Каждый день по крупицам учишься любви<br><span class="bg_bpub_book_author">Павел Федосов</span>

Каждый день по крупицам учишься любви
Павел Федосов

(4 голоса5.0 из 5)

Павел Федо­сов для «Азбу­ки супружества»

Павел Федо­сов – автор-испол­ни­тель, музы­кант, поэт, эссе­ист, обще­ствен­ный дея­тель. Родил­ся в 1979 году в Москве. Сочи­нять и петь свои пес­ни начал, еще будучи под­рост­ком. Окон­чил фило­соф­ский факуль­тет МГУ. С 2005 года ведет актив­ную кон­церт­ную дея­тель­ность. Сей­час высту­па­ет соль­но и в соста­ве рок-груп­пы, рабо­та­ет в Фон­де Андрея Пер­во­зван­но­го, где руко­во­дит доб­ро­воль­че­ски­ми про­ек­та­ми. Женил­ся в 2004 году. Отец чет­ве­рых детей.

– Павел, что было в вашей жиз­ни рань­ше: женить­ба или воцерковление?

– Женить­ба ста­ла про­дол­же­ни­ем воцер­ко­в­ле­ния. Сна­ча­ла мы с Ксе­ни­ей позна­ко­ми­лись, ста­ли общать­ся, инте­ре­со­вать­ся хри­сти­ан­ством, потом кре­сти­лись, рас­пи­са­лись и вен­ча­лись. Мы пошли в ЗАГС, пото­му что хоте­ли вен­чать­ся. А через день после вен­ча­ния поеха­ли на Свя­тую зем­лю. Навер­ное, если бы я сей­час при­ни­мал реше­ние, куда ехать на медо­вый месяц, не поехал бы в палом­ни­че­скую поезд­ку, а тогда мы толь­ко начи­на­ли воцер­ков­лять­ся, навер­ное, у меня было ощу­ще­ние, что надо сде­лать что-то бла­го­че­сти­вое. Мне кажет­ся, что мы, как и мно­гие вна­ча­ле, дела­ли упор на фор­маль­ное бла­го­че­стие. Это сей­час всё чаще заду­мы­ва­ешь­ся над внут­рен­ни­ми вопро­са­ми: как быть чест­ным с Богом, как сде­лать так, что­бы твои отно­ше­ния с Ним были не про­сто чте­ни­ем молитв, но насто­я­щим твор­че­ским про­цес­сом, обще­ни­ем? К таким вопро­сам при­хо­дишь не сра­зу, а спу­стя какое-то время.

– А отно­си­тель­но сво­е­го твор­че­ства у вас были сомне­ния? Даже у людей, не зани­ма­ю­щих­ся искус­ством про­фес­си­о­наль­но, в нео­фит­ский пери­од часто быва­ют край­но­сти, когда они отри­ца­ют всё свет­ское искус­ство, хотя мно­гие изна­чаль­но заду­ма­лись над глав­ны­ми вопро­са­ми имен­но бла­го­да­ря сво­е­му инте­ре­су к искус­ству. Но нео­фи­там свой­ствен­на кате­го­рич­ность, и люди начи­на­ют отри­цать даже без­услов­ные шедев­ры лите­ра­ту­ры, живо­пи­си, музы­ки. А уж к рок-музы­ке… Я пра­виль­но пони­маю, что вы имен­но ей занимаетесь?

– Да.

– Спо­ры о рок-музы­ке в пра­во­слав­ной сре­де не ути­ха­ют и вряд ли когда-то утих­нут. Вы это навер­ня­ка луч­ше меня зна­е­те. У вас не было нео­фит­ско­го жела­ния уйти из профессии?

– Я в то вре­мя еще мно­го зани­мал­ся теат­ром и в какой-то момент завер­шил все свои теат­раль­ные проекты.

Каждый день по крупицам учишься любви

– Вы писа­ли музы­ку и пес­ни к спектаклям?

– Нет, я был акте­ром, хотя у меня нет про­фес­си­о­наль­но­го актер­ско­го обра­зо­ва­ния. Играл в нефор­маль­ной теат­раль­ной лабо­ра­то­рии, но был и момент, когда рабо­тал в Шко­ле дра­ма­ти­че­ско­го искус­ства у Ана­то­лия Васи­лье­ва. Когда начал воцер­ков­лять­ся, почув­ство­вал, что мне слож­но сов­ме­щать духов­ную жизнь с актер­ством. Было ощу­ще­ние, буд­то я всё вре­мя запи­хи­ваю в себя чужую жизнь, а зачем, непо­нят­но. У меня не воз­ник­ло предубеж­де­ния про­тив теат­ра, но я решил, что мне это не нужно.

– А про рок-музы­ку таких мыс­лей – что она вам не нуж­на и что ее слож­но сов­ме­щать с духов­ной жиз­нью – не было?

– Наобо­рот, поду­мал, что сво­им твор­че­ством смо­гу сви­де­тель­ство­вать о вере. Конеч­но, содер­жа­ние песен изме­ни­лось, но и в преж­них моих текстах не было ниче­го демо­ни­че­ско­го или вос­пе­ва­ю­ще­го грех.

– Когда ста­ли рож­дать­ся дети, совер­ша­ли ли вы роди­тель­ские ошиб­ки по нео­фит­ско­му рве­нию или про­сто по неопытности?

– Думаю, что да. Наш стар­ший сын ходил в пра­во­слав­ную шко­лу, в кото­рой опять же упор делал­ся на внеш­нее бла­го­че­стие: маль­чи­ки в белых рубаш­ках, девоч­ки в пла­точ­ках, все дети, в том чис­ле и из началь­ных клас­сов, долж­ны в первую сед­ми­цу поста ходить на Пока­ян­ный канон и выста­и­вать все служ­бы. По нео­фит­ству это нам каза­лось нор­маль­ным, а сей­час я думаю, что это не очень хоро­шо. Такое фор­маль­ное бла­го­че­стие вос­пи­ты­ва­ет в детях отно­ше­ние к Церк­ви как к чему-то скуч­но­му, где от них всё вре­мя что-то требуют.

– Дру­гие дети уже не учи­лись в пра­во­слав­ной школе?

– Потом мы, а если точ­нее, то наш стар­ший сын, нашли пра­во­слав­ную шко­лу, но совсем дру­гую. И атмо­сфе­ра там дру­гая, и обра­зо­ва­ние очень хоро­шее. Это клас­си­че­ская гим­на­зия при Гре­ко-латин­ском каби­не­те Шича­ли­на. Двое наших детей там учат­ся, и млад­шая дочь, кото­рой сей­час шесть лет, через год, наде­юсь, пой­дет в пер­вый класс туда же.

– У вас чет­ве­ро детей. Понят­но, что в мно­го­дет­ной семье мужу при­хо­дит­ся мно­го рабо­тать, а ваша рабо­та, как у любо­го вос­тре­бо­ван­но­го музы­кан­та и сотруд­ни­ка боль­шой неком­мер­че­ской орга­ни­за­ции, до пан­де­мии была свя­за­на с часты­ми поезд­ка­ми. Уда­ва­лось ли вам, несмот­ря на заня­тость и частые коман­ди­ров­ки, уде­лять вни­ма­ние детям или в какой-то момент вы всё сва­ли­ли на жену?

– Конеч­но, вре­ме­на­ми я ухо­дил в рабо­ту, дей­стви­тель­но было мно­го кон­цер­тов, коман­ди­ро­вок, уста­вал. Прав­да, я все­гда дер­жал детей в сво­ем серд­це, но понят­но, что мамы в их жиз­ни было гораз­до боль­ше, чем папы.

Каждый день по крупицам учишься любви

– Нет чув­ства, что что-то им недо­да­ли? Осо­бен­но маль­чи­кам. Допу­стим, не схо­ди­ли с ними на рыбал­ку или не научи­ли каким-то муж­ским навыкам.

– Я дей­стви­тель­но какие-то вещи им недо­дал, но не пото­му, что не было вре­ме­ни, а пото­му, что не умею. Я не рыбак, не хожу в похо­ды, не так мно­го могу сде­лать сво­и­ми рука­ми. Как-то, пом­ню, учил сына катать­ся на конь­ках, хотя сам не умею. И мно­го­го из того, чему было бы хоро­шо научить маль­чи­ков, делать не умею. Мож­но ска­зать, что это­го я им недодал.

– А сов­мест­ное чте­ние, похо­ды в музеи, теат­ры, на кон­цер­ты у вас в семье приняты?

– Вот как раз это­го все­гда было мно­го: музеи, театр, про­смотр филь­мов, чте­ние, обсуждение.

– Какие-то раз­но­гла­сия по пово­ду того, как вос­пи­ты­вать детей, быва­ют у любой супру­же­ской пары. Как у вас реша­ют­ся такие спор­ные вопросы?

– Сей­час я думаю, что в каких-то вопро­сах имею пра­во послед­не­го сло­ва. Воз­мож­но, жена со мной не согла­сит­ся, но мне так кажет­ся. Это быва­ет в исклю­чи­тель­ных ситу­а­ци­ях. В целом же у нас рав­но­пра­вие: обсуж­да­ем, спо­рим, аргу­мен­ти­ру­ем. К сча­стью, мы оба некон­фликт­ные, поэто­му даже когда о чем-то спо­рим, никто голо­са не повы­ша­ет и две­рью не хлопает.

– Ваш стар­ший сын сей­час в том воз­расте, когда мно­гие дети из цер­ков­ных семей охла­де­ва­ют к вере, пере­ста­ют ходить в церковь.

– У нас как раз тот слу­чай, при­чем уже с обо­и­ми сыно­вья­ми. Стар­ше­му шест­на­дцать лет, млад­ше­му три­на­дцать. Конеч­но, когда в учеб­ное вре­мя какие-то служ­бы быва­ют в школь­ном хра­ме, сын их посе­ща­ет, но сей­час оба моих сына не ходят на Литур­гию. Может, я неправ, но не вос­при­ни­маю это как ката­стро­фу. Для себя я решил, что глав­ное для меня – мое соб­ствен­ное воцер­ко­в­ле­ние. Счи­таю, что оно – вхож­де­ние в Цер­ковь и выстра­и­ва­ние лич­ных отно­ше­ний с Богом – про­дол­жа­ет­ся. Дети видят этот мой путь, но на них, как на всех людей, вли­я­ют не толь­ко при­мер и сове­ты роди­те­лей, а и раз­ные внеш­ние фак­то­ры. Я наде­юсь, что они всё рав­но вос­при­ни­ма­ют храм как свое место, куда мож­но вер­нуть­ся, и так­же наде­юсь, что нынеш­ний пери­од… Мож­но назвать его пери­о­дом поис­ков и сомне­ний, мож­но пери­о­дом охла­жде­ния, мож­но как-то еще, но в любом слу­чае я наде­юсь, что он прой­дет, и мои сыно­вья вер­нут­ся в Цер­ковь, как в род­ной дом.

Каждый день по крупицам учишься любви

– Вы обсуж­да­е­те с ними миро­воз­зрен­че­ские вопро­сы или они сей­час закры­ты для раз­го­во­ров на такую тему?

– Не закры­ты. Мы часто гово­рим с ними на самые раз­ные темы, обсуж­да­ем про­ис­хо­дя­щее в стране и мире. Недав­но с сыно­вья­ми гово­ри­ли про эвта­на­зию. И, конеч­но, гово­рим о вере, о Боге, о хри­сти­ан­стве. Про­ти­во­сто­я­ния нет, у нас доб­рые отношения.

– Мало кого из совре­мен­ных жен­щин устра­и­ва­ет роль домо­хо­зяй­ки. Даже если нет мате­ри­аль­ной необ­хо­ди­мо­сти рабо­тать, жен­щине хочет­ся и какой-то про­фес­си­о­наль­ной реа­ли­за­ции. У вашей жены была воз­мож­ность реа­ли­зо­вать­ся или вы были добыт­чи­ком, а она домохозяйкой?

– Дол­гое вре­мя она в основ­ном была дома с детьми, но сей­час начи­на­ет всё боль­ше реа­ли­зо­вы­вать­ся про­фес­си­о­наль­но. Точ­нее, реа­ли­зо­ва­лась она дав­но. Она фольк­ло­рист, кан­ди­дат фило­ло­ги­че­ских наук, но, конеч­но, пока дети под­рас­та­ли, у нее был пере­рыв в рабо­те. А сей­час она вер­ну­лась к про­фес­сии: водит детей в иссле­до­ва­тель­ские экс­пе­ди­ции в дерев­ню и в шко­ле пре­по­да­ет пред­мет, кото­рый назы­ва­ет­ся про­ект­ная дея­тель­ность – на ее уро­ках уче­ни­ки сами дела­ют свои про­ек­ты. В шко­ле 1651 в Ясе­не­ве. Думаю, всю жизнь зани­мать­ся толь­ко домом и детьми дей­стви­тель­но могут единицы.

– Ваши или ее роди­те­ли участ­ву­ют в вос­пи­та­нии детей?

– Участ­во­ва­ли, помо­га­ли и до сих пор помо­га­ют. Сей­час как раз Ксе­ния соби­ра­ет­ся в экс­пе­ди­цию, и дев­чон­ки – наши млад­шие дети – поедут к дедуш­ке с бабуш­кой, а я оста­нусь с сыно­вья­ми. Нам очень повез­ло: с одной сто­ро­ны, мы с само­го нача­ла жили отдель­но от роди­те­лей, с дру­гой сто­ро­ны, и с мои­ми, и с её роди­те­ля­ми у нас очень хоро­шие отношения.

Каждый день по крупицам учишься любви

– Посколь­ку все люди раз­ные, даже у самых любя­щих и духов­но близ­ких супру­гов какие-то инте­ре­сы могут не сов­па­дать. Есть что-то, что инте­рес­но вашей жене и неин­те­рес­но вам, и наоборот?

– Конеч­но. Ксе­ния очень любит туризм, похо­ды, а я люб­лю город. Напри­мер, недав­но со вто­рым по воз­рас­ту сыном езди­ли на неде­лю в Петер­бург, мно­го гуля­ли по горо­ду, ходи­ли по музе­ям. Ксе­нии такое вре­мя­пре­про­вож­де­ние как раз не очень нра­вит­ся. Она не пони­ма­ет, как мож­но спе­ци­аль­но поехать в боль­шой город не по делам, а для удо­воль­ствия. Ей всё это – камен­ные дома, дво­ры-колод­цы, даже музеи – сей­час не очень близ­ко. А мне не близ­ки походы.

– И вы ни разу с ней не ходили?

– Наде­юсь, что мне еще пред­сто­ит. Пока я всё вре­мя, что назы­ва­ет­ся, соска­ки­ваю. Но мы дого­во­ри­лись, что как-нибудь схо­дим в поход вдво­ем, без груп­пы. Меня боль­ше напря­га­ет даже не ночев­ка в палат­ке – я мно­го лет труд­ни­чал на Солов­ках и жил там в том чис­ле в палат­ке, – а то, что несколь­ко дней надо про­ве­сти в замкну­той груп­пе. А если пой­дем в поход вдво­ем, без груп­пы, наде­юсь, понра­вит­ся и ей, и мне.

– Зна­чит, отды­ха­е­те врозь?

– Нет, в авгу­сте у нас каж­дый год быва­ет семей­ный отпуск, кото­рый про­во­дим все вме­сте. Как пра­ви­ло, у моря.

– А когда она ухо­дит в поход, с детьми вы оста­е­тесь или бабуш­ки помогают?

– В этом смыс­ле Ксе­ния боль­шой моло­дец, пото­му что она дев­чо­нок с собой берет. Недав­но они сплав­ля­лись на ката­ма­ра­нах по реке Пра. Там несколь­ко семей было с детьми. Маль­чиш­ки рань­ше тоже ходи­ли, но теперь у них свои инте­ре­сы. Млад­ший в про­шлом году ещё ходил, а в этом уже не пошел.

– Не каж­дый муж отпу­стит жену в поход. В экс­пе­ди­цию еще куда ни шло – это рабо­та. А поход… Семьи, где мужья ходят в похо­ды без жен, пото­му что жен такой отдых не при­вле­ка­ет, знаю, а что­бы наобо­рот, как у вас, не при­пом­ню. При­хо­ди­лось вам себя смирять?

– Если я пра­виль­но понял ваш вопрос, вы гово­ри­те о сте­рео­ти­пах. Мне кажет­ся, что-то такое во мне было. Осо­бен­но до пан­де­мии. Навер­ное, когда мужик всё вре­мя ходит на рабо­ту, зара­ба­ты­ва­ет, у него есть ощу­ще­ние, что ему что-то долж­ны. Но сей­час, когда я в основ­ном рабо­таю из дома, всё очень изме­ни­лось. Жизнь лома­ет соци­аль­ные сте­рео­ти­пы. Нет у меня сей­час напря­же­ния по это­му пово­ду. В какой-то момент было – счи­тал, что мне боль­ше долж­ны, что дома дол­жен ждать ужин.

– Вы счи­та­е­те, что это непра­виль­ное представление?

– Я счи­таю, что если жена уста­ла, ей нужен отдых. Если луч­ше все­го она отды­ха­ет в похо­де, ей нужен поход. Это не блажь, не при­хоть. Даже для домаш­них дел необ­хо­ди­мы ресур­сы, энер­гия, а их надо отку­да-то черпать.

– То у вас гастро­ли, то она ухо­дит в поход. Каж­дый раз хоть и крат­ко­вре­мен­ное, но рас­ста­ва­ние. Это испы­та­ние для семьи, для отношений?

– Я заме­чал, что имен­но в пер­вый день, когда кто-то из нас воз­вра­ща­ет­ся домой, быва­ет непро­сто – надо зано­во друг под дру­га под­стро­ить­ся. Одно­вре­мен­но и радост­ный день, и непро­стой. А потом уже нор­маль­но. Я бы не ска­зал, что это серьез­ное испы­та­ние, но момент, когда мы сно­ва встре­ча­ем­ся, тре­бу­ет какой-то внут­рен­ней работы.

Каждый день по крупицам учишься любви

– А може­те ска­зать, чем изна­чаль­но, когда вы толь­ко позна­ко­ми­лись, поко­ри­ла вас ваша жена?

– Абсо­лют­ной орга­нич­но­стью и есте­ствен­но­стью. Ника­ко­го кокет­ства, жеман­ства. И еще очень важ­но, что мы, как толь­ко нача­ли встре­чать­ся, гово­ри­ли обо всем на све­те, о вещах, кото­рые по-насто­я­ще­му инте­рес­ны: о кни­гах, о жиз­ни, о Боге, о детях. Этот раз­го­вор про­дол­жа­ет­ся до сих пор, он для нашей семьи очень важен. Мне кажет­ся, она во мно­гом и дер­жит­ся на воз­мож­но­сти вести такой разговор.

– То есть до сих пор про­ис­хо­дит откры­тие, узна­ва­ние друг друга?

– Очень слож­ный вопрос. Ино­гда дей­стви­тель­но есть ощу­ще­ние откры­тия, люб­ви, неж­но­сти. Но быва­ет и чув­ство отчуж­де­ния, охла­жде­ния, а быва­ет и раз­дра­же­ние. Мне кажет­ся, семей­ная жизнь – одна из глав­ных хри­сти­ан­ских прак­тик. Это про­цесс твор­че­ский и очень слож­ный. Каж­дый день реша­ешь какую-то зада­чу, каж­дый день по кру­пи­цам учишь­ся люб­ви. Всю жизнь учишь­ся. По-дру­го­му вряд ли воз­мож­но. Уме­ние любить – высо­чай­шее искусство.

Бесе­до­вал Лео­нид Виноградов

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки