Путь Кассандры, или Приключения с макаронами — Юлия Вознесенская

Путь Кассандры, или Приключения с макаронами — Юлия Вознесенская

(356 голосов4.0 из 5)

Зна­ешь при­знаки анти­хри­стовы, не сам один помни их, но всем сооб­щай щедро.

Св. Кирилл Иеру­са­лим­ский

Сей­час уже намного позже, чем вам кажется.

Иеро­мо­нах Сера­фим (Роуз) Платинский

– А если бы он вез макароны?

Реплика из ста­рого рус­ского фильма

Гос­поди, благослови!

Глава 1

Узкая оле­нья тропа, усы­пан­ная опав­шими листьями, пота­енно вилась между чер­ных ство­лов веко­вых дере­вьев, лес мол­чал в чут­кой, насто­ро­жен­ной непо­движ­но­сти; изредка мед­ленно, будто боясь спуг­нуть тишину, сле­тал с ветки, плыл, кру­жился и падал на тропу перед нами жел­тый или оран­же­вый лист. Тропа вывела нас с Индри­ком на осве­щен­ную белым осен­ним солн­цем широ­кую про­секу; теперь вме­сто листьев под копыта Индрика ложился тол­стый слой рыжей золы, сверху подер­ну­тый серым пеп­лом: по бокам про­секи сто­яли мерт­вые, угольно-чер­ные обо­жжен­ные дере­вья. Я обняла белую шею еди­но­рога, накло­ни­лась и про­шеп­тала в отсве­чи­ва­ю­щее розо­вым чут­кое ост­ро­ко­неч­ное ухо:

– Только тихо, Индрик! Он, кажется, спит…

Индрик слегка ныр­нул рогом в знак согла­сия и стал сту­пать еще осто­рож­нее, ста­ра­ясь не нару­шить таин­ствен­ную тишину мерт­вого леса.

Фаф­нир спит чутко, но нам уда­лось подойти необ­на­ру­жен­ными к самому входу в пещеру. Из гро­мад­ной чер­ной дыры с оплав­лен­ными кра­ями, шипя, выры­ва­лись кло­чья горя­чего жел­того пара. Я соскольз­нула со спины еди­но­рога, под­кра­лась к скале сбоку от пещеры и осто­рожно начала караб­каться наверх, ста­ра­ясь, чтобы ни один каму­шек не сорвался у меня из-под руки, ни один обго­ре­лый куст не хруст­нул под ногой. Кое-как заце­пив­шись на зако­пте­лых кам­нях над самым вхо­дом в пещеру, я раз­вя­зала и сняла свой пояс – длин­ный шнур, сви­тый из шел­ко­вых и золо­тых нитей, в кото­рый были впле­тены три волоска из моей косы. Я свя­зала из пояса петлю, при­го­то­ви­лась и кив­нула Индрику – пора!

Встав прямо напро­тив пещеры, Индрик по-лебе­ди­ному выгнул шею и запел пре­крас­ную песню без слов. Звук его голоса был подо­бен вио­лон­чели. В ответ из пещер­ного зева раз­дался мощ­ный рык и выхлест­нулся длин­ный язык пла­мени. Прямо в лицо мне пах­нуло жаром, глаза защи­пало от едкого дыма. Но Индрику огнен­ное дыха­ние дра­кона было нипо­чем, он только покрепче уперся копы­тами в рых­лую золу, чтобы не быть сне­сен­ным горя­чим вих­рем, да опу­стил свои длин­ные рес­ницы, обе­ре­гая глаза от взмет­нув­ше­гося пепла.

– Ты че тут раз­во­пился, козел одно­ро­гий? Че спать не даешь? – про­си­пел Фаф­нир, высо­вы­вая из пещеры боро­дав­ча­тую морду и скаля кри­вые зубы. Он откаш­лялся, сплю­нул гарью и добавил:

– Счас я под­жарю тебя на ужин, коз­ля­тина вопиющая!

Индрик, изящно пере­сту­пая тон­кими ногами, сде­лал перед самой мор­дой дра­кона несколько тан­цу­ю­щих шагов вправо и влево. Тот вытя­нул шею, поводя голо­вой и глядя на еди­но­рога то одним, то дру­гим гла­зом, как петух на букашку. Индрик выра­зи­тельно гля­нул на меня – теперь ты! Я при­ки­нула ширину петли, чуть-чуть ее раз­дви­нула и ловко набро­сила вол­шеб­ное ору­жие на голову дра­кона. Фаф­нир рва­нулся впе­ред, петля соскольз­нула на его мор­щи­ни­стую шею и улег­лась рядом с тол­стой золо­той цепью, кото­рую он носил как знак при­над­леж­но­сти к самым кру­тым реп­ти­лиям. Дра­кон рва­нулся, и меня снесло с кар­низа над пеще­рой: вмиг я ока­за­лась у него на спине, удачно уго­див как раз между двумя отрост­ками гребня.

Фаф­нир взвыл, при­сел на все четыре лапы, мотая голо­вой и бес­тол­ково крутя гроз­ным шипас­тым хво­стом. Но дра­кон уже не мог при­чи­нить нам зла: пояс дев­ствен­ницы и песня еди­но­рога сде­лали его бес­по­мощ­ным. Лапы чудища подо­гну­лись и разъ­е­ха­лись в сто­роны, он улегся прямо в пепел, повер­нул ко мне голову и выпу­стил боль­шую мут­ную слезу из круг­лого зеле­ного глаза с про­дол­го­ва­тым зрач­ком. Слеза плюх­ну­лась в горя­чий пепел и тут же с шипе­ньем испарилась.

– Слышь ты, дева! Отпу­стила бы ты меня, а? Надо мной дру­гие дра­коны сме­яться будут – дев­чонка и козел одолели!

– За «козла» отве­тишь, – мягко заме­тил Индрик. – Пора воз­вра­щаться, гос­пожа моя!

Мы отпра­ви­лись к замку: впе­реди Индрик, рас­пе­ва­ю­щий гром­кую песнь тор­же­ства, а позади я вер­хом на укро­щен­ном дра­коне, изредка взвы­вав­шем дур­ным голо­сом от непе­ре­но­си­мого унижения.

Замок, в кото­ром сей­час жили-были мы с дру­зьями, стоял на высо­ком холме за лесом. Издали он казался целым город­ком – такое мно­же­ство баше­нок с флю­ге­рами и шпи­лями гро­моз­ди­лось над его высо­кими зуб­ча­тыми сте­нами. Когда мы при­бли­зи­лись к глав­ным воро­там, на пло­щадку надврат­ной башни вышли маль­чишки-герольды, под­няли трубы и про­тру­били что-то победно-геро­и­че­ское. Со скри­пом опу­стился мост, с ляз­гом под­ня­лась мас­сив­ная чугун­ная решетка в воро­тах, и мы тор­же­ственно всту­пили на зам­ко­вый двор. Я при­вя­зала конец сво­его пояса к кольцу пустой коно­вязи и оста­вила возле нее Фаф­нира; все наши лошади сто­яли сей­час в конюш­нях, иначе при­шлось бы дра­кону тер­петь уни­зи­тель­ное для него соседство.

– Гос­пожа моя, я могу уда­литься, если сего­дня больше тебе не нужен?

– Конечно, Индрик, иди. Бла­го­дарю тебя за доб­рую службу.

– Спа­сибо и тебе за эту сказку, гос­пожа Кас­сандра. Пока, ящерка-пере­ро­сток! Наде­юсь, тебе не дадут здесь скучать!

Кив­нув дра­кону, Индрик свел все четыре ноги в одну точку, пока­чался над нею, а потом одним длин­ным прыж­ком-пере­ле­том пере­мах­нул через пяти­мет­ро­вую стену.

– Вали отсюда, козел одно­ро­гий, – про­вор­чал Фаф­нир, когда Индрик уже не мог его слышать.

Я засме­я­лась и пошла к дон­жону – глав­ной башне замка. Там на вто­ром этаже рас­по­ла­гался наш пир­ше­ствен­ный зал, в кото­ром должны были ждать меня дру­зья и воз­люб­лен­ный. Под­ни­ма­ясь по широ­кой камен­ной лест­нице, на пло­щад­ках кото­рой сто­яли рыцар­ские доспехи, а на сте­нах висели выцвет­шие зна­мена армий и штан­дарты коро­лей, я на ходу пере­ме­нила свой облик: вза­мен про­стого белого пла­тьица сочи­нила себе тяже­лый парад­ный наряд из темно виш­не­вого бар­хата, а косу рас­пу­стила и завила длин­ными локо­нами. Затем, толк­нув обе­ими руками тяже­лые двери, я тор­же­ственно всту­пила в зал.

Все уже собра­лись и пиро­вали за длин­ным дубо­вым сто­лом, устав­лен­ным оло­вян­ной и сереб­ря­ной посу­дой, яст­вами, кув­ши­нами и све­чами. В огром­ном камине полы­хало пламя, а перед ним лежали задум­чи­вые лох­ма­тые собаки, лениво поку­сы­вая при­не­сен­ные от стола кости; бро­дя­чий музы­кант мелан­хо­ли­че­ски пере­би­рал струны лютни, напе­вая впол­го­лоса какую-то бал­ладу, но его похоже, никто не слу­шал. Правда, на ска­мье рядом с ним, на пуши­стой рысьей шкуре лежал в небрежно изящ­ной позе наш кра­са­вец Пар­си­фаль, но он про­за­и­че­ски спал, поса­пы­вая точе­ным носом. Влюб­лен­ные вор­ко­вали, при­я­тели бесе­до­вали, кто-то нехотя пил… Поэт Мэр­лок без­думно водил золо­тым каран­да­ши­ком по таб­личке сло­но­вой кости, чертя вме­сто изыс­кан­ных кур­ту­аз­ных сти­хов вполне бес­смыс­лен­ные зави­тушки. Ген­рих драз­нил сво­его попу­гая, а тот нервно пере­сту­пал ког­ти­стыми лапами по широ­кому плечу хозя­ина и тянулся к бокалу с вином в его руке.

Стр. 1 из 117 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

5 комментариев

  • Ирина, 26.11.2020

    Пре­крас­ная книга. Свет­лая и лёг­кая, несмотря на всю слож­ность под­ни­ма­е­мой темы. Только глу­боко веру­ю­щий чело­век мог пере­дать свет надежды, любви и веры в мрач­ном мире вир­ту­аль­ных реаль­но­стей, чудо­вищ­ной лжи и рабства.
    Напи­сана так, что и детям понятно и инте­ресно. А это важно в насто­я­щее время, когда под­ростки не хотят “замо­ра­чи­ваться”.

    Ответить »
  • Анастасия, 30.03.2020

    Книга чудес­ная!

    Ответить »
  • Алексей, 01.06.2016

    А вот эта книга (в отли­чие от “Посмерт­ных при­клю­че­ний”) про­чи­тана на одном дыха­нии. И вто­рая часть — “Палом­ни­че­ство Лан­се­лота” тоже. Пре­крас­ная худо­же­ствен­ная фан­та­зия автора нераз­рывно спле­тена с Пра­во­слав­ным уче­нием о конце света. Батюшка, правда, книгу назвал “дет­ской”, но мне, взрос­лому чело­веку, очень понравилось.
    Я не отри­цаю пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние Биб­лии и Свя­то­оте­че­ского писа­ния для Пра­во­слав­ного чело­века, но хочется ино­гда что-то попроще, для досуга, так ска­зать. Именно такая лите­ра­тура нужна, чтоб и отдох­нуть, и обой­тись без греха и грязи, свой­ствен­ной совре­мен­ному без­бож­ному искусству.

    Ответить »
  • Виктория, 05.12.2014

    Я читала эту книгу когда-то… И не стала читать про­дол­же­ние! А теперь, и ведь совсем не много вре­мени про­шло, — теперь, когда нава­ли­лись на нас УЭКи с чипами, номе­рами и изо­топ­ными начер­та­ни­ями, вспом­нила и бро­си­лась пере­чи­ты­вать в надежде отыс­кать, хотя бы даже в фан­та­стике, руко­вод­ство к дей­ствию про­тив наси­лия над лич­но­стью. К кому обра­титься, когда духо­вен­ство не видит, не слы­шит и помалкивает…

    Ответить »
    • Кирилл, 05.12.2014

      Давайте гово­рить честно. Не духо­вен­ство не видит, а это Вы, Вик­то­рия, не хотите его слы­шать, а впа­да­ете в грех уны­ния сами и соблаз­ня­ете непо­слу­ша­нием Церкви окружающих.

      Ответить »
Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки