Толкование

Литература по теме

Толкова́ние – разъяснение текстов Священного Писания, святоотеческой литературы, молитвословий, песнопений, содержания иконографических образов и пр. Православное толкование Св. Писания (библейская герменевтика) имеет своей основой вероучение Церкви и толкования святых отцов.

tolkovanie - Толкование

Необходимость толкования Священного Писания

Нередко то, что мы слышим или читаем, воспринимается нами спонтанно и неосознанно. Когда же появляются препятствия для такого понимания, возникает потребность в том, чтобы осознать правила и методы, используемые при толковании сообщения. Потребность в толковании появляется при достаточном количестве препятствий для спонтанного понимания.

Св. Писание необходимо толковать по следующим причинам:

  1. Сильное отличие культурно-исторического фона, разность исторических эпох.
  2. Библейские тексты написаны на древних языках, что иногда открывает глубокое различие между тем, какой смысл видели в тех или иных словах, фразах древние люди, и какой смысл вкладывают в них современные люди.
  3. Несистематичность изложения Божественного Откровения.
  4. Использование различных литературных жанров.
  5. Возможность двоякого понимания некоторых фрагментов.
  6. Возвышенность библейского учения и греховная помраченность человеческого ума.

Несмотря на это, нельзя сказать, что в Св. Писании непонятно все, так как оно писалось для того, чтобы христиане понимали его и применяли в своей жизни. Свт. Иоанн Златоуст призывает:

«Итак, не будем пренебрегать чтением божественных Писаний, но будем читать их как можно чаще. Понимаем ли мы их смысл, или нет, но усердное чтение помогает нам лучше удерживать в памяти то, что мы читаем неоднократно. Что мы не можем понять сегодня, мы, возможно, поймем завтра, если перечтем это, ибо благий Бог непостижимо озарит наш разум». «Будем не просто читать Писания, но изучать и назидаться. Ведь [ничего] не написано напрасно. Великое зло не знать Писания».

Что значит понимать Библию так, как понимает Святая Церковь? Может ли православный христианин самостоятельно толковать библейский текст?

Православные христиане должны «принимать и понимать Святое Писание в согласии с тем пониманием, которое содержала и содержит наша Матерь – Святая Восточная Церковь» (см. Исповедание веры, приходящего к Православной Церкви от инославия).

19‑е правило V–VI Вселенского Собора свидетельствует: «…Аще будет изследуемо слово Писания, то не инако да изъясняют оное, разве как изложили светила и учители Церкви в своих писаниях, и сими более да удовлетворяются, нежели составлением собственных слов».

Эта традиционная церковная форма изучения Писания восходит непосредственно к Господу Иисусу Христу. Общаясь с апостолами, Он, Сам «начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании» (Лк.24:27), также и о значении Своих притч Господь «ученикам наедине изъяснял все» (Мк.4:34). 

Как это можно применить на практике?

Читать и самостоятельно осмысливать трудные для понимания библейские тексты можно и нужно тем, кто имеет определенную подготовку, тем «кто знает, каким образом Божественные Писания следует рассматривать изучать и вообще читать» (Посл. восточ. патриархов, вопр. 1). Неподготовленному в данном отношении человеку следует изучать Святое Писание под руководством опытных в этом деле христиан. Например, слушать отрывок из Евангелия и его истолкование священником на проповеди. Или же изучать Библию в библейском кружке на приходе, под руководством опытного ведущего.

Библия – книга Церкви и часть ее Предания, поэтому должна пониматься в свете всего вероучения. Как это работает для православного христианина на практике? «Если какое-либо место Писания расшевелит мысль, а эта мысль, в свою очередь, начнет делать выводы, неотразимо теснящиеся в голову, – ничего: православный и от этого не прочь, но только обходится с этими выводами, своими порождениями, не как с родными чадами, а как с пасынками: подвергает их испытанию, вставляя их во всю совокупность истин святой веры, содержащихся в православном катихизисе, и смотрит, вяжутся ли они с ними, и, если не вяжутся или противоречат им, гонит вон из головы, как детей незаконнорожденных. Если же не сможет сделать этого сличения сам, то обращается или к живым, или к прежним учителям и их вопрошает»,  – объясняет свт. Феофан Затворник.

Означает ли это, что при таком подходе к Писанию не остается места собственному научному исследованию, в том числе истолкованию? Нет, не означает. Митрополит Макарий (Булгаков) объясняет, что это не означает, «чтобы сами верующие не имели права нарочито изучать Божественное откровение и, в частности, св. Писание во всех возможных отношениях, историческом, археологическом, филологическом, герменевтическом и других, и потом не имели права истолковывать Слово Божье, по правилам здравой православной герменевтики. И этого Церковь не запрещала никогда своим чадам, как видно из примера самих же св. Отцов и вообще древних писателей Христианских. Многие из них, неоспоримо, изучали Писание во всех показанных отношениях, изучали его филологию, археологию, герменевтику (блаж. Августин даже составил сам священную герменевтику в руководство другим), и при пособии всех этих средств написали многочисленные толкования на разные книги св. Писания. Это некоторым образом даже необходимо: ибо сама Церковь нигде не указала, как понимать каждое из бесчисленных мест св. Писания, не дала нарочитого толкования на всю Библию, где бы со всей точностью был определён истинный смысл каждого текста. А следует только, что мы должны изучать Слово Божье всегда под руководством Церкви, в каком бы то ни было отношении: историческом ли, археологическом, филологическом, экзегетическом и прочих. Положительное учение Церкви, твёрдое, неизменное, должно быть и началом, и правилом, и целью всех наших исследований такого рода и всех наших толкований на св. Писание. Началом, к которому бы мы обращались постоянно, чтобы поверять им свои мысли. Правилом, которое бы указывало нам законные пределы для наших изысканий и напоминало: доселе дойдеши и не прейдеши. Целью, в пользу которой посвящены были бы все наши занятия. При этих условиях библейская археология, филология, критика, герменевтика и экзегетика не только не могут быть вредными (какими неизбежно являются они, когда, незаконно отвергши в деле Божественного откровения всякое руководство богоучреждённой руководительницы, основываются на одном лишь произвольном начале произвольного мнения, liberi arbitrii). Напротив, могут быть весьма полезными как верующим, так и самой Церкви: Верующим – тем, что уяснят для них многие догматы и истины содержимого ими православного исповедания; а самой Церкви – тем, что доставят важные, необходимые оружия для защиты учения её от врагов, которые действуют тем же оружием, и ничем другим не могут быть побеждены». Согласно суждению митрополита Илариона (Алфеева), «Церковь не ограничивает верующего в праве не только читать Евангелие, но и интерпретировать его по-своему. Но она предостерегает от ошибочных и неправильных толкований, призывая ориентироваться на свое понимание Евангелия в качестве нормативного. По мнению Церкви, только то толкование Евангелия легитимно, которое не входит в прямое противоречие с ее учением».

Использование святоотеческих творений в работе православного экзегета также должно пониматься правильно. В пособии по библейской герменевтике, принятом для преподавания в Санкт-Петербургской Духовной Академии, это поясняется таким образом: «Толкование Священного Писания в свете Священного Предания не означает механического подбора цитат из святоотеческих творений к каждому библейскому отрывку. Православный экзегет должен придерживаться не буквы, а духа святых отцов. Святые отцы задают направление, которому должен следовать христианин в своем понимании Писания. Кроме того, верность патристической герменевтике не ограничивает научное исследование Библии с привлечением вспомогательных методов. На практике этот принцип означает, что толкователю Слова Божия нужно стремиться к тому, чтобы, узнав свидетельство церковного Предания, связать с ним результаты экзегетического процесса, т. е. поставить его в контекст церковного учения. Поиск такой связи – это не принятие принудительной нормы, установленной Преданием, а творческое суммирование церковного и личного понимания» (Д. Г. Добыкин. Православное учение о толковании Священного Писания: лекции по библейской герменевтике). Такая дисциплина, как библейская герменевтика, которая предполагает обучение самостоятельному толкованию Св. Писания в соответствии с православными принципами, традиционно является одним из предметов православных духовных учебных заведений.

Принципы православного толкования Библии

В основе принципов толкования лежат определенные нормы и требования Церкви, которых необходимо держаться толкователю, чтобы правильно понять и раскрыть значение текста Св. Писания.

  1. Богодухновенность Священного Писания. Апостол Павел пишет, что «все Писание богодухновенно» (2Тим.3:16) и Святая Церковь исповедует в Символе веры, что сам Дух Святой говорил через пророков.Из признания богодухновенности библейских текстов следует, что:
  • богодухновенным является всё Писание, а значит в нем нет ничего небогодухновенного. Библия не просто содержит Слово Божие, а сама является им;
  • Писание содержит совершенную истину, и оно непогрешимо;
  • Писание должно иметь безусловный авторитет в вере и вообще в жизни.
  1. Богочеловеческий характер Священного Писания. Этот принцип предполагал свободное взаимодействие Духа Святого и священных писателей, что, в частности, выражалось и в некоторой свободе последних истинно излагать Откровение Божие в той или иной литературной форме. Однако, несмотря на все авторские особенности библейских текстов, в Писании невозможно найти такую границу, где бы кончалось Слово Божие и начиналось слово человека.
    С данным принципом связана необходимость гармоничного единства веры и разума в толковании Священного Писания. Отклонение от этого принципа может привести как к радикальному мистицизму, так и к рационализму, что одинаково неприемлемо для православного толкователя.
  1. Единство Священного Писания. Это принцип предполагает, что Ветхий, и Новый Завет– нераздельные части Божественного Откровения. Согласно выражению, которое приписывается блж. Августину: «Ветхий Завет в Новом открывается, Новый же в Ветхом скрывается». Православная Церковь учит, что «Святой Дух – истинный Автор Священного Писания, как Ветхого, так и Нового [Завета], и что Он изрек его через многих посредников. Следовательно, Писания как Ветхого, так и Нового Завета, являются учением Святого Духа» (Православное исповедание. Ч. 1, вопрос 72).
    Итак, Книги Нового Завета составляют единое целое с Писанием Ветхого Завета. Поскольку всё Писание вдохновлено одним Духом, между его разными частями существует фундаментальное единство, которое называется «гармония Писания», или «аналогия Писания». Как пишет прп. Петр Дамаскин, «у кого ум еще не просвещен, тот думает, что Божественные Писания разногласны между собою; однако нет сего в Божественных Писаниях. Никак. Но некоторые из Божественных Писаний свидетельствуются другими Писаниями, а некоторые имели поводом – время или лицо, и потому всякое изречение Писания непогрешительно».
    Таким образом, разные части Библии согласуются между собой, и одна часть объясняет другую, являясь ключом к пониманию родственных отрывков. Господь Иисус Христос признавал этот принцип, что видно, например, из его беседы с учениками по дороге в Еммаус, когда, «начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании» (Лк.24:27).
  1. Христоцентризм Священного Писания. Как Ветхий, так и Новый Завет, говорят о Христе – Грядущем или уже Пришедшем. Ветхозаветная история – это приготовление для принятия человечеством Спасителя, новозаветная – Его пришествие и исполнение обетований.
    Митрополит Платон (Левшин)писал: «Вся сила и существенное содержание Священного Писания есть Спаситель наш Иисус Христос.. В Священном Писании содержатся разные вещи.. Но всё сие ни куда клонится, как токмо к откровению предвечного совета Божия об Искуплении человеческого рода через Спасителя нашего Иисуса Христа». Из этого можно заключить, что Иисус Христос является началом, центром и завершением толкования Писания.
    При чтении книг Ветхого Завета необходимо искать указание на Христа: «Если кто станет внимательно читать Писания, то найдет в них речь о Христе и предызображение нового призывания. Ибо [Писания] суть сокровище, скрытое на селе, т. е. в мире, – ибо “село есть мир” (Мф.13:38), – а сокровище, скрытое в писаниях, есть Христос, Который изображался посредством образов и притчей, потому что то, что относится к Его человечеству, невозможно было понять прежде исполнения пророчеств, т. е. пришествия Христа» (св. Ириней Лионский).
  2. Нераздельность познания Слова Божия и духовной жизни. Поскольку Библия – это Слово Божие, оно требует особого к себе отношения и духовной подготовки для правильного восприятия и усвоения его содержания. «Необходимо читать его с благоговением, как Слово Божие, и с молитвой о его понимании; с чистым намерением, для нашего наставления в вере и побуждения к добрым делам», – наставляет верующих Церковь в «Пространном христианском катехизисе».
    Есть несколько причин, почему в процессе толкования необходимо прибегать к помощи Святого Духа: духовная поврежденность человеческого ума; богодухновенность Писания, превосходящая естественные возможности человеческого познания; богообщение через чтение Слова Божия.

    Свт. Тихон Задонский так писал об отношении христианина к Священному Писанию: «Если бы ты получил письмо от царя земного, разве ты не читал бы его с радостью? Конечно, с великой радостью и трепетным вниманием. Ты же получил письмо, но не от земного царя, а от Царя Небесного. А ведь ты почти пренебрегаешь этим даром, таким бесценным сокровищем». «Каждый раз, читая Святое Евангелие, ты слышишь обращенные к тебе слова Самого Христа. Во время чтения ты и молишься Ему, и беседуешь с Ним».

    Этот принцип предполагает не только необходимость призывать на помощь Святого Духа для правильного понимания Писания, но также и правильное ведение духовной жизни самим толкователем.  Господь не только просвещает ум толкователя, но и преображает его сердце. Толкователю нужно иметь готовность и желание исполнять заповеданное в Св. Писании. Истинной целью изучения герменевтики должно быть не приобретение каких-то исключительных знаний, а совершенствование в понимании Св. Писания и послушание ему.

  1. Толкование Священного Писания в свете Священного Предания. Это основополагающий принцип православной герменевтики, предполагающий согласие толкования с церковным учением о вере и нравственности. В «Послании восточных патриархов» 1723 года утверждается, «что Божественное и Священное Писание дано нам от Бога: посему мы должны верить ему беспрекословно, и притом не как-нибудь по-своему, но именно так, как изъяснила и предала оное Кафолическая Церковь. Ибо и суемудрие еретиков принимает божественное Писание, только превратно изъясняет оное, пользуясь иносказательными и подобнозначащими выражениями и ухищрениями человеческой мудрости, сливая то, чего нельзя сливать, и играя младенчески такими предметами, кои не подлежат шуткам. Иначе, если бы всякий ежедневно стал изъяснять Писание по-своему, то Кафолическая Церковь не пребыла бы доныне единомысленною в вере, всегда одинаковой и непоколебимой, но разделилась бы на бесчисленные части, подверглась бы ересям и, вместе с тем, перестала бы быть Церковью святою, столпом и утверждением истины, а сделалась бы церковью лукавнующих, т. е., как должно полагать без сомнения, церковью еретиков, кои не стыдятся учиться от Церкви, а после беззаконно отвергать ее».

    Для православного христианина Библия – это книга Церкви. Она создана ею и может существовать только в ней. Только в Церкви библейские книги получают статус Священного Писания. Блаженный Августин свидетельствует об этом, говоря: «Я не веровал бы Евангелию, если бы не побуждал меня к тому авторитет Кафолической Церкви». Смысл Библии постигается только в Церкви, в свете апостольского и святоотеческого учения, хранимого ею. Обращение к свидетельствам Священного Предания при чтении Св. Писания помогает точно определить и объяснить истины, которые изложены в Библии как полно, так и не вполне неясно. Однако Церковь не имеет внешней власти над Священным Писанием. Она – хранительница и защитница той истины, которую Господь вложил в Писание.

Чтение Библии без обращения к церковному учению может привести к духовным опасностям: «Представляющееся с первого взгляда толкование написанного, если не будет понято в надлежащем смысле, часто производит противоположное жизни, являемой Духом» (свт. Григорий Нисский). По словам св. Илариона (Троицкого), Св. Писание теряет  всякий определенный смысл и значение, если читать его лишь по собственному разумению, так что остается только «человек, который капризы и причуды своего ума будет прикрывать авторитетом Слова Божия».

Для православного христианина, источниками, способствующими правильному пониманию смысла Священного Писания, являются:

  1. Символы веры,
  2. вероопределения соборов,
  3. творения святых отцов и учителей Церкви и
  4. практика Церкви.

Методы толкования Библии в Православии

Различают буквальный и духовные методы толкования.

Буквальный (историко-грамматический) предполагает прямое восприятие библейского текста, согласно историческому контексту.

Аллегорический –  иносказательное толкование. Этот вид толкования предполагает, что то или  иное место Священного Писания может иметь не только (а иногда – не столько) буквальный смысл, но и иной, аллегорический, а может и вовсе не иметь буквального значения (например: Бог ходит, видит, раскаивается и пр.). Представленные в таком месте сведения следует рассматривать (и как) аллегории.

Прообразовательный (типологический) – в рамках этого метода те или иные события, лица, предметы могут рассматриваться как прообразы событий, лиц и предметов, относящихся к более поздней эпохе. Многие ветхозаветные прообразы имели раскрытие во времена Нового Завета, многие указывали на Мессию и Его деятельность. Прообразность предполагает, что Бог пред-изобразил дело искупления в Ветхом Завете.

Нравственный (тропологический, этический) метод предполагает возможность или даже уместность рассматривать тот или иной эпизод (период) священной истории, то или иное лицо, группу лиц (племя, народ, народы) в качестве примера (образчика) морального/имморального поведения. При этом методе интерпретируются не заповеди, понимаемые буквально, а библейские истории, библейские герои. Тропологический подход к Писанию нашел свое место в богослужении Православной Церкви, ярким примером чего служит Великий канон прп. Андрея Критского, где примеры библейских героев сопровождаются комментарием, имеющим отношение к духовному опыту молящихся или призывом к покаянию.

Мистический (духовный, анагогический) – тот же эпизод описывается с точки зрения Промысла Божьего о данном персонаже или целом народе. Ярким примером анагогического толкования может служить пророчество Иезекииля о сухих костях (Иез.37:1–14). В самом тексте ясно сказано, что ожившие кости – это образ сокрушенного и изгнанного народа Израиля, который однажды вернется на свою родину и будет жить там полноценной жизнью. Однако в православной традиции существует прочтение данного отрывка как указания на всеобщее воскресение мертвых.

Также существует метод, называемый аккомодативным, когда происходит механическое приспособление библейского текста под какие-либо современные события, сходные лишь внешне с ситуацией, описанной в Библии.  Например, в пророчествах из Откровения Иоанна Богослова часто ищут указания на события современности. Такой метод нередко применяется в церковной проповеди, однако его использование для понимания библейского текста обладает невысокой ценностью и зачастую носит субъективный характер.

Цитаты о толковании

«Если толкование Священного Писания предоставим каждому отдельному человеку, то окажется столько же пониманий слова Божия, сколько людей и сколько у всех их вместе будет капризов, то есть совсем не окажется Священного Писания с определенным смыслом… Не ясно ли, что сколько людей и сколько у них настроений, столько и смыслов окажется в Священном Писании… Оставьте человека с Писанием одного – и Писание потеряет всякий определенный смысл и значение. Останется собственно только один человек, который капризы и причуды своего ума будет прикрывать авторитетом Слова Божия… Становится вполне понятным грозное слово Поликарпа Смирнского, который в своем Послании к филиппийцам первенцем сатаны называет того, кто будет толковать слова Господни по собственным похотям (гл. 7). Мало того. Предоставленный в отношении Священного Писания самому себе рассудок может идти и дальше в деле насилия над Писанием, оправдывая мудрые слова Климента Александрийского: “Люди, предавшиеся страстям, насилуют и Писание сообразно со своими пожеланиями”».
священномученик Иларион (Троицкий)

«Прилежное чтение и рассмотрение Святого Писания и учения Святых Отцов и учителей церковных приводит нас в познание Божие. Ибо Святое Писание открывает Божии свойства, и волю Его святую, и преславные дела Его. Отцы Святые и учителя все это изъясняют писаниями и поучениями своими и так руководствуют нас к познанию Божию и почитанию. Надобно знать не только то, что Бог есть, но и то, Кто Он, Каков и чего от нас, создания Своего, хочет и требует. Это все от Святого Писания и толкователей его черпаем и познанием Его просвещаемся».
святитель Тихон Задонский

«Не дерзай сам истолковывать Евангелие и прочие книги Священного Писания. Писание произнесено святыми пророками и апостолами, произнесено не произвольно, но по внушению Святого Духа. Как же не безумно истолковывать его произвольно? Святой Дух, произнесший чрез пророков и апостолов слово Божие, истолковал его чрез святых отцов. И слово Божие, и толкование его – дар Святого Духа. Только это одно истолкование принимает святая Православная Церковь и ее истинные чада! Кто объясняет Писание произвольно, тот этим самым отвергает истолкование его святыми отцами, Святым Духом. Кто отвергает истолкование Писания Святым Духом, тот, без всякого сомнения, отвергает и само Священное Писание. И бывает слово Божие, слово спасения, для дерзких толкователей его мечем обоюдоострым, которыми они закалают сами себя в вечную погибель».
святитель Игнатий (Брянчанинов)

«Шестого Собора 19‑е правило гласит, что Божественное Откровение должно быть изъясняемо не иначе, как по изложению учителей Церкви, и довольствоваться ими более, чем составлением своих собственных толкований – из опасения уклониться от истины. Следовательно, если кто вносит в область Божественной истины свое личное мудрование, тот подвергается клятве [проклятию], изреченной вообще на несоблюдающих соборные определения».
святитель Феофан Затворник

«Очевидно, что многие из учителей различным образом изъясняют речения Писания, и не все одинаково приближаются к точному смыслу. Ведь одно и то же речение, если ему придаются различные понимания, и не может одинаково соответствовать им всем. Что же до нас, то мы должны избирать из [различных толкований] наиболее истинные и согласные с церковными догматами, а прочие ставить на второе место».
свт. Марк Ефесский

«Мне кажется, мы иногда слишком формализуем подход святых отцов к Писанию, выделяя известные методы этого подхода: буквальный, типологический, аллегорический или духовный (анагогический), а иногда и тропологический. Мне подобные подходы стали представляться очень формалистичными. Когда я сижу над текстами святых отцов, перевожу их, у меня создается впечатление, что они не столько толкуют Священное Писание, сколько живут им, то есть их толкование является результатом их жизни в Священном Писании, а Священное Писание, в свою очередь, само живет в них. Это глубочайшее взаимопроникновение или перехоресис жизни Священного Писания и отцов».
профессор А.И. Сидоров

Комментировать

*

Каналы АВ
TG: t.me/azbyka
Viber: vb.me/azbyka
Размер шрифта: A- 15 A+
Тёмная тема:
Цвета
Цвет фона:
Цвет текста:
Цвет ссылок:
Цвет акцентов
Цвет полей
Фон подложек
Заголовки:
Текст:
Выравнивание:
Боковая панель:
Сбросить настройки