Ключи заветные от радости — Никифоров-Волгин В.А.

Ключи заветные от радости — Никифоров-Волгин В.А.

(11 голосов4.3 из 5)

Оглавление

Предисловие
Ключи заветные от радости
Васька и Гришка
Любовь — книга Божия
В школу
Митрошка
Древний свет
Серебряная метель
Крещение
Кануны Великого Поста
Великий Пост
Торжество Православия
Преждеосвященная
Исповедь
Причащение
Двенадцать Евангелий
Плащаница
Канун Пасхи
Великая суббота
Светлая заутреня
Радуница
Отдание Пасхи
Земля-именинница
Яблоки
Певчий
Святое святых
Тайнодействие
Помогите мне выпустить песню на свободу!
Молнии слов светозарных
Крещение человека
Иванушка
Не в брачной одежде
Молитва
Песня
Дар слезный
На рубеже
Весенний хлеб
Икона
Сумерки
Падающие звезды
Юродивый Глебушка
Московский миллионщик
Максим Каменев
Шелуха от семечек
Рассказ об утопшем журналисте, о таракане в булке и Аристархе Зыбине
Глухое затишье (Нарва)
Вериги Толстого
Пушкин и митрополит Филарет
Горе родине твоей
Заутреня святителей
Пасха на рубеже России
Родные огни
Гробница
Антихрист
Тревога
Оскудение
Алтарь затворенный
Лесник Гордей
Древняя книга
Свеча
Ветер
Под колоколами
Странники
Зверь из бездны
Черный пожар
Мать
Архиерей
Вериги
Юродивый
Мати-пустыня
Безбожник
Солнце играет
Голод
Кошмар
Чаша страданий
Земной поклон
Чаша

Предисловие

Васи­лий Аки­мо­вич Ники­фо­ров родился в 1901 году в деревне Мар­куши Каля­зин­ского уезда Твер­ской губер­нии в про­стой рус­ской семье. Он не смог полу­чить хоро­шего обра­зо­ва­ния: после обу­че­ния в цер­ковно-при­ход­ской школе у семьи не было средств отдать талант­ли­вого ребенка в гим­на­зию. Васи­лию при­хо­ди­лось рабо­тать: в поле и в сапож­ной мастер­ской. К тому же годы его взрос­ле­ния были вре­ме­нем войны: сна­чала — Пер­вой миро­вой, затем — Граж­дан­ской. Все это время семья Васи­лия Ники­фо­рова живет в Нарве, неда­леко от мест воен­ных дей­ствий. На этом фоне бед­ствий и лише­ний осо­бенно ярко высту­пает при­род­ный талант писа­теля, его неуто­ми­мая жажда к уче­нию и несрав­нен­ная любовь к Родине.

Можно ска­зать, что глав­ной шко­лой для Васи­лия Ники­фо­рова стала Цер­ковь. Бла­го­че­стие, вос­пи­тан­ное мате­рью, затем уче­ние в цер­ковно-при­ход­ской школе, после того — слу­же­ние пса­лом­щи­ком — все это вос­пи­тало в моло­дом чело­веке ту духов­ную основу, на кото­рой вырос его писа­тель­ский талант и глу­бо­кое пони­ма­ние клас­си­че­ской рус­ской литературы.

В 1917 году, не выез­жая из Нарвы, Васи­лий Ники­фо­ров стал эми­гран­том — жите­лем неза­ви­си­мой Эсто­нии. Однако духов­ная связь с Рос­сией сохра­ня­лась: не слу­чайно он под­пи­сы­вал свои ста­тьи, рас­сказы и очерки псев­до­ни­мом В. Вол­гин — в честь вели­кой рус­ской реки, возле кото­рой про­шло его дет­ство. В 1920 году Ники­фо­ров-Вол­гин участ­во­вал в созда­нии «Союза рус­ской моло­дежи», кото­рый устра­и­вал в Нарве лите­ра­тур­ные вечера и кон­церты. Годом позже он пуб­ли­кует свою первую ста­тью «Испол­ните свой долг!» в тал­лин­ской газете «Послед­ние изве­стия» и вскоре начи­нает посто­янно рабо­тать жур­на­ли­стом и редак­то­ром. Позд­нее он ста­но­вится одним из учре­ди­те­лей рус­ского спор­тивно-про­све­ти­тель­ного обще­ства «Свя­то­гор», а затем — Рус­ского сту­ден­че­ского хри­сти­ан­ского дви­же­ния. Вспо­ми­ная 20‑е годы и свое уча­стие в РСХД в При­бал­тике, архи­епи­скоп Сан-Фран­цис­ский Иоанн (Шахов­ской) в ста­ро­сти писал, что тот неза­бы­ва­е­мый период был «рели­ги­оз­ной вес­ной рус­ской эмиграции».

В РСХД Ники­фо­ров-Вол­гин позна­ко­мился с Миха­и­лом Риди­ге­ром, жите­лем Тал­лина, участ­ни­ком бого­слов­ско-пас­тыр­ских кур­сов, кото­рые открыл в 1930‑е годы про­то­и­е­рей Иоанн Бого­яв­лен­ский (буду­щий епи­скоп Тал­лин­ский Иси­дор). Как сви­де­тель­ствует архив­ная фото­гра­фия, Васи­лий Аки­мо­вич был зна­ком и с сыном М.А. Риди­гера, буду­щим Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом Мос­ков­ским и всея Руси Алек­сием II.

К сере­дине 1930‑х годов В.А. Ники­фо­ров-Вол­гин — уже извест­ный писа­тель. Жур­нал «Иллю­стри­ро­ван­ная Рос­сия» награж­дает его пер­вой пре­мией за рас­сказ «Архи­ерей». В тал­лин­ском изда­тель­стве «Рус­ская книга» пуб­ли­ку­ются два сбор­ника рас­ска­зов Ники­фо­рова-Вол­гина — свет­лая книга «Земля име­нин­ница» в 1937 году и, годом позже, тра­ги­че­ский «Дорож­ный посох».

Стиль про­из­ве­де­ний В.А. Ники­фо­рова-Вол­гина необы­чен — в про­стой, почти совре­мен­ный язык впле­та­ются «мол­нии слов све­то­зар­ных» — воз­вы­шен­ные цер­ков­но­сла­вян­ские слова и мно­же­ство полу­за­бы­тых выра­же­ний из глу­бины народ­ной, «дере­вен­ской» речи. Это вир­ту­оз­ное вла­де­ние богат­ством рус­ского языка не имеет ничего общего с эстет­ским само­лю­бо­ва­нием; лек­си­че­ское раз­но­об­ра­зие этих рас­ска­зов соче­та­ется с их доступ­но­стью для самого широ­кого чита­теля. Тема­тика твор­че­ства В.А. Ники­фо­рова-Вол­гина доста­точно раз­но­об­разна, но о чем бы он ни писал — о дет­ских шало­стях, ста­рин­ных обы­чаях или страш­ных бед­ствиях, каж­дая его строчка про­ник­нута любо­вью к Рос­сии — вроде бы такой близ­кой, но при этом бес­ко­нечно дале­кой и недо­ступ­ной. Рос­сии, кото­рую мы потеряли.

Летом 1940 года в Эсто­нии была уста­нов­лена совет­ская власть. Вскоре В.А. Ники­фо­ров-Вол­гин был аре­сто­ван НКВД и отправ­лен по этапу в Киров. 14 декабря 1941 года Васи­лий Аки­мо­вич Ники­фо­ров был рас­стре­лян «за изда­ние книг, бро­шюр и пьес кле­вет­ни­че­ского, анти­со­вет­ского содер­жа­ния». Точ­ное место его захо­ро­не­ния на Пете­лин­ском клад­бище, где поко­ятся жертвы крас­ного тер­рора, неизвестно.

* * *

Про­из­ве­де­ния В.А. Ники­фо­рова-Вол­гина в этом сбор­нике раз­де­лены на три части.

К пер­вой из них — «Ключи завет­ные от радо­сти» — отно­сятся рас­сказы, в кото­рых писа­тель с непод­ра­жа­е­мой искрен­но­стью и про­сто­той гово­рит о пер­вом духов­ном и житей­ском опыте ребенка. Тек­сты рас­по­ло­жены не в порядке их напи­са­ния, а в порядке взрос­ле­ния и воцер­ко­в­ле­ния их юного героя.

В раз­деле «Помо­гите мне выпу­стить песню на сво­боду» собраны рас­сказы для стар­ших школь­ни­ков и взрос­лых. Талант Ники­фо­рова-Вол­гина рас­кры­ва­ется здесь в раз­ных жан­рах: иро­нич­ного очерка, лири­че­ской думы о навсе­гда ушед­шей ста­рине, глу­бо­кого рас­сказа о свя­тых и греш­ни­ках, кото­рые живут среди нас.

«Горе родине твоей» — собра­ние рас­ска­зов о тра­ги­че­ской судьбе Рос­сии в годы кро­ва­вой рево­лю­ции, Граж­дан­ской войны, гоне­ний на Цер­ковь. Прон­за­ю­щие душу исто­рии о чело­ве­че­ских стра­да­ниях окра­шены надеж­дой. Сми­ре­ние и вера невин­ных жертв нередко при­во­дит жесто­ких мучи­те­лей к искрен­нему покаянию.

Ключи заветные от радости

Васька и Гришка

На зад­нем дворе, порос­шем кра­пи­вой и чер­то­по­ло­хом и загро­мож­ден­ном керо­си­но­выми и селе­доч­ными боч­ками купца Дани­лова, с Гриш­кой Гвоз­де­вым лежим на крыше ста­рого при­зе­ми­стого сарая и гре­емся на солнышке.

С боль­шого двора, кру­гом застро­ен­ного ста­рыми трух­ля­выми домами, к нам не умол­кая доно­сится про­тяж­ный шум с раз­но­об­раз­ными оттен­ками и отголосками.

Раз­да­ются звон­кие зали­ви­стые голоса ребят. Неистово виз­жит на кого-то еврейка Фрина. Истош­ным пла­чем зали­ва­ется еврей­чик Апке. Гро­хо­чут машины в типо­гра­фии Мель­ни­кова. Двор­ник дядя Давыд кого-то раз­но­сит — «нет чего хуже»: «Ока­ян­ник!.. Сму­щан­ник!.. Раз­дуй тебя горой, идола эфи­оп­ского…» — чер­ными пти­цами носятся его слова в зной­ном воз­духе. Из под­вала жестян­щика Шмот­кина бегут частые, торо­пя­щи­еся звуки посту­ки­ва­е­мой жести.

У Шмот­кина мы недавно с Коть­кой Ежо­вым с окна кисель стя­нули. Съели мы его на зад­нем дворе, а тарелку из-под киселя обратно на окно поста­вили. Шмот­кин меня почему-то не любит и назы­вает «посад­ским». Из окон пив­ной несется пья­ный нестрой­ный гул, стоны рас­стро­ен­ного баяна, и где-то раз­да­ется прон­зи­тель­ный сви­сток городового.

И поверх всех этих зву­ков, так режу­щих ухо, окра­ши­вая наш двор в какие-то пыль­ные тона, плыла из мастер­ской сапож­ника Кар­пина друж­ная песня масте­ро­вых под дроб­ный акком­па­не­мент молот­ков, посту­ки­ва­ю­щих кожу.

Словно золо­тая искра, носится песня в воз­духе и окра­ши­вает наш шум­ный, дурно пах­ну­щий двор в яркие золо­тые цвета…

Стр. 1 из 65 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки