Дошел ли до нас ори­ги­нал Библии?

Андрей Дес­ниц­кий

Оглав­ле­ние



Часто можно услы­шать, что хри­сти­ан­ское Писа­ние испор­чено: ори­ги­нал, мол, до нас не дошел, Иисус в свое время про­по­ве­до­вал одно, а его уче­ники (прежде всего Павел) доба­вили к его про­по­веди нечто свое, иное. Да и пресса пери­о­ди­че­ски сооб­щает о находке какого-нибудь оче­ред­ного “сен­са­ци­он­ного” доку­мента, пред­став­ля­ю­щего еван­гель­скую исто­рию в совер­шенно ином свете… Так есть ли у нас под­лин­ный текст Свя­щен­ного Писа­ния?

^ Ори­ги­нал или копия?

Ори­ги­налы биб­лей­ских книг – то есть руко­писи, выпол­нен­ные соб­ствен­но­ручно про­ро­ком Мои­сеем или апо­сто­лом Павлом – до нас, конечно же, не дошли. Мате­ри­а­лом для письма в их вре­мена служил папи­рус – широ­кие длин­ные листы, сде­лан­ные из стеб­лей рас­те­ния, рас­про­стра­нен­ного в дельте Нила и неко­то­рых других забо­ло­чен­ных местах Ближ­него Востока, или, гораздо реже, пер­га­мен – особым обра­зом выде­лан­ная кожа живот­ных. Но пер­га­мен был слиш­ком дорог, а папи­рус слиш­ком недол­го­ве­чен – редко какая папи­рус­ная книга сохра­ня­лась дольше полу­века.

По сути, все дошед­шие до нас ори­ги­налы древ­них руко­пи­сей – это обрывки част­ной пере­писки и дело­вых бумаг, выбро­шен­ных когда-то на еги­пет­ские помойки (только в Египте сухой климат поз­во­лял им сохра­ниться), да над­писи на твер­дых поверх­но­стях (гли­ня­ных таб­лич­ках, череп­ках, камне). А все древ­ние лите­ра­тур­ные про­из­ве­де­ния дошли до нас в более позд­них копиях. Первые извест­ные списки поэм Гомера отстоят от смерти их созда­теля не менее чем на пол­ты­ся­че­ле­тия. Руко­пи­сей “Илиады”, самого чита­е­мого и чти­мого в древ­ней Греции про­из­ве­де­ния, до нас дошло немно­гим более шести­сот, тра­ге­дий Еври­пида – около трех­сот, а шесть первых книг “Анна­лов” рим­ского исто­рика Тацита вообще сохра­ни­лись в одном-един­ствен­ном списке IX века.

Для срав­не­ния: сего­дня известно более пяти тысяч руко­пи­сей, содер­жа­щих те или иные части Нового Завета. Самые ранние из них были сде­ланы на папи­ру­сах в Египте на рубеже I-II вв. н.э., всего несколько деся­ти­ле­тий спустя после смерти апо­сто­лов. Они, в част­но­сти, содер­жат отрывки из Еван­ге­лия от Иоанна, напи­сан­ного в самом конце I века.

Но откуда, соб­ственно, известно, что та или иная руко­пись дей­стви­тельно содер­жит ори­ги­наль­ный текст гоме­ров­ских поэм или Библии? В наше время под­делку довольно легко обна­ру­жить. Руко­писи изу­ча­ются и сопо­став­ля­ются – что каса­ется Нового Завета, то этим зани­ма­ется целый науч­ный инсти­тут в гер­ман­ском городе Мюн­стере. И потом, под­дель­ными могут ока­заться несколько ману­скрип­тов, но не тысяча.

Но даже в тех слу­чаях, когда древ­ний текст дошел до нас в одной-двух копиях, можно под­твер­дить или отверг­нуть его под­лин­ность на осно­ва­нии многих данных. Не пута­ется ли автор в исто­ри­че­ских дета­лях того пери­ода, кото­рый опи­сы­вает? Хорошо ли он знаком с гео­гра­фией места, где раз­ви­ва­ется дей­ствие? На каком языке он пишет, какие слова исполь­зует? Под­твер­жда­ются ли его сви­де­тель­ства неза­ви­си­мыми источ­ни­ками? Цити­ру­ется ли его книга дру­гими авто­рами, известна ли она чита­те­лям более позд­него вре­мени? Так что отли­чить под­делку вовсе не так трудно, как кажется на первый взгляд.

В пяти тыся­чах дошед­ших до нас ново­за­вет­ных руко­пи­сей встре­ча­ются неко­то­рые раз­но­чте­ния (подроб­нее об этом мы рас­ска­жем в сле­ду­ю­щем номере жур­нала), но ника­кой иной Вести, кроме еван­гель­ской, мы в них не увидим. Ни в одной из них не напи­сано, что Иисус не был Сыном Божьим или не умирал на Кресте. Если все это – резуль­тат дея­тель­но­сти какой-то огром­ной банды фаль­си­фи­ка­то­ров, рабо­тав­ших по всему Сре­ди­зем­но­мо­рью не позд­нее начала II века н.э., то, оче­видно, в этом мире вообще невоз­можно создать ника­кую прав­до­по­доб­ную исто­рию.

^ Библия – книга Церкви

Библия гово­рит не только о Христе, но и о себе нечто прин­ци­пи­ально иное, чем, к при­меру, Коран. Это одна из тех оче­вид­ных баналь­но­стей, кото­рую люди склонны забы­вать. Мусуль­мане верят, что Коран – откро­ве­ние Божье, нис­по­слан­ное одному един­ствен­ному чело­веку – Мухам­маду, запи­сав­шему его “под дик­товку” Бога и ни еди­ного слова не доба­вив­шему от себя. Поэтому для них любой земной текст Корана – всего лишь копия Корана небес­ного, под­лин­ного Слова Божьего, выше кото­рого на земле ничего нет, не было и не будет. Сна­чала был Коран, потом от него родился ислам. Поэтому, кстати, Коран, с точки зрения ислама, непе­ре­во­дим: любые его пере­воды – всего лишь вспо­мо­га­тель­ные посо­бия, а под­лин­ным может счи­таться только араб­ский текст.

Для хри­сти­а­нина же сошед­шее на землю Слово Божие – это прежде всего не книга, а Лич­ность, Иисус Хри­стос, суще­ство­вав­ший пред­вечно и осно­вав­ший на земле свою Цер­ковь. Рас­ска­зы­вают, что одна­жды пра­во­слав­ный свя­щен­ник в США встре­тился с улич­ным про­по­вед­ни­ком одной из про­те­стант­ских кон­фес­сий. “Хотите, я рас­скажу вам про цер­ковь, кото­рая осно­вана на Библии?” – радостно пред­ло­жил тот. “А хотите, я вам рас­скажу про Цер­ковь, кото­рая напи­сала Библию?” – отве­тил ему свя­щен­ник.

И он был прав, ведь Сам Хри­стос не оста­вил нам ника­ких пись­мен­ных тек­стов. Даже Еван­ге­лие сна­чала пере­да­ва­лось как устный рас­сказ, а посла­ния были напи­саны раз­ными апо­сто­лами (прежде всего Павлом) как пас­тыр­ские настав­ле­ния по разным кон­крет­ным пово­дам. И к тому вре­мени, когда была закон­чена послед­няя книга Нового Завета, Еван­ге­лие от Иоанна, хри­сти­ан­ская Цер­ковь суще­ство­вала уже больше полу­века… Поэтому, если мы хотим понять Библию, нам надо обра­титься к хри­сти­ан­ской Церкви, ибо пер­вична она.

^ Откуда взялся биб­лей­ский канон?

Но с чего мы вообще взяли, что Библия – это Свя­щен­ное Писа­ние? Может быть, это просто один из сбор­ни­ков древ­них ска­за­ний, каких немало? Еще больше во все вре­мена было людей, кото­рые назы­вали себя про­ро­ками, послан­ни­ками, хри­стами – что же, каж­дому верить, сочи­не­ния каж­дого при­зна­вать Писа­нием?

Книга может стать Писа­нием только в общине веру­ю­щих, кото­рые при­знают ее авто­ри­тет, опре­де­ляют ее канон (точный состав), истол­ко­вы­вают и, нако­нец, пере­пи­сы­вают. Хри­сти­ане верят, что все это про­ис­хо­дило не без уча­стия Свя­того Духа, Кото­рый гово­рил в авто­рах биб­лей­ских книг, и помощь Кото­рого необ­хо­дима нам сего­дня для вер­ного пони­ма­ния этой книги. Но Дух не отме­няет чело­ве­че­ской лич­но­сти – скорее наобо­рот, Он поз­во­ляет ей рас­крыться во всей пол­ноте.

А поскольку про­цесс этот раз­во­ра­чи­ва­ется в исто­рии, хри­сти­ан­ству чуждо пред­став­ле­ние о раз и навсе­гда данном Откро­ве­нии, кото­рое все после­ду­ю­щие поко­ле­ния могут только испол­нять. Нет, как Хри­стос – вопло­тив­шийся Сын Божий, так и само хри­сти­ан­ство вопло­ща­ется в нашей земной исто­рии, при всем своем внут­рен­нем един­стве при­об­ре­тая какие-то новые черты и осо­бен­но­сти в каждом поко­ле­нии и в каждом народе.

Поэтому и ново­за­вет­ный канон – список книг, вхо­дя­щих в Новый Завет – сло­жился не сразу. Так, на Востоке долго отно­си­лись с неко­то­рой насто­ро­жен­но­стью к книге Откро­ве­ния, веро­ятно, из-за ее мисти­че­ского харак­тера, а на Западе – к Посла­нию апо­стола Павла к Евреям, потому что и по стилю, и по содер­жа­нию оно заметно отли­ча­ется от других его посла­ний (хотя и не про­ти­во­ре­чит им). Впро­чем, добав­ляли хри­сти­ан­ские бого­словы, если он даже и не писал этого посла­ния, его в любом случае напи­сала Цер­ковь.

Но что каса­ется Еван­ге­лий, то здесь все просто. С самого начала Цер­ковь знала те четыре Еван­ге­лия, кото­рые и вошли в канон Нового Завета, и ника­ких других мы ни в одном дошед­шем до нас списке не обна­ру­жим. Именно в них Цер­ковь видела зна­ко­мый и люби­мый облик Христа, и ничего дру­гого ей просто не было нужно.

Ориген уже в начале III в. пере­чис­лял эти четыре Еван­ге­лия, “кото­рые только без­ого­во­рочно и при­ни­ма­ются в Церкви Божьей”. А в IV в. Кирилл Иеру­са­лим­ский ука­зы­вал: “В Новый Завет входят только четыре Еван­ге­лия, а осталь­ные носят ложные назва­ния и вре­до­носны. Мани­хеи напи­сали Еван­ге­лие от Фомы, кото­рое, пороча бла­го­сти имени Еван­ге­лия, губит души про­ста­ков. При­ни­майте также Деяния две­на­дцати апо­сто­лов и с ними семь Собор­ных посла­ний: Иакова, Петра, Иоанна и Иуды; и как печать на всех них и послед­них трудах уче­ни­ков, четыр­на­дцать Посла­ний Павла”.

Правда, ранние хри­сти­ане иногда наравне с этими почи­тали и неко­то­рые другие книги, напи­сан­ные почти в то же самое время и про­дол­жав­шие апо­столь­скую тра­ди­цию, напри­мер, “Пас­тырь” Ерма или посла­ния Кли­мента Рим­ского. Сего­дня такие книги, не вошед­шие в Библию, но сто­я­щие как бы на ее гра­нице, при­нято назы­вать апо­кри­фами. Они вполне согла­су­ются с Новым Заве­том и совер­шенно не пре­тен­дуют на какую-то сен­са­ци­он­ную версию еван­гель­ской исто­рии.

Окон­ча­тельно ново­за­вет­ный канон сфор­ми­ро­вался только к концу IV века и вот уже 17 веков прак­ти­че­ски во всех хри­сти­ан­ских церк­вах насчи­ты­вает те же самые 27 книг, причем этот вопрос нико­гда и нигде не был спор­ным (един­ствен­ное экзо­ти­че­ское исклю­че­ние – Эфи­оп­ская цер­ковь, кото­рая доба­вила к нему несколько ранних апо­кри­фов). По каким же кри­те­риям именно эти книги были при­знаны кано­ни­че­скими? Ведь тот же апо­стол Павел, напри­мер, напи­сал еще и Посла­ние к Лаоди­кий­цам, а неко­то­рые отверг­ну­тые цер­ко­вью Еван­ге­лия носят имена апо­сто­лов Петра, Фомы и Иуды (не Иска­ри­ота) – отчего же они не были вклю­чены в канон? И почему, напро­тив, в него вошли Еван­ге­лие от Луки и Деяния святых апо­сто­лов, хотя сам их автор вовсе не был сви­де­те­лем земной жизни Христа?

Дело в том, что статус книги вовсе не зави­сит от ста­туса ее пред­по­ла­га­е­мого автора. В древ­но­сти к “автор­скому праву” вообще отно­си­лись проще, давая зна­ме­ни­тые имена книгам, напи­сан­ным уже после смерти тех, кто эти имена носил. Так один из самых первых сбор­ни­ков хри­сти­ан­ских гимнов назы­ва­ется “Оды Соло­мона”, хотя никто, есте­ственно, и не думал, что их мог напи­сать сам царь Соло­мон. Так что Еван­ге­лия, нося­щие гром­кие имена апо­сто­лов, на самом деле могли быть напи­саны и кем-то другим. Не в автор­стве дело – Цер­ковь при­зна­вала Свя­щен­ным Писа­нием те книги, в кото­рых она, как в зер­кале, узна­вала наи­бо­лее полное и точное изло­же­ние своей веры. И ника­кими внеш­ними кри­те­ри­ями объ­яс­нить ее выбор невоз­можно.

А вот с Ветхим Заве­том ситу­а­ция слож­нее. Его канон у разных хри­сти­ан­ских общин имеет раз­ли­чия. Так, Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь при­знает 50 книг, при­мерно столько же (с мини­маль­ными отли­чи­ями) насчи­ты­вают другие пра­во­слав­ные и като­лики, кото­рые сле­дуют тра­ди­ции ранней Церкви. Иудеи же, чей канон окон­ча­тельно сло­жился к концу I в. н.э., уже после раз­де­ле­ния с хри­сти­ан­ством, насчи­ты­вают в Танахе (так они назы­вают Библию) 39 книг. Про­те­станты еще со времен Рефор­ма­ции сле­дуют в отно­ше­нии Вет­хого Завета иудей­скому канону, поэтому в их изда­ния Библии тоже не входят Пре­муд­рость Сираха, Товит, Иудифь, Мак­ка­вей­ские и неко­то­рые другие книги, кото­рые, впро­чем, вполне согла­су­ются по содер­жа­нию с осталь­ными кни­гами Вет­хого Завета. Като­лики назы­вают эти книги вто­ро­ка­но­ни­че­скими, про­те­станты – апо­кри­фи­че­скими, а пра­во­слав­ные – нека­но­ни­че­скими. Тем не менее, в пра­во­слав­ные изда­ния Библии они обя­за­тельно вклю­ча­ются, поскольку их при­зна­вали частью Писа­ния древ­ние хри­сти­ане.

^ Сен­са­ци­он­ные находки?

Книги, где изла­га­лась иная версия биб­лей­ской исто­рии и про­по­ве­до­ва­лась другая вера, суще­ство­вали давно, и никто не делал из этого сек­рета. Но Цер­ковь после­до­ва­тельно про­воз­гла­шала их лож­ными или, по мень­шей мере, сомни­тель­ными и не вклю­чала в состав Библии. Помимо апо­кри­фов, сто­я­щих как бы “на грани” Свя­щен­ного Писа­ния и вполне согла­су­ю­щихся с ним (как те же посла­ния Кли­мента Рим­ского или Игна­тия Антио­хий­ского, млад­ших совре­мен­ни­ков апо­сто­лов), с первых веков хри­сти­ан­ства суще­ство­вали “аль­тер­на­тив­ные свя­щен­ные исто­рии”, зача­стую про­ти­во­ре­ча­щие не только Библии, но и друг другу. Так что Дэн Браун (автор нашу­мев­шего “Кода Да Винчи” – прим. ред.) далеко не первый.

Кано­ни­че­ские Еван­ге­лия, напри­мер, почти ничего не гово­рят о дет­стве Иисуса – только Лука рас­ска­зы­вает об одном эпи­зоде, когда роди­тели поте­ряли Его в Иеру­са­лиме, а потом нашли в Храме. Но неужели не инте­ресно, что про­ис­хо­дило с Ним от рож­де­ния до того момента, когда Он вышел на про­по­ведь? Так воз­ни­кает “Еван­ге­лие дет­ства”, при­пи­сы­ва­е­мое апо­столу Фоме. Вот отрывки из него:

«После этого он снова шел через посе­ле­ние, и маль­чик под­бе­жал и толк­нул его в плечо. Иисус рас­сер­дился и сказал ему: ты никуда не пой­дешь дальше, и ребе­нок тотчас упал и умер… Учи­тель напи­сал алфа­вит и долго спра­ши­вал о нем. Но он не давал ответа. И Иисус сказал учи­телю: если ты истин­ный учи­тель и хорошо знаешь буквы, скажи мне, что такое альфа, и я скажу тебе, что такое бета. И учи­тель рас­сер­дился и ударил его по голове. И маль­чик почув­ство­вал боль и про­клял его, и тот без­ды­хан­ный упал на землю. А маль­чик вер­нулся в дом Иосифа. И Иосиф был огор­чен и сказал его матери: “не пускай Его за дверь, ибо каждый, кто вызы­вает Его гнев, уми­рает”».

Похож ли такой “Иисус” на Того, Кто убеж­дал, а не нака­зы­вал, исце­лял и вос­кре­шал, а не убивал, терпел побои, а не разил своих врагов? Скорее, тут перед нами не слиш­ком добрый колдун, кото­рый не терпит ни малей­ших воз­ра­же­ний. Ничего уди­ви­тель­ного, что Цер­ковь не узнала такого Христа, и отвер­гала книгу как недо­сто­вер­ную.

Таких тек­стов было немало в древ­но­сти, про­дол­жают их нахо­дить или сочи­нять и сего­дня (тот же Дэн Браун). Причем, нередко ока­зы­ва­ется, что новое сочи­не­ние повто­ряет старые идеи – так, сего­дняш­ние тео­софы нередко берут на воору­же­ние ста­рин­ные трак­таты гно­сти­ков. В свое время эти книги вполне могли быть попу­лярны, но, в отли­чие от Библии или Корана, они не стали Свя­щен­ным Писа­нием сколь-нибудь жиз­не­спо­соб­ной общины. Даже заняв на время умы людей, они неиз­бежно ухо­дили в небы­тие.

Конечно, кано­ни­че­ские Еван­ге­лия содер­жат не все изре­че­ния и подроб­но­сти жизни Иисуса. Даже Деяния Апо­сто­лов (Деян. 20:35) цити­руют одно изре­че­ние, отсут­ству­ю­щее в Еван­ге­лиях: “бла­жен­нее давать, нежели при­ни­мать”. Навер­няка в неко­то­рых апо­кри­фи­че­ских книгах тоже содер­жатся какие-то вполне досто­вер­ные детали. Но если эти книги в целом не отра­жают того образа Христа, кото­рый знаком Церкви, то трудно дове­рять им и в част­но­стях.

Что поде­лать, слиш­ком уж легко люди под­да­ются иску­ше­нию исполь­зо­вать Благую Весть в сию­ми­нут­ных про­па­ган­дист­ских целях. Но Еван­ге­лие живо и дей­ственно, несмотря на все эти попытки, и всегда оста­нется таким, потому что оно и есть под­лин­ное Слово Божие.

^ Биб­лей­ский канон. Пре­делы Писа­ния

Библия стоит на книж­ной полке – ее можно взять в руки, посмот­реть оглав­ле­ние. Но ока­зы­ва­ется, что в разных изда­ниях список книг, вхо­дя­щих в Библию, может быть не совсем оди­на­ко­вым. Почему так? Да откуда вообще взялся этот список (его еще иногда назы­вают «кано­ном»)? Что озна­чает вклю­че­ние в этот список какой-либо книги?

^ «Весь Закон и про­роки»

Само по себе слово канон – гре­че­ского про­ис­хож­де­ния и озна­чает «пра­вило, мерило, обра­зец». В Церкви оно упо­треб­ля­ется довольно широко – так могут назвать, по сути, любую норму цер­ков­ной жизни: ико­но­пис­ные каноны опре­де­ляют тех­нику ико­но­пи­са­ния, кано­ни­че­ское право – юри­ди­че­ские вопросы. Но сейчас мы будем гово­рить лишь о Биб­лей­ском каноне, то есть о списке книг, вхо­дя­щих в Свя­щен­ное Писа­ние.

Сего­дня нам легко открыть Библию и посмот­реть, что напе­ча­тано под ее облож­кой, но так было далеко не всегда. До изоб­ре­те­ния кни­го­пе­ча­та­ния полная Библия вообще была боль­шой ред­ко­стью: книги были исклю­чи­тельно дороги, да и при тогдаш­ней тех­но­ло­гии том полу­чался очень боль­шим и тяже­лым. Поэтому пере­пи­сы­вали в основ­ном отдель­ные книги или сбор­ники, необ­хо­ди­мые для бого­слу­же­ния.

Напри­мер, зна­ме­ни­тое Остро­ми­рово Еван­ге­лие (Сла­вян­ский текст XI в. из Нов­го­рода) – это вовсе не то, что мы при­выкли видеть в совре­мен­ных изда­ниях, а бого­слу­жеб­ный сбор­ник Еван­гель­ских чтений на разные вос­крес­ные дни и празд­ники, начи­ная с Пасхи. Такие книги в Сред­ние века встре­ча­лись чаще, чем при­выч­ные нам полные изда­ния Биб­лей­ских тек­стов, поскольку потреб­ность в них была больше. Дей­стви­тельно, в тра­ди­ци­он­ном обще­стве Писа­ние суще­ство­вало прежде всего в кон­тек­сте цер­ков­ной жизни, а тех, кто обра­щался к нему «в часы досуга», было очень и очень немного, хотя бы из-за огром­ной сто­и­мо­сти книг. При­мерно так же обсто­яли дела и в Пале­стине времен земной жизни Христа: един­ствен­ный раз, когда мы видим Его со свит­ком Писа­ния в руках, – это суб­бот­нее чтение про­рока Исайи в сина­гоге.

Но и про­стые люди обра­ща­лись к Биб­лей­скому тексту: они могли читать или слы­шать Писа­ние во время бого­слу­же­ния, охотно цити­ро­вали его (зача­стую неточно). Хри­стос в своих про­по­ве­дях посто­янно напо­ми­нает: как напи­сано; у них есть Закон и про­роки. Это, конечно же, ссылки на Писа­ние. Но Хри­стос нико­гда не уточ­няет, какие книги в это Писа­ние входят. Он раз­би­рает мно­же­ство других спор­ных вопро­сов – но только не этот. Таким обра­зом, можно сде­лать вывод, что в Его вре­мена ника­ких суще­ствен­ных раз­но­гла­сий по поводу состава Писа­ния не было.

Апо­столы, всту­пав­шие в дис­кус­сии с языч­ни­ками, с пер­выми ере­ти­ками и с не при­зна­вав­шими Христа иуде­ями, посто­янно ссы­ла­ются на авто­ри­тет Писа­ния – и нигде не опре­де­ляют его гра­ницы. Более того, апо­стол Иуда Иако­влев в 9‑м стихе своего посла­ния даже пере­ска­зы­вает сюжет из апо­кри­фи­че­ского «Воз­не­се­ния Моисея», не вхо­див­шего в состав Писа­ния. И это самая явная, но далеко не един­ствен­ная связь Ново­за­вет­ных тек­стов с апо­кри­фами того вре­мени. Ока­зы­ва­ется, они исполь­зо­вали в своей про­по­веди неко­то­рые книги, не вхо­дя­щие сего­дня в состав Писа­ния.

^ Чужие книги

Суще­ство­вал ли во вре­мена земной жизни Христа и первых Его уче­ни­ков четко опре­де­лен­ный канон? Судя по всему, нет. Люди читали одни и те же книги; но их авто­ри­тет, видимо, мог быть несколько раз­ли­чен: одно дело Закон, то есть Пяти­кни­жие, на кото­ром была осно­вана вся жизнь общины, а другое – пре­да­ние о воз­не­се­нии Моисея, кото­рое на цен­траль­ном месте не будет стоять нико­гда.

В сере­дине XX века в пеще­рах около Мерт­вого моря, прежде всего в месте под назва­нием Кумран, было най­дено много руко­пи­сей, кото­рые были туда спря­таны около 70 года от Р. Х., во время неудав­ше­гося вос­ста­ния евреев против рим­ского гос­под­ства. Книги в этом собра­нии были самые разные. В одном свитке могли быть соеди­нены и те псалмы, кото­рые мы сего­дня видим в Библии, и неко­то­рые другие, похо­жие на них. Разу­ме­ется, этого слиш­ком мало, чтобы гово­рить о каком-то особом «кумран­ском каноне»: в конце концов, и в наши дни издают сбор­ники тек­стов и молит­во­словы, где кано­ни­че­ские псалмы сосед­ствуют с иными молит­вами и гим­нами. Да и сами оби­та­тели Кумрана, скорее всего, стояли в сто­роне от основ­ного направ­ле­ния иуда­изма того вре­мени, пред­став­лен­ного фари­се­ями и сад­ду­ке­ями, так что их пример не очень пока­за­те­лен.

Когда же появился канон? Есте­ственно, первым должен был воз­ник­нуть список книг Вет­хого Завета. Иудей­ское пре­да­ние, раз­де­ля­е­мое и мно­гими хри­сти­а­нами, гово­рит, что это про­изо­шло сразу после воз­вра­ще­ния изра­иль­тян из плена, во время дея­тель­но­сти книж­ника Ездры, но пове­рить в это довольно трудно: слиш­ком много вре­мени отде­ляет Ездру от первых переч­ней кано­ни­че­ских книг. Кроме того, мы рас­по­ла­гаем Сеп­ту­а­гин­той*, в кото­рую вошли книги, отсут­ству­ю­щие в совре­мен­ном еврей­ском каноне: Товит, Иудифь, Пре­муд­рость Соло­мона, Пре­муд­рость Иисуса, сына Сира­хова, Мак­ка­вей­ские и др. Неко­то­рые из них были напи­саны сразу по-гре­че­ски, но неко­то­рые суще­ство­вали и в еврей­ском ори­ги­нале – боль­шая часть еврей­ского текста книги Иисуса, сына Сира­хова была най­дена уже в наше время.

Разум­ным пред­став­ля­ется такой вывод: глав­ные свя­щен­ные книги у иудеев были везде оди­на­ко­выми, но «допол­ни­тель­ный список» мог несколько раз­ли­чаться в разных общи­нах. По-види­мому, это всех устра­и­вало – но только до конца I века от Р. Х. В это время Иеру­са­лим­ский храм был раз­ру­шен, книги стали, по сути, самой глав­ной свя­ты­ней иудеев, а с другой сто­роны – про­изо­шел их окон­ча­тель­ный разрыв с хри­сти­а­нами. Пусть у тех и других был общий Закон и про­роки, но хри­сти­ане доба­вили к ним свои соб­ствен­ные свя­щен­ные книги, кото­рые иудеи кате­го­ри­че­ски отка­зы­ва­лись при­зна­вать.

Именно на рубеже I-II веков окон­ча­тельно сфор­ми­ро­вался иудей­ский канон, а из всех суще­ство­вав­ших вари­ан­тов текста был выбран один, кото­рый сего­дня мы назы­ваем Масо­рет­ским. Насколько мы можем судить, он был самым рас­про­стра­нен­ным в Пале­стине, но все же не един­ствен­ным.

Иудеи раз­де­ляют Ветхий Завет на «Закон» (по-древ­не­ев­рей­ски «Тора»), «Про­ро­ков» («Невиим») и «Писа­ния» («Кету­вим»). Назва­ние всей Библии обра­зо­вано пер­выми бук­вами назва­ний этих трех частей: ТаНаХ (буква «к» из «Кету­вим» в конце слова чита­ется как «х»). При этом иудей­ское деле­ние книг внутри канона не сов­па­дает с хри­сти­ан­ским: к «Про­ро­кам» при­чис­ля­ются и ранние исто­ри­че­ские книги, а Дани­ила отно­сят к «Писа­ниям», видимо, потому, что эта книга была напи­сана, когда состав «Про­ро­ков» был уже пол­но­стью опре­де­лен и доба­вить к нему новую книгу было нельзя.

^ Что же читать в Церкви?

Первые хри­сти­ане, как нетрудно дога­даться, к реше­ниям рав­ви­нов отно­ше­ния не имели, поэтому о хри­сти­ан­ском каноне Писа­ния в I веке гово­рить еще рано. Соб­ственно, жела­ние соста­вить свой список Биб­лей­ских книг появи­лось со вре­ме­нем точно по той же при­чине: стали воз­ни­кать раз­но­об­раз­ные секты и ереси, кото­рые пред­ла­гали свои соб­ствен­ные свя­щен­ные книги, и от этих книг нужно было огра­дить веру­ю­щих. Поэтому и при­шлось состав­лять списки.

Но у вся­кого чело­века, кото­рый начнет срав­ни­вать между собой списки Биб­лей­ских книг, состав­лен­ные хри­сти­а­нами в первые века от Р. Х., они вызо­вут скорее недо­уме­ние: почему списки так заметно рас­хо­дятся и почему сами Отцы этих рас­хож­де­ний как будто не заме­чают? Было бы понятно, если бы один бого­слов заявил: «Я считаю посла­ния Кли­мента Рим­ского частью Нового Завета», а второй бы ему отве­тил: «Нет, они ни в коем случае туда не входят, равно как и Откро­ве­ние Иоанна Бого­слова». Но ника­ких споров не было, просто кто-то вклю­чал эти книги, а кто-то нет. Так, запад­ные списки часто про­пус­кали Посла­ние к Евреям, не похо­жее на все осталь­ные ново­за­вет­ные Посла­ния, а восточ­ные – Откро­ве­ние Иоанна Бого­слова, кото­рое весьма непро­сто понять рядо­вому веру­ю­щему. В отно­ше­нии Вет­хого Завета тоже не было един­ства: одни пред­ла­гали крат­кий список, сов­па­да­ю­щий с иудей­ским кано­ном, а другие – полный, вклю­ча­ю­щий все или по край­ней мере неко­то­рые книги Сеп­ту­а­гинты.

По-види­мому, Отцы стре­ми­лись не столько дать недву­смыс­лен­ное пра­вило на все вре­мена, сколько ука­зать своей пастве, какие книги стоит при­ни­мать как свя­щен­ные, а какие – нет. Напри­мер, в IV веке свя­ти­тель Афа­на­сий Алек­сан­дрий­ский в 39‑м празд­нич­ном посла­нии пере­чис­ляет книги «кано­ни­зо­ван­ные» (это первое в хри­сти­ан­ской лите­ра­туре упо­ми­на­ние о каноне как о перечне свя­щен­ных книг) и «не кано­ни­зо­ван­ные, но пред­на­зна­чен­ные Отцами для чтения». В первую кате­го­рию входят все книги еврей­ского канона, кроме Есфири, и 27 при­выч­ных нам книг Нового Завета; во вторую – Есфирь, Пре­муд­рость Соло­мона, Пре­муд­рость Сираха, Товит, Иудифь, а также при­мы­ка­ю­щие к ново­за­вет­ному кор­пусу книги Дидахе и Пас­тырь Ерма. Все осталь­ные книги, гово­рит свя­ти­тель Афа­на­сий, читать не сле­дует, но списка этих ненуж­ных книг не при­во­дит. Значит ли это, что он отвер­гает Мак­ка­вей­ские книги? Не обя­за­тельно. Воз­можно, в данном месте и в данное время их просто не было в нали­чии, и поэтому гово­рить о них было ни к чему.

Кстати, среди руко­пи­сей Мерт­вого моря почему-то нет книги Есфири, един­ствен­ной из всех Биб­лей­ских книг. Может быть, это просто слу­чай­ность, а воз­можно, эта книга уже тогда сму­щала людей – слиш­ком уж много в ней нена­ви­сти к врагам… Но мы можем стро­ить об этом только пред­по­ло­же­ния.

В резуль­тате всех этих рас­суж­де­ний к IVV векам все хри­сти­ан­ские общины согла­си­лись при­зна­вать в Новом Завете 27 книг, кото­рые мы и сего­дня найдем в любой Библии, кроме эфи­оп­ской.*

^ Есть ли гра­ница между Писа­нием и Пре­да­нием?

Итак, Новый Завет прак­ти­че­ски у всех хри­стиан содер­жит одни и те же 27 книг, но что каса­ется Вет­хого Завета, тут нет пол­ного един­ства. Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь при­знает 50 книг, при­мерно столько же (с мини­маль­ными отли­чи­ями) насчи­ты­вают другие пра­во­слав­ные и като­лики. Но про­те­станты при­знают Биб­лей­скими только те 39 книг, кото­рые вошли в иудей­ский канон; можно ска­зать, что они его просто заим­ство­вали.

Но почему сло­жи­лась такая ситу­а­ция с като­ли­ками и пра­во­слав­ными? При­нято счи­тать, что все самые важные реше­ния при­ни­ма­лись на цер­ков­ных Собо­рах. В связи с Биб­лей­ским кано­ном обычно вспо­ми­нают Лаоди­кий­ский Собор на Востоке (ок. 360 год) и Третий Кар­фа­ген­ский на Западе (397 год). Но на самом деле деяния этих Собо­ров далеки от окон­ча­тель­ного раз­ре­ше­ния всех вопро­сов.

Так, поста­нов­ле­ния Лаоди­кий­ского Собора дошли до нас в несколь­ких спис­ках. Одни из них содер­жат 60‑е, самое послед­нее пра­вило, со спис­ком Биб­лей­ских книг; другие завер­ша­ются 59‑м. Это дало повод сомне­ваться в под­лин­но­сти 60-го пра­вила, кото­рое пере­чис­ляет «книги, кото­рые должно читать» – крат­кий список книг Вет­хого Завета с добав­ле­нием книг Варуха и Посла­ния Иере­мии, и 26 книг Нового Завета, но без Откро­ве­ния. 47‑е пра­вило Тре­тьего Кар­фа­ген­ского Собора тре­бует, чтобы «кроме кано­ни­че­ских Писа­ний ничто не чита­лось в церкви под именем Боже­ствен­ных Писа­ний» и пере­чис­ляет зна­ко­мый нам полный список Вет­хого Завета и 27 книг Нового.

Очень долгое время это раз­но­гла­сие никому не мешало. Когда в 691–692 годах на Трулль­ском Соборе епи­скопы заня­лись све­де­нием воедино и коди­фи­ка­цией поста­нов­ле­ний пред­ше­ству­ю­щих Собо­ров, они под­твер­дили авто­ри­тет­ность и Лаоди­кий­ского, и Кар­фа­ген­ского помест­ных собо­ров, но не ука­зали, какому списку книг нужно сле­до­вать. Но помимо этих двух Собо­ров, они ссы­ла­ются и на текст под назва­нием «Апо­столь­ские поста­нов­ле­ния». В их 85‑м (тоже послед­нем) пра­виле при­во­дится список кано­ни­че­ских книг, причем Новый Завет там пред­став­лен без Откро­ве­ния, но зато с двумя посла­ни­ями Кли­мента Рим­ского.

Воз­ни­кает ощу­ще­ние, что точный состав Библии Отцы рас­смат­ри­вали далеко не в первую оче­редь и даже не осо­бенно ста­ра­лись устра­нить явные рас­хож­де­ния: в подоб­ном каноне просто не было осо­бен­ной прак­ти­че­ской надоб­но­сти. Пра­вила Лаоди­кий­ского и Кар­фа­ген­ского Собо­ров не про­во­дят ника­кой гра­ницы между истин­ными и ере­ти­че­скими кни­гами, а всего лишь опре­де­ляют, какие книги могут читаться в церкви в каче­стве Писа­ния. Если в одной церкви будут читать Откро­ве­ние Иоанна Бого­слова, а в другой нет, в этом рас­хож­де­нии не будет ничего страш­ного, лишь бы место этой книги не заняло какое-нибудь ере­ти­че­ское про­из­ве­де­ние.

Оже­сто­чен­ные споры раз­го­ре­лись на Западе уже в эпоху Рефор­ма­ции, и каса­лись они лишь Вет­хого Завета. Впро­чем, это были споры не только о точном составе Биб­лей­ского канона, но и о его зна­че­нии. Про­те­станты гово­рили при этом об исклю­чи­тель­ном авто­ри­тете Писа­ния, прин­ци­пи­ально отли­ча­ю­ще­гося от всех осталь­ных книг. Этот прин­цип полу­чил назва­ние Sola Scriptura – только Свя­щен­ное Писа­ние может слу­жить осно­вой веро­уче­ния Церкви. Если так, то вопрос о том, что входит, а что не входит в Писа­ние, ста­но­вится дей­стви­тельно жиз­ненно важным. Напри­мер, като­ли­че­ские бого­словы в под­держку идеи чисти­лища (и вообще идеи о том, что земная Цер­ковь может повли­ять на посмерт­ную участь ее членов) при­во­дили рас­сказ 2‑й Мак­ка­вей­ской книги (12:39–45) о при­не­се­нии Иудой Мак­ка­веем очи­сти­тель­ной жертвы за умер­ших собра­тьев. Для като­ли­ков эта книга входит в состав Писа­ния, а сле­до­ва­тельно, молитва за умер­ших Биб­лией пред­пи­сана. Но с точки зрения про­те­стан­тов эта книга не Биб­лей­ская, и даже если сама по себе она хороша и инте­ресна, то утвер­жде­ния ее автора не имеют веро­учи­тель­ного авто­ри­тета.

Пра­во­слав­ный мир не знал столь мас­штаб­ных и прин­ци­пи­аль­ных споров по поводу досто­ин­ства книг Товита, Иудифи и т. д. В резуль­тате сло­жи­лась ситу­а­ция, когда пра­во­слав­ные, следуя Лаоди­кий­скому Собору, при­знают кано­ни­че­скими те же книги, что и про­те­станты, но вклю­чают в свои изда­ния Библии и нека­но­ни­че­ские книги, как като­лики. Таким обра­зом, Биб­лей­ский канон ока­зы­ва­ется меньше самой Библии!

Но стран­ным это может пока­заться только в кон­тек­сте Рефор­ма­ции, а не на Востоке, где не ста­ви­лась задача отде­лить Писа­ние от Пре­да­ния. Пра­во­слав­ные бого­словы иногда изоб­ра­жают их в виде кон­цен­три­че­ских кругов: в самом центре нахо­дится Еван­ге­лие, далее – другие Биб­лей­ские книги (понятно, что Посла­ния Павла для нас важнее, чем Левит), затем – опре­де­ле­ния Все­лен­ских Собо­ров, тво­ре­ния Отцов и другие эле­менты Пре­да­ния, вплоть до бла­го­че­сти­вых обы­чаев отдель­ных при­хо­дов. Пери­фе­рия обя­за­тельно должна согла­со­вы­ваться с цен­тром, про­ве­ряться им – но не так уж важно, где именно закан­чи­ва­ется Писа­ние и начи­на­ется Пре­да­ние, куда именно отне­сти Мак­ка­вей­ские книги или посла­ния Кли­мента Рим­ского. Важнее опре­де­лить сте­пень их авто­ри­тет­но­сти отно­си­тельно других книг и обы­чаев.

Гра­ницы между исти­ной и ложью, между верой и суе­ве­рием, между цер­ков­но­стью и ересью гораздо важнее границ между Писа­нием и Пре­да­нием, кото­рые, как и многое иное в Церкви, служат сви­де­тель­ством одного Духа (1Кор.1:10).

журнал «Фома»

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки