Современная молодежь в Церкви: от воцерковления к служению

Современная молодежь в Церкви: от воцерковления к служению

(5 голосов4.2 из 5)

Тема моло­дежи в Церкви сложна и мно­го­гранна. Непро­ста совре­мен­ная цер­ков­ная жизнь и еще более непро­ста совре­мен­ная рос­сий­ская моло­дежь. Мно­гие моло­дые люди дове­ряют Церкви, тянутся к Ней, вхо­дят в мир Церкви — что будет с ними  и что будет с Церковью?

При­во­дим интер­вью сотруд­ника Пат­ри­ар­шего Цен­тра духов­ного раз­ви­тия детей и моло­дежи Юрия Бела­нов­ского с игу­ме­ном Пет­ром (Меще­ри­но­вым), руко­во­ди­те­лем Школы моло­деж­ного слу­же­ния Пат­ри­ар­шего цен­тра духов­ного раз­ви­тия детей и моло­дежи, насто­я­те­лем под­мос­ков­ного Подво­рья Дани­лова мона­стыря Дмит­рием Ива­ни­ным, заве­ду­ю­щим учеб­ной частью школы.

Ю.Б.: Тема совре­мен­ной моло­дежи в Церкви сложна и мно­го­гранна. Непро­ста совре­мен­ная цер­ков­ная жизнь (да жизнь в Церкви и вовсе непро­ста…) и еще более непро­ста совре­мен­ная рос­сий­ская моло­дежь. Моло­дежь — осо­бен­ный, целый мир, пол­ный про­ти­во­ре­чий. Мно­гие моло­дые люди в наше время дове­ряют Церкви, тянутся к Ней, вхо­дят в мир Церкви — что будет с ним там? что будет с Церковью?

Для иллю­стра­ции того, что такое совре­мен­ная дове­ря­ю­щая Церкви моло­дежь, при­веду вам при­мер из пас­тыр­ской прак­тики про­то­и­е­рея Бориса Ничипорова:

“При­хо­дит как-то, к при­меру, одна из деву­шек ко мне и заявляет:

- А у меня парень — бан­дит. Как Вы дума­ете, это нормально?

- Как “бан­дит”? Что “нор­мально”? — не сразу сооб­ра­жаю я от неожиданности.

- Ну, он ездит по раз­ным фир­мам, помо­гает людям долги вер­нуть, вопросы раз­ные решить (это он ей про себя такую робин­гу­дов­скую байку рас­ска­зал). Как Вы дума­ете, у нас с ним что-нибудь получится?

Смотрю я на нее и думаю: спра­ши­вать-то ты спра­ши­ва­ешь, но по лицу видно, что влипла ты в этот роман по уши. Как тут тебе что объ­яс­нишь? Все равно не пове­ришь и не послу­ша­ешь. Слава Богу, что с такими ново­стями вообще реши­лась прийти к свя­щен­нику за советом.

Вот и говорю:
— Да, это тебе решать, твое право выбора люби­мого. В прин­ципе, из исто­рии такие при­меры известны. В Аме­рике напри­мер, в период “пер­во­на­чаль­ного накоп­ле­ния капи­тала”, еще где-то. Сперва они бан­ди­тами были, потом, гля­дишь, во вто­ром или тре­тьем поко­ле­нии, — нор­маль­ными людьми стали. Бан­ки­рами какими-то, про­мыш­лен­ни­ками. Так что решай сама.

И вот такая исто­рия сего­дня может про­изойти с любой, даже самой цер­ков­ной девуш­кой. Мы не можем изо­ли­ро­вать ребенка от мира”.

Сей­час сло­жи­лась довольно инте­рес­ная ситу­а­ция в цер­ковно-обще­ствен­ной жизни. С одной сто­роны, обще­ство ждет от Церкви отклика на соци­аль­ные и духовно-нрав­ствен­ные вопросы, кото­рые встают в наше время. Очень акти­ви­зи­ро­ва­лось отно­ше­ние госу­дар­ства к Церкви. Но с дру­гой сто­роны мы видим тот факт, что Цер­ковь очень часто обра­ща­ется за помо­щью именно к воцер­ков­ля­ю­щейся моло­дежи, той моло­дежи, кото­рая фак­ти­че­ски совсем недавно к ней сама при­бегла, именно ее направ­ляет на реше­ние этих запро­сов. Как вы дума­ете, почему сло­жи­лась именно такая ситуация?

И.П.: С одной сто­роны это так, потому что моло­дежь — это наи­бо­лее соци­ально сво­бод­ная часть насе­ле­ния. Как пра­вило, моло­дые люди не имеют каких-то осо­бых обя­зан­но­стей перед семьей и обще­ством, у них нет посто­ян­ной работы. Поэтому есть про­сто воз­мож­ность и время чем-то зани­маться в Церкви.

С дру­гой сто­роны, мы не должны забы­вать неко­то­рые пси­хо­ло­ги­че­ские моменты. Моло­дежи свой­ственно более острое вос­при­я­тие всех вещей и вообще жизни. Наши моло­дые люди — дру­гие, чем мы в совет­ское время, они по-дру­гому отно­сятся ко мно­гим вещам. Они более тре­бо­ва­тельны, доб­ро­со­вестны, более открыты к правде жизни, более честны, более смелы. Все-таки моло­дость — это некий период жиз­нен­ного ста­нов­ле­ния, формирования.

Ребя­там и девуш­кам свой­ственно с одной сто­роны стре­миться к неко­то­рому груп­пи­ро­ва­нию, общ­но­сти, к тому, чтобы найти еди­но­мыш­лен­ни­ков, “тусовку”, так ска­зать. С дру­гой сто­роны, хочется про­явить себя, как-то само­ре­а­ли­зо­ваться, засви­де­тель­ство­вать себя в этом мире. И плохо ли это или хорошо, но именно эти про­яв­ле­ния могут найти пло­до­твор­ное сози­да­тель­ное при­ме­не­ние. И Цер­ковь и обще­ство должны помочь моло­дым людям, чтобы они могли стать нор­маль­ными их чле­нами и эту потреб­ность реализовать.

При­ходя в Цер­ковь, чело­век пони­мает, что те жиз­нен­ные ори­ен­тиры, о кото­рых он только дога­ды­вался, о кото­рых читал в книж­ках и при­ни­мал за выс­ший идеал для кого-то, но не все­гда для себя, реально должны стать его жизнью.

С одной сто­роны, Цер­ковь по при­роде своей должна объ­еди­нять. С дру­гой сто­роны моло­дежь хочет про­явить себя пози­тивно в этом мире, реа­ли­зо­ваться. Воцер­ко­в­ле­ние дает чело­веку некий импульс актив­но­сти, направ­лен­но­сти вовне. Мно­гие люди не про­сто “пас­сивно” воцер­ков­ля­ются, а активно стре­мятся про­явить себя в доб­ро­воль­че­ском слу­же­нии, а это воз­можно только на почве созна­тель­ной цер­ков­ной жизни.

Ю.Б.: Мы видим, что, с одной сто­роны, есть обще­ствен­ный запрос на цер­ков­ную дея­тель­ность. Не только госу­дар­ствен­ный, но и обще­ствен­ный. С дру­гой сто­роны, есть моло­дежь, кото­рая тянется к Церкви. Но ведь у Церкви есть свои, дру­гие, чисто цер­ков­ные задачи. Ведь если мы откроем Еван­ге­лие, там же не ска­зано: “объ­еди­няйте молодежь”.

А как соот­не­сти истин­ные задачи Церкви с тем поло­же­нием, в кото­ром она сей­час ока­за­лась? Ведь мно­гими сей­час Цер­ковь вос­при­ни­ма­ется как неко­то­рое звено, кото­рое соеди­няет запрос обще­ства и стрем­ле­ние моло­дежи отклик­нуться. Есть ли для Церкви опас­ность поте­рять самоценность?

И.П.: Дей­стви­тельно, у Церкви своя задача. Осу­ществ­лять запросы обще­ства — это как раз не ее дело, Цер­ковь не обще­ствен­ный инсти­тут. Но важно то, что реа­ли­зуя свою истин­ную и един­ствен­ную задачу — при­об­ще­ние людей ко спа­се­нию во Хри­сте — Цер­ковь помо­гает общаться людям в любви и стро­ить свою жизнь сози­да­тельно в духе хри­сти­ан­ской традиции.

Д.И.: Мне кажется, что стрем­ле­ние к слу­же­нию, стрем­ле­ние, чтобы нести радост­ную весть Еван­ге­лия или про­сто помо­гать, свой­ственно хри­сти­а­нину как тако­вому. Здесь запрос обще­ства — это запрос обще­ства, а реа­ли­за­ция чело­века как хри­сти­а­нина — это дру­гое дело, не опре­де­ля­е­мое пер­вым. Давайте не будем забы­вать, что Цер­ковь — это люди, это хри­сти­ане, кото­рые соби­ра­ются вме­сте, и потом уже раз­ные орга­ни­за­ции, цер­ков­ные учреждения.

Важно отме­тить, что с одной сто­роны есть люди, кото­рые хотят кому-то пода­рить эту любовь, с дру­гой сто­роны, совре­мен­ный чело­век разу­чился жить для дру­гих. Совре­мен­ную моло­дежь нужно этому учить, нужно пред­ло­жить какое-то поле дея­тель­но­сти, где можно было бы уви­деть чело­ве­че­скую немощь, чело­ве­че­ское состра­да­ние, уви­деть свое несо­вер­шен­ство и реально сде­лать что-то важ­ное, кому-то помочь.

И здесь, мне кажется, Цер­ковь обла­дает теми инстру­мен­тами, кото­рые у нее сей­час есть, она при­звана орга­ни­зо­вать это дело — помочь найти жела­ю­щим моло­дым людям свое неко­то­рое обу­че­ние, свое хри­сти­ан­ское воз­рас­та­ние, и при­ме­не­ние себя как части Церкви, как члену общины.

Ю.Б.: Если суще­ствует некая нужда, если есть труд­ность в обще­ствен­ной жизни, то при­звана ли Цер­ковь при­зы­вать на эту нужду отклик­нуться? Должна ли она обра­тить этот при­зыв только к своим чадам цер­ков­ным, или может обра­титься вообще к моло­дым людям?

И.П.: В прин­ципе, Цер­ковь наша до сих пор по исто­ри­че­ской инер­ции обра­щает свой при­зыв ко всем людям. Мно­гие счи­тают, опять же по инер­ции, что наше госу­дар­ство пра­во­слав­ное. Сей­час такие при­зывы Церкви мно­гими людьми вос­при­ни­ма­ются болезненно.

Поэтому в усло­виях секу­ляр­ной жизни мы, сви­де­тель­ствуя пози­цию Церкви перед всеми, можем обра­щаться с прак­ти­че­скими при­зы­вами только к своим. Но очень важно здесь — адек­ватно оце­нить ситу­а­цию, под­го­то­вить все необ­хо­ди­мое и тогда при­зы­вать. Нет ничего более раз­ру­ши­тель­ного, чем непод­дер­жан­ные призывы.

Ю.Б.: Для всех ли воцер­ко­в­ле­ние и слу­же­ние — это вещи жестко и обя­за­тельно связанные?

И.П.: Если под слу­же­нием пони­мать доб­ро­вольно-при­ну­ди­тель­ные дела, то конечно, не для всех. В тече­ние более десяти лет работы с моло­дыми людьми я наблю­даю одну и ту же кар­тину. Во-пер­вых, боль­шин­ство моло­дежи, кото­рая к нам обра­ща­ется — это студенты.

У них доста­точно боль­шая нагрузка своя, чтобы в обя­за­тель­ном порядке нава­ли­вать на них еще какие-то дела. Во-вто­рых, есть люди более склон­ные к какому-то роду дея­тель­но­сти, есть люди менее склон­ные. И здесь, конечно, дол­жен быть инди­ви­ду­аль­ный под­ход. Именно тому, чтобы жить для дру­гих, и надо учить, но формы и виды этого обу­че­ния должны быть раз­но­об­разны и инди­ви­ду­альны, будь то какие-то сов­мест­ные меро­при­я­тия у самой моло­дежи или соци­аль­ное слу­же­ние обществу.

Мы можем дать им какой-то импульс, чтобы в любой ситу­а­ции своей жизни они нахо­дили воз­мож­ность помо­гать своим ближ­ним. А это и есть самая основа слу­же­ния и в част­но­сти соци­аль­ной работы.

Д.И.: Мне тоже кажется, что здесь важна некая поэтап­ность, посте­пен­ность. Для одного этот этап может длиться год. Для кого-то этот этап может быть два месяца. То есть какой-то урав­ни­тель­ной системы нет и быть не может. Мне кажется, здесь наш Центр духов­ного раз­ви­тия детей и моло­дежи предо­став­ляет много возможностей.

Ю.Б.: Суще­ствует про­блема совре­мен­ной жизни наших хри­стиан: в общем цер­ков­ном созна­нии доб­ро­де­ла­ние боль­шей частью ассо­ци­и­ру­ется с инди­ви­ду­аль­ной духов­ной жиз­нью и часто никак не свя­зы­ва­ется с неким орга­ни­зо­ван­ным и систе­ма­ти­че­ским цер­ков­ным слу­же­нием. Так ли это?

И.П.: Опять же я хочу ска­зать, что здесь, видимо, ска­зы­ва­ется исто­ри­че­ская инер­ция. Цер­ковь Пра­во­слав­ная очень долго была объ­еди­нена с госу­дар­ством, кото­рое все­гда выпол­няло соци­аль­ную, бла­го­тво­ри­тель­ную функ­цию вме­сте с Цер­ко­вью. Поэтому когда Цер­ковь оста­лась без госу­дар­ства, у нее не ока­за­лось навыка само­сто­я­тель­ного действия.

Д.И.: Если об этой про­блеме гово­рить в кон­тек­сте раз­го­вора о пути воцер­ко­в­ле­ния моло­дого чело­века, то, конечно же, этот путь неми­ну­емо при­ве­дет к слу­же­нию. Но для начала чело­век все­гда ищет прежде всего Хри­ста, а не слу­же­ния самого по себе. Чело­век ищет под­держки Церкви, это пра­вильно, потому, что чело­век не уко­ре­нен­ный во Хри­сте, сам не сто­я­щий на твер­дой почве, вряд ли может при­не­сти этот пози­тив­ный заряд кому-то другому.

Ведь не все­гда важно помо­гать делами. Ино­гда доб­рое слово, неко­то­рая твоя уве­рен­ность, твоя радость, могут помочь чело­веку гораздо больше. Все­лить в него надежду на то, что жизнь изме­нится, дать ему при­мер жизни. Поэтому мне кажется, что этот путь, дей­стви­тельно, лежит через изу­че­ние Писа­ния, через связь с Богом, через молитву через Евха­ри­стию, конечно. Важно найти именно тот путь доб­ро­де­ла­ния, кото­рый под­хо­дит кон­крет­ному человеку.

Еще я хотел заме­тить, что в исто­рии, если мы возь­мем пер­во­хри­сти­ан­ские вре­мена, слу­же­ние, мило­сер­дие несла вся община. Это не зна­чит, что все дружно шли кому-то помо­гать, но каж­дый слу­жил тем при­зва­нием, к кото­рому был призван.

Кто-то, может быть, при­ни­мал стран­ни­ков, но кор­мил их тем, что при­несли все, а кому нечего было при­не­сти, при­но­сил про­сто воду. Они так жили не потому, что это была обя­за­тель­ная функ­ция общины, а потому что это было стрем­ле­нием каж­дого чело­века и всех вме­сте явить свою любовь к окру­жа­ю­щим людям как и Хри­стос явил Свою любовь ко всем людям.

И.П.: Я бы еще хотел доба­вить такую вещь. Если ска­зать правду, то важно при­знать, что наше слу­же­ние — и цер­ковно-про­све­ти­тель­ское и соци­аль­ное — явле­ние еди­нич­ное, в неко­то­ром смысле мар­ги­наль­ное, ибо оно дер­жится на энту­зи­а­стах, зави­сит от част­ных тружеников.

Давайте вспом­ним, что писал о. Борис Ничи­по­ров 11 лет назад: “Какое вли­я­ние имеет хри­сти­ан­ство на детей и под­рост­ков в наши дни? Увы, ника­кого. Или, если быть точ­ными, почти ника­кого, очень малое. Немно­го­чис­лен­ные при­меры пра­во­слав­ных гим­на­зий и школ в круп­ных горо­дах плюс сеть само­де­я­тель­ных вос­крес­ных школ — вот и все, что при­хо­дит на ум, когда мы пыта­емся про­ана­ли­зи­ро­вать итоги.

Но что такое пра­во­слав­ная школа на 120–150 уче­ни­ков, одна един­ствен­ная на огром­ный област­ной город, если в каж­дой обыч­ной госу­дар­ствен­ной школе про­хо­дят обу­че­ние до 2000 детей?! А ведь таких обыч­ных школ по всей стране тысячи! Можно радо­ваться поло­жи­тель­ному опыту устро­е­ния несколь­ких мос­ков­ских пра­во­слав­ных гим­на­зий, но от этого едва ли уба­вится горечи при взгляде на сотни тысяч детей и под­рост­ков, поте­рян­ных нами в дебрях мно­го­мил­ли­он­ной Москвы”.

Нужно отдать себе отчет, что за эти годы ничего не изме­ни­лось, в нашей Церкви так и не создано струк­туры соци­аль­ного и про­све­ти­тель­ского слу­же­ния. Конечно, суще­ствуют комис­сии и отделы по соци­аль­ным и про­све­ти­тель­ским вопро­сам, но по сути эти направ­ле­ния сей­час лишь про­дол­жают разрабатываться.

Д.И.: Дей­стви­тельно, в наше время какое-то слу­же­ние может быть постро­ено только на лич­ной ини­ци­а­тиве. Если нахо­дится дея­тель­ный чело­век, спо­соб­ный не только делать дело, но и тер­петь отсут­ствие помощи, тер­петь упреки, то тогда что-то получается.

Ю.Б.: Таким обра­зом, полу­ча­ется, что стрем­ле­ние Церкви отклик­нуться на нужды обще­ства — как духовно-нрав­ствен­ные так и соци­аль­ные — пре­вра­ща­ется в при­зывы. Они, с одной сто­роны, направ­лены на моло­дежь — у нее есть и время и силы, и активность.

Но с дру­гой сто­роны, они упи­ра­ются в отсут­ствие цер­ков­ной струк­туры, пусть даже коор­ди­на­ци­он­ной, а также в то, что уже на местах, то есть в при­хо­дах, не созда­ется дина­мично раз­ви­ва­ю­щихся моло­деж­ных общин. И вот тогда такой вопрос: а какой орга­ни­за­ци­он­ный путь, именно орга­ни­за­ци­он­ный, должна пройти наша Цер­ковь от того, что есть сей­час, к тому, чтобы эта дея­тель­ность начала ста­бильно развиваться?

И.П.: Прежде всего эта про­блема должна быть постав­лена на обще­цер­ков­ном уровне, Свя­щен­но­на­ча­лием, как истин­ная и жиз­ненно необ­хо­ди­мая часть цер­ков­ной жизни. После этого необ­хо­димо на уровне бла­го­чи­ний думать над тем как впле­сти эту фак­ти­че­ски новую для Церкви нить слу­же­ния в реаль­ную ткань цер­ков­ной жизни.

Давайте ска­жем честно! Эта про­блема может и должна быть решена прежде всего архи­ере­ями нашей Церкви, иначе мы можем пред­по­ла­гать, что ничего серьез­ного и ста­биль­ного не будет. “Где сокро­вище ваше…” Если сокро­вище — это живые люди, то о них будет забота, если стены хра­мов и позо­лота купо­лов, то о них.

Д.И.: Мне кажется, здесь есть некий двух­уров­не­вый про­цесс. С одной сто­роны, дей­стви­тельно, как абсо­лютно пра­вильно отме­тил отец Петр, задача Церкви — орга­ни­зо­вать слу­же­ние, под­го­то­вить кадры. С дру­гой сто­роны, можно сколь угодно долго жало­ваться на то, что нет воз­мож­но­сти, но ничто не мешает про­стому чело­веку, одному из при­хо­жан, кото­рый осо­знал себя, свое слу­же­ние, про­сто собрать сна­чала малень­кую группу людей.

Совре­мен­ная беда Церкви не в том, что никто ничего не хочет делать, а в том, что все хотят это делать, но чужими руками. Мне кажется это очень важно. Мы можем пред­ло­жить людям дру­гой путь. 

Чело­век испра­ши­вает бла­го­сло­ве­ния на то, чтобы в вос­крес­ной школе, где-то под сенью храма, соби­раться несколь­ким людям. Раз в месяц или раз в две недели, и свя­щен­ник с удо­воль­ствием своим при­сут­ствием освя­тит это собра­ние. И для начала здесь люди вообще могут изу­чать Писа­ние, раз­го­ва­ри­вать о про­бле­мах своих и цер­ков­ной жизни, и это пер­вый шаг.

С одной сто­роны, в этой работе необ­хо­димо уча­стие свя­щен­ни­ков. Суще­ствует мне­ние, что они все время заняты, но без них орга­ни­за­торы вынуж­дены при­бе­гать к раз­лич­ным мето­дам спло­че­ния команды и повы­ше­ния моти­ва­ции людей, вышед­шим из обла­сти сете­вого мар­ке­тинга и пси­хо­те­ра­пии. В прин­ципе в этом нет ничего пло­хого, но не у всех может полу­читься это корректно.

С дру­гой сто­роны, свя­щен­ник не дол­жен пол­но­стью все регла­мен­ти­ро­вать и кон­тро­ли­ро­вать. Дове­рие — основа орга­ни­за­ции слу­же­ния. Свя­щен­но­на­ча­лие со своей сто­роны при­звано вся­че­ски помо­гать и содей­ство­вать этому про­цессу “снизу”.

И.П.: Мне хоте­лось бы ска­зать об этом несколько слов. Мы про­во­дили пас­халь­ный твор­че­ский вечер. Это было очень радост­ное собы­тие в пра­во­слав­ной жизни г. Москвы. 16 моло­деж­ных орга­ни­за­ций собра­лись, чтобы нефор­мально, по дру­же­ски отпразд­но­вать Пасху. Пока­за­тельно то, что уда­лось собрать именно акти­ви­стов, реаль­ных деятелей.

Про­то­и­е­рей Алек­сандр Мар­чен­ков, при­сут­ство­вав­ший на этом вечере, ска­зал, что цер­ков­ное слу­же­ние невоз­можно регла­мен­ти­ро­вать и жестко орга­ни­зо­вать. Жатвы очень много, а дела­те­лей мало, и поэтому наи­бо­лее пло­до­творно сей­час, чтобы каж­дый дела­тель делал то, что у него лучше всего получается.

Нельзя упус­кать из виду и еще один важ­ный вопрос. Мне, напри­мер, сви­де­тель­ство­вали мно­гие люди (от дирек­то­ров ВШ до очень извест­ных свя­щен­ни­ков), что сей­час про­ис­хо­дит отток кад­ров, то есть: чело­век начи­нает рабо­тать в Церкви, вырас­тает в серьез­ного про­фес­си­о­нала, но в доста­точно узкой области.

Он может, напри­мер, орга­ни­зо­вать и учеб­ный про­цесс и саму работу в рам­ках цер­ков­ного слу­же­ния, будь то обу­че­ние, мис­си­о­нер­ство, кате­хи­за­ция или соци­аль­ная работа. Однако, именно в силу того, что ему всего-навсего не мешают рабо­тать, одоб­ряют на сло­вах, гра­моты дарят, но при этом никак не под­дер­жи­вают, ни адми­ни­стра­тивно, ни финан­сово, полу­ча­ется так, что уни­каль­ный чело­век с уни­каль­ным опы­том ухо­дит даже через 15 лет само­от­вер­жен­ного труда “во славу Божью”.

Хочется на эту тему при­ве­сти неко­то­рую цитату из насле­дия прот. Глеба Каледы: “Актив­ное мило­сер­дие вхо­дит в повсе­днев­ную жизнь мно­гих при­хо­дов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви. Однако, как ни печально, в деле мило­сер­дия часто при­хо­дится стал­ки­ваться со спе­ци­фи­че­ским “пра­во­слав­ным эго­из­мом”. Неко­то­рые боль­ницы про­сто взы­вают о помощи к Пра­во­слав­ной Церкви.

Орга­ни­за­торы пра­во­слав­ного мило­сер­дия отме­чают, что часто легче при­влечь людей с доб­рым серд­цем, но почти неве­ру­ю­щих или нео­фи­тов, недавно кре­щен­ных и воцер­ков­ля­ю­щихся, чем так назы­ва­е­мых цер­ков­ных пра­во­слав­ных людей. От послед­них сплошь и рядом на просьбу прийти и помочь можно услы­шать жест­кий и твер­дый отказ: “В этот день у нас служба в храме”, “Это празд­ник — нельзя рабо­тать”, “В этот день у нас в храме слу­жит мой батюшка”, “Тогда в таком-то храме пре­столь­ный празд­ник с архи­ерей­ским бого­слу­же­нием” и так далее.

Даже дого­во­рив­шись, чело­век может не прийти: “А я забыла, что слу­жит мой батюшка — должна была быть на его службе”. Нево­цер­ко­в­лен­ные нео­фиты и люди с доб­рым серд­цем такие номера не выки­ды­вают и в отли­чие от неко­то­рых пра­во­слав­ных дер­жат свои обещания.

Послу­ша­ешь таких пра­во­слав­ных и невольно начи­на­ешь думать, что нельзя орга­ни­зо­вы­вать пра­во­слав­ные боль­ницы, пра­во­слав­ные дет­ские при­юты, ибо в вос­крес­ные и празд­нич­ные дни в них про­сто некому будет дежу­рить и рабо­тать. Такие настро­е­ния и такой “пра­во­слав­ный эго­изм” оттал­ки­вают от Церкви пыта­ю­щихся в нее войти и бро­сают их в объ­я­тия сектантов.

Необ­хо­димо вспом­нить, как обли­чал Иисус Хри­стос фари­сей­ское отно­ше­ние к суб­боте. “Если имею… всю веру, так что могу и горы пере­став­лять, а не имею любви, — то я ничто”, — гово­рит свя­той апо­стол Павел в своем гимне любви (1Кор.13:2).

Фана­тизм без любви — один из наи­бо­лее изощ­рен­ных мето­дов анти­пра­во­слав­ной про­па­ганды. С какой зло­бой у нас ино­гда встре­чают нецер­ков­ную моло­дежь в храме. А как бывают рады моло­дые люди, когда с ними спо­койно, без мен­тор­ского тона пого­во­рят о храме и вере!

А в неко­то­рых при­хо­дах у свеч­ного ящика можно встре­титься с гру­бо­стью и вымо­га­тель­ством. Очень спор­ная вещь — уста­нав­ли­вать на требы таксы. Неко­то­рые храмы отка­за­лись от этого и бла­го­по­лучно суще­ствуют. Каж­дый вхо­дя­щий в пра­во­слав­ный храм Божий дол­жен встре­чать вни­ма­ние, любовь и бла­го­го­ве­ние во всей его пыш­ной обста­новке и внут­рен­ней молит­вен­ной атмосфере”.

Ю.Б.: Послед­ний Архи­ерей­ский Собор при­нял насто­я­тель­ную реко­мен­да­цию о вве­де­нии цер­ков­ной долж­но­сти при­ход­ского, бла­го­чин­ни­че­ского и епар­хи­аль­ного кате­хи­за­тора-мис­си­о­нера. Что может реально сде­лать Цер­ковь в совре­мен­ных усло­виях для реа­ли­за­ции этого проекта?

И.П.: Говоря о кате­хи­за­то­рах как цер­ков­ной долж­но­сти, неиз­бежно в связи с этим кос­нуться вопроса о достой­ной оплате их труда.

В этом направ­ле­нии воз­можно сотруд­ни­че­ство с госу­дар­ством. Поскольку есть запрос, то зна­чит, воз­можны сов­мест­ные про­граммы, про­екты. Под авто­ри­тет Церкви могут прийти люди, госу­дар­ство может финан­сово и орга­ни­за­ци­онно помочь.

Един­ствен­ное, что надо, так это не пре­вра­тить эту дея­тель­ность в насиль­ствен­ную “кате­хи­за­цию”. Если рабо­таем с госу­дар­ством, то необ­хо­димо огра­ни­читься духовно-нрав­ствен­ным про­све­ще­нием и соци­ально-педа­го­ги­че­ской рабо­той. Об этом, кстати, также писал о. Борис Ничи­по­ров, правда, немного в дру­гом ключе:

“В широ­кой соци­аль­ной работе есть еще один важ­ный аспект. Ведя дело таким обра­зом, пра­во­слав­ные запол­няют основ­ные соци­аль­ные ниши города. Что это дает? Да это же та самая про­ти­во­сек­тант­ская работа! Мы не митин­гуем, не пишем про­те­сты в город­ское собра­ние, мы про­сто рабо­таем со шко­лами, зани­ма­емся с детьми вне школы, поне­многу при­вле­каем взрослых.

Поэтому наша дея­тель­ность может кому-то не нра­виться из рели­ги­оз­ных или без­ре­ли­ги­оз­ных сооб­ра­же­ний, но не счи­таться с ней нельзя. И при­влечь народ к себе сек­тан­там удастся только в одном слу­чае: если они созда­дут свои аль­тер­на­тив­ные струк­туры, луч­шие, чем у нас.

Мы должны понять, что про­сто не имеем мораль­ного права ата­ко­вать адми­ни­стра­цию боль­ницы с тре­бо­ва­ни­ями выгнать бап­ти­стов из боль­нич­ных палат, пока не готовы сами пред­ло­жить боль­нице луч­шую помощь, чем та, кото­рую уже обес­пе­чи­вают про­те­станты. И только после можно этого идти к глав­врачу и гово­рить о Пра­во­слав­ной Церкви как един­ственно истин­ной, при­зы­вая дер­жаться своих исто­ри­че­ских корней”.

Ю.Б.: Перед Цер­ко­вью стоит сей­час мно­же­ство про­блем: вызов обще­ства, потреб­но­сти моло­дежи, запросы госу­дар­ства, реак­ция, не все­гда бла­го­при­ят­ная для Церкви, “обще­ствен­ного мен­та­ли­тета”, инерт­ность цер­ков­ной жизни и проч. Какие пути выхода из этой ситу­а­ции воз­можны на насто­я­щий момент?

И.П.: Мне кажется, что у нас сей­час гораздо больше про­блем, чем реше­ний, вопро­сов, чем отве­тов. И дело тут не в том, что у Церкви нет воз­мож­но­стей или ресур­сов их решать.

Воз­мож­но­сти и ресурсы можно найти. Дело в том, что это не отдель­ные про­блемы цер­ков­ной жизни — это обще­ствен­ные про­блемы, про­ник­шие в Цер­ковь, это общая наша при­вычка жить в пол силы, решать про­блемы кустар­ным мето­дом, по мере их накоп­ле­ния, не вгля­ды­ва­ясь в буду­щее, не обра­щая вни­ма­ния на вновь при­шед­ших ее чле­нов. Нам необ­хо­димо исце­ле­ние, оздо­ров­ле­ние самой обще­ствен­ной и цер­ков­ной жизни, как в самой Церкви про­ис­хо­дит оздо­ров­ле­ние самого человека.

Мы должны начи­нать с себя, и это не кра­си­вые слова, это — реаль­ность всей нашей жизни. Сна­чала спа­сись сам, потом вокруг тебя спа­сутся осталь­ные, при­чем очень мно­гие, — пере­фра­зи­руем мы клас­сика рус­ской святости.

Ю.Б.: И что же делать?

И.П.: Ничего гло­баль­ного, а делать то мно­гое, что в наших силах. Тру­диться на местах, там, где только есть хоть малей­шая воз­мож­ность. А места — это и при­ходы, и соци­аль­ные орга­ни­за­ции, и школы с дет­са­дами, и бла­го­чи­ния, и даже епар­хии. Поверьте: везде, где доб­ро­воль­ный и жерт­вен­ный труд будет нужен хотя бы двум-трем людям, он будет нужен Церкви, потому что Цер­ковь — это и есть двое или трое под Гла­вою Христом.

И такой труд не оста­нется без бла­го­сло­ве­ния Божия, без вни­ма­ния, про­стого чело­ве­че­ского вни­ма­ния, а ино­гда и не без какого-то мате­ри­аль­ного воз­на­граж­де­ния. Надо тру­диться и при­ла­гать все силы там, где нас поста­вил Хри­стос делать свое цер­ков­ное дело, — и не унывать.

Ю.Б.: Это очень вооду­шев­ля­ю­щие и глав­ное — прак­ти­че­ские слова. А как же их при­ло­жить к жизни, к реаль­но­сти, к жизни Маши, Пети, Оли — моло­дых, пра­во­слав­ных, актив­ных, твор­че­ских, аль­тру­и­сти­че­ски-настро­ен­ных моло­дых людей?

И.П.: Мы, напри­мер, можем обра­титься к опыту слу­же­ния обще­ству мос­ков­ского Свято-Дани­лова мона­стыря. Сей­час этот опыт богат и инте­ре­сен. При нашем мона­стыре по бла­го­сло­ве­нию Пат­ри­арха уже много лет суще­ствует Пат­ри­ар­ший Центр духов­ного раз­ви­тия детей и моло­дежи и Школа моло­деж­ного служения.

Ю.Б.: Перей­дем к дея­тель­но­сти Пат­ри­ар­шего Цен­тра и вве­рен­ной Вам, о. Петр, Школы моло­деж­ного слу­же­ния. Школа поти­хоньку раз­ви­ва­ется, зна­чит, в ней какой-то меха­низм работы с моло­де­жью най­ден. Рас­ска­жите, пожа­луй­ста, об этом.

Д.И.: Здесь нужно немножко загля­нуть в исто­рию. Прежде всего, наша школа воз­никла вокруг людей, кото­рые когда-то при­шли к моло­дому, но уже тогда опыт­ному игу­мену Иоасафу, тогда дирек­тору Вос­крес­ной Школы.

И люди объ­еди­ня­лись сна­чала по своим каким-то нуж­дам, по своим вопро­сам. Пер­вые ребята, име­ю­щие зача­стую тех­ни­че­ское обра­зо­ва­ние, про­сто пошли к детям, пошли к людям, кото­рые нуж­да­лись в этом. И вот эта дея­тель­ная любовь научила их мно­гому. Со вре­ме­нем эти люди осо­знали потреб­ность орга­ни­зо­вы­вать это слу­же­ние, соби­рать вокруг себя людей, тех, кто хотят помо­гать ближ­ним, сви­де­тель­ство­вать им о Хри­сте, но может быть, пока не могут или не умеют этого.

И так со вре­ме­нем воз­никла наша Школа моло­деж­ного слу­же­ния. Когда-то и мы, еще неопыт­ные ребята, в свою оче­редь при­шли, вли­лись в этот кол­лек­тив. Сей­час мы являем собой неко­то­рую струк­туру, кото­рая при­звана помочь моло­дому чело­веку не только дорасти до осо­зна­ния необ­хо­ди­мо­сти слу­же­ния, но и обре­сти зна­ния о нашей вере и Церкви.

С 2001 года при Пат­ри­ар­шем Цен­тре духов­ного раз­ви­тия детей и моло­дежи мос­ков­ского Дани­лова мона­стыря про­хо­дят моло­деж­ные курсы по под­го­товке мис­си­о­не­ров и кате­хи­за­то­ров. Три года назад мис­си­о­нер­ские курсы были пре­об­ра­зо­ваны в Школу моло­деж­ного слу­же­ния, полу­чив­шую бла­го­сло­ве­ние Свя­тей­шего Пат­ри­арха Алексия.

На пер­вые моло­деж­ные мис­си­о­нер­ские курсы 2001 г. при­шло около 70 моло­дых ребят. Заня­тия про­хо­дили очень живо, со мно­же­ством ост­рых вопро­сов и горя­чих обсуж­де­ний. По ини­ци­а­тиве ребят состо­я­лось несколько палом­ни­че­ских поездок.

И.П.: Наш Пат­ри­ар­ший Центр — штат­ная струк­тура Дани­лова мона­стыря, но при этом наши силы, ожи­да­ния, чая­ния направ­лены не только внутрь, но и на любого чело­века, кто готов к нам прийти, кто хочет у нас учиться, кто хочет нам помо­гать. Это первое.

Во-вто­рых, на мой взгляд, мы дей­стви­тельно за эти годы начали помо­гать именно тем орга­ни­за­циям, у кото­рых есть реаль­ный запрос по отно­ше­нию к Церкви. То есть, это не про­сто дет­ский дом, в кото­рый нужно по рас­пи­са­нию прийти, а это именно те орга­ни­за­ции, где знают, что такое Цер­ковь, что такое Дани­лов Мона­стырь, где ждут именно пред­ста­ви­те­лей Церкви.

Тре­тье, руко­вод­ство мона­стыря пони­мает важ­ность этого слу­же­ния, оно смогло этому слу­же­нию выде­лить опре­де­лен­ную штат­ную струк­туру, предо­ста­вить какое-то коли­че­ство штат­ных долж­но­стей, предо­ста­вить адми­ни­стра­тив­ное и финан­со­вое обес­пе­че­ние. У нас есть помещения.

Кроме ска­зан­ного, мы стре­мимся серьезно, кон­цеп­ту­ально осмыс­лять свою дея­тель­ность. Этот труд был пред­ло­жен обще­цер­ков­ной моло­деж­ной кон­фе­рен­ции “Совре­мен­ная моло­дежь в Церкви: про­блемы и пути их реше­ния”, про­хо­див­шей в фев­рале 2005 года. В итоге появи­лись “Основ­ные поло­же­ния кон­цеп­ции духов­ного раз­ви­тия чело­века” и ряд дру­гих полез­ных документов.

Очень важно, ука­зать, что наш Центр, в рам­ках кото­рого и суще­ствует Школа моло­деж­ного слу­же­ния, и сама Школа полу­чили бла­го­сло­ве­ние Свя­тей­шего Патриарха.

Ю.Б.: Не могли бы Вы кратко опи­сать дея­тель­ность Центра?

И.П.: Мы исхо­дим из того, что содей­ствие чело­веку в его воцер­ко­в­ле­нии, в духов­ном раз­ви­тии вклю­чает при­об­ще­ние чело­века к осно­во­по­ла­га­ю­щим хри­сти­ан­ским цен­но­стям и к литур­ги­че­ской — таин­ствен­ной — жизни Церкви; содей­ствие чело­веку в пол­но­цен­ном раз­ви­тии всех его сил, свойств и спо­соб­но­стей, в том числе телес­ных и душев­ных и помощь в обре­те­нии само­сто­я­тель­ного опыта жизни чело­века как христианина.

Глав­ная цен­ность Пра­во­сла­вия, с нашей точки зре­ния, — это живая лич­ность Хри­ста Спа­си­теля, пол­нота радост­ной жизни во Хри­сте. Вот как об этом писал про­то­и­е­рей Глеб Каледа:

“Пра­во­сла­вие — это радост­ная пол­нота жизни во Хри­сте. Сам Спа­си­тель ска­зал: “да радость Моя в вас пре­бу­дет и радость ваша будет совер­шенна” (Ин.15:11). Апо­стол Павел писал: “Радуй­тесь все­гда в Гос­поде; и еще говорю: радуй­тесь” (Флп.4:4).

Вот откуда идет све­то­зар­ность пре­по­доб­ного Сера­фима Саров­ского, кото­рый обычно встре­чал людей сло­вами “Радость моя”. Все наши старцы при­вле­кали к себе духов­ным све­том и любо­вью. Вот откуда све­тя­ща­яся и радост­ная улыбка епи­скопа Сте­фана Ники­тина, быв­шего Можай­ского, а затем Калуж­ского: “Как можно уны­вать, когда Хри­стос воскрес!”

Подоб­ных при­ме­ров можно при­ве­сти мно­же­ство. Нужны, конечно, и сокру­ше­ние, и плач, и слезы о своих гре­хах, на них воз­рас­тает совер­шен­ная радость. Пока­я­ние — это сред­ство, а не цель. Цель — стя­жа­ние Духа Свя­таго, совер­шен­ная радость о Христе.

Есть время слез и время радо­сти. Каж­дому воз­расту — свое. Детям надо рас­кры­вать радость пра­во­слав­ную. Празд­ни­ком и радо­стью надо делать для них посе­ще­ние хра­мов, уча­стие в пра­во­слав­ных празд­ни­ках, учебу в вос­крес­ных шко­лах и обще­ние со сверстниками.

Мы, взрос­лые, свя­щен­ники и миряне, должны радо­ваться о детях. Пусть на девоч­ках в хра­мах будут празд­нич­ные пла­тья и банты. Их надо учить радост­ному вос­при­я­тию при­роды, видеть кра­соту мира Божия. Суро­вость, фана­тизм роди­те­лей порою оттал­ки­вают детей от Церкви.

“Все мне поз­во­ли­тельно, но не все полезно; все мне поз­во­ли­тельно, но ничто не должно обла­дать мною” (1Кор.6:12). Грех непоз­во­ли­те­лен в любой форме, о чем пишет Апо­стол в преды­ду­щих сти­хах той же главы, и недо­пу­стимо идо­ло­по­клон­ни­че­ское отно­ше­ние к любому мир­скому делу.

Пусть дети сме­ются, играют и пля­шут, молятся Богу и учатся, ходят в храм Божий, как на празд­ник. Каж­дому воз­расту — свое дела­ние и вос­при­я­тие мира. Пусть вера Хри­стова освя­щает все про­яв­ле­ния их жизни. Молитва дет­ская должна быть радост­ной и посильной”.

Ю.Б.: Рас­ска­жите, пожа­луй­ста, как на прак­тике стро­ится работа Пат­ри­ар­шего Центра?

Д.И.: Основ­ные направ­ле­ния дея­тель­но­сти нашего Цен­тра следующие.

Прежде всего, мы содей­ствуем воцер­ко­в­ле­нию людей, отклик­нув­шихся на при­зыв Божий. Школа моло­деж­ного слу­же­ния осу­ществ­ляет цер­ков­ную обра­зо­ва­тель­ную и про­све­ти­тель­скую дея­тель­ность. Мы стре­мимся, чтобы обу­че­ние соот­вет­ство­вало воз­раст­ным и инди­ви­ду­аль­ным осо­бен­но­стям, а также запро­сам времени.

Пер­вым и глав­ным эле­мен­том обра­зо­ва­ния и про­све­ще­ния мы ста­вим рас­кры­тие хри­сти­ан­ских цен­но­стей в их иерар­хи­че­ском строе. Мы стре­мимся, чтобы резуль­та­тами цер­ков­ного про­све­ще­ния стало при­об­ре­те­ние чело­ве­ком базо­вых цер­ков­ных зна­ний, хри­сти­ан­ского миро­воз­зре­ния, осо­знан­ное и ответ­ствен­ное вступ­ле­ние в литур­ги­че­скую жизнь, воз­мож­ность по суще­ству срав­нить те или иные рели­ги­оз­ные течения.

Очень важ­ным направ­ле­нием нашей дея­тель­но­сти явля­ется при­об­ще­ние к литур­ги­че­ской жизни Церкви. Мы пони­маем, что эту ответ­ствен­ную задачу под руко­вод­ством опыт­ного свя­щен­ника в состо­я­нии выпол­нить лишь цер­ков­ная община в целом. Мы стре­мимся создать при Цен­тре моло­деж­ную общину. Сей­час ведется стро­и­тель­ство нового зда­ния Цен­тра и храма при нем.

Сле­ду­ю­щая задача Цен­тра — созда­ние и фор­ми­ро­ва­ние пра­во­слав­ной дет­ско-юно­ше­ской и моло­деж­ной среды. Чело­век — суще­ство целост­ное. В силу этого пол­но­цен­ное пси­хо­ло­ги­че­ское, соци­аль­ное и физи­че­ское раз­ви­тие моло­дого чело­века, дости­га­е­мое в здо­ро­вой хри­сти­ан­ской среде, в нема­лой сте­пени явля­ется зало­гом пра­виль­ной духов­ной жизни.

По нашему опыту фор­ми­ро­ва­нию этой среды спо­соб­ствует, прежде всего, мно­го­гран­ная работа в твор­че­ских мастер­ских и сту­диях, военно-пат­ри­о­ти­че­ских, спор­тив­ных и тури­сти­че­ских клу­бах, содей­ству­ю­щая куль­тур­ному, эсте­ти­че­скому и физи­че­скому ста­нов­ле­нию детей и моло­дежи. Мы стре­мимся, чтобы эта работа быть постро­ена на осно­ва­нии хри­сти­ан­ских цен­но­стей и соот­вет­ство­вать воз­раст­ным осо­бен­но­стям и запро­сам времени.

Мы ста­ра­емся при­об­щать моло­дежь к соци­аль­ному и мис­си­о­нер­скому слу­же­нию, а также к сози­да­тель­ному труду. Таким обра­зом, мы помо­гаем на прак­тике орга­ни­зо­вать кон­струк­тив­ное лич­ност­ное обще­ние, в рам­ках кото­рого моло­дой чело­век, нахо­дясь среди таких же, как он — актив­ных, веру­ю­щих — обре­тает воз­мож­ность про­явить себя и найти свое место в жизни.

Важ­ным направ­ле­нием нашей работы явля­ется орга­ни­за­ция инте­рес­ного и содер­жа­тель­ного досуга и отдыха в рам­ках палом­ни­че­ских поез­док, пра­во­слав­ных дет­ско-юно­ше­ских и моло­деж­ных лагерей.

Особо сле­дует ска­зать о соци­ально-пси­хо­ло­ги­че­ской помощи и под­держке детей и моло­дежи. Дело в том, что на пер­вых эта­пах жизни чело­века все­сто­рон­нее его раз­ви­тие цели­ком зави­сит от жизни его семьи. Пер­вым и основ­ным эле­мен­том этой дея­тель­но­сти явля­ется под­го­товка моло­дых людей к созда­нию здо­ро­вой семьи, рож­де­нию и вос­пи­та­нию детей.

В наше время это воз­можно реа­ли­зо­вать с помо­щью созда­ния цер­ковно-про­све­ти­тель­ских кур­сов, на кото­рых жела­ю­щие могли бы узнать о духов­ных осно­вах семей­ной жизни и вос­пи­та­ния детей (наи­бо­лее целе­со­об­раз­ным видится созда­ние подоб­ных кур­сов на меж­при­ход­ском уровне); орга­ни­за­ции кон­суль­та­ций с опыт­ными свя­щен­ни­ками, пси­хо­ло­гами, педа­го­гами, вра­чами и юри­стами; созда­ние откры­тых клу­бов, где моло­дые семьи могли бы общаться и помо­гать друг другу при под­держке и духов­ном руко­вод­стве опыт­ных священников.

Опыт пока­зы­вает, что с каж­дым годом воз­рас­тает поток людей, ожи­да­ю­щих от Церкви помощи в пре­одо­ле­нии труд­но­стей раз­ви­тия, вос­пи­та­ния и обра­зо­ва­ния. Мно­гие люди с надеж­дой ждут содей­ствия при выборе жиз­нен­ного пути.

Необ­хо­димо отме­тить, что боль­шой опыт в этих вопро­сах имеют свет­ские спе­ци­а­ли­сты (педа­гоги и пси­хо­логи). Часто кор­рек­ци­он­ные и реа­би­ли­та­ци­он­ные про­граммы высо­кого уровня осу­ществ­ля­ются госу­дар­ствен­ными и обще­ствен­ными орга­ни­за­ци­ями соци­аль­ной направленности.

Нередко эти орга­ни­за­ции и спе­ци­а­ли­сты при­знают свою неком­пе­тент­ность в вопро­сах цен­ност­ной ори­ен­та­ции чело­века и при их реше­нии идут на сотруд­ни­че­ство с раз­лич­ными рели­ги­оз­ными объ­еди­не­ни­ями. Таким обра­зом, для того, чтобы помочь людям в пре­одо­ле­нии труд­но­стей раз­ви­тия, вос­пи­та­ния и обра­зо­ва­ния Пра­во­слав­ной Церкви важно нала­дить сов­мест­ную работу с орга­ни­за­ци­ями соци­аль­ной направленности.

С дру­гой сто­роны, воз­можно созда­ние самой Цер­ко­вью соци­ально зна­чи­мых про­грамм и про­ек­тов с при­вле­че­нием соот­вет­ству­ю­щих спе­ци­а­ли­стов. Подоб­ная дея­тель­ность вос­тре­бо­вана обще­ством и в силу этого под­ле­жит госу­дар­ствен­ному финансированию.

Ю.Б.: Рас­ска­жите о дея­тель­но­сти школы моло­деж­ного служения.

Д.И.: Мы исхо­дим из того, что совре­мен­ный кате­хи­за­тор-мис­си­о­нер и цер­ков­ный соци­аль­ный работ­ник при­зван не про­по­ве­до­вать в узком смысле слова, не декла­ри­ро­вать истину в послед­ней инстан­ции, а на осно­ва­нии виде­ния про­блемы в свете пра­во­слав­ного миро­воз­зре­ния помочь чело­веку пра­вильно понять себя, мир, Цер­ковь и, если он того поже­лает, помочь ему сде­лать пер­вые шаги ко Христу.

Для этого не доста­точно знать основы пра­во­слав­ного веро­уче­ния, необ­хо­димо жиз­ненно осо­зна­вать связь цер­ков­ной тра­ди­ции с современностью.

Сей­час к нам еже­годно при­хо­дит около 150 чело­век — моло­дых ребят и деву­шек, из кото­рых чуть более ста оста­ются на пер­вый год, а осталь­ные про­хо­дят обу­че­ние на вто­ром году Школы, где осу­ществ­ля­ется под­го­товка к прак­ти­че­скому цер­ков­ному служению.

Цель пер­вого года обу­че­ния состоит в том, чтобы позна­ко­мить слу­ша­те­лей с осно­вами пра­во­слав­ной веры, вто­рого года — содей­ство­вать моло­дому чело­веку, жела­ю­щему послу­жить Церкви в выборе направ­ле­ния слу­же­ния и поля деятельности.

На пер­вый год обу­че­ния мы при­ни­маем ребят и деву­шек в воз­расте от 16 до 27 лет, жела­ю­щих позна­ко­миться с пра­во­слав­ным миро­воз­зре­нием и име­ю­щих дове­рие Пра­во­слав­ной Церкви.

Слу­ша­те­лей ждет очень инте­рес­ная про­грамма: базо­вые курсы “Основы пра­во­слав­ного миро­воз­зре­ния” и “Беседы о Еван­ге­лии”, курс “Пра­во­слав­ная Цер­ковь в совре­мен­ном мире”, кото­рые читают насель­ники мона­стыря, в част­но­сти игум. Петр.

Слу­ша­тели могут задать любые, в том числе ост­рые вопросы, каса­ю­щи­еся как тем заня­тий, так и дру­гих вопро­сов цер­ков­ной жизни. Одно­вре­менно перед слу­ша­те­лями в рам­ках курса “Слу­же­ние моло­дого хри­сти­а­нина” с разо­выми лек­ци­ями высту­пят извест­ные бого­словы, цер­ков­ные дея­тели, а также раз­лич­ные спе­ци­а­ли­сты в той или иной обла­сти цер­ков­ной дея­тель­но­сти, кото­рые позна­ко­мят слу­ша­те­лей с опы­том мис­си­о­нер­ского и соци­аль­ного служения.

Для жела­ю­щих обу­че­ние может быть про­дол­жено: слу­ша­те­лям, окон­чив­шим пер­вый год обу­че­ния, после про­хож­де­ния тести­ро­ва­ния по курсу “Основы пра­во­слав­ного миро­воз­зре­ния” и собе­се­до­ва­ния будет пред­ло­жено про­дол­жить обу­че­ние по про­грамме под­го­товки спе­ци­а­ли­стов, жела­ю­щих послу­жить Церкви в обла­сти духовно-нрав­ствен­ного про­све­ще­ния. Наша дея­тель­ность — это дея­тель­ность вовне, еван­гель­ское бла­го­ве­стие обра­щено потен­ци­ально ко всем.

Именно поэтому мы не можем огра­ни­чи­ваться обра­зо­ва­нием только пра­во­слав­ных моло­дых людей ради самого обра­зо­ва­ния, ради их соб­ствен­ного удо­воль­ствия. Мы не имеем права отде­лять при­хо­дя­щую к нам моло­дежь от обще­ства, в кото­ром она живет. Мы стре­мимся содей­ство­вать раз­ви­тию пол­но­цен­ной лич­но­сти чело­века-хри­сти­а­нина, чело­века-граж­да­нина. Почти об этом писал в свое время отец Борис Ничипоров:

“Пра­во­слав­ное обра­зо­ва­ние не должно быть обра­зо­ва­нием исклю­чи­тельно для пра­во­слав­ных. Наша обра­зо­ва­тель­ная система как-то сразу уте­ряла мис­си­о­нер­скую идею, как-то уж очень про­сто отка­за­лась от своей про­све­ти­тель­ской роли в обще­стве, замкну­лась на работе с детьми из воцер­ко­в­лен­ных семей, на задаче обе­ре­га­ния этих детей от мира.

И даже эта задача часто при­во­дит взрос­лых в тупик: дети ухо­дят из гим­на­зий и вос­крес­ных школ. Дети ухо­дят из Церкви, пред­по­чи­тая хри­сти­ан­ству те самые цен­но­сти, над раз­вен­ча­нием кото­рых так долго и так много тру­ди­лись батюшки и педа­гоги. Есть о чем серьезно задуматься.

В цер­ков­ной среде стало непи­сан­ным пра­ви­лом пуб­лично клей­мить все анти­хри­сти­ан­ские про­яв­ле­ния. По этой рев­но­сти даже судят о “цер­ков­но­сти” и “духов­но­сти” пра­во­слав­ного. Ред­кая книга, ред­кая газет­ная ста­тья, ред­кая про­по­ведь обхо­дится без кри­тики без­бож­ного совре­мен­ного мира и сето­ва­ния на труд­но­сти жизни в нем.

Воз­никла свое­об­раз­ная пра­во­слав­ная мода на раз­об­ла­че­ние язв и поро­ков обще­ства. Но что же пред­ло­жили мы, пра­во­слав­ные, этому самому обще­ству, и детям в част­но­сти, за почти что 10 лет легаль­ной цер­ков­ной дея­тель­но­сти? Какую аль­тер­на­тиву нашли мы той потре­би­тель­ской фило­со­фии, кото­рая с шиком и блес­ком пода­ется нам с Запада?”

Цер­ковь должна не клей­мить обще­ство, в кото­ром сама живет и бла­гами кото­рого поль­зу­ется, но пре­об­ра­зо­вы­вать и изле­чи­вать его, пред­ла­гая моло­дежи аль­тер­на­тиву пороку — радость христианства.

Ю.Б.: Но ведь только обра­зо­ва­нием не огра­ни­чи­ва­ется дея­тель­ность Школы. Ска­жите, какие еще сто­роны ее жизни засу­жи­вают нашего внимания?

Д.И.: Отдель­ной сто­ро­ной учеб­ной жизни Школы моло­деж­ного слу­же­ния ста­нут заня­тия по курсу “Духов­ные основы семьи и вос­пи­та­ния”, создан­ные спе­ци­ально для моло­дых ребят и деву­шек, стре­мя­щихся к созда­нию семьи на хри­сти­ан­ских нача­лах, а также моло­деж­ный “Альфа-курс”, рас­счи­тан­ный на более глу­бо­кое зна­ком­ство моло­дежи с Биб­лией и фор­ми­ро­ва­ние у моло­дежи биб­лей­ского мировоззрения.

Еже­годно уча­щимся мы пред­ла­гаем при­нять уча­стие в моло­деж­ной Пев­че­ской сту­дии, клубе хри­сти­ан­ского твор­че­ства “Мелос”, клубе моло­дого мис­си­о­нера, клубе моло­дой семьи, моло­деж­ном педа­го­ги­че­ском отряде, моло­деж­ном еван­гель­ском кружке и доб­ро­воль­че­ском объ­еди­не­нии “Рестав­росъ”.

Ю.Б.: Дмит­рий, не могли бы вы рас­ска­зать о про­екте в дет­ском нар­ко­ло­ги­че­ском дис­пан­сере как наи­бо­лее ярком?

Д.И.: Дей­стви­тельно, как один из новых про­ек­тов, год назад мы начали реа­ли­зо­вы­вать про­ект с фон­дом “Нет алко­го­лизму и нар­ко­ма­нии”. Ранее один из наших кур­сов — курс по под­го­товке людей к мис­си­о­нер­скому и кате­хи­за­тор­скому слу­же­нию был направ­лен на очень широ­кий спектр учре­жде­ний. В эту группу вхо­дили и бабушки из цен­тра соци­аль­ного обслу­жи­ва­ния, и под­ростки из цен­тра изо­ля­ции несо­вер­шен­но­лет­них пра­во­на­ру­ши­те­лей, и также школы, вос­крес­ные школы, то есть довольно-таки широ­кая аудитория.

Однако, одно из наших учре­жде­ний — дет­ско-под­рост­ко­вый город­ской нар­ко­ло­ги­че­ский центр — обла­дает своей спе­ци­фи­кой. Там содер­жатся те дети, кото­рые или имеют про­блемы с упо­треб­ле­нием, или уже зави­си­мо­стью от нар­ко­ти­ков. И гово­рить с такими людьми о вере довольно трудно. Это те люди, кото­рые нахо­дятся на пере­до­вой совре­мен­ного общества.

Был орга­ни­зо­ван спе­ци­аль­ный курс, в под­го­товку спе­ци­а­ли­стов кото­рого вклю­ча­лись и пси­хо­логи, и сотруд­ники дет­ского нар­ко­ло­ги­че­ского цен­тра, и раз­но­об­раз­ные цер­ков­ные работ­ники. Целью его было под­го­то­вить чело­века, кото­рый бы мог на доступ­ном и понят­ном языке в первую оче­редь обсуж­дать вопросы миро­воз­зре­ния. И здесь являть, сви­де­тель­ство­вать ту пози­цию церкви, кото­рую она счи­тает иде­а­лом и пра­виль­ным путем чело­ве­че­ской жизни.

То есть, эти ребята, дей­стви­тельно, запу­та­лись, они живут в пол­ней­шей уве­рен­но­сти, что жизнь вообще есть именно их жизнь. И суще­ство­ва­ние какой-то дру­гой жизни невоз­можно, или она не стоят того, чтобы затра­чи­вать не нее свои уси­лия. Сей­час силами наших выпуск­ни­ков в этом цен­тре создан под­рост­ко­вый клуб “Дру­зья”.

Хоте­лось бы отме­тить, что встречи этого клуба носят не только сугубо про­све­ти­тель­ский или мис­си­о­нер­ский харак­тер. Гораздо важ­нее пока­зать детям, что мы при­ни­маем их такими, какие они есть, что мы пони­маем их, и прежде всего хотим поде­литься тем опы­том, кото­рый сами полу­чили, поэтому встречи часто носят игро­вой харак­тер, часто мы смот­рим кинофильмы.

Ино­гда, осо­бенно по запро­сам детей, или когда мы видим про­блему, кото­рая назре­вает в кол­лек­тиве, мы про­во­дим с ними беседы на миро­воз­зрен­че­ские темы.

Сюда вклю­ча­ется не только поня­тие мира и чело­века, смысла жизни чело­века, но зача­стую мы гово­рим про­сто о семье, о дру­зьях, мы гово­рим о том, как быть успеш­ным в жизни, об отно­ше­ниях между людьми и во всех этих смеж­ных и каза­лось бы мало­зна­чи­мых для хри­сти­ан­ства темах содер­жатся кру­пицы того миро­воз­зре­ния, кото­рое мы ста­ра­емся донести.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки