Практическая миссиология — протоиерей Георгий Иоффе

Практическая миссиология — протоиерей Георгий Иоффе


Мис­сио­ло­гия – цер­ков­ная дис­ци­плина новей­шего вре­мени. Это наука о про­по­веди Еван­ге­лия внеш­нему миру в такой же сте­пени, как и наука о реаль­ном воцер­ко­в­ле­нии номи­наль­ных хри­стиан, «кре­ще­ных, но не просвещенных».

 

Оглав­ле­ние

 

прот. Геор­гий Иоффе,
Пред­се­да­тель Мис­си­о­нер­ского отдела
Санкт-Петер­бург­ской епархии,
пре­по­да­ва­тель СПбДА

Введение

Мис­сио­ло­гия – цер­ков­ная дис­ци­плина новей­шего вре­мени. Это наука о про­по­веди Еван­ге­лия внеш­нему миру в такой же сте­пени, как и наука о реаль­ном воцер­ко­в­ле­нии номи­наль­ных хри­стиан, «кре­ще­ных, но не про­све­щен­ных». Мис­сио­ло­гия – это не только исто­рия и бого­сло­вие мис­сии, их изу­че­ние ори­ен­ти­ро­вано на дости­же­ние глав­ной цели – найти и реа­ли­зо­вать наи­бо­лее адек­ват­ные формы прак­ти­че­ской акту­а­ли­за­ции веч­ной и неиз­мен­ной истины Пра­во­сла­вия в стре­ми­тельно меня­ю­щемся совре­мен­ном мире. Пра­во­слав­ная мис­сио­ло­гия, как и все пра­во­слав­ное бого­сло­вие в целом, немыс­лима без исто­ри­че­ской ретро­спек­тивы, без опоры на Пре­да­ние. Но именно мис­сио­ло­гия, как ника­кая дру­гая дис­ци­плина, поз­во­ляет отчет­ливо понять, что Пре­да­ние Церкви – это живое Пре­да­ние, пре­ем­ство живо­тво­ря­щего Духа в живом и раз­ви­ва­ю­щемся цер­ков­ном Теле. Изу­че­ние апо­столь­ской и свя­то­оте­че­ской мис­сии в кон­тек­сте той или иной исчез­нув­шей куль­турно-исто­ри­че­ской реаль­но­сти необ­хо­димо сего­дня именно для того, чтобы научиться у отцов чут­ко­сти к нецер­ков­ному миру, его про­бле­мам и вызовам.

Прак­ти­че­ская мис­сио­ло­гия – ком­плекс цер­ковно-прак­ти­че­ских нара­бо­ток и осмыс­ле­ния опыта цер­ков­ной жизни послед­них 25-ти лет сво­бод­ного суще­ство­ва­ния Церкви в Рос­сии и стра­нах ближ­него зару­бе­жья. В Посо­бии исполь­зо­ваны лек­ци­он­ные мате­ри­алы и прак­ти­че­ские реко­мен­да­ции Санкт-Петер­бург­ской епар­хи­аль­ной мис­сии, СПбДА, Пра­во­слав­ного Свято-Тихо­нов­ского Гума­ни­тар­ного Уни­вер­си­тета, Бел­го­род­ской Духов­ной Семи­на­рии с мис­си­о­нер­ской направ­лен­но­стью, опыт реаль­ных мис­си­о­не­ров и апологетов.

1. Цели и задачи практической миссиологии

Основ­ная цель пред­мета прак­ти­че­ской мис­сио­ло­гии – обу­чить буду­щего пра­во­слав­ного мис­си­о­нера прин­ци­пи­аль­ным мето­до­ло­ги­че­ским и прак­ти­че­ским под­хо­дам к про­бле­мам совре­мен­ных внут­ри­цер­ков­ных и цер­ковно-обще­ствен­ных отно­ше­ний и при­вить навыки мис­си­о­нер­ского диа­лога с раз­ными кате­го­ри­ями собеседников.

Из «Кон­цеп­ции Мис­си­о­нер­ской Дея­тель­но­сти РПЦ»:

Мис­сия (сви­де­тель­ство) – про­по­ведь для про­буж­де­ния веры – при­суща самой при­роде Еди­ной Свя­той Собор­ной и Апо­столь­ской Церкви и заклю­ча­ется в про­воз­гла­ше­нии Бла­гой вести всему миру: “Идите по всему миру и про­по­ве­дуйте Еван­ге­лие всей твари” (Мк.16:15). Она направ­лена на спа­се­ние каж­дого человека.

Пра­во­слав­ная Цер­ковь име­ну­ется Апо­столь­ской не только потому, что члены Церкви “утвер­ждены на осно­ва­нии Апо­сто­лов” (Ефес.2:20), но и осо­бенно потому, что через неё про­по­ведь апо­сто­лов Иисуса Хри­ста про­дол­жа­ется до сего дня. Она непре­рывно рас­тёт как еди­но­сущ­ная той Церкви, кото­рая роди­лась в День Пяти­де­сят­ницы, когда кре­сти­лось “душ около трех тысяч” (Деян.2:41).

Мис­сия, как апо­столь­ство, все­гда состав­ляла глав­ней­шую из обя­зан­но­стей цер­ков­ных людей как испол­не­ние запо­веди Гос­пода Своим уче­ни­кам: “Итак, идите, научите все народы, кре­стя их во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа, уча соблю­дать их все, что Я пове­лел Вам” (Мф.28:19–20).

Мис­сия Церкви направ­лена на освя­ще­ние не только чело­века, но и твар­ного мира, всех сфер жизни: “Сама тварь осво­бож­дена будет от раб­ства тле­нию в сво­боду славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь сово­купно сте­нает и мучится доныне; и не только [она], но и мы сами, имея нача­ток Духа, и мы в себе сте­наем, ожи­дая усы­нов­ле­ния, искуп­ле­ния тела нашего” (Рим.8:21–23).

Бого­слов­ское пони­ма­ние пра­во­слав­ной мис­сии осно­вы­ва­ется на её три­ни­тар­ном изме­ре­нии: источ­ник мис­сии – в Пре­свя­той Тро­ице, Кото­рая выра­жает Себя через посла­ние Иисуса Хри­ста Отцом и нис­по­сла­нии на апо­сто­лов Свя­того Духа (Ин. 20, 21–22). Посла­ние Иисуса Хри­ста вклю­чено в план Домо­стро­и­тель­ства нашего спа­се­ния, “ибо так воз­лю­бил Бог мир, что отдал Сына Сво­его Еди­но­род­ного, дабы вся­кий веру­ю­щий в Него не погиб, но имел жизнь веч­ную” (Ин.3:16).

Пра­во­слав­ная мис­сия имеет пред собой задачу не только науче­ния про­све­ща­е­мых наро­дов веро­учи­тель­ным исти­нам, вос­пи­та­ния хри­сти­ан­ского образа жизни, глав­ным обра­зом она наце­лена на пере­дачу опыта Бого­об­ще­ния посред­ством лич­ного уча­стия чело­века в таин­ствен­ной жизни евха­ри­сти­че­ской общины. Ведь бла­го­ве­стие Церкви есть сви­де­тель­ство о Хри­сте как о Вос­крес­шем Гос­поде и вве­де­ние в мир Его Цар­ства – нового неба и новой земли (Откр.21:1), откры­ва­ю­щихся в совер­ше­нии Евхаристии.

Пра­во­слав­ное пони­ма­ние мис­сии пред­по­ла­гает, что все­лен­ская мис­сия явля­ется эсха­то­ло­ги­че­ским собы­тием, когда Еван­ге­лие будет про­по­ве­дано “до скон­ча­ния века” (Мф.28:20). Именно эта эсха­то­ло­ги­че­ская пер­спек­тива опре­де­ляет пра­виль­ное вза­и­мо­от­но­ше­ние между мис­сией и наци­о­наль­ной куль­ту­рой, ведь целью мис­сии все­гда оста­ется пре­об­ра­же­ние всего кос­моса – чело­ве­че­ства и при­роды, по слову апо­стола Павла, “да будет Бог все во всем” (1Кор.15:28). Поэтому мис­сия состоит в том, чтобы при­бли­жаться к миру, освя­щать и обнов­лять его, вкла­ды­вать новое содер­жа­ние в при­выч­ный образ жизни, при­ни­мать мест­ные куль­туры и спо­собы их выра­же­ния, не про­ти­во­ре­ча­щие хри­сти­ан­ской вере, пре­об­ра­зуя их в сред­ства спасения.
Совре­мен­ное мис­си­о­нер­ское слу­же­ние Церкви осно­вы­ва­ется на двух­ты­ся­че­лет­нем опыте пра­во­слав­ного сви­де­тель­ства и свя­то­оте­че­ской традиции.

Мис­сия” (от лат. missio — посылка, пору­че­ние) по-гре­че­ски зву­чит как священноапостольство.

Мис­сио­ло­гию имеет смысл трак­то­вать как доста­точно широ­кую область бого­слов­ского иссле­до­ва­ния, опи­ра­ю­щу­юся на исто­ри­че­ские и бого­слов­ские дис­ци­плины, и прежде всего на экклезиологию.

Основ­ной нерв пра­во­слав­ной мис­сио­ло­гии – стрем­ле­ние помочь веру­ю­щим (поскольку они при­званы к мис­сии) и неве­ру­ю­щим услы­шать ответ Пра­во­слав­ной Церкви на вызов совре­мен­но­сти, на вызов мира. Для этого бого­сло­вам и пас­ты­рям самим необ­хо­димо осо­знать этот ответ, найти его в Свя­щен­ном Писа­нии и Свя­щен­ном Пре­да­нии, при­чем сде­лать это на осно­ва­нии всего опыта Церкви.

Бого­слов­ское осмыс­ле­ние поня­тия “мис­сия” зиждется не только на ново­за­вет­ном пони­ма­нии апо­столь­ского слу­же­ния, не только на экзе­гезе слов Спа­си­теля: “Идите и научите все народы…” и “Про­по­ве­дуйте Еван­ге­лие всей твари” (Мф.28:19, Мк.16:15). Уже в Вет­хом Завете слу­же­ние про­ро­ков (пер­вый из них — Мои­сей) суще­ственно для пони­ма­ния того, что такое мис­сия Изра­иля, кото­рый был при­зван стать наро­дом-ори­ен­ти­ром для всего чело­ве­че­ства. Через него к уча­стию в спа­се­нии при­званы и дру­гие народы. В бого­сло­вии Вет­хого Завета уже открыта сущ­ность послан­ни­че­ства, мис­сии. Бог посы­лает Свое Слово испол­нить на земле Его волю (Ис.55:11; Пс.106:20; 147:4; Прем.18:14). Он посы­лает Свою Пре­муд­рость помо­гать чело­веку в его тру­дах (Прем.9:10); посы­лает Духа Сво­его обно­вить лицо земли (Пс.103:30) и воз­ве­стить Его волю людям (Прем.9:17). Таковы пред­воз­ве­стия Нового Завета. После вели­чай­шего из про­ро­ков Иоанна Кре­сти­теля Иисус Хри­стос явля­ется перед людьми как Посла­нец Божий, и един­ствен­ное жела­ние Иисуса — испол­нять “волю послав­шего Его” (Ин.4:34), “делать дела Послав­шего” (Ин.9:4).

Мис­сия Иисуса про­дол­жа­ется послан­ни­че­ством, мис­сией апо­сто­лов – уче­ни­ков Спа­си­теля, круг кото­рых не огра­ни­чен непо­сред­ствен­ными уче­ни­ками и спут­ни­ками Иисуса. Апо­стол Павел услы­шал от Спа­си­теля: “Иди, потому что Я пошлю тебя далеко к языч­ни­кам” (Деян.22:21). Все апо­столы и вся Цер­ковь при­званы к мис­сии, выпол­ня­ется же эта задача силой Свя­того Духа. Пяти­де­сят­ница вхо­дит в хри­сти­ан­ский опыт и завер­шает откро­ве­ние тайны Бога – Дух Свя­той вхо­дит в исто­рию чело­ве­че­ства так, что чело­век внут­ренне пре­об­ра­жа­ется, в нем вос­ста­нав­ли­ва­ется подо­бие Божие.

Как далеко ушел от бого­слов­ского пони­ма­ния обще­упо­тре­би­тель­ный смысл слова “мис­сия”, и каков его обще­при­ня­тый смысл в совре­мен­ном рус­ском языке? Согласно тол­ко­вому сло­варю Уша­кова основ­ные зна­че­ния следующие:

  1. пору­че­ние, задание;
  2. пред­на­зна­че­ние к чему-либо важ­ному, высо­кому, ответ­ствен­ная роль кого- или чего-либо;
  3. посто­ян­ное дипло­ма­ти­че­ское представительство;
  4. пред­ста­ви­тели одного госу­дар­ства, посы­ла­е­мые в дру­гое госу­дар­ство со спе­ци­аль­ной целью.

Лишь пятое зна­че­ние в сло­варе имеет цер­ков­ный смысл – мис­си­о­нер­ская орга­ни­за­ция. Таким обра­зом, бого­слов­ское, цер­ков­ное поня­тие вошло в совре­мен­ный лите­ра­тур­ный язык со зна­че­нием высо­кого слу­же­ния. Мы, пра­во­слав­ные, глу­боко убеж­дены, что Цер­ковь в совре­мен­ном обще­стве, как и все­гда прежде, на про­тя­же­нии уже почти двух тыся­че­ле­тий, имеет чрез­вы­чай­ное мис­си­о­нер­ское пред­на­зна­че­ние, кото­рое не сво­дится только лишь к тому, чтобы спо­соб­ство­вать обра­ще­нию в хри­сти­ан­ство не хри­стиан. Цер­ковь Хри­стова име­ну­ется апо­столь­ской, и мис­сия явля­ется одной из основ­ных форм ее слу­же­ния, когда живой бла­го­дат­ный орга­низм Церкви сопри­ка­са­ется с непро­све­щен­ным миром.

Мис­си­о­нер­ство начи­на­ется с того образа, кото­рый дал нам Хри­стос. Этому Образу упо­доб­ля­лись апо­столы, нес­шие бла­гую весть о Цар­стве Божием. Гос­подь гото­вил апо­сто­лов на слу­же­ние, посы­лая их на про­по­ведь по два и даруя им бла­го­дат­ную силу бла­го­вест­во­ва­ния и исце­ле­ния (Лк.10:1–9). Им даны и совер­шен­ные образы доб­рого сама­ря­нина (Лк.25:37) и доб­рого пас­тыря, пола­га­ю­щего душу свою за своих овец (Ин.10:1–16). Зем­ное слу­же­ние Гос­пода закан­чи­ва­лось Его сло­вами, обра­щен­ными к апо­сто­лам, к Церкви, к нам: “Идите, научите все народы, кре­стя их во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа… и се, Я с вами во все дни до скон­ча­ния века” (Мф.28:19). Пол­нота бла­го­дат­ной жизни Церкви начи­на­ется Пяти­де­сят­ни­цей (Деян.2). И здесь же явля­ется в пол­ноте мис­си­о­нер­ское слу­же­ние Церкви, когда про­стыми сло­вами апо­стола Петра бла­го­дать Духа Свя­таго рас­кры­вает сердца слу­ша­ю­щих и при­со­еди­няет их к Церкви. Здесь же были явлены основ­ные прин­ципы мис­си­о­нер­ства:

  • про­по­ведь бла­гой еван­гель­ской вести должна быть доход­чива, понятна; тайны Цар­ства Божия должны доно­ситься обра­зами, понят­ными слушающим;
  • про­по­вед­ник — лишь сотруд­ник Богу в деле про­све­ще­ния, спа­се­ния непро­све­щен­ного чело­века. Про­по­вед­ник лишь помо­гает слу­ша­ю­щему открыть сердце для при­ня­тия бла­го­дати Духа Святаго;
  • про­по­ведь должна вестись на род­ном языке, — в Пяти­де­сят­ницу каж­дый слы­шал слова апо­стола Петра, зву­чав­шие на его род­ном наречии;
  • мис­си­о­нер­ство — это, в конце кон­цов, все­гда экзор­цизм, изгна­ние бесов. Свет оттес­няет тьму, борется с кня­зем тьмы — диа­во­лом и изго­няет его из души человека.
  • “Так да све­тит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши доб­рые дела и про­слав­ляли Отца вашего небес­ного” (Мф.5:16) – при­мер лич­ной бла­го­че­сти­вой жизни стро­иться основа мис­си­о­нер­ского слу­же­ния и дол­гом каж­дого хри­сти­а­нина. На этой основе — апо­сто­лат мирян.
  • делу свя­щен­ноап­о­столь­ства слу­жат бла­го­тво­ри­тель­ные и иные формы соци­аль­ного слу­же­ния, а также труды в обра­зо­ва­тель­ной и куль­тур­ной сфе­рах. Свя­ти­тель Нико­лай Япон­ский выра­зил это такими сло­вами: “Вна­чале заво­е­вать любовь и ува­же­ние, а затем нести людям Слово Божие”. Апо­стол Павел о том же гово­рит: “Для всех я сде­лался всем, чтобы спа­сти по край­ней мере неко­то­рых” (1Кор.9:22).

2. Христианская антропология как методологическая основа Православной миссии

Антро­по­ло­гия в соб­ствен­ном смысле слова есть уче­ние о чело­веке: его при­роде, про­ис­хож­де­нии и назна­че­нии. Пра­во­слав­ная антро­по­ло­гия тесно свя­зана, с одной сто­роны, с дог­ма­ти­кой, рас­сматривая чело­века как образ Божий, а с дру­гой – сас­ке­ти­кой, как нау­кой о дея­тель­ном восхожде­нии при помощи бла­го­дати к бес­стра­стию, т.е. исце­лён­ному состо­я­нию чело­ве­че­ской при­роды, повре­ждён­ной и под­верг­шейся стра­стям в резуль­тате грехопадения.

Пра­во­слав­ная антро­по­ло­гия опи­ра­ется в своих поло­же­ниях и выво­дах на Свя­щен­ное Пре­да­ние и Свя­щен­ное Писа­ние, в кото­ром мы нахо­дим биб­лей­ское обос­но­ва­ние цер­ков­ного уче­ния о человеке:

  • Сотво­ре­ние чело­века по образу и подо­бию Божию (Бытие 1 и 2 гл.);
  • Гре­хо­па­де­ние (Бытие 3 гл.); 
  • Искуп­ле­ние. Гос­подь Иисус Хри­стос – новый Адам, и кто во Хри­сте – тот «новая тварь» (2Кор.5:17; Гал.6:15 и весь Новый Завет).

Крат­кий очерк хри­сти­ан­ской антропологии

С точки зре­ния хри­сти­ан­ской антро­по­ло­гии, чело­век был сотво­рен Богом, в отли­чие от всего осталь­ного тво­ре­ния, по Сво­ему образу и подо­бию, т.е. лич­но­стью, наде­лен­ной вла­стью над тво­ре­нием Божиим и ответ­ствен­но­стью за эту власть, сво­бо­дой воли, даром разума, слова и позна­ния в обще­нии, твор­че­ским потен­ци­а­ломк пре­об­ра­зо­ва­нию миро­зда­ния.

Обма­ну­тый пад­шим анге­лом, сата­ной – про­тив­ни­ком Бога, чело­век нару­шил изна­чаль­ную гар­мо­нию сво­его соб­ствен­ного суще­ство­ва­ния и бытия все­лен­ной, кото­рой он был при­зван управ­лять. В резуль­тате этого наш мир извра­тил свой путь и сам чело­век поте­рял непо­сред­ствен­ную связь с Богом, кото­рая поз­во­ляла ему быть царем и свя­щен­ни­ком всего тво­ре­ния. И, поте­ряв эту сво­бод­ную связь с Твор­цом, чело­век ока­зался в раб­стве у соб­ствен­ного иска­жен­ного вос­при­я­тия мира, в раб­стве огра­ни­чен­ного смерт­но­стью суще­ство­ва­ния, в раб­стве у пад­шего ангела, кото­рый пре­льстил, т.е. обма­нул чело­века лож­ным обе­ща­нием мани­пу­ля­тив­ного, маги­че­ского позна­ния «ста­нете как боги».Это состо­я­ние назы­ва­ется гре­хо­па­де­нием.По суще­ству, пер­во­род­ный грех пра­ро­ди­те­лей стал нару­ше­нием боже­ствен­ного закона любви ради само­утвер­жде­ния, и стал наслед­ствен­ной болез­нью и состо­я­нием всего человечества.

Чело­век пред­став­ляет собой цель­ный телесно-душев­ный (пси­хо­фи­зи­че­ский) состав. Условно выде­ляя душев­ные функ­ции, мы будем гово­рить о трех основ­ных силах души: разуме, воле и чув­ствах, кото­рые опре­де­ляют и телес­ное (сома­ти­че­ское) состо­я­ние чело­века, т.е. состав чело­века, по опре­де­ле­нию, иерархичен.

В пер­во­здан­ном виде разум был открыт для обще­ния чело­века с Твор­цом, и, таким обра­зом, позна­вал смыслы сотво­рен­ных вещей и явле­ний; воля, сво­бодно сопря­жен­ная с волей Божией, опре­де­ляла для чело­века мак­си­маль­ную воз­мож­ность осу­ществ­ле­ния пол­ноты бытия и реа­ли­за­ции сво­его пред­на­зна­че­ния; чув­ства, направ­ля­е­мые разу­мом и волей, были без­упреч­ными инди­ка­то­рами окру­жа­ю­щего мира и внут­рен­них сома­ти­че­ских про­цес­сов. Тело же чело­века было совер­шен­ным инстру­мен­том пре­об­ра­зо­ва­ния мира и нахо­ди­лось в под­чи­не­нии у выс­ших душев­ных сил (Друг мой – осел, Фран­циск Ассиз­ский о своем теле.).

После гре­хо­па­де­ния всё изме­ни­лось. Пре­рва­лась непо­сред­ствен­ная связь с Твор­цом, и корен­ным обра­зом нару­ши­лась иерар­хия устро­е­ния чело­века. Совер­ши­лась антро­по­ло­ги­че­ская рево­лю­ция, пере­во­рот. Гла­вен­ству­ю­щую роль заняло тело, кото­рое из слу­жеб­ного инстру­мента цель­ного чело­века пре­вра­ти­лось в плоть – гос­по­дина и дик­та­тора. А когда раб в одно­ча­сье ста­но­вится гос­по­ди­ном (как мы знаем из соци­аль­ных ана­ло­гий), начи­на­ется раз­руха. Чув­ства поте­ряли былую остроту и ясность вос­при­я­тия дей­стви­тель­но­сти, и, не направ­ля­е­мые выс­шими силами души, выро­ди­лись в инстинкты и вожде­ле­ния. Разум и воля ока­за­лись отсе­чен­ными от Источ­ника бытия и стали рабами плоти. Разум из позна­ва­теля смыс­лов вырож­да­ется в ана­ли­ти­че­ский рас­су­док. Воля направ­ля­ется мно­го­чис­лен­ными и сум­бур­ными вле­че­ни­ями плоти.

Итак, чело­век из откры­той Богу и всему тво­ре­нию лич­но­сти, ока­зался замкну­тым на самого себя инди­ви­ду­у­мом, не таким как дру­гие, осо­бью. И весь мир после гре­хо­па­де­ния раз­ви­вался именно как мир раз­де­лен­ный, раз­дроб­лен­ный, поте­ряв­ший свою цель и целостность.

Для спа­се­ния чело­века, и, через чело­века всего миро­зда­ния, из состо­я­ния греха, пона­до­би­лось Самому Богу вос­при­нять чело­ве­че­скую плоть, т.е. вопло­титься без­греш­ным Бого­че­ло­ве­ком Иису­сом Хри­стом на Земле, дабы, исце­лить подоб­ное подоб­ным, и Своей жиз­нью, крест­ными стра­да­ни­ями и Вос­кре­се­нием иску­пить пад­ший чело­ве­че­ский род от раб­ства диа­волу, греху и смерти. Заме­тим, что слова спа­се­ние, исце­ле­ние и искуп­ле­ние, в дан­ном кон­тек­сте сино­ни­мичны, а грех пони­ма­ется Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью как иска­же­ние чело­ве­че­ской при­роды, как болезнь и как тоталь­ный миро­воз­зрен­че­ский про­мах, кото­рый исце­ля­ется только Христом.

Путем для исце­ле­ния при­роды чело­века явля­ется пока­я­ние, т.е. пере­мена основ­ных миро­воз­зрен­че­ских ори­ен­ти­ров и цен­но­стей, созна­тель­ный отказ от греха, вос­ста­нов­ле­ние утра­чен­ной иерар­хич­но­сти лич­но­сти через живи­тель­ную связь с открыв­шейся и доступ­ной всем людям Лич­но­стью Бога и Чело­века Иисуса Хри­ста. Через это обще­ние во Хри­сте пре­одо­ле­ва­ется и гре­хов­ная рознь между людьми, и сози­да­ется новое тво­ре­ние, непод­власт­ное смерти и греху.

Фило­соф­ские основы хри­сти­ан­ской антропологии

В свете хри­сти­ан­ской антро­по­ло­гии при­рода чело­века осве­ща­ется иначе, чем в нату­ра­ли­сти­че­ском ее пони­ма­нии. Хотя луч­шие пред­ста­ви­тели науки о чело­веке при­знают духов­ную жизнь в чело­веке, как основу его суще­ства, но истол­ко­ва­ние этого духов­ного начала в линиях пан­те­изма обед­няет его. Духов­ное начало в чело­веке не только не выво­димо из при­род­ной эво­лю­ции, не только пред­по­ла­гает надин­ди­ви­ду­аль­ный, сверх­при­род­ный его корень, но в самой своей сущ­но­сти сви­де­тель­ствует о том, что оно свя­зано с Абсо­лю­том. Духов­ная жизнь в чело­веке есть непре­стан­ное, неуто­ми­мое иска­ние Бес­ко­неч­но­сти, и как раз этой его чер­той оно сооб­щает чело­веку тот дух, кото­рый дви­жет чело­века к Богу. Будучи непро­из­водно, невы­во­ди­мой “снизу” силой, духов­ное начало в то же время про­ни­зы­вает (“сверху”) всю сущ­ность чело­века, его эмпи­ри­че­ский “харак­тер”, его пси­хо­фи­зи­че­скую жизнь. В этой вза­им­ной свя­зан­но­сти духов­ного начала и эмпи­ри­че­ской сто­роны в чело­веке выяв­ля­ется суще­ствен­ная целост­ность, име­ю­щая место и тогда, когда чело­ве­че­ский дух нахо­дится в плену чув­ствен­но­сти. Поэтому, если непро­из­вод­ность духов­ного начала обу­слов­ли­вает иерар­хи­че­скую кон­сти­ту­цию чело­века, то эту иерар­хи­че­скую кон­сти­ту­цию надо тол­ко­вать в смысле онто­ло­ги­че­ском, а не мораль­ном. Образ Божий в чело­веке не есть его “при­рода”, но он вхо­дит в его при­роду и дает ей то начало лич­но­сти, кото­рого в твар­ном мире вне чело­века нет. Начало лич­но­сти и есть образ Божий в чело­веке, но вме­щен­ное в твар­ное бытие, это начало лич­но­сти явля­ется ума­лен­ным, лишен­ным само­сущ­но­сти, есть лишь образ Абсо­лют­ного Бытия, но не Абсо­лют сам в себе. Начало лич­но­сти ста­но­вится цен­тром чело­ве­че­ской при­роды, в кото­рой в силу этого все лич­ностно, т.е. все вос­хо­дит к духов­ному сре­до­то­чию в человеке.

Сво­бода в чело­веке, однако, глубже, чем про­стая воз­мож­ность само­ре­гу­ля­ции жизни изнутри, в ней есть “тайна”,- воз­мож­ность твор­че­ского ее рас­кры­тия лишь при пре­бы­ва­нии в Истине, лишь при жизни в Боге. Вне этого сво­бода, сохра­няя силу само­опре­де­ле­ния изнутри, явля­ется не твор­че­ской силой, а наобо­рот источ­ни­ком хаоса и бес­плод­ной пре­тен­ци­оз­но­сти. Она без­мерна в этих слу­чаях лишь в своих иска­ниях и ско­вана в своих дости­же­ниях. Так в нед­рах сво­боды ста­но­вится воз­мож­ным грех.

Хри­сти­ан­ское уче­ние о пер­во­род­ном грехе поко­ится на док­трине мисти­че­ского еди­но­су­щия лич­но­сти со всем чело­ве­че­ством. В пер­во­род­ном грехе про­изо­шло раз­дво­е­ние в духов­ной сто­роне чело­века: сия­ние образа Божия, сила искон­ной жажды пре­бы­вать в Боге не отме­ня­ется гре­хом, но имеет отныне рядом с собой его тень. Духов­ная жизнь в ее “есте­стве” — после гре­хо­па­де­ния несет на себе бремя этого раз­дво­е­ния: она “есте­ственно” ищет Бога, но так же “есте­ственно” и ухо­дит от Него. В духов­ных сумер­ках спле­та­ется тем­ное и свет­лое начало в духов­ной жизни, нераз­ли­чимо питая одно дру­гое. Духов­ная жизнь тре­бует спа­се­ния, кото­рое и состоит в вос­ста­нов­ле­нии един­ства в духов­ной жизни, т.е. в бла­го­дат­ном пре­об­ра­же­нии “есте­ства”. Вне этой бла­го­дат­ной помощи свыше раз­дво­е­ние “есте­ствен­ной” духов­ной жизни не только не пре­одо­ле­ва­ется, но с неумо­ли­мой логи­кой ведет к уси­ле­нию тем­ной духов­но­сти. Этим отвер­га­ется вся­кая “магия духов­ного дела­ния”, вос­хож­де­ние к духов­ным высо­там силами самого чело­века: спа­се­ние воз­можно лишь при бла­го­дат­ной помощи свыше, пред­по­ла­га­ю­щей сми­рен­ное созна­ние своей немощи.

Начало греха, вошед­шее в чело­века, в его бытие через мисти­че­ское еди­но­су­щие всех людей, вошло и во весь твар­ный мир. В этом пункте хри­сти­ан­ская антро­по­ло­гия тре­бует софи­о­ло­ги­че­ского истол­ко­ва­ния, т. е. уче­ния о мире, как твар­ной Софии. Образ Божий в чело­веке через это уче­ние ока­зы­ва­ется Силой света и правды, все­е­дин­ства и веч­но­сти (твар­ной) во всей при­роде. Но это цен­траль­ное место чело­века в при­роде делает и при­роду сопри­су­щей плену греха, и раз­дво­е­ние тем­ного и свет­лого полюса в чело­веке откры­вает всю глу­бину этого же раз­дво­е­ния во всем твар­ном мире, где кос­мос и хаос, зако­но­мер­ность и слу­чай­ность, силы еди­не­ния и силы рас­пада живут в нерас­тор­жи­мой сопряженности.

Софи­о­ло­ги­че­ское истол­ко­ва­ние при­роды чело­века свя­зы­вает чело­века не только со всем миром, но через уче­ние о мисти­че­ском еди­но­су­щии чело­ве­че­ства ста­но­вится клю­чом к пони­ма­нию един­ства каж­дой лич­но­сти с чело­ве­че­ством, связи в лич­но­сти ее инди­ви­ду­аль­ного, осо­бен­ного с соци­аль­ным. Но нату­раль­ная “собор­ность” чело­ве­че­ства не в состо­я­нии сбро­сить с себя силу греха, силу раз­де­ле­ния и вражды; как в отдель­ном чело­веке, так и во всем чело­ве­че­стве раз­дво­е­ние правды и неправды пре­одо­ле­ва­ется лишь в бла­го­дат­ном порядке. Бла­го­дат­ная собор­ность дана нам в Церкви, чем рас­кры­ва­ется основ­ная истина о спа­се­нии в Церкви и через Цер­ковь; этим пола­га­ется основа и для рели­ги­озно углуб­лен­ного пони­ма­ния вос­пи­та­ния — как “оцер­ко­в­ле­ния” лич­но­сти через жизнь в Церкви, через бла­го­дат­ное, в таин­ствах пода­ва­е­мое вос­пол­не­ние человека.

В свете этих основ­ных поло­же­ний хри­сти­ан­ской антро­по­ло­гии, как их раз­ви­вает пра­во­слав­ное созна­ние, сво­бод­ное от оши­бок в антро­по­ло­гии, име­ю­щих место в като­ли­че­ской и осо­бенно про­те­стант­ской дог­ма­тике, даны проч­ные основы для постро­е­ния системы пра­во­слав­ной педагогики.

Цель вос­пи­та­ния в свете пра­во­сла­вия есть помощь детям в осво­бож­де­нии их от вла­сти греха через бла­го­дат­ное вос­пол­не­ние, нахо­ди­мое в Церкви, помощь в рас­кры­тии образа Божия. Иначе это может быть фор­му­ли­ро­вано, как рас­кры­тие пути веч­ной жизни, как при­об­ще­ние к веч­ной жизни в жизни эмпи­ри­че­ской. Пра­виль­ное уче­ние о соот­но­ше­нии духов­ного и эмпи­ри­че­ского состава чело­века уста­нав­ли­вает суще­ствен­ное зна­че­ние эмпи­ри­че­ского раз­ви­тия, но предо­хра­няет от ошибки, видя­щей в эмпи­ри­че­ском раз­ви­тии силу, сози­да­ю­щую духов­ную жизнь. Духов­ная жизнь нуж­да­ется в эмпи­ри­че­ском раз­ви­тии, как опо­сред­ству­ю­щем начале, но она не раз­ви­ва­ется из эмпи­ри­че­ской сферы. Это с одной сто­роны утвер­ждает суще­ствен­ность и под­лин­ную цен­ность эмпи­ри­че­ского раз­ви­тия, а с дру­гой сто­роны смысл послед­него истол­ко­вы­вает в линиях опо­сред­ство­ва­ния, в линиях инстру­мен­таль­ного его зна­че­ния для пра­виль­ного вос­пи­та­ния личности.

Хри­сти­ан­ская антро­по­ло­гия в свете боже­ствен­ных установлений

В Свя­щен­ном Писа­нии неко­то­рыми иссле­до­ва­те­лями выде­ля­ется пять так назы­ва­е­мых боже­ствен­ных уста­нов­ле­ний о чело­ве­че­стве:

  1. Лич­ность – сотво­ре­ние по образу и подо­бию Божию (Быт.1 и 2 гл.).
  2. Семья – Быт.2 («… и будут два одна плоть»).
  3. Народ – до- и после­по­топ­ное раз­де­ле­ние по родам (дети Каина, Сифа, Ноя) и по язы­кам (вави­лон­ское стол­по­тво­ре­ние), выде­ле­ние народа Божия (исто­рия патриархов).
  4. Иерар­хи­че­ская и цен­тра­ли­зо­ван­ная госу­дар­ствен­ность – тео­кра­тия эпохи Исхода (Исх.18), тео­кра­тия эпохи судей (Суд.) и цари (1Цар.).
  5. Цер­ковь – «врата ада не одо­леют» (Мф.16).

Все эти уста­нов­ле­ния, во-пер­вых, дина­мич­ные: лич­ность раз­ви­ва­ется от образа к подо­бию Божию, семья – от роди­те­лей к детям, народ – от рода к этносу, госу­дар­ство – от союза пле­мён к монар­хии или к дру­гой форме цен­тра­ли­зо­ван­ного государства.

NB: Раз­го­воры о вос­ста­нов­ле­нии дина­сти­че­ской монар­хии в совре­мен­ной Рос­сии сего­дня лишены прак­ти­че­ского смысла при тоталь­ной раз­об­щен­но­сти и раз­цер­ко­в­лен­но­сти обще­ства. Един­ствен­ной монар­хи­че­ской струк­ту­рой ныне явля­ется Цер­ковь, поэтому лозунги поли­ти­че­ских монар­хи­стов нужно вос­при­ни­мать, как выра­же­ние част­ного мне­ния немно­го­чис­лен­ной группы лиц.

Из бесед митр. Анто­ния Сурож­ского: Есть место в книге Царств, в Вет­хом Завете, об учре­жде­нии цар­ства среди евреев(1Цар.10:1 – пома­за­ние Саула на цар­ство про­ро­ком Саму­и­лом). Это место все­гда при­во­дится как дока­за­тель­ство, что монар­хия – боже­ствен­ное уста­нов­ле­ние, что король или царь явля­ется пома­зан­ни­ком Божиим. А рас­сказ гово­рит вот о чем. Прежде еврей­ский народ был водим духов­ными вождями; были пат­ри­архи, были про­роки, были судьи – это все были люди, кото­рые не зани­мали как бы офи­ци­аль­ного поло­же­ния, кото­рых Бог вызвал из толпы, потому что они были Ему открыты до конца, и они были спо­собны про­воз­гла­шать Его волю и про­во­дить Его волю среди людей. В какой-то момент Изра­иль посмот­реть вокруг себя и уви­дел, что нахо­дится в абсо­лютно осо­бен­ном поло­же­нии: ника­кой уве­рен­но­сти в зав­траш­нем дне нет, – у них нет посто­ян­ного вождя. “Сей­час у нас есть Самуил; мы ожи­дали, что его сыно­вья уна­сле­дуют его роль и при­зва­ние, а они никуда не годятся; что же – мы про­пали? Давай-ка себя спа­сем, учре­див какую-то уве­рен­ность…”. И они обра­ща­ются к Саму­илу и гово­рят: “Мы хотим быть как все народы (то есть именно тем, чем они нико­гда не были; они были наро­дом Божиим, тогда как все народы были иные), дай нам царя”. Самуил обра­ща­ется к Богу и гово­рит: “Что мне делать? Они меня отвергли!” И Гос­подь отве­чает ему: “Не тебя они отвергли, но отвергли Меня (1Цар.8:7). Дай им царя, но пре­ду­преди их о том, чем будет царь в их жизни”. И далее сле­дует отры­вок, где гово­рится, как царь их будет пора­бо­щать, при­нуж­дать, при­тес­нять и т.д.

Монар­хия, несо­мненно, не явля­ется един­ствен­ной фор­мой госу­дар­ствен­ного строя, кото­рая при­ем­лема для хри­сти­а­нина или для веру­ю­щего вообще. Если гово­рить о Рос­сии, то у нас в своё время, в древ­но­сти монар­хия была силой, объ­еди­ня­ю­щей весь народ вокруг одной лич­но­сти, сто­яв­шей за одну идею: идею пра­во­слав­ной Руси, и за един­ство рус­ского народа, объ­еди­нен­ного одной верой и одной куль­ту­рой. В этом отно­ше­нии монар­хия была зна­ме­нем един­ства. Впо­след­ствии, когда и куль­тура, и Цер­ковь, и госу­дар­ствен­ный строй начали рас­хо­диться, когда появи­лись новые и поли­ти­че­ские и обще­ствен­ные тече­ния, вопрос монар­хии стал по-иному. Та абсо­лют­ная монар­хия, кото­рая пред­став­ляла собой един­ство народа с Цер­ко­вью, един­ство рус­ской куль­туры, един­ство госу­дар­ства, уже уста­рела в абсо­лют­ном её смысле; и конечно, под­ня­тый при Алек­сан­дре II вопрос о кон­сти­ту­ци­он­ной монар­хии был выхо­дом. Этот выход соеди­нил бы, с одной сто­роны, обнов­ле­ние всего рус­ского обще­ства и всех сослов­ных отно­ше­ний, и с дру­гой сто­роны сохра­нил бы идею един­ства народа, объ­еди­нен­ного име­нем одного чело­века, кото­рый забо­тится о своем народе, любит этот народ, кото­рый свою жизнь для него готов отдать. Пора­зи­тельно одно изре­че­ние Нико­лая I, кото­рого счи­тают сол­да­фо­ном и нечут­ким чело­ве­ком; он ска­зал о монар­хии, что роль монарха – так устра­и­вать жизнь сво­его народа, чтобы весь народ был обес­пе­чен, бла­го­устроен и мог зани­маться духов­ной жиз­нью… Вот это был бы идеал монархии.

Уста­нов­ле­ния о наро­дах и госу­дар­ствен­но­сти даны уже пад­шему чело­ве­че­ству как про­об­разы Церкви. А Цер­ковь дви­жется «от силы в силу» (Пс.83:8), имея Гла­вой Самого Хри­ста, вби­рая в Себя всё луч­шее в чело­ве­че­стве, и, одно­вре­менно, питая чело­ве­че­ство бла­го­да­тию Свя­того Духа, в Ней Пре­бы­ва­ю­щего. Любая оста­новка в раз­ви­тии при­во­дит к иска­же­нию Божи­его замысла. Лич­ность, замкну­тая на себе, ста­но­вится инди­ви­ду­у­мом, эго­цен­три­ком, отде­лён­ным и от Бога, и от дру­гих людей. Семей­ная жизнь, име­ю­щая в основе только вза­им­ное вле­че­ние, обычно долго не длится, а жела­ние супру­гов «пожить для себя» при­во­дит к дето­убий­ству. Народ, пре­бы­ва­ю­щий в само­изо­ля­ции, выми­рает. Госу­дар­ство, ограж­дён­ное «желез­ным зана­ве­сом», ста­но­вится тота­ли­тар­ным, и, как пра­вило, не суще­ствует долго. В Церкви схизма и сек­тант­ство это вели­кое горе – выход из пол­ноты Боже­ствен­ного Откровения.

Во-вто­рых, боже­ствен­ные уста­нов­ле­ния един­ственно-воз­мож­ные, целост­ные: лич­ность уни­кальна, семья моно­гамна, Цер­ковь едина. В пад­шем состо­я­нии чело­ве­че­ства воз­ни­кает плю­ра­лизм, т.е. мно­го­ва­ри­ант­ность, обу­слов­лен­ная онто­ло­ги­че­ским отры­вом от послу­ша­ния воле Божией, когда все попытки реа­ли­зо­вать идеал целост­но­сти обре­чены на неудачу. Нача­лось это в самом акте гре­хо­па­де­ния, где диа­вол пред­ло­жил «аль­тер­на­тив­ный» спо­соб обо­же­ния. Хотя во всё после­ду­ю­щее время сво­его исто­ри­че­ского бытия чело­ве­че­ство пыта­лось этот идеал вопло­тить: духов­ный вождь или монарх сам пытался при­ни­мать важ­ней­шие реше­ния и нести за них ответ­ствен­ность, народ Божий был про­об­ра­зом един­ствен­ной и еди­ной Церкви. Но непре­одо­ли­мая мно­го­ва­ри­ант­ность лож­ных путей все­гда пре­пят­ствует обре­те­нию целост­но­сти и раз­ру­шает ее. В лич­но­сти – это посто­ян­ная несо­сре­до­то­чен­ность, раз­бро­сан­ность наших помыс­лов, настро­е­ний, сию­ми­нут­ных жела­ний, в край­них своих фор­мах – душев­ные болезни – пара­нойя (от гр. безу­мие), шизо­фре­ния (от гр. скизо – раз­де­ляю). Для семьи плю­ра­лизм – это пре­лю­бо­де­я­ние, раз­врат и непо­кор­ность детей. Для народа – это раз­ру­ше­ние тра­ди­ци­он­ных свя­зей и соци­аль­ное нера­вен­ство. Для госу­дарств – это раз­ного рода поли­ти­че­ские и пар­тий­ные раз­де­ле­ния, столк­но­ве­ния инте­ре­сов раз­ных групп, войны, смуты. В Церкви плю­ра­лизм – это ереси, рас­колы, сек­тант­ство, а вслед­ствие этого – мно­же­ство суще­ству­ю­щих ныне кон­фес­сий, дено­ми­на­ций и сект.

Боже­ствен­ные уста­нов­ле­ния о чело­ве­че­стве мы смо­жем понять, если только будем знать, в чём состоит смысл чело­ве­че­ской жизни, назна­че­ние при­зва­ния к бытию чело­века – образа Божия.

Чело­век в Свя­щен­ном Писании

(биб­лей­ская антро­по­ло­гия, экзе­ге­ти­че­ский подход)

архи­манд­рит ИАННУАРИЙ (Ивлиев)

  1. Вет­хий Завет. 

В Свя­щен­ном Писа­нии Вет­хого Завета нет систе­ма­ти­че­ского уче­ния о чело­веке, то есть нет антро­по­ло­гии как науки, равно как нет и систе­ма­ти­че­ского уче­ния о Боге, то есть нет тео­ло­гии как науки. Всё Писа­ние повест­вует о Боге и о чело­веке не как о науч­ных абстрак­циях, но как о живых лич­но­стях, кото­рые нахо­дятся в лич­ных отно­ше­ниях. Но если всё-таки гово­рить о биб­лей­ской антро­по­ло­гии, то прежде всего сле­дует ука­зать на то место из книги Бытия (2,7), в кото­ром повест­ву­ется о сотво­ре­нии чело­века: «И создал Гос­подь Бог чело­века из праха зем­ного, и вду­нул в лице его [в нос ему] дыха­ние жизни, и стал чело­век душею живою» (Быт 2,7). Это пред­ло­же­ние, согласно Гер­харду фон Раду (GerhardvonRad), содер­жит «locus classicus» вет­хо­за­вет­ной антро­по­ло­гии. В нем сущ­ность чело­века опи­сы­ва­ется в двой­ном высказывании:

Чело­век есть прах, как «Адам», взя­тый от «адамá» (евр. «пахот­ной земли»), и снова вер­нется в пахот­ную землю (ср. ст.19). Здесь вни­ма­ние обра­ща­ется на твар­ность чело­века, на его суще­ство, пол­но­стью при­вя­зан­ное к земле, на его брен­ность и слабость.

И все-таки этот комок земли ста­но­вится живым чело­ве­ком! Гос­подь Бог вды­хает ему «в нос» дыха­ние жизни и делает его «живым суще­ством». На этом месте тек­ста речь идет не о бес­смерт­ной душе, не о вду­ну­той боже­ствен­ной искре. Речь идет о дыха­нии, о силе жизни, даю­щей чело­веку жить и дви­гаться, пока Бог удер­жи­вает за ним этот дар. Ибо это дыха­ние идет от Бога и цели­ком оста­ется во вла­сти Бога. «… оты­меши дух (дыха­ние) их, и исчез­нут, и в персть свою обра­тятся. Послеши духа (дыха­ние) Тво­его, и сози­ждутся, и обно­виши лице земли» (Пс 104(103), 29–30; ср. Иов 34,14–15).

Жизнь чело­века — жизнь взаймы. Бог в Своем рас­по­ря­же­нии дер­жит дыха­ние жизни. Итак, чело­век одно­вре­менно пол­но­стью зем­ной, взят от земли. И в своей жиз­нен­но­сти он пол­но­стью при­вя­зан к Богу, в каж­дый момент и в каж­дом вздохе зави­сим от Бога и Его дара.

  1. Апо­стол Павел и эллинизм. 

Говоря об антро­по­ло­гии в Новом Завете мы будем рас­смат­ри­вать антро­по­ло­ги­че­ские поня­тия, исполь­зу­е­мые в посла­ниях апо­стола Павла. Во-пер­вых, потому, что апо­стол Павел – наи­бо­лее «тео­ре­ти­зи­ру­ю­щий» из авто­ров ново­за­вет­ных книг. Во-вто­рых, потому, что этот пред­мет наи­бо­лее изу­чен. Хоте­лось бы выде­лить те основ­ные моменты, кото­рые могут пока­заться необыч­ными и весьма отлич­ными от тра­ди­ци­он­ных пред­став­ле­ний о чело­веке. Разу­ме­ется, всем известно то боль­шое вли­я­ние, кото­рое испы­тало на себе хри­сти­ан­ское бого­сло­вие со сто­роны древ­не­гре­че­ской фило­со­фии, прежде всего со сто­роны так назы­ва­е­мого иде­а­лизма Пла­тона. Это вли­я­ние было есте­ствен­ным след­ствием пере­ме­ще­ния цен­тра тяже­сти хри­сти­ан­ства из Пале­стины в элли­ни­сти­че­ский мир. Для этого мира с глу­бо­кой древ­но­сти был харак­те­рен дуа­ли­сти­че­ский взгляд на чело­века (в раз­лич­ных вари­ан­тах). Условно говоря, гре­че­ский дуа­лизм можно оха­рак­те­ри­зо­вать древним изре­че­нием «sōma – sēma», т.е. «тело – гроб, гроб­ница». Гроб чего? – Гроб души. Тело и душа мыс­лятся как две раз­ные суб­стан­ции. Душа вечна, и родина её – мир иде­аль­ный. Тело – вре­менно, мате­ри­ально и явля­ется источ­ни­ком стра­да­ний и стра­стей души. И с этой точки зре­ния пред­став­ля­ется неле­пой и даже кощун­ствен­ной сама мысль о телес­ном вос­кре­се­нии, чтò и было про­де­мон­стри­ро­вано апо­столу Павлу в Афи­нах (Деян 17, 32), а также отча­сти в Коринфе (1 Кор 15, 35). Основ­ная при­чина того, что греки не могли понять апо­стола Павла, в том, что они гово­рили на раз­ных «антро­по­ло­ги­че­ских язы­ках». Одни и те же слова обо­зна­чали у них раз­ные поня­тия. Дви­же­ние их мысли про­ис­хо­дило в раз­ных «систе­мах коор­ди­нат» – биб­лей­ской и эллинистической.

  1. Элли­низм и интер­пре­та­ция биб­лей­ских текстов.

Даль­ней­шая интер­пре­та­ция биб­лей­ских тек­стов в духе элли­ни­сти­че­ской антро­по­ло­гии прочно утвер­ди­лась в хри­сти­ан­ской дог­ма­тике и ещё проч­нее в народ­ном созна­нии. Так про­ис­хо­дило с конца I века до послед­него вре­мени. Схе­ма­ти­че­ский «ана­лиз» чело­века на вза­и­мо­за­ви­си­мые, но суб­стан­ци­ально раз­ные части поро­дил уче­ния о дихо­то­мии и три­хо­то­мии, отра­зился в цер­ков­ном фольк­лоре и в аске­ти­че­ской прак­тике, в гим­но­гра­фии, поэ­зии и лите­ра­туре. Можно ска­зать, что вся евро­пей­ская куль­тура сле­до­вала элли­ни­сти­че­ской схеме в антро­по­ло­гии. Даже пре­дельно далё­кий от рели­гии пси­хо­ана­лиз Фрейда поль­зу­ется трёх­част­ной схе­мой: Ego, Id и Superego.

Разу­ме­ется, всё это пока­зы­вает жиз­не­стой­кость и прак­ти­че­скую пользу элли­ни­сти­че­ской схемы. Но при деталь­ной экзе­гезе биб­лей­ских тек­стов эта схема может при­во­дить к лож­ной интер­пре­та­ции, и иссле­до­ва­тель не имеет права рас­смат­ри­вать их с точки зре­ния при­выч­ных для нас, но чуж­дых ему антро­по­ло­ги­че­ских посту­ла­тов и аксиом.

  1. Осо­бен­но­сти антро­по­ло­гии Апо­стола Павла. 

В Писа­нии нет абстракт­ной тео­ло­гии и абстракт­ной антро­по­ло­гии. Когда, напри­мер, апо­стол Павел гово­рит о чело­веке, он все­гда рас­смат­ри­вает его в отно­ше­нии к Богу. Вся­кое выска­зы­ва­ние о Боге есть в то же время выска­зы­ва­ние о чело­веке и наобо­рот. В этом смысле бого­сло­вие Павла есть одно­вре­менно антро­по­ло­гия, нераз­рывно свя­зан­ная с соте­рио­ло­гией и хри­сто­ло­гией. Отсут­ствие науч­ной схемы отра­жа­ется в весьма сво­бод­ном исполь­зо­ва­нии антро­по­ло­ги­че­ских терминов.

Фун­да­мен­таль­ные антро­по­ло­ги­че­ские поня­тия у апо­стола Павла суть тело, дух, плоть, совесть. Менее зна­чимы такие поня­тия как душа, ум, сердце, внеш­ний чело­век, внут­рен­ний чело­век и неко­то­рые дру­гие. Апо­стол в своих посла­ниях, кото­рые очень кон­кретны и обу­слов­лены ситу­а­цией, не строит ника­кой науч­ной антро­по­ло­гии, кото­рая опи­сы­вает «фено­мен чело­века». Когда апо­стол Павел гово­рит о чело­веке, он все­гда рас­смат­ри­вает его в отно­ше­нии к Богу. Вся­кое выска­зы­ва­ние о Боге есть в то же время выска­зы­ва­ние о чело­веке и наобо­рот. В этом смысле бого­сло­вие Павла есть одно­вре­менно антро­по­ло­гия, нераз­рывно свя­зан­ная с соте­рио­ло­гией и христологией.

Отсут­ствие науч­ной схемы отра­жа­ется в весьма сво­бод­ном исполь­зо­ва­нии антро­по­ло­ги­че­ских тер­ми­нов. В экзе­ге­ти­че­ском ана­лизе необ­хо­димо пом­нить о том, что Павел одни и те же тер­мины может исполь­зо­вать в раз­ных смыс­лах. При­чин такой неод­но­знач­но­сти несколько. Дело в том, что апо­стол про­ис­хо­дил из среды уме­ренно элли­ни­зи­ро­ван­ного иудей­ства. Язык его посла­ний – гре­че­ский; строй мысли опре­де­лен семит­скими, биб­лей­скими кор­нями; цити­рует он пре­иму­ще­ственно Сеп­ту­а­гинту, в кото­рой, как известно, одни и те же еврей­ские слова часто пере­во­дятся раз­ными сло­вами гре­че­скими; нако­нец, Павел не избе­гал и кон­вен­ци­о­наль­ного, обще­при­ня­того языка сво­его элли­ни­зи­ро­ван­ного окружения.

  1. Цель­ность человека. 

Рас­смот­рим неко­то­рые основ­ные антро­по­ло­ги­че­ские поня­тия, исполь­зу­е­мые в посла­ниях апо­стола Павла. Основ­ное поня­тие, кото­рое харак­те­ри­зует у апо­стола Павла бытие чело­века, – sōma, тело. Вполне воз­можно мыс­ленно заме­нять слово «тело» в его посла­ниях сло­вами «чело­век», «инди­ви­дуум», лич­ными место­име­ни­ями: моё тело = я, его тело = он и т.д. По выра­же­нию Рудольфа Бульт­мана, «чело­век не имеет тело, но чело­век есть тело» (R.Bultmann, Theologie des Neuen Testaments, 8. Aufl., Tübingen 1980, 195). Павел не мыс­лит чело­века без тела. Именно поэтому и бытие чело­века после смерти он не пред­став­ляет себе без тела, хотя “тело вос­кре­се­ния”, разу­ме­ется, не есть физи­че­ское тело, “тело душев­ное”, но есть “тело духов­ное” (1 Кор 15, 44), “тело славы” (Флп 3, 21). При этом не сле­дует пони­мать тело как форму, запол­нен­ную раз­лич­ной мате­рией (плот­ской или духов­ной). Тело – чело­век в его целост­но­сти. При­ме­ча­тельно, что Павел нико­гда не упо­треб­ляет слово тело как труп, мёрт­вое тело, хотя в кон­вен­ци­о­наль­ном языке и в Сеп­ту­а­гинте это было возможно.

Мы видим, ощу­щаем, познаём дру­гого чело­века и ощу­щаем самих себя как тело. Иначе говоря, тело есть чело­век в его объ­ек­тив­ной дей­стви­тель­но­сти, то есть чело­век как объ­ект. Любо­пытно, что такое поня­тие тела отра­жено не только в гре­че­ском языке, но, напри­мер, и в англий­ском: anybody, everybody, somebody. Как объ­ект, тело может быть под­вер­жено дей­ствию внеш­них сил, кото­рые пора­бо­щают его: «тело греха» (Рим 6, 6), «тело смерти сей» (Рим 7, 24). С дру­гой сто­роны, тело может быть осво­бож­дено от раб­ства греху и смерти в усы­нов­ле­нии, в искуп­ле­нии (Рим 8, 23).

  1. Неко­то­рые недо­ра­зу­ме­ния в толкованиях.

В каче­стве при­мера непо­ни­ма­ния тож­де­ства поня­тий «тело» и «чело­век» можно сослаться на тол­ко­ва­ния 1 Кор 6, 13.18. В отрывке 6, 12–18 апо­стол при­бе­гает к стилю диа­т­рибы, т.е. к мыс­лен­ному диа­логу с оппо­нен­тами. Этот стиль он часто исполь­зует, осо­бенно в посла­нии к Рим­ля­нам. Неко­то­рые корин­фяне пони­мают свою сво­боду во Хри­сте как сво­боду гре­шить. «Всё мне поз­во­ли­тельно», — утвер­ждают они. Павел воз­ра­жает: «Но не всё полезно,… но ничто не должно обла­дать мною» (6, 12). Корин­фяне лег­ко­мыс­ленно заяв­ляют: «Пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уни­что­жит и то и дру­гое». То есть они сво­дят чело­ве­че­ское суще­ство­ва­ние к дея­тель­но­сти мате­ри­аль­ной смерт­ной орга­ники. Мысль их такова: потреб­ность в пище, питии, сексе отно­сится к этому миру и ника­кого зна­че­ния для веч­ной жизни не имеет. Павел им воз­ра­жает: «Тело же не для блуда, но для Гос­пода, и Гос­подь для тела» (6, 13). Для Павла думать о чело­веке как о «чреве» – уни­зи­тельно. Чело­век – не про­сто «чрево»: он есть «тело», целост­ная лич­ность. И как тако­вая, как «тело», при­над­ле­жит Гос­поду, равно как Гос­подь при­нёс Себя в жертву для чело­века, для «тела». Это место все­гда вызы­вало затруд­не­ния у тол­ко­ва­те­лей. «Это место тем­но­вато», — пишет св. Фео­фан Затвор­ник (Тол­ко­ва­ние на пер­вое посла­ние к Корин­фя­нам, изд. 2‑ое, М. 1893, 235). Труд­ность воз­никла не только потому, что тол­ков­ники не заме­тили поле­ми­че­ского стиля диа­т­рибы у апо­стола Павла, но и потому, что «тело» уже не пони­мали пав­ли­ни­сти­че­ски, как чело­века в его целост­но­сти, но пони­мали как физи­че­ское пло­тя­ное тело. Впро­чем, св. Фео­фан далее пишет: «Чтобы сколько-нибудь про­све­тить /это место – а.И./, не сле­дует в мыс­лях своих в нас тело отде­лять от души».

Ещё слож­нее с тол­ко­ва­нием 6, 18. Те же корин­фяне не сда­ются и воз­ра­жают апо­столу Павлу: «Вся­кий грех, какой делает чело­век, есть вне тела». То есть вся­кий грех, в том числе блуд, каса­ется лишь внеш­ней, тлен­ной сто­роны чело­века. Павел отве­чает: «Блуд­ник же гре­шит про­тив соб­ствен­ного тела». То есть в дей­стви­тель­но­сти секс затра­ги­вает всего чело­века, в том числе его глу­бин­ную суть. Тол­ков­ники снова не отли­чают лозунга корин­фян от слов апо­стола Павла и объ­яс­няют блуд про­сто как телес­ную нечи­стоту: «После дел коры­сто­лю­бия и мще­ния никто не забо­тится омыться,… а после любо­де­я­ния идут омыться…» (св. Иоанн Зла­то­уст, там же, 242).

Без­условно, очень важно ука­зан­ное спе­ци­фи­че­ское зна­че­ние слова «тело» в сло­вах Иисуса Хри­ста, про­из­не­сён­ных на Тай­ной Вечери: «Сие есть Тело Мое» (1 Кор 11, 24 пар.). Всем известно, к каким отвра­ти­тель­ным послед­ствиям ино­гда при­во­дил факт изме­не­ния семан­тики этого слова, когда «тело» пони­ма­лось одно­сто­ронне, как мате­ри­аль­ная плоть, почти как труп. (Доста­точно вспом­нить зна­ме­ни­тую сцену опи­са­ния евха­ри­стии в романе Л.Н.Толстого «Вос­кре­се­ние», где свя­тое при­ча­ще­ние пред­став­ля­ется как некий извра­щен­ный кан­ни­ба­лизм.) Здесь сле­дует заме­тить, что у еван­ге­ли­ста Иоанна в том же кон­тек­сте упо­треб­лено слово «плоть». Но сло­варь Иоанна отли­чен от сло­варя Павла, и у него «плоть» озна­чает то же, что у апо­стола Павла «тело».

  1. Связь антро­по­ло­гии с сотериологией.

Соте­рио­ло­ги­че­ский аспект самого поня­тия чело­века как swma виден уже в самом зву­ча­нии этого слова, в его эти­мо­ло­ги­че­ских кор­нях. Итак soma (тело) есть чело­век как целое, неде­ли­мое (как сино­ним можно ука­зать греч. atomos, лат. individuum). Soma есть a‑tomos(не-делимое), отри­ца­ние вся­кой tome (деле­ния), в том числе дихо- и три­хо­то­мии. Но в реаль­но­сти этого мира чело­век «делим»: он болеет, стра­дает, раз­ла­га­ется в смерти. То есть он не обла­дает под­лин­ным swma, под­лин­ным телом, целост­но­стью. «Целе­ние», вос­ста­нов­ле­ние целого-тела име­ну­ется sōteria. «Soteria озна­чает: я ста­нов­люсь­sōs, целост­ным» (С.Хоружий. К фено­ме­но­ло­гии аскезы, М. 1998, с.47). Пере­во­дится – «спа­се­ние», но фак­ти­че­ски озна­чает «целе­ние» (обре­те­ние целост­но­сти, истин­ного тела). Соот­вет­ственно Sōtēr (Спа­си­тель) фак­ти­че­ски озна­чает «Цели­тель». Чудеса исце­ле­ний, игра­ю­щие столь замет­ную роль в еван­гель­ских повест­во­ва­ниях, имели своей целью сим­во­ли­че­ски про­об­ра­зо­вать окон­ча­тель­ное «целе­ние» чело­века. Истин­ную целост­ность, неде­ли­мое, нераз­ло­жи­мое тело чело­век обре­тает только в телесно Вос­крес­шем Гос­поде, в «теле вос­кре­се­ния». Только в Гос­поде чело­век исце­ля­ется от болезни греха и смерти.

  1. Эсха­то­ло­ги­че­ский аспект.

Неот­де­ли­мая от чело­ве­че­ства вера в суще­ство­ва­ние после смерти в древ­них обще­ствах при­об­ре­тала самые раз­ные формы. Очень условно эти веро­ва­ния можно раз­де­лить на три основ­ные группы.

  1. Уче­ние о пере­во­пло­ще­нии, кото­рое харак­терно для мира Древ­ней Индии.
  2. Пес­си­ми­сти­че­ский взгляд, согласно кото­рому люди, уми­рая, попа­дают в под­зем­ный мир (греч. Аид). Там пре­бы­вают, соб­ственно, уже не люди, а их тени. Само слово haidēs неко­то­рые линг­ви­сты про­из­во­дят от a‑idēs, то есть нечто «не-види­мое», место, кото­рое не видно и из кото­рого ничего не видно. О нём и ска­зать почти ничего невоз­можно. Частич­ное и вре­мен­ное ожив­ле­ние этих теней воз­можно только маги­че­ски: либо кро­ва­вым жерт­во­при­но­ше­нием, либо спи­ри­ти­че­ским дей­ствием. Такой взгляд был харак­те­рен для Месо­по­та­мии и арха­и­че­ской Греции.
  3. Опти­ми­сти­че­ский взгляд, согласно кото­рому люди и после смерти сохра­няют своё инди­ви­ду­аль­ное созна­ние. Пере­ходя в иной мир, люди сна­чала под­вер­га­ются суду. При этом они «по ту сто­рону» суще­ствуют или вполне «мате­ри­ально», почти как на земле (Еги­пет), или «иде­ально», как бес­те­лес­ные «души» (клас­си­че­ская Гре­ция и эллинизм).

Свя­щен­ное Писа­ние не знает еди­ного уче­ния о посмерт­ном суще­ство­ва­нии. Изра­иль заим­ство­вал свои пред­став­ле­ния от окру­жа­ю­щих наро­дов и куль­тур. Уче­ние о пере­во­пло­ще­нии для Биб­лии не харак­терно. Наи­бо­лее устой­чи­вым было пред­став­ле­ние об аде (аиде, шеоле). Шеол – под­зем­ное цар­ство мёрт­вых. Сле­дует под­черк­нуть: именно мёрт­вых, а не живых. Жизнь даёт только Бог Своим Духом. Когда Дух отни­ма­ется, чело­век пере­стаёт быть живым и, соб­ственно, пере­стаёт быть чело­ве­ком. В шеоле оби­тают не люди, а их мёрт­вые тени («нефаим»). Биб­лей­ский мир велик и раз­но­об­ра­зен. Конечно, в Писа­нии можно найти и отра­же­ния ани­мизма, кото­рый был неот­де­лим от вся­кой древ­ней куль­туры. Но при этом можно утвер­ждать, что ничего подоб­ного гре­че­ской «душе» кано­ни­че­ское Писа­ние вплоть до элли­ни­сти­че­ских вре­мён не знает. Шеол – не место пре­бы­ва­ния душ (нефе­шим, живых дыханий).

«Редеет облако и ухо­дит; так нис­шед­ший в пре­ис­под­нюю не вый­дет, не воз­вра­тится более в дом свой, и место его не будет уже знать его» (Иов 7,9–10).

«Кто нахо­дится между живыми, тому есть еще надежда, так как и псу живому лучше, нежели мерт­вому льву. Живые знают, что умрут, а мерт­вые ничего не знают, и уже нет им воз­да­я­ния, потому что и память о них пре­дана забве­нию, и любовь их и нена­висть их и рев­ность их уже исчезли, и нет им более части во веки ни в чем, что дела­ется под солн­цем. … Все, что может рука твоя делать, по силам делай; потому что в могиле, куда ты пой­дешь, нет ни работы, ни раз­мыш­ле­ния, ни зна­ния, ни муд­ро­сти» (Еккл 9,4–6.10).

Душа – жизнь. А шеол, то есть могила, — место пре­бы­ва­ния не живых, а мёрт­вых. Эти мерт­вецы ино­гда могут пода­вать лишь неко­то­рые при­знаки жизни, как в слу­чае некро­ман­тии (1 Цар 28), строго запре­щен­ной Зако­ном. Мерт­вецы остав­лены Богом, не знают Его (Пс 88(87),5–13), они – прах, ничего живого в себе не имеют (Быт 1,24–25; Пс 104(103),29; Сир 16,31). Сле­до­ва­тельно, мёрт­вые, как и живот­ные, не несут ника­кой ответ­ствен­но­сти за про­жи­тую жизнь:

«Участь сынов чело­ве­че­ских и участь живот­ных — участь одна: как те уми­рают, так уми­рают и эти, и одно дыха­ние у всех, и нет у чело­века пре­иму­ще­ства перед ско­том» (Еккл 3,19).

Даже после того как было полу­чено откро­ве­ние о телес­ном вос­кре­се­нии, мно­гие иудеи при­дер­жи­ва­лись ста­рой пес­си­ми­сти­че­ской точки зре­ния (сад­ду­кеи).

Опти­ми­сти­че­ская надежда на ожив­ле­ние (или вос­кре­се­ние) сосу­ще­ство­вала с отри­ца­нием тако­вого и нашла себе выра­же­ние уже в очень древ­них кни­гах Вет­хого Завета. «Гос­подь умерщ­вляет и ожив­ляет, низ­во­дит в пре­ис­под­нюю и воз­во­дит» (1 Цар 2,6). «Бог изба­вит душу мою от вла­сти пре­ис­под­ней, когда при­мет меня.» (Пс 49(48),16). «Я все­гда с Тобою: Ты дер­жишь меня за пра­вую руку; Ты руко­во­дишь меня сове­том Твоим и потом при­мешь меня в славу» (Пс 73(72),23–24). Ска­за­ния о Енохе и об Илии также все­ляли надежду на то, что шеол – не обя­за­тель­ная участь чело­века. Наи­бо­лее явственно эта надежда на воз­мож­ную жизнь после смерти выра­жена у про­рока Исаии (Ис 24–27).

В сере­дине II века до РХ вера в вос­кре­се­ние мёрт­вых и в посмерт­ное воз­да­я­ние ста­но­вится уже очень рас­про­стра­нён­ной. «И мно­гие из спя­щих в прахе земли про­бу­дятся, одни для жизни веч­ной, дру­гие на веч­ное пору­га­ние и посрам­ле­ние. И разум­ные будут сиять, как све­тила на тверди, и обра­тив­шие мно­гих к правде — как звезды, вовеки, навсе­гда» (Дан 12,2–3). «Царь мира вос­кре­сит нас, умер­ших за Его законы, для жизни веч­ной» (2 Макк 7,9).

Впер­вые начи­нают молиться за усоп­ших: «Если бы он не наде­ялся, что пав­шие в сра­же­нии вос­крес­нут, то излишне и напрасно было бы молиться о мерт­вых. Но он помыш­лял, что скон­чав­шимся в бла­го­че­стии уго­то­вана пре­вос­ход­ная награда, — какая свя­тая и бла­го­че­сти­вая мысль! — Посему при­нес за умер­ших уми­ло­сти­ви­тель­ную жертву, да раз­ре­шатся от греха» (2 Макк 12,44–45).

В апо­кри­фи­че­ской лите­ра­туре воз­ни­кает образ «геенны огнен­ной». Пла­то­ни­че­ское вли­я­ние элли­ни­сти­че­ского вре­мени вно­сит в иудей­ство диас­поры поня­тие бес­смер­тия души: «Души пра­вед­ных в руке Божией, и муче­ние не кос­нется их. В гла­зах нера­зум­ных они каза­лись умер­шими, и исход их счи­тался поги­бе­лью, и отше­ствие от нас — уни­что­же­нием; но они пре­бы­вают в мире. Ибо, хотя они в гла­зах людей и нака­зы­ва­ются, но надежда их полна бес­смер­тия» (Прем 3,1–4). Это уче­ние частично отра­жа­ется и на позд­них ново­за­вет­ных писа­ниях. «И когда Он снял пятую печать, я уви­дел под жерт­вен­ни­ком души уби­ен­ных за слово Божие и за сви­де­тель­ство, кото­рое они имели» (Откр 6,9). «Вы при­сту­пили к горе Сиону и ко граду Бога живаго, к небес­ному Иеру­са­лиму и тьмам Анге­лов, к тор­же­ству­ю­щему собору и церкви пер­вен­цев, напи­сан­ных на небе­сах, и к Судии всех Богу, и к духам пра­вед­ни­ков, достиг­ших совер­шен­ства» (Евр 12,22–23).

3. Миссионерское поле РПЦ

Осо­бен­но­сти совре­мен­ного мис­си­о­нер­ского поля Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви

(из Кон­цеп­ции Мис­си­о­нер­ской Дея­тель­но­сти РПЦ)

Кано­ни­че­ское осно­ва­ние мис­сии пред­по­ла­гает нали­чие “тер­ри­то­рии пас­тыр­ской ответ­ствен­но­сти”, в рам­ках кото­рой совер­ша­ется мис­сия Помест­ной Церкви. Обще­при­нято обо­зна­чать такую тер­ри­то­рию поня­тием “мис­си­о­нер­ское поле”. В еван­гель­ском пони­ма­нии мис­си­о­нер­ское поле Церкви есть все миро­зда­ние, лучше всего оно обо­зна­чено в притче о Доб­ром сея­теле: “Поле есть мир; доб­рое семя, это сыны Цар­ствия, а пле­велы – сыны лука­вого; враг, посе­яв­ший их, есть диа­вол; жатва есть кон­чина века, а жнецы суть Ангелы” (Мф. 13, 38–39). Мис­си­о­нер­ское поле – это духов­ное про­стран­ство, где борются свет и тьма (“и свет во тьме све­тит, и тьма не объ­яла его” (Ин. 1, 5), а поле битвы – сердца людей.

Вопрос о состо­я­нии совре­мен­ного мис­си­о­нер­ского поля явля­ется клю­че­вым для опре­де­ле­ния направ­ле­ния, мето­дов и спо­со­бов раз­ви­тия пра­во­слав­ной мис­сии. За послед­ние 800 лет Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь нико­гда еще не ока­зы­ва­лась перед необ­хо­ди­мо­стью совер­ше­ния апо­столь­ской про­по­веди в таких мас­шта­бах, когда мис­си­о­нер­ское поле вобрало в себя мил­ли­оны людей, осво­бо­див­шихся из-под ига без­бож­ной идео­ло­гии, про­жи­ва­ю­щих на гро­мад­ных тер­ри­то­риях, со своей куль­турно-исто­ри­че­ской спе­ци­фи­кой. Воз­никла пара­док­саль­ная ситу­а­ция необ­хо­ди­мо­сти “вто­рой хри­сти­а­ни­за­ции” наро­дов, живу­щих на тер­ри­то­рии пас­тыр­ской ответ­ствен­но­сти Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви и мас­штабы этой “вто­рой хри­сти­а­ни­за­ции” бес­пре­це­дентны. Из осо­зна­ния этого явле­ния выте­кают мно­гие осо­бен­но­сти и задачи осу­ществ­ле­ния мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти. Среди важ­ней­ших из них необ­хо­димо выделить:

1. Боль­шин­ство людей, к кому обра­щена про­по­ведь, имеют куль­туру, коре­ня­щу­юся в Пра­во­сла­вии и при этом сохра­няют индиф­фе­рент­ное отно­ше­ние к Церкви, а совре­мен­ная свет­ская куль­тура все больше ори­ен­ти­ру­ется на “неоязы­че­ство”; в то же время, сте­пень осво­е­ния цен­но­стей сози­да­тель­ных наци­о­наль­ных куль­тур, гене­ти­че­ски свя­зан­ных с Пра­во­сла­вием, уменьшается.

2. Мис­сия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви на нынеш­нем исто­ри­че­ском этапе осу­ществ­ля­ется в усло­виях широ­ко­мас­штаб­ной экс­пан­сии нетра­ди­ци­он­ных миро­воз­зрен­че­ских и веро­учи­тель­ных систем и их воз­дей­ствия на цен­ност­ные при­о­ри­теты людей. Сего­дня мис­си­о­нер­ская дея­тель­ность Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви вклю­чает в себя внут­рен­нюю мис­сию, то есть работу по воз­вра­ще­нию в цер­ков­ную ограду людей, кото­рые в резуль­тате гоне­ний на Цер­ковь в XX веке ока­за­лись ото­рван­ными от оте­че­ской веры и, осо­бенно тех чад Церкви, кото­рые под­пали под вли­я­ние деструк­тив­ных куль­тов и тота­ли­тар­ных сект. Про­ти­во­сто­я­ние таким куль­там – одно из направ­ле­ний мис­си­о­нер­ской деятельности.

3. Мис­си­о­нер­ская дея­тель­ность, как при­о­ри­тет­ная для Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви на насто­я­щем этапе, тре­бует более глу­бо­кого бого­слов­ского осмыс­ле­ния раз­лич­ных тра­ди­ций и спо­со­бов пас­тыр­ского попе­че­ния и руко­вод­ства. На про­тя­же­нии сто­ле­тий в цер­ков­ной среде сло­жи­лась мона­ше­ская тра­ди­ция пас­тыр­ского окорм­ле­ния, кото­рая пред­по­ла­гает помощь ново­на­чаль­ным и духов­ное настав­ни­че­ство людям, уже при­шед­шим в Цер­ковь: воцер­ко­в­лен­ным или воцер­ков­ля­ю­щимся. В ней суще­ствует своя мера стро­го­сти, свои спо­собы духов­ного управ­ле­ния и настав­ни­че­ства. Тра­ди­ция эта, по моему мне­нию, прак­ти­че­ски утрачена.

В усло­виях, когда мис­сия осу­ществ­ля­ется, в основ­ном, в горо­дах, мона­ше­ская пара­дигма настав­ни­че­ства пре­вра­ща­ется в некую роле­вую игру и, в боль­шин­стве слу­чаев, ока­зы­ва­ется неэф­фек­тив­ной. Мис­си­о­неры, как пра­вило, — белое духо­вен­ство и под­го­тов­лен­ные миряне. Соот­вет­ственно меня­ются спо­собы и методы веде­ния мис­сии, кото­рая выхо­дит на уро­вень, в основ­ном, лич­ного обще­ния или обще­ния в малых аудиториях.

Пас­тыр­ско-мис­си­о­нер­ская тра­ди­ция, осно­ван­ная на образ­цах мис­си­о­нер­ской про­по­веди и дея­тель­но­сти выда­ю­щихся мис­си­о­не­ров Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви, пред­по­ла­гает осо­бые спо­собы и методы при­ве­де­ния людей ко Хри­сту, когда мис­сия осу­ществ­ля­ется среди некре­ще­ных или кре­щен­ных, но не настав­лен­ных в вере людей.

4. Мало­эф­фек­тив­ным ока­зы­ва­ется исполь­зо­ва­ние лите­ра­туры, обра­зо­ва­тель­ных про­грамм (напри­мер, по “Закону Божию”) и боль­шин­ства дру­гого мате­ри­ала, создан­ного в доре­во­лю­ци­он­ную эпоху, т.к. по сво­ему харак­теру эта лите­ра­тура и про­граммы были рас­счи­таны на уже воцер­ко­в­лен­ных взрос­лых и детей, ходя­щих с дет­ства в храм. Подоб­ная лите­ра­тура не ста­вила перед собой целью при­ве­де­ния обу­ча­е­мых в Цер­ковь, т.к. сам уклад куль­тур­ной, соци­ально-обще­ствен­ной жизни доре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии спо­соб­ство­вал этому.

5. Роль мис­сии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви сего­дня заклю­ча­ется в акти­ви­за­ции про­цес­сов еди­не­ния и духовно-нрав­ствен­ного оздо­ров­ле­ния обще­ства посред­ством сви­де­тель­ства об Истине. При этом необ­хо­димо учи­ты­вать те вызовы Церкви, кото­рые появи­лись в совре­мен­ном нам обще­стве, пер­во­сте­пен­ными из кото­рых необ­хо­димо отметить:

1) вызов утраты куль­тур­ной иден­тич­но­сти (мис­си­о­нер­ская задача – нахож­де­ние усло­вий для хри­сти­а­ни­за­ции наци­о­наль­ных куль­тур на базе их сози­да­тель­ных составляющих);

2) вызов соци­ально-эко­но­ми­че­ских реформ (мис­си­о­нер­ская задача – защита соци­ально неза­щи­щен­ных слоев населения);

3) вызов раз­ви­тия науки, свя­зан­ный с появ­ле­нием новых обла­стей иссле­до­ва­ния, каса­ю­щихся нрав­ствен­но­сти и сущ­ност­ных основ жизни (мис­си­о­нер­ская задача – про­ти­во­сто­я­ние под­мене науки идео­ло­гией или оккуль­тиз­мом и попыт­кам её “обо­жеств­ле­ния”, осо­бенно в сфере обще­ствен­ных исследований);

4) вызов инфор­ма­ци­он­ного обще­ства (мис­си­о­нер­ская задача – про­ти­во­сто­я­ние инфор­ма­ци­он­ной агрес­сии про­тив Пра­во­сла­вия, лич­но­сти, семьи и обще­ства осу­ществ­ля­е­мой деструк­тив­ными куль­тами и орга­ни­за­ци­ями; овла­де­ние новыми инфор­ма­ци­он­ными про­стран­ствами для раз­ви­тия миссии);

5) вызов плю­ра­лизма рели­гий и миро­воз­зре­ний (мис­си­о­нер­ская задача – про­ти­во­сто­я­ние попыт­кам под­мены абсо­лют­ной и един­ствен­ной Истины Хри­сто­вой “еди­ной и уни­вер­саль­ной” религией).

Про­во­ди­мые мис­сио­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния этих вызо­вов откры­вают основ­ные харак­те­ри­стики мис­си­о­нер­ского поля Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви, что поз­во­ляет нахо­дить адек­ват­ные эффек­тив­ные формы и методы мис­си­о­нер­ского служения.

Основ­ные аспекты совре­мен­ной мис­сии в РПЦ

(Свя­щен­ник Алек­сандр Короткий,
зам. Пред­се­да­теля Сино­даль­ного мис­си­о­нер­ского отдела,
доклад на мис­си­о­нер­ской конференции
«Стра­те­гия и так­тика мис­си­о­нер­ского служения»)

Воз­рож­дая свое мис­си­о­нер­ское слу­же­ние в наши дни Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь решает самую мас­штаб­ную за послед­ние несколько сто­ле­тий мис­си­о­нер­скую задачу – при­ве­де­ние ко Хри­сту всех наро­дов, осво­бож­ден­ных из-под ига без­бож­ной идео­ло­гии, живу­щих в мире соци­аль­ных потря­се­ний, кон­флик­тов и про­ти­во­сто­я­ний. Мис­сия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви на нынеш­нем исто­ри­че­ском этапе осу­ществ­ля­ется в усло­виях широ­ко­мас­штаб­ной экс­пан­сии нетра­ди­ци­он­ных миро­воз­зрен­че­ских и веро­учи­тель­ных систем и их воз­дей­ствия на цен­ност­ные при­о­ри­теты людей. Совре­мен­ная свет­ская куль­тура все больше ори­ен­ти­ру­ется на “неоязы­че­ство” и в то же время, сте­пень осво­е­ния цен­но­стей сози­да­тель­ных наци­о­наль­ных куль­тур, гене­ти­че­ски свя­зан­ных с Пра­во­сла­вием уменьшается.

В совре­мен­ной мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти ока­зы­ва­ется мало­эф­фек­тив­ным исполь­зо­ва­ние лите­ра­туры, обра­зо­ва­тель­ных про­грамм (напри­мер, по Закону Божию) и боль­шин­ства дру­гого мате­ри­ала, создан­ного в доре­во­лю­ци­он­ную эпоху, т.к. по сво­ему харак­теру эта лите­ра­тура и про­граммы были рас­счи­таны на уже воцер­ко­в­лен­ных взрос­лых и детей. Подоб­ная лите­ра­тура не ста­вила перед собой цель при­ве­де­ние обу­ча­е­мых в Цер­ковь, т.к. сам уклад куль­тур­ной, соци­ально-обще­ствен­ной жизни доре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии спо­соб­ство­вал этому. Совре­мен­ная мис­си­о­нер­ская дея­тель­ность, как при­о­ри­тет­ная для Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви на насто­я­щем этапе, потре­бо­вала более глу­бо­кого бого­слов­ского осмыс­ле­ния раз­лич­ных тра­ди­ций и спо­со­бов пас­тыр­ского попе­че­ния и руко­вод­ства. На про­тя­же­нии сто­ле­тий в цер­ков­ной среде сло­жи­лась мона­ше­ская тра­ди­ция пас­тыр­ского окорм­ле­ния, кото­рая пред­по­ла­гает помощь ново­на­чаль­ным и духов­ное настав­ни­че­ство людям уже при­шед­шим в Цер­ковь, уже воцер­ко­в­лен­ным или воцер­ков­ля­ю­щимся. В ней суще­ствует своя мера стро­го­сти, свои спо­собы духов­ного управ­ле­ния и настав­ни­че­ства. Пас­тыр­ско-мис­си­о­нер­ская тра­ди­ция, осно­ван­ная на образ­цах мис­си­о­нер­ской про­по­веди и дея­тель­но­сти выда­ю­щихся мис­си­о­не­ров Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви, пред­по­ла­гает осо­бые спо­собы и методы при­ве­де­ния людей ко Хри­сту, когда мис­сия осу­ществ­ля­ется среди “кре­щен­ных, но непро­све­щен­ных”, со своей мерой стро­го­сти, своим язы­ком про­по­веди. В‑третьих, сего­дня мис­си­о­нер­ская дея­тель­ность Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви вклю­чает в себя внут­рен­нюю мис­сию, то есть работу по воз­вра­ще­нию в цер­ков­ную ограду людей, кото­рые в резуль­тате гоне­ний на Цер­ковь в XX веке ока­за­лись ото­рван­ными от оте­че­ской веры и под­пали под вли­я­ние деструк­тив­ных куль­тов и тота­ли­тар­ных сект. Про­ти­во­сто­я­ние таким куль­там – одно из направ­ле­ний мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти. Мис­сио­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния этих вызо­вов, как в кано­ни­че­ском, так и в исто­ри­че­ском, куль­ту­ро­ло­ги­че­ском аспек­тах откры­вают нам новые харак­те­ри­стики совре­мен­ного мис­си­о­нер­ского поля Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви. Они поз­во­ляют также нахо­дить соот­вет­ству­ю­щие эффек­тив­ные формы и методы мис­си­о­нер­ского слу­же­ния. В насто­я­щее время можно уже выде­лить несколько направ­ле­ний в совре­мен­ной мис­си­о­нер­ской деятельности:

Прежде всего это мис­сия воцер­ко­в­ле­ния. Это мис­си­о­нер­ская работа с ищу­щими Бога, с гото­вя­щи­мися ко свя­тому кре­ще­нию, а также с теми, кто, будучи уже кре­ще­ным, не полу­чил долж­ного науче­ния осно­вам хри­сти­ан­ской веры. Цель такой мис­сии – вклю­че­ние огла­ша­е­мых и кре­ще­ных людей в пол­ноту цер­ков­ной жизни, помощь в фор­ми­ро­ва­нии пра­во­слав­ного содер­жа­ния и образа их жизни.

Такая про­све­ти­тель­ская дея­тель­ность среди раз­лич­ных слоев насе­ле­ния, пред­по­ла­гает посто­ян­ное обнов­ле­ние форм мис­си­о­нер­ского слу­же­ния и выдви­гает жест­кие тре­бо­ва­ния к мис­си­о­не­рам. Мис­си­о­неры несут Бла­гую весть людям, кото­рые еще не осо­знают потреб­но­сти в Боге и в Церкви. Люди эти чрез­вы­чайно раз­но­об­разны по сво­ему жиз­нен­ному опыту, воз­расту, обра­зо­ва­нию, про­фес­сиям, и в быстро меня­ю­щемся мире тре­буют посто­ян­ной заботы и уча­стия. И здесь на помощь при­хо­дит и про­ве­де­ние спе­ци­аль­ных мис­си­о­нер­ских бого­слу­же­ний с при­вле­че­нием всех кли­ри­ков и ини­ци­а­тив­ных мирян к уча­стию в про­цессе воцер­ко­в­ле­ния новых чле­нов общины. И прак­тика вклю­че­ния в мис­си­о­нер­скую дея­тель­ность при­хода мирян, через “мис­си­о­нер­ские пору­че­ния”. Где глав­ной зада­чей таких пору­че­ний явля­ется акту­а­ли­за­ция живого мис­си­о­нер­ского опыта Церкви, посред­ством уча­стия мирян в бого­слу­же­нии: несе­нии кли­рос­ного и алтар­ного послу­ша­ния, орга­ни­за­цию крест­ных ходов и иных цер­ков­ных тор­жеств. А также через уча­стие мирян в цер­ков­ных кон­фе­рен­циях, дис­пу­тах, интер­нет фору­мах, теле и радио пере­да­чах, бла­го­тво­ри­тель­ных акциях и иных фор­мах обще­ствен­ной активности.

Дру­гое направ­ле­ние – инфор­ма­ци­он­ная мис­сия. Это пра­во­слав­ное сви­де­тель­ство самым широ­ким слоям насе­ле­ния через все доступ­ные СМИ, а также через орга­ни­за­цию при­ход­ских биб­лио­тек и изда­ние спе­ци­аль­ной мис­си­о­нер­ской лите­ра­туры. Ведь по-преж­нему глав­ной зада­чей для цер­ков­ных СМИ явля­ется про­све­ще­ние народа, так как наши сооте­че­ствен­ники, ото­рван­ные в период бого­бор­че­ства от цер­ков­ных тра­ди­ций про­шлого, от рели­ги­оз­ного обра­зо­ва­ния, оста­ются до сих пор несве­ду­щими в том, что явля­ется нашим наци­о­наль­ным богат­ством: они не имеют пред­став­ле­ния об осно­вах пра­во­слав­ной куль­туры, о хри­сти­ан­ской этике, лишены эле­мен­тар­ных зна­ний о Церкви и смысле пра­во­слав­ной веры.

Отдельно хоте­лось бы кос­нуться такого явле­ния в нашей жизни как интер­нет­со­об­ще­ство. Ни для кого не сек­рет, что суще­ствен­ным свой­ством интер­нет про­стран­ства явля­ется сво­бода. Ничто и никто не может поме­шать чело­веку изло­жить свои мысли и поме­стить в меж­ду­на­род­ную сеть то, что ему нра­вится, что его инте­ре­сует и вол­нует. Есте­ственно, что интер­нет, явля­ясь не только сред­ством связи между людьми, но в боль­шей сте­пени – сред­ством выра­же­ния их внут­рен­него мира, отра­жа­ю­щий всю пад­шесть и про­ти­во­ре­чи­вость души совре­мен­ного чело­века. В насто­я­щее время интер­нет, как и вся наша страна, пред­став­ляет собой огром­ную невоз­де­лан­ную мис­си­о­нер­скую тер­ри­то­рию. Как и в нашем обще­стве, боль­шин­ство людей в интер­нете – нецер­ков­ные, есть также хри­сти­ане – при­вер­женцы раз­лич­ных тра­ди­ций, есть актив­ные ате­и­сты, есть люди инте­ре­су­ю­щи­еся и тяну­щи­еся к вере, есть те, кто не верует только потому, что нахо­дится далеко от рос­сий­ских духов­ных цен­тров и Еван­ге­лие им еще не про­по­ве­дано. Кос­немся же ряда момен­тов несе­ния мис­сии в интер­нет сооб­ще­стве. Итак, мис­сия во все­мир­ной пау­тине, как часто име­нуют интер­нет про­стран­ство, может осу­ществ­ляться тремя спо­со­бами: 1) через пред­став­ле­ние инфор­ма­ции на web стра­нице; 2) через уча­стие в откры­тых бесе­дах – теле­кон­фе­рен­циях или интер­нет-фору­мах; 3) через лич­ную переписку.

Каковы харак­тер­ные осо­бен­но­сти и пре­иму­ще­ства мис­сии через Интернет?

1. Неза­ви­си­мость от рас­сто­я­ний, что осо­бенно важно для нашей про­тя­жен­ной страны.

2. Быст­рота рас­про­стра­не­ния информации.

3. Срав­ни­тельно (с изда­нием газет, теле­про­грам­мами) неболь­шие вло­же­ния денег и времени.

4. Время на раз­ду­мье и под­бор материалов.

5. Твор­че­ская свобода.

Но каковы же труд­но­сти такой мис­сии, а их замечу также не мало.

Во-пер­вых, «рядом», то есть по дру­гим web адре­сам, столь же доступ­ным для чита­теля, нахо­дятся непри­ем­ле­мые вещи – раз­врат­ного содер­жа­ния кон­тент, сайты оккульт­ного харак­тера и т.д.

Во-вто­рых, нет, как и при исполь­зо­ва­нии дру­гих СМИ, столь важ­ного для мис­сии начала – а именно, живого лич­ност­ного общения.

В‑третьих, элек­трон­ное сооб­ще­ство, зна­чи­тель­ную часть кото­рого состав­ляют про­грам­ми­сты и вообще люди, по работе свя­зан­ные с ком­пью­те­ром, имеет свой язык, кото­рым при­хо­дится если не поль­зо­ваться, то, по край­ней мере, понимать.

В‑четвертых, для всех участ­ни­ков тре­бу­ется вла­де­ние тех­ни­че­скими сред­ствами – ком­пью­те­ром и мало-маль­ским навы­ком обра­ще­ния с соот­вет­ству­ю­щим про­грамм­ным обеспечением.

Итак, как мы видим труд­но­стей немало, но, несмотря на все эти труд­но­сти, глав­ным суще­ствен­ным плю­сом мис­сии в интер­нете явля­ется то, что и один в поле – вполне воин, один актив­ный чело­век может сде­лать очень много. Ведь глав­ным прин­ци­пом интер­нета явля­ется обще­до­ступ­ность, и соот­вет­ственно каж­дая пра­во­слав­ная стра­ница про­сто не может не быть при этом мис­си­о­нер­ской в боль­шей или мень­шей степени.

Дает ли мис­сия через Интер­нет какие-то плоды? Без­условно. Известны слу­чаи кре­ще­ния людей после про­дол­жи­тель­ного обще­ния с пра­во­слав­ными через интер­нет, дру­гие люди про­сто ста­но­вятся ближе к Церкви, тре­тьи ста­но­вятся обра­зо­ван­нее, учатся гово­рить о своей вере, заду­мы­ва­ются над тем, что раньше упус­кали. Интер­нет быстро раз­ви­ва­ется, и, по-види­мому в буду­щем, будет раз­ви­ваться еще быст­рее, есть и будут в нем как пра­во­слав­ные так и ино­верцы и воин­ству­ю­щие бого­борцы, но от того, кто будет в нем актив­нее, кто смо­жет давать с его помо­щью ответы на насущ­ные вопросы вре­мени, зави­сит в неко­то­рой сте­пени и наше буду­щее, буду­щее нашего оте­че­ства. Конечно же совре­мен­ным мис­си­о­не­рам в своей дея­тель­но­сти, как нико­гда ранее, при­хо­дится искать нестан­дарт­ные реше­ния. Для них осо­бенно важно уметь доне­сти опыт апо­столь­ской и свя­то­оте­че­ской тра­ди­ции на языке, понят­ном совре­мен­ни­кам. А интер­нет это, конечно же, под­хо­дя­щий инстру­мент, но ни в коем слу­чае не заме­ня­ю­щий живого обще­ния. И ком­пью­тер, и интер­нет – это инстру­менты. Их можно срав­нить со скаль­пе­лем, кото­рый в руках хирурга явля­ется бла­гом, потому что с его помо­щью спа­са­ется жизнь чело­ве­че­ская, но в руках убийцы и раз­бой­ника – это зло, потому что он при­но­сит смерть. В интер­нет про­стран­стве можно почерп­нуть очень много полез­ного: суще­ствует боль­шое коли­че­ство сай­тов кате­хи­зи­че­ского харак­тера, где рас­ска­зы­ва­ется о вере, что очень помо­гает тем, кто ищет истин­ного пути спа­се­ния, при­сут­ствуют сайты соци­аль­ной помощи, сайты служб мило­сер­дия и помощи обез­до­лен­ным, раз­лич­ные хри­сти­ан­ские форумы и сооб­ще­ства. Но несмотря на все раз­но­об­ра­зие хри­сти­ан­ских интер­нет ресур­сов, нужно четко пом­нить, что в совре­мен­ном обще­стве, где почти забыта запо­ведь о любви к ближ­нему и царит повсе­мест­ное без­раз­ли­чие и холод­ность, в том числе и к вопро­сам рели­ги­оз­ным, мис­си­о­нер дол­жен уметь вско­лых­нуть рав­но­душ­ного, побу­дить его обра­титься к Еван­ге­лию и при­вне­сти хри­сти­ан­ские цен­но­сти в повсе­днев­ную жизнь. В обрат­ном слу­чае место пра­во­слав­ного мис­си­о­нера зай­мут диле­танты, мра­ко­бесы и сек­танты, как это мы ино­гда, к сожа­ле­нию, наблю­даем в нашей повсе­днев­ной жизни.

Лож­ные пред­став­ле­ния о Боге как источ­ник суеверий

Для серьез­ного раз­го­вора о гре­хах и болез­нях нашей цер­ков­но­сти можно изби­рать раз­ные инто­на­ции. Мне бы хоте­лось, чтобы нотки само­иро­нии, неко­то­рого гро­теска и юмора не стали пово­дом для обви­не­ния нас в небла­го­го­ве­нии перед свя­ты­ней. Конечно, сто­рон­ники “строго-пост­ного” хри­сти­ан­ства могут воз­ра­зить, что Хри­стос пре­ду­пре­ждал “сме­ю­щихся ныне”, что они “возры­дают”, однако вспом­ним, что Сам Гос­подь, обли­чая фари­сей­ские суе­ве­рия, при­бе­гал к юмору, когда гово­рил об отце­жи­ва­нии комара и погло­ще­нии вер­блюда (Мф.23,24). Хри­сти­ане все­гда умели шутить над собой, осо­бенно, рас­ста­ва­ясь с грехами.

Поста­ра­юсь кратко сфор­му­ли­ро­вать те болезни нашего цер­ков­ного обще­ства, кото­рые не только явля­ются “прит­чей во язы­цех” для наших недру­гов, но и нам самим мешают жить по правде Хри­сто­вой, извра­щая самую суть христианства.

Мно­же­ство око­ло­цер­ков­ных суе­ве­рий порож­дены совер­шенно невер­ными пред­став­ле­ни­ями о Боге. Один из наи­бо­лее извест­ных тео­ло­гов нашего вре­мени Карл Ранер (1904 — 1984) заме­тил: “Слава Богу за то, что слова 60-ти или 80-ти про­цен­тов наших совре­мен­ни­ков о том, что такое Бог, не соот­вет­ствуют действительности”.

То, что мы знаем о Боге, бес­ко­нечно меньше того, чего мы о Нем не знаем. Наше зна­ние все­гда неполно и фраг­мен­тарно. Но каким бы близ­ким к истине не ста­но­ви­лось бы наше зна­ние о Боге, Бог все­гда будет его пре­вос­хо­дить и нико­гда не будет в нем уме­щаться. У вели­чай­ших бого­сло­вов пере­хва­ты­вало дыха­ние, когда они ста­ра­лись изречь слово о невы­ра­зи­мом Боге. По слову свя­того Васи­лия Вели­кого “Неиз­ре­чен­ное да будет почтено молчанием”.

Суще­ствуют пред­став­ле­ния, образы и мне­ния о Боге, диа­па­зон кото­рых — от ущерб­ных или недо­ста­точ­ных до про­бле­ма­тич­ных и непри­ем­ле­мых. Вспом­ним наи­бо­лее извест­ные из них:

1. Незло­би­вый седо­вла­сый ста­рец, “боженька”. Доб­рый дедушка с длин­ной боро­дой или пер­со­наж рисун­ков Жана Эффеля, кото­рый все пони­мает, все при­ни­мает, ни о чем не спра­ши­вает. Будучи очень удоб­ным, этот образ попу­ля­рен у мно­гих, потому что вера в такого “боженьку” ни к чему не обя­зы­вает и не пред­по­ла­гает ника­кой лич­ной ответ­ствен­но­сти. При нынеш­ней рели­ги­оз­ной индиф­фе­рент­но­сти это заблуж­де­ние, пожа­луй, самое распространенное.

2. “Выс­шее Суще­ство”, “Выс­шая Сила”. Это вер­шина пира­миды, кото­рую выстра­и­вает наш рас­су­док, раз­мыш­ляя об устрой­стве миро­зда­ния. Холод­ный, бес­страст­ный, без­лич­ный, без­раз­лич­ный, не име­ю­щий ника­кого отно­ше­ния к нам. К нему невоз­можно обра­титься, как невоз­можно и чего-либо ждать от него. Такое боже­ство либо вовсе непри­частно нашему миру, либо рас­тво­рено в нем. Все оккульт­ные и псев­до­ми­сти­че­ские уче­ния от гно­сти­цизма до тео­со­фии, вклю­чая совре­мен­ное рери­хи­ан­ство и дви­же­ние Нью Эйдж, бази­ру­ются на этом лож­ном пред­став­ле­нии. Да и у мно­гих пра­во­слав­ных, увле­кав­шихся до сво­его обра­ще­ния оккуль­тиз­мом, йогой, экс­тра­сен­со­ри­кой и т.п., подоб­ные идеи изжи­ва­ются весьма нескоро.

3. Самый страш­ный образ – согля­да­тай, шпион, кон­тро­лер и палач. Он над­зи­рает за нашей жиз­нью, его инте­ре­суют наши ошибки. Он выжи­дает, как бы застиг­нуть нас на месте пре­ступ­ле­ния. Это бог-стра­ши­лище для “непо­слуш­ных”, им пугают смель­ча­ков, его боятся ново­на­чаль­ные, да и мно­гие на пер­вый взгляд воцер­ко­в­лен­ные при­хо­жане, он отпу­ги­вает колеб­лю­щихся, когда они пыта­ются при­бли­зиться к пра­во­сла­вию. А может быть, кто-нибудь встре­чал и пас­ты­рей, испо­ве­ду­ю­щих подоб­ные взгляды? Именно на этом образе сви­вает гнездо мла­до­стар­че­ство, в связи с этим обра­зом нагне­та­ются апо­ка­лип­ти­че­ские настро­е­ния, и воз­ни­кает псев­до­пра­во­слав­ное сектантство.

4. “Бог из машины” – “deus ex machina”. В древ­не­гре­че­ской тра­ге­дии появ­ле­ние бога в финале при­во­дило ее к раз­вязке. Это явле­ние бога про­ис­хо­дило с помо­щью осо­бого меха­низма. Отсюда пошло выра­же­ние “бог из машины”, озна­ча­ю­щее искус­ствен­ное раз­ре­ше­ние про­блем. Это “под­порка”, “ско­рая помощь” в труд­ную минуту. Мы при­зы­ваем его и ищем его помощи только тогда, когда что-нибудь не так. А когда все в порядке, мы забы­ваем о нем. “Пока гром не гря­нет, мужик не пере­кре­стится”, “Как тре­вога — так до Бога”.

5. Близ­кий к этому образу – бог-гарант. Риту­аль­ными дей­стви­ями, обе­тами и при­но­ше­ни­ями можно обес­пе­чить себе его защиту. Он — воз­да­я­тель. “Разум­ные”, “поря­доч­ные”, “послуш­ные” могут быть уве­рены в его награ­дах. Его имеет в виду и тот, кто недо­уме­вает: “Что же я сде­лал пло­хого, что он меня так нака­зы­вает? Все­гда у меня все было в порядке”. Эти образы (“гарант” и “под­порка”) питают маги­че­ские пред­став­ле­ния о духов­ной жизни.

6. Бог порядка и богат­ства. По пре­иму­ще­ству, бог власть иму­щих. Он на сто­роне пре­успе­ва­ю­щих, важ­ных и зна­чи­тель­ных. Он — покро­ви­тель силь­ных мира сего. Тот, кто хочет изме­нить суще­ству­ю­щий поря­док вещей, попа­дает в его неми­лость. Осо­бенно любят при­бе­гать к нему дик­та­торы, дес­поты и тираны. Харак­тер­ный при­мер исполь­зо­ва­ния таких пред­став­ле­ний – совре­мен­ное неоха­риз­ма­ти­че­ское дви­же­ние с их “тео­ло­гией про­цве­та­ния”. Про­ни­кают подоб­ные взгляды и в цер­ков­ную среду.

7. Бог обря­дов, радост­ных или печаль­ных: сва­деб, кре­стин, похо­рон, молеб­нов; бог пом­пез­ных, деше­вых, пустых и без­жиз­нен­ных речей. Бог как про­стое укра­ше­ние жизни. Вспом­ним так назы­ва­е­мых “под­свеч­ни­ков”, едва скры­вая зевоту, отста­и­ва­ю­щих цер­ков­ные службы на Пасху и Рождество.

Бог в этих и подоб­ных слу­чаях ока­зы­ва­ется скро­ен­ным по чело­ве­че­ским мер­кам. Он мало похож на истин­ного Бога христиан.

Истин­ный Бог — Бог любви и жизни — “везде Сый и вся испол­няяй”. Он на сто­роне стра­да­ю­щих и жертв, Бог всех без исклю­че­ния. Он ни к кому не без­раз­ли­чен. Он не ужас­ный и непри­ступ­ный некто, живу­щий вдали от нас. Он не желает нам ни смерти, ни несча­стья, ни бед. Он не остав­ляет нас, в каком бы аду мы ни нахо­ди­лись. Бог никому не мстит и никого не карает с целью погу­бить. Чтобы огра­ни­чить злую дея­тель­ность чело­века, отвра­тить его от заблуж­де­ний и напра­вить на путь спа­се­ния, Бог может исполь­зо­вать и нака­за­ние (т.е. науче­ние), если все дру­гие воз­мож­но­сти для вра­зум­ле­ния уже исчер­паны. Однако, в Своем нака­зы­ва­ю­щем дей­ствии Бог являет Свою любовь к чело­веку, подобно врачу, кото­рый вынуж­ден при­чи­нить боль ради спа­се­ния жизни боль­ного[1].

И вот, из лож­ных пред­став­ле­ний о Боге рож­да­ются все те лож­ные мне­ния, кото­рые можно уме­стить в два слова: магизм и обрядоверие.

Магия – стрем­ле­ние чело­века под­чи­нить себе духов­ный мир, быть как Бог (Быт.3:5). Вот что об этом пишет про­то­и­е­рей Алек­сандр Мень: “Для мага радо­сти мисти­че­ского бого­об­ще­ния – пустой звук. Он ищет только дости­же­ния могу­ще­ства в повсе­днев­ной жизни – на охоте, зем­ле­де­лии, в борьбе с вра­гами этот анта­го­низм оста­вался даже тогда, когда магия стала пере­пле­таться с рели­гией. Магизм ждет от Неба только даров, при­роду он хочет пора­бо­тить, в чело­ве­че­ском обще­стве он воца­ряет наси­лие. Племя и власть ста­но­вятся над духом. Чело­век, сли­ва­ясь с родом, попа­дает под гип­ноз кол­лек­тив­ных пред­став­ле­ний”. Таким обра­зом, в основе магизма лежит прин­цип: “ты – мне, я – тебе”.

Люди бегут в храм ста­вить самые тол­стые свечи, как будто Бог в них нуж­да­ется, в пол­ной уве­рен­но­сти в том, что все про­блемы в жизни про­ис­хо­дят из-за того, что их кто-то “испор­тил” или “сгла­зил”. С тем же успе­хом такие това­рищи обра­ща­ются ко все­воз­мож­ным “баб­кам”, кол­ду­нам, гада­те­лям и экстрасенсам.

Мате­ри­а­ли­сти­че­ская край­ность магизма – обря­до­ве­рие – это когда ритуал явля­ется не рели­ги­оз­ным, а чисто пси­хо­ло­ги­че­ским или ути­ли­тар­ным поня­тием без глу­бо­кой духов­ной состав­ля­ю­щей. Такие люди ходят в цер­ковь “потреб­лять” бла­го­дать, ничего не давая вза­мен, напри­мер, рас­про­стра­нено мне­ние, что таин­ство Собо­ро­ва­ния безо вся­кого пока­я­ния “очи­щает” от гре­хов, а Свя­тое При­ча­стие “помо­гает” при низ­ком гемоглобине.

Перед тем как чело­век при­ни­мает таин­ство Св. Кре­ще­ния, он отре­ка­ется от сатаны. Мы отре­ка­емся тем самым от вся­кого идо­ло­по­клон­ства и язы­че­ства. Но про­ис­хо­дит ли дей­стви­тель­ная пере­мена в жизни человека?

Про­ве­ден­ные в сере­дине 2000‑х иссле­до­ва­ния социо­ло­гов Левада-цен­тра пока­зы­вают, что более поло­вины рос­сиян (54%) верят в при­меты, а 42% — вещим снам.

Только каж­дый шестой респон­дент (16%) сооб­щил, что верит в веч­ную жизнь, 72% — не верят. В то, что на Земле время от вре­мени появ­ля­ются ино­пла­не­тяне, верят 22%. Пред­ска­за­ниям аст­ро­ло­гов склонны дове­рять 29% рос­сий­ских граждан.

Аст­ро­ло­ги­че­ские про­гнозы, горо­скопы, пред­ска­за­ния и про­ро­че­ства в наши дни полу­чили все­об­щее рас­про­стра­не­ние. Им при­да­ются раз­но­об­раз­ные при­вле­ка­тель­ные формы: от лако­нич­ной газет­ной памятки для биз­не­сме­нов до яркой теле­ви­зи­он­ной про­граммы; от изыс­канно-утон­чен­ных гада­ний по древ­не­ки­тай­ской “Книге Пере­мен” до псев­до­на­уч­ного ком­пью­тер­ного про­гноза; от тонень­кой бро­шюрки, из кото­рой можно узнать всю свою про­шлую и буду­щую жизнь, до каб­ба­ли­сти­че­ских рас­кла­док карт Таро, изу­че­нию кото­рых пред­ла­га­ется посвя­тить дол­гие годы.

Задача подоб­ного оккульт­ного дав­ле­ния на чело­века состоит в том, чтобы во-пер­вых, при­учить его к мысли о пред­опре­де­лен­но­сти сле­пой судьбы, кар­ми­че­ской и гене­ти­че­ской задан­но­сти всей жизни; во-вто­рых, отвлечь чело­века от мыс­лей о Боге, от молитвы, от жела­ния узнать волю Бога о себе, ото­рвать от сынов­ней при­вя­зан­но­сти к Богу, от стрем­ле­ния жить не по своей испор­чен­ной воле, но по воле Господа.

Конечно, нам надо учи­ты­вать и осо­бую ситу­а­цию в Рос­сии, свя­зан­ную с 70-лет­ним рели­ги­озно-куль­тур­ным раз­ры­вом. Сей­час иден­ти­фи­ци­руют себя с Пра­во­сла­вием порядка 80% насе­ле­ния, а воцер­ко­в­лен­ных в раз­ной сте­пени людей среди них при этом всего от 5 до 15%%. Все осталь­ные номи­наль­ные пра­во­слав­ные – это наше “мис­си­о­нер­ское поле”, как об этом гово­рится в Кон­цеп­ции мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти РПЦ.

Образ Хри­ста Спа­си­теля, соеди­ня­ю­щий в себе истин­ную веру, истин­ную жизнь и спа­се­ние мира, хра­нился и хра­нится, при­сут­ствует и вечно дей­ствует в Церкви. Хри­стос — глава Церкви, а Цер­ковь — Его живой бого­че­ло­ве­че­ский орга­низм. И отпа­дают от нее те, кто иска­жает истин­ную веру, уро­дует непод­дель­ный све­то­нос­ный образ Хри­ста Бого­че­ло­века, извра­щает Его свя­тое учение.

Зада­чей пра­во­слав­ной мис­сии явля­ется сви­де­тель­ство об истин­ном Боге во Хри­сте Иисусе, и суть, сердце Пра­во­сла­вия, его непо­бе­ди­мая сила, сокрыты именно в этом див­ном и един­ствен­ном лике Хри­ста, Сына Божия, с Кото­рым встре­ти­лись апо­столы и мно­же­ство дру­гих людей после них. Глав­ная забота Пра­во­сла­вия была, есть и будет о том, чтобы через всю чело­ве­че­скую исто­рию про­не­сти и сохра­нить этот неизъ­яс­нимо пре­крас­ный Лик еван­гель­ского Хри­ста и про­сла­вить Его в “духе и истине” (Ин.4:23).

Совре­мен­ные образы цер­ков­но­сти или В какую Цер­ковь мы при­зы­ваем людей?

Давно и не нами заме­чено, что даже без­упречно вер­ные опре­де­ле­ния фун­да­мен­таль­ных поня­тий не гаран­ти­руют их пра­виль­ного пони­ма­ния, если не нахо­дят под­твер­жде­ния в лич­ном чело­ве­че­ском опыте. Так слова из Сим­вола нашей веры о Еди­ной, Свя­той, Собор­ной и Апо­столь­ской Церкви – бого­че­ло­ве­че­ском орга­низме Тела Хри­стова, ожи­во­тво­ря­е­мого Свя­тым Духом – весьма мало гово­рят тем, кто едва сту­пил на порог храма.

Нашу Цер­ковь состав­ляет мно­же­ство людей раз­ных наци­о­наль­но­стей, с раз­лич­ным соци­аль­ным ста­ту­сом, обра­зо­ва­тель­ным и куль­тур­ным уров­нем. Но всех нас объ­еди­няет, помимо общего испо­ве­да­ния, осо­бен­ный мен­та­ли­тет, уна­сле­до­ван­ный от совет­ских и пост­со­вет­ских вре­мен со всеми их пред­рас­суд­ками и мен­таль­ными штам­пами, как свет­скими, так и клерикальными.

Как члены Апо­столь­ской Церкви, послан­ные по слову Спа­си­теля воз­ве­щать Еван­ге­лие «до края земли» (Деян.1:8), мы при­званы найти с Божией помо­щью новые пути раз­ви­тия мис­сии. Но чтобы пре­дельно честно про­воз­гла­шать мис­си­о­нер­ский при­зыв миру при­со­еди­ниться к Хри­сто­вой Церкви, попы­та­емся апо­фа­ти­че­ски – мето­дом исклю­че­ния – опре­де­лить то, чем Цер­ковь не явля­ется, сфор­му­ли­ро­вать эккле­зио­ло­ги­че­ские заблуж­де­ния и рас­хо­жие сте­рео­типы, наи­бо­лее живу­чие в нынеш­нем обще­ствен­ном сознании.

На пер­вое место в этом перечне заблуж­де­ний мы поста­вим Исто­ри­че­ский запо­вед­ник или Этно­куль­тур­ное гетто. Именно так Цер­ковь хотели бы видеть воин­ству­ю­щие ате­и­сты и так назы­ва­е­мые «обще­че­ло­веки», т.е. сто­рон­ники «обще­че­ло­ве­че­ских цен­но­стей» секу­лярно-либе­раль­ного толка. Их точка зре­ния в сухом остатке выра­жа­ется весьма жестко и при­ми­тивно: вы, цер­ков­ники, за огра­дами хра­мов и мона­сты­рей шаманьте себе на здо­ро­вье, но не сметь оттуда выле­зать и про­яв­лять актив­ность в обще­ствен­ной жизни, не сметь лезть в обра­зо­ва­ние, выска­зы­вать мне­ния по вопро­сам нрав­ствен­но­сти, обще­ствен­ных отно­ше­ний, зако­нов и т.п. Пози­ция понят­ная, оче­видно нежиз­не­спо­соб­ная, посто­янно озву­чи­ва­е­мая, и, слава Богу, пока не реализованная.

Как ни странно, со сто­роны части цер­ков­ного народа упо­мя­ну­тый выше образ запо­вед­ника или гетто тоже имеет под­держку, где он пони­ма­ется как Место спа­се­ния для избран­ных,только ворота этого гетто крепко заперты изнутри. Пози­ция по срав­не­нию с секу­ля­ри­стами вывер­нута наизнанку: только мы – насто­я­щие пра­во­слав­ные – знаем истину, а весь осталь­ной мир «лежит во зле», и нечего нам там делать, потому что «мир сей» уже осуж­ден и обре­чен на поги­бель, а нам нужно дер­жаться тра­ди­ции (пони­ма­е­мой исклю­чи­тельно как пато­ло­ги­че­ское непри­я­тие любых нов­шеств). Обя­за­тель­ным жупе­лом для «рев­ни­те­лей», кото­рым они пугают свою паству, явля­ется «ересь эку­ме­низма», в кото­рую, по их мне­нию, впа­дают все, кто хоть как-то обща­ется с ино­слав­ными или ино­вер­ными. Такой само­на­де­ян­ный изо­ля­ци­о­низм порож­дает псев­до­стар­че­ство и внут­ри­цер­ков­ное сек­тант­ство типи­конно-рев­ни­тель­ского толка. Подроб­ный ана­лиз этого явле­ния выхо­дит за рамки ста­тьи, однако необ­хо­димо отме­тить, что настро­е­ния, нагне­та­ю­щие эсха­то­ло­ги­че­ские страхи, свя­зан­ные с ИНН, элек­трон­ными кар­тами, новыми пас­пор­тами и т.п. при­во­дят к посто­ян­ному поиску вра­гов и забве­нию лич­ного пока­я­ния. А жела­ние обре­сти по-фари­сей­ски чистое «истин­ное Пра­во­сла­вие» ведет к непре­рыв­ным рас­ко­лам и гряз­ным спо­со­бам удер­жа­ния рас­пол­за­ю­щейся паствы. Утвер­ждают, что в неко­то­рых кар­ли­ко­вых супер-уль­тра-истинно-пра­во­слав­ных «юрис­дик­циях» «епи­ско­пов» больше, чем прихожан.

Близко к образу гетто при­мы­кает образ Отстой­ника для сла­бых и боль­ных на голову, кото­рый весьма рас­про­стра­нен в бло­го­сфере, т.е. в среде отно­си­тельно моло­дых людей – актив­ных поль­зо­ва­те­лей интер­нета. По их мне­нию, боль­шин­ство цер­ков­ного народа – мра­ко­бесы, агрес­сив­ные соци­о­паты и пси­хи­че­ски нездо­ро­вые люди, в штыки встре­ча­ю­щие всё науч­ное, пере­до­вое и про­грес­сив­ное. А иерар­хия и клир – пара­зиты обще­ства, нажи­ва­ю­щи­еся на бед­ных ста­руш­ках и обслу­жи­ва­ю­щие инте­ресы оли­гар­хии и власть иму­щих. Именно в рам­ках этого образа при­ду­ман ёрни­че­ский тер­мин «пра­во­сла­вие голов­ного мозга». Эта­кая пост­ин­ду­стри­аль­ная интер­пре­та­ция «попа-миро­еда» вре­мен совет­ской анти­ре­ли­ги­оз­ной про­па­ганды. Такие настро­е­ния в интер­нете осо­бенно уси­ли­лись после ряда извест­ных собы­тий 2012 года – пля­сок в храме Хри­ста Спа­си­теля, их бес­пре­це­дент­ным пиа­ром и поли­ти­зи­ро­ван­ным судеб­ным про­цес­сом над пля­су­ньями, чем вос­поль­зо­ва­лись анти­цер­ков­ные СМИ для нагне­та­ния соот­вет­ству­ю­щих настро­е­ний. Кроме этого во всех, в том числе, в цен­траль­ных СМИ посто­янно мус­си­ру­ются темы ЛГБТ, феми­ни­сток, гей-пара­дов и т.п. По мет­кому выра­же­нию Вик­тора Пеле­вина, извра­щенцы хотят сово­куп­ляться не только в соб­ствен­ных спаль­нях, но и в наших голо­вах. Они хотят, чтобы все осталь­ные об этом гово­рили, обсуж­дали, спо­рили, устра­и­вали ток-шоу, кида­лись яйцами под вспышки фото­ка­мер и т.п. Масло в этот коп­тя­щий костер, кроме неком­пе­тент­ных и непро­ду­ман­ных ком­мен­та­риев, под­ли­вают и неадек­ват­ные реак­ции так назы­ва­е­мых «пра­во­слав­ных акти­ви­стов», а по суще­ству, псев­до­пра­во­слав­ных про­во­ка­тив­ных груп­пи­ро­вок, име­ну­ю­щих себя то «хоругве­нос­цами», то, не много, ни мало, «Божьей волей». Не имея доста­точ­ной инфор­ма­ции, рискну пред­по­ло­жить, что эти акти­ви­сты выпол­няют некий поли­ти­че­ский заказ, воз­можно, сами о том не подо­зре­вая. При этом в умах мно­гих, счи­та­ю­щих себя веру­ю­щими, наряду с пуб­лич­ной пра­во­слав­но­стью сосед­ствует почи­та­ние пала­чей нашего народа – Ленина, а осо­бенно Ста­лина. И ни Бутов­ский поли­гон, ни ГУЛАГ, ни бес­ко­неч­ные списки невинно рас­стре­лян­ных и репрес­си­ро­ван­ных людей не могут поме­шать росту его попу­ляр­но­сти. При этом не цер­ков­ные, но дума­ю­щие люди видят в нас нрав­ствен­ных мутан­тов, счи­та­ю­щих себя пра­во­слав­ными, нена­ви­дя­щих тех, кто осквер­няет храмы, жела­ю­щих им самой лютой кары, но при этом, любя­щих Ста­лина, кото­рый эти храмы взры­вал. В своей недав­ней про­по­веди наБу­тов­ском поли­го­не­Свя­тей­ший Пат­ри­арх Кирил­леще раз напом­нил всем о муче­ни­че­ской кон­чине, постиг­шей невин­ных людей в этом «свя­том и про­кля­том месте». Но в этой же про­по­веди, воз­вра­щая нас к сего­дняш­нему дню, Пат­ри­арх напом­нил и о соблаз­нах, кото­рые под­сте­ре­гают совре­мен­ного чело­века. Оста­но­вив­шись нане­ко­то­рых зако­нах, при­ня­тых недавно во Фран­ции, Пат­ри­арх назвал их «бого­хуль­ными». Цити­рую:«И какая раз­ница, кто на той сто­роне: люди с ору­жием на краю этих страш­ных рвов или те, кто сло­вом своим, при­ме­ром своим, а ино­гда и вла­стью своею отры­вает людей от Хри­ста и раз­ру­шает веру?». Таким обра­зом, Пат­ри­арх поста­вил в один ряд и бого­бор­че­скую власть, и наме­рен­ное извра­ще­ние чело­ве­че­ской при­роды, вся­че­ски под­дер­жи­ва­е­мое агрес­сив­ным либе­ра­лиз­мом. Это очень важ­ное заяв­ле­ние, и будем наде­яться, что его услы­шат не только веру­ю­щие. НедавноСинод Мол­дав­ской мит­ро­по­лии пре­дал малому отлу­че­нию от Церкви мол­дав­ских поли­ти­ков, участ­во­вав­ших в при­ня­тии “Закона о недис­кри­ми­на­ции”, пред­по­ла­га­ю­щего лега­ли­за­цию гомо­сек­су­а­лизма и одно­по­лых «бра­ков» в Мол­дове, при­ня­того под жест­ким дав­ле­нием Евросоюза.

Но вер­немся к нашей теме. Некий эвфе­мизм преды­ду­щего образа Отстой­никаКру­жок по инте­ре­сам. Образ со сто­роны внеш­них поня­тен: кого-то инте­ре­суют танцы, кого-то – рели­гия. Но и в цер­ков­ной ограде есть соблазн пре­вра­тить общину в такой кру­жок, когда глав­ным ста­но­вится не наше пред­сто­я­ние перед Богом, а сопут­ству­ю­щие заня­тия и обще­ния. Вне вся­ких сомне­ний, жиз­ненно необ­хо­димо для Церкви зани­маться кате­хи­за­цией гото­вя­щихся к Таин­ству Кре­ще­ния, полезно слу­шать лек­ции, смот­реть и обсуж­дать фильмы, при­ятно вме­сте пить чай или петь хором. Все эти вне­бо­го­слу­жеб­ные заня­тия могут стать мис­си­о­нер­ским мостом к храму и Литур­гии, укра­шать, ожив­лять и под­дер­жи­вать общин­ную жизнь. Но если они будут пони­маться само­цен­ными, то кру­жок в общине посте­пенно может пере­ро­диться в Эли­тар­ный клуб цер­ков­ных сно­бов – собра­ние только для «своих», в интел­лек­ту­аль­ную псев­до­пра­во­слав­ную сек­точку, где теря­ется осно­во­по­ла­га­ю­щий прин­цип откры­то­сти Церкви Богу и миру. В таких круж­ках воз­ни­кает реаль­ная почва для гуру­и­сти­че­ских отно­ше­ний между пас­ты­рями и пасо­мыми. Там по-сек­тант­ски делят при­хо­жан на «своих» и «чужих», напри­мер, после­до­ва­тели свящ. Геор­гия Кочет­кова, в зави­си­мо­сти от про­хож­де­ния кате­хи­за­ции, делят всех пра­во­слав­ных на «пол­ных» и «непол­ных» чле­нов Церкви. Часто заметно в таких груп­пах и нездо­ро­вое увле­че­ние хариз­ма­тиз­мом, т.е. наме­рен­ным поис­ком упраж­не­ний для раз­ви­тия осо­бен­ных, якобы духов­ных пере­жи­ва­ний, свя­зан­ных, напри­мер, с молит­вой или чте­нием Писа­ния. Под­мена Божьего дара некой тех­но­ло­гией или роле­вой игрой пере­клю­чает вни­ма­ние прак­ти­ку­ю­щих с Лич­но­сти Хри­ста Спа­си­теля на соб­ствен­ные чув­ствен­ные ощу­ще­ния, что в итоге может при­ве­сти к духов­ной пре­ле­сти. Из исто­рии мы знаем подоб­ные при­меры. В моло­дой Коринф­ской Церкви поиск неко­то­рыми людьми дара экс­та­ти­че­ской молитвы (глос­со­ла­лии) едва не при­вел к рас­колу еще при жизни апо­стола Павла. Вели­кий учи­тель Церкви II-III века Тер­тул­лиан Кар­фа­ген­ский искренне увлекся поис­ком про­ро­че­ских духов­ных даров и окон­чил зем­ной путь, укло­нив­шись в ересь мон­та­низма. Дви­же­ние пяти­де­сят­ни­че­ства, воз­ник­шее на рубеже XIX и XX века как аль­тер­на­тива раци­о­на­ли­сти­че­скому про­те­стан­тизму, к концу сто­ле­тия выро­ди­лось в тота­ли­тар­ное сек­тант­ство с шаман­скими кам­ла­ни­ями и мас­со­вой исте­рией, едва при­кры­тое фиго­вым лист­ком псев­до­биб­лей­ской рито­рики. Не обо­шел, к сожа­ле­нию, этот соблазн и нашу Цер­ковь. Несколько лет назад заштат­ный ныне игу­мен Евме­ний (Пери­стый), увле­чен­ный иде­ями НЛП и хариз­ма­ти­че­ского воз­рож­де­ния, активно и даже навяз­чиво про­па­ган­ди­ро­вал изоб­ре­тен­ную англий­скими неопя­ти­де­сят­ни­ками мис­си­о­нер­скую про­грамму «Альфа-курс», без­успешно пыта­ясь адап­ти­ро­вать ее к Пра­во­сла­вию. А сей­час он стал гастро­ли­ру­ю­щим лек­то­ром и руко­во­ди­те­лем оккультно-пси­хо­ло­ги­че­ских тре­нин­гов. Кстати, подоб­ного рода тре­нинги, а по суще­ству – пси­хо­культы, под раз­ными соусами появ­ля­ются и в цер­ков­ной ограде с бла­го­сло­ве­ния неко­то­рых свя­щен­но­слу­жи­те­лей (напри­мер, группы по вос­пи­та­нию «пра­во­слав­ных лиде­ров», лич­ност­ного роста или по укреп­ле­нию семей­ных отно­ше­ний). В наш Мис­си­о­нер­ский отдел обра­ща­ются люди, духовно и пси­хи­че­ски постра­дав­шие от таких эзо­те­ри­че­ских заня­тий, порой весьма доро­го­сто­я­щих и не име­ю­щих ничего общего с христианством.

Сле­ду­ю­щий образ, гово­ря­щий сам за себя: Мага­зин духов­ных услуг. Чело­век при­хо­дит в храм, чтобы решить свои про­блемы и удо­вле­тво­рить, как выра­жа­лись в совет­ское время, духов­ные потреб­но­сти. Этот образ язы­че­ского культа, а не Церкви – при­клад­ной магизм и обряд­ность под­ме­няют жизнь по Хри­сто­вой вере. Образ духов­ного супер­мар­кета пре­вос­ходно впи­сы­ва­ется в потре­би­тель­ское созна­ние и отлично встра­и­ва­ется в совре­мен­ную оккульт­ную среду, где общим местом уже давно стали горо­скопы и услуги раз­но­маст­ных кол­ду­нов и гада­те­лей. Свя­щен­но­слу­жи­тели при таком под­ходе также испол­няют жре­че­ско-авгур­ские функ­ции, а для кого-то из них такая роль ни за что не отве­ча­ю­щего и воз­не­сен­ного над миром удо­вле­тво­ри­теля духов­ных нужд ста­но­вится удоб­ной личи­ной, под кото­рой можно спря­тать и кото­рой можно оправ­дать вся­кий грех. Не будем много об этом гово­рить, чита­тели навер­няка сами най­дут соот­вет­ству­ю­щие примеры.

И нако­нец, еще один образ Церкви, вполне понят­ныйс точки зре­ния вла­стей и секу­ляр­ного обще­ства – Эффек­тив­ный обще­ствен­ный инсти­тут. В период кри­зиса наци­о­наль­ной само­иден­ти­фи­ка­ции, власть ищет идео­ло­ги­че­скую опору в тра­ди­ци­он­ных цен­но­стях народа, и это, без­условно, логично. Но если пытаться из веры делать идео­ло­гию (какую угодно: лубочно-елей­ную или три­ум­фа­лист­скую), мы вновь рис­куем насту­пить на грабли тота­ли­та­ризма, дей­ству­ю­щего уже не под ком­му­ни­сти­че­скими, а под псев­до­пра­во­слав­ными лозун­гами. Но и во внут­ри­цер­ков­ном про­стран­стве ока­зы­ва­ется немало при­вер­жен­цев этого взгляда. И здесь мы напря­мую стал­ки­ва­емся со свое­об­раз­ным пони­ма­нием того, что есть мис­сия по суще­ству. У сто­рон­ни­ков «эффек­тив­ного мис­си­о­нер­ства» логика такая (далее цити­руем одно из интер­нет-обсуж­де­ний): “эффек­тив­ный цер­ков­ный мене­джер умеет «решать про­блемы», ладить с адми­ни­стра­цией и добы­вать деньги. Всё это нужно для того, чтобы стро­ить храмы и рас­ши­рять цер­ков­ную сеть. А это, в свою оче­редь, нужно для того, чтобы уве­ли­чить при­сут­ствие и вли­я­ние Церкви в обще­стве и в мире. Это уве­ли­че­ние при­сут­ствия Церкви и пони­ма­ется как мис­си­о­нер­ство, т.е. как пря­мое испол­не­ние запо­веди: «идите, научите все народы…». Эффек­тив­ный мене­джер – дей­стви­тельно луч­ший мис­си­о­нер, если пони­мать мис­сию как Кре­сто­вый поход. Кто же, как не чело­век, уме­ю­щий решать про­блемы в миру и мир­скими спо­со­бами, спо­со­бен при­влечь под иго Хри­стово новые тысячи неве­ду­ю­щих истины душ? А ведь здесь легко про­явить неко­то­рую гиб­кость и, отка­зав­шись от неэф­фек­тив­ных мето­дов про­по­веди и хри­сти­ан­ского сви­де­тель­ства (состо­я­щих в мило­сер­дии, в аскезе, в хра­не­нии апо­столь­ской и свя­то­оте­че­ской чистоты веры и жизни, в упо­ва­нии на Про­мы­сел Божий и т.д.), обра­титься к тому, что все имеют под рукой – мир­скому опыту, кото­рый более зна­ком, более эффек­ти­вен и более всем поня­тен…”. Здесь, пожа­луй, сфор­му­ли­ро­ваны те Сцилла и Харибда мис­сии, между кото­рыми нужно про­кла­ды­вать курс пра­во­слав­ным миссионерам.

Думаю, что мис­сия – это не меха­ни­че­ское уве­ли­че­ние коли­че­ства хра­мов и умно­же­ние чис­лен­но­сти их посе­ти­те­лей, а рост в обще­стве доли людей, осо­зна­ю­щих себя пра­во­слав­ными хри­сти­а­нами без идео­ло­ги­че­ских, суе­вер­ных и потре­би­тель­ских иллю­зий. Ведь эти иллю­зии – путь «по пре­да­нию чело­ве­че­скому, по сти­хиям мира, а не по Хри­сту» (Кол.2:8), а зна­чит, от Хри­ста и даже про­тив Него.

Повторю вопрос, выне­сен­ный в заго­ло­вок: в какую Цер­ковь мы при­зы­ваем людей? В гла­мурно-потре­би­тель­скую, интел­лек­ту­ально-эли­тар­ную, лубочно-елей­ную, обря­дово-закон­ни­че­скую или идео­ло­ги­че­ски эффективную?..

Нет сомне­ний, что вопреки всем чело­ве­че­ским заблуж­де­ниям, Еди­ная, Свя­тая, Собор­ная и Апо­столь­ская Цер­ковь, при­ни­мая в себя нашу немощь, бла­го­да­тью Хри­сто­вой немощ­ное увра­чует и оску­де­ва­ю­щее вос­пол­нит. Но это никак не отме­няет наших уси­лий непре­стан­ного трез­во­мыс­лия и не сни­мает с нас лич­ной ответственности.

Харак­те­ри­стика совре­мен­ной эпохи пост­мо­дерна (тезисы для дискуссии)

Основ­ная харак­те­ри­стика пост­мо­дерна – отсут­ствие кри­те­риев раз­ли­че­ния добра и зла.

Антро­по­ло­ги­че­ское след­ствие – хао­ти­за­ция созна­ния (кли­по­вость вос­при­я­тия и неадек­ват­ность реак­ций), измель­ча­ние цен­ност­ных потребностей.

В соци­аль­ной сфере – ими­та­ции вме­сто дей­ствий, посто­ян­ные под­мены поня­тий и извра­ще­ния смыс­лов ради дости­же­ния сию­ми­нут­ных целей.

Реак­ция на пост­мо­дерн в куль­тур­ной, обще­ствен­ной и рели­ги­оз­ной жизни Рос­сии, на мой взгляд, может быть выра­жена в двух основ­ных тенденциях.

Во-пер­вых:

  • В обла­сти идео­ло­ги­че­ских моде­лей для мас­со­вого потре­би­теля – нагне­та­ние риго­ри­сти­че­ской рито­рики анти­г­ло­ба­лист­ской и наци­о­на­ли­сти­че­ской направленности.
  • В обла­сти обще­ствен­ных отно­ше­ний – это либо «бес­смыс­лен­ный и бес­по­щад­ный» мас­со­вый бунт, либо локаль­ные инци­денты на базе идео­ло­гии «гнева малень­кого чело­века» – всё отнять и поде­лить. За этими явле­ни­ями навер­няка будут сто­ять холод­ные праг­ма­тики, кото­рые будут попы­таться «осед­лать волну», чтобы напра­вить оче­ред­ной пере­дел соб­ствен­но­сти в свою пользу.
  • В обла­сти рели­гии – фун­да­мен­та­лист­ская «уль­тра­ор­то­док­сия» суще­ствен­ной части номи­наль­ных пра­во­слав­ных (в пред­став­ле­нии кото­рых образ борьбы с «врагми веры и Оте­че­ства» важ­нее Самого Хри­ста) и экс­тре­мист­ский ислам.

Во-вто­рых (что гораздо менее веро­ятно), воз­мо­жен новый син­тез на основе хри­сти­ан­ских цен­но­стей, вос­при­ни­ма­е­мых не как идео­ло­гия, а как нрав­ствен­ная основа жизни.

4. Основные принципы организации миссионерской деятельности

Напом­ним, что “мис­сия” по-гре­че­ски – свя­щен­ноап­о­столь­ство. Цер­ковь есть апо­столь­ская, и мис­сия явля­ется одной из основ­ных форм ее слу­же­ния, когда живой бла­го­дат­ный орга­низм Церкви сопри­ка­са­ется с непро­све­щен­ным миром.

Бого­сло­вие мис­сии при­звано при­от­крыть тайну рас­про­стра­не­ния света Еван­ге­лия в мире. Мис­си­о­нер­ство начи­на­ется с образа, кото­рый дал нам Хри­стос – образа про­по­веди. Зем­ное слу­же­ние Гос­пода закан­чи­ва­ется Его сло­вами, обра­щен­ными к апо­сто­лам, к Церкви, к нам: “Идите, научите все народы, кре­стя их во имя …” (Мф.28:19). Пол­нота жизни Церкви начи­на­ется Пяти­де­сят­ни­цей (Деян.2). И здесь же явля­ется в пол­ноте мис­си­о­нер­ское слу­же­ние Церкви, когда сло­вами апо­стола Петра бла­го­дать Св. Духа рас­кры­вает сердца слу­ша­ю­щих и при­со­еди­няет их к Церкви. Здесь же были явлены основ­ные прин­ципы мис­си­о­нер­ства (повто­ре­ние гл.1):

  1. про­по­ведь еван­гель­ской вести должна доно­ситься обра­зами, смысл кото­рых поня­тен слу­ша­ю­щим – при­меры: еван­гель­ские притчи;
  2. про­по­вед­ник – лишь сотруд­ник Богу в деле про­све­ще­ния, спа­се­ния непро­све­щен­ного чело­ве­че­ства. Про­по­вед­ник лишь помо­гает слу­ша­ю­щим открыть сердце для при­ня­тия бла­го­дати Духа – молитва мис­си­о­нера (см.);
  3. про­по­ведь должна вестись на род­ном языке, – в Пяти­де­сят­ницу каж­дый слы­шал слова апо­стола Петра, зву­чав­шие на его род­ном языке – про­блема пере­вода Писа­ния и мис­си­о­нер­ского бого­слу­же­ния;
  4. мис­си­о­нер­ство – это, в конце кон­цов, все­гда экзор­цизм, изгна­ние бесов. Свет оттес­няет тьму, борется с кня­зем тьмы. Жизнь каж­дого апо­стола и мис­си­о­нера дает нам мно­го­чис­лен­ные при­меры духов­ной борьбы и победы Хри­сто­вой – при­меры из житий апо­сто­лов и мис­си­о­не­ров;
  5. нена­силь­ствен­ное рас­про­стра­не­ние хри­сти­ан­ства, т.к. наси­лие отни­мает сво­боду и упразд­няет любовь. В Пра­во­сла­вии, и осо­бенно на тер­ри­то­рии Рос­сии, кре­сто­вых воен­ных похо­дов с целью мас­со­вого обра­ще­ния в пра­во­сла­вие нико­гда не было. И если Сте­фан Перм­ский после несколь­ких лет жизни в среде зырян один или с уче­ни­ками отпра­вился уни­что­жать идо­лов и куми­ров, то пошёл он к воору­жен­ным языч­ни­кам без­оруж­ный. Ана­ло­гич­ная ситу­а­ция была в Повол­жье с тата­рами и баш­ки­рами, в Сибири, и даже тяже­лые войны на Кав­казе не при­вели к насиль­ствен­ному кре­ще­нию автох­тон­ного насе­ле­ния. Были поощ­ре­ния кре­стив­шихся, осо­бенно мест­ной знати, было осво­бож­де­ние от нало­гов и пошлин, но наси­лия не было. Един­ствен­ным исклю­че­нием, под­твер­жда­ю­щим общее пра­вило, явля­ется инструк­ция Петра I Тоболь­скому мит­ро­по­литу с реко­мен­да­цией, не стес­ня­ясь насиль­ствен­ных мер, кре­стить народы Сибири. После Петра I пра­ви­тель­ством было опре­де­лено о недо­пу­сти­мо­сти при­нуж­де­ния к крещению.
  6. “Так да све­тит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши доб­рые дела и про­слав­ляли Отца вашего небес­ного” (Мф.5.16) – при­мер лич­ной бла­го­че­сти­вой жизни стро­иться основа мис­си­о­нер­ского слу­же­ния и дол­гом каж­дого хри­сти­а­нина. На этой основе — апо­сто­лат мирян.
  7. делу свя­щен­ноап­о­столь­ства слу­жат бла­го­тво­ри­тель­ные и иные формы соци­аль­ного слу­же­ния, а также труды в обра­зо­ва­тель­ной и куль­тур­ной сфе­рах. Свя­ти­тель Нико­лай Япон­ский выра­зил это такими сло­вами: “Вна­чале заво­е­вать любовь и ува­же­ние, а затем нести людям Слово Божие”. Апо­стол Павел о том же гово­рит: “Для всех я сде­лался всем, чтобы спа­сти по край­ней мере неко­то­рых” (1Кор.9.22).

Сего­дня глав­ная задача – это евха­ри­сти­че­ское воз­рож­де­ние пра­во­слав­ных при­хо­дов. Воз­рож­де­ние бого­слу­жеб­ной жизни и уча­стие в евха­ри­сти­че­ской жизни делает каж­дого члена Церкви пол­но­цен­ным сви­де­те­лем Цар­ства Божия, при­шед­шего в силе, ста­вит его в ряды мис­си­о­не­ров. Веро­про­по­вед­ни­че­ство жиз­нью явля­ется сего­дня основ­ной фор­мой мис­си­о­нер­ства, т.к. по при­чине роста без­за­ко­ний дове­рие к сло­вам иссякло. Евха­ри­стич­ность жизни озна­чает также стя­жа­ние бла­го­дат­ной любви к страж­ду­щему миру и нашему народу. И эта любовь не рас­слаб­ляет хри­стиан, а сооб­щает им духов­ное напря­же­ние, поз­во­ля­ю­щее пре­одо­ле­вать одну из основ­ных труд­но­стей совре­мен­ной жизни – про­ти­во­сто­я­ния пра­во­слав­ного и секу­ляр­ного виде­ния мира.

27 декабря 2011 г. Свя­щен­ным Сино­дом был утвер­жден доку­мент «Об орга­ни­за­ции мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти в РПЦ», при­ня­тый ранее Меж­со­бор­ным Присутствием:

Мис­сия ― про­по­ведь Еван­ге­лия для обра­ще­ния людей ко Хри­сту ― неотъ­ем­ле­мая часть слу­же­ния Свя­той Собор­ной и Апо­столь­ской Церкви, пас­ты­рям и чадам кото­рой Гос­подь Иисус запо­ве­дал: «Идите по всему миру и про­по­ве­дуйте Еван­ге­лие всей твари» (Мк. 16:15). Цер­ковь име­ну­ется Апо­столь­ской не только потому, что она утвер­ждена на осно­ва­нии Апо­сто­лов (Еф. 2:20) но и потому, что через нее про­по­ведь свя­тых апо­сто­лов про­дол­жа­ется до сего дня. Сви­де­тель­ство веры вне цер­ков­ной ограды состав­ляет одну из глав­ных обя­зан­но­стей всех хри­стиан, во испол­не­ние запо­веди Гос­под­ней: «Итак, идите, научите все народы, кре­стя их во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа, уча соблю­дать их все, что Я пове­лел Вам» (Мф. 28:19–20).

Пра­во­слав­ная мис­сия имеет целью при­ве­де­ние чело­века к вере Хри­сто­вой, при­об­ще­ние его к пра­во­слав­ному образу жизни, пере­дачу ему опыта бого­об­ще­ния и вовле­че­ние его в таин­ствен­ную жизнь евха­ри­сти­че­ской общины.

I

Мис­си­о­нер­ская дея­тель­ность в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви имеет свою струк­туру и осу­ществ­ля­ется на сле­ду­ю­щих четы­рех уровнях:

Обще­цер­ков­ный уровень

На обще­цер­ков­ном уровне за орга­ни­за­цию и осу­ществ­ле­ние мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти отве­чает Сино­даль­ный мис­си­о­нер­ский отдел. В задачи Отдела входит:

  1. иссле­до­ва­ние мис­си­о­нер­ского поля на кано­ни­че­ской тер­ри­то­рии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви;
  2. раз­ра­ботка обще­цер­ков­ных мис­си­о­нер­ских про­грамм и коор­ди­на­ция их осуществления;
  3. под­го­товка мето­ди­че­ских мате­ри­а­лов по отдель­ным направ­ле­ниям мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти с уче­том реги­о­наль­ных осо­бен­но­стей и рас­про­стра­не­ние этих мате­ри­а­лов в епархиях;
  4. ока­за­ние помощи епар­хиям Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви в орга­ни­за­ции и дея­тель­но­сти мис­си­о­нер­ских ста­нов, направ­ле­ние свя­щен­но­слу­жи­те­лей-мис­си­о­не­ров и сту­ден­тов духов­ных школ для слу­же­ния в них по согла­со­ва­нию с епар­хи­аль­ными Прео­свя­щен­ными и Учеб­ным комитетом;
  5. мони­то­ринг и ана­лиз дея­тель­но­сти на кано­ни­че­ской тер­ри­то­рии Мос­ков­ского Пат­ри­ар­хата сек­тант­ских и рас­коль­ни­че­ских обра­зо­ва­ний; пуб­ли­ка­ция соот­вет­ству­ю­щих мис­си­о­нер­ских материалов;
  6. сов­местно с Учеб­ным коми­те­том ― под­го­товка в духов­ных шко­лах мис­си­о­нер­ских кад­ров Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви и про­ве­де­ние регу­ляр­ных семи­на­ров пре­по­да­ва­те­лей миссиологии;
  7. созда­ние мето­дик и учеб­ных посо­бий для про­ве­де­ния на епар­хи­аль­ном, бла­го­чин­ни­че­ском и при­ход­ском уров­нях заня­тий по под­го­товке актив­ных мирян к мис­си­о­нер­скому служению;
  8. изда­ние мис­си­о­нер­ской литературы;
  9. обмен опы­том с зару­беж­ными пра­во­слав­ными мис­си­о­нер­скими орга­ни­за­ци­ями, ана­лиз мис­си­о­нер­ского опыта дру­гих конфессий;
  10. орга­ни­за­ция и про­ве­де­ние все­цер­ков­ных мис­си­о­нер­ских съез­дов, кон­фе­рен­ций и семинаров;
  11. про­ве­де­ние обще­цер­ков­ных целе­вых финан­со­вых сбо­ров на мис­си­о­нер­скую деятельность;
  12. сов­местно с Сино­даль­ным инфор­ма­ци­он­ным отде­лом и Сино­даль­ным отде­лом по вза­и­мо­от­но­ше­ниям Церкви и обще­ства ― под­держка мис­си­о­нер­ской работы Церкви через инфор­ма­ци­он­ную дея­тель­ность и кон­такты с обще­ствен­ными объединениями;
  13. во вза­и­мо­дей­ствии с Сино­даль­ным инфор­ма­ци­он­ным отде­лом — сотруд­ни­че­ство со сред­ствами мас­со­вой инфор­ма­ции в целях предо­став­ле­ния им мате­ри­а­лов, име­ю­щих мис­си­о­нер­скую цен­ность, и орга­ни­за­ции про­грамм с уча­стием духо­вен­ства и миссионеров;
  14. сов­местно с Сино­даль­ной комис­сией по делам мона­сты­рей ― содей­ствие мона­ше­ским оби­те­лям в орга­ни­за­ции их мис­си­о­нер­ской деятельности;
  15. Осу­ществ­ле­ние кон­троля за реа­ли­за­цией опре­де­ле­ний Помест­ных и Архи­ерей­ских Собо­ров, Свя­тей­шего Пат­ри­арха Мос­ков­ского и всея Руси и Свя­щен­ного Синода в обла­сти мис­си­о­нер­ского служения.

Епар­хи­аль­ный уровень

Общее руко­вод­ство мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­стью осу­ществ­ляет епар­хи­аль­ный архи­ерей. Для орга­ни­за­ции соот­вет­ству­ю­щей работы в епар­хии дей­ствует про­филь­ный епар­хи­аль­ный отдел или, там где тако­вой создать невоз­можно, — про­филь­ный ответ­ствен­ный епар­хи­аль­ный сотруд­ник, кото­рые в своей работе руко­вод­ству­ются обще­цер­ков­ными нор­ма­тив­ными доку­мен­тами, ука­за­ни­ями епар­хи­аль­ного архи­ерея, реко­мен­да­ци­ями Сино­даль­ного мис­си­о­нер­ского отдела.

Зар­платы сотруд­ни­ков, орга­ни­за­ци­он­ные рас­ходы, про­граммы и меро­при­я­тия про­филь­ного епар­хи­аль­ного отдела опла­чи­ва­ются из бюд­жета епар­хии и при­вле­чен­ных средств.

В задачи про­филь­ного епар­хи­аль­ного отдела (ответ­ствен­ного епар­хи­аль­ного сотруд­ника) входит:

  1. коор­ди­на­ция всей мис­си­о­нер­ской работы в епар­хии во вза­и­мо­дей­ствии с Сино­даль­ным мис­си­о­нер­ским отделом;
  2. рас­про­стра­не­ние мето­ди­че­ских и инфор­ма­ци­он­ных мате­ри­а­лов, под­го­тов­лен­ных или одоб­рен­ных Сино­даль­ным мис­си­о­нер­ским отде­лом и пред­на­зна­чен­ных для обу­че­ния раз­лич­ным видам мис­си­о­нер­ской работы;
  3. опре­де­ле­ние направ­ле­ний и при­о­ри­те­тов мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти бла­го­чи­ний и приходов;
  4. по пред­став­ле­нию бла­го­чин­ных — опре­де­ле­ние меры уча­стия при­хо­дов в мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти, исходя из их место­по­ло­же­ния, коли­че­ства при­хо­жан, уровня их воцер­ко­в­лен­но­сти и мате­ри­аль­ного достатка, а также нали­чия рас­коль­ни­че­ских и сек­тант­ских угроз;
  5. про­ве­де­ние обу­ча­ю­щих семи­на­ров по орга­ни­за­ции мис­си­о­нер­ской работы, а также кур­сов под­го­товки при­ход­ских миссионеров;
  6. раз­ме­ще­ние мис­си­о­нер­ских мате­ри­а­лов в СМИ, на ули­цах горо­дов и обще­ствен­ных местах;
  7. про­ве­де­ние мис­си­о­нер­ской работы в учеб­ных заве­де­ниях, на пред­при­я­тиях и в рам­ках обще­ствен­ных объединений;
  8. созда­ние опе­ра­тивно обнов­ля­ю­ще­гося сайта отдела;
  9. созда­ние базы дан­ных о дей­ству­ю­щих на тер­ри­то­рии епар­хии рас­коль­ни­че­ских и сек­тант­ских обра­зо­ва­ниях, свое­вре­мен­ный мони­то­ринг их деятельности;
  10. содей­ствие укреп­ле­нию мате­ри­аль­ной базы епар­хи­аль­ных, бла­го­чин­ни­че­ских, при­ход­ских и мона­стыр­ских мис­си­о­нер­ских про­грамм за счет цер­ков­ных и при­вле­чен­ных средств;
  11. хода­тай­ство перед епар­хи­аль­ным архи­ереем о поощ­ре­нии лиц, веду­щих актив­ную мис­си­о­нер­скую работу;
  12. про­ве­де­ние епар­хи­аль­ных целе­вых финан­со­вых сбо­ров на мис­си­о­нер­скую деятельность;
  13. при­вле­че­ние уча­щихся духов­ных учеб­ных заве­де­ний к мис­си­о­нер­ской работе;
  14. коор­ди­на­ция мис­си­о­нер­ской работы дей­ству­ю­щих в епар­хии братств и сестричеств.

Бла­го­чин­ни­че­ский уровень

На уровне бла­го­чи­ния общая орга­ни­за­ция, коор­ди­на­ция и кон­троль мис­си­о­нер­ской работы ведутся под руко­вод­ством бла­го­чин­ного. Непо­сред­ствен­ное осу­ществ­ле­ние этой работы должно быть воз­ло­жено на штат­ного ответ­ствен­ного за мис­си­о­нер­скую работу в бла­го­чи­нии. Ответ­ствен­ный за мис­си­о­нер­скую работу в бла­го­чи­нии назна­ча­ется на долж­ность и осво­бож­да­ется от долж­но­сти епар­хи­аль­ным архи­ереем по пред­став­ле­нию бла­го­чин­ного, согла­со­ван­ному с пред­се­да­те­лем мис­си­о­нер­ского отдела епар­хии. Ответ­ствен­ный за мис­си­о­нер­скую работу в бла­го­чи­нии зачис­ля­ется в штат одного из при­хо­дов бла­го­чи­ния с окла­дом согласно штат­ному рас­пи­са­нию. Ответ­ствен­ный за мис­си­о­нер­скую работу в бла­го­чи­нии под­чи­ня­ется бла­го­чин­ному и согла­со­вы­вает свою дея­тель­ность с пред­се­да­те­лем про­филь­ного епар­хи­аль­ного отдела (про­филь­ным ответ­ствен­ным епар­хи­аль­ным сотруд­ни­ком). Бла­го­чин­ный имеет попе­че­ние о при­вле­че­нии средств для про­ве­де­ния про­филь­ных про­грамм и меро­при­я­тий в благочинии.

В обя­зан­но­сти ответ­ствен­ного за мис­си­о­нер­скую работу в бла­го­чи­нии входит:

  1. иссле­до­ва­ние мис­си­о­нер­ского поля бла­го­чи­ния, выра­ботка глав­ных направ­ле­ний мис­си­о­нер­ского служения;
  2. содей­ствие меж­при­ход­скому сотруд­ни­че­ству в мис­си­о­нер­ской работе;
  3. пла­ни­ро­ва­ние, коор­ди­на­ция и кон­троль мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти приходов;
  4. изу­че­ние и ана­лиз при­ход­ских отче­тов в части, отра­жа­ю­щей мис­си­о­нер­скую деятельность;
  5. состав­ле­ние про­екта отчета бла­го­чи­ния по мис­си­о­нер­ской работе, кото­рый утвер­жда­ется бла­го­чин­ным и направ­ля­ется пра­вя­щему архиерею;
  6. регу­лярно повы­шает ква­ли­фи­ка­цию, в част­но­сти на епар­хи­аль­ных кур­сах повы­ше­ния квалификации.

При­ход­ской уровень

На при­ход­ском уровне общая орга­ни­за­ция, коор­ди­на­ция и кон­троль мис­си­о­нер­ской работы нахо­дятся в ком­пе­тен­ции насто­я­теля. Непо­сред­ствен­ное осу­ществ­ле­ние этой работы должно быть воз­ло­жено на штат­ного при­ход­ского мис­си­о­нера, в тех при­хо­дах, где есть воз­мож­ность создать такую долж­ность. Реше­ние об осво­бож­де­нии при­хода от необ­хо­ди­мо­сти иметь дан­ную штат­ную еди­ницу при­ни­мает бла­го­чин­ный по пред­став­ле­нию насто­я­теля с после­ду­ю­щим докла­дом епар­хи­аль­ному архи­ерею. Такое реше­ние может быть при­нято в отно­ше­нии мало­чис­лен­ных при­хо­дов, в первую оче­редь нахо­дя­щихся в сель­ской мест­но­сти и малых городах.

При­ход­ской мис­си­о­нер назна­ча­ется на долж­ность и осво­бож­да­ется от долж­но­сти насто­я­те­лем, зачис­ля­ется в штат при­хода с окла­дом согласно штат­ному рас­пи­са­нию, под­чи­ня­ется насто­я­телю и согла­со­вы­вает свою дея­тель­ность с пред­се­да­те­лем про­филь­ного епар­хи­аль­ного отдела (про­филь­ным ответ­ствен­ным епар­хи­аль­ным сотруд­ни­ком) и с ответ­ствен­ным за мис­си­о­нер­скую работу в благочинии.

При­ход­ской миссионер:

  1. фор­ми­рует группу при­хо­жан, спо­соб­ных вести мис­си­о­нер­скую дея­тель­ность, и орга­ни­зует их обу­че­ние осно­вам пра­во­слав­ной веры и мето­дам миссии;
  2. при под­держке насто­я­теля при­хода забо­тится о финан­со­вом обес­пе­че­нии при­ход­ских мис­си­о­нер­ских инициатив;
  3. состав­ляет годо­вой план работы и годо­вой отчет о дея­тель­но­сти, утвер­ждает их у насто­я­теля и предо­став­ляет ответ­ствен­ному за мис­си­о­нер­скую работу в благочинии;
  4. регу­лярно повы­шает ква­ли­фи­ка­цию, в част­но­сти на епар­хи­аль­ных кур­сах повы­ше­ния квалификации.

При­ход­ской мис­си­о­нер обя­зан твердо знать основы пра­во­слав­ного веро­уче­ния и уметь «дать ответ вся­кому вопро­ша­ю­щему»(1 Пет. 3:15).

В рам­ках мис­си­о­нер­ской работы на при­ходе могут осу­ществ­ляться сле­ду­ю­щие виды деятельности:

  1. веде­ние про­све­ти­тель­ских бесед с при­хо­дя­щими в храм;
  2. кон­суль­ти­ро­ва­ние сотруд­ни­ков храма, име­ю­щих посто­ян­ный кон­такт с при­хо­жа­нами — работ­ни­ками свеч­ного ящика, дежурными;
  3. мис­си­о­нер­ские акции в нахо­дя­щихся в пре­де­лах при­хода обра­зо­ва­тель­ных, моло­деж­ных, соци­аль­ных, куль­тур­ных и иных подоб­ных учреждениях;
  4. мони­то­ринг в гра­ни­цах при­хода рас­коль­ни­че­ской, сек­тант­ской, оккульт­ной и ате­и­сти­че­ской дея­тель­но­сти, про­ти­во­дей­ствие ей, ограж­де­ние людей от ее пагуб­ного влияния;
  5. при­вле­че­ние мирян к актив­ной цер­ков­ной работе посред­ством выпол­не­ния кон­крет­ных мис­си­о­нер­ских пору­че­ний, в том числе уча­стия в мис­си­о­нер­ских экс­пе­ди­циях, работы по под­го­товке жела­ю­щих при­нять Кре­ще­ние, дежур­ства в храме, уча­стия в дис­кус­сиях в интер­нете, теле- и радиопередачах;
  6. рас­про­стра­не­ние про­све­ти­тель­ских лист­ков, лите­ра­туры и видео­филь­мов духовно-про­све­ти­тель­ского содер­жа­ния среди нево­цер­ко­в­лен­ных людей;
  7. вза­и­мо­дей­ствие с обра­зо­ва­тель­ными и куль­тур­ными учре­жде­ни­ями для осу­ществ­ле­ния сов­мест­ных про­ек­тов в мис­си­о­нер­ских целях.

II

Мис­си­о­нер­ские общества

Мис­си­о­нер­ские обще­ства (дви­же­ния, брат­ства, сест­ри­че­ства или цен­тры) — объ­еди­не­ния кли­ри­ков и мирян одной или несколь­ких епар­хий, созда­ва­е­мые для уча­стия в мис­си­о­нер­ском слу­же­нии Церкви и для его под­держки. В своей дея­тель­но­сти они при­званы руко­вод­ство­ваться опре­де­ле­ни­ями священноначалия.

Устав мис­си­о­нер­ского обще­ства, а также его глава утвер­жда­ются пред­се­да­те­лем Сино­даль­ного мис­си­о­нер­ского отдела по согла­со­ва­нию с епар­хи­аль­ными архи­ере­ями тех епар­хий, где по Уставу будет дей­ство­вать обще­ство. В тех слу­чаях, когда обще­ство при­звано дей­ство­вать в пре­де­лах одной епар­хии устав и глава обще­ства утвер­жда­ются епар­хи­аль­ным архиереем.

Еже­год­ный отчет о своей дея­тель­но­сти мис­си­о­нер­ские обще­ства направ­ляют епар­хи­аль­ным архи­ереям и пред­се­да­телю Сино­даль­ного мис­си­о­нер­ского отдела. Меро­при­я­тия, про­во­ди­мые мис­си­о­нер­скими обще­ствами на тер­ри­то­рии той или иной епар­хии, про­во­дятся по согла­со­ва­нию с епар­хи­аль­ным архиереем.

***

Задача про­по­веди уче­ния Гос­пода Иисуса Хри­ста, состав­ляя одну из глав­ней­ших в цер­ков­ном слу­же­нии, оста­ется неиз­мен­ной во все вре­мена, подобно тому, как неиз­ме­нен Подви­го­по­лож­ник нашего Спа­се­ния, Кото­рый «вчера и сего­дня и во веки Тот же» (Евр. 13:8). И потому не только штат­ные сотруд­ники мис­си­о­нер­ских струк­тур, но и все пра­во­слав­ные хри­сти­ане при­званы к уча­стию в этом бого­за­по­вед­дан­ном дела­нии, памя­туя слова Свя­щен­ного Писа­ния: Бог «хочет, чтобы все люди спас­лись и достигли позна­ния истины» (1 Тим. 2:4).

5. Подготовка миссионера к осуществлению практической деятельности

Мис­си­о­нер­ство нужно не только людям, но и самому мис­си­о­неру, так как оно явля­ется вер­ным толч­ком к его духов­ному росту. Про­ду­мы­вая зара­нее тему оче­ред­ной беседы, мис­си­о­нер умом и серд­цем пере­жи­вает основ­ные мысли темы, ста­ра­ясь освя­тить их све­том еван­гель­ского уче­ния. Этот труд воз­вы­шает дух, уси­ли­вает молит­вен­ность — живую связь с Богом. Мис­си­о­нер зара­нее начи­нает думать о людях к кото­рым соби­ра­ется обра­щаться, забо­тясь о том, как лучше воз­дей­ство­вать на них для направ­ле­ния на путь веры и спа­се­ния. Гото­вясь учить дру­гих, мис­си­о­нер сна­чала учит, про­све­щает и умуд­ряет самого себя, посту­пая согласно ука­за­нию апо­стола: уча дру­гих учить, самого себя (Рим. 2:21). Мис­си­о­нер при­зван учить народ не только сло­вом, но и при­ме­ром. На неве­ру­ю­щих людей не менее слова дей­ствует скром­ная, бла­го­че­сти­вая жизнь самого проповедника.

Каче­ства необ­хо­ди­мые мис­си­о­неру: Глу­бо­кая и твер­дая вера в Бога, живая дей­ствен­ная вера по слову Божию, отвер­зает ум мис­си­о­нера к «ура­зу­ме­нию Писа­ния» (Лк.24:45). На слу­ша­те­лей силь­нее всех слов дей­ствует глу­бина веры в Бога самого проповедника.

Фор­му­ли­ро­ва­ние цели, поста­новка задач, под­бор иллю­стра­ций, соот­не­се­ние вре­мени про­по­веди с празд­ни­ком, учи­ты­вать гео­гра­фи­че­ско-этни­че­ские осо­бен­но­сти места выступ­ле­ния при под­боре мате­ри­а­лов (местно чти­мые святые).

  1. Соче­та­ние сло­вес­ной про­по­веди с богослужением.
  2. При­вле­че­ние нагляд­ных пособий.

Все члены Церкви, как Тела Хри­стова, при­званы быть мис­си­о­не­рами в широ­ком смысле слова и нести обще­цер­ков­ное апо­столь­ское слу­же­ние. Поэтому каж­дый пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин обя­зан осо­зна­вать воз­ло­жен­ную на него ответ­ствен­ность свидетельства.

Мис­си­о­не­ром в кон­крет­ном смысле явля­ется про­по­вед­ник, име­ю­щий спе­ци­аль­ное мис­си­о­нер­ское обра­зо­ва­ние, воз­ве­ща­ю­щий слово Божие тем, кто не слы­шал пра­во­слав­ного сви­де­тель­ства. В исто­ри­че­ской прак­тике раз­ви­тия мис­сии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви сло­жи­лись опре­де­лен­ные орга­ни­за­ци­он­ные формы мис­си­о­нер­ского слу­же­ния духо­вен­ства и мирян, исполь­зо­ва­ние кото­рых в насто­я­щее время воз­можно при­знать целе­со­об­раз­ным (см. преды­ду­щий раздел).

Совре­мен­ным мис­си­о­не­рам в своей дея­тель­но­сти, как нико­гда ранее, при­хо­дится искать нестан­дарт­ные реше­ния. Для них осо­бенно важно уметь доне­сти опыт апо­столь­ской и свя­то­оте­че­ской тра­ди­ции на языке, понят­ном нашим совре­мен­ни­кам. В совре­мен­ном обще­стве, где почти забыта запо­ведь о любви к ближ­нему и царит повсе­мест­ное без­раз­ли­чие, в том числе и к вопро­сам рели­ги­оз­ным, мис­си­о­нер дол­жен уметь вско­лых­нуть рав­но­душ­ного, побу­дить его обра­титься к Еван­ге­лию и вопло­тить хри­сти­ан­ские цен­но­сти в повсе­днев­ной жизни. Мис­си­о­нер, явля­ясь про­вод­ни­ком пра­во­слав­ной тра­ди­ции, при­зван пере­дать как всё богат­ство бого­слов­ского насле­дия Пра­во­слав­ной Церкви, так и свой лич­ный опыт сле­до­ва­ния за Хри­стом. При этом он дол­жен сле­до­вать мно­го­ве­ко­вым тра­ди­циям пра­во­слав­ного духов­ни­че­ства: “Духов­ное руко­вод­ство – это не мани­пу­ли­ро­ва­ние созна­нием людей, это власть любви, а не духов­ного наси­лия” (Свя­тей­ший Пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Руси Алек­сий II).

Исто­ри­че­ский опыт пра­во­слав­ной мис­сии со вре­мен апо­столь­ских являет нам при­меры качеств, кото­рые необ­хо­димы мис­си­о­неру: молит­вен­ность, сми­ре­ние, бес­ко­ры­стие, стой­кость, рев­ность о Боге, при­вет­ли­вость. Про­по­ведь пре­ем­ни­ков апо­сто­лов обя­зана соот­вет­ство­вать “здра­вому уче­нию” (Тит. 2, 1), кото­рое имеет авто­ри­тет “пра­вила веры” (2 Тим. 3, 10–14). Пра­во­слав­ные мис­си­о­неры часто испол­няют свое слу­же­ние в усло­виях исклю­чи­тель­ной слож­но­сти. Поэтому одно из важ­ней­ших качеств, кото­рое тре­бу­ется от них, – тер­пе­ние со сми­рен­ной пре­дан­но­стью Богу и готов­но­стью пре­одо­ле­вать труд­но­сти мира сего.

Опыт под­го­товки сотруд­ни­ков епар­хи­аль­ной мис­сии на Мис­си­о­нер­ских кур­сах Санкт-Петер­бург­ской епархии
(доклад на IV Мис­си­о­нер­ском съезде, ноябрь 2010 г.)

В самом начале 2000‑х, когда деся­ти­лет­ний период сво­бод­ного суще­ство­ва­ния РПЦ пока­зал не только успехи в вос­ста­нов­ле­нии хра­мов и мона­сты­рей, но и про­блемы внут­ри­цер­ков­ной жизни, вза­и­мо­от­но­ше­ний Церкви и обще­ства, стал остро ощу­щаться дефи­цит мис­си­о­нер­ских кад­ров. Сво­дить мис­сию только к про­ти­во­дей­ствию деструк­тив­ным сек­там и к поле­мике в СМИ по раз­лич­ным инфор­ма­ци­он­ным пово­дам ока­за­лось совсем недо­ста­точно для успеш­ной про­по­веди Пра­во­сла­вия в нашем вне­цер­ков­ном и оккуль­ти­зи­ро­ван­ном оте­че­стве. Уси­лия несколь­ких талант­ли­вых энту­зи­а­стов не смогли суще­ственно изме­нить общую картину.

К этому вре­мени мы стали осо­зна­вать, что мис­сия – это не меха­ни­че­ское уве­ли­че­ние чис­лен­но­сти посе­ти­те­лей хра­мов, а рост в обще­стве доли людей, осо­зна­ю­щих себя пра­во­слав­ными хри­сти­а­нами без наци­о­на­ли­сти­че­ских, импер­ских и потре­би­тель­ских иллю­зий, и только поэтому ста­но­вя­щихся при­хо­жа­нами. Эти иллю­зии – путь «по пре­да­нию чело­ве­че­скому, по сти­хиям мира, а не по Хри­сту» (Кол.2:8), а зна­чит, от Хри­ста и даже про­тив Него.

«Сего­дня люди не хотят слу­шать ни о Боге, ни о Церкви, – спра­вед­ливо заме­чает ита­льян­ский бого­слов Энццо Бьянки. Сей­час не время Авгу­стина, сей­час люди не заняты поис­ками Бога, счаст­ливы без Бога, но они тоже ищут смысл бытия. И если поня­тия “Бог”, “Цер­ковь” их насто­ра­жи­вают, то образ Хри­ста по-преж­нему при­вле­ка­те­лен для совре­мен­ного чело­века, может заин­те­ре­со­вать и дать этот смысл. Тра­ди­ци­он­ная модель еван­ге­ли­и­за­ции (узна­вать в Церкви о Боге и затем – о Хри­сте) не рабо­тает. Поэтому сего­дня мис­сия должна дви­гаться в обрат­ном направ­ле­нии: от Хри­ста – к Богу, и только потом – к Церкви». И, добавлю, через Лич­ность Спа­си­теля вво­дить в Свя­щен­ное Пре­да­ние – жизнь в Духе Свя­том. Мис­сия, прежде всего, должна сви­де­тель­ство­вать, что без Хри­стова Еван­ге­лия, Литур­гии и эсха­то­ло­гии хри­сти­ан­ство немыс­лимо, что дог­ма­тика – ограда Пра­во­сла­вия от лже­уче­ний, а всё осталь­ное – мона­ше­ские посты, молит­вен­ные пра­вила, окла­ди­стые бороды, пла­точки с юбками и спо­собы поста­новки све­чей – тра­ди­ци­онны, дис­ци­пли­нарны, вто­ро­сте­пенны или вовсе необязательны.

На пути мис­сии воз­можны иску­ше­ния, в част­но­сти, увле­че­ние мето­дом. А метод, поня­тый как догма, быстро пре­вра­ща­ется в идола или обрас­тает совер­шенно непра­во­слав­ными нов­ше­ствами. Напри­мер, хариз­ма­ти­че­ский “Альфа-курс” с «уикен­дами Свя­того Духа», пик­ни­ками и глос­со­ла­ли­ями даже в пра­во­слав­ной упа­ковке никак не желает рас­ста­ваться со сво­ими сек­тант­скими кор­нями. Еще при­мер – недав­нее уча­стие духо­вен­ства в музы­каль­ном про­екте Стаса Намина, когда похваль­ное жела­ние пра­во­слав­ного сви­де­тель­ства через мас­со­вую куль­туру выгля­дит как раз­мы­ва­ние уни­каль­но­сти хри­сти­ан­ского Откро­ве­ния в нью-эйд­жев­ском рели­ги­оз­ном син­кре­тизме. С дру­гой сто­роны, мис­си­о­нер­ские неудачи, равно как и мис­си­о­нер­ская пас­сив­ность уси­ли­вают пози­ции псевдо-рев­ни­те­лей, охра­ни­те­лей “пре­да­ний стар­цев” (Мф.15:2) (а на самом деле – цер­ков­ных модер­ни­стов) с их роман­ти­че­ской носталь­гией по «силь­ной руке» и патер­на­лист­ским миро­воз­зре­нием. Вме­сто про­по­веди Еван­ге­лия, лич­ного пока­я­ния и дел мило­сер­дия эти люди заняты бес­ко­неч­ным поис­ком вра­гов и транс­ля­цией «новых откро­ве­ний» (а на самом деле пара­но­и­даль­ной мифо­ло­гии) от таин­ствен­ных и часто не очень вме­ня­е­мых «стар­цев». И наш сла­бо­во­цер­ко­в­лён­ный при­хо­жа­нин, склон­ный, как и все пост­со­вет­ские обы­ва­тели, к некри­тич­ному вос­при­я­тию попу­лист­ской псевд­обла­го­че­сти­вой дема­го­гии и неадек­ват­ным реак­циям на стресс, может легко кач­нуться в оче­ред­ную дио­ми­дов­щину. При этом враж­деб­ные Церкви силы поль­зу­ются любым пово­дом для про­па­ганды рас­кола. Как след­ствие – про­ник­но­ве­ние сек­тант­ских тен­ден­ций в Цер­ковь – мла­до­стар­че­ство впе­ре­мешку с неве­же­ством и духов­ной пре­ле­стью, псев­до­пра­во­слав­ные общины оприч­ного толка, оппо­зи­ци­он­ные закон­ной иерар­хии, и псев­до­пра­во­слав­ный неоха­риз­ма­тизм. К сожа­ле­нию, это при­скорб­ные и болез­нен­ные реа­лии совре­мен­ной цер­ков­ной жизни.

Что же можно про­ти­во­по­ста­вить этим болез­ням? На наш взгляд, кроме реши­тель­ных дей­ствий иерар­хии, – только пра­во­слав­ное сви­де­тель­ство гра­мот­ных и трез­во­мыс­ля­щих мирян, и без этого нам никак не испра­вить внут­ри­цер­ков­ную ситу­а­цию и не изме­нить рели­ги­оз­ную ситу­а­цию в стране. Актив­ные миряне – это Цер­ковь, вышед­шая в мир бла­го­вест­во­вать о спа­се­нии на языке понят­ном миру не только сло­вом о Хри­сте, но, прежде всего, соб­ствен­ной хри­сти­ан­ской жиз­нью. Непри­я­тие цен­но­стей «мира сего», не озна­чает бег­ство от них. Мы должны не только при­нять вызовы нашего вре­мени, но и научиться их осмыс­лять и назы­вать сво­ими име­нами в соот­вет­ствии с под­лин­ными хри­сти­ан­скими цен­но­стями. И здесь у Церкви три­еди­ная задача, кото­рая была вполне оче­видна до хри­сти­ан­ской импе­рии и ста­но­вится всё более оче­вид­ной сей­час: про­по­ведь о Хри­сте “до края земли” (Деян.1:8), т.е. соб­ственно мис­сия, после­ду­ю­щая кате­хи­за­ция обра­щен­ных и пас­тыр­ское окорм­ле­ние верных.

«У Церкви все­гда есть “край земли” для того, чтобы начать свое апо­столь­ство. “Край земли” – это духов­ная гра­ница, за кото­рой начи­на­ется жизнь, лишен­ная света Хри­сто­вой истины, – пишет архи­епи­скоп Бел­го­род­ский Иоанн. Этот “край земли” может нахо­диться непо­сред­ственно в пре­де­лах нашей епар­хии, нашего при­хода, и внут­рен­няя мис­сия для нас ста­но­вится сего­дня делом более важ­ным, чем мис­си­о­нер­ский посыл вне фор­маль­ных гра­ниц Церкви».

Мис­си­о­нер­ство – это и Божий дар, и при­зва­ние – «Все ли Апо­столы? Все ли про­роки? Все ли учи­тели?» (1Кор.12:29). Те несколько десят­ков, сотен или тысяч мис­си­о­не­ров по при­зва­нию будут “рабо­тать Гос­по­деви” (Пс.2:11) безо вся­ких ука­за­ний цер­ков­ного началь­ства, но при небла­го­при­ят­ных усло­виях могут укло­ниться в те или иные идео­ло­ги­че­ские заблуж­де­ния, о кото­рых гово­ри­лось выше. Задача Церкви – найти таких мис­си­о­не­ров по при­зва­нию и создать им «режим наи­боль­шего благоприятствования».

Исходя из этой логики, Санкт-Петер­бург­ский епар­хи­аль­ный мис­си­о­нер­ский отдел заду­мал, а в 2003 г., по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­лита Вла­ди­мира, орга­ни­зо­вал двух­го­дич­ные мис­си­о­нер­ские курсы, чтобы целе­на­прав­ленно гото­вить актив­ных мирян для воз­рож­де­ния инсти­тута епар­хи­аль­ной миссии.

Для наших аби­ту­ри­ен­тов жела­тельно нали­чие выс­шего обра­зо­ва­ния и обя­за­тельно зна­ние основ веры, они должны предо­ста­вить пись­мен­ное бла­го­сло­ве­ние духов­ника, запол­нить подроб­ную анкету, пройти собе­се­до­ва­ние с руко­вод­ством кур­сов и про­те­сти­ро­ваться у пси­хо­лога. Такие меры предо­сто­рож­но­сти необ­хо­димы, чтобы огра­дить курсы от заве­домо не гото­вых и нездо­ро­вых людей. Мы раз­ра­бо­тали кри­те­рии отбора (ком­му­ни­ка­тив­ность, интел­лект, мини­мум лич­ност­ных нару­ше­ний), и несколь­ким посту­па­ю­щим по резуль­та­там тести­ро­ва­ния было отказано.

Всего состо­я­лось три выпуска, и выпу­щено 30 чело­век, кото­рые под­раз­де­ля­ются на две кате­го­рии. Тем, кто не только хорошо учится, но и про­яв­ляет мис­си­о­нер­скую ини­ци­а­тиву, по бла­го­сло­ве­нию пра­вя­щего архи­ерея при­сва­и­ва­ется зва­ние сотруд­ника епар­хи­аль­ной мис­сии – это поло­вина всех выпуск­ни­ков. Про­чие, успешно окон­чив­шие курсы, ста­но­вятся волон­те­рами. Выпуск­ники рабо­тают во всех про­грам­мах отдела, участ­вуют в епар­хи­аль­ных и город­ских выстав­ках, кон­фе­рен­циях, круг­лых сто­лах и т.п. При­ме­ром может слу­жить мис­си­о­нер­ская кон­фе­рен­ция «Цер­ков­ные суе­ве­рия» 2006 г., где высту­пили несколько наших выпуск­ни­ков. На ней были под­няты ост­рые вопросы цер­ков­ной жизни: о лож­ной духов­но­сти, о совре­мен­ном мона­ше­стве, о про­бле­мах воцер­ко­в­ле­ния, об экс­пер­тизе цер­ков­ных изда­ний. Счи­таю, что откры­тое и трез­вое обсуж­де­ние боле­вых точек цер­ков­ной жизни – одна из важ­ных мис­си­о­нер­ских задач. К сожа­ле­нию, боль­шин­ство выпуск­ни­ков, в силу загру­жен­но­сти на основ­ной работе, воз­раста и иных при­чин, не могут быть актив­ными сотруд­ни­ками, но полу­чен­ные на кур­сах зна­ния они не забы­вают и в меру сил исполь­зуют. В этом году мы наби­рали слу­ша­те­лей, отда­вая пред­по­чте­ние моло­дым и моти­ви­ро­ван­ным на дея­тель­ное мис­си­о­нер­ство. Но даже когда на выходе совсем немного людей, мы пони­маем, что несколько ком­пе­тент­ных спе­ци­а­ли­стов в епар­хии – это уже шаг впе­ред, а дви­же­ние шаг за шагом, думаю, пред­по­чти­тель­нее наро­чи­тых мис­си­о­нер­ских авра­лов по образцу идео­ло­ги­че­ских кам­па­ний совет­ских времен.

Про­грамма кур­сов рас­счи­тана на 2 года. Заня­тия вечер­ние, 2 раза в неделю по 4 ака­де­ми­че­ских часа. Слу­ша­тели изу­чают основ­ное и срав­ни­тель­ное бого­сло­вие, пси­хо­ло­гию ком­му­ни­ка­ций, мис­сио­ло­гию, сек­то­ве­де­ние, куль­ту­ро­ло­гию, основы права, инфор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии и дру­гие пред­меты. Нами выбрана блоч­ная струк­тура пре­по­да­ва­ния, т.е. каж­дый пред­мет пре­по­да­ется непре­рывно, при­мерно в тече­ние месяца. К пре­по­да­ва­нию мы при­вле­каем пред­ста­ви­те­лей СПбДА, пра­во­слав­ных спе­ци­а­ли­стов из петер­бург­ских вузов, ино­гда при­гла­шаем лек­то­ров из дру­гих городов.

В рам­ках учеб­ного курса пре­по­да­ва­те­лям реко­мен­ду­ется созда­вать зада­ния, кото­рые помо­гают выра­ботке навы­ков к прак­ти­че­скому при­ме­не­нию полу­чен­ных зна­ний для того, чтобы уча­щи­еся могли:

  • Найти нуж­ную инфор­ма­цию, про­ве­сти ее ана­лиз, выде­лить глав­ную мысль, найти аргу­менты «за» и «про­тив», срав­нить раз­лич­ные точки зрения;
  • Про­ве­сти беседу, интер­вью­и­ро­ва­ние, консультирование;
  • Про­ве­сти встречу с пред­ста­ви­те­лем вла­сти, СМИ;
  • Под­го­то­вить речь и высту­пить с ней пуб­лично, участ­во­вать и высту­пать без под­го­товки на семи­наре, встрече, круг­лом столе, на радио, на ТВ;
  • Напи­сать заметку, ста­тью, соста­вить и поме­стить объявление;
  • Орга­ни­зо­вать семи­нар, круг­лый стол, дис­кус­сию, высту­пить на них в каче­стве ведущего;
  • Напи­сать заяв­ле­ние, жалобу, пред­ло­же­ние, иск, заклю­че­ние, мемо­ран­дум, высту­пить в суде, участ­во­вать в пере­го­во­рах или посред­ни­чать на них;
  • Соста­вить план дей­ствий в кон­крет­ной ситуации.

Зада­ния, как пра­вило, осно­вы­ва­ются на реаль­ной или при­бли­жен­ной к реаль­но­сти жиз­нен­ной ситу­а­ции и даются кри­те­рии оценки результата.

Это мак­си­маль­ные задачи, но мы стре­мимся, чтобы по окон­ча­нии кур­сов выпуск­ники пред­став­ляли, как про­по­ве­до­вать вне­цер­ков­ной ауди­то­рии; ока­зы­вать кон­суль­та­ци­он­ную помощь адеп­там сект и их род­ствен­ни­кам; срав­ни­вать уче­ние Пра­во­слав­ной Церкви с уче­ни­ями ино­слав­ных, ино­вер­ных, ере­ти­че­ских и деструк­тив­ных рели­ги­оз­ных орга­ни­за­ций; кон­так­ти­ро­вать с пред­ста­ви­те­лями вла­сти и пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов; исполь­зо­вать инфор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии; выстра­и­вать кон­струк­тив­ные отно­ше­ния со СМИ.

Еще одна про­блема, о кото­рой нельзя умол­чать, – это финан­си­ро­ва­ние. Свя­тей­ший Пат­ри­арх не раз гово­рил, что в любом цер­ков­ном деле, кроме Божи­его бла­го­сло­ве­ния, важны три состав­ля­ю­щие: люди, идеи и финансы. Из-за отсут­ствия средств мы два года не могли про­дол­жать обу­че­ние. Думаю, эти вопросы тре­буют отдель­ного вни­ма­ния съезда.

…А земли брать в насле­дие оста­ется еще очень много” (Ис.Нав.13:1). С такими сло­вами Гос­подь обра­тился к Иисусу Навину, когда тот соста­рился. Он дол­гие годы своей жизни заво­е­вы­вал землю, обе­щан­ную Гос­по­дом народу Изра­иля, но, тем не менее, все еще оста­ва­лось много земли для того, чтобы взять ее в насле­дие. Вет­хо­за­вет­ный Изра­иль – про­об­раз Церкви Хри­сто­вой, а эти Божии слова вполне можно счи­тать обра­щен­ными к мис­си­о­не­рам. И зна­чит, нам оста­ется еще очень много земли, кото­рую нужно брать в насле­дие, и край этой земли, «побе­лев­шей нивы» (Ин.4:35) нахо­дится рядом с каж­дым из нас. Будем же молить «Гос­по­дина жатвы, чтобы выслал дела­те­лей на жатву Свою». Потому что этой «жатвы много, а дела­те­лей мало» (Матф.9:37,38).

6. Понятие о коммуникации и язык миссии

Читая ста­рин­ную книгу про­по­ве­дей XVIII в., напе­ча­тан­ную на ЦС языке, я наткнулся на стран­ные слова, кото­рые не сразу понял: «свя­тое кам­ка­ние». Только после вни­ка­ния в кон­текст и про­смотра спра­воч­ной лите­ра­туры я понял, что это выра­же­ние обо­зна­чает Св. При­ча­стие – от латин­ского comunicatio – обще­ние (греч. кино­ния). Да и в Литур­гии пря­мым тек­стом воз­глас: «Бла­го­дать Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста, и любы Бога Отца и при­ча­стие (т.е. обще­ние – кино­ния) Св. Духа буди со всеми вами».

Итак – обще­ние в самом высо­ком смысле слова – соеди­не­ние с Богом в Таин­ствах. Но наше пре­бы­ва­ние во Хри­сте, т.е. в Церкви Хри­сто­вой пред­по­ла­гает чело­ве­че­ское изме­ре­ние обще­ния. Этот, вроде бы, оче­вид­ный факт не все­гда нами осо­зна­ется, когда мы гово­рим о мис­си­о­нер­ском изме­ре­нии Церкви.

Мис­си­о­нер, более или менее про­фес­си­о­наль­ный – ком­му­ни­ка­тор по опре­де­ле­нию. Обще­ние – основ­ное слу­же­ние мис­си­о­нера, начи­ная с апо­столь­ских вре­мен. Вспом­ним неко­то­рые яркие при­меры из Деяний:

  • речь апо­стола Петра в Пяти­де­сят­ницу в ответ на упреки в пьянстве,
  • беседа диа­кона Филиппа и эфи­оп­ского евнуха – вопрос о тол­ко­ва­нии про­ро­че­ства Исайи,
  • зна­ме­ни­тая речь апо­стола Павла в афин­ском аре­о­паге – обра­зец мис­си­о­нер­ской проповеди.

Во всех при­ве­ден­ных при­ме­рах про­по­ведь – ответ на вызов и на духов­ный запрос.

В вет­хо­за­вет­ные вре­мена пред­ше­ствен­ни­ками мис­си­о­не­ров были про­роки. Вспом­ним про­по­веди, обли­че­ния и сим­во­ли­че­ские дей­ствия, кото­рыми они откры­вали волю Божию и при­зы­вали к покаянию.

Слова «мис­си­о­нер­ская про­по­ведь» могут быть пони­ма­емы в дво­я­ком смысле — во-пер­вых (в широ­ком смысле), они обни­мают все те воз­буж­да­ю­щие, при­вле­ка­ю­щие и убеж­да­ю­щие эле­менты, какими вла­дело Еван­ге­лие. Во-вто­рых (в узком смысле), эти слова вклю­чают в себя только поло­жи­тель­ное бла­го­вест­во­ва­ние веры и нрав­ствен­ные требования.

В широ­ком пони­ма­нии сюда при­над­ле­жит мно­гое: Вет­хий Завет и ново­за­вет­ная пись­мен­ность, исце­ле­ние и спа­се­ние, гно­зис и апо­ло­ге­тика, таин­ство, изгна­ние демо­нов, обще­ствен­ные отно­ше­ния и благотворение.

Мис­си­о­нер­ская про­по­ведь в стро­гом смысле зна­чи­тельно сокра­ти­лась к концу II в. Место ее заняли учре­жде­ние катеху­ме­ната и домаш­нее вос­пи­та­ние в хри­сти­ан­ском духе и для хри­сти­ан­ства. Нако­нец, нужно осте­ре­гаться того заблуж­де­ния, что каж­дый, пере­хо­див­ший в хри­сти­ан­ство, при­об­ре­таем был посред­ством пол­ной в своих суще­ствен­ных чер­тах мис­си­о­нер­ской про­по­веди. Источ­ники, насколько они объ­яс­няют нам дело, рисуют совсем дру­гую кар­тину — и при­том за всю докон­стан­ти­нов­скую эпоху.

В бес­чис­лен­ных слу­чаях то, что вызы­вало реше­ние, было лишь лучом света: один при­об­ре­тался посред­ством Вет­хого Завета, дру­гой — закли­на­те­лями демо­нов, тре­тий — чисто­той хри­сти­ан­ской жизни, иной — моно­те­из­мом или надеж­дой на веч­ную жизнь, глу­би­ной умо­зре­ния или соци­аль­ным поло­же­нием, какое он полу­чал. Но наи­бо­лее часто один веру­ю­щий воз­буж­дал дру­гого, как про­рок пома­зы­вает про­рока; при­мер — не только муче­ники, — но и лич­ное осу­ществ­ле­ние хри­сти­ан­ской жизни порож­дало под­ра­жа­ние. Пол­ное зна­ние хри­сти­ан­ского уче­ния, кото­рое еще во II в. упо­доб­ля­лось мяг­кому воску, было при­над­леж­но­стью еще весьма немно­гих: «Idiatae, quarumsempermajorparsest», — гово­рил Тер­тул­лиан (невежи, состав­ля­ю­щие все­гда боль­шую часть), и Иппо­лит жалу­ется на неве­же­ство епи­ско­пов; также и зна­ние Свя­щен­ного Писа­ния оста­ва­лось пре­иму­ще­ством немно­гих, столь слож­ным и труд­ным для пони­ма­ния каза­лось это (именно запад­ные епи­скопы и бого­словы все­гда жало­ва­лись на недо­ста­точ­ное зна­ком­ство с Биб­лией мирян и кли­ри­ков. См. сви­де­тель­ства у Кли­мента Алек­сан­дрий­ского).

Древ­ней­шая мис­си­о­нер­ская про­по­ведь гла­сила к иудеям: «Покай­тесь, ибо близ Цар­ство Небес­ное». Пред­по­ла­га­лось, что иудеи знают, что такое Цар­ство Божие и что озна­чает его при­бли­же­ние; что пока­я­ние нужно для очи­ще­ния души, именно это было им ска­зано, и отсюда поня­тие «Цар­ства Божия» полу­чило суще­ственно иной смысл.

Житий­ные пре­да­ния повест­вуют, в основ­ном, о чуде­сах, тво­ри­мых апо­сто­лами, но в исто­рии Церкви известны яркие при­меры мис­си­о­нер­ской про­по­веди: «чудо о кир­пиче» свт. Спи­ри­дона Три­ми­фунт­ского (ско­рее всего, это легенда, однако, ее можно вос­при­ни­мать и как про­по­ведь через законы физики и логики), про­по­ведь рав­ноап. Пат­рика Ирланд­ского, свт. Нико­лая Япон­ского.

В каче­стве объ­екта мис­сии у мис­си­о­нера может быть один чело­век, группа людей, ауди­то­рия. В каж­дом отдель­ном слу­чае нужно исполь­зо­вать опре­де­лен­ную стра­те­гию диалога.

Самым важ­ным для мис­си­о­нера дол­жен быть лич­ный раз­го­вор или ком­му­ни­ка­тив­ный акт, как при­нято гово­рить на языке пси­хо­ло­гии ком­му­ни­ка­ций. После­до­ва­тель­ность может быть раз­ная – либо, сна­чала про­по­ведь, потом беседа, либо сна­чала беседа, а про­по­ведь потом. Ино­гда и про­по­веди в при­выч­ном смысле может не быть. Пово­дом для обще­ния может стать все, что угодно, поэтому мис­си­о­нер­ский диа­лог нужно стро­ить, импро­ви­зи­руя. Но это вовсе не озна­чает, что под­го­тов­кой к диа­логу можно пре­не­бречь, а пола­гаться только на вдохновение.

Обычно люди стре­мятся достиг­нуть (ино­гда неосо­знанно) согла­сия собе­сед­ника, хотя вслух тре­буют пони­ма­ния. Неже­ла­ние собе­сед­ника сде­лать что-то так, как хочет мис­си­о­нер, часто вос­при­ни­мает, как непо­ни­ма­ние. Суще­ствует иллю­зор­ная уста­новка, что если мис­си­о­нер всё пра­вильно объ­яс­нит, чтобы собе­сед­ник всё пра­вильно понял, то он обя­за­тельно сде­лает то, что от него тре­бу­ется. Т.о. чело­век лиша­ется права выбора желать или не желать что-либо сделать.

Мис­си­о­неру необ­хо­димо отли­чать ситу­а­цию, когда собе­сед­ник пони­мает смысл ска­зан­ного, но сам лично с мис­си­о­не­ром не согла­сен, от ситу­а­ции, когда он согла­ша­ется с мис­си­о­не­ром, хотя не понял его (или понял неправильно).

Попро­буем сфор­му­ли­ро­вать самые глав­ные пра­вила веде­ния мис­си­о­нер­ской беседы.

  • Во-пер­вых, мис­си­о­нер дол­жен четко пони­мать, с кем он обща­ется, куль­тур­ный и обра­зо­ва­тель­ный уро­вень ауди­то­рии или собе­сед­ника, и, сори­ен­ти­ро­вав­шись таким обра­зом, сфор­ми­ро­вать теку­щий язык коммуникации.
  • Во-вто­рых, очень важно понять духов­ный запрос собе­сед­ника (или его отсут­ствие). Поэтому необ­хо­дима посто­ян­ная обрат­ная связь, кото­рая ста­но­вится основ­ным кри­те­рием завер­шен­ного ком­му­ни­ка­тив­ного акта. Если запроса нет, надо попы­таться его сфор­ми­ро­вать. Здесь нужно сде­лать одно важ­ное заме­ча­ние. Фор­ми­ро­ва­ние духов­ного запроса у оппо­нента с нашей сто­роны ни в коем слу­чае не должно быть мани­пу­ли­ро­ва­нием – тем, что нынче назы­вают НЛП. Ино­гда с пер­вого раза не полу­ча­ется, но это не должно сму­щать. Глав­ное – заин­те­ре­со­вать, заце­пить собе­сед­ника, пред­ло­жить в сле­ду­ю­щий раз точ­нее сфор­му­ли­ро­вать вопросы, не лениться тра­тить на такое обще­ние лич­ное время, ведь самый глав­ный чело­век — тот, кто нуж­да­ется в твоей помощи здесь и сейчас.
  • В‑третьих, мис­си­о­неру почти все­гда при­хо­дится быть пере­вод­чи­ком со спе­ци­фи­че­ского языка Церкви, кото­рым боль­шин­ство наших сограж­дан не вла­деют, на нор­маль­ный язык чело­ве­че­ского обще­ния. Абсо­лютно исклю­ча­ется пафос­ность и высо­ко­пар­ность, по воз­мож­но­сти, как можно меньше арха­из­мов и сла­вя­низ­мов, а уж если их при­шлось при­ве­сти в каче­стве тер­ми­нов – тут же объяснить.

7. Триединая задача Церкви: миссия – катехизация – пастырство. Миссия и катехизация: общее и специфическое в работе

Напом­ним еще раз, что мис­сия по-гре­че­ски — свя­щен­ноап­о­столь­ство. Цер­ковь есть апо­столь­ская, и мис­сия явля­ется одной из основ­ных форм ее слу­же­ния, когда живой бла­го­дат­ный орга­низм Церкви сопри­ка­са­ется с непро­све­щен­ным миром. Бого­сло­вие мис­сии при­звано при­от­крыть тайну рас­про­стра­не­ния света Еван­ге­лия в мире. Мис­си­о­нер­ство начи­на­ется с образа, кото­рый дал нам Хри­стос – образа про­по­веди. Зем­ное слу­же­ние Гос­пода закан­чи­ва­ется Его сло­вами, обра­щен­ными к апо­сто­лам, к Церкви, к нам: “Идите, научите все народы, кре­стя их …” (Мф.28:19). Пол­нота жизни Церкви начи­на­ется Пяти­де­сят­ни­цей (Деян.2). И здесь же явля­ется в пол­ноте мис­си­о­нер­ское слу­же­ние Церкви, когда сло­вами апо­стола Петра бла­го­дать Св. Духа рас­кры­вает сердца слу­ша­ю­щих и при­со­еди­няет их к Церкви. Здесь же были явлены основ­ные прин­ципы миссионерства:

1) про­по­ведь еван­гель­ской вести должна доно­сить обра­зами, смысл кото­рых поня­тен слушающим;

2) про­по­вед­ник – лишь сотруд­ник Богу в деле про­све­ще­ния, спа­се­ния непро­све­щен­ного чело­ве­че­ства. Про­по­вед­ник лишь помо­гает слу­ша­ю­щим открыть сердце для при­ня­тия бла­го­дати Духа;

3) про­по­ведь должна вестись на род­ном языке, – в Пяти­де­сят­ницу каж­дый слы­шал слова апо­стола Петра, зву­чав­шие на его род­ном языке;

4) мис­си­о­нер­ство – это, в конце кон­цов, все­гда экзор­цизм, изгна­ние бесов. Свет оттес­няет тьму, борется с кня­зем тьмы. Жизнь каж­дого апо­стола и мис­си­о­нера дает нам мно­го­чис­лен­ные при­меры духов­ной борьбы и победы Христовой.

5) нена­силь­ствен­ное рас­про­стра­не­ние хри­сти­ан­ства, т.к. наси­лие отни­мает сво­боду и упраз­няет любовь.

Кате­хи­за­ция – это мис­си­о­нер­ская работа с кон­фес­си­о­нально опре­де­лив­ши­мися людьми, гото­вя­щи­мися к свя­тому Кре­ще­нию, а также с теми, кто, будучи уже кре­ще­ным, не полу­чил долж­ного науче­ния осно­вам хри­сти­ан­ской веры. Цель такой мис­сии – вклю­че­ние пре­до­гла­ша­е­мых, огла­ша­е­мых и кре­ще­ных людей в пол­ноту цер­ков­ной жизни, помощь в фор­ми­ро­ва­нии пра­во­слав­ного содер­жа­ния и стиля их жизни.

Вве­де­ние чело­века в цер­ков­ную жизнь начи­на­ется со сви­де­тель­ства и “пре­до­гла­ше­ния” (свт. Кирилл Иеру­са­лим­ский) и огла­ше­ния. Поэтому тра­ди­ци­онно воцер­ко­в­ле­ние взрос­лых некре­ще­ных людей про­хо­дит ряд сту­пе­ней: сви­де­тель­ство (пре­до­гла­ше­ние) – огла­ше­ние – Кре­ще­ние – науче­ние (тай­но­вод­ство) (Мф.28:19). Огром­ное зна­че­ние в деле вос­пи­та­тель­ной мис­сии при­об­ре­тают извест­ные формы пра­во­слав­ного соци­аль­ного слу­же­ния, ибо в делах мило­сер­дия явно про­яв­ля­ется сила хри­сти­ан­ской любви.

Кате­хи­за­ция стро­ится на прин­ци­пи­ально важ­ных бого­слов­ских осно­ва­ниях, кото­рые дол­жен глу­боко пони­мать и при­ни­мать новоначальный:

  • при­зна­ние Бого­дух­но­вен­но­сти Свя­щен­ного Писа­ния (2Тим.3:16) и при­ня­тие Свя­щен­ного Пре­да­ния во всей его пол­ноте, как при­о­ри­тета в жизни пра­во­слав­ного христианина;
  • убеж­ден­ное вхож­де­ние в Цер­ковь как в Тело Хри­стово, частью Кото­рого явля­ется каж­дый член общины (1Кор.12:27), а еди­ным Гла­вой – Сам Гос­подь Иисус Христос;
  • сви­де­тель­ство о Церкви как о радо­сти жизни во Хри­сте нового чело­века, обле­чен­ного во Хри­ста в Таин­стве Кре­ще­ния (Гал.3:27) и полу­чив­шего в лоне Церкви бла­го­дат­ные даро­ва­ния для рас­кры­тия своей лич­но­сти во всей полноте;
  • вос­при­я­тие Евха­ри­стии как цен­тра жизни пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина и хри­сто­цен­трич­но­сти всей его деятельности;
  • осо­зна­ние смысла уча­стия в бого­слу­же­нии как соуча­стия в Таин­стве Спасения.

Кате­хи­за­ция пред­по­ла­гает уси­ле­ние мис­си­о­нер­ской направ­лен­но­сти при­ход­ской жизни путем:

  • про­ве­де­ния спе­ци­аль­ных мис­си­о­нер­ских бого­слу­же­ний, на кото­рых бого­слу­же­ние соче­та­ется с эле­мен­тами кате­хи­за­ции, пред­по­ла­га­ю­щими упо­треб­ле­ние одоб­рен­ных свя­щен­но­на­ча­лием бого­слу­жеб­ных форм, более доступ­ных для пони­ма­ния новоначальных;
  • укреп­ле­ния тех сто­рон соци­о­куль­тур­ной среды, кото­рые содей­ствуют воцер­ко­в­ле­нию наших современников;
  • при­вле­че­ния всех кли­ри­ков и ини­ци­а­тив­ных мирян, кате­хи­за­то­ров при­хода к уча­стию в про­цессе воцер­ко­в­ле­ния новых чле­нов общины;
  • сти­му­ли­ро­ва­ния созда­ния при круп­ных при­хо­дах, бла­го­чи­ниях и епар­хи­аль­ных управ­ле­ниях спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных мис­си­о­нер­ских цен­тров духов­ного раз­ви­тия детей и моло­дежи, кото­рые могли бы при­ни­мать непо­сред­ствен­ное уча­стие в мис­си­о­нер­ско-про­све­ти­тель­ской работе и орга­ни­зо­вы­вать про­цесс катехизации.

Внут­рен­няя мис­сия Церкви в совре­мен­ных усло­виях рос­сий­ской дей­стви­тель­но­сти при­об­ре­тает пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние. Кроме упо­мя­ну­тых выше общих реко­мен­да­ций, назо­вем и ряд вызо­вов, с кото­рыми нам при­хо­дится стал­ки­ваться в мис­си­о­нер­ской, кате­хи­за­тор­ской и пас­тыр­ской работе с людьми:

  • Оккульт­ная среда (тер­мин бело­рус­ского сек­то­веда В.А. Мар­ти­но­вича). Это мно­го­уров­не­вая система суе­ве­рий и оккульт­ных взгля­дов, кото­рая сама себя питает, созда­вая новые обла­сти обще­ствен­ного инте­реса, если по каким-либо при­чи­нам уга­сает инте­рес к одной из ее мно­го­чис­лен­ных состав­ля­ю­щих. Поэтому она прак­ти­че­ски неуни­что­жима. С одной сто­роны, оккульт­ная среда тесно свя­зана с мифами «народ­ной веры», с дру­гой сто­роны, она пита­ется новей­шей мифо­ло­гией «newage». У оккульт­ной среды в запасе все­гда есть резервы: вера в порчу и сглаз, аст­ро­ло­гия, экс­тра­сенсы, «дети индиго», НЛО, ано­маль­ные зоны, тор­си­он­ные поля, при­шельцы из парал­лель­ных миров и т.д. У мно­гих наших веру­ю­щих самым при­чуд­ли­вым обра­зом соче­та­ются с хри­сти­ан­ством эти язы­че­ские, оккульт­ные и псев­до­на­уч­ные басни.
  • Рели­ги­оз­ная индиф­фе­рент­ность (реже – рели­ги­оз­ный син­кре­тизм), когда не осо­зна­ется сущ­ност­ная раз­ница между хри­сти­ан­ством и дру­гими рели­ги­ями. Самая рас­хо­жая фор­мула: «Бог у меня в душе».
  • Рели­ги­оз­ный филе­тизм, когда пра­во­слав­ное хри­сти­ан­ство пони­ма­ется, как этни­че­ская рели­гия рус­ского народа.
  • Идео­ло­ги­за­ция веры, когда пра­во­слав­ное хри­сти­ан­ство пони­ма­ется, как идео­ло­гия, обслу­жи­ва­ю­щая власть предержащих.
  • Зави­си­мый патер­на­лист­ский тип созна­ния, поиски чудес и «стар­цев», сни­ма­ю­щих с людей ответ­ствен­ность за при­ня­тие решений.

8. Катехизаторская работа: основные приемы и содержание

Необ­хо­ди­мость пред­ва­ри­тель­ной катехизации.

“Идите, научите все народы, кре­стя их во имя Отца и Сына и Свя­того Духа…” (Мф.28:19) – запо­ве­дал Гос­подь Апо­сто­лам, поста­вив науче­ние впе­реди кре­ще­ния и пока­зав, что про­све­ще­ние еван­гель­ским све­том должно пред­ше­ство­вать духов­ному рож­де­нию. Это осо­бенно акту­ально сего­дня, когда, с одной сто­роны – часто об­ращаются к Церкви взрос­лые, а с дру­гой – мно­гие люди, счи­тая себя пра­во­слав­ными хри­сти­а­нами, знают слиш­ком мало или даже сов­сем не знают, в чем состоит их вера. На при­мере книги Дея­ний хорошо видно, что в обра­ще­нии ко Хри­сту кре­ще­нию пред­ше­ствует все­гда про­по­ведь и хотя бы начатки веры: “итак, охотно приняв­шие слово его (апо­стола Петра) кре­сти­лись…” (Деян.2:41); “веру­ю­щих же более и более при­со­еди­ня­лось к Гос­поду” (Деян.5:13); “когда пове­рили Филиппу, бла­го­вест­ву­ю­щему о Цар­ствии Божием и о имени Иисуса Хри­ста, то кре­сти­лись и муж­чины и жен­щины (Деян.8:12) (см. Деян.4:4). Осо­бенно об этом ясно свидетель­ствует при­мер обра­ще­ния Филип­пом эфи­оп­ского евнуха, когда един­ственным усло­вием кре­ще­ния постав­ля­ется вера “от всего сердца”, что “Иисус Хри­стос есть Сын Божий” (Деян.8:36–37). Но “как ве­ровать в Того, о Ком не слы­шали? Как слы­шать без про­по­ве­ду­ю­щего?” (Рим.10:14).

Синер­гия Боже­ствен­ной бла­го­дати и чело­ве­че­ской воли сопут­ствует всему про­цессу духов­ного ста­нов­ле­ния лич­но­сти: от духов­ного мла­ден­че­ства до воз­му­жа­ния “в меру пол­ного воз­раста Хри­ста” (Мф.4:13). Тем более сам акт духов­ного рож­де­ния тре­бует произ­воления внут­рен­него чело­века. Свя­тая Цер­ковь все­гда учила о важ­ности и необ­хо­ди­мо­сти про­све­ще­ния чело­века, жела­ю­щего быть её членом.

Св. Иоанн Зла­то­уст в тол­ко­ва­нии на слова апо­стола Павла: “Хри­стос послал меня не кре­стить, а бла­го­вест­во­вать” (1Кор.1:17), гово­рит о том, что послед­нее гораздо важ­нее: “Бла­го­вест­во­вать предо­став­лено было немно­гим, а кре­стить мог вся­кий, имев­ший свя­щен­ство. Вся­кий может кре­стить чело­века, настав­лен­ного в вере и уве­ро­вав­шего…, а чтобы невер­ных наста­вить в вере… здесь нужен вели­кий труд, чтобы пере­ме­нить рас­по­ло­же­ние, испра­вить нрав, уни­что­жить заблуж­де­ние и наса­дить истину… Как для обу­че­ния рато­бор­цев нужен учи­тель муже­ствен­ный и искус­ный, а воз­ла­гать венец на побе­ди­теля может и неис­кус­ный в борьбе, хотя венец и прослав­ляет побе­ди­теля, — так и в кре­ще­нии: хотя без него невоз­можно спа­стись, но не вели­кое дело совер­шает тот, кто кре­стит, прини­мая рас­по­ло­жен­ного и при­го­тов­лен­ного к тому”.

Также св. Кирилл Иеру­са­лим­ский под­чер­ки­вает необ­хо­ди­мость внут­рен­него уча­стия самого чело­века в Таин­стве Кре­ще­ния: “если телом ты здесь, но не здесь мыс­ленно, то нет в этом пользы”. “Он (Свя­той Дух) испы­ты­вает душу, не поме­тает бисера пе­ред сви­ньями (Мф.7:6). Если лице­ме­ришь, то люди кре­стят тебя теперь, а Дух не будет кре­стить. А если при­шел ты по вере, то люди слу­жат в види­мом, а Дух Свя­той в неви­ди­мом”. Огла­ше­ние перед Кре­ще­нием пред­по­ла­гает не только пере­дачу тео­ре­ти­че­ских позна­ний о вере. Как пишет о. Лука Веро­нис, “в под­го­то­ви­тель­ном науче­нии перед кре­ще­нием мы должны забо­титься не об обу­че­нии пра­ви­лам и док­три­нам. Мы хотим открыть Свя­тому Духу путь дви­гаться и жить в чело­веке. Цель уче­ния для новых верую­щих должна состо­ять в том, чтобы стать “новыми созданиями”.

Прин­цип «друга Жениха»

Его выра­зил св. Иоанн Кре­сти­тель, отве­чая своим уче­ни­кам, рев­но­вав­шим Иисуса Хри­ста сво­ему учи­телю: “име­ю­щий неве­сту есть жених; а друг жениха, сто­я­щий и вни­ма­ю­щий ему, радо­стью радует­ся, слыша голос жениха; сия-то радость моя испол­ни­лась: Ему должно расти, а мне ума­ляться” (Ин.3:29–30). Этот прин­цип пред­по­ла­гает пра­виль­ное пони­ма­ние про­по­вед­ни­ком Еван­ге­лия свое­го зна­че­ния в Церкви Хри­сто­вой. Он дол­жен при­во­дить людей ко Хри­сту, а не к себе. От этого предо­сте­ре­гал Апо­сто­лов Сам Спа­си­тель, когда запре­щал им назы­ваться учи­те­лями и наставника­ми, т.к. “один у вас Учи­тель — Хри­стос” (Мф.23:8,10). Ясно, что речь шла не о фор­маль­ном наиме­но­ва­нии, ибо, как гово­рит св. Фила­рет мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, “не о имени рев­нует Тот, Кто пре­выше вся­кого имени”, а о при­сво­е­нии себе пропо­ведником Еван­ге­лия авто­ри­тета осно­ва­теля уче­ния, “вла­сти­теля уче­ния и уче­ни­ков”, неко­его духов­ного лидера, что недо­пу­стимо, “ибо учи­тель­ское досто­ин­ство в соб­ствен­ном смысле при­надлежит одному Богу”. Такое иска­же­ние хри­сти­ан­ского созна­ния про­изо­шло в Коринфс­кой Церкви, члены кото­рой раз­де­ли­лись на пар­тии по име­нам пропо­ведников Еван­ге­лия, т.к., согласно язы­че­скому, взгляду упо­доб­ляли Апо­сто­лов осно­ва­те­лям фило­соф­ских школ. Апо­стол Павел показы­вает неле­пость такого пол­хода: “разве раз­де­лился Хри­стос? Раз­ве Павел рас­пялся за вас? или во имя Павла вы кре­сти­лись?” (1Кор.1,13). Он рас­кры­вает истин­ное зна­че­ние про­воз­вест­ни­ков Еван­ге­лия как слу­жи­те­лей и помощ­ни­ков Божьих, “сора­бот­ни­ков у Бога”: “Кто Павел? кто Апол­лос? Они только слу­жи­тели, через кото­рых вы уве­ро­вали, и при­том по скольку каж­дому дал Гос­подь. Я наса­дил, Апол­лос поли­вал, но воз­рас­тил Бог; посему и насаждаю­щий и поли­ва­ю­щий есть ничто, а все Бог воз­ра­ща­ю­щий” (1Кор.3:5–7,9). “Это, конечно, само по себе важно и достойно вели­ких наг­рад, — гово­рит св. Иоанн Зла­то­уст, — но в срав­не­нии с пер­во­об­ра­зом и источ­ни­ком благ есть ничто, потому что не тот бла­го­де­тель, кто слу­жит при раз­да­я­нии благ, а тот, кто сооб­щает и дарует их”. Далее Апо­стол предо­сте­ре­гает про­по­вед­ни­ков от увле­че­ния из­лишним крас­но­ре­чием и внеш­ней муд­ро­стью, из-за кото­рых может за­теряться смысл уче­ния, вни­ма­ние ново­об­ра­ща­е­мых отвле­чется от про­стоты Кре­ста Хри­стова (жерт­вен­ной любви Божией), содер­жа­щего в себе самом бла­го­дат­ную силу истины.

Прин­цип «ико­но­мии»

Это один из самых важ­ных прин­ци­пов мис­си­о­нер­ского дела­ния, кото­рый учи­ты­вает глу­бо­кие пси­хо­ло­ги­че­ские моменты при обра­ще­нии людей ко Хри­сту, устра­няя все пре­грады, име­ю­щие вто­ро­сте­пен­ное зна­че­ние, но спо­соб­ные отя­го­тить немощ­ный дух нович­ков и затруд­нить их путь к Богу. Гос­подь в Своей притче о “ста­рых мехах и новом вине” (Мф.9:16–17) пока­зал серьез­ность этой про­блемы для Церкви. Нару­ше­ние этого прин­ципа может при­ве­сти к тому, что и “вино про­те­чет, и мехи про­па­дут”, т.е. чело­век не только не при­мет уче­ние веры, но, вслед­ствие какого-либо предубеж­де­ния или душев­ного над­лома, вообще сде­ла­ется нве­ио­соб­ннм к обра­ще­нию. Этой болез­нью стра­дал фари­сей­ский про­зе­ли­тизм Вет­хого Завета, когда “тяже­лые и неудо­бо­но­си­мые бре­мена” (Мф.23:4) обря­до­вого закона фа­рисеи пыта­лись нало­жить на плечи язнч­ни­ков – “сво­бо­до­лю­би­вых” де­тей дикой при­роды. Но подоб­ные издержки вет­хо­за­вет­ного созна­ния вол­но­вали и моло­дую хри­сти­ан­скую Цер­ковь, что послу­жило при­чи­ной созыва Апо­столь­ского Собора, на кото­ром Апо­столы дока­зали “с неп­реодолимой силой, что не сле­дует наста­и­вать на при­ня­тии хри­сти­а­нами из языч­ни­ков орто­док­саль­ного иудей­ства, не навле­кая на себя страш­ной ответ­ствен­но­сти за пре­граду для сво­бод­ной бла­го­дати Божией”. И Собор вынес реше­ние “не затруд­нять обра­ща­ю­щихся к Богу из языч­ни­ков” (Деян.15:19). Люди на пути своем к Богу нахо­дятся на раз­ных сту­пе­нях духов­ного раз­ви­тия, и невоз­можно всем пред­ла­гать оди­на­ко­вую духов­ную пищу: ещё неду­гу­ю­щим плот­ским муд­ро­ва­нием вет­хого чело­века пот­ребно “молоко”, а не твер­дая пища совер­шен­ных (1Кор.3:1–2; Евр.5:12–14). Мла­ден­че­ская немощь духов­ного разума про­яв­ля­ется и в том, когда чело­век при­дает вся­ким вре­мен­ным, зем­ным услов­но­стям, не име­ю­щим ника­кого соте­рио­ло­ги­че­ского зна­че­ния, несвой­ствен­ную им цен­ность и важ­ность. Но и таким открыт доступ в Цар­ство свобо­ды и бла­го­дати: “немощ­ного в вере при­ни­майте без спо­ров о мне­ниях” (Рим. 14:1). Осо­бенно ярко такое пра­вило пове­де­ния для каж­дого мис­си­о­нера выра­зил св. апо­стол Павел: “Для Иудеев я был как Иудей, чтобы при­об­ре­сти Иудеев; для под­за­кон­ных был как подзакон­ный, чтобы при­об­реоть под­за­кон­ных; для чуж­дых закона – как чуж­дый закона – на будучи чужд закона пред Богом, но под­за­ко­нен Хри­сту, – чтобы при­об­ресть чуж­дых закона; для немощ­ных был как немощ­ный, чтобы при­об­ре­сти немощ­ных. Для всех я сде­лался всем, чтобы спа­сти по край­ней мере неко­то­рых” (1Кор.9:20–22). Внут­рен­няя сво­бода во Хри­сте поз­во­ляет хри­сти­а­нину для поль­зы немощ­ных снис­хо­дить и при­ни­мать или, точ­нее, не отвер­гать не­которые взгляды, мне­ния, при­вычки и обряды, мало­важ­ные для него, но име­ю­щие вес в гла­зах нео­фита. Этот прин­цип рас­про­стра­ня­ется и на еван­гель­скую про­по­ведь. Про­ил­лю­стри­руем это выдерж­кой из работы о. Луки Веро­ниса: “Свя­той Павел про­по­ве­до­вал иудеям как иудей, но пред­став­лял Еван­гелие среди неев­реев дру­гим спо­со­бом. Напри­мер, среди философич­ных и идо­ло­ч­ту­щих афи­нян свя­той Павел ничего не гово­рил о еврейс­ком про­ис­хож­де­нии Иисуса и испол­нен­ных про­ро­че­ствах Мес­сии. Он раз­го­ва­ри­вал с гре­ками на их уровне. Он не осуж­дал их за их гру­бое идо­ло­по­клон­ство, но вме­сто этого он нашел при­мер того, чему они покло­ня­ются: “Афи­няне! По всему вижу я, что вы как бы особо набожны. Ибо, про­ходя и осмат­ри­вая ваши свя­тыни, я нашел и жерт­венник, на кото­ром напи­сано: “неве­до­мому Богу”, Сего-то, Кото­рого вы, не зная, чтите, я про­по­ве­дую вам” (Деян.17:22,23). После этого он про­дол­жал гово­рить на темы, понят­ные гре­че­ским взгля­дам. Он даже цити­ро­вал гре­че­ских фило­со­фов и язы­че­ских поэтов, чтобы под­дер­жать свое оправ­да­ние веры. Таким спо­со­бом свя­той Апо­стол Павел изло­жил основ­ные идеи Еван­ге­лия и свел к мини­муму сомне­ния неев­рей­ской ауди­то­рии в Бла­гой вести из-за своих куль­тур­ных или рели­гиозных предубеждений”.

Таким обра­зом, Апо­столы про­яв­ляли твор­че­скую ини­ци­а­тиву и гиб­кость, что тре­бо­вало извест­ной сте­пени внеш­ней муд­ро­сти, наблюда­тельности и доста­точ­ного уровня зна­ний в обла­сти рели­гии, культу­ры и обы­чаев дан­ного народа. Этот спо­соб можно обо­зна­чить как ме­тод воцер­ко­в­ле­ния, рецеп­ции наци­о­наль­ных куль­тур. Конечно, при­спо­соб­ле­ние и гиб­кость не должны про­сти­раться в бес­ко­неч­ность, но могут иметь место только там, где это не ка­сается фун­да­мен­таль­ных основ веры и нрав­ствен­но­сти. В таком слу­чае не допу­стим ника­кой ком­про­мисс: “мы про­по­ве­дуем Хри­ста рас­пятого, для Иудеев соблазн, а для Елли­нов безу­мие” (1Кор.1:23). В связи о этим стоит упо­мя­нуть об извест­ном направ­ле­нии “аджор­но­менто”, кото­рое воз­никло в римо­ка­то­ли­цизме после II Вати­канского собора. Оно пред­по­ла­гает, в част­но­сти, при­спо­соб­ле­ние про­по­веди к духу вре­мени, тогда как задача мис­со­нера – воцер­ко­в­ле­ние совре­мен­ного чело­века, при­об­ще­ние его к духу веч­но­сти. Т.е там, где воз­ни­кают глу­бин­ные про­ти­во­ре­чия и про­ти­во­бор­ство пад­шего чело­ве­че­ского разума закону Хри­стову, при­спо­соб­ле­ние невоз­можно, но где имеют место только недо­уме­ния и псев­до­про­блемы, их сле­дует раз­ре­шать муд­рой снис­хо­ди­тель­но­стью, щадя­щим отно­ше­нием и гибкостью.

Близко при­мы­кает к этому прин­ципу и тре­бо­ва­ние к мис­си­о­неру не пола­гать каких-либо соблаз­нов лич­ного плана. Суро­вое предос­тережение соблаз­ни­те­лям изрек Хри­стос. Соблаз­ном могут слу­жить не только явно гре­хов­ные и сомни­тель­ные при­меры, но ино­гда даже доз­во­лен­ные и непредо­су­ди­тель­ные. И в послед­нем слу­чае попе­че­ние о пользе ближ­него должно ста­вить выше соб­ствен­ной выгоды: “все мне поз­во­ли­тельно, но не всё нази­дает” (1Кор.10:23). Апо­стол Павел не допус­кает соблазна в отно­ше­нии кого бы то ни было ни в каком слу­чае: “не пода­вайте соблазна ни Иудеям, ни Елли­нам, ни церкви Божией, так как и я уго­ждаю всем во всем, ища не своей пользы, но пользы мно­гих, чтобы они спас­лись” (1Кор.10:32–33). Соблазн ближ­них и уязв­ле­ние их сове­сти отож­деств­ля­ется с гре­хом про­тив Самого Хри­ста, Кото­рый умер за всех людей (1Кор.8:11–12). Это пра­вило побуж­дает про­по­вед­ника Еван­ге­лия ста­раться “о доб­ром не только перед Гос­по­дом, но и перед людьми” (2Кор.8:20–21), “чтобы не было пори­ца­емо слу­же­ние” (2Кор.4:3) и “не дать пово­да ищу­щим повода” для про­тив­ни­ков бла­го­вест­во­ва­ния (2Кор.11:12).

Бла­го­ра­зу­мие и осторожность.

Поло­же­ние после­до­ва­те­лей Хри­ста среди враж­деб­ного мира тре­бовало опре­де­лен­ной муд­ро­сти и осто­рож­но­сти, чтобы не под­вер­гать напрасно опас­но­сти их жизнь, необ­хо­ди­мую для еван­гель­ской пропо­веди и осо­бенно, когда эти стра­да­ния и опас­но­сти не пред­ве­щали ника­кого успеха и пользы в бла­го­вест­во­ва­нии. Гос­подь, пока­зы­вая при­мер уче­ни­кам, избе­гает явной опас­но­сти и ухо­дит от пре­сле­до­ва­ний Ирода и фари­сеев, когда час Его Жертвы ещё не насту­пил. В слу­чае гоне­ний Хри­стос пове­лел укло­няться и Апо­сто­лам (Мф.10,23), они “не должны жерт­во­вать своей жиз­нью, если имеют воз­мож­ность сохра­нять её, не отри­ца­ясь Сво­его Учи­теля и Гос­пода; жизнь их нужна для спа­се­ния дру­гих, поэтому им нужно беречь её, не под­вер­гать без нужды опас­но­сти; если в одном горо­де их будут пре­сле­до­вать, пусть уда­ля­ются в другой”.

Ещё в более кате­го­рич­ной форме гово­рит об этом бла­жен­ный Фео­фи­лакт: “явно бро­саться в опас­ность, быть при­чи­ной осуж­де­ния гони­те­лей и вреда тем, кото­рые могли бы полу­чить пользу от про­поведей – есть дело диавольское”.

Из книги Дея­ний мы видим, что Апо­столы сле­до­вали этому пра­вилу (Деян.9:30;13:50–51;14:5–7), при­бе­гая ино­гда даже к хит­роумным спо­со­бам (2Кор.11:32). Дру­гая подоб­ная запо­ведь Гос­пода Своим уче­ни­кам о соче­та­нии в их пове­де­нии муд­ро­сти змеи с прос­тотой голубя (Мф.10:16) также при­зы­вает их бла­го­ра­зумно избе­гать бес­по­лез­ной опас­но­сти, исхо­дя­щей от гони­те­лей веры, и вме­сте с тем не испы­ты­вать чувств непри­язни и вражды к ним. Не сле­дует также высо­ких еван­гель­ских истин пред­ла­гать людям явно не спо­соб­ным к их вос­при­я­тию по при­чине край­него оже­сто­че­ния или предубеж­ден­ной вражды этих людей к еван­гель­скому уче­нию, или в выс­шей сте­пени амо­раль­ным и цинич­ным, нрав­ственно извра­щен­ным и духовно дегра­ди­ро­вав­шим лич­но­стям, довед­шим себя гряз­ными поро­ками и нече­стием до ско­то­по­доб­ного состо­я­ния. Это выра­жено в таком предо­сте­ре­же­нии Хри­ста Спа­си­теля: “не давайте свя­тыни псам и не бро­сайте жем­чуга вашего пред сви­ньями, чтобы они не попрали его ногами сво­ими и, обра­тив­шись, не рас­тер­зали вас” (Мф.7:6). Такие люди будут изде­ваться и глу­миться над свя­тым уче­нием, извра­тят его в соот­вет­ствии со своей испор­чен­но­стью, сме­шают с сует­ными измыш­ле­ни­ями плот­ского разума, как “жем­чуг с гря­зью”, а затем нена­висть к истине обра­тят и к са­мим её про­воз­вест­ни­кам и при­чи­нят им раз­лич­ные бед­ствия. “Они так при­выкли к своей нрав­ствен­ной грязи и к окру­жа­ю­щей их тьме, что вся­кое стрем­ле­ние к очи­ще­нию их, вся­кий луч света, про­ни­ка­ю­щий в их тем­ное цар­ство, они при­ни­мают с озлоб­ле­нием и оже­сто­ченно защи­щают непри­кос­но­вен­ность сво­его болота”. Таких людей может быть лучше посте­пенно про­буж­дать от гре­хов­ного сна напо­ми­на­нием о конеч­но­сти вся­кой зем­ной жизни и пред­сто­я­щей от­ветственности каж­дого чело­века перед Богом за всё соде­лан­ное, делая акцент хотя бы на том, что веро­ят­ная воз­мож­ность такого исхода не может быть исклю­чена полностью.

Под­го­товка мис­си­о­не­ров из среды мест­ных христиан.

Выше уже гово­ри­лось о вос­пи­та­нии Гос­по­дом Своих уче­ни­ков. Оно было направ­лено на укреп­ле­ние веры в Него как Сына Божия и Мес­сии. Дру­гим аспек­том вос­пи­та­ния явля­лась под­го­товка Апо­сто­лов к бла­го­вест­ни­че­скому слу­же­нию. Для этого Спа­си­тель посы­лает уче­ников на про­по­ведь в Иудею. Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст гово­рит по этому поводу, что они посы­ла­ются “для соб­ствен­ного их обу­че­ния, чтобы, обра­зо­вав­шись в Пале­стине, как бы в неко­то­ром учи­лище ра­тоборства, они при­го­то­вили себя к подви­гам в целом мире”. Обу­че­ние буду­щих руко­во­ди­те­лей из мест­ных веру­ю­щих было при­о­ри­тет­ным направ­ле­нием дея­тель­но­сти и самих Апо­сто­лов. Апо­стол Павел пишет Тимо­фею: “Что слы­шал от меня при мно­гих сви­де­те­лях, то пере­дай вер­ным людям, кото­рые были бы спо­собны и дру­гих научить” (2Тим.2:2).Часто Апо­столу в его мис­си­о­нер­ских путе­ше­ствиях сопутство­вали несколько моло­дых хри­стиан. Это было для них шко­лой мис­сионерства. Потом они ста­но­ви­лись сорат­ни­ками апо­столу Павлу и посы­ла­лись им в каче­стве руко­во­ди­те­лей в те города, где он осно­вы­вал мест­ные Церкви. Такая прак­тика была довольно плодот­ворной и в корот­кое время поз­во­ляла не только охва­тить бла­го­ве­стием боль­шие реги­оны, но и зало­жить там проч­ный фун­да­мент хрис­тианской веры. Мис­си­о­неры из среды мест­ного насе­ле­ния бла­го­даря зна­нию языка, обы­чаев и веро­ва­ния своих сооте­че­ствен­ни­ков могут гораздо лучше любого ино­странца про­по­ве­ды­вать Еван­ге­лиеи руко­во­дить цер­ков­ной общи­ной. Есте­ственно, бого­слов­ское обра­зо­ва­ние или духов­ный опыт таких мест­ных бла­го­вест­ни­ков может не сто­ять на высо­ком уровне, но в дан­ном слу­чае важ­нее укре­пить в них веру в пре­об­ра­жа­ю­щую силу Еван­ге­лия, вос­пла­ме­нить рев­ность и жела­ние к мис­си­о­нер­скому слу­же­нию и “открыть им глаза на дар и силу Св. Духа, посто­янно пре­бы­ва­ю­щего в Церкви”, Кото­рый и вос­полнят их немощи и недо­статки. Таким обра­зом, “целью пра­во­слав­ной мис­сии явля­ется не кре­щение или даже про­по­ве­да­ние всему народу.., но обу­че­ние ото­бран­ных руко­во­ди­те­лей и созда­ние живых Евха­ри­сти­че­ских общин, кото­рые дей­ствуют как еван­ге­ли­че­ские цен­тры для всей местности”.

Дру­гие принципы.

Сле­дует также кратко ска­зать и о дру­гих, более второстепен­ных пра­ви­лах и мето­дах в дея­тель­но­сти про­по­вед­ни­ков Еван­ге­лия. Так Апо­столы, по пове­ле­нию Гос­пода, не должны были обре­ме­нять себя ника­кими житей­скими делами и забо­тами, кото­рые могли были бы их отвлечь от слу­же­ния слову (Мф.10). “Так как они воз­ве­щали,- гово­рит Евфи­мий Зига­бен,- Цар­ство Небес­ное, то должно бы­ло им идти лег­кими и бес­пре­пят­ствен­ными, сво­бод­ными от вся­кой зем­ной заботы и вни­ма­тель­ными к одному только вру­чен­ному им слу­же­нию”. Апо­столы счи­тали даже непоз­во­ли­тель­ным в ущерб про­по­веди Еван­ге­лия зани­маться и соци­аль­ным слу­же­нием ближ­ним (Деян.6:2), хотя апо­стол Павел и сумел сов­ме­стить эти слу­же­ния и поста­вить послед­нее на службу бла­го­ве­стию (2Кор.9:12–13). 0 необ­хо­ди­мо­сти бес­по­пе­чи­тель­но­сти в деле про­по­веди го­ворит апо­стол Павел и сво­ему уче­нику, при­зы­вая его быть доб­рым вои­ном Иисуса Хри­ста: “ника­кой воин не свя­зы­вает себя делами житей­скими, чтобы уго­дить вое­на­чаль­нику” (2Тим.2:3–4). Это пра­вило имеет одним из своих осно­ва­ний слова Гос­пода: “Тру­дя­щийся достоин про­пи­та­ния” (Мф.10:10). Об этом гово­рили и Апо­столы: “Гос­поль пове­лел про­по­ве­ду­ю­щим Еван­ге­лие жить от бла­го­вест­во­ва­ния” (1Кор.9:14) и при­ви­вали такое отно­ше­ние своей пастве: “настав­ля­е­мый сло­вом делись вся­ким доб­ром с настав­ля­ю­щим” (Гал.6:6). Удо­вле­тво­ре­ние телес­ных нужд нельзя сопо­ста­вить со зна­че­нием духов­ных даров, кото­рые раз­да­вали Апо­столы (1Кор.9:14). Это было есте­ствен­ным воз­на­граж­де­нием за их бла­го­вест­ни­че­ские труды. Еще в прак­тике древ­ней Церкви апо­столь­ского века мы наблю­даем такое явле­ние, как отчет­ность бла­го­вест­ни­ков Матери Церкви о резуль­та­тах своей мис­сии (Деян.14:27; 21:19). Это, несо­мненно, вело к вза­им­ному обо­га­ще­нию опы­том мис­си­о­нер­ской работы, а также вызы­вало радость и бла­го­дар­ность Богу в серд­цах веру­ю­щих. Заслу­жи­вает вни­ма­ния и такой метод мис­си­о­нер­ской работы, кото­рый пред­по­ла­гает объ­еди­не­ние про­по­вед­ни­ков в мис­си­о­нер­ские группы. Гос­подь посы­лает Апо­сто­лов попарно (Мк.6:7). В книге Дея­ний мы видим сов­мест­ное слу­же­ние апосто­лов Петра и Иоанна; Павла, Вар­навы и Марка; Павла и Силы и дру­гих. Такие объ­еди­не­ния имеют мно­гие пре­иму­ще­ства. Во-пер­вых, Апо­столы посланы по два, “да бы они были сме­лее и друг друга под­дер­жи­вали”, — гово­рит бла­жен­ный Фио­фи­лакт. Во-вто­рых это нужно было для сви­де­тель­ства об истин­но­сти их уче­ния (Втор.19:15). Кроме этого, само отно­ше­ние между Апо­сто­лами в духе само­от­вер­жен­ной любви и сми­ре­ния могло слу­жить силь­ным и наг­лядным аргу­мен­том в пользу их про­по­веди. И, нако­нец, “чем боль­ше раз­но­об­ра­зия несла мис­си­о­нер­ская группа в лице своих чле­нов “тем мно­го­чис­лен­нее при­меры для людей в пони­ма­нии веры”.

9. Введение в Предание. Методические указания: изучение Символа Веры, православной иконографии, праздников, житийной литературы, организация паломничеств. Язык богослужения

  1. Общие поня­тия: разъ­яс­не­ния тех слов и поня­тий, кото­рые встре­тятся слу­ша­те­лям в назва­нии темы и тек­сте (вера, сим­вол, и т.д.).
  2. Ввод­ная беседа – пред­по­ла­гает, что пре­по­да­ва­тель задает слу­ша­те­лям вопросы, на выяс­не­ние того уровня зна­ний, кото­рыми слу­ша­тели рас­по­ла­гают. Создает отно­ше­ние к теме. Выяв­ляет отно­ше­ние слу­ша­те­лей к теме. Вопросы для ввод­ной беседы про­ду­мы­ва­ются заранее.
  3. Исто­ри­че­ская справка: время и при­чины появ­ле­ния этого доку­мента. Исто­ри­че­ское раз­ви­тие тек­сто­ло­гии документа.
  4. Разъ­яс­не­ние чле­нов, их толкование.
ЦЕЛЬ Вос­пи­та­тель­ная обра­зо­ва­тель­ная Раз­ви­ва­ю­щая
ЗАДАЧИ Аргу­мен­та­ция истин­но­сти пра­во­слав­ного учения. Зна­ком­ство с осно­вами пра­во­слав­ного вероучения Помочь лич­но­сти вести истин­ную духов­ную жизнь (лич­ностно пре­жить этот текст)
Эсте­ти­че­ское вос­при­я­тие пра­во­слав­ного вероучения Зна­ком­ство с тек­стом, комментарии Помочь в про­яв­ле­нии потреб­но­сти в спасении
Зна­че­ние сим­вола веры для каж­дого члена сим­вола веры для всего вероучения

Мето­дика озна­ком­ле­ния с пра­во­слав­ной иконой

Цель: озна­ком­ле­ние слу­ша­те­лей с пра­во­слав­ной ико­ной как с куль­турно-духов­ным насле­дием пра­во­слав­ной куль­туры. Роль иконы в жизни церкви. Виды икон. Опи­са­ние. Классификация.

ЦЕЛЬ Вос­пи­та­тель­ная обра­зо­ва­тель­ная Раз­ви­ва­ю­щая
ЗАДАЧИ Аргу­мен­та­ция истин­но­сти пра­во­слав­ного уче­ния о иконопочитании Зна­ком­ство с осно­вами пра­во­слав­ного уче­ния о иконопочитании Порт­рет и икона, фото­гра­фия и икона.
При­ме­не­ние иконы в молит­вен­ной и бого­слу­жеб­ной практиках Эсте­ти­че­ское вос­при­я­тие иконы. Зна­ком­ство с эле­мен­тами, изоб­ра­зи­тель­ными при­е­мами, их толкованием Срав­нить раз­лич­ные изво­дов иконы в зави­си­мо­сти от вре­мени написания

Изу­че­ние пра­во­слав­ных праздников

Рас­крыть слу­ша­те­лям, что такое цер­ков­ные празд­ники, какие их виды суще­ствуют: дву­на­де­ся­тые, вели­кие, пере­хо­дя­щие, не пере­хо­дя­щие, пред­праздн­ство, попраздн­ство. Работу сле­дует вести в 3‑х направ­ле­ниях: еван­гель­ское собы­тие, память церкви, проповедь.

Еван­гель­ское событие Память церкви про­по­ведь
Работа с тек­стом: про­чи­тать на цер­ковно-сла­вян­ском, на рус­ском, срав­нить пере­воды, тол­ко­ва­ние, при­ве­сти гори­зон­таль­ные срезы с пред­шеств. и после­ду­ю­щими событиями. Икона празд­ника — опи­сать её сло­вами, сим­во­лику дета­лей, рас­ска­зать о транс­фор­ма­ции сим­во­лики в тече­нии времени. Смыс­ло­вое зна­че­ние празд­ника для души человека.
Исто­ри­че­ская справка: нравы, законы, география Тро­парь празд­ника, аудио-запись с хором Зна­че­ние спа­се­ния человека
Осо­бен­но­сти празд­нич­ного обряда (крест­ный ход, звоны, облачения,

Мето­дика изу­че­ния жития свя­тых угод­ни­ков Божиих

Прак­тика пока­зы­вает, что в мис­си­о­нер­ских поезд­ках очень важно иметь пред­став­ле­ние о тех свя­тых, кото­рые почи­та­ются в дан­ной мест­но­сти. Био­гра­фи­че­ские дан­ные, ико­но­гра­фия, поуче­ния. При рас­смот­ре­нии житья свя­того нужно опре­де­лится, к какому веку при­над­ле­жит его подвиг. Био­гра­фи­че­ский взгляд: харак­те­ри­стика эпохи.

Био­гра­фи­че­ские данные ико­но­гра­фия поуче­ния
Харак­те­ри­стика эпохи Порт­рет и икона советы и наставления
Био­гра­фия-дет­ство Фото­гра­фия и икона
Этапы слу­же­ния Объ­яс­нять сим­волы: храмы в руках, нимбы, свитки, книги. Если настав­ле­ний нет, можно исполь­зо­вать «Лествицу» и т.д.
Суть подвига Срав­нить раз­лич­ные изво­дов иконы святого
Тро­парь и вели­ча­ние свя­тому, канон, акафист.

Осо­бенно инте­ресны народу бла­жен­ные и юро­ди­вые. В их житиях много про­ти­во­ре­чий и несты­ко­вок, что о них надо гово­рить особо. Это люди, обрек­шие себя на пожиз­нен­ные муче­ния, для стя­жа­ния Духа Свя­того. Харак­те­ри­стика эпохи важна для пони­ма­ния подвига. Био­гра­фи­че­ские дан­ные обычно у свя­тых скудны, но надо обра­щать вни­ма­ние на дет­ство, ред­кое житие не опи­сы­вает дет­ство, смысл этого пока­зать, что отрок или отро­ко­вица уже с дет­ских лет носили отме­тину Божию, были не от мира сего. В ран­нем воз­расте не инте­ре­со­ва­лись играми, любили молитву цер­ковь, что удив­ляло окру­жа­ю­щих, но при­во­дятся в част­но­сти и подроб­но­сти каких либо неудач в жизни свя­тых: не был скло­нен к мате­ма­тике, учебе. Но здесь же под­чер­ки­ва­ется, что пре­одо­ле­ние про­блем было свя­зано с молит­вой. При опи­са­нии дет­ства под­чер­ки­ва­ется, какая семья (бла­го­че­сти­вая или нет), это важно для вну­ше­ния слу­ша­те­лям пони­ма­ния, что от них как от роди­те­лей, от соб­ствен­ной воцер­ко­в­лен­но­сти, от того каким при­ме­ром они вос­пи­ты­вают детей очень много зави­сит. Обя­за­тельно при­сут­ствует эле­мент – чудес­ные явле­ния или откро­ве­ния. Также осо­бен­но­стью явля­ется почи­та­ние роди­те­лей, хотя в неко­то­рых житиях муче­ни­ков и муче­ниц при­сут­ствует эле­мент про­тив­ле­ния воле роди­те­лей. Этапы слу­же­ния свя­того. Суть подвига. Все­гда под­чер­ки­ваем, что своим путем, своим подвиж­ни­че­ством, жизнь Гос­подь пока­зы­вает, что обык­но­вен­ный чело­век из обык­но­вен­ной семьи может стать свя­тым, если при­ло­жит уси­лия и попро­сит о помощи Божией. В этом плане важна и ико­но­гра­фия. Если есть воз­мож­ность пока­зать икону и порт­рет. Пока­зать, что икона отоб­ра­жает сущ­ност­ные харак­те­ри­стики свя­того, для неё внеш­ние сход­ство не играет важ­ной роли, хотя и не пре­не­бре­га­ется. Чем дальше икона от жизни пре­по­доб­ного, тем кра­си­вее он выгля­дит. Слу­ша­те­лей, несо­мненно, заин­те­ре­суют жен­ские подвиги, инте­ре­сует пред­мет­ная сим­во­лика. Мы не узнаем из иконы, каким был свя­той тол­стым или худым, высо­ким или корот­ким, мы уви­дим его совер­шен­ным. Объ­яс­нять сим­во­ли­че­ские пред­меты на ико­нах. Можно пока­зать тро­парь и вели­ча­ние свя­тому, а также позна­ко­мить с ака­фи­стом, кано­ном с демон­стра­цией фраг­мен­тов тек­стов. Поуче­ния или духов­ные советы. Сна­чала – ради чего Гос­подь дает нам настав­ни­ков и святых.

Мето­дика под­го­товки и про­ве­де­ния палом­ни­че­ской поездки

В отли­чие от тури­сти­че­ской поездки палом­ни­че­ская поездка имеет цель, не только озна­ко­мится с досто­при­ме­ча­тель­но­стями той мест­но­сти, где про­ле­гает марш­рут, а при­об­щится к духов­ному труду сво­его рода подвижничеству.

ЦЕЛЬ Вос­пи­та­тель­ная обра­зо­ва­тель­ная Раз­ви­ва­ю­щая
ЗАДАЧИ Нераз­рыв­ность поня­тия Русь-свя­тая и православия. Куль­турно-исто­ри­че­скя сторона. Зна­ком­ство с осно­вами пра­во­слав­ного вероучения.
Хри­сти­ан­ское брат­ство как основа зем­ной церкви Хри­сти­ан­ский основы духов­ной практики Помочь лич­но­сти вести истин­ную духов­ную жизнь.

Мис­си­о­нер­ское бого­слу­же­ние в кон­тек­сте пре­да­ния Церкви

(Прот. Дмит­рий Карпенко,
Про­рек­тор Бел­го­род­ской ДС с мис­си­о­нер­ской направленностью,
Сотруд­ник Сино­даль­ного мис­си­о­нер­ского отдела)

Необ­хо­ди­мость воз­рож­де­ния мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви есть одна из пер­во­оче­ред­ных задач все­гдаш­него слу­же­ния Церкви. Воз­рож­де­ние цер­ков­ной жизни во всей своей пол­ноте невоз­можно без акти­ви­за­ции мис­си­о­нер­ских уси­лий Церкви, кото­рая в свою оче­редь невоз­можна без нашего обра­ще­ния к пре­да­нию Церкви и ее свя­то­оте­че­скому насле­дию. Один из основ­ных вопро­сов раз­ви­тия совре­мен­ной мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти свя­зан с «пере­да­чей опыта Бого­об­ще­ния посред­ством лич­ного уча­стия чело­века в таин­ствен­ной жизни евха­ри­сти­че­ской общины». Таким обра­зом, сози­да­ние евха­ри­сти­че­ских общин есть важ­ней­шая цель наших мис­си­о­нер­ских уси­лий. Каж­дый при­ход дол­жен соде­латься такой общи­ной бра­тьев и сестер во Хри­сте, кото­рая осо­знает свою ответ­ствен­ность перед Богом, Цер­ко­вью и людьми в необ­хо­ди­мо­сти все­об­щего сви­де­тель­ство­ва­ния, все­об­щей сов­мест­ной молитвы и все­об­щего сов­мест­ного уча­стия в таин­ствах Церкви. Все это невоз­можно без раз­ре­ше­ния осно­во­по­ла­га­ю­шего вопроса – нашего отно­ше­ния к Таин­ству таин­ству – Таин­ству свя­той Евхаристии.

«Кон­цеп­ция мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви» — обще­цер­ков­ный доку­мент, при­ня­тый на засе­да­нии Свя­щен­ного Синода 27 марта 2007 года, «фор­му­ли­рует общие прин­ципы, цели и задачи мис­си­о­нер­ского слу­же­ния Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви, кото­рые могут твор­че­ски раз­ви­ваться в ее епар­хиях, исходя из мест­ных усло­вий и кон­крет­ных возможностей».

Кон­цеп­ция под­чер­ки­вает необ­хо­ди­мость пре­одо­ле­ния про­блем совре­мен­ной цер­ков­ной дей­стви­тель­но­сти, кото­рые в первую оче­редь свя­заны с тем, что доста­точ­ная часть фор­маль­ных чле­нов Церкви оста­ется нена­учен­ной осно­вам пра­во­слав­ного веро­уче­ния. Ото­рван­ность жизни боль­шин­ства людей счи­та­ю­щих себя пра­во­слав­ными от таин­ствен­ной цер­ков­ной жизни во мно­гом свя­зано с тем, что в исто­ри­че­ском своем раз­ви­тии в Церкви прак­ти­че­ски пол­но­стью был утра­чен инсти­тут огла­ше­ния, т.е. посте­пен­ного и пол­но­цен­ного науче­ния осно­вам хри­сти­ан­ской веры лиц жела­ю­щих при­нять Таин­ство Крещения.

Мис­си­о­нер­ская кон­цеп­ция один из пер­вых цер­ков­ных доку­мен­тов совре­мен­но­сти, кото­рый на обще­цер­ков­ном уровне гово­рит о «недо­пу­сти­мо­сти в обыч­ных слу­чаях Кре­ще­ния взрос­лых людей и моло­дежи без пред­ва­ри­тель­ной пол­но­цен­ной кате­хи­за­ции». При этом под­чер­ки­ва­ется, что «Кре­ще­ние без огла­ше­ния запре­ща­ется 78‑м пра­ви­лом VI Все­лен­ского собора и 46‑м пра­ви­лом Лаоди­кий­ского собора ».

Свя­ти­тель Инно­кен­тий Мос­ков­ский в своем Настав­ле­нии свя­щен­нику, назна­ча­е­мому для обра­ще­ния ино­вер­ных и руко­вод­ство­ва­ния обра­щен­ных в хри­сти­ан­скую веру пишет: «К спо­доб­ле­нию Свя­того Кре­ще­ния ино­род­цев при­сту­пать не ранее, как они будут научены тобою выше­из­ло­жен­ным пред­ме­там веры и закона, и когда они сами изъ­явят на то свое согла­сие». К сожа­ле­нию, мно­же­ство все­воз­мож­ных труд­но­стей встре­ча­ется на пути у тех свя­щен­но­слу­жи­те­лей, кото­рые стре­мятся вопло­тить в жизнь все­гдаш­нее тре­бо­ва­ние Церкви научать людей осно­вам веры прежде их вве­де­ния в таин­ствен­ную жизнь. Эти труд­но­сти под­час сопря­жены как с непо­ни­ма­нием неко­то­рых собра­тьев свя­щен­ни­ков, кото­рые при­выкли кре­стить «по обы­чаю», так и с неже­ла­нием людей тра­тить свое время для цер­ков­ного науче­ния. На этом непро­стом фоне нако­пив­шихся про­блем под­час невоз­можно понять, каким обра­зом раз­ре­шать вопрос свя­зан­ный с тем, что доста­точ­ная часть людей счи­та­ю­щих себя вошед­шими в цер­ков­ную ограду не все­гда спо­собна к пони­ма­нию нашего пра­во­слав­ного бого­слу­же­ния. Люди могут годами еже­вос­кресно посе­щать бого­слу­же­ния, при этом, абсо­лютно не зная и не пони­мая смысла совер­ша­е­мых литур­ги­че­ских молитв.

Каким обра­зом эти про­блемы раз­ре­шать? Вари­ан­тов может быть несколько.

Конечно, самый про­стой спо­соб – это совсем не заме­чать про­блемы или счи­тать ее наду­ман­ной. Такой спо­соб мысли может быть поня­тен, но при­ни­мать его, зна­чит вовсе закры­вать глаза на суще­ству­ю­щую дей­стви­тель­ность. Иде­аль­ный вари­ант – это пол­но­цен­ное воз­рож­де­ние огла­си­тель­ной прак­тики, кото­рое помогло бы всем жела­ю­щим при­нять таин­ство Кре­ще­ния осмыс­ленно войти в бла­го­дат­ную жизнь Церкви. Несо­мненно, что уси­лия по воз­рож­де­нию повсе­мест­ного огла­ше­ния гото­вя­щихся к Кре­ще­нию и науче­нию осно­вам веры люди уже явля­ю­щи­мися чле­нами Церкви, но не зна­ю­щими основ пра­во­слав­ного веро­уче­ния – явля­ется при­о­ри­тет­ным раз­ви­тием мис­си­о­нер­ского слу­же­ния Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви на совре­мен­ном этапе.

Тем не менее, мы должны быть реа­ли­стами и пони­мать, что одного при­ня­тия доку­мен­тов недо­ста­точно для того, чтобы раз­ре­шать нако­пив­ши­еся про­блемы, необ­хо­димо сов­мест­ное уси­лие всего народа Божи­его и еже­днев­ный кро­пот­ли­вый труд по сози­да­нию цер­ков­ного орга­низма. В связи с этим «Кон­цеп­ция мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти» в каче­стве вари­анта осу­ществ­ле­ния постав­лен­ной задачи видит воз­мож­ность совер­ше­ния т.н. мис­си­о­нер­ского богослужения.

В Опре­де­ле­нии Архи­ерей­ского Собора 1994 года «О Пра­во­слав­ной мис­сии в совре­мен­ном мире» запи­сано: «Собор счи­тает исклю­чи­тельно важ­ным глу­бо­кое изу­че­ние вопроса о воз­рож­де­нии мис­си­о­нер­ского воз­дей­ствия пра­во­слав­ного бого­слу­же­ния» и усмат­ри­вает «край­нюю необ­хо­ди­мость раз­ви­тия прак­ти­че­ских цер­ков­ных уси­лий» в том направ­ле­нии, чтобы сде­лать более доступ­ными пони­ма­нию людей смысл свя­щен­но­дей­ствий и бого­слу­жеб­ных тек­стов. Таким обра­зом, мис­си­о­нер­ское бого­слу­же­ние – есть пря­мое испол­не­ние собор­ного поста­нов­ле­ния, направ­лен­ное на реа­ли­за­цию подоб­ных уси­лий. Мис­си­о­нер­ская кон­цеп­ция счи­тает необ­хо­ди­мым ради облег­че­ния вхож­де­ния и пре­бы­ва­ния нево­цер­ко­в­лен­ного чело­века в Церкви предо­ста­вить при­хо­дам, по бла­го­сло­ве­нию свя­щен­но­на­ча­лия, право про­ве­де­ния осо­бых мис­си­о­нер­ских бого­слу­же­ний, в кото­рые были бы вне­сены эле­менты кате­хи­за­ции. То есть мис­си­о­нер­ское бого­слу­же­ние – это такое бого­слу­же­ние, кото­рое по ходу сво­его совер­ше­ния может сопро­вож­даться разъ­яс­не­нием смысла совер­ша­е­мых свя­щен­но­дей­ствий и молитвословий.

Сразу воз­ни­кают закон­ные вопросы, каким обра­зом сде­лать так, чтобы не нару­шить цель­ность бого­слу­жеб­ного чина? Осно­ва­нием для совер­ше­ния подоб­ных бого­слу­же­ний явля­ется вер­ность цер­ков­ному пре­да­нию и свя­то­оте­че­скому насле­дию Церкви. Свя­ти­тель Инно­кен­тий Мос­ков­ский в упо­мя­ну­том Настав­ле­нии пишет: «Поставь себе пра­вило: во время посе­ще­ния отда­лен­ных мест (таких, где уже поло­жено начало хри­сти­ан­ства) не начи­нать отправ­ле­ния бого­слу­же­ний и треб дотоле, пока не пред­ло­жишь посе­ща­е­мым тобою при­хо­жа­нам хотя крат­кого поуче­ния». Таким обра­зом, про­по­ведь перед нача­лом бого­слу­же­ния дает воз­мож­ность свя­щен­но­слу­жи­те­лям обра­титься с пояс­ни­тель­ным сло­вом к собрав­шимся и рас­ска­зать о той части бого­слу­же­ния, кото­рая име­ну­ется литур­гией огла­шен­ных. Литур­гия есть общее дело всего народа Божи­его, поэтому необ­хо­димо посто­янно напо­ми­нать людям о том, что все совер­ша­е­мые свя­щен­но­дей­ствия и молит­во­сло­вия – есть выра­же­ние молитвы всех вер­ных, а не только лишь слу­жа­щего духо­вен­ства. Про­по­ведь перед бого­слу­же­нием не нару­шает уста­нов­лен­ного чина и явля­ется пря­мым испол­не­нием Настав­ле­ния свя­ти­теля Иннокентия.

Сле­ду­ю­щей закон­ной воз­мож­но­стью для необ­хо­ди­мого поуче­ния явля­ется место после про­чте­ния Свя­щен­ного Писа­ния. Про­по­ведь после еван­гель­ского чте­ния имеет в своем осно­ва­нии вер­ность свя­то­оте­че­скому пре­да­нию. Свя­той муче­ник Иустин Фило­соф пишет: «В так назы­ва­е­мый день солнца (т. е. вос­кре­се­нье) бывает у нас собра­ние в одно место всех живу­щих по горо­дам и селам. И чита­ются, сколько поз­во­ляет время, ска­за­ния апо­сто­лов или писа­ния про­ро­ков. Потом, когда чтец пере­ста­нет, пред­сто­я­тель посред­ством слова делает настав­ле­ние…». То есть не только чте­ние Писа­ния, но и обя­за­тель­ная про­по­ведь явля­ются двумя глав­ными эле­мента литур­гии огла­шен­ных. Про­по­ведь после еван­гель­ского чте­ния может быть посвя­щена как смыслу про­чи­тан­ного отрывка, так и после­ду­ю­щей части бого­слу­же­ния, т.е. литур­гии верных.

Тре­тья воз­мож­ность для про­из­не­се­ния кате­хи­зи­че­ского поуче­ния, разъ­яс­ня­ю­щего смысл бого­слу­же­ния – это время после пения запри­част­ного стиха, когда у нас по обы­чаю во мно­гих хра­мах и про­из­но­сится про­по­ведь. Таким обра­зом, три поучи­тель­ных про­по­веди за бого­слу­же­нием дают воз­мож­ность для свя­щен­но­слу­жи­теля разъ­яс­нить смысл литур­ги­че­ских дей­ствий и молит­во­сло­вий, не нару­шая бого­слу­жеб­ного чина и тра­ди­ций Церкви.

Говоря о воз­мож­но­сти истол­ко­ва­ния бого­слу­же­ния во время его совер­ше­ния необ­хо­димо вспом­нить евха­ри­сти­че­ские беседы апо­стола Павла: «В пер­вый же день недели, когда уче­ники собра­лись для пре­лом­ле­ния хлеба, Павел.… бесе­до­вал с ними и про­дол­жал слово до полу­ночи.» (Деян. 20:7–11). При чем поуче­ния апо­стола были настолько про­дол­жи­тельны, что один из слу­ша­ю­щих «юноша, име­нем Евтих, сидев­ший на окне, погру­зился в глу­бо­кий сон, и пошат­нув­шись сон­ный упал вниз с тре­тьего этажа» (Деян. 20:9). Евха­ри­сти­че­ские беседы апо­стола Павла – это совер­шенно осо­бое литур­ги­че­ское бого­сло­вие. Доста­точно напом­нить его зна­ме­ни­тую док­со­ло­ги­че­скую фор­мулу, кото­рая вошла во все после­ду­ю­щие литур­гии: “Бла­го­дать Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста, любовь Бога и Отца и при­ча­стие Свя­того Духа…” (2Кор.13:13).

Сле­ду­ю­щим важ­ным момен­том мис­си­о­нер­ского бого­слу­же­ния явля­ется воз­мож­ность чте­ния Свя­щен­ного Писа­ния на наци­о­наль­ных язы­ках. В «Кон­цеп­ции мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти» запи­сано: «при необ­хо­ди­мо­сти Свя­щен­ное Писа­ние может быть про­чи­тано на наци­о­наль­ном языке про­све­ща­е­мого народа или на рус­ском языке с бого­слов­скими ком­мен­та­ри­ями». Очень часто пони­ма­ние смысла про­чи­тан­ного еван­гель­ского отрывка, не говоря уже о вет­хо­за­вет­ных чте­ниях апо­столь­ских посла­ниях, оста­ется за рам­ками вос­при­я­тия собрав­ше­гося народа. В каче­стве одного из вари­ан­тов раз­ре­ше­ния суще­ству­ю­щей ситу­а­ции пред­ла­га­ется воз­мож­ность исполь­зо­ва­ния раз­лич­ных наци­о­наль­ных язы­ков, рус­ского в том числе. Прин­цип исполь­зо­ва­ния раз­лич­ных наци­о­наль­ных язы­ков за бого­слу­же­нием – есть все­гдаш­ний мис­си­о­нер­ский прин­цип. Свя­ти­тель Инно­кен­тий Мос­ков­ский посто­янно обра­щал вни­ма­ние на необ­хо­ди­мость изу­че­ния мест­ных наци­о­наль­ных язы­ков и соот­вет­ственно пере­вод книг Свя­щен­ного Писа­ния и бого­слу­же­ния на эти языки. Однако часто при­хо­дится слы­шать воз­ра­же­ния по поводу каче­ства подоб­ных пере­во­дов и их ущерб­ность по отно­ше­нию к ори­ги­налу. В своем Пре­ди­сло­вии к Еван­ге­лию от Мат­фея, пере­ве­ден­ному на але­ут­ско-лисьев­ский язык для уна­лаш­кин­цев Свя­ти­тель Инно­кен­тий пишет: «В сей книге есть несколько слов, кото­рые не вполне выра­жают слова рус­ского языка, и это поэтому, что в вашем языке нет рав­но­зна­ча­щих слов; и тако­вые нерав­но­зна­ча­щие слова напе­ча­таны иначе. И поэтому не думайте, чтобы сей пере­вод нико­гда не потре­бо­вал исправ­ле­ния. И Вы не при­вя­зы­вай­тесь к одним сло­вам сего пере­вода, но вни­кайте в самое зна­че­ние и дух сего Боже­ствен­ного Слова». Не сек­рет что пере­вод книг Биб­лии на рус­ский язык (сино­даль­ный пере­вод) также местами нето­чен и отча­сти рас­хо­дится с пер­во­ис­точ­ни­ком. Тем не менее, пере­вод­че­ская мис­сия Церкви нико­гда не пре­кра­ща­лась. Необ­хо­димо, чтобы дан­ное направ­ле­ние твор­че­ски раз­ви­ва­лось и про­во­ди­лась тща­тель­ная работа по устра­не­нию име­ю­щихся оши­бок. Про­блема пере­вода – это и про­блема пере­вод­чика, но, не смотря на то, что каче­ство пере­вода по отно­ше­нию к ори­ги­налу будет все­гда отно­си­тель­ным, подоб­ная дея­тель­ность есть необ­хо­ди­мая состав­ля­ю­щая мис­си­о­нер­ского слу­же­ния Церкви.

Таким обра­зом, мис­си­о­нер­ское бого­слу­же­ние, кото­рое сего­дня в неко­то­рых цер­ков­ных кру­гах вызы­вает рез­кое непри­я­тие и даже появ­ля­ются обви­не­ния в «про­фа­на­ции бого­слу­же­ния», осно­вы­ва­ется на вер­но­сти цер­ков­ному пре­да­нию и свя­то­оте­че­скому мис­си­о­нер­скому насле­дию Церкви. Уко­ре­нен­ность в Пре­да­нии Церкви явля­ется глав­ным осно­ва­нием Ее спа­си­тель­ной миссии.

10. Миссионерское служение в вооруженных силах

Вся­кая работа в воин­ской среде стоит начи­нать с ввод­ной беседы, кото­рая пред­по­ла­гает, что пре­по­да­ва­тель задает слу­ша­те­лям вопросы, на выяс­не­ние того уровня зна­ний, кото­рыми слу­ша­тели рас­по­ла­гают. Создает отно­ше­ние к теме. Выяв­ляет отно­ше­ние слу­ша­те­лей к теме. Вопросы для ввод­ной беседы про­ду­мы­ва­ются зара­нее. Поз­во­ляет опре­де­лить кон­фес­си­о­нально-этни­че­ский состав воен­но­слу­жа­щих. Воз­можно раз­де­ле­ние бесед на группы воен­но­слу­жа­щих по иерар­хи­че­ским сте­пе­ням, напри­мер отдель­ные темы для лич­ного состава сроч­ной службы, отдельно для офи­це­ров, отдельно для кон­тракт­ни­ков. Для про­ве­де­ния мис­сии среди лич­ного состава сроч­ной службы необ­хо­димо иметь в виду, что это люди моло­дые, сле­до­ва­тельно, воз­можны сле­ду­ю­щие основ­ные направ­ле­ния деятельности:

o при­об­ще­ние к литур­ги­че­ской жизни и воцер­ко­в­ле­ние моло­дых людей, кре­щен­ных на гражданке;

o про­све­ти­тель­ская дея­тель­ность, направ­лен­ная на фор­ми­ро­ва­ние пра­виль­ного пред­став­ле­ния об иерар­хии хри­сти­ан­ских цен­но­стей, при­ме­не­ние для этой цели совре­мен­ной научно-бого­слов­ской мето­до­ло­ги­че­ской базы;

o воин­ская служба как форма хри­сти­ан­ского служения;

o созда­ние откры­той хри­сти­ан­ской соци­о­куль­тур­ной среды в местах дис­ло­ка­ции подразделений;

o орга­ни­за­ция спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной помощи моло­дым людям, попав­шим в труд­ную жиз­нен­ную ситу­а­цию или раз­лич­ные виды зави­си­мо­стей (напри­мер: част­ные лич­ные беседы, кон­суль­та­ции с психологом);

o про­ду­ман­ное исполь­зо­ва­ние в мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти среди сол­дат совре­мен­ных форм твор­че­ства: музы­каль­ного, лите­ра­тур­ного, худо­же­ственно-изоб­ра­зи­тель­ного и т.п.

При выборе наи­бо­лее эффек­тив­ных при­е­мов работы с груп­пами воен­но­слу­жа­щих сле­дует учи­ты­вать их соци­аль­ный ста­тус, сте­пень рели­ги­оз­ной инфор­ми­ро­ван­но­сти и спо­соб­ность к вос­при­я­тию пре­по­да­ва­е­мого им пра­во­слав­ного уче­ния. Необ­хо­димо твор­че­ское при­ме­не­ние самых раз­но­об­раз­ных мето­дов духов­ного просвещения.

ЦЕЛЬ вос­пи­та­тель­ная обра­зо­ва­тель­ная раз­ви­ва­ю­щая
ЗАДАЧИ Высо­кие нрав­ствен­ные черты и каче­ства рус­ского война в испол­не­нии долга по защите Родины и веры. При­меры свя­тых воинов. Зна­ком­ство с осно­вами пра­во­слав­ного вероучения.
Сол­дат­ское брат­ство как основа вза­и­мо­от­но­ше­ний в воин­ском коллективе. Хри­сти­ан­ский взгляд на патриотизм. Помочь лич­но­сти вести истин­ную духов­ную жизнь.

(Из бук­лета Сино­даль­ного Отдела по вза­и­мо­дей­ствию с воору­жен­ными силами и пра­во­охра­ни­тель­ными учреждениями)

Основ­ные задачи 

Глав­ной целью Отдела явля­ется орга­ни­за­ция пас­тыр­ского окорм­ле­ния и вос­пи­та­ния воен­но­слу­жа­щих и сотруд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ных учре­жде­ний в духе пра­во­сла­вия, пат­ри­о­тизма и любви к Оте­че­ству, под­дер­жа­ние вза­и­мо­дей­ствия с Воору­жен­ными Силами и пра­во­охра­ни­тель­ными струк­ту­рами. Отдел также участ­вует в соци­аль­ной под­держке вете­ра­нов войны, семей погиб­ших воен­но­слу­жа­щих, орга­ни­зует пас­тыр­ские посе­ще­ния свя­щен­но­слу­жи­те­лями пра­во­слав­ных веру­ю­щих в воен­ных гар­ни­зо­нах, а также лиц, отбы­ва­ю­щих срок лише­ния сво­боды в испра­ви­тельно-тру­до­вых учреждениях

По бла­го­сло­ве­нию Его Свя­тей­ше­ства при Отделе изда­ются газета “Победа, побе­див­шая мир”, одно­имен­ное при­ло­же­ние к газете “Крас­ная Звезда”, газета ” Мир всем” и жур­нал “Вест­ник воен­ного и мор­ского духовенства”.

Прак­тика работы

В связи с тем, что в Рос­сий­ской Феде­ра­ции в насто­я­щее время нет офи­ци­аль­ного инсти­тута воен­ного или тюрем­ного духо­вен­ства, пас­тыр­ская работа в Воору­жен­ных Силах и испра­ви­тель­ных учре­жде­ниях с самого начала суще­ство­ва­ния Отдела легла на плечи при­ход­ских свя­щен­ни­ков, кото­рых пра­вя­щие архи­ереи направ­ляли в воин­ские под­раз­де­ле­ния. К насто­я­щему дню в армии и тюрь­мах несут слу­же­ние около 2000 священников.

Душе­по­пе­чи­тель­ская работа среди воен­но­слу­жа­щих при­несла ощу­ти­мые плоды: улуч­ша­ется дис­ци­плина и морально-пси­хо­ло­ги­че­ский кли­мат в кол­лек­ти­вах, сокра­ща­ются слу­чаи неустав­ных вза­и­мо­от­но­ше­ний. Воен­ное коман­до­ва­ние и офи­церы, ответ­ствен­ные за вос­пи­та­тель­ную работу, ока­зы­вают сотруд­ни­кам Отдела помощь и поддержку.

В воин­ских частях и под­раз­де­ле­ниях появи­лись молель­ные ком­наты, нача­лось стро­и­тель­ство часо­вен и хра­мов, мно­гие из кото­рых освя­тил Свя­тей­ший Патриарх.

Осо­бое вни­ма­ние Отдел уде­ляет учебно-мето­ди­че­ской работе. Его сотруд­ники тру­дятся в Цен­тре духов­ного обра­зо­ва­ния воен­но­слу­жа­щих, создан­ном при Пра­во­слав­ном Свято-Тихо­нов­ском гума­ни­тар­ном уни­вер­си­тете. При содей­ствии Отдела в воен­ных ВУЗах сто­лицы и дру­гих горо­дов Рос­сии созда­ются факуль­теты Пра­во­слав­ной куль­туры. Отдел участ­вует также в орга­ни­за­ции и про­ве­де­нии сов­мест­ных с воен­ными научно-прак­ти­че­ских кон­фе­рен­ций, учебно-мето­ди­че­ских сбо­ров воен­ного духовенства.

Из доклада пред­се­да­теля Сино­даль­ного отдела по вза­и­мо­дей­ствию с Воору­жён­ными силами и пра­во­охра­ни­тель­ными учре­жде­ни­ями про­то­и­е­рея Димит­рия Смир­нова на научно-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции «Цер­ковь и Армия: опыт работы и про­блемы фор­ми­ро­ва­ния кор­пуса штат­ных воен­ных свя­щен­но­слу­жи­те­лей в Воору­жён­ных силах Рос­сий­ской Федерации»

Два года назад от лица Меж­ре­ли­ги­оз­ного совета Рос­сии Пре­зи­денту РФ Д.А. Мед­ве­деву было подано про­ше­ние о воз­рож­де­нии в Воору­жён­ных силах штат­ного воен­ного духо­вен­ства. Глава госу­дар­ства поло­жи­тельно отре­а­ги­ро­вал на эту ини­ци­а­тиву и под­пи­сал соот­вет­ству­ю­щий указ. На сего­дняш­ний день инсти­тут штат­ных пол­ко­вых свя­щен­ни­ков нахо­дится в началь­ной ста­дии сво­его ста­нов­ле­ния. Однако вза­и­мо­дей­ствие Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви с Мини­стер­ством обо­роны насчи­ты­вает уже два­дцать лет. В насто­я­щее время более тысячи свя­щен­ни­ков тру­дятся в нашей армии вне­штатно. И сле­дует под­черк­нуть, что их дея­тель­ность будет раз­ви­ваться и дальше, даже тогда, когда Управ­ле­ние по работе с веру­ю­щими воен­но­слу­жа­щими будет пол­но­стью уком­плек­то­вано штат­ными свя­щен­ни­ками. Ведь 240 штат­ных еди­ниц, кото­рые выде­лены для свя­щен­но­слу­жи­те­лей на всю армию, это, конечно, очень малень­кая цифра. Думаю, что на мил­ли­он­ную армию, кото­рая будет у нас в резуль­тате реформы, опти­маль­ный вари­ант – тысяча священников.

В насто­я­щее время на штат­ные долж­но­сти назна­чено пока 24 чело­века: 23 свя­щен­ника и один мулла. В Мини­стер­стве обо­роны лежат пред­став­ле­ния на восемь­де­сят кан­ди­да­тур свя­щен­ни­ков, кото­рые готовы тру­диться в каче­стве помощ­ни­ков коман­ди­ров по работе с веру­ю­щими воен­но­слу­жа­щими. Мы видим, что дело дви­жется чрез­вы­чайно мед­ленно. Это, впро­чем, вполне объ­яс­нимо: в таком важ­ном деле спешка недо­пу­стима. От нас тре­бу­ется тер­пе­ние, и мы готовы его про­явить, поскольку, по боль­шому счету, ско­рость назна­че­ний при­ме­ни­тельно к нашей ситу­а­ции не имеет прин­ци­пи­аль­ного зна­че­ния. Воен­ное духо­вен­ство у нас уже есть, оно пре­красно рабо­тает, его дея­тель­ность даёт заме­ча­тель­ные резуль­таты. И поэтому для нас как свя­щен­ни­ков, как про­вод­ни­ков слова Божьего совер­шенно не прин­ци­пи­ально, состоим мы в штат­ной армей­ской струк­туре или нет. Штат­ные долж­но­сти нужны, по сути, только для уси­ле­ния эффекта от работы воен­ных свя­щен­ни­ков. А пока назна­че­ния про­ис­хо­дят, всё должно идти своим чередом.

Теперь о тех свя­щен­но­слу­жи­те­лях, кото­рые уже тру­дятся в штате Мино­бо­роны. На них сего­дня воз­ла­га­ется осо­бая задача. Они, как саперы, – не имеют права на ошибку. Их дея­тель­ность должна одно­вре­менно иметь и пас­тыр­скую, и соци­аль­ную направ­лен­ность. Свя­щен­ник дол­жен быть защит­ни­ком млад­ших чинов от неспра­вед­ли­во­сти, дол­жен стать под­лин­ным отцом сол­да­там, не кон­ку­ри­руя при этом с отцами-коман­ди­рами. Это очень дели­кат­ное поло­же­ние. Что каса­ется команд­ного состава, офи­це­ров, то воен­ный свя­щен­ник обя­зан рабо­тать с ними в тес­ном сотруд­ни­че­стве. Ста­рай­тесь рас­по­ло­жить их к себе доб­рым уча­стием, без­уко­риз­нен­ным пове­де­нием, ответ­ствен­ным отно­ше­нием к сво­ему слу­же­нию и неле­ност­ным выпол­не­нием обя­зан­но­стей. Смысл при­сут­ствия свя­щен­ника в части состоит в том, чтобы ради­кально изме­нить к луч­шему, как гово­рят воен­ные, морально-пси­хо­ло­ги­че­ский кли­мат. Для этого не надо зажи­гать бен­галь­ские огни и про­во­дить раз­ные пиар-акции. Но этот труд дол­жен быть заме­тен окружающим.

Конечно, мно­гие вопросы орга­ни­за­ции дея­тель­но­сти воен­ного духо­вен­ства тре­буют окон­ча­тель­ного реше­ния. В част­но­сти, одной из глав­ных про­блем явля­ется низ­кая зара­бот­ная плата штат­ного свя­щен­ника. Ту сумму, о кото­рой изна­чально шла речь, полу­чают еди­ницы, за счет «бое­вых» и про­чих над­ба­вок. Осталь­ные свя­щен­ники полу­чают очень неболь­шую зара­бот­ную плату. Наде­юсь, что этот вопрос будет решён, поскольку сего­дня он вызы­вает серьез­ную оза­бо­чен­ность и у руко­вод­ства госу­дар­ства, и у свя­щен­но­на­ча­лия. Еще одна стран­ность: Мини­стер­ство обо­роны хочет, чтобы всей цер­ков­ной утва­рью свя­щен­ника обес­пе­чи­вала рели­ги­оз­ная орга­ни­за­ция. Это как если бы началь­ник сани­тар­ного отде­ле­ния какой-нибудь диви­зии на свои деньги поку­пал бинты и лекар­ства. Абсурд? Без­условно. К сожа­ле­нию, таких стран­но­стей много, но мы наде­емся, что со вре­ме­нем они будут устра­няться. А пока надо немного потер­петь. Конечно, про­мед­ле­ния в про­цессе воз­рож­де­ния инсти­тута воен­ного духо­вен­ства под­час вызы­вают чув­ство неудо­вле­тво­рён­но­сти, однако борьба и про­ти­во­сто­я­ние сто­рон в дан­ном слу­чае гораздо хуже. Поэтому, несмотря ни на что, мы выби­раем тер­пе­ние и посто­ян­ное дви­же­ние вперед.

Как дол­жен вести себя свя­щен­ник в зоне бое­вых действий

Иерей Дмит­рий Василенков,
(Пред­се­да­тель Отдела по вза­и­мо­дей­ствию с каза­че­ством СПб епархии,
неод­но­кратно коман­ди­ро­ван в зону КТО на Север­ном Кавказе,
имеет ране­ния и бое­вые награды)

Духов­ное окорм­ле­ние воен­но­слу­жа­щих внут­рен­них войск и сотруд­ни­ков сило­вых струк­тур, участ­ву­ю­щих в КТО (контр-тер­ро­ри­сти­че­ской опе­ра­ции) на Север­ном Кав­казе. Доклад на научно-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции «Цер­ковь и Армия: опыт работы и про­блемы фор­ми­ро­ва­ния кор­пуса штат­ных воен­ных свя­щен­но­слу­жи­те­лей в Воору­жен­ных Силах Рос­сий­ской Федерации»

С дав­них пор Север­ный Кав­каз явля­ется одним из клю­че­вых мест на тер­ри­то­рии Рос­сии, через кото­рые опре­де­лён­ные силы пыта­ются реа­ли­зо­вать свои планы по уни­что­же­нию нашего Оте­че­ства. Один из недоб­ро­же­ла­те­лей нашего Оте­че­ства Збигнев Бжезинский писал: «Буду­щее мира будет постро­ено на облом­ках Рос­сии за счёт Рос­сии». Начать выпол­не­ние этой задачи пла­ни­ру­ется, в том числе и на Север­ном Кавказе.

Ситу­а­ция на Север­ном Кав­казе довольно непро­стая и имеет тен­ден­цию к ухуд­ше­нию. Неспо­койна обста­новка в гор­ных рай­о­нах Чечен­ской рес­пуб­лики, где банд­фор­ми­ро­ва­ния пока активно себя не про­яв­ляют, но нано­сят довольно чув­стви­тель­ные точеч­ные удары. Такое же поло­же­ние сло­жи­лось и в Ингу­ше­тии. Тяжела обста­новка и в Даге­стане, где бан­диты дей­ствуют весьма активно. В Кабар­дино-Бал­ка­рии, Кара­чаево-Чер­ке­сии про­сле­жи­ва­ется явное наме­ре­ние банд­под­по­лья раз­жечь в этих рес­пуб­ли­ках огонь войны.

При отсут­ствии чёт­кой госу­дар­ствен­ной идео­ло­гии, опре­де­лён­ных эко­но­ми­че­ских труд­но­стях в дан­ном реги­оне, нали­чии жёст­кой идео­ло­ги­че­ской пози­ции со сто­роны про­тив­ника, поль­зу­ю­щейся попу­ляр­но­стью у опре­де­лен­ного круга кав­каз­ского насе­ле­ния, – весьма сложно воен­ными или чисто эко­но­ми­че­скими мето­дами улуч­шить обста­новку. Без победы на идео­ло­ги­че­ском фронте уми­ро­тво­рить Север­ный Кав­каз невозможно.

Воен­ные задачи на Север­ном Кав­казе в дан­ный момент решают прежде всего ВВ РФ при под­держке дру­гих сило­вых струк­тур: воин­ские под­раз­де­ле­ния ОГВиС в ЧР, под­раз­де­ле­ния Севе­ро­кав­каз­ского реги­о­наль­ного коман­до­ва­ния ВВ, под­раз­де­ле­ния спе­ци­аль­ного назна­че­ния ВВ из раз­ных реги­о­нов Рос­сии, а также спец­под­раз­де­ле­ния дру­гих сило­вых струк­тур. В насто­я­щее время из бри­гад опе­ра­тив­ного назна­че­ния ВВ, дис­ло­ци­ру­ю­щихся в раз­лич­ных субъ­ек­тах РФ, выде­ля­ются бата­льонно-так­ти­че­ские группы для выпол­не­ния спе­ци­аль­ных задач на тер­ри­то­рии Севе­ро­кав­каз­ского реги­она. В связи с этим необ­хо­димо заме­тить, что на тер­ри­то­рии рес­пуб­лик СК, кроме ЧР, нахо­дится довольно много сол­дат сроч­ной службы.

Непро­стая ситу­а­ция сло­жи­лась с духов­ным окорм­ле­нием воин­ских под­раз­де­ле­ний. В реги­о­нах с пре­об­ла­да­ю­щим мусуль­ман­ским насе­ле­нием и непро­стой опе­ра­тив­ной обста­нов­кой мест­ным епар­хиям весьма сложно орга­ни­зо­вать духов­ное окорм­ле­ние воен­но­слу­жа­щих, им бы спра­виться с духов­ной под­держ­кой убы­ва­ю­щего рус­ского насе­ле­ния. Неко­то­рые под­раз­де­ле­ния ВВ из дру­гих реги­о­нов Росси при­ез­жают на СК со сво­ими свя­щен­ни­ками, но таких под­раз­де­ле­ний весьма мало, и их свя­щен­ники не могут уде­лить доста­точно вни­ма­ния воен­но­слу­жа­щим дру­гих воин­ских частей.

Уже дол­гое время при Сино­даль­ном отделе суще­ствует группа свя­щен­ни­ков, регу­лярно выез­жа­ю­щих на Север­ный Кав­каз при актив­ной под­держки руко­вод­ства сило­вых ведомств: заве­ду­ю­щий сек­то­ром ВВ диа­кон Алек­сий Завар­нов – согла­со­ва­ние с коман­до­ва­нием ВВ и общее руко­вод­ство, прот. Андрей Немы­кин – под­раз­де­ле­ния 46 оброн и СК реги­о­наль­ного коман­до­ва­ния, иерей Димит­рий Васи­лен­ков — под­раз­де­ле­ния раз­ве­ду­прав­ле­ния ОГВиС и отряды спец­наза раз­лич­ных сило­вых ведомств, прот. Димит­рий Соло­нин – части Мини­стер­ства обо­роны, раз­лич­ные под­раз­де­ле­ния МВД, и дру­гие отцы. За годы суще­ство­ва­ния группы сло­жи­лись доб­рые рабо­чие отно­ше­ния с руко­вод­ством раз­лич­ных сило­вых ведомств, участ­ву­ю­щих в КТО на СК.

Что же дол­жен знать свя­щен­ник, отправ­ля­ясь на Север­ный Кав­каз? Поездка в зону КТО начи­на­ется с трез­вого взгляда на себя. Свя­щен­ник, нахо­дя­щийся в зоне бое­вых дей­ствий, дол­жен быть пси­хо­ло­ги­че­ски готов к воз­мож­ным испы­та­ниям, доста­точно физи­че­ски под­го­тов­лен, если он не хочет быть обу­зой для воен­но­слу­жа­щих и про­ве­сти всю коман­ди­ровку где-нибудь на бое­вых пози­циях тыло­вых под­раз­де­ле­ний. Свя­щен­ник дол­жен быть в меру про­фес­си­о­нально под­го­тов­лен как воен­ный: уметь ока­зать меди­цин­скую помощь, знать основы воен­ной так­тики, топо­гра­фии, уметь поль­зо­ваться кар­той, ори­ен­ти­ро­ваться на мест­но­сти, знать штат­ные сред­ства радио­связи, раз­би­раться в ору­жии. Понятно, что при­ме­нять ору­жие свя­щен­нику нельзя, но под­не­сти нуж­ные бое­при­пасы к ору­жию, из кото­рого сол­дат ведёт бой, он в силах.

После оценки своих сил и воз­мож­но­стей необ­хо­димо эки­пи­ро­ваться. Мини­мум вещей: нужно понять, что носиль­щики будут не все­гда, и в горах, воз­можно, при­дется тащить свой скарб на себе. Здесь помо­гут советы быва­лых вои­нов. Обя­за­тельно нужна военно-поле­вая форма (без нее невоз­можно пере­ме­щаться в местах сопри­кос­но­ве­ния наших войск с банд­фор­ми­ро­ва­ни­ями), обувь, удоб­ная для пере­ме­ще­ния по горам и т.д.

Далее — бла­го­сло­ве­ние сво­его епар­хи­аль­ного архи­ерея и раз­ре­ше­ние на коман­ди­ровку в Сино­даль­ном отделе, выписка коман­ди­ро­воч­ного листа и через руко­во­ди­теля сек­тора ВВ диа­кона Алек­сея Завар­нова – оформ­ле­ние коман­ди­ровки в глав­ном коман­до­ва­нии ВВ.

Под­го­товка поездки, покупка биле­тов, лучше – на авиа­рейс. Так как не все­гда вре­мен­ные рамки коман­ди­ровки сов­па­дают с воз­мож­но­стями авиа­ции ВВ, ино­гда при­хо­дится поку­пать билеты за свой счёт или за счёт бла­го­тво­ри­те­лей. Само­лёты Москва – Вла­ди­кав­каз, Москва – Гроз­ный – к вашим услу­гам. Опять же, о вашем при­бы­тии на дан­ном авиа­рейсе необ­хо­димо уве­до­мить встре­ча­ю­щую сторону.

При­быв в Хан­калу, нужно пред­ста­виться руко­вод­ству ОГВиС и согла­со­вать марш­руты коман­ди­ровки. Для этого созда­ется доку­мент, под­пи­сан­ный коман­ду­ю­щим ОГВиС, где обо­зна­ча­ются те под­раз­де­ле­ния, кото­рые вы соби­ра­е­тесь посе­тить, ваш марш­рут и охрана, а также ответ­ствен­ные лица. Понятно, что не все­гда и везде уда­ется чётко сле­до­вать наме­чен­ному гра­фику, но такой доку­мент быть дол­жен, это ваше види­мое осно­ва­ние для при­сут­ствия на тер­ри­то­рии, где про­во­дится КТО. Посе­ще­ние под­раз­де­ле­ний, нахо­дя­щихся вне тер­ри­то­рии ОГВиС, осу­ществ­ля­ется по согла­со­ва­нию руко­во­ди­теля сек­тора ВВ с глав­ко­ма­том ВВ.

И вот – в путь. И здесь необ­хо­димо выучить наизусть ряд важ­ных пра­вил, нару­ше­ние кото­рых может при­ве­сти к зачис­ле­нию в списки вечно живых героев.

  1. Закон войны прост: если ты слаб и плохо под­го­тов­лен, то шан­сов на выжи­ва­ние у тебя крайне мало.
  2. Молитва – твоя пер­вая помощь в непро­стой ситу­а­ции для тебя и твоих товарищей.
  3. Коман­дир все­гда один, и он несёт ответ­ствен­ность за бой­цов и за тебя. Не мешай ему. Он же не учит тебя молиться и совер­шать бого­слу­же­ние! Не дави на него и не при­ни­май за него решения.
  4. При пере­ме­ще­нии на транс­порте или в бое­вых поряд­ках нахо­дись там, где тебе опре­де­лено место, не мешайся под ногами. Вни­ма­тельно наблю­дай за окру­жа­ю­щей обста­нов­кой и докла­ды­вай, заме­тив что-либо подозрительное.
  5. Не отвле­кай воен­но­слу­жа­щих пустыми раз­го­во­рами, не мешай выпол­нять бое­вую задачу.
  6. Имей при себе сред­ства связи (теле­фон) и номер для экс­трен­ной связи с руко­вод­ством ОГВиС, свое­вре­менно выходи на связь с коман­до­ва­нием груп­пи­ровки и руко­вод­ством Сино­даль­ного отдела.
  7. Не обре­ме­няй сол­дат сво­ими вещами: они выпол­няют бое­вую задачу, а не явля­ются носильщиками.
  8. Запре­щено высо­вы­ваться, громко раз­го­ва­ри­вать, про­из­вольно пере­дви­гаться без команды, под­ни­мать любые, даже без­обид­ные, вещи.
  9. Необ­хо­димо соблю­дать сек­рет­ность, сохра­нять воен­ную тайну.
  10. При посе­ще­нии под­раз­де­ле­ний умело рас­пре­де­ляй время, чтобы всё успеть: бого­слу­же­ния, таин­ства, беседы – всё должно быть разумно огра­ни­чено вре­мен­ными рам­ками, чтобы мак­си­мально реа­ли­зо­вать все наме­чен­ные цели.
  11. Помни: зло­упо­треб­ле­ние спирт­ными напит­ками и в мир­ной жизни опасно для свя­щен­ника, там же – смерть, если не физи­че­ская, то духовная.

Не потвор­ствуй греху, в том числе ругани матом, вра­зум­ляй с любо­вью. Мат, как и любой грех, при­во­дит к поте­рям лич­ного состава. Из лич­ных при­ме­ров: в одном из воин­ских под­раз­де­ле­ний, даже несмотря на суще­ство­ва­ние часовни сто­яла ругань и обще­хлад­ное отно­ше­ние к вере. На вра­зум­ле­ние – смех. Резуль­тат: на выходе попали в засаду, огонь в ответ не откры­вали, коман­дир про­сто сбе­жал, боль­шие потери. В одном из под­раз­де­ле­ний всё жилое поме­ще­ние обве­шано изоб­ра­же­ни­ями голых жен­ских тел, на неод­но­крат­ные вра­зум­ле­ния – отмашки рукой и отго­ворки. Резуль­тат: бое­вики обстре­ляли на рынке, из всего под­раз­де­ле­ния выжил один чело­век, при­чём явно чудом Божиим, о чём всем и сообщил.

Не стес­няй­тесь настав­лять бой­цов, если они во время выпол­не­ния бое­вой задачи ведут себя недолж­ным обра­зом: от пра­виль­ных дей­ствий каж­дого зави­сит жизнь всех, здесь рас­слаб­лен­ность и рас­хля­бан­ность неуместны. Как-то при выходе с одной из гор­ных застав раз­вед­чики пере­дали меня сотруд­ни­кам мили­ции, недавно при­быв­шим на тер­ри­то­рию ЧР. Отъ­е­хав от заставы, про­били колесо, и все сотруд­ники стол­пи­лись у машины, дружно обсуж­дая воз­ник­шую про­блему. Крат­кое вра­зум­ле­ние не возы­мело дей­ствия, при­шлось сооб­щить о пра­ви­лах пове­де­ния в дан­ной мест­но­сти и послед­ствиях нару­ше­ния этих пра­вил и жёстко потре­бо­вать испол­не­ния долж­ност­ных инструк­ций. Дошло.

Бой, как его ни пред­став­ляй, как ни готовься к нему, все­гда насти­гает врас­плох. Здесь у каж­дого чело­века при­об­ще­ние к реа­лиям войны про­ис­хо­дит по-сво­ему. Но для свя­щен­ника весьма важно не забыть, что он свя­щен­ник. С боль­шим сочув­ствием отно­сятся в бою к баналь­ным люд­ским сла­бо­стям, то есть: блед­ность, дрожь, заи­ка­ние, «зем­ные поклоны» про­ле­та­ю­щим твёр­дым телам; не про­щают тру­сость и панику. Пер­вое дело в такой ситу­а­ции – молитва за себя и вои­нов. Под­держи и гром­ким сло­вом, напри­мер: «С нами Бог!», «Ото­бьёмся!». Не мешайся под ногами, возьми на себя помощь ране­ным и орга­ни­за­цию цен­тра бое­пи­та­ния. Рас­па­ко­вы­вай коробки с патро­нами, заря­жай мага­зины и раз­да­вай вои­нам, веду­щим бой, сло­вом и делом укреп­ляй сла­бых. Так, при засаде в Веден­ском рай­оне, сна­ря­жая мага­зины, уда­ва­лось ещё и вра­зум­лять неко­то­рых бой­цов: поме­шать снай­перу пре­вра­титься со своей снай­пер­ской вин­тов­кой в пуле­мёт­чика. А ребя­там во время боя запом­ни­лось, что батюшка их ругал за мат, гово­рил, будете мате­риться – не попа­дёте. Во время боя – смот­реть в оба и обя­за­тельно докла­ды­вать о любом изме­не­нии обста­новки. По воз­мож­но­сти орга­ни­зо­вать связь; нали­чие сото­вого теле­фона при уни­что­же­нии штат­ных средств связи помогло вызвать подмогу.

После боя по при­бы­тии в под­раз­де­ле­ние насту­пает важ­ное время для духов­ной работы. Так, в одном из отря­дов спец­наза ВВ после подоб­ного про­ис­ше­ствия все кре­стики и иконки, при­ве­зён­ные на всю коман­ди­ровку, разо­брали сразу, все кто был не кре­щён, при­няли таин­ство кре­ще­ния. Побла­го­дари Бога за помощь в тяжё­лой ситу­а­ции и жни: нивы побе­лели. Обычно после таких испы­та­ний даль­ней­шая коман­ди­ровка про­хо­дит с осо­бым чув­ством радо­сти (прин­цип шофёра, попав­шего в ава­рию). Не стоит дёр­гаться и дёр­гать дру­гих, молись и дей­ствуй дальше.

Таковы неко­то­рые общие пра­вила, кото­рые дол­жен знать свя­щен­ник, попав­ший на тер­ри­то­рию, где про­во­дится КТО. Ещё раз хочется под­черк­нуть, что любым делом должны зани­маться про­фес­си­о­налы, а не люби­тели-диле­танты. Цена слиш­ком высока: не только твоя жизнь, но и жизнь твоих това­ри­щей. Поэтому созда­ние спе­ци­аль­ной группы свя­щен­ни­ков, име­ю­щих опре­де­лён­ный бое­вой опыт и гото­вых тру­диться в экс­тре­маль­ной обста­новке – весьма нуж­ный и свое­вре­мен­ный шаг. Такая группа – это ещё и бес­цен­ный опыт для дру­гих жела­ю­щих окорм­лять сило­вые струк­туры, а также боль­шая помощь штат­ному воен­ному духо­вен­ству Мини­стер­ства обо­роны в могу­щих воз­ник­нуть вне­штат­ных ситуациях.

11. Миссия в СМИ

Н.А. Абель­ская

(Пре­по­да­ва­тель Мис­си­о­нер­ских кур­сов СПб епар­хии, жур­на­лист, педагог)

Как мини­мум три века назад в Рос­сии про­изо­шел и раз­ви­ва­ется до сих пор тра­ги­че­ский рас­кол духов­ной и свет­ской куль­туры. Не слу­чайно свя­той Сера­фим и Пуш­кин, кото­рые были совре­мен­ни­ками, друг о друге не знали. Попытка вос­со­еди­нить два эти парал­лель­ные пути в 20‑м веке была пред­при­нята два­жды. В начале века рус­ская рели­ги­оз­ная фило­со­фия попы­та­лась соеди­нить две части куль­туры, но это закон­чи­лось для кого-то фило­соф­ским паро­хо­дом, для кого-то — лаге­рем смерти. В 70‑е годы была попытка пред­ста­ви­те­лей «вто­рой лите­ра­тур­ной дей­стви­тель­но­сти» по-новому, твор­че­ски, осмыс­лить духов­ный путь раз­ви­тия Рос­сии, но, к сожа­ле­нию, это тоже кон­чи­лось ничем. И сего­дня, когда мы гово­рим о СМИ, мы должны хорошо пони­мать, что СМИ — это часть именно свет­ской культуры.

Зарож­де­ние СМИ в Рос­сии про­изо­шло в то время, когда свет­ская и духов­ная куль­тура уже разо­шлись, поэтому СМИ изна­чально раз­ви­ва­лись как часть свет­ской куль­туры. Даже если гово­рить о СМИ, изда­ва­е­мых под эги­дой РПЦ, все равно общие законы, по кото­рым дела­ется какое-либо изда­ние, заим­ство­ваны у свет­ских СМИ, поскольку те были первыми.

Исто­рия раз­ви­тия СМИ. Пер­вая ком­му­ни­ка­ци­он­ная революция.

Сколько лет СМИ? Около 100 тыс. лет назад стали исполь­зо­ваться некие пред­меты — камни, кусочки дерева, кости живот­ных — как пред­течи книг для пере­дачи инфор­ма­ции. Наскаль­ные изоб­ра­же­ния — тоже один из спо­со­бов пере­дачи инфор­ма­ции. Пись­мен­ность появи­лась в про­ме­жутке от 12 до 4 тыс. лет до Рож­де­ства Хри­стова в Шумере и Египте, и пись­мен­ность эта была постро­ена на основе идео­грамм — услов­ных зна­ков, кото­рые поз­во­ляли запи­сы­вать и пере­да­вать информацию.

Пер­вая форма бумаги – папи­рус. Для его изго­тов­ле­ния исполь­зо­вали доста­точно доро­гие тех­но­ло­гии. Идео­гра­фи­че­ское письмо, кроме того, сложно для изу­че­ния, поэтому пись­мен­ность широ­кого рас­про­стра­не­ния пона­чалу не имела. Появ­ле­ние гре­че­ского алфа­вита, алфа­вита бук­вен­ного, при­вело к мас­со­вой гра­мот­но­сти, и с этим явле­нием при­нято свя­зы­вать первую ком­му­ни­ка­ци­он­ную рево­лю­цию. Это отра­жено в исто­рии, и мы даже можем уви­деть гра­ницу между пись­мен­ной и уст­ной речью: так, Сократ и Гомер сами не писали, но их тек­сты, запи­сан­ные совре­мен­ни­ками, до нас дошли.

В сред­ние века гра­мот­ность пере­ме­ща­ется в цер­ковь, в мона­стыри. В Европе основ­ным пись­мен­ным язы­ком гра­мот­ных людей ста­но­вится латынь. В Рос­сии ком­му­ни­ка­ци­он­ную рево­лю­цию, после кото­рой мас­сово и доста­точно быстро стала рас­про­стра­няться гра­мот­ность, осу­ще­ствили Кирилл и Мефодий.

Исто­рия раз­ви­тия СМИ. Вто­рая ком­му­ни­ка­ци­он­ная революция.

Сле­ду­ю­щая рево­лю­ция была свя­зана с печа­тью. Пер­вый печат­ный ста­нок появился в Китае в 8‑м веке, при этом в Китае уже в 1‑м веке делали бумагу. Но такого широ­кого рас­про­стра­не­ния, как в Европе, кни­го­пе­ча­та­ние не полу­чило. Печат­ные станки в Китае были дере­вян­ные, в резуль­тате печать — не очень каче­ствен­ная. Появ­ле­ние печат­ного станка, изоб­ре­тен­ного Гут­тен­бер­гом, кото­рый исполь­зо­вал металл, при­вело к огром­ным пере­ме­нам в рас­про­стра­не­нии инфор­ма­ции: появи­лась новая тех­но­ло­гия мас­со­вого про­из­вод­ства печат­ной про­дук­ции, книги — не сразу, но посте­пенно — стали намного дешевле. В сере­дине 15-го века появ­ля­ется пер­вая печат­ная книга, а уже к 1500-му году каж­дый круп­ный евро­пей­ский город имеет бумаж­ную фаб­рику! Умень­ше­ние цены на печать ведет к уве­ли­че­нию спроса на книги. Заме­тим, что рас­про­стра­не­ние идей Лютера свя­зано именно с появ­ле­нием печат­ных книг. Без них идеи Рефор­ма­ции не были бы так быстро и широко вос­при­няты. Вто­рая ком­му­ни­ка­тив­ная рево­лю­ция — появ­ле­ние печат­ного станка — спо­соб­ство­вало побе­до­нос­ному рас­про­стра­не­нию этих идей.

Вся исто­рия ком­му­ни­ка­ции, исто­рия средств мас­со­вой инфор­ма­ции — это исто­рия раз­ви­тия тех­но­ло­гий. С раз­ви­тием новых тех­но­ло­гий насту­пает новый этап раз­ви­тия СМИ. Появ­ля­ется теле­граф — изме­ня­ется ско­рость пере­дачи сооб­ще­ний, по срав­не­нию с транс­порт­ными сред­ствами связи ско­рость вырас­тает на порядок.

В 1840‑м году появ­ля­ется азбука Морзе, и пере­дача инфор­ма­ции ста­но­вится куда более быст­рой и надеж­ной. В конце 19-го века теле­граф пре­вра­ща­ется в гло­баль­ную систему. Одна из пер­вых моно­по­лий США — это транс­оке­ан­ский кабель, обес­пе­чи­ва­ю­щий связь между мате­ри­ками Теле­граф повлиял на газет­ную и жур­наль­ную прак­тику. Газеты и жур­налы к 19-му веку прочно пошли в оби­ход, но появи­лась воз­мож­ность очень быст­рой пере­дачи ново­стей, в том числе меж­кон­ти­нен­таль­ной, и это при­вело к новому каче­ству СМИ.

В конце 19-го века появ­ля­ется теле­фон, кото­рый быстро ста­но­вится досту­пен прак­ти­че­ски всем слоям насе­ле­ния. Пере­дача инфор­ма­ции упро­ща­ется, воз­мож­но­сти рас­ши­ря­ются. Жур­на­ли­сты тоже начи­нают поль­зо­ваться теле­фо­ном для пере­дачи сооб­ще­ний, и это, в свою оче­редь, рас­ши­ряет воз­мож­но­сти СМИ.

В 1839‑м году появ­ля­ется фото­гра­фия, но только спу­стя 40–50 лет воз­ни­кает такой жанр, как фото­жур­на­ли­стика. Вна­чале фото­гра­фия срав­нима с порт­рет­ным искус­ством, но потом ею начи­нают поль­зо­ваться журналисты.

В конце 19-го века Попов и Мар­кони прак­ти­че­ски одно­вре­менно для пере­дачи азбуки Морзе изоб­ре­тают радио. После Пер­вой Миро­вой войны с помо­щью радио начи­нают пере­да­вать живую чело­ве­че­скую речь, музыку. Радио в 30‑е годы — одно из мас­со­вых средств инфор­ма­ции, на радио, кроме новост­ных пере­дач, появ­ля­ются музы­каль­ные и спор­тив­ные пере­дачи, теат­раль­ные поста­новки. Пере­дачи ока­зы­вают огром­ное вли­я­ние на фор­ми­ро­ва­ние потреб­но­стей боль­ших масс людей, и ока­зы­ва­ется, что медиа очень удобны для реклам­ных целей, а также для про­па­ганды. В 30–40‑х годах Гит­лер создал огром­ную про­па­ган­дист­скую машину, в кото­рой глав­ную роль играли СМИ, в том числе радио.

В конце 30‑х годов появ­ля­ется теле­ви­зор, но бур­ное раз­ви­тие теле­ви­де­ния при­хо­дится на 50‑е годы. Вна­чале теле­ви­де­ние копи­рует радио, потом ста­но­вится важ­ной тех­но­ло­гией соци­аль­ной жизни, что мы наблю­даем и сегодня.

Надо иметь ввиду, что медиа не ней­тральны. СМИ вли­яют не только на форму сооб­ще­ния, но и на его содер­жа­ние. СМИ исполь­зу­ются в даль­ней­шем в про­па­ган­дист­ских, идео­ло­ги­че­ских, реклам­ных целях. По мере раз­ви­тия СМИ воз­ни­кает все боль­шая опас­ность мани­пу­ля­ции аудиторией.

Инфор­ма­ци­он­ное общество

Появ­ле­ние пер­со­наль­ного ком­пью­тера, про­ник­но­ве­ние ПК в каж­дый дом, что в Рос­сии про­изо­шло в тече­ние при­бли­зи­тельно 10 послед­них лет, тоже можно счи­тать ком­му­ни­ка­ци­он­ной рево­лю­цией. Рас­ши­ря­ю­щи­еся инфор­ма­ци­он­ные воз­мож­но­сти совер­шенно несо­по­ста­вимы с теми, что были 20, 30, 50 лет назад. С широ­ким рас­про­стра­не­нием инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий стала осо­зна­ваться клю­че­вая роль инфор­ма­ции в обществе.

На наших гла­зах воз­ни­кает то, что при­нято назы­вать инфор­ма­ци­онно-ком­му­ни­ка­ци­он­ным обще­ством. Это обще­ство, в кото­ром веду­щим сек­то­ром ста­но­вится инфор­ма­ци­он­ный, при­чем в пря­мом эко­но­ми­че­ском смысле. В этом сек­торе сосре­до­то­чены самые боль­шие деньги, в нем занято огром­ное коли­че­ство спе­ци­а­ли­стов раз­ных про­фес­сий, свя­зан­ных с инфор­ма­ци­он­ными тех­но­ло­ги­ями. Инфор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии очень сильно поме­няли жизнь наших совре­мен­ни­ков. Это каса­ется и прак­тики работы СМИ. Жур­на­ли­сты, кото­рые рабо­тали в печат­ных СМИ, на радио и теле­ви­де­нии, должны были тех­ни­че­ски пере­учи­ваться и пси­хо­ло­ги­че­ски пере­стра­и­ваться. Кроме того, появи­лось некое парал­лель­ное инфор­ма­ци­он­ное поле, кото­рое начи­нает выпол­нять те же функ­ции, что и жур­на­ли­стика. Мно­гие люди сего­дня пред­по­чи­тают полу­чать инфор­ма­цию непо­сред­ственно из интер­нета, появи­лись и элек­трон­ные СМИ, в том числе такие, кото­рые суще­ствуют только в интер­нете. Весь интер­нет сего­дня высту­пает как одно боль­шое сред­ство мас­со­вой инфор­ма­ции, слабо струк­ту­ри­ро­ван­ное, никем не управ­ля­е­мое. Это бур­ное раз­ви­тие новой инфор­ма­ци­он­ной среды все­рьез вли­яет на созна­ние людей и меняет его, для чего созда­ются и раз­ви­ва­ются осо­бые технологии.

Вза­и­мо­дей­ствие орга­ни­за­ций со СМИ

Основ­ные жанры печат­ной жур­на­ли­стики сего­дня – жанры инфор­ма­ци­он­ные. Это заметки (корот­кие сооб­ще­ния и более раз­вер­ну­тые репор­тажи с места собы­тий), инфор­ма­ци­он­ные отчеты и так назы­ва­е­мые инфор­ма­ци­он­ные интер­вью, где чело­век, оче­ви­дец или участ­ник собы­тия — отве­чает на вопросы жур­на­ли­ста, или жур­на­лист запи­сы­вает его моно­лог. Также в серьез­ных СМИ все­гда при­сут­ствуют ана­ли­ти­че­ские мате­ри­алы: ком­мен­та­рии, ана­ли­ти­че­ские интер­вью, колонки авто­ров, тема­ти­че­ские статьи,обзоры, рецен­зии. Ана­ли­ти­че­ские жанры пред­по­ла­гают не про­сто пере­дачу инфор­ма­цию, крат­кой или раз­вер­ну­той, а дают осмыс­ле­ние неко­его собы­тия, факта, материала.

В отно­си­тельно недав­ние вре­мена были попу­лярны худо­же­ственно-пуб­ли­ци­сти­че­ские жанры, такие, как очерк или фелье­тон, при­чем очерки могли быть порт­рет­ными, собы­тий­ными — на грани худо­же­ствен­ной лите­ра­туры. Все эти жанры почти исчезли и исполь­зу­ются очень редко.Зато появи­лись новые жанры, такие как ответ на кри­тику, опро­вер­же­ние дезинформации.

Для обще­ния раз­лич­ных орга­ни­за­ций с жур­на­ли­стами при­ду­мана такая форма, как пресс-релиз. Он нужен для при­гла­ше­ния жур­на­ли­стов на какое-либо мероприятие.

Пресс-релиз — это текст очень кон­крет­ный, корот­кий. В пресс-релизе нужно ука­зать время, место, назва­ние меро­при­я­тия, имена участ­ни­ков и дать коор­ди­наты для обрат­ной связи. Пресс релизы при­нято рас­сы­лать по e‑mail или по факсу. Но в каж­дую редак­цию еже­дневно при­хо­дит огром­ное коли­че­ство при­гла­ше­ний на самые раз­ные меро­при­я­тия. Поэтому нужно еще позво­нить и поин­те­ре­со­ваться, дошел ли пресс-релиз, допол­ни­тельно про­ком­мен­ти­ро­вать то, к чему хотите при­влечь внимание.

Как пишется пресс-релиз?

Пресс-релиз стро­ится по прин­ципу «пере­вер­ну­той пира­миды». В пер­вом абзаце сооб­ща­ется самое глав­ное: время, место, собы­тие, имена участ­ни­ков, обрат­ная связь. В сле­ду­ю­щем абзаце можно дать допол­ни­тель­ные све­де­ния, ста­ти­стику, какую-то цитату. Пресс-релиз дол­жен поме­щаться на одной стра­ничке, допол­ни­тель­ную инфор­ма­цию можно выне­сти в при­ло­же­ние. Если пресс-релиз рас­сы­ла­ется в раз­ные изда­ния, то в одно изда­ние можно послать пресс-релиз пол­но­стью, в дру­гое — только два абзаца, куда-то – один пер­вый абзац. Это зави­сит от фор­мата СМИ. Обычно пресс-релизы рас­сы­ла­ются за неделю, за пять дней до мероприятия.

Что такое пресс-конференция?

Если нужно осве­тить какую-то про­блему, при­гла­шают экс­пер­тов, хорошо вла­де­ю­щих этим мате­ри­а­лом — 2–3 чело­века, но не больше трех. Пресс-кон­фе­рен­ция должна про­дол­жаться 40–60 минут, пол­часа нужно оста­вить для сво­бод­ного обще­ния участ­ни­ков с жур­на­ли­стами. Зара­нее гото­вятся 2–3 доклада, в кото­рых изла­га­ется суть про­блемы. Обсуж­де­ние воз­можно после каж­дого доклада или после всех докла­дов. Пресс-кон­фе­рен­ции при­нято устра­и­вать в пер­вой поло­вине дня, от 11-ти до 15-ти часов.

Чтобы заин­те­ре­со­вать СМИ своей дея­тель­но­стью, сле­дует искать или само­сто­я­тельно созда­вать инфор­ма­ци­он­ные поводы. Инфор­ма­ци­он­ным пово­дом может быть про­ис­хо­дя­щее собы­тие, про­во­ди­мое меро­при­я­тие или сде­лан­ное заяв­ле­ние. Для СМИ важны зна­чи­мость собы­тия, его новост­ной харак­тер, уча­стие а нем извест­ных людей. Инфор­ма­ци­он­ными пово­дами могут слу­жить празд­ник, юби­лей, при­езд извест­ного чело­века, пуб­лич­ные дебаты (осо­бенно, если в них участ­вует извест­ные люди), запрос в пра­во­охра­ни­тель­ное органы, бла­го­тво­ри­тель­ная акция, пре­зен­та­ция, фести­валь, кон­церт, спор­тив­ное меро­при­я­тие, акция про­те­ста, новый про­ект в любой сфере, пуб­ли­ка­ция резуль­та­тов социо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний и тп.

Изда­ние соб­ствен­ных СМИ

Для изда­ния соб­ствен­ной газеты или жур­нала нужно опре­де­лить, для какой ауди­то­рии они пред­на­зна­чены, каковы их задачи. В соот­вет­ствии с этим раз­ра­ба­ты­ва­ется стиль и струк­тура СМИ, прин­цип его рас­про­стра­не­ния. Основ­ные тре­бо­ва­ния к любым тек­стам таковы: текст дол­жен пре­сле­до­вать кон­крет­ные цели; необ­хо­димы раз­но­жан­ро­вые мате­ри­алы раз­ного объ­ема – корот­кие и раз­вер­ну­тые; изло­же­ние должно быть по воз­мож­но­сти про­стым, не сле­дует зло­упо­треб­лять про­фес­си­о­наль­ными тер­ми­нами, жар­го­ном и слен­гом; не стоит исполь­зо­вать штампы. Инфор­ма­ция должна быть новой, инте­рес­ной, важ­ной для ауди­то­рии; инфор­ма­цию сле­дует пода­вать эмо­ци­о­нально, кор­ректно и убе­ди­тельно; сле­дует гра­мотно исполь­зо­вать цитаты.

Каковы прин­ципы под­го­товки мате­ри­а­лов для СМИ?

Это доку­мен­та­лизм, досто­вер­ность, объ­ек­тив­ность, что дости­га­ется пуб­ли­ка­цией ком­мен­та­риев, про­гно­зов, исполь­зо­ва­нием полемики.

Осо­бое место зани­мают фото­гра­фии – без них инфор­ма­ция вос­при­ни­ма­ется с тру­дом. Сле­дует пуб­ли­ко­вать не только порт­реты вип-пер­сон, но и сюжет­ные снимки, при этом обя­за­тельны под­писи к фото­гра­фиям. Если воз­можно, стоит при­гла­шать про­фес­си­о­наль­ных фото­гра­фов. Полезно иметь соб­ствен­ный фотоархив.

Нужно ли Церкви зани­маться пиар-технологиями?

Сле­дует знать о том, что они есть, и уметь их раз­ли­чать для того, чтобы не поз­во­лять собой мани­пу­ли­ро­вать. Также нужно про­све­щать тех, кого вы окорм­ля­ете, с тем, чтобы защи­тить их от мани­пу­ли­ро­ва­ния. Если гло­баль­ная задача мис­сии — при­ве­сти чело­века ко Хри­сту, то одна из локаль­ных задач — не поз­во­лить уве­сти от Христа.

В совре­мен­ном обще­стве полу­чили рас­про­стра­не­ние так назы­ва­е­мые «гряз­ные тех­но­ло­гии», при­чем как про­ти­во­прав­ные, так и суще­ству­ю­щие в пра­во­вом поле. В 20‑м веке появился новый вид войны – инфор­ма­ци­онно-пси­хо­ло­ги­че­ская. Основ­ная задача такой войны – ото­рвать чело­века от реаль­но­сти, заста­вить дей­ство­вать неадек­ватно. Как это происходит?

СМИ дают якобы объ­ек­тив­ную инфор­ма­цию, на самом деле мани­пу­ли­руя обще­ствен­ным созна­нием (наи­бо­лее ярким при­ме­ром слу­жат пред­вы­бор­ные ком­па­нии). Спо­собы рас­про­стра­не­ния такого рода инфор­ма­ции – не только СМИ, но и листовки, письма, слухи, пред­став­ля­ю­щие собой якобы утечку кон­фи­ден­ци­аль­ной инфор­ма­ции. В ход идут правда, полу­правда и пря­мая ложь. Нередко тот, кто ведет инфор­ма­ци­он­ную войну, исполь­зует адми­ни­стра­тив­ные рычаги.

Как про­ти­во­сто­ять гряз­ным технологиям?

Нега­тив­ную инфор­ма­цию можно пре­ду­пре­ждать, смяг­чать ее вос­при­я­тие за счет прав­ди­вой подачи, созда­вать пози­тив­ный образ уни­что­жа­е­мого «врага».

12. Апологетическая миссия

(Из Кон­цеп­ции Мис­си­о­нер­ской Дея­тель­но­сти РПЦ)

Апо­ло­ге­ти­че­ская мис­сия.Это сви­де­тель­ство истины Пра­во­сла­вия в срав­не­нии с ере­ти­че­скими, сек­тант­скими, агно­сти­че­скими и иными непра­во­слав­ными уче­ни­ями. Апо­ло­ге­ти­че­ская мис­сия направ­лена также на про­ти­во­сто­я­ние про­зе­ли­ти­че­ской дея­тель­но­сти непра­во­слав­ных мис­си­о­нер­ских объ­еди­не­ний и отдель­ных «еван­ге­ли­за­то­ров».

Для резуль­та­тив­ной работы апо­ло­ге­ти­че­ской мис­сии реко­мен­ду­ется создать на епар­хи­аль­ном уровне струк­туру, кото­рая изу­чала бы харак­тер и методы про­зе­ли­тизма рели­ги­оз­ных объ­еди­не­ний, дей­ству­ю­щих на тер­ри­то­рии кон­крет­ной епар­хии, выяв­ляла сте­пень их духов­ной и, по воз­мож­но­сти, соци­аль­ной опас­но­сти, а также свое­вре­менно, открыто, ква­ли­фи­ци­ро­ванно и объ­ек­тивно инфор­ми­ро­вала об этом общественность.

Для эффек­тив­ного про­ти­во­дей­ствия про­зе­ли­тизму необходимо:

­ акту­а­ли­зи­ро­вать апо­ло­ге­ти­че­скую и реа­би­ли­та­ци­он­ную дея­тель­ность мис­си­о­нер­ских учреждений;

­ акти­ви­зи­ро­вать про­све­ти­тель­скую дея­тель­ность каж­дого при­хода для предот­вра­ще­ния появ­ле­ния сект и расколов.

В насто­я­щее время в Рос­сии наи­бо­лее эффек­тив­ным пра­во­слав­ным апо­ло­ге­ти­че­ским про­ек­том явля­ется РАЦИРС – Рос­сий­ская Ассо­ци­а­ция Цен­тров Иссле­до­ва­ния Рели­гий и Сект – орга­ни­за­ция, объ­еди­ня­ю­щая реги­о­наль­ные цен­тры по про­блеме тота­ли­тар­ных сект. Ассо­ци­а­ция была создана в фев­рале 2006 года по ини­ци­а­тиве руко­во­ди­те­лей реги­о­наль­ных цен­тров по изу­че­нию совре­мен­ного сек­тант­ства из Москвы, Санкт-Петер­бурга, Ново­си­бир­ска, Твери, Ека­те­рин­бурга, Уфы, Сара­това, Тулы, Пет­ро­пав­лов­ска-Кам­чат­ского и дру­гих горо­дов Рос­сий­ской Феде­ра­ции. Пре­зи­дент РАЦИРС – А.Л. Дворкин.

Целью и зада­чами ассо­ци­а­ции явля­ются пла­но­мер­ный мони­то­ринг дея­тель­но­сти на тер­ри­то­рии Рос­сии новых рели­ги­оз­ных дви­же­ний и сект, ана­ли­ти­че­ская и иссле­до­ва­тель­ская работа, ока­за­ние инфор­ма­ци­он­ной и кон­суль­та­ци­он­ной помощи и содей­ствия феде­раль­ным, реги­о­наль­ным и муни­ци­паль­ным орга­нам вла­сти, обще­ствен­ным орга­ни­за­циям, СМИ в вопро­сах, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти раз­лич­ных рели­ги­оз­ных объ­еди­не­ний, в том числе, посред­ством изда­ния соб­ствен­ных элек­трон­ных и печат­ных СМИ, а также про­ве­де­ние неза­ви­си­мых рели­гио­вед­че­ских экспертиз.

Пас­тыр­ский взгляд на реа­би­ли­та­цию сек­тан­тов – поло­жи­тель­ный опыт и типич­ные ошибки

прот. Геор­гий Иоффе,
доклад на VI Меж­пра­во­слав­ном совещании
цен­тров по про­ти­во­дей­ствию деструк­тив­ным культам

Прежде всего, хочу отме­тить, что этот доклад – попытка обоб­щить опыт рос­сий­ской прак­тики кон­суль­ти­ро­ва­ния и реа­би­ли­та­ции быв­ших адеп­тов сект и их род­ствен­ни­ков, и я сер­дечно бла­го­да­рен всем сотруд­ни­кам и кол­ле­гам, выска­зав­шим мне­ния об этой про­блеме. Наде­юсь, что кри­ти­че­ское осмыс­ле­ние пас­тыр­ского аспекта реа­би­ли­та­ции при­не­сет прак­ти­че­скую пользу в нашем общем служении.

Для более удоб­ного вос­при­я­тия темы про­буем пре­дельно схе­ма­тично струк­ту­ри­ро­вать про­цесс реа­би­ли­та­ции сек­тан­тов, рас­смот­реть поло­жи­тель­ный опыт и ука­зать на типич­ные пас­тыр­ские ошибки на раз­ных ста­диях реабилитации.

Во-пер­вых, реа­би­ли­та­ция пред­по­ла­гает созна­тель­ный выход адепта из орга­ни­за­ции. Этот про­цесс самый слож­ный и дли­тель­ный, и его, в свою оче­редь, можно раз­де­лить на несколько этапов:

  • пред­ва­ри­тель­ное обще­ние с обра­тив­ши­мися за помо­щью род­ствен­ни­ками или дру­зьями, выяс­не­ние моти­вов обращения,
  • обще­ние с адеп­том и моти­ва­ция его на даль­ней­шие встречи,
  • кон­суль­ти­ро­ва­ние по выходу из секты.

Во-вто­рых, это соци­а­ли­за­ция быв­шего адепта: прежде всего, его воз­вра­ще­ние в семью, а затем, и в обще­ство. Как пра­вило, это про­ис­хо­дит парал­лельно с успеш­ным кон­суль­ти­ро­ва­нием по выходу из секты.

В‑третьих, это вступ­ле­ние в Цер­ковь или вос­со­еди­не­ние с Цер­ко­вью, в зави­си­мо­сти от того, в какую секту вхо­дил быв­ший адепт.

Исходя из мно­го­лет­них наблю­де­ний, можно кон­ста­ти­ро­вать, что если 10–15 лет тому назад наи­бо­лее часто встре­ча­лись постра­дав­шие от «Белого Брат­ства», «Сви­де­те­лей Иеговы», сай­ен­то­ло­гов, муни­тов и неоха­риз­ма­тов, то в послед­ние годы обра­ще­ния всё чаще бывают свя­заны с оккульт­ными груп­пами, пси­хо­куль­тами и тре­нин­гами само­раз­ви­тия. Эта ста­ти­стика никак не вли­яет на струк­туру и после­до­ва­тель­ность про­цесса реа­би­ли­та­ции, но вно­сит в него допол­ни­тель­ные слож­но­сти, поскольку вовле­че­ние в пси­хо­культ или оккульт­ную группу не имеет на пер­вых порах явной рели­ги­оз­ной окраски и, как пра­вило, ста­но­вится оче­вид­ным для окру­жа­ю­щих, когда у адепта уже осно­ва­тельно про­мыты мозги.

В иде­але каж­дый свя­щен­ник дол­жен иметь навыки пси­хо­лога и сек­то­веда, но на прак­тике боль­шин­ство пас­ты­рей в силу объ­ек­тив­ных при­чин не могут быть «уни­вер­саль­ными сол­да­тами», т.е. знать всю спе­ци­фику про­блемы и харак­тер­ные осо­бен­но­сти тех или иных деструк­тив­ных куль­тов. Поэтому на всех эта­пах реа­би­ли­та­ции необ­хо­димо сотруд­ни­че­ство со спе­ци­а­ли­стами – пси­хо­ло­гами, юри­стами и сек­то­ве­дами, а пас­тыр­ское уча­стие, хотя и несет основ­ную духов­ную нагрузку, может быть задей­ство­вано в раз­ной сте­пени, но на этапе вос­со­еди­не­ния с Цер­ко­вью оно, без­условно, выхо­дит на пер­вый план.

По нашему мне­нию, прин­ци­пи­аль­ной пас­тыр­ской ошиб­кой явля­ется точка зре­ния неко­то­рых свя­щен­ни­ков, что после общих пред­ва­ри­тель­ных напут­ствий можно смело отда­вать реа­би­ли­танта в руки спе­ци­а­ли­стов, а самим устра­няться до этапа при­со­еди­не­ния к Церкви. Нельзя отно­ситься к нашим под­опеч­ным только как к соци­аль­ным кли­ен­там, с кото­рыми нужно рабо­тать по стан­дарт­ной тех­но­ло­гии. Обще­ние необ­хо­димо выстра­и­вать инди­ви­ду­ально, с уче­том осо­бен­но­стей каж­дого чело­века, обра­тив­ше­гося за помо­щью. Сов­мест­ные молебны и груп­по­вые заня­тия – необ­хо­ди­мое, но отнюдь не доста­точ­ное усло­вие пол­но­цен­ной реа­би­ли­та­ции. Обя­зан­ность свя­щен­ника в тече­ние всего про­цесса – быть в кон­такте с реа­би­ли­тан­том, молиться за него, пытаться нала­дить его духов­ную жизнь, чтобы в итоге вер­нуть сво­его под­опеч­ного Хри­сту и Церкви.

Оста­но­вимся более подробно на самом слож­ном и ответ­ствен­ном этапе – пред­ва­ри­тель­ном обще­нии и кон­суль­ти­ро­ва­нии по выходу из секты. Именно этот этап опре­де­ляет весь осталь­ной про­цесс реа­би­ли­та­ции, и именно здесь дела­ется наи­боль­шее коли­че­ство пас­тыр­ских оши­бок, кото­рые могут при­ве­сти к неудаче.

Каж­дому кли­рику, так или иначе, при­хо­дится отве­чать на вопросы о куль­тах и сек­тах. Обычно это бывает свя­зано с про­фи­лак­ти­кой суе­ве­рий, т.е. с реак­цией на обра­ще­ние кого-либо из паствы к нетра­ди­ци­он­ной меди­цине, гада­те­лям или экс­тра­сен­сам, но ино­гда слу­ча­ется, что кто-либо из род­ствен­ни­ков или зна­ко­мых при­хо­жан попа­дает в секту. И здесь свя­щен­нику необ­хо­димо отчет­ливо пред­став­лять сте­пень серьез­но­сти про­блемы, не отде­лы­ваться общими фра­зами о вреде сек­тант­ства, не давать сове­тов, кото­рые не под­креп­ленны лич­ным опы­том, а поста­раться трезво оце­нить пре­делы своей ком­пе­тен­ции. Важно пони­мать, что уча­стие в реа­би­ли­та­ции сек­тан­тов – доста­точно спе­ци­фи­че­ская область пас­тыр­ства. С дру­гой сто­роны, в Рус­ской Церкви почти повсе­местно ощу­ща­ется нехватка духо­вен­ства, в связи с чем, есть суще­ствен­ные про­блемы, свя­зан­ные с высо­кой бого­слу­жеб­ной и треб­ной загру­жен­но­стью при­ход­ского клира. Мно­гие свя­щен­ники не все­гда могут уде­лить доста­точно вре­мени для подроб­ных бесед и адек­ватно отре­а­ги­ро­вать на подоб­ные запросы. В таких слу­чаях необ­хо­димо направ­лять обра­тив­шихся за помо­щью к спе­ци­а­ли­стам. Для этого во всех хра­мах епар­хии должна иметься инфор­ма­ция о цен­трах помощи постра­дав­шим от сект, и задача соот­вет­ству­ю­щих епар­хи­аль­ных служб – ста­раться мак­си­мально обес­пе­чить такой инфор­ма­цией при­ход­ское духо­вен­ство. Спо­собы инфор­ми­ро­ва­ния могут быть самыми раз­ными: цир­ку­ляры пра­вя­щих архи­ереев, выступ­ле­ния на епар­хи­аль­ных собра­ниях, листовки и объ­яв­ле­ния в хра­мах, тема­ти­че­ские семи­нары для кли­ри­ков. Также счи­таем, что тема о реа­би­ли­та­ции сек­тан­тов должна войти в курс сек­то­ве­де­ния духов­ных школ.

Но про­дол­жим тему о пред­ва­ри­тель­ных собе­се­до­ва­ниях. Во время этих встреч важно выявить про­блемы вос­пи­та­ния, семей­ных отно­ше­ний и лич­ност­ные про­блемы буду­щих реа­би­ли­тан­тов и их род­ствен­ни­ков, чтобы кон­струк­тивно выстра­и­вать обще­ние с ними. При этом сле­дует учи­ты­вать, что для боль­шин­ства из тех, кто обра­ща­ется к нам за помо­щью, харак­терны такие пси­хо­ло­ги­че­ские черты, как инфан­ти­лизм и ижди­вен­че­ство. Это исто­ри­че­ски обу­слов­лено глу­боко внед­рен­ным в созна­ние наших людей патер­на­лист­ским мен­та­ли­те­том, но в основ­ном – с отсут­ствием пре­ем­ства тра­ди­ци­он­ной куль­туры в совре­мен­ном рос­сий­ском обще­стве. Боль­шин­ство постра­дав­ших хотят, чтобы спе­ци­а­ли­сты все сде­лали за них. Мно­гие обра­ща­ются за помо­щью, будучи дви­жимы исклю­чи­тельно юри­ди­че­скими или мате­ри­аль­ными резо­нами: стрем­ле­нием сохра­нить квар­тиру или иную соб­ствен­ность, решить вопрос об опеке над ребен­ком, при­знать недей­стви­тель­ной выдачу кре­дита, отдан­ного сай­ен­то­ло­гам и т.п. О духов­ной опас­но­сти не думает прак­ти­че­ски никто. Более того, мно­гие до про­яв­ле­ний явной пси­хо­ло­ги­че­ской пато­ло­гии со сто­роны род­ствен­ника-сек­танта не при­знают суще­ство­ва­ние про­блемы. Типично жела­ние решить юри­ди­че­ские вопросы путем объ­яв­ле­ния род­ствен­ника недее­спо­соб­ным. Мно­гие спра­ши­вают: почему нет кара­тель­ных зако­нов про­тив сект? – раз сек­тант, зна­чит нужно отобрать у него иму­ще­ство, а самого либо поса­дить, либо при­ну­ди­тельно лечить. Когда такие кли­енты узнают, что авто­ма­ти­че­ского реше­ния про­блемы не суще­ствует, что сек­танты имеют те же граж­дан­ские права, что за помощь юри­ста необ­хо­димо пла­тить, мно­гие исче­зают из нашего поля зре­ния. На этом этапе основ­ными пас­тыр­скими зада­чами являются:

  • разъ­яс­не­ние род­ствен­ни­кам духов­ных опас­но­стей сек­тант­ства с точки зре­ния пра­во­слав­ного вероучения,
  • пред­ло­же­ние сов­мест­ной молитвы за род­ствен­ни­ков-сек­тан­тов или при­гла­ше­ние к уча­стию в осо­бых молеб­нах о вра­зум­ле­нии заблудших,
  • посте­пен­ное вве­де­ние их в цер­ков­ную жизнь.

Все эти уси­лия нужны, чтобы дать понять род­ствен­ни­кам, что без их актив­ной пози­ции и лич­ного обра­ще­ния к Богу невоз­можно пол­но­цен­ное реше­ние проблемы.

На пер­вич­ном при­еме пси­хо­логи выяс­няют основ­ные све­де­ния о постра­дав­шем от род­ствен­ни­ков: воз­раст, род заня­тий до попа­да­ния в секту, при­чину ухода в секту, круг инте­ре­сов, срок пре­бы­ва­ния в секте, пси­хо­ло­ги­че­ский порт­рет, как со слов род­ствен­ни­ков, так и на осно­ва­нии тестов и лич­ных впе­чат­ле­ний. На этом этапе выстра­и­ва­ется стра­те­гия и так­тика обще­ния род­ствен­ни­ков с постра­дав­шим, выяс­ня­ется воз­мож­ность лич­ной встречи.

Ино­гда род­ствен­ни­кам или дру­зьям доста­точно быстро уда­ется убе­дить сек­танта пого­во­рить со свя­щен­ни­ком. В начале такого обще­ния необ­хо­димо опре­де­лить, явля­ется ли собе­сед­ник сек­то­за­ви­си­мым, и если явля­ется, то в какой сте­пени, а это совер­шенно невоз­можно без опре­де­лен­ной прак­тики. Здесь харак­тер­ными пас­тыр­скими ошиб­ками явля­ются или запу­ги­ва­ние адепта, или «дав­ле­ние цер­ков­ным авто­ри­те­том», или постро­е­ние пер­вич­ной беседы с цер­ковно-дог­ма­ти­че­ских пози­ций. Такие жест­кие схемы ком­му­ни­ка­ции абсо­лютно неэф­фек­тивны и сви­де­тель­ствуют только о неком­пе­тент­но­сти свя­щен­ника. Глав­ная задача пас­тыря в тече­ние этого пери­ода обще­ния – уста­нов­ле­ние дове­ри­тель­ных отно­ше­ний с адеп­том и моти­ва­ция его на даль­ней­шие встречи. Мы пола­гаем, что одними цер­ков­ными веро­учи­тель­ными аргу­мен­тами невоз­можно пре­одо­леть фобии и сек­тант­ские уста­новки адепта, сни­зить сте­пень его зави­си­мо­сти. Именно в эту ошибку часто впа­дают пас­тыри. Они счи­тают, что при­кос­но­ве­ние к истине во Хри­сте, кото­рое по бла­го­дати дается чело­веку в Церкви, через изло­жен­ную кли­ри­ком сло­вес­ную аргу­мен­та­цию помо­жет мгно­венно убе­дить адепта пере­ме­нить свои лож­ные взгляды. Чудеса, как известно, ино­гда слу­ча­ются, но упо­вать только на чудес­ное реше­ние про­блем было бы с нашей сто­роны вер­хом нера­зу­мия. На при­чи­нах подоб­ных неудач мы оста­но­вимся несколько позже, а на этом этапе необ­хо­дима наша сми­рен­ная молитва к Богу о даро­ва­нии тер­пе­ния и рас­су­ди­тель­но­сти и целе­на­прав­лен­ная, весьма кро­пот­ли­вая работа.

Обращу ваше вни­ма­ние на еще один весьма суще­ствен­ный аспект. Перед нача­лом непо­сред­ствен­ной работы с реа­би­ли­тан­том обя­за­тельно нужно оце­нить сте­пень его пси­хо­со­ма­ти­че­ского здо­ро­вья, и, при необ­хо­ди­мо­сти, напра­вить его к спе­ци­а­ли­стам-меди­кам. Как пра­вило, в сек­тах чело­век под­вер­га­ется жест­кому пси­хо­ло­ги­че­скому дав­ле­нию, а порой и физи­че­скому при­нуж­де­нию, и до начала реа­би­ли­та­ции важно при­ве­сти его в отно­си­тель­ную норму. Ни в коем слу­чае нельзя начи­нать лич­ные собе­се­до­ва­ния, если реа­би­ли­тант нахо­дится в остром пси­хо­ти­че­ском состо­я­нии. Мно­гие постра­дав­шие, выхо­дя­щие пре­иму­ще­ственно из неоха­риз­ма­ти­че­ских сект, были нар­ко­за­ви­си­мыми и вовле­ка­лись в секту под пред­ло­гом нар­ко­ре­а­би­ли­та­ции. При работе с такими кли­ен­тами необ­хо­димо учи­ты­вать и эту их осо­бен­ность, при­вле­кая к работе соот­вет­ству­ю­щих специалистов.

Непо­сред­ствен­ная работа с постра­дав­шими в рос­сий­ских цен­трах ведется, в основ­ном, по схеме Сти­вена Хас­сена. Обычно, это работа пси­хо­ло­гов. После зна­ком­ства с кли­ен­том нужно наве­сти его на мысль, о том, что не вся­кая вера благо, и вполне воз­можно, что он попал в лапы сек­тан­тов. Это часто дости­га­ется при­ме­рами из прак­тики дру­гих, но похо­жих сект. Затем состав­ля­ется план работы с уче­том лич­ных целей постра­дав­шего. На этом этапе может потре­бо­ваться кон­суль­та­ция юри­ста. Далее кон­суль­та­ции сво­дятся к уточ­не­нию отдель­ных аспек­тов жизни дан­ной секты, кото­рые могли бы помочь вос­ста­нов­ле­нию кри­ти­че­ского мыш­ле­ния реа­би­ли­танта, а при­вле­чен­ные спе­ци­а­ли­сты ста­ра­ются ока­зать помощь в реше­нии про­блем по сво­ему про­филю. Прак­ти­че­ски все­гда бывает полезно при­вле­кать к реа­би­ли­та­ции людей, успешно вышед­ших из этой секты. Такая работа может про­дол­жаться в тече­ние несколь­ких месяцев.

Пас­тыр­ское уча­стие на этом этапе может быть выра­жено в пери­о­ди­че­ских бесе­дах с реа­би­ли­тан­том, в кото­рых уже необ­хо­димо задей­ство­вать позна­ния свя­щен­ника в бого­сло­вии, исто­рии и в дру­гих цер­ков­ных дис­ци­пли­нах. При этом необ­хо­димо учи­ты­вать мини­маль­ное рели­ги­оз­ное обра­зо­ва­ние реа­би­ли­танта или, вообще, отсут­ствие тако­вого. Поэтому стро­ить обще­ние нужно наи­бо­лее доступ­ными для под­опеч­ного спо­со­бами. Цель таких бесед – моти­ва­ция быв­шего адепта на раз­мыш­ле­ние, кри­ти­че­скую оценку док­трин орга­ни­за­ции и сво­его опыта пре­бы­ва­ния в секте. По суще­ству эти собе­се­до­ва­ния явля­ются кате­хи­за­цией, срав­ни­мой с огла­ше­нием гото­вя­щихся к Свя­тому Кре­ще­нию. Ино­гда бывает уместно нена­вяз­чиво пред­ло­жить собе­сед­нику сов­местно помо­литься, реко­мен­до­вать ему участ­во­вать в спе­ци­аль­ных молеб­нах и молиться самому, ведь чаще всего в секты попа­дают рели­ги­озно моти­ви­ро­ван­ные люди, и наша задача вер­нуть их от заблуж­де­ний лож­ной духов­но­сти ко Хри­сту. При этом важно пом­нить, что в этом вопросе свя­щен­нику необ­хо­димо соблю­дать мак­си­маль­ный такт и не ста­вить непре­мен­ным усло­вием реа­би­ли­та­ции немед­лен­ное воцер­ко­в­ле­ние быв­шего сектанта.

Нам известны слу­чаи, когда после успеш­ного пси­хо­ло­ги­че­ского кон­суль­ти­ро­ва­ния по выходу из секты, реа­би­ли­танты отка­зы­ва­лись от даль­ней­шего сотруд­ни­че­ства с духо­вен­ством. Можно объ­яс­нить эти ситу­а­ции не только оче­вид­ными пас­тыр­скими ошиб­ками, о кото­рых гово­ри­лось выше, но и тем, что яд лож­ной сек­тант­ской духов­но­сти пре­пят­ствует быст­рому вос­ста­нов­ле­нию нор­маль­ного рели­ги­оз­ного и нрав­ствен­ного миро­ощу­ще­ния. Тогда вся­кое наше пред­ло­же­ние об уча­стии реа­би­ли­танта в цер­ков­ной жизни вос­при­ни­ма­ется им через кри­вое зер­кало сво­его сек­тант­ского опыта. Ведь в сек­тах часто рефор­ми­руют созна­ние адеп­тов, внед­ряя осо­бый внут­ри­сек­тант­ский язык, в кото­ром поня­тия и тер­мины, одно­имен­ные цер­ков­ным, имеют пол­но­стью иска­жен­ное смыс­ло­вое напол­не­ние. Не зря в Ака­фи­сте Пре­свя­той Бого­ро­дице враг рода чело­ве­че­ского назван «тли­те­лем смыс­лов». Этими лож­ными смыс­лами напол­ня­ются клю­че­вые поня­тия хри­сти­ан­ского бого­сло­вия. При­ве­дем кон­крет­ные при­меры. Пра­во­слав­ными хри­сти­а­нами Цер­ковь пони­ма­ется как Тело Хри­стово в тер­ми­нах Никео-Царе­град­ского Сим­вола веры и в духе Свя­щен­ного Пре­да­ния. Для боль­шин­ства неопро­те­стан­тов «цер­ковь» – это авто­ном­ная община под вла­стью само­зва­ного пас­тора, а оккуль­ти­сты вообще отри­цают Цер­ковь, пони­мая ее как гро­мозд­кую чело­ве­че­скую орга­ни­за­цию, меша­ю­щую непо­сред­ствен­ному обще­нию адеп­тов с их «абсо­лю­том». Если для пра­во­слав­ных бла­го­дать – это нетвар­ная Боже­ствен­ная энер­гия, сила или дей­ствие, в кото­рых Бог являет нам Себя для борьбы с гре­хом, то для неоха­риз­ма­тов – это пере­жи­ва­ние состо­я­ния инду­ци­ро­ван­ной эмо­ци­о­наль­ной экзаль­та­ции на их сбо­ри­щах, более похо­жих на шаман­ские кам­ла­ния. Поня­тие «послу­ша­ния» осо­зна­ется и утвер­жда­ется во всех гуру­и­сти­че­ских куль­тах как абсо­лют­ная власть лидера над адеп­тами, а пра­во­слав­ное зна­че­ние этого тер­мина – муд­рое руко­вод­ство опыт­ного пас­тыря для под­го­товки сво­его духов­ного чада к само­сто­я­тель­ному раз­ли­че­нию добра и зла. И, разу­ме­ется, насаж­да­е­мые во всех без исклю­че­ния сек­тах ере­ти­че­ские воз­зре­ния о Боге и о Хри­сте в корне отли­ча­ются от пра­во­слав­ных. И вот, из-за этой смыс­ло­вой пута­ницы про­ис­хо­дит абер­ра­ция созна­ния неко­то­рых быв­ших сек­тан­тов, выра­жа­е­мая ими в неосо­знан­ном оттор­же­нии любых раз­го­во­ров о Боге и Церкви.

Итак, в слу­чаях отказа от про­дол­же­ния обще­ния нам не сле­дует уны­вать, а молиться за сво­его под­опеч­ного и отда­вать ситу­а­цию на волю Гос­пода, «Кото­рый хочет, чтобы все люди спас­лись и достигли позна­ния истины» (1Тим.2:4). Мы все­гда наде­емся, и наш опыт это нередко под­твер­ждает, что через неко­то­рое время эти люди пони­мают, что без Божией помощи невоз­можно пол­но­цен­ное исце­ле­ние и воз­вра­ща­ются в Церковь.

Нако­нец, послед­ний этап реа­би­ли­та­ции – воз­вра­ще­ние в лоно Церкви. Здесь свя­щен­нику нужно быть гото­вым высту­пить в каче­стве экс­перта и зара­нее понять, каким обра­зом вос­со­еди­нить с Цер­ко­вью быв­шего сек­танта. Суще­ствуют раз­лич­ные чины при­со­еди­не­ния в зави­си­мо­сти от рода орга­ни­за­ции, в кото­рую попал чело­век, и важно не оши­биться при выборе этого чина. Осо­бенно вни­ма­тельно нужно отно­ситься к реа­би­ли­тан­там, кото­рые до попа­да­ния в секту были кре­щены в Пра­во­сла­вии. Напри­мер, нам регу­лярно при­хо­дится стал­ки­ваться с ситу­а­цией, когда чело­век, кото­рого кре­стили в дет­стве в Пра­во­слав­ной Церкви, в созна­тель­ном воз­расте попа­дает к «Сви­де­те­лям Иеговы» или неоха­риз­ма­там и «кре­стится» у них, или вовле­ка­ется в оккульт­ную группу, где про­хо­дит риту­аль­ное посвя­ще­ние. Именно таких сек­тан­тов в Рос­сии боль­шин­ство. Обще­при­ня­тая прак­тика – при­со­еди­не­ние их через пока­я­ние или миро­по­ма­за­ние. Раз­ра­бо­тан также осо­бый чин отре­че­ния от заня­тий оккуль­тиз­мом. Осо­бое вни­ма­ние нужно уде­лить при­со­еди­не­нию неоязыч­ни­ков, ведь в неко­то­рых неоязы­че­ских сек­тах прак­ти­ку­ется так назы­ва­е­мое «рас­кре­щи­ва­ние», т.е. осо­знан­ное и пуб­лич­ное отре­че­ние от Христа.

При­со­еди­не­ние к Церкви может совер­шать свя­щен­ник по бла­го­сло­ве­нию пра­вя­щего архи­ерея. В ряде рос­сий­ских епар­хий есть хоро­шая тра­ди­ция совер­шать этот чин с уча­стием архи­ереев. При­со­еди­не­ние может слу­чаться по мере необ­хо­ди­мо­сти, но особо тор­же­ственно это собы­тие про­ис­хо­дит на архи­ерей­ской Боже­ствен­ной Литур­гии в день Тор­же­ства Пра­во­сла­вия в первую неделю Вели­кого Поста, или в дни вели­ких цер­ков­ных празд­ни­ков, или в дни памяти свя­тых мис­си­о­не­ров. После Мир­ной екте­ньи с осо­быми про­ше­ни­ями о при­со­еди­ня­ю­щихся к Церкви и спе­ци­ально состав­лен­ного чино­по­сле­до­ва­ния пока­ян­ного отре­че­ния от лож­ной веры, быв­шие сек­танты встают на колени, а архи­ерей воз­ла­гает им на головы свой омо­фор и читает раз­ре­ши­тель­ную молитву или пре­по­дает дар Свя­того Духа. После этого они пол­но­ценно участ­вуют в Боже­ствен­ной Литур­гии и при­ча­ща­ются Свя­тых Хри­сто­вых Таин.

После чина при­со­еди­не­ния реа­би­ли­та­ция как тако­вая завер­шена, но пост­ре­а­би­ли­та­ци­он­ный период также тре­бует осо­бого пас­тыр­ского вни­ма­ния. В сек­тах адепты прак­ти­че­ски лишены сво­бод­ного вре­мени, и быв­шие сек­танты порой не знают, куда себя деть и что делать с обре­тен­ной сво­бо­дой. Известны слу­чаи пси­хи­че­ских сры­вов, депрес­сий, поис­ков искус­ствен­ного уте­ше­ния в блуде, алко­голе или нар­ко­ти­ках. Важно вве­сти быв­ших сек­тан­тов в общин­ную жизнь, дать им не только веро­учи­тель­ные ори­ен­тиры, но и занять их реаль­ными делами хри­сти­ан­ского мило­сер­дия и вза­и­мо­по­мощи, обес­пе­чить им разум­ную внеш­нюю дис­ци­плину на период пост­ре­а­би­ли­та­ции и соци­аль­ной адап­та­ции. Это орга­нично про­ис­хо­дит в спло­чен­ных при­ход­ских общи­нах, в мона­сты­рях или в груп­пах вза­и­мо­по­мощи быв­ших сек­тан­тов. Мно­гие наши под­опеч­ные стре­мятся помочь своим дру­зьям, остав­шимся в секте, и это жела­ние вполне объ­яс­нимо и похвально, но пас­тырю нужно вни­ма­тельно сле­дить, чтобы эти уси­лия оста­ва­лись в рам­ках хри­сти­ан­ской нрав­ствен­но­сти и закона. Напри­мер, в Санкт-Петер­бурге создано объ­еди­не­ние быв­ших «Сви­де­те­лей Иеговы», кото­рые ведут актив­ную работу в Интер­нете на фору­мах и на спе­ци­аль­ных инфор­ма­ци­он­ных пор­та­лах, издают книги, орга­ни­зуют встречи и беседы с сомне­ва­ю­щи­мися сек­тан­тами, помо­гают им сде­лать осо­знан­ный пра­виль­ный выбор.

Задача пас­тыря, как впро­чем и осталь­ных спе­ци­а­ли­стов, участ­ву­ю­щих в реа­би­ли­та­ци­он­ном про­цессе, – не остав­лять без вни­ма­ния быв­ших сек­тан­тов, при­вле­кать их в каче­стве экс­пер­тов и помощ­ни­ков, помо­гать им адап­ти­ро­ваться в нор­маль­ную жизнь и сле­дить за их духов­ным здоровьем.

Орга­ни­за­ция работы апо­ло­ге­ти­че­ского Центра 

(Опыт Цен­тра под руко­вод­ством прот. Олега Сте­ня­ева)

Дол­жен быть выде­лен спе­ци­аль­ный день, не свя­зан­ный с утрен­ним и вечер­ним бого­слу­же­нием, чтобы в празд­ники не отме­нять работу Цен­тра. Нужно опо­ве­стить насе­ле­ние города, где начи­на­ется эта ини­ци­а­тива, что ведется прием всех жела­ю­щих по поводу дея­тель­но­сти раз­ных рели­ги­оз­ных групп, дается необ­хо­ди­мая инфор­ма­ция. Основ­ной кон­тин­гент – роди­тели, дети кото­рых ока­за­лись, втя­нуты в раз­ные секты, или люди, кото­рые на рас­пу­тье: то ли всту­пать в рели­ги­оз­ную орга­ни­за­цию, то ли в нее не всту­пать, а также люди, кото­рые, нахо­дясь в секте, стали разо­ча­ро­вы­ваться в уче­нии секты, и ино­гда при­бе­гают сек­тант­ские фана­тики, кото­рые хотят обли­чить нас с помо­щью Свя­щен­ного Писания.

Роди­те­лей нужно настра­и­вать на то, что если они хотят, чтобы мы помогли их детям, они должны при­нять уча­стие в работе по воцер­ко­в­ле­нию, или по воз­вра­ще­нию их детей самое дея­тель­ное уча­стие. Если ребе­нок ушел от вас в секту, то надо создать совсем иную ситу­а­цию в семье, чтобы ему было куда вер­нуться. Важно не выис­ки­вать, кому нане­сти точеч­ный анти­сек­тант­ский удар. Надо пом­нить, что Гос­подь наш Иисус Хри­стос не учил нас молиться «Отче мой», а учил нас молиться «Отче наш», чтобы мы чув­ство­вали собор­ную ответ­ствен­ность друг за друга, чтобы мы пони­мали, что семья – это домаш­няя цер­ковь: если про­блема воз­никла у одного, зна­чит, это про­блема, кото­рая давно воз­никла у всех чле­нов семьи. Воз­можно созда­ние даже спе­ци­аль­ного роди­тель­ского коми­тета, в лице их вы можете найти хоро­ший актив, кото­рый будет помо­гать вам гра­мотно и пра­вильно выстра­и­вать отно­ше­ния с сек­тан­тами, с моло­де­жью, потому что люди, кото­рые имеют опыт за пле­чами, могут при­нять очень цен­ное уча­стие в мис­си­о­нер­ской работе.

Работа с сек­тан­том, кото­рого при­та­щили роди­тели, и он не хочет с нами общаться

Если вы видите, что чело­век отри­ца­тельно, фана­ти­че­ски настроен про­тив вас, отка­жи­тесь от беседы с ним и пред­ло­жите ему, чтобы он при­шел к вам с руко­во­ди­те­лем своей рели­ги­оз­ной группы. И вот, когда при­хо­дит чело­век, кото­рый явля­ется авто­ри­те­том для сек­танта, то, если вы будете гово­рить с ним на рав­ных, вы сокру­шите идола, кото­рый в сердце у этого моло­дого чело­века. Они все свято верят, что их пас­торы, или гуру это такие люди, кото­рые отве­тят на любой вопрос, а если вы будете раз­го­ва­ри­вать на рав­ных, им пока­жется, что гуру померк, что пас­тор, ока­зы­ва­ется, не так хорошо знает Биб­лию. А если вы зара­нее под­го­то­вите мате­ри­алы и факты, чтобы пра­вильно выстро­ить беседу, тогда будет одер­жана некая победа в сердце этого сек­танта. Все­гда важно пом­нить, что мы боремся не с сек­тан­тами, а с сек­той, ее лож­ным уче­нием и практикой.

Орга­ни­за­ция и про­ве­де­ние диспута

Важно не бояться орга­ни­зо­вы­вать и про­во­дить рели­ги­оз­ные дис­путы. Когда мы гово­рим о Кирилло-Мефо­ди­ев­ском насле­дии, мы наверно и имеем в виду, что рав­ноап­о­столь­ные бра­тья были пер­выми мис­си­о­не­рами, кото­рые ввели дис­пут в цер­ков­ное мис­си­о­нер­ское дела­ние. Они про­во­дили дис­путы с мусуль­ма­нами. Дис­путы были доста­точно успеш­ными, были люди, кото­рые обра­ща­лись в пра­во­слав­ную веру.

Мис­си­о­нер дол­жен дей­стви­тельно научиться «выхо­дить» за порог Храма. Мис­си­о­нер дол­жен иметь силу духа, чтобы прийти на сек­тант­ское собра­ние, побе­се­до­вать с пре­сви­те­ром или с каким-нибудь рели­ги­оз­ным лиде­ром в при­сут­ствии веру­ю­щих. Как пра­вило, сек­танты – очень само­уве­рен­ные люди и, если они плохо знают, с кем имеют дело, они, как пра­вило, согла­ша­ются. Когда про­хо­дит дис­пут, очень важно дать выска­заться оппо­нен­там. И доста­точно спо­койно, на осно­ва­нии Свя­щен­ного Писа­ния изло­жить нашу пра­во­слав­ную пози­цию. Не надо их опа­саться. У нас и бого­слов­ский, и куль­тур­ный багаж гораздо шире, чем у них. Они не могут так изу­чать Свя­щен­ное Писа­ние, как это делаем мы на основе свя­то­оте­че­ской традиции.

О реа­би­ли­та­ции

Надо понять, что в секты попа­дают люди, кото­рые доста­точно активны. Как эту актив­ность исполь­зо­вать? Очень важно выявить, какие спо­соб­но­сти и таланты есть у чело­века. Напри­мер, если он любит петь, можно пред­ло­жить ему ходить на репе­ти­ции при­ход­ского хора. Может быть, при­ни­мать уча­стие в цер­ков­ных бого­слу­же­ниях, в работе хора непо­сред­ственно, если он про­шел Чин при­со­еди­не­ния. Если чело­век горит жела­нием мис­си­о­нер­ского слу­же­ния, бегать, всех обра­щать в свою веру, надо ему ска­зать, что есть воз­мож­ность обра­щать людей в веру с помо­щью доб­рых дел. Пору­чить ему посе­щать боль­ных при­хо­жан, немощ­ных – пусть там с тряп­кой, с веде­роч­ком поуби­ра­ется дома, и пыл будет направ­лен в нуж­ное русло.

Это очень важно — рас­смот­реть чело­века. Во время всех поле­ми­че­ских встреч, вы ничего не пой­мете о нем. Обя­за­тельно посе­тите реа­би­ли­ти­ру­е­мого сек­танта по месту житель­ства, пооб­щай­тесь с ним в кругу его семьи. Вы сразу собе­рете всю необ­хо­ди­мую инфор­ма­цию о нем. Вам под­ска­жут его род­ствен­ники, как лучше исполь­зо­вать его «кипу­чую» энер­гию в «мир­ных целях». Воз­никла даже посло­вица: «Скажи мне, что ты чита­ешь, и я скажу, в какую секту ты можешь попасть». Дей­стви­тельно, раз­ные увле­че­ния, ока­зы­вают силь­ное воз­дей­ствие на чело­века и могут под­тал­ки­вать его к совер­шенно необ­ду­ман­ным поступ­кам. Очень важно иметь биб­лио­теку для нужд реа­би­ли­ти­ру­е­мых, и руко­во­дить их чтением.

Чин при­со­еди­не­ния

Под­го­товка к Чину при­со­еди­не­ния про­дол­жа­ется от несколь­ких недель до пол­года. Все эти люди должны ходить на спе­ци­аль­ные заня­тия похо­жие по форме и содер­жа­нию на огла­си­тель­ные беседы. Гото­вя­щихся к Чину при­со­еди­не­ния можно испо­ве­до­вать, но раз­ре­ши­тель­ную молитву над ними не читать, им дается епи­ти­мья. Это общая прак­тика, кото­рая суще­ство­вала и в Сино­даль­ный период. При посе­ще­нии храма, пре­ду­пре­ждать, что есть такие моменты службы, когда они должны выхо­дить из церкви. Когда гово­рят: «Огла­шен­ные изы­дите!», те люди, кото­рые отпали от Церкви и еще не вер­ну­лись – это хуже, чем огла­шен­ные, они выхо­дят, и со сми­ре­нием ожи­дают окон­ча­ния службы.

Когда про­ис­хо­дит Чин при­со­еди­не­ния, то для чело­века это воз­мож­ность встать посреди храма и назвать себя, какой он есть. Один гово­рит — я языч­ни­ком был, дру­гой — я хариз­ма­том был, тре­тий — я в криш­на­иты попал. Чин при­со­еди­не­ния совер­ша­ется, когда собрана боль­шая группа людей (в Москве Чин при­со­еди­не­ния совер­шает епи­скоп). Очень важно, чтобы это было такое собор­ное собы­тие, чтобы чело­век видел, что не только он стре­миться к истин­ной вере, что мно­гие люди осо­знали свой путь. Они ока­зы­вают друг на друга вли­я­ние, между ними воз­ни­кает общность.

О мис­сии Церкви и «мис­сии» секты

В.А. Мар­ти­но­вич,
Пред­се­да­тель цен­тра преп. Иосифа Волоц­кого
Бело­рус­ского Экзар­хата РПЦ

Для рас­ши­ре­ния и углуб­ле­ния пони­ма­ния смысла пра­во­слав­ной мис­сии в совре­мен­ном мире нужно знать, чем она отли­ча­ется от мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти сект по вер­бовке новых чле­нов. Социо­логи рели­гии неустанно твер­дят об отсут­ствии каких-либо суще­ствен­ных отли­чий. Дей­стви­тельно, име­ются ли у нас доста­точ­ные осно­ва­ния для выде­ле­ния прин­ци­пи­аль­ных, сущ­ност­ных раз­ли­чий, или мы также вынуж­дены кон­ста­ти­ро­вать пол­ную иден­тич­ность обоих процессов?

Постав­лен­ная про­блема намного слож­нее, чем это может пока­заться на пер­вый взгляд. Прежде всего, нужно отме­тить, что далеко не вся­кая дея­тель­ность сект по при­вле­че­нию к себе вни­ма­ния со сто­роны обще­ства и завле­че­нию людей может рас­смат­ри­ваться как мис­си­о­нер­ская. Поэтому здесь не будут учи­ты­ваться секты, не име­ю­щие посто­ян­ного член­ства и не стре­мя­щи­еся к все­сто­рон­нему овла­де­нию жиз­нью и миро­воз­зре­нием чело­века. Их отно­ше­ния с после­до­ва­те­лями можно оха­рак­те­ри­зо­вать ско­рее как куплю-про­дажу неко­его «духов­ного» товара, что не нала­гает ника­ких серьез­ных обя­за­тельств на обе сто­роны. Само­сто­я­тель­ный при­ход чело­века в Цер­ковь и его нередко встре­ча­ю­щийся ана­лог — само­сто­я­тель­ный уход инди­вида в секту — здесь также не будут никак учи­ты­ваться из-за отсут­ствия в обоих слу­чаях пред­ше­ству­ю­щей мис­си­о­нер­ской деятельности.

Можно ли пред­по­ло­жить, что основ­ное раз­ли­чие состоит в мето­дах и фор­мах веде­ния мис­си­о­нер­ской работы Цер­ко­вью и сек­той? Дей­стви­тельно, методы секты во мно­гом отли­ча­ются от под­хода Церкви. Можно долго гово­рить о том, что в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве слу­чаев секта харак­те­ри­зу­ется про­ду­ман­ной, навяз­чи­вой вер­бов­кой, сопро­вож­да­ю­щейся гра­мот­ным, прак­ти­че­ски неза­мет­ным пси­хо­ло­ги­че­ским мани­пу­ли­ро­ва­нием. Секта может мас­ки­ро­ваться под раз­лич­ные миро­твор­че­ские, эко­ло­ги­че­ские, обра­зо­ва­тель­ные и т. п. про­екты, исполь­зуя их как при­манку. Она может регу­лярно изме­нять свое назва­ние, объем и содер­жа­ние рас­про­стра­ня­е­мой «для непо­свя­щен­ных» инфор­ма­ции о себе и, нако­нец, про­сто «поку­пать» новых чле­нов через мно­го­об­раз­ные формы бла­го­тво­ри­тель­но­сти. Однако тра­гич­ность ситу­а­ции состоит не столько в слож­но­стях поиска оче­вид­ных раз­ли­чий в мето­дах и фор­мах мис­си­о­нер­ской работы Церкви и секты, сколько во встре­ча­ю­щихся при­ме­рах пол­ной их иден­тич­но­сти. De facto, далеко не все адепты секты спо­собны на серьез­ное пси­хо­ло­ги­че­ское мани­пу­ли­ро­ва­ние для завле­че­ния новых чле­нов. И не во всех ситу­а­циях можно исполь­зо­вать дан­ные методы воздействия.

Итак, секта может при­вле­кать людей, слу­чайно или целе­на­прав­ленно, не при­бе­гая к своим спе­ци­фи­че­ски сек­тант­ским мето­дам. Это, конечно, не озна­чает, что она не будет исполь­зо­вать пси­хо­ло­ги­че­ского воз­дей­ствия и дав­ле­ния на уже при­шед­ших в нее раз­ными путями людей, пыта­ясь таким обра­зом предот­вра­тить их выход. Поэтому можно гово­рить лишь о вто­ро­сте­пен­ной зна­чи­мо­сти ана­лиза раз­ли­чий мето­до­ло­гии мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти для реше­ния постав­лен­ной задачи.

В ряде слу­чаев суще­ствуют отли­чия в роли и месте мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти в кон­тек­сте общего суще­ство­ва­ния Церкви и секты. Известны секты, не веду­щие вообще ника­кой мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти, напри­мер, Амиши. При этом попол­не­ние рядов секты про­ис­хо­дит за счет есте­ствен­ного при­ро­ста (рож­де­ние детей от сек­тан­тов-роди­те­лей). В про­ти­во­по­лож­ность этому в Меж­ду­на­род­ной Церкви Уче­ни­ков Хри­ста все веро­уче­ние орга­ни­за­ции постро­ено вокруг важ­но­сти и необ­хо­ди­мо­сти веде­ния мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти, а обра­ще­ние новых чле­нов явля­ется цен­траль­ным и посто­ян­ным кри­те­рием член­ства инди­вида в группе. То есть член секты — только тот, кто регу­лярно при­во­дит новых людей в орга­ни­за­цию. Однако подоб­ные секты состав­ляют ско­рее исклю­че­ние, чем пра­вило, и, сле­до­ва­тельно, кри­те­рий места и роли мис­сии также не явля­ется существенным.

Секта может отли­чаться избра­нием кон­крет­ного, вполне спе­ци­фи­че­ского субъ­екта и объ­екта мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти. Иначе говоря, секта нередко точно опре­де­ляет, кто может вести мис­си­о­нер­скую работу, и на кого кон­кретно она должна быть направ­лена. В пер­вом слу­чае вер­бовка новых адеп­тов вхо­дит в обя­зан­ность вполне кон­крет­ной про­слойки в иерар­хии секты и/или явля­ется обязательной/возможной сту­пе­нью для пере­хода на новый этап посвя­ще­ния в группе. Во вто­ром слу­чае все силы направ­ля­ются на вер­бовку какой-либо кон­кретно задан­ной кате­го­рии насе­ле­ния, напри­мер, пре­иму­ще­ственно на жен­щин, моло­дежь, госу­дар­ствен­ных чинов­ни­ков, учи­те­лей, быв­ших или насто­я­щих нар­ко­ма­нов, пре­ступ­ни­ков и т. д. Мис­сия Церкви обра­щена ко всем и вся. К сожа­ле­нию, в совре­мен­ном мире каж­дый член Церкви, вне зави­си­мо­сти от его жела­ния и пони­ма­ния, вынуж­ден выпол­нять функ­ции мис­си­о­нера. Хуже всего, когда эта ситу­а­ция нами не осо­зна­ется. Такое узкое опре­де­ле­ние субъ­екта и объ­екта мис­сии при­сут­ствует далеко не во всех сек­тах, что снова лишает нас осно­ва­ний для про­ве­де­ния различий.

Все выше­ска­зан­ное при­нуж­дает нас к пере­ходу на новый уро­вень поста­новки вопроса: «Есть ли раз­ница в целях мис­си­о­нер­ской работы Церкви и секты?» Секта прак­ти­че­ски все­гда стре­мится любыми путями обра­тить как можно боль­шее коли­че­ство новых адеп­тов. К сожа­ле­нию, подоб­ное же мне­ние отно­си­тельно глав­ной цели мис­сии Церкви суще­ствует и в пра­во­слав­ной среде. Секты могут пред­ло­жить чело­веку все, что он только поже­лает, все, до чего только смо­жет доду­маться его разум, кроме одной един­ствен­ной вещи — сво­боды. Секта по опре­де­ле­нию не может рас­крыть перед чело­ве­ком всех мас­шта­бов и пер­спек­тив этого неиз­ме­римо цен­ного сокро­вища, даро­ван­ного чело­ве­че­ству Богом, и пол­нота осо­зна­ния кото­рого может прийти только в Церкви. Поэтому пер­во­сте­пен­ная задача пра­во­слав­ного мис­си­о­нера заклю­ча­ется не столько в том, чтобы сразу при­ве­сти чело­века в Цер­ковь, но в дове­де­нии его до пони­ма­ния своей сво­боды и ее Источ­ника. Фак­ти­че­ски, мис­сия — это про­цесс рас­кры­тия начала духов­ного пути в инди­виде. Кон­крет­ная форма и содер­жа­ние сооб­ще­ния, пере­да­ва­е­мого мис­си­о­не­ром чело­веку, играют вто­ро­сте­пен­ную роль. Глав­ное, с совре­мен­ным чело­ве­ком нужно обра­щаться на его языке, оттал­ки­ва­ясь от его пред­став­ле­ний о цен­но­стях, ува­жая и ни в коем слу­чае не осуж­дая любые, даже самые чуже­род­ные его воз­зре­ния на жизнь. Только так можно завла­деть его непо­сто­ян­ным и неуло­ви­мым вни­ма­нием, про­бу­дить серьез­ный инте­рес, заста­вить задуматься.

Необ­хо­димо открыть чело­веку его ответ­ствен­ную лишь перед Богом сво­боду, кото­рая будет нис­про­вер­гать одного за дру­гим име­ю­щихся у него идо­лов и в конеч­ном итоге при­ве­дет его к само­сто­я­тель­ному, осо­знан­ному при­ходу в Цер­ковь. Вся слож­ность задачи обя­зы­вает пра­во­слав­ного мис­си­о­нера хорошо знать совре­мен­ный мир с его стра­стями, интел­лек­ту­аль­ными иде­ями и вея­ни­ями, фило­соф­скими дилем­мами, пси­хо­ло­гией масс, борь­бой идео­ло­гий, попу­ляр­ной музы­кой, филь­мами, направ­ле­ни­ями в искус­стве. Это мир чужд Церкви, но он ей не враг, и зна­ние его осо­бен­но­стей все­гда будет зна­чи­тельно облег­чать работу мис­си­о­нера. Сле­пой страх и осуж­де­ние мира — это шаг назад в миссии.

Все­сто­рон­нее осмыс­ле­ние, глу­бо­кое пони­ма­ние и готов­ность к кон­струк­тив­ному диа­логу с миром — основа эффек­тив­ной миссии.

Если кри­ти­че­ски попы­таться осмыс­лить ска­зан­ное, то можно задать вопрос, ответ на кото­рый будет реша­ю­щим для пони­ма­ния отли­чия мис­сии Церкви в мире и сек­тант­ской мис­си­о­нер­ской работы: «В чем кон­кретно заклю­ча­ется этот отсут­ству­ю­щий в сек­тах ком­по­нент сво­боды, кото­рый явля­ется неотъ­ем­ле­мым в про­цессе мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти Церкви?»

Ответ: «В изна­чаль­ном допу­ще­нии самой воз­мож­но­сти сво­бод­ного непри­я­тия чело­ве­ком про­по­ве­ду­е­мой ему Пра­во­слав­ной веры». Именно в этом состоит фун­да­мен­таль­ное отли­чие пра­во­слав­ной мис­сии от сек­тант­ских попы­ток любой ценой, вне зави­си­мо­сти от жела­ний и стрем­ле­ний чело­века завла­деть им. Мис­сия — это не про­мы­сел, не нена­сыт­ный поиск добычи. Наша задача состоит в том, чтобы чело­век сам, в обще­нии с нами при­шел к Вопросу, Ответ на кото­рый он най­дет только в Церкви. Воз­можно, мы этого чело­века видим в пер­вый и послед­ний раз, но уже за 30 минут раз­го­вора мы должны про­бу­дить в нем такой инте­рес к поиску смысла бытия, к посто­ян­ной поста­новке нераз­ре­ши­мых вопро­сов, кото­рый впо­след­ствии при­ве­дет его в Церковь.

Для более пол­ного уяс­не­ния и адек­ват­ного пони­ма­ния обо­зна­чен­ной мысли нужно отве­тить на сле­ду­ю­щий ради­кально постав­лен­ный вопрос: «Можно ли с помо­щью сек­тант­ских мето­дов воз­дей­ствия на созна­ние и под­со­зна­ние при­ве­сти чело­века в Цер­ковь?» Одно­значно, можно. Но такой чело­век, нахо­дясь в Церкви, при всем жела­нии про­сто не смо­жет быть пра­во­слав­ным до тех пор, пока не осво­бо­дится от всех вли­я­ний, выну­див­ших его прийти в Цер­ковь, и само­сто­я­тельно не воцерковится.

13. Миссионерская работа в Интернете

А.С. Моз­го­вой,
сотруд­ник СПб епар­хи­аль­ной миссии

Вве­де­ние

Пра­во­слав­ная мис­сия в Интер­нете есть живой и несо­мнен­ный факт. Заро­ди­лась вир­ту­аль­ная мис­сия сама собой при осво­е­нии Сети как новой пло­щадки обще­пла­не­тар­ного обще­ния и явля­ется теперь таким же обы­ден­ным делом, как крест­ный ход, коло­коль­ный звон или печат­ные пра­во­слав­ные СМИ. Любой пра­во­слав­ный, рас­по­ла­га­ю­щий выхо­дом в Интер­нет, есте­ственно ста­но­вится мис­си­о­не­ром, рас­ска­зы­вая нечто о Боге или Его Церкви про­стым фак­том пуб­ли­ка­ции в Сети опи­са­ний празд­ни­ков, понра­вив­шихся книг, фото­гра­фий хра­мов и всего про­чего, что мило его пра­во­слав­ному сердцу.

Сете­вая мис­сия и сете­вой миссионер

Здесь же, однако, мы поня­тие «сете­вая мис­сия» несколько сузим, под­ра­зу­ме­вая под нею работу мис­си­о­нера на заве­домо «чужой пло­щади», в окру­же­нии явно или неявно отри­ца­ю­щих Пра­во­сла­вие рус­ско­языч­ных сете­вых поль­зо­ва­те­лей, среди раз­но­об­раз­ных инте­ре­сов пер­сон, погру­жен­ных в види­мый мир, или – напро­тив – ухо­дя­щих от реаль­но­сти в псев­до­ду­хов­ные прак­тики, тота­ли­тар­ные секты, наци­о­на­лизм и т.п. Резуль­та­тив­ная актив­ность мис­си­о­нера «в тылу врага» пред­по­ла­гает не только его лич­ную воцер­ко­в­лен­ность и зна­ния пра­во­слав­ного веро­уче­ния, но и некий спектр допол­ни­тель­ных зна­ний, навы­ков и уме­ний, о кото­рых здесь и пой­дет речь.

Тех­ни­че­ские сред­ства в Рос­сии вполне раз­виты, само­за­ро­див­ши­еся «штаты» интер­нет-мис­си­о­не­ров уже име­ются. Есть все осно­ва­ния пола­гать, что коли­че­ствен­ная и каче­ствен­ная актив­ность пра­во­слав­ных «сете­вых мис­си­о­не­ров» в бли­жай­шие годы воз­рас­тет за счет при­тока, как свя­щен­но­слу­жи­те­лей, так и мирян. В коли­че­ствен­ном отно­ше­нии миряне сей­час пре­об­ла­дают и будут пре­об­ла­дать, потому как их больше, они более сво­бодны и реши­тельно не свя­заны забо­тами о цер­ков­ной карьере. Несмотря на широ­кое при­сут­ствие свя­щен­ства в сети, мис­си­о­не­ров в узком смысле среди них крайне мало. Однако оче­видно, что на плечи пред­ста­ви­те­лей свя­щен­ства, взяв­ших на себя труд появиться в сети в каче­стве мис­си­о­не­ров и не скры­ва­ю­щих свой сан, авто­ма­ти­че­ски ложится функ­ция настав­ни­ков мис­си­о­не­ров-мирян, вынуж­денно реа­ли­зу­е­мая в виде вир­ту­аль­ных кон­суль­та­ций мис­си­о­не­ров, кото­рым нужна помощь.

Говоря о «пра­во­слав­ной мис­сии в сети», не будем забы­вать о куда более актив­ной «мис­сии непра­во­слав­ной». Еще раз отме­тим, что этой главе под тер­ми­ном «сете­вая работа» мы будем пони­мать работу мис­си­о­нера вне пра­во­слав­ного Интер­нета как тако­вого. То есть вне мощ­ных пра­во­слав­ных пор­та­лов и сай­тов с дей­ству­ю­щей адми­ни­стра­цией и огра­ни­чен­ным досту­пом, а также вне лич­ных стра­ниц пра­во­слав­ных сете­вых участ­ни­ков (исклю­че­ния воз­можны). Эти ресурсы мис­си­о­нер дол­жен знать и поль­зо­ваться ими как спра­воч­ным аппа­ра­том и для ссы­лок на раз­ме­щен­ные здесь авто­ри­тет­ные источ­ники. Но лич­ное актив­ное его при­сут­ствие здесь излишне, исклю­чая ситу­а­ции, когда в моде­ра­ции фору­мов этих сай­тов про­ис­хо­дит сбой или на сайте появился некий сомни­тель­ный автор. В послед­нем слу­чае жела­тельно активно воз­ра­жать, дабы быстро при­влечь вни­ма­ние адми­ни­стра­ции к появив­ше­муся на сайте про­блем­ному материалу.

Излишне рас­счи­ты­вать на пло­до­твор­ную дея­тель­ность пра­во­слав­ного мис­си­о­нера на мощ­ных сек­тант­ских сай­тах (Я. Кро­тов, О. Моленко и т.п.), сай­тах като­ли­ков, хариз­ма­тов, СИ и т.п. даже в том слу­чае, ежели сайты преду­смат­ри­вают воз­мож­ность уча­стия в их работе слу­чай­ных посе­ти­те­лей и ком­мен­та­то­ров. В ряде слу­чаев мате­ри­алы этих сай­тов могут при­го­диться как каче­ствен­ные источ­ники раз­ме­щен­ной на них лите­ра­туры (в част­но­сти, пор­тал Якова Кро­това содер­жит цен­ные книги по биб­ле­и­стике, отсут­ству­ю­щие где-либо еще).

Где и как рабо­тать. Задачи

Основ­ное место, где мис­си­о­неру можно и должно рабо­тать, это сете­вые «заборы», то есть выделы сети, где вся­кий участ­ник делает прак­ти­че­ски все что желает. Тако­вая «сво­бода» свой­ственна в первую оче­редь так назы­ва­е­мым «соци­аль­ным сетям», а также пор­та­лам, создан­ным именно для сво­бод­ных собе­се­до­ва­ний. Осо­бен­но­стью их явля­ется лег­кий доступ, воз­мож­ность созда­ния сколь угодно боль­шого коли­че­ства лич­ных стра­ниц с фаль­ши­выми дан­ными, и, глав­ное, быст­рое само­ор­га­ни­зу­ю­ще­еся сете­вое обще­ние в усло­виях отно­си­тель­ного мяг­кого адми­ни­стри­ро­ва­ния. Тако­вые сооб­ще­ства, вклю­чая и заяв­ля­ю­щие себя пра­во­слав­ными, пред­став­ляют для мис­си­о­нера боль­шой прак­ти­че­ский инте­рес. Задачи мис­си­о­не­ров могут быть самыми раз­ными: миро­воз­зрен­че­ские собе­се­до­ва­ния с языч­ни­ками, агно­сти­ками, «про­сто хри­сти­а­нами» и ате­и­стами, про­ти­во­дей­ствие тота­ли­тар­ным сек­там, борьба с цер­ков­ными суе­ве­ри­ями, кор­рек­ция «кате­хи­за­ци­он­ной» работы полу­сек­тант­ских око­ло­пра­во­слав­ных груп­пи­ро­вок и мно­гое другое.

Ано­ним­ность? к про­блеме подготовки

Осо­бой нужды сильно мас­ки­ро­ваться и скры­вать свое под­лин­ное имя у мис­си­о­нера нет. Напро­тив, его ощу­ти­мая «реаль­ность» вызо­вет к нему допол­ни­тель­ное дове­рие. А вот что ему нужно – так это креп­кие нервы и готов­ность к любым неожи­дан­но­стям. Слу­чай­ный при­мер из сете­вой бол­товни неоха­риз­ма­тов: «Обще­из­вестно, что Оси­пов орга­ни­зо­вал убий­ство Сысо­ева[2]. Обыч­ное дело! – точно также пра­во­слав­ные убили столь опас­ного для них Алек­сандра Меня». В паре с совре­мен­ными собы­ти­ями могут обсуж­даться древ­ние вари­анты «пра­во­слав­ного тер­рора» – напри­мер, что РПЦ (!) орга­ни­зо­вала руками турец­ких вла­стей убий­ство пат­ри­арха Кирилла Лука­риса, кото­рый-де стал про­те­стан­том. Также люби­мой темой явля­ется мус­си­ро­ва­ние пра­во­слав­ного про­ис­хож­де­ния еврей­ских погро­мов во вре­мена Бог­дана Хмель­ниц­кого (при стран­ной забыв­чи­во­сти того, что в первую оче­редь тогда постра­дали поляки).

Биб­лия

Абсо­лют­ным усло­вием пло­до­твор­ной работы явля­ется хоро­шее зна­ние Писа­ния. Биб­лия обла­дает «авто­ма­ти­че­ским авто­ри­те­том» прак­ти­че­ски для любого собе­сед­ника, вклю­чая ате­и­стов, потому мис­си­о­нер дол­жен легко в Биб­лии ори­ен­ти­ро­ваться и при необ­хо­ди­мо­сти уметь легко (и к месту) цити­ро­вать Писа­ние. Для этого, помимо «бумаж­ной» Биб­лии Сино­даль­ного пере­вод, соб­ствен­ных зна­ний и спра­воч­ни­ков[3], нужно иметь быстро доступ­ную элек­трон­ную Биб­лию, жела­тельно мно­го­языч­ную и обла­да­ю­щую поис­ко­вой систе­мой не только по рус­скому тек­сту, но и как мини­мум по чис­лам Стронга. Наи­бо­лее известна про­грамма «Цитата из Биб­лии» — BibleQuote 5.0. Bibliologia Edition. 2003 — и ее более совре­мен­ные выпуски[4]. Базо­вая вер­сия про­граммы содер­жит раз­ные вари­анты гре­че­ского тек­ста Нового Завета (Textusreceptus, Westcott-Hort, Nestle-Aland), в том числе с грам­ма­ти­че­ским ана­ли­зом), огла­со­ван­ный и нео­гла­со­ван­ный еврей­ский тек­сты и раз­но­об­раз­ные пере­воды, вклю­чая Сино­даль­ный с чис­лами Стронга. К про­грамме BibleQuote, уста­нов­лен­ной на ком­пью­тере, легко нахо­дить и под­клю­чать новые модули. Это, в част­но­сти, несколько вари­ан­тов Сеп­ту­а­гинты, пре­крас­ная цер­ков­но­сла­вян­ская Биб­лия, пере­воды на евро­пей­ские и рус­ский языки, вклю­чая рус­ский вари­ант ПНМ (Биб­лия Сви­де­те­лей Иеговы). Для более деталь­ного ана­лиза ори­ги­наль­ных тек­стов может при­го­диться онлай­но­вые ресурс http://biblezoom.ru/ (Сеп­ту­а­гинта и масо­рет­ский текст с грам­ма­ти­че­ским ана­ли­зом и рус­ским пере­во­дом, а также гре­че­ский ново­за­вет­ный текст) и еще более мно­го­функ­ци­о­наль­ный пор­тал http://biblos.com/ (на англий­ском языке), где помимо огром­ного коли­че­ства тек­стов Биб­лии содер­жится мощ­ный спра­воч­ный аппа­рат, в част­но­сти Brown-Driver-Briggs[5]. Для спра­вок по биб­ле­и­стике, исто­рии напи­са­ния книг Биб­лии, тек­сто­ло­гии Биб­лии и ста­нов­ле­нии ее канона суще­ствует мно­го­чис­лен­ная лите­ра­тура[6], обычно лег­ко­до­ступ­ная в сети.

При собе­се­до­ва­ниях с мусуль­ма­нами «под рукой» дол­жен быть Коран. Пере­вод И.Ю. Крач­ков­ского вхо­дит как обя­за­тель­ный модуль в про­грамму «Цитата из Биб­лии», дру­гие вари­анты пере­во­дов Корана, хадисы и тол­ко­ва­ния можно найти на http://www.crimean.org/islam/koran или самостоятльно.

Про­чее важ­ное, что нужно знать

Исто­рия Церкви – опыт пока­зал – стоит на вто­ром месте после Биб­лии по важ­но­сти ее для сете­вой мис­си­о­нер­ской работы. Этот мате­риал поз­во­ляет легко визу­а­ли­зи­ро­вать исто­ри­че­скую непре­рыв­ность Церкви (врата ада не одо­леют ее, Мф.16:18) в созна­нии бес­поч­вен­ных «про­сто хри­стиан» и убе­ди­тельно про­де­мон­стри­ро­вать им ста­нов­ле­ние хри­сти­ан­ской дог­ма­тики в ходе отвер­же­ния Цер­ко­вью сект и ере­сей. Свя­то­оте­че­ское насле­дие (рас­смат­ри­ва­е­мое здесь в еди­ном блоке с Исто­рией Церкви) можно исполь­зо­вать двумя спо­со­бами. В собе­се­до­ва­ниях с като­ли­ками и обра­зо­ван­ными ате­и­стами можно под­вер­ждать свои рас­суж­де­ния свя­то­оте­че­скими цита­тами с ука­за­нием автора (для като­ли­ков — авто­ри­тет­ными для них авто­рами пери­ода до 1054 года). Иначе нужно дей­ство­вать с пуб­ли­кой «про­те­стант­ского» гене­зиса, одер­жи­мой бояз­нью «пре­да­ния стар­цев». В такой ситу­а­ции свя­то­оте­че­ские суж­де­ния жела­тельно рас­ка­вы­чить или давать в пере­сказе. Если собе­сед­ник с ними согла­сится, заме­тить: «Это, соб­ственно, не мое. Я про­сто пере­ска­зал мысли Иоанна Зла­то­уста», далее точно про­ци­ти­ро­вать и дать ссылку на источник.

Обще­куль­тур­ные тре­бо­ва­ния к «сете­вому мис­си­о­неру» пре­дельно про­сты: чем его куль­тура выше, тем лучше. При собе­се­до­ва­ниях с ате­и­стами жела­тельна высо­кая под­го­товка по есте­ствен­но­на­уч­ным дис­ци­пли­нам и хотя бы мини­маль­ное зна­ние фило­со­фии. Недо­пу­стим пло­хой рус­ский язык, в част­но­сти, столь обыч­ное в интер­нете пре­не­бре­же­ние зна­ками пре­пи­на­ния. Необ­хо­дим навык поль­зо­ва­ния сете­выми поис­ко­выми систе­мами и кри­ти­че­ской оценка досто­вер­но­сти нахо­ди­мой инфор­ма­ции, подан­ные через ресурсы с необя­за­тель­ным науч­ным и иным ква­ли­фи­ци­ро­ван­ным рецен­зи­ро­ва­нием (wikipedia.org).

К мето­дике поиска места при­ло­же­ния усилий

«Место при­ло­же­ния сил» сете­вого мис­си­о­нера может носить слу­чай­ный харак­тер (напри­мер, просьба кол­леги о помощи и т.д.). С прак­ти­че­ской сто­роны, однако, полезно поста­вить перед собой задачу, соот­вет­ству­ю­щую соб­ствен­ной под­го­товке и инте­ре­сам. Для нахож­де­ния началь­ного вза­и­мо­по­ни­ма­ния поня­тий­ные кате­го­рии должны быть общими. Бес­по­лезно начи­нать собе­се­до­ва­ние с мусуль­ма­ни­ном, не зная Корана и исто­рии Ислама, даже не имея пред­став­ле­ния о том, что суще­ствуют мечети, посвя­щен­ные «слову Аллаха» — «про­року Исе» (Коран 4:171). Или не зная, что тер­мин «Биб­лия» реши­тельно по-раз­ному пони­мают мусуль­мане и хри­сти­ане (для мусуль­ман Биб­лия озна­чает некую абстрак­цию, свя­щен­ный текст, кото­рый никто в глаза не видал, потому что «иудеи и хри­сти­ане его давно иска­зили»). Кстати ска­зать, под­вод­ные камни суще­ствуют при рас­суж­де­ниях о Биб­лии даже внутри Пра­во­сла­вия, потому как книж­ный состав Биб­лии можно пони­мать по-раз­ному: в Рос­сии в Биб­лию вхо­дит 3‑я книга Ездры (у гре­ков ее нет), тогда как в гре­че­скую Биб­лию попали Псалмы Соло­мона и 4‑ая Мак­ка­вей­ская книга, отсут­ству­ю­щие у пра­во­слав­ных России.

Попав куда-либо впер­вые, нужно быстро оце­нить цель созда­ния самого сооб­ще­ства – дис­кус­си­он­ное оно, или реклам­ное, или создано социо­ло­гами или спец­служ­бами для каких-то своих задач. Затем изу­чить основ­ные миро­воз­зрен­че­ские уста­новки реаль­ных участ­ни­ков собе­се­до­ва­ния и их ожи­да­ния. Полезно оце­нить теку­щую актив­ность сооб­ще­ства, оце­ни­ва­ему по коли­че­ству кон­струк­тив­ных инфор­ма­ци­он­ных или дис­кус­си­он­ных мате­ри­а­лов, посту­па­ю­щих за еди­ницу вре­мени (что толку пода­вать голос в пустом лесу или среди пья­ной толпы?), выявить лиде­ров и сопут­ству­ю­щий им «кор­де­ба­лет» (хор под­держки), а также суточ­ную актив­ность сооб­ще­ства. Рус­ско­языч­ные нынче по всей пла­нете рас­се­яны, и актив­ность сооб­ще­ства может ока­заться прак­ти­че­ски круглосуточной.

Если сооб­ще­ство не удо­вле­тво­ряет пара­мет­рам под­го­товки мис­си­о­нера, его после несколь­ких умест­ных ком­мен­та­риев можно с лег­ким серд­цем поки­нуть. При­меры из жизни: мис­си­о­нер попал на форум «усо­мнив­шихся СИ», где каж­дое тре­тье слово на биб­лей­ском иврите, кото­рый мало зна­ко­мом мис­си­о­неру. Или: с виду пра­во­слав­ная группа «Мат­рона Мос­ков­ская», основ­ная цель кото­рой – реклама палом­ни­че­ских услуг и сопут­ству­ю­щих им суе­ве­рий. Здесь бы и можно ска­зать слово про­тив суе­ве­рий, но: 1. созда­ние тем отклю­чено адми­ни­стра­цией, 2. суще­ству­ю­щие темы посвя­щены только прось­бам к св. Мат­роне и справ­кам по палом­ни­че­ствам 3. суще­ству­ю­щая тема «Вопросы свя­щен­нику» не рабо­тает за мно­го­ме­сяч­ным отсут­ствием свя­щен­ника и 4. созда­тель темы ста­вит на откры­том доступе матер­ный ста­тус. Сле­до­вало бы, конечно, кинуть в это болото камень (в реале он и был бро­шен, и вызвал поло­жи­тель­ную реак­цию внеш­них для группы наблю­да­те­лей, однако внутри группы остался неза­ме­чен­ным, уто­нув в молит­вен­ных и иных обра­ще­ниях к св. Мат­роне). Или: нью­эй­д­жев­ская рекламно-обра­зо­ва­тель­ная группа «Ангелы» (абсо­лютно нехри­сти­ан­ская), из кото­рой мис­си­о­нера изго­няют после цити­ро­ва­ния им 2Кор.11:14. Нельзя ска­зать, что во всех трех слу­чаях мис­си­о­нер зря поте­рял время, ибо он набрался неко­то­рого опыта, но реально-то он ни о чем не сви­де­тель­ство­вал. При­чины неэф­фек­тив­но­сти во все трех слу­чаях раз­ные: невоз­мож­ность войти в обсуж­де­ние дела по незна­нию иврита («усо­мнив­ши­еся СИ»), из-за сво­его бес­си­лия хотя бы вре­менно оста­но­вить ком­мер­че­ский кон­вейер рекламы («св. Мат­рона»). А зако­но­мер­ное изгна­ние его из группы «Ангелы» пока­зало, что мис­си­о­нер рабо­тал крайне грубо и испу­гал хозяев форума ранее, нежели сде­лал что-то полезное.

О чем можно пого­во­рить с мусульманами

В насто­я­щее время в «сме­шан­ных» дис­кус­си­он­ных сооб­ще­ствах актив­ность ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных мусуль­ман­ских про­по­вед­ни­ков невы­сока. Чаще всего обсуж­да­ется тема «Может ли хри­сти­анка выйти замуж за мусуль­ма­нина?», в ходе кото­рой мусуль­ман­ские под­сылы и под­сылки кос­венно вос­хва­ляют Ислам, не слиш­ком умело обос­но­вы­вая его веро­уче­ние и прак­тику, и обычно довольно кос­но­язычно. Рас­пра­виться с этой темой довольно про­сто: непо­сред­ственно в ней или рядом созда­ется обсуж­де­ние «Может ли мусуль­манка выйти замуж за хри­сти­а­нина?» В связи с тем, что Шариат кате­го­ри­че­ски запре­щает мусуль­ман­кам выхо­дить замуж за хри­стиан и иудеев, а при­знать это вслух с разум­ным обос­но­ва­нием вер­но­сти этого уста­нов­ле­ния мусуль­ма­нам не уда­ется, то обе темы быстро схо­дят на нет.

Про­по­вед­ники более высо­кой ква­ли­фи­ка­ции могут начать обсуж­дать тему «Был ли Иса хри­сти­а­ни­ном?» — с наме­ре­нием под­ве­сти обсуж­де­ние к при­зна­нию Иисуса гением-оди­ноч­кой, пред­ста­ви­те­лем неопре­де­лен­ного класса древ­них еди­но­бож­ни­ков-хани­фов, к кото­рым Ислам отно­сит Ноя, Авра­ама (Ибра­гима), Мои­сея, Иисуса и самого Мухам­мада (спи­сок хани­фов при­во­дим непол­ный). Здесь уместно про­ве­сти раз­вер­ну­тый экс­курс по исто­рии вет­хо­за­вет­ной Церкви, и реаль­ность гениев-«одиночек» сама собой отмирает.

Инте­рес­ным может быть обсуж­де­ние темы «Биб­лия и Коран». Здесь можно под­ве­сти собе­сед­ни­ков к утвер­жде­ниям об «иска­жен­но­сти» Биб­лии «зло­на­ме­рен­ными» иуде­ями и хри­сти­а­нами, после чего дать раз­вер­ну­тую справку по кумран­ским наход­кам и крат­кий пере­чень ново­за­вет­ных папи­ру­сов пер­вых веков. Особо нужно оста­но­виться на иска­же­ниях биб­лей­ской исто­рии в вер­сии Корана, где, напри­мер, Марйам опи­сана как мать Иисуса и одно­вре­менно – сестра Мои­сея (как дочь Имрана, библ. Амрана, Коран 3:35 слл.); вве­дены в Исход сама­ряне, что явля­ется неве­ро­ят­ным ана­хро­низ­мом, объ­еди­нены эпи­зоды из войн судьи Гедеона, Саула и Давида (3:249–251) в одно целое и т.д. Из кора­ни­че­ских харак­те­ри­стик Аллаха нужно обя­за­тельно ука­зать на пора­зи­тель­ный факт сотво­ре­ния Алла­хом смерти (67:1–2), отсут­ству­ю­щий в Биб­лии и отри­ца­е­мый хри­сти­ан­ством. Можно напом­нить, что в Коране есть т.н. «сата­нин­ские стихи» и суще­ствуют айяты, не име­ю­щие ника­кого веро­учи­тель­ного зна­че­ния, но «обслу­жи­ва­ю­щие» лич­ные амби­ции Мухам­мада: доз­во­ле­ние взять еще одну жену[7], или айят, посвя­щен­ный раз­ре­ше­нию сомне­ний Мухам­мада в супру­же­ской вер­но­сти Аиши.

При рас­смот­ре­нии исто­рии Ислама уместно делать упор на поли­ти­че­ской (ослаб­ле­ние Пер­сии и Визан­тии), эко­но­ми­че­ской и этно­гра­фи­че­ской ситу­а­ции в Ара­вии эпохи Мухам­мада, на фак­ти­че­ское неже­ла­ние при­зна­вать Ислам исти­ной для всего чело­ве­че­ства, но лишь источ­ни­ком зем­ного и небес­ного про­цве­та­ния ара­бов-мусуль­ман (как мыс­лил сам Мухам­мад), что для началь­ного Ислама фак­ти­че­ски засви­де­тель­ство­вано пре­се­че­нием мас­со­вых обра­ще­ний в Ислам при пер­вых хали­фах ради сохра­не­ния допол­ни­тель­ных нало­гов с насе­ле­ния заво­е­ван­ных тер­ри­то­рий. Сле­дует обра­тить вни­ма­ние мусуль­ман, что хри­сти­ан­ство про­шло про­верку трех­ве­ко­вым «инку­ба­ци­он­ным» период внеш­них гоне­ний, чему в исто­рии Ислама ана­лога нет, поскольку он немед­ленно стал обслу­жи­вать нужны араб­ского соци­ума как объ­еди­ня­ю­щая и цемен­ти­ру­ю­щая его сила.

Про­блемы ислам­ского тер­ро­ризма, кото­рые только и на слуху у слу­чай­ных кри­ти­ков ислама, лучше обсуж­дать не с фаль­ши­вой точки зре­ния «мусуль­ма­нин обя­зан уби­вать невер­ных», а ком­лексно, при­вле­кая исто­ри­че­ский мате­риал по пери­о­дам мир­ного сожи­тель­ства двух рели­гий вме­сте, не исклю­чая из рас­смот­ре­ния при­скорб­ные для исто­рии хри­сти­ан­ства факты созна­тель­ного поко­ре­ния хри­сти­ан­ских тер­ри­то­рий мусуль­ма­нам из-за сооб­ра­же­ния «лучше Ислам, чем ере­ти­че­ская Визан­тия», како­вой явля­ется сдача пра­во­слав­ного Иерус­лаима в 634 году халифу Омару и потеря в основ­ном моно­фи­зит­ского Египта по той же при­чине и в ту же эпоху.

Исте­ри­че­ские вопли о тер­ро­ризме, и некуль­тур­но­сти мусуль­ман, о заби­то­сти их жен­щин и т.п. лучше опро­вер­гать. Тер­ро­ризм рас­смат­ри­вать как при­скорб­ную сек­тант­скую част­ность поли­ти­че­ской актив­но­сти (чем он и явля­ется), о пла­не­тар­ной куль­тур­ной роли Ислама жела­тельно рас­суж­дать на при­мере куль­туры хали­фата, кото­рая спасла для чело­ве­че­ства основ­ную часть насле­дия антич­ного мира, создала высо­кую тех­ни­че­скую куль­туру и во мно­гом слу­жила эта­ло­ном для сред­не­ве­ко­вой Европы по части куль­туры пись­мен­ной (около 1000 лет назад уче­ные хали­фата рас­по­ла­гали несколь­кими вари­ан­тами тол­ко­вых сло­ва­рей араб­ского языка, то есть типом науч­ной лите­ра­туры, в тогдаш­ней Европе прак­ти­че­ски неизвестном).

Слож­ную исто­рию вза­и­мо­от­но­ше­ний Ислама и иуда­изма жела­тельно обсуж­дать не менее ком­плексно, в строго исто­ри­че­ском ключе. Обя­за­тельно можно отме­тить началь­ную сим­па­тию Мухам­мада к иудей­ским пле­ме­нам Медины, кото­рый он рас­смат­ри­вал как «есте­ствен­ных» союз­ни­ков и лег­кий «суб­страт обра­ще­ния» (мек­кан­ский период и начало медин­ского). Не сле­дует забы­вать, что и иудеи впо­след­ствии рас­смат­ри­вали Хали­фат как внеш­нюю поли­ти­че­скую силу, при кото­рой евреям жить пред­по­чти­тель­нее, нежели под вла­стью хри­сти­ан­ских императоров.

Не только тема тер­ро­ризма вол­нует почтен­ную пуб­лику и, соот­вет­ственно, мешает осмыс­лен­ным бесе­дам. Вто­рой обя­за­тель­ной фоно­вой темой при обще­до­ступ­ном обсуж­де­нии Ислама ста­нет «Защи­тим Землю Обе­то­ван­ную — Изра­иль!» Обсуж­де­ние новей­шей исто­рии сио­низма и всех тех собы­тий, что при­вели к захвату еврей­скими коло­ни­стами Пале­стины и созда­нию госу­дар­ства Изра­иль, сле­дует пере­ве­сти из режима мас­со­вой поли­ти­че­ской исте­рики в чисто рели­ги­оз­ный аспект. Это поз­во­лит быстро снять со всех этих печаль­ных собы­тий флёр «испол­не­ния Божиих обе­то­ва­ний», что вполне соот­вет­ствует точке зре­ния клас­си­че­ского иуда­изма («не при­шел Машиах? Ну, так и не при­шло время вос­со­зда­ния Земли Изра­иля»). Нужно четко заявить: хри­сти­а­нам, коли уж они хри­сти­ане, сле­дует пом­нить, что иуда­и­сты не при­знали Иисуса Хри­ста как Еди­но­род­ного Сына Божия и Мес­сию и, соот­вет­ственно, утра­тили право на вла­де­ние Зем­лей Обе­то­ван­ной (Втор.28:63 и др.). После этого сооб­ще­ство к теме не возвращается.

О чем можно пого­во­рить с атеистами

Ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный ате­ист все­гда был (и есть) raraavisinterris, потому пуб­лич­ная беседа с ним пред­став­ляет осо­бый инте­рес. В чисто «науч­ных», а тем более «ате­и­сти­че­ских» сооб­ще­ствах начало беседы, как пра­вило, несколько ослож­ня­ется поме­хами от мало­гра­мот­ного хора трол­ли­ру­ю­щих диа­логу под­пе­вал, однако при неко­то­ром навыке – путем нена­вяз­чи­вого повтора вопро­сов и иного мате­ри­ала главе ате­и­сти­че­ского сооб­ще­ства при игно­ри­ро­ва­нии «хора» — беседе можно при­дать вполне осмыс­лен­ный харак­тер. В том слу­чае, если это не уда­лось, нужно пред­ло­жить инте­рес­ному ате­и­сту перейти с его игро­вого поля (где ему уже давно скуч­но­вато) на наше – в под­хо­дя­щую широ­ко­про­филь­ную миро­воз­зрен­че­скую группу, где и про­дол­жить беседу, по воз­мож­но­сти пре­се­кая пустой трол­линг хора «рели­ги­оз­ни­ков».

Про­дук­тив­ной осно­вой начала беседы может послу­жить гно­сео­ло­гия в самом общем ее смысле. Кто познает мир, как познает, что такое гипо­теза, тео­рия, объ­ек­тив­ное позна­ние и его недо­статки (отстра­нен­ность от объ­екта позна­ния, рас­чле­не­ние объ­екта для ана­лиза, вос­со­зда­ние объ­екта в виде его рабо­та­ю­щей модели, кото­рая вовсе не тож­де­ственна самому объ­екту). Полезно под­твер­дить поло­жи­тель­ное зна­че­ние поло­же­ния «истина про­ве­ря­ется прак­ти­кой» и обсу­дить, можно ли стро­ить пол­но­цен­ные науч­ные гипо­тезы при невоз­мож­но­сти прак­ти­че­ской про­верки их выво­дов. Пого­во­рить о поня­тии «сущ­ность» и о воз­мож­но­сти ее пости­жи­мо­сти, после чего можно обсу­дить неси­но­ни­мич­ность «еще непо­знан­ного» и «абсо­лютно непо­сти­жи­мого». Схема эта сама при­бли­зи­тель­ная, назна­че­ние ее – подойти к кате­го­рии «науч­ная кар­тина мира» пони­ма­е­мой как в виде без­раз­рыв­ной схемы наших поло­жи­тель­ных зна­ний о мире в про­стран­стве и во вре­мени, от мик­ро­мира до всей Все­лен­ной, вклю­чая сюда и чело­ве­че­скую пси­хику, законы исто­рии, а также про­ис­хож­де­ние этики и эстетки. А затем можно начать обсуж­дать «дыры» в этой гипо­те­ти­че­ской кон­струк­ции, ее пол­ную зави­си­мость от веры в недо­ка­зу­е­мое (напри­мер, в неза­ви­си­мость физи­че­ских кон­стант от вре­мени суще­ство­ва­ния Все­лен­ной), визу­а­ли­зи­ро­вать оби­лие в этой кар­тине собы­тий, не под­да­ю­щихся экс­пе­ри­мен­таль­ной про­верке: Боль­шой взрыв, появ­ле­ние мак­ро­тел (звезд и пла­нет); появ­ле­ние жизни, дивер­ген­ция живого (= эво­лю­ция), воз­ник­но­ве­ние созна­ния и языка. В ходе дис­кус­сии можно обра­щать вни­ма­ние собе­сед­ни­ков на биб­лей­скую кос­мо­го­нию (эле­менты Шестод­нева с соот­вет­ству­ю­щим ком­мен­та­рием, свя­зы­ва­ю­щим его с гипо­те­зой Боль­шого Взрыва, Иов.26:7; 38:31 как ука­за­ния на кос­мо­ло­ги­че­ские про­цессы). Особо поучи­тельно потол­ко­вать о Все­лен­ной как закры­той системе и выте­ка­ю­щей из этого ее каче­ства буду­щей теп­ло­вой смерти. В том слу­чае, если собе­сед­нику по душе идея об откры­той Все­лен­ной, обсу­дить и ее (куда она открыта, напри­мер, и можем ли мы мыс­лить внеш­ний по отно­ше­нию ко Все­лен­ной анти­эн­тро­пий­ный источ­ник, а если да, то на каком осно­ва­нии). Если у нас есть позна­ния кван­то­вой физики, уместны дока­за­тель­ные рас­суж­де­ния о воз­мож­но­сти одного пред­мета нахо­дится в трех местах одно­вре­менно и т.п. Гвоз­дем про­граммы ате­и­стов все­гда была тео­рия эво­лю­ции, потому собе­се­до­ва­ние по ней пред­став­ляет осо­бый инте­рес. Здесь сле­дует воз­дер­жаться от некри­ти­че­ского цити­ро­ва­ния мате­ри­а­лов совре­мен­ных «жест­ких» кре­а­ци­о­ни­стов, в осо­бен­но­сти в части их экс­тре­маль­ных выво­дов (www.creationworldview.org и т.п.), со вни­ма­нием, однако, исполь­зуя в поле­мике при­во­ди­мые ими досто­вер­ные гео­ло­ги­че­ские и био­ло­ги­че­ские факты, пред­став­ля­ю­щие загадку для «обыч­ной» науки. Можно обра­тить вни­ма­ние собе­сед­ни­ков на то, что Биб­лия не утвер­ждает, будто все живое сотво­рено exnihilo, но, напро­тив, основ­ные группы орга­низ­мов поро­дила мате­рия, наде­лен­ная Твор­цом некоей спе­ци­фи­че­ской актив­но­стью (Быт.1:11, 20).

С люби­те­лями изящ­ных искусств, утвер­жда­ю­щими, что «куль­тура есть выс­шая цен­ность», жела­тельно пого­во­рить о при­су­щей чело­ве­че­ству тоске по утра­чен­ной гар­мо­нии как основ­ной при­чине появ­ле­ния столь нера­ци­о­наль­ного, внешне совер­шенно излиш­него для выжи­ва­ния чело­ве­че­ства фено­мена, кото­рым явля­ется высо­кое искусство.

Обоб­щая, ска­жем так: в любой беседе с ате­и­стом по кон­крет­ной теме мы должны визу­а­ли­зи­ро­вать некий «фак­тор Х» бытия, кото­рый не под­да­ется рас­су­доч­ному объ­яс­не­нию и тре­бует для сво­его частич­ного пости­же­ния веры как гно­сти­че­ского акта.

При собе­се­до­ва­ниях со сто­рон­ни­ками реаль­но­сти еди­ного науч­ного миро­воз­зре­ния недо­пу­стимы обо­роты «уче­ные под­счи­тали, что…» или «уче­ные утвер­ждают…». Каж­дое поло­же­ние должно быть под­твер­ждено ссыл­кой, и не на око­ло­цер­ков­ную пуб­ли­ци­стику, а и на надеж­ный рецен­зи­ру­е­мый науч­ный источ­ник или пря­мую речь очень извест­ного ученого.

Люби­тель­ские «меж­кон­фес­си­о­налки» как удоб­ное место для широ­ко­про­филь­ной работы миссионера

Одним из непло­хих для работы типов дис­кус­си­он­ных сооб­ществ явля­ются отно­си­тельно неболь­шие – в 5000–10000 фор­маль­ных участ­ни­ков — «меж­кон­фес­си­о­наль­ные» группы, кото­рые создают хариз­маты (или бап­ти­сты) для тре­нинга по «раз­об­ла­че­нию РПЦ». Заяв­лен­ные как дис­кус­си­он­ные, тако­вые сооб­ще­ства вынуж­денно вво­дят стро­гие пра­вила веде­ния обсуж­де­ний, про­во­дят кам­па­нии по при­гла­ше­нию участ­ни­ков (а это очень тру­до­ем­кое дело), поз­во­ляют всем жела­ю­щим созда­вать темы для обсуж­де­ния и даже допус­кают «ино­слав­ных» до реаль­ного моде­ри­ро­ва­ния. Особо удачно, ежели сооб­ще­ство декла­ри­рует веру в Св. Тро­ицу и Спа­си­теля как при­знак, объ­еди­ня­ю­щий всех хри­стиан. Тако­вое поло­же­ние сильно упро­щает работу, созда­вая некий «обще­хри­сти­ан­ский блок союз­ни­ков», дистан­ци­ро­ван­ный от заве­до­мых языч­ни­ков. Обыч­ные обсуж­да­е­мые темы (при начале суще­ство­ва­ния сооб­ще­ства): «Могла ли жен­щина родить Бога?», «Покло­не­ние костям и дере­вяш­кам», «Танцы, про­слав­ля­ю­щие Бога», «Как «спа­сает» Мария?», «Где в Биб­лии ска­зано, что нужно покло­няться ико­нам?», «Допу­стимо ли кре­ще­ние мла­ден­цев?», «Зачем Гун­дя­еву часы?», «Освя­ще­ние сексшопа! я в шоке!!!» (с при­ло­же­ние видео) и т.п.

Слу­чай­ные пра­во­слав­ные, попав в такое сооб­ще­ство на началь­ном этапе его суще­ство­ва­ния, пыта­ются про­те­сто­вать, плю­ются и ухо­дят – проще ска­зать, весе­лят почтен­ную пуб­лику (…«что их по Биб­лии ни спроси, ничего не знают»). Какое-то время сооб­ще­ство зани­ма­ется само­оуб­ла­же­нием, нару­ша­е­мым актив­ной темой «Дис­кус­сия со Сви­де­те­лями Иеговы». Сете­вые про­по­вед­ники СИ народ тер­тый, кото­рый шутить не любит. СИ легко раз­би­вают «строго по Биб­лии» зыб­кие три­ни­тар­ные пред­став­ле­ния хариз­ма­тов, в резуль­тате чего СИ ста­но­вятся для сооб­ще­ства нару­ша­ю­щей гар­мо­нию зано­зой. Допол­ни­тель­ный ожив­ля­ю­щий момент вно­сит пери­о­ди­че­ское появ­ле­ние мусуль­ман­ских мис­си­о­не­ров, языч­ни­ков и ате­и­стов. Группа имеет сле­ду­ю­щие досто­ин­ства: мас­со­вую актив­ность, создан­ную тита­ни­че­скими уси­ли­ями орга­ни­за­то­ров, фор­маль­ную уста­новку на дис­кус­сию и нали­чие самого широко спек­тра рели­ги­оз­ных миро­воз­зре­ний участ­ни­ков, где сами хариз­маты состав­ляют некое уны­лое большинство.

Пра­во­слав­ному мис­си­о­неру в такой обста­новке лучше не раз­бра­сы­ваться на пустяки, защи­щая право Свя­тей­шего на ноше­ние доро­гих часов и т.п., но начать работу по узкой тема­тике, напри­мер, со страш­ных для «про­сто хри­стиан» собе­се­до­ва­ний с СИ (пред­ла­гаю только одну из воз­мож­ных схем, но можно начать и с ате­и­стов, и с мусуль­ман – с любого при­сут­ству­ю­щего в сооб­ще­стве «мень­шин­ства»). Парал­лельно нужно создать какую-нибудь «биб­лей­скую» тему, сверх­за­да­чей кото­рой будет уда­ле­ние с Биб­лии ста­туса само­до­ста­точ­но­сти-без-Церкви. Назва­ние биб­лей­ской темы должно при­вле­кать вни­ма­ние и бес­силь­ную ругань поклон­ни­ков solascriptura, что поз­во­лит теме все­гда быть в цен­тре вни­ма­ния и на виду. При­меры таких тем: «ОШИБКИ В БИБЛИИ» (тек­сто­ло­ги­че­ские), «О ЗАВЕДОМОЙ НЕПОЛНОТЕ БИБЛИИ: “Уте­ши­тель же, Дух Свя­тый, Кото­рого пошлет Отец во имя Мое, НАУЧИТ ВАС ВСЕМУ”. (Иоан.14:26) и т.п. Работы в этих темах самому мис­си­о­неру мало. Важно пери­о­ди­че­ски под­бра­сы­вать мате­риал тек­сту­аль­ных несу­ра­зиц Биб­лии и сето­вать, что тезис о «само­до­ста­точ­но­сти» Биб­лии горестно опро­вер­га­ется фак­том суще­ство­ва­нием СИ и пол­ной неспо­соб­но­стью «ува­жа­е­мых (про­те­стант­ских) участ­ни­ков-солос­крип­ту­щи­ков» ска­зать нехо­ро­шим языч­ни­кам из СИ слово хри­сти­ан­ской правды.

Люби­тель­скую кри­тику TextusReceptus – мол, непра­виль­ный текст, иска­жен­ный в Визан­тии – легко пре­сечь. Для этого нужно пред­ло­жить пуб­лике вопрос: «… несо­мненно, что все древ­ние руко­писи не содер­жат исто­рию о взя­той в пре­лю­бо­де­я­нии — Ин 7:53–8:11 (только не надо спо­рить, это и без NA27 оче­видно). И стиль ее – не иоан­нов. Кто согла­сен пред­ло­жить выки­нуть этот отры­вок из Нового Завета?». И воца­ря­ется скон­фу­жен­ная тишина. Дей­стви­тельно, пери­копу эту сохра­нили в своем «пере­воде нового мира» даже Сви­де­тели Иеговы.

В резуль­тате такой работы выиг­ры­вают все. Хариз­маты (отно­си­тельно пас­сив­ное боль­шин­ство, «хозя­ева» сооб­ще­ства) заду­ма­ются о про­бле­мах биб­ле­и­стики и роли тра­ди­ции в ста­нов­ле­нии тек­ста и канона Биб­лии. СИ (или мусуль­мане или иные пред­ста­ви­тели актив­ных «мень­шинств», с кото­рыми велась целе­на­прав­лен­ная работа) полу­чат инте­рес­ный мате­риал для раз­мыш­ле­ний и воз­ра­же­ний. Воз­рос­шая пра­во­слав­ная актив­ность сооб­ще­ства при­вле­чет к сооб­ще­ству вни­ма­ние пра­во­слав­ных, кото­рые ранее группу игно­ри­ро­вали. А после появ­ле­ния еди­но­мыш­лен­ни­ков работа сооб­ще­ства перей­дет на каче­ственно иной уро­вень и по актив­но­сти, и по раз­ра­ба­ты­ва­е­мым темам (то есть дой­дет и до кре­ще­ния мла­ден­цев, и «покло­не­ния костям», и проч. того же типа) — и созда­те­лям группы при­дется уте­шаться испан­ской пого­вор­кой «когда идешь за шер­стью, гляди, как бы самого не обстригли».

Око­ло­пра­во­слав­ная тематика

Суе­ве­рия: изни­что­же­ние путем визу­а­ли­за­ции их нецер­ков­ных кор­ней. Про­ти­во­дей­ствие их про­дви­же­нию со сто­роны око­ло­пра­во­слав­ной публики.

О «послед­них вре­ме­нах»: исто­ри­че­ские при­меры эсха­то­ло­ги­че­ских исте­рик при обя­за­тельно ука­за­нии, что «вре­мена все­гда послед­ние (1Ин 2:18), — ну и что с того?». «Сете­вое мла­до­стар­че­ство» (поскольку здесь помо­гут рас­суж­де­ния о стар­цах как несвя­щен­ни­че­ской кате­го­рии, напр. о Паи­сии Свя­то­горце, неплохо про­ве­сти также и раз­бор поня­тия «цар­ствен­ное свя­щен­ство», 1Пет 2:9). «Ряже­ные» монахи и т.п. (актив­ный сете­вой мошен­ник-мла­до­ста­рец, «насто­я­тель семи мона­сты­рей» архи­манд­рит Илья Ваша­кидзе был раз­об­ла­чен лишь после обра­ще­ния пра­во­слав­ных сете­вых дея­те­лей с запро­сом к мит­ро­по­литу Батум­скому Димит­рию Шио­ла­швили). Заву­а­ли­ро­ван­ная под­держка попы­ток рас­кола (в 2008 году в сети про­сле­жи­вался поло­жи­тель­ный инте­рес неко­то­рых сель­ских батю­шек с бед­ных при­хо­дов к обра­ще­ниям быв­шего еп. Дио­мида… тут, строго говоря, помочь нечем). Сек­тант­ские мотивы сете­вых почи­та­те­лей архим. Рафа­ила (Каре­лина) и схи­ар­хим. Рафа­ила (Бере­стова): в част­но­сти, отвер­же­ние ими всего, что пишут и гово­рят проф. А.А. Оси­пов и о. А. Кураев (осмыс­лен­ные дис­кус­сии по тема­тике тре­буют весьма высо­ких зна­ний). Изредка воз­можна «обнов­лен­че­ская аги­та­ция» («еп.» С. Журавлев), здесь можно потол­ко­вать о бесов­ской сла­до­сти неоха­риз­ма­ти­че­ских кам­ла­ний (в груп­пах с оби­лием неоха­риз­ма­тов нужно дей­ство­вать тоньше, напри­мер, под­ло­вить журавлев­ских аги­та­то­ров на кле­вете и исто­ри­че­ских фаль­си­фи­ка­циях). ИНН, пас­порта и т.п. – тут доста­точно про­ци­ти­ро­вать потреб­ные офи­ци­аль­ные доку­менты РПЦ. Обли­че­ния «эку­ме­низма РПЦ»: тут при­хо­дится пере­во­дить раз­го­вор на дета­ли­за­цию поня­тия «эку­ме­низм» и раз­би­рать пред­ла­га­е­мые оппо­нен­тами факты (как пра­вило, они ока­зы­ва­ются не моложе эпохи мит­ро­по­лита Нико­дима (Ротова)).

Как отно­ситься к «сете­вым профессионалам»?

В любых миро­воз­зрен­че­ских дис­кус­си­он­ных сооб­ще­ствах при­сут­ствуют стран­ные участ­ники: они активно рабо­тают чуть ли не круг­лые сутки, по 12–16 часов в день — активно отве­чая на запросы «обыч­ных» участ­ни­ков, при­чем настолько быстро, что у изум­лен­ных «обыч­ных» созда­ется впе­чат­ле­ние, будто на всех их вопросы и воз­ра­же­ния уже зара­нее готовы ответы. Кто такие эти про­фес­си­о­налы, кто опла­чи­вает их труд, сколько их тру­дится под одним сете­вым «лицом» — узнать реши­тельно невоз­можно. Еди­нич­ные такие участ­ники есть и среди защит­ни­ков Пра­во­сла­вия. Их можно рас­смат­ри­вать как уме­лых союз­ни­ков, не слиш­ком отя­го­щая себя мыс­лью, кто они такие в реаль­ной жизни. Рабо­тают, и ладно. Тако­вые про­фес­си­о­наль­ные работ­ники пока не обна­ру­жены среди мусуль­ман, однако во всех про­чих основ­ных груп­пах сете­вого обще­ния они есть, вклю­чая сек­тант­ские псев­до­пра­во­слав­ные. В част­но­сти, они есть среди сете­вых «почи­та­те­лей» архим. Рафа­ила (Каре­лина), декла­ри­ру­ю­щих борьбу за «чистоту Пра­во­сла­вия» и зон­ди­ру­ю­щих общ­ность пра­во­слав­ных в поис­ках недо­воль­ных свя­щен­но­на­ча­лием и РПЦ в целом.

Допол­не­ния (вполне случайные)

В связи с тем, что в соб­ствен­ных мате­ри­а­лах Сви­де­те­лей Иеговы нека­но­ни­че­ские книги Биб­лии скрыто цити­ру­ются (в част­но­сти, 1–2 Мак­ка­вей­ские), можно пред­ло­жить Сви­де­те­лям сли­чить соот­вет­ству­ю­щий текст из «Сто­ро­же­вой Башни» (где будет ска­зано «один автор того вре­мени писал, что…») с тем же самым тек­стом из нуж­ной Мак­ка­вей­ской книги пол­ной рус­ской Биб­лии. Сопро­во­див дело ком­мен­та­рием: «Ну, у нас Биб­лия полная…».

При рас­суж­де­ниях о непре­рыв­но­сти исто­ри­че­ской Церкви с пуб­ли­кой про­те­стант­ского гене­зиса жела­тельно попро­сить собе­сед­ника подробно пере­чис­лить исто­ри­че­ские фигуры «про­сто хри­стиан» (или СИ) между апо­сто­лом Пав­лом и Мар­ти­ном Лютером.

О шести (не менее) вари­ан­тах огла­со­вок Тет­ра­граммы в еврей­ской Биб­лии (мате­риал к собе­се­до­ва­нию с СИ):

…мы рас­смот­рели четыре вари­анта огла­со­вок тет­ра­граммы: יְהֺוָה, она же без холема יְהוָה (обе ука­зы­вали на заме­ни­тель «адо­най»), יֱהֺוִה и она же без холема יֱהוִה. (обе ука­зы­вают на слово-заме­ни­тель «эло­хим»). Однако есть и еще вари­анты. Напри­мер, в 3Цар 2:26 упо­треб­лена огла­совка יְהֹוִה – где хатеф-сегол заме­нен на шва. Услов­ное чте­ние также «йэхови», слово-заме­ни­тель, есте­ственно, «элохим».Также известна огла­совка, пар­ная к преды­ду­щей (то есть без холема) – יְהוִה – напри­мер, в Иез 24:24. Как и преды­ду­щая, ука­зы­вает на заме­ни­тель «эло­хим». …Все шесть огла­со­вок рус­ской фоне­ти­кой не пере­дать, но даже в упро­щен­ном вари­анте их полу­ча­ется четыре: ЙЕХОВА? ЙЕХВА? ЙЕХОВИ? ЙЕХВИ? — все вари­анты в еврей­ском тек­сте есть.

Молитва перед вхо­дом во все­мир­ную сеть

Гос­поди Боже наш, Творче неба и земли, созда­вый чело­века и даро­ва­вый ему веде­ние сокро­вен­ной пре­муд­ро­сти во еже про­слав­ляти Имя Твое. Горе и долу Ты еси, Твоя есть ночь и Твой есть день, не ута­ится пред Тобою даже мимо­лет­ное дви­же­ние мысли. И ныне молю Тя — от вся­кого греха сохрани мя, при­сту­па­ю­щего к работе с хит­ро­ум­ным тво­ре­нием рук чело­ве­че­ских, про­ни­ка­ю­щим во вся концы земли. Огради очи мои и ум от вся­ких нечи­стых и блуд­ных обра­зов, от пустых негод­ных сло­вес. Укрепи волю, сердце очи­сти, не даждь ми вотще рас­то­чати время жизни моея, и от вся­кого рас­слаб­ле­ния и уны­ния избави. Да будут дела наша во славу Твою. Аминь.

14. Образ православного миссионера

Совре­мен­ным мис­си­о­не­рам в своей дея­тель­но­сти, как нико­гда ранее, при­хо­дится искать нестан­дарт­ные реше­ния. Для них осо­бенно важно уметь доне­сти опыт апо­столь­ской и свя­то­оте­че­ской тра­ди­ции на языке, понят­ном нашим совре­мен­ни­кам. В совре­мен­ном обще­стве, где почти забыта запо­ведь о любви к ближ­нему и царит повсе­мест­ное без­раз­ли­чие, в том числе, и к вопро­сам рели­ги­оз­ным, мис­си­о­нер дол­жен уметь вско­лых­нуть рав­но­душ­ного, побу­дить его обра­титься к Еван­ге­лию и вопло­тить хри­сти­ан­ские цен­но­сти в повсе­днев­ной жизни. Мис­си­о­нер, явля­ясь про­вод­ни­ком пра­во­слав­ной тра­ди­ции, при­зван пере­дать как всё богат­ство бого­слов­ского насле­дия Пра­во­слав­ной Церкви, так и свой лич­ный опыт сле­до­ва­ния за Хри­стом. При этом он дол­жен сле­до­вать мно­го­ве­ко­вым тра­ди­циям пра­во­слав­ного духов­ни­че­ства: “Духов­ное руко­вод­ство – это не мани­пу­ли­ро­ва­ние созна­нием людей, это власть любви, а не духов­ного наси­лия” (Пат­ри­арх Алек­сий II).

Исто­ри­че­ский опыт пра­во­слав­ной мис­сии со вре­мен апо­столь­ских являет нам при­меры качеств, кото­рые необ­хо­димы мис­си­о­неру: молит­вен­ность, сми­ре­ние, бес­ко­ры­стие, стой­кость, рев­ность о Боге, при­вет­ли­вость. Про­по­ведь пре­ем­ни­ков апо­сто­лов обя­зана соот­вет­ство­вать “здра­вому уче­нию” (Тит.2:1), кото­рое имеет авто­ри­тет “пра­вила веры” (2Тим.3:10–14). Пра­во­слав­ные мис­си­о­неры часто испол­няют свое слу­же­ние в усло­виях исклю­чи­тель­ной слож­но­сти. Поэтому одно из важ­ней­ших качеств, кото­рое тре­бу­ется от них, – тер­пе­ние со сми­рен­ной пре­дан­но­стью Богу и готов­но­стью пре­одо­ле­вать труд­но­сти мира сего.

Обра­ще­ние к пра­во­слав­ному миссионеру

(при­нято на IV съезде пра­во­слав­ных мис­си­о­не­ров, ноябрь 2010 г.)

«Что лучше, воз­вы­шен­нее, бла­го­род­нее слу­же­ния мис­си­о­нер­ского?»1 Оно «есть дело поис­тине свя­тое и рав­ноап­о­столь­ное. Бла­жен, кого избе­рет Гос­подь и поста­вит на такое слу­же­ние!» 2

К тебе, доро­гой собрат, ощу­тив­шему в своем сердце при­зыв Божий к мис­си­о­нер­скому слу­же­нию, обра­щены эти строки, собран­ные от сокро­вищ­ницы свя­то­оте­че­ского наследия.

Прежде всего, пра­во­слав­ному мис­си­о­неру над­ле­жит «дог­ма­тов веры и сущ­но­сти дея­тель­ного уче­ния дер­жаться так твердо, чтобы ничего про­тив­ного им не гово­рить и не допус­кать, хотя бы угро­жала тебе явная смерть» 3. «Ни еди­ным дог­ма­том, ни еди­ной чер­той в дог­мате мы не можем посту­питься, так как все, что мы содер­жим до иоты — Божие уче­ние, дан­ное роду чело­ве­че­скому для спа­се­ния» 4.

Если мис­си­о­нер твердо сле­дует этим прин­ци­пам, тогда «на его сто­роне стоит истина Пра­во­сла­вия, а истина есть такая сила, кото­рую ничто в мире одо­леть не может» 5.

Истина хри­сти­ан­ства про­ста, и изло­же­ние ее должно быть ясным и доступным.

Из про­чих «при­зна­ков, по кото­рым дол­жен быть уга­дан хоро­ший мис­си­о­нер, самый пер­вый есть сми­ре­ние — источ­ник силы и успеха для мис­си­о­нера, ибо только “сми­рен­ным Бог дает бла­го­дать”. Без бла­го­дат­ной же помощи Божией мис­си­о­нер­ское слу­же­ние — ничто; вто­рой при­знак — искрен­нее жела­ние слу­жить Богу про­по­ве­дью Еван­ге­лия» 6. Если мис­си­о­нер обла­дает этими при­зна­ками, тогда он в своей дея­тель­но­сти избе­гает оши­бок и край­но­стей, спо­соб­ных вызвать соблазн в Церкви. Ибо сми­ре­ние убе­ре­гает его от само­уве­рен­но­сти и жела­ния эпа­ти­ро­вать людей, от увле­че­ния мис­си­о­нер­скими фор­мами в ущерб содер­жа­нию про­по­веди, от стрем­ле­ния обре­сти какую-то корысть, пусть даже в виде пре­хо­дя­щей славы.

Нам, доро­гой собрат, сле­дует быть осо­бенно осто­рож­ными. «В таком слу­же­нии, как наше, сколь опасно быть предо­став­лен­ным одному себе, а не опи­раться на надеж­ный авто­ри­тет»7. Поэтому при любых новых ини­ци­а­ти­вах прежде их вопло­ще­ния над­ле­жит рас­смот­реть их сквозь призму Писа­ния и Пре­да­ния Церкви, обсу­дить с опыт­ными мис­си­о­не­рами, и, конечно же, предо­ста­вить на рас­смот­ре­ние пра­вя­щего епи­скопа, постав­лен­ного Богом над­зи­рать за Цер­ко­вью Хри­сто­вой в своей епархии.

Чут­кость, осмот­ри­тель­ность мис­си­о­нера, стрем­ле­ние не навре­дить душам дове­рив­шихся ему людей и не вве­сти в соблазн бра­тьев по вере, ни в коем слу­чае не должны исклю­чать сме­ло­сти и дерз­но­ве­ния, поиска новых форм и средств хри­сти­ан­ской про­по­веди, откры­то­сти пред­ста­ви­те­лям раз­лич­ных суб­куль­тур и соци­аль­ных слоев. Нет такой глу­бины неве­же­ства и омра­че­ния чело­ве­че­ского, до кото­рых не сошел бы Сын Божий, нет на земле такого места, где бы не могла зву­чать вдох­но­вен­ная про­по­ведь о Христе.

Доро­гой собрат!

К тому, чтобы стать под­линно хоро­шим мис­си­о­не­ром, у тебя есть несколько средств.

Во-пер­вых, молитва, «потому что она низ­во­дит на дела бла­го­вест­во­ва­ния ту бла­го­дать, кото­рая сильна раз­ру­шить вся­кую твер­дыню: она делает слово про­по­вед­ника дей­ствен­ным, поко­ря­ю­щим сердца слу­ша­те­лей в послу­ша­ние Хри­стово» 8.

Во-вто­рых, поуче­ние в Откро­ве­нии Божием: «Непре­станно упраж­няй­тесь в чте­нии слова Божия. Пусть не прой­дет у вас ни еди­ного дня, когда бы вы не про­чи­тали, прежде всего, поло­жен­ного в этот день чте­ния из Еван­ге­лия и Апо­стола. Такое чте­ние, неопу­сти­тельно еже­днев­ное, нужно не только для того, чтобы пом­нить слова Еван­гель­ского или апо­столь­ского уче­ния, но для того, чтобы напи­таться духом этого уче­ния» 9.

В‑третьих, надежда на Бога, истреб­ля­ю­щая пагуб­ную само­на­де­ян­ность, — «Только бы сердце мис­си­о­нера Гос­поду при­над­ле­жало, только бы он, куда ни устре­мится, везде учился ходить пред Богом и жить для Бога и дей­ство­вать с Богом, взи­рая на Него» 10. «Имей все­гда скром­ное рас­по­ло­же­ние духа и не обе­щай себе само­на­де­янно необы­чай­ных или вер­ных успе­хов по тво­ему делу. Такие обе­ща­ния про­ис­хо­дят от гор­до­сти, а гор­дым не дается бла­го­дать» 11.

В‑четвертых – хри­сти­ан­ская веж­ли­вость. Мис­си­о­неру над­ле­жит «гово­рить со всеми кротко, разумно, от любви, — тогда слово боль­шей частью будет про­из­во­дить хоро­шее дей­ствие, по край­ней мере, не будет вре­дить; гово­рить же гневно, гордо, нетер­пе­ливо, — слово будет гни­лое, — люди так и при­мут его, и хоро­шего ничего не вый­дет» 12. «С пер­вого вступ­ле­ния тво­его в долж­ность [мис­си­о­нера], пове­де­нием своим… ста­райся заслу­жить о себе хоро­шее мне­ние и ува­же­ние… Доб­рое мне­ние застав­ляет ува­жать, а кого не ува­жают, того и не слу­шают» 13.

А в‑пятых – любовь. «Помни все­гда, что если про­по­вед­ник не будет иметь в себе любви, как к сво­ему делу, так и к тем, кому про­по­ве­дует, то и самое луч­шее и крас­но­ре­чи­вей­шее изло­же­ние уче­ния может остаться без вся­кой пользы, ибо только любовь сози­дает; а потому ста­райся иметь в себе дух свя­той любви» 14. «Хри­стова истина успеш­нее всего про­по­ве­ду­ется любо­вью. Любовь – луч­ший про­по­вед­ник. Она най­дет путь и в самую черст­вую душу для истины Хри­сто­вой» (прп. Иустин Попо­вич).

Любовь рож­да­ется и под­пи­ты­ва­ется в мис­си­о­нере, когда он не только про­по­ве­дует сло­вом, но и испол­няет запо­веди Хри­стовы о мило­сер­дии к тем, кому про­по­ве­дует. Поэтому важно, чтобы мис­си­о­неры «раз­ными обра­зами помо­гали бы страж­ду­щим и бед­ству­ю­щим» 15, чтобы таким обра­зом «бла­го­тво­ри­тель­ность тесно свя­зы­вала юную паству с мис­си­о­не­рами. Без нее и невоз­можно… совер­шать дело бла­го­вест­во­ва­ния» 16.

Чтобы не допус­кать лжи в деле, совер­ша­е­мом тобою ради Гос­пода Иисуса Хри­ста, необ­хо­димо при­ла­гать все­мер­ные уси­лия к тому, чтобы жизнь при­ве­сти в соот­вет­ствие со свя­той исти­ной Божией. Ведь «если про­по­вед­ник гово­рит не от сердца, лице­мерно, то слу­ша­тели внут­рен­ним чутьем пони­мают несо­от­вет­ствие слов про­по­вед­ника с его серд­цем, с его жиз­нью — и слово не имеет той силы, кото­рую оно могло бы при­не­сти в слу­чае, когда про­по­вед­ник сам испол­нял бы слово свое на деле» 17.

«Успех еван­гель­ской про­по­веди зави­сит не от коли­че­ства только, но и от каче­ства про­по­вед­ни­ков веры. Итак, для мис­си­о­нер­ского слу­же­ния нужны… такие дея­тели, кото­рые могли бы учить не только сло­вом, но и нра­вами сво­ими» 18. «Подвиж­ни­че­ство — един­ствен­ная мис­си­о­нер­ская школа Пра­во­сла­вия. Пра­во­сла­вие — это подвиг и жизнь, поэтому и про­по­ве­ду­ется оно только жиз­нью и подви­гом» 19.

Поэтому мис­си­о­неру как «рат­нику Церкви необ­хо­димо носить на себе броню правды и наблю­дать, чтобы она все­гда была целою, чтобы ни одного кольца не выпало из этой коль­чуги, ни одного дела пра­вед­но­сти не было опу­щено. Иначе про­тив­ник Церкви, заме­тив в сопер­нике своем какой-либо нрав­ствен­ный недо­ста­ток или нару­ше­ние какого-либо устава Церкви, свои стрелы обли­че­ния и будет направ­лять прямо на этот недо­ста­ток в мис­си­о­нере, и может заста­вить его замол­чать» 20.

Нако­нец, мис­си­о­нер­ское слу­же­ние немыс­лимо без жерт­вен­но­сти и само­от­ре­че­ния. «Путь мис­си­о­нера легок не бывает» 21, и это видно как в житиях свя­тых апо­сто­лов, так и про­по­вед­ни­ков после­ду­ю­щих вре­мен. Но «неужели мы убо­имся издер­жек, бес­по­койств, неудач, веду­щих к реши­тель­ному успеху в деле, состав­ля­ю­щем внут­рен­нюю, неувя­да­ю­щую, истин­ную, и веч­ную славу нашего народа? Нет, не убо­имся, если только воз­же­лаем сей славы… если решимся… стре­миться к цели, к награде выш­него зва­ния Божия во Хри­сте Иисусе» 22.

1 Св. Нико­лай Япон­ский. Днев­ник, 8 авгу­ста 1881 г.
2Свт. Инно­кен­тий Мос­ков­ский. Настав­ле­ния свя­щен­нику, назна­ча­е­мому для обра­ще­ния ино­вер­ных и руко­вод­ство­ва­ния обра­щен­ных в хри­сти­ан­скую веру.
3Свт. Инно­кен­тий (Вени­а­ми­нов). Настав­ле­ния, 17.
4Св. Нико­лай Япон­ский. Днев­ник, 23 декабря 1898 г.
5Свт. Мака­рий (Нев­ский). Беседы о мис­си­о­нер­ском деле. С. 223.
6Св. Нико­лай Япон­ский. Письма. С. 281.
7Св. Нико­лай Япон­ский. Письма. С. 78.
8Свт. Мака­рий (Нев­ский). Беседы, С. 211.
9Свт. Мака­рий (Нев­ский). Беседы, С. 212.
10Прп. Мака­рий (Глу­ха­рев). Мысли о спо­со­бах к успеш­ней­шему рас­про­стра­не­нию Хри­сти­ан­ской веры между Евре­ями, Маго­ме­та­нами и языч­ни­ками в Рос­сий­ской дер­жаве, XXXIII.
11Свт. Инно­кен­тий (Вени­а­ми­нов). Настав­ле­ния, 2.
12Св. Нико­лай Япон­ский. Днев­ник, 4 марта 1888 г.
13Свт. Инно­кен­тий (Вени­а­ми­нов). Настав­ле­ния, 33.
14Свт. Инно­кен­тий (Вени­а­ми­нов). Настав­ле­ния, 5.
15Прп. Мака­рий (Глу­ха­рев). Мысли, XXVII.
16Свт. Мака­рий (Нев­ский). Беседы, С. 202.
17Св. Иоанн Крон­штадт­ский. Моя жизнь во Хри­сте. Часть I.4.
18Свт. Мака­рий (Нев­ский). Беседы, С. 227.
19Прп. Иустин (Попо­вич). Внут­рен­няя мис­сия нашей Церкви.
20Свт. Мака­рий (Нев­ский). Беседы, С. 214.
21Свт. Фила­рет Мос­ков­ский. Письма к игу­ме­нии Марии (Туч­ко­вой), 26.
22Прп. Мака­рий (Глу­ха­рев). Мысли, VI.

Молитва миссионера

Гос­поди, Гос­поди! Поло­жи­вый душу Свою за спа­се­ние всех человек!

Яко Гос­поди жатвы Твоея, изведи мно­гих дела­те­лей на жатву Твою!

Изве­ден­ным же даждь дух молитвы, дух любви Твоея, дух сми­ре­ния, тер­пе­ния и разума. Даждь им бла­го­вест­во­вати силою мно­гою во испол­не­ние Еван­ге­лия Тво­его. Да укре­пится и воз­рас­тет жела­ние воз­же­лав­ших вспо­мо­ще­ство­вати нам делами любви бла­го­тво­ря­щей, да умно­жатся подоб­ные пособ­ники наши. Бла­го­де­ю­щим нам воз­даждь Тво­ими бла­го­сло­ве­ни­ями: живым подаждь здра­вие и бла­го­ден­ствие, усоп­ших со свя­тыми тво­ими в веч­ных селе­ниях упо­кой. Нена­ви­дя­щих и оби­дя­щих нас про­сти, Вла­дыко Чело­ве­ко­любче, про­свети их сердца, вра­зуми их умы.

Всем же нам, кро­вию Твоею искуп­лен­ным, веду­щим и еще не веду­щим Тя, даруй свет разума свя­таго Еван­ге­лия Тво­его. Ускори при­звати и соеди­нити всех во едино стадо Твое здесь на земле и пре­быти с Тобою во веки нераз­лучны во свете Отца Тво­его и Бога нашего, Ему же с Тобою и Свя­тым Духом слава и дер­жава вовеки. Аминь.

Примечания

[1] цити­ру­ется фраг­мент ста­тьи иерея Андрея Хвыли-Олин­тера из книги “Хри­сти­ан­ство и рели­гии мира”, М., 2001.

[2] Намек на кри­тику иереем Дани­и­лом Сысо­е­вым неко­то­рых бого­слов­ских суж­де­ний про­фес­сора А.И.Осипова.

[3] Любые посо­бия по дог­ма­ти­че­скому бого­сло­вию и спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные изда­ния (напр., Мис­си­о­нер­ский путе­во­ди­тель по Биб­лии. Минск: Бело­рус­ская пра­во­слав­ная Цер­ковь, 2011. – 327 с.; Роудс Р. Рас­суж­дая со Сви­де­те­лями Иеговы при помощи Писа­ния СПб ОО «Центр апо­ло­ге­ти­че­ски иссле­до­ва­ний», 2001. – 408 с.; Еврей­ско-рус­ский и гре­че­ско-рус­ский сло­варь-ука­за­тель на кано­ни­че­ские книги Свя­щен­ного Писа­ния (с ком­мен­та­ри­ями на основе сло­ва­рей Джеймса Стронга). СПб: Биб­лия для всех, 2005. 560 с. и т.д.)

[4] http://www.bogoslov.ru/biblio/text/244599/index.html.

[5] C.A. Brown F., Driver S.R., Briggs C.A. A Hebrew and English Lexicon of the Old Testament with an appendix containing the biblical Aramaic. Oxford: Clarendon, 1907.

[6] Крат­чай­ший спи­сок лите­ра­туры по биб­ле­и­стике: МЕЦГЕР Б.М. Канон Нового Завета. М.: Биб­лей­ско-бого­слов­ский инсти­тут св.апостола Андрея, 2008. Х+332 с.; — МЕЦГЕР Б.М. Тек­сто­ло­гия Нового Завета. Руко­пис­ная тра­ди­ция, воз­ник­но­ве­ние иска­же­ний и рекон­струк­ция ори­ги­нала. М.: Биб­лей­ско-бого­слов­ский инсти­тут св.ап.Андрея, 1996. 325 с.; — СНИГИРЕВ Р. (про­то­и­е­рей). Биб­лей­ская архео­ло­гия: Учеб­ное посо­бие для духов­ных школ. М.: Изда­тель­ство Мос­ков­ского Подво­рья Свято-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой Лавры, 2007. 576 с. ; — ТОВ Э. Тек­сто­ло­гия Вет­хого Завета. М.: Биб­лей­ско-бого­слов­ский инсти­тут св. апо­стола Андрея, 2000. 424 с. (при­ме­ча­ние: в элек­трон­ном виде на рус­ском языке сей­час отсут­ствует); — ЮНГЕРОВ П.А. Вве­де­ние в Вет­хий Завет. М.: Пра­во­слав­ный Свято-Тихо­нов­ский Бого­слов­ский Инсти­тут, 2003. Книга 1. 443 с. Книга 2. 476 с.

[7] Мусуль­ман­ское пре­да­ние сохра­нило едкий ком­мен­та­рий Аиши по поводу этого айята: «Твой бог спе­шит доста­вить тебе удовольствие»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки