Некоторые мысли о катехизации в современном мире – протоиерей Дмитрий Смирнов

Некоторые мысли о катехизации в современном мире – протоиерей Дмитрий Смирнов


Я хорошо пони­маю, что необ­хо­димо было вос­ста­но­вить Храм Хри­ста Спа­си­теля; надо вос­ста­нав­ли­вать храмы в горо­дах. Но зачем в селе, где живут три чело­века, вос­ста­нав­ли­вать двух­этаж­ный пяти­ку­поль­ный храм? Такая работа стоит при­мерно 2–3 мил­ли­она долларов.

 

Я хорошо пони­маю, что необ­хо­димо было вос­ста­но­вить Храм Хри­ста Спа­си­теля; надо вос­ста­нав­ли­вать храмы в горо­дах. Но зачем в селе, где живут три чело­века, вос­ста­нав­ли­вать двух­этаж­ный пяти­ку­поль­ный храм? Такая работа стоит при­мерно 2–3 мил­ли­она дол­ла­ров. На эти сред­ства можно было постро­ить десятки кате­хи­за­тор­ских школ с при­вле­че­нием спе­ци­а­ли­стов, кото­рых перед этим можно еще образовать.

Я пони­маю, что каж­дый хри­сти­а­нин скор­бит по раз­ру­шен­ным хра­мам и хотел бы, чтобы их вос­ста­но­вили. Но все-таки дело цер­ков­ное – это не рестав­ра­ция утра­чен­ных соору­же­ний, а прежде всего дру­гое: забота о людях.

Мы сей­час вос­ста­но­вили поло­вину мона­сты­рей, кото­рые дей­ство­вали до 1917 года на тер­ри­то­рии Рос­сий­ской Импе­рии. Ну и что? Ведь все это в одно мгно­ве­нье Гос­подь может отнять так же, как отнял в про­шлом. Может так сло­житься, что вся огром­ная машина госу­дар­ствен­ного аппа­рата раз­вер­нется про­тив хри­стиан и наста­нет совер­шенно дру­гая, чем сей­час, ситу­а­ция. Это вполне воз­можно. На такое раз­ви­тие собы­тий рабо­тают огром­ные силы и тра­тятся огром­ные деньги, чтобы это случилось.

Эпоха вос­ста­нов­ле­ния хра­мов завер­ша­ется и начи­на­ется новая эпоха – эпоха работы с людьми, эпоха вос­пи­та­ния людей, кото­рая тре­бует от Церкви актив­ных, колос­саль­ней­ших уси­лий. Понятно, что энту­зи­азм тех, кто при­шел в Цер­ковь 10 – 15 лет назад, поутих в силу есте­ствен­ных био­ло­ги­че­ских при­чин – соста­ри­лись люди, у них нет уже того задора и тех сил, что были. А пра­во­слав­ная моло­дежь – ну, во-пер­вых, ее еще мало. Во-вто­рых, хариз­ма­тич­ные лич­но­сти – это все равно товар штуч­ный и ред­кий. Ослож­ня­ется ситу­а­ция тем, что инте­ресы людей, от кото­рых зави­сят важ­ные реше­ния и финан­си­ро­ва­ние, нахо­дятся вне сферы кате­хи­за­ции, их как пра­вило инте­ре­суют молитва, раз­ные поездки, свя­тыни. Но нали­чие этих труд­но­стей не зна­чит, что нужно сло­жить свои пол­но­мо­чия и пере­стать что-то делать. На самом деле даже когда оста­ется один чело­век, то делать можно всегда.

Совре­мен­ное состо­я­ние у нас, конечно, труд­ное. Часто бывает, что даже люди, про­шед­шие духов­ную школу, не пред­став­ляют себе, что такое хри­сти­ан­ство. Поэтому мне пред­став­ля­ется очень нуж­ным в кате­хи­за­ции сде­лать выпук­лым один момент, кото­рый обычно усколь­зает. Я говорю о том, о чем гово­рил Гос­подь притче «О страш­ном Суде» – о мило­сер­дии. Без насто­я­щего мило­сер­дия – не такого, по оста­точ­ному прин­ципу, а как прин­ци­пи­аль­ного образа жизни – хри­сти­ан­ства быть не может. Вспом­ним при­ве­ден­ный мной при­мер. Если нор­маль­ной бла­го­по­луч­ной, но очень бед­ной хри­сти­ан­ской семье с восе­мью детьми Цер­ковь не помо­гает – это есть про­сто духов­ная смерть. И нам нужно, чтобы кате­хи­за­ция была такова, чтобы она вос­пи­ты­вала мило­сер­дие, чтобы хри­сти­а­нин не мог пройти мимо чужой беды, как про­шел левит и как про­шел свя­щен­ник. Как мило­серд­ный сама­ря­нин, хри­сти­а­нин обя­за­тельно дол­жен накло­ниться и помочь, более того – пожерт­во­вать что-то своё – свою ско­тину, дать денег и т.д. При­чем это – акт веры. Конечно, все нор­маль­ные люди – жад­ные. Но хри­сти­а­нин дол­жен пре­одо­ле­вать свою жад­ность. И тогда Гос­подь ему будет вос­пол­нять его убы­ток, как вос­пол­нял всем тем доб­рым людям, о кото­рых напи­сано в житиях.

Кате­хи­за­ция должна дать воз­мож­ность чело­веку при­об­щиться к реаль­ной жизни. Т.е. она должна состо­ять из двух частей. Мно­гое из того, чему учат сей­час людей при их воцер­ко­в­ле­нии, нахо­дится за пре­де­лом Откро­ве­ния Божия. Часто людей при­об­щают к сло­жив­ше­муся в про­шлом чело­ве­че­скому опыту. А под­лин­ная жизнь – это когда сердце чело­века ста­но­вится мило­серд­ным. Станьте мило­серд­ными, как Отец ваш мило­серд есть. Вот это ска­зано о хри­сти­а­нах и христианам.

Кате­хи­за­ция должна помо­гать чело­веку начать хри­сти­ан­скую жизнь, должна поста­вить его на «еван­гель­ские» рельсы. Потом он, конечно, дол­жен идти сам, под руко­вод­ством иерар­хии и, разу­ме­ется, в общем строе нашей тра­ди­ци­он­ной пра­во­слав­ной духов­но­сти. Но именно кате­хи­за­ция должна, как гово­рят сего­дня, «зато­чить» этого чело­века на мило­сер­дие. Такое изме­не­ние чело­века к мило­сер­дию и есть пока­я­ние. Нельзя слу­жить – ска­зал Гос­подь – Богу и мамоне, это две про­ти­во­по­лож­но­сти, и ника­кой ком­про­мисс здесь невоз­мо­жен. Чело­век в резуль­тате кате­хи­за­ции дол­жен это понять и встать на путь милосердия.

Почему так успешны «сви­де­тели Иеговы» или дру­гие сек­танты? да потому, что они жерт­венно слу­жат сво­ему сума­сше­ствию. Они жерт­венно, а мы – нет. Мы – только в «охотку», как клуб­ное дело, что-то хри­сти­ан­ское делаем, и потому мы так неуспешны. Любого чело­века можно захва­тить и под­жечь только жерт­вен­но­стью. Только жерт­вен­ность при­вле­кает вни­ма­ние. Если Цер­ковь не хочет идти на лише­ния, а хочет создать себе ком­форт, то тогда будет как везде – внеш­нее спо­кой­ствие, но не будет глав­ного, потому что Цер­ковь нача­лась с жертвы, с Кре­ста на Гол­гофе и может жить только жерт­вой. Обычно когда чело­век пово­ра­чи­ва­ется лицом к Богу, его окры­ляет Божья бла­го­дать, но, тем не менее, внутри себя он часто хочет от Бога каких-то благ. И вот как раз кате­хи­за­ция должна ему пока­зать, что на самом деле он при­шел на Голгофу.

Я убеж­ден, что в нашей кате­хи­за­тор­ской системе мы должны при­об­щать людей к жерт­вен­ной хри­сти­ан­ской жизни, а не только к внеш­ней тра­ди­ци­он­ной совер­шен­ной и пре­крас­ной форме. Надо серьезно заду­маться над систе­мой науче­ния вере. Боль­шин­ству людей в прин­ципе непо­нятно и не может быть понятно, наше бого­сло­вие. Вот «сви­де­тели Иеговы» – им объ­яс­нили четыре-пять тези­сов, и они пошли про­по­ве­до­вать, готовы ехать в Сибирь, на Кам­чатку, в Ана­дырь – куда угодно. Попро­буй рус­ского свя­щен­ника пошли на Кам­чатку. Я уж не говорю из Москвы, из Под­мос­ко­вья. Нет. Не най­дешь. Любой епи­скоп Даль­него Востока вам это скажет.

Необ­хо­димо в кате­хи­за­ции при­об­ще­ние к реаль­ному опыту бла­го­дати. Конечно, пер­вый при­зыв – почему чело­век при­шел, захо­тел что-то узнать – это тайна, это Гос­подь при­зы­вает. Но суще­ствуют четыре источ­ника бла­го­дати: Свя­щен­ное Писа­ние, молитва, Таин­ства цер­ков­ные и доб­рые дела.

По сло­вам пре­по­доб­ного Сера­фима, молитва все­гда под рукой – это самое про­стое. Поэтому чело­век кате­хи­зи­ру­е­мый дол­жен начи­нать молиться. Необ­хо­димо его научить молитве цер­ков­ной и домаш­ней, и у нас должна быть готов­ность ему помочь в этом.

Необ­хо­димо помочь чело­веку при­об­щиться к Свя­щен­ному Писа­нию. Не только к опыту тол­ко­ва­ний, но и к языку Биб­лии. Основ­ные сим­во­ли­че­ские и струк­тур­ные вещи этого языка в резуль­тате кате­хи­за­ции чело­век дол­жен пони­мать. Тогда у него не будет про­блем ни с Вет­хим Заве­том, ни с Новым. И он не будет, читая Биб­лию, седеть от ужаса и т.д. Это очень важно.

Но самое важ­ное – это мило­сер­дие. Каж­дый в Церкви дол­жен участ­во­вать в делах мило­сер­дия. Уже пер­вые шаги – это не про­сто десять копеек дать какому-нибудь алко­го­лику, кото­рый сидит у храма, что, кстати, тоже нема­ло­важно. Чело­век дол­жен почув­ство­вать, как бла­го­дать Божья помо­гает ему, когда он ока­зы­вает какое-то мило­сер­дие ближ­нему. Надо обя­за­тельно найти в при­ход­ской и око­ло­при­ход­ской жизни воз­мож­ность для чело­века хотя бы что-то совер­шать, хоть раз в неделю, не только бес­ко­рыстно, но и тратя свое время и деньги на то, чтобы помо­гать дей­стви­тельно нуж­да­ю­щимся людям. Это может быть орга­ни­зо­вано в какой-то общей форме. В каж­дом храме, как я счи­таю, может быть реа­ли­зо­ван наш опыт созда­ния при­ход­ского фонда помощи нуж­да­ю­щимся. Мы при­мерно три­ста тысяч руб­лей соби­раем еже­ме­сячно – и из этих денег помо­гаем всем при­ход­ским мно­го­дет­ным, всем оди­но­ким ста­ри­кам и тем, кто нуж­да­ется в лече­нии, кому нужны лекар­ства. По сути – это касса взаимопомощи.

Как кате­хи­за­ция устро­ена на нашем при­ходе? Я кате­хи­за­цией зани­ма­юсь два­дцать пять лет. Пер­вые пят­на­дцать лет непо­сред­ственно, теперь рабо­тает та струк­тура, кото­рая создана. У нас есть, конечно, вос­крес­ная школа. При вос­крес­ной школе обу­ча­ются три группы взрос­лых кате­хи­зи­ру­е­мых, неко­то­рые, по сути, полу­чают мно­го­лет­нее обра­зо­ва­ние. Все с удо­воль­ствием ходят.

Детей мы кре­стим без вся­ких раз­го­во­ров. Почему? Потому что если отка­зы­вать в кре­ще­нии детей, люди не пой­мут. Объ­яс­нить им наш отказ невоз­можно, нет таких слов в рус­ском языке. В такой ситу­а­ции есть своя логика, потому что и у Хри­ста при его зем­ной жизни было несколько кру­гов уче­ни­ков. Пер­вый круг – люби­мый уче­ник Иоанн Бого­слов. Вто­рой – три уче­ника – Иоанн, Иоаков и Петр. Тре­тий круг – это две­на­дцать апо­сто­лов. Чет­вер­тый круг – это семь­де­сят апо­сто­лов. Потом круг тай­ных уче­ни­ков и так далее. Т.е. где-то семь­сот чело­век – и жен­щины. Вот и наби­ра­ется где-то пол­торы тысячи чело­век уче­ни­ков Хри­сто­вых. И ясно, что у каж­дого, кто всту­пал со Хри­стом в какой-то кон­такт или слы­шал о Нем – внутри воз­ни­кало какое-то сочув­ствие к Нему и он уже был в каких-то лич­ных вза­и­мо­от­но­ше­ниях со Спа­си­те­лем. И это тоже уче­ни­че­ство. Те, кто при­хо­дят кре­стить детей, вос­при­ни­мают нашу Цер­ковь, как свою. Они думают при­мерно так: «Это моя цер­ковь, я сюда хожу молиться и ста­вить свечку, а мне вдруг отка­зы­вают в кре­сти­нах сына». Отве­тить на такие рас­суж­де­ния невоз­можно. Я десять лет пытался пере­вос­пи­тать народ, и ничего не вышло. И поэтому мы при­шли к такой форме, что перед кре­ще­нием нужно про­во­дить крат­кую беседу – не больше сем­на­дцати минут, потому что иначе чело­век пол­но­стью выклю­ча­ется. Конечно, никто ничего не запом­нит, поэтому нужно, чтобы оста­лось впе­чат­ле­ние радо­сти, тепла. Надо людям какие-то две-три клю­че­вые фразы ска­зать, что они и их дети, как члены Церкви Хри­сто­вой, при­званы жить по-христиански.

Именно для таких людей, кото­рые ста­вят свечки и кре­стят детей (а их десятки мил­ли­о­нов) крайне необ­хо­димо, как мне кажется, созда­ние внутри Церкви спе­ци­аль­ной иде­аль­ной книги, где было бы про­стым язы­ком доступно все изло­жено «от» и «до», в жанре как бабушка на лавочке рас­ска­зы­вает внучку. Надо, чтобы каж­дому чело­веку, кото­рый при­шел на отпе­ва­ние, кре­ще­ние, вен­ча­ние и кто не читал эту книгу, ее раз­да­вали, чтобы она была выло­жена на основ­ных пра­во­слав­ных сай­тах. И хотя бы каж­дый сотый из полу­чив­ших эту книгу ее прочтет.

Если при­хо­дит кре­ститься взрос­лый, то мы его пре­ду­пре­ждаем, что под­го­товка ко кре­ще­нию у нас – месяц. Наша система очень про­ста и оста­ется без изме­не­ний уже много лет. С чело­ве­ком про­во­дятся четыре беседы такого содер­жа­ния: о Боге, о Хри­сте, о Церкви и о Таин­ствах. Никто из наших кли­ри­ков не захо­тел в ней что-то изме­нить за эти годы. За каж­дую неделю чело­век дол­жен про­честь Еван­ге­лие, посе­щать бого­слу­же­ния в суб­боту вече­ром и вос­кре­се­нье утром. Он дол­жен знать основы веры и цер­ков­ной жизни и реально уви­деть наш при­ход, наше бого­слу­же­ние. Кате­хи­за­тор видит чело­века, его усер­дие и после усво­е­ния необ­хо­ди­мого мини­мума назна­чает день кре­ще­ния. Перед кре­ще­нием ново­бра­щен­ный про­хо­дит испо­ведь (без раз­ре­ши­тель­ной молитвы), об испо­веди его зара­нее пре­ду­пре­ждают, чтобы он поду­мал в свете Еван­ге­лия о своих гре­хах. Мы кре­стим людей с лег­ким чув­ством, что для дан­ного чело­века мы что могли – то сде­лали, а дальше его свя­тая воля. Я раньше наста­и­вал – но это дело зату­хает – чтобы кате­хи­за­торы, в слу­чае исчез­но­ве­ния чело­века из их орбиты, позво­нили ему, узнали причину.

Сей­час появи­лась новая кате­го­рия людей, кото­рые при­об­щи­лись ко Хри­сту через Интер­нет, кото­рые посто­янно посе­щают пра­во­слав­ные сайты и кото­рые про­сто пре­красно научены осно­вам веры, но не имеют прак­ти­че­ского опыта. И им немного страш­но­вато, ведь входя в храм, они вхо­дят в собра­ние людей, и у каж­дого есть ощу­ще­ние, что ты здесь новый и чужой. Никто же не пони­мает, что наши храмы с точки зре­ния посе­ще­ния людей похожи на уни­вер­самы, что здесь две трети людей, кото­рые видят друг друга в пер­вый раз, и лишь треть – друг друга знают в лицо… но попро­буй их отли­чить. И новень­кие, конечно, сму­ща­ются. Нам нужно обя­за­тельно думать и о таких людях, нужно к ним обра­щаться и звать их в живые общины. Может быть, для них устра­и­вать какие-то спе­ци­фи­че­ские формы общения.

Цер­ковь без учи­тель­ства – это не есть Цер­ковь. Ведь ска­зано – «Идите и научите». И каж­дый хри­сти­а­нин дол­жен быть в неко­то­рой сте­пени мис­си­о­не­ром и кате­хи­за­то­ром. Мы видим и на опыте знаем, что когда чело­век обра­ща­ется ко Хри­сту, он хочет всех ода­рить своей верой. Сама бла­го­дать Божья его понуж­дает на то, чтобы он про­во­дил мис­си­о­нер­скую дея­тель­ность. Часто такие люди не имеют помощи в этом, не имеют инструментов.

Совер­шенно понятно, что невоз­можно сей­час всю Цер­ковь напра­вить на кате­хи­за­цию – это абсо­лютно нере­аль­ная задача. Но что мы можем? Мы можем создать посо­бие-мето­дику. Каж­дый чело­век, кото­рый хочет помочь кате­хи­за­ции и мис­сии Церкви, дол­жен иметь воз­мож­ность полу­чить на руки такое посо­бие и адреса кур­сов и кон­суль­тан­тов. И со вре­ме­нем появятся энту­зи­а­сты мис­си­о­нер­ского дви­же­ния. Таким обра­зом, вполне воз­можно создать неко­то­рое дви­же­ние мирян, стре­мя­щихся про­по­ве­ды­вать нашим сограж­да­нам и кате­хи­зи­ро­вать их. Напри­мер, такой миря­нин мог бы полу­чить десять кни­же­чек и раз­да­вать их после Кре­ще­ния или Вен­ча­ния жела­ю­щим. Кто ему может поме­шать? Любой миря­нин у себя в епар­хии может создать сайт, может создать форум, может начать рабо­тать с людьми через элек­трон­ную пере­писку. Форм такой работы может сей­час быть миллион.

Конечно у такого мирян­ского, да и вообще акти­вист­ского дви­же­ния будут пре­пят­ствия. И, прежде всего из-за эле­мен­тар­ного чув­ства рев­но­сти, что кто-то что-то делает. И это от того, что про­тив­ники актив­но­сти не пони­мают, что есть хри­сти­ан­ство. Понятно, что если кто-то испы­ты­вает чув­ство рев­но­сти, то должно этого как-то сты­дится и стес­няться, а не дей­ство­вать, исходя из этого чувства.

В заклю­че­ние скажу несколько слов о кано­нах. Есть люди, я бы ска­зал безумцы, кото­рые вос­при­ни­мают каноны исклю­чи­тельно по-фари­сей­ски. Ведь канон – это некая фик­си­ро­ван­ная точка в исто­рии Цер­ков­ного зако­но­да­тель­ства. Все­гда в Церкви так было, есть и сей­час, что одни каноны дей­ствуют до сих пор в непре­лож­ном виде, по исполь­зо­ва­нию дру­гих суще­ствует неко­то­рая кор­рек­ция – в основ­ном исполь­зуют, но ино­гда от них отсту­пают, – в- тре­тьих, неко­то­рые каноны вообще не исполь­зу­ются, и на тер­ри­то­рии Рос­сии не исполь­зо­ва­лись нико­гда. Напри­мер, канон, что в одном городе в вос­крес­ный день может быть только одно евха­ри­сти­че­ское собра­ние. Оче­видно, это пра­вило не может исполь­зо­ваться, если у нас в Москве семь­сот пять­де­сят хра­мов. По идее, по этому канону мы должны соби­рать всех пра­во­слав­ных хри­стиан каж­дое вос­кре­се­нье в Храме Хри­ста Спа­си­теля, а туда идти крест­ными ходами с пением анти­фо­нов. Исто­ри­че­ская роль этого канона сыг­рана и ничего в этом страш­ного нет. Важно, что он есть, и он напо­ми­нает нам о том, что хри­сти­ане должны быть едины не только внут­ренне, но и внешне, Евха­ри­сти­че­ски. И пони­ма­ние этого греет наше сердце. Каноны дей­стви­тельно живут во вре­мени. И очень зна­чи­тель­ная часть их про­сто обо­зна­чает некую про­блему. Но сле­до­вать им бук­вально совер­шенно невоз­можно. Как, напри­мер, отлу­чать жен­щину за аборт на два­дцать лет от при­ча­стия? Если так, то девя­но­сто про­цен­тов жен­ского насе­ле­ния страны надо отлу­чить от причастия.

Поэтому совер­шенно есте­ственно, что неко­то­рые каноны суще­ствуют, но не исполь­зу­ются. Отно­ше­ния к ним должно быть как к некой цер­ков­ной правде. Как гово­рил В.В.Болотов – то, что Церкви полезно, то и кано­нично. Вот это очень сме­лое и очень пра­виль­ное реше­ние. И это мог ска­зать именно Боло­тов, кото­рый пони­мал суть кано­нов. На наших гла­зах, авто­ри­тет­ных тол­ко­ва­те­лей Зонару и Валь­со­мона чуть ли не кано­ни­зи­руют. Без­условно, у них очень хоро­шие тол­ко­ва­ния, но так же без­условно, что есть вещи, куда необ­хо­димо вно­сить коррекцию.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки