Цитаты о браке и семье

(14 голосов4.3 из 5)

пре­по­доб­ный Паи­сий Свя­то­го­рец:

Жена долж­на иметь почте­ние к мужу. Муж дол­жен любить жену. Но сего­дня люди истол­ко­вы­ва­ют Еван­ге­лие шиво­рот-навы­во­рот и поэто­му урав­ни­ва­ют всё, а после рас­па­да­ют­ся семьи. «Жена долж­на быть послуш­ной», — гово­рит муж. Но если у тебя нет люб­ви, то ты не смо­жешь заста­вить быть тебе послуш­ной даже кошку…

(Сло­ва. Том I. С болью и любо­вью о совре­мен­ном чело­ве­ке)

Супру­гам помо­жет вот что: ни один из них не дол­жен себя оправ­ды­вать. Если каж­дый из супру­гов оправ­ды­ва­ет себя, то сколь­ко бы духов­ных книг они ни про­чли поль­зы не получат.

(Сло­ва. Том III. Духов­ная борь­ба)

 

свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник:

Семей­ные отно­ше­ния долж­ны быть под­чи­не­ны духов­ным потреб­но­стям. Супру­же­ство име­ет мно­го уте­ше­ния, но сопро­вож­да­ет­ся и мно­ги­ми тре­во­га­ми и скор­бя­ми, ино­гда очень глу­бо­ки­ми. Имей­те это в мыс­ли, чтоб, когда при­дёт что подоб­ное, встре­чать то не как неожи­дан­ность. Теперь вы вдво­ём. И радо­сти силь­нее, а скор­би лег­че попо­лам делятся.

(Пись­ма. Пись­мо 1418)

Бере­ги­те с женой вза­им­но свою любовь. В этом – источ­ник счаст­ли­вой семей­ной жиз­ни. Но надо блю­сти его, что­бы не засорился.

(Пись­ма. Пись­мо 147)

Дове­рие друг к дру­гу поте­рять или поко­ле­бать как-нибудь паче все­го бойтесь.

(Пись­ма. Пись­мо 176)

 

архи­манд­рит Иоанн (Кре­стьян­кин):

При вен­ча­нии пьют общую чашу: вино, сме­шан­ное с водой, пьют до дна. Вино – радо­сти сов­мест­ной жиз­ни, вода (и ее боль­ше) – общие горе­сти, беды и боли…

Розы будут лишь в нача­ле пути, а тер­ния (их не избе­жать ни одной семье) про­явят­ся позд­нее. Но коли­че­ство их и болез­нен­ность будут зави­сеть от вашей муд­ро­сти, а глав­ное – люб­ви. Если в ваши чув­ства вхо­дит апо­столь­ское опре­де­ле­ние поня­тия люб­ви, то от сча­стья буде­те вы недалеко.

(Пись­ма)

 

архи­епи­скоп Амвро­сий (Клю­ча­рёв):

Глав­ное заблуж­де­ние отно­си­тель­но семей­ной жиз­ни ныне состо­ит в том, что все ищут и ждут от семей­ной жиз­ни сча­стья как чего-то гото­во­го, что непре­мен­но они долж­ны най­ти без тру­дов и уси­лий. Но тако­го гото­во­го сча­стья ни в каком роде и нигде нет на нашей зем­ле: здесь всё тру­дом добывается.
Вооб­ра­жая, что счаст­ли­вым выбо­ром пар­тии обес­пе­чи­ва­ет­ся навсе­гда семей­ное сча­стье и что оно упро­чи­ва­ет­ся пер­вою склон­но­стью, мно­гие супру­ги ныне опус­ка­ют из виду и то, что в пер­вое вре­мя супру­же­ства они еще не зна­ют ни друг дру­га как долж­но, ни даже самих себя в новом сво­ем поло­же­нии. Толь­ко стоя близ­ко друг к дру­гу, как сто­ят супру­ги, и толь­ко по вре­ме­ни они могут изу­чить образ мыс­лей, вку­сы, склон­но­сти, при­выч­ки друг дру­га, при­чем, к удив­ле­нию мно­гих, в избран­ни­ках серд­ца вме­сте с досто­ин­ства­ми, при­влек­ши­ми любовь, откры­ва­ют­ся и зна­чи­тель­ные недостатки.
Обна­ру­же­ние недо­стат­ков, неожи­дан­ные мыс­ли, жела­ния и тре­бо­ва­ния пора­жа­ют ино­гда обо­их супру­гов как нечто необы­чай­ное, для сча­стия опас­ное и дока­зы­ва­ю­щее ошиб­ку, сде­лан­ную в выбо­ре. При даль­ней­шем обна­ру­же­нии недо­стат­ков эта мысль под­твер­жда­ет­ся, и умно­жа­ю­щи­е­ся столк­но­ве­ния, спо­ры и раз­молв­ки при недо­стат­ке наблю­де­ния за собой и снис­хо­ди­тель­но­сти друг к дру­гу при­ни­ма­ют­ся за дока­за­тель­ство, что сча­стие уле­та­ет, что брак не удал­ся, что вме­сте жить невоз­мож­но, что нуж­но разой­тись. Меж­ду тем как пра­ви­ла хри­сти­ан­ской жиз­ни тре­бо­ва­ли от обо­их супру­гов при бла­го­дар­но­сти к Богу за най­ден­ные друг в дру­ге досто­ин­ства быть насто­ро­же и ждать обна­ру­же­ния недо­стат­ков как неиз­беж­ной при­над­леж­но­сти каж­до­го чело­ве­ка; изу­чить их, отне­стись к ним со всею снис­хо­ди­тель­но­стию, какой тре­бу­ет вза­им­ная любовь, и при­ни­мать­ся с кро­то­стью и тер­пе­ни­ем за исправ­ле­ние друг друга.

(Собра­ние сочи­не­ний. Том 3. О семей­ном сча­стье)

 

архи­манд­рит Кирилл (Пав­лов):

Дух явной или тай­ной гор­ды­ни и тще­сла­вия обла­да­ет нами, так что почти каж­дый из нас мно­го и высо­ко дума­ет о себе и мало и низ­ко о дру­гих… Отсю­да в семье и обще­стве вме­сто люб­ви, согла­сия и вза­им­ных услуг царят вза­им­ная неуступ­чи­вость, вза­им­ное недоб­ро­же­ла­тель­ство, зависть и нена­висть друг к дру­гу, ссо­ры, рас­при, раздоры.

(Сло­во о молит­ве пре­по­доб­но­го Ефре­ма Сири­на (тре­тье). О доб­ро­де­те­ли сми­ре­ния)

 

пра­вед­ный Алек­сий Мечев:

В семей­ной жиз­ни каж­дый дол­жен забы­вать себя совер­шен­но, думать толь­ко о дру­гих, – тако­вое отно­ше­ние друг к дру­гу чле­нов семьи меж­ду собою спа­я­ет семью так, что они все почув­ству­ют, что каж­до­му из них без дру­гих жить невозможно.
Умуд­рен­ный опы­том жених ста­ра­ет­ся отне­стись к себе воз­мож­но стро­же, а к новой подру­ге жиз­ни более вни­ма­тель­но, и, если заме­ча­ют­ся неко­то­рые недо­че­ты в неве­сте, то отно­сить их не к ней, а к роди­те­лям ее, и ста­рать­ся все покрыть любо­вью. Видя любовь и рас­по­ло­же­ние сво­е­го мужа, в свою оче­редь, и жена ста­ра­ет­ся пла­тить тем же и, заме­тив шеро­хо­ва­тость харак­те­ра мужа, не умуд­рен­ная опы­том жена, покры­вая все любо­вью, неза­мет­но ста­ра­ет­ся испра­вить эти недо­стат­ки, шеро­хо­ва­то­сти и дей­ству­ет руко­во­ди­тель­ни­цей серд­ца очень искус­но, и через это вза­им­ное любов­ное отно­ше­ние друг к дру­гу два суще­ства, может быть, пона­ча­лу быв­шие и совер­шен­но про­ти­во­по­лож­ны­ми друг дру­гу, сбли­жа­ют­ся и дела­ют­ся близ­ки­ми и дожи­ва­ют до того, что обра­зу­ет­ся одно серд­це и един дух.

(Пись­ма. Пись­мо 17)

Вы свя­зу­е­тесь навсе­гда бра­ком. «Тай­на сия вели­ка есть». Вы долж­ны соеди­нить­ся воеди­но: «Аз же гла­го­лю – во Хри­ста и Его цер­ковь». Муж дол­жен любить жену до поло­же­ния живо­та за нее и жена, видя такую любовь, долж­на соот­вет­ство­вать мужу. Каж­дый из бра­чу­ю­щих­ся дол­жен отка­зы­вать­ся от себя и при­ви­вать дру­го­му доб­ро, а доб­ро при­ви­ва­ет­ся толь­ко любо­вью. Все мы люди-чело­ве­ки, не с небес при­шед­шие, все име­ем недо­стат­ки и поэто­му не долж­ны недо­стат­ки дру­гих вме­нять им, а отно­сить к вос­пи­та­нию: если роди­те­ли не смог­ли им это­го дать, то они име­ют пра­во на наше снис­хож­де­ние, на сочувствие.

(Отрыв­ки из общих настав­ле­ний)

 

Сер­гей Иоси­фо­вич Фудель:

Нель­зя соеди­нять бра­ком жиз­ни, что­бы «жить как все». Если уже сей­час, на поро­ге, это «жить как все» явля­ет­ся не толь­ко пред­по­сыл­кой, но и фак­том, если уже сей­час «оправ­да­ны» («как все») буду­щие ссо­ры и изме­ны, оби­ды и обма­ны, то нуж­но най­ти в себе хоть на копей­ку муже­ства, и чест­но­сти, и жало­сти к дру­го­му чело­ве­ку и порвать все. Пусть муча­ет­ся или бла­жен­ству­ет, про­па­да­ет или нет, но без тво­е­го уча­стия и ответ­ствен­но­сти во всем том стра­да­нии, кото­рое ему гото­вит­ся в жизни.

Нель­зя при­бав­лять стра­да­ния к жиз­ни! Стра­да­ние жиз­ни не Досто­ев­ский выду­мал. Ты очень мно­го видел уже, ты дол­жен это знать. А суме­ешь ли ты – не толь­ко не уве­ли­чить ее стра­да­ний, но и помочь ей пере­жить те, кото­рые пой­дут поми­мо тебя?

Потом вопрос с её семьей тоже очень важен. Ведь ты же не дума­ешь, что если преж­де люди ста­ра­лись, что­бы семьи вра­чу­ю­щих­ся были близ­ки, что они это дела­ли про­сто по глу­по­сти? В этом глу­бо­кий смысл. Даль­ность семьи или даже ее враж­деб­ность мож­но пре­одо­леть, загла­дить толь­ко осо­бым и непре­стан­ным теп­лом друж­бы меж­ду мужем и женой.

Вооб­ще нуж­но же отдать себе отчет, до послед­ней глу­би­ны и серьез­но­сти, что без друж­бы нель­зя идти в брак. Ведь губы-то увя­да­ют весь­ма ско­ро, или (даже не увяд­шие) дела­ют­ся вдруг чужи­ми толь­ко пото­му, что в душу вдруг ворвал­ся чей-нибудь более обо­льсти­тель­ный образ, как ветер вры­ва­ет­ся в дом, если дверь закры­та небреж­но. Все это надо в себе осве­тить, ниче­го не надо скры­вать, надо быть в этом деле чест­ным. Есть ли друж­ба? Есть ли в душе некая свет­лая ком­на­та, где не ста­рые брю­ки или под­вяз­ки лежат на полу, а лежит на полу солн­це, а сте­ны как живая тиши­на – что­бы эту ком­на­ту беречь, укра­шать ее, а не идти в брак как на служ­бу, «как все», ссо­рясь и уте­ша­ясь, со ссыл­кой на уста­лость и город­скую суету.

Потом, како­ва бы ни была семья ее, тебе долж­но быть доро­го то, что это ее семья. Семья родив­шая навсе­гда оста­ет­ся для мно­гих дра­го­цен­ным кла­дом души, и поэто­му надо быть во вся­ком слу­чае тактичным.

Ведь в бра­ке про­ис­хо­дит пере­сад­ка из одной зем­ли в дру­гую. Заго­то­вил ли ты, как садов­ник, эту зем­лю или ты все еще очень занят и зем­ля твоя пол­на вся­ко­го хла­ма? Если так, то и не берись за выра­щи­ва­ние дра­го­цен­ных рас­те­ний – живи один!

Есть муд­рость и прав­да Божия и чест­ность в том, что­бы быть одно­му, если не уме­ешь быть вдвоем.

(Пись­ма. Пись­мо 41)

 

свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст:

От люб­ви <в семье> про­ис­хо­дит посто­ян­ное цело­муд­рие, от люб­ви уни­что­жа­ет­ся вся­кий раз­дор; если муж будет языч­ник, то он ско­ро уве­ру­ет, если хри­сти­а­нин, то будет лучше.

(Тол­ко­ва­ние на посла­ние к Титу)

Если есть меж­ду мужем и женой еди­но­ду­шие, мир и союз люб­ви, к ним сте­ка­ют­ся все бла­га. И злые наве­ты не опас­ны супру­гам, ограж­ден­ным, как вели­кой сте­ной, еди­но­ду­ши­ем в Боге… Это умно­жа­ет их богат­ство и вся­кое оби­лие; это воз­во­дит их на выс­шую сту­пень доб­рой сла­вы; это при­вле­ка­ет на них и вели­кое Божие благоволение.

(Бесе­ды на кни­гу Бытия. Бесе­да XXXVIII)

 

свя­той пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский:

Друг для дру­га вы долж­ны быть при­ме­ром кро­то­сти и незло­бия, воз­дер­жа­ния, бла­го­ду­шия, чест­но­сти и тру­до­лю­бия, покор­но­сти Божи­ей воле, тер­пе­ния и упо­ва­ния; помо­гай­те друг дру­гу; бере­ги­те друг дру­га, снис­хо­ди­те один дру­го­му, покры­вая немо­щи друг дру­га любовью.

(Сим­фо­ния по тво­ре­ни­ям свя­то­го пра­вед­но­го Иоан­на Крон­штадт­ско­го. Брак)

Будь сколь­ко воз­мож­но искре­нен, добр и лас­ков к сво­им домаш­ним: тогда все непри­ят­но­сти с их сто­ро­ны уни­что­жат­ся сами собою, тогда ты побе­дишь бла­гим злое, если они будут иметь на тебя зло и выска­зы­вать его.

(Днев­ник. Том II. 1857–1858)

Ничем не озлоб­ляй­ся, побеж­дай всё любо­вью: вся­кие оби­ды, капри­зы, вся­кие непри­ят­но­сти семей­ные. Не знай ниче­го, кро­ме люб­ви. Вини все­гда искрен­но себя, при­зна­вая себя винов­ни­ком неприятностей.

(Мыс­ли про­то­и­е­рея Иоан­на Ильи­ча Сер­ги­е­ва. 1899 г.)

Если буде­те жить во вза­им­ной люб­ви, вы низ­ве­дё­те на себя и потом­ство своё Божию бла­го­дать и Бог все­лит­ся в вас и увен­ча­ет все начи­на­ния и дела ваши бла­го­сло­вен­ным успе­хом, ибо где любовь, там Бог, а где Бог, там всё доброе.

(Сим­фо­ния по тво­ре­ни­ям свя­то­го пра­вед­но­го Иоан­на Крон­штадт­ско­го. Брак)

 

свя­ти­тель Лука (Вой­но-Ясе­нец­кий), архи­епи­скоп Сим­фе­ро­поль­ский, исповедник:

Свою жену нуж­но любить не за плоть, а за ее чистую душу и доб­рое серд­це. У жены есть то, чего нет у мужа; она духов­но допол­ня­ет его, и наобо­рот. Пото­му в отно­ше­ни­ях меж­ду супру­га­ми с огром­ной силой долж­ны про­яв­лять­ся те осо­бен­но­сти духа, ума и серд­ца, кото­рые свой­ствен­ны толь­ко муж­чине и толь­ко женщине.

В бра­ке муж­чи­на нахо­дит вели­кое вос­пол­не­ние сво­ей сущ­но­сти, сокро­вищ духа сво­е­го из сокро­вищ души сво­ей жены. Гру­бость муж­ско­го серд­ца вос­пол­ня­ет­ся неж­но­стью и чисто­той серд­ца жены, ибо серд­це жен­щи­ны гораз­до тонь­ше, спо­соб­нее к духов­ной любви.

А жена долж­на пом­нить, что Бог дал вна­ча­ле муж­чине силы телес­ные боль­шие, чем ей, силы ума в боль­шин­стве слу­ча­ев дале­ко пре­вос­хо­дя­щие силы жен­ско­го ума. При обще­нии с мужем она долж­на вос­пол­нить свой недо­ста­ток силы, глу­би­ны ума его зна­ни­я­ми, его креп­кой волей. Муж­чи­на и жен­щи­на долж­ны стать в бра­ке одним телом и одной душой. Из их сою­за долж­но родить­ся нечто выс­шее, соеди­нив все доб­рое и вели­кое, что есть в каж­дом из них. Это ли не обо­га­ще­ние?! Это ли не бла­го­дать Божия?! Не в этом ли вся тай­на бра­ка, глу­бо­чай­шее зна­че­ние брач­но­го союза?

(О семье и вос­пи­та­нии детей)

 

Если в семье два мужи­ка, т.е. жена ведёт себя по-муж­ски, то муж­чи­на либо устра­ня­ет сопер­ни­ка физи­че­ски (побои), либо устра­ня­ет­ся само­сто­я­тель­но (уход). Двух мужи­ков в семье быть не долж­но и не может.

В. Г.

про­то­и­е­рей Павел Великанов:

Глав­ная тай­на любо­го насто­я­ще­го бра­ка – в том, что в нем двое долж­ны научить­ся быть един­ством. При этом – не погло­щать друг дру­га, не отри­цать друг дру­га, не рас­тво­рять­ся друг в дру­ге, а сохра­нять свою уни­каль­ность, исклю­чи­тель­ность, с ува­же­ни­ем при­ни­мать то, что есть в дру­гом, но и не пре­да­вать себя, то, что тебе само­му ценно.

 

свя­щен­ник Алек­сей Юдин:

Пер­вый этап раз­ви­тия семьи – научить­ся друг дру­га тер­петь. На это ухо­дит по раз­ным оцен­кам поряд­ка 10 лет. Что это зна­чит – научить­ся тер­петь. Это не зна­чит, что ждать, скре­же­ща зуба­ми, когда же на супру­га упа­дет метео­рит. Тер­петь – это зна­чит сло­мать себя под дру­го­го. Каким обра­зом? Пон­ты-фин­ты-харак­тер – все это нуж­но сло­мать под дру­го­го. И дру­гой дол­жен сде­лать то же самое. Это вос­при­нять дру­го­го как само­го себя. В этом про­цес­се один ста­но­вит­ся частью дру­го­го. У нас же чаще вид­но как мы дру­го­го лома­ем под себя. Если двое учат­ся тер­петь друг дру­га, то через неко­то­рое вре­мя про­ис­хо­дит чудо – они ста­но­вят­ся едиными.

 

пси­хо­лог Олег Силявский:

…В ста­рые доб­рые вре­ме­на, если жен­щи­на наде­ва­ла юбку даже чуть выше коле­на, ее уже счи­та­ли пороч­ной. И этот закон никто не отме­нял. Несмот­ря на то, что про­шли сто­ле­тия, наши пси­хи­ка и вос­при­я­тие рабо­та­ют оди­на­ко­во что рань­ше, что сей­час. Архе­ти­пи­че­ские обра­зы никто не отме­нял. Когда муж­чи­на видит, что у жен­щи­ны юбка выше коле­на, он вос­при­ни­ма­ет ее как сек­су­аль­ный объ­ект. А потом они удив­ля­ют­ся: «Чего он меня при­гла­ша­ет в постель?» А куда тебя еще при­гла­шать? Ты же наря­ди­лась так, что тебя толь­ко в постель и вести.

 

про­то­и­е­рей Андрей Ефанов:

Не бой­тесь остать­ся одна, пре­кра­тив блуд­ное сожи­тель­ство. По сути, вы и так одна, про­сто забо­ти­тесь о без­от­вет­ствен­ном муж­чине, лишая себя воз­мож­но­сти идти впе­рёд и созда­вать дом и семью.

 

Жен­щи­ны едят за раз­го­во­ра­ми, муж­чи­ны раз­го­ва­ри­ва­ют за едой. Жен­щи­ны купа­ют­ся, а муж­чи­ны пла­ва­ют. Поэто­му у одних купаль­ни­ки, у дру­гих – плав­ки. Когда хит­рит муж­чи­на – он под­лец. Когда хит­рит жен­щи­на – она муд­рая. Раз­ве­ден­ный муж­чи­на – сво­бо­ден. Раз­ве­ден­ная жен­щи­на – оди­но­ка. Сча­стье муж­чи­ны – я хочу. Сча­стье жен­щи­ны – он хочет! Муж­чи­ны – бра­тья по разу­му, жен­щи­ны – сест­ры по несча­стью. У жен­щин – меч­ты, у муж­чин – пла­ны. Жен­щи­ны скры­ва­ют свой воз­раст, муж­чи­ны – свой доход. Муж­чи­на любит гла­за­ми, жен­щи­на – уша­ми. Путь к серд­цу муж­чи­ны лежит через желу­док, а к серд­цу жен­щи­ны – через загс. Жен­щи­ны худе­ют, муж­чи­ны – кача­ют­ся. Стоп! А есть ли у нас что-то общее? Да. Мы все ищем свою вто­рую поло­вин­ку. И все хотим быть счаст­ли­вы­ми и поня­ты­ми. И пусть одни любят гла­за­ми, а дру­гие уша­ми, но орган люб­ви у обо­их – сердце!

источ­ник неизвестен

 

– Бабуш­ка, как мне понять, что я влюбилась?
– Очень про­сто, вну­чень­ка. Ты пом­нишь, как вы познакомились?
– Конеч­но, бабуш­ка. Я пом­ню не толь­ко наше зна­ком­ство, но и каж­дую встре­чу: как мы пер­вый раз улыб­ну­лись друг дру­гу, как пер­вый раз взя­лись за руки, как поце­ло­ва­лись. Зна­ешь, бабуш­ка, я даже пом­ню, все-все-все, о чем ему рас­ска­зы­ва­ла; над каки­ми его шут­ка­ми сме­я­лась; как гото­ви­лась к каж­до­му сви­да­нию; в чем была оде­та, что­бы ему понра­вит­ся. Это любовь, бабушка?
– Нет, вну­чень­ка. Любовь – это когда пом­нишь в чем он был одет на сви­да­ни­ях. А если пом­нишь себя – это влюбленность.

источ­ник неизвестен

 

архи­манд­рит Иоанн (Кре­стьян­кин):

Насто­я­щий брак – это такое же отре­че­ние от себя, как мона­ше­ство, а по раз­ме­ру ответ­ствен­но­сти еще более серьез­ное, так как отве­ча­ешь за двух.

Супру­ги ‒ двое в плоть еди­ну. Стра­да­ет один ‒ неми­ну­е­мо боле­ет и дру­гой. Но, что Бог соче­тал, чело­век да не раз­лу­чит. Сбе­жать со кре­ста лег­ко, но спа­се­ние тогда под боль­шим вопросом.

 

Сер­гей Иоси­фо­вич Фудель:

Одно­му жить все­гда лег­че. Всту­пить в брак – это зна­чит «потес­нить­ся», усту­пить часть сво­е­го места, выпих­нуть из себя мно­го сво­ей «само­сти» ради другого.

(Пись­ма. Пись­мо 36)

 

пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский:

Быва­ют и несчаст­ные супру­же­ства: ино­гда муж и жена схо­дят­ся как буд­то толь­ко на грех и беду того и дру­го­го. Отче­го они несчаст­ны? Боль­шею частью от несход­ства харак­те­ров, от вза­им­ной неуступ­чи­во­сти; от строп­ти­во­сти, само­управ­ства и взыс­ка­тель­но­сти мужа или от его дерз­ко­го нра­ва; от невер­но­сти мужа или жены; от невоз­дер­жан­но­сти или стра­сти к игре мужа; от при­стра­стия жены к наря­дам, от ее свое­нра­вия, зло­сти, свар­ли­во­сти, упрям­ства, от неуме­ния пере­но­сить недо­стат­ки в жиз­нен­ных потреб­но­стях. Гос­подь да помо­жет вам избе­жать тако­го гре­хов­но­го сожи­тия и таких супру­же­ских бед.

(Брак. Сим­фо­ния по тво­ре­ни­ям свя­то­го пра­вед­но­го Иоан­на Крон­штадт­ско­го)

 

пра­вед­ный Алек­сий Мечев:

В то вре­мя, когда жизнь супру­гов без­бож­ных про­хо­дит в забо­тах о мате­ри­аль­ном бла­го­по­лу­чии и этим по боль­шей части огра­ни­чи­ва­ет­ся, жизнь хри­сти­ан­ских супру­гов состо­ит во вза­им­ном несе­нии обще­го для всех жиз­нен­но­го кре­ста (а вдво­ем все­гда лег­че) и сов­мест­ном шествии ко Гос­по­ду. Посколь­ку супру­ги про­ник­нут­ся такою мыс­лью, брак их будет воис­ти­ну бла­го­сло­вен­ным и неру­ши­мым навеки.

 

архи­манд­рит Иоанн (Кре­стьян­кин):

Сча­стье надо тоже выра­щи­вать тер­пе­ли­во и мно­ги­ми тру­да­ми с обе­их сто­рон. Толь­ко тогда, когда у обо­их вас будет глу­бо­кое чув­ство ответ­ствен­но­сти пред Богом, ‒ будет сози­дать­ся семья.

(Неве­до­мо­му чаду. Дея­тель­ные и созер­ца­тель­ные сло­ва. Сло­во 48. О семье)

 

свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст:

Когда ищешь жени­ха или неве­сты, преж­де все­го дру­го­го обра­щай вни­ма­ние на то, бла­го­че­сти­вы ли они, почи­ва­ет ли на них вели­кое бла­го­во­ле­ние свы­ше. Если это есть, то после­ду­ет и все про­чее; если же это­го нет, то хотя бы житей­ские бла­га были у них в вели­ком изоби­лии, не будет ника­кой пользы.

(Бесе­ды о бра­ке. Бесе­да 3‑я)

Сколь­ко бога­тых, взяв­ших бога­тых жен, уве­ли­чив­ших свое состо­я­ние, лиши­лись и удо­воль­ствия, и согла­сия, имея еже­днев­ные ссо­ры за сто­лом, всту­пая в состя­за­ния? Сколь­ко бед­ных, кото­рые взя­ли бед­ней­ших жен и насла­жда­ют­ся миром, и с вели­кою радо­стью взи­ра­ют на это солн­це; а бога­тые, при всей окру­жа­ю­щей их рос­ко­ши, из-за жен молят себе смер­ти и осво­бож­де­ния от насто­я­щей жиз­ни. Так нет ника­кой поль­зы от богат­ства, если мы не най­дем доб­рой души.

(Бесе­ды о бра­ке. Бесе­да 3‑я)

Не одно рож­де­ние дела­ет отцом, но хоро­шее обра­зо­ва­ние; не ноше­ние во чре­ве дела­ет мате­рью, но доб­рое вос­пи­та­ние… Если рож­да­е­мые тобою дети полу­чат над­ле­жа­щее вос­пи­та­ние и тво­и­ми забо­та­ми настав­ле­ны будут в доб­ро­де­те­ли, это будет нача­лом и осно­ва­ни­ем тво­е­му спа­се­нию, и кро­ме награ­ды за соб­ствен­ные доб­рые дела ты полу­чишь вели­кую награ­ду за их воспитание.

(Пять слов об Анне)

 

свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник:

Что дети сла­бы здо­ро­вьем ‒ ниче­го. Мень­ше пры­ти будет, бли­же к Гос­по­ду будут. Вся­ко надо при­нять, каких Бог дал. И о всем благодарить.

(Пись­ма. Пись­мо 256)

 

архи­манд­рит Иоанн (Кре­стьян­кин):

Дети ‒ это ведь живые ико­ны, потру­ди­тесь над ними, не иска­зи­те в них Божий образ сво­им невни­ма­ни­ем и небрежением.

(Неве­до­мо­му чаду. Дея­тель­ные и созер­ца­тель­ные сло­ва. Сло­во 52. О детях)

 

мит­ро­по­лит Сурож­ский Анто­ний:

Пер­вая при­чи­на, мне кажет­ся, в том, что очень мно­гие бра­ки совер­ша­ют­ся меж­ду людь­ми не пол­но­стью зре­лы­ми, людь­ми, кото­рые вооб­ра­жа­ют, что та радость, кото­рая меж­ду ними суще­ству­ет, когда они встре­ча­ют­ся, когда они обща­ют­ся, когда они вме­сте что-то дела­ют, будет про­дол­жать­ся без кон­ца и что ее не надо ни защи­щать, ни возделывать.

Вто­рая при­чи­на в том, что порой любовь, кото­рая вна­ча­ле каза­лась насто­я­щей, ока­зы­ва­ет­ся более поверх­ност­ной, чем мы ожи­да­ли, и обсто­я­тель­ства жиз­ни быва­ют настоль­ко тяже­лые, что эти неожи­дан­ные обсто­я­тель­ства кру­шат то един­ство, кото­рое мог­ло бы усто­ять при очень боль­шой, очень креп­кой любви.

(Откры­тость)

 

про­то­и­е­рей Алек­сий Умин­ский:

Раз­вод – это когда Адам и Ева изго­ня­ют­ся из Рая. Раз­вод – это когда чело­век сни­ма­ет с себя крест и ухо­дит из Церк­ви. Вот на таком уровне всё про­ис­хо­дит, когда раз­во­дят­ся супру­ги. А отнюдь не так про­стень­ко и не так легонь­ко, как у нас это сейчас…

 

про­то­и­е­рей Фео­дор Бородин:

Основ­ная при­чи­на раз­во­дов – неуме­ние любить, неже­ла­ние жерт­во­вать собой и попыт­ка постро­ить весь мир вокруг себя, что­бы мне, люби­мо­му, было удобно.

 

схи­ар­хи­манд­рит Илий (Нозд­рин):

«Если же муж и жена утром и вече­ром молят­ся, день ходят пред Богом, при­ча­ща­ют­ся в вос­крес­ные дни, они начи­на­ют пони­мать, что глав­ный в их жиз­ни – Гос­подь, и Он управ­ля­ет всем. Тогда люди ста­но­вят­ся спо­кой­ны­ми, не выска­зы­ва­ют друг дру­гу пре­тен­зий, а недо­стат­ки тер­пят, и Гос­подь покры­ва­ет их тер­пе­ние про­ще­ни­ем их грехов».

 

свя­щен­ник Алек­сий Янг:

Муж­чи­ны часто жалу­ют­ся свя­щен­ни­кам, что жены не любят их. А потом свя­щен­ник узна­ет, что муж­чи­на ниче­го не дела­ет для того, что­бы его люби­ли, про­сто ожи­дая люб­ви, слов­но некий идол, ожи­да­ю­щий жертв и покло­не­ния. Таким мужьям сле­ду­ет уяс­нить, что един­ствен­ный спо­соб заслу­жить любовь супру­ги, это любить само­му, ведь в жиз­ни мы обыч­но полу­ча­ем вза­мен то, что отда­ем сами: нена­висть за нена­висть, любовь за любовь.

Отцы Церк­ви гово­рят, что хри­сти­ан­ские мужья долж­ны любить сво­их жен боль­ше, чем свои мир­ские обя­зан­но­сти, ибо нет успе­ха выше чем счаст­ли­вая семья, и если нелад­но в семье, то все дру­гие дости­же­ния теря­ют смысл. Наши семьи заслу­жи­ва­ют само­го луч­ше­го. Сего­дня сре­ди нас слиш­ком мно­го таких, кто отда­ют все луч­шее в мир, а все пло­хое остав­ля­ют для дома. Имен­но поэто­му Отцы Церк­ви учат нас ценить пре­вы­ше все­го обще­ство наших жен, и пред­по­чи­тать быть дома с ними, неже­ли на рабо­те. Мужья, и буду­щие мужья, давай­те вспом­ним и сло­ва наше­го совре­мен­ни­ка, Андре Моруа: «Я сде­лал выбор на всю жизнь; отныне моя цель – не искать того, кто мне при­я­тен, но делать при­ят­ное тому, кого я избрал…»

 

пре­по­доб­ный Паи­сий Свя­то­го­рец:

Один чело­век спро­сил меня:

– Герон­да, что боль­ше все­го соеди­ня­ет мужа с женой?

– При­зна­тель­ность, – отве­тил я ему. Один чело­век любит дру­го­го за то, что тот ему дарит. Жена даёт мужу дове­рие, пре­дан­ность, послу­ша­ние. Муж даёт жене уве­рен­ность в том, что она нахо­дит­ся под его покро­вом, защи­той. Жена – хозяй­ка дома, но и глав­ная слу­жан­ка в нём. Муж – вла­сти­тель дома, но и носиль­щик его тяжестей.

 (Сло­ва. Том IV. Семей­ная жизнь)

Чело­век ста­ра­тель­ный и усерд­ный – какую бы жизнь ни избрал, семей­ную или мона­ше­скую, – пре­успе­ет везде.

 (иеро­мо­нах Иса­ак, Житие стар­ца Паи­сия Свя­то­гор­ца)

 

рав­но­ап. Кос­ма Это­лий­ский:

Будь осто­ро­жен, муж­чи­на, не вини свою жену за то, что она не может родить тебе детей. Нет в этом ника­кой её вины – это воля Божия. И не посту­пай­те так, как повёл себя один нера­зум­ный глу­пец: за то, что его жена не рожа­ла ему детей, он с ней раз­вёл­ся, а дру­гой раз­вёл­ся с женой толь­ко пото­му, что она рожа­ла ему толь­ко дево­чек, а не маль­чи­ков. Это диа­вол хочет, что­бы семьи рас­па­да­лись, а не Бог. Так гла­сит и закон: ничто не может стать при­чи­ной раз­во­да, кро­ме супру­же­ской измены.

 

архи­манд­рит Ефрем (Вато­пед­ский):

Знай­те, что как толь­ко супру­же­ская пара соеди­ни­лась вен­ча­ни­ем, диа­вол ста­вит целью их раз­ве­сти. Поэто­му рано или позд­но меж­ду супру­га­ми, боль­шин­ство из кото­рых, к сожа­ле­нию, не веда­ет этой реаль­но­сти, начи­на­ет­ся брань. И, хотя в нача­ле все шло глад­ко, «как по мас­лу», и любовь соеди­ня­ла дво­их людей, со вре­ме­нем начи­на­ют­ся раз­но­гла­сия, ссо­ры: «я тебя раз­лю­бил», «мы не под­хо­дим друг дру­гу», «у нас раз­ные харак­те­ры»… Что же слу­чи­лось после деся­ти-пят­на­дца­ти лет счаст­ли­вой супру­же­ской жиз­ни? Вот так взя­ли и вдруг раз­лю­би­ли друг дру­га? Не по люб­ви раз­ве они вен­ча­лись? Все это – духов­ная брань, неви­ди­мая духов­ная война.

 

про­то­и­е­рей Сер­гий Нико­ла­ев:

Конеч­но, за годы бра­ка мож­но встре­тить, и не раз, чело­ве­ка луч­ше и инте­рес­нее, чем супруг или супру­га. Но свой инте­рес к нему сле­ду­ет рас­це­ни­вать не как дар судь­бы, а как иску­ше­ние, про­вер­ку на вер­ность Гос­по­ду. Да-да, вер­ность в бра­ке – это не толь­ко вер­ность жене или мужу, но Само­му Богу.

 

Ино­гда супру­ги, уже накри­чав­шись, нашу­мев­шись, потру­див­шись во вза­им­ном уязв­ле­нии, вдруг обна­ру­жи­ва­ют, что не могут вспом­нить при­чи­ны ссо­ры… «Бес попу­тал», – дога­ды­ва­ют­ся они. Но бес бес­пло­тен, у него нет ни зло­го язы­ка, ни сдви­ну­тых бро­вей, ни гру­бых рук, ни пре­зри­тель­ной склад­ки губ. Это мы выпол­ни­ли бесов­скую рабо­ту ссо­ры, кри­ков, злых слез. У разум­ных супру­гов такая бес­поч­вен­ная ссо­ра, впро­чем, как и любая дру­гая, обя­за­тель­но закон­чит­ся вза­им­ным пока­я­ни­ем, про­ще­ни­ем и при­ми­ре­ни­ем. В этом слу­чае не сто­ит откла­ды­вать на зав­тра. Бес изве­стен тем, что «похи­ща­ет гре­хи» из памя­ти, уга­ша­ет стыд и печаль вины.

(Сек­ре­ты люб­ви. За сове­том и уте­ше­ни­ем к батюш­ке)

 

свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст:

Тако­ва сила люб­ви: она не задер­жи­ва­ет­ся даль­но­стию рас­сто­я­ния, не сла­бе­ет от дол­го­вре­мен­но­сти, не побеж­да­ет­ся наве­де­ни­ем иску­ше­ний; но, побеж­дая все это, ста­но­вит­ся выше все­го и вос­те­ка­ет на высо­ту недосягаемую.

(Пись­ма к раз­ным лицам. Пись­мо 43)

 

афон­ский ста­рец Гав­ри­ил Карейский:

Самый боль­шой враг в семей­ной жиз­ни – это эго­изм. Вели­кая тай­на семей­ной жиз­ни в том, что­бы научить­ся про­щать. Луч­ше не менять жену, а менять себя. Не будь­те учи­те­лем для вашей жены. Самый луч­ший спо­соб, чему-то её научить – это любить ее.

 

про­то­и­е­рей Геор­гий Шестун:

Если откры­ва­ешь тай­ны сво­ей семей­ной жиз­ни перед дру­ги­ми людь­ми – то даёшь им власть над сво­ей семей­ной жиз­нью. А люди не все ведь поря­доч­ные. Ни в коем слу­чае не сле­ду­ет ни хва­лить­ся, ни радо­вать­ся, ни огор­че­ни­я­ми сво­и­ми делить­ся. Это внут­рен­няя, очень таин­ствен­ная жизнь, ее надо беречь. Чело­век может в семье и сла­бость про­явить, но он имен­но в семье ее про­явил, он-то наде­ял­ся, что близ­кие его пой­мут. Он, воз­мож­но, в дру­гой ситу­а­ции не про­явил бы ее, а здесь не сдер­жал­ся, немощь свою пока­зал, но не пото­му, что отыг­ры­ва­ет­ся на близ­ких, а отто­го, что верит им. Муж жене откры­ва­ет душу свою, пото­му что дове­ря­ет, как на испо­ве­ди дове­ря­ют свя­щен­ни­ку, и когда про­ис­хо­дит нару­ше­ние тай­ны, это очень близ­ко к раз­гла­ше­нию испо­ве­ди. Печаль­но, когда начи­на­ют друг над дру­гом насме­хать­ся, рас­ска­зы­вать тай­ны, уни­чи­жать. Это гово­рит о пороч­но­сти того чело­ве­ка, кото­рый себе поз­во­ля­ет так посту­пать, об отсут­ствии мудрости.

 

архи­манд­рит Ефрем Фило­фей­ский, Ари­зон­ский (Мора­и­тис):

Пусть жёны молят­ся за мужей сво­их и за детей, а мужья – за жён и детей, дети же – за роди­те­лей. Так, вза­им­но помо­гая друг дру­гу молит­ва­ми, мы будем идти к духов­но­му возрастанию.

(Искус­ство Спа­се­ния. Бесе­ды. Том I. Бесе­да девя­тая. Жизнь во Хри­сте)

 

свя­ти­тель Нико­лай Серб­ский:

Когда люди уда­ли­лись от люб­ви Божи­ей, еди­ной истин­ной люб­ви, они нача­ли назы­вать свои похо­ти и жела­ния любовью.

(Кас­си­а­на. Гла­ва 6. Сто слов о Боже­ствен­ной люб­ви)

 

про­то­и­е­рей Алек­сий Потокин:

И когда у чело­ве­ка появ­ля­ет­ся бла­го­дар­ность, а не тре­бо­ва­тель­ность, когда он гово­рит: я поста­ра­юсь – пусть не смо­гу, но я поста­ра­юсь про­жить ради это­го чело­ве­ка, – тогда он пой­мет, что это и есть сча­стье. Ска­за­но: кто в малом неве­рен, тот и в боль­шом неве­рен, – поэто­му бра­ки и рушат­ся. Мы жад­ные, мы хотим все и сра­зу. И хотим для себя. А ведь брак – это не ресто­ран, где нас долж­ны обслужить».

 

про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Хулап:

Любовь – не про­сто радость друг о дру­ге, но мно­же­ство малень­ких подви­гов. Что про­ще – ска­зать супру­ге кра­си­вые сло­ва о люб­ви или после тяже­ло­го дня, когда оба уста­ли, помыть посу­ду? В таком пони­ма­нии любовь ста­но­вит­ся не нача­лом и пред­по­сыл­кой, а завер­ше­ни­ем и целью бра­ка. Обыч­но он начи­на­ет­ся с влюб­лен­но­сти, чув­ствен­но­сти, жела­ния обла­дать. Все это долж­но пере­ра­с­ти в любовь, как вино­град­ный сок дол­жен пере­бро­дить (на пер­вый взгляд – уме­реть, испор­тить­ся), что­бы потом стать бла­го­род­ным вином. Как для хоро­ше­го вина необ­хо­ди­ма выдерж­ка, так и для созда­ния насто­я­щей люб­ви недо­ста­точ­но несколь­ких недель или меся­цев, на ее взра­щи­ва­ние потре­бу­ют­ся дол­гие годы. Марк Твен пре­крас­но заме­тил: «Тот, кто не про­жил в бра­ке хотя бы два­дцать пять лет, ниче­го не может ска­зать о люб­ви». Дей­стви­тель­но, резуль­тат такой «выдер­жан­ной» люб­ви – чув­ство пол­но­ты и бла­жен­ства, недо­сти­жи­мое в рам­ках даже самой яркой влюб­лен­но­сти. Союз, постро­ен­ный исклю­чи­тель­но на чув­ствен­но­сти, не гото­вый к сов­мест­ной нелег­кой рабо­те, незрел и некре­пок, ведь когда интен­сив­ный эмо­ци­о­наль­ный фон посте­пен­но ухо­дит, супру­ги начи­на­ют искать каких-то новых ощу­ще­ний вне бра­ка. Если же семья постро­е­на на жерт­вен­но­сти, если она вос­при­ни­ма­ет­ся как осо­бое духов­ное при­зва­ние Богом ради дости­же­ния лич­но­го и сов­мест­но­го спа­се­ния, то это осно­ва­ние люб­ви не смо­гут поко­ле­бать ника­кие житей­ские бури. Имен­но поэто­му свя­той Гри­го­рий Бого­слов назы­ва­ет брак «клю­чом, откры­ва­ю­щим дверь в оби­тель совер­шен­ной любви».

(Вен­цы люб­ви. Кни­га о Таин­стве Вен­ча­ния)

 

про­то­пре­сви­тер Алек­сандр Шме­ман:

В жур­на­лах и кино­филь­мах «образ супру­же­ства» – это все­гда моло­дая, кра­си­вая пара, толь­ко что длин­ным поце­лу­ем «начав­шая» свою брач­ную жизнь. Но я пом­ню, как одна­жды в пого­жий осен­ний день я уви­дел в скве­ре париж­ско­го рабо­че­го пред­ме­стья на ска­мей­ке пре­ста­ре­лую и оче­вид­но бед­ную пару. Они сиде­ли мол­ча, взяв­шись за руки, и так явно насла­жда­лись блед­ным све­том и теп­лом это­го осен­не­го вечер­не­го дня. Они мол­ча­ли, все сло­ва были ска­за­ны, стра­сти изжи­ты, бури ути­хо­ми­ре­ны. Жизнь была поза­ди, но она была сей­час и здесь – в этом мол­ча­нии, в этом све­те, в этом теп­ле, в этих без­молв­но соеди­нен­ных руках. Это была жизнь, гото­вая для веч­но­сти, созрев­шая для радо­сти. И это навсе­гда оста­лось для меня обра­зом бра­ка, его поис­ти­не небес­ной красотой…

(Таин­ство люб­ви)

про­то­и­е­рей Алек­сий Умин­ский:

Брак – это един­ствен­ное хри­сти­ан­ское поле, где чело­век непре­стан­но про­ве­ря­ет­ся на любовь. В любом дру­гом месте чело­век может совер­шать какие-то отдель­ные дела люб­ви, откли­кать­ся вре­мя от вре­ме­ни на отдель­ные позы­вы с тем, что­бы вдруг стать мило­серд­ным, что­бы вдруг стать сми­рен­ным, что­бы ино­гда быть каким-то жерт­вен­ным. То есть, это какие-то отдель­ные поступ­ки в нашей хри­сти­ан­ской жиз­ни, за кото­рые мы себя, хри­сти­ане, очень ценим. А брак – это, когда тебе надо любить посто­ян­но. И утром, и вече­ром, и днём. Любить, когда ты уста­лый, и когда отдох­нув­ший, и когда ты сытый, и когда голод­ный, и когда у тебя есть про­бле­мы, и когда их нет, когда у тебя в семье свер­ша­ют­ся какие-то тяжё­лые пере­жи­ва­ния, и наобо­рот, когда всё лег­ко… То есть, тебе надо быть все­гда в состо­я­нии любви…

Если мы все­рьёз назы­ва­ем семью малой цер­ко­вью, то в ней и про­ве­ря­ет­ся, насколь­ко ты спо­со­бен быть хри­сти­а­ни­ном по-насто­я­ще­му каж­дый день, насколь­ко готов жить по Еван­ге­лию. Если ты не спо­со­бен на это внут­ри семьи, то, как ты можешь быть спо­со­бен на это где-то ещё?

(Про­то­и­е­рей Алек­сий Умин­ский: Научить людей любить может толь­ко Хри­стос)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки