священник Максим Козлов

Часть II Слова на Богородичные праздники

Учение св. Иоанна Дамаскина о Пресвятой Богородице по его словам на Богородичные праздники

В своем богословии св. Иоанн Дамаскин с особой – даже на фоне патристической традиции – силой подчеркивал значение Священного Предания Кафолической Церкви. «Я не скажу ничего своего, но по мере сил соберу воедино и представлю в сжатом изложении то, что было разработано избранными учителями», – свидетельствовал он в начале главного творения своей исповеднической жизни, книге «Источник знания» (РG 94, 524). Все, что Дамаскин пишет о Св. Троице, о Христе, о Божией Матери, он черпает из «божественного Предания», которое нам открыто и предано Богом через все Домостроительство Христово (см.: Точн. изл. I, 1). Именно поэтому в заглавии статьи и далее по тексту мы используем термин Θεοτοκολογία («учение о Пресвятой Богородице»), а не «мариология», не только потому, что последний позднейшего и к тому же неправославного происхождения, но и потому, в первую очередь, что никакой специальной «мариологии» выделить в богословской системе Дамаскина не представляется возможным. «Станем, братия, на скале веры и на церковном предании, не изменяя пределов, которые положили св. Отцы наши, не давая места желающим вводить новое... примем церковное предание в простоте сердца, а не со многими рассуждениями», – призывает св. Иоанн Дамаскин своих современников в VII Слове против отвергающих св. иконы (РG 96, 1356–1357)175.

Собственная же верность Дамаскина преданию Церкви заключается прежде всего в том, что «так же, как и Писание и Отцы, Дамаскин смотрит на все и все толкует христологически»176. Бог Слово, Единый от Святой Троицы, рожденный от Девы нашего ради спасения есть центральная тема всего Писания и Предания177, следовательно и всего богословия св. Иоанна Дамаскина, так что не только в «Точном изложении православной веры» более половины посвящено Христу, но и в самих Словах на Богородичные праздники доминирует христология. Учение о Пресвятой Богородице (Θεοτοκολογία) существует у Дамаскина только как часть христологии, а не как некоторое самостоятельное учение или же особый раздел антропологии, посвященный Св. Деве. Православное богословие св. Иоанна Дамаскина есть по преимуществу христология, которая охватывает, конечно, и учение о человеке, и учение о Лице преблагословенной Девы. Само именование Θεοτόκος («Богородица»), которым на III Вселенском Соборе Церковь торжественно подтвердила Богоматеринство Пресвятой Девы, утвердилось в контексте христологических споров: в противоположность тем, кто отрицал Богоматеринство, здесь отстаивается ипостасное единство Сына Божия, сделавшегося Сыном Человеческим178.

В I Похвальном Слове на Успение св. Иоанн Дамаскин так говорил об этом: «Один Христос, Один Господь, Один Сын Один и тот же Бог и Человек; вместе совершенный Бог и совершенный человек, весь Бог и весь человек, но одна сложная Ипостась из двух совершенных природ – божества и человечества и в двух совершенных природах – божестве и человечестве; не обнажен­ный Бог и не простой человек, но Один Сын Божий и Бог Воплотившийся, вместе Бог и Он же вместе с тем человек» (Усп. I, 4)179. Именно имя и достоинство Христа как Бога воплотившегося и вочеловечившегося дает право церковному созданию называть Его Матерь «воистину Богородицей», а имя Богородица (Θεοτόκος) «собою содержит и составляет все таинство Домостроительства», ибо подтверждает, что «Родившийся от Нее – непременно Бог, но непременно и человек» (Точн. изл. III, 12).

Св. Иоанн Дамаскин, будучи верным хранителем наследия великих отцов церкви, вместе со св. Григорием Богословом повторяет: «Если кто не исповедует Святую Деву Богородицей, такой чужд Божеству» (Рожд., 4). Но одновременно, именно в силу верности преданию тех же самых Отцов, он исповедует: «Тот, Кому мы поклоняемся, есть Бог Истинный», а «Матерь Божию мы чествуем и почитаем... И, зная эту Деву как Матерь Бога, мы не именуем Ее богиней (θεάν), – прочь от нас подобные расказни эллинской глупости; ведь мы и смерть Ее возвещаем, но мы Ее знаем как Матерь Бога, потому что Бог воплотился (из Нее)» (Усп. II, 15)180. На Богоматеринство как на главную цель жизни Пречистой Девы Марии указывает Дамаскин в следующих словах: «Ты жила не для Себя Самой и не для Себя Самой родилась. Для Бога Ты жила, для Него вступила в жизнь, чтобы послужить всемирному спасению, чтобы через Тебя исполнился древний совет Божий о воплощении Слова и нашем обожении» (Рожд., I, 9).

Приведенные выше христологические слова св. Иоанна звучат исключительно актуально и в нашу эпоху. Их следует помнить не только в отношении к римо-католикам, искажающим своими новыми «догматами» и своей автономной «мариологией» подлинное лицо Богоматери, или протестантам, отрицающим всякое Ее почитание, – и первые, и вторые так или иначе откололись от истинной веры и предания Кафолической Церкви, – но и в отношении к тем, которые, по справедливой характеристике иером. Афанасия Иевтича, «хотят излагать учение о Богородице не как один из пунктов христологии, но ставя его вне предания на почву явно внеправославной «софиологии""181.

В отличие от всех «софиологий» и «мариологий» учение св. Иоанна Дамаскина находится в непосредственной связи с «древним и истинным» (Усп. I, 10) Божиим Советом о «воплощении Слова и нашем обожении». «По неисповедимой глубине Своего человеколюбия» (Усп. I, 10) Живоначальная Троица, «собравшись к Себе на собор (πρὸς αυτὴν ἐκκλησιάσασα), единым советом воли Своей»182 определила прежде всех веков вочеловечение Бога Слова и обожение человека. Согласно этому предвечному «предопределенному Совету» (Рожд. 7), «Единому из Троицы надлежало прийти к людям... Прийти же к сынам человеческим невозможно было без Воплощения. Воплощение же – путь к рождению, а рождение есть последствие чревоношения. Посему надлежало приготовить на земле Матерь Творца»183, дабы «Она явила неизреченную бездну любви Божией к людям» (Усп. II, 16). Итак, Пресвятая Дева Мария «была предопределена предвечным провидящим Советом Божиим» (РG 96, 411)184 к участию в Домостроительстве Божием. Бог Отец по предведению (προγνωστικῶς) предопределил Ее как Матерь Сына Своего Единородного, Который именно из Нее «воплощается, будучи безначально бесплотным, нас ради и нашего ради спасения» (Усп. II, 15). Это божественное предопределение (προοπισμός) Святой Девы неотделимо от предвечного предведения (πρόγνωσις) Ее свободного произволения и личной святости. Божественное же предзнание или предведение, по словам святых Отцов, есть предвидящее (προθεωρητική), но не принудительное (см. Точн. изл. II, 30; IV, 19). В проповеди на Благовещение Николай Кавасила говорит: «Воплощение было делом не только Отца, Его Силы и Духа, без содействия веры Домостроительство это было столь же неосуществимым, как и без действия трех Божественных Ипостасей... (Бог) желал, чтобы Матерь Его родила столь же свободно, как и Он воплотился добровольно» (РО XIX, 2). О том же принципе содействия, синергизма Бога и свободной воли человека и следующие слова Дамаскина: «Подлинно Ты обрела благодать, – достойная благодати» (Усп. I, 8). «Быть Матерью Воплощающегося Сына Божия... – это для девы Марии... благодатный дар, предполагающий и участие Ее свободного произволения, как нравственный подвиг с Ее стороны», – поясняет митрополит Сергий (Страгородский)185.

Однако возвратимся несколько назад. После того, как, «ус­тремившись за ложным обожением» (Усп. II, 2), наши прароди­тели через преслушание пали (Усп. II, 3), оделись в «кожаные одежды умерщвления» (Рожд. 4; Усп. II, 2) и грубой плотяности (Тонн. изл. III, 1)186, подпали смертности и тлению (Тонн. изл. IV, 3), и все мы, их потомки, «как родившиеся от Адама уподобились ему, унаследовав проклятие и тление» (там же), и оказались вне Рая лишенными благодати Святого Духа (Усп. II, 2), – уже тогда человеколюбивый Творец начал устроять промыслительный план (οἰκονομία нашего спасения (Точн. изл. III, 1), подготавливать человеческие условия воплощения Сына Божия. «Это Домостроительство Божие, – отмечает Вл. Лосский, – действие не одностороннее. Божественная воля не уничтожает истории человечества»187, ибо по словам св. Отцов, «спасение дается желающим, а не принуждаемым»188, то есть человек призывается к сотрудничеству и содействию с творящим его спасение Богом. Человеколюбивый Господь сообразуется с колебаниями воли людей, с ответами людей на Божий призыв. Ветхий Завет и есть в некотором смысле «история медленного и трудного продвижения падшего человека по пути к «полноте времен»189, история подготовки человечества к воплощению Сына Божия, в которой человеческая свобода постоянно испытывается волей Божией. Так, пройдя через поколения ветхозаветных праведников, путем многих очищений и освящений, Домостроительство Божие достигло вершины и завершения в Пресвятой Деве, Которая, как по преимуществу «избранная» (Усп. I, 3) и «послушная» Богу (Усп. I, 8; Усп. II, 3), «послужила Троице» (Усп. II, 5) и содействовала в Домостроительстве спасения больше всех святых от века.

Итак, Пресвятая Богородица, «Дщерь Царева», к Которой относятся все предвозвещения, предызображения и пророчества Ветхого Завета (Усп. II, 9–10), есть, согласно св. Иоанну Дамаскину, вершина ветхозаветного «педагогического» предуготовления человечества для принятия Воплощенного Бога Спасителя, и потому непозволительно и невозможно отделять Ее от рода Адамова, рода человеческого. Ибо, по словам Иоанна Дамаскина, Она и «дочь Адама» (Рожд., 6; Усп. II, 2), и дочь Давида – «праотца и богоотца» (Усп. II, 2), от корня которого Она родилась «по обетованию» (Усп. I, 7).

Рождение Св. Девы из «корене Иесеева» (Рожд., 3), несмотря на чудесное разрешение неплодства Анны (Рожд., 2; Усп. I, 6–7), не отделяет Ее от всех Ее прародителей и собратьев, и от самого родоначальника Адама (Рожд., 6). Подобно другим людям, Пресвятая Дева родилась под знаком первородного греха и вместе со всеми, как «дочь ветхого Адама», Она находится под «ответственностью отца» (τὰς πατρικὰς εὐθύνας – Усп. II, 2) как в отношении к Ее зачатию и рождению от родителей, так и в отношении к Ее смерти. Дева Мария была зачата от природного общения в браке190 Иоакима и Анны (Рожд., 2; Точн. изл. IV, 14), и «от земли имеет происхождение» (Рожд., 3), «унаследовав тленное тело» Адама (Усп. II, 8). Также и умирает Она смертью человеческой (см. Усп. II, 15)191, «из-за Адама тело отсылает земле» (Усп. III, 4). Ее «священнейшая блаженная душа согласно законам естества отделяется от преславного и непорочного тела» (Усп. I, 10), и «тело предается законному погребению» (там же). Таким образом, Пресвятая Дева была, как все люди, наследницей праотеческого греха Адама192, и потому Дамаскин определенно говорит об очищении и освящении Ее нашествием Святого Духа во время Благовещения перед зачатием Ею Сына Божия: «Отец Ее предопределил, пророки предрекли Духом Святым, а освящающая сила Духа нашествием Своим очистила, освятила и как бы заранее оросила. И тогда Ты, Слово Отчее, неописуемо [в Нее] вселился...» (Усп. I, 4).

Все вышеизложенное не означает, конечно, что св. Иоанн Дамаскин не признает и не говорит о святости Преблагословенной Девы, но показывает, насколько этот православный во всем Отец Церкви далек от приписываемого ему западными мариологами193 новейшего еретического лжеучения Римской Церкви о так называемом «непорочном зачатии» (Immaculata conceptio) Девы Марии, то есть об Ее изъятии в рождении от первородного греха. Это ватиканское новшество194 не увеличивает, но умаляет подлинное достоинство и личную свободную святость Пресвятой Девы, ибо, как указывает митр. Сергий (Страгородский), «прирожденная, помимовольная непорочность, как и всякое совершенство природное, само по себе ведь не имеет нравственной ценности, а главное – это есть совершенство и непорочность твари»195. Более того, этот ложный «догмат» в своих конечных выводах колеблет всю действительность и истинность нашего спасения, ибо им, через отделение Богоматери от Ее предков, не только подрывается весь смысл предуготовительной домостроительной истории Ветхого Завета, но и отрицается единство природы человеческого рода и подвергается сомнению само «воистину спасительное воплощение Христово от подлинного представителя падшего человечества»196. Единство человеческой природы есть одна из фундаментальных истин православной антропологии, и она забыта в римокатолическом богословии197. Как правильно замечает прот. Сергий Булгаков, это связано «с общим отсутствием ясной антропологии»198 у католиков, хотя получилось это, конечно, не из-за отсутствия у них софиологии, как считает Булгаков, а из-за отделения антропологии Запада от подлинных христологических основ ее.

Говоря о восприятии человека Ипостасью Бога Слова (точнее о нераздельном и неслиянном соединении и воипостазировании – Точн. изл. III, 2, 9, 22), Дамаскин неоднократно подчеркивает, что Господь воспринял всю полноту человечества, кроме греха (см., например, Усп. I, 4). Вслед за св. Максимом Исповедником199 он говорит о «безупречных страстях», которые взял на Себя Господь: «Исповедуем, что Христос имел все естественные и безупречные страсти (τὰ φυσικὰ καὶ ἀδιάβλητα πάθι) человека. Ибо Он воспринял всего человекахи все, что принадлежит человеку, кроме греха... Естественные же и безупречные страсти суть не находящиеся в нашей власти, которые вошли в человеческую жизнь вследствие осуждения, происшедшего из-за преступления, как, например, голод, жажда, труд, слеза, тление 200 ... и подобное, что по природе присуще всем людям» (Тонн. изл. III, 20). Так вот эту природу с немощами, слабостями, «природными и безупречными страстями моего (человеческого) состава» (Усп. I, 4) и вообще тлением (которые сами по себе не суть грех, но вошли в человеческую природу как последствия греха) Господь взял на Себя именно Преблагословенной Девы Марии, которую «по естеству рабу, Он по неисследимым пучинам Своего человеколюбия домостроительно соделал Матерью [Своей], истинно воплотившись, непризрачно вочеловечившись» (Усп. I, 10). Господь взял от Святой Девы это тленное тело201, чтобы в таком теле – через крестные страдания – спасти нас, тленных людей. Он «не отвратился испытания смертного, ибо умирает по плоти и смертию разрушает смерть, тлением дарует нетление и умерщвление делает источником Воскресения» (Усп. I, 10)... Это и означает часто повторяемое Дамаскиным выражение св. Григория Богослова: «да спасет подобное подобным» (Усп. II, 15; Точн. изл. III, 18). И потому Пресвятая Богородица, давшая Богу Слову ту «имевшую происхождение от земли плоть», с которой Христос «приобрел тлением тление» (Усп. III, 1), «родившая спасение миру – Христа» (Усп. I, 9), стала, по словам св. Иоанна Дамаскина, «местом делания» (ἐργαστήριον) нашего спасения, и он обращается к Ней с молитвенным приветствием: «Радуйся,... Агница, родившая Агнца Божия, принявшего на Себя грех мира, место делания нашего спасения, превысшая ангельских сил, раба и Матерь» (Усп. III, 5).

Но если св. Иоанн Дамаскин определенно учит, что Пресвятая Богородица была наследницей природы ветхого Адама, имея и в Себе всю силу первородного греха как немощи, то он же свидетельствует, что в плане личного отношения к греху и личного его преодоления Она осталась свободной от всякого участия в делании зла, была непорочна и безгрешна, лично стяжала при помощи благодати Божией непревзойденную высоту святости. св. Иоанн Дамаскин, чьи гимны Богородице усвоены Православной Церковью, прославляет Ее личную святость, называя «превышающей ангельские силы» (Усп. III, 5), «превысшей херувимов и превознесенной над серафимами» (Рожд., 9), «поистине после Бога чистейшей всех» (Усп. II, 16). Он твердо и ясно учит о полной безгрешности Девы Марии в Ее рождении, святом Ее детстве и отрочестве, в Благовещении, в рождении Сына и во всей жизни вплоть до того дня, когда святость Ее становится преображенной и нетленной в Ее Успении и Преставлении. При этом «свобода от личного греха Девы Марии явилась не только Ее личным подвигом, но и подвигом всей Ветхозаветной Церкви всех праотцев и богоотцев, это есть вершина восхождения всего человеческого рода – райский крин, расцветший на человеческом древе»202. Наследие первородного греха было недейственно в Ней, ибо воля Ее и все силы души и Тела Ее были «Богу и Владыке посвящены...»203.

Ее праведные и благочестивые родители Иоаким и Анна родили Ее в целомудрии и воздержании, так что Дамаскин называет «семя» Иоакима «чистое семя» (Рожд., 2); вообще и он, и другие св. Отцы204 серьезно учитывают этот момент рождения Св. Девы от престарелых и целомудренных родителей, св. Иоанн Дамаскин описывает, как Иоаким и Анна «по молитве и обещанию получа­ют от Бога Богородицу» (Точн. изл. IV, 14), как Святая Дева еще в самом детстве «приводится и предается в Храм Божий» (Усп. I, 7) и какую жизнь Она там проводит (см.: Усп. I, 5). «Как изображу я Твою величавую поступь? Как одеяние? Как исполненное приязни лицо? – вопрошает св. Иоанн Дамаскин. – [У Тебя] старческий ум в младенческом теле. Одежда [у Тебя] скромная, избегающая роскоши и неги; поступь величавая, спокойная, чуждая вялости. Нрав строгий, но соединенный с радушием... слова кроткие, исходящие из незлобивой души. Что же иное [можно заключить], как не то, что Ты – достойное жилище Бога» (Рожд. И).

Безгрешная жизнь Преблагословенной Девы, с одной стороны, и богатая благодать Божия – с другой, были столь велики, что Дамаскин говорит о Ней: «Такой не было прежде и такой не будет после» (Усп. I, 6), – и еще: «Она дар миру сему одновременно больший и любезнейший из всех даров Божиих» (Усп. I, 5).

«Проводя жизнь в чертоге Духа» (Рожд., 7), «Отроковица ходила в оправданиях Господних»205. Вся жизнь Девы Марии при храме была непрестанным возрастанием духовным, это был подвиг жизни «лучше и чище других» (Усп. I, 7; Усп. III, 16), включая в число этих «других» даже и ангелов (Усп. I, 8), так что в момент Благовещения Она справедливо удостоилась услышать архангельское приветствие: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою», и: «Не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога» (Лк. I, 28, цит. в: Усп. I, 8).

Изъясняя эти слова архангела св. Иоанн Дамаскин говорит: «Подлинно Ты обрела благодать, достойная благодати. Обрела благодать Ты, Которая потрудилась, возделывая поле благодати, и пожала богатый клас благодати. Обрела бездну благодати Ты, Которая невредимой сохранила ладью сугубого девства: ведь Ты сохранила душу девственной не менее тела, а отсюда сохранилось и девство тела» (Усп. I, 8). В этих словах показывается, как вера в Бога и преданность Ему соединяют в лице Пресвятой Девы волю человеческую с волей Божественной, как в богочеловеческом синергизме («содействии») «Бог дает благодать Свою, Себя Самого, человек же свою собственную волю – всего себя»206 (ср. Кол. 2, 9–10; 1Кор. 15, 10). Много веков после Дамаскина, но в полном духовном и богословском согласии с ним, рассуждал о событиях Благовещения митрополит Филарет (Дроздов): «В [сей] беспримерный в бытии мира день, когда Божественная Мариам изрекла Свое краткое и послушное «буди»... слово твари низводит в мир Творца... Потребно было Ее смиренное: «буди», чтобы воздействовало Божие величественное: «да будет». Что же за сокро­венная сила заключается в сих простых словах: «Се, раба Господня: буди Моя по глаголу Твоему», – и производит столь необычное действие? Сия чудная сила есть чистейшая и совершенная преданность Мариам Богу волею, мыслию, душею, всем существом, всякою способностию, всяким действием, всякою надеждою и ожиданием»207.

Событие Благовещения свидетельствует о несказанном нравственном величии – уже в тот самый момент – Пресвятой Девы, ибо, если «дары [Божий] подаются по мере любви к Богу»208, то Она поистине явила в жизни Своей святость превыше херувимов и Серафимов (Рожд., 9), чтобы удостоиться столь великой благодати. Добродетели Ее и «струи даров Святого Духа» (Рожд., 9) настолько украсили Деву Марию, деву и деву пречистую (Усп. II, 2), «розу, выросшую из иудейских терний» (Рожд., 6), что она стала «украшением человеческого естества» (Рожд., 7), о Которой «возрадовался Создатель Бог» (Рожд., 9). И потому она избирается в «Невесту и Матерь Божию» (Рожд., 7), является «святым и удивительным храмом, достойным Всевышнего Бога» (Точн. изл. IV, 14). Такой была святость Богородицы до Благовещения.

Но, конечно, св. Иоанн Дамаскин выразил общеправославную веру, что высочайшее совершенство Ею достигнуто во время Благовещения и Рождества Христова. Вершиной Ее славы, «началом, серединой и концом» (Усп. I, 12), «непреложным и истинным удостоверением всех благ, превышающих человеческий ум» (Усп. I, 12), стали для Девы Марии «бессеменное зачатие [Духом Святым воплощающегося Слова Отчего – Рожд:, 3], божественное вселение [Ипостаси Сына Божия – Рожд., 6] и нетленное рождение [Еммануила, Богочеловека Иисуса – Рожд., 4]» (Усп. I, 12). Ибо в отличие от всех других женщин «слава Богоматери внутри – плод Ее чрева» (Рожд., 9), Христос. В Благовещении, как в семени растение, получает начало «спасения нашего главизма и еже от века Таинства явление»: и богоматеринство и богочеловечество209. Действительно, Святая Дева сподобляется непостижимого и человеколюбивого снисхождения, вселения и воплощения Бога Слова, Которого Она приняла с бесконечным послушанием и смирением (Точн. изл. III, 2; Усп. I, 8; Усп. II, 3).

Вслед за святым Иустином и святым Иринеем Лионским Дамаскин противопоставляет двух дев – Еву и Марию. Если через преслушание первой в человечество и в мир вошла смерть, то послушанием второй «нетление было введено в мир», и жизнодавец вошел в потомство адамово (Рожд., 7). Святоотеческое выражение «боготворное смирение» (θεοποιὸς ταπείνωσις) всех более приложимо к Пресвятой Богородице, ибо Она .Своим послушанием и смирением «Бога сделала Сыном человеческим, и человека Сыном Божиим»210. Смирением Богородицы и послушанием Ее Богу навсегда разрешилась проблема и трагедия человеческой свободы, и человеческая свобода явила через это свою созданность «по образу и подобию» свободы Божией (Точн. изл. III, 14), как об этом часто говорит архим. Иустин Попович, следуя преп. Максиму Исповеднику и другим Отцам211.

О том же, как совершилась тайна Боговоплощения, «знает, – согласно Дамаскину, – только Сам Бог», и «не следует человеку рассуждать о природе того, что неисповедимо и непостижимо»212. Однако не касаясь самого способа Воплощения Бога Слова, св. Иоанн Дамаскин определенно указывает на всемогущество Божие как на источник совершения тайны Христовой. «Все это совершилось по воле Божией, ибо все возможно, когда того хочет Бог,, и неисполнимо, когда Он этого не хочет» (Усп. II, 7)213. И это всемогущество Божие совпадает, по Дамаскину, с Его «несказанным и снисходительным воплощением» (Рожд., 2). Ибо только как безмерное снисхождение можно понять, как Бог Слово «явился на земле» (Рожд., 3) и «сошел к возвышающему истощанию... как Пресущественный из женского чрева пресущественно осуществляется; как, будучи Богом, Он стал человеком... и, не покидая сущности Божества, Он подобно нам стал причастным плоти и крови; как все Наполняющий и превыше всего Сущий поселился в тесном месте; как вещественное и подобное траве тело сей воспеваемой [Девы] восприняло поядающий огонь Божества и подобно неподдельному золоту оказалось неразрушимым» (Усп. II, 7); как Она явилась «до рождества девой, в рождестве девой и после рождества девой, единственной Девой и Приснодевой» (Рожд., 5).

Исходя из этой непостижимой тайны воплощения Сына Божия св. Иоанн Дамаскин исповедует, что Пресвятая Дева называется и является «в собственном смысле и воистину» Богородицей (Θεοτόκος) (Точн. изл. III, 12), как «родившая не просто богоносного или обоженного человека, но Самого Бога Слово, воплощенного Сына Божия». Но кроме того, поскольку человеческая природа через ипостасное соединение с Божеством в чреве Преблагословенной Девы «обожествилась», стала «единобожной Слову» (Точн. изл. IV, 18; Усп. II, 2), возвысилась до обожения, то Святая Дева называется еще Богородицею «не только ради естества Слова, но и ради обожения человека» (Точн. изл. III, 12). Исповедание догмата Богоматеринства, как тесно связанного и вытекающего из догмата Боговоплощения, Дамаскин считает критерием подлинного христианства и потому обращает к восстающим против наименования Пресвятой Девы Богородицей следующие грозные слова: «Исповедающие Тебя Богородицей благословенны, а не признающие – прокляты!» (Рожд., II).

Также и тайну Приснодевства Невесты Неневестной, находящуюся в неразрывной внутренней связи с тайной Божественного Воплощения, вместе со всей Церковью свидетельствует в своих творениях св. Иоанн Дамаскин. «И рождаеши, и девствуеши, и пребываеши обоюду естеством Дева: Рождейся обновляет законы естества, утроба же рождает нерождающая»,214 – воспевает святая Церковь в начале Великого Поста. До рождения, в самом рождении и после рождения девой, «умом, душой и телом приснодевственной» (Рожд., 5) именует Пресвятую Богородицу Иоанн Дамаскин. Как в бессменном зачатии Сына Божия Она была «неискусомужна» (ἀπείρανδρος – Рожд., 6) и «неискусобрачна» (ἀπειρόγαμος – Усп. I, 14), так и в рождении «Рожденный сохранил Ее девство неповрежденным, Один только пройдя через Нее и сохранив заключенной» (Точн. изл. IV, 14), «и отворил утробу, не разрушив утробу, не разрушив запоры девства» (Усп. I, 9). Согласно Дамаскину, рождение от Приснодевы Марии Богочеловека Христа было в то же самое время «ради нас (διἡμς), по подобию нашему (καθἡμς) и превыше нас (ὑπὲρ ἡμς)» (Точн. изл. III, 7), то есть и спасительно, и природно, и сверхприродно: «ради нас, потому что ради нашего спасения, по подобию нашему, потому что Бог Слово соделался человеком от Жены и родился в обычное время после зачатия; превыше нас, потому что родился не от семени, но от Духа Святого и от Святой Девы Марии превыше закона зачатия» (там же) и «без болезней» (Усп. II, 3), обычных при рождении215.

Девство при рождении Богомладенца было для Богоматери даром Божиим, но Она, продолжает Дамаскин, «осталась девой и после родов, до смерти не вступив в общение с мужем» (Точн. изл. IV, 14), то есть в дальнейшей Своей жизни поставила этот дар Божий Своим личным подвигом и этим путем достигла при содействии благодати Божией высшей степени святости, которая только доступна человеческому естеству, подлинного Приснодевства.

Годы земной жизни Спасителя Пресвятая Богородица прожила вместе с Ним, все время оставаясь в смирении, тени и безвестности, но несомненно матерински соучаствуя в жертвенном служении Своего Сына, а в час крестной смерти Его Она «приняла в сердце меч страданий, которого избежала при рождении» (ПВ IV, 14)216. Православное богослужение бесчисленными молитвословиями, называемыми «крестобогородичными», выражает эту мысль об участии Богоматери в страданиях Сына217. После Вознесения Спасителя и Пятидесятницы, «осуществляя служение воинствующей Церкви, для которой Она являлась утверждением и средоточием»218, Богоматерь жила до Своего успения и преставления в Иерусалиме, «в божественном и славнейшем граде Давидове». «В нем [этом городе] Богослов, взявший к себе Богородицу, служил Ей во всем должном. Этот [город] – мать Церквей по всей вселенной – явился жилищем Матери Божией... В нем блаженная Дева возлегла на неком счастливейшем ложе» (Усп. II, 4).

О всеславном Успении и чудесном Преставлении Матери Господа св. Иоанн Дамаскин проповедует, опираясь на «древнее и истиннейшее предание» Иерусалимской Церкви (Усп. II, 4, 18), и описывает подробно все события и чудеса, произошедшие как в самый день Успения, так и до, и после него (главным образом в Усп. II). Мы коснемся трех главных тем, затронутых святым Отцом: о смерти Пресвятой Богородицы, погребении Ее пречистого тела и переселении его на небеса.

Несомненным фактом является, по Дамаскину, то, что Божия Матерь не была освобождена от закона смерти, имеющего силу для всех потомков ветхого Адама. Пресвятая Богородица действительно умерла, и только после смерти и погребения Ее непорочную душу и пречистое тело взял к Себе на небо Ее Сын и Спаситель (Усп. I, 10–13; Усп. II, 2–18). Хотя Она есть «источник Жизни», все же и Она «приводится к жизни через посредство смерти», и хотя Она «в рождестве [Сына Своего] поднялась выше пределов естества», теперь Она подпадает под его законы и пречистое тело Ее подчиняется смерти» (Усп. I, 10). Как дочь ветхого Адама, Она также «подпадает под ответственность отца» (Усп. II, 2), ее «блаженная душа отделяется согласно законам естества от преславного и непорочного тела», и само тело «предается законному погребению» (Усп. I, 10). Однако, по вдохновенному слову митр. Филарета (Дроздова), «слава вечной жизни начала уже просвечивать сквозь самую смерть Пресвятой Девы»219 и потому «образованное из земли снова возвратилось в землю» (Усп. III, 3) лишь затем, чтобы, «оставив земную и не имеющую света отягченность смертности» (там же), «отложить то, что смертно, и облечься в нетление» (Усп. I, 10), в духовное и сияющее светом тело нетления (там же; ср.: Точн. изл. IV, 27). Признание того, что Успение Богоматери было истинной, настоящей закономерной смертью, естественное для православного богословия св. Иоанна Дамаскина, порождает трудноразрешимые проблемы для католиков в связи с их догматом о непорочном зачатии Девы Марии. Ибо если Она не была под первородным грехом, то возникает вопрос, как и почему Она умерла? Ведь смерть вошла в мир как результат первородного греха (см.: Римл. 5, 12; Точн. изл. III, 27), а Господь, «будучи безгрешен», «не подлежал смерти», но умирает вольно, как Спаситель и Искупитель, воспринимая смерть ради нас» (Точн. изл. III, 27).

В новейшем католическом догмате о телесном вознесении (точнее, взятии – Assumptio) Богородицы на небо (Булла «Minificentissimus» папы Пия XII от 1.11.1950) дается двусмысленная формулировка, которая может относиться к переходу Девы Марии в небесную жизнь как через смерть, так и помимо нее: «Непорочная Богоматерь, Приснодева Мария, закончив путь земной жизни, была взята с душой и телом в небесную славу» (§ XX): Однако, если быть последовательными в опоре на догмат о непорочном зачатии, римско-католическим богословам или приходится отрицать саму возможность смерти Божией Матери (так называемый «иммортализм»), что явно противоречит древнему преданию и прежде всего преданию «Матери всех Церквей» (Усп. III, 4) – Иерусалимской Церкви, засвидетельствованному как св. Иоанном Дамаскиным, так и другими св. Отцами, – или, если считаться с этим фактом (т. н. «морталисты»), остается только провозгласить смерть Богородицы искупительною, а саму Св. Деву «Искупительницею» или «Соискупительницею» (Coredemptrix), как об этом уже говорят и пишут, и к чему в целом склоняется современная католическая мариология220.

Относительно этого последнего мнения достаточно будет указать на категорическое отрицание со стороны св. Иоанна Дамаскина всякой мысли об искупительном характере смерти Богородицы. «Мы не именуем Ее богиней, ибо мы и смерть Ее возвещаем» (Усп. II, 15). Выражение «возвещать смерть» Святой Девы показывает, что Она не Бог и тем самым не является и Искупительницей, ибо «не ангел, не ходатай, но Сам Господь придет и спасет нас» (Рожд., 4).

Но, утверждая естественный характер смерти Матери Господа, в то же самое время св. Иоанн Дамаскин исповедует вместе с другим хранителем Иерусалимской традиции св. Андреем Критским221, что смерть Богородицы была «превыше нас» (ὑπὲρ ἡμς), как результат добровольного уничижения Ее Сына. Сын Божий сошел с небес и через Пресвятую Деву стал Человеком, подверженным смерти. Мария же, став Богородицей, воспринимает, вне всеобщего Воскресения и Страшного Суда, «Боголепную славу» и первой участвует в исполнении высшего призвания тварных существ обожении твари. Ибо, как пишет иеромонах Афанасий Йевтич, «бесконечно сильная благость богоначальной слабости» (Усп. III, 18)222 Сына Ее «обновила естество»223, поистине все «соделала новым» (Апок. 21, 5). Эта «слабость» Его есть именно спасительное и возвышающее истощение Его, снисходительное Его воплощение и смирение, спасительная страсть и животворящая смерть Его ради нас, но и превыше нас. Благодаря как раз этой «богоначальной слабости» Его, после Воскресения, которым Он разрушил власть смерти, природа человеческая облеклась в бессмертие224, «И я, человек, обожился, смертный стал бессмертным... совлек с себя тление и одеждой Божества имею на себе нетление» (Усп. II, 2), – пишет Дамаскин. Тому свидетельством святые – вечно живые члены Церкви Христовой, и пред всеми Его «Живоначальная Матерь» (Усп. I, 5). Если, по словам Дамаскина, для святых смерть – это «прекраснейшее отшествие, которое дарует к Богу пришествие» (Усп. I, 10) и если «это даровано Богом всей Его верным слугам и всем богоносным людям, – а мы веруем, что даровано» (Усп. I, 10), то смерть Матери Божией225 настолько превосходит понятие «смерти», что более уже не называется «смертью», но «успением» (κοίμησις), «божественным преставлением» (θεία μετάστασις), «водворением у Господа» (ἐνδημία) (Усп, I, 10; Усп. III, 10). Если же и сказано «смерть», то – это «смерть живоносная» (θάνατος ζωηφόρος – Усп. II, 2) и «начало второго бытия» (ἀρχὴ δευτέρας ὑπάρξεως) – вечного.

«Сегодня сокровище жизни, бездна благодати... покрывается живоносной смертью и безбоязненно приступает к ней Та, Которая в чреве носила Ниспровержителя смерти, если вообще допустимо именовать смертью все священное и животворное Ее отшествие. В самом деле, как могла стать подвластной смерти Излившая на всех истинную жизнь?» (Усп. II, 2). «Как поглотит смерть» Преблагословенную Деву, «ставшую непраздной действием [Святого] Духа... имевшую во чреве Отчее Благоволение, зачавшую без наслаждения и общения с мужем все Наполняющую Ипостась Бога Слова... и полностью соединившуюся с Богом? Как примет Ее внутрь себя ад? Как нетление посягнет на живоприемное тело? Это совершенно чуждо богоносной душе и телу Ее. Взглянув на Нее, смерть убоялась, ибо от своего нападения на Сына Ее опытом научилась смерть и, стяжав уже этот опыт, стала благоразумнее» (Усп. II, 3).

Именно поэтому св. Иоанн Дамаскин переносит и на Богоро­ицу слова Писания, относящиеся ко Христу: «Душа Твоя не сошла во ад, и плоть Твоя не видела нетления (Деян. 2:21; Пс. 16:10). Не осталась в земле душа твоя или чистое всенепорочное тело, но по преставлении Твоем ты водворяешься в небесных царственных обителях – Царица, Госпожа, Владычица, Богоматерь, Истинная Богородица» (Усп. I, 12).

Реалистическое мышление Запада пытается устранить антиномию живоносной смерти Богоматери посредством новых ватиканских догматов об «Immaculata conceptio» и об «Аssumptio» (но без смерти), однако вытекающее из этих догматов почитание Девы Марии есть та ложная слава, в которой не нуждается Богоматерь. Истинное блаженство и слава Божией Матери есть, по Дамаскину, «бессеменное зачатие, божественное вселение и нетленное рождение» Второго Лица Святой Троицы. Поэтому и «смерть Ее не есть нечто бесславное для Нее, ибо через этот путь смерти уже прошел Ее Сын и, как Бог и Спаситель, разрушил смертию смерть» (Усп. II, 1). Он Сам, явившись во славе со всеми святыми ангелами, в час Успения: Матери Своей «принимает владычными руками Ее священную душу» (Усп. I, II) и вводит ее в «первообразное, истинное и небесное Святое Святых» (Усп. II, 12). Это как бы предварение второго славного пришествия, которое, однако, не является Страшным Судом, ибо преставляющаяся непосредственно, без суда переходит из смерти в жизнь, из времени в вечность восьмого дня, из земного состояния в небесное блаженство.

Однако это есть смерть как разлучение души от тела, тридневно пребывающего во гробе нетленным226. При святом погребении (Усп. I, 12) этого «живоначального и богоприемного тела» (Усп. III, 4) опять же Сам Спаситель, как «новый Соломон – начальник мира», собрал в Иерусалиме «все небесные чины и апостолов Нового Завета... со всем народом Святых их учеников» (Усп. II, 12). «Преславное и непорочное тело» (Усп. I, 10) «полагается во всеславном и дивном гробе; и оттуда на третий день («нетленным» – Усп. I, 10) возносится в небесные обители» (Усп. II, 14; Усп. III, 2, 4), то есть по истечении этих трех дней Богоматерь была воскрешена с телом Своим и с ним же вознесена на небо, конечно же не собственной силой (как было вознесение Спасителя), но силою Божией, и с тех пор Она уже есть прославленная тварь до всеобщего ее Воскресения и прославления, начаток духовного воссоздания человечества. В Ее лице, если воспользоваться словами Вл. Лосского, «рядом с нетварной Божественной Ипостасью стоит обоженная человеческая ипостась»227.

Здесь следует указать, что св. Иоанн Дамаскин в трех словах на Успение как истинное предание Иерусалимской Церкви исповедует восшествие Богоматери на небо в прославленной плоти, согласуясь в этом с сонмом других Святых Отцов: св. Модестом Иерусалимским, св. Андреем Критским, св. Космой Маюмским, св. Германом Константинопольским, св. Феодором Студитом, св. Григорием Паламой228. Мысль о воскрешении и вознесении Ее в теле в небесные обители проходит также через многие песнопения праздника Успения229 и особенно ярко выражена в последовании погребения Богоматери230. Русские подвижники благочестия и богословы в подавляющем большинстве принимают это учение как церковное. Назовем здесь Святителя Игнатия Брянчанинова231, св. праведного Иоанна Кронштадтского232, митрополита Московского Филарета (Дроздова)233, который для устроенного им Гефсиманского скита озаботился переводом с греческого языка последования погребения Богоматери и установил после праздника Успения праздник Воскресения и Вознесения Божией Матери 17 августа234, архиепископа Сергия (Спасского)235, патриарха Сергия (Страгородского)236, при котором чин погребения получил почти повсеместное распространение, Вл. Н. Лосского237, прот. Сергия Булгакова238, протоиерея Алексея Князева239 (ныне ректора Православного Богословского Института в Париже). Правда, против него встречаются возражения со стороны ряда греческих240 и русских богословов241, но эти возражения в основном исходят из реакции против того же католического учения о непорочном зачатии Пресвятой Девы, с которым католическое богословие связывает учение о телесном вознесении, и, возможно, вызваны полемическим характером сочинений, в которых содержатся. Убедительную критику доводов богословов этого направления можно найти в вышеуказанной книге прот. Сергия Булгакова242.

Настоящий очерк, конечно, не охватывает всех сторон богословского учения св. Иоанна Дамаскина о Пресвятой Богородице, Многое можно было бы добавить о Преблагословенной Деве из проповедей Дамаскина и из богослужения нашей Церкви, для которого столь много гимнов составил именно этот Святой Отец, и в котором величание, прославление и благодарение Пресвятой Богородице не кончаются никогда, ибо «честь, воздаваемая Ей, восходит к воплощенному из Нее Сыну» (Точн. изл. IV, 16; Усп. I, 14).

Выше были обозначены лишь основные темы проповедей св. Иоанна Дамаскина на Богородичные праздники, и все они имеют своим центром «единственную новость под солнцем» (Рожд., 2; Усп. I, 9), «главное из чудес» (Рожд., 2) Божиих, «великое благочестия таинство» (1Тим. 3:15) – спасительное воплощение Сына Божия «от Святого Духа и святой Марии – Приснодевы и Богородицы» (Точн. изл. III, 1).

Свящ. Максим Козлов

Смиренного монаха и пресвитера Иоанна Дамаскина слово на Рождество Пресвятой Богородицы

1. Придите, все народы, всякий род человеческий и язык, возраст всякий и чин, с радостью отпразднуем рождения всемирной радости. Ибо, если эллины, принося посильные дары, со всеми почестями отмечали дни рождения демонов, которые ложными вымыслами похищали их рассудок и помрачали истину, а также и дни рождения царей, которые притесняли их всю жизнь, то насколько более следует нам почитать день рождения Богородицы, через Которую весь человеческий род исправился и печаль праматери Евы обратилась в радость? Та услышала решение Божие: В болезни будешь рождать детей (Быт. 3:16), а Эта: Радуйся, благодатная (Лк. 1:28). Та – К мужу твоему влечение твое (Быт. 3:16), а Эта – Господь с тобою (Лк. 1:28). Но что же иное, как не слово, мы принесем Матери Слова? Все творение да сойдется на [духовный] пир и да воспоет священнейшее порождение Анны. Ведь Она родила миру неотъемлемую сокровищницу благ. Посредством Нее Творец, вочеловечившись, возродил к лучшему [состоянию] все творение. Ведь если человек, причастный к духовному и вещественному, связует собой все видимое и невидимое творение, то творческое Слово Божие, соединившись с человеческим естеством, соединилось тем самым со всем творением243. Итак, отпразднуем упразднение человеческого бесплодия, ибо прекратилось для нас оскуднение благ.

2. Но почему девственная Матерь родилась от бесплодной? Потому что надлежало, чтобы к единственной новости под солнцем244, главному из чудес был проложен путь [другими] чудесами, постепенно восходящими от меньшего к большему. Существует и другая причина, более возвышенная и божественная: природа, побежденная благодатью, остановилась в трепете, не дерзая предварить ее. Посему, когда надлежало родиться Богородице Деве от Анны, природа не осмелилась плодоносить прежде благодати, но пребывала бесплодной, пока благодать не произрастила плода, Ведь надлежало, чтобы родилась первородной Та, Которая родит Рожденного прежде всякой твари, Которым все стоит (Кол, 1:16–17).

О, блаженная чета, Иоаким и Анна, все творение обязано вам [благодарностью], ибо через вас оно принесло Творцу дар, превосходящий все дары, – Священную Матерь, Единую Достойную Создателя. О, всеблаженные чресла Иоакима, из которых изошло чистое семя!245 О, прославляемая утроба Анны, в которой мало-помалу возрос, сформировался и родился всесвятой плод. О, чрево, носившее в себе одушевленное небо, более широкое, чем простор небес246. О, гумно, содержавшее скирды животворящего хлеба, как пояснил Сам Христос: Если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно (Ин. 12:24). О, сосцы, вскормившие Питательницу Окормителя мира. О, чудеса из чудес и диво из [всех] дивнейшее. Ведь следовало, чтобы чудесами был приготовлен путь несказанному и снисходительному воплощению Божию.

Но как мне двигаться дальше! Ум мой приходит в смятение, то страх, то желание [говорить] попеременно господствуют надо мной; сердце трепещет, язык мой скован; не могу вынести радости, побеждаем [величием] чудес, но и вдохновляем желанием [продолжить слово]. Так пусть победит это стремление, пусть отступит страх, пусть поет кифара Духа: Да веселятся небеса, и да торжествует земля (Пс. 95:11).

3. Сегодня247 отверзаются врата бесплодия и появляется божественная девственная дверь, из которой и через которую Сущий над всем Бог телесно войдет в мир (Кол. 2:9; Евр. 10:5), как говорит Павел, внимавший неизреченным [глаголам]248. Сегодня от корня Иессеева (Ис. 11:1) произрос жезл, на котором поднимается для [всего] мира цветок богоипостасный249. Сегодня из перстного естества устроил на земле небо Тот, Кто некогда в древности создал из вод и поднял на высоту твердь (Быт. 1:6). И поистине это небо значительно божественнее и удивительнее [первого], ибо Тот, Кто поставил на вещественном небе солнце, из этого [неба] Сам воссияет – Солнце правды (Мал. 4:2)250. Он [имеет] два естества – хотя неистовствуют [против этого] акефалы; Одну Ипостась – хотя разрывают ее несториане251. Ибо Свет вечный, от вечного Света получающий предвечное252 бытие, Невещественный и Бестелесный, от Девы воплощается253 и как жених из брачного чертога выходит, пребывая Богом и став земнородным [человеком]; Он радуется, как исполин, пробежать поприще (Пс. 18:6–7) нашей жизни, через страдания достичь смерти, связать сильного и расхитить вещи его (Мф. 12:29), т.е. наше естество, и возвести на небесную землю заблудшую овцу (Мф. 18:12)254.

Сегодня Сын плотника (Мф: 13:55) – Вседетельное Слово255 сотворившего Им все [Отца], крепкая мышца Всевышнего Бога, заточив Духом [Святым] – как перстом – притупленное тесло нашего естества, построил себе одушевленную лестницу, основание которой установлено на земле, а верх [касается] самого неба, [лестницу], на которой почил Бог и образ256 которой видел Иаков (Быт. 28:12–13). Сойдя по ней непревратно, правильнее же [сказать] снизойдя, Бог явился на земле и обращался между людьми (Вар. 3:38). Сие – сошествие, исполненное снисхождения уничижение, жительство на земле, знание о Себе, данное живущим на ней257. Мысленная лестница – Дева – утверждена на земле: Она родилась от земли, глава же Ее [достигла до] неба. Всякой жене глава – муж (1Кор. 11:3), но для Этой, ибо мужа Она не знала, главой стал Бог и Отец, Духом Святым осенивший Ее и ниспославший, как [некое] божественное духовное семя, Сына Своего и Слово, всемогущую Силу. По благоволению Отца не от естественного соединения, но от Духа Святого и Марии Девы сверхъестественным образом Слово непреложно стало плотию и обитало с нами (Ин. 1:14). Ведь связь Бога с людьми осуществляется через Духа Святого258.

Кто может вместить, да вместит. Имеющие уши слышать, да услышат (Мф. 19:12; Лк 8:8). Станем вне плотских воззрений. Божество, люди, бесстрастно, и [Отец], прежде бесстрастно родивший Сына по естеству, опять бесстрастно рождает Того же Сына по домостроительству259. Свидетель тому Богоотец Давид, сказавший: Господь сказал мне: Ты сын Мой; Я ныне родил Тебя (Пс. 2:7). Слово «ныне» не имеет отношения к предвечному рождению260, которое вне времени.

4. Сегодня воздвигнуты, обращенные на восток, врата, через, которые Христос войдет и выйдет и ворота (сии) будут затворены (Иез. 44:1–3). В вратах этих Христос – дверь овцам (Ин. 10:7) и Восток – имя Того (Зах. 6:12), через Кого мы имеем доступ к Отцу (Еф. 2:18), Источнику Света. Сегодня повеяли ветры -предвестники всемирной радости. Да веселятся небеса и да торжествует земля, да шумит море и что наполняет его (Пс, 95:11), ибо в нем рождается раковина, которая приимет во чреве от ниспосланного с небес Сияния Божества и родит Сына – драгоценнейшую жемчужину – Христа (Мф. 13:46)261. Из этой [раковины] Царь Славы, облеченный в багряницу плоти, придет проповедовать пленным освобождение (Пс. 27:3, Ис. 61:1). Да ликует природа, ибо рождается Агница, [произошедший] от Которой Пастырь облачится в Агнца и раздерет хитон древней смертности262, Да кружится в хороводе девство, ибо родилась Дева, Которая, согласно словам Исайи, во чреве приимет, и родит сына и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: «с нами Бог» (Ис. 7:14, Мф, 1:23). С нами Бог, разумейте, несториане, и покоряйтесь, ибо с нами Бог. Не ангел, не посланник, но Сам Господь придет и спасет нас263 (Ис. 8:8–9, 63:9).

Благословен грядый во имя Господне, Бог Господь и явися нам (Пс. 117:26–27). Устроим праздник в честь рождества Богородицы. Возвеселись, Анна, неплодная, нерождающая, воскликни и возгласи, не мучившаяся родами (Ис. 54:1; Гал. 4:27). Радуйся, Иоаким, ибо от твоей дочери Младенец родился нам, Сын и дан нам, и нарекут имя Ему: Великого Совета о всемирном спасении ангел, Бог Крепкий (Ис. 9:6). Да устыдится Несторий и заградит рукою уста. Младенец – Бог, и как же не Богородица, Родившая Его. «Если кто не исповедует Святую Деву Богородицей, такой чужд Божеству»264. Не мои это слова, но и мои тоже; это богословское наследие получил я от Отца [нашей Церкви] – Григория Богослова.

5. О, блаженная и подлинно всенепорочная чета, Иоаким и Анна! По плоду вашего чрева стали вы известны, как и Господь сказал: По плодам их узнаете их (Мф. 7:16). Вы прожили угодную Богу и достойную Рожденной от вас жизнь. Живя чисто и свято, вы произвели сокровище девства – до рождества деву, в рождестве деву и после рождества деву, единственную Деву и Приснодеву, единственную и умом, и душой, и телом приснодевственную265. Ибо надлежало, чтобы Дева, произросшая от чистоты [Иоакима и Анны], родила телесно Единственный Единородный Свет, по благовелению бестелесно [Его] Родившего; [Свет] не Рождающий, но в вечности Рождаемый [от Света], ипостасным свойством которого является рождаемость266.

О, скольких чудес и каких союзов кузницей стала эта Отроковица! [Она] – порождение бесплодия, [Она] – девство рождающее, [через Нее] – соединение божества и человечества, страсти и бесстрастия, жизни и смерти, чтобы во всем худшее было побеждено лучшим267. И все это ради моего спасения, Владыка; ведь Ты так меня возлюбил, что соделал [мое спасение], не через посредство ангелов или иной какой-либо твари, но как создание, так и воссоздание [мое] совершил Сам268. Поэтому я веду хоровод, похваляюсь, радуюсь, вновь возвращаюсь к источнику чудес и, преисполнясь потоками веселья, вновь колеблю [струны] лиры [Святого] Духа и пою божественный гимн Рождеству [Девы].

О, чистейшая пара разумных горлиц, Иоаким и Анна! Вы, соблюдая естественный закон чистоты, удостоились [дара] сверхъестественного – родили миру не знавшую мужа Матерь Божию. Вы, прожив в человеческом естестве благочестиво и праведно, родили ныне Дочь, ангелов предвысшую и над ангелами владычествующую. О, дочь прекраснейшай и сладчайшая! О, «лилия», выросшая между «тернами» (Песн. 2:2) от благороднейшего и царственнейшего корня Давидова! Через Тебя царство обогатилось священством. Через Тебя осуществилась перемена закона и открылся дух, скрывавшийся под буквой, когда священническое достоинство пришло от колена Левиина к Давидову (Евр. 7:11–14; 2Кор. 3:6). О, роза, выросшая среди терний иудейских и исполнившая все божественным благоуханием. О, дочь Адама и Матерь Бога!

Блаженны чресла и чрево, из которых ты произошла. Блаженны руки, Тебя носившие, и уста, изведавшие Твои чистые лобзания, – родительские только уста, чтобы Ты во всем и всегда пребыла девой.

6. Сегодня начало спасения миру269. Восклицайте Господу, вся земля: торжествуйте, веселитесь и пойте (Пс. 97:4). Возвысьте голос ваш, возвысьте, не бойтесь (Ис. 40:9), ибо у святых Овечьих [Ворот] нам родилась Матерь Божия270, от Которой благоволил родиться Агнец Божий, Который берет на себя грех мира (Ин 1–29)

Радуйтесь, горы (Пс. 113:4), то есть создания разумные, стремящиеся к высотам духовного созерцания. Рождается подлинная гора Господня, возвысившаяся и лежащая над всяким холмом и всякой горой человеческой и величием ангельским (Мал. 4:1), от которой без содействия рук телесно благоволил быть отсеченным краеугольный камень – Христос, Единая Ипостась, соединившая прежде разделенное (Дан. 2:34/35) – Божество и человечество – и [созидающая] ангелов и людей, язычников и плотский Израиль в единый духовный Израиль271. Гора Божия, гора тучная, гора усыренная, гора, на которой Бог благоволит обитать. Колесница Божия (Пс. 67:16–18), в тысячи раз высшая изобилующих божественной благодатью херувимов и серафимов. Вершина, святостью превосходящая Синай, которую скрывают не дым, не тьма, не буря, не устрашающий огонь, но просвещающее блистание Всесвятого Духа. На Синае Слово Божие написало закон Духом [Святым], как перстом на каменных [скрижалях], – в Деве Марии Само Слово воплотилось от Духа Святого и Ее кровей и дало Само Себя нашему естеству, как действеннейшее лекарство спасения272. Там – манна. Здесь – Дающий манне сладость.

Пусть склонятся знаменитая скиния, построенная Моисеем в пустыне из драгоценных и многоразличных материалов (Исх. 26и сл.), и бывшая до нее скиния праотца Авраама (Быт. 18:1) перед одушевленной и умственной Скинией Божией. Ведь эта [Скиния] не энергии Божией явилась вместилищем, но сущностно восприняла Ипостась Сына Божия273. Пусть осознают, что не могут равняться с ней ковчег, «обложенный со всех сторон золотом», золотой сосуд, содержащий манну, светильник, трапеза и все [остальное] древнее (Евр. 9:1–3); ибо честь им воздавалась как ее прообразам, как теням истинного первообраза.

7. Сегодня новый свиток (Ис. 8:1) приготовило совершающее все Слово Божие, Которое излилось из сердца (Пс. 44:2) Отца, чтобы Самому писать в нем, как тростью, языком Божиим – Духом Святым. Свиток этот был дан мужу, умеющему читать, и он не прочитал (Ис. 29:11–12). Ведь Иосиф не познал ни Марии, ни силы самого таинства274. О, священнейшая дочь Иоакима и Анны, укрытая от начальств, властей и раскаленных стрел лукавого (Еф. 6:16), проводившая жизнь в [брачном] чертоге Духа и сохраненная чистой, чтобы стать невестой Божией и по [человеческому] естеству Матерью Сына Божия. О, священнейшая дочь, носимая на материнских руках и страшная для всех сил, отпадших [от Бога]! О, священнейшая дочь, грудным молоком питаемая и ангелами окружаемая. О, дочь, возлюбленная Богом, слава породивших Тебя. Тебя ублажают роды родов, как Ты [Сама] справедливо сказала (Лк. 1:48).

О, дочь, достойная Бога, украшение человеческого естества, праматери Евы исправление, ибо через твое деторождение восстала падшая275.

О, дочь всеблаженнейшая, жен лучшее приношение! Если первая Ева впала в преступление, и через нее, послужившую змею против прародителя, смерть вошла в мир, то Мария, послушная воле Божией, обманула змея, обманувшего нас, и ввела в мир нетление276.

О, дочь приснодевственная, не имевшая нужду в муже для зачатия, ибо Рожденный Тобой имеет Вечного Отца. О, дочь земнородная, носившая Создателя в богородительских объятиях.

Соперничали веки, кому удастся похвалиться Твоим рождением, но победил спор веков предопределенный совет Бога, Сотворившего веки (Евр. 1:2), так что последние [из них] сделались первыми, удостоенными счастливейшего удела277 Твоего рождения. Поистине Ты стала драгоценнейшей всего творения, ибо из Тебя одной Творец воспринял часть – начаток нашего состава278. Плоть Его от Твоей плоти и кровь Его от Твоих кровей; Бог питался молоком сосцов Твоих и уста Твои касались уст Божиих. О, дела непостижимые и неизреченные! Бог всех, предузнав Твое достоинство, возлюбил [Тебя] и, возлюбив, предопределил и в последние времена (1Петр. 1:20) осуществил предопределенное279, явив Тебя Богородицей, Матерью и Питательницей Сына Своего и Бога.

8. Говорят, что противоположное излечивает свою противоположность, но не может противоположное также и [производить] себе противоположное, хотя каждая вещь заключает в себе нечто, как бы противоположное свойству своей природы, от преизбытка которого она произошла280.

К примеру, как грех, посредством доброго причинивший мне смерть, становится крайне грешен (Рим. 7:13), так и причина [всего] доброго [Бог] посредством противоположного [этому доброму, т.е. посредством смерти] причиняет нам [добро], которое в Его природе281. Ведь, когда умножился грех, стала преизобиловатъ благодать (Рим. 5:20). Если бы мы сохранили начальное богообщение, то не удостоились бы лучшего и превосходнейшего. А ныне, хотя мы оказались недостойными по причине греха прежнего общения, не сохранив полученного, но по состраданию Божию мы помилованы и приняты в нерасторжимое общение, так как Принявший нас способен сохранить союз нерасторжимым282.

Тогда земля сильно блудодействовала и народ Господень в духе блуда отступил от Господа Бога своего (Ос. 1:2; 4:12), Того, Который стяжал его рукой крепкой и мышцей высокой (Пс. 135:12), вывел со знамениями и чудесами из дома рабства (Иск, 13:14) фараона, провел через Красное море и днем вел их облаком, а во всю ночь светом огня (Пс. 77:14). Тогда сердце их обратилось к Египту и стал народ Господень не Его народом (Ос. 2:23), и помилованный непомилованным, и возлюбленный невозлюбленным. Поэтому ныне рождается Дева, чуждая прародительскому блуду, обручается с Самим Богом и рождает милость Божию. И народом Божиим становится тот, который не был прежде народом Божиим, и непомилованный [теперь] помилован, и невозлюбленный – возлюблен. Ибо из Нее рождается Сын Божий, в Котором благоволение [Бога Отца] (Мф. 3:17).

9. Ветвистый виноград (Ос. 10:1) произрос у Анны, и поспела сладчайшая гроздь, источающая земнорожденным нектар для жизни вечной. Иоаким и Анна посеяли себе в правду (Ос, 10:12) и пожали плод жизни (2Кор. 4:6). Они просветились светом познания (2Кор. 4:6), взыскали Господа, и им явилось порождение правды. Не бойся, земля, и Вы, чада Сиона, радуйтесь о Господе Боге вашем (Иоиль 2:23); ибо пустыня произрастила траву, и бесплодная принесла плод свой. Иоаким и Анна, как мысленные горы, источили сладость (Ам. 9:13). Радуйся, Анна блаженнейшая, что ты родила девочку, ибо эта дочь [твоя] станет Матерью Бога, вратами света, источником жизни и снимет с жен [осуждение]. Лицо этой отроковицы богатейшие из народа будут умолять (Пс. 44:13). Этой отроковице поклонятся, принеся дары, цари народов. Эту отроковицу ты приведешь к Царю всех Богу, облаченную в благолепие добродетелей как в шитую золотом одежду и украшенную благодатью Духа; Слава ее изнутри (Пс. 44:14). Ибо слава всякой [иной] женщины – муж, приходящий извне, слава же Богоматери изнутри – плод Ее чрева283.

О, отроковица желанная и треблаженная. Благословенна Ты между женами и благословен плод чрева Твоего (Лк. 1:42). О, отроковица, – дочь царя и матерь царя; дочь царя Давида и матерь Царя всех Бога. О, божественная одушевленная картина, о которой веселился Бог Творец (Пс. 103:31)284. Ум она имеет руководимый Богом и внимающий Единому Богу, все желание, простертое к тому только одному, что заслуживает желания и любви, гнев же, [обращенный] против одного греха и породившего грех, а жизнь, превышающую естественную. Ведь Ты жила не для Себя Самой и не для Себя Самой родилась. Для Бога Ты жила, для Него вступила в жизнь, чтобы послужить всемирному спасению, чтобы через Тебя исполнился древний совет Божий о воплощении Слова и нашем обожении. Сердце Твое напитается и напоится божественными словами, как зеленеющая маслина в доме Божием (Пс. 51:10), как дерево, посаженное при потоках вод Духа, как древо жизни, которое дало в предопределенное Богом время плод свой (Пс. 1:3) – Бога Воплотившегося и вечную жизнь для всех. Ты соблюдаешь каждое помышление питательным и полезным для души и отвергаешь все излишнее и душевредное прежде вкушения. Очи твои всегда к Господу (Пс. 24:15) [обращены], созерцая свет вечный и неприступный (1Тим. 6:16). Уши Твои внимают божественным словам и услаждаются лирой Духа – через них вошло в Тебя Слово, дабы воплотиться. Ноздри Твои обоняют благовоние ароматов Жениха, Являющегося божественным миром, которое по своему произволению истощается и помазует Свою человеческую природу: Имя Твое – разлитое миро (Песн. 1:2)285, – говорит Писание. Уста [Твои] восхваляют Господа и касаются Его уст. Язык и гортань рассуждают о слове Божием и исполняются божественной сладости. Сердце у Тебя чистое и непорочное, зрящее и жаждущее Невидимого Бога. Во чреве у Тебя обитал Невместимый; молоком сосцов Твоих был вскормлен Богомладенец Иисус, [Ты] – дверь Божия приснодевственная. Руки [Твои] носили Бога, колени [стали] престолом превысшим, чем херувимы. Через их посредство укрепились ослабевшие руки и колени дрожавшие (Ис. 35:3). Ноги [Твои] направляются законом Божиим как горящим сватальником и неуклонно следуют вслед за ним, пока не привлекут Любимого к Любящей. Вся [Ты] – брачный чертог Духа. Вся – град Бога Живого, который веселят речные потоки (Пс. 45:5), то есть волны даров [Святого] Духа. Вся Ты прекрасна, вся – ближняя Богу (Песн. 4:7), ибо, взойдя превыше херувимов и превозносясь над серафимами, оказалась [подлинно] ближней Богу.

10. О, чудо, превосходящее все чудеса! Жена стала превыше серафимов, ибо Бог явился не многим унижен пред ангелами (Евр. 2:9). Да молчит премудрый Соломон и да не говорит: Нет ничего нового под солнцем 286 (Еккл. 1:9). О, Богоблагодатная Дева, святой храм Божий, который построил и в котором сотворил себе жилище духовный Соломон – Начальник мира; храм, украшенный не золотом и бездушными камнями, но вместо золота сияющий Духом, вместо же дорогих камней имеющий многоценную жемчужину – Христа, уголь Божества. Упроси Его коснуться уст наших, дабы мы смогли, очистившись, воспеть Его с Отцом и [Святым] Духом, взывая: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф (Ис. 6:3), единая природа Божества в трех Ипостасях287. Свят Бог и Отец, Благоволивший, чтобы в Тебе и из Тебя совершилось Таинство, которое Он предопределил прежде веков288. Свят – Крепкий, Сын Божий и Бог Единородный, Который сегодня произвел Тебя перворожденной от бесплодной матери, дабы, пребывая Единородным от Отца и Рожденным прежде всякой твари (Кол, 1:15), родиться Единородным и от Тебя, Девы и Матери, Первородным между многими братиями (Рим. 8:29), подобно нам «приобщившись» от Тебя «плоти и крови» (Евр. 2:14). Но не от одного только отца или от одной [только] матери Он Тебя произвел, чтобы свойство всецелой единородности сохранилось за Одним Единородным: ибо Он является Одним Единородным от Одного Отца и Одним Единородным от Одной Матери. Свят – Бессмертный, Всесвятой Дух, сохранивший Тебя росой Своего Божества невредимой от Божественного огня, как это и Моисеева купина прикровенно предызобразила289.

11. Радуйтесь, Овечьи врата, священнейший удел Божией Матери! Радуйтесь, Овечьи врата, пристанище прародителей Царицы!290 Радуйтесь, Овечьи врата, в древности загон для овец Иоакима, а ныне Церковь словесного стада Христова, подобие [Церкви] Небесной291. [Радуйтесь], в древности раз в году принимавшие ангела Божия, который возмущал воду и только одного [больного] укреплял и исцелял от одержащей его болезни (Ин. 5:2–6), а ныне вмещающие множество небесных сил, воспевающих с нами Богоматерь – бездну чудес, источник всемирного исцеления. Радуйся, Мария, принявшая не ангела-служителя, но Ангела Великого Совета (Ис. 9:6), Который как благодатный дождь бесшумно сошел на руно и все [наше] недуговавшее и к нетлению склонившееся естество восстановил к здравию, свободному от болезней, и к жизни нестареющей.

Силой [этого ангела] лежавший в Тебе расслабленный стал скакать подобно оленю (Ин. 5:8–9). Радуйтесь, честные Овечьи врата, да умножится в вас благодать!

Радуйся, Мария, сладчайшая дочь Анны; любовь вновь влечет меня к Тебе. Как изображу я Твою величавую поступь? Как одеяние? Как исполненное приязни лицо? [У Тебя] старчески умудренный ум в младенческом теле. Одежда [у Тебя] скромная, избегающая роскоши и неги; поступь величавая, спокойная и чуждая вялости. Нрав строгий, но соединенный с радушием, неприступный для мужчин; свидетелем тому страх, пробудившийся при нежданном приветствии ангела; с родителями [ты] тиха и покорна, слова [Твои] кроткие, исходящие из незлобливой души. Что же иное [можно заключить], как не то, что Ты – достойное Жилище Бога? По достоинству ублажают Тебя все роды как избранную славу человечества. Ты – хвала священников, опора царей, упование христиан, многоплодный побег девства, ибо посредством Тебя повсюду распространилась его красота. Благословенна Ты между женами и благословен плод чрева Твоего (Лк. 1:42). Исповедаю-щие Тебя Богородицей – благословенны, а непризнающие – прокляты.

12. О, священная чета, Иоаким и Анна! Примите от меня слово на рождество вашей дочери! О, дочь Иоакима и Анны и Владычица, прими слово раба [Твоего] грешного, но пламенно Тебя любящего, [Тебя] чтящего, Одну Тебя имеющего надеждой на радость, предстательницей в жизни, ходатаицей к Сыну Твоему и твердым залогом спасения. Сними с меня [тяжкий] груз грехов и рассей [их] тучу, помрачающую мой ум. Разрушь дебелость земного начала, останови искушения, на счастливую стязю управь мою жизнь и руководи к небесному блаженству. Даруй миру мир, а всем жителям этого города совершенную радость и вечное спасение молитвами родивших Тебя и всей полноты Церкви. Да будет так, да будет!

Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою (Лк. 1:28); благословенна Ты между женами и благословенен плод чрева Твоего (Лк. 1:42) – Иисус Христос Сын Божий! Ему слава со Отцем и Святым Духом во веки веков. Аминь.

Первое похвальное слово на Успение Всепетой Преславной и Преблагословенной Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии

1. Память праведных с похвалами (Притч. 10:7), – говорит премудрый Соломон. Честна пред Господом смерть преподобных Его (Пс. 115:6), – указал ранее Богоотец Давид. Итак, если память всех праведных совершается с похвалами, то кто не принесет восхваление источнику праведности и сокровищнице святости не с тем, чтобы прославить, но самому быть прославленным вечной славой?292 Ибо не нуждается в прославлении от нас Божия Скиния, град Божий, о котором славное возвещается, как сказал о нем божественный Давид: Славное возвещается о тебе, град Божий (Пс. 86:3). Ведь кого же подразумевать нам под градом невидимого и неописуемого Бога, все содержащего в Своей горсти, как не Ту единственную, неописуемо вместившую пресущественное Слово Божие, образом подлинно преестественным и пресущественным293, о которой славное возвещается Самим Господом? И что может быть славнее восприятия древнего и истинного Совета Божия294 (Ис. 25:1)?

2. Ни человеческий язык, ни ум премирных ангелов не способны по достоинству восхвалить Ту, через Которую нам дано ясно узреть славу Божию (2Кор. 3:18). Так что же? Будем ли мы молчать, удерживаемые страхом, из-за того, что не можем принести достойную хвалу? Всего менее. Пойдем ли мы, как говорится, не разбирая ступеней, забудем ли о присущих нам пределах, коснемся ли дерзко неприкосновенного, отбросив узду страха? Никоим образом. Лучше мы, смешав страх с любовью и сплетя из них единый венок, со священным благоговением, трепетной рукой и пламенеющей душой принесем невзыскательный плод нашего разума как долг благодарности Царице Матери, благодетельнице всякого естества. Есть рассказ295 о том, как некие земледельцы, пахавшие на волах свое поле, увидели следовавшего мимо них царя» одетого в великолепные пурпурные одежды, украшенного блистающей диадемой, окруженного кольцом из несметного числа телохранителей, и поскольку у них не было ничего, что можно было бы поднести в дар властителю, то один из них без промедления зачерпнул руками воды (а поблизости протекал обильный поток) и преподнес ее в дар самодержцу. Царь обратился к нему: «Что это, чадо?» Он же смело отвечал: «Что у меня было, то я и принес, посчитав за лучшее не скрывать усердие за бедностью. Ведь ты не имеешь нужды в наших [дарах] и не желаешь от нас ничего, кроме благоговения; для нас же совершаемое мною есть и долг и похвала, ведь слава часто следует за людьми благожелательными», Тогда удивленный царь похвалил [таковую] мудрость, принял благосклонно усердие и многими великими дарами щедро отплатил [земледельцу]. Стало быть, если тот высокомерный тиран предпочел благоговение пышности [даров], то не тем ли скорее примет наше стремление, невзирая на его немощь, сия подлинно благая Владычица, Матерь Единого Благого Бога, снисхождение Которого беспредельно, Который две лепты предпочел многоценным приношениям (Мк. 12:42)? Подлинно примет Она приносимое нами как дань и воздаст мерой несоизмеримой. Итак, когда все побуждает нас говорить, дабы исполнить свой священный долг, обратим к Ней свое слово.

3. Как же назовем Тебя, Владычица? С какими словами [к Тебе] обратимся? Какими похвалами увенчаем Твою священную и препрославленную главу, Подательница благ, Дарительница богатств [духовных], украшение рода человеческого, слава всей твари, через Которую та обрела подлинное блаженство. И Кого не вмещала тварь прежде, вместила благодаря Тебе, и на Кого не в силах была взирать, благодаря Тебе смотрит открытым лицом, как в зеркало (2Кор. 3:18). О, Слово Божие, отверзи нам косноязычные уста, даровав им слово, исполненное благодати. Вдохни в нас благодать [Святого] Духа, посредством которой рыбаки становятся риторами и безграмотные изрекают премудрость, превышающую человеческое разумение296, дабы и мы своим слабым голосом смогли, пусть и невнятно, возвестить величие Твоей возлюбленной Матери.

Будучи избранной от древних родов по предвечному Совету без истечения и бесстрастно родившего Тебя Бога Отца, Она родила Тебя – умилостивление и спасение, оправдание и искупление, Тебя – жизнь от жизни, свет от света, Бога истинного от Бога истинного297, воплотившегося от Нее в последние времена. Это рождение было необычайным, способ рождения превосходящим природу и разумение и спасительным для мира, успение же Ее славным, подлинно священным и всехвальным.

4. Отец Ее предопределил298, пророки предрекли Духом Святым; а освящающая сила Духа нашествием Своим очистила, освятила и как бы заранее оросила299. И тогда Ты – «Определение и Слово Отца»300 – неописанно [в Нее] вселился и возвел ничтожество нашего естества на беспредельную высоту Твоего непостижимого Божества. Восприняв начатки301 нашего естества из пречистых, непорочных и незапятнанных кровей Святой Девы, Ты образовал Сам Себе плоть, оживленную душой мыслящей и разумной, Сам явился для плоти Ипостасью, так что стал совершенным человеком, не переставая быть совершенным Богом и единосущным Отцу Твоему, воспринявшим по неизреченному милосердию нашу немощь. И Ты произошел от Нее – Один Христос, Один Господь, Один Сын, Он же самый Бог и человек, вместе совершенный Бог и совершенный человек, весь Бог и весь человек, но одна сложная Ипостась302 из двух совершенных природ – Божества и человечества и в двух совершенных природах – Божестве и человечестве. Не исключительно Бог и не просто человек, но Один Сын Божий и Бог воплотившийся, вместе Бог и Он же вместе с тем человек, не принявший слияния и не претерпевший разделения, несущий в Себе Самом естественные свойства двух разносущных природ, по ипостаси соединенных неслитно и нераздельно: тварность и нетварность, смертность и бессмертие, видимость и невидимость, ограниченность и безграничность, волю Божественную и волю человеческую действование Божественное, но и действование человеческое, две совершенных свободы, Божественную и человеческую, Божественные чудеса и человеческие страсти (я говорю о [страстях] естественных и безупречных)303.

Ведь Ты, Владыка, по благоутробному милосердию Твоему воспринял всего304 Адама, свободного до падения от греха: тело [его], душу, ум и их естественные свойства, – чтобы всему мне даровать спасение, ибо подлинно «не воспринятое не может быть исцелено»305. Ты же, став посредником между Богом и человеками (1Тим. 2:5)306, разрешил вражду и привел отступников к Твоему Отцу: заблудшее обратил, помраченное просветил, сокрушенное обновил, тленное изменил в нетление; тварь освободил от заблуждения многобожия, людей сделал чадами Божиими (1Ин. 3:2), уничиженных явил причастниками Божественной славы307, осужденного на пребывание в преисподних земли возвел превыше всякого начальства и власти (Еф. 1:21), приговоренного в землю возвратиться и во аде обитать посадил с Собою вместе на царском троне308. Итак, кто же явился местом делания этих безмерных благ, превышающих ум и восприятие? Не родившая ли Тебя Приснодева?

5. Видите ли вы, любезные Богу отцы и братия, благодать сегодняшнего дня? Видите ли вы, сколь высока и достойна почитания Восхваляемая нами ныне?

Не приводят ли в трепет Ее тайны? Не исполнены ли они чудесного? Блаженны видящие их единственно возможным и подобающим образом. Блаженны стяжавшие духовные чувствования, Какое сияние света украшает сегодняшнюю ночь! Какие ангельские стражи озаряют успение Живоначальной Матери! Какие Божественные речи апостолов ублажают погребение богоприемного тела! Как Слово Божие, соблаговолившее по милосердию Своему стать Ее Сыном, служит всесвятой и божественной Матери Своими владычными руками и принимает Ее священную душу!309 О, благой Законодатель! Неподлежащий закону, Он исполняет закон, который Сам установил. Ведь Он Сам узаконил, чтобы дети воздавали должное почитание родителям. Почитай, – говорит, – отца твоего и мать твою (Исх. 20:12). Что это истиинно, ясно всякому, хоть немного посвященному в смысл божественных словес Священного Писания. Ибо, если, как говорит божественное Писание, души праведных в руке Божией (Прем. 3:1), то разве не прежде всех Она предаст душу в руки Сына и Бога Своего? Истинно это слово и выше всякого возражения.

Но, если угодно, мы расскажем, насколько в наших силах, кто Она и откуда, как Она была предоставлена миру сему в качестве дара величайшего и вместе с тем любезнейшего из всех даров Божиих, какие занятия имела в этой жизни и каких таинств удостоилась. Ибо если эллины, почитая усопших эпитафиями, собирали со всяческим усердием все, что только можно было найти, чтобы похвала прославляемому оказалась подобающей, а у остающихся [пробудилось] усердное стремление к добродетели, – при этом по большей части они ткали свой рассказ из мифов и несуразных вымыслов, хотя бы прославляемые и не стяжали похвалы по своим собственным [заслугам], – то как же мы не заслужим всеобщее осуждение и не подвергаемся одинаковому наказанию с зарывшим свой талант, если сокроем, [как говорят], в глубинах молчания, то, что является вполне истинным и достойным почитания, то, что подлинно существует и доставляет всем благословение и спасение? Потому начнем слово, заботясь о его краткости, чтобы оно не оказалось тяжким для слуха, как излишняя пища для тела.

6. Родителями Ее были Иоаким и Анна. Иоаким, подобно пастуху овец, пас и водил, как стада, свои помышления, куда хотел. Ибо он сам был пасом Господом Богом подобно овце, и не имел недостатка ни в каких благах. Пусть никто не подумает, что я называю благами то, что дорого для большинства людей, к чему всегда стремится ум любителей удовольствий, но чему продолжаться несвойственно и что не может сделать лучшим своего владельца, – удовольствия теперешней жизни, которые не могут быть прочны, но приходят в упадок и тотчас разрушаются, даже если кто и имел их в великом избытке. Нет, не нам восхищаться подобными [вещами] и не таков удел боящихся Господа. Я говорю о благах, желанных и привлекательных для людей подлинно благоразумных, [о благах,] которые непреходящи, которые приятны Богу и доставляют обретшим [их] зрелый плод, я имею в виду добродетели, которые в свое время, в будущем веке, дадут свой плод – жизнь вечную принесшим должное усердие и посильный труд. Ибо труд предшествует добродетелям, а уже затем следует вечное блаженство. В них Иоаким постоянно пас свои помышления на месте злачном, пребывая в рассмотрении священных пророчеств, наслаждаясь водой упокоения, то есть божественной благодатью, отвращая [помыслы] от пустого и направляя на стези правды (Пс. 22:3).

Анна же, которая означает «благодать», была со своим мужем не только единой во браке, но и единой в нраве. Будучи украшенной всеми добродетелями, она по некоей тайной причине имела недуг бесплодия. Ведь поистине, и сама благодать была тогда бесплодна, будучи не в силах приносить плоды в душах людей, ибо все уклонились, сделались равно непотребными, не было ни разумеющего, ни ищущего Бога (Пс. 13:2–3). Но благой Бог, призрев на творение рук Своих, смилостившись над ним и возжелав его спасти, упраздняет бесплодие благодати, то есть богомудрой Анны310, которая производит на свет дочь, какой не было прежде и какой не будет после311. Это упразднение бесплодия явно показало, что мир освободится от бесплодия в благих [делах] и что сухой пень будет производить плоды неизреченного блаженства.

7. Поэтому рождение Богородицы происходит по обетованию312: ангел сообщает о зачатии Той, Которой предстоит родиться; ибо надлежало, чтобы будущая Матерь по плоти Единого и истинно совершенного Бога не оказалась позади кого-либо и не занимала второго места и в этом. Затем Она посвящается священному храму Божию313 и там пребывает, являя образ жизни [несравненно] лучший и чистейший прочих, удаляясь от всякого общения с неправедными мужами и женами. Когда же она достигла возраста расцвета и по закону ей было запрещено находиться в святилище, священники вручают ее обручнику или, иначе говоря, стражу девства Иосифу, который до старости своей безукоризненно, по сравнению с другими, соблюдал закон, У него и жила эта священная и пречистая дева, занимаясь домашними делами и ничего не зная о происходящем вне дома.

8. Но когда пришла полнота времен (Гал. 4:4), как говорит божественный апостол, послан был Ангел Гавриил от Бога314 к этой подлинно дщери Божией и сказал Ей: Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою (Лк. 1:26–28). Прекрасно ангельское приветствие, [обращенное] к Той, Которая превыше ангелов, ибо оно несет радость всемирную. Она смутилась от слов его, будучи не привыкшей к общению с мужчинами (ведь Она твердо решила хранить девство). И размышляла сама в себе, что бы это было за приветствие. Архангел сказал Ей: Не бойся, Мария, ибо ты обрела благодать у Бога (Лк. 1:29–30).

Подлинно Ты обрела благодать, достойная благодати. Обрела благодать Ты, Которая потрудилась, возделывая поле благодати, и пожала многоплодный клас благодати. Обрела бездну благодати Ты, Которая невредимой сохранила ладью сугубого девства315: ведь Ты сохранила душу девственной не менее тела; а отсюда сохранилось и девство тела.

И родишь Сына, – сказал ангел, – и наречешь Ему имя Иисус (Як. 1:31), Иисус же означает Спаситель316. Ибо Он спасет людей Своих от грехов их (Мф. 1:21). Что же отвечает на это Сокровищница подлинной премудрости? Она не подражает праматери Еве, но, напротив, исправляет Ее неосмотрительность и, выставляя заступником естество, вот как отвечает на слова ангела: Как будет [мне] это, когда я мужа не знаю? (Лк. 1:34), – «Ты говоришь невозможное, – говорит Она, – ибо слова твои разрушают законы естества, которые установил Творец. Не допускаю мысли стать второй Евой и ослушаться воли Создателя. И если ты не говоришь противного [воле Его], то разреши недоумение, объяснив способ зачатия». На это посланник истины Ей [ответил]: Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сын Божий (Лк. 1:35), – «Совершаемое ныне неподвластно законам естества, ибо Создатель и Владыка естества своей властью изменяет его пределы»317. Она же, услышав со священным благоговением имя, которое всегда чаяла и чтила, устрашилась кары за преслушание и изрекла слова, исполненные трепета и радости: Се, Раба Господня, да будет Мне по слову Твоему (Лк. 1:38).

9. О, бездна богатства и мудрости и ведения Божия, – скажу тут и я вместе с апостолом. Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его (Рим. 11:33). О, неистощимая благость Божия! О, неизмеримая любовь Его!

Называющий не существующее как существующее, наполняющий небо и землю, Которому небо престол и земля подножие ног (Рим. 4:17; Иер. 23:24; Ис. 66:1), соделал чрево рабы Своей пространным жилищем для Себя и в нем совершил самое дивное из всех таинств. Ведь Он, будучи Богом, становится человеком, сверхъестественно рождается в [положенные] сроки рождения, разверзает [материнскую] утробу, не разрушая запоры девства; и подъемлется перстными руками [Тот, Который есть] сияние славы и об раз Ипостаси Отца, держащий все словом силы Своей (Евр. 1:3).

О, чудеса, подлинно божественные! О, таинства, которые превыше природы и разумения! О, слава девства, которая превосходит [естество] человеческое! Что это за великое о Тебе таинство, священная Матерь и Дева? Благословенна Ты меуду женами и благословен плод чрева Твоего (Лк. 1:42). Блаженна Ты в роды родов, единственная достойная считаться блаженной. Ибо вот, ублажают Тебя все роды, как Ты предрекла (Лк. 1:48). Тебя видели дочери Иерусалима, – разумею Церкви, – и ублажили царицы, то есть души праведных, и будут восхвалять тебя во веки (Песнь 6:9).

Ибо Ты – царский престол, которому предстоят престолы, или ангелы, взирая на Сидящего на нем Своего Владыку, Господина и Творца (Дан. 7:9–10).

Ты умственный Эдем, священнейший и божественнейший древнего; в том обитал Адам перстный, а в Тебе – Господь с неба (1Кор. 15:47):

Тебя предызображал ковчег, хранивший семя второго мира (Быт. 7:1–5), ибо Ты родила спасение миру – Христа318, потопившего грех и укротившего его волны.

Тебя предписала купина, предначертали богонаписанные скрижали, предвозвестил ковчег завета, Твоим ясным прообразом послужили золотой сосуд, светильник, трапеза и жезл Ааронов расцветший (Евр. 9:2–4)319. Из Тебя [телесно] произрос огонь Божества, Определение и Слово Отчее320, сладчайшая и небесная манна, Имя неименуемое, которое выше всякого имени (Фил. 2:9), Свет вечный и неприступный (1Тим. 6:16), Небесный Хлеб жизни (Ин. 6:48), Плод невозделанный.

Не Тебя ли предвозвестила печь, явившая огонь, одновременно орошающий и пылающий, – образ Божественного Огня, в Тебе Обитавшего (Дан. 3:25–26)? Скиния Авраамова совершенно очевидно Тебя предуказала (Быт. 18:1–6). Ведь Богу Слову, Сотворившему скинию во чреве Твоем, человеческая природа принесла испеченный в горячей золе хлеб, то есть начатки своих плодов, из Твоих пречистых кровей.

[Эти начатки] как бы испек и соделал хлебом божественный Огонь, воспринявший их в Свою божественную Ипостась и приведший в истинное бытие тела, оживленного душой мыслящей и разумной321.

Едва не забыл я о лестнице Иакова. Что же? Не всякому ли ясно, что она познается как твое предначертание и образ? Ведь как [Иаков] видел небо, соединенное с землей концами лестницы, ангелов, нисходящих и восходящих по ней, и подлинно Сильного и Непобедимого, предызобразительно с ним Боровшегося (Быт. 28:12; 32:24–31), так и Ты сочетала разделенное, став посредницей и лестницей для нисхождения к нам Бога, Который воспринял наш немощный состав, сочетал и соединил с Самим Собой и сделал человека умом, способным видеть Бога322. Благодаря этому и ангелы спустились, чтобы послужить Ему как Богу и Владыке, и люди, восприняв ангельское житие, восхищаются на небо.

А куда поместим вещания пророков? Не к Тебе ли [следует отнести их], если хотим показать их истинный смысл? Ибо что это за Давидово руно, на которое Сын Бога, Царя всех, собезначальный и соцарствующий Своему Отцу, сошел, как дождь (Пс. 71:6)? Не ты ли это, Всесияющая?

Что эта за Дева, которую Исайя провидел и предвозвестил, что Она во чреве приимет (Ис. 7:14; Мф. 1:23) и родит Бога, Который будет с нами, то есть останется Богом и после вочеловечения? Что это за гора Даниила, от которой оторвался краеугольный камень (Дан. 2:34) – Христос без содействия рук человеческих? Не Ты ли, бессеменно родившая и по-прежнему Девой пребывающая? [Пусть] приидет боговдохновенный Иезекииль и покажет затворенные ворота, о которых он пророчески предвозвестил, что Господь вошел ими, и они будут затворенны (Иез. 44:2). Пусть он покажет исполнение слов своих. Непременно укажет он на Тебя, сквозь которую прошел Сущий надо всем Бог (Рим. 9:5) и воспринял плоть, не отворив врата девства; ибо поистине несокрушенной во веки пребывает печать.

Итак, Тебя пророки проповедуют, Тебе ангелы и апостолы служат, [и среди них] девственник и богослов – Тебе, Приснодеве и Богородице (Ин. 19:26–27).

Сегодня, когда Ты отходила к Сыну Твоему, Тебя окружали ангелы, души праведных, патриархов и пророков; почетной стражей Тебя сопровождали апостолы и бесчисленное множество богоносных отцов, как бы на облаке собранные божественным повелением Сына Твоего со [всех] концов земли в божественный и священный Иерусалим и боговдохновенно возглашавшие священные гимны Тебе, источнику живоначального Тела Господня.

10. О, как источник жизни приводится к жизни через посредство смерти?! О, как Та, которая в рождестве поднялась выше пределов естества, попадает ныне под его законы, и смерти подчиняется непорочное тело! Ибо надлежит ему отложить саму смертность и облечься в нетление (1Кор. 15:53), ведь и Сам Господин Ее не отвратился испытания смертного; Он умирает по плоти, – и смертию разрушает смерть, тлением дарует нетление и умерщвление делает источником воскресения323. О, как священную душу, отделяющуюся от богоприемной скинии, принимает собственными руками Творец всего [мира]324, воздавая законное почитание Той, Которую, по естеству рабу, Он по неисследимым пучинам Своего человеколюбия, домостроительно соделал Матерью, истинно воплотившись, непризрачно вочеловечившись325. И [все] это, по преданию, видели предстоявшие строи ангелов, которые ожидали Твое от людей удаление.

О, прекраснейшее отшествие, которое дарует к Богу пришествие! Ибо, хотя это даровано Богом всем его [верным] слугам и всем богоносным [людям], – а мы веруем, что даровано, – но безмерно различие между рабами Божиими и Его Матерью. Посему какое же имя дадим Таинству, совершившемуся над Тобой? Смерть? Но, если и отдаляется по законам естества Твоя священнейшая и блаженная душа от преславного и непорочного Твоего тела, и [само] тело предается законному погребению326, то оно все же не остается в области смерти и не разрушается тлением327. У Той, у Которой после рождения девство пребыло нерушимым, и тело по преставлении сохранилось невредимым; и [ныне] оно переходит к лучшей и божественной жизни, которая уже не пресекается смертью, но пребывает в бесконечные веки веков.

Ибо как всесиятельное, многосветное солнце, когда ненадолго скрывается телом луны, кажется, как бы пропадает, омрачается и вместо блеска восприемлет мрак, однако само по себе оно не лишается присущего ему света, ибо имеет в себе самом вечно текущий источник света, как установил создавший его Бог, – так и Ты – неиссякающий источник истинного света, неисчерпаемая сокровищница Того, Кто есть сама жизнь, обильно бьющий ключ благословения, причина и подательница нам всех благ, хотя на некоторое время покрываешься телесной смертью, однако щедро изливаешь на нас непрерывные, чистые неиссякающие потоки беспредельного света, бессмертной жизни и подлинного блаженства, реки благодати, источники исцелений, вечное благословение. Ты ведь, что яблоня между лесными деревьями... и плоды Твои сладки для гортани (Песн. 2:3) верующих. Поэтому не смертью назову священное Твое успение, но преставлением или отшествием или, точнее сказать, водворением. Ведь выходя из тела, Ты водворяешься у Господа (2Кор. 5:8).

11. Тебя перенесли ангелы с архангелами. Твоего восхождения вострепетали нечистые воздушные духи. Твоим прохождением благославляется воздух, и эфир освящается свыше. Твою душу, радуясь, принимает небо, Тебя встречают [ангельские] Силы со священными гимнами и с блистающими лампадами светлого торжества, говоря примерно так: Кто эта восходящая, убеленная, блистающая, как заря, прекрасная, как луна, светлая, как солнце (Песн. 6:10). Сколь украшена, сколь сладостна! Ты цветок долин, как лилия между тернами. Поэтому девицы возлюбили Тебя. От благословения мастей твоих мы побежим за Тобою. Царь ввел Тебя в чертоги Свои (Песн. 2:1–2, 3–4), где почетной стражей Тебя окружают власти, благословляют Начала, Престолы воспевают, Херувимы радостью и страхом охвачены, Серафимы же славят Ту, Которая по природе и истинному домостроительству стала Матерью Своего Владыки. Ведь Ты не взошла на небо, как Илия (4Цар. 2:11), и не была восхищена до третьего неба, как Павел (2Кор. 12:2), но достигла самого царственного престола Своего Сына, [где] смотришь на Него собственными очами, радуешься и предстоишь Ему с великим неизреченным дерзновением328. Ты – несказанная радость для ангелов и всех премирных сил, непрестанное веселие для патриархов, невыразимый восторг для праведников, непрестанное ликование для пророков. Ты – мир благославляющая, все [творение] освящающая; Ты – для изнемогающих облегчение, для плачущих утешение, для недугующих исцеление, для гонимых бурей пристанище, для согрешающих прощение, для скорбящих милостивое успокоение, для всех просящих – готовая помощь.

12. О, чудо подлинно сверхъестественное! О, дела, наполняющие изумлением! Смерть, прежде отвратительная и ненавистная, ныне прославляется и ублажается. Прежде приносившая скорбь и печаль, слезы и подавленность, ныне оказалась причиной радости и полного торжества. У всех рабов Божиих, смерть которых ублажается, [именно] с кончиной наступает несомненная уверенность, что они угодили Богу; поэтому собственно их смерть и ублажается. Она являет их совершенными и блаженными, даруя неизменность их добродетели, о чем и сказано: Прежде смерти не называй никого блаженным (Сир. 11:28). Однако о Тебе мы того не скажем. Ведь для Тебя не смерть стала блаженством, и не преставление совершенством, и не отшествие дарует уверенность [в спасении]. Началом, серединой, концом, непреложным и истинным удостоверением всех благ, превышающих человеческий ум, для Тебя стали бессеменное зачатие, божественное вселение и нетленное рождение329. Подлинно Ты сказала, что не от смерти, но от самого зачатия будут ублажать Тебя все роды (Лк. 1:48). Стало быть, не смерть сделала Тебя блаженной, но Ты сотворила смерть светлой, освободив ее от уныния и наполнив ее радостью.

Поэтому, когда Твое священнейшее и непорочное тело предавалось святому погребению, ангелы предшествовали ему, окружали его, следовали за ним, совершая все, чем подобало послужить Матери их Владыки. Апостолы же и вся полнота церковного [народа] восклицали божественные гимны, вдохновенные [Святым] Духом.

Насытимся благами дома Твоего; свят храм Твой, дивен в правде (Пс. 64:5). И еще: Освятил Всевышний жилище Свое; гора Божия – гора плодородная, гора, на которой Бог благоволит обитать (Пс. 45:5; 67:16–17). Тебя, истинный ковчег Господа Бога, возложил на плечи собор апостолов, как некогда в древности священники ковчег преобразовательный (Ис. Нав. 3:1–17) и, положив во гробе, переправил в нем, как через некий Иордан, в истинную обетованную землю – в вышний Иерусалим, город – мать всех верующих, которого художник и строитель – Бог (Гал. 4:26; Евр. 11:10). Ибо душа Твоя не сошла во ад, и плоть Твоя не видела нетления (Пс. 15:10). Не осталась в земле душа Твоя или чистое, всенепорочное тело, но по преставлении Твоем Ты водворяешься в небесных царственных обителях – Царица, Госпожа, Владычица, Богоматерь, истинная Богородица.

13. О, как небо приняло Ту, которая пространнее небес!330 Как гроб содержал в себе вместилище Бога? Но [небо] приняло, но [гроб] содержал! Не размерами тела стала Она просторнее неба (действительно, как тело величиной в три локтя, да еще все время усыхающее, сможет соперничать по ширине и длине с небом?), но благодатью Она превзошла меру всякой высоты и ширины, ибо Божественное превыше сравнения. О, священная, дивная, достойная почитания и поклонения гробница, которую и ныне окружают ангелы, предстоя со страхом и благоговением, перед которой трепещут демоны, к которой с верой прибегают люди, воздавая почитание, поклоняясь, лобызая и очами, и устами со всем жаром души, и черпают изобилие благ.

Как драгоценное миро, если его положить на одежду или в какое-либо место, а потом забрать, оставляет благовонный след и после отъятия, так и божественное Твое тело: священное всенепорочное, исполненное божественного благоухания, изобильный родник благодати, будучи положено во гробе, а затем восхищено в область лучшую и высшую331, не покинуло [свой] гроб без дара, но сообщило ему божественные благословление и благодать, оставило его как источник исцелений и всяческих благ для всех приходящих с верой332.

14. Сегодня и мы окружаем Тебя, Владычица, Владычица, и еще раз Владычица, Богородица неискусобрачная; мы связали наши души с надеждой на Тебя, как с самым крепким и неразрывным якорем, приносим Тебе ум, душу и тело – самих себя всецело; прославляем Тебя псалмами и гимнами и песнями духовными (Еф. 5:19), насколько можем, ибо по достоинству [почтить Тебя] не в силах333. Ведь если, как нас научило священное слово334, честь, воздаваемая нашим сотоварищам по рабству, является свидетельством любви к нашему общему Владыке, может ли быть оставлено усердное служение Тебе, родившей Владыку? Как не быть ему более других вожделенным? Как не предпочесть его самому необходимому для жизни дыханию?

Ведь таким образом мы можем лучше выразить нашу любовь к своему Владыке. Однако зачем я говорю к Владыке? Поистине, для благочестиво Тебя почитающих, самодавлеющим является драгоценнейший дар воспоминания о Тебе, ибо оно есть основание для неотчуждаемой радости. Какого ликования, каких благ не исполнится тот, кто соделал свой ум хранилищем памятования о Тебе?335

Вот наше благодарственное приношение, то лучшее, что мы могли отобрать из слов наших, плод нашего скудного ума, подвигнутого любовью к Тебе и совершенно забывшего о своей немощи. Но прими благосклонно любовь, зная, что она превосходит силы.

Призри на нас, Благая Владычица, Родительница Благого Владыки, веди и направляй по воле Твоей дела наши, останови нападения наших постыднейших страстей, прекрати [их] смуту, приведи нас в безбурную гавань Божественной воли и удостой будущего блаженства, сладостного озарения от Лица Самого из Тебя воплотившегося Бога Слова336, с Которым слава, честь и великолепие Отцу со всесвятым и животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Второе похвальное слово на Всечестное Успение Пресвятой Богородицы

1. Нет такого человека, который бы смог по достоинству восхвалить священный исход Богоматери, даже если б он имел десятки тысяч языков и уст; и даже если бы объединились все языки рассеянных по множеству мест людей, они не обрели бы должных похвальных слов; ведь Она превосходит всякую меру хвалений. Но поскольку Богу приятно то, что по мере сил приносится [нами] от любви, усердия и благого произволения, а Божьей Матери приятно то, что любезно и желанно Ее Сыну, то давайте вновь обратимся к похвалам, повинуясь вашим повелениям, о, наилучшие и боголюбезнейшие из пастырей337, призывая помощником из Нее воплотвшееся Слово, Которое наполняет всякие уста, к Нему отверзаемые, [Слово], Которое было для Нее единственным украшением и всеславной похвалой. Ибо мы знаем, что, начиная похвалы, мы уплачиваем долг, а уплатив его, вновь оказываемся должны, так что долг этот всегда возобновляется и конца не имеет.

Да будет милостива к нам Та, Которую воспеваем, Превысшая всех тварей и Владычица всех созданий, ибо Она есть Матерь Бога – Творца, Создателя и Владыки всех. Простите [меня] и вы, собрание любящих божественные глаголы, примите благое намерение, приветствуйте усердие, но с сочувствием отнеситесь к слабости [моего] слова.

Ведь если кто-нибудь [придет] к самодержцу, которому по воле Божией вручено кормило [правления] над соотечественниками, у которого стол всегда накрыт и изобилует разнообразными яствами, а дворец сладостно благоухает драгоценными ароматами, и принесет ему зимней порой фиалку, подходящую по цвету к багрянице, или розу – благовоннейшую отрасль терна, которая имеет зеленые почки и производит из них двухцветный, становящийся мало-помалу к зрелости красным [цветок], а ко времени сбора – плод, сладчайший, как мед, то [царь] обратит внимание не на незначительность дара, а на его необычность, и удивится красоте цветка, и, будучи хорошим судьей и истинным ценителем, воздаст земледельцу дарами и милостями – так и мы, принося в непогоду Царице цветы речей, напрягая наше немощное слово для состязаний в похвалах [Богоматери] и доставляя вам, любителям речи и слушания, некую слабую искру, возникающую, как от трения железа о камень, от любви и разума, или [некое] молодое вино слов, [образовавшееся,] как от выдавливания незрелого винограда, из рождающего речь разума, да будем выслушаны еще более благосклонно.

Ибо что мы можем принести Матери Слова, кроме слова? Подобное радуется подобному, в особенности дорогому для него. Посему, оставив, наконец, позади преграду, сдерживающую слова, и немного ослабив вожжи, отправим нашу речь в путь как некоего коня. Но будь мне Сам, Слово Божие, помощником, даруй слово338 моему бессловесному уму, словом [Твоим] соделай ровной мою стезю и направь мой путь к благоугождению Тебе, к чему стремится всякое слово и мысль мудрого339.

2. Сегодня в премирный и небесный храм приводится [Та] святая и единственная Дева, которая так возжелала девства, что в ней, словно в некоем чистейшем пламени, получило свое полное выражение. Ведь всякая дева, рождая, нарушает девство. Она же и до рождества и в рождестве и после рождества пребывает девой340. Сегодня священный и одушевленный ковчег Живого Бога – Та, Которая носила во чреве Своего Создателя, – упокоивается в нерукотворном храме Господнем (Пс. 131:3); и играет Давид, Ее праотец и богоотец, вместе с ним составляют хор ангелы, рукоплещут архангелы, славят силы, ликовствуют начала, веселятся власти, радуются господства, празднуют престолы, воспевают херувимы и славословят серафимы; ибо сами они тем всего более прославляются, что воздают славу Матери славы.

Сегодня священнейшая голубица, непорочная и незлобливая душа, освященная Божественным Духом, вылетев из ковчега, то есть из богоприемного и живоначального тела, нашла место покоя для ног своих (Быт. 8:8–9), удалившись в мир мысленный и сотворив себе жилище в нескверной земле [небесного] удела.

Сегодня Эдем нового Адама принимает341 словесный рай, в котором упразднено осуждение, в котором произросло древо жизни, в котором покрыта наша нагота (Быт. 2:8–9). Ведь мы уже более не наги и не лишены одежд, как не носящие светлости Божественного образа и отчужденные от изобильной благодати Духа. И не скажем мы уже, оплакивая древнюю наготу: Я скинула хитон мой, как же мне опять одевать его (Песн. 5:3).

В этот рай не имел лазейки змей, устремившись за ложным обожением которого, мы уподобились бессмысленным скотам.

Сам единородный Сын Божий, будучи Богом и единосущным Отцу, соделал Себя человеком из этой девственной и чистой утробы – и я, человек, обожился, смертный стал бессмертным и снял кожаные одежды (Быт. 3:21). Ибо я совлек с себя тление и одеждой божества имею на себе нетление342.

Сегодня Дева непорочная и незнакомая с земными страстями, возрастая в помышлениях о небесном, не в землю отходит, но, как ставшая поистине одушевленным небом, поселяется в небесных жилищах. Разве погрешим против истины, называя Ее небом, если не сказать, заручившись подлинным знанием, что и над небесами Она несравненно возвышается. Ведь Создатель и Содержатель небес; Измыслитель всего мирного и премирного, видимого и невидимого творения, – для Которого ни одно из всех мест не является местом (если определить «место» как то, что объемлет в себе находящееся343), – в Ней бессеменно Самого Себя соделал младенцем344 и явил Ее просторным вместилищем345 Своего все наполняющего и единого неописуемого Божества. Он весь бесстрастно в Ней сокрылся, весь же пребывая вне [Ее] и Самого Себя имея местом беспредельным.

Сегодня сокровище жизни, бездна благодати – не знаю, как сказать это дерзновенными и бестрепетными устами, – покрывается живоносной смертью346 и безбоязненно приступает к ней Та, Которая в чреве носила Ниспровержителя смерти, если вообще допустимо именовать смертью всесвященное и животворное Ее отшествие.

В самом деле, как могла стать подвластной смерти Излившая на всех истинную жизнь? Но Она подчиняется законоположению рожденного Ею, как дочь ветхого Адама подпадает под ответственность отца347, ибо и Сын Ее, Который есть Сама жизнь, не отверг этого закона348. Однако, как ставшая Матерью Бога Живого, Она по достоинству к Нему переносится. Ведь если сказал Бог: Как бы не простер он [первозданный человек] руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно (Быт. 3:22), – то как же не будет жить в бесконечной вечности Та, Которая восприняла саму жизнь, безначальную и неперестающую, не ограниченную ни началом, ни концом.

3. В древности Господь Бог, изгнав, заставил удалиться из Эдемского рая родоначальников [всех] смертных, злоупотребивших вином преслушания, помрачивших око сердца опьянением преступления, отяготивших похмельем греха глаза разума и уснувших сном смерти. Так неужели Он не примет ныне в рай Отряхнувшую [от Себя] прилог всякой страсти, Произведшую дитя послушания Богу и Отцу349 и Положившую начало жизни для всего рода [человеческого]? Неужели небо не отверзет, радуясь, [свои] врата? Конечно же, да. Ведь Ева, доверившая слух вести змея, внявшая совету врага и разнежившая чувство прилогом ложной сладости, приемлет наказание скорби и страдания, обязывается родовыми муками, осуждается на смерть вместе с Адамом и поселяется в глубинах ада.

Но как поглотит смерть эту поистине всеблаженнейшую, склонившую слух ко слову Божию, ставшую непраздной действием [Святого] Духа, имевшую во чреве, по слову Архангела, [Само] Отчее Благоволение, зачавшую без наслаждения и общения с мужем все наполняющую Ипостась Бога Слова, родившую без обычных родовых мук и полностью соединившуюся с Богом? Как примет Ее внутрь себя ад? Как нетление посягнет на живоприемное тело? Это совершенно несоответственно и чуждо Ее богоносной душе и телу.

Взглянув на Нее, смерть убоялась, ибо от своего нападения на Сына Ее [смерть] опытом научилась и, стяжав уже [этот] опыт, стала благоразумнее. Невозможными для [Богоматери] явились страшные стези ада, но был Ей приготовлен прямой, ровный и легкий путь на небо. Ибо если Христос, Который есть жизнь и истина (Ин. 14:6), говорит: Где Я, там и слуга Мой будет (Ин. 12:26), то не тем более ли Матерь [Его] вместе с Ним водворится? Прежде нежели наступили боли, Она родила (Ис. 66:7), безболезненно и Ее отшествие. Смерть грешников люта (Пс. 33:22), но о Той, через Которую умерщвлено жало смерти – грех (1Кор. 15:56), что скажем, как не то, [что для Нее смерть] есть начало жизни нескончаемой и лучшей? Поистине дорога смерть святых (Пс. 115:6) Господа Бога сил; безмерно дорого преставление Божией Матери.

Ныне да веселятся небеса и рукоплещут ангелы; ныне да торжествует земля (Пс. 95:11), да радуются люди. Ныне воздух, ликуя, да вторит песнопениям, темная ночь да отложит печальный и горестный мрак и да уподобится радостно сиянию дня мерцающими огнями. Ибо Живой город Господа Бога сил ввысь поднимается, и от храма Господа из славного Сиона в вышний свободный Иерусалим – цари, я имею в виду апостолов, которые стали у Христа начальниками по всей земле, приносят как многоцветнейший дар (Пс. 67:30) Матерь Бога приснодевственную.

4. Уместным представляется мне (насколько окажется в моих силах) запечатлеть в слове, воспроизвести и в общих чертах представить чудеса, совершенные над Святой Матерью Божией, [сведения о которых], весьма сжатые и краткие, передававшиеся от отца к сыну, мы получили издревле350.

Известно, что эта святейшая из святых и священнейшая из священных, сладостный сосуд манны или, лучше сказать, истинный ее источник возлегла на небольшом ложе в божественном и славнейшем граде Давидове, то есть в повсюду известном прекраснейшем Сионе, в котором исполнялся закон буквы и был установлен закон духа, в котором Законодатель Христос положил конец пасхе преобразовательной, и – Он же – Бог Ветхого и Нового Завета дал [нам] пасху истинную; в котором в Таинство Тайной Вечери посвятил Своих учеников Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира (Ин. 1:29) и ради них принес Самого Себя в жертву как упитанного тельца, и в виноградном точиле выдавил, плод истинной виноградной лозы; в котором Христос является апостолам по воскресении из мертвых и уверяет [Фому], а через него и [те] концы [земли], что Он есть Бог и Господь (Ин. 20:19), носящий в Себе и после воскресения из мертрых два естества и два соответствующих им действования, и [две] свободные воли, пребывающие в безграничной вечности. Этот [город] – оплот церквей. Он пристанище учеников [Христовых]. В нем Святой Дух излился на апостолов в явлении многошумном, многоязыком и огнеподобном. В нем Богослов, взявший к себе Богородицу, служил Ей во всем должном; этот [город] – мать Церквей по всей вселенной – явился жилищем Матери Божией после воссияния Ее Сына от мертвых. Наконец, в Нем – блаженная Дева возлежала на неком счастливейшем ложе.

5. Но здесь я дошел в своем слове до того [места], где должен выразить свое чувство, [которое я испытывал], когда пылающей жарчайшим и бурным огнем любви и охваченный неким волнением и слезами радости, я как бы обнимал это ложе, блаженное и прекрасное, преисполненное чудес, принявшее живоначальное тело и удостоившееся освящения от Твоего соседства, и [мне казалось], что я касаюсь своими руками самой священной, всесвященной и богоприличной скинии. Мои члены осязали очи, уста, лоб, тело, ланиты, и я ощущал прикосновение, производимое как бы имеющимся телом, хотя и понимал, что не мог видеть желаемое глазами. Ибо как [можно было увидеть] то, что было восхищено ввысь, в небесные святилища. И все это – нынешний [праздник].

6. Но какие почести уделил Ей Тот, Кто повелел почитать родителей?

Тех, которые были рассеяны по всей земле, [которые] уловляли людей многоголосыми и различными языками Духа, [которые] неводом слова извлекали [их] из бездны заблуждений, [чтобы привести] к духовной и небесной трапезе тайной вечери, где [подается] священное яство духовных пиров Небесного Жениха, блистательно, сиятельно и царственно устраиваемых Отцом Равносильному и Единоприродному Сыну351, [так вот их-то], по Божественному повелению, со всех концов земли в Иерусалим доставило облако, как сеть, которая сгоняет и собирает орлов. Ибо, где будет труп, – сказал Христос, Который есть истина, – там соберутся орлы (Мф. 24:28). Хотя это изречение было произнесено о втором великом и славном явлении с небес [Христа], не неуместно будет воспользоваться сладостью этого слова и теперь.

Итак, прибыли и служители Слова, дабы по долгу послужить Матери Его и почерпнуть от Нее благословение, как многоценное и дражайшее наследство, ибо кто сомневается, что Она есть источник благословления и излияние всех благ? Вместе с ними прибыли их последователи и преемники, чтобы принять часть и в служении, и в благословении: ведь у кого общий труд, соответственно и плоды [общие]. Предстало и богоизбранное общество Иерусалимлян352.

Но надлежало, чтобы [им] сопутствовали, став частью этой священной стражи, и отрасли древних праведников и пророков, предвозвестивших нашего ради [спасения] от Нее бывшее воплощение и человеколюбивое рождение Бога Слова.

Не [остался] безучастным и сонм ангелов, потому что они, как соблюдшие добровольную покорность Царю и потому удостоенные почетного Ему предстояния, должны были сопровождать стражей и Его по плоти Матерь, подлинно счастливейшую и блаженную, превысшую всех родов и всей твари. Ей, сияющей светлостью [Святого] Духа353 и светозарным блеском, предстояли с благоговением, страхом и непоколебимой любовью все те, Кто устремлял на Нее чистый взор ума.

7. Вот речи боговдохновенные и богозвучные. Вот гимны богоприличные и исходные354. Ведь надлежало воспеть по этому случаю Божию безграничную благость, величие, которое превыше всякого величия, беспредельно сильную силу, снисхождение к нам, превышающее всякую степень и меру, сверхвеликое богатство непостижимого благоволения, неистощимую бездну любви, – как, не разлучаясь с Собственным величием, [Сын Божий] сошел к возвышающему [нас] истощанию355, о чем вместе с Ним соблаговолили Отец и Дух; как Пресущественный из женского чрева пресущественно осуществляется356; как, будучи Богом, Он стал человеком и пребывает и тем и другим; как, не покидая сущности Божества, Он, подобно нам, стал причастным плоти и крови (Евр. 2:14); как все Наполняющий, превыше всего Сущий и Содержащий все словом уст Своих (Евр. 1:3) поселился в тесном месте; как вещественное и подобное траве тело сей воспеваемой [Девы] восприняло поядающий огнь (Втор. 4:24; Евр. 12:29) Божества и подобно неподдельному золоту оказалось неразрушимым.

Все «это совершилось по воле Божией, ибо все возможно, когда того хочет Бог, и неисполнимо, когда Он не хочет.

По этому случаю и возбудилось состязание и борьба [речей], не с тем, чтобы одна превзошла другие, – это ведь свойство уматщеславного и далеко от того, что нравится Богу, – но чтобы не упустить ничего в сильном стремлении воспеть Бога и прославить Божию Матерь.

8. Тогда, именно тогда Адам и Ева, прародители нашего рода, громко воскликнули радостными устами: «Ты, блаженная дочь, упразднила наказание за наше преступление. Ты, унаследовав от нас тленное тело, родила нам одеяние нетления. Ты, получив бытие из наших чресел, воздала нам блаженное бытие357, уняла мучения, разодрала пелены смерти, восстановила для нас древнее местопребывание. Мы затворили рай, Ты же открыла путь к древу жизни. Через нас из благ произошли скорби, а через Тебя из скорбей нам вернулись еще большие блага. И как же Ты вкусила смерти, Непорочная?

Ты – мост к жизни и лестница к небу; смерть будет для Тебя переправой к бессмертию. Подлинно блаженна Ты, всеблаженная. Ибо Кто, как не [Бог] Слово, был принесен [Тобой], чтобы претерпеть то, что Он задумал совершить?»

Торжествовал и весь лик пророков, [говоря]: «Ты исполнила наши проречения; Ты принесла долгожданную радость. Благодаря Тебе, мы освободились от оков смерти. Приди к нам, божественное и живоносное сокровище. Приди к нам, желающим [Тебя], Ты, исполнившая наше желание».

Но и множество еще пребывавших в теле святых, которые окружали [Богородицу], отвлекали Ее [внимание на себя] не уступающими другим словами: «Пребудь с нами, утешение наше, единая на земле наша отрада. Не оставляй нас осиротевшими, Матерь, ради любви нашей к Сыну Твоему. Да будем иметь Тебя отдохновением в трудах и облегчением в потах. Ты [и остаться] можешь, если того желаешь, нет для Тебя и препятствия отойти, если к тому стремишься. Если Ты отойдешь, скиния Божия, то пусть отойдем вместе с Тобою и мы, ставшие народом Твоим через Твоего Сына358. Тебя Одну стяжали мы на земле оставленным нам утешением. Равно блаженно и жить с Тобою живущей, и умереть с Тобою умирающей. Но что мы говорим «с умирающей». Ведь для Тебя смерть является жизнью; и при этом жизнью лучшей и нынешнюю жизнь несравненно превосходящей. Но для нас в чём будет ценность этой жизни, если не будем иметь с тобой общения?».

9. Я полагаю, нечто подобное говорили блаженной Деве апостолы со всей полнотой Церкви. Но когда они увидели, что Богоматерь весьма спешит к Своему исходу, то они, преисполненные Божественной благодатью, обратились к исходным гимнам, позаимствовав уста у Духа, выходя из тела и стремясь отойти с отходящей Матерью Божией (2Кор. 5:6–9, Флп. 1:25) и даже как бы отходя прежде [положенного часа], насколько то возможно по силе их желания. Когда же все исполнили и желание, и долг, и оплели многоцветный, многокрасочный венок из священных гимнов, то восприняли, как некое Богом данное сокровище, благословение, а также исходные и последние речи Богоматери. Они, насколько я знаю, вовещали о том, сколь скоротечна и преходяща теперешняя жизнь, и открывали скрытые тайны будущих благ.

10. И вслед за тем сообразно и соответственно [событию], я полагаю, должно было произойти пришествие Царя к Его Родительнице, дабы принять Божественными и пречистыми руками Ее священную душу, чистую и непорочную. И Она, как должно, Ему сказала: «В руки Твои, Чадо Мое, предаю дух Мой. Прими Мою, любезную Тебе, душу, которую Ты сохранил непорочной. Тебе, а не земле, предаю Мое тело. Сохрани целым [тело], в котором Ты благоволил обитать, и которое, по Рождестве Твоем, сохранил девственным. Преставь Меня к Себе, чтобы, где пребываешь Ты, порождение утробы Моей, была и Я вместе с Тобой. Ибо Я спешу к Тебе, Снисшедшему ко Мне без разлучения с Отцом. Будь утешением359 в отшествии Моем для возлюбленных чад Моих, которых Ты благоволил называть братьями (Лк. 23:46). Приложи им благословение на благословение через возложение рук Моих». Затем Она подняла руки и благословила собравшихся и, по произнесении таких слов, услышала: «Приди, благословенная Моя Матерь, в покой Твой. Встань, приди, возлюбленная моя, прекрасная в женах, ибо вот зима уже прошла и настало время сбора плодов... Ты прекрасна, возлюбленная Моя, и пятна нет на Тебе... Благовоние мастей Твоих лучше всех ароматов (Песн. 2:10–12; 4:7,10)». Услышав это, Пресвятая предала дух в руки Сына.

11. И что же происходит?360 Я полагаю, движение и изменение стихий; голоса, шум и приличествующие [случаю] песнопения ангелов, которые и предваряют, и вместе следуют, и сопровождают [Богородицу]. Одни из них составляют стражу непорочной и всесвятой Ее душе и совосходят с восходящей на небо, пока не доставят Царицу к царственному трону, другие окружают божественное и священное тело святое и ангелоприличными песнями воспевают Богоматерь. А что же те, которые предстояли божественному и священнейшему [Ее] телу? Со страхом, любовью и слезами радости они окружили это святое и всеблаженное селение, обнимали и лобызали его, все свои члены приближали к телу [Богоматери] и от прикосновения исполнялись освящения и благословения, Тогда убежали болезни, а полки демонов, теснимые отовсюду, были изгнаны в одни только подземные жилища. Воздух, эфир и небо освящались восхождением духа, а земля – положением тела, Не оказалось лишенным благословения и естество воды. Ибо [тело Богоматери] омывается чистой водой, которая не столько очищает его, сколько сама очищается. Там глухим давался одинаковый со всеми слух, хромым исправлялись ступни ног, у слепых восстанавливалось зрение, раздирались рукописания (Мф. 11:5) приходивших с верою грешников.

Что же затем? Чистое тело закутывается плащаницами и вновь Царица полагается на одре. Затем лампады, благовония и сопутствующие гимны; ангелы собственными языками воспевают наиболее приличествующий им гимн, апостолы же и богоносные отцы возглашают приятные Богу и вдохновенные Духом песнопения.

12. Тогда, как раз тогда ковчег Господень отходит от горы Сион (Пс. 131:3, 13, 14) [и], двигаясь на славных плечах апостолов, переправляется в небесное святилище посредством гроба. Сначала его несут по городу, как прекрасную невесту, украшенную неприступным сиянием Духа, и так поставляют к священнейшему селению Гефсимании, причем ангелы, покрывая гроб крыльями, предваряют и сопровождают его, а [с ними] и вся полнота церковная.

И как царь Соломон при положении кивота в созданном им храме Господнем созвал в Сион всех старейшин Израилевых, чтобы перенести ковчег завета Господня из города Давидова, то есть Сиона; и подняли священники ковчег и скинию свидетельства; и несли их священники и левиты. А царь и весь народ шли перед ковчегом, принося жертвы из мелкого и крупного скота. И внесли священники ковчег завета Господня на место его, в давир храма, во Святое Святых, под крылья херувимов (3Цар. 8:1–6).

Так и ныне при положении мысленного кивота (не завета Господня, но Самой Ипостаси Бога Слова) Сам новый Соломон, Начальник мира и величайший Зиждитель всей вселенной361 собрал сегодня в Иерусалиме премирные полки небесных духов и первенствующих [мужей] Нового Завета, я имею в виду апостолов со всем народом святых [их]362 учеников. И Он вводит душу посредством ангелов во Святое Святых (Евр. 8:2–5; 9:12, 23–24), первообразное, истинное и небесное363, – под крылья четверовидных животных (Иез. 1:5–8); – и сажает возле престола Своего во внутреннейшее за завесу, куда предтечею Сам Христос телесно вошел (Евр. 6:19–20).

Что же касается тела, то оно было носимо руками апостолов, в то время как Царь царствующих (1Тим. 6:15) покрывал его сиянием невидимого Божества, а весь лик святых следовал впереди его, издавая священные восклицания и принося жертву хвалы (Пс. 106:22), пока не было предано гробу, как некоему брачному чертогу, а через его посредство отрадному Эдему и небесным жилищам.

13. Обретались там и некоторые иудеи из тех, что не были слишком недоброжелательны. Не будет здесь неуместным добавить к повествованию (как приправу к кушаньям) то, что передается устами многих. Рассказывают, что, когда несшие блаженное тело Богоматери оказались у склона горы, некий еврей – раб греха и последователь заблуждения, подражая служителю Каиафы (который ударил владычный и божественный лик Христа Бога), – сделался орудием диавола, так что, придя в дерзкое и безрассудное неистовство и будучи побуждаем злым демоном, он бросился к тому божественнейшему телу, к которому с трепетом приближались ангелы, и схватив обеими руками – безумно и необузданно – одр, вознамерился стащить его на землю (этот порыв, конечно, есть результат зависти князя зла). Но плод упредил дело, и [этот еврей] сорвал горькую гроздь, достойную его побуждения. Ведь рассказывают, что у него отнялись руки, и можно было видеть, как у того, кто замыслил своими руками совершить чудовищную дерзость, руки вдруг отнялись, до тех пор пока он не переменил своего намерения к вере и покаянию. Несшие ложе без промедления остановились, и тот несчастный, приложив руки к живоначальному и чудотворному жилищу, вновь из безрукого стал здравым. Ведь известно, что несчастья чаще всего и рождают мудрые и спасительные решения. Но давайте вернемся к предмету [повествования].

14. Оттуда тело переносится к священнейшей Гефсимании. Вновь лобзания и объятия, похвалы и священные гимны, обращения и слезы, а также потоки пота, проистекающие от душевной борьбы и томления, так что можно было видеть, как пот и слезы соперничали с потоками [водными]. И таким образом всесвятое тело полагается во всеславном и дивном гробе; и оттуда на третий день возносится в небесные обители364.

Ибо надлежало365, чтобы это богоприличное жилище, неископанный источник воды прощения, невспаханная нива небесного хлеба, неорошенная лоза винограда бессмертия, вечнозеленая и прекрасноплодная маслина милости Отчей не была заключена в пустотах земли. Но как святое и непорочное тело Господа, которое от Нее стало воипостасным Слову366, на третий день воскресло от гроба, так и Матери [надлежало] быть отнятой у гроба и переселиться к Сыну. И как Он Сам снисшел к Ней, так и Ей [надлежало] подняться в большую и совершеннейшую скинию... в самое небо (Евр. 9:11, 24).

Надлежало, чтобы Та, Которая странноприимствовала Бога Слова в чреве Своем, Сама поселилась в божественных скиниях Своего Сына; и как Господь сказал, что Ему должно быть в том, что принадлежит Отцу (Лк. 2:49), так и Матери надлежало пребывать в чертогах Сына, в доме Господнем, во дворах Бога нашего (Пс. 134:2), ибо если в Нем жилище всех радующихся (Пс. 86:5), то где же [может быть] причина радости? Надлежало, чтобы Сохранивший в рождестве [Ее] девство нерушимым, соблюл и по смерти [Ее] тело нетленным.

Надлежало, чтобы Носившая в объятиях Творца как младенца жила в божественных селениях.

Надлежало, чтобы Невеста, Которую избрал Отец, пребывала в небесных брачных чертогах.

Надлежало, чтобы Видевшая на кресте Сына Своего и Принявшая в сердце меч страдания (Лк. 2:35), которого избежала при рождении, видела Его совосседающим Отцу.

Надлежало, чтобы Матерь Божия обладала всем, принадлежащим Сыну, и чтобы Она почиталась всей тварью как Матерь и раба Божия. Ибо всегда наследство переходит от родителей к детям, но ныне, как сказал некий мудрец, истоки священных рек текут вспять, ибо Сын подчинил Матери все творение.

15. Итак, придите, будем и мы сегодня праздновать исходный праздник Матери Божией без свирелей и корибантов и не совершая вакхических шествий в честь Матери ложноименуемых богов, которую они, безумцы, измышляют многодетной, а слово истины представляет бездетной. Они [эти боги] суть не что иное, как демоны и призраки, подобные теням, которые зловредно представляются тем, чем не являются, получив себе в помощь несмысленность людей, пребывающих в заблуждении. Ибо как бестелесное [существо] может родить от соития? И каким образом оно может сочетаться? И как может быть богом тот, кто, не быв прежде, был произведен через рождение?

А то, что род демонов является бестелесным, вполне ясно даже для слепых очами разума. Ведь где-то в своих сочинениях Гомер сказал, описывая состояние чтимых им богов:

Ибо не брашен не едят, ни от гроздей вина не вкушают.

Тем и бескровны они и бессмертными их нарицают367.

Не едят они брашен, как он говорит, и не вкушают согревающее душу вино и вследствие того бескровны, то есть не имеют крови, и их называют бессмертыми. Весьма справедливы слова Гомера «их нарицают». Они лишь называются бессмертными, не являясь тем, чем их называют. Ибо они умерли злой смертью.

А Тот, Кому мы поклоняемся, есть Бог истинный, Бог, Который не переходил из небытия в бытие, вечно Сущий от вечно Сущего, Который превыше всякой причины, слова и понятия как времени, так и естества. Мы чествуем и почитаем Матерь Божию, не приписывая Ей безвременное рождение [Сына] по Божеству368, – ведь рождение Бога Слова безвременно и совечно Отцу, – но исповедуем второе рождение через добровольное воплощение, которого причиной Ее и знаем, и именуем. Ибо Сущий безначально бесплотным воплощается «нас ради и нашего ради спасения», чтобы подобным спасти подобное369; и, воплотившись от этой священной Девы, без сочетания рождается, Сам будучи весь Богом и весь став человеком: весь Бог с плотью Своей и весь человек со Своим пребожественным Божеством370.

Итак, зная эту Деву как Матерь Бога, мы празднуем Ее успение, но не именуем Ее богиней, – прочь от нас Подобные россказни эллинской глупости; ведь мы и смерть Ее возвещаем, – но мы Ее знаем как Матерь Бога, потому что Бог воплотился [из Нее].

16. Прославим Ее сегодня священными песнопениями, получив от Нее богатство быть и именоваться народом Христовым. Почтим Ее всенощными стояниями. Ублажим Ее чистотой души и тела, поистине после Бога чистейшую всех371; ибо подобное следует обещать подобному. Послужим Ей милостью и состраданием к нуждающимся; ибо если мы ничем не можем послужить Богу, как милостью, то оспорит ли кто, что тому же будет рада и Матерь Его?

Она явила всем неизреченную бездну любви Божией к людям372. Благодаря Ей прекратилась наша долговечная вражда с Творцом. Благодаря Ей было устроено наше с Ним примирение, нам были дарованы мир и благодать, вместе с ангелами ликуют люди, и мы, прежде осужденные, стали чадами Божиими. С Нее мы сорвали гроздь жизни; от Нее взяли отрасль нетления. Она стала посредницей для нас во всех благах. В Ней Бог стал человеком и человек Богом373.

Что этого удивительнее? Что этого блаженнее?

Я теряю сознание от страха, трепеща того, о чем говорю. С пророчицей Мариам, о, юные души, выйдем с тимпанами (Исх. 15:20), умертвив земные члены (Кол. 3:5), ибо это и есть таинственный тимпан. Воскликнем восклицанием души при Ковчеге Господа Бога, и обрушатся стены Иерихона (Ис. Нав. 6:19), то есть враждебные твердыни противных сил. Будем вместе с Давидом радоваться духовно, ибо сегодня упокоевается ковчег Господа (2Цар. 6:12–15). Возгласим вместе с Гавриилом, предводителем ангелов: Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою! (Лк. 1:28).

Радуйся, неисчерпаемое море радости!

Радуйся, единое прекращение скорби!

Радуйся, лекарство, утоляющее боль всякого сердца!

Радуйся, Поправшая смерть и Введшая [для нас] жизнь!

17. Ты же, после живоначального гроба Владыки священнейший из [всех] священных гробов, [ты], который явился источником воскресения, – говоря с тобой, как с живым, – [ответь]:

– Где чистое золото, которое в тебе сокрыли руки апостолов? Где богатство неистощимое? Где богоприятная сокровищница? Где одушевленный престол? Где новая книга, в которой Бог Слово неизреченно без помощи рук был записан? Где бездна благодати? Где море исцелений? Где порождающий жизнь источник? Где горячо желанное и любимое тело Богородицы?

[Отвечал гроб следущее]:

– Что ищете во гробе Вознесшуюся к небесным жилищам? Зачем со стражей требуете отчета? Не в моих силах противиться Божественным повелениям. Оставив [мне] плащаницу, [это] святое и священное тело [тем самым] сообщило мне освящение, исполнило [меня] аромата и благоухания, соделало божественным храмом, а [само], будучи исхищенным [из меня], удалилось в сопровождении ангелов, архангелов и всех небесных сил. Ныне меня окружают ангелы. Ныне во мне обитает божественная благодать. Я стал для недугующих лечебницей, прогоняющей страдания.

Я – вечный источник исцелений. Я стал городом убежища (Числ. 35:11) для прибегающих [сюда]. Придите с верой, народы, и черпайте дары, как из реки. Придите, стяжавшие несомневающуюся веру (Иак. 1:6). Жаждущие, идите все к водам, – увещевает Исайя, – даже и вы, у которых нет серебра; идите, покупайте без платы (Ис. 55:1). Я же по-евангельски восклицаю ко всем: «Жаждущий исцеления от болезней, освобождения от душевных страстей, избавления от грехов, отчуждения от различных напастей и упокоения в небесном царстве, приди ко мне с верой и почерпай из многосильного и многополезного потока благодати (Ин. 7:37–39). Ибо как энергия воды, будучи простой и единой (так же, как и [энергия] земли, воздуха и ослепительно яркого солнца), изменяется согласно естеству того, что ее принимает, и делается в винограде вином, а в маслине маслом, так и благодать, будучи простой и единой, благодетельствует разнообразно и соответственно нужде восприемлющего374. Не от собственного естества стяжал я благодать. Ведь всякий гроб исполнен зловония, гостеприимен унынию и враждебен радости, я же получил драгоценное миро и воспринял [часть] его благоухания, а миро это так благовонно и действенно, что [даже] кратковременной [его] близостью даруется неотъемлемая [ему] сопричастность; ибо поистине дары Божии непреложны (Рим. 11:29). Я стал гостеприимцем для источника радости и обогатился его вечным течением».

18. Вы видите, возлюбленные отцы и братцы, с какой пространной речью к нам обратился всесильный гроб. И что это [действительно] было так, о том в Евфимиевой Истории, книге III, главе 40 дословно записано следующее375:

«Выше было сказано, что в Константинополе многие Христовы церкви воздвигла Св. Пульхерия. Одной из них является и церковь, построенная во Влахернах376 в начале царствования блаженной участи Маркиана. Когда [император и императрица] воздвигали там священный дом Всепетой и Всесвятой Богородице и Приснодеве Марии и украшали его всяческими украшениями, то искали всесвятое и богоприемное Ее тело. И, призвав Иерусалимского епископа Ювеналия377 и палестинских епископов, проживавших тогда в царствующем граде по причине проходившего Халкидонского Собора, говорят им: «Мы слышали, что в Иерусалиме есть первый и особенный храм Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии в селении, называемом Гефсимания, где Ее живоносное тело было положено во гробе. Поэтому мы хотим перенести сюда эти останки под охрану царствующего града».

В свою очередь Ювеналий отвечал: «В Святом и Боговдохновенном Писании не передается ничего о кончине Пресвятой Богородицы Марии. Однако из древнего [и] достовернейшего предания мы узнали, что во время Ее Славного Успения все святые Апостолы, которые были рассеяны по вселенной для спасения народов, в мгновение по воздуху были собраны в Иерусалим и, когда были поблизости, им явилось видение ангелов и стало слышно Божественное пение высших сил. Так с божественной и небесной славой [Пресвятая Богородица] предала Свою святую душу в руки Божии неким неизреченным образом. Богоприемное ее тело, вынесенное и погребенное с ангельским и апостольским пением, было положено во гробе в Гефсимании. И [на] этом месте три дня продолжалось непрерывное ангельское пение. Когда же через три дня ангельское пение прекратилось, то апостолы открыли гроб, поскольку один из них, отсутствовавший и прибывший после третьего дня, пожелал поклониться богоприемному телу. Но они не смогли найти Ее всепетое тело, так что, обретя лишь лежащие погребальные одеяния и исполнившись [исходящего] от них несказанного благоухания, они закрыли гроб. Пораженные чудом таинства [апостолы] только и могли подумать, что Бог Слово и Господь Славы, благоволивший воплотиться по ипостаси и вочеловечиться от Нее и родиться по плоти, а после рождества сохранивший невредимым Ее девство, Сам благоволил и после отшествия Богоматери почтить Ее чистое и незапятнанное тело нетлением и перемещением прежде общего для всех воскресения.

Присутствовали там вместе с апостолами святейший Тимофей, [сам] апостол и первый епископ Эфесский, и Дионисий Ареопагит, как он сам свидетельствует378 в обращенных к упомянутому Тимофею книгах, о блаженном Иерофее379, который также там тогда пребывал, в следующих словах:

«В присутствии боговдохновенных иерархов наших, как ты знаешь, и мы, и он, и многие из священных братьев наших собрались, чтобы видеть живоначальное и богоприемное тело. Присутствовали Иаков, брат Господень, и Петр, глава и старейшина богословов, Затем после лицезрения [тела] было решено, чтобы все иерархи, насколько каждый мог, прославили бесконечно сильную благость богоначальной слабости380. После богословов, как ты знаешь, [Иерофей] превзошел всех остальных священнотаинников, весь удаляясь, весь выходя из себя и испытывая подлинную общность с воспеваемым, так что все, которые его слышали и видели (знали они его или не знали), посчитали его богопросвещенным и божественным песнословцем. Но к чему мне рассказывать тебе, о чем там богословствовалось. Ведь, если я правильно помню, я часто слышал от тебя некоторые части из тех боговдохновенных песнопений».

Услышав это, цари просили архиепископа Ювеналия прислать им запечатанным тот святой гроб вместе с пеленами и одеждами Славной и Пресвятой Богородицы Марии. И, получив, поставили [его] в священном храме, построенном [в честь] Пресвятой Богородицы во Влахернах. И это было так».

19. Что же мы ответим гробу?

Благодать твоя неистощима и вечна, но божественная сила не ограничивается местом, и благодеяния Богоматери не обитают только в гробнице. Ведь если бы они ограничились только гробом, то немногие получили бы божественные дары, а ныне они щедро раздаются во всех земных пределах:

Итак, сотворим нашу память хранилищем для Богоматери381.

Как это может быть? Она Сама Дева, и любит девство. Она Сама чиста и любит чистоту. Посему если мы очистим вместе с телом и память, то обретем Ее благодать обитающей в нас. Ибо она избегает всякой [скверны] и отвращается нечистых страстей, гнушается чревоугодия, враждует с прелюбодейством, отвергает оскорбительные речи, избегает непристойные помыслы как порождения ехидны, ненавидит порывы гнева, не допускает бесчеловечности, зависти и раздоров; отвергает суетное тщеславие, противостоит, как враг, всякой гордости, ненавидит злопамятство, враждебное спасению, всякое зло считает ядом смертоносным и радуется противному ему (ведь противное есть лекарство от противного). Услаждается Она постом, воздерживанием и псаломским пением; радуется чистоте, девству и целомудрию, хранит с ними вечный мир и ласково их лобызает; обнимает мирное и кроткое помышление; любовь, милость и смирение охватывает руками, как своих кормилиц. Говоря вкратце, Она всякому злу печалится и огорчается, всякой добродетели радуется, как своему дару.

Итак, если мы со всей ревностью уклонимся от прежних пороков, а добродетели возлюбим всем сердцем и обретём их собеседниками, то Она, привлекая с Собой собрание всех благ, часто будет приходить к Своим служителям вместе со Христом, Ее Сыном и всех Царем и Господом, дабы Он вселился в сердца наши (Еф. 3:17). Ему же [подобает] слава, честь, держава, величие и великолепие со Отцом и Святым и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков.

Аминь.

Третье похвальное слово на Всечестное Успение Богоматери

1. Питающим любовь к какому-нибудь предмету свойственно иметь разговор о нем на устах и представлять его в уме своем день и ночь. Поэтому пусть никто не упрекнет меня, если добавление к двум прежде сказанным я составил третье хвалебное слово Матери Бога моего, принося как бы некий дар Ее отшествию, – не для того, чтобы оказать Ей [своим словом] услугу, но чтобы предложить и себе самому, и вам, здесь присутствующим, о, божественное, священное собрание, душеполезное и спасительное яство и доставить духовную радость. Нас постигла, вы видите, нехватка [духовного] пропитания. Поэтому я наскоро готовлю трапезу, которая пусть небогата и недостойна Созвавшей нас, но, по крайней мере, способна в случае нужды утолить голод. Ибо не Она нуждается в наших похвалах, но мы – в Ее славе. Уже прославленное, как еще прославить? Источник света каким светом осветить? Но, поступая так, мы сами себе сплетаем венец. Живу Я, – говорит Господь, – и прославляющих Меня прославлю (1 Цар: 2:30). Сладок, поистине сладок винный напиток и питателен хлеб. Первый веселит, а второй укрепляет сердце человека. Но что может быть сладостнее Матери Бога моего? Она пленила мой ум, Она уловила язык, Ее образ представляю наяву и, во сне. Она, Матерь Слова, и моего слова явилась подательницей. Она – порождение бесплодной, плодоносными делающая нерождающие души. И вот мы празднуем ныне Ее священное и божественное преставление.

Придите, взойдем на таинственную гору. Там, возвысившись над житейскими и вещественными образами, вступив в божественный неприступный мрак и оказавшись затем в свете Божием, воспоем силу беспредельно сильную; Того, Кто с пресущественной, невещественной и все превосходящей высоты, не покидая лона Отца, сошел в утробу Девы, зачался и воплотился; Того, Кто, пройдя через добровольные страдания, принял смерть и вместе с телом, имеющим рождение от земли, и, приобретя тлением нетление, вновь восшел ко Отцу; Того, Кто и Матерь Свою по плоти привлек ко Отцу Своему, вознеся на небесную землю Ту, Которая поистине была земным небом.

2. Ныне умственная одушевленная лестница, спустившись по которой, Вышний явился на земле и обращался между людьми (Вар. 3:38), воспользовалась смертью как лестницей и взошла от земли на небо. Ныне земная трапеза, неискусобрачно носившая Небесный Хлеб жизни382, уголь Божества, была взята от земли на Небо, и врата Небесные встретились с вратами Божиими, обращенными лицом на восток (Иез. 44:1). Сегодня одушевлённый град Божий преставляется из земного Иерусалима в Иерусалим Небесный. Та, Которая Рожденного прежде всякой твари (Кол, 1:15), Единородного от Отца родила из Себя первенцем и единородным, водворяется в Церкви первенцев (Евр. 12:23) – Ковчег Господа, одушевленный и умственный, переносится в покой Сыновний383.

Врата рая открываются и принимают богоносную землю, на которой произошло древо вечной жизни, поправшее преслушание Евы и смерть Адама. Это древо – Христос. Он, причина жизни всех, принимает высеченный в скале вертеп, гору несекомую, оторвавшийся от которой без содействия рук камень... наполнил всю землю (Дан. 2:34–35)384.

Ложе божественного воплощения Слова упокоилось в преславном гробе как в опочивальне, откуда оно взошло в небесный брачный чертог, так что, пресветло царствуй с Сыном и Богом, оставило гроб ложем для живущих на земле. Гроб называешь ложем? Да, ложем и прекраснейшим всякого иного ложа, ибо он сияет не блеском золота, не ясностью серебра, не прозрачностью драгоценных камней, не шелковыми нитями, не златотканной одеждой, не пурпурными платьями, но Богосиятельным светом Всесвятого Духа. Это ложе способствует не плотскому соединению любящих земной любовью, но доставляет тем, которые пленены Духом, жизнь святых душ, предстояние пред Богом, лучшее и сладчайшее из всех благ.

Этот гроб прекраснее Эдема. Я не буду рассказывать о том, что произошло в Эдеме: об обольщении, учиненном врагом, о его, осмелюсь сказать, «дельном» совете, о зависти, обмане, о податливости Евы и ее легковерии, об одновременно сладкой и горькой приманке, вкусив которую, она помрачила свой ум и обманула супруга, о преслушании, изгнании, смерти (чтобы, рассказывая об этом, не дать в праздник основания для печали), но скажу, что этот гроб вознес от земли на небо смертное тело, а Эдем прародителя низвел с высоты на землю. Ибо не в Эдеме ли было произнесено осуждение на созданного по образу Божию: Прах ты и в прах возвратишься (Быт. 3:19).

Этот гроб драгоценнее древней Скинии, ибо он принял умственный и одушевленный, Богосиятельный подсвечник, живоносную трапезу, хранившую не хлебы предложения, но хлеб небесный, не вещественный огонь, но невещественный огонь Божества. Удел этого гроба завиднее, чем у Моисеева ковчега, ибо он сподобился послужить не теням и образам, но самой истине. Он принял в себя подлинный золотой сосуд с манной небесной (Исх. 16:33); одушевленную скрижаль, на которой перстом Божиим, то есть действием всесильного Духа было запечатлено Воплотившееся Слово, Слово Ипостасное; золотую кадильницу, содержавшую как плод Божественный уголь и облагоухавшую все творение.

3. Да бегут демоны, да рыдают подобно древним египтянам трижды несчастные несториане и их глава – новый фараон, жестокий нечестивец и тиран: покрыла их бездна богохульства. Мы же, спасенные, перейдя сухими стопами соленое море нечестия385, воспоем исходную песнь Матери Божией. Пусть Мариам (под ней понимай Церковь) возьмет в руки тимпан и начнет праздничную песнь. Юные девы духовного Израиля386 да выйдут с бряцающими тимпанами и ликованием (Исх. 15:20). Цари земные и судьи с князьями, юноши и девицы, старцы и отроки (Пс. 148:11–12) да прославят Богородицу. Во всех собраниях и во всяком слове, на разных языках да воспоют племена и народы песнь новую (Пс. 149:1). Да огласится окрест воздух духовными свирелями и трубами и да будет положено начало этому спасительному дню в блеске огненном. Да возвеселятся небеса, и облака да проливают (Ис. 45:8) радость. Скачите, овцы избранного Божия стада, божественные апостолы, вздымающиеся возвышенными созерцаниями, подобно устремленным в небо горам, и агнцы Божии, народ святой, чада церковные, устремляющиеся к апостолам, как холмы к высоким горам.

Сколь дивно! Источник жизни, Господа моего Матерь умерла. Надлежало, чтобы образованное из земли возвратилось в землю и затем переселилось на небо, приняв в земле дар чистейшей жизни через оставление в ней тела. Надлежало, чтобы плоть, оставив земную и неимеющую света отягченность смертности и сделавшись в горниле смерти нетленной и чистой, сияющей светом нетления, восстала от гроба387.

4. Ныне получает начало второго бытия от Давшего Ей начало прежнему бытию Та, Которая дала начало второго – имею в виду телесного – бытия, не Имеющему временного начала Своему первому и вечному бытию (хотя Он и имеет началом Отца как причину Своего божественного бытия)388.

Радуйся, Сион, божественная святая гора, на которой обитала Гора Божественная, одушевленная. Радуйся, новый Вефиль, где на камень был возлит елей, – человеческая природа, помазанная Божеством389. С Тебя, как бы с Елеонской горы, вознесся на высоту небесную Ее Сын390. Пусть будет приготовлено облако всемирное и премирное, и пусть крылья ветров принесут апостолов к Сиону от краев земли. Кто это летят как облака (Ис. 60:8) и как орлы к усопшему телу – источнику воскресения всех, чтобы послужить Матери Божией? Кто это восходит убеленная, вся прекрасная, блистающая как солнце (Песн. 8:5; 4:7; 6:10)?

Да поют лиры Духа – апостольские уста; да звучат кимвалы – верховные богословы; избранный сосуд Иерофей, освященный Божественным Духом, в божественном вдохновении божественному научившийся и затем претерпевший страдания, пусть весь выйдет из тела, пусть весь исполнится рвением, пусть воскликнет хвалебные песни. Восплещите руками все народы (Пс. 46:2), пойте все хвалу Богородице! Ангелы да послужат мертвому Ее телу!391 Дочери Иерусалимские, следуйте вслед Царице и, как юные духом Ее девы-подруги, войдите вместе с Ней к Жениху, встаньте справа от Владыки. Сойди, сойди, Владыка, и воздай вскормившей Тебя Матери должную награду. Протяни божественные руки; прими душу Матери Ты, Который предал на кресте дух Свой в руки Отца; воззови к Ней сладким гласом: «Приди, прекрасная ближняя моя, блистающая красотой девства ярче солнца. Ты уделила Мне Свое, приди, войди, в Мою радость». Приди Матерь к Сыну. Приди, царствуй вместе с Тем, Кто из Тебя был рожден и вместе с Тобой терпел бедность.

Удались, Владычица, удались! Не как Моисей, взойди... и умри на горе (Втор. 32:49–50), но сначала умри, а потом взойди. Предай душу в руки Сына Твоего. Оставь земле земное, чтобы и оно вознеслось с Тобою.

Возведите очи ваши, люди Божии, возведите очи ваши! Вот в Сионе ковчег Господа сил, и апостолы телесно предстали пред ним, погребая живоначальное и богоприемное тело. Его окружают невещественные и невидимые ангелы, в страхе подобно рабам предстоя Матери Господа своего. Присутствует здесь Сам Господь, везде сущий и все наполняющий, все объемлющий и никаким местом не объемлемый, ибо все Им стоит (Кол. 1:17) как причиной творческой и содержащей392.

Вот Дева, дочь Адама и Матерь Бога393, из-за Адама тело отсылает земле, а душу предает в небесные обители благодаря Сыну. Да святится город святой и к уже [имеющимся] благословениям да воспримет вечное благословение. Да предшествуют ангелы при переходе божественной скинии и устроят гроб, который пусть украсится сиянием Духа. Пусть будут приготовлены ароматы и помажут всенепорочное и всеблаговонное тело. Пусть притекут чистые потоки и будет почерпнуто благословение из самого чистого источника благословений. Да торжествует земля (Пс. 95:11) при положении в нее тела [Богоматери], да возбурлит воздух при восхождении Ее духа, и пусть задуют нежные, как роса, и исполненные благодати ветры.

Вседворение пусть восхвалит празднично восхождение Богоматери. Хоры юношей да восклицают радостно, уста ораторов да разразятся песнопениями, сердца мудрых да философствуют о чуде, старцы, почтенные сединами, в тишине да принесут Богоматери плод своих созерцаний. Все творение да внесет свою дань торжеству. Но все это не сможет явиться, пожалуй, и малой частью должного воздания.

5. Придите, отыдем все умственно с отходящей. Придите, с жаром сердечным спустимся вместе со Спускающейся ко гробу. Встанем вокруг священного одра. Воспоем священные песнопения, начав их такими словами: Радуйся, благодатная, Господь с Тобою (Лк. 1:28). Радуйся, предопределенная Матерь Божия! Радуйся, предызбранная прежде веков советом Божиим, земли Божественная отрасль, огня божественного жилище, священнейшее украшение Святого Духа, источник воды живой, райский сад для древа жизни, одушевленная лоза Божественного винограда, источающего нектар и амврозию, река, исполненная ароматов Духа, нива, произраставшая божественный колос, роза, блистающая девством и пахнущая благовонием благодати, лилия с царского одеяния, Агница, родившая Агнца Божия, принявшего на Себя грех мира, место делания нашего спасения, превысшая ангельских сил, раба и Матерь.

Придите, обступим этот чистейший гроб и почерпаем от него божественной благодати. Придите, возьмем руками души приснодевственное тело, войдем с ним внутрь гроба и умрем вместе с ним, то есть умрем для телесных страстей и будем жить жизнью бесстрастной и непорочной. Услышим божественные песнопения, раздающиеся из невещественных ангельских уст. Войдем же, поклонившись, и узнаем необычайную тайну, как тело Богоматери было отнято у земли, вознесено и взято на небо, как Она предстоит Сыну превыше всех ангельских чинов, – и нет никакой преграды между Матерью и Сыном394.

Это третье слово Твоему исходу (после двух первых) я составил, Матерь Божия, в благоговейной любви к [Пресвятой] Троице, Которой Ты послужила395, зачав по благоволению Отца и действием Святого Духа Безначальное Слово, всемогущую Божию премудрость396 и силу. Прими же благое намерение, если оно и превысило мои силы, и даруй мне спасение, отчуждение от душевных страстей, облегчение телесных болезней, мирное состояние жизни, просвещение духа.

Воспламени в нас любовь к Твоему Сыну, соделай нашу жизнь угодной Ему, чтобы, сподобившись улучить Небесного блаженства и видеть Тебя, сияющей славой Сына Твоего, мы смогли воспосылать священные песнопения, – вечно и достойным Святого Духа образом радуясь в Церкви празднующих, – Тому, Кто совершил Домостроительство нашего спасения, Христу, Сыну и Богунашему397. Ему же подобает слава и держава со Безначальным Отцом и Всесвятым и Животворящим Духом ныне и присно и во все бесконечные веки веков. Аминь.

* * *

175

Русск. перевод по изд.: Полное собрание творений св. Иоанна Дамаскина. Т. I. Спб., 1913, с. 409–410.

176

Иером. Афанасий (Иевтич). Учение о Пресвятой Богородице у св. Иоанна Дамаскина // Православная мысль. Вып. 14. Париж, 1971, с. 40.

177

Ср. у св. Афанасия Великого: «Вся цель и вся особенность Св. Писания в том, что в нем, как мы уже часто указывали, обещание о Спасителе двоякое: во-первых, что Он всегда был Богом и Сыном и Сиянием и Премудростию Отца; и, во-вторых, что он потом взял нас ради плоть от Девы и Богородицы Марии и стал человеком» (Против ариан III, 29. РG 26, 385).

178

См. подробнее в статье Вл. Лосского «Всесвятая» (ЖМП, 1968, с. 65–66).

179

Ср. Воскресный Догматик 8 гласа, написанный Дамаскиным: «Един есть Сын, сугуб естеством, но не ипостасию. Тем же совершенна Того Бога и совершенна человека воистину проповедающе, исповедуем Христа Бога нашего; Его же моли, Мати безневестная, помиловатися душам нашим».

180

Ср. свидетельство св. Кирилла Александрийского, который, может быть, более всех боролся в защиту Православной веры о Богородице, но все же говорил: «Мы никогда никого из тварей не считали Божеством, ибо мы научены считать Богом Единого по природе и истинного; блаженную же Деву мы знаем человеком, как и мы» (Против Нестория I, 10. РG 76, 57).

181

Иером. Афанасий Иевтич. ук. соч., с. 55.

182

Св. Фотий Константинопольский. Гомилия 9, на рождество Пресв. Богородицы, 9 (Φωτίου μίλιαι., Θεσσαλονίκη, 1959, σ. 96).

183

Св. Фотий Константинопольский. Там же. Русск. перев. по изданию: «Церковная проповедь на двунадесятые праздники». Сост. П. Смирнов. Ч. 1. Киев, 1904, с. 672.

184

Св. Иоанн Дамаскин. О родословии Господа и о Святой Богородице // Христианское чтение, 1841, ч. I, с. 389.

185

Митр. Сергий (Страгородский). Почитание Божией Матери по разуму Святой Православной Церкви // ЖМП, 1973, № 9, с. 60.

186

См. также: Слово на иссохшую смоковницу, 3 (РG 96, 581); Слово на Великую Субботу, 24 (РG 96, 624).

187

Лосский Вл. Ук. соч., с. 69.

188

Преп. Максим Исповедник. Вопросоответы к Фалассию, 54. РG 90, 528. Ср. у св. Дамаскина: «То, что делается по принуждению, не есть добродетель» (Тοчн. изл. II, 12).

189

Лосский Вл. Ук. соч., с. 69.

190

Ср. у св. Епифания Кипрского: «Она рождена не иначе, как по естеству человеческому, как все, от семени мужа и утробы жены» (РG 42, 748).

191

Св. Андрей Критский в I Слове на Успение говорит: «И если надо сказать правду, и до нее дошла природная человеческая смерть» (РG 97, 1052).

192

Ср. у св. Афанасия Великого: «Мария есть сестра наша, так как все мы от Адама» (РG 26, 1061).

193

См.: Jugie М. S. Jean DamascѴ04;ne et l’ImmaculѴ04;e Conception, Bessarione, 1923, р. 1–7; Chevalier С. La mariologie de S. Jean DamascѴ04;ne // Orientalia Christiana analecta, 1936, 109, р. 140 и cл.; Voulet Р. Вводная статья в издании проповедей Дамаскина, SС, № 80, р. 20.

194

Булла «Ineffabilis Deus» папы Пия IX от 8 декабря 1854 г.

195

Митр. Сергий (Страгородский). Ук. соч., с. 60.

196

ερομ. Ἀθανάσιος Γιέβτιτς. Ελσαγωγή, ἐν Ἀγίου ωάννου Δαμασκηνοῦ. Ἡ Θεοτόκος. Ἀθῆναι, 1970, а. 33. См. об этом подробнее в книге: Мерзлюкин А. С. О католическом догмате 1854 г. Париж, 1960. с. 16, 20 и др.

197

См.: Архим. Иустин Попович. Догматика Православне Церкве, т. II. Београд, 1980, с. 256–261.

198

Прот. Сергии Булгаков. Купина Неопалимая. Париж, 1927, с. 237.

199

Вопросоответы к Фалассию, вопр. 21, 42. РG 90, 312–316, 405–408.

200

Говоря о тлении, особенно против ереси афтартодокетов, св. Иоанн Дамаскин проводит различие между собственно «тлением» (φθορά) и «нетлением» (διαφθορά). «Имя тления обозначает двоякое. С одной стороны, оно обозначает следующие человеческие страсти: голод, жажду, утопление, прокалывание гвоздей, смерть, то есть отделение души от тела, и подобное. Сообразно с этим значением мы говорим, что тело Господа было подвержено тлению. Ибо все это Он воспринял добровольно. Но тление обозначает также и совершенное расторжение тела на стихии, из которых оно сложено и уничтожение, которое многими лучше называется нетлением. Опыта этого тело Господа не узнало» (Точн. изл. III, 28).

201

Против афтартодокетов, которые учили, что в момент зачатия тело Пресвятой Богородицы, так сказать, «переэлементировалось», «изменилось в отношении составляющих его стихий» (μετεστοιχειώθη), и Она стала «нетленной» (ἄφθταρτος) нашествием Св. Духа. Леонтий Византийский писал следующее: «Почитая Деву более, чем следует, они не учли нелепость (ἀτοπιάν), которая из этого возникает... Ведь если бы, как то вытекает из их мнения, Дева стала нетленной нашествием Духа, тогда, конечно, корнем бессмертия нашего рода была бы Она, а не из Нее произросшая божественная отрасль» (РG 86, 1325–1328). Эти слова, написанные в нач. VII в., и сегодня звучат со всей силой, обличая римо-католиков с их учением об «Immaculata conceptio». (Заметим в скобках, что ряд современных исследователей предпочитает говорить о «Леонтьевском корпусе» и двух его авторах: Леонтии Иерусалимском и Леонтии Византийском. См.: Сидоров А. И. Иоанн Грамматик Кесарийский // Виз. Временник, 1988, т. 49, с. 81–99.)

202

Прот. Сергий Булгаков. Купина Неопалимая. Париж. 1927, с. 70. См. также: Лосский Вл. Всесвятая // ЖМП, 1968, № 1, с. 69–70.

203

Преп. Симеон Новый Богослов. Ethic. X., SС. № 129, р. 262.

204

Ср. у св. Игнатия Брячанинова: «Святые родители Богоматери, находившиеся в преклонных летах, смирившие плоть свою многими и продолжительными подвигами, не подверглись, следовательно, при супружеском совокуплении тем сильным страстным ощущениям, которые неизбежны для людей в цветущих летах и силе, в настроении души, далеко отстоящем от того благочестивого настроения, в котором были праведные Иоаким и Анна» (Сочинения, т. IV. Спб, 1905, с. 406).

205

Св. Андрей Критский. Слово на Рождество Богородицы (РG 97, 818).

206

Иеромонах Афанасий Иевтич. Ук. соч., с. 49.

207

Слова и речи. Т. II. М., 1879, с. 64–65.

208

Св. Григорий Палама. Гомилия 37, на Успение (РG 151, 472). Ср. у него же: «Но кто больше возлюбил Бога, чем нами прославляемая Дева? Кто со стороны Бога был возлюблен больше Ее?» (Гомилия 53, на Введение во храм. Ἔκδ. Οἰκονόμου, с. 177).

209

См. подробнее в кн.: Прот. Сергий Булгаков. Купина Неопалимая. Париж, 1927, с. 115–117.

210

Св. Григорий Палама. Слово на Введение во храм. Ἔκδ. Οἰκονόμου, с. 178.

211

См., например, в его книге «Пут Богопознаньа». Београд, 1987, с. 82 и сл. См. также: Лосский Вл. Мистическое богословие Восточной Церкви // Богословские труды, №8. М., 1972, с. 75.

212

Διάλογος στηλιτευτικὸς κατεἰκονοκλαστῶν(РG 96, 1356). Ср. у св. Василия Селевкийского: «совершилась тайна, которая до сегодня пребывает тайной и никогда не перестанет быть тайной» (Слово на Благовещение; РG 85, 445).

213

Ср. у св. Прокла Константинопольского, который на вопрос иудеев: «Что ты мне предлагаешь, что смогла Женщина родить Бога?» – отвечает: «Не говорю тебе, что смогла женщина родить бога, но что Бог мог, воплотившись, родиться от жены: ибо Ему все возможно» (Слово II на вочеловечение Господа. РG 65, 697).

214

Триодь Постная. Повечерие понедельника 1-ой Седмицы, Великий канон св. Андрея Критского. Песнь 4, Богородичен.

215

Ср. Догматик воскресный 7 гласа, творение Дамаскина: «Мати убо позналася еси, паче естества Богородице; пребыла же еси Дева паче слова и разума, и чудеса рождества Твоего сказати язык не может. Преславну бо сущу зачатию, Чистая, непостижен есть образ рождения: идеже бо хощет Бог, побеждается естества чин».

216

Митрополит Московский Филарет (Дроздов) писал, что у Креста «бездна Ее страданий не обуревала и не потопляла Ее, непрестанно упадая в столь же неизмеримую бездну Ее терпения, смирения, веры, надежды, безусловной преданности судьбам Божиим» (Слова и речи. 1844, т. 1, с. 442).

217

См., напр., Октоих, глас I, в четверток вечера, крестобогородичен: «Дева нескверная иногда на древе видящи, Егоже из безсеменна роди чрева, не терпящи утробы уязвления, власы терзающи глаголаше: иже мановением содержай тварь всю, како на крест воздвиглся еси, яко осужден, всяко хотя спасти человечество».

218

Прот. Сергий Булгаков. Купина Неопалимая. Париж, 1927, с. 115–116.

219

Слова и речи. Т. 5. М., 1885, с. 21–22.

220

См. статью «Мария» проф. И. Калогиру (Ἰ. Καλογήρου) в "Θρησκευτικὴ καὶ θικὴ Ἐγκυκλοπαιδεία«, т. 8, 676–6, 1965; также: Еп. Василий (Дорошкевич). Римо-католическая мариология. Загорск, 1961, с. 86–136, 148–156.

221

«Ибо если, по Писанию, нет человека, который будет жить и не узрит смерти, а человек и выше человека и ныне нами восхваляемая Дева, то ясно показано, что и Она исполнила тот же самый закон природы, хотя и не одинаково с нами, но превыше нас» (Слово 12, на Успение. РG 97, 1053).

222

См. прим. 380 к Усп. ΙΙ.

223

Выражение св. Григория Богослова (РG 36, 348).

224

Иером. Афанасий Йевтич. Ук. соч., с. 52.

225

Ведь «безмерно различие между рабами Божиими и Его Матерью» (Усп. I, 10).

226

Как пишет прот. Сергий Булгаков, смерть Богоматери принципиально «отличается от трехдневного субботствования во гробе Спасителя, которое было активным состоянием за гробом, проповедью во аде, необходимой частью спасительного подвига. Здесь же это есть человеческий удел, которого нельзя было миновать для того, чтобы освободиться от тела смертного и облечься в тело Воскресения» (Ук. соч., с. 124–125).

227

Архимандрит Алексий (Кутепов). Святоотеческое учение о Божией Матери. Загорск, 1979, с. 99–108. Лосский Вл. Всесвятая // ЖМП, 1968, № 1, с. 72.

228

Цитаты из творений большинства перечисленных св. Отцов см. в соответствующих параграфах комментария. См. тж.: Сильченков К. Праздник Успения Божией Матери // Вера и разум, 1901, № 14, с. 120–132.

229

См., напр., Акафист Успению Богородицы (составленный, кстати, в XIV в. Константинопольским патриархом исихастом Исидором Бухиром), икос 8: Радуйся, Еяже пресветлая душа в вышнем всесветлом Сионе вселяется. Радуйся, Еяже и нетленное тело таможде с душою купно прославляется.

230

См. подробнее в кн.: Прот. Сергий Булгаков. Ук. соч., с. 125–127.

231

Изложение учения Православной Церкви о Божией Матери. В кн.: Сочинения. Т. IV. Спб:, 1905, с. 428.

232

Полное собрание сочинений. Т. I. Спб., 1911, с. 468. Из Слова на Успение Божией Матери.

233

Из его 16 проповедей на праздник Успения укажем две, наиболее характерных: Беседа на празднество Успения и в третий день явления Божией Матери апостолам (Слова и речи. Т. 5. М., 1885, с. 163–166); Слово в день Успения (Там же. Т. 3. М., 1877, с. 193–200.

234

См. в кн.: Скабалланович М. Успение Пресвятой Богородицы. Киев, 1916, с. 99.

235

Полный месяцеслов Востока. Т. II. Владимир, 1901. Здесь читаем: «Без сомнения, вера христиан в восшествие Богоматери на небо – истина. Если Енох из мира допотопного и пророк Илия из мира подзаконного восхищены на небо с плотию, ужели пречистая плоть Честнейшей херувимов и славнейшей серафимов предана тлению? Нет ни в одном углу христианского мира части мощей Богоматери; это потому, что вера в восшествие на небеса с пречистою плотию весьма древня, современна апостолам и мученикам».

236

Ук. соч., с. 61.

237

См.: Всесвятая // ЖМП, 1961, № 1, с. 65–73, а также его же: Успение Пресвятой Богородицы // ЖМП, 1974, № 8, с. 77–78.

238

Купина Неопалимая. Париж, 1927; Слова, поучения, беседы. Париж, 1987, с. 351–360 («Вознесение Богоматери»).

239

Великое знамение Царства Небесного и его пришествия в силе // Православная мысль. Париж, 1971, вып. 14, с. 62–83.

240

См.: Прот. Владимир Сорокин. Догмат о взятии Божией Матери в Небесную славу // Богословские труды. № 10. М., 1973, с. 88.

241

Прот. (ныне архиепископ) Михаил Мудьюгин. Православная трактовка развития римско-католической мариологии за последнее столетие //Вестник Русск., Зап.-Европ. Патр. Экзархата, 1966, № 53, с. 35–45; № 54–55, с. 123–138; Еп. Василий (Дорошкевич). Римо-католическая мариология. Загорск, 1961.

242

См. особенно с. 123–124.

243

Согласно св. Иоанну Дамаскину и в целом всей святоотеческой антропологии, человек – совершенное создание и образ Божий «связует собой все видимое и невидимое творение» (σύνδεσμος πάσης ὁρατῆς καὶ ἀοράτου κτίσεως). Человек стоит на грани миров, осуществляя связь между ними. «Он составляет вершину земного, чувственного, материального мира, объединяет в себе всю земную природу, осуществляя связь между материальными вещами» (Позов А. Основы древнецерковной антропологии. Сын Человеческий. Мадрид, 1965, с. 277). Созданный таким образом человек должен был соединить в себе самом и через себя все творение – «все творение соделать единым», как пишет преп. Максим Исповедник (РG 91, 1308), – и, будучи самому соединенным с Богом, соединить «тварную природу с нетварной через любовь» (там же). Человек, однако, не сохранил «начальное богообщение» (Рожд., 8), но пал. Это падение отдалило человека от Бога и поработило его тлению (Рим. 8:20–21), но по природе своей человек не перестал быть связующим звеном видимого и невидимого творения, и потому творческое Слово Божие, Само став человеком, соединило через Свою человеческую природу все творение со Своим нетварным Божеством. В Слове на Преображение Господне Дамаскин пишет: «Благоволение Отца во Единородном Сыне соделало спасение всему миру; благоволение Отца во Единородном Сыне соединило всяческая. Ибо если человек есть малый мир (μικρός κόσμος), так как он представляет в себе связь всякого существа, видимого и невидимого, будучи причастен того и другого, – то действительно по благоволению Владыки и творца, и Правителя всяческих в Единородном и Единосущном Сыне Его совершилось соединение Божества и человечества, а через человечество – и всей твари, да будет Бог всяческая для всех» (РG 96, 572–31) (Перевод из «Христианского чтения», 1842, т. III, с. 201–202). Воплощение же Сына Божия совершилось через Пресвятую Богородицу, поэтому святой проповедник и призывал несколько выше все творение воспеть «священнейшее порождение Анны», так как Ее рождество есть «день рождения всемирной радости».

244

См. прим. 318 к Усп. Ι.

245

Как уже было отмечено, Пресвятая Дева находилась под ответственностью прародительского греха, под «ответственностью отца» (τὰς πατρικὰς εὐθύνας– Усп. II, 2), как рожденная в браке от семени Иоакима, а именно с семенем падшего Адама связана наследственность первородного греха (см. преп. Симеон Новый Богослов. Нравств. Сл. 13. SС № 129, с. 408). Поэтому Господь Спаситель и не зачат из этого семени, ибо, по словам св. Григория Паламы, «если бы Господь был зачат из семени, то Он не был бы новым человеком, ни безгрешным, ни спасителем согрешающих» (РG 151, 169). А выражение Дамаскина «чистое семя» следует понимать в том смысле, что семя Адама через добродетельную и богоугодную жизнь святых праотцов под действием благодати Божией очистилось, насколько это было возможно, по крайней мере, в отношении личных грехов. Св. Григорий Палама в беседе в Неделю свв. Отец свидетельствует, что Дух Святой «заранее привел в осуществление и предшествие Ее (Пресвятой Богородицы) свыше и очищая родовое дерево, и достойных или имеющих быть отцами замечательных (сыновей) принимая, а недостойных – совершенно отвергая... потому что если Дeва происходит от плоти и семени Адама, от Нее же по плоти Христос, нo Духом Святым этот род многоразлично был свыше очищаем, когда совершалось избрание в роду согласно достоинству» (цитируется в переводе архим. Амвросия Погодина по изданию: Беседы святителя Григория Паламы. Том. 3. Монреаль, 1894, с. 169–170). Об избрании родителей Пресв. Девы Марии тот же святой Отец говорит следующее: «Эти бездетные были предпочтены многочадным, ибо долженствовало, чтобы вседобродетельное Чадо было чревоносимо от многодобродетельных родителей, и Пренепорочная произошла бы от весьма целомудренных, и целомудрие, шедшее с молитвой и подвигом, получило плод – стать родительницей девства» (Перевод по тому же изданию, с. 16).

246

См. прим. 330 к Усп. Ι.

247

Слово «сегодня (σήμερον – «днесь»), которое так часто можно встретить в богослужебной поэзии и святоотеческой проповеди, выражает «литургическое надвременное (и всемерное) настоящее Таинства нашего спасения... перенесение спасительных событий в «ныне» богослужения, то есть в тот день и час, когда мы совершаем литургикомистериальное доследование» (Ἰερομ. Ἀθανάσιος Γιέβτιτς. Σχόλια // Ἀγ. Δαμασκηνοῦ. Ἡ Θεοτόκος. Ἀθῆναι, 1970, с. 227).

248

Согласно св. ап. Павлу, мир и человек созданы через Христа и для Христа: «все Им и для Него создано» (Кол. 1:16). В начале Послания К Евреям апостол пишет, что Бог через Сына сотворил века и все, что и веках (Евр. 1:2–3), а затем что Отец «вводит Первородного во вселенную» (1:6) телесно, то есть «уготовляя тело» (10:5) через воплощение И вочеловечение от Пресвятой Богородицы. Через Пресвятую Деву Христос совершенно входит в мир как Богочеловек. Ср. Ескапостиларий Воскресный 6-ой: «Пребожественный Богочеловече, слава Твоему восстанию».

249

Слово «богоипостасный» встречается кроме творений св. Иоанна Дамаскина только в одной гомилии на Благовещение, приписываемой св. Афанасию Великому (РG 28, 917): «воплощение Христа определяется как богоипостасное, но никоим образом не как человекоипостасное. Также в Октоихе читаем: «Яра смерть, но сию тебе соединившуся погубил еси, от Девы богоипостасная плоть быв» (глас 3, в Неделю утра, канон ко Пресв. Богородице, песнь 7). Дамаскин называет Христа «богоипостасным цветком», потому что по Своей человеческой природе Господь, как цветок, «произрос от корня Иесеева, то есть родился от Девы, имея ипостасью для Своей человеческой природы Ипостась Бога Слова. Следовательно, выражения «богоипостасный цветок» или «богоипостасная плоть» следует понимать как восприятие человека Ипостасью Бога Слова, точнее как нераздельное и неслитное соединение и воипостазирование (см. Точн. изл. III, 2, 9, 22).

250

Чудо воплощения Христа от Пресвятой Богородицы превышает чудо творения мира. Ср. тропарь праздника Сретения «Радуйся, Благодатная Богородице Дево, из Тебе бо возсия солнце правды, Христос Бог наш...».

251

Несториане и монофизиты – две ереси с противоположными лжеучениями о Лице Христа. Несторий (патриарх Константинопольский с 428 по 431 г.) утверждал, что от Девы Марии родился лишь человек, с которым Бог соединился и обитал в нем, как в храме. Поэтому Несторий называл Деву Марию не Богородицей (Θεοτόκος), но Человекородицей (Ἀνθρωποτόκος) или Христородицей (Χριστοτόκος). Исходя из этих положений, Несторий разделял Божественную и человеческую природу во Христе так, что видел в Нем как бы двух лиц, соединившихся временно и внешне лишь для общего действия, преимущественно в силу нравственного усилия Иисуса Христа как человека. Тем самым Несторий разрывал Единую Ипостась Вочеловечившегося Бога Слова. Ересь Нестория была осуждена на III Вселенском Соборе в Ефесе в 431 г. В противоположность Несторию монофизиты учили, что во Христе, по соединении естеств, человеческое естество было поглощено Божественным и стало одно естество, а не два. Это учение было осуждено IV Вселенским Собором в Халкидоне в 451 г. При обоих уклонениях от истины самое Боговоплощение перестает быть спасительным для человека, так как не допускается возможность подлинного единства человека с Богом, истинно приобщившемся во Христе всему человеческому. «Акефалами» (досл. «безглавыми») называется ветвь монофизитов, которые откололись от монофизитского патриарха Александрии Петра Кнафея, когда тот подписал «Энотикон» императора Зенона (481 г.), так как в «Энотиконе» не осуждается прямо Халкидонский Собор. Иногда и все монофизиты назывались акефалами (см. Послание св. Иоанна Дамаскина яковиту, 2).

252

Выражение «Свет от Света» из Символа веры. Ср. Слово 45 св. Григория Богослова. (РG 36, 633). О «предвечном бытии» подробнее см. Усп. III, 4.

253

См. Усп. II, 1 «Сущий в вечности бестелесным воплощается...» и Октоих (Глас 1, в Неделю утра, Канон, Песнь 6) «Воплотися прежде Сый безплотен, Слово из Тебе Пречистая...».

254

Речь идет о спасительной победе Христа Спасителя над диаволом посредством вольной смерти и сошествия во ад. Ср. Слово на Великую Субботу св. Иоанна Дамаскина (РG 96, 620): «Ныне приходит к тирану Царь славы, сильный в брани, коего приход к нам с высоты неба, протекший, как исполин, путь жизни, и связывает сильного, как слабую птичку, рассеивает всесильным Божеством телохранителей его и похищает сосуды его, возвращая по справедливости то, что похитил тот несправедливо» (Перевод из «Христианского чтения», 1845, ч. II, с. 61). Спасение «заблудшей овцы» Дамаскин воспевает в Догматике 4 гласа.

255

См. прим. 361 к Усп. ΙΙ.

256

См. прим. 389.

257

Апофатическое богословие Православной Церкви допускает в рассказе о тайнах Божественного домостроительства употребление таких понятий, которые с точки зрения формальной логики противоречат друг другу, но которые, однако, не являются взаимопротиворечащими в святоотеческом учении. Так, Дамаскин мог сказать, что Бог Слово явился в мир через Пресвятую Богородицу, «сойдя по ней без изменения», как по «одушевленной лестнице». Формальная логика спрашивает: «Если Бог сошел, как же Он пребывает «без изменения»? А если Он пребывает «без изменения», как же Он сошел?» Но разум веры отвечает: «Весь бе в нижних и вышних никакоже отступи неописанное Слово: снисхождение бо Божественное, не прехождение же местное бысть, и рождество от Девы Богоприятныя» (Акафист Пресвятой Богородице, икос 8). Так как на деле «идеже бо хощет Бог, побеждается естества чин» (Догматик воскресный, глас 7).

258

Воплощение Бога Слова от Девы есть полное и совершенное Богоявление (Θεοφάνεια). В этом Таинстве Боговоплощения открывается вся Пресвятая Троица, наш Пребожественный Бог, и открывается, человеколюбиво участвуя в деле нашего спасения. В дайном отрывке св. Иоанн Дамаскин определенно указывает, что воплощается и становится человеком только Сын, но соучаствуют и содействуют и два других Лица Пресвятой Троицы, ибо «невозможно, чтобы три Ипостаси не находились Одна вместе с ругою; ибо Святая Троица – нераздельна» (Точн. изл. IV, 9). Отец благоволит (см. также Рожд., 5 и Усп. III, 5) и посылает Сына «не как Владыка, но как Отец» (РG 96, 573), Дух же соблаговолит (συνευδοκεῖ) (см. Усп. ΙΙ, 7) и содействует (συνεργεῖ) (Усп. I, 4). И так «осуществляется связь Бога с людьми через Духа Святого».

259

Способ рождения по плоти Христа от Пресвятой Богородицы нам так же неизвестен, как и предвечное Его и божественное рождение от Отца. Дамаскин хочет подчеркнуть, что это рождение было подлинным и действительным рождением человека. Ибо тот факт, что Христос был зачат не от «естественного соединения», не «от общения с мужем» (Усп. II, 3), но от Девы, Которая «мужа не знала», никоим образом не нарушает действительности Его воплощения и вочеловечения. К тому же сам брак является позднейшим по отношению к девству (Адам не был рожден от брака, но был подлинным человеком) и, по учению свв. Отцов, был установлен для того, «чтобы род человеческий не был истреблен и уничтожен смертию» (Точн. изл. IV, 24). О тайне рождения Христа Дамаскин говорит, что по благоволению Отца при содействии Духа Святого Бог Слово бесстрастно («Божество бесстрастно») вошёл в девственную утробу Богородицы «как божественно духовное семя» и «из непорочных и чистейших Ее кровей образовал Себе плоть, одушевленную душою, одаренную как разумом, так и умом, начатки нашего смешения: не по образу рождения через семя, но творческим образом, через Святого Духа; не так, что внешний вид создался понемногу через прибавления, но так, что он был окончен в один момент. Само Слово Божие для плоти сделалось Ипостасью» (Точн. изл. III, 2). Выражение «по домостроительству» (οἰκονομικῶς) означает, что Бог Отец, благоволивший о воплощении Сына Своего от Пресвятой девы, не рождает заново «по естеству» (φυσικῶς) Ипостась Сына, но что предвечно существовавшая Ипостась Сына становится теперь и человеком, не по естеству (φυσικῶς), но «по домостроительству». Ведь воплощается не божественная природа (естество) Сына, но Ипостась, в которой осуществилось единение двух природ, Божественной и человеческой.

260

Ср. толкование св. Иоанна Златоуста на Послание к Евреям II, 3 (РG 63, 25). Изъясняя слова «Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя» (Евр. 1:5), он пишет: «"Ныне», мне кажется, сказано здесь по отношению к плоти».

261

См. приписываемое Дамаскину произведение «Вопросоответы о православной вере» (Βιβλιοθήκη λλήνων Πατέρων. ВЕП 36, 42 и далее).

262

Христос есть «Агнец божий, Который берет на Себя грех мира» (Ин. 1:29) и Которого родила Пресвятая «Агница» (ср. Усп. III, 5). Эти слова св. Писания и свв. Отцов излагают другим способом ту основополагающую истину, что Христос есть Спаситель, Который пришел спасти «заблудшую овцу» (Рожд., 3) – человека и Который Сам стал «Агнцем»; т. е. человеком, единосущным Своей Матери и всем людям. «Первородным между многими братьями, подобно нам приобщившимся – от Матери – плоти и крови» (Рожд., 10). Это «облечение в Агнца», т. е. восприятие Христом человеческой природы, и есть спасение человека, ибо Христос, став человеком, освободил человеческую природу от «кожаных одежд смертности» (см. Усп. II, 2), т. е. той смертности и грубости плоти, каковая стала присуща Адаму после падения («Ибо это означало облечение в кожи». Точн. изл. III, 1. См. также св. Григорий Богослов, РG 36, 324).

263

См. выше прим. 251.

264

Св. Иоанн Дамаскин свободно цитирует 101 Послание (к Кледонию) св. Григория Богослова, того святого Отца, которому он преимущественно следует в своем богословии. Чтобы нам отчетливее представить христологичeскую традицию свв. Отцов, которую продолжает Дамаскин, приведем еще несколько строк этого послания (РG 37, 177–180): «Если кто не признает Марию Богородицею, то он отлучен от Божества. Если кто говорит, что Христос, как через трубу, прошел через Деву, а не образовался в ней Божески вместе и человечески, – Божески, как родившийся без мужа, человечески, как родившийся по закону чревоношения; то и он также безбожен. Если кто говорит, что в Деве образовался человек, и потом уступил место Богу, то он осужден: ибо это значит не рождение Бога признавать, но избегать рождения. Если кто видит двух сынов – одного от Бога и Отца, а другого от Матери, а не одного и того же; то да лишится он всыновления, обещанного право верующим. Ибо хотя два естества – Бог и человек (как в человеке душа и тело), но не два Сына, не два Бога... Кратко сказать: в Спасителе есть и одно и другое: потому что не тождественны невидимое с видимым и безвременное с тем, что под временем, но не имеет в Нем место один и другой. Этого да не будет! Ибо то и другое в срастворении – и Бог вочеловечился, и человек обожился» (Русский перевод см. также в 4-ом томе творений св. Григория Богослова, изд. 3-е. М., 1889, с. 159–160).

265

Величие пречистого девства Пресвятой Богородицы состоит в том, что Она во всем и всегда была Девой. В человеческой плоти св. Дева явила через Свое «сугубое девство» (ср. св. Иоанн Златоуст: «Девство определяется как святость телом и духом» – О Девстве, 6; РG 48, 557) святость превыше Херувимов и Серафимов (Рожд., 9). Она была девой не только до рождества, но и в самом рождестве, и после него, «так что ни рождение не нарушило девства, ни девство не явилось препятствием для чревоношения» (св. Григорий Нисский, РG 46, 396). Ср. также следующий Богородичен: «Се исполнилось Исаиино проречение, Дево бо родила еси, и по рождестве яко прежде рождества пребыла еси: Бог бо бе рождейся…» (Глас 1, В субботу вечера).

266

В «Точном изложении Православной веры» (I, 2) св. Иоанн Дамаскин пишет о Пресвятой Троице: «Мы знаем и исповедуем, что Бог – един, то есть едино Существо, и что Он и познается, и существует в трех Ипостасях: Отце, говорю, и Сыне, и Святом Духе, и что Отец и Сын и Дух Святой во всем суть едино, кроме нерождаемости, и рождаемости, и исхождения». «Нерождаемость» Отца или Его отцовство, «рождаемость» Сына от Отца или Его сыновство, «исхождение» Духа от Отцa или Его исхождаемость являются ипостасными свойствами каждого из Трех Божественных Лиц Пресвятой Троицы, тем, что отличает Одно Лицо от Двух других Лиц как Его личный «способ бытия» (τρόπος ὑπάρξεως – см. св. Иоанн Дамаскин. Послание яковиту, 52). Эти свойства «являются и пребудут всегда неизменными» (там же). В данном отрывке Дамаскин говорит только об ипостасном свойстве Сына. Бог Сын не есть «Рождающий» (ὁ γεννῶν), но «в вечности Рождаемый» (ὁ ἀεὶ γεννῶμενος) от Отца и «Он имеет Отца как причину Своего Божественного бытия» (Усп, III, 4), что, однако, не означает, что Он имеет «временное начало» (там же) Своему вечному бытию. Сын рождается безначально и безвременно и – как «безначальное Слово (Усп. III, 5) – является собезначальным и совечным, Единоприродным и Единосущным Отцу. Св. Григорий Богослов пишет: «Итак, Отец безначален, потому что ни от кого иного, даже от Себя Самого не заимствовал бытие. А Сын, если представляешь Отца виновником, не безначален (потому что началом Сыну Отец, как виновник); если же представляешь себе начало относительно ко времени, – безначален (потому что Владыка времен не имеет начала во времени)» (Слово 20, 7 (РG 35, 1073); Русский перевод см. указ, соч., т. II, с. 138). Эту тайну божественного Троического бытия нам открыло воплощение Сына Божия, Который сделался Сыном человеческим (а не Отец или Дух Святой) именно как обладающий ипостасным свойством сыновства. Дамаскин пишет: «Поэтому Сын Божий делается Сыном человека, для того чтобы свойство осталось неподвижным. Ибо, будучи Сыном Божиим, Он сделался Сыном человека, воплотившись от Святой девы и не лишившись сыновнего свойства» (Точн. изл. IV, 4).

267

Этот отрывок, вдохновленный творениями св. Григория Богослова, показывает, сколь спасительные последствия имело для нашей природы воплощение Бога от Пресвятой Девы. В 4-м Богословском слове св. Григорий пишет о Господе, что «Он Сам... как образ раба (Фил. 2:7) снисходит к сорабам и рабам, приемлет на себя чужое подобие, неся в Себе всего меня и все мое, чтобы истощить в Себе мое худшее... и чтобы мне, через соединение с Ним, приобщиться свойственного Ему» (РG 35, 109).

268

«Совершил Сам» – в подлиннике глагол αὐτουργῆσαι.

269

«Празднуемое ныне Рождество Девы есть преддверие праздников и начало таинств Христовых» (τοῦ κατά Χριστòν μυστηρίου προοίμιον) (РG 97, 860), – говорит св. Андрей Критский в 3-м Слове на Рождество Богородицы. День рождества Пресвятой Девы есть «начало спасения», а день воплощения Христа Спасителя в Ней и от Нее есть «спасения нашего главизна» (тропарь праздника Благовещения).

270

См. ниже прим. 290.

271

Смысл этой фразы одновременно христологический и экклезиологический. Согласно святым Отцам, воплощение Христа Спасителя имело своим результатом образование Церкви. «Церковь (в некотором смысле) есть; Богочеловек Христос: единая Ипостась, соединяющая две природы, Божество и человечество, ангелов и людей, иудеев и язычников» (Ἰερομ. Ἀθανάσιος Γιέβτιτς. Цит. соч., с. 238). Через Свое вочеловечение Христос стал камнем, «положенным во главу угла» всех связей между Богом и миром и всех связей разумных творений между собой в Церкви, которая соединяет всех рассеянных чад Божиих, людей всякого рода и племени в новый избранный народ, «духовный Израиль», в единое тело, Тело Богочеловека Христа. Ср. слова преп. Максима Исповедника: «Согласно Писанию, угол этот есть Церковь. Ибо как угол является соединением двух стен..., так и Святая Церковь стала объединением двух народов, связуя происходящих из иудеев и из язычников единым разумом веры и побуждая к согласию. Краеугольный камень Церкви – Христос, как Глава всего тела» (РG 90, 501).

272

Спасение человеческого рода не есть какое-то внешнее для Христа действие. Христос, Воплотившееся Слово, дает Себя человеку «как действеннейшее лекарство спасения». Как пишет о. Иустин Попович, спасением для людей является не закон, не учение, не дела Христа, но Его Богочеловеческая личность (Архимандрит Иустин Попович. Человек и Богочеловек. Афины, 1969, с. 114, 116, на греч. языке). Православная сотериология в основе своей имеет христологию. «Не дела мои – спасение для меня, но Сам Бог мой» (преп. Симеон Новый Богослов. Главы I, 64).

273

Здесь св. Иоанн Дамаскин говорит о превосходстве Нового Завета над Ветхим в лице Божией Матери. Скиния свидетельства, хотя и была местом присутствия «славы господней» (Исх. 40:35), однако она лишь прообразовала Пресвятую Деву. Там проявляла себя только «слава», сила или энергия Божия, в то время как в Божией Матери «сущностно» (οὐσιωδῶς) обитала Ипостась Бога Слова, то есть «вся полнота Божества телесно» (Кол. 2:9). Пресвятая Богородица «не энергии Божией явилась вместилищем» и не просто человека родила, на которого затем снизошла благодать или энергия Божия, как то было, например, с пророками Ветхого Завета (Χριστούς Κυρίου – «помазанные Господа» – Пс. 104:15), но родила Бога, Которому Сама дала плоть. Эта плоть Воплощенного Сына Божия во чреве Божией Матери «через ипостасное общение с божественной природой непреложно назвалась Богом, – помазанная не действием Бога, как каждый из пророков, но пришествием всего Помазующего» (В защиту святых икон I, 19 (РG 95, 1249)). Кроме того, здесь уместно будет отметить, что это место Слова св. Иоанна Дамаскина является одним из многих святоотеческих текстов до св. Григория Паламы, свидетельствующих о различении понятий сущности, ипостаси и энергии.

274

Праведный Иосиф был только «стражем девства» Пресвятой Богородицы (Усп. I, 7; Точн. изл. IV, 14).

275

Богородица есть «исправление» падшей праматери Евы, ибо Она явила через Свое послушание и всецелое девство подлинную красоту человеческой природы, утраченную Евой через грех преслушания (ср. св. Ириней Лионский. Против ересей III, 22, 4 (РG 7, 950). Однако главным образом Дева Мария «исправляет» праматерь как Богородица «через деторождение», как родившая Христа «во исправление полноты» (св. Ириней. Там же. I, 9, 2 (РG 7, 540)). «Евы праматери Ты исправление была еси, начальника жизни мирови, Христа, Богородице, рождши» (Октоих, глас 8, в неделю утра, канон Богородичен, песнь 3).

276

Вместо тления, которое ввела в мир праматерь через послушание совету лукавого, Богоматерь вводит через послушание воле Божией нетление, то есть Самого Христа, Который, по свидетельству св. Мефодия Олимпийского, есть «нетление, победившее смерть» (Пир 3, 7 (РG 18, 72)).

277

Прекрасный образ «спора» веков и победы «совета Божия» служит раскрытию церковного предания о том, что в тайне Боговоплощения участвует все время. По выражению о. Иустина Поповича, «в тайне Боговоплощения заключается и тайна времени» (Архим. Иустин Попович. Догматика Православне Церкве, т. II. Београд, 1980, с. 21). Само время освящается и преображается. По словам св. Григория Нисского, все века являются единым венком для невесты, женихом которой становится Бог (РG 44, 768).

278

Слово «начаток» (ἀπαρχή) – ср. 1Кор. 15– имеет в Православной христологии и онтологическое, и сотериологическое значение, причем последнее вытекает из первого. Христос «воспринял начаток нашего смешения» и Сам стал начатком нашей обновленной природы (ср. св. Иоанн Златоуст, РG 61, 363: «и Господь был из этого теста и смешения»). Начаток нашего смешения, который Господь воспринял от Пресвятой Богородицы, есть подлинная человеческая природа (см. ниже «плоть от плоти Твоей и кровь Его от Твоих кровей»), вследствие чего Христос является истинным человеком и Спасителем людей. Будучи начатком обновленного и спасенного человечества и Главой Церкви, Он делает ее членов тем, чем является Сам, делает богами по благодати (см. подробнее Первое Слово в защиту святых икон, 19).

279

См. Рим. 8:29. Ср. также следующие, слова бл. Феодорита: «Ведь Он не просто предопределил, но предопределил, предузнав... чье предузнал расположение, тех и предопределил свыше... Изначала Бог предвидел грядущее, как Бог» (РG 82, 141–4).

280

Греческий текст данного абзаца весьма сложен и несколько проясняется в связи со следующими фразами. Выражение «противоположное излечивает свою противоположность» Дамаскин употребляет также в Усп. II, 12.

281

Начало фразы восходит к словам ап. Павла о связи между грехом и законом (Рим. 7:13): «Итак, неужели доброе сделалось мне смертоносным? Никак; но грех, оказывающийся грехом потому, что посредством доброго причиняет мне смерть, так что грех становится крайне грешен посредством заповеди». Этими словами апостола выражается та мысль, что, хотя приход закона (который как божественный закон был несомненно благ) обнаружил все зло и всю пагубность греха, нет никакой причинной связи между законом и грехом. Во второй части предложения св. Иоанн Дамаскин подтверждает мысль апостола с позиции крайней оппозиции. Бог Слово, будучи Благим и причиной всего доброго, будучи Безгрешным, предал Себя Самого на страдания и смерть, которые «противоположны этому доброму», и «посредством противоположного» даровал нам благо, то есть спасение и обожение. Это показывает и нижеследующая фраза из Усп. I, 10: «Владыка не отклонил испытания смертного. Он умирает по плоти, – и смертью разрушает смерть, тлением дарует нетление и умертвление делает источником Воскресения».

282

Дамаскин говорит о «двух общениях» – «начальном» или «первом», которое заключается в том, что «Бог общением Своей благодати соделал человека подобном Богу» (РG 96, 552) и которое не сохранил Адам, и втором, «лучшем и превосходнейшем», ипостасном общении, которое заключается в неслитном и нераздельном единении человеческой природы с Ипостасью Бога Слова и которое пребудет нерасторжимым. В Слове на Преображение Дамаскин так говорит об этом (РG 96, 552): «Творец и Господь всего Сам пришел из лона Отчего, хотя и не оставил всегдашнего Своего места, то есть пребывания в лоне Отчем, – пришел, облекшись, из снисхождения к рабам, в образ раба, и став по естеству и по образу человеком, так что невместимый для людей Бог, открывающий через Себя и в Себе сияние Божественного естества, стал вместим. Правда, и в начале Бог общением Своей благодати соделал человека подобным Богу, вдунув во вновь созданного из земли дыхание жизни, сотворив его причастным лучшего (τοῦ κρείττονος), почтив образом и подобием Своим... Но поскольку мы нечистотою страстей изгладили в себе подобие образа Божия, то Он, сострадая к нам, вошел ныне с нами во второе общение, которое гораздо тверже и удивительнее первого. Ибо Сам Он, оставаясь в превосходстве Божества Своего, принимает к себе худшее (τοῦ χείρονος), дабы обожить его в Себе, примешивает к образу первообраз и являет в этом образе красоту Свою». Св. Григорий Богослов говорит о втором общении в 45-м Слове (на св. Пасху): «Я получил образ Божий и не сохранил его. Он воспринимает мою плоть, чтобы и образ спасти, и плоть обессмертить. Он вступает во второе с нами общение, которое гораздо чуднее первого, поскольку тогда даровал нам лучшее, а теперь восприемлет худшее» (Ук. соч., т. IV с. 131) (РG 36, 636).

283

Св. Григорий Палама изъясняет употребление в псалме слова «изнутри» (ἔσωθεν) следующим образом: «Псалмопевец Пророк не сказал, что «внутри», но сказал, что «изнутри вся слава Дщере Царевы», то есть наподобие света, изнутри изливающегося на внешнее и всем зрящим указывающая на внутреннюю, как бы обитавшую в Ней, по причине совершенного отсутствия страстей, красоту, и являющая воистину всепрекрасную девственную душу» (св. Григорий Палама. Беседы. Т. 3. Монреаль, 1984, с. 94). Таким же образом понимает св. Псалмопевца и Дамаскин, когда, говоря о «благолепии добродетелей» и «благодати Духа», он подчеркивает, что они проявляются изнутри и что преимущественная слава Божией Матери – это «плод Ее чрева».

284

Большая часть этой главы посвящена описанию нрава и добродетелей Пресвятой Богородицы. Она подлинно оказалась «совершенной во всяком роде добродетелей, в какой мере доступно по естеству человека» (Точн. изл. IV, 4). Если Божия Матерь, как наследница природы ветхого Адама, и была с зачатия Своего под первородным грехом, все же она лично, по св. Иоанну Дамаскину, не имела никакого личного греха. Ее личную святость подчеркивает, прославляет и восхваляет св. Отец Церкви, и не случайно, что именно гимн Богородице Православная Церковь усвоила как свой. Наследие первородного греха было недейственно в Деве Марии, ибо воля Ее и все силы души были «Богу и Владыке посвящены» (Рожд., 5). Св. Симеон Новый Богослов пишет, что потомки Адама «волею, а не насилием порабощаются тирану (т. е. диаволу), ибо это ясно показывают Богу угодившие прежде закона и в законе, которые свою волю предали Богу и Владыке, а не диаволу». (Ethic., X, С 129, с. 262).

285

Бог Слово есть «Божественное Миро», которое через добровольное воплощение истощается из Недр Отчих, помазуя человеческую природу. Вследствие этого Слово после вочеловечения именуется Христом, т. е. Помазанником (Хριστός κεχρισμέφος). «Ибо Сам Он помазал Себя! помазывая Свое тело Своим божеством, как Бог; будучи же помазываем – как человек; ибо Сам Он есть это и то» (Точн. изл. III, 3). Это помазание изливается и на Церковь, на Тело Жениха Христа, ибо Христос есть «миро, истощенное для нашего обновления» (РG 96, 636).

286

См. прим. 318

287

Трисвятое «Свят, Свят, Свят...», которое, как видел и слышал пророк Исаия, воспевают серафимы вокруг престола Божия, есть славословие Триединому Богу. Его значение, по изъяснению бл. Симеона, архиепископа Фессалоникийского, следующее: «Свят – Отец, свят – Сын, свят – Дух Святый, вот Три лица. Господь Саваоф – вот единство Божества, тождество естества и равенство славы» (Писания св. Отцов и учителей Церкви, относящиеся к истолкованию православного богослужения, т. II. СПб., 1856, с. 423). В V веке монофизитский патриарх Антиохии Петр Кнафей прибавил к Трисвятой песни слова «распныйся за ны», но это прибавление было осуждено свв. Отцами «как вводящее четвертое лицо и как помещающее порознь Сына Божия – ипостасную Силу Отца и порознь – Распятого... или как считающее Святую Троицу подверженную страстям» (Точн. изл. III, 10).

288

Предопределенное прежде веков таинство – это и есть древний совет Божий о воплощении Слова и нашем обожении (см. Рожд., 9).

289

Терновый куст, горевший огнем, но не сгоравший, прообразовал воплощение Христа от Пресвятой Девы, не нарушающее Ее девства.

290

Настоящее Слово было произнесено св. Иоанном Дамаскиным в храме Пресвятой Богородицы, которой был построен в V веке на месте, где некогда находился дом Иоакима и где родилась Дева Мария (см. Рожд., 6). В настоящее время здесь располагается храм св. Анны. Дом Иоакима стоял возле Овечьих ворот Иерусалима, недалеко от «купальни, называемой по-еврейски Вифезда» (Ин. 5: 2). Ворота носили имя Овечьих, так как через них пастухи выгоняли скот из города.

291

Церковь Христова на земле есть «подобие» Его Небесной Церкви, а храм есть небо на земле. Поэтому, как пишет в «Мистагогии» преп. Максим Исповедник, «Святая Церковь носит образ и изображение Божие, вследствие чего и обладает, по подражанию и подобию, таким же действием» (РG 91, 664).

292

Прославляющий Бога прославляется славой Его, и прославляющий Пресвятую Богородицу, «Матерь Славы» (Усп. II, 2), прославляется Ею. «Славится пение всех премудрых и похвала, Деве и Матери Божии приносимая: Славы бо сыть Сия храм пребожественныя, юже достойно славим» (Октоих, глас 1, в Неделю утра, Канон 3, Песнь 5).

293

В богословии святых Отцов Бог именуется «Неописуемым» (ἀπερίγραπτος), «Непостижимым» (ἀκατάληπτος), «Пресущественным» (ὑπέρούσιος) и даже «Пребожественным» (ὑπέπθεος). Все эти апофатические выражения являются свидетельством того, что св. Отцы избегали давать определения понятия Божества, то есть ограничивать (ὅρος – и определение и граница) Его. Бог открывается нам не как категория, доступная для ограниченного и падшего человеческого разума, не как объект познания, но открывается «образом, подлинно преестественным и пресущественным» через Ипостась Христа, Сына Божия и Сына человеческого.

294

Данное место из книги Пророка Исаии (25:1) полностью звучит следующим образом (русский текст переводится с Септугинты): «Господи Боже мой, прославлю Тебя, воспою имя Твое, ибо Ты совершил дела дивные, совет древний истинный». Совет Божий, который был воспринят Пресвятой Девой, – это Воплощенное Слово Отчее. «Он [т. е. Бог Слово – М. К.] был Советом и Волей Отца», – согласно св. Иоанну Дамаскину (РG 96, 580). То же самое говорит и cв. Кирилл Александрийский: «Он есть и живой и Воипостасный Совет и Воля Родившего Его» (РG 73, 844). Христос именуется, кроме того, и Ангелом Великого Совета Божия (см. Рожд., 4), то есть Тем, Кто несет и возвещает Совет Пресвятой Троицы всему творению. Совет этот, как мы знаем, заключается в воплощении Слова и обожении человека (Рожд., 9). Следовательно, Христос является и Участником Великого Совета Пресвятой Троицы («Советник» Ис. 9:6) и Ангелом (Вестником) этого Совета, то есть решения Триединого Бога о творении и спасении мира. Поэтому Дамаскин употребляет два характерных слова: «αὐτουργεῖ» – «Сам совершает» и «οὐσίωται» – «осуществляется» (Рожд., 5; Усп. II, 7). Как Творец, Бог Слово Сам совершил (αὐτούργησε) и создание, и воссоздание наше (Рожд., 5), как «Воплощаемый», Он «пресущественно осуществляется» (Усп. II, 7) и «Самого Себя соделал человеком» (Усп. II, 2).

295

Эпизод этот описан в «Артаксерксе» Плутарха.

296

В согласии с сонмом святых Отцов Дамаскин указывает, что без помощи Духа Святого никто не может быть проповедником величия Божия и Его Пресвятой Матери. Поэтому «желающий говорить без Духа о делах Духа намеревается смотреть в отсутствии света и имеет тьму путеводителем зрения» (РG 96, 765). И св. Иоанн Дамаскин молит о «божественном осиянии Святого Духа, без которого мудрые оказываются несмысленными, а с которым неученые превосходят мудростью премудрых» (РG 96, 604).

298

Эта глава начинается с указания на участие всей Пресвятой Троицы в воплощении Слова. См. прим. 258 к Рожд.

299

О совершенном силой св. Духа «очищении», «освящении», «предорошении» Девы Марии в момент зачатия Бога Слова говорят многие Отцы Церкви, а также и сам Дамаскин в различных своих творениях и церковно-поэтических произведениях (см., например, Слово против несториан, 43); Канон на Благовещение, песни 7, 8. См. также: св. Григорий Богослов (РG 36, 633; 37, 462), св. Кирилл Иерусалимский (РG 33, 976), св. Софроний Иерусалимский (РG 87, 3245–8), св. Андрей Критский (РG 97, 817)). Св. Игнатий Брянчанинов так пишет об этом: «Низошел Дух Св. на чистую Деву и еще ее очистил. Чистая по собственному состоянию тела и духа сделалась чистейшею от творческого всесильного действия, произведенного в ней животворящим, очищающим, обновляющим претворяющим Свои сосуды Духом Божиим. Чистая Дева соделалась Пречистою, чуждой всякой скверны промышляемой и ощущаемой, соделалась благодатночистою, Духоносною, божественной Девой» (Еп. Игнатий Брянчанинов. Изложение учения Православной Церкви о Божией Матери. Сочинения. Изд 3-е, т. IV, с. 394).

300

Выражение принадлежит св. Григорию Богослову. В целом вся глава следует мысли св. Григория и находится в общем русле святоотеческой христологии. Ср. Слово 45 св. Григория богослова: «Слово Божие превечное, невидимое, непостижимое, бестелесное, Начало от Начала, Свет от Света, Источник жизни и бессмертия, Отпечаток Первообраза, Печать непереносимая, Образ неизменяемый, Определение и Слово Отца (ὁ τοῦ Πατρὸς ρος καὶ λόγος), приходит к своему образу, носит плоть ради плоти, соединяется с разумной душой ради моей души, очищая подобное подобным, делается человеком, по всему, кроме греха, родившись от Девы, у Которой душа и тело предочищены Духом» (РG 36, 633). Вл. Лосский пишет, что, когда св. Отцы говорят о проявлении Домостроительства Пресвятой Троицы, они предпочитают имени «Сын», которое скорее указывает на внутритроичные отношения, имя «Слово». «Слово есть проявление откровения Отца – следовательно, откровение кому-то, что, в свою очередь, связывает понятие «Слово» с областью Домостроительства»; (Лосский Вл. Догматическое богословие // Богословские труды, № 8. М., 1972, с. 146). Св. Григорий Богослов говорит, что Сын есть Слово, ибо, «оставаясь единым с Отцом, Он Его открывает. Сын дает нам определение Отца» (Лосский Вл. Цит. соч., с. 147).

301

Отсюда и до конца абзаца Дамаскин дает краткое изложение православной христологии. Особое сходство наблюдается с текстами Символов IV (который читал Дамаскин) и VII (отцы которого использовали творения св. Иоанна Дамаскина) Вселенского Соборов. Относительно слова «начаток» см. прим. 278 к Рожд.

302

Слова «одна сложная Ипостась» выражают позицию истинной, т. е. православной христологии в полемике, против несторианства и монофизитства. Слова «одна Ипостась» обращены против несториан, а слова «сложная Ипостась» – против монофизитов (см. прим. 251 к Рожд.), главным образом против Севера Антиохийского, который говорил, что Христос после воплощения имел «одну сложную природу», а не две природы в одной сложной Ипостаси, как учит Православная Церковь. Еретичность, «нелепость и богохульность», как говорит св. Иоанн Дамаскин (Точн. изл. III, 3), монофизитского учения заключается, по его мнению, в следующем: «Если Христос, будучи одной сложной природы, единосущен с Отцом, то, следовательно, и Отец будет сложен и единосущен с плотию, что совершенно нелепо» (Точн. изл. III, 3). Также и люди будут единосущны с Богом на том основании, что Христос есть Бог и человек и имеет при этом «одну природу» (РG 94, 1472). Преп. Максим Исповедник указывает еще на один неприемлемый вывод, вытекающий из признания одной сложной природы во Христе, а именно: говорящие так должны допускать, что «или плоть является совечной Слову, или Слово оказывается единовременным плоти» (РG 91, 489). Православное богословие исповедует, что Христос после воплощения имеет две природы, божественную и человеческую, «разносущные (ἑτερούσιαι) между собой» (РG 96, 764). Две эти природы имеют одну Ипостась, «сложную», «составленную из двух природ»; «ипостасное соединение сошедшихся сущностей сохраняет различие, и Лицо соблюдает единство» (РG 94, 1476), ибо «два естества – один Христос, и один Христос – два естества» (Точн. изл. III, 19).

303

О «безупречных страстях» см. Предисловие к ч. II. (а также Точн. изл. III, 20).

304

Предыдущий абзац содержал, как уже было сказано, Христологию св. Иоанна Дамаскина. Настоящий посвящен сотериологии. У святых Отцов сотериология естественным образом (обратим внимание на союз γάρ – «ведь, ибо») вытекает из христологии.

305

Цитата из Послания 101 св. Григория Богослова, написанного в опровержение ереси Аполлинария († 392), который учил, что Спаситель воспринял человеческое тело и душу («жизненную душу»), но не ум («разумную душу» – склонную, по Аполлинарию, ко греху), замещенный Божественным Логосом. Св. Григорий пишет: «Если кто понадеялся на человека, не имеющего ума, то он действительно не имеет ума и не достоин быть всецело спасен, ибо невоспринятое и не исцелено; но что соединилось с Богом, то и спасается. Если Адам пал одною половиною, то и воспринята, и спасена одна половина. А если пал всецелый, то со всецелым Родившимся соединился и всецело спасается... Но говорят: «вместо ума достаточно Божества». Что же тогда до этого мне? Божество с одной только плотию еще не человек, и также только с душою, или с плотию и душою, но без ума, который преимущественно отличает человека. Итак, чтобы оказать мне совершенное благодеяние, соблюди целого человека и присоедини его к Божеству» (РG 37, 181–184).

306

Ср. у преп. Максима Исповедника: исповедуем Христа «сугубо естеством или существом. Будучи Посредником между Богом и человеками, Он спасает естество, близкое к другому посредничающему [естеству]» (РG 91, 468).

307

Христос Спаситель, согласно преп. Максиму, «и нас соделает причастниками Божественного естества (2Петр. 1:4) посредством от нас взятой, как начаток, святой своей плоти» (РG 91, 468).

308

Ср. следующий тропарь воскресного Канона Октоиха (Глас I, песнь 6): «Падает прельстився Адам и запявыйся сокрушается, надеждою оболган сый древле обожения: но восстает соединением Слова обожаем, и страстию безстрастие приемлет, на престоле яко Сын славится седяй со Отцем же и Духом».

309

Так это событие изображается и в православной иконографии. Классический тип Успения представляет Божию Матерь лежащей на смертном одре. Вокруг стоят апостолы, а посредине – Христос во славе, принимающий на руки душу Своей Матери. «На некоторых иконах подчеркивается телесное вознесение: в верхней части иконы, над изображением Успения, здесь изображена Божия Матерь, сидящая на троне, в мандорле, которую ангелы возносят на небеса» (Лосский Вл. Успение Пресвятой Богородицы // ЖМП, 1974, № 8).

310

Имя «Анна» означает на еврейском языке «благодать». Видя в бесплодии Анны бесплодие благодати Божией «в душах людей», Дамаскин исходит из учения свв. Отцов о целостности творения и взаимосвязи участи людей и твари. Праведники страдают из-за грешных, как и вся тварь «покорилась суете... и рабству тлению» (см. Рим. 8:20–23) из-за преступления сынов человеческих, которые «уклонились» от благодати Божией и оказались «наги, как отчужденные от обильной благодати Духа» (Усп. II, 2). Другими словами, люди через помрачение в себе «светлости Божественного образа» (Усп. II, 2) отдалили души свои от благодати Божией, так что благодать оказалась «не в силах приносить плоды в душах людей», ибо не обреталось необходимого сотрудничества, соработничества со стороны людей. Благодать же никогда не действует насильно. Однако «благой Бог, призрев на творение рук Своих», не оставил попечения о спасении твари. Поэтому, когда праведные Иоаким и Анна добровольным подвигом добродетели открыли свои души для благодати, Бог «упраздняет бесплодие благодати», освобождая от недуга бесплодия праведную Анну, а через нее и весь мир («...и мир освободится от бесплодия в благих делах»). Об этом Дамаскин говорит в другом месте: «О, блаженная чета, Иоаким и Анна, все творение обязано вам благодарностью» (Рожд., 2).

311

Исключительное и неповторимое ни в ком другом из тварных созданий величие Божией Матери является подобием величия Ее Сына (см. Рожд., 10 от слов «Свят-Сильный...»). Ср. также и св. Прокла Константинопольского: «В мире нет ничего такого, что могло бы сравниться с Богородицею Марией. Человек! Обойди умом твоим все творения и смотри, может ли что сравниться или превзойти Святую Деву Богородицу?.. Исчисли все чудесное и дивись превосходству Девы. Кого всякая тварь восхваляет со страхом и трепетом, Того Она неизъяснимо приняла в чертог Свой» (РG 65, 175–181).

312

«Обетование» (ἐπαγγελία) Божие относительно Пресвятой Девы может быть понято не только как одно из многочисленных ветхозаветных обетований Божиих человечеству, но и как непосредственное обещание Божие праведным Иоакиму и Анне, данное после их молитвы. Ср. Точн. изл. IV, 14: «Эта, предопределенная предвечным и предузнающим советом Божиим и через Святого Духа как представленная, так и предвозвещенная различными образами и словами Пророков, в предназначенное время прозябла от племени Давида, вследствие бывших по отношению к нему обетовании... Но, подобно тому, как древняя Анна, бывшая неплодною, при содействии молитвы и обета родила Самуила, так и эта через моления и обещания получает от Бога Богородицу, чтобы она и в этом не была ниже никого из славных жен».

313

Здесь имеется в виду празднуемое св. Церковью событие Введения во храм Пресвятой Богородицы. Ср. Слово на Введение во храм св. Германа Константинопольского: «Сегодня, достигнув трехлетнего возраста, будет предана законному храму Та, Которая удостоилась быть чистейшим храмом и превознесенной обителью Архиерея и Творца всего сущего...» (РG 98, 293).

314

От этого места и ниже событие Благовещения излагается и истолковывается по Евангелию от Луки 1:26–38.

315

См. прим. 265 к Рожд.

316

«Никому с большим правом не могло бы принадлежать имя «Спаситель», кроме Того Единого, Кто по природе Своей Бог» (св. Кирилл Александрийский, РG 76, 125).

317

Ср. Догматик 7 гласа: «...идеже бо хощет Бог, побеждается естества чин» (см. также Усп. II, 7).

318

Христос есть «спасение мира». Спасение ветхого мира называется еще новым творением или новым рождением (возрождением), почему здесь и говорится о Христе как о «семени второго мира». Сам же этот «второй мир» есть мир богочеловеческий, Церковь, Ср. у преп. Симеона Нового Богослова: «Церковь Христова – это новый мир и новый рай» (SС 51, 101).

319

Отрывок из послания к Евреям (9:2–4 и сл.), повествующий о ветхозаветных прообразах, которые предызображали Пресвятую Богородицу и которые осуществились через Нее в Новом Завете, читается как начало апостола в Богородичные праздники.

320

См. выше прим. 300.

321

Христос имел полную человеческую природу, не только тело, но и душу, и не просто душу или «душу бессловесную» (как учил еретик Аполлинарий), но и душу словесную и разумную. Эта полная человеческая природа Христа называется «начатком» (см. Усп. I, 4 и Рожд., 7, а также прим. 36 к Рожд.). Этот начаток был принесен человеческой природой через Пресвятую Деву воплощаемому Богу как «испеченный в золе хлеб» (прообразом чего послужило гостеприимство Авраама и предложение им хлеба трем Ангелам (Быт. 18:6)).

322

«Невозможно было бы видеть Бога в неприкрытом божестве, если бы Он не воспринял наш состав, через соединение с нашей природой сделавшись подобным нам человеком» (св. Андрей Критский, РG 97, 860).

323

Это утверждение поясняется фразой из Рожд., 8: «Причина [всего] доброго Бог посредством противоположного [этому доброму, т. е. посредством смерти] причиняет нам [добро], которое в Его природе».

324

См. выше прим. 309.

325

В Главе II указывалось, что выражения, которые Дамаскин употребляет, говоря о воплощении Сына Божия, не имеют никакого докетического оттенка. Это отчетливо видно и из настоящей, и из следующей фразы (Усп. I, 11): «Она [Дева Мария] по природе и истинному домостроительству стала Матерью Своего Владыки». Сходные выражения можно найти у св. Кирилла Александрийского и преп. Максима Исповедника (ср. РG 90, 620: «Ставший по природе домостроительно» человеком), и у других святых Отцов.

326

Выражения «отделяется согласно законам естества» (φυσιλῶς χωρίζεται) и «законное погребение» (νόμινος τάφη) свидетельствуют о естественной смерти Богородицы. Однако несколько ниже (гл. 12) Ее смерть называется «живоносной смертью» (ζωηφόρος θάνατος), а погребение – «святым погребением» (ὁσία τάφη). О преславной смерти Божией Матери см. гл. 11.

327

Тело Пресвятой Богородицы, как и Тело Ее Сына (см. гл. 11) не подлежало нетлению (φθοράν διαφθοράν) в гробе. Ибо если после воскресения Христа Спасителя тела многих святых рабов Его не разрушаются (см. Точн. изл. IV, 15), то сколь естественно было не подвергнуться нетлению «богоприемному жилищу», Матери Божией. О Ее преславной смерти, неподвластности Ее тлению, равно как и о преставлении Ее говорит св. Герман Константинопольский в I Слове на Успение: «Как могло овладеть Тобою разрешение тела в прах и пепел, когда Ты освободила человеческий род от смерти через воплощение Сына Твоего? Посему Ты преставилась от земного, дабы не призрачно подтвердилось таинство вочеловечения, дабы через Твое отшествие от земного и временного уверовали, что Рожденный от Тебя есть Бог, происшедший, как совершенный человек, от истинной Матери, подлежащей законам естественных необходимостей, определению Божия поведения и самому требованию времени, назначенного для жизни; имевший тело одинаковое с другими женами и не могшей избежать приражения общей для людей смерти; как и Сын Твой, Бог всех, плотию вкусил подобной же смерти (ср. Евр. 2:9), совершив дивные дела в Своем животворящем гробе и в живоприемном гробе Твоего успения, так что и тот и другой не призрач¬но приняли тела и совершенно не произвели нетления. Да и не могло быть, чтобы, сделавшись сосудом, принявшим Бога, Ты разрушилась прахом тления. Ведь поскольку умаливший Себя в Тебе был Бог от начала и Жизнь предвечная, то и Тебе, Матери Жизни, надлежало стать сожительствующей Тому, Кто есть Жизнь, принять успение как сон и преставление как пробуждение» (РG 98, 345–8) (Русск. перевод по изданию: «Церковная проповедь на двунадесятые праздники». Составил П. Смирнов. Ч. I. Киев, 1904, с. 492–493. Редакция перевода М. К.). Продолжая свое слово, св. Иоанн Дамаскин проповедует о невредимости девства Богоматери во время рождества Спасителя как о причине неподверженности нетлению Ее тела в час смерти. Эту мысль подчеркивал уже св. Андрей Критский: «О, Матерь, родившая Саму Жизнь и стяжавшая равный рождению конец жизни – чудо Божие и сокровище веры! Ибо, как в рождестве Она не растлила ложесна, так и в смерти не растлила плоти. О, чудеса! Рождество совершенно избежало тления, и за гробом не последовало нетления» (РG 97, 1081).

328

Указание на Пс. 44"Предстала Царица одесную Тебя». Св. Отцы почти единогласно относят это место к Пресвятой Деве. Этот стих поется на полиелее в праздник Рождества Пресвятой Богородицы.

329

Наибольшее величие и высочайшую славу Пресвятой Богородицы составляют не Ее собственное рождение или смерть, но «плод чрева», воплотившийся от Нее Бог Слово (Рожд., 9). «Что может быть выше того, чтобы именоваться и быть Матерью Бога?» – спрашивает св. Андрей Критский (РG 97, 1056). А св. Василий Селевкийский пишет: «Она Богородицей и является, и называется; какой предмет (для слова) возвышеннее этого?.. Ибо как нелегко мыслить и излагать мысли о Боге, вернее, в полноте это и невозможно, так и великое таинство Богородицы выше разумения и языка. Ибо Богородицей именуется родившая Бога воплощенного» (РG 85, 429). Чуть ниже в настоящем Слове св. Иоанн Дамаскин скажет, что «не смерть соделала блаженной» Богородицу, но что Она Сама, как Матерь Бога, «сотворила смерть светлой..., наполнив ее радостью». Примерно то же самое Дамаскин говорил в Рожд., 9, сопоставляя Ее рождение от престарелых родителей и Ее Богоматеринство. Именно здесь пролегает главное различие между православным учением о Пресвятой Богородице и римо-католической «мариологией». Ср. у св. Германа Константинопольского: «Как ничто – капля в море и сума нищего – в сокровищах богача, так ничто достаточно не превознесет речью высоту похвал Твоих. Ты Сама от Себя имеешь песнь, именно, что Ты явилась Богородицею. Ибо Ты Восприняла наименование «Богородицы» не потому, что оно было услышано ушами нашими из повествования Писания, – и не потому, что отцы наши возвестили нам его, но потому, что дело, совершенное Тобою, истинно и неложно доказывает, что Ты – Богородица. Поэтому-то подобало, чтобы Твое богоприемное тело не было одержимо тлением смерти; и чтобы гроб не принял его, как человеческий состав, но чтобы по преставлении Твоем от жизни сей к небу, гроб оказался не содержащим Твоего тела, а дух Твой, невидимой энергией девственно рожденного от Тебя Христа, Бога нашего, обрелся неотлучившимся от обращения с человеками» (РG 98, 357).

330

Пресвятая Богородица с рождением Христа, Который все наполняет (ср. Усп. II, 2) и все содержит (ср. Богородичен, 7 сент.), стала «Пространнейшей небес» (πλατυτέρα τῶν οὐρανῶν). Несколько ниже Дамаскин объясняет, что понимать это чудо нужно не в том смысле, что Она сделалась пространнее неба по телесному составу, но что это произошло благодатию и снисхождением неописанного Бога (ср. Усп. II, 2), Который даровал Пресвятой Богородице таковую способность и вместимость: «Ложесна бо Твоя престол сотвори и чрево Твое пространнее небес соделала» (Богородичен «О Тебе радуется...» Дамаскина). О том же чуде возвещает иконописное изображение Пресвятой Богородицы, помещаемое в конце алтаря древних православных храмов.

331

См. прим. 363 к Усп. II.

332

Как пресвитер храма Воскресения Христова в Иерусалиме (см. гл. 1) Дамаскин, конечно, был хорошо осведомлен о всем, касающемся «Божественного благоухания», и о всех многочисленных чудесах, происходивших в гробе Пресвятой Богородицы в Гефсимании.

333

Только Бог Слово, воплотившийся от Девы, является для Нее «украшением и всеславной похвалой» (Усп. II, 1).

334

Здесь имеется в виду, как то следует из последующего изложения, церковная традиция о воздаваемом святом почитании, которая была утверждена и зафиксирована в эпоху Дамаскина на VII Вселенском Соборе. Сам он так пишет о почитании святых: «Должно почитать святых как друзей Христовых, как чад и наследников Божиих, как соединившихся с Богом по собственной воле и принявших Его обитателем их сердца и, вследствие участия в Нем, сделавшихся по благодати тем, что именно Он есть по естеству» (Точн. изл. IV, 15), то есть как ставших богами по благодати. Стало быть, «непочитающий святых не почитает Самого Господа (РG 96, 1361). «Таким же образом должно думать и о Богоматери. Ибо честь, воздаваемая Ей, возводится на Того, Кто от Нее воплотится» (Точн. изл. IV, 16). А потому, пишет иеромонах Афанасий Йевтич, «и всякое нежелание почтить Божию Матерь возводится на Самого Христа. И какие же тогда христиане современные протестанты, отвергающие почитание Пресвятой и Приснодевственной Богородицы?» (Ἰερομ. Ἀθανάσιος Γιέβτιτς // Ἀγ. Ἰωάννου Δαμασκηνοῦ. Ἡ Θεοτόκος. Ἀθῆναι, 1970, с. 261).

335

В литургической памяти Святой Православной Церкви Пресвятая Богородица вспоминается на каждой Божественной Литургии, многократно на ектениях и, прежде всего, после освящения Святых Даров. («Особенно же вспоминает (архиерей) девственно родшую Его Богоматерь – Деву, свидетельствуя сим, что мы вошли в единение со святыми, и через сию жертву соделались общниками их...» – бл. Симеон Фессалоникский, РG 155, 284; русск. перевод по изд.: Писания св. Отцов и Учителей Церкви, относящиеся к истолкованию православного богослужения, т. III, СПб., 1857, с. 41). Вспоминается Она и во время каждой службы церковной, и при совершении каждого Таинства: «Пресвятую, Пречистую, Преблагословенную... Богородицу... со всеми святыми помянувше...». Но и вообще все верующие в своих молитвах совершают память Пресвятой Владычицы во всякое время и во всяком месте, как о том и возглашается в прокимне богородичных служб (на утрени): «Помяну имя Твое во всяком роде и роде». Как соборный разум Церкви является «хранилищем» (ταμεῖον) памятования о Пресвятой Богородице, так становится им и ум каждого верующего.

336

«Будущее блаженство» (μὲλλουσα μακαριότης) состоит в «сладостном озарении от Лица Самого воплотившегося Бога Слова», то есть в том, чтобы видеть Христа и самому быть видимым и просвещаемым Им как бы лицом к лицу (ср. у св. Андрея Критского, РG 97, 1109). В другом месте Дамаскин так говорит об этом: «В будущем веке мы всегда с Господом будем, видя Христа, сияющего светом Божества» (Слово на Преображение, 15; РG 96, 569).

337

Здесь скорее всего имеются в виду присутствовавшие епископы Иерусалимского Патриархата.

338

Слово "λόγωσον« (переведенное нами здесь как «даруй слово») встречается только в творениях Дамаскина. В «Точном изложении Православной веры» он пишет о плоти Господа: «Мы говорим об обожествлении плоти и соединении со Словом (λόγωσον λέγομεν ) и превознесении ее» (IV, 18). Отец Иустин Попович воспринял в свой богословский язык это определение Дамаскина и употребляет его весьма часто в сфере православной гносеологии. Согласно его мнению, самым важным в православной гносеологии является не тот или иной критический разбор «правого учения», не какая-либо научная или философская адаптация «методов познания, присущих человеческому разуму и слову» (λόγον), но возрождение и преображение во Христе – Слове Божием (τῷ ΛόγΘεοῦ) – этого самого человеческого слова, его соединением со Словом (λόγωσις) и обожение его Христом (См. Ἀρχιμ. Ἰυστίνου Πόποβιτς. Ἄνθρωπος καὶ θεάνθρωπος. Ἀθῆναι, 1969, с. 102–132).

339

Конечная цель жизни и всех трудов человека – это благоугодить Богу (ср. Усп. I, 12 «благоугождение Богу» и Усп. II, 7 «божественное благоугождение»). «Не потому, что благоугождение может добавить что-либо к славе Божией, но потому, что оно составляет славу, благословение, жизнь и блаженство для человека» (Ἰερομ. Ἀθανάσιος Γιέβτιτς. Цит. соч., с. 263). Богочеловек Христос даровал нам «образец совершенного благоугождения» (преп. Максим Исповедник, РG 91, 620), и потому святые Его называются благоугодившими Богу. Также и в 9-й молитве на утрени священник молится: «Возсияй в сердцах наших, Человеколюбче Владыко, Твоего богоразумия (θεογνοσίας) нетленный свет... да духовное жительство пройдем, вся, яже ко благоугождению Твоему (πρὸς τὴν εὐαρέστησην τὴν Σήν), мудрствующие, и деюше».

340

См. прим. 265 к Рожд.

341

Под Эдемом Дамаскин подразумевает Небесное Царство Христа, Нового и Второго Адама, или, другими словами, Его Небесную Церковь.

342

В предыдущем абзаце Дамаскин вкратце изложил последствия, с одной стороны, падения прародителей, а с другой – спасительного вочеловечения Господа. «Осуждение» первого Адама (ср. Рим. 5:16, 18) состояло в помрачении «светлости Божественного образа» в человеке, в обнажении человека от «изобильной благодати Духа», в одевании «кожаных одежд» тления и смертности, в уподоблении «бессмысленным скотам». Все это плод устремления за «ложным обожением», которое внушил прародителям отец лжи, диавол. Человеколюбец Бог изначально сотворил Адама для обожения и дал ему и стремление, и способность к обожению, так что, как говорит Дамаскин, «если бы Адам не пожелал несвоевременного обожения, он получил бы его по [законному] стремлению» (РG 96, 569). Но человеконенавистник диавол своим неосуществимым обещанием ложного обожения ввел Адама в заблуждение, и тот по своей воле допустил извращение (противоестественное употребление) этого стремления к обожению. В этом собственно и состоит зло: «Мы говорим, что зло есть не что иное, как лишение добра... своевольное уклонение от естественного к противоестественному, что [именно] и есть грех» (Точн. изл. IV, 20). Новый Адам, Христос через воплощение от Пресвятой Девы «соделал Себя человеком», и этот Человек «обожился», «стал бессмертным», «совлек с себя, тление» и «одеждой божеств имеет нетление». Ср. Точн. изл. IV, 18: во Христе «мы говорим об обожествлении плоти, соединении ее со Словом и превознесении ее... Вследствие ипостасного соединения Плоть обожествилась, сделалась Богом, причастная к Божеству Слову (ὁμόθεος τῷ Λόγῳ)». При этом Дамаскин говорит не только о человечестве («плоти») Христа, но вообще о человеческой природе, о каждом святом члене Церкви Христовой, о каждом «брате» «Первородного между многими братьями» (Рим. 8:29; Рожд. 10), почему и употребляет в изложении первое лицо («я, человек»). Воплощение Христа создает реальность нового человечества, Церкви (Тела Его), которая есть Эдем, новый рай с «древом жизни». И все это осуществилось через Богородицу и в Богородице. Как же после этого не исповедать Ее «сокровищницей Жизни» и «бездной Благодати» (Усп. II, 2), как не сказать, что «величие Ее – необъятное море» (св. Герман Константинопольский, РG 98, 293).

343

«Всякое место объемлет находящееся в нем, некоторым образом замыкает и ограничивает». Такое определение места дает Дамаскин (Точн. изл. I, 13), следуя за Аристотелем (Физика, 4). Поэтому вслед за св. Григорием Богословом (Сл. 34) и св. Григорием Нисским можно сказать, что Бог не находится нигде, что Он не имеет «места», так как не объемлется и не ограничивается ничем. Но в то же время Он есть «место» всего как «везде Сущий и все Наполняющий, все Объемлющий и никаким местом не Объемлемый...» (Усп. III, 4). Единственным «местом» для Бога является Сам Бог, Который «Самого Себя имеет местом беспредельным (ἀπερίληπτοω)» (Усп. И, 2, а также Точн. изл. I, 13: «Ибо Он Сам – место Себя Самого»). Итак, Бог не есть ни в каком месте, но Он не есть и вне места, ибо для Него никакого «вне» не существует. Между тем, однако, говорится, согласно Дамаскину, «что и Он находится в месте, так же говорится и о месте Божием, где обнаруживается Его деятельность (ἐνέργεια)» (Точн. изл. I, 14), как то, например, можно сказать о храме. И еще: «Местом Божиим называется то, которое больше причастно Его деятельности и благодати» (Точн. изл. I, 14), то есть и святые угодники Божий, как «храмы» Духа Святого. Сколь же более можно назвать храмом Божиим (Рожд., 10) и местом Божиим Пресвятую Богородицу, Которая «не энергии Божией явилась вместилищем, но сущностно восприняла Ипостась Сына Божия» (Рожд., 6). Ср. у св. Феодора Студита: «Радуйся, место Господне, богопроходимая земля, вместившая через воплощение Того, Кто по Божеству вне всякого места» (РG 96, 689).

344

См. выше выражение: «соделал Себя человеком» (Ἑαυτὸν πεπλαστούργηκεν ἄνθρωπον), равно как прим. 268 к Рожд.

345

Ср. прим. 330.

346

«Живоносная смерть» (ζωηθόρος θάνατος) – это чудесная реальность, ставшая возможной после крестной смерти и Воскресения Богочеловека Христа. Господь Вседержитель в книге Откровения сказал апостолу: «Се, творю все новое» (21:5). Другой апостол Христов свидетельствовал об осуществлении такого преображения реальности уже в этой жизни: «Кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое» (2Кор. 5:17). Поэтому и смерть Пресвятой Богородицы не стала «тлением» или «нетлением» (Усп. I, 10, 12), но смертью подлинно «живоносной».

347

Католические издатели М. Lequien (РG 96, 725) и Р. Voulet: (SС № 80, 130), вместо глагола ὑπέρχεται («подпадает под») ошибочно вставляют в текст глагол (кстати, чрезвычайно необычный) ὑπερέρχεται («превосходит, возвышается над, превышает»), что совершенно искажает смысл текста, подгоняя его под соответствие католическому лжедогмату о непорочном зачатии Девы Марии. При этом все рукописи, как то следует из афинского издания иеромонаха Афанасия Йевтича (с. 152, 265), в том числе и те, которые, согласно их сообщению, использовались М. Lequien и Р. Voulet, содержат глагол «ὑπέρχεται», что требуется и содержанием контекста, и всем православным учением о Пресвятой Богородице, как оно сформулировано у св. Иоанна Дамаскина.

348

Господь не отверг и не отвратился принять «ответственность» (τὰς εὐθύνας) Адама, то есть смерть, ибо Он есть Спаситель и Искупитель человеческого рода. Вольное восприятие безгрешным и не подлежащим ответственности Богочеловеком Христом смерти Адама совершилось «нас ради и нашего ради спасения». Благодаря этой спасительной смерти и воскресению Спасителя, весь род ветхого Адама и, в первую очередь и несравненно, Пресвятая Богородица, перешел от смерти к жизни. Она – как «Матерь Живого Бога», мы же – как Церковь Его, как Тело Его. Это и есть Пасха Господня, совершенная нас ради, то есть переход от смерти к жизни: «Воскресения день, просветимся, людие: Пасха, Господня Пасха: от смерти бо к жизни и от земли к небеси Христос Бог нас преведе, победную поющия» (Канон на св. Пасху св. Иоанна Дамаскина, Песнь I, Ирмос).

349

«Преслушание» (παρακοή) прародителей привело к падению, имевшему своим результатом смерть, послушание (ὑπακοή) же Пресвятой Девы Марии Богу, благодаря которому «произрос» Христос Спаситель, Сам «бывший послушным» Отцу «даже до смерти и смерти крестной» (Фил. 2:8), принесло жизнь и бессмертие. Через послушание и согласие Пресвятой Богородицы в момент Благовещения, говорит Дамаскин, «Слово, не потерпев изменения, стало плотию от Святого Духа и святой Марии – Приснодевы и Богородицы... и Онo делается послушным Отцу через то, что Оно стало подобно нам, и через то, что приняло от нас [наше], врачуя наше непослушание и становясь для нас Образцом послушания, вне которого невозможно получить спасение» (Точн. изл. III, 1). См. прим. 275 и 276 к Рожд.

350

Здесь св. Иоанн Дамаскин имеет в виду предание Иерусалимской Церкви, которое нашло свое ясное выражение также в творениях свв. Софрония, Модеста и Андрея Иерусалимских. Церковь св. Сиона является, согласно св. Иоанну Дамаскину, «Матерью Церквей всей вселенной», «оплотом Церквей». Поэтому предание Иерусалимской Церкви о Пресвятой Богородице и Ее Успении является преданием Вселенской Церкви.

351

Согласно Дамаскину, послание апостолов во вселенную и в целом миссия Церкви в мире имеет своей целью призвать людей к Божественной трапезе Господней тайной Вечери, которая отождествляется с небесной духовной брачной вечерей Жениха Христа, Сына Великого Царя (ср. Мф. 22:2–10; Лк. 14:15–16; Апок. 19:9), соединить людей с Богочеловеком Христом «телесным и духовным соединением Бога и нас» (Игнатий Антиох. Смирн., 12, 2).

352

Церковную полноту Иерусалимской Церкви проповедник называет здесь «богоизбранным собранием», в других местах еще «божественным и священным собранием», «народом святых», «народом Христовым», «овцами Божиими и чадами Церкви» и др. (Усп. II, 12, 16; Усп. III, 1, 3; а также РG 96, 640). Эти выражения показывают нам св. Иоанна Дамаскина не только выдающимся проповедником и глубоким богословом, но и подлинным пастырем, горячо любящим словесное стадо Архипастыря Христа.

353

О том же говорит и св. Модест Иерусалимский в Похвальном Слове на Успение: «О, всеблаженное Успение Преславной Богородицы, ради Которой с высоты нисходят ангелы и архангелы, и от конец земли являются Божественные апостолы, как, ведает Один Бог, тайноводствовавший и собравший их на всесвятое празднество Богоматернего Успения» (РG 86, 3289; русск. перевод по изданию: Церковная проповедь на Двунадесятые Праздники. Ч. I. Киев, 1904, с. 461).

354

Данная глава содержит много общих моментов и общий словарь с Ареопагитом (см. отрывок из него в Усп. II, 18) и Словами на Успение св. Андрея Критского (РG 97, 1064).

355

См. прим. 257 к Рожд. Св. Отцы Церкви в своем учении об истощании (κένωσις) Бога Слова всегда следует свв. апостолам, не впадая ни в «докетизм» (как еретики докеты, которые отрицали подлинность воплощения Сына Божия), ни в «кенотизм» (как некоторые протестанты, которые учат, что Бог Слово в воплощении оставил Свою Божественную природу). Согласно учению свв. Отцов, подлинно и истинно совершилось воплощение («Слово стало плотию» – Ин. 1:14) и истощание вплоть до смерти крестной (Фил. 2:6–8), но истощание это не нанесло никакого ущерба Божественной природе Второго Лица Пресвятой Троице. Иначе бы оно не было спасительным, «возвышающим нас» (ὑψοποιός) истощанием.

356

О том, что «пресущественный» Бог Слово «пресущественно» воплотился, говорилось уже в начале Усп. I (см. прим. 294). Повторяя сказанное там, св. Иоанн Дамаскин употребляет здесь весьма характеристический глагол «осуществляется» («οὐσίωται»). «Этот глагол свв. Отцы и сам Дамаскин употребляет, когда ведут речь о творении Богом мира из ничего: творческие энергии Божии дали сущность вещам, несуществовавшим прежде, и те «вошли» в бытие, получили сущность и ипостась» (Ἰερομ. Ἀθανάσιος Γιέβτιτς. Цит. соч., с. 269). А слово и понятие «сущность» («οὐσία»), строго говоря, прилагается к «осуществленному» («τὰ οὐσιωθέντα»), тварному; Бог же был, есть и пребывает пресущественным (ὑπερούσιος). Однако через воплощение «из женского чрева» Пресущественный Бог Слово, «подлинно войдя в сущность» (εἰς οὐσίαν ἀληθῶς ἐλθών– св. Дионисий Ареопагит, РG 5, 1072), делается тварью, «осуществляется» как человек, не переставая быть Богом. Это «осуществление» («οὐσίωσις») воплощаемого Бога происходит «пресущественно» («ὑπερουσίως»). Божественная природа Слова «пребывает в Своей пресущественности» (преп. Максим Исповедник, РG 94, 532), но Бог Слово на деле становится плотью (Ин. 1:14): «ибо Слово стало плотью, плоть же стала Словом, не изменив Божественное естество», (св. Иоанн Дамаскин, РG 96, 548). Об этой «великой благочестия тайне» (1Тим. 3:16) так пишет преп. Максим Исповедник: «Великая тайна вочеловечения всегда пребудет тайной. Ибо Бог, будучи Пресущественным и находясь выше всякой пресущественности, пожелал войти в сущность и пресущественно осуществился... Будем поэтому с верою взирать на тайну Божественного Вочеловечения и прославим Благоволившего об осуществлении его нашего ради спасения» (РG 90, 1184).

357

Само собой разумеется, что Пресвятая Богородица воздала «блаженное бытие» (τὸ εεναι) прародителям, как Родившая Христа Спасителя, Который есть подлинная жизнь и спасение, единственное «блаженное бытие» для людей. Бог даровал Адаму и бытие и блаженное бытие. Когда же Адам пал и утратил блаженное состояние, человеколюбивый Господь, «давший бытие и даровавший блаженное бытие» (Точн. изл. III, 1), Сам становится человеком от Марии Девы и уделяет Адаму не просто блаженное бытие, но «вечное блаженное бытие» (τὸ ἀεὶ εεναι), «дабы Податель бытия явился и Даровавшим вечное блаженное бытие» (преп. Максим Исповедник, РG 90, 624).

358

Пресвятая Богородица как Матерь Христа Спасителя Главы Церкви, является «причиной и подательницей» (αἰτία καὶ πρόξενος), «посредницей» (προμνήστρια) (Усп. I, 10; Усп. II, 16) всех имеющихся в Церкви благ. Более того, Она, «вся для всего Жениха Церкви соделавшись храмом через чудо воплощения» (св. Андрей Критский. Слово на Рождество Пресвятой Богородицы, РG 97, 864), «стала в некотором смысле Церковью и родила Церковь» (Выражение архим. Иустина Поповича. Цит по книге Ἀγ. Δαμασκηνοῦ. Ἡ Θεοτόκος. Ἀθ., 1970, с. 270). Св. Герман Константинопольский говорит, обращаясь к Божией Матери: «Ты имеешь от Бога великую высоту для торжества, потому что от Своей плоти представила Ему народ христианский и то, что одного рода с Тобой (ὁμοιογενές σου), соделала сообразным Его Божественному образу» (РG 98, 353). Современный греческий богослов, епископ г. Козани Дионисий писал о взаимоотношениях Церкви и Богоматери следующее: «Святой Кирилл Александрийский связывает лицо Пресвятой Богородицы с понятием Церкви. Церковь не мыслится и не существует без Пресвятой Матери Христа Спасителя. Пресвятая Богородица есть Церковь и Церковь есть Пресвятая Богородица. Когда кто-либо говорит «Богородица», он включает в это слово все понятие Церкви, ибо через это имя в Лице Приснодевы Марии выражается вся божественная тайна Лица Иисуса Христа. «Будем же мы... с трепетом поклоняться Нераздельной Троице, воспевая Приснодеву Марию, а в Ней со всей очевидностью Святую Церковь», – говорит святой Кирилл» (Ἐκλλησία, 15 (1966), с. 342).

359

Представительство и посредничество Пресвятой Богородицы за «чад» Ее, то есть за находящихся на земле членов Церкви Ее Сына, началось уже здесь, когда Она пребывала с апостолами и верующими первой Церкви (ср. Деян. 1:14) и продолжается в Царстве Небесном.

360

Здесь и далее описывается само событие Успения Божией Матери: разлучение души от Тела, восхождение ее на небеса, погребение тела апостолами в Гефсиманском саду.

361

Выражения эти несомненно восходят к Книге Премудрости Соломонова, в которой под «Премудростью», согласно изъяснению всех Отцов Церкви, разумеется второе Лицо Св. Троицы, Ипостасная (точнее Воипостасная – Ἐνυπόστατον) Премудрость Божия (ср. 1Кор. 1:24) – как в Ее предвечном Божественном бытии, так и в воплощении. Соломон называет Премудрость «художницей всего» (7:21), посредством которой Бог «все сотворил» и «устроил человека» (9:1–2), которую Он «даровал» миру (9:17), через которую люди «исправились» и «научились», так что «спаслись Премудростию» (9, 18–19). Подобное же Премудрый Соломон пишет и в Книге Притч 8:22–31 и 9:1–5. Св. Иоанн Дамаскин и в других местах проповедует о Христе как о Премудрости Божией (см. Усп. III, 5), называет Его «вседетельным Словом сотворившего им Все Отца» (Рожд., 3), «Творцом всего» (Усп. I, 10), Который Сам совершает и создание и воссоздание наше (ср. Рожд., 5), «Создателем и Содержателем небес, Измыслителем всего мирного и премирного, Видимого и Невидимого творения» (Усп. II, 2), Которым «все стоит, как причиной творческой и содержащей» (Усп. III, 4). Эта предвечная Ипостасная Премудрость Божия (ср. Точн. изл. 1, 13), «благоволение Отчее» (Усп. II, 3), будучи Сыном Единородным, «Рожденным прежде всякой твари» (Кол. 1:5), делается через вольное воплощение и вочеловечение «Первородным между многими братиями» (Рим: 8:29). Это и есть таинство, которое Отец «предопределил прежде веков» (Рожд. 10): «Бог воплотившийся, вечная жизнь для всех» и «наше обо-жение» (Рожд., 9). Согласно святым Отцам, для человека и для всего творения не существует помимо Христа никакого другого центра жизни и бытия ни здесь, ни в вечности, не существует и никакой иной «премудрости». Поскольку же новейшие софиологи пытаются соединить понятие «премудрости» среди прочего и с Лицом Пресвятой Девы, а не с Лицом Христа, как то делает Священное Предание (см. «Столп и Утверждение истины» свящ. П. Флоренского и «Купину неопалимую» прот. Сергия Булгакова), особенно важно показать позицию по этому вопросу св. Иоанна Дамаскина, святого Отца, с исключительной силой опирающегося в своем богословии на Предание. Ср. еще его проповеди на Преображение и на Великую Субботу: «Вседетельная Премудрость Божия и сила, в Которой сокрыты все сокровища знания» (РG 96, 633).

362

В Православной церкви Христос подлинно является «всем во всем» (Кол. 3:11). Он есть и Глава и Начаток Церкви, Архиерей и Архипастырь словесного стада, и все это не в каком-то отвлеченном смысле, но на деле. Поэтому в Православной Церкви все из Него исходит, все в Нем живет, действует и существует, все в Нем начинается и завершается. Члены Церкви Его – «божественное и священное стадо Великого Пастыря, Иерея и Жертвы (Θύματος), народу особенный (Тит. 2:14), царственное священство (1Пет. 2:9), [люди], обогатившиеся общим именем рабов Христовых» (РG 96, 640), – не имеют другого средоточия жизни ни на небе, ни здесь на земле, кроме Христа. «Ибо и пасущие, и пасомые – все соблюдаются Единым Небесным Пастырем» (св. Иоанн Златоуст, РG 52, 784).

363

27 В стихах 8:2, 5; 9:11–12, 23–24; 10:1 Послания к Евреям св. апостол Павел пишет о том, что на небесах есть истинное «Святое Святых» (ибо там «Скиния истинная», «нерукотворенная», «большая и совершеннейшая»), являющаяся тем «первообразом», согласно с которым Моисей сделал рукотворное святое святых, то есть ветхозаветную еврейскую скинию. Это небесное и истинное Святое Святых апостол называет также истинным «образом вещей», «вещи» же эти суть «будущие блага» и «самое небо», где пребывает престол Божий. В стихах 12:22–24 того же Послания апостол Павел соединяет вышеназванные понятия с понятиями «града Бога живого», «небесного Иерусалима», «церкви первенцев, написанных на небесах». И именно туда, в первообразное, истинное и небесное Святое Святых», «вплоть до самого царственного престола» Божия (Усп. I, 11), Божественный Сын Пречистой Девы Марии вводит пренепорочную душу Своей Матери, а через три дня и тело Ее (Усп. II, 14, 18; Усп. I, 10, 13). Возможно же это стало потому, что Христос первый телесно вошел «предтечею за нас» (Евр. 6:20) «во внутреннейшее за завесу» (Евр. 6:19), то есть в глубочайшее средостение Небесной Скинии, Первообразной Церкви.

364

Тело Божией Матери было взято на небо Ее Сыном через три дня после его разлучения с душой. Смерть Пресвятой Богородицы, как мы о том говорили выше, была подлинной человеческой смертью (вопреки католическому догмату о Ее телесном вознесении), и тело Ее было предано законному погребению (дабы «отложить смертное» и «облечься в нетление» – Усп. I, 10). Однако живоприемное тело Богородицы покрывается смертью только на «некоторый промежуток времени», как солнце, которое заслоняется на мгновение луной в момент затмения, но не теряет своего света (Усп. I, 10). Божественное тело Ее не увидело нетления и не осталось во гробе, но посредством гроба переправляется, «как через некий Иордан», в небесный Иерусалим (Усп. I, 12). Ср. Канон на Успение св. Космы Маюмского, Песнь 6: «Дает Тебе яже превыше естества Царь всех Бог: якоже бо в рождестве Деву сохранили, тако во гробе тело соблюде нетленно и спрослави божественным преставлением...» Это преставление тела Богоматери является плодом Воскресения Ее Сына (см. Усп. II, 14; Усп. I, 10, а также из «Последования на святое преставление Пресвятыя Владычицы Богородицы и Приснодевы Марии», Статия II, 102: «Прежде нас роди во ад Христос сниде, ныне же Дева Мариам взыде на небо, в радость и помощь нам...»), Который благоволил, чтобы «после телесной смерти Богоматерь не только бессмертной вступила в жизнь будущего века, но и плоть Богоматери уже пережила то изменение из тления в нетление, которое ожидает остальных людей лишь после общего Воскресения» (Митр. Сергий (Страгородский). Почитание Божией Матери по разуму Святой Православной Церкви // ЖМП, 1973, № 9, с. 60). Ср. у св. Григория Паламы: «Родившее тело справедливо сопрославляется богоподобной честью с Рожденным им; исовоскресает, – согласно пророческой песни, с прежде воскресшим после трех дней Христом, – Кивот Святыни Его» (РG 151, 465).

365

«Говорю же слово «надлежало» (ἔδει), обозначая волю творца, ибо она есть закон и постановление наиболее пристойное» (Точн. изл. II, 12).

366

В трех из четырех основных рукописей встречается написание «ἐνυποστάν» (воипостазированное), в одной «ἐνυπόστατον» (воипостасное). Какое бы написание ни принять, они по сути означают одно и то же, а именно что плоть Господа (Его человеческая природа) «не произошла со своею собственною ипостасью и не сделалась ипостасью, различною по сравнению с Ипостасью Бога Слова, но, существуя в Ней, она скорее стала воипостасною, нежели сделалось ипостасью, существуя отдельно – сама по себе. Почему она не лишена ипостаси, и не привносит в Троицу другой ипостаси» (Точн. изл. III, 9).

367

Илиада V, 341–342. Перевод П. Гнедича.

368

Пресвятая Дева, как родившая воплощенного Бога Слова, является «сущей» (ὄντως) и «воистину» (ἀληθῶς) Богородицей. Это бесспорное чудо и событие не означает, что Она родила Божественную природу Бога Слова (которая является единой природой Отца, Сына и Святого Духа), но что Она родила человеческую природу Воплотившегося Сына Божия или, точнее говоря, Самого Сына и Бога Слово, но не в первом и божественном Его предвечном рождении от Отца, но во втором Его рождении, бывшем по домостроительству вольного воплощения, как о том говорит Дамаскин несколько ниже (и в Усп. III, 4). См. также в его «Послании яковиту», 84: «Ибо как Истинный Бог – Родившийся от Нее, так и Истинная Богородица – носившая во чреве Воплотившегося из Нее Бога. Говорим же, что Бог от Нее родился [не в том смысле], что Он получил от Нее вечное Божественное бытие, но [разумея], что Он от Нее непреложно воплотился и сделался человеком и родился: Один Христос, Один Сын, Один Господь, Одна Ипостась, Тот же Самый – Бог и человек, не вводящий в Троицу другого лица».

369

Цитата из Слова на Святую Пасху (Слово 45, 9; РG 36, 633) св. Григория Богослова. Ср. Точн. изл. III, 1: «После того, как человек был побежден, Он (Бог) не делает, чтобы другой победил тирана и не вырывает человека себе через грех, этого Благий и Праведный опять сделал победителем и, что именно было затруднительно, подобного привел в первобытное состояние посредством подобного».

370

«Божество неизреченно и непостижимо», – пишет св. Иоанн Дамаскин в начале «Точного изложения Православной веры» и добавляет затем: «И только это одно: беспредельность и непостижимость в Нем постижимо» (Точн. изл. I, 1, 4. Ср. Усп. I, 4: «беспредельная высота непостижимого Божества» и св. Григория Богослова РG 36, 317). Эта непостижимость Бога лежит в основе святоотеческого апофатического богословия, которое не пытается определить, что есть Бог, но содержит в пространстве веры Его спасительное Откровение. Выражение «пребожественное Божество» (см. также Точн. изл. I, 12 и РG 94, 1424: «Пребожественное Божество, Пресущественная Сущность») является выра¬жением чисто апофатическим, которое употребляли многие свв. Отцы (например, св. Дионисий Ареопагит, преп. Максим Исповедник, св. Григорий Палама). По сути оно означает, что и словом «Божество» св. Отцы не определяют природу Бога (Точн. изл. I, 9), ибо, «как говорит св. Григорий Богослов, «ни Божество, ни нерожденность, ни отцовство не означают сущность Бога» (Слово о богословии III). Ср. у св. Григория Паламы: «Пребожественный Бог... как пребывающий за пределами сего Божества» (Συγγράμματα. Ἔκδ. Π. Χρήστου. τ. Ι, σ. 645). Бог есть и Бог, и Пребожественный, и Пресущественный, и «Ставший превыше всякой пресущественности» (преп. Максим Исповедник, РG 90, 1184). Но Он же есть и Господь наш и Спаситель наш, спасение и вечная жизнь, явившийся через воплощение как Бог и человек, как о том пишет св. апостол и Евангелист Иоанн: «Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил», – и добавляет: «Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него» (Ин. 1:18; 1Ин. 4:9).

371

О чистоте и святости Пресвятой Богородицы вдохновенно пишет преп. Симеон Новый Богослов – он называет Деву Марию Невестою Сына Божия, непорочной по отношению к людям и святой, хотя при этом Она остается человеком по отношению к Богу: «Дочь его [Давида], пренепорочную, пречистую и чистую Деву, Он привел как Невесту. Пречистой же я называю Ее, и пренепорочной по отношению к нам и тогдашним людям, сравнивая Ее с ними и с нами, Ее рабами, что же касается до Ее Жениха и Его Отца, то человеком, но святой и пресвятой и свыше всех людей всех поколений чистейшей и непорочной» (Еthic 1,9, 42–51; SС 122, 248) (Русский перевод по изданию: Архиепископ Василий (Кривошеин). Преп. Симеон Новый Богослов. Париж, 1980, с. 280).

372

Божия Матерь родила Единородного и Возлюбленного Сына Отца, «Сына любви Его» (Ὑιὸν τῆς Ἀγάπης Αὐτοῦ Кол. 1:13), Который «явил любовь Отца Своего к нам» (РG 96, 583). «Бездна» (ἄβυσσος) Божественной Любви, которая явилась через Пресвятую Деву, есть вочеловечение Бога Слова и обожение человека (см. текст ниже и Рожд., 9).

373

Вот осуществление конечной цели всего сущего в Пресвятой Богородице: в Ней Бог стал человеком, дабы человек стал Богом. Это излюбленное выражение святого Иринея Лионского и святого Афанасия Великого, усвоенное и повторенное многими свв. Отцами, ясно указывает, помимо всего прочего, и на центральное место в Таинстве Божественного Домостроительства Пресвятой Богородицы, «преестественно доставившей Создателю то, чтобы и Он был созидаем, и Богу, и Творцу всего, обожествляющему воспринятое человечество, то, чтобы и Он сделался человеком» (Точн. изл. III, 12).

374

«Благодать Божия есть нетварная божественная сила (δύναμις) или энергия (ἐνέργεια) Пресвятой Троицы, которая подается от Бога через Христа в Духе Святом (Ἰερομ. Ἀθανάσιος Γιέβτιτς. Цит. соч., с. 275). Часто божественной благодатью называется «дар» (δωρεά) или действие, энергия (ἐνέργεια) Духа Святого (ср. у преп. Симеона Нового Богослова: «Дар Всесвятого Духа именует благодатью» – SС 129, 36), ибо эта благодать созидает наше единение с Богом (ср. Рожд. 3: «Связь Бога с людьми осуществляется через Духа Святого»; Точн. изл. IV, 13: «Все, что Бог сотворил, Он сотворил действием Святого Духа»). Вне благодати Святого Духа не может быть ни спасения, ни жизни вечной для человека. Трагические последствия праотеческого падения состояли как раз в утрате благодати Духа Божия (ср. Усп. II, 2), благодаря которой человек живет истинной жизнью как «соучаствующий и сопричастный Богу» (преп. Симеон Новый Богослов. Там же), в то время, как без нее дезорганизуется и распадается человеческое бытие, и гибнет сама жизнь. Возвратил благодать падшему человеку воплотившийся в Пресвятой Деве через Духа Святого Бог Слово. Поэтому и первым приветствием Архангела, обращенным к Богородице, было: «Радуйся, Благодатная (облагодатствованная – κεχαριτωμένη)». «Поэтому я вещаю Тебе: «Радуйся, Благодатная», поелику паче всей твари Ты стала благодатной и поелику я сознаю и ведаю причину для такой радости и благодати в Тебе; посему взывая и вещая, я приношу Тебе: «Господь с Тобою"" (св. Софроний Иерусалимский. Слово на Благовещение, РG 87, 3240; русский перевод по изданию: Проповеди святителя Софрония, Патриарха Иерусалимского. Джорданвилль, 1988, с. 29). С того момента, со дня Благовещения открылась для людей «бездна благодати», которая подается и подается в Церкви каждому члену Тела Христова и «благодетельствует различно» сообразно с мерой веры и «нуждой каждого».

375

Данную часть главы 18, то есть весь отрывок из так называемой «Евфимиевой Истории», Р. Voulet (S. Jеап Dатаsсèпе. Ноmélies sur la Nativité et la Dormition, DС № 80. Paris, 1961, р. 168–169) и М. Jugie (La mort et l’assomption de la Sainte Vierge, Studietesti, (114), Rome, 1944, р. 166) рассматривают как позднейшую интерполяцию в текст Слова Дамаскина. Однако согласно как западным (РG, SС), так и афинскому изданиям все рукописи Слова (IX и X веков), в том числе древнейшая Раris. gr. 1470 (890 г.), содержат этот отрывок. Более того, если раньше считалось, что данный отрывок из вообще лишь фрагментарно дошедшей до нас «Евфимиевой Истории» (ее текст см. РG 147) сохранился только в тексте «Слова на Успение», и это вызывало сомнения в его подлинности и раннем происхождении, то в середине нашего века Р. Weuger обнаружил на Синае рукопись VIII века (Sinait, 491), датируемую им не позднее, чем 750 г. (Weuger Р. L’assomption de la Sainte Vierge dans la tradition byzantine du VI au X Siecle. Paris, 1955, р. 137), которая содержит данный фрагмент «Евфимиевой Истории» в качестве самостоятельного источника. Представляется, что все это подтверждает мнение Ламбеция, что происхождение этой Истории относится к VI столетию (Р. Lambetii Hamburgensis. Commentariorum de antiquissima Bibliotheca Caesarea Vindobonensis. Liber 8. Vind., 1782, с. 363). Предметом ее служит жизнеописание некоего аввы Евфимия († 472), жившего в Палестине во времена Халкидонского Собора. Поэтому неудивительно, что на страницах «Истории» передаются также события, случившиеся во время этого Собора и имеющие прямое отношение к вопросу о тех сведениях, почерпнутых из Св. Предания, какие имела в то время Церковь об Успении Божией Матери (см. об этом подробнее в статье: Сильченков К. Праздник Успения Божией Матери // Вера и разум, 1901, (IV) 14, с. 121). А это предание Иерусалимской Церкви, которое в приведенном отрывке св. патриарх Ювеналий перед лицом императора и Собора назвал «древним и достовернейшим», с полным основанием может быть принято, как та «чистая монета, которую содержит Церковь относительно Успения Божией Матери, как несомненное учение ее относительно этого события» (Сильченков К. Цит. соч., с. 125). Ср. сходные свидетельства св. Модеста Иерусалимского, Похвальное Слово на Успение 7, 9, 11, 13–14 (РG 86, 3296, 3300–12) и св. Андрея Критского (Иерусалимского), I Слово на Успение (РG 97, 1061–68). Последний, кстати, пространно изъясняет то место из Ареопагита, которое содержится и в отрывке «Евфимиевой Истории». См. также другие параллельные места у самого св. Иоанна Дамаскина (Усп. III, 4; Усп. I, 5, 9 и др.).

376

Согласно историку Никифору Каллисту (XIV в.), св: царица Пульхерия вместе со своим супругом, св. императором Маркианом (450–457), «обратив в Халкопратии (т. е. медяном рынке) иудейскую синагогу в храм и придав зданию должный вид и по размеру, и по красоте, посвятила этот божественный дом Богоматери. Здесь и был положен честной и священный пояс Богоматери в Ковчеге Святого Престола; и с того времени святым Ковчегом стал называться этот дом Богородицы» (Церк, Ист. XIV, 49; РG 146, 1223). Подробнее об этом событии см. Архиепископ Сергий (Спасский). Полный месяцеслов Востока. Том II. Владимир, 1901, с. 346 и далее. У св. Германа I, Патриарха Константинопольского (715–730) есть два Слова на Положение пояса Пресвятой Богородицы (РG 98, 372–384).

377

Св. Ювеналий был патриархом Иерусалимским в 422–458 гг. Он присутствовал на III Вселенском Соборе в Эфесе 431 г. и на IV Вселенском Соборе 451 г.

378

Цитируется книга «О Божественных именах» гл. 3, 2 (РG 3, 681–684).

379

Священномученик Иерофей (см. также Усп. III, 4) был членом афинского ареопага и обращен ко Христу апостолом Павлом вместе с Дионисием Ареопагитом. Он стал первым епископом Афин и скончался в I веке мученической смертью.

380

Только в одной из пяти парижских рукописей вместо слова ἀσθενείας («слабости, немощи, бессилия») стоит εὐσθενείας («крепости, мощи, силы»). Тем не менее именно это чтение предпочли два упомянутых нами католических издателя (но не афинское издание!). С этим, однако, нельзя согласиться уже потому, что в оригинале Ареопагита видим слово ἀσθενείας. Употребляя выражение «бесконечно сильная... богоначальная слабость», св. Иоанн Дамаскин со всей очевидностью следует апофатической традиции Ареопагита. Таким образом, здесь дело заключается в ошибке одного переписчика и непонимании апофатического богословия святых Отцов двумя западными издателями. В Схолиях на сочинения Ареопагита преп. Максим Исповедник пишет: «Прекрасно сказал он: богоначальная слабость», – и изъясняет затем, что выражение «богоначальная слабость» означает «вольное снисхождение Сына Божия до плоти кроме греха», «обогащающее обнищание» Его ради нас, «все Его во плоти жительство», «позорную смерть на кресте, жалкое погребение и гроб» (РG 4, 236).

381

См. прим. 335.

382

Ср. Канон ко св. Причащению, Песнь 3, Богородичен: «Хлеба животнаго Трапеза Пресвятая, свыше милости ради сшедшаго и мирови новый живот дающего...».

383

Христос имеет «покой для всякой твари» (бл. Исихий Иерусалимский, РG 93, 1464), конечно же и для «драгоценнейшей всякой твари» (Рожд., 7) Своей возлюбленной Матери, как то говорит и Псалмопевец (Пс. 131:8).

384

См. прим к Рожд., 20 и Усп. II, 13.

385

Указание на чудесный переход Красного моря израильским народом во время бегства от фараона из Египта (Исх. 14:25–30). Относительно еретика Нестория см. прим. 251 к Рожд. Нечестие (ἀσέβεια) всякой ереси уподобляется здесь «соленому морю», потопившему египтян, в то время как единственным путем, приводящим в землю обетованную, является православие, понимаемое как единство правой веры (правых догматов) и праведной жизни, богоугодных дел. Ср. Слово диакона Епифания на VII Вселенском Соборе: «Радуйся, Христом зажженный столп огненный, избавивший новый Израиль Божий светозарными учениями [правых] догматов от руки египетской, то есть от заблуждений еретиков, и указавший путь в землю обетованную православием [святых] отцов» (РG 98, 1328).

386

«Духовным Израилем» является Церковь Христова, в противоположность «Израилю по плоти» (1Кор. 10:18; см. также Рожд., 6).

387

В конце III главы св. Иоанн Дамаскин говорит о причине и цели смерти Пресвятой Богородицы: Она умирает, «чтобы возвратилось в землю образованное из земли», т. е. тело, и чтобы, «оставив земную и не имеющую света отягченность смертности», облечься в духовное тело нетления (см. также Усп. I, 10; Усп. III, 1). Смертность, то есть тление и «безупречные страсти» (Точн. изл. III, 20), знало и тело Самого Господа до Воскресения, но если Господь вкусил смерть по домостроительству, как Спаситель ветхого Адама, то Божия Матерь умерла, подчиняясь закону естества, как дочь Адама. В то же время Дамаскин исповедует вместе со св. Андреем Критским, что смерть Богородицы была «превыше нас» (ὑπὲρ ἡμς) (РG 97, 1053). Смерть «Живоначальной Матери» (Усп. I, 10) Господа настолько превосходит понятие о смерти, что больше не называется смертью, но «успением», «божественным преставлением», «переселением на небо» или «вселением к Господу» (Усп. I, 10; Усп. III, 1, 3). Именно поэтому св. Иоанн Дамаскин переносит и на Богородицу слова Писания, относящиеся ко Христу: «Душа Твоя не сошла во ад, и плоть Твоя не видела тления» (ср. Деян. 2:31; Пс. 16:10). «Не оставлена душа Твоя в земле или Твое пречистое и нескверное тело, но в небесных жилищах обитает, будучи переселена, Царица, Госпожа, Владычица, Богоматерь, Истинная Богородица» (Усп. I, 12).

388

См. прим. 266 к Рожд.

389

Вефиль (в переводе «Дом Божий») – место, где праотец Иаков видел во сне лестницу, по которой восходили и нисходили ангелы Божии, а затем возлил елей на камень, который служил ему изголовьем (Быт. 28:10–18). Здесь также следует напомнить, что имя Хριστός означает «Помазанный» (Κεχρισμένος). Это имя вочеловечившийся Бог Слово принял с момента воплощения от Пресвятой Богородицы: «Мы утверждаем что Сын и Слово Божие сделалось Христом с тех пор, как вселилось во чрево Святой Приснодевы и, не изменившись, сделалось плотию, и плоть была помазана (ἐχρίσθη) Божеством. Ибо это – помазание человечества, как говорит Григорий Богослов» (Точн. изл. VI, 6; у Григория Богослова – Слово 36). См. также прим. 285 к Рожд.

390

Господь вознесся на небо с Елеонской горы, «которая находится близ Иерусалима» (Деян. 1:12).

391

10 В Церкви Христовой святые Ангелы являются «служебными духами», которые посылаются Богом «на служение» спасению людей (Евр, 1:14). Люди были созданы «не много униженными пред Ангелами» (Евр. 2:7), но с воплощением Христа от человека, от Пресвятой Девы, человек несравненно был превознесен над Ангелами, и с тех пор святые Ангелы не только «служат» и содействуют спасению людей, но непрестанно и вечно воздают поклонение и славословие нашей человеческой природе во Христе, а также воспевают Пресвятую Богородицу, «поднявшуюся превыше Херувимов и превознесенную над Серафимами» Матерь их Бога (Рожд., 9), «в страхе, подобно рабам, предстоя Матери Господа своего» (Усп III, 10). См. также следующий характерный отрывок из III «Слова в защиту святых икон» (РG 94, 348): «Не с ангельским естеством соединился Бог, но с естеством человеческим. Не сделался Бог ангелом, но сделался Бог естественным и истинным человеком. «Ибо не Ангелов восприемлет Он, но восприемлет семя Авраамово» (Евр. 11:16). Не ангельское естество сделалось Сыном Божиим по ипостаси, но человеческое естество сделалось Сыном Божиим по ипостаси... Естество наше... через благоволение и соединение с Богом сделалось больше ангельского, ибо Ангелы предстоят ему, сидящему во Христе на престоле славы, со страхом и трепетом, и будут со страхом предстоять на суде»

392

См. выше прим. 387 к Усп. III.

393

Как уже указывалось выше, эти два имени: «дочь Адама» и «Матерь Бога» – заключают в себе самую суть православного учения о Пресвятой Богородице. Дева Мария не была по природе Своей чем-то иным, как дочерью ветхого (падшего) Адама, почему Она и «отсылает земле тело». Однако Она удостоилась чести стать Матерью Бога и именно потому, что Она родила Его как Нового Адама, как Богочеловека, Дева Мария минует смерть и восходит в небесные обители. Ср. Канон св. Иоанна Дамаскина на Успение: «От смертных чресл произведшиеся, естеством подобна, Чистая, исхождение разреши (перев.: «Происходя от смертных родителей, Чистая, Ты имела и кончину, соответственную Своему естеству»). Рождши же сущую Жизнь, к жизни преставися божественней и ипостасней"".

394

Выражая отношение Христа к Церкви, св. Писание и св. Предание говорит, что Христос является Главой Церкви, Церковь, же Его телом, «Где глава, там и тело; ведь глава и тело не разделяются никакой преградой» (св. Иоанн Златоуст, РG 62, 26). Однако из того, что Церковь является Телом Христа – Воплотившегося от Пресвятой Богородицы Слова, становится ясным, что первым, ближайшим с Главой Христом членом Церкви является Его Пречистая Матерь, «честнейшая Херувим и славнейшая без сравнения Серафим», Которая часто в творениях святых Отцов выступает как олицетворение Церкви. Она родила Христа, Начаток Церкви и соединена с Ним «на основании самих законов естества» (св. Григорий Полома. Беседы 53, 21). Вследствие этого, как Невеста и Матерь, Богородица занимает первое, после Христа, место в Церкви, «предстоит Сыну превыше всех ангельских чинов». По дерзновенному выражению св. Григория Паламы, Она «единая является посредницей между тварной и несотворенной природами, и никто не пришел к Богу, как только посредством Нее и от Нее Родившегося...» (Русский перевод по изд.: Беседы святителя Григория Паламы. Т. III. Монреаль, 1984, с. 107–108).

395

Об участии в тайне домостроительного спасения всей Пресвятой Троицы, «Которой послужила» Божия Матерь, см. прим. 258 к Рожд. Конец Усп. I дополняется здесь завершением Усп. III. «Пресвятая Троица является вечным центром, к которому со страхом и трепетом устремляется все сущее и всякая тварь» (Ἰερομ. Ἀθανάσιος Γιέβτιτς. Ук. соч., с. 281) «Там – предел всего, на что уповали и уповают; там – последний конец, далее которого нет ничего. Там поклоняются Отцу, славя Сына, и воспевают Святого Духа, нераздельное Существо Единого в Троице Божества» (св. Андрей Критский. 3 Слово на Успение, РG 97, 1101).

396

См. прим. 361 к Усп. II.

397

Вечное славословие, поклонение и служение Богочеловеку Христу и Пресвятой Троице – то, что составляет славу творения, имеет начало уже здесь на земле во «Христе Сыне Божием» и Сыне Девы, через Духа святого в Церкви. «Славой Сына» уже сияет Пресвятая Богородица и все святые, то есть прославленная «Церковь празднующих достойным св. Духа образом». Но Церковь едина, единое Тело Христово, и то, что совершается в торжествующей Церкви, совершается и в Церкви воинствующей, а то, что совершается на земле, совершается и на небесах. Согласно тропарю праздника Положения ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне (2 июля) через Нее «и естество обновляется, и время», а потому «все совершаемое в Церкви имеет сверхъестественное содержание», как пишет преп. Максим Исповедник (РG 90, 820). Это «сверхъестественное содержание» (ὑπερφυὴς λόγος) совершающегося в небесно-земной Церкви проявляет себя не как «метафизическая» теория, не как философская спекуляция, но как «обновленное благодатью состояние вещей в Таинстве Церковной жизни, когда события происходят равным образом в пространстве и времени, и над пространством и временем» (Ἰερομ. Ἀθανάσιος Γιέβτιτς. Ук. соч., с. 282). В этом смысле св. Отцы говорят о «литургическом времени и месте», парадоксальных «ныне» и «сегодня» Церкви, о Ней как о «Небе на земле» (см. св. Прокл Константинопольский, РG 65, 705). См. там же: «Все праздники христиан божественны и преславны, они – подлинные источники и сокровищницы спасения». Праздники Церкви Христовой, ее последования и таинства имеют своим истоком единое и уникальное Таинство воплощения и вочеловечения от Девы Бога Слова, «Совершившего домостроительство нашего спасения». Св. Иоанн Златоуст по праву именует Рождество Христово «матерью всех праздников» (РG 48, 744). Во время каждого церковного праздника празднуется событие – таинство «воплощения Слова нашего и нашего обожения» (Рожд., 90). «Сколько торжеств, – восклицает св. Григорий Богослов, – доставляет мне каждая тайна Христова! Во всех же в них главное одно – мое совершение, воссоздание и возвращение к первому Адаму... пришествие Бога к человекам, чтобы и нам переселиться к Богу» (Слово 38, 4; РG 36, 316, 329; русск. перевод по изданию: Творения св. Григория Богослова. М., 1889, с. 194, 205). Такой праздник и такое славословие возможны только в Православной Церкви, ибо, как подчеркивает св. Иоанн Дамаскин, вне православия не может быть богоугодного и спасительного празднования: «Кому праздник и торжество, кому веселие и радование, как не боящимся Господа, поклоняющимся Троице, почитающим со Отцем Сына и совечного Духа? Кому, как не тем, которые душою, и мыслию, и устами исповедают Божество, в Трех Лицах нераздельно познаваемое, которые признают и проповедуют Христа Сына и Бога Единого, Ипостасью, познаваемой в двух нераздельных и неслиянных естествах со всеми их естественными свойствами? Нам веселие и вся праздничная радость: для нас Христос установил праздники, ибо нет подлинной радости для нечестивых» (Слово на Преображение, I; РG 96, 545).


Вам может быть интересно:

1. Нравственное Богословие в России в течении XIX-го столетия – VI. Состояние её от времени выхода в свет труда последнего до введения в духовно-учебные заведения устава 1867 г. Александр Александрович Бронзов 13,7K 

2. Волынская духовная семинария Николай Иванович Теодорович 365 

3. Патриарх Кирилл Лукарис и его заслуги для православной Церкви архиепископ Арсений (Брянцев) 1,6K 

4. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том VII – Иоанн Кариофилл профессор Александр Павлович Лопухин 80,1K 

5. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том I – Адопциане профессор Александр Павлович Лопухин 162,9K 

6. Лекции по патрологии I-IV века – Оценка литературного и богословского значения апологетических произведений II века Николай Иванович Сагарда 10,7K 

7. Лекции по патрологии I-IV века – Попытки литературной борьбы против христианства со стороны языческих писателей Николай Иванович Сагарда 10,7K 

8. Из Румелии – Янина. 12 июня. Суббота. архимандрит Антонин (Капустин) 11,7K 

9. Богословие обличительное. Том II архимандрит Иннокентий (Новгородов) 4,1K 

10. Ответы на вопросы – Я слышал, что Евангелие от Марка не могло быть написано самим Марком, потому что греческий язык текста слишком гладкий, в то время как... Сергей Львович Худиев 2,5K 

Комментарии для сайта Cackle