Толкование

***

Толкова́ние – разъ­яс­не­ние тек­стов Свя­щен­ного Писа­ния, свя­то­оте­че­ской лите­ра­туры, молит­во­сло­вий, пес­но­пе­ний, содер­жа­ния ико­но­гра­фи­че­ских обра­зов и пр. Пра­во­слав­ное тол­ко­ва­ние Св. Писа­ния (биб­лей­ская гер­ме­нев­тика) имеет своей осно­вой веро­уче­ние Церкви и тол­ко­ва­ния святых отцов.

tolkovanie - Толкование

Необ­хо­ди­мость тол­ко­ва­ния Свя­щен­ного Писа­ния

Нередко то, что мы слышим или читаем, вос­при­ни­ма­ется нами спон­танно и неосо­знанно. Когда же появ­ля­ются пре­пят­ствия для такого пони­ма­ния, воз­ни­кает потреб­ность в том, чтобы осо­знать пра­вила и методы, исполь­зу­е­мые при тол­ко­ва­нии сооб­ще­ния. Потреб­ность в тол­ко­ва­нии появ­ля­ется при доста­точ­ном коли­че­стве пре­пят­ствий для спон­тан­ного пони­ма­ния.

Св. Писа­ние необ­хо­димо тол­ко­вать по сле­ду­ю­щим при­чи­нам:

  1. Силь­ное отли­чие куль­турно-исто­ри­че­ского фона, раз­ность исто­ри­че­ских эпох.
  2. Биб­лей­ские тексты напи­саны на древ­них языках, что иногда откры­вает глу­бо­кое раз­ли­чие между тем, какой смысл видели в тех или иных словах, фразах древ­ние люди, и какой смысл вкла­ды­вают в них совре­мен­ные люди.
  3. Неси­сте­ма­тич­ность изло­же­ния Боже­ствен­ного Откро­ве­ния.
  4. Исполь­зо­ва­ние раз­лич­ных лите­ра­тур­ных жанров.
  5. Воз­мож­ность дво­я­кого пони­ма­ния неко­то­рых фраг­мен­тов.
  6. Воз­вы­шен­ность биб­лей­ского учения и гре­хов­ная помра­чен­ность чело­ве­че­ского ума.

Несмотря на это, нельзя ска­зать, что в Св. Писа­нии непо­нятно все, так как оно писа­лось для того, чтобы хри­сти­ане пони­мали его и при­ме­няли в своей жизни. Свт. Иоанн Зла­то­уст при­зы­вает: «Итак, не будем пре­не­бре­гать чте­нием боже­ствен­ных Писа­ний, но будем читать их как можно чаще. Пони­маем ли мы их смысл, или нет, но усерд­ное чтение помо­гает нам лучше удер­жи­вать в памяти то, что мы читаем неод­но­кратно. Что мы не можем понять сего­дня, мы, воз­можно, поймем завтра, если пере­чтем это, ибо благий Бог непо­сти­жимо озарит наш разум». «Будем не просто читать Писа­ния, но изу­чать и нази­даться. Ведь [ничего] не напи­сано напрасно. Вели­кое зло не знать Писа­ния».

Что значит пони­мать Библию так, как пони­мает Святая Цер­ковь? Может ли пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин само­сто­я­тельно тол­ко­вать биб­лей­ский текст?

Пра­во­слав­ные хри­сти­ане должны «при­ни­мать и пони­мать Святое Писа­ние в согла­сии с тем пони­ма­нием, кото­рое содер­жала и содер­жит наша Матерь – Святая Восточ­ная Цер­ковь» (см. Испо­ве­да­ние веры, при­хо­дя­щего к Пра­во­слав­ной Церкви от ино­сла­вия).

Как это можно при­ме­нить на прак­тике?

Читать и само­сто­я­тельно осмыс­ли­вать труд­ные для пони­ма­ния биб­лей­ские тексты можно и нужно тем, кто имеет опре­де­лен­ную под­го­товку, тем «кто знает, каким обра­зом Боже­ствен­ные Писа­ния сле­дует рас­смат­ри­вать изу­чать и вообще читать» (Посл. восточ. пат­ри­ар­хов, вопр. 1). Не под­го­тов­лен­ному в данном отно­ше­нии чело­веку сле­дует изу­чать Святое Писа­ние под руко­вод­ством опыт­ных в этом деле хри­стиан. Напри­мер, слу­шать отры­вок из Еван­ге­лия и его истол­ко­ва­ние свя­щен­ни­ком на про­по­веди. Или же изу­чать Библию в биб­лей­ском кружке на при­ходе, под руко­вод­ством опыт­ного веду­щего.

Библия – книга Церкви и часть ее Пре­да­ния, поэтому должна пони­маться в свете всего веро­уче­ния. Как это рабо­тает для пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина на прак­тике? «Если какое-либо место Писа­ния рас­ше­ве­лит мысль, а эта мысль, в свою оче­редь, начнет делать выводы, неот­ра­зимо тес­ня­щи­еся в голову, – ничего: пра­во­слав­ный и от этого не прочь, но только обхо­дится с этими выво­дами, своими порож­де­ни­ями, не как с род­ными чадами, а как с пасын­ками: под­вер­гает их испы­та­нию, встав­ляя их во всю сово­куп­ность истин святой веры, содер­жа­щихся в пра­во­слав­ном кати­хи­зисе, и смот­рит, вяжутся ли они с ними, и, если не вяжутся или про­ти­во­ре­чат им, гонит вон из головы, как детей неза­кон­но­рож­ден­ных. Если же не сможет сде­лать этого сли­че­ния сам, то обра­ща­ется или к живым, или к преж­ним учи­те­лям и их вопро­шает»,  – объ­яс­няет свт. Феофан Затвор­ник.

Озна­чает ли это, что при таком под­ходе к Писа­нию не оста­ется места соб­ствен­ному науч­ному иссле­до­ва­нию, в том числе истол­ко­ва­нию? Нет, не озна­чает. Мит­ро­по­лит Мака­рий (Бул­га­ков) объ­яс­няет, что это не озна­чает, «чтобы сами веру­ю­щие не имели права наро­чито изу­чать Боже­ствен­ное откро­ве­ние и, в част­но­сти, св. Писа­ние во всех воз­мож­ных отно­ше­ниях, исто­ри­че­ском, архео­ло­ги­че­ском, фило­ло­ги­че­ском, гер­ме­нев­ти­че­ском и других, и потом не имели права истол­ко­вы­вать Слово Божье, по пра­ви­лам здра­вой пра­во­слав­ной гер­ме­нев­тики. И этого Цер­ковь не запре­щала нико­гда своим чадам, как видно из при­мера самих же св. Отцов и вообще древ­них писа­те­лей Хри­сти­ан­ских. Многие из них, неоспо­римо, изу­чали Писа­ние во всех пока­зан­ных отно­ше­ниях, изу­чали его фило­ло­гию, архео­ло­гию, гер­ме­нев­тику (блаж. Авгу­стин даже соста­вил сам свя­щен­ную гер­ме­нев­тику в руко­вод­ство другим), и при посо­бии всех этих средств напи­сали мно­го­чис­лен­ные тол­ко­ва­ния на разные книги св. Писа­ния. Это неко­то­рым обра­зом даже необ­хо­димо: ибо сама Цер­ковь нигде не ука­зала, как пони­мать каждое из бес­чис­лен­ных мест св. Писа­ния, не дала наро­чи­того тол­ко­ва­ния на всю Библию, где бы со всей точ­но­стью был опре­де­лён истин­ный смысл каж­дого текста. А сле­дует только, что мы должны изу­чать Слово Божье всегда под руко­вод­ством Церкви, в каком бы то ни было отно­ше­нии: исто­ри­че­ском ли, архео­ло­ги­че­ском, фило­ло­ги­че­ском, экзе­ге­ти­че­ском и прочих. Поло­жи­тель­ное учение Церкви, твёр­дое, неиз­мен­ное, должно быть и нача­лом, и пра­ви­лом, и целью всех наших иссле­до­ва­ний такого рода и всех наших тол­ко­ва­ний на св. Писа­ние. Нача­лом, к кото­рому бы мы обра­ща­лись посто­янно, чтобы пове­рять им свои мысли. Пра­ви­лом, кото­рое бы ука­зы­вало нам закон­ные пре­делы для наших изыс­ка­ний и напо­ми­нало: доселе дой­деши и не прейдеши. Целью, в пользу кото­рой посвя­щены были бы все наши заня­тия. При этих усло­виях биб­лей­ская архео­ло­гия, фило­ло­гия, кри­тика, гер­ме­нев­тика и экзе­ге­тика не только не могут быть вред­ными (какими неиз­бежно явля­ются они, когда, неза­конно отвергши в деле Боже­ствен­ного откро­ве­ния всякое руко­вод­ство бого­учре­ждён­ной руко­во­ди­тель­ницы, осно­вы­ва­ются на одном лишь про­из­воль­ном начале про­из­воль­ного мнения, liberi arbitrii). Напро­тив, могут быть весьма полез­ными как веру­ю­щим, так и самой Церкви: Веру­ю­щим – тем, что уяснят для них многие дог­маты и истины содер­жи­мого ими пра­во­слав­ного испо­ве­да­ния; а самой Церкви – тем, что доста­вят важные, необ­хо­ди­мые оружия для защиты учения её от врагов, кото­рые дей­ствуют тем же ору­жием, и ничем другим не могут быть побеж­дены». Согласно суж­де­нию мит­ро­по­лита Ила­ри­она (Алфе­ева), «Цер­ковь не огра­ни­чи­вает веру­ю­щего в праве не только читать Еван­ге­лие, но и интер­пре­ти­ро­вать его по-своему. Но она предо­сте­ре­гает от оши­боч­ных и непра­виль­ных тол­ко­ва­ний, при­зы­вая ори­ен­ти­ро­ваться на свое пони­ма­ние Еван­ге­лия в каче­стве нор­ма­тив­ного. По мнению Церкви, только то тол­ко­ва­ние Еван­ге­лия леги­тимно, кото­рое не входит в прямое про­ти­во­ре­чие с ее уче­нием».

Исполь­зо­ва­ние свя­то­оте­че­ских тво­ре­ний в работе пра­во­слав­ного экзе­гета также должно пони­маться пра­вильно. В посо­бии по биб­лей­ской гер­ме­нев­тике, при­ня­том для пре­по­да­ва­ния в Санкт-Петер­бург­ской Духов­ной Ака­де­мии, это пояс­ня­ется таким обра­зом: «Тол­ко­ва­ние Свя­щен­ного Писа­ния в свете Свя­щен­ного Пре­да­ния не озна­чает меха­ни­че­ского под­бора цитат из свя­то­оте­че­ских тво­ре­ний к каж­дому биб­лей­скому отрывку. Пра­во­слав­ный экзе­гет должен при­дер­жи­ваться не буквы, а духа святых отцов. Святые отцы задают направ­ле­ние, кото­рому должен сле­до­вать хри­сти­а­нин в своем пони­ма­нии Писа­ния. Кроме того, вер­ность пат­ри­сти­че­ской гер­ме­нев­тике не огра­ни­чи­вает науч­ное иссле­до­ва­ние Библии с при­вле­че­нием вспо­мо­га­тель­ных мето­дов. На прак­тике этот прин­цип озна­чает, что тол­ко­ва­телю Слова Божия нужно стре­миться к тому, чтобы, узнав сви­де­тель­ство цер­ков­ного Пре­да­ния, свя­зать с ним резуль­таты экзе­ге­ти­че­ского про­цесса, т. е. поста­вить его в кон­текст цер­ков­ного учения. Поиск такой связи – это не при­ня­тие при­ну­ди­тель­ной нормы, уста­нов­лен­ной Пре­да­нием, а твор­че­ское сум­ми­ро­ва­ние цер­ков­ного и лич­ного пони­ма­ния» (Д. Г. Добы­кин. Пра­во­слав­ное учение о тол­ко­ва­нии Свя­щен­ного Писа­ния: лекции по биб­лей­ской гер­ме­нев­тике). Такая дис­ци­плина, как биб­лей­ская гер­ме­нев­тика, кото­рая пред­по­ла­гает обу­че­ние само­сто­я­тель­ному тол­ко­ва­нию Св. Писа­ния в соот­вет­ствии с пра­во­слав­ными прин­ци­пами, тра­ди­ци­онно явля­ется одним из пред­ме­тов пра­во­слав­ных духов­ных учеб­ных заве­де­ний.

Прин­ципы пра­во­слав­ного тол­ко­ва­ния Библии

В основе прин­ци­пов тол­ко­ва­ния лежат опре­де­лен­ные нормы и тре­бо­ва­ния Церкви, кото­рых необ­хо­димо дер­жаться тол­ко­ва­телю, чтобы пра­вильно понять и рас­крыть зна­че­ние текста Св. Писа­ния.

  1. Бого­дух­но­вен­ность Свя­щен­ного Писа­ния. Апо­стол Павел пишет, что «все Писа­ние бого­дух­но­венно» (2Тим.3:16) и Святая Цер­ковь испо­ве­дует в Сим­воле веры, что сам Дух Святой гово­рил через про­ро­ков.

Из при­зна­ния бого­дух­но­вен­но­сти биб­лей­ских тек­стов сле­дует, что:

  • бого­дух­но­вен­ным явля­ется всё Писа­ние, а значит в нем нет ничего небо­го­дух­но­вен­ного. Библия не просто содер­жит Слово Божие, а сама явля­ется им;
  • Писа­ние содер­жит совер­шен­ную истину, и оно непо­гре­шимо;
  • Писа­ние должно иметь без­услов­ный авто­ри­тет в вере и вообще в жизни. 
  1. Бого­че­ло­ве­че­ский харак­тер Свя­щен­ного Писа­ния. Этот прин­цип пред­по­ла­гал сво­бод­ное вза­и­мо­дей­ствие Духа Свя­того и свя­щен­ных писа­те­лей, что, в част­но­сти, выра­жа­лось и в неко­то­рой сво­боде послед­них истинно изла­гать Откро­ве­ние Божие в той или иной лите­ра­тур­ной форме. Однако, несмотря на все автор­ские осо­бен­но­сти биб­лей­ских тек­стов, в Писа­нии невоз­можно найти такую гра­ницу, где бы кон­ча­лось Слово Божие и начи­на­лось слово чело­века.

С данным прин­ци­пом свя­зана необ­хо­ди­мость гар­мо­нич­ного един­ства веры и разума в тол­ко­ва­нии Свя­щен­ного Писа­ния. Откло­не­ние от этого прин­ципа может при­ве­сти как к ради­каль­ному мисти­цизму, так и к раци­о­на­лизму, что оди­на­ково непри­ем­лемо для пра­во­слав­ного тол­ко­ва­теля.

  1. Един­ство Свя­щен­ного Писа­ния. Это прин­цип пред­по­ла­гает, что Ветхий, и Новый Завет– нераз­дель­ные части Боже­ствен­ного Откро­ве­ния. Согласно выра­же­нию, кото­рое при­пи­сы­ва­ется блж. Авгу­стину: «Ветхий Завет в Новом откры­ва­ется, Новый же в Ветхом скры­ва­ется». Пра­во­слав­ная Цер­ковь учит, что «Святой Дух – истин­ный Автор Свя­щен­ного Писа­ния, как Вет­хого, так и Нового [Завета], и что Он изрек его через многих посред­ни­ков. Сле­до­ва­тельно, Писа­ния как Вет­хого, так и Нового Завета, явля­ются уче­нием Свя­того Духа» (Пра­во­слав­ное испо­ве­да­ние. Ч. 1, вопрос 72). Итак, Книги Нового Завета состав­ляют единое целое с Писа­нием Вет­хого Завета.

Поскольку всё Писа­ние вдох­нов­лено одним Духом, между его раз­ными частями суще­ствует фун­да­мен­таль­ное един­ство, кото­рое назы­ва­ется «гар­мо­ния Писа­ния», или «ана­ло­гия Писа­ния». Как пишет прп. Петр Дамас­кин, «у кого ум еще не про­све­щен, тот думает, что Боже­ствен­ные Писа­ния раз­но­гласны между собою; однако нет сего в Боже­ствен­ных Писа­ниях. Никак. Но неко­то­рые из Боже­ствен­ных Писа­ний сви­де­тель­ству­ются дру­гими Писа­ни­ями, а неко­то­рые имели пово­дом – время или лицо, и потому всякое изре­че­ние Писа­ния непо­гре­ши­тельно». Таким обра­зом, разные части Библии согла­су­ются между собой, и одна часть объ­яс­няет другую, явля­ясь ключом к пони­ма­нию род­ствен­ных отрыв­ков. Гос­подь Иисус Хри­стос при­зна­вал этот прин­цип, что видно, напри­мер, из его беседы с уче­ни­ками по дороге в Еммаус, когда, «начав от Моисея, из всех про­ро­ков изъ­яс­нял им ска­зан­ное о Нем во всем Писа­нии» (Лк.24:27). 

  1. Хри­сто­цен­тризм Свя­щен­ного Писа­ния. Как Ветхий, так и Новый Завет, гово­рят о Христе – Гря­ду­щем или уже При­шед­шем. Вет­хо­за­вет­ная исто­рия – это при­го­тов­ле­ние для при­ня­тия чело­ве­че­ством Спа­си­теля, ново­за­вет­ная – Его при­ше­ствие и испол­не­ние обе­то­ва­ний.  Мит­ро­по­лит Платон (Левшин)писал: «Вся сила и суще­ствен­ное содер­жа­ние Свя­щен­ного Писа­ния есть Спа­си­тель наш Иисус Хри­стос.. В Свя­щен­ном Писа­нии содер­жатся разные вещи.. Но всё сие ни куда кло­нится, как токмо к откро­ве­нию пред­веч­ного совета Божия об Искуп­ле­нии чело­ве­че­ского рода через Спа­си­теля нашего Иисуса Христа». Из этого можно заклю­чить, что Иисус Хри­стос явля­ется нача­лом, цен­тром и завер­ше­нием тол­ко­ва­ния Писа­ния. При чтении книг Вет­хого Завета необ­хо­димо искать ука­за­ние на Христа: «Если кто станет вни­ма­тельно читать Писа­ния, то найдет в них речь о Христе и пре­ды­зоб­ра­же­ние нового при­зы­ва­ния. Ибо [Писа­ния] суть сокро­вище, скры­тое на селе, т. е. в мире, – ибо “село есть мир” (Мф.13:38), – а сокро­вище, скры­тое в писа­ниях, есть Хри­стос, Кото­рый изоб­ра­жался посред­ством обра­зов и прит­чей, потому что то, что отно­сится к Его чело­ве­че­ству, невоз­можно было понять прежде испол­не­ния про­ро­честв, т. е. при­ше­ствия Христа» (св. Ириней Лион­ский). 
  2. Нераз­дель­ность позна­ния Слова Божия и духов­ной жизни. Поскольку Библия – это Слово Божие, оно тре­бует осо­бого к себе отно­ше­ния и духов­ной под­го­товки для пра­виль­ного вос­при­я­тия и усво­е­ния его содер­жа­ния. «Необ­хо­димо читать его с бла­го­го­ве­нием, как Слово Божие, и с молит­вой о его пони­ма­нии; с чистым наме­ре­нием, для нашего настав­ле­ния в вере и побуж­де­ния к добрым делам», – настав­ляет веру­ю­щих Цер­ковь в «Про­стран­ном хри­сти­ан­ском кате­хи­зисе».

Есть несколько причин, почему в про­цессе тол­ко­ва­ния необ­хо­димо при­бе­гать к помощи Свя­того Духа: духов­ная повре­жден­ность чело­ве­че­ского ума; бого­дух­но­вен­ность Писа­ния, пре­вос­хо­дя­щая есте­ствен­ные воз­мож­но­сти чело­ве­че­ского позна­ния; бого­об­ще­ние через чтение Слова Божия.  Свт. Тихон Задон­ский так писал об отно­ше­нии хри­сти­а­нина к Свя­щен­ному Писа­нию: «Если бы ты полу­чил письмо от царя зем­ного, разве ты не читал бы его с радо­стью? Конечно, с вели­кой радо­стью и тре­пет­ным вни­ма­нием. Ты же полу­чил письмо, но не от зем­ного царя, а от Царя Небес­ного. А ведь ты почти пре­не­бре­га­ешь этим даром, таким бес­цен­ным сокро­ви­щем». «Каждый раз, читая Святое Еван­ге­лие, ты слы­шишь обра­щен­ные к тебе слова Самого Христа. Во время чтения ты и молишься Ему, и бесе­ду­ешь с Ним».

Этот прин­цип пред­по­ла­гает не только необ­хо­ди­мость при­зы­вать на помощь Свя­того Духа для пра­виль­ного пони­ма­ния Писа­ния, но также и пра­виль­ное веде­ние духов­ной жизни самим тол­ко­ва­те­лем.  Гос­подь не только про­све­щает ум тол­ко­ва­теля, но и пре­об­ра­жает его сердце. Тол­ко­ва­телю нужно иметь готов­ность и жела­ние испол­нять запо­ве­дан­ное в Св. Писа­нии. Истин­ной целью изу­че­ния гер­ме­нев­тики должно быть не при­об­ре­те­ние каких-то исклю­чи­тель­ных знаний, а совер­шен­ство­ва­ние в пони­ма­нии Св. Писа­ния и послу­ша­ние ему.

  1. Тол­ко­ва­ние Свя­щен­ного Писа­ния в свете Свя­щен­ного Пре­да­ния. Это осно­во­по­ла­га­ю­щий прин­цип пра­во­слав­ной гер­ме­нев­тики, пред­по­ла­га­ю­щий согла­сие тол­ко­ва­ния с цер­ков­ным уче­нием о вере и нрав­ствен­но­сти. В «Посла­нии восточ­ных пат­ри­ар­хов» 1723 года утвер­жда­ется, «что Боже­ствен­ное и Свя­щен­ное Писа­ние дано нам от Бога: посему мы должны верить ему бес­пре­ко­словно, и притом не как-нибудь по-своему, но именно так, как изъ­яс­нила и пре­дала оное Кафо­ли­че­ская Цер­ковь. Ибо и суе­муд­рие ере­ти­ков при­ни­мает боже­ствен­ное Писа­ние, только пре­вратно изъ­яс­няет оное, поль­зу­ясь ино­ска­за­тель­ными и подоб­нозна­ча­щими выра­же­ни­ями и ухищ­ре­ни­ями чело­ве­че­ской муд­ро­сти, сливая то, чего нельзя сли­вать, и играя мла­ден­че­ски такими пред­ме­тами, кои не под­ле­жат шуткам. Иначе, если бы всякий еже­дневно стал изъ­яс­нять Писа­ние по-своему, то Кафо­ли­че­ская Цер­ковь не пре­была бы доныне еди­но­мыс­лен­ною в вере, всегда оди­на­ко­вой и непо­ко­ле­би­мой, но раз­де­ли­лась бы на бес­чис­лен­ные части, под­верг­лась бы ересям и, вместе с тем, пере­стала бы быть Цер­ко­вью святою, стол­пом и утвер­жде­нием истины, а сде­ла­лась бы цер­ко­вью лукав­ну­ю­щих, т. е., как должно пола­гать без сомне­ния, цер­ко­вью ере­ти­ков, кои не сты­дятся учиться от Церкви, а после без­за­конно отвер­гать ее». Для пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина Библия – это книга Церкви. Она создана ею и может суще­ство­вать только в ней. Только в Церкви биб­лей­ские книги полу­чают статус Свя­щен­ного Писа­ния. Бла­жен­ный Авгу­стин сви­де­тель­ствует об этом, говоря: «Я не веро­вал бы Еван­ге­лию, если бы не побуж­дал меня к тому авто­ри­тет Кафо­ли­че­ской Церкви». Смысл Библии пости­га­ется только в Церкви, в свете апо­столь­ского и свя­то­оте­че­ского учения, хра­ни­мого ею. Обра­ще­ние к сви­де­тель­ствам Свя­щен­ного Пре­да­ния при чтении Св. Писа­ния помо­гает точно опре­де­лить и объ­яс­нить истины, кото­рые изло­жены в Библии как полно, так и не вполне неясно. Однако Цер­ковь не имеет внеш­ней власти над Свя­щен­ным Писа­нием. Она – хра­ни­тель­ница и защит­ница той истины, кото­рую Гос­подь вложил в Писа­ние.

Чтение Библии без обра­ще­ния к цер­ков­ному учению может при­ве­сти к духов­ным опас­но­стям: «Пред­став­ля­ю­ще­еся с пер­вого взгляда тол­ко­ва­ние напи­сан­ного, если не будет понято в над­ле­жа­щем смысле, часто про­из­во­дит про­ти­во­по­лож­ное жизни, явля­е­мой Духом» (свт. Гри­го­рий Нис­ский). По словам св. Ила­ри­она (Тро­иц­кого), Св. Писа­ние теряет  всякий опре­де­лен­ный смысл и зна­че­ние, если читать его лишь по соб­ствен­ному разу­ме­нию, так что оста­ется только «чело­век, кото­рый капризы и при­чуды своего ума будет при­кры­вать авто­ри­те­том Слова Божия».

Для пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина, источ­ни­ками, спо­соб­ству­ю­щими пра­виль­ному пони­ма­нию смысла Свя­щен­ного Писа­ния, явля­ются:

  1. Сим­волы веры,
  2. веро­оп­ре­де­ле­ния собо­ров,
  3. тво­ре­ния святых отцов и учи­те­лей Церкви и
  4. прак­тика Церкви.

Методы тол­ко­ва­ния Библии в Пра­во­сла­вии

Раз­ли­чают бук­валь­ный и духов­ные методы тол­ко­ва­ния.

Бук­валь­ный (исто­рико-грам­ма­ти­че­ский) пред­по­ла­гает прямое вос­при­я­тие биб­лей­ского текста, согласно исто­ри­че­скому кон­тек­сту.

Алле­го­ри­че­ский –  ино­ска­за­тель­ное тол­ко­ва­ние. Этот вид тол­ко­ва­ния пред­по­ла­гает, что то или  иное место Свя­щен­ного Писа­ния может иметь не только (а иногда – не столько) бук­валь­ный смысл, но и иной, алле­го­ри­че­ский, а может и вовсе не иметь бук­валь­ного зна­че­ния (напри­мер: Бог ходит, видит, рас­ка­и­ва­ется и пр.). Пред­став­лен­ные в таком месте све­де­ния сле­дует рас­смат­ри­вать (и как) алле­го­рии.

Про­об­ра­зо­ва­тель­ный (типо­ло­ги­че­ский) – в рамках этого метода те или иные собы­тия, лица, пред­меты могут рас­смат­ри­ваться как про­об­разы собы­тий, лиц и пред­ме­тов, отно­ся­щихся к более позд­ней эпохе. Многие вет­хо­за­вет­ные про­об­разы имели рас­кры­тие во вре­мена Нового Завета, многие ука­зы­вали на Мессию и Его дея­тель­ность. Про­об­раз­ность пред­по­ла­гает, что Бог пред-изоб­ра­зил дело искуп­ле­ния в Ветхом Завете.

Нрав­ствен­ный (тро­по­ло­ги­че­ский, эти­че­ский) метод пред­по­ла­гает воз­мож­ность или даже умест­ность рас­смат­ри­вать тот или иной эпизод (период) свя­щен­ной исто­рии, то или иное лицо, группу лиц (племя, народ, народы) в каче­стве при­мера (образ­чика) морального/имморального пове­де­ния. При этом методе интер­пре­ти­ру­ются не запо­веди, пони­ма­е­мые бук­вально, а биб­лей­ские исто­рии, биб­лей­ские герои. Тро­по­ло­ги­че­ский подход к Писа­нию нашел свое место в бого­слу­же­нии Пра­во­слав­ной Церкви, ярким при­ме­ром чего служит Вели­кий канон прп. Андрея Крит­ского, где при­меры биб­лей­ских героев сопро­вож­да­ются ком­мен­та­рием, име­ю­щим отно­ше­ние к духов­ному опыту моля­щихся или при­зы­вом к пока­я­нию.

Мисти­че­ский (духов­ный, ана­го­ги­че­ский) – тот же эпизод опи­сы­ва­ется с точки зрения Про­мысла Божьего о данном пер­со­наже или целом народе. Ярким при­ме­ром ана­го­ги­че­ского тол­ко­ва­ния может слу­жить про­ро­че­ство Иезе­ки­иля о сухих костях (Иез.37:1–14). В самом тексте ясно ска­зано, что ожив­шие кости – это образ сокру­шен­ного и изгнан­ного народа Изра­иля, кото­рый одна­жды вер­нется на свою родину и будет жить там пол­но­цен­ной жизнью. Однако в пра­во­слав­ной тра­ди­ции суще­ствует про­чте­ние дан­ного отрывка как ука­за­ния на все­об­щее вос­кре­се­ние мерт­вых.

Также суще­ствует метод, назы­ва­е­мый акко­мо­да­тив­ным, когда про­ис­хо­дит меха­ни­че­ское при­спо­соб­ле­ние биб­лей­ского текста под какие-либо совре­мен­ные собы­тия, сход­ные лишь внешне с ситу­а­цией, опи­сан­ной в Библии.  Напри­мер, в про­ро­че­ствах из Откро­ве­ния Иоанна Бого­слова часто ищут ука­за­ния на собы­тия совре­мен­но­сти. Такой метод нередко при­ме­ня­ется в цер­ков­ной про­по­веди, однако его исполь­зо­ва­ние для пони­ма­ния биб­лей­ского текста обла­дает невы­со­кой цен­но­стью и зача­стую носит субъ­ек­тив­ный харак­тер.

***

про­фес­сор А.И. Сидо­ров:
«Мне кажется, мы иногда слиш­ком фор­ма­ли­зуем подход святых отцов к Писа­нию, выде­ляя извест­ные методы этого под­хода: бук­валь­ный, типо­ло­ги­че­ский, алле­го­ри­че­ский или духов­ный (ана­го­ги­че­ский), а иногда и тро­по­ло­ги­че­ский. Мне подоб­ные под­ходы стали пред­став­ляться очень фор­ма­ли­стич­ными. Когда я сижу над тек­стами святых отцов, пере­вожу их, у меня созда­ется впе­чат­ле­ние, что они не столько тол­куют Свя­щен­ное Писа­ние, сколько живут им, то есть их тол­ко­ва­ние явля­ется резуль­та­том их жизни в Свя­щен­ном Писа­нии, а Свя­щен­ное Писа­ние, в свою оче­редь, само живет в них. Это глу­бо­чай­шее вза­и­мо­про­ник­но­ве­ние или пере­хо­ре­сис жизни Свя­щен­ного Писа­ния и отцов».

***

См. ТЕК­СТО­ЛО­ГИЯ, ИСА­ГО­ГИКА, ГЕР­МЕ­НЕВ­ТИКА, ЭКЗЕ­ГЕ­ТИКА

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки