Ты и я. Любовь и влюбленность. Христианский взгляд

Ты и я. Любовь и влюбленность. Христианский взгляд

(4 голоса5.0 из 5)

про­то­и­е­рей Мак­сим Первозванский

Оглав­ле­ние

Оглав­ле­ние

 

Виньетка

 

«Я всем серд­цем люб­лю тебя!» — что сто­ит за эти­ми сло­ва­ми — готов­ность отдать люби­мо­му чело­ве­ку всю свою жизнь или неудер­жи­мое жела­ние, во что бы то ни ста­ло полу­чить его в соб­ствен­ность? Помо­жет ли Бог разо­брать­ся? И может ли Он бла­го­сло­вить наши, такие бур­ные, чув­ства? И что дает страст­но любя­щим друг дру­га людям Вен­ча­ние в Церк­ви, про­по­ве­ду­ю­щей бес­стра­стие? Чита­те­лю пред­ла­га­ют­ся увле­ка­тель­ные бесе­ды про­то­и­е­рея Мак­си­ма Пер­во­зван­ско­го о влюб­лен­но­сти, люб­ви, смыс­ле и целях бра­ка. В кни­ге нет нази­да­ний, напро­тив, — это увле­ка­тель­ный и откро­вен­ный раз­го­вор о том, как стать счаст­ли­вым в люб­ви, и как сде­лать счаст­ли­вым люби­мо­го человека?

О мужчине и женщине в поисках интимной близости^

Быту­ет мне­ние, что с точ­ки зре­ния цер­ков­но­го уче­ния сами по себе интим­ные отно­ше­ния меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной нечи­сты вслед­ствие повре­жден­но­сти чело­ве­че­ской при­ро­ды после гре­хо­па­де­ния. Так ли это? Обра­тив­шись к Свя­щен­но­му Писа­нию, мы обна­ру­жим, что ни о чем подоб­ном речь не идет. Пожа­луй, един­ствен­ным исклю­че­ни­ем мож­но счи­тать доста­точ­но осто­рож­ное заме­ча­ние апо­сто­ла Пав­ла, выска­зан­ное в ответ на постав­лен­ный вопрос: Хоро­шо чело­ве­ку не касать­ся жен­щи­ны (1Кор. 7:1).

Неко­то­рые оши­боч­но вос­при­ни­ма­ют эту фра­зу как пре­ду­пре­жде­ние: брак яко­бы может стать поме­хой на пути к Богу, «забы­вая» о том, как апо­стол раз­ви­ва­ет свою мысль: Но, [во избе­жа­ние] блу­да, каж­дый имей свою жену, и каж­дая имей сво­е­го мужа. Муж ока­зы­вай жене долж­ное бла­го­рас­по­ло­же­ние; подоб­но и жена мужу. Жена не власт­на над сво­им телом, но муж; рав­но и муж не вла­стен над сво­им телом, но жена. Не укло­няй­тесь друг от дру­га, раз­ве по согла­сию, на вре­мя, для упраж­не­ния в посте и молит­ве, а [потом] опять будь­те вме­сте, что­бы не иску­шал вас сата­на невоз­дер­жа­ни­ем вашим. Впро­чем, это ска­за­но мною как поз­во­ле­ние, а не как пове­ле­ние. Ибо желаю, что­бы все люди были, как и я; но каж­дый име­ет свое даро­ва­ние от Бога, один так, дру­гой ина­че. Без­брач­ным же и вдо­вам гово­рю: хоро­шо им оста­вать­ся, как я. Но если не [могут] воз­дер­жать­ся, пусть всту­па­ют в брак; ибо луч­ше всту­пить в брак, неже­ли раз­жи­гать­ся (1Кор. 7:2–9).

Что ж, глу­бо­ко веру­ю­ще­му чело­ве­ку, искренне жела­ю­ще­му все свои силы и всю свою жизнь без остат­ка посвя­тить слу­же­нию Гос­по­ду, пожа­луй, дей­стви­тель­но луч­ше не свя­зы­вать себя семей­ны­ми уза­ми. Но поже­ла­ние это обра­ще­но отнюдь не ко всем хри­сти­а­нам, а лишь к тем из них, кто дей­стви­тель­но спо­со­бен на такое само­огра­ни­че­ние, и реа­ли­зу­ет­ся этот при­зыв в мона­ше­стве. Как ска­зал Сам Гос­подь: Кто может вме­стить, да вме­стит (Мф. 19:12). Для осталь­ных, то есть для подав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства хри­сти­ан, Бог уго­то­вил иной путь, кото­рый мы назы­ва­ем закон­ным супружеством.

Из книг Свя­щен­но­го Писа­ния нам извест­но, что в вет­хо­за­вет­ном Изра­и­ле фак­ти­че­ски суще­ство­вал культ про­дол­же­ния рода, а без­бра­чие и без­дет­ность рас­смат­ри­ва­лись как про­кля­тие. Ни в Вет­хом, ни в Новом Заве­те нет ника­ких ука­за­ний на то, что интим­ные отно­ше­ния меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной явля­ют­ся чем-то сквер­ным и нечистым.

Дру­гое дело, что пло­дить­ся и раз­мно­жать­ся Адам и Ева нача­ли лишь после изгна­ния из рая, но все же само пове­ле­ние Божие: Пло­ди­тесь и раз­мно­жай­тесь (Быт. 1:22) — наши пра­ро­ди­те­ли услы­ша­ли еще в раю.

Разу­ме­ет­ся, интим­ные отно­ше­ния, так же как и все, что окру­жа­ет чело­ве­ка, могут быть исполь­зо­ва­ны им как во бла­го, так и во вред. Точ­но так же топор, моло­ток, интер­нет, вино, любые предо­став­лен­ные нам воз­мож­но­сти могут сослу­жить доб­рую служ­бу, а могут и погу­бить нас. Это­му посвя­ще­на еван­гель­ская прит­ча о талан­тах (см.: Мф. 25:14–30.).

Суще­ству­ет важ­ней­ший, осно­во­по­ла­га­ю­щий хри­сти­ан­ский прин­цип, выра­жа­ю­щий­ся в Евха­ри­стии и в литур­гии, кото­рый дол­жен быть реа­ли­зо­ван в жиз­ни каж­до­го чело­ве­ка. Состо­ит этот прин­цип в том, что все, даро­ван­ное нам Гос­по­дом, долж­но быть, в свою оче­редь, посвя­ще­но нами Богу. Если мы гото­вы отдать Ему все, что име­ем, то и Гос­подь напол­нит нашу жизнь силой, смыс­лом, зна­че­ни­ем, воз­мож­но­стью реа­ли­за­ции. Ины­ми сло­ва­ми, то, что мы отда­ем Ему от чисто­го серд­ца, Он воз­вра­ща­ет нам, освя­тив и испол­нив Сво­ей бла­го­да­тью. На этот закон ука­зы­ва­ет куль­ми­на­ци­он­ный воз­глас литур­гии: «Твоя от Тво­их Тебе при­но­сим о всех и за вся», то есть все, что было Тво­им и что Ты дал нам, мы при­но­сим Тебе. Это и есть Воля Божия о нас — сора­бот­ни­че­ство Бога и чело­ве­ка, при кото­ром чело­век дей­ству­ет во сла­ву Божию, а Бог дей­ству­ет на бла­го человека.

Пред­ста­вим себе, что мы воз­на­ме­ри­лись про­ло­мить рукой кир­пич­ную сте­ну. Удаст­ся ли нам это сде­лать? Вряд ли, если клад­ка доста­точ­но проч­ная. Лишь Гос­подь может вло­жить силу в наш удар, но Он будет бла­го­слов­лять отнюдь не любую нашу дея­тель­ность (зача­стую бес­смыс­лен­ную, а ино­гда даже вре­до­нос­ную), а лишь ту, что устрем­ле­на ко благу.

Так же обсто­ит дело и с интим­ны­ми отно­ше­ни­я­ми: при­зван­ные спо­соб­ство­вать гар­мо­ни­за­ции чело­ве­че­ской лич­но­сти, они могут, напро­тив, сде­лать­ся сред­ством ее разрушения.

О любви и близости вне брака^

Отдель­ная тема — интим­ная бли­зость меж­ду моло­ды­ми влюб­лен­ны­ми, кото­рые рас­смат­ри­ва­ют друг дру­га в каче­стве буду­щих супру­гов, но пока по тем или иным при­чи­нам не всту­па­ют в брак. Мож­но ли счи­тать такие отно­ше­ния допустимыми?

Нач­ну изда­ле­ка. Един­ствен­но надеж­ной осно­вой близ­ких отно­ше­ний меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной слу­жит любовь. Это настоль­ко мощ­ное и все­по­гло­ща­ю­щее чув­ство, что спо­соб­но пере­вер­нуть всю жизнь чело­ве­ка. Крайне важ­но соблю­дать опре­де­лен­ные усло­вия, при кото­рых любовь может рас­ти и раз­ви­вать­ся как живой орга­низм. Эти усло­вия, содер­жа­щи­е­ся в запо­ве­дях Божи­их, под­твер­жде­ны мно­го­ве­ко­вым опы­том чело­ве­че­ства. Фак­ти­че­ски теми же самы­ми пред­пи­са­ни­я­ми руко­вод­ству­ет­ся каж­дый народ и любое обще­ство — и зна­ю­щие истин­но­го Бога, и Его не знающие.

Для того что­бы любовь раз­ви­ва­лась, она обя­за­тель­но долж­на быть сопря­же­на с чув­ством дол­га и при­зна­вать­ся как Гос­по­дом, так и обще­ством. Соб­ствен­но, брак пред­по­ла­га­ет непре­мен­ное соблю­де­ние трех условий:

  • чув­ство вза­им­ной люб­ви и при­вя­зан­но­сти меж­ду муж­чи­ной и женщиной;
  • твер­дое наме­ре­ние хра­нить любовь и вер­ность друг к дру­гу в любых жиз­нен­ных ситу­а­ци­ях: «в радо­сти и в горе­сти, в здра­вии и в болез­ни, в богат­стве и в бед­но­сти, пока смерть не разлучит»;
  • объ­яв­ле­ние окру­жа­ю­щим о пере­ме­нах в сво­ей жизни.

Если хотя бы одна из этих состав­ля­ю­щих отсут­ству­ет, о бра­ке гово­рить не при­хо­дит­ся. Меж­ду тем у нас «брач­ным» сплошь и рядом назы­ва­ет­ся сожи­тель­ство, с истин­ным бра­ком попро­сту несопоставимое.

Мне при­хо­ди­лось бесе­до­вать со мно­же­ством людей, совер­шен­но по-раз­но­му стро­я­щих свои отно­ше­ния с пред­ста­ви­те­ля­ми про­ти­во­по­лож­но­го пола. Одна­ко, невзи­рая на любые раз­ли­чия, каж­дый в глу­бине души меч­та­ет о том, что­бы тот, кого он любит, отве­чал ему вза­им­ной любо­вью, что­бы это чув­ство не зачах­ло, что­бы в семье под­рас­та­ли здо­ро­вые, счаст­ли­вые и вос­пи­тан­ные дети, кото­рые помо­гут достой­но встре­тить старость.

Разу­ме­ет­ся, хри­сти­ане и спра­ши­ва­ют, преж­де все­го, бла­го­сло­ве­ния Божия, но и «абстракт­но веру­ю­щие» хотят пре­бы­вать в мире и согла­сии с «неки­ми выс­ши­ми сила­ми», пото­му что все, кро­ме раз­ве что закон­чен­ных ате­и­стов, не счи­та­ют физи­че­скую смерть тела финаль­ной точ­кой бытия, жир­ной чер­той, под­во­дя­щей итог все­му суще­му, и хотят и «там», за гро­бом, тоже быть вместе.

Что же каса­ет­ся опо­ве­ще­ний, то они харак­тер­ны прак­ти­че­ски для любой куль­ту­ры и, как пра­ви­ло, сопро­вож­да­ют­ся тра­ди­ци­он­ны­ми брач­ны­ми пира­ми, на кото­рые при­гла­ша­ют род­ствен­ни­ков, дру­зей и сосе­дей. Пир — это сво­е­го рода сви­де­тель­ство обще­ствен­но­го при­зна­ния брака.

При более слож­ной соци­аль­ной орга­ни­за­ции семей­ные отно­ше­ния реги­стри­ру­ют­ся госу­дар­ством, кото­рое при­зна­ет их объ­ек­том семей­но­го зако­но­да­тель­ства и скреп­ля­ет бра­ки, про­из­во­дя соот­вет­ству­ю­щие запи­си в актах граж­дан­ско­го состо­я­ния. Но даже если два любя­щих суще­ства вдруг ока­жут­ся зане­се­ны на необи­та­е­мый ост­ров, то и в этом слу­чае чув­ство люб­ви и вер­ность дол­гу долж­ны остать­ся непре­лож­ны­ми. Имен­но этим брак и отли­ча­ет­ся от вре­мен­но­го сожительства.

* * *

Моло­дые люди часто сету­ют: «Если мы нико­му не меша­ем, то поче­му же нам не поз­во­ле­но посту­пать так, как хочет­ся?» Я тоже зада­вал­ся этим вопро­сом в юно­сти и дол­го не мог най­ти на него ответ. Про­бле­ма же заклю­ча­ет­ся в том, что любовь в этом слу­чае будет раз­ви­вать­ся непра­виль­но и ока­жет­ся перед лицом мно­го­чис­лен­ных угроз. Апо­стол Павел при­зы­ва­ет: Дости­гай­те люб­ви (1 Кор. 14:1). Любовь — это состо­я­ние, к кото­ро­му необ­хо­ди­мо неустан­но стре­мить­ся. Любовь нуж­но раз за разом под­твер­ждать, за нее нуж­но бороть­ся. Она раз­ви­ва­ет­ся и рас­тет, при­чем может раз­ви­вать­ся уродливо.

Для того что­бы любовь раз­ви­ва­лась пра­виль­но, необ­хо­ди­мо выпе­сто­вать в себе обострен­ное чув­ство дол­га. Кое-кто может не согла­сить­ся с этим утвер­жде­ни­ем, оши­боч­но пола­гая, что любовь и отсут­ствие без­гра­нич­ной, ничем не сдер­жи­ва­е­мой сво­бо­ды выра­же­ния чувств про­ти­во­ре­чат друг дру­гу. На самом деле это не так. Имен­но долг созда­ет необ­хо­ди­мые усло­вия для воз­рас­та­ния любви.

Пред­ставь­те себе, что два искренне любя­щих друг дру­га чело­ве­ка вдруг серьез­но повздо­ри­ли. При этом их при­вя­зан­ность, их тяга друг к дру­гу может ока­зать­ся силь­нее вза­им­ных обид, а может и дать тре­щи­ну. Что же в послед­нем слу­чае спо­соб­но удер­жать их вме­сте до тех пор, пока душев­ные раны не затя­нут­ся? Преж­де все­го, чув­ство долга.

В душах людей, живу­щих в так назы­ва­е­мом «граж­дан­ском бра­ке», а назы­вая вещи сво­и­ми име­на­ми, в без­брач­ном сожи­тель­стве, доми­ни­ру­ет уве­рен­ность: «Если захо­чу, то уйду!» Сво­бод­ные отно­ше­ния бла­го­при­ят­ству­ют люб­ви толь­ко на пер­вый взгляд. На самом же деле в них зало­же­но очень мно­го пред­по­сы­лок к тому, что­бы она погиб­ла. Облег­чен­ное вос­при­я­тие жиз­ни не поз­во­ля­ет люб­ви уко­ре­нить­ся, пото­му что отсут­ству­ет убеж­ден­ность в том, что любовь эта даро­ва­на Гос­по­дом навсе­гда, что ее нель­зя «отме­нить», что мы обя­за­ны раз за разом «дости­гать люб­ви», как бы ни скла­ды­ва­лись внеш­ние обстоятельства.

Любовь — состо­я­ние не ста­тич­ное, ей при­сущ дина­ми­че­ский харак­тер. Одна­жды обре­тя, ее нель­зя спря­тать в кар­ман или поло­жить в бан­ков­скую ячей­ку и успо­ко­ить­ся. Ее мож­но обре­сти, но мож­но и потерять.

Если нет чув­ства дол­га и ощу­ще­ния соб­ствен­ной ответ­ствен­но­сти, то бла­го­твор­но­го раз­ви­тии люб­ви ожи­дать не при­хо­дит­ся. Любовь в этом смыс­ле мож­но срав­нить с неж­ным рост­ком. Если не будешь его вовре­мя поли­вать, он засох­нет. Если пере­ста­ра­ешь­ся с поли­вом, то кор­ни его загни­ют. Если све­та ока­жет­ся недо­ста­точ­но, он вырас­тет хилым и сло­ма­ет­ся от пер­во­го поры­ва вет­ра. Если солн­ца будет слиш­ком мно­го — сго­рит в его паля­щих лучах. Необ­хо­ди­мо тща­тель­но соблю­сти целый ряд усло­вий, в про­тив­ном слу­чае об уро­жае оста­нет­ся лишь мечтать…

Когда Цер­ковь пре­ду­пре­жда­ет об этом, ею дви­жет вовсе не хан­же­ство, а искрен­нее жела­ние вовре­мя предо­сте­речь и помочь, пото­му что несло­жив­ша­я­ся любовь — это глу­бо­чай­шая трав­ма. На пер­вый взгляд ниче­го страш­но­го: не вышло сей­час, полу­чит­ся в дру­гой раз. Как пелось в свое вре­мя, «новая встре­ча — луч­шее сред­ство от оди­но­че­ства…». Но дело в том, что неудач­ная любовь остав­ля­ет в душе дол­го не зажи­ва­ю­щую рва­ную рану, пара­ли­зуя спо­соб­ность любить, при­чем ино­гда — на мно­гие годы. Так чело­ве­че­ская лич­ность начи­на­ет урод­ли­во деформироваться.

Впро­чем, неко­то­рые даже бра­ви­ру­ют тем, что за свою жизнь успе­ли пере­ме­нить мно­же­ство поло­вых парт­не­ров. Но с чем это свя­за­но, о чем гово­рит? Преж­де все­го, о том, что чело­век не нахо­дит того, что ищет. Каза­лось бы, мож­но мах­нуть рукой: «Делай­те что хоти­те и живи­те, с кем счи­та­е­те нуж­ным!» Одна­ко непра­виль­ное отно­ше­ние к люб­ви неиз­беж­но при­во­дит к тому, что, даже если чело­век искренне стре­мит­ся постро­ить семью на этой зыб­кой осно­ве, у него ниче­го не полу­ча­ет­ся. В первую оче­редь это каса­ет­ся юно­ше­ско­го воз­рас­та, когда душев­ные каче­ства лишь фор­ми­ру­ют­ся, — в этом слу­чае осо­бен­но высок риск того, что впо­след­ствии чело­век не суме­ет пра­виль­но выстро­ить свою судь­бу; у него про­сто не ока­жет­ся навы­ков, необ­хо­ди­мых для того, что­бы быть счастливым.

Речь идет о сво­е­го рода минах замед­лен­но­го дей­ствия, ока­зы­ва­ю­щих­ся для мно­гих крайне непри­ят­ным сюр­при­зом. Напри­мер, моло­дые люди зада­ют­ся вопро­сом: «Мы уже заяв­ле­ние пода­ли, уже и день сва­дьбы назна­чен, а там и вен­ча­ние пред­сто­ит. У нас очень серьез­ные наме­ре­ния! Поче­му же не всту­пить в близ­кие отно­ше­ния уже сей­час?» И, недол­го думая, усту­па­ют есте­ствен­но­му вле­че­нию друг к дру­гу, а затем неред­ко стал­ки­ва­ют­ся со свое­об­раз­ным пси­хо­ло­ги­че­ским фено­ме­ном. Муж­чи­на, уже про­жив­ший дол­гое вре­мя с закон­ной женой, с кото­рой когда-то имел добрач­ные отно­ше­ния, вдруг осо­зна­ет, что его жена, его тогдаш­няя девуш­ка, согла­си­лась на секс вне бра­ка, и начи­на­ет сомне­вать­ся в ней, чув­ствуя, что не может дове­рять ей до кон­ца. Разу­ме­ет­ся, такое про­ис­хо­дит не с каж­дым, но вполне может слу­чить­ся даже в том слу­чае, если все, каза­лось бы, сло­жи­лось удач­но и в семье под­рас­та­ют здо­ро­вые и счаст­ли­вые дети. И наобо­рот, когда юно­ше и девуш­ке уда­ет­ся совла­дать со сво­и­ми поры­ва­ми и соблю­сти цело­муд­рие до бра­ка, это воз­дер­жа­ние, этот малень­кий подвиг ста­но­вит­ся пси­хо­ло­ги­че­ским гаран­том их вза­им­но­го дове­рия. К сожа­ле­нию, восем­на­дца­ти­лет­ние, два­дца­ти­лет­ние люди ред­ко при­ни­ма­ют в рас­чет сооб­ра­же­ния тако­го рода, мало заду­мы­ва­ясь о том, что их будет тре­во­жить через десять или пят­на­дцать лет.

И это — лишь один из мно­го­чис­лен­ных при­ме­ров того, как нару­ше­ние века­ми усто­яв­ших­ся тра­ди­ций, свя­зан­ных с вза­и­мо­от­но­ше­ни­я­ми полов, может при­ве­сти к ката­стро­фе. Не слу­чай­но Цер­ковь уде­ля­ет этой про­бле­ме столь­ко вни­ма­ния. Как извест­но, Пра­ви­ла дорож­но­го дви­же­ния напи­са­ны кро­вью на асфаль­те и обя­за­тель­ны для все­об­ще­го испол­не­ния не пото­му, что кому-то хочет­ся создать на пути води­те­лей как мож­но боль­ше искус­ствен­ных пре­пон, а для того, что­бы сде­лать дви­же­ние как мож­но более безопасным.

То же самое отно­сит­ся и к пра­ви­лам, на испол­не­нии кото­рых наста­и­ва­ет Цер­ковь. Они уста­нов­ле­ны не ради того, что­бы во что бы то ни ста­ло уще­мить влюб­лен­ных, а пото­му, что их отсут­ствие, рав­но как и злост­ное нару­ше­ние, может сло­мать не толь­ко жиз­ни самих ослуш­ни­ков, но и иско­вер­кать судь­бы окру­жа­ю­щих их людей.

Как огонь мож­но исполь­зо­вать для обо­гре­ва жили­ща, а мож­но и устро­ить пожар, так и нис­по­слан­ная нам любовь при непра­виль­ном к ней отно­ше­нии вполне может ока­зать­ся направ­лен­ной на раз­ру­ше­ние и при­ве­сти к ката­стро­фе. Нам не дано преду­га­дать, отку­да гром гря­нет, ведь чело­век живет лишь один раз. Гово­ря сло­ва­ми поэта: «жил я впер­вые на этой зем­ле…» Одна­ко уже в пят­на­дцать лет мы наив­но пола­га­ем, что доста­точ­но про­жи­ли для того, что­бы само­сто­я­тель­но и при этом без­оши­боч­но решать все вопро­сы. Так чело­век дума­ет и в трид­цать лет, и в пять­де­сят, и в семь­де­сят, но, даже несмот­ря на неко­то­рый при­об­ре­тен­ный за годы опыт, либо про­дол­жа­ет учить­ся на чужих ошиб­ках, бла­го­дар­но при­ни­мая и впи­ты­вая опыт, кото­рым с ним щед­ро делит­ся Цер­ковь — бла­го­дат­ное вме­сти­ли­ще муд­ро­сти, либо осо­знан­но повто­ря­ет их и тогда с высо­кой сте­пе­нью веро­ят­но­сти рано или позд­но ока­зы­ва­ет­ся у раз­би­то­го корыта.

Быва­ет, что рас­ка­я­ние при­хо­дит, когда люди уже не один год про­жи­ли в так назы­ва­е­мом граж­дан­ском бра­ке. В какой-то момент один из них начи­на­ет пони­мать, что даль­ше так жить нель­зя, что необ­хо­ди­мо оста­но­вить­ся и при­нять ответ­ствен­ное реше­ние: либо уза­ко­нить нако­нец свои отно­ше­ния, либо рас­стать­ся, осо­бен­но если нет детей.

Чрез­вы­чай­но слож­но давать сове­ты в такой ситу­а­ции, но в любом слу­чае сле­ду­ет отда­вать себе отчет в том, что для цер­ков­но­го чело­ве­ка вне­брач­ное сожи­тель­ство озна­ча­ет без­услов­ный запрет на причащение.

Совер­шен­но не обя­за­тель­но решать про­бле­му кава­ле­рий­ским наско­ком — «сего­дня же вече­ром» и любой ценой. Мож­но дождать­ся како­го-то пово­да, потер­петь неде­лю и даже месяц, но серьез­ный раз­го­вор о том, что жить так даль­ше недо­пу­сти­мо, непре­мен­но дол­жен состояться.

О прекрасном чувстве влюбленности^

Влюб­лен­ность, дей­стви­тель­но, одно из самых ярких и ост­рых пере­жи­ва­ний, на кото­рые толь­ко спо­со­бен чело­век. Поэто­му он часто гово­рит себе: мое тепе­реш­нее состо­я­ние настоль­ко для меня зна­чи­мо, настоль­ко важ­но, что вполне оправ­ды­ва­ет все, в том чис­ле и поло­вую бли­зость, пото­му что она совер­ша­ет­ся в люб­ви и освя­ща­ет­ся ею. Чело­век и мыс­ли не допус­ка­ет, что это чув­ство, насколь­ко бы ни было оно интен­сив­ным, обя­за­тель­но прой­дет. А что же будет потом? Удаст­ся ли про­не­сти любовь через годы сов­мест­ной жизни?

Люди верят, что свет это­го чув­ства все покро­ет и все оправ­да­ет. На самом деле это не так. Наобо­рот, для того, что­бы влюб­лен­ность пере­рос­ла в любовь, необ­хо­ди­мо соблю­дать чисто­ту отно­ше­ний. Тогда, даже если сов­мест­ная жизнь ока­жет­ся не суж­де­на, то и спу­стя мно­гие годы, уже создав семью, мы все рав­но будем вспо­ми­нать об этой влюб­лен­но­сти с бла­го­дар­но­стью. Она ока­жет­ся тем самым чув­ством, о кото­ром А.С. Пуш­кин писал:

Люб­ви все воз­рас­ты покорны;
Но юным, дев­ствен­ным сердцам
Ее поры­вы благотворны,
Как бури веш­ние полям…

Влюб­лен­ность, разу­ме­ет­ся, при усло­вии, что чело­век не женат, а его воз­люб­лен­ная не заму­жем, дей­стви­тель­но, помо­га­ет насто­я­ще­му душев­но­му взрос­ле­нию. Это, несо­мнен­но, пре­крас­ный старт, хотя дале­ко не един­ствен­но воз­мож­ный. Наши пред­ки это хоро­шо пони­ма­ли, когда жени­ли и выда­ва­ли замуж сво­их детей, даже не спра­ши­вая их согла­сия. И в таких бра­ках мог­ла родить­ся пре­крас­ная, жерт­вен­ная любовь.

Дело в том, что влюб­лен­ность таит в себе по край­ней мере одну опас­ность. Люди, нахо­дя­щи­е­ся под ее гип­но­ти­че­ским воз­дей­стви­ем, искренне убеж­де­ны в том, что их чув­ство навсе­гда сохра­нит пер­во­на­чаль­ную све­жесть и насы­щен­ность. Она срод­ни вне­зап­но­му ослеп­ле­нию, когда чело­век до поры до вре­ме­ни не видит недо­стат­ков воз­люб­лен­но­го, иде­а­ли­зи­ру­ет его. Нам кажет­ся, что наша «вто­рая поло­вин­ка» чув­ству­ет мир совер­шен­но так же, как мы, и у нее нет и не может быть ни одно­го изъ­я­на. Когда же этот пери­од про­хо­дит, мы вдруг обна­ру­жи­ва­ем рядом с собой обыч­но­го, дале­ко не иде­аль­но­го чело­ве­ка. В какой-то момент мы вдруг пони­ма­ем, что преж­не­го увле­че­ния боль­ше нет, но при этом, спус­ка­ясь с высот, неред­ко, про­ле­тая нуле­вую отмет­ку, ухо­дим глу­бо­ко «в минус». Осо­бен­но это свой­ствен­но тем моло­дым парам, чей союз изна­чаль­но осно­вы­вал­ся преж­де все­го на таком все­по­гло­ща­ю­щем чув­стве: в какой-то момент им при­хо­дит­ся зано­во выстра­и­вать свои отно­ше­ния, при­чем даже не с нуля, а с тяж­ким бага­жом недо­воль­ства, разо­ча­ро­ва­ний и обид за пле­ча­ми. В кон­це кон­цов дело дохо­дит до ропо­та: «Поче­му же Ты, Гос­по­ди, вовре­мя не открыл мне глаза?..»

На мой взгляд, чем силь­нее овла­дев­шее чело­ве­ком чув­ство, тем мень­ше ему сле­ду­ет торо­пить­ся с бра­ком, тем боль­шее тер­пе­ние ему сле­ду­ет про­явить. Влюб­лен­ность подоб­на мор­ской волне, кото­рая накры­ва­ет вас с голо­вой, засти­лая собой все вокруг. Нуж­но дождать­ся, пока эмо­ции схлы­нут, а стра­сти несколь­ко поосты­нут, и заклю­чать союз уже на трез­вую голову.

Иде­аль­ной мож­но счи­тать такую ситу­а­цию, когда роман­ти­че­ские чув­ства овла­де­ва­ют людь­ми, зна­ю­щи­ми друг дру­га доста­точ­но дол­го. В про­тив­ном слу­чае мы лег­ко можем впасть в состо­я­ние, опи­сан­ное Пуш­ки­ным в «Евге­нии Онегине»:

Ты чуть вошел, я вмиг узнала,
Вся обо­мле­ла, запылала
И в мыс­лях мол­ви­ла: вот он!

Так живо­го чело­ве­ка из пло­ти и кро­ви мы оли­це­тво­ря­ем с зара­нее сфор­ми­ро­вав­шим­ся в нашей душе умо­зри­тель­ным и иде­а­ли­зи­ро­ван­ным обра­зом, а впо­след­ствии с удив­ле­ни­ем обна­ру­жи­ва­ем рядом с собой абсо­лют­но чужо­го чело­ве­ка. Нуж­но попы­тать­ся испы­тать друг дру­га и свои отно­ше­ния на проч­ность в раз­лич­ных житей­ских ситу­а­ци­ях. Ниче­го страш­но­го не про­изой­дет, если до сва­дьбы вы успе­е­те поссо­рить­ся и поми­рить­ся, ведь «выяс­нять отно­ше­ния», ругать­ся и предъ­яв­лять пре­тен­зии уме­ют все, а вот вовре­мя оста­но­вить­ся, рас­ка­ять­ся, попро­сить про­ще­ния и про­стить само­му по силам дале­ко не каждому.

Конеч­но, в наше вре­мя подав­ля­ю­щее боль­шин­ство моло­дых людей всту­па­ют в брак имен­но на пике влюб­лен­но­сти, и было бы наив­ным рас­счи­ты­вать на то, что под воз­дей­стви­ем каких-либо раци­о­наль­ных дово­дов они посту­пят по-дру­го­му. Меха­низ­мы регу­ли­ро­ва­ния, суще­ство­вав­шие в тра­ди­ци­он­ном обще­стве, дав­ным-дав­но пере­ста­ли дей­ство­вать, и неиз­вест­но, когда появят­ся новые, да и появят­ся ли они вооб­ще. Наде­юсь, что-то будет откры­то нам Богом, а что-то чело­век суме­ет доду­мать само­сто­я­тель­но. Пока же мож­но лишь кон­ста­ти­ро­вать тот факт, что в послед­ние несколь­ко деся­ти­ле­тий лишь еди­ни­цы женят­ся и выхо­дят замуж «по ста­рин­ке». Впро­чем, мне извест­ны слу­чаи, когда бра­ки заклю­ча­лись по бла­го­сло­ве­нию родителей.

У меня есть зна­ко­мый свя­щен­ник, мой ровес­ник, семью кото­ро­го я тоже хоро­шо знал. Его отец с тестем дру­жи­ли с юно­сти и вме­сте учи­лись в семи­на­рии после вой­ны. Перед выпус­ком они дого­во­ри­лись о том, что, когда их дети вырас­тут, они их обя­за­тель­но поже­нят. Свое наме­ре­ние им уда­лось осу­ще­ствить. Этот мой зна­ко­мый, тогда еще миря­нин, жил в Орлов­ской обла­сти, а его буду­щая жена — на Запад­ной Укра­ине. Ни интер­не­та, ни мобиль­ных теле­фо­нов в те вре­ме­на, разу­ме­ет­ся, не было, и он отпра­вил­ся сва­тать­ся, ни разу не пови­дав неве­сты, исклю­чи­тель­но по бла­го­сло­ве­нию отца с мате­рью. По его сло­вам, сидя в поез­де, — а тот шел дол­го, и вре­ме­ни собрать­ся с мыс­ля­ми было предо­ста­точ­но, — он рас­суж­дал при­мер­но так: «Попа­дет­ся хоро­шая — буду счаст­лив в бра­ке; ну а если нет — ста­ну боль­ше вре­ме­ни в хра­ме про­во­дить» (он уже тогда соби­рал­ся стать свя­щен­ни­ком). Все сло­жи­лось как нель­зя луч­ше, и он в кон­це кон­цов стал отцом вось­ме­рых детишек.

Это, конеч­но же, исклю­че­ние: таких слу­ча­ев — один на мил­ли­он. Одна­ко если слу­чи­лось так, что мне­ние роди­те­лей оче­вид­но рас­хо­дит­ся с наме­ре­ни­я­ми влюб­лен­ных, если стар­шие рез­ко воз­ра­жа­ют про­тив их сою­за, моло­дым преж­де все­го сто­ит заду­мать­ся, в чем при­чи­на. Им сле­ду­ет отне­стись к таким воз­ра­же­ни­ям со всей серьез­но­стью и, пере­сту­пив через свою гор­дость, попы­тать­ся взгля­нуть на ситу­а­цию гла­за­ми роди­те­лей и хотя бы понять суть их аргу­мен­та­ции: в кон­це кон­цов, стар­шие руко­вод­ству­ют­ся самы­ми доб­ры­ми побуж­де­ни­я­ми. Если речь идет о людях воцер­ко­в­лен­ных, име­ет смысл изло­жить роди­тель­ские дово­ды свя­щен­ни­ку, а еще луч­ше — дать им поговорить.

С дру­гой сто­ро­ны, роди­те­ли долж­ны про­яв­лять муд­рость и край­нюю осто­рож­ность в сво­их выска­зы­ва­ни­ях. Если, напри­мер, моло­дой чело­век зна­ко­мит их с девуш­кой, а они пря­мо при ней или сра­зу же после ее ухо­да сры­ва­ют­ся на крик: «Кого ты при­вел в дом? У тебя что, глаз нет?» — ника­ко­го диа­ло­га, разу­ме­ет­ся, не полу­чит­ся. Исти­на в таких спо­рах не рож­да­ет­ся. Чадо из прин­ци­па нач­нет наста­и­вать на сво­ем: «Зна­чит, вы про­тив? Так я пока­жу вам, кто из нас прав!»

Нуж­но дей­ство­вать вдум­чи­во и осто­рож­но, тер­пе­ли­во про­дви­га­ясь к цели малень­ки­ми шаж­ка­ми: «Да, мы ува­жа­ем твой выбор. Нам все очень понра­ви­лось, но есть одно опа­се­ние…» Сле­ду­ет во что бы то ни ста­ло избе­гать кон­фрон­та­ции, выстра­и­вая раз­го­вор в эмо­ци­о­наль­но спо­кой­ном клю­че и заме­няя без­апел­ля­ци­он­ное «нет» сло­ва­ми «да, но…». При этом не пре­минь­те отме­тить все обна­ру­жен­ные вами плю­сы избран­ни­цы или избран­ни­ка ваше­го ребен­ка: «Она такая кра­си­вая, у нее чудес­ные гла­за! Сму­ща­ет лишь одно обсто­я­тель­ство…» или «Он такой умный и целе­устрем­лен­ный, и у него заме­ча­тель­ные роди­те­ли, однако…»

Моло­дым людям пред­сто­ит непред­взя­то оце­нить весо­мость этих самых роди­тель­ских «но». Одно дело, если во гла­ву угла ста­вит­ся отсут­ствие у потен­ци­аль­ной сно­хи соб­ствен­ной квар­ти­ры, а у кан­ди­да­та в зятья — види­мых пер­спек­тив к карьер­но­му росту.

Сооб­ра­же­ни­я­ми тако­го рода чело­век вполне может и пре­не­бречь, если, конеч­но, он уве­рен в том, что ради сво­ей люб­ви готов испы­ты­вать опре­де­лен­ные мате­ри­аль­ные труд­но­сти по прин­ци­пу: «С милым рай и в шалаше».

Совсем по-дру­го­му дело обсто­ит в том слу­чае, если роди­те­ли пыта­ют­ся при­влечь вни­ма­ние сво­е­го ребен­ка к каким-то оче­вид­ным для них нрав­ствен­ным изъ­я­нам, при­су­щим его избран­ни­ку или избран­ни­це. Разу­ме­ет­ся, в жиз­ни вся­кое быва­ет, и Гос­подь в любой миг может до неузна­ва­е­мо­сти пре­об­ра­зить каж­до­го чело­ве­ка. Мы не долж­ны кичить­ся соб­ствен­ны­ми дей­стви­тель­ны­ми или мни­мы­ми досто­ин­ства­ми, погля­ды­вая на окру­жа­ю­щих свы­со­ка, ибо ска­за­но в Еван­ге­лии: Мыта­ри и блуд­ни­цы впе­ред вас идут в Цар­ство Божие (Мф. 21:31), — но это все-таки повод для того, что­бы еще раз серьез­но заду­мать­ся: не упо­доб­ля­ем­ся ли мы чело­ве­ку без­рас­суд­но­му, кото­рый постро­ил дом свой на пес­ке (Мф. 7:26)?

В любом слу­чае послед­нее сло­во все рав­но оста­ет­ся за всту­па­ю­щи­ми в брак. Это их жизнь, их реше­ние, но в то же вре­мя и их ответ­ствен­ность за послед­ствия опро­мет­чи­во­го выбора.

О намерении вступить в брак^

Гово­ря об ответ­ствен­но­сти людей, решив­ших свя­зать себя брач­ны­ми уза­ми, важ­но не упу­стить из виду и про­ти­во­по­лож­ную край­ность. Речь о тех, кто откла­ды­ва­ет при­ня­тие дав­но назрев­ше­го реше­ния из-за неуве­рен­но­сти в себе. Эту ситу­а­цию я могу ана­ли­зи­ро­вать даже не как свя­щен­ник, а про­сто как пси­хо­лог. Дело в том, что пси­хи­ка каж­до­го чело­ве­ка инди­ви­ду­аль­на. Есть про­сто очень неуве­рен­ные в себе люди — суще­ству­ет даже науч­ная клас­си­фи­ка­ция подоб­ных состо­я­ний. Напри­мер, кто-то выхо­дит из квар­ти­ры, запи­ра­ет ее на ключ, несколь­ко раз дер­га­ет руч­ку две­ри, что­бы убе­дить­ся, что она закры­та, спус­ка­ет­ся на ули­цу и вдруг начи­на­ет сомне­вать­ся в том, что дей­стви­тель­но запер дверь, и воз­вра­ща­ет­ся. Конеч­но, сей­час я опи­сы­ваю край­нюю фор­му это­го состо­я­ния, но, дей­стви­тель­но, сре­ди нас нема­ло до нер­воз­но­сти неуве­рен­ных в не свой­ствен­ны. Поэто­му нере­ши­тель­ность, про­яв­ля­е­мая пред­ста­ви­те­ля­ми раз­ных пси­хо­эмо­ци­о­наль­ных групп, бази­ру­ет­ся на совер­шен­но раз­лич­ных пред­по­сыл­ках. Если чело­век при­вык без­огляд­но сле­до­вать соб­ствен­ной инту­и­ции и вдруг застыл в нере­ши­тель­но­сти, ему, пожа­луй, дей­стви­тель­но сто­ит заду­мать­ся. Тому же, кто даже в мело­чах пред­по­чи­та­ет руко­вод­ство­вать­ся пра­ви­лом: «Семь раз отмерь, один отрежь», мож­но посо­ве­то­вать уме­рить свою мни­тель­ность, меша­ю­щую вовре­мя при­нять пра­виль­ное решение.

Сомне­ния оста­нут­ся все­гда. Не слу­чай­но в ста­ри­ну девуш­ки, выхо­дя замуж, все­гда пла­ка­ли, пото­му что при заклю­че­нии бра­ка реша­ет­ся судь­ба; этот ответ­ствен­ней­ший момент делит чело­ве­че­скую жизнь на «до» и «после». Кто-то в этой ситу­а­ции дает волю сле­зам, кто-то мало­душ­но ищет под­держ­ки в вине, но так или ина­че пере­жи­ва­ют все. Сомне­ния в дан­ном слу­чае — не нев­ро­ти­че­ский симп­том, а при­знак ответ­ствен­но­го отно­ше­ния к буду­ще­му. Одна­ко сле­ду­ет научить­ся при­ни­мать реше­ния. Точ­но так же, как надо уметь гово­рить «нет», надо уметь гово­рить «да»: Да будет сло­во ваше: да, да; нет, нет (Мф. 5:37), — учит Господь.

* * *

Но вот послед­ние сомне­ния отбро­ше­ны, и реше­ние при­ня­то. Моло­дые люди испы­та­ли свои чув­ства на проч­ность и даже полу­чи­ли бла­го­сло­ве­ние на брак. На чем они долж­ны акцен­ти­ро­вать свое вни­ма­ние в первую оче­редь, гото­вясь начать семей­ную жизнь? Преж­де все­го, им сле­ду­ет пом­нить о том, что в нашей жиз­ни выде­ля­ют­ся три совер­шен­но осо­бен­ных собы­тия, когда дья­вол, враг рода чело­ве­че­ско­го, пыта­ет­ся все раз­ру­шить, — это появ­ле­ние на свет ново­го чело­ве­ка, воз­ник­но­ве­ние семьи и смерть, то есть рож­де­ние в жиз­ни веч­ной. Если же у сата­ны не полу­ча­ет­ся в пол­ной мере осу­ще­ствить свои замыс­лы, он, по край­ней мере, ста­ра­ет­ся нам напакостить.

Имен­но поэто­му такие момен­ты ред­ко обхо­дят­ся без ссор и обид. При­чем при­ме­ни­тель­но к сва­дьбе пра­ви­ло это рас­про­стра­ня­ет­ся не толь­ко на жени­ха и неве­сту, но и на их род­ствен­ни­ков и дру­зей. К таким непри­ят­но­стям нуж­но гото­вить­ся и усерд­но молить­ся Гос­по­ду. Кро­ме того, сле­ду­ет зара­нее настро­ить себя таким обра­зом, что­бы не обра­щать вни­ма­ния на вся­ко­го рода иску­ше­ния. В кон­це кон­цов, не столь важ­но, како­го цве­та будет пла­тье на неве­сте, в каком поряд­ке рас­ся­дут­ся гости и какие блю­да укра­сят празд­нич­ный стол.

Как пра­ви­ло, послед­ние дни перед сва­дьбой про­ле­та­ют в при­ят­ных хло­по­тах; важ­но лишь не забы­вать за всей этой сума­то­хой, что речь идет о пер­вом боль­шом общем деле, кото­рое жени­ху и неве­сте пред­сто­ит совер­шить вме­сте. Тем важ­нее сбе­речь при этом мир­ное устроение.

* * *

О брач­ном пире гово­рит­ся даже в Алфа­вит­ной Син­таг­ме Мат­фея Вла­ста­ря (ок. 1360) — позд­не­ви­зан­тий­ском сбор­ни­ке кано­ни­че­ских цер­ков­ных и госу­дар­ствен­ных уста­нов­ле­ний. В этой кни­ге напи­са­но, что брак не может счи­тать­ся дей­стви­тель­ным, если не было пира, на кото­рый бы были при­гла­ше­ны не менее девя­ти сосе­дей. То есть брач­ный пир во все вре­ме­на являл­ся важ­ней­шим эле­мен­том сва­дьбы, а вовсе не удач­ным пред­ло­гом для того, что­бы от души напить­ся, не пово­дом для дав­но откла­ды­вав­ших­ся встреч с одно­класс­ни­ка­ми, не данью какой-то непо­нят­ной тра­ди­ции. На брач­ном пире моло­дые пуб­лич­но заяв­ля­ют о толь­ко что создан­ной семье, про­во­дя, гово­ря совре­мен­ным язы­ком, ее пре­зен­та­цию, и при­гла­ша­ют сво­их гостей к уча­стию в их тра­пе­зе. Кста­ти, рань­ше кре­стьяне пер­вый день гуля­ли в деревне жени­ха, а на вто­рой отправ­ля­лись в сосед­нюю дерев­ню к неве­сте, пото­му что необ­хо­ди­мо было и там, и здесь объ­явить о важ­ней­шей новости.

На мой взгляд, не сле­ду­ет пре­не­бре­гать засто­льем, даже если семьи ново­брач­ных огра­ни­че­ны в сред­ствах. Пусть тор­же­ство прой­дет скром­но, без пом­пы; совсем не обя­за­тель­но арен­до­вать зал рос­кош­но­го ресто­ра­на, — в теп­лое вре­мя года сва­дьбу мож­но пре­крас­но сыг­рать и на даче, но в любом слу­чае пир все рав­но дол­жен состояться.

Мно­гие раз­ры­ва­ют­ся меж­ду необ­хо­ди­мо­стью эко­но­мить прак­ти­че­ски на всем и жела­ни­ем созвать на тор­же­ство как мож­но боль­ше гостей. В послед­нее вре­мя сло­жи­лась разум­ная тра­ди­ция при­гла­шать на вен­ча­ние всех дру­зей и зна­ко­мых, сокурс­ни­ков и кол­лег, с тем что­бы потом, может быть пря­мо на выхо­де из хра­ма, пред­ло­жить каж­до­му по пласт­мас­со­во­му ста­кан­чи­ку шам­пан­ско­го. А вот на само засто­лье при­гла­шать толь­ко самых близ­ких людей, сокра­щая неиз­беж­ные рас­хо­ды до разум­ных пре­де­лов, если нет воз­мож­но­сти зака­тить пир на весь мир.

О торжественном венчании в Церкви^

Сего­дня вен­ча­ют толь­ко тех, чей брак уже офи­ци­аль­но заре­ги­стри­ро­ван госу­дар­ством. Рань­ше же, в доре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии, эта про­бле­ма не воз­ни­ка­ла в прин­ци­пе, посколь­ку Цер­ковь тогда испол­ня­ла и функ­ции нынеш­них ЗАГСов: под­хо­див­шие к вен­цу одно­вре­мен­но оформ­ля­ли свои отно­ше­ния в госу­дар­ствен­ном органе. Одна­ко уже в сен­тяб­ре 1918 года ВЦИК РСФСР при­нял «Кодекс зако­нов об актах граж­дан­ско­го состо­я­ния, брач­ном, семей­ном и опе­кун­ском пра­ве», кото­рый утвер­дил поло­же­ние, соглас­но кото­ро­му все акты граж­дан­ско­го состо­я­ния ведут­ся исклю­чи­тель­но граж­дан­ской вла­стью. При этом в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве стран пра­вом реги­стра­ции рож­де­ний, бра­ков и смер­тей до сих пор наде­ле­ны несколь­ко неза­ви­си­мых друг от дру­га инсти­ту­тов, в том чис­ле и раз­лич­ные Церкви.

К вели­ко­му сожа­ле­нию, в совре­мен­ной цер­ков­ной прак­ти­ке под­го­тов­ке людей к бра­ку уде­ля­ет­ся явно недо­ста­точ­ное вни­ма­ние. Напри­мер, недав­но я полу­чил элек­трон­ное сооб­ще­ние: «Батюш­ка, я обвен­ча­лась с моло­дым чело­ве­ком, с кото­рым была зна­ко­ма две неде­ли, и толь­ко теперь поня­ла, что не могу с ним жить. Как мне развенчаться?»

Это — не анек­дот, а реаль­ный слу­чай из моей пере­пис­ки. При­чем речь идет не о каком-то несмыш­ле­ном юном созда­нии — у жен­щи­ны уже есть ребе­нок от пер­во­го бра­ка. Я вооб­ще не пони­маю, как таких людей мог­ли обвен­чать, посколь­ку суще­ству­ет опре­де­лен­ный поря­док, кото­рый дол­жен неукос­ни­тель­но соблюдаться.

Напри­мер, вен­чая наших при­хо­жан, то есть людей, дав­но и хоро­шо нам извест­ных, мы неред­ко идем им навстре­чу, не тре­буя в обя­за­тель­ном поряд­ке предъ­явить штам­пы в пас­пор­тах, одна­ко берем с них сло­во, что такие штам­пы обя­за­тель­но появят­ся в самом ско­ром времени.

В про­тив­ном слу­чае сви­де­тель­ства о вен­ча­нии выда­ны им не будут. Ведь обсто­я­тель­ства скла­ды­ва­ют­ся по-раз­но­му: в кон­це кон­цов, люди могут про­сто не успеть вовре­мя подать заяв­ку на регистрацию.

Что же каса­ет­ся обе­ща­ния, то это — вовсе не пере­стра­хов­ка. Чело­век дол­жен пони­мать, что берет на себя обя­за­тель­ство дове­сти дело до кон­ца, в том чис­ле и документально.

Сам по себе факт госу­дар­ствен­ной реги­стра­ции чрез­вы­чай­но важен. Дело в том, что брак — это не толь­ко духов­ное, Боже­ствен­ное уста­нов­ле­ние, но и соци­аль­ный инсти­тут. Ново­об­ра­зо­ван­ный союз ста­но­вит­ся объ­ек­том семей­но­го зако­но­да­тель­ства и об этом тоже сле­ду­ет помнить.

В послед­нее вре­мя все чаще гово­рят о необ­хо­ди­мо­сти под­го­то­ви­тель­ных бесед с жела­ю­щи­ми вен­чать­ся, напо­до­бие бесед с кре­ща­е­мы­ми. Что ж, такую ини­ци­а­ти­ву мож­но толь­ко при­вет­ство­вать! Как мини­мум одна бесе­да, без­услов­но, необ­хо­ди­ма: свя­щен­ник дол­жен убе­дить­ся в серьез­но­сти наме­ре­ний бра­чу­ю­щих­ся, объ­яс­нить им смысл пред­сто­я­ще­го таин­ства и пре­ду­пре­дить об ответ­ствен­но­сти, кото­рую, вен­ча­ясь, они нала­га­ют на себя. При этом жела­тель­но про­во­дить такую бесе­ду не в день вен­ча­ния, когда уже все реше­но и все мосты сожже­ны, а заранее.

Исполь­зо­вать такие бесе­ды для хотя бы какой-то кате­хи­за­ции (Кате­хи­за­ция — (от греч. «поуче­ние», «настав­ле­ние») — изу­че­ние чело­ве­ком, гото­вя­щим­ся стать чле­ном Церк­ви, или ново­об­ра­щен­ным, основ хри­сти­ан­ской веры и цер­ков­но­го веро­уче­ния. К тер­ми­ну «кате­хи­за­ция» близ­ко по смыс­лу поня­тие «огла­ше­ние», одна­ко послед­нее отно­сит­ся толь­ко к гото­вя­щим­ся при­нять кре­ще­ние.), конеч­но же, тоже мож­но, но каж­дый при­ход дол­жен само­сто­я­тель­но решить для себя, ока­жет­ся ли это умест­ным в дан­ном слу­чае. В прин­ци­пе, в каче­стве пред­ло­га мож­но исполь­зо­вать все что угод­но, глав­ное при этом — не дове­сти хоро­шую идею до абсур­да, поэто­му важ­но, что­бы ниче­го не дела­лось меха­ни­че­ски и фор­маль­но. Разу­ме­ет­ся, кур­сы кате­хи­за­ции при хра­мах долж­ны суще­ство­вать и свя­щен­ни­кам над­ле­жит муд­ро исполь­зо­вать любой повод напра­вить туда не воцер­ко­в­лен­ных, но тяну­щих­ся к Церк­ви людей, но сто­ит ли делать это обя­за­тель­ным усло­ви­ем совер­ше­ния таин­ства — непро­стой вопрос. Под­ме­няя бла­го­же­ла­тель­ную реко­мен­да­цию жест­ким усло­ви­ем: «Пока не про­слу­ша­е­те наши кур­сы, мы вас не обвен­ча­ем и не при­ча­стим!», мож­но добить­ся эффек­та, про­ти­во­по­лож­но­го ожидавшемуся.

* * *

Люди женят­ся сами, никто за них это­го сде­лать не может, даже Бог. Цер­ковь может обвен­чать их, при­звать на всту­па­ю­щих в брак людей бла­го­сло­ве­ние Божие. Цер­ков­ное таин­ство вен­ча­ния дела­ет спо­соб­ным мужа и жену любить друг дру­га так, что они уже не двое, но одна плоть.

Суще­ству­ет чин бла­го­сло­ве­ния супру­гов, дол­гое вре­мя про­жив­ших без цер­ков­но­го бла­го­сло­ве­ния, кото­рый опуб­ли­ко­ван в «Настоль­ной кни­ге свя­щен­но­слу­жи­те­ля», издан­ной еще в совет­ское вре­мя под руко­вод­ством покой­но­го мит­ро­по­ли­та Пити­ри­ма (Неча­е­ва; 1926–2003). Чин этот почти не при­жил­ся, хотя Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь за рубе­жом изда­ет уже треб­ник с вклю­че­ни­ем это­го чина.

Если нево­цер­ко­в­лен­ные супру­ги про­жи­ли мно­го лет без бла­го­сло­ве­ния и уже не могут иметь детей по воз­рас­ту (а мы зна­ем о том, что в чине вен­ча­ния мно­го­крат­но повто­ря­ет­ся бла­го­сло­ве­ние на чадо­ро­дие), то Цер­ковь не остав­ля­ет их без бла­го­сло­ве­ния, если они об этом про­сят. Едва ли не каж­дый чет­вер­тый брак, кото­рый про­сят освя­тить, — это союз уже немо­ло­дых людей, и вен­чать их по обыч­но­му чину было бы по мень­шей мере странно.

* * *

Важ­но пом­нить о том, что Цер­ковь вовсе не счи­та­ет людей, живу­щих в невен­чан­ных бра­ках (то есть в заре­ги­стри­ро­ван­ных граж­дан­ских бра­ках), живу­щи­ми в блу­де. Неве­ру­ю­щий чело­век может всту­пить в брак, но без­услов­но не может его обвен­чать. Для людей же веру­ю­щих Цер­ковь не может при­знать такие сою­зы пол­но­цен­ным бра­ком, пото­му что чело­век веру­ю­щий — не «абстракт­но веру­ю­щий», а воцер­ко­в­лен­ный пом­нит, что ска­зал о бра­ке Сам Гос­подь: «Оста­вит чело­век отца сво­е­го и мать и при­ле­пит­ся к жене сво­ей, и будут два одною пло­тью; так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог соче­тал, того чело­век да не раз­лу­ча­ет» (Мк. 10:7–9).

Когда начи­на­ешь спра­ши­вать таких цер­ков­ных людей, поче­му же они не хотят вен­чать­ся, как пра­ви­ло, выяс­ня­ет­ся, что они боят­ся свя­зать друг дру­га цер­ков­ным бра­ком, пото­му что пони­ма­ют, что это нерас­тор­жи­мо, что это навсегда.

Но тогда это — не брак, а в луч­шем слу­чае какое-то «проб­ное сожи­тель­ство», некий ком­про­мисс­ный вари­ант, когда люди с одной сто­ро­ны не хотят пре­да­вать­ся блу­ду, а с дру­гой — никак не реша­ют­ся всту­пить в брак истин­ный. Но такие ком­про­мис­сы Цер­ковь не приемлет.

Мне то и дело при­хо­дит­ся вен­чать людей, кото­рые на момент заклю­че­ния бра­ка были либо вовсе неве­ру­ю­щи­ми, либо нево­цер­ко­в­лен­ны­ми, но при этом заре­ги­стри­ро­ва­ли свой брак и обе­ща­ли друг дру­гу любовь и вер­ность. И вот про­хо­дит год или два, появ­ля­ет­ся на свет их пер­ве­нец, и люди поне­мно­гу начи­на­ют пони­мать, что к чему, и, нако­нец, при­хо­дят к свя­щен­ни­ку с прось­бой о вен­ча­нии. Обви­нять их том, что до это­го они жили в блу­де, конеч­но же, было бы несправедливо.

* * *

Еще лет пят­на­дцать назад меня при­во­ди­ли в неко­то­рое недо­уме­ние сце­ны из запад­ных филь­мов, изоб­ра­жа­ю­щие бра­ко­со­че­та­ния. Я удив­лял­ся: зачем ксендз или пас­тор застав­ля­ют вен­ча­ю­щих­ся про­из­но­сить длин­ное обе­ща­ние хра­нить вер­ность друг дру­гу «в радо­сти и в горе­сти, в здра­вии и в болез­ни, в богат­стве и в бед­но­сти, пока смерть не раз­лу­чит нас»? В наших хра­мах все про­ис­хо­дит гораз­до про­ще. Как извест­но, бра­чу­ю­щим­ся у нас зада­ют все­го лишь два вопро­са. Пер­вый: «Име­ешь ли ты про­из­во­ле­ние бла­гое и непри­нуж­ден­ное и креп­кую мысль взять себе в жены (или соот­вет­ствен­но в мужья) это­го чело­ве­ка, кото­ро­го здесь перед собою видишь?» И вто­рой: «Не обе­щал­ся ли иной неве­сте (не обе­ща­лась ли ино­му жени­ху)?», то есть не име­ешь ли каких-либо обя­за­тельств, не был ли уже обру­чен с кем-нибудь? Эти­ми вопро­са­ми мы сей­час обыч­но и огра­ни­чи­ва­ем­ся. Одна­ко я исполь­зую фор­му­ли­ров­ку из серб­ско­го треб­ни­ка, кото­рой в рус­ском треб­ни­ке нет, и все­гда задаю тре­тий вопрос: «Обе­ща­ешь­ся ли сохра­нить себя в вер­но­сти и люб­ви супру­гу (супру­ге) даже до смер­ти, даже до гро­ба?» И чело­век отве­ча­ет: «Обе­ща­юсь».

Мне этот вопрос пред­став­ля­ет­ся чрез­вы­чай­но важ­ным, пото­му что сего­дня в свя­зи с мас­со­во рас­про­стра­нив­шим­ся сво­бод­ным сожи­тель­ством безо вся­ких обя­за­тельств ниве­ли­ро­ва­лось само поня­тие бра­ка. Любо­пыт­ный факт: по дан­ным послед­ней пере­пи­си насе­ле­ния, замуж­них жен­щин в стране ока­за­лось на несколь­ко мил­ли­о­нов боль­ше, чем жена­тых муж­чин. Как такое воз­мож­но? Дело в том, что мно­гие жен­щи­ны, сожи­тель­ству­ю­щие с муж­чи­на­ми и никак не заре­ги­стри­ро­вав­шие свои отно­ше­ния, уве­рен­но отве­ча­ют: «Я заму­жем». Муж­чи­ны же при этом зача­стую счи­та­ют себя совер­шен­но свободными.

У людей все более раз­мы­ва­ют­ся пред­став­ле­ния о том, что на самом деле озна­ча­ет быть мужем и женой. Поэто­му и при­хо­дит­ся напо­ми­нать им об обя­за­тель­ствах быть вме­сте «в радо­сти и в горе­сти, во здра­вии и в болез­ни, в богат­стве и в бед­но­сти, пока смерть не разлучит…».

Мне кажет­ся, даже фор­му­ли­ров­ку серб­ско­го треб­ни­ка непло­хо было бы допол­нить, пото­му что моло­до­же­ны неред­ко не пони­ма­ют, в каких слу­ча­ях они дей­стви­тель­но име­ют пра­во рас­стать­ся. К при­ме­ру, если былая кра­со­та жены со вре­ме­нем поблек­ла или дела у мужа вдруг пошли не так, как хоте­лось бы, может ли дру­гой супруг счи­тать себя сво­бод­ным? Все это — не оправ­да­ние. Что бы ни слу­чи­лось впредь, мы обе­ща­ем перед Богом и перед людь­ми любить чело­ве­ка, с кото­рым всту­па­ем в брак, и хра­нить ему вер­ность. Толь­ко такой союз досто­ин счи­тать­ся истин­ным браком.

* * *

Ино­гда зада­ют вопро­сы о воз­мож­но­сти рас­тор­же­ния цер­ков­ных бра­ков. Но Цер­ковь не рас­тор­га­ет бра­ки, рав­но как и не заклю­ча­ет их. Дру­гое дело, что при опре­де­лен­ных усло­ви­ях она может дать раз­ре­ше­ние на вен­ча­ние с дру­гим чело­ве­ком, если пер­вый брак так­же был вен­чан. Такие реше­ния при­ни­ма­ют­ся не при­ход­ски­ми свя­щен­ни­ка­ми, а кано­ни­че­ски­ми комис­си­я­ми, суще­ству­ю­щи­ми при епар­хи­аль­ных управ­ле­ни­ях. Если вен­чан­ный брак по какой-то при­чине ока­зал­ся раз­ру­шен­ным и по про­ше­ствии опре­де­лен­но­го вре­ме­ни чело­век наме­рен всту­пить в новый брак, ему сле­ду­ет подать про­ше­ние на имя пра­вя­ще­го архи­ерея в кано­ни­че­скую комис­сию. Там его подроб­ней­шим обра­зом рас­спро­сят о при­чи­нах рас­тор­же­ния пер­во­го брака.

В Осно­вах соци­аль­ной кон­цеп­ции, утвер­жден­ных Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью на юби­лей­ном Архи­ерей­ском собо­ре 2000 года, пере­чис­ля­ют­ся обсто­я­тель­ства, кото­рые могут стать таки­ми при­чи­на­ми. К их чис­лу, к при­ме­ру, отно­сит­ся нар­ко­ма­ния, но фор­му­ли­ров­ки Основ отли­ча­ют­ся рас­плыв­ча­то­стью. Ска­жем, если кто-то вре­мя от вре­ме­ни поку­ри­ва­ет трав­ку или поз­во­ля­ет себе лиш­ний раз выпить, ско­рее все­го, кано­ни­че­ская комис­сия не при­зна­ет это доста­точ­ным осно­ва­ни­ем для того, что­бы оправ­дать рас­тор­же­ние бра­ка. Дру­гое дело, если чело­век регу­ляр­но дово­дит себя до состо­я­ния невме­ня­е­мо­сти, пред­став­ляя реаль­ную угро­зу для жиз­ни и здо­ро­вья супру­га или ребен­ка, когда он теря­ет чело­ве­че­ский облик. В этой ситу­а­ции брак, по сути, уже ока­зал­ся фак­ти­че­ски разрушенным.

Поче­му Цер­ковь не рас­тор­га­ет бра­ки? Пото­му что брак или есть, или его нет. Если люди его раз­ру­ши­ли, то Цер­ковь при опре­де­лен­ных усло­ви­ях может лишь засви­де­тель­ство­вать, что чело­век, жела­ю­щий всту­пить в новый брак, при­ло­жил все уси­лия для сохра­не­ния пер­вой семьи, он ответ­ствен­но отно­сил­ся к ней, борол­ся до кон­ца, но посто­ян­ные изме­ны супру­га, или его бес­про­буд­ное пьян­ство, или неиз­ле­чи­мое пси­хи­че­ское забо­ле­ва­ние при­ве­ли к тому, что все попыт­ки ока­за­лись тщет­ны­ми. Лишь обсто­я­тель­ства тако­го рода могут быть при­зна­ны Цер­ко­вью ува­жи­тель­ной при­чи­ной развода.

* * *

В древ­но­сти вен­ча­ли на литур­гии. Не слу­чай­но перед таин­ством вен­ча­ния зву­чит тот же самый воз­глас: «Бла­го­сло­вен­но Цар­ство Отца и Сына и Свя­та­го Духа, ныне и прис­но и во веки веков», кото­рый мы слы­шим перед нача­лом литур­гии, да и общая чаша вина, пред­ла­га­е­мая ново­брач­ным, преж­де была Чашей Свя­тых Даров.

В наше вре­мя в таин­стве вен­ча­ния исполь­зу­ет­ся освя­щен­ное вино, но когда-то имен­но в этот момент вен­ча­ю­щи­е­ся вме­сте под­хо­ди­ли к при­ча­стию. Имен­но поэто­му крайне жела­тель­но, что­бы нака­нуне моло­до­же­ны испо­ве­до­ва­лись, а в самый день вен­ча­ния — причащались.

Ино­гда при­хо­дит­ся слы­шать про­ти­во­по­лож­ную точ­ку зре­ния, соглас­но кото­рой в день вен­ча­ния при­ча­щать­ся ни в коем слу­чае нель­зя. Объ­яс­ня­ют это, в част­но­сти, тем, что таин­ство при­ча­стия яко­бы несов­ме­сти­мо с пер­вой брач­ной ночью. По-мое­му, такой взгляд на вещи ошибочен.

Без­услов­но, кано­ны Пра­во­слав­ной Церк­ви пред­пи­сы­ва­ют пред­ва­ри­тель­ное одно­днев­ное воз­дер­жа­ние, но нигде не напи­са­но, что оно необ­хо­ди­мо и после него. Это уже — излиш­нее рве­ние, иду­щее, меж­ду про­чим, от сфор­ми­ро­вав­ше­го­ся в XVIII–XIX веках обы­чая при­ча­щать­ся все­го лишь раз в год. Таким обра­зом под­чер­ки­ва­ет­ся исклю­чи­тель­ный, уни­каль­ный харак­тер дня при­ча­стия, когда чело­век целую неде­лю гото­вит­ся, а потом еще неде­лю осо­бым обра­зом соблю­да­ет себя. Но если уж мы гово­рим о воз­рож­де­нии прак­ти­ки часто­го при­ча­ще­ния, то для чело­ве­ка, соблю­да­ю­ще­го все мно­го­днев­ные посты и, кро­ме того, постя­ще­го­ся по сре­дам и пят­ни­цам, ника­ко­го допол­ни­тель­но­го поста после при­ча­стия Цер­ков­ный Устав не пред­пи­сы­ва­ет. А посколь­ку «брак честен и ложе несквер­но», то тре­бо­ва­ние соблю­дать супру­же­ское воз­дер­жа­ние после при­ча­стия пред­став­ля­ет­ся мне част­ным мне­ни­ем кон­крет­ных духовников.

Я не хочу всту­пать с ними в поле­ми­ку. Духов­ные сове­ты, пред­ла­га­е­мые тем или иным людям даже в схо­жих ситу­а­ци­ях, могут зна­чи­тель­но раз­ли­чать­ся. Но, как мне кажет­ся, не суще­ству­ет ника­ких осно­ва­ний для того, что­бы пре­вра­щать это част­ное мне­ние в обще­цер­ков­ную практику.

Ныне в таин­стве вен­ча­ния сов­ме­ще­ны два после­до­ва­ния — обру­че­ние и соб­ствен­но вен­ча­ние, когда-то осу­ществ­ляв­ши­е­ся по отдель­но­сти. Сна­ча­ла совер­ша­лось обру­че­ние, и лишь потом, по про­ше­ствии неко­то­ро­го вре­ме­ни, люди вен­ча­лись. Одна­ко, вопре­ки рас­хо­же­му мне­нию, пери­од меж­ду обру­че­ни­ем и вен­ча­ни­ем ни в коей мере не сле­ду­ет рас­смат­ри­вать в каче­стве вре­ме­ни, отпус­кав­ше­го­ся на про­вер­ку кре­по­сти чувств и серьез­но­сти наме­ре­ний! Вни­ма­тель­но вчи­тав­шись в цер­ков­ные кано­ны, мы уви­дим, что на обру­ча­ю­щих­ся воз­ла­га­лись точ­но такие же обя­за­тель­ства, как и на тех, кто уже всту­пил в брак. Обру­че­ние так же нерас­тор­жи­мо, и его нару­ше­ние при­рав­ни­ва­ет­ся Цер­ко­вью к блуду.

Таким обра­зом, дело явно не в испы­та­нии. Если люди по каким-то при­чи­нам не могут пока всту­пить в брак, но гото­вы пре­дан­но любить друг дру­га, забо­тить­ся друг о дру­ге и хра­нить вер­ность «в здра­вии и в болез­ни, в богат­стве и в бед­но­сти», они вполне могут это сде­лать. Если кто-то откла­ды­ва­ет сва­дьбу, напри­мер, вплоть до окон­ча­ния уче­бы или до воз­вра­ще­ния со сроч­ной армей­ской служ­бы, но сомне­ний в том, что сва­дьба состо­ит­ся, не воз­ни­ка­ет, хочет­ся укре­пить их любовь и веру обря­дом обру­че­ния. кото­рый пре­вра­ща­ет­ся в пуб­лич­ное объ­яв­ле­ние окон­ча­тель­ных и бес­по­во­рот­ных намерений.

Юно­ша и девуш­ка наде­ва­ют обру­чаль­ные коль­ца, и окру­жа­ю­щие пони­ма­ют, что моло­дые люди более не сво­бод­ны, — они уже обру­че­ны, то есть обе­ща­ны кому-то. Имен­но к этой ситу­а­ции отно­сят­ся вопро­сы, зада­ва­е­мые свя­щен­ни­ком перед совер­ше­ни­ем таин­ства вен­ча­ния: «Не обе­щал­ся ли иной неве­сте?», «Не обе­ща­лась ли ино­му жениху?».

Ино­гда спра­ши­ва­ют о том, како­ва роль шафе­ров в вен­ча­нии, что сим­во­ли­зи­ру­ют они в самом чино­по­сле­до­ва­нии? На мой взгляд, сего­дня за этой тра­ди­ци­ей уже ров­ным сче­том ниче­го не сто­ит и их при­сут­ствие обя­за­тель­ным усло­ви­ем не явля­ет­ся. Дело в том, что роль шафе­ров — исклю­чи­тель­но тех­ни­че­ская: им над­ле­жит дер­жать вен­цы над голо­ва­ми всту­па­ю­щих в брак, но часто и это­го вполне мож­но не делать, посколь­ку тра­ди­ция дер­жать вен­цы во мно­гом обу­слов­ле­на тем, что неве­сты в ста­ри­ну носи­ли высо­кие голов­ные убо­ры, поверх кото­рых венец не наде­нешь. Как вы пони­ма­е­те, жен­ская мода с тех пор пре­тер­пе­ла зна­чи­тель­ные изме­не­ния… Кста­ти, суще­ство­вав­шее до отно­си­тель­но недав­них пор пра­ви­ло, соглас­но кото­ро­му для реги­стра­ции бра­ка в ЗАГСе тре­бо­ва­лось при­сут­ствие двух сви­де­те­лей, было меха­ни­че­ски заим­ство­ва­но граж­дан­ским зако­но­да­тель­ством из цер­ков­ной практики.

Ни в коем слу­чае не сле­ду­ет срав­ни­вать роль шафе­ров с обя­зан­но­стя­ми вос­при­ем­ни­ков или крест­ных, — какие-либо парал­ле­ли тут совер­шен­но неумест­ны! Это — абсо­лют­но раз­ные вещи.

О возможности жизни после ЗАГСА^

Чрез­вы­чай­но важ­ный вопрос: как сохра­нить семей­ный союз после того, как влюб­лен­ность прой­дет? Созда­вая семьи, боль­шин­ство людей, конеч­но же, пони­ма­ют, что роман­ти­че­ский пери­од их отно­ше­ний рано или позд­но неми­ну­е­мо закон­чит­ся. Тем не менее, если, как сето­вал Мая­ков­ский, «любов­ная лод­ка раз­би­лась о быт», сми­рить­ся с этим ока­зы­ва­ет­ся крайне нелег­ко и болезненно.

Во-пер­вых, не сле­ду­ет все­рьез рас­счи­ты­вать на то, что все как-то утря­сет­ся и устро­ит­ся само собой. Это заме­ча­ние каса­ет­ся любой обла­сти чело­ве­че­ской жиз­ни и тем более жиз­ни семей­ной. Свя­тые Отцы спра­вед­ли­во под­чер­ки­ва­ли: «Молит­ва — это нау­ка из наук и искус­ство из искусств». С не мень­шим осно­ва­ни­ем это утвер­жде­ние мож­но отне­сти и к бра­ку, осо­бен­но в совре­мен­ном обще­стве, где, в отли­чие от обществ тра­ди­ци­он­ных, поло­же­ние дел посто­ян­но меня­ет­ся, где мы то и дело стал­ки­ва­ем­ся со все новы­ми и новы­ми вызовами.

Речь идет о самой насто­я­щей нау­ке, ведь отныне нам пред­сто­ит регу­ляр­но и опе­ра­тив­но отсле­жи­вать скла­ды­ва­ю­щу­ю­ся ситу­а­цию, ана­ли­зи­ро­вать про­ис­хо­дя­щее с нами и наши­ми семья­ми. Не сто­ит гну­шать­ся книг по пси­хо­ло­гии из опа­се­ния, что неко­то­рые из них вполне могут отно­сить­ся к кате­го­рии «Три шага к тому, что­бы стать счаст­ли­вым». Нуж­но про­сто искать в раз­лич­ных источ­ни­ках, как пра­во­слав­ных, так и не пра­во­слав­ных, под­хо­дя­щие для себя кон­крет­ные, прак­ти­че­ские сове­ты. Пре­бы­ва­ние в состо­я­нии поис­ка пра­виль­но­го пути помо­га­ет удер­жи­вать руку на пуль­се и не плыть по тече­нию. Ведь всем нам пре­крас­но извест­но, куда тече­ние может увлечь нас…

Соглас­но цер­ков­но­му уче­нию чело­век после гре­хо­па­де­ния удо­боскло­нен к гре­ху, тако­во уж харак­тер­ное свой­ство иска­жен­ной чело­ве­че­ской при­ро­ды. Не то что­бы мы были в боль­шей сте­пе­ни под­вер­же­ны тем или иным кон­крет­ным гре­хам; мы ока­зы­ва­ем­ся чрез­вы­чай­но уяз­ви­мы­ми под воз­дей­стви­ем гре­ха вооб­ще, в самом широ­ком пони­ма­нии это­го сло­ва. Имен­но поэто­му нам над­ле­жит неустан­но под­дер­жи­вать в себе хри­сти­ан­ское созна­ние, пере­чи­ты­вая Сло­во Божие, что­бы ум наш напол­нял­ся обра­за­ми Свя­щен­но­го Писа­ния, посколь­ку в про­тив­ном слу­чае его немед­лен­но запо­ло­нят совер­шен­но дру­гие сло­ва и образы.

Точ­но так же и семей­ная жизнь тре­бу­ет от нас посто­ян­ных уси­лий, даже когда мы ощу­ща­ем себя совер­шен­но счаст­ли­вы­ми. Уси­лия эти в первую оче­редь долж­ны быть направ­ле­ны на обуз­да­ние соб­ствен­ной гор­ды­ни, сво­е­го эго, сво­е­го гипер­тро­фи­ро­ван­но­го «я», кото­рое, как извест­но, все­гда и во всем неиз­мен­но быва­ет пра­во! Важ­но пом­нить настав­ле­ния свя­то­го апо­сто­ла Пав­ла, обра­щен­ные к мужу и жене, кото­рые чита­ют­ся во вре­мя вен­ча­ния: Жены, пови­нуй­тесь сво­им мужьям, как Гос­по­ду, пото­му что муж есть гла­ва жены, как и Хри­стос Церк­ви, и Он же Спа­си­тель тела. Но как Цер­ковь пови­ну­ет­ся Хри­сту, так и жены сво­им мужьям во всем. Мужья, люби­те сво­их жен, как и Хри­стос воз­лю­бил Цер­ковь и пре­дал Себя за нее, что­бы освя­тить ее, очи­стив банею вод­ною посред­ством сло­ва; что­бы пред­ста­вить ее Себе слав­ною Цер­ко­вью, не име­ю­щею пят­на, или поро­ка, или чего-либо подоб­но­го, но дабы она была свя­та и непо­роч­на. Так долж­ны мужья любить сво­их жен, как свои тела: любя­щий свою жену любит само­го себя. Ибо никто нико­гда не имел нена­ви­сти к сво­ей пло­ти, но пита­ет и гре­ет ее, как и Гос­подь Цер­ковь, пото­му что мы чле­ны тела Его, от пло­ти Его и от костей Его. Посе­му оста­вит чело­век отца сво­е­го и мать и при­ле­пит­ся к жене сво­ей, и будут двое одна плоть. Тай­на сия вели­ка; я гово­рю по отно­ше­нию ко Хри­сту и к Церк­ви. Так каж­дый из вас да любит свою жену, как само­го себя; а жена да боит­ся сво­е­го мужа (Еф. 5:22–33).

Перед нами — воз­вы­шен­ные сло­ва о люб­ви и вза­им­ном послу­ша­нии супру­гов. Впро­чем, неред­ко муж­чи­ны пред­по­чи­та­ют слы­шать в них толь­ко запо­ве­дан­ное их женам, а жены любят под­чер­ки­вать ска­зан­ное в адрес мужей. Одна­ко, если, не пыта­ясь пере­та­щить оде­я­ло на себя, поста­рать­ся понять под­лин­ный смысл слов апо­сто­ла, ста­нет ясно: речь идет о том, что каж­дый из нас дол­жен, выпол­няя свое пред­на­зна­че­ние в семье, учить­ся искать ком­про­мис­сы, усту­пать и, самое глав­ное, жить для другого.

Брак — жиз­нен­ное про­стран­ство для люб­ви, необ­хо­ди­мое усло­вие для нее. Но при­су­ща ему и еще одна функ­ция, для хри­сти­а­ни­на наи­важ­ней­шая: брак — это малая Цер­ковь. Апо­стол Павел гово­рит, что соеди­не­ние жиз­ни муж­чи­ны и жен­щи­ны в бра­ке про­ис­хо­дит по обра­зу Хри­ста и Церк­ви и тай­на сия вели­ка (Еф. 5:32).

Поче­му семью назы­ва­ют малой Цер­ко­вью, спа­си­тель­ным устро­е­ни­ем жиз­ни? Пото­му что имен­но в семье эго­и­стич­ный по при­ро­де чело­век полу­ча­ет воз­мож­ность ради люби­мых людей пожерт­во­вать усто­яв­ши­ми­ся при­выч­ка­ми, пере­сту­пить через свои капри­зы, при­хо­ти и амби­ции. При этом если пока­зать жени­ху с неве­стой мно­го­дет­ную семью, даже вполне бла­го­по­луч­ную и само­до­ста­точ­ную, они в непри­твор­ном ужа­се схва­тят­ся за голо­вы: «Нет, это выше наших сил!» Но ведь одно­вре­мен­но, по мере нарас­та­ния жиз­нен­ных труд­но­стей, Гос­подь дару­ет нам новые силы и благодать…

Соглас­но мона­ше­ско­му при­сло­вью, если бы люди зна­ли, сколь­ко труд­но­стей и пре­пон сто­ит на пути у мона­ха, никто бы в ино­ки не пошел. Но если бы им было извест­но, сколь­ко уте­ше­ний и сча­стья выпа­да­ет на его долю, от жела­ю­щих отбоя бы не было. Все это опять же при­ме­ни­мо к семей­ной жиз­ни. Про­сто нуж­но пом­нить о том, что в любовь нуж­но вкла­ды­вать­ся, пони­мая, что это — ответ­ствен­ный труд и серьез­ней­шая нау­ка, а кро­ме того, конеч­но же, еще и твор­че­ство. Как и в любом искус­стве, кому-то отпу­ще­но Богом боль­ше спо­соб­но­стей, кому-то — мень­ше, но совсем бес­та­лан­ных людей не быва­ет, нуж­но лишь научить­ся чув­ство­вать, научить­ся пони­мать дру­го­го чело­ве­ка. Это каса­ет­ся и супру­гов, и их детей, и роди­те­лей, пото­му что, хотя мы и ред­ко живем теперь в мно­го­по­ко­лен­ных семьях, все рав­но нам при­хо­дит­ся тща­тель­но выстра­и­вать отно­ше­ния с род­ней. Про­сто, зная, что семья дана чело­ве­ку для сча­стья, нуж­но искать это сча­стье не для себя, люби­мо­го, а при­ло­жить все силы к тому, что­бы сде­лать счаст­ли­вым близ­ко­го человека.

Я люб­лю при­во­дить сво­им слу­ша­те­лям такой при­мер: пред­ставь­те себе тур­ге­нев­скую барыш­ню, кото­рой пред­ло­жил руку и серд­це какой-нибудь гусар или улан. На тот слу­чай, если она не хоте­ла идти за него замуж, суще­ство­ва­ла обще­при­ня­тая фор­му­ли­ров­ка учти­во­го отка­за. Девуш­ка отве­ча­ла: «Я не смо­гу соста­вить ваше­го сча­стья». Она не гово­ри­ла: «Я не смо­гу быть счаст­ли­ва с вами», хотя, ско­рее все­го, имен­но это и име­ла в виду. По край­ней мере, на вер­баль­ном уровне при­сут­ство­ва­ло при­зна­ние того, что мы женим­ся и выхо­дим замуж не для того, что­бы себя осчаст­ли­вить, а с тем, что­бы при­не­сти сча­стье другому.

Как пра­ви­ло, с воз­рас­том супру­гам это ста­но­вит­ся все более оче­вид­но, при­чем в рав­ной мере и муж­чи­нам, и жен­щи­нам. В юно­сти жен­щи­ны меч­та­ют о том, что­бы их носи­ли на руках, муж­чи­ны же стре­мят­ся к обла­да­нию — это отно­сит­ся ко всем сфе­рам жиз­ни без исклю­че­ния. Со вре­ме­нем муж­чи­ну пере­ста­ет радо­вать обла­да­ние само по себе, а жен­щине начи­на­ет доса­ждать, что к ней отно­сят­ся как к объ­ек­ту уха­жи­ва­ний. Дей­стви­тель­ное сча­стье они начи­на­ют испы­ты­вать, лишь видя счаст­ли­вы­ми дру­гих — сво­е­го мужа, жену и детей. Толь­ко это может доста­вить им под­лин­ную радость.

* * *

Совре­мен­ный чело­век под любо­вью чаще все­го пони­ма­ет чув­ства, обу­ре­ва­ю­щие его в насто­я­щий момент. Но такая точ­ка зре­ния в корне оши­боч­на. Напри­мер, я воз­вра­ща­юсь домой с голов­ной болью и с доса­дой вижу, что жена пре­бы­ва­ет не в духе, а дети каприз­ни­ча­ют. В этот момент я ниче­го, кро­ме уста­ло­сти и раз­дра­же­ния, не испы­ты­ваю. Но сле­ду­ет ли из это­го, что моя любовь к ним про­шла? Конеч­но же нет. Это про­сто озна­ча­ет, что сего­дня у меня болит голо­ва и я зол, и ниче­го более. Но эмо­ци­о­наль­ная уста­лость и раз­дра­жи­тель­ность могут сопут­ство­вать нам в тече­ние доволь­но дли­тель­но­го вре­ме­ни. Так что же, ста­вить крест на преж­них отно­ше­ни­ях и отправ­лять­ся в поис­ки новой любви?

Сле­ду­ет пом­нить о том, что брак — это не про­сто парт­нер­ство, заклю­ча­е­мое и сохра­ня­е­мое до тех пор, пока вме­сте жить удоб­нее, чем врозь.

Вряд ли кому-нибудь при­дет в голо­ву, что ребен­ка мож­но поме­нять: сво­е­го, пло­хо успе­ва­ю­ще­го по мате­ма­ти­ке, слиш­ком тол­сто­го и непо­во­рот­ли­во­го или, наобо­рот, гипе­р­ак­тив­но­го и бес­по­кой­но­го сдать в при­ют и вме­сто него подо­брать себе како­го-нибудь дру­го­го. И отно­ше­ния с роди­те­ля­ми могут скла­ды­вать­ся по-раз­но­му, но роди­те­лей тоже не выби­ра­ют и искренне любят. Еще сто или, по край­ней мере, две­сти лет назад такое же отно­ше­ние опре­де­ля­ло и супру­же­ство. Суже­ны­ми были те, кого Бог нам судил.

Меня как отца может раз­дра­жать сын, кото­рый как вошел в две­на­дцать лет в так назы­ва­е­мый пере­ход­ный воз­раст, так до шест­на­дца­ти не может из него вый­ти. Но если из-за это­го я от него отре­кусь, что будет и с ним, и со мной? Каким он вырас­тет и во что пре­вра­тит­ся моя душа?

Те же раз­мыш­ле­ния вполне при­ме­ни­мы и к супру­же­ству. Ино­гда кри­зис, свя­зан­ный с пере­хо­дом семей­ных отно­ше­ний из одной фазы в дру­гую, про­те­ка­ет не менее ост­ро и болез­нен­но. Но зна­чит ли это, что семьей мож­но пожерт­во­вать? В такие момен­ты брак может удер­жать на пла­ву и убе­речь от раз­ру­ше­ния имен­но чув­ство дол­га, глу­бин­ное при­ня­тие сво­е­го супру­га как сво­ей судь­бы, опре­де­лен­ной раз и навсегда.

До срав­ни­тель­но недав­них пор это чув­ство опре­де­ля­ло харак­те­ры наших жен­щин. Мно­гие из них жили с пья­ни­ца­ми, мучи­лись с ними, под­би­рая их под забо­ра­ми и раз за разом выру­чая их из беды, пото­му что спа­са­ли они мужей! Еще лет трид­цать-сорок назад брак боль­шин­ством людей вос­при­ни­мал­ся как союз неру­ши­мый, а к отмет­ке в пас­пор­те отно­си­лись более чем серьез­но. Сей­час же она в гла­зах мно­гих — ско­рее, мало­зна­чи­мая фор­маль­ность, успо­ко­и­тель­ное сред­ство для роди­те­лей. В слу­чае чего — мож­но и раз­ве­стись, ниче­го страш­но­го… У нас в стране на десять бра­ков при­хо­дит­ся по семь-восемь раз­во­дов, и это соот­но­ше­ние сде­ла­лось совер­шен­но обы­ден­ным! Кста­ти, отно­ше­ние обще­ства к раз­во­дам — тоже важ­ная демо­гра­фи­че­ская состав­ля­ю­щая, помо­га­ю­щая либо сохра­нять, либо, наобо­рот, раз­ру­шать семьи.

В жиз­ни слу­ча­ет­ся вся­кое, и кри­зис бра­ка, так же как и кри­зис пере­ход­но­го воз­рас­та, может задер­жать­ся очень дол­го, отни­мая мас­су душев­ных сил. Сле­ду­ет ли из это­го, что наста­ла пора раз­во­дить­ся и раз­бе­гать­ся в раз­ные сто­ро­ны? Цер­ковь утвер­жда­ет, что нет. За брак необ­хо­ди­мо бороть­ся до послед­не­го. Быва­ет, что и надеж­ды уже не оста­лось, как гово­рит­ся, «гиря до полу дошла», но даже из «нуля», даже из «глу­бо­ко­го мину­са» нуж­но опять и опять начи­нать стро­ить отношения.

Если уж мы заклю­чи­ли брак, то навсе­гда. Поэто­му мыс­ли о том, что я, к при­ме­ру, «собе­русь и уеду к маме» или «бро­шу тебя и най­ду дру­гую» не долж­ны нам даже в голо­ву при­хо­дить! Не будем упус­кать из виду, что брак осно­вы­ва­ет­ся на ответ­ствен­но­сти и цемен­ти­ру­ет­ся ею. Нам даро­ва­на мощ­ней­шая скре­па, поз­во­ля­ю­щая сохра­нить и удер­жать любовь в серд­це, пото­му что любовь без дол­га немыслима.

Этим-то истин­ная любовь и отли­ча­ет­ся от влюб­лен­но­сти, кото­рая в осно­ве сво­ей без­от­вет­ствен­на. Страсть, не заду­мы­ва­ясь, пере­сту­па­ет через чужие жиз­ни, лома­ет чужие судь­бы и с лег­ко­стью оправ­ды­ва­ет любое пре­ступ­ле­ние, зато любовь, насто­я­щая любовь, наобо­рот, мак­си­маль­но уко­ре­не­на в чув­стве дол­га. В этом слу­чае любые вста­ю­щие перед нами про­бле­мы начи­на­ют пред­став­лять­ся пре­гра­да­ми, кото­рые сле­ду­ет преодолеть.

Как бы неод­но­знач­но ни скла­ды­ва­лись отно­ше­ния супру­гов, это не повод для того, что­бы мало­душ­но опу­стить руки и при­знать свое пора­же­ние. Наобо­рот, слож­но­сти — пре­крас­ный сти­мул к тому, что­бы, пол­но­стью моби­ли­зо­вав­шись, неустан­но «взби­вать слив­ки» до тех пор, пока они не пре­вра­тят­ся в мас­ло. Да, зача­стую это отни­ма­ет мас­су сил и вре­ме­ни, а ино­гда даже тре­бу­ет серьез­ной пере­оцен­ки жиз­нен­ной пози­ции, зато в кон­це кон­цов почти все­гда ока­зы­ва­ет­ся, что мы едва не спа­со­ва­ли перед вполне реша­е­мы­ми проблемами.

Отдель­ная и очень страш­ная тема — абор­ты. Для меня, в то вре­мя уже хри­сти­а­ни­на, ста­ло насто­я­щим потря­се­ни­ем, когда подру­га моей жены, забе­ре­ме­нев вне бра­ка, искус­ствен­но пре­рва­ла свою бере­мен­ность. Опе­ра­ция про­шла лег­ко, без види­мых ослож­не­ний, и жен­щи­на радост­но щебе­та­ла, что «Бог помог» ей осу­ще­ствить заду­ман­ное. Она была «абстракт­но веру­ю­щей», то есть при­зна­ва­ла суще­ство­ва­ние неких выс­ших сил, и в том, что все завер­ши­лось в один день и обо­шлось без физи­че­ских муче­ний, умуд­ри­лась уви­деть помощь Божию!

Впо­след­ствии я наблю­дал, как она мучи­лась, вый­дя замуж. Пер­во­на­чаль­ное ощу­ще­ние без­за­бот­ной лег­ко­сти обер­ну­лось тяже­лей­шим нрав­ствен­ным испы­та­ни­ем; дол­гие годы она пре­бы­ва­ла в глу­бо­ком духов­ном кри­зи­се. Потом, к сожа­ле­нию, я поте­рял ее из виду и не знаю, что с ней про­ис­хо­дит сейчас.

Оче­вид­но, что чело­век может совер­шен­но не осо­зна­вать серьез­но­сти послед­ствий того, чем он в насто­я­щий момент зани­ма­ет­ся. Одна­ко то, что сего­дня пред­став­ля­ет­ся ему ниче­го не зна­ча­щей без­де­ли­цей, вполне может нало­жить страш­ный отпе­ча­ток на всю его после­ду­ю­щую жизнь.

О важных мелочах счастливой жизни^

Рас­суж­дая о быто­вых испы­та­ни­ях, с кото­ры­ми вполне могут столк­нуть­ся ново­брач­ные, нель­зя не упо­мя­нуть и о таком «под­вод­ном камне», как жизнь под одной кры­шей с роди­те­ля­ми. Я глу­бо­ко убеж­ден: ново­об­ра­зо­ван­ная семья с само­го нача­ла долж­на стре­мить­ся жить отдель­но даже в том слу­чае, если про­блем во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с роди­те­ля­ми не воз­ни­ка­ет вооб­ще, и тем более если они есть.

Конеч­но, пока семья не вста­ла на ноги и нуж­да­ет­ся в под­держ­ке, — напри­мер, моло­дые люди не завер­ши­ли обра­зо­ва­ние и с бла­го­дар­но­стью при­ни­ма­ют помощь, кото­рую стар­шие гото­вы им ока­зать, а все воз­ни­ка­ю­щие про­бле­мы реша­ют­ся полю­бов­но, тогда, как вре­мен­ная мера, сов­мест­ное про­жи­ва­ние допу­сти­мо. Одна­ко по боль­шо­му сче­ту, если есть такая воз­мож­ность, луч­ше уж потра­тить день­ги на арен­ду скром­ной квар­ти­ры, но зажить при этом соб­ствен­ной жизнью.

Разу­ме­ет­ся, речь не идет о ситу­а­ции, при кото­рой пре­ста­ре­лые роди­те­ли нуж­да­ют­ся в забо­те и опе­ке. Впро­чем, теперь им вряд ли удаст­ся по-преж­не­му дик­то­вать вырос­шим детям свою волю, так как они сами ока­за­лись в зави­си­мом поло­же­нии. Моло­дая семья долж­на сра­зу же выстра­и­вать отно­ше­ния с роди­те­ля­ми мак­си­маль­но бла­го­же­ла­тель­но, но опре­де­лен­но: «Мы вас очень любим, ценим ваш опыт и с радо­стью при­мем любые сове­ты, одна­ко выбор окон­ча­тель­но­го реше­ния остав­ля­ем за собой».

К сожа­ле­нию, кон­флик­ты все рав­но неиз­беж­ны, ведь моло­дым людям зача­стую не понять, что для сво­их роди­те­лей они по-преж­не­му оста­ют­ся несмыш­ле­ны­ша­ми, кото­рые еще вче­ра пеш­ком под стол ходи­ли. Отде­лать­ся от это­го ощу­ще­ния слож­но даже мно­го­дет­ным роди­те­лям, в чьих гла­зах стар­шие дети вырас­та­ют зна­чи­тель­но быст­рее, посколь­ку то и дело появ­ля­ют­ся новые малы­ши. В обыч­ных же семьях жела­ние нян­чить и песто­вать един­ствен­ное дитят­ко оста­ет­ся надол­го, если не навсе­гда. Его-то и при­хо­дит­ся ломать.

Ино­гда роди­те­ли мирят­ся с этим отно­си­тель­но лег­ко, ино­гда — болез­нен­но пере­жи­ва­ют. Важ­но лишь пом­нить, что в дан­ном слу­чае все вы столк­ну­лись с неиз­беж­ным про­цес­сом и, если сво­им чере­дом ситу­а­ция не раз­ре­ша­ет­ся, необ­хо­ди­мо сво­е­го рода хирур­ги­че­ское вме­ша­тель­ство, затя­ги­вать с кото­рым не сто­ит. Руку или ногу, охва­чен­ную ган­гре­ной, не под­да­ю­щей­ся кон­сер­ва­тив­но­му лече­нию, необ­хо­ди­мо ампу­ти­ро­вать сра­зу же, а не отре­зать от нее по кусочку.

К сло­ву ска­зать, и моло­дые люди дале­ко не все­гда созна­ют, что сво­бо­да при­ня­тия ими само­сто­я­тель­ных реше­ний долж­на бази­ро­вать­ся на трез­вой оцен­ке сво­их воз­мож­но­стей. А то один юно­ша, недав­но посту­пив­ший в инсти­тут и полу­чив­ший копе­еч­ную сти­пен­дию, с гор­до­стью заявил мне: «Теперь я могу сам себя обес­пе­чить!» Оче­вид­но, име­лось в виду то, что он нако­нец изба­вил­ся от необ­хо­ди­мо­сти про­сить у роди­те­лей день­ги на кар­ман­ные рас­хо­ды. Впро­чем, они по-преж­не­му его кор­мят и оде­ва­ют, но моло­до­му чело­ве­ку невдо­мек, что если он отныне счи­та­ет себя взрос­лым, то дол­жен и отве­чать за все, а не про­сто пере­стать клян­чить у мамы с папой на интер­нет, мобиль­ный теле­фон и булоч­ки в буфете.

Таким обра­зом, все пра­ва моло­дых людей нераз­рыв­но сопря­же­ны с той мерой ответ­ствен­но­сти, кото­рую гото­вы на себя воз­ло­жить. Хоро­шо, если пол­ной она ока­жет­ся изна­чаль­но, — про­ще будет понять, что почем в этой жизни.

* * *

Упо­мя­нув о мно­го­дет­ных роди­те­лях, оста­но­вим­ся нена­дол­го на тра­ди­ци­он­ном рас­пре­де­ле­нии семей­ных функ­ций. Часто мож­но услы­шать, что роль жен­щи­ны исчер­пы­ва­ет­ся вос­пи­та­ни­ем детей в бла­го­че­стии и веде­ни­ем домаш­не­го хозяй­ства, то есть тре­мя немец­ки­ми «К» — Kinder, Kuche, Kirche (Дети, цер­ковь, кух­ня), тогда как зада­ча муж­чи­ны — быть гла­вой семьи и ее кор­миль­цем. Мне кажет­ся, эта схе­ма дав­ным-дав­но устарела.

Все люди — по при­ро­де сво­ей очень раз­ные, и стричь их под одну гре­бен­ку совер­шен­но невоз­мож­но, да и не нуж­но. В тра­ди­ци­он­ном обще­стве, если твой дед и отец были куз­не­ца­ми, то не толь­ко тебе на роду напи­са­но пой­ти по их сто­пам, но и твой сын и внук тоже непре­мен­но уна­сле­ду­ют эту про­фес­сию. Разу­ме­ет­ся, мы дале­ко ушли от пат­ри­ар­халь­ных нра­вов. Чело­век пыта­ет­ся осо­знать при­ро­ду талан­тов, кото­рые Гос­подь даро­вал имен­но ему, и реа­ли­зо­вать их. И если он насто­я­щий хри­сти­а­нин, то реа­ли­зо­вать во сла­ву Божию.

То же самое в пол­ной мере отно­сит­ся и к жен­ско­му слу­же­нию. Все мы пом­ним сло­ва апо­сто­ла Пав­ла о том, что жена спа­сет­ся чадо­ро­ди­ем, если пре­бу­дет в вере и люб­ви (1Тим. 2:15). Поэто­му, если жен­щи­на про­сто не хочет рожать детей, она, без­услов­но, посту­па­ет вопре­ки замыс­лу Божию о ней. Одна­ко никто не утвер­жда­ет, что вся ее жизнь долж­на непре­мен­но сво­дить­ся к одно­му лишь чадо­ро­дию. Конеч­но же нет! Дру­гое дело, что любая дея­тель­ность — не повод сла­гать с себя дей­стви­тель­но пер­во­сте­пен­ные обязанности.

Неред­ко юным девоч­кам, выхо­дя­щим замуж, неиз­беж­ные хло­по­ты, свя­зан­ные с вына­ши­ва­ни­ем, рож­де­ни­ем и вынян­чи­ва­ни­ем детей, пред­став­ля­ют­ся настоль­ко невы­но­си­мы­ми, что они зара­нее объ­яв­ля­ют себя не создан­ны­ми для мате­рин­ства. Конеч­но же, это не так. Жен­щи­на непре­мен­но долж­на рожать, если Гос­подь посы­ла­ет ей детей, ведь имен­но в этом состо­ит ее глав­ное призвание.

Одна из моих зна­ко­мых сту­ден­ток, мно­го­дет­ная мама, роди­ла тро­их детей, не ухо­дя в ака­де­ми­че­ский отпуск. При этом она напи­са­ла и защи­ти­ла диплом так, что ее науч­ный руко­во­ди­тель — пре­зи­дент Ака­де­мии обра­зо­ва­ния цити­ро­вал его во вре­мя пуб­лич­но­го выступ­ле­ния. Мне дово­ди­лось встре­чать жен­щин, кото­рые погру­жа­лись в забо­ты о семье и доме на пол­то­ра десят­ка лет, а потом вдруг нахо­ди­ли в себе жела­ние и силы для заня­тия обще­ствен­ной, пуб­лич­ной и твор­че­ской дея­тель­но­стью. Жен­ская нату­ра настоль­ко мно­го­гран­но и тон­ко орга­ни­зо­ва­на, что зача­стую ока­зы­ва­ет­ся гораз­до бога­че и пло­до­твор­нее муж­ской. Не бой­тесь того, что два или три декрет­ных отпус­ка поста­вят крест на вашем обра­зо­ва­нии или про­фес­сии! Такие опа­се­ния совер­шен­но беспочвенны!

За послед­ние деся­ти­ле­тия транс­фор­ми­ро­ва­лась и роль муж­чи­ны в семье. В наше вре­мя, когда жен­щине доступ­но полу­че­ние любо­го обра­зо­ва­ния, когда она полу­ча­ет не мень­шую, а порой и боль­шую зара­бот­ную пла­ту и вполне может достичь сколь угод­но высо­ко­го поло­же­ния в обще­стве, тра­ди­ци­он­ная схе­ма, пред­став­ляв­ша­я­ся нашим пред­кам един­ствен­но воз­мож­ной, пре­тер­пе­ла серьез­ней­шие изменения.

Само пони­ма­ние гла­вен­ства в доме, кото­рое неко­то­рые муж­чи­ны пони­ма­ют как без­услов­ную реа­ли­за­цию уста­нов­ки: «Как я ска­зал, так и будет!», так­же долж­но быть пере­осмыс­ле­но. В госу­дар­стве при вве­де­нии воен­но­го поло­же­ния начи­на­ет дей­ство­вать бое­вой армей­ский устав, когда коман­дир все­гда прав. В мир­ное вре­мя такая систе­ма управ­ле­ния заме­ня­ет­ся слож­ной систе­мой комис­сий и кол­ле­гий. Дей­стви­тель­но, в кри­зис­ных и кри­ти­че­ских ситу­а­ци­ях, когда быва­ет не до поис­ка ком­про­мис­са, муж­ское гла­вен­ство ста­но­вит­ся опре­де­ля­ю­щим. Во всех осталь­ных слу­ча­ях на перед­ний план долж­ны выхо­дить кол­ле­ги­аль­ность, рав­но­прав­ное парт­нер­ство и сов­мест­ный поиск ком­про­мис­сов, порож­да­ю­щий рав­ную ответ­ствен­ность за при­ни­ма­е­мые решения.

Жен­щи­на дав­но уже рас­про­ща­лась с поло­же­ни­ем под­чи­нен­ной домо­хо­зяй­ки, кото­рая неде­ля­ми не выхо­дит на ули­цу и узна­ет ново­сти толь­ко от мужа. При вза­им­ном ува­же­нии, при искрен­нем жела­нии жены слу­шать­ся мужа, при тре­пет­ной люб­ви мужа к жене они непре­мен­но выра­бо­та­ют опти­маль­ную для них модель вза­и­мо­от­но­ше­ний. Мы ведь часто толь­ко дела­ем вид, что живем чуть ли не по «Домострою».(«Домострой» (пол­ное назва­ние — «Кни­га, назы­ва­е­мая домо­строй, содер­жа­щая полез­ные све­де­ния, поуче­ния и настав­ле­ния вся­ко­му хри­сти­а­ни­ну — мужу, и жене, и детям, и слу­гам, и слу­жан­кам») — памят­ник рус­ской лите­ра­ту­ры XVI века, пред­став­ля­ю­щий собой сбор­ник пра­вил, сове­тов и настав­ле­ний, отно­ся­щих­ся к раз­лич­ным сто­ро­нам жиз­ни чело­ве­ка и семьи, вклю­чая хозяй­ствен­ные, обще­ствен­ные и рели­ги­оз­ные вопро­сы. Отли­ча­ет­ся выра­зи­тель­ным, образ­ным язы­ком и частым исполь­зо­ва­ни­ем посло­виц и поговорок.)

На самом деле в пра­во­слав­ной сре­де царит скры­тый мат­ри­ар­хат: про­воз­гла­шая на сло­вах гла­вен­ство муж­чи­ны, жен­щи­на, тем не менее, ока­зы­ва­ет­ся реаль­ной гла­вой семьи. Мне кажет­ся, надо про­сто выстра­и­вать отно­ше­ния таким обра­зом, что­бы мне­ние каж­до­го супру­га ува­жа­лось и учи­ты­ва­лось. Осталь­ное — дета­ли. В одних семьях муж при­ни­ма­ет на себя ответ­ствен­ность за все, в дру­гих про­бле­мы раз­ре­ша­ют­ся сов­мест­но, в тре­тьих муж деле­ги­ру­ет свое лидер­ство жене, утвер­ждая при­ни­ма­е­мые ею реше­ния, подоб­но кон­сти­ту­ци­он­но­му монар­ху. Все может про­ис­хо­дить по-раз­но­му, и ника­кой регла­мен­та­ции извне в дан­ном слу­чае быть не должно.

Свя­щен­ни­кам часто зада­ют вопро­сы, свя­зан­ные с брач­ным воз­дер­жа­ни­ем и допу­сти­мо­стью исполь­зо­ва­ния раз­но­го рода кон­тра­цеп­ти­вов. Эта тема тре­бу­ет отдель­но­го обсто­я­тель­но­го раз­го­во­ра. Вкрат­це же мож­но заме­тить сле­ду­ю­щее: Не укло­няй­тесь друг от дру­га, раз­ве по согла­сию, на вре­мя, для упраж­не­ния в посте и молит­ве, а [потом] опять будь­те вме­сте, что­бы не иску­шал вас сата­на невоз­дер­жа­ни­ем вашим (1 Кор. 7:5), — пишет апо­стол Павел, и это ука­за­ние никто не отменял.

Вре­мен­ное укло­не­ние от чадо­ро­дия часто обу­слов­ле­но серьез­ны­ми про­бле­ма­ми со здо­ро­вьем или тяже­лы­ми соци­аль­ны­ми усло­ви­я­ми — отсут­стви­ем жилья и средств к суще­ство­ва­нию, поэто­му Осно­вы соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в прин­ци­пе преду­смат­ри­ва­ют воз­мож­ность при­бе­гать к так назы­ва­е­мой неа­бор­тив­ной кон­тра­цеп­ции в тех слу­ча­ях, когда она дей­стви­тель­но необ­хо­ди­ма. Такое реше­ние может быть при­ня­то супру­га­ми после бесе­ды с духовником.

Разу­ме­ет­ся, с цер­ков­ной точ­ки зре­ния опти­маль­ным пове­де­ни­ем в сло­жив­шей­ся ситу­а­ции ста­ло бы воз­дер­жа­ние. Но если мы чув­ству­ем, что такой выбор может стать угро­зой для суще­ство­ва­ния семьи, сле­ду­ет про­яв­лять снис­хож­де­ние к чело­ве­че­ской слабости.

О счастье и любви. Послесловие^

Все, о чем шла речь в наших бесе­дах, отно­сит­ся не толь­ко к хри­сти­а­нам, но и к людям, по тем или иным при­чи­нам пока еще не воцер­ко­в­лен­ным. И им в рав­ной сте­пе­ни над­ле­жит руко­вод­ство­вать­ся запо­ве­дя­ми Божи­и­ми, этим скон­цен­три­ро­ван­ным опы­том мно­го­ты­ся­че­лет­ней исто­рии чело­ве­че­ства, и при­ни­мать их в каче­стве необ­хо­ди­мо­го усло­вия само­го суще­ство­ва­ния общества.

Пер­вый шаг, кото­рый дол­жен сде­лать такой чело­век, — про­сто при­нять на веру, что если он меч­та­ет обре­сти сча­стье в люб­ви, если не хочет в кон­це кон­цов остать­ся в леде­ня­щем душу оди­но­че­стве, он ни в коем слу­чае не дол­жен пре­лю­бо­дей­ство­вать. При этом он может аргу­мен­ти­ро­вать этот посту­лат наи­бо­лее при­ем­ле­мы­ми для себя обос­но­ва­ни­я­ми — пси­хо­ло­ги­че­ски­ми, эко­но­ми­че­ски­ми, соци­аль­ны­ми, — каки­ми угодно.

А мож­но ли раци­о­наль­но обос­но­вать пагуб­ность блу­да и «граж­дан­ско­го бра­ка» как одной из его раз­но­вид­но­стей, а по сути — его эвфе­миз­ма( Эвфе­мизм (от греч.«благоречие») — ней­траль­ное по смыс­лу и эмо­ци­о­наль­ной нагруз­ке сло­во или выра­же­ние, заме­ня­ю­щее дру­гое — неудоб­ное в дан­ной обста­нов­ке или гру­бое, рез­кое, непри­стой­ное.)? Если ты будешь хра­нить вер­ность и вос­при­ни­мать любовь как глу­бин­ный, внут­рен­ний долг перед дан­ным тебе раз и навсе­гда чело­ве­ком, так же как перед сво­и­ми роди­те­ля­ми и детьми, это ста­нет неру­ши­мым зало­гом того, что твоя любовь, как и вся твоя лич­ность, будет раз­ви­вать­ся гар­мо­нич­но. Если же сло­во «пре­дан­ность» ока­жет­ся для тебя пустым зву­ком, то с высо­кой сте­пе­нью веро­ят­но­сти ты раз­ру­шишь и суще­ству­ю­щие отно­ше­ния и, более того, вооб­ще лишишь­ся спо­соб­но­сти любить.

Любой чело­век, испы­тав­ший несчаст­ную, несо­сто­яв­шу­ю­ся или раз­ру­шен­ную любовь, по себе зна­ет: даже если он попы­та­ет­ся заглу­шить пору­ган­ное чув­ство неиз­ве­дан­ны­ми ост­ры­ми эмо­ци­я­ми, в его душе все рав­но оста­ет­ся зия­ю­щая брешь. Даже если у него и начи­на­ют выстра­и­вать­ся отно­ше­ния с дру­гим чело­ве­ком, это при­но­сит ему лишь вре­мен­ное успо­ко­е­ние, на самом же деле спо­соб­ность любить и сопе­ре­жи­вать теря­ет­ся надол­го — порой на годы, а ино­гда и навсе­гда. Боль­ше того, так уж мы устро­е­ны, что наш нега­тив­ный опыт вре­за­ет­ся в память до такой сте­пе­ни глу­бо­ко, что даже вопре­ки воле начи­на­ет про­грам­ми­ро­вать наше даль­ней­шее поведение.

Не слу­чай­но в наро­де чело­ве­ка, поте­ряв­ше­го дев­ствен­ность до бра­ка, преж­де счи­та­ли и назы­ва­ли испор­чен­ным. Это зна­чит, что чело­век, при­об­щив­ший­ся к тако­му опы­ту, впредь ока­зы­ва­ет­ся фак­ти­че­ски неспо­соб­ным к серьез­ным отно­ше­ни­ям и верности.

Муж­чи­на, бро­сив­ший жен­щи­ну одна­жды по любым при­чи­нам (кро­ме раз­ве что ее непре­кра­ща­ю­щих­ся измен или оче­вид­но­го сума­сше­ствия), фик­си­ру­ет в сво­ем созна­нии такой тип пове­де­ния и зара­нее оправ­ды­ва­ет его. Если он одна­жды раз­вел­ся, то, ско­рее все­го, не заду­мы­ва­ясь, будет раз­во­дить­ся опять и опять. С таким чело­ве­ком нель­зя стро­ить по-насто­я­ще­му близ­кие и дове­ри­тель­ные отно­ше­ния. Сей­час ты ему нра­вишь­ся и поэто­му он — с тобой, потом ему понра­вит­ся дру­гая, и вашим отно­ше­ни­ям при­дет конец. В пер­во­быт­ных обще­ствах суще­ство­ва­ли мно­го­чис­лен­ные табу, то есть то, что не доз­во­ля­лось ни при каких усло­ви­ях. Неко­то­рые базо­вые табу сохра­ни­лись и в созна­нии совре­мен­но­го человека.

Для того что­бы совра­тить кого-то (в дан­ном слу­чае неваж­но, под­рост­ка или взрос­ло­го), иску­си­те­лю при­дет­ся при­ло­жить опре­де­лен­ные уси­лия. Ведь объ­ек­ту его вожде­ле­ний пред­сто­ит через мно­гое в себе пере­сту­пить, а это на самом деле не так про­сто, хотя мы и гово­рим о лег­ко­сти таких отно­ше­ний. Зато потом все катит­ся под гор­ку снеж­ным комом, ведь ниче­го запрет­но­го, табу­и­ро­ван­но­го для него более не суще­ству­ет. Пере­шаг­нув сна­ча­ла через одно табу, а потом через вто­рое и тре­тье, чело­век пре­вра­ща­ет­ся в без­воль­но­го нар­ко­ма­на. Он даже может твер­дить: «Я не хочу ухо­дить из семьи!», одна­ко рано или позд­но непре­мен­но уйдет, не най­дя в себе сил сопро­тив­лять­ся все новым порывам.

Одна­жды, обсуж­дая со стар­ше­класс­ни­ка­ми и моло­ды­ми пре­по­да­ва­те­ля­ми толь­ко что вышед­ший тогда на экра­ны фильм «Тита­ник», я задал вопрос: «Ска­жи­те, взрос­лые, кому из вас в вашей жиз­ни дово­ди­лось влю­бить­ся уже после того, как вы вышли замуж или жени­лись, в чужо­го мужа или жену? Под­ни­ми­те, пожа­луй­ста, руки».

Я наме­рен­но спро­сил об этом при под­рост­ках. Руки под­ня­ли прак­ти­че­ски все. Про­дол­жаю допы­ты­вать­ся: «И как же вы посту­пи­ли? Кто из вас решил уйти из семьи?» Ни одна рука не поднялась…

На мой взгляд, это был нагляд­ный урок для детей: влю­бить­ся, будучи уже жена­тым, немуд­ре­но, через этот опыт про­хо­дят очень и очень мно­гие. Озна­ча­ет ли это, что семьи рушат­ся, что нам надо без­огляд­но сле­до­вать за сво­и­ми чув­ства­ми, потвор­ствуя и уго­ждая им? Нет, конеч­но, хотя мно­гие имен­но так и поступают.

К вели­ко­му сожа­ле­нию, мне при­хо­ди­лось встре­чать даже свя­щен­ни­ков, кото­рые, бро­сив семьи, повто­ря­ли совер­шен­ней­шую бес­смыс­ли­цу о том, что нако­нец-то, мол, встре­ти­ли насто­я­щую любовь, кото­рой долж­ны быть вер­ны­ми. То есть, ока­зы­ва­ет­ся, не женам сво­им им над­ле­жа­ло хра­нить вер­ность, а это­му вдруг нахлы­нув­ше­му чув­ству, пото­му что любовь свя­та, она все оправ­ды­ва­ет и покры­ва­ет и до это­го они по-насто­я­ще­му не люби­ли, несмот­ря на то что в их семьях вырос­ло по несколь­ку детей…

Это — не про­сто ошиб­ка, а насто­я­щая ката­стро­фа: душев­ная и духов­ная. Ката­стро­фа не толь­ко для отдель­но взя­той раз­би­той семьи, но для все­го при­хо­да и чуть ли не для все­го того неболь­шо­го город­ка, в кото­ром слу­жил этот свя­щен­ник, счи­тав­ший­ся талант­ли­вым про­по­вед­ни­ком и при­ме­ром для под­ра­жа­ния. Ока­зы­ва­ет­ся, в глу­бине души он все­гда счи­тал: его при­хо­ти оправ­ды­ва­ют все что угодно!

Не исклю­че­но, что лет через пять он повстре­ча­ет еще кого-то и, дай Бог, хотя бы на этот раз заду­ма­ет­ся о сво­ей жиз­ни. В про­тив­ном слу­чае полу­чит­ся по Надсону:

Толь­ко утро люб­ви хоро­шо: хороши
Толь­ко пер­вые, роб­кие речи,
Тре­пет дев­ствен­но-чистой, стыд­ли­вой души,
Недо­молв­ки и бег­лые встречи,
Пере­крест­ных наме­ков и взгля­дов игра,
То надеж­да, то рев­ность слепая;
Неза­бвен­ная, пол­ная сча­стья пора,
На зем­ле — насла­жде­ние рая!..
Поце­луй — пер­вый шаг к охла­жде­нию: мечта
И воз­мож­ной, и близ­кою стала;
С поце­лу­ем роня­ет венок чистота,
И кумир низ­ве­ден с пьедестала;
Голос серд­ца чуть слы­шен, зато говорит
Голос кро­ви и мысль опьяняет:
Любит тот, кто безум­ней жела­ньем кипит,
Любит тот, кто безум­ней лобзает…
Свет­лый храм в сла­до­страст­ный гарем обращен.
Смок­ли зву­ки свя­щен­ных молений,
И гре­хов­но-пыла­ю­щий жрец распален
Зной­ной жаж­дой зем­ных наслаждений.
Взгляд, при­ко­ван­ный преж­де к пре­крас­ным очам
И горев­ший стыд­ли­вой мольбою,
Наг­ло бро­дит теперь по откры­тым плечам,
Обна­жен­ным бес­стыд­ной рукою…
Даль­ше — миг насла­жде­нья, и пыш­ный цветок
Смят и дер­зост­но сорван, и снова
Не отдаст его жиз­ни кипу­чий поток,
Бес­по­щад­ные вол­ны былого…
Празд­ник чув­ства окон­чен… Погас­ли огни,
Сня­ты мас­ки и смы­ты румяна;
И томи­тель­но тянут­ся скуч­ные дни
Пош­лой про­зы, тос­ки и обмана!..

«Утро люб­ви» — это пер­вые, яркие чув­ства эмо­ци­о­наль­но­го подъ­ема и влюб­лен­но­сти, когда чело­век ощу­ща­ет кры­лья за спи­ной и испы­ты­ва­ет уди­ви­тель­ную род­ствен­ность душ. Вот это, дескать, дей­стви­тель­но пре­крас­но, а все осталь­ное отсту­па­ет в его сия­ю­щем све­те на зад­ний план… Вооб­ще, сле­ду­ет пони­мать, что чело­век по сво­ей ана­то­ми­че­ской и физио­ло­ги­че­ской при­ро­де бли­зок к круп­ным при­ма­там. Это не зна­чит, что мы про­изо­шли от них, так же как, напри­мер, горил­лы нико­им обра­зом не про­изо­шли от шим­пан­зе. Даже с антропологической(Антропология (от др.-греч. «чело­век» и «сло­во», «речь») — сово­куп­ность науч­ных дис­ци­плин, посвя­щен­ных изу­че­нию чело­ве­ка, его про­ис­хож­де­ния, раз­ви­тия, суще­ство­ва­ния в при­род­ной (есте­ствен­ной) и куль­тур­ной (искус­ствен­ной) сре­де.) точ­ки зре­ния чело­век — не обе­зья­на; объ­ем голов­но­го моз­га у нас с ними раз­ли­чен, совер­шен­но по-дру­го­му устро­е­ны чув­ства, прин­ци­пи­аль­но ина­че орга­ни­зо­ва­на выс­шая нерв­ная дея­тель­ность. Одна­ко био­ло­ги­че­ски мы — тоже круп­ные при­ма­ты, кото­рым вер­ность изна­чаль­но не свой­ствен­на. Но так ли хоро­шо нам от этого?

Био­ло­ги­че­ски — вполне воз­мож­но, но ни в соци­аль­ном, ни в эти­че­ском, ни в духов­ном плане мы гар­мо­нии не достиг­нем, если толь­ко наша чело­ве­че­ская сущ­ность не сво­дит­ся исклю­чи­тель­но к внеш­не­му подо­бию с круп­ны­ми при­ма­та­ми. Если мы пред­став­ля­ем собой нечто несрав­ни­мо боль­шее, пота­ка­ние при­хо­тям и капри­зам неиз­беж­но при­ве­дет нас к краху.

Для нас, хри­сти­ан, все это зафик­си­ро­ва­но в запо­ве­дях Божи­их — запо­ведь «не прелюбодействуй»(см.: Исх. 20:14; Втор. 5:18; Мф. 5:27; Мф. 19:18; Мк. 10:19; Лк. 18:20; Иак. 2:11; Рим. 2:22; Рим. 13:9.) Ины­ми сло­ва­ми, чело­век не дол­жен устрем­лять­ся вслед за сво­ей похо­тью, руко­вод­ству­ясь эмо­ци­я­ми и сим­па­ти­я­ми, а при­зван бороть­ся за ту любовь, кото­рая ему уже даро­ва­на, так же как дол­жен сра­жать­ся за сво­е­го ребен­ка и сво­их пре­ста­ре­лых родителей.

Мож­но ли сопо­ста­вить «уров­ни сча­стья» раз­лич­ных поко­ле­ний напо­до­бие того, как иссле­до­ва­те­ли срав­ни­ва­ют уров­ни жиз­ни в раз­лич­ных госу­дар­ствах и соци­аль­ных сло­ях? Были ли преж­ние люди, в боль­шин­стве сво­ем свя­то хра­нив­шие вер­ность друг дру­гу в любых обсто­я­тель­ствах, счаст­ли­вее нынеш­них, либо, напро­тив, они ока­за­лись эмо­ци­о­наль­но обделены?

Вооб­ще-то, сча­стье — поня­тие субъ­ек­тив­ное. Чело­век может чув­ство­вать себя несчаст­ным, имея гораз­до боль­ше, чем тот, кто вовсю насла­жда­ет­ся жиз­нью. Все зави­сит от уров­ня наших пре­тен­зий. Как гово­рит­ся, у кого-то жем­чуг мелок, а у кого-то щи пусты… Без­услов­ным при этом оста­ет­ся одно: рань­ше люди были счаст­ли­вее в бра­ке. Семьи несчаст­ные, не сло­жив­ши­е­ся, ско­рее состав­ля­ли исклю­че­ния из обще­го пра­ви­ла. Возь­мем хре­сто­ма­тий­ный при­мер: если бы Анна Каре­ни­на смог­ла пере­бо­роть охва­тив­шее ее чув­ство и не изме­ни­ла бы сво­е­му мужу с Врон­ским, тра­ге­дии не про­изо­шло бы.

Мож­но вспом­нить и о Татьяне Лари­ной. Пуш­кин вооб­ще пре­крас­но раз­би­рал­ся в этой теме. Суще­ству­ет, одна­ко, и такое мне­ние: есть люди, кото­рым сча­стья в люб­ви испы­тать не суж­де­но, и с этим ниче­го не поде­ла­ешь. Обре­ла бы Татья­на сча­стье, под­дав­шись на уго­во­ры Оне­ги­на? Вряд ли. Более того, ско­рее все­го, ей было бы гораз­до хуже. Жизнь вооб­ще по при­ро­де сво­ей тра­гич­на, но в любой ситу­а­ции пред­по­чти­тель­нее хра­нить вер­ность и цело­муд­рие, неже­ли пус­кать­ся с горя во все тяжкие.

К сожа­ле­нию, каж­дое новое поко­ле­ние само­на­де­ян­но пола­га­ет, что явля­ет­ся пер­во­от­кры­ва­те­ля­ми осно­во­по­ла­га­ю­щих зако­нов бытия, а жизнь чело­ве­че­ская с их появ­ле­ни­ем начи­на­ет­ся с чисто­го листа. «Все, что было до нас, — не важ­но, — высо­ко­мер­но дума­ют они. — Преж­де жили дру­гие люди, меж­ду кото­ры­ми суще­ство­ва­ли прин­ци­пи­аль­но иные отно­ше­ния. Мы будем выстра­и­вать свои судь­бы так, как счи­та­ем нужным!»

Я не счи­таю себя ста­ри­ком, но уже был сви­де­те­лем того, как два после­ду­ю­щих поко­ле­ния всту­па­ли в само­сто­я­тель­ную жизнь, вся­кий раз насту­пая на те же граб­ли, пре­не­бре­жи­тель­но отме­тая нара­бо­тан­ный до них опыт и пыта­ясь создать что-то свое, не огля­ды­ва­ясь на чужие ошиб­ки. Я уж не гово­рю: не согла­суя свои наме­ре­ния с волей Гос­под­ней, но даже без уче­та отри­ца­тель­но­го опы­та предшественников.

И шко­ла, и семья долж­ны неустан­но под­тал­ки­вать моло­дежь к серьез­ней­шим раз­мыш­ле­ни­ям на эту тему. Ведь моло­дые люди заду­мы­ва­ют­ся о сво­ем обра­зо­ва­нии, о буду­щей про­фес­сии и пер­спек­ти­вах карьер­но­го роста, стро­ят радуж­ные пла­ны на буду­щее, реша­ют, какой путь выбрать, что­бы реа­ли­зо­вать зало­жен­ный в них потен­ци­ал с мак­си­маль­ной поль­зой. Неуже­ли же не важ­но или недо­суг пораз­мыш­лять и о том, как стро­ить отно­ше­ния с пред­ста­ви­те­ля­ми про­ти­во­по­лож­но­го пола? Как они будут женить­ся или выхо­дить замуж? Где будут искать сво­их суже­ных и каки­ми каче­ства­ми те долж­ны обладать?

Пустить все на само­тек? Это было бы такой же непро­сти­тель­ной глу­по­стью, как само­устра­не­ние от испол­не­ния сво­их непо­сред­ствен­ных слу­жеб­ных обя­зан­но­стей. Само собой, «по щучье­му веле­нию», не дела­ет­ся ниче­го, наобо­рот: «Кто рули и вес­ла бро­сит, тех нелег­кая зано­сит, так уж водится».

Одно вре­мя в совет­ских шко­лах пре­по­да­вал­ся пред­мет «эти­ка и пси­хо­ло­гия семей­ной жиз­ни». Непло­хо было бы его воз­об­но­вить, при­чем в таком виде, что­бы он не про­ска­ки­вал мимо созна­ния, как нечто вто­ро­сте­пен­ное, отвле­ка­ю­щее вни­ма­ние от насущ­ных нужд. Не страш­но, если стар­ше­класс­ни­ки не полу­чат отве­ты на все свои вопро­сы. Глав­ное, что­бы они нача­ли думать.

Сек­су­аль­ное про­све­ще­ние школь­ни­ков без углуб­ле­ния в эти­ку и пси­хо­ло­гию семей­ной жиз­ни, а осу­ществ­ля­е­мое по прин­ци­пу: «Делай что хочешь, но хотя бы предо­хра­няй­ся, что­бы не зара­зить­ся и не забе­ре­ме­неть!», конеч­но же, совер­шен­но недо­пу­сти­мо и без­нрав­ствен­но. Речь на таких уро­ках, без­услов­но, долж­на захо­дить и о поло­вой бли­зо­сти. Физи­че­ская куль­ту­ра чело­ве­ка не сво­дит­ся к одно­му спор­ту, хотя и не обхо­дит­ся без него. Точ­но так же без физи­че­ской состав­ля­ю­щей любовь чело­ве­че­ская не пол­на, но и ею одной дале­ко не исчерпывается.

Под­ро­сток дол­жен пони­мать, поче­му в нем про­буж­да­ют­ся все эти непо­нят­ные, преж­де не испы­тан­ные чув­ства. И девоч­ке надо в доход­чи­вой и не оскор­би­тель­ной фор­ме объ­яс­нить, что, не к месту обла­ча­ясь в чрез­мер­но корот­кую юбку, она не толь­ко отда­ет дань неким сугу­бо эсте­ти­че­ским пред­по­чте­ни­ям окру­жа­ю­щих. Она может даже не отда­вать себе отчет в том, что неволь­но ста­но­вит­ся мощ­ней­шим сек­су­аль­ным раз­дра­жи­те­лем для мужчин.

Что еще может нам посо­ве­то­вать Цер­ковь для того, что­бы пол­но­цен­ный, закон­ный брак был счастливым?

Совре­мен­ное обще­ство явля­ет­ся обще­ством потреб­ле­ния. Его лозун­ги: «Живи так, что­бы было о чем вспом­нить!», «Мы это­го достой­ны!» и про­чие — ярчай­шее тому под­твер­жде­ние. В резуль­та­те мас­си­ро­ван­но­го вли­я­ния на созна­ние чело­век начи­на­ет вос­при­ни­мать сво­е­го супру­га как нечто сто­я­щее в одном ряду с квар­ти­рой, дачей или маши­ной. «Я всем этим поль­зу­юсь, — рас­суж­да­ет он, — а зна­чит, все это долж­но радо­вать меня, долж­но при­но­сить мне сча­стье!» Такое вос­при­я­тие жиз­ни и близ­ких людей раз­ру­ша­ет душу.

Пред­ставь­те себе, у чело­ве­ка есть «Жигу­ли» и вдруг ему пред­ла­га­ют новень­кий «фолькс­ва­ген». Разу­ме­ет­ся, он с радо­стью согла­сит­ся на такой обмен. А если у него уже есть «фолькс­ва­ген», а ему пред­ло­жат, к при­ме­ру, «лек­сус», то он и в этом слу­чае не заду­ма­ет­ся. Тако­вы поня­тий­ные доми­нан­ты обще­ства потреб­ле­ния, по кото­рым, к несча­стью, стро­ят­ся и меж­лич­ност­ные отношения.

Мы посто­ян­но тре­бу­ем от окру­жа­ю­щих того, что­бы нам было хоро­шо. Воз­вра­ща­ясь с рабо­ты, рас­счи­ты­ва­ем на то, что дома нас непре­мен­но ждет вкус­ный ужин, что в квар­ти­ре царят чисто­та и уют, а наши близ­кие заня­ты исклю­чи­тель­но тем, что лома­ют голо­ву: как бы доста­вить нам как мож­но боль­шее удо­воль­ствие! Про­бле­ма, одна­ко, заклю­ча­ет­ся в том, что и наши супру­ги, как ни стран­но, состав­ля­ют в это вре­мя свой, не менее вну­ши­тель­ный пере­чень встреч­ных тре­бо­ва­ний по отно­ше­нию к нам…

Цер­ковь пред­ла­га­ет сво­им чадам совер­шен­но иную систе­му отно­ше­ний. Пра­во­слав­ная тра­ди­ция пред­пи­сы­ва­ет каж­до­му жить не ради того, что­бы само­му быть счаст­ли­вым, а для того, что­бы сде­лать счаст­ли­вым люби­мо­го чело­ве­ка. По-хри­сти­ан­ски любовь — не потреб­ле­ние, а отдача.

Этот под­ход рас­про­стра­ня­ет­ся на все без исклю­че­ния сто­ро­ны супру­же­ства — от самых воз­вы­шен­ных, напри­мер забо­ты о духов­ной жиз­ни мужа или жены, до интим­ных отно­ше­ний, в кото­рых мы стре­мим­ся доста­вить радость преж­де все­го сво­ей вто­рой поло­вине, а не себе само­му. Цер­ковь учит, что такое отно­ше­ние вер­нет­ся к нам насто­я­щим сча­стьем, насто­я­щей любовью.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки