Взрослый сын и мама: выходим из зоны комфорта вовремя

Взрослый сын и мама: выходим из зоны комфорта вовремя

(15 голосов4.2 из 5)

Евангельские слова «…да оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть» не так легко исполнить. Зачастую взрослые сыновья привычно греются в лучах материнского тепла, не понимая, зачем что-то менять.

Не отлепившийся

В том, что год от года браков заключается всё меньше, и немалый процент среди незаключенных союзов – среди людей зрелого возраста, не новый факт. Принято винить нравы. Мол, падение нравственности, плюс пропагандируемые западные ценности, плюс неограниченное потребление всего и вся.

Сын и мама

Да, не без этого, но есть другая трудноразрешимая проблема: взрослые «дети», которые категорически не желают отделяться от родителей и прилепляться к кому-то «постороннему». Собственно, для чего они должны жениться – то есть, с их точки зрения, менять привычный уют  и  уклад на незнакомую среду и новые привычки? И вместо робких просьб мамы выполнять настойчивые требования чужой женщины –  то есть жены?

«Другая  женщина не позаботится как мама, не даст спуску, если зальешь за воротник, придешь за полночь или прокутишь заработанное. Такое разве что любящая мама стерпит: поругает, повозмущается… и простит. Своё же, кровное «дитя»… А законная половина, не ровен час, еще и бросит. Устанет от неустройства и безденежья или вообще уйдет к другому…

А вот мама и ребенок – это любовь и верность навсегда. Надежная связь, которая, как бы ни вел себя блудный сын, никогда не рвется. Безусловная любовь. Безграничное прощение.

Что еще нужно? Ведь хорошо же, удобно, психологически комфортно», – примерно так рассуждают сыновья за тридцать, а то и за пятьдесят, те, что так и не решились попытать счастье в стороне от родительского дома.

Почему плохо, когда взрослому сыну с мамой хорошо?

Итак, что неправильно, если взрослый сын или дочь не желают обретать самостоятельность? И что нужно, чтобы они  решились попробовать свои силы за порогом родительского дома, во взрослом мире?  Вот какие необычные мысли на этот счёт встретились на просторах Интернета:

«Недавно мы с женой размышляли на эту тему, и Татьяна высказала мысль: в семье между родителями и детьми не должно быть таких идеальных отношений, когда ребёнку максимально комфортно жить с мамой или с мамой и папой.

В такой ситуации сын или дочка вряд ли захотят покидать своё гнёздышко, чтобы построить свой дом. Получается, что некоторые неудобства подталкивают девушку или парня создавать свою семью. Я ломаю привычное понимание?

Мы всегда считали, что должны быть идеальные отношения с родителями, мы должны всегда слушаться их, чтить и уважать. Но чтить и уважать – это одно, никто этого не оспаривает, а другое – создавать настолько удобные, тёплые отношения, что ни о какой жене или муже и думать не хочется.

Хотел бы, чтобы эти слова были утешением для мам и пап, которые расстраиваются: у них конфликты с детьми, и сыновьям или дочкам не всё нравится, что взрослые делают или говорят, и порой одно поколение не может найти общий язык с другим.

Раньше я думал, что это почти трагедия,  но сейчас понимаю: так попущено Богом, чтобы молодой человек или девушка чувствовали, что  пора улетать из гнёздышка».

Что ж, у этого мнения есть право на жизнь. Но, думается, проблема несколько глубже.

Любовь или жажда власти?

Стоит ли приписывать проблему отложенной сепарации (то есть отделения, обретения свободы) молодого человека только душевному и физическому комфорту? Да, дома рядышком с мамой райски хорошо. И всё же… Есть и другая сторона.

Собственно, сторона родительская. Попробуем посмотреть на эту беду с духовной точки зрения, и не только на детей, но и на родителей.

Человеческая душа устроена сложно, противоречиво. Не случайно далеко не каждый психолог способен установить истинные мотивы поступков своих подопечных, а уж сам человек, не имея опыта покаяния и внутреннего сосредоточения, едва ли может разобраться в потемках своей души.

Для этого нужен опытный и чуткий духовник и постоянная сердечная работа.

Что обычно руководит мамами, которые стараются подольше удержать возле себя растущих сыновей? Ну, конечно, думается только о хорошем: мама жалеет, любит, скучает, старается привнести в жизнь сына как можно больше ласки и тепла.

Но бывает заметен и другой, скрытый мотив: неутолимая жажда родительской власти, желание довлеть, требование неукоснительной покорности родительскому авторитету. Со стороны это может выглядеть как «мягкая сила», а отношения в паре «мама-сын» –казаться идиллией.  Но идиллия, на самом деле, мнимая.

В ответ на вопрос о ссорах часто можно услышать: «Ну, бывают  у нас с мамой шутливые перебранки и выплески раздражения, куда же без них…»

Эти тревожные «звоночки» говорят о многом: даже за такими проявлениями мелкой агрессии – взаимные претензии, обида, напряжение, гнев, которые копятся давно и то и дело прорываются наружу. Тут и до открытого противостояния недалеко.

Итак, любимая мама захватила власть. Свободное время – ей. Общение, внимание, уход, помощь в быту, развлечения – всё ей. А что остается ее сыну – для себя самого?

Где он сам и где его естественные интересы? Его, взрослого  и уже отдельного от мамы человека, личное время на общение с друзьями, поездки и походы, будни и праздники? Всего этого просто нет. Мама из эгоистических побуждений ограничила в этом сына или вовсе лишила его всего, что «не она» и не связано с ней.

Так с детства окруженная радужным ореолом материнская фигура начинает терять знакомые очертания – растет в масштабах  и заполняет собой весь горизонт взрослого «ребёнка».

Увы, всю ненормальность происходящего можно наблюдать только со стороны. Как правило,  половинки такой пары  настолько привыкли ко всему и привязались друг к другу, что не могут сохранять объективность.  Они не видят, что не так.

Сын, можно сказать, вернулся обратно в утробу – не буквально, но психологически. Ему спокойно и защищено. Можно по-детски, в том числе и материально, паразитировать на родителях. Никакая «опасная», тревожащая свобода становится просто не нужна.

Беда в том, что отсидеться в «материнской утробе» гиперзаботы и гиперопеки до старости вряд ли получится. Любой маме однажды придется уйти туда, куда не дотянется «пуповина» – их созависимая психологическая связь.

Вот тогда отделение сына от мамы неизбежно произойдет. Но это будет болезненная ампутация, после которой можно так и не прийти в себя.

Увы, не пережившие уход мамы в мир иной пожилые «мальчики» зачастую находят спасение в бутылке, в депрессии, в виртуальном аутизме и обрывании всех социальных контактов.  Вернуться к нормальной жизни им бывает нелегко, а порой и невозможно.

Есть ли выход из ситуации и на что обратить внимание мамам, рядом с которыми подрастают послушные и покладистые, сострадательные и добрые, зависимые и управляемые по природе своей мальчишки?

Выход есть: бдительно наблюдать за собой и своей душой, иметь чувство меры, останавливать свою руку в воздухе, когда ловите себя на мысли лишний раз не отпустить мальчика от себя.

Настоящее родительство невозможно без тонкой рефлексии, без понимания оттенков своих чувств и ощущений. Иногда мы сами чувствуем: здесь переборщили, и вот там можно было помягче, а тут бы построже…

Сегодня  из вредности не позволили сыну побегать во дворе с мячом, через пять-семь лет не разрешили прогуляться с девочкой, которая ему нравится. Еще лет через пять не одобрили выбор невесты или работы. Всё – считайте, цепная реакция запущена.

С выбором спутницы жизни или профессиональным определением он так и будет теперь бесконечно колебаться. Неуверенность и нерешительность не возникли из ничего: их породили вы. Беда в том, что мальчишка был слишком домашним и послушным. Мама много раз сказала «нет»? Так, может, ему и не стоит пытаться?

Надо было сделать пару шагов назад, дать пространство для шага. А вот теперь – как?

Может, сын и не будет открыто винить  слишком властных маму или папу за  свою неудачную, неустроенную жизнь, но чувство глубочайшей обиды и неудовлетворенности  начнет незаметно разъедать ваши отношения.

Будет лучше выслушать все обидное один раз, и потом восстановить мир, чем дойти до взаимной ненависти, неприятия, разрушить общение. Если проблема уже есть, не молчите, разговаривайте. И не бойтесь признавать свои ошибки.

«Перезагрузка» любви

И все же, соглашаясь с автором интернет-заметок, скажем: Создателем изобретен важный природный механизм, уравновешивающий всё и вся.

Дорастая до определенного возраста (всякий по-разному), подросток теряет розовые очки, через которые  смотрит на родителей, и вдруг видит их настоящими, без прикрас. Пелена спадает, и, конечно, этот процесс – очень болезненный.

До поры до времени мама и папа – это наше всё. И вдруг мир рассыпается на части. По сути, ребенок сам лишает себя  абсолюта, идеала, меры всех вещей. Лишается точки опоры.

Сильная личность перерастает этот момент и учится заново любить родителей не такими, какими их рисовало воображение в младенчестве, а обычными людьми, не лишенными слабостей и недостатков.

Более слабый духом ребенок или подросток может не принять эту новую, трагически обрушившуюся на него информацию о неидеальном мироустройстве. Он попытается спрятать голову в песок, залезть обратно  в скорлупу, сделать всё «как было», и в этом нельзя его винить. Психика не выдерживает перегрузок.

И тогда, желая продлить детство, вернуться в зону комфорта, почти взрослый сын сочиняет себе новый идеальный мир, в котором всё хорошо. Нового идеального родителя.  От всего прочего – то есть от всего реального – он отмахивается. С этого внутреннего перелома обычно и начинается житьё-бытьё под маминым крылом с перспективой бесконечного продолжения: в ее квартире, на ее средства, с ее бескорыстной помощью-обслуживанием в быту.

Увы – мальчики, которых мамы и папы приучили паразитировать на родителях, почти не имеют шансов стать хорошими мужьями и отцами семейств. Ум и привычки трудно перестроить, для этого нужна большая встряска. Хорошо, если такой встряской  становится опыт веры.

Приходит на ум случай в столичном храме, описанный в одном современном иерейском рассказе. Литургия, очередь на исповедь. И вдруг очередь надолго застопоривается. Седеющий исповедник из числа вечных юношей никак не может назвать батюшке свой грех, краснеет, потеет, мнется, скорбно заводит глаза, и, наконец, громко, на весь храм, сознается: «Батюшка, я… маму не слушал…» Очередь дружно  и тяжело вздыхает.

Нет сомнений, послушание родителям – огромная добродетель. Особенно тогда, когда и мама с папой духовны, как, скажем, были духовны родители преп. Сергия Радонежского, которые умели дать сыну не вредный, авторитарный, эгоистичный, а по-настоящему духовный совет.

А что если самые близкие манипулируют,  в отношениях терзают шантажом, мастерски используют чувство вины и чувство привязанности, откровенно «бьют на жалость» – не стоит ли устроить запоздалый детский бунт и однажды свергнуть  неуемную власть?

Ведь, на самом деле, вырастая, мы начинаем понимать: власть над каждым из нас совсем другая – это воля Божья, проявление высшего, не запятнанного греховными чувствами и мотивами, настоящего Родительства.

Вот у Кого мы можем учиться воспитанию детей и собственному поведению. Свобода выбора. Доверие. Прощение. Близость и любовь, но без присвоения себе объекта любви. Можно сказать, любовь без обладания. Вот качества, которые мы опытно, сердцем своим узнаем от своего Небесного Отца.

В них столько заботы, что вслед за некоторыми иноками мы можем назвать их не только отеческими, но и материнскими. Неслучайно о некоторых аввах, современных подвижниках веры, еще при жизни в чем-то уподобившихся Богу (например, об архимандрите Иоанне Крестьянкине) иноки любили говорить: «Он был для всех нас как чадолюбивая мать». Это не отменяло строгости, объективного взгляда на его духовных чад, помощи в исправлении того, что нужно исправить.

Вот, наверное, такой и должна быть любовь мамы к сыну по своей духовной сути. Мальчиков надо вовремя отпускать, чувствовать момент, когда пора разжимать объятия. Ослаблять привязанность и сдерживать проявления заботы.

Для полноты мужского счастья растущему мужчине необходимо почувствовать свою силу, испытать себя на прочность, научиться проявлять волю и решимость. Как учиться, если от испытаний оберегают, а в решениях ограничивают?

И не стоит бояться потерять своих детей. Страшиться, что уйдут и не вернутся. Мальчики рано или поздно возвращаются в родное гнездо. И хорошо, когда они приходят усталые от работы, но довольные собой, таща за руку ваших внуков, приводя любимую жену. А не приплывают одинокими потрепанными ветрами парусниками с острова разбитых кораблей, тотчас соглашаясь «немножко» пожить на вашу пенсию.

Каким будет их жизненная траектория, во многом зависит от нас, мам и пап. Зависит от умения найти тонкую грань между сердечным притяжением и эмоциональной привязью, родительской любовью и эгоистическим чувством собственности.

Постараемся же подарить нашим птенцам тепло и защиту родного гнезда – и вовремя поставить их на крыло. Пусть летят красиво и высоко и иногда залетают в наши края.

Мария Солунь

Комментировать