Путь Кассандры, или Приключения с макаронами — Юлия Вознесенская

Путь Кассандры, или Приключения с макаронами — Юлия Вознесенская

(434 голоса4.1 из 5)

Оглавление
След. глава

Зна­ешь при­знаки анти­хри­стовы, не сам один помни их, но всем сооб­щай щедро.

Св. Кирилл Иеру­са­лим­ский

Сей­час уже намного позже, чем вам кажется.

Иеро­мо­нах Сера­фим (Роуз) Платинский

– А если бы он вез макароны?

Реплика из ста­рого рус­ского фильма

Гос­поди, благослови!

Глава 1

Узкая оле­нья тропа, усы­пан­ная опав­шими листьями, пота­енно вилась между чер­ных ство­лов веко­вых дере­вьев, лес мол­чал в чут­кой, насто­ро­жен­ной непо­движ­но­сти; изредка мед­ленно, будто боясь спуг­нуть тишину, сле­тал с ветки, плыл, кру­жился и падал на тропу перед нами жел­тый или оран­же­вый лист. Тропа вывела нас с Индри­ком на осве­щен­ную белым осен­ним солн­цем широ­кую про­секу; теперь вме­сто листьев под копыта Индрика ложился тол­стый слой рыжей золы, сверху подер­ну­тый серым пеп­лом: по бокам про­секи сто­яли мерт­вые, угольно-чер­ные обо­жжен­ные дере­вья. Я обняла белую шею еди­но­рога, накло­ни­лась и про­шеп­тала в отсве­чи­ва­ю­щее розо­вым чут­кое ост­ро­ко­неч­ное ухо:

– Только тихо, Индрик! Он, кажется, спит…

Индрик слегка ныр­нул рогом в знак согла­сия и стал сту­пать еще осто­рож­нее, ста­ра­ясь не нару­шить таин­ствен­ную тишину мерт­вого леса.

Фаф­нир спит чутко, но нам уда­лось подойти необ­на­ру­жен­ными к самому входу в пещеру. Из гро­мад­ной чер­ной дыры с оплав­лен­ными кра­ями, шипя, выры­ва­лись кло­чья горя­чего жел­того пара. Я соскольз­нула со спины еди­но­рога, под­кра­лась к скале сбоку от пещеры и осто­рожно начала караб­каться наверх, ста­ра­ясь, чтобы ни один каму­шек не сорвался у меня из-под руки, ни один обго­ре­лый куст не хруст­нул под ногой. Кое-как заце­пив­шись на зако­пте­лых кам­нях над самым вхо­дом в пещеру, я раз­вя­зала и сняла свой пояс – длин­ный шнур, сви­тый из шел­ко­вых и золо­тых нитей, в кото­рый были впле­тены три волоска из моей косы. Я свя­зала из пояса петлю, при­го­то­ви­лась и кив­нула Индрику – пора!

Встав прямо напро­тив пещеры, Индрик по-лебе­ди­ному выгнул шею и запел пре­крас­ную песню без слов. Звук его голоса был подо­бен вио­лон­чели. В ответ из пещер­ного зева раз­дался мощ­ный рык и выхлест­нулся длин­ный язык пла­мени. Прямо в лицо мне пах­нуло жаром, глаза защи­пало от едкого дыма. Но Индрику огнен­ное дыха­ние дра­кона было нипо­чем, он только покрепче уперся копы­тами в рых­лую золу, чтобы не быть сне­сен­ным горя­чим вих­рем, да опу­стил свои длин­ные рес­ницы, обе­ре­гая глаза от взмет­нув­ше­гося пепла.

– Ты че тут раз­во­пился, козел одно­ро­гий? Че спать не даешь? – про­си­пел Фаф­нир, высо­вы­вая из пещеры боро­дав­ча­тую морду и скаля кри­вые зубы. Он откаш­лялся, сплю­нул гарью и добавил:

– Счас я под­жарю тебя на ужин, коз­ля­тина вопиющая!

Индрик, изящно пере­сту­пая тон­кими ногами, сде­лал перед самой мор­дой дра­кона несколько тан­цу­ю­щих шагов вправо и влево. Тот вытя­нул шею, поводя голо­вой и глядя на еди­но­рога то одним, то дру­гим гла­зом, как петух на букашку. Индрик выра­зи­тельно гля­нул на меня – теперь ты! Я при­ки­нула ширину петли, чуть-чуть ее раз­дви­нула и ловко набро­сила вол­шеб­ное ору­жие на голову дра­кона. Фаф­нир рва­нулся впе­ред, петля соскольз­нула на его мор­щи­ни­стую шею и улег­лась рядом с тол­стой золо­той цепью, кото­рую он носил как знак при­над­леж­но­сти к самым кру­тым реп­ти­лиям. Дра­кон рва­нулся, и меня снесло с кар­низа над пеще­рой: вмиг я ока­за­лась у него на спине, удачно уго­див как раз между двумя отрост­ками гребня.

Фаф­нир взвыл, при­сел на все четыре лапы, мотая голо­вой и бес­тол­ково крутя гроз­ным шипас­тым хво­стом. Но дра­кон уже не мог при­чи­нить нам зла: пояс дев­ствен­ницы и песня еди­но­рога сде­лали его бес­по­мощ­ным. Лапы чудища подо­гну­лись и разъ­е­ха­лись в сто­роны, он улегся прямо в пепел, повер­нул ко мне голову и выпу­стил боль­шую мут­ную слезу из круг­лого зеле­ного глаза с про­дол­го­ва­тым зрач­ком. Слеза плюх­ну­лась в горя­чий пепел и тут же с шипе­ньем испарилась.

– Слышь ты, дева! Отпу­стила бы ты меня, а? Надо мной дру­гие дра­коны сме­яться будут – дев­чонка и козел одолели!

– За «козла» отве­тишь, – мягко заме­тил Индрик. – Пора воз­вра­щаться, гос­пожа моя!

Мы отпра­ви­лись к замку: впе­реди Индрик, рас­пе­ва­ю­щий гром­кую песнь тор­же­ства, а позади я вер­хом на укро­щен­ном дра­коне, изредка взвы­вав­шем дур­ным голо­сом от непе­ре­но­си­мого унижения.

Замок, в кото­ром сей­час жили-были мы с дру­зьями, стоял на высо­ком холме за лесом. Издали он казался целым город­ком – такое мно­же­ство баше­нок с флю­ге­рами и шпи­лями гро­моз­ди­лось над его высо­кими зуб­ча­тыми сте­нами. Когда мы при­бли­зи­лись к глав­ным воро­там, на пло­щадку надврат­ной башни вышли маль­чишки-герольды, под­няли трубы и про­тру­били что-то победно-геро­и­че­ское. Со скри­пом опу­стился мост, с ляз­гом под­ня­лась мас­сив­ная чугун­ная решетка в воро­тах, и мы тор­же­ственно всту­пили на зам­ко­вый двор. Я при­вя­зала конец сво­его пояса к кольцу пустой коно­вязи и оста­вила возле нее Фаф­нира; все наши лошади сто­яли сей­час в конюш­нях, иначе при­шлось бы дра­кону тер­петь уни­зи­тель­ное для него соседство.

– Гос­пожа моя, я могу уда­литься, если сего­дня больше тебе не нужен?

– Конечно, Индрик, иди. Бла­го­дарю тебя за доб­рую службу.

– Спа­сибо и тебе за эту сказку, гос­пожа Кас­сандра. Пока, ящерка-пере­ро­сток! Наде­юсь, тебе не дадут здесь скучать!

Кив­нув дра­кону, Индрик свел все четыре ноги в одну точку, пока­чался над нею, а потом одним длин­ным прыж­ком-пере­ле­том пере­мах­нул через пяти­мет­ро­вую стену.

– Вали отсюда, козел одно­ро­гий, – про­вор­чал Фаф­нир, когда Индрик уже не мог его слышать.

Я засме­я­лась и пошла к дон­жону – глав­ной башне замка. Там на вто­ром этаже рас­по­ла­гался наш пир­ше­ствен­ный зал, в кото­ром должны были ждать меня дру­зья и воз­люб­лен­ный. Под­ни­ма­ясь по широ­кой камен­ной лест­нице, на пло­щад­ках кото­рой сто­яли рыцар­ские доспехи, а на сте­нах висели выцвет­шие зна­мена армий и штан­дарты коро­лей, я на ходу пере­ме­нила свой облик: вза­мен про­стого белого пла­тьица сочи­нила себе тяже­лый парад­ный наряд из темно виш­не­вого бар­хата, а косу рас­пу­стила и завила длин­ными локо­нами. Затем, толк­нув обе­ими руками тяже­лые двери, я тор­же­ственно всту­пила в зал.

Все уже собра­лись и пиро­вали за длин­ным дубо­вым сто­лом, устав­лен­ным оло­вян­ной и сереб­ря­ной посу­дой, яст­вами, кув­ши­нами и све­чами. В огром­ном камине полы­хало пламя, а перед ним лежали задум­чи­вые лох­ма­тые собаки, лениво поку­сы­вая при­не­сен­ные от стола кости; бро­дя­чий музы­кант мелан­хо­ли­че­ски пере­би­рал струны лютни, напе­вая впол­го­лоса какую-то бал­ладу, но его похоже, никто не слу­шал. Правда, на ска­мье рядом с ним, на пуши­стой рысьей шкуре лежал в небрежно изящ­ной позе наш кра­са­вец Пар­си­фаль, но он про­за­и­че­ски спал, поса­пы­вая точе­ным носом. Влюб­лен­ные вор­ко­вали, при­я­тели бесе­до­вали, кто-то нехотя пил… Поэт Мэр­лок без­думно водил золо­тым каран­да­ши­ком по таб­личке сло­но­вой кости, чертя вме­сто изыс­кан­ных кур­ту­аз­ных сти­хов вполне бес­смыс­лен­ные зави­тушки. Ген­рих драз­нил сво­его попу­гая, а тот нервно пере­сту­пал ког­ти­стыми лапами по широ­кому плечу хозя­ина и тянулся к бокалу с вином в его руке.

– Уа, доро­гие, вот и я!

Все обер­ну­лись ко мне и радостно враз­но­бой закричали:

– Смот­рите, кто при­шел! Уа, Сандра!

– Где же ты про­па­дала, Сандра?

– Да так, гуляла в лесу, пле­няла дракона.

– Рас­ска­зы­вай сказки! Как это ты могла в оди­ночку спра­виться с дра­ко­ном? – недо­вер­чиво про­ба­сил Ген­рих, отма­хи­ва­ясь от назой­ли­вого клюва сво­его попугая-пропойцы.

– И зачем это юной девушке пле­нить дра­ко­нов? – насмеш­ливо про­тя­нула кра­са­вица Энея. – Пле­нять нужно пре­крас­ных прин­цев и без­упреч­ных рыца­рей, а они все здесь.

– Ну это мы все умеем, это так про­сто, – ска­зала Изольда, обни­мая Мэр­лока. Поэт лас­ково и снис­хо­ди­тельно ско­сил на нее глаза и погла­дил лежа­щую на его плече ручку.

– Налейте мне вина, я устала, – ска­зала я, под­ходя к сво­ему обыч­ному месту рядом с Эри­ком. Он вско­чил, поце­ло­вал мне руку и ото­дви­нул тяже­лое кресло, чтобы я могла сесть.

– Что же ты не помог своей кра­са­вице спра­виться с дра­ко­ном, Эрик? – под­дела его Энея.

– Ей навер­няка помо­гал Индрик, она обычно берет его с собой в такие вол­шеб­ные экс­пе­ди­ции, – заме­тил Мэр­лок. Он все­гда немного зави­до­вал моей дружбе с еди­но­ро­гом. Поэт хорошо знал, что можно при­ду­мать и создать фан­том­ного еди­но­рога в Реаль­но­сти, но это не будет под­лин­ный чудо-зверь ста­рин­ных легенд: насто­я­щих еди­но­ро­гов не сочи­няют, а вызы­вают, и они дру­жат только с дев­ствен­ни­цами, а дев­ствен­ность тоже нельзя сочи­нить: она, как и еди­но­рог, либо есть, либо нет.

– В самом деле, Сандра, почему ты меня не позвала с вами? – хмуро спро­сил Эрик.

– Ты же зна­ешь, люби­мый, что Индрик не захо­тел бы идти с тобой.

– Знаю, Индрик водит ком­па­нию только с невин­ными девуш­ками. Но твоя невин­ность это не моя вина – это моя беда.

Все засме­я­лись, а самый стар­ший из нас, Артур, сказал:

– Про­сти, оча­ро­ва­тель­ная Кас­сандра, но как-то не верится, что ты, пусть даже на пару с еди­но­ро­гом, сумела одо­леть дракона.

– Любез­ный мой Артур и вы мои храб­рые дру­зья и пре­крас­ные подруги! Если вы готовы ото­рваться от ужина и совер­шить вме­сте со мной неболь­шую про­гулку, я при­гла­шаю вас спу­ститься вниз и позна­ко­миться с Фафниром.

Шум­ная ком­па­ния поки­нула зал и спу­сти­лась во двор к коно­вязи, возле кото­рой, свер­нув­шись огром­ным колю­чим клуб­ком, лежал при­сми­рев­ший дра­кон. Его долго раз­гля­ды­вали, ужа­са­ясь его вели­чине и без­об­ра­зию, поздрав­ляли меня и про­сили про­ще­нья за недо­вер­чи­вость и шутки. Потом стали решать, что же делать с дра­ко­ном дальше: дер­жать ли в каче­стве сто­рожа при замке, пода­рить какому-нибудь сосед­нему королю или отпу­стить на волю, взяв с него достой­ный выкуп?

– И для чего нам в замке такое стра­ши­лище? – засо­мне­ва­лась роб­кая Изольда.

– Я бы на твоем месте оста­вила его при себе в каче­стве лич­ного хра­ни­теля твоей невин­но­сти, – посо­ве­то­вала Энея.

– Ты можешь полу­чить за свой подвиг хоро­шие деньги, – ска­зал Лан­се­лот Озер­ный, доселе мол­чав­ший, – если запе­чат­ле­ешь его и про­дашь в Банк-Реаль для исполь­зо­ва­ния в кош­мар­ни­ках: их мон­стры в срав­не­нии с ним весьма про­иг­ры­вают, твой выгля­дит куда натуральнее.

– А что думает об этом сама вели­ко­леп­ная и пре­лест­ная побе­ди­тель­ница дра­ко­нов? – спро­сил Генрих.

Все выжи­да­юще посмот­рели на меня, в том числе и стрях­нув­ший дрему Фаф­нир. Я же никак не могла выбрать пра­виль­ное реше­ние. Мои раз­мыш­ле­ния пре­рвал Пар­си­фаль: желая про­де­мон­стри­ро­вать свое бес­стра­шие, он достал сига­рету, подо­шел к самой морде Фаф­нира и, угля­дев между зубов тле­ю­щий уго­лек, под­це­пил его кон­чи­ком кин­жала, под­нес к сига­рете и при­ку­рил. Все ахнули. Фаф­нир ско­сил вниз, на Пар­си­фаля, один глаз, при­жму­рил его, и на горя­щую сига­рету, а также на самого храб­реца и его щеголь­ской наряд, словно вода из таза, выплес­ну­лась огром­ная слеза. Мок­рый до нитки Пар­си­фаль с него­ду­ю­щим воп­лем отско­чил в сто­рону, а дра­кон очень нату­рально и скорбно вздох­нул. Мы все рас­хо­хо­та­лись, даже про­мок­ший Пар­си­фаль. Не сме­я­лась одна только Изольда. Она подо­шла к дра­кону поближе, погля­дела на него, заки­нув головку, и нежно произнесла:

– Бед­няжка, мне тебя так жаль! Посмот­рите, какое у него груст­ное выра­же­ние лица.

– Изольда, у дра­ко­нов не лица, а морды! – усмех­нулся Ген­рих. – Учти, если его отпу­стить, он снова нач­нет охо­титься за кра­си­выми девушками.

– Кле­вета! – про­бур­чал вдруг Фаф­нир. – Стыдно кле­ве­тать на плен­ных, люди! В жизни не оби­дел ни одной девушки, тем более кра­си­вой: на что мне ваши дурочки, дра­ко­ниц мне что ли не хватает?

– Да он гово­рит чело­ве­че­ским голо­сом! Какая пре­лесть! – захло­пала в ладоши Энея.

– От пре­ле­сти и слышу, – недо­вольно бурк­нул Фафнир.

– Ка-а-а-кой ты гала-а-а-нтный, дра­коша! – про­пела Энея.

– Так ты, зна­чит, гово­ря­щий, – задум­чиво про­го­во­рил Ланселот.

– Гово­ря­щий, – кив­нул мор­дой дра­кон. – А также чита­ю­щий, зна­ю­щий мате­ма­тику и гераль­дику, пишу­щий стихи и пою­щий. Вот только на музы­каль­ных инстру­мен­тах не играю и не рисую – форма конеч­но­стей не поз­во­ляет, – и он устра­ша­юще поиг­рал сво­ими длин­ными изо­гну­тыми ког­тями, похо­жими на серпы.

– При­ду­мала, какой с тебя взять выкуп, Фаф­нир! – ска­зала я. – Ты испол­нишь нам бал­ладу соб­ствен­ного сочинения.

– Запро­сто! Умеет тут кто-нибудь из вас, раз­но­ла­пых, играть на лютне или гитаре? Я пред­по­чи­таю петь с сопро­вож­де­нием, а не а капелла.

– Ишь ты, дей­стви­тельно гра­мо­тей, – ува­жи­тельно заме­тил Генрих.

– Пожи­вешь с мое, тоже кой чему научишься, – уте­шил его Фафнир.

Позвали бро­дя­чего музы­канта. Он встал со своей лют­ней напро­тив Фаф­нира, но поодаль, а мы усе­лись на коно­вязи ряд­ком и при­го­то­ви­лись слу­шать. Дра­кон про­каш­лялся и напел акком­па­не­мент бал­лады. У него ока­зался мяг­кий бар­хат­ный бас. Музы­кант тут же подо­брал мело­дию, и Фаф­нир запел свою песню:

Соста­ри­лась, соста­ри­лась принцесса:

Спина согну­лась, рас­ша­та­лись зубы,

И так уныло клок волос белесых

Поник на гор­но­стай потер­той шубы.

Про­шло сто лет, а принц не появился.

Она просну­лась так, без поцелуя.

Быть может, он доро­гой заблудился,

А может быть, рас­кол­до­вал другую.

Сто лет, сто лет! Уж где тут выйти замуж!

Вет­шают коро­лев­ские палаты.

Раз­ва­ли­ва­ется ста­рин­ный замок,

А слуги спят, вол­шеб­ным сном объяты.

А там, под сво­дом даль­него покоя.

Отец-король на золо­че­ном ложе

Спит, коро­леву при­об­няв рукою,

И мать намного дочери моложе.

Все больше седины, все меньше кружев…

При­шлось бед­няжке, нако­нец, смириться

И вспом­нить, что среди принцесс-подружек

Она слыла когда-то мастерицей.

Нашла на чер­даке запас кудели,

Вере­тено – то самое, конечно,

И села прясть. И потекли недели —

Она пря­дет при­лежно и неспешно.

Пря­дет, пря­дет у туск­лого окошка,

Свою судьбу меж паль­цев пропускает.

У ног свер­нулся ста­рень­кий дракошка,

Во сне дымок колеч­ками пускает.

Нет принца из сире­не­вого леса,

И все про­шло, и ничего не жалко.

Соста­ри­лась, соста­ри­лась принцесса.

Скри­пит, скри­пит рас­сох­ша­яся прялка.

Фаф­нир окон­чил пение под друж­ные апло­дис­менты всех слу­ша­те­лей и оди­но­кие всхли­пы­ва­ния Изольды. Я подо­шла и молча сняла с его шеи мой кол­дов­ской пояс.

– Спа­сибо тебе, дева, век не забуду. Если пона­до­бится помощь – ты зна­ешь, где я живу. Чао!

Фаф­нир раз­вер­нул могу­чие кры­лья – на мгно­ве­ние во дворе стало почти темно, взмах­нул ими – нас вет­ром отнесло к дон­жону, взле­тел на стену, выпу­стил на про­ща­нье эффект­ный фон­тан огня и был таков.

Все решили, что пора вер­нуться к пре­рван­ному ужину, и весе­лой наряд­ной гурь­бой пошли к дон­жону; пере­го­ва­ри­ва­ясь, сме­ясь и напе­вая бал­ладу о ста­рой прин­цессе. А я ска­зала, что хочу еще немного побыть на све­жем воз­духе и оста­лась сидеть одна на бревне коно­вязи. Мне вдруг стало грустно. Я поду­мала, а не похожи ли мы все на эту прин­цессу из дра­ко­ньей бал­лады? Мы сами выбрали и напо­ло­вину создали нашу рыцар­скую Реаль­ность, поль­зу­ясь гото­выми бло­ками из Банк-Реаля и соб­ствен­ным вооб­ра­же­нием. Мы любим нашу кра­си­вую, пол­ную ска­зоч­ных при­клю­че­ний Реаль­ность, мы любим друг друга. Каж­дый из нас имеет опыт проб и оши­бок в дру­гих Реаль­но­стях, но в конце кон­цов мы собра­лись вме­сте, мы нашли тот мир, в кото­ром нам инте­ресно и уютно. И все же… Почему, ну почему мне бывает ино­гда так тоск­ливо? Чего не хва­тает мне в реаль­ном мире, где мне доступно все – абсо­лютно все!

Я собра­лась уже вер­нуться в пир­ше­ствен­ный зал, как вдруг про­зву­чал сиг­нал сроч­ного вызова на мой пер­со­ник. Я сняла с головы золо­тую корону, тут же пре­вра­тив­шу­юся в обык­но­вен­ный пласт­мас­со­вый обруч с дат­чи­ками, отло­жила его и взгля­нула на экран пер­со­ника: кто так упорно домо­га­ется кон­такта со мной? С экрана мне улы­ба­лась моя бабушка.

– Здрав­ствуй, детка. Я не ото­рвала тебя от чего-нибудь важного?

– Ничего, бабушка. Я была в своей Реаль­но­сти, но там мне уже стало скучно. Я рада тебя видеть. У тебя все в порядке? Ты здо­рова? Вау! Я вижу, ты гово­ришь со мной из постели.

– В этом все и дело. Меня уго­раз­дило сло­мать шейку бедра, и теперь мне при­дется долго лежать. Ты соби­ра­лась наве­стить меня этим летом, а ты не можешь взять отпуск на работе пораньше и прямо сей­час при­е­хать ко мне? Мне очень нужна твоя помощь. Это не при­чи­нит тебе осо­бых неудобств?

– Бабушка! О чем ты гово­ришь? Я вылечу, как только смогу.

Я про­сти­лась с бабуш­кой и заду­ма­лась. Разу­ме­ется, надо бро­сить все и лететь к ней. А вот хва­тит ли у меня на это денег? Я вызвала свой бан­ков­ский счет. Так и есть, всего трид­цать две пла­неты: мой отпуск мате­ри­ально не обес­пе­чен, и Управ­ле­ние труда не отпу­стит меня с работы. Как гово­рит моя бабушка, две вели­кие тайны оста­лись никем нераз­га­дан­ными в этом мире: куда ухо­дит любовь и куда ухо­дят деньги.

Про любовь я ничего не знаю, и знать не хочу, а вот деньги… Как и все работ­ники чет­вер­той кате­го­рии, я полу­чаю в месяц два­дцать пять пла­нет: десять – ухо­дит на оплату Реаль­но­сти, семь – на оплату жилья, доставку пита­ния, меди­цин­ское обслу­жи­ва­ние и одежду, а мобиль, вер­нее деше­вень­кий мобишка, кото­рым я поль­зу­юсь в году только несколько раз, стоит мне не больше десяти пла­нет в год. Живу я скромно, уеди­ненно, дальше палубы сво­его «Тита­ника» почти нигде не бываю – по всем рас­че­там у меня еже­ме­сячно должны оста­ваться на счету какие-то деньги, а где же они? Можно, конечно, вызвать бабушку и объ­яс­нить ей ситу­а­цию. Она мне не отка­жет, ведь бабушка у меня мил­ли­о­нерша, но… Дело в том, что для бабушки ее деньги имеют осо­бое зна­че­ние – они почти непри­кос­но­венны. Я все­гда подо­зре­вала, что она тра­тит на себя даже меньше, чем я. В общем, я попала в труд­ное положение.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

10 комментариев

  • Полина, 29.11.2021

    Книга, как настоль­ное посо­бие в совре­мен­ных реа­лиях. К сожа­ле­нию, для всех нас. Гос­подь ей открыл, а она, про­ро­чица, в ска­зоч­ной манере повест­во­ва­ния, фэн­тези, пере­дала для нас.…, кто хочет, тот уви­дит, тот услышит.

    Ответить »
  • Павла, 20.11.2021

    Книгу Ю.Воскресенской про­чи­тала за неделю, а то и меньше. Сюжет очень увле­ка­тель­ный, да и с реаль­ной жиз­нью, к сожа­ле­нию, мно­гие моменты соприкасаются.
    У автора талант не только понятно доне­сти пра­во­слав­ное уче­ние о спа­се­нии, но и создать увле­ка­тель­ные яркие живые коло­рит­ные кар­тины «пред­по­ла­га­е­мого буду­щего». Вот Гос­подь как Юлии Нико­ла­евне открыл. А она с нами поде­ли­лась. Дивно. Но и не по себе немного. Мы будем тер­пе­ливы несмотря ни на что. «Тер­пе­нием спа­сайте души ваши»

    Ответить »
    • Кирилл, 21.11.2021

      Насчёт пра­виль­но­сти изло­же­ния пра­во­слав­ного уче­ния о спа­се­нии можно поспо­рить, фан­та­зию автора не будем исключать.

      Ответить »
  • Вла­сте­лина, 17.11.2021

    Очень понра­ви­лась эта книга и все её осталь­ные. И судя по ситу­а­ции в мире, она (ей) Гос­подь поз­во­лил доне­сти эту инфор­ма­цию до нас, что этот под видом мис­сии уже под­во­дит жир­ную черту.

    Ответить »
  • Ирена, 10.12.2020

    Чудесно! на одном дыха­нии про­чи­тала. Но, Гос­поди, страшно-то как…(((

    Ответить »
  • Ирина, 26.11.2020

    Пре­крас­ная книга. Свет­лая и лёг­кая, несмотря на всю слож­ность под­ни­ма­е­мой темы. Только глу­боко веру­ю­щий чело­век мог пере­дать свет надежды, любви и веры в мрач­ном мире вир­ту­аль­ных реаль­но­стей, чудо­вищ­ной лжи и рабства.
    Напи­сана так, что и детям понятно и инте­ресно. А это важно в насто­я­щее время, когда под­ростки не хотят “замо­ра­чи­ваться”.

    Ответить »
  • Ана­ста­сия, 30.03.2020

    Книга чудес­ная!

    Ответить »
  • Алек­сей, 01.06.2016

    А вот эта книга (в отли­чие от “Посмерт­ных при­клю­че­ний”) про­чи­тана на одном дыха­нии. И вто­рая часть — “Палом­ни­че­ство Лан­се­лота” тоже. Пре­крас­ная худо­же­ствен­ная фан­та­зия автора нераз­рывно спле­тена с Пра­во­слав­ным уче­нием о конце света. Батюшка, правда, книгу назвал “дет­ской”, но мне, взрос­лому чело­веку, очень понравилось.
    Я не отри­цаю пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние Биб­лии и Свя­то­оте­че­ского писа­ния для Пра­во­слав­ного чело­века, но хочется ино­гда что-то попроще, для досуга, так ска­зать. Именно такая лите­ра­тура нужна, чтоб и отдох­нуть, и обой­тись без греха и грязи, свой­ствен­ной совре­мен­ному без­бож­ному искусству.

    Ответить »
  • Вик­то­рия, 05.12.2014

    Я читала эту книгу когда-то… И не стала читать про­дол­же­ние! А теперь, и ведь совсем не много вре­мени про­шло, — теперь, когда нава­ли­лись на нас УЭКи с чипами, номе­рами и изо­топ­ными начер­та­ни­ями, вспом­нила и бро­си­лась пере­чи­ты­вать в надежде отыс­кать, хотя бы даже в фан­та­стике, руко­вод­ство к дей­ствию про­тив наси­лия над лич­но­стью. К кому обра­титься, когда духо­вен­ство не видит, не слы­шит и помалкивает…

    Ответить »
    • Кирилл, 05.12.2014

      Давайте гово­рить честно. Не духо­вен­ство не видит, а это Вы, Вик­то­рия, не хотите его слы­шать, а впа­да­ете в грех уны­ния сами и соблаз­ня­ете непо­слу­ша­нием Церкви окружающих.

      Ответить »
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки