В круге света — священник Александр Дьяченко

В круге света — священник Александр Дьяченко

(21 голос4.8 из 5)

Святые младенцы

Пер­вые мощи, к кото­рым мне посчаст­ли­ви­лось при­ло­житься, были мощами свя­того муче­ника мла­денца Гав­ри­ила Бело­сток­ского, малень­кого шести­лет­него маль­чика из пра­во­слав­ной семьи, много лет назад в наших местах заму­чен­ного рели­ги­оз­ными изу­ве­рами. Почему именно к ним? Про­сто тогда они были един­ствен­ными, что хра­ни­лись в Свято-Покров­ском соборе города Гродно. В неболь­шом ков­чеге из жёл­того металла напро­тив южных алтар­ных врат. 

Не скажу, чтобы тогда я был очень уж веру­ю­щим, но при­ло­житься смог. Я не ого­во­рился, при­ло­житься губами к остан­кам умер­шего чело­века спо­со­бен далеко не каждый.

Помню, как груп­пой из четы­рех чело­век мы при­е­хали в Тихона Задон­ский мона­стырь. Встре­тили нас очень радушно и тут же открыли раку с мощами свя­ти­теля Тихона.

Мы с матуш­кой воз­ли­ко­вали и, поло­жив поклоны, с бла­го­го­ве­нием поце­ло­вали свя­тые останки. Затем, обер­нув­шись к сопро­вож­дав­шим нас моло­дым людям, я сде­лал при­гла­ша­ю­щий жест, и неожи­данно для себя уви­дел их одно­вре­менно вытя­нув­ши­еся лица с брезг­ли­вой склад­кой на губах.

Как-то, уже став свя­щен­ни­ком, я при­е­хал к себе на родину и зашёл в собор. К тому вре­мени мощи мла­денца Гав­ри­ила пере­несли в Польшу, а в Гродно оста­ва­лась только их частица. Вошёл в совер­шенно пустой собор и вдруг неожи­данно почув­ство­вал, как какая-то непре­одо­ли­мая сила повлекла меня к этой самой частице. Иду, ощу­щая бла­го­вон­ный запах, а моё нутро напол­ня­ется радо­стью, гра­ни­ча­щей с лико­ва­нием. На всю жизнь у меня оста­лась в памяти, как свя­той мла­де­нец муче­ник встре­чал меня в храме, где про­ле­жал сорок шесть лет.

Потому пред­ставьте моё удив­ле­ние, когда после назна­че­ния насто­я­те­лем вос­ста­нав­ли­ва­ю­ще­гося сель­ского храма, зате­рян­ного в дале­кой рус­ской глу­бинке, на одном из его стол­пов я уви­дел уди­ви­тельно тро­га­тель­ный ново­пи­сан­ный образ мла­денца Гав­ри­ила. До этого иконы Гав­ри­ила Бело­сток­ского я видел только у нас в запад­ной Бела­руси. Спра­ши­ваю у старосты:

— Откуда здесь эта икона?

— Батюшка, дело слу­чая. Это про­изо­шло несколько лет назад, когда в нашей школе у стар­ше­класс­ни­ков шли выпуск­ные экза­мены. Один из уче­ни­ков изо всех сил ста­рался полу­чить высо­кие оценки. Юноша всё время про­во­дил над учеб­ни­ками и, что гово­риться, пере­тру­дился. В один из вече­ров его мама услы­шала непре­кра­ща­ю­щийся хохот, доно­ся­щийся из ком­наты сына. Открыла дверь и всё поняла, а дальше её реак­ция была совер­шенно неадек­ват­ной. Вме­сто того чтобы вызвать ско­рую да вести сына в пси­хушку, совер­шенно далё­кий от веры чело­век, она побе­жала в цер­ковь.

— Помо­гите!

— Хорошо, — согла­сился мой пред­ше­ствен­ник, — везите маль­чика в храм. Будем молиться, все вместе.

А когда они при­е­хали, начал слу­жить моле­бен муче­нику мла­денцу Гав­ри­илу. Сме­ю­ще­гося юношу уса­дили на стул. Он запро­ки­ды­вал голову назад и всё ещё про­дол­жал хохо­тать. К концу молебна с кано­ном маль­чик посте­пенно стал зати­хать и нако­нец уснул. Потом, проснув­шись, при­шёл в себя, и, отдох­нув несколько дней, бла­го­по­лучно досдал остав­ши­еся экза­мены. Вот после этого чудес­ного исце­ле­ния роди­тели маль­чика и попро­сили напи­сать для нашего храма икону свя­того мученика.

Для меня этот образ дорог ещё и как память о родине. Вся­кий раз, отправ­ля­ясь домой, я прошу его бла­го­сло­ве­ния в дорогу, а при­ез­жая в Гродно, пер­вым делом бегу к нему же в собор.

Вскоре после появ­ле­ния в храме образа свя­того мла­денца Гав­ри­ила у отца насто­я­теля появи­лось жела­ние на сосед­нем столпе поме­стить образ ещё одного свя­того ребёнка, отрока Арте­мия Веркольского.

Только сво­бод­ных денег в вос­ста­нав­ли­ва­ю­щемся храме все­гда в обрез, а обсто­я­тель­ства вся­кий раз скла­ды­ва­лись так, что пус­кать их посто­янно при­хо­ди­лось на что-то дру­гое, в этот момент более насущ­ное. Потом его пере­вели на дру­гое место слу­же­ния, а мечта оста­лась. И наши веру­ю­щие о ней рассказали.

Но теперь уже мне нужно было чинить про­те­ка­ю­щую крышу, ста­вить нор­маль­ные рамы и ещё много-много чего, а образ отрока Арте­мия так и оста­вался меч­той. Конечно, пери­о­ди­че­ски мы о нём вспо­ми­нали, гово­рили между собой и даже соби­ра­лись объ­явить сбор пожерт­во­ва­ний, но вся­кий раз будто что мешало.

Как-то зашли в наш храм двое, муж­чина и жен­щина, обоим уже за трид­цать пять, а детей всё нет и нет.

— Зна­ко­мые сове­туют повен­чаться, может Бог нас услы­шит и бла­го­сло­вит ребёночком?

Я назна­чил им день вен­ча­ния, они гото­ви­лись к испо­веди, при­ча­ща­лись, а когда при­шли вен­чаться, ока­за­лось, что в тот день как раз вспо­ми­нали отрока Арте­мия Вер­коль­ского. Конечно, я поже­лал им маль­чика, потом они ушли.

Не знаю, как дру­гие, но я не помню тех, кого кре­стил или вен­чал, осо­бенно если это люди при­ез­жие. И ещё, меня все­гда уми­ляет, когда мама или бабушка под­во­дят ко мне ребёнка лет шести и про­из­но­сят с нот­ками разочарования:

— Ну как же вы нас не помните, батюшка, вы же нашу Лерочку ещё мла­ден­чи­ком крестили.

Конечно, Лерочка для бабушки един­ствен­ная и непо­вто­ри­мая, а мне каж­дую суб­боту при­но­сят по нескольку таких малы­шей. Где же всех упомнить?

Вот точно так же в одну из суб­бот появ­ля­ются немо­ло­дые уже роди­тели с мла­ден­чи­ком на руках, и смот­рят на меня влюб­ленно, обо­жа­ю­щими гла­зами. И я пони­маю, что раз они так смот­рят, зна­чит, раньше мы с ними уже опре­де­лённо пере­се­ка­лись. Как бы только вспом­нить, где? Лица помню, но обсто­я­тель­ства — никак.

— Батюшка, вот он, наш Артёмка! Спа­сибо вам, теперь мы при­шли кре­стить нашего малыша.

Начи­наю сооб­ра­жать: «Так, если я ещё не кре­стил этого маль­чика, зна­чит каким-то обра­зом при­ча­стен к его появ­ле­нию на свет. Каким? Только если я вен­чал его роди­те­лей. Ско­рее всего».

— И сколько вре­мени про­шло после венчания?

— Ровно год. Сего­дня день памяти свя­того отрока Арте­мия Веркольского.

Я тут же их вспом­нил и обрадовался.

После кре­ще­ния отец подо­шёл ко мне и объявил:

— Батюшка, нам с женой очень хочется побла­го­да­рить Бога. Он дал нам Артёмку, а мы берёмся пода­рить храму икону свя­того отрока Артемия.

Обра­до­вав­шись, я тогда поду­мал: пра­вильно гово­рят, что свя­той при­хо­дит в храм тогда, когда мы готовы его при­нять. Время испол­ни­лось, он и при­шёл. Мы обсу­дили прак­ти­че­скую сто­рону напи­са­ния иконы, и счаст­ли­вые роди­тели отпра­ви­лись испол­нять обещание.

Про­шёл месяц, дру­гой. Никто не появ­лялся. Поти­хоньку мы уже стали забы­вать о том раз­го­воре, как в храм заехала зна­ко­мая жен­щина-пред­при­ни­ма­тель, кото­рая кроме всего про­чего при­хо­ди­лась ещё и род­ной тёт­кой мла­ден­чику Артёмке. Раз­го­во­ри­лись, спрашиваю:

— Как там твои пожи­вают? Что-то давно не появ­ля­ются. Хотели нашему храму икону пода­рить и про­пали. Ты вообще-то в курсе их обещания?

Стр. 1 из 40 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки