Непорочны

Непоро́чны (греч. «Αμωμος) – (греч. ἄμωμοι амоми — непо­роч­ные) –

1) тро­пари, поемые на вос­крес­ной утрени после пения «Хва­лите имя Гос­подне», а также на суб­бот­ней после кафизм, с при­пе­вом, слова кото­рого заим­ство­ваны из 118 псалма (Пс.118 «Бла­женны непо­роч­ные…»);

2) поня­тие пра­во­слав­ной гим­но­гра­фии, обо­зна­ча­ю­щее особо зна­чи­мый для бого­слу­же­ния 118‑й псалом (состав­ля­ю­щий 17‑ю кафизму) по его началь­ным словам «Бла­женны непо­роч­ные в путь, ходя­щие в законе Гос­подни…».

***

Псалом начи­на­ется сло­вами «Бла­женны непо­роч­ные в путь, ходя­щие в законе Гос­подни…» По этому слову и весь псалом полу­чил свое наиме­но­ва­ние. Он в тече­ние цер­ков­ного года зани­мает очень важное место. В обыч­ные пери­оды года он должен сти­хо­сло­виться в суб­боты на утрени; он поется и на вос­крес­ной утрени, когда не поло­жен поли­е­лей, т. е. в боль­шую часть года; он испол­ня­ется на парас­та­сах, на отпе­ва­ниях и т. п.

Он, в отли­чие от всех прочих кафизм Псал­тири, делится не только на три части (славы), но, кроме того, словом «среда» в сере­дине второй славы, раз­де­ля­ется на две части, так как на неко­то­рых заупо­кой­ных служ­бах он испол­ня­ется не в три приема, а только в два.

Издавна эта кафизма Псал­тири имела особое назна­че­ние в бого­слу­же­нии, при­да­вая ему особую тор­же­ствен­ность. Она зани­мала видное место в уставе Вели­кой церкви в Кон­стан­ти­но­поле в Х веке для вос­крес­ной утрени; по Сту­дий­скому уставу она испол­ня­лась только в суб­боты. Знали ее и Иеру­са­лим­ские типики. Отсюда и выра­же­ние «тро­пари по непо­роч­ных», то есть поемые после этой кафисмы. Это на заупо­кой­ных служ­бах тро­пари «Святых лик обрете источ­ник жизни» с при­пе­вами 118-го псалма «Бла­го­сло­вен еси, Гос­поди, научи мя оправ­да­нием Твоим», а на недель­ной утрени «Ангель­ский собор» с теми же при­пе­вами».

Киприан Керн. Литур­гика. Гим­но­гра­фия и эор­то­ло­гия

***

«Так назван 118‑й псалом «Бла­жени непо­роч­нии» по его вто­рому слову, выра­жа­ю­щему тему всего псалма и потому в древ­но­сти пред­по­сы­лав­ше­муся ему при пении в каче­стве анти­фона или образца для мело­дии (так и ныне в чине погре­бе­ния).

Пред­став­ляя из себя вос­тор­жен­ный гимн закону Божию, псалом изоб­ра­жает горя­чую любовь пра­вед­ника к этому закону или, точнее, к Богу за Его столь совер­шен­ный и бла­го­твор­ный дар чело­ве­че­ству. Этот самый боль­шой псалом, в 176 стихов, в еврей­ском тексте состоит из 22 строф, начи­на­ю­щихся по порядку всеми бук­вами алфа­вита; почти в каждой строфе, состо­я­щей из 8 стихов, упо­треб­ля­ется один раз имя Иегова (по край­ней мере всего 22 раза) и закон назы­ва­ется раз­ными име­нами: «закон», «запо­ведь», «оправ­да­ния» (соб. «уставы»), «сви­де­ния» (т. е. откро­ве­ния), «судьбы» (т. е. суды), «пове­ле­ния» (в слав, тоже «запо­веди»), «пути», «слова», конечно, все это с эпи­те­том «Твои», т. е. «Божии»; этим обо­зна­ча­ются разные сто­роны закона Божия.

Пра­вед­ник не нахо­дит слов для изоб­ра­же­ния своей при­вя­зан­но­сти к этому закону и рев­но­сти по нему: для него он дороже всех сокро­вищ и благ, выше всякой муд­ро­сти земной, он изу­чает его день и ночь, молится о небес­ном оза­ре­нии для пости­же­ния его, готов постра­дать за него и едва не попла­тился за него жизнью. При таком содер­жа­нии псалом при­ло­жим, прежде всего, к Спа­си­телю, ко всему делу жизни Его, для кото­рой здесь дается самое тро­га­тель­ное, какое только можно пред­ста­вить, изоб­ра­же­ние; а затем, псалом при­ло­жим к каж­дому хри­сти­а­нину, как рису­ю­щий полный идеал для него.

Псалом дышит заме­ча­тель­ною теп­ло­тою, дей­ствуя с неот­ра­зи­мою оба­я­тель­но­стью на сердце, сколько-нибудь спо­соб­ное к рели­ги­оз­ным чув­ство­ва­ниям, и пре­вос­ходя в этом отно­ше­нии другие псалмы. Все это побу­дило устав сде­лать 118 псалом, состав­ля­ю­щий 17‑ю кафизму, над­гроб­ною песнью над Спа­си­те­лем, внеся его в вели­ко­суб­бот­нюю утреню, кото­рую он запол­няет более, чем напо­ло­вину, – как поется он и над каждым хри­сти­а­ни­ном в чине погре­бе­ния. При­мы­кая к кафиз­мам в каче­стве послед­ней из них, притом при­но­ров­лен­ный, в про­ти­во­по­лож­ность первым двум кафиз­мам, к вос­по­ми­на­ниям дня, псалом на этом месте утрени хорошо под­го­тов­ляет после­ду­ю­щую радость вос­кре­се­ния.

И вообще отно­ше­ние устава к этому псалму исклю­чи­тель­ное, вполне отве­ча­ю­щее его высо­ким досто­ин­ствам: кафизма, кото­рую он один состав­ляет, не счи­та­ется рядо­вою; когда Псал­тирь поется два раза в неделю, как в Вели­кий пост, то 17‑я кафизма исклю­ча­ется из обыч­ного чере­до­ва­ния, из кото­рого не исклю­ча­ется и 1‑я кафизма; из всех кафизм она одна не остав­ля­ется в конце Страст­ной сед­мицы, когда совер­шенно не бывает кафизм; кроме того, она служит началь­ным псал­мом полу­нощ­ницы (все­днев­ной) – службы, совер­ша­е­мой в самый уми­ли­тель­ный час суток».

Михаил Ска­бал­ла­но­вич. Тол­ко­вый Типи­кон

***

Cм. ЛИТУР­ГИКА, ГИМ­НО­ГРА­ФИЯ

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки