Страницы моей жизни — Анна Вырубова (Танеева)

Страницы моей жизни — Анна Вырубова (Танеева)

(74 голоса4.2 из 5)

О книге

Мему­ары Анны Алек­сан­дровны Тане­е­вой-Выру­бо­вой пред­став­ляют несо­мнен­ный инте­рес для совре­мен­ного читателя.

Книга раз­ве­и­вает искус­ственно демо­ни­зи­ро­ван­ный образ этой заме­ча­тель­ной жен­щины и доста­точно точно харак­те­ри­зуют обста­новку при рос­сий­ском импе­ра­тор­ском дворе нака­нуне рево­лю­ции. Сами по себе они явля­ются бес­цен­ным исто­ри­че­ским источ­ни­ком, спо­соб­ным убе­дить непред­взя­того чита­теля в несо­сто­я­тель­но­сти лжи офи­ци­аль­ных боль­ше­вист­ских исто­ри­ков и снять обви­не­ния в нрав­ствен­ных поро­ках с людей, память о кото­рых дол­гие годы под­вер­га­лась кле­вете и надругательству.

14 авгу­ста 2000 года Юби­лей­ным Архи­ерей­ским Собо­ром Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви еди­но­гласно при­нято реше­ние о про­слав­ле­нии в лике Свя­тых пра­во­слав­ного царя-муче­ника Госу­даря Импе­ра­тора Нико­лая II и всех чле­нов Его семьи.

Этому вели­кому дол­го­ждан­ному собы­тию посвя­щено изда­ние насто­я­щей книги.

Нравственный портрет

В ряду мно­го­чис­лен­ных вос­по­ми­на­ний о Госу­даре Нико­лае II и Госу­да­рыне Алек­сан­дре Фео­до­ровне книга Анны Алек­сан­дровны Тане­е­вой (Выру­бо­вой) «Стра­ницы моей жизни» зани­мает осо­бое место.

Читая её, не поки­дает ощу­ще­ние уди­ви­тель­ной силы, убе­ди­тель­но­сти и искрен­но­сти слов автора, вер­но­сти харак­те­ри­стик собы­тий, точ­но­сти в оцен­ках людей. В то же время повест­во­ва­ние про­ник­нуто необык­но­вен­ным спо­кой­ствием и уми­ро­тво­рён­но­стью, как рас­сказ чело­века много пови­дав­шего, пере­жив­шего, пере­ду­мав­шего и много пере­стра­дав­шего, но при этом достойно вышед­шего из всех испы­та­ний, послан­ных судь­бой, и не омра­чив­шего сво­его сердца чув­ствами обиды и мести к своим гони­те­лям и обид­чи­кам, сохра­нив­шего внут­рен­ний мир и осе­нён­ного глу­бо­ким виде­нием, про­ни­ка­ю­щим в суть явле­ний, кото­рое может даро­вать чело­веку только Гос­подь Бог. Невольно охва­ты­вает тёп­лое чув­ство сим­па­тии к автору, Анне Алек­сан­дровне Тане­е­вой, и воз­ни­кает жела­ние поближе позна­ко­миться с ней самой и её судь­бой. Сде­лать это чита­тель смо­жет, про­чи­тав «Стра­ницы» её вос­по­ми­на­ний. Здесь же отме­тим лишь наи­бо­лее суще­ствен­ные черты её нрав­ствен­ного облика, кото­рые поз­во­лили ей совер­шить этот необыч­ный и заме­ча­тель­ный труд.

Чтобы пол­нее спра­виться с постав­лен­ной зада­чей, коротко кос­нёмся про­ис­хож­де­ния Анны Алек­сан­дровны, счи­тая, что для рас­кры­тия её духов­ного облика это обсто­я­тель­ство ее жизни явля­ется нема­ло­важ­ным. Вот что она пишет о себе. «Отец мой, Алек­сандр Сер­ге­е­вич Танеев, зани­мал вид­ный пост статс-сек­ре­таря и глав­но­управ­ля­ю­щего Его импе­ра­тор­ского Вели­че­ства Кан­це­ля­рией в про­дол­же­ние 20 лет. По стран­ному сте­че­нию обсто­я­тельств тот самый пост зани­мали его дед и отец при Алек­сан­дре I, Нико­лае I, Алек­сан­дре II и Алек­сан­дре III.

Дед мой, гене­рал Тол­стой, был фли­гель-адъ­ютан­том Импе­ра­тора Алек­сандра II, а его пра­дед был зна­ме­ни­тый фельд­мар­шал Куту­зов. Пра­де­дом матери был граф Кутай­сов, друг Импе­ра­тора Павла I».

По сви­де­тель­ству совре­мен­ни­ков, её отец был чело­ве­ком широко обра­зо­ван­ным, выда­ю­щимся музы­кан­том и сде­лал всё от него зави­ся­щее, чтобы раз­вить эти каче­ства у своей дочери.

Сама же Анна Алек­сан­дровна, не смотря на свое ари­сто­кра­ти­че­ское про­ис­хож­де­ние, по при­роде была чело­ве­ком про­стым, мяг­ким и вовсе не обла­дала каче­ствами героя. Однако, будучи чело­ве­ком не только рус­ским по крови, но и вос­пи­тан­ным в луч­ших рус­ских тра­ди­циях, пра­во­слав­ным, вер­ным Пре­столу и пре­дан­ным семье Пома­зан­ника Божия, осе­нён­ная глу­бо­кой верой в Бога и води­мая осо­бым о ней Про­мыс­лом Божиим, она смогла пройти через все тяже­лей­шие испы­та­ния, выпав­шие на её долю, пере­не­сти физи­че­скую боль, нрав­ствен­ные стра­да­ния, уни­же­ния и поно­ше­ния от людей и страш­ную, раз­ру­ши­тель­ную кле­вету, кото­рая, каза­лось бы, неми­ну­емо должна была сло­мить её волю, пода­вить её как лич­ность, нако­нец, оже­сто­чить, заста­вить хоть в чём-то посту­питься прав­дой, допу­стить эту ложь на стра­ницы своих воспоминаний.

Но этого не про­изо­шло и, бла­го­даря осо­бым каче­ствах своей души, она высто­яла, не изме­нила любви и вер­но­сти своим вен­це­нос­ным дру­зьям. Она не пре­дала их, не иска­зила правды о них в угоду обсто­я­тель­ствам и чело­ве­че­ской злобе, вынесла эту правду на своих немощ­ных пле­чах, также как воин ценою жизни выно­сит бое­вое знамя с поля боя, не оста­вив его на пору­га­ние вра­гам и, тем самым, про­дол­жила тра­ди­ции своих слав­ных предков.

Чтобы лучше понять необык­но­вен­ные свой­ства её души, пол­нее пред­ста­вить её нрав­ствен­ный облик, обра­тимся к сви­де­тель­ствам людей, хорошо знав­ших её и зани­мав­ших само­сто­я­тель­ную, непред­взя­тую пози­цию в отно­ше­нии Цар­ской семьи и по отно­ше­нию к ней самой, что было тогда ред­ко­стью, так как боль­шин­ство пред­ста­ви­те­лей выс­шего ари­сто­кра­ти­че­ского обще­ства, к кото­рому при­над­ле­жала А. А. Тане­ева, повто­рим, за ред­ким исклю­че­нием, нахо­ди­лись во вла­сти той атмо­сферы, кото­рую можно было бы оха­рак­те­ри­зо­вать, как атмо­сферу раз­нуз­дан­ной кле­веты и жесто­чай­шей травли Пре­стола, а также всех тех, кто был искренне пре­дан ему.

Вот как харак­те­ри­зует состо­я­ние петер­бург­ского обще­ства нака­нуне рево­лю­ции това­рищ обер-про­ку­рора Св. Синода князь Н. Д. Жева­хов в своих воспоминаниях.

«Ещё меньше было тех, кто пони­мал, что про­ис­хо­дило в тылу и что выра­жала собою та вак­ха­на­лия сата­нин­ской злобы, какая буше­вала в самом Петер­бурге и всею своею тяже­стью обру­ши­ва­лась на самых луч­ших, самых чистых, самых пре­дан­ных слуг Царя и Рос­сии».[1]

Послед­ние слова цели­ком и пол­но­стью можно отне­сти к Анне Алек­сан­дровне. О ней самой и её дружбе с Цари­цей князь Н. Д. Жева­хов пишет следующее.

«Войдя в лоно Пра­во­сла­вия, Импе­ра­трица про­ник­лась не только бук­вою, но и духом его, и, будучи веру­ю­щей про­те­стант­кой, при­вык­шей отно­ситься к рели­гии с ува­же­нием, выпол­няла её тре­бо­ва­ния не так, как окру­жав­шие её люди, любив­шие только «пого­во­рить о Боге», но не при­зна­вав­шие за собою ника­ких обя­за­тельств, нала­га­е­мых религией.

Исклю­че­ние состав­ляла одна только Анна Алек­сан­дровна Выру­бова, быв­шая фрей­ли­ной Госу­да­рыни, стар­шая дочь Глав­но­управ­ля­ю­щего Соб­ствен­ною Его Импе­ра­тор­ского Вели­че­ства Кан­це­ля­риею, обер-гоф­мей­стера А. С. Тане­ева, несчастно сло­жив­ша­яся лич­ная жизнь кото­рой рано позна­ко­мила её с теми нече­ло­ве­че­скими стра­да­ни­ями, какие заста­вили её искать помощи только у Бога, ибо люди были уже бес­сильны помочь ей. Общие стра­да­ния, общая вера в Бога, общая любовь к страж­ду­щим создали почву для тех дру­же­ских отно­ше­ний, какие воз­никли между Импе­ра­три­цею и А. А. Вырубовою.

Жизнь А. А. Выру­бо­вой была поис­тине жиз­нью муче­ницы, и нужно знать хотя бы одну стра­ницу этой жизни, чтобы понять пси­хо­ло­гию её глу­бо­кой веры в Бога и то, почему только в обще­нии с Богом А. А. Выру­бова нахо­дила смысл и содер­жа­ние своей глу­боко несчаст­ной жизни. И когда я слышу осуж­де­ния А. А. Выру­бо­вой со сто­роны тех, кто, не зная её, повто­ряет гнус­ную кле­вету, создан­ную даже не лич­ными её вра­гами, а вра­гами Рос­сии и Хри­сти­ан­ства, луч­шей пред­ста­ви­тель­ни­цей кото­рого была А. А. Выру­бова, то я удив­ля­юсь не столько чело­ве­че­ской злобе, сколько чело­ве­че­скому недо­мыс­лию… И когда импе­ра­трица озна­ко­ми­лась с духов­ный обли­ком А.А. Выру­бо­вой, когда узнала, с каким муже­ством она пере­но­сила свои стра­да­ния, скры­вая их даже от роди­те­лей, когда уви­дела её оди­но­кую борьбу с чело­ве­че­ской зло­бой и поро­ком, то между Нею и А. А. Выру­бо­вой воз­никла та духов­ная связь, кото­рая ста­но­ви­лась тем боль­шей, чем больше А.А. Выру­бова выде­ля­лась на общем фоне само­до­воль­ной, чопор­ной, ни во что не веро­вав­шей знати. Бес­ко­нечно доб­рая, дет­ски довер­чи­вая, чистая, не зна­ю­щая ни хит­ро­сти, ни лукав­ства, пора­жа­ю­щая своею чрез­вы­чай­ною искрен­но­стью, кро­то­стью и сми­ре­нием, нигде и ни в чём не подо­зре­ва­ю­щая умысла, счи­тая себя обя­зан­ной идти навстречу каж­дой просьбе, А. А. Выру­бова, подобно Импе­ра­трице, делила своё время между Цер­ко­вью и подви­гами любви к ближ­нему, далё­кая от мысли, что может сде­латься жерт­вою обмана и злобы дур­ных людей…».[2]

Стр. 1 из 75 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

  • Вячеслав, 28.01.2019

    Сколько гоне­ний, стра­да­ний, судов и аре­стов, изде­ва­тельств, физи­че­ских и душев­ных над­ру­га­тельств, от вели­ко­свет­ских особ и раз­ных чинов вре­мен­ного пра­ви­тель­ства, потом от боль­ше­ви­ков, обма­ну­тых про­стых рус­ских людей, а после уже и в Фин­лян­дии до самой своей кон­чины пере­несла эта свя­тая муче­ница? – не под­да­ётся исчис­ле­нию и не укла­ды­ва­ется в уме!
    Импе­ра­трица писала Анне о своей семье и о жиз­нен­ном пути Анны: «наши кре­сты — только тень Его Кре­ста»… а без­гра­нич­ный свет Истины, про­ни­кает в душу с самых пер­вых строк этих вос­по­ми­на­ний. Потому как они напол­нены нескон­ча­е­мой любо­вью не только к Рос­сии и её людям, но и самому глав­ному Божьему дару – чело­ве­че­ской жизни!
    К сожа­ле­нию духов­ный подвиг Анны Выру­бо­вой до сих пор не оце­нён по достоинству.
    “И оза­да­чится Синод и канонисты:
    Но кто же свят тут? Как ни ты? При том —
    Тебя не одо­лели тюрьмы… коммунисты…
    Ведь ты мона­хиня с Боже­ствен­ным Крестом.”
    Марина Игнатюк.

    Ответить »
Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки