­его парт­нера прак­тике обре­те­ния спо­кой­ствия. Бывают люди, кото­рые в пер­вые годы брака вообще не кри­чат и не раз­дра­жа­ются, поскольку были обу­чены этому еще в роди­тель­ском доме. Впро­чем, со вре­ме­нем и они могут начать взры­ваться и раз­дра­жаться по пустя­кам, и это — весьма тре­вож­ный сигнал.

Полезно пони­мать, с кем именно вы живете под одной кры­шей. Есть люди, ску­пые на про­яв­ле­ние соб­ствен­ных эмо­ций и по край­ней мере с виду мало вос­при­им­чи­вые к эмо­циям чужим. Было бы серьез­ной ошиб­кой счи­тать их тол­сто­ко­жими, напро­тив, зача­стую они отли­ча­ются повы­шен­ной чув­стви­тель­но­стью и именно вслед­ствие этого стре­мятся к мак­си­маль­ному дистан­ци­ро­ва­нию. Таким людям, прежде чем отклик­нуться на ту или иную эмо­ци­о­наль­ную ситу­а­цию, нужно как сле­дует осмыс­лить ее. Нередко они ста­но­вятся про­грам­ми­стами, ком­по­зи­то­рами или художниками.

В пси­хи­ат­рии суще­ствует тер­мин — «шизо­ид­ный тип», однако из этого вовсе не сле­дует, что обла­да­тель этого типа пси­хики — шизо­фре­ник. Про­сто его эмо­ции настолько сильны, что он вынуж­ден тща­тельно отго­ра­жи­ваться от них. Такие люди зача­стую всту­пают в браки с актив­ными холе­ри­ками, чтобы ском­пен­си­ро­вать эту черту сво­его характера.

Для нашей страны давно харак­терна про­блема избы­точ­ного, ничем не огра­ни­чен­ного про­яв­ле­ния нега­тив­ных эмо­ций. После рево­лю­ции был без­жа­лостно уни­что­жен и без того очень тон­кий слой интел­ли­ген­ции и нравы ради­кально упро­сти­лись: эмо­ци­о­наль­ная рас­пу­щен­ность про­никла с улиц в семьи. Часто люди, вырос­шие в домах, где-то и дело летали пух и перья, ста­ра­ются пре­вра­тить свои семьи в оплот мира и тишины. Этому пра­вилу они могут сле­до­вать сколь угодно долго, но при пер­вом же срыве им сле­дует немед­ленно насторожиться.

Ост­рые инфек­ции обычно пере­да­ются воз­душно-капель­ным путем. В слу­чае эмо­ци­о­наль­ного зара­же­ния мы имеем дело с чем-то схожим.

Специфика детской раздражительности

Если вы зна­ете, из-за чего воз­ни­кает гнев у вашего ребенка, зна­чит, вы можете хотя бы ино­гда про­гно­зи­ро­вать его вспышки и, сле­до­ва­тельно, у вас появ­ля­ется время, чтобы обду­мать план своих дей­ствий. В этом слу­чае шансы на то, что дет­ская раз­дра­жи­тель­ность не пере­ки­нется на взрос­лых чле­нов семьи, зна­чи­тельно повы­ша­ются. При­чины могут быть самыми раз­ными, при­чем зача­стую — крайне незна­чи­тель­ными. Ска­жем, ребе­нок сер­дится, потому что пере­вер­нул чашку с соком, а может быть, у него все­гда сквер­ное настро­е­ние по утрам.

Суще­ствуют фак­торы, кото­рые попро­сту невоз­можно исклю­чить в силу воз­раст­ного раз­ви­тия ребенка. С ними при­дется сми­риться, уте­шая себя тем, что со вре­ме­нем они исчез­нут сами собой, по есте­ствен­ным при­чи­нам. Если, ска­жем, пяти­лет­ний ребе­нок каприз­ни­чает из-за того, что не может собрать модель из дета­лей «Lego», нужно пони­мать, что он не будет всю жизнь рас­стра­и­ваться из-за этого. Такое пони­ма­ние зна­чи­тельно облег­чает роди­тель­скую жизнь.

Поводы для дет­ского раз­дра­же­ния, повто­ря­ю­щи­еся из раза в раз, изо дня в день, из недели в неделю, назы­ва­ются нор­ма­тив­ными кон­флик­тами. Они воз­ни­кают в схо­жих ситу­а­циях или в опре­де­лен­ное время дня и сопро­вож­да­ются бур­ным выплес­ком отри­ца­тель­ных эмо­ций. Нор­ма­тив­ные кон­фликты обычно разыг­ры­ва­ются в «зоне бли­жай­шего раз­ви­тия» — так назы­ва­ется то, чему ребе­нок учится и вот-вот научится с помо­щью взрос­лых. Кон­фликты, вызван­ные недо­ста­точ­ным уме­нием, воз­ни­кают у детей и во время кри­зиса трех­лет­него воз­раста, и в шесть-семь лет, и в отро­че­ском пери­оде, то есть именно тогда, когда они осва­и­вают много новых навыков.

Это — осо­бая ситу­а­ция, когда ребенка сле­дует вся­че­ски под­дер­жи­вать, потому что он занят бла­гим делом: он пыта­ется создать что-то сво­ими руками, пусть даже и не совсем пра­вильно. Вас в этот момент он слы­шать не готов: он учится и поэтому нерв­ни­чает. Сле­дует дождаться, пока дети сами попро­сят вас о помощи, но ни в коем слу­чае не навя­зы­вать ее. У ребенка даже самый невин­ный вопрос может спро­во­ци­ро­вать вспышку гнева. Впро­чем, можно спро­сить у него: «Могу ли я пого­во­рить с тобой об этом?»

Такая поста­новка вопроса осо­бенно пло­до­творна для отно­ше­ний с под­рост­ками. Она предо­хра­няет их от раз­ру­ши­тель­ных эмо­ци­о­наль­ных реак­ций. Повто­ряю, глав­ное — не пред­ла­гать помощь ребенку, если он по какой-либо при­чине не хочет ее при­ни­мать и упрямо твер­дит: «Я сам!»

Если вы чув­ству­ете себя не в силах сто­ять рядом и без­участно наблю­дать за раз­ви­тием собы­тий, лучше отой­дите. Помните золо­тое пра­вило: столк­нув­шись со слож­ным эмо­ци­о­наль­ным состо­я­нием ребенка, под­ростка или даже взрос­лого, нужно при­ло­жить всё ста­ра­ние, чтобы не втя­нуться в эту воронку гнева.

Хороши любые спо­собы, помо­га­ю­щие вам удер­жи­ваться в адек­ват­ном, взве­шен­ном состоянии.

Ино­гда в пред­под­рост­ко­вом воз­расте ребе­нок может с утра рас­ка­приз­ни­чаться: «Подай мне носочки, подай мне шта­нишки…» Такую ситу­а­цию можно обыг­рать, пред­ло­жив ему, напри­мер: «Ты хочешь побыть малень­ким? Что ж, сего­дня у меня есть время на это. Но вся­кий раз мы так вести себя не будем».

Итак, ваш ребе­нок чему-то упорно учится. Можно отойти от греха подальше, а можно и пона­блю­дать за про­цес­сом обу­че­ния. Пре­красно, если вы най­дете в себе силы на похвалу: «Ты такой моло­дец, что пыта­ешься сде­лать все само­сто­я­тельно!» — хотя про­из­не­сти это бывает порой нелегко. Есть вол­шеб­ная фор­му­ли­ровка: «Вскоре ты научишься этому, а учиться все­гда сложно», — но она рабо­тает лишь при усло­вии, что ребе­нок вас слышит.

Когда гнев сопут­ствует пре­одо­ле­нию неуме­ния, не надо пытаться его выклю­чать во что бы то ни стало. Вспом­ните, как мла­денцы начи­нают пол­зать: сна­чала ребе­нок про­сто лежит на живо­тике и рычит от того, что хочет быст­рее про­дви­нуться впе­ред, а у него это никак не полу­ча­ется. Никто из род­ных при этом не сер­дится, пре­красно пони­мая, что плач в дан­ном слу­чае лишь при­дает юному путе­ше­ствен­нику допол­ни­тель­ные силы.

Однако часто роди­тели пыта­ются отклю­чить раз­дра­жа­ю­щий их шум, пода­вить нега­тив­ную дет­скую реак­цию. В этом слу­чае вполне воз­можно воз­ник­но­ве­ние вто­рич­ного кон­фликта. Напри­мер, ребе­нок хочет научиться наде­вать кол­готки или само­сто­я­тельно спус­каться по лест­нице, но заду­ман­ное никак не полу­ча­ется. Мол­ния на куртке не слу­ша­ется, и ребе­нок него­дует. Тут под­клю­ча­ется мама: «Пере­стань кри­чать!», — и ребе­нок начи­нает гне­ваться уже не на мол­нию, а на маму, это она пло­хая, это она его не пони­мает! Так один кон­фликт накла­ды­ва­ется на дру­гой, чего сле­дует вся­че­ски избегать.

Обычно роди­тель знает, из-за чего каприз­ни­чает его сын или дочь, в то время как самому ребенку это неве­домо. В таком слу­чае вы гово­рите: «Ты рас­стро­ился из-за того, что никак не можешь спра­виться с этой про­тив­ной мол­нией!» Вы, как спор­тив­ный ком­мен­та­тор, про­сто рас­ска­зы­ва­ете о сло­жив­шемся поло­же­нии, не рас­счи­ты­вая на то, что ребенку оче­видна при­чинно-след­ствен­ная связь явле­ний. После ваших неод­но­крат­ных объ­яс­не­ний такая логи­че­ская цепочка в его созна­нии непре­менно возникнет.

Обычно интер­пре­та­ция пове­де­ния вызы­вает вре­мен­ное уси­ле­ние плача — пона­чалу ста­но­вится не лучше, а хуже. Пугаться этого не стоит: выплес­нув эмо­ции и накри­чав­шись, ребе­нок ско­рее успокоится.

Мы с вами гово­рили о ситу­а­циях, воз­ни­ка­ю­щих днем, однако слу­ча­ются и «ноч­ные вспышки». Малыш проснулся, открыл глазки, и сразу начи­на­ется хны­ка­нье, пере­рас­та­ю­щее в крик, и ребе­нок долго не может успо­ко­иться. Речь идет о физио­ло­ги­че­ском выпа­де­нии одной из фаз сна. Ребе­нок кри­чит потому, что не может по-насто­я­щему проснуться, но это — не гнев. В этом слу­чае помо­гут пре­па­раты, умень­ша­ю­щие глу­бину сна, кото­рые дол­жен назна­чить врач.

Помните золо­тое пра­вило: столк­нув­шись со слож­ным эмо­ци­о­наль­ным состо­я­нием ребенка, под­ростка или даже взрос­лого, нужно при­ло­жить все ста­ра­ние, чтобы не втя­нуться в эту воронку гнева.

Уловки гнева и методика его преодоления

Когда чело­век начи­нает наблю­дать за сво­ими нега­тив­ными состо­я­ни­ями, они на время дела­ются не столь замет­ными. Пого­во­рим о трю­ках и улов­ках гнева.

Порой он нака­ты­вает вол­ной и сме­тает всё на своем пути, однако не все­гда поль­зу­ется лобо­вой так­ти­кой. Он может исполь­зо­вать раз­лич­ные уловки, чтобы подо­браться к нам поближе, чтобы пре­вра­титься в наше при­выч­ное, каж­до­днев­ное состо­я­ние. Зна­ете ли вы, как он под­кра­ды­ва­ется, раз­во­ра­чи­ва­ется и захва­ты­вает нас в плен?

Со мной часто слу­ча­ется так, что, соби­ра­ясь отдох­нуть после завер­ше­ния каких-то важ­ных дел, я раз за разом оття­ги­ваю наступ­ле­ние этой бла­жен­ной минуты, уго­ва­ри­вая себя: «Сей­час еще что-то быст­ренько доде­лаю и вот тогда уже начну бла­жен­ство­вать!» Так мои силы посте­пенно исся­кают, в то время как раз­дра­жи­тель­ность растет.

Уловки гнева отли­ча­ются раз­но­об­ра­зием. Он может ими­ти­ро­вать жалость, вну­шая нам испод­воль: «Смотри, тебя все исполь­зуют! Никто не хочет под­дер­жать тебя, раз­де­лив с тобой работу или ответственность!»

Перед нами — один из его корон­ных трю­ков. Дру­гой улов­кой ста­но­вится тоталь­ное обес­це­ни­ва­ние наших или чьих-либо дости­же­ний, непре­стан­ное сето­ва­ние на то, что всё нами сде­лан­ное, всё, чего нам уда­лось достичь в жизни, — явно недо­ста­точно. Гнев любит нас обма­ны­вать, под­хле­сты­вая завы­шен­ные ожидания.

Что делать со вспыш­ками раз­дра­же­ния, во вла­сти кото­рых мы уже ока­за­лись? Гото­вых рецеп­тов, под­хо­дя­щих абсо­лютно для всех, я в дан­ном слу­чае не пред­ла­гаю, потому что они плохо под­хо­дят к реаль­ной жизни и не все­гда соот­вет­ствуют кон­крет­ной ситу­а­ции. Однако в любом слу­чае хочу пре­ду­пре­дить: гнев раз­об­щает людей, его про­яв­ле­ния никого и нико­гда не делали ближе. Осо­бенно это отно­сится к дет­ско-роди­тель­ским отно­ше­ниям. Гнев рас­пы­ляет наши эмо­ци­о­наль­ные силы, а не кон­цен­три­рует их.

Рас­скажу и еще об одной из его малень­ких хит­ро­стей. Гнев любит объ­яв­лять себя вынуж­ден­ным и пра­вед­ным, упорно вну­шая нам, что лишь с его помо­щью мы смо­жем испра­вить поло­же­ние дел, лишь при его уча­стии нас нако­нец пой­мут и нач­нут с нами по-насто­я­щему счи­таться. Он лукаво твер­дит: «Ты должна всё выска­зать ему без при­крас и прямо в лицо, иначе твоя семья рух­нет!» Помните, однако: гнев — это не демон­стра­ция силы, а при­зна­ние в слабости.

Боль­шин­ство взрос­лых и даже детей, охва­чен­ных гне­вом, в глу­бине души сознают его пагуб­ность, но взрыв про­ис­хо­дит за долю секунды, при­чем почти неза­метно. Кроме того, нужно понять, что пока мы согла­ша­емся идти у него на поводу, пока обма­ны­ва­емся его посу­лами, любые иные спо­собы воз­дей­ствия на окру­жа­ю­щих сра­ба­ты­вать не будут. Во время мас­си­ро­ван­ного при­ема силь­ней­ших пре­па­ра­тов при­бе­гать к гомео­па­тии бессмысленно.

Ко мне на кон­суль­та­ции часто при­хо­дят люди, прак­ти­ку­ю­щие физи­че­ское нака­за­ние детей. Внут­ренне они с этим «мето­дом» не согласны, он им кате­го­ри­че­ски не нра­вится, но ничто дру­гое, кроме шлеп­ков, пере­ло­мить ситу­а­цию, по их мне­нию, не в состо­я­нии. Однако поло­же­ние вполне можно изме­нить, если пере­стать рас­пус­кать руки, при­чем добиться этого вовсе не сложно. Куда труд­нее исклю­чить из своей педа­го­ги­че­ской прак­тики любые про­яв­ле­ния гневливости.

Вни­ма­тельно пона­блю­дав за собой в тече­ние двух-трех недель и фик­си­руя свои выводы в днев­нике, чело­век при­об­ре­тет навык без­оши­бочно вычле­нять тот самый раз­дра­жи­тель, кото­рый непре­менно вызо­вет силь­ней­шую ответ­ную реак­цию. Нужно зара­нее гото­виться к посе­ще­нию незва­ного гостя и на вся­кий слу­чай соломки под­сте­лить, чтобы не ока­заться застиг­ну­тым врасплох.

Если гнев лишить эффекта вне­зап­но­сти, он сде­ла­ется гораздо более управ­ля­е­мым. Пере­стать слы­шать тек­сты, вну­ша­е­мые нам гне­вом, про­бле­ма­тично, зато научиться фик­си­ро­вать пер­вые звонки, сви­де­тель­ству­ю­щие о его при­бли­же­нии, под силу всем и каждому.

Если вы рас­сер­ди­лись, если гнев при­шел и по-хозяй­ски рас­по­ло­жился в вашей душе, попро­буйте ска­зать вслух: «Я в гневе, в яро­сти, в бешен­стве, не в себе, не в своем уме…»

Начи­ная с четы­рех лет, ребе­нок учится пра­вильно реа­ги­ро­вать на ваше раз­дра­же­ние. В спо­кой­ное, ней­траль­ное время вам стоит дого­во­риться с ним о плане сов­мест­ных дей­ствий, к кото­рым сле­дует при­сту­пать сразу после того, как вы про­из­не­сете клю­че­вые, сакра­мен­таль­ные фразы: «Я готова взо­рваться. Я пре­вра­ща­юсь в бабу Ягу!» Можно ска­зать: «Сынок, как только я устану и закричу, ты тут же вый­дешь из ком­наты, поста­ра­ешься не шуметь, но можешь при­не­сти мне яблочко и ска­зать: „Мама, пожа­луй­ста, не сердись!”»

Но прежде чем начать дого­ва­ри­ваться с ребен­ком, сле­дует дого­во­риться с супру­гом и прийти в согла­сие с самой собой. Важно, чтобы при при­бли­же­нии гнева этот план был реа­ли­зо­ван уси­ли­ями всей семьи. Если ваши эмо­ции вый­дут из-под кон­троля, вам в этот момент ока­жут под­держку близ­кие люди.

Дети с боль­шой готов­но­стью и охо­той заклю­чают и выпол­няют подоб­ные дого­воры. Если согла­ше­ние начи­нает рабо­тать, ребе­нок дей­стви­тельно ста­ра­ется вести себя в соот­вет­ствии с про­пи­сан­ными в нем усло­ви­ями. Даже малыш может помочь взрос­лым родителям.

Когда папы и мамы начи­нают сер­диться, пове­де­ние ребенка тоже ста­но­вится ирра­ци­о­наль­ным и непред­ска­зу­е­мым — так про­яв­ля­ются его рас­те­рян­ность и испуг. Он может войти в сту­пор, коса может найти на камень. Роди­те­лям, как и всем людям, свой­ственно оши­баться, хотя в дан­ном слу­чае речь идет не о разо­вой ошибке, а о систе­ма­ти­че­ских сбоях.

Что еще мы можем ска­зать ребенку, чтобы стать ближе к нему? Попро­буйте объ­яс­нить детям, что далеко не все испы­ты­ва­е­мые вами состо­я­ния достав­ляют вам радость. Это может зву­чать при­мерно так: «Я сер­жусь, хотя и не хочу сер­диться. Сер­жусь, хотя и ста­ра­юсь не делать этого». Откры­тость нисколько не уро­нит ваш авторитет.

Дети до семи лет лишь инту­и­тивно пони­мают состо­я­ния дру­гих людей, поскольку отли­ча­ются эго­цен­триз­мом и кон­цен­три­ру­ются только на себе и соб­ствен­ных чув­ствах. Им пока еще слиш­ком сложно мыс­ленно влезть в чужую шкуру. Впо­след­ствии, уже отпра­вив­шись в школу, они лучше про­чув­ствуют оттенки душев­ного состо­я­ния родителей.

О чело­ве­че­ских эмо­циях детям сле­дует рас­ска­зы­вать как о при­род­ных явле­ниях: «Вес­ной рас­пус­ка­ются почки, а осе­нью опа­дают листья. Так уж устроен наш мир. Вот и взрос­лые сер­дятся, даже когда не желают этого…»

Если ребе­нок не пони­мает ваших эмо­ций, поста­рай­тесь доход­чиво объ­яс­нить ему их, но ни в коем слу­чае не при­сту­пайте к этому до тех пор, пока окон­ча­тельно не успо­ко­и­тесь, иначе ваши объ­яс­не­ния оста­нутся не услышанными.

Непре­менно учи­ты­вайте раз­ницу в опыте взрос­лых и детей. Напри­мер, объ­яс­няя свое пло­хое настро­е­ние уста­ло­стью, вы должны отда­вать себе отчет в том, что пред­став­ле­ния ребенка об этом состо­я­нии ско­рее всего не соот­вет­ствует вашим. Все дело — в отсут­ствии лич­ного опыта. Точно так же если у чело­века нико­гда не болели зубы, объ­яс­нить ему спе­ци­фику этой боли ока­жется делом непро­стым. Вспом­ните, как вы сами вос­при­ни­мали в дет­стве роди­тель­скую уста­лость и что чув­ство­вали при этом.

Вы можете при­бег­нуть к образ­ным срав­не­ниям, напри­мер, ска­зать, что ваша уста­лость похожа на боль­шой тяже­лый мешок, кото­рый вот-вот вас при­хлоп­нет. Дет­ское вооб­ра­же­ние и фан­та­зия при­званы стать вашими помощ­ни­ками. Можно изоб­ра­зить в форме комикса, как на маму нава­ли­ва­ются неот­лож­ные дела. Вообще при­го­ден любой спо­соб, вклю­чая пред­став­ле­ния с уча­стием паль­чи­ко­вых кукол, однако для всего этого необ­хо­дима внут­рен­няя рас­кре­по­щен­ность и искрен­ность. Вы должны оста­вить за собой право на ошибку и честно при­знать, что со мно­гими вещами не в состо­я­нии спра­виться сразу и на твер­дую пятерку.

Мама — не метеор. У нее нет в руках вол­шеб­ной палочки. Люди учатся ходить в тече­ние дол­гих меся­цев, вот и она посте­пенно учится успе­вать всё.

Боль­шин­ство взрос­лых и даже детей, охва­чен­ных гне­вом, в глу­бине души сознают его пагуб­ность, но взрыв про­ис­хо­дит за долю секунды, при­чем почти неза­метно. Пока мы согла­ша­емся идти у него на поводу, пока обма­ны­ва­емся его посу­лами, любые иные спо­собы воз­дей­ствия на окру­жа­ю­щих сра­ба­ты­вать не будут.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки