Преподобный Сергий Радонежский - Зайцев Б.К.

Преподобный Сергий Радонежский - Зайцев Б.К.

(45 голосов4.0 из 5)

«Пре­по­доб­ный Сер­гий Радо­неж­ский» в аудиоформате.

Предисловие

Св. Сер­гий родился более шести­сот лет назад, умер более пяти­сот. Его спо­кой­ная, чистая и свя­тая жизнь напол­нила собой почти сто­ле­тие. Входя в него скром­ным маль­чи­ком Вар­фо­ло­меем, он ушел одной из вели­чай­ших слав России.

Как свя­той, Сер­гий оди­на­ково велик для вся­кого. Подвиг его все­че­ло­ве­чен. Но для рус­ского в нем есть как раз и нас вол­ну­ю­щее: глу­бо­кое созву­чие народу, вели­кая типич­ность — соче­та­ние в одном рас­се­ян­ных черт рус­ских. Отсюда та осо­бая любовь и покло­не­ние ему в Рос­сии, без­молв­ная кано­ни­за­ция в народ­ного свя­того, что навряд ли выпала дру­гому. Сер­гий жил во вре­мена татар­щины. Лично его она не тро­нула: укрыли леса радо­неж­ские. Но он к татар­щине не пре­был рав­но­ду­шен. Отшель­ник, он спо­койно, как все делал в жизни, под­нял крест свой за Рос­сию и бла­го­сло­вил Димит­рия Дон­ского на ту битву, Кули­ков­скую, кото­рая для нас навсе­гда при­мет сим­во­ли­че­ский, таин­ствен­ный отте­нок. В поединке Руси с Ханом имя Сер­гия навсе­гда свя­зано с делом сози­да­ния России.

Да, Сер­гий был не только созер­ца­тель, но и дела­тель. Пра­вое дело, вот как пони­мали его пять сто­ле­тий. Все, кто бывали в Лавре, покло­ня­ясь мощам пре­по­доб­ного, все­гда ощу­щали образ вели­чай­шего бла­го­об­ра­зия, про­стоты, правды, свя­то­сти, поко­я­щейся здесь. Жизнь “бес­та­ланна” без героя. Геро­и­че­ский дух сред­не­ве­ко­вья, поро­див­ший столько свя­то­сти, дал здесь бли­ста­тель­ное свое проявление.

Автору каза­лось, что сей­час осо­бенно уме­стен опыт — очень скром­ный — вновь, в меру сил, вос­ста­но­вить в памяти зна­ю­щих и рас­ска­зать незна­ю­щим дела и жизнь вели­кого свя­ти­теля и про­ве­сти чита­теля чрез ту осо­бен­ную, гор­нюю страну, где он живет, откуда све­тит нам немерк­ну­щей звездой.

При­смот­римся же к его жизни.

Париж, 1924 г.

Весна

Дет­ство Сер­гия, в доме роди­тель­ском, для нас в тумане. Все же общий некий дух можно уло­вить из сооб­ще­ний Епи­фа­ния, уче­ника Сер­гия, пер­вого его био­графа[1].

По древ­нему пре­да­нию, име­ние роди­те­лей Сер­гия, бояр Ростов­ских Кирилла и Марии, нахо­ди­лось в окрест­но­стях Ростова Вели­кого, по дороге в Яро­славль. Роди­тели, “бояре знат­ные”, по-види­мому, жили про­сто, были люди тихие, спо­кой­ные, с креп­ким и серьез­ным скла­дом жизни. Хотя Кирилл не раз сопро­вож­дал в Орду кня­зей Ростов­ских, как дове­рен­ное, близ­кое лицо, однако сам жил небо­гато. Ни о какой рос­коши, рас­пу­щен­но­сти позд­ней­шего поме­щика и гово­рить нельзя. Ско­рей напро­тив, можно думать, что домаш­ний быт ближе к кре­стьян­скому: маль­чи­ком Сер­гия (а тогда — Вар­фо­ло­мея) посы­лали за лошадьми в поле. Зна­чит, он умел и спу­тать их, и обро­тать. И под­ведя к какому-нибудь пню, ухва­тив за челку, вспрыг­нуть, с тор­же­ством рыс­цою гнать домой. Быть может, он гонял их и в ноч­ное. И, конечно, не был барчуком.

Роди­те­лей можно пред­ста­вить себе людьми почтен­ными и спра­вед­ли­выми, рели­ги­оз­ными в высо­кой сте­пени. Известно, что осо­бенно они были “стран­но­лю­бивы”. Помо­гали бед­ным и охотно при­ни­мали стран­ни­ков. Веро­ятно, в чин­ной жизни стран­ники — то начало ищу­щее, меч­та­тельно про­ти­вя­ще­еся обы­ден­но­сти, кото­рое и в судьбе Вар­фо­ло­мея роль сыграло.

Есть коле­ба­ния в годе рож­де­ния свя­того: 1314—1322[2]. Жиз­не­опи­са­тель глухо, про­ти­во­ре­чиво гово­рит об этом.

Как бы то ни было, известно, что 3 мая у Марии родился сын. Свя­щен­ник дал ему имя Вар­фо­ло­мея, по дню празд­но­ва­ния этого святого.

Осо­бен­ный отте­нок, отли­ча­ю­щий его, лежит на ребенке с самого ран­него детства.

Семи лет Вар­фо­ло­мея отдали учиться гра­моте, в цер­ков­ную школу, вме­сте с бра­том Сте­фа­ном. Сте­фан учился хорошо. Вар­фо­ло­мею же наука не дава­лась. Как и позже Сер­гий, малень­кий Вар­фо­ло­мей очень упо­рен и ста­ра­ется, но нет успеха. Он огор­чен. Учи­тель ино­гда его нака­зы­вает. Това­рищи сме­ются и роди­тели усо­ве­щи­вают. Вар­фо­ло­мей пла­чет оди­ноко, но впе­ред не двигается.

И вот, дере­вен­ская кар­тинка, так близ­кая и так понят­ная через шесть­сот лет! Забрели куда-то жере­бята[3] и про­пали. Отец послал Вар­фо­ло­мея их разыс­ки­вать, наверно, маль­чик уж не разво вре­мена татар­щины. Лично его она не тро­нула: укрыли бро­дил так, по полям, в лесу, быть может, у при­бре­жья озера ростов­ского и кли­кал их, похло­пы­вал бичом, воло­чил недо­уздки. При всей любви Вар­фо­ло­мея к оди­но­че­ству, при­роде и при всей его меч­та­тель­но­сти он, конечно, доб­ро­со­вест­нейше испол­нял вся­кое дело — этою чер­той отме­чена вся его жизнь.

Теперь он — очень удру­чен­ный неуда­чами — нашел не то, чего искал. Под дубом встре­тил “старца чер­но­ризца, саном пре­сви­тера”. Оче­видно, ста­рец его понял.

— Что тебе надо, мальчик?

Вар­фо­ло­мей сквозь слезы рас­ска­зал об огор­че­ниях своих и про­сил молиться, чтобы Бог помог ему одо­леть грамоту.

И под тем же дубом стал ста­рец на молитву. Рядом с ним Вар­фо­ло­мей — через плечо недо­уздки. Окон­чив, незна­ко­мец вынул из-за пазухи ков­че­жец, взял частицу просфоры, бла­го­сло­вил ею Вар­фо­ло­мея и велел съесть.

— Это дается тебе в знак бла­го­дати и для разумения

Свя­щен­ного Писа­ния. Отныне овла­де­ешь гра­мо­тою лучше бра­тьев и товарищей.

О чем они бесе­до­вали дальше, мы не знаем. Но Вар­фо­ло­мей при­гла­сил старца домой. Роди­тели при­няли его хорошо, как и обычно стран­ни­ков. Ста­рец позвал маль­чика в молен­ную и велел читать псалмы. Ребе­нок отго­ва­ри­вался неуме­нием. Но посе­ти­тель сам дал книгу, повто­ривши приказание.

Тогда Вар­фо­ло­мей начал читать, и все были пора­жены, как он читает хорошо.

А гостя накор­мили, за обе­дом рас­ска­зали и о зна­ме­ниях над сыном. Ста­рец снова под­твер­дил, что теперь Вар­фо­ло­мей хорошо ста­нет пони­мать Св. Писа­ние и одо­леет чте­ние. Затем при­ба­вил: “Отрок будет неко­гда оби­те­лью Пресв. Тро­ицы; он мно­гих при­ве­дет за собой к ура­зу­ме­нию Боже­ствен­ных заповедей”.

С этого вре­мени Вар­фо­ло­мей дви­нулся, читал уже любую книгу без запинки, и Епи­фа­ний утвер­ждает — даже обо­гнал товарищей.

В исто­рии с его уче­нием, неуда­чами и неожи­дан­ным, таин­ствен­ным успе­хом видны в маль­чике неко­то­рые черты Сер­гия: знак скром­но­сти, сми­ре­ния есть в том, что буду­щий свя­той не мог есте­ственно обу­читься гра­моте. Зауряд­ный брат его Сте­фан лучше читал, чем он, его больше нака­зы­вали, чем обык­но­вен­ней­ших уче­ни­ков. Хотя био­граф гово­рит, что Вар­фо­ло­мей обо­гнал сверст­ни­ков, но вся жизнь Сер­гия ука­зы­вает, что не в спо­соб­но­стях к нау­кам его сила: в этом ведь он ничего не создал. Пожа­луй, даже Епи­фа­ний, чело­век обра­зо­ван­ный и много путе­ше­ство­вав­ший по св. местам, напи­сав­ший жития свв. Сер­гия и Сте­фана Перм­ского, был выше его как писа­тель, как уче­ный. Но непо­сред­ствен­ная связь, живая, с Богом, обо­зна­чи­лась уж очень рано у мало­спо­соб­ного Вар­фо­ло­мея. Есть люди, внешне так бле­стяще ода­рен­ные,— нередко истина послед­няя для них закрыта. Сер­гий, кажется, при­над­ле­жал к тем, кому обыч­ное дается тяжко, и посред­ствен­ность обго­нит их — зато необы­чай­ное рас­крыто цели­ком. Их гений в иной области.

И гений маль­чика Вар­фо­ло­мея вел его иным путем, где менее нужна наука: уже к порогу юно­сти отшель­ник, пост­ник, инок ярко про­сту­пили. Больше всего любит он службы, цер­ковь, чте­ние свя­щен­ных книг. И уди­ви­тельно серье­зен. Это уже не ребенок.

Стр. 1 из 18 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

  • Ольга, 12.10.2017

    Спа­сибо боль­шое. Очень инте­ресно и подробно написано.

    Ответить »
  • нина, 08.02.2017

    Очень при­зна­тельна за бога­тую инфор­ма­цию и подо­бран­ный материал!

    Ответить »
Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки