«Если не будете как дети….»

«Если не будете как дети….»

(4 голоса5.0 из 5)

Но Иисус, подо­звав их, ска­зал: пустите детей при­хо­дить ко Мне и не воз­бра­няйте им, ибо тако­вых есть Цар­ствие Божие. Истинно говорю вам: кто не при­мет Цар­ствия Божия, как дитя, тот не вой­дет в него. (Лк. 18, 16–17)

Дет­ство утра­чи­ва­ется в жизни и вос­ста­нав­ли­ва­ется в святости.

А. Ель­ча­ни­нов

Почему мы так любим вспо­ми­нать дет­ство, этот свет­лый, радост­ный период, когда трава была зеле­нее, а солнце ярче? Почему снова и снова воз­вра­ща­емся к теп­лым дет­ским  вос­по­ми­на­ниям, и нам кажется, что они очи­щают нас?  Я долго думала  над этим, пока не про­чи­тала еван­гель­ские строки «истинно говорю вам, если не обра­ти­тесь и не будете как дети, не вой­дете в Цар­ство Небес­ное» (Матф.18:3) Раз­мыш­ляя над ними, я поняла, что вос­по­ми­на­ние о дет­стве помо­гает взрос­лым  каяться.

Дет­ская душа не без­грешна, это душа не ангель­ская, но гре­шит она несо­зна­тельно, в ней нет рас­чета и лице­ме­рия. Детям еще не свой­ственно фари­сей­ство.  Фари­сей­ство – это о взрос­лых, это о нас, кото­рые хотят все время казаться кем-то, все время хотят воз­вы­сить себя над осталь­ными людьми. «Горе вам, книж­ники и фари­сеи, лице­меры, что очи­ща­ете внеш­ность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хище­ния и неправды. Фари­сей сле­пой! очи­сти прежде внут­рен­ность чаши и блюда, чтобы чиста была и внеш­ность их. Горе вам, книж­ники и фари­сеи, лице­меры, что упо­доб­ля­е­тесь окра­шен­ным гро­бам, кото­рые сна­ружи кажутся кра­си­выми, а внутри полны костей мерт­вых и вся­кой нечи­стоты; так и вы по наруж­но­сти каже­тесь людям пра­вед­ными, а внутри испол­нены лице­ме­рия и без­за­ко­ния». (Мф., 23, 25–27)

Ребе­нок не таков, он не лице­ме­рен, искрен­ность еще руко­во­дит им. И мы должны стать искрен­ними, «стать детьми» по-насто­я­щему, без при­твор­ства, наиг­ран­но­сти, а не казаться такими…

Свя­той пре­по­доб­ный Исайя  Отшель­ник, раз­мыш­ляя об еван­гель­ских строч­ках «будьте как дети», пишет: «Что зна­чит будьте как дети? … — Дитя, если его побьют, пла­чет, и с раду­ю­щи­мися с ним раду­ется; если побра­нят его, не гне­ва­ется, и если похва­лят, не воз­но­сится; если сочтут друга достой­нее его, не рев­нует; если возь­мут что из при­над­ле­жа­щего ему, не стра­дает; если оста­вят ему мало в наслед­ство, не осве­дом­ля­ется, не вхо­дит в тяжбу ни с кем, не нена­ви­дит ника­кого чело­века; если беден, не печа­лится, если богат, не высо­ко­мудр­ствует; если видит жен­щину, не вожде­ле­вает её; мечты похот­ли­вые или мно­гие заботы не гос­под­ствуют над ним; никого он не осуж­дает, ни над кем не власт­вует; никому не зави­дует; не гово­рит само­до­вольно о том, чего не знает; не сме­ётся над ближ­ним из-за внеш­него вида его; ни с кем не имеет вражды; не при­тво­ря­ется; не ищет поче­сти мира сего; не ищет богат­ства; не среб­ро­люб­ствует; не бывает дер­зок; не любит спо­рить; не учит никого, ни о ком не бес­по­ко­ится; не дер­жит своей воли; не боится ни голода, ни зло­деев; не боится ни зверя, ни брани; когда бывают гоне­ния, не смущается»

В дет­стве ты вос­при­ни­ма­ешь мир таким, какой он есть, про­стым серд­цем и про­стой душой. Про­сто­душно. Ты веришь, что сол­нышко всхо­дит и захо­дит, что оно осве­щает твой день,  веришь, что птицы, при­рода, травка — все суще­ствует для тебя.

«Доб­рое солнце гля­дело ему в ответ доб­рым лицом» — так гля­дит на ребенка солнце в дет­стве. Тебе  кажется есте­ствен­ным, что живот­ные и птички в сказ­ках раз­го­ва­ри­вают, ты  при­хо­дишь в этот  в мир пол­ным дове­рия и веришь, что весь этот ска­зоч­ный мир при­над­ле­жит тебе.  Это позже взрос­лые люди объ­яс­нят тебе, что ты все не так вос­при­ни­ма­ешь, и, ока­зы­ва­ется, сол­нышко не всхо­дит и захо­дит, а это земля вер­тится вокруг солнца. С того самого вре­мени ты будешь отно­ситься ко всему подозрительно.

Когда в дет­стве ты слы­шишь, что тебя сотво­рил Бог, то раду­ешься и веришь этому без­ого­во­рочно.  Дет­ское созна­ние вос­при­ни­мает это с радо­стью, есте­ственно, пока на уро­ках в школе тебе не объ­яс­нят, что ты про­изо­шел от обе­зьяны, и Гага­рин в кос­мос летал, а Бога не видал.  И ты будешь вынуж­ден сми­риться с этим, чтобы не стать белой воро­ной, чтобы над тобой не сме­я­лись одноклассники.

«Наука дока­зала: Бога нет» — эти слова зву­чат  как при­го­вор, страшно и весомо. Но серд­цем-то ты чув­ству­ешь, что это вра­нье. Сердце почему-то все равно сомне­ва­ется в том, что рас­кра­шен­ная учи­тель­ница на длин­ных каб­лу­ках что-то знает о науке, а тем более о Боге. Но эти ростки неве­рия будет мучать тебя всю жизнь, ты будешь пытаться логи­че­ски обос­но­вать свою веру, еще не зная, что это невоз­можно. Верьте как дети….

В дет­стве ты боишься убить даже насе­ко­мое. Пом­нишь, как ты  пла­кал, нена­ро­ком под­стре­лив из рогатки птицу, и каким есте­ствен­ным было для тебя жела­ние пока­яться? Взрос­лые уби­вают своих нерож­ден­ных детей и не каются в этом. Взрос­лые  счи­тают, что квар­тиры нужны для кра­си­вой мебели и весе­лых засто­лий, а ты думал, что в эту квар­тиру при­не­сут бра­тьев и сест­ри­чек…  Поэтесса Ирина Ток­ма­кова напи­сала об этом чудес­ное стихотворение:

Нам вчера ключи вручили:
Мы квар­тиру получили.
Раз,
Два,
Три,
Четыре
Будет ком­нат в той квартире!
Снится мне или не снится
Этот ска­зоч­ный простор?
Можно будет расселиться,
Как меч­тал я до сих пор.
Съез­дим мы на пти­чий рынок,
Там наку­пим раз­ных рыбок.
И для них стек­лян­ный дом,
Чтобы рыбки жили в нём.
Купим клетку, чижика
И котёнка Рыжика.
Катю, Лену, Гришку, Тишку
Сразу в гости приглашу.
И сест­рёнку и братишку
Я у мамы попрошу.
Но ска­зала мама строго:
— У тебя фан­та­зий много,
Мы ковёр сна­чала купим,
Люстру, лампы, мебель, бра…
Для чего квар­тира людям,
Неужели для ковра?

В дет­стве тебе все равно золо­тые у тебя сережки или позо­ло­чен­ные. Они бле­стят для тебя оди­на­ково. А маме почему-то хочется, чтоб были у тебя непре­менно золо­тые. Ты  вспом­нишь  об этом, когда во взрос­лом воз­расте пере­чи­та­ешь Сент-Экзю­пери. Детям  читать «Малень­кого принца»  неин­те­ресно. Только став взрос­лыми, и ощу­щая ложь окру­жа­ю­щего мира, мы можем до конца понять, о чем он гово­рит, этот малень­кий герой, рас­суж­дая о взрос­лых: «Взрос­лые очень любят цифры. Когда рас­ска­зы­ва­ешь им, что у тебя появился новый друг, они нико­гда не спро­сят о самом глав­ном. Нико­гда они не ска­жут: “А какой у него голос? В какие игры он любит играть? Ловит ли он бабо­чек?” Они спра­ши­вают: “Сколько ему лет? Сколько у него бра­тьев? Сколько он весит? Сколько зара­ба­ты­вает его отец?” И после этого вооб­ра­жают, что узнали чело­века. Когда гово­ришь взрос­лым: “Я видел кра­си­вый дом из розо­вого кир­пича, в окнах у него герань, а на крыше голуби”, — они никак не могут пред­ста­вить себе этот дом. Им надо ска­зать: “Я видел дом за сто тысяч фран­ков”, — и тогда они вос­кли­цают: “Какая красота!”»…

В дет­стве ты меч­та­ешь о том, что изоб­ре­тешь лекар­ство от всех болез­ней, машину вре­мени, а потом тебе объ­яс­нят взрос­лые, что это невоз­можно. И только когда снова пове­ришь, «что Богу воз­можно все», ты смо­жешь войти в Цар­ство Небесное…

Вспомни себя цело­муд­рен­ным, ведь насто­я­щее дет­ство все­гда цело­муд­ренно. Цело­муд­ренно до того самого вре­мени, пока дет­ский ум еще не тро­нут зна­нием, каким спо­со­бом зачи­на­ются дети. Вспомни то чув­ство отвра­ще­ния и смя­те­ния, когда кто-то шеп­нул тебе на ушко, чем заня­лись твои роди­тели, прежде, чем ты явился на свет. Вспомни, как со вре­ме­нем похоть все больше зани­мала место в твоей душе. Когда ты ста­нешь взрос­лым и нач­нешь свой путь к насто­я­щему себе, может быть, тебя уте­шат эти еван­гель­ские слова: « Ибо, когда из мерт­вых вос­крес­нут, тогда не будут ни жениться, ни замуж выхо­дить, но будут, как Ангелы на небе­сах» (Мк. 12:25)

В дет­стве ты дума­ешь, что твоя мать свя­тая, а все люди хоро­шие. Потом  ты пой­мешь, что люди бывают раз­ные. И тебе при­дется снова полю­бить людей, и научиться заново чтить и отца, и мать…

Вспо­ми­ная дет­ство, мы задаем себе вопрос: как нам снова стать Божьими детьми, как вер­нуть про­сто­душ­ную душу, вер­нуть дове­рие к Богу, полю­бить людей? Ответ здесь про­стой и одно­знач­ный: только через лич­ное пока­я­ние, молитву, При­ча­ще­ние Свя­тых Хри­сто­вых Таин, стрем­ле­ние соблю­сти запо­веди Божии.

Путь к «еван­гель­скому ребенку» будет непрост. Это путь дли­ною в жизнь, нам пред­стоит стать снова дове­ря­ю­щими, незло­би­выми, искрен­ними, цело­муд­рен­ными. Только такими мы вой­дем  в Цар­ствие Небес­ное. И «невоз­мож­ное чело­ве­кам воз­можно Богу» (Лк. 18, 27)

Юлия Улья­нова (с)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки