Один раз на всю жизнь. Беседы со старшеклассниками о браке, семье и детях

Один раз на всю жизнь. Беседы со старшеклассниками о браке, семье и детях

(8 голосов4.6 из 5)

свя­щен­ник Илия Шугаев

См. так­же: видео­вер­сия, аудиок­ни­га

Оглав­ле­ние

Виньетка

 

По бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Руси АЛЕКСИЯ II

Аннотация

В кни­ге рас­смат­ри­ва­ют­ся осно­вы семей­ной жиз­ни и реша­ет­ся целый ряд вопро­сов: чем отли­ча­ет­ся любовь от влюб­лен­но­сти, что такое пер­вая любовь, как выбрать супру­га, сколь­ко долж­но быть детей, что раз­ру­ша­ет семью, каким дол­жен быть внут­рен­ний уклад семьи.
Кни­га обра­ще­на преж­де все­го к неве­ру­ю­щим моло­дым людям, сто­я­щим на поро­ге взрос­лой жиз­ни, но будет так­же инте­рес­на всем чита­те­лям, неза­ви­си­мо от их веры или воз­рас­та, инте­ре­су­ю­щим­ся про­бле­мой семьи.
В преды­ду­щих изда­ни­ях кни­га выхо­ди­ла под назва­ни­ем «Брак, семья, дети».
© Свя­щен­ник Илия Шуга­ев, 2007
© Изда­тель­ский Совет Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, 2007,
© Пась­ко А., иллю­стра­ции, 2007

Предисловие автора

Эти бесе­ды воз­ник­ли как крик отча­я­ния при виде того, что тво­рит­ся с совре­мен­ной семьей. Отку­да моло­дые люди чер­па­ют свои позна­ния о семье и бра­ке? Из созер­ца­ния сво­их веч­но скан­да­ля­щих роди­те­лей и с голу­бо­го экра­на. О том, что брак может быть веч­ным, что насто­я­щая любовь и вер­ность встре­ча­ют­ся и сей­час, они могут толь­ко меч­тать, ибо сво­и­ми гла­за­ми это­го не видят. Зада­ча, кото­рую я ста­вил себе, идя на лек­ции к один­на­дца­ти­класс­ни­кам, была очень про­стой: сви­де­тель­ство­вать о том, что все это реаль­но есть, о том, что они смо­гут полю­бить по-насто­я­ще­му и их могут полю­бить так же. Но любовь — это, конеч­но, труд.

Хоте­лось бы верить, что когда-нибудь в шко­лах вновь появит­ся такой пред­мет, как «Эти­ка и пси­хо­ло­гия семей­ной жиз­ни» (но в отли­чие от ста­ро­го, совет­ско­го, вари­ан­та напол­нен­ный пра­во­слав­ным взгля­дом на семью). Ведь физи­ка­ми и хими­ка­ми ста­нут еди­ни­цы из тыся­чи, хотя эти пред­ме­ты изу­ча­ют­ся по несколь­ку лет. Семью же будут созда­вать почти все, а в шко­лах об этом ниче­го не гово­рит­ся, в луч­шем (на самом деле в худ­шем) слу­чае вво­дит­ся секс-просвет.

Эти бесе­ды были обра­ще­ны к один­на­дца­ти­класс­ни­кам горо­да Тал­до­ма. Толь­ко в послед­нем перед выпус­ком клас­се мож­но было кос­нуть­ся неко­то­рых тем, каса­ю­щих­ся интим­ной сто­ро­ны брака.

Текст бесед в этой кни­ге шире каж­дой реаль­ной бесе­ды в шко­ле. В зави­си­мо­сти от ауди­то­рии и от вопро­сов, кото­рые воз­ни­ка­ют у слу­ша­те­лей, рас­ска­зы­ва­лась толь­ко опре­де­лен­ная часть темы. В кни­ге же поме­ще­но то, что мог­ло бы быть сказанным.

Упо­ми­на­е­мые видео­филь­мы в 4‑й и 6‑й бесе­де рас­про­стра­ня­ют­ся в пра­во­слав­ном меди­ко-про­све­ти­тель­ском цен­тре «Жизнь». Фильм «Не убий» может быть вполне заме­нен филь­мом «Без­молв­ный крик». В этом цен­тре мож­но най­ти и мно­го дру­гих инте­рес­ных мате­ри­а­лов. Адрес цен­тра: 125167, Москва, Крас­но­ар­мей­ская ул., 2/2, храм Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы. Теле­фон: (095) 212–64-95.

Если кто-то решит­ся высту­пать перед стар­ше­класс­ни­ка­ми с лек­ци­я­ми о бра­ке, то хоте­лось бы упо­мя­нуть кни­ги и видео­филь­мы, кото­рые могут в этом помочь: 1) видео­фильм «Цер­ковь не мол­чит» (это видео­за­пись бесе­ды со стар­ше­класс­ни­ка­ми про­то­и­е­рея Димит­рия Смир­но­ва, мож­но при­об­ре­сти в цен­тре «Жизнь»; неко­то­рые мыс­ли из этой бесе­ды при­во­дят­ся в дан­ной кни­ге); 2) видео­фильм «Нача­ло» (бесе­да педа­го­га Авде­ен­ко Е.А. со стар­ше­класс­ни­ка­ми, сту­дия «Радо­неж»); 3) кни­га «Пере­ход­ный воз­раст. Как пра­виль­но вый­ти замуж» (кни­га того же педа­го­га, она отча­сти пере­се­ка­ет­ся с бесе­дой в видео­филь­ме «Нача­ло», но мно­го ново­го мате­ри­а­ла. Име­ет­ся несколь­ко изда­ний; есть и аудио­ва­ри­ант этой кни­ги); 4) кни­га Веры При­сёл­ко­вой «Неудач­ное заму­же­ство и оди­но­кое вос­пи­та­ние ребен­ка» (под­лин­ная исто­рия одно­го печаль­но­го опы­та цер­ков­но­го бра­ка). Москва, изда­тель­ство «Бла­го», 2000; 5) Кни­га «Любовь и вера» про­то­и­е­рея Арте­мия Вла­ди­ми­ро­ва. Москва, 2001; 6) Сбор­ник мате­ри­а­лов в защи­ту жиз­ни на CD-ROMe с пра­во­слав­ных ресур­сов Интер­не­та (центр «Жизнь»).

Свя­щен­ник Илия Шугаев

Беседа 1. Возможен ли брак по любви?

Все здесь сидя­щие, навер­ное, соби­ра­ют­ся всту­пить в брак. У пра­во­слав­но­го хри­сти­а­ни­на два основ­ных выбо­ра: или всту­пить в брак, или, не всту­пая в брак, жить в чисто­те и цело­муд­рии в миру или в мона­сты­ре. В мона­стырь из вас, уве­рен, никто не соби­ра­ет­ся, поэто­му для боль­шин­ства выбор ясен — всту­пить в брак.

Я думаю, что все вы наде­е­тесь всту­пить в брак по люб­ви. Дей­стви­тель­но, ведь это ужас­но — всту­пать в брак с нелю­би­мым чело­ве­ком. Даже если такое кто-то о себе может пред­по­ло­жить, то, навер­ное, это пред­став­ля­ет­ся чем-то крайне неже­ла­тель­ным. Напри­мер, девуш­ка дол­го не может вый­ти замуж, и, нако­нец, выхо­дит за пер­во­го, кто ей дела­ет пред­ло­же­ние. Ясно, что это вынуж­ден­ное реше­ние, а в нор­маль­ных усло­ви­ях, если бы воз­раст ее не под­жи­мал, она бы не совер­ши­ла подоб­но­го шага. Итак, уве­рен, каж­дый наде­ет­ся всту­пить в брак по любви.

Но цель моей сего­дняш­ней бесе­ды — это пове­дать вам одну очень важ­ную исти­ну. Я бы не побо­ял­ся ска­зать, что незна­ние этой исти­ны явля­ет­ся при­чи­ной почти всех раз­во­дов. Како­ва же эта исти­на? Посколь­ку она важ­на для нас, я ее запи­шу на дос­ке круп­ны­ми бук­ва­ми. Итак:

Всту­пить в брак по люб­ви — невозможно!

Более того, я бы даже ска­зал, что еще ни один чело­век на зем­ле не всту­пал в брак по люб­ви. Зву­чит несколь­ко непри­ят­но и страш­но. То, на что наде­ет­ся прак­ти­че­ски каж­дый моло­дой чело­век, ока­зы­ва­ет­ся невозможным.

Что­бы мне пока­зать вам, поче­му это невоз­мож­но, и страш­но ли это, мне необ­хо­ди­мо дого­во­рить­ся с вами о тер­ми­нах. Очень часто люди исполь­зу­ют одни и те же сло­ва в совер­шен­но раз­ных смыс­лах. Поэто­му я, преж­де все­го, попы­та­юсь объ­яс­нить, что имею в виду под сло­вом «любовь». Это осо­бен­но необ­хо­ди­мо сей­час, когда это сло­во пол­но­стью низ­ве­де­но до само­го низ­мен­но­го смыс­ла, когда исполь­зу­ет­ся такое сло­во­со­че­та­ние, как «зани­мать­ся любо­вью». Ясно, что речь при этом идет не об истин­ной высо­кой люб­ви, а о чем-то другом.

Итак, что же такое любовь? Есть два основ­ных поня­тия, кото­рые харак­те­ри­зу­ют два совер­шен­но раз­ных типа вза­и­мо­от­но­ше­ний меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной. Это «любовь» и «влюб­лен­ность». Рас­смот­рим каж­дое из этих поня­тий попо­дроб­нее. Чер­тим на дос­ке два столбца:

Влюб­лен­ность Любовь
1. 1.
2. 2.
3. 3.

Мне про­ще начать с влюб­лен­но­сти, пото­му что, навер­ное, у каж­до­го из вас уже есть опыт влюб­лен­но­сти. Когда я учил­ся в шко­ле, то обыч­но впер­вые влюб­ля­лись во вто­ром-тре­тьем клас­се. Сей­час, насколь­ко я знаю, это про­ис­хо­дит уже в стар­ших груп­пах дет­ско­го сада. К один­на­дца­то­му клас­су вполне мож­но успеть влю­бить­ся три-четы­ре раза, а то и боль­ше. При­ве­ду несколь­ко харак­тер­ных при­зна­ков влюбленности.

Пер­вый. Влюб­лен­ность часто явля­ет­ся про­яв­ле­ни­ем эго­из­ма или, по-рус­ски гово­ря, жад­но­сти. Запи­сы­ваю — эго­изм.

Напри­мер, каж­до­му авто­мо­би­ли­сту хочет­ся иметь хоро­шую маши­ну, ска­жем, «600‑й Мер­се­дес». И дей­стви­тель­но, когда в Москве по цен­траль­ной ули­це про­ез­жа­ет шикар­ная ино­мар­ка, то боль­шин­ство води­те­лей, сидя­щих за рулем более скром­ных машин, неволь­но пово­ра­чи­ва­ют голо­ву и с боль­шей или мень­шей зави­стью смот­рят на счаст­ли­во­го обла­да­те­ля такой маши­ны. Если поста­вить перед чело­ве­ком целый ряд авто­мо­би­лей и ска­зать: «Выби­рай!», — конеч­но же, он выбе­рет самую мощ­ную, кра­си­вую и удоб­ную. При­мер­но такая же логи­ка дей­ству­ет при влюб­лен­но­сти. Моло­дой чело­век вхо­дит в класс, оки­ды­ва­ет взгля­дом всех сво­их одно­класс­ниц, выби­ра­ет самую кра­си­вую и гово­рит себе: «Хочу, чтоб была моей!» Уж если что-то иметь, то самое луч­шее. Зачем мне не самая кра­си­вая, зачем мне не самая стройная?

Поста­вим себе такой вопрос: может ли такое чув­ство послу­жить осно­ва­ни­ем для насто­я­щей креп­кой семьи? Ско­рее все­го, нет. Какой бы пре­крас­ной ни была маши­на, есть мно­же­ство дру­гих с не менее заме­ча­тель­ны­ми воз­мож­но­стя­ми. Напри­мер, счаст­ли­вый обла­да­тель «600-го Мер­се­де­са» выез­жа­ет на дачу в гости к сво­е­му дру­гу. И после пово­ро­та на про­се­лоч­ную доро­гу на пер­вой же кол­до­бине он начи­на­ет зави­до­вать счаст­ли­во­му обла­да­те­лю джи­па, толь­ко что про­нес­ше­го­ся мимо него. В ито­ге чело­век при­хо­дит к выво­ду, что машин ему надо мно­го, и раз­ных. Если сред­ства поз­во­ля­ют, то чело­век обза­во­дит­ся одной маши­ной для горо­да, одной для дерев­ни и неболь­шим гру­зо­ви­ком для пере­во­зок. Так же и при влюб­лен­но­сти. Чело­век лег­ко дохо­дит до состо­я­ния, когда у него две или три «жены». Одна рожа­ет детей, гото­вит обед и сти­ра­ет, посколь­ку она пре­крас­ная хозяй­ка. С дру­гой мож­но отпра­вить­ся в ресто­ран, пото­му что у нее шикар­ная внеш­ность и она уме­ет оча­ро­вы­вать так, что все сосе­ди за сосед­ним сто­ли­ком будут выво­ра­чи­вать голо­вы. Ну и, нако­нец, с тре­тьей «женой» мож­но сме­ло идти на выстав­ку, в опе­ру или на балет, пото­му что она лег­ко отли­чит Ван Гога от Гоге­на и Дебюс­си от Шопена.

Вто­рой. Во внеш­но­сти или харак­те­ре чело­ве­ка, в кото­ро­го влюб­ля­ют­ся, как пра­ви­ло, есть некая осо­бая чер­та, кото­рая соб­ствен­но и поко­ря­ет серд­це влюб­лен­но­го. В самом обыч­ном слу­чае это кра­си­вое лицо или фигу­ра. В более воз­вы­шен­ном вари­ан­те это ум, весе­лость харак­те­ра и т.п. Но в любом слу­чае влюб­лен­ный влюб­ля­ет­ся во что-то.

Вопрос: может ли такое чув­ство быть осно­вой истин­но­го бра­ка? Вряд ли. Боль­шин­ство пар­ней влюб­ля­ют­ся в хоро­шую, при­вле­ка­тель­ную внеш­ность девуш­ки. Само по себе это еще не так пло­хо. Но как обыч­но раз­ви­ва­ют­ся собы­тия после вступ­ле­ния в брак? Внеш­ность име­ет спо­соб­ность менять­ся. Напри­мер, рож­де­ние пер­во­го же ребен­ка может силь­но изме­нить жен­щи­ну. Извест­но, что мно­гие жен­щи­ны, рас­пол­нев во вре­мя бере­мен­но­сти и корм­ле­ния гру­дью, так и не могут вер­нуть свою пер­во­на­чаль­ную изящ­ную фигу­ру. И как пра­ви­ло, это не вина жен­щин, кото­рые себя «запу­сти­ли» . Для жен­ско­го орга­низ­ма вполне есте­ствен­но иметь некую пол­но­ту. Так его устро­ил Гос­подь для луч­ше­го вына­ши­ва­ния ребен­ка. Бед­ра, живот сво­ей мяг­ко­стью защи­ща­ют ребен­ка. Гос­подь вовсе не хотел, что­бы ребе­нок рос в колю­чей, твер­дой и угло­ва­той клет­ке из костей мате­ри, фигу­ры мане­кен­щиц, кото­рые явля­ют­ся пред­ме­том меч­та­ний мно­гих моло­дых деву­шек, явля­ют­ся на самом деле совсем не есте­ствен­ны­ми для жен­щин, и для сохра­не­ния такой фигу­ры тре­бу­ет­ся слиш­ком мно­го сил. В древ­но­сти такую фигу­ру назва­ли бы «худо­соч­ной», посколь­ку в ней текут худые соки. Вспом­ним кар­ти­ны эпо­хи Воз­рож­де­ния с жен­ски­ми фор­ма­ми. Там ника­ких худых соков не видно.

Меня­ет­ся не толь­ко фигу­ра. Лицо, воло­сы не менее под­вер­же­ны спо­соб­но­сти изме­нять­ся. Осо­бен­но вели­ки изме­не­ния, если лицу и воло­сам пыта­лись при­дать более кра­си­вый вид. Если девуш­ка в 15 лет кра­сит­ся, что­бы выгля­деть взрос­лее, лет этак на 20, то в 20 лет ее кожа будет выгля­деть уже на 25, а в 25 — на все 35. Губы, кото­рые нико­гда не кра­си­лись, все­гда будут выгля­деть моло­до. А через год актив­но­го поль­зо­ва­ния пома­дой губы силь­но обес­цве­чи­ва­ют­ся и пома­да ста­но­вит­ся необ­хо­ди­мой. То же самое отно­сит­ся и к воло­сам. Любая хими­че­ская обра­бот­ка волос (лаки, крас­ки и т.д.) остав­ля­ет свой след.

Итак, моло­дой чело­век поко­рен сног­сши­ба­тель­ной внеш­но­стью дамы, влюб­ля­ет­ся, вско­ре дела­ет пред­ло­же­ние и всту­па­ет в брак. Через три-четы­ре года, когда ребен­ку будет уже год-два, этот моло­дой чело­век будет погля­ды­вать на сто­ро­ну, посколь­ку жена уже несколь­ко поблек­ла, а вокруг мно­же­ство девиц, еще бли­ста­ю­щих сво­ей красотой.

Даже если чело­век влюб­ля­ет­ся не во внеш­ность, а, напри­мер, в бли­ста­тель­ный ум, пре­крас­ные мане­ры и т.д., все рав­но в этом чув­стве будет некая нена­деж­ность. Ум тоже мож­но поте­рять. Чело­век попа­да­ет в авто­ка­та­стро­фу, полу­ча­ет сотря­се­ние моз­га. Неуже­ли после это­го мож­но с чистой сове­стью раз­во­дить­ся с ним? Совесть под­ска­зы­ва­ет, что что-то здесь не так. Ясно, что толь­ко ува­же­ние к уму избран­ни­ка еще недо­ста­точ­ное осно­ва­ние для креп­кой любви.

Тре­тий при­знак влюб­лен­но­сти — это пыл­кость чувств. У взрос­ло­го семей­но­го чело­ве­ка один вид влюб­лен­ной пары уже вызы­ва­ет лег­кую улыб­ку. С одной сто­ро­ны, как тро­га­тель­но и вни­ма­тель­но уха­жи­ва­ет Он, как эле­гант­но при­ни­ма­ет уха­жи­ва­ния Она, а с дру­гой сто­ро­ны ясно, как это еще дале­ко до насто­я­ще­го чувства.

Нико­лай Васи­лье­вич Гоголь, будучи пра­во­слав­ным чело­ве­ком, пре­крас­но знал об одном законе духов­ной жиз­ни: глу­би­на пере­жи­ва­ния, внут­рен­няя сила чувств никак не зави­сят от силы их внеш­не­го про­яв­ле­ния. Это­му посвя­щен целый рас­сказ вели­ко­го писа­те­ля — «Ста­ро­свет­ские помещики».

Глав­ные герои рас­ска­за — ста­рые поме­щи­ки Афа­на­сий Ива­но­вич и Пуль­хе­рия Ива­нов­на. Их раз­ме­рен­ная жизнь напо­ми­на­ет «пре­крас­ный дождь, кото­рый рос­кош­но шумит, хло­пая по дре­вес­ным листьям, сте­кая жур­ча­щи­ми ручья­ми и наго­ва­ри­вая дре­му на ваши чле­ны». Все дни про­те­ка­ли оди­на­ко­во, Пуль­хе­рия Ива­нов­на зара­нее зна­ла все жела­ния мужа, и они момен­таль­но испол­ня­лись. Но насту­па­ет смерть Пуль­хе­рии Ива­нов­ны. Все мыс­ли Пуль­хе­рии Ива­нов­ны перед ее смер­тью были толь­ко о сво­ем супру­ге. Она дает послед­ние ука­за­ния ключ­ни­це о том, как ей забо­тить­ся об Афа­на­сии Ива­но­ви­че. Во вре­мя похо­рон Афа­на­сий Ива­но­вич мол­чал, как бы не пони­мая, что про­ис­хо­дит. Лишь вер­нув­шись домой, он стал рыдать силь­но и без­утеш­но. Автор, то есть Гоголь, на пять лет поки­да­ет хуто­рок, где жили опи­сы­ва­е­мые поме­щи­ки, и, нако­нец, вновь посе­ща­ет это местеч­ко и по доро­ге в гости к Афа­на­сию Ива­но­ви­чу размышляет:

«Пять лет про­шло с того вре­ме­ни. Како­го горя не уно­сит вре­мя? Какая страсть уце­ле­ет в неров­ной бит­ве с ним?» Далее Гоголь при­во­дит при­мер, пока­зы­ва­ю­щий, что даже самую силь­ную страсть лечит вре­мя. «Я знал одно­го чело­ве­ка в цве­те юных еще сил, испол­нен­но­го истин­но­го бла­го­род­ства и досто­инств; я знал его влюб­лен­ным неж­но, страст­но, беше­но, дерз­ко, скром­но, и при мне, при моих гла­зах почти, пред­мет его стра­сти неж­ная, пре­крас­ная, как ангел, была пора­же­на нена­сыт­ной смер­тью. Я нико­гда не видел таких ужас­ных поры­вов душев­но­го стра­да­ния, такой беше­ной, паля­щей тос­ки, тако­го пожи­ра­ю­ще­го отча­я­ния, какие вол­но­ва­ли несчаст­но­го любов­ни­ка (т.е. влюб­лен­но­го — авт.). Я нико­гда не думал, что­бы мог чело­век создать для себя такой ад, в кото­ром ни тени, ни обра­за и ниче­го, что бы сколь­ко-нибудь похо­ди­ло на надеж­ду… Его ста­ра­лись не выпус­кать с глаз; от него спря­та­ли все ору­дия, кото­ры­ми бы он мог умерт­вить себя. Две неде­ли спу­стя, он вдруг побе­дил себя: начал сме­ять­ся, шутить; ему дали сво­бо­ду, и пер­вое, на что он упо­тре­бил ее, это было — купить писто­лет. В один день вне­зап­но раз­дав­ший­ся выстрел пере­пу­гал ужас­но его род­ных; они вбе­жа­ли в ком­на­ту и уви­де­ли его рас­про­стер­то­го, с раз­дроб­лен­ным чере­пом. Врач, слу­чив­ший­ся тогда, об искус­стве кото­рою гре­ме­ла все­об­щая мол­ва, уви­дел в нем при­зна­ки суще­ство­ва­ния, нашел рану не совсем смер­тель­ной, и он, к изум­ле­нию всех, был выле­чен. При­смотр за ним уве­ли­чи­ли еще более. Даже за сто­лом не кла­ли воз­ле него ножа и ста­ра­лись уда­лить все, чем бы мог он себя уда­рить; но он в ско­ром вре­ме­ни нашел новый слу­чай и бро­сил­ся под коле­са про­ез­жав­шею эки­па­жа. Ему раз­дро­би­ло руку и ногу; но он опять был выле­чен». Как видим, опи­сан­ные стра­да­ния дей­стви­тель­но ужас­ны. Но вдруг тон Гого­ля рез­ко меня­ет­ся. «Год после это­го я видел его в одном мно­го­люд­ном зале: он сидел за сто­лом, весе­ло гово­рил «птит-уверт» (кар­точ­ный тер­мин), закрыв­ши одну кар­ту, и за ним сто­я­ла, обло­ко­тив­шись на спин­ку его сту­ла, моло­день­кая жена его, пере­би­рая его мар­ки». Итак, паля­щая тос­ка, беше­ные стра­да­ния, две попыт­ки покон­чить жизнь само­убий­ством, но все­го через год — все хоро­шо, у него моло­день­кая жена, он счаст­лив, он весе­лит­ся, все забы­то! С таки­ми мыс­ля­ми автор идет в гости к Афа­на­сию Ива­но­ви­чу. Пять лет… Уж он-то, навер­ное, уже дав­но забыл свою супру­гу! Афа­на­сий Ива­но­вич уго­ща­ет сво­е­го гостя. Нако­нец, пода­ют на стол мниш­ки (что-то вро­де сыр­ни­ков). И тут про­ис­хо­дит нечто неожи­дан­ное для гостя. «Этo то куша­нье, кото­рое по… по… покой… покой­ны…» — Афа­на­сий Ива­но­вич не может дого­во­рить это­го сло­ва, из его глаз брыз­ну­ли сле­зы, и он рыда­ет так же без­утеш­но, как рыдал после похо­рон. Вре­мя нисколь­ко не смог­ло осла­бить боль поте­ри близ­ко­го человека!

Еще раз повто­рюсь. Гоголь был пра­во­слав­ным чело­ве­ком и пре­крас­но знал про­стую исти­ну, кото­рую и пытал­ся про­ил­лю­стри­ро­вать в этом рас­ска­зе: бур­ность чувств, пыл­кость нисколь­ко не гово­рят об их глу­бине. Истин­ное чув­ство, как пра­ви­ло, выгля­дит тихо, скром­но, непри­мет­но. Внеш­няя пыл­кость, ско­рее все­го, сви­де­тель­ству­ет о недо­стат­ке внут­рен­не­го пере­жи­ва­ния, когда все силы ухо­дят на внеш­нее. Жизнь души в дан­ном слу­чае мож­но срав­нить с морем. Во вре­мя бури ветер под­ни­ма­ет боль­шие вол­ны, но сто­ит опу­стить­ся на глу­би­ну, как мы уви­дим тиши­ну и покой: колеб­лют­ся и сотря­са­ют­ся толь­ко поверх­ност­ные слои воды. Но есть и глу­бин­ные вод­ные пото­ки, как, напри­мер, Гольф­ст­рим. Он пере­но­сит огром­ное коли­че­ство воды, кото­рое меня­ет кли­мат в тех местах, где он омы­ва­ет бере­га; но внешне это почти неза­мет­но, посколь­ку на поверх­но­сти нет огром­ных волн.

Немно­го пого­во­рив о влюб­лен­но­сти, необ­хо­ди­мо при­сту­пить и к люб­ви. Попы­та­юсь назвать хотя бы несколь­ко важ­ных при­зна­ков истин­ной любви.

Влюб­лен­ность Любовь
1. эго­изм 1.
2. влюб­ля­ет­ся во что-то 2.
3. пыл­кость чувств 3.

Пер­вой очень важ­ной чер­той люб­ви я бы назвал веч­ность. Все, что не может быть веч­ным, не име­ет пра­ва назы­вать­ся любо­вью. Истин­ный брак дол­жен быть веч­ным. Мно­гие, навер­ное, слы­ша­ли о том, что в Церк­ви нет раз­во­дов. В иде­а­ле вер­ность сво­е­му супру­гу хра­нят всю жизнь, даже после смер­ти одно­го из супру­гов. Конеч­но, не каж­дый, овдо­вев моло­дым, может не всту­пать более в брак, поэто­му в Церк­ви допус­ка­ет­ся повтор­ное вен­ча­ние. Но вто­рой брак рас­смат­ри­ва­ет­ся уже как снис­хож­де­ние к немо­щи чело­ве­ка. «Луч­ше было бы тебе боль­ше не всту­пать в брак, но если ты не можешь поне­сти этот подвиг, то — всту­пай», — гово­рит Цер­ковь.

Но к свя­щен­ни­ку, кото­рый дол­жен быть образ­цом для сво­ей паст­вы, тако­го снис­хож­де­ния уже не допус­ка­ет­ся. Свя­щен­ник, овдо­вев, уже не может всту­пить в новый брак. Если же он захо­чет сде­лать это, то дол­жен оста­вить свое свя­щен­ни­че­ское слу­же­ние. Он дол­жен быть вер­ным сво­ей супру­ге до кон­ца сво­ей жизни.

Несо­мнен­но, что то еди­не­ние душ, кото­рое воз­ни­ка­ет у супру­гов при жиз­ни, будет иметь место и после смер­ти, посколь­ку веч­ность люб­ви рас­про­стра­ня­ет­ся не толь­ко на зем­ную жизнь, но пере­хо­дит гра­ни­цу смерти.

Вто­рой важ­ный при­знак люб­ви парал­ле­лен вто­ро­му при­зна­ку влюб­лен­но­сти. Если влюб­лен­ность влюб­ля­ет­ся за что-то, то любовь любит ни за что.

Вопрос к вам: за что мы любим маму? За кра­со­ту? Нет, мама может быть некра­си­вой. За доб­ро­ту? Нет, мама может быть жесто­кой и неспра­вед­ли­вой, а мы ее все рав­но любим. За что мы любим сво­е­го ребен­ка? За то, что он милый? Нет, он может выма­хать под два мет­ра и хамить нам, а мы его любим.

Мож­но ска­зать, что мы любим маму за то, что она нас роди­ла, или сво­е­го ребен­ка за то, что мы его роди­ли. Но и это не так. Есть при­ем­ные дети, кото­рых любят не менее сво­их. Или, напри­мер, за что мы любим сест­ру? Я ее не родил, она меня не роди­ла, но она моя сест­ра, и я ее люблю.

Мож­но дол­го пере­чис­лять, но так и не най­ти чер­ту или свой­ство харак­те­ра, за кото­рые мы любим сво­их близ­ких. И дей­стви­тель­но, ее, этой чер­ты или тако­го свой­ства харак­те­ра, нет. Сво­е­го ребен­ка любят толь­ко за то, что он свой. Вот он мой — и все! Пло­хой, но мой!

А муж? Так вот, при насто­я­щей люб­ви сво­е­го мужа или свою жену необ­хо­ди­мо любить толь­ко за то, что он твой или она твоя. Уже слы­шу воз­ра­же­ния. Ребе­нок мой, пото­му что я его роди­ла, а муж — так про­сто, пото­му что выбра­ла это­го. Сей­час это­го выбра­ла, а зав­тра — дру­го­го. Ребен­ка же и мать не выбирают.

А теперь послу­ша­ем, что по это­му пово­ду гово­рит Биб­лия и цер­ков­ное Пре­да­ние. Итак, откры­ва­ем пер­вые гла­вы кни­ги Бытия: «Сего ради оста­вит чело­век отца сво­е­го и матерь, и при­ле­пит­ся к жене сво­ей и будет два в плоть еди­ну» (Быт. 2:24). Еще раз вни­ма­тель­но слу­шай­те: «Будут два в плоть еди­ну». Запом­ним эти сло­ва и поду­ма­ем, что они озна­ча­ют. Что зна­чит стать еди­ной пло­тью? Смот­рим на меня. У меня две руки. Никто не осме­лит­ся ска­зать, что у меня одна длин­ная рука с дву­мя кон­ца­ми. У меня две ноги. Но две руки и две ноги состав­ля­ют еди­ное тело, еди­ную плоть. Пред­ста­вим себе, левая нога гово­рит пра­вой: «Я сей­час пой­ду напра­во, а ты иди нале­во, надо­е­ло все­гда с тобой мотать­ся, хоть одна немно­го похо­жу». Ясно, что эти сло­ва ско­рее напо­ми­на­ют бред сума­сшед­ше­го. Или, пред­по­ло­жим, левая нога насту­пи­ла на гвоздь и полу­чи­ла серьез­ную рану, а пра­вая ей и гово­рит: «Напо­ро­лась? Надо было под ноги луч­ше смот­реть, теперь доби­рай­ся, как хочешь!» Тако­го быть не может. Ясно, что если одна нога сло­ма­лась, то вто­рая про­сто будет нести груз все­го тела, нести двой­ную нагруз­ку. Если одна рука забо­ле­ла, то вто­рая будет про­сто делать вдвое боль­ше. Любая боль одно­го орга­на пере­да­ет­ся все­му орга­низ­му. То же самое долж­но быть и в семье. Когда муж при­хо­дит с рабо­ты уста­лый и раз­дра­жен­ный, жена долж­на про­гло­тить обид­ные сло­ва, вырвав­ши­е­ся в ее адрес. Если жена при­шла с рабо­ты устав­шая, то муж дол­жен спо­кой­но пой­ти на кух­ню, вымыть посу­ду или пости­рать белье. Муж и жена — это еди­ная плоть.

Еще один важ­ный вопрос ко всем. В Церк­ви есть чет­кая систе­ма под­сче­та сте­пе­ней род­ства. Напри­мер, меж­ду мате­рью и ребен­ком пер­вая сте­пень род­ства, меж­ду вну­ком и бабуш­кой — вто­рая, меж­ду бра­том и сест­рой — тоже вто­рая. Сте­пень опре­де­ля­ет­ся чис­лом вос­хо­дя­щих и нис­хо­дя­щих линий до обще­го пред­ка. Ответь­те мне, что­бы я видел, понят­но вам или нет: меж­ду дядей и пле­мян­ни­ком какая сте­пень род­ства?.. Тре­тья? Ну, зна­чит, вам все понят­но. А теперь, соб­ствен­но, сам вопрос: как вы дума­е­те, какая сте­пень род­ства меж­ду мужем и женой? Итак, слу­шаю ваши ответы.

onlyones_11.jpg

— Вто­рая… Ника­кой нет… Тре­тья… Первая…

Да, вари­ан­тов мно­го. Бли­же все­го к пра­виль­но­му отве­ту были те, кто гово­рил, что сте­пень род­ства ника­кая, или ника­кой сте­пе­ни вооб­ще нет. Толь­ко пояс­ни­те мне, что вы име­ли в виду? Что супру­ги как бы и не род­ствен­ни­ки вооб­ще, то есть они бес­ко­неч­но дале­ки в смыс­ле род­ства, или наобо­рот — они бес­ко­неч­но близ­ки, то есть у них нуле­вая, выс­шая сте­пень род­ства? Понят­но, вы дума­е­те, что у них бес­ко­неч­но дале­кая сте­пень родства.

А Цер­ковь гово­рит, что меж­ду мужем и женой нуле­вая сте­пень род­ства. Что это зна­чит? А какая у меня сте­пень род­ства с моей ногой? Ника­кой! Она — моя, она — часть мое­го тела, мы с моей ногой не род­ствен­ни­ки, мы — одно тело. Так вот, моя жена — это часть меня, а не род­ствен­ни­ца мне. И при под­сче­те сте­пе­ней род­ства связь меж­ду мужем и женой не учи­ты­ва­ет­ся. Напри­мер, меж­ду моей женой и моим бра­том — тоже вто­рая сте­пень род­ства, как и у меня с ним.

Пра­во­слав­ная Цер­ковь все­гда зна­ла, что муж род­нее сына, что жена род­нее доче­ри. Во мно­го раз род­нее. Это толь­ко сей­час нам непо­нят­но. А сто-две­сти лет назад это было извест­но любо­му кре­стья­ни­ну. Если вдруг жена захо­те­ла бы уйти от мужа и вер­нуть­ся к сво­им роди­те­лям, ее бы про­сто не при­ня­ли. «У тебя есть муж, иди и вер­нись! Если ты от мужа ушла, то мы тебя знать не хотим!»

Лет две­ти-три­ста назад раз­вод был совер­шен­но немыс­лим. Про­сто это и в голо­ву нико­му не мог­ло прий­ти. Поче­му это было немыс­ли­мым? Попы­та­юсь объ­яс­нить. Пред­ста­вим себе некую маму, кото­рая рас­тит ребен­ка. В год — все хоро­шо, милое дитя. В два — пер­вые иску­ше­ния, в три — про­блем уже боль­ше, но еще тер­пи­мо, в семь — уже серьез­ные про­бле­мы, а в девять мама заяв­ля­ет: «Что-то сынок мой пере­стал мне нра­вить­ся. Что-то от рук отбил­ся, хамить стал, учить­ся стал пло­хо. Сколь­ко мож­но тер­петь? Все! Надо­е­ло! Зав­тра же иду в ЗАГС и раз­во­жусь. Мне такой сын не нужен!» Мы пони­ма­ем, что такое немыс­ли­мо. С сыном раз­во­дить­ся нель­зя! А поче­му тогда с мужем можно?

Сей­час наши нра­вы упа­ли настоль­ко, что супру­ги лег­ко бро­са­ют друг дру­га. Но это еще не пре­дел паде­ния. Если дело пой­дет так же даль­ше, то вско­ре люди будут рас­ста­вать­ся со сво­и­ми детьми. Напри­мер, уже сей­час суще­ству­ет такое явле­ние, как разу­сы­нов­ле­ние, когда супру­ги, усы­но­вив ребен­ка, через неко­то­рое вре­мя при­во­дят его обрат­но и гово­рят: «Все! Надо­е­ло! Мы боль­ше не можем с ним мучить­ся». Был даже слу­чай, когда ребен­ка, усы­но­вив в 3 года, вер­ну­ли в 15 лет. За 12 лет роди­те­ли так и не смог­ли полю­бить ребен­ка. А сколь­ко сей­час бес­при­зор­ных детей при живых роди­те­лях, кото­рым напле­вать на сво­их детей? Ситу­а­ция чем-то напо­ми­на­ет после­ре­во­лю­ци­он­ные годы, когда было огром­ное коли­че­ство бес­при­зор­ных детей, появив­ших­ся не столь­ко от граж­дан­ской вой­ны, сколь­ко от слу­чай­ных свя­зей после отме­ны цер­ков­ных норм вступ­ле­ния в брак. Рань­ше в голо­ве у людей было все пра­виль­но, и люди зна­ли, что раз­во­дить­ся с мужем или женой — это еще хуже, чем раз­во­дить­ся с сыном или доч­кой. Ведь, если одна нога забо­лит и не смо­жет ходить, мы же не бежим к хирур­гу: «Док­тор, ско­рее отрежь­те ногу, я насту­пил на гвоздь». Мы попы­та­ем­ся лечить ее все­ми сила­ми, и толь­ко в том слу­чае, если нога пора­жа­ет­ся страш­ной болез­нью (напри­мер, ган­гре­ной), мы реша­ем­ся на опе­ра­цию, что­бы болезнь не пере­да­лась все­му орга­низ­му. Так­же и с раз­во­дом — все­ми сила­ми мы долж­ны пытать­ся сохра­нить семью, и толь­ко когда надеж­да на это про­па­да­ет и воз­ни­ка­ет опас­ность, что, напри­мер, пья­ный муж пока­ле­чит сына или вовле­чет его в свои страш­ные гре­хи, — толь­ко тогда мы можем решить­ся на развод.

Итак, супру­ги ста­но­вят­ся одной пло­тью. И насто­я­щий муж любит свою жену уже толь­ко за то, что она его жена, что они еди­ная плоть. Конеч­но, если у жены есть еще какие-то пре­крас­ные чер­ты харак­те­ра, то это про­сто заме­ча­тель­но. Но даже если их нет, такой пра­виль­ный муж все рав­но будет любить жену.

Обра­щаю ваше вни­ма­ние на то, что когда я гово­рю, что супру­ги — еди­ная плоть, то это не про­сто какой-то кра­си­вый образ, но все это про­ис­хо­дит на самом деле, и все, что слу­ча­ет­ся с одним из супру­гов, отра­жа­ет­ся на дру­гом. Если супру­ги пыта­ют­ся с помо­щью Божи­ей пре­одо­леть все иску­ше­ния, воз­ни­ка­ю­щие в семей­ной жиз­ни, то через неко­то­рое вре­мя они могут вполне реаль­но чув­ство­вать, что ста­ли одной плотью.

Все мы, навер­ное, не один раз слы­ша­ли исто­рии вро­де сле­ду­ю­щей. Мать отправ­ля­ет сво­е­го сына в армию. Он, напри­мер, слу­жит во фло­те, в тыся­чах кило­мет­рах от сво­е­го род­но­го дома. Но вот с сыном слу­ча­ет­ся какая-то беда. И мать, несмот­ря на огром­ные про­стран­ства, раз­де­ля­ю­щие ее с сыном, сво­им серд­цем чув­ству­ет его беду. Так вот: Гос­подь может дать супру­гам такую бла­го­дать, что они будут ощу­щать друг дру­га еще силь­нее, чем мать сво­е­го ребен­ка. Если жен­щи­на отправ­ля­ет в армию люби­мо­го мужа и доро­го­го сына, то мужа она будет чув­ство­вать силь­нее. Ино­гда от пожи­лых супру­гов, про­жив­ших в вер­но­сти друг дру­гу, мож­но услы­шать подоб­ное: «Вот, гово­рю супру­ге о том-то, а она мне в ответ, что и она как раз об этом и дума­ла». У вер­ных супру­гов появ­ля­ют­ся не толь­ко еди­ные чув­ства, но и мыс­ли, и желания.

Одна­жды со мной про­изо­шел сле­ду­ю­щий слу­чай. Я сто­ял на почти без­люд­ном пер­роне, и мимо меня про­шло несколь­ко муж­чин неиз­вест­ной мне наци­о­наль­но­сти. Они гром­ко раз­го­ва­ри­ва­ли на сво­ем язы­ке, кото­рый мне пока­зал­ся очень бла­го­звуч­ным. И тут же у меня воз­ник­ло жела­ние узнать: а так ли бла­го­зву­чен наш рус­ский язык? Но оце­нить зву­ча­ние род­но­го язы­ка я никак не мог и неожи­дан­но понял поче­му. Я никак не могу услы­шать зву­ча­ние род­но­го язы­ка, пото­му что я слы­шу уже не зву­ки, а сра­зу смысл слов. Мож­но оце­нить зву­ча­ние толь­ко чужо­го язы­ка, смысл кото­ро­го ты не пони­ма­ешь. Зву­ча­ние — это един­ствен­ное, что мож­но понять в незна­ко­мом язы­ке. То же про­ис­хо­дит и с людь­ми. Пока чело­век для тебя чужой, един­ствен­ное, что ты можешь в нем раз­гля­деть, — это его внеш­ность. Вспом­ним: «Встре­ча­ют по одеж­ке, а про­во­жа­ют по уму». Близ­ких, род­ных людей мы нико­гда не оце­ни­ва­ем по их кра­со­те. Мы видим сра­зу дви­же­ние их душ. Пер­вый при­знак того, что мы полю­би­ли чело­ве­ка, — это то, что мы пере­ста­ем заме­чать его внешность.

Впер­вые с тем, что при люб­ви внеш­ность уже не игра­ет ника­кой роли, я столк­нул­ся еще в шко­ле. Одна­жды меня при­гла­сил в гости на день рож­де­ния одно­класс­ник, кото­ро­го я знал толь­ко по шко­ле, а к нему домой попал впер­вые. Меня пора­зи­ло, когда я уви­дел его роди­те­лей. Папа был насто­я­щий кра­са­вец, а мама по моим тогдаш­ним мер­кам была очень некра­си­ва, почти урод­ли­ва — тол­стая, невы­со­кая, с пол­ны­ми губа­ми. Я смот­рел на них и не мог понять, как такой кра­си­вый муж­чи­на мог женить­ся на такой жен­щине. Лад­но, когда он женил­ся, она была кра­си­вее, но как мож­но жить с такой женой сей­час?! Толь­ко мно­го поз­же я понял, что когда любишь, внеш­ность уже почти не заме­ча­ешь и не при­да­ешь ей тако­го зна­че­ния, как рань­ше. Как обыч­но про­сто не заме­ча­ешь, кра­си­ва ли твоя мать, как не заме­ча­ешь, кра­сив ли твой ребе­нок или кра­си­ва твоя сест­ра. А если и заме­ча­ешь, то это никак не вли­я­ет на отно­ше­ния с человеком.

Внеш­ность чело­ве­ка — это мут­ное стек­ло. Изда­ли ты видишь толь­ко само стек­ло, а что нахо­дит­ся за ним, раз­гля­деть не можешь. Но когда при­льнешь к тако­му стек­лу, ты видишь толь­ко то, что нахо­дит­ся за этим стек­лом, а само­го стек­ла уже не видишь.

Тре­тий. Еще один при­знак истин­ной люб­ви мне хоте­лось бы отме­тить. Это готов­ность к само­по­жерт­во­ва­нию, или более крат­ко жерт­вен­ность.

Истин­ная любовь немыс­ли­ма без жерт­вен­но­сти. Но что это такое? Для нача­ла ответь­те мне на такой вопрос: само­убий­ство — это само­по­жерт­во­ва­ние? Напри­мер, чело­век при­знал­ся в люб­ви, его отверг­ли. Жизнь поте­ря­ла смысл. Чело­век отда­ет свою жизнь за любовь. Это само­по­жерт­во­ва­ние? Кто счи­та­ет, что «да», поды­ми­те руки. Теперь те, кто счи­та­ет, что «нет». Вижу, боль­шин­ство не соглас­ны при­знать само­убий­ство само­по­жерт­во­ва­ни­ем. Дей­стви­тель­но, само­по­жерт­во­ва­ние — это когда чело­век отка­зы­ва­ет­ся от чего-то сво­е­го, под­час даже жиз­ни, но обя­за­тель­но дела­ет это ради дру­го­го чело­ве­ка. А в само­убий­стве, напри­мер, из-за нераз­де­лен­ной влюб­лен­но­сти, при­сут­ству­ет нечто дру­гое: «Я пока­жу всем, как я силь­но стра­даю». В само­убий­стве не при­сут­ству­ет забо­та о дру­гом, от само­убий­ства дру­гим нико­гда не быва­ет луч­ше, всем близ­ким оно при­но­сит толь­ко стра­да­ния. Само­убий­ство совер­ша­ет­ся ради себя.

Теперь при­ве­ду несколь­ко иллю­стра­ций к теме само­по­жерт­во­ва­ния, что­бы пока­зать, каким же оно бывает.

Ино­гда само­по­жерт­во­ва­ние — это боль­шой, реши­тель­ный шаг. Напри­мер, моя супру­га закон­чи­ла Регент­скую шко­лу (регент — руко­во­ди­тель цер­ков­но­го хора). Она несколь­ко лет гото­ви­лась, что­бы стать реген­том, дол­го учи­лась, она была пол­на пла­нов о том, как создать хор, как зани­мать­ся с детьми при­хо­жан, вос­пи­ты­вая буду­щих пев­чих для взрос­ло­го хора, и т.д. Когда мы нача­ли свое слу­же­ние в Тал­до­ме, все эти пла­ны посте­пен­но ста­ли вопло­щать­ся. Но жизнь идет впе­ред. У нас рож­да­ет­ся пер­вый ребе­нок, потом вто­рой, потом тре­тий. И уже вста­ет реб­ром вопрос: как быть? Самые важ­ные служ­бы, когда необ­хо­ди­мо управ­лять хором наи­бо­лее опыт­но­му чело­ве­ку, — это суб­бо­та и вос­кре­се­нье. Даже если бы мы захо­те­ли отдать детей в дет­ский сад, мы бы ниче­го не реши­ли, так как в эти дни дет­са­ды все рав­но не рабо­та­ют. Бабу­шек, посто­ян­но живу­щих с нами, не было. Перед матуш­кой вста­ет выбор: либо она остав­ля­ет на несколь­ко лет хор, либо надо искать дру­гие реше­ния, кото­рые были бы ско­рее все­го в ущерб детям. Конеч­но, она остав­ля­ет хор, но за этим «конеч­но» сто­ит очень мно­го. Ска­зать себе: «С сего­дняш­не­го дня ты — не регент, ты теперь — мать», — и ото­дви­нуть на вто­рой план то, что было мно­гие годы на пер­вом, очень нелег­ко. Нелег­ко видеть дру­го­го чело­ве­ка, зани­ма­ю­ще­го твое место, видеть его ошиб­ки, но не иметь воз­мож­но­сти их испра­вить. А внут­ренне не воз­му­щать­ся при этом, конеч­но, еще труднее.

Но это при­мер замет­но­го само­по­жерт­во­ва­ния — отказ от сво­е­го при­зва­ния. Жизнь же состо­ит, как пра­ви­ло, из более мел­ких про­яв­ле­ний нашей жерт­вен­но­сти. Весь день отец семей­ства сто­ял у стан­ка и думал толь­ко о том, как он при­дет домой и рас­сла­бит­ся перед экра­ном теле­ви­зо­ра, наблю­дая за фут­боль­ным фина­лом, где участ­ву­ет его люби­мая коман­да. Он откры­ва­ет дверь домой и… «Милый, схо­ди, пожа­луй­ста, за хле­бом, пока я жарю кури­цу, потом выне­си мусор, вед­ро уже пере­пол­не­но, и возь­ми из сади­ка Леш­ку». Все эти дела успе­ешь закон­чить толь­ко за пять минут до кон­ца мат­ча. Так вот: не воз­му­тить­ся, не сорвать­ся, а скре­пя серд­це про­пу­стить почти весь матч и сде­лать все, что нуж­но для семьи, — это тоже само­по­жерт­во­ва­ние. Из таких еже­днев­ных «мело­чей» и состо­ит семей­ная жизнь.

Теперь, после того как мы немно­го разо­бра­лись с тер­ми­но­ло­ги­ей, и я попы­тал­ся объ­яс­нить, что пони­маю под сло­вом «любовь», попро­бую дать опре­де­ле­ние люб­ви меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной. Оно, конеч­но, будет одно­сто­рон­ним, непол­ным, но его надо дать. Итак, любовь супру­гов — это еди­не­ние двух людей, кото­рое рож­да­ет­ся в бра­ке и взра­щи­ва­ет­ся в тече­ние 10–15 лет сов­мест­ной жиз­ни. Запи­сы­ваю это опре­де­ле­ние на доске.

Всту­пить в брак по люб­ви — невозможно!

Влюб­лен­ность Любовь
1. эго­изм 1. веч­на
2. влюб­ля­ет­ся во что-то 2. любит ни за что
3. пыл­кость чувств 3. жерт­вен­ность

Любовь — это еди­не­ние двух людей, кото­рое рож­да­ет­ся в бра­ке и взра­щи­ва­ет­ся в тече­ние 10–15 лет сов­мест­ной жизни

При таком опре­де­ле­нии люб­ви, думаю, уже ни у кого не будет воз­ра­же­ний про­тив того выска­зы­ва­ния, кото­рое было сде­ла­но в нача­ле нашей бесе­ды. Всту­пить в брак по люб­ви прин­ци­пи­аль­но невоз­мож­но, ибо любовь рож­да­ет­ся толь­ко в бра­ке, толь­ко после вступ­ле­ния в брак, и про­яв­ля­ет­ся во всей сво­ей силе толь­ко после дол­гих лет. Мы бро­са­ем в зем­лю яблоч­ное семеч­ко и не при­хо­дим соби­рать уро­жай через месяц, а в тече­ние несколь­ких лет уха­жи­ва­ем за дере­вом и толь­ко тогда дожи­да­ем­ся пло­дов. Пло­ды люб­ви появят­ся тоже не сра­зу, ибо чело­ве­че­ская душа намно­го слож­нее рас­те­ния. Не вся­кое дере­во дожи­ва­ет до сво­е­го пло­до­но­ше­ния, мно­гие и гиб­нут. Сей­час 60% семей рас­па­да­ет­ся, так и не при­не­ся ника­ких пло­дов, кро­ме бро­шен­ных детей и иско­вер­кан­ных душ.

Чему мож­но упо­до­бить семью? Пред­ста­вим себе два кам­ня — ост­рых, твер­дых. Пока они не сопри­ка­са­ют­ся друг с дру­гом, то вро­де все хоро­шо, никто нико­го не заде­ва­ет, но поло­жи их в мешок и потря­си силь­но и дол­го. Воз­мож­ны два вари­ан­та раз­ви­тия собы­тий: либо кам­ни обте­сы­ва­ют­ся и уже не ранят друг дру­га, либо не хотят избав­лять­ся от сво­их ост­рых углов, и тогда рвет­ся мешок, и кам­ни выле­та­ют из него. Мешок — это семья. Либо супру­ги через «мел­кие» само­по­жерт­во­ва­ния при­ти­ра­ют­ся, либо раз­ле­та­ют­ся в зло­бе друг на друга.

Огром­ное коли­че­ство раз­во­дов про­ис­хо­дит через 2–3 года после вступ­ле­ния в брак. Чело­век, раз­во­дясь, убеж­ден: «Такая свар­ли­вая жена (муж) попа­лась! А гово­ри­ла — люб­лю! Как меня толь­ко уго­раз­ди­ло женить­ся на ней!» И не пони­ма­ет чело­век, что не было еще люб­ви, была толь­ко влюб­лен­ность. За любовь надо было еще бороть­ся. Про­сто никто из супру­гов не захо­тел изба­вить­ся от сво­их ост­рых углов. Чело­век всту­па­ет в новый брак, а там про­дол­жа­ет­ся то же, что было в пер­вом. Он сво­и­ми кол­ко­стя­ми заде­ва­ет новую супру­гу, а она, заде­тая этим, раз­дра­жа­ет­ся и заде­ва­ет мужа в свою оче­редь сво­и­ми кол­ко­стя­ми. И муж­чи­на наив­но пола­га­ет, что ему опять попа­лась пло­хая жена, а сам так и не видит сво­их недостатков.

Но самое уди­ви­тель­ное про­ис­хо­дит через 10–15 лет. Пер­во­на­чаль­ная при­тир­ка в пер­вые 2–3 года — это не пре­дел того еди­не­ния, кото­рое может воз­ник­нуть. Хотя мно­гие семьи имен­но на этом уровне и оста­ют­ся. Мне хоте­лось бы, что­бы вы не забы­ва­ли глав­ную тай­ну бра­ка и люб­ви: два в плоть еди­ну. Если все­ми сила­ми супру­ги будут пре­одо­ле­вать все иску­ше­ния и достой­но нести все тяго­ты семей­ной жиз­ни, то через 10–15 лет эти два глад­ких кам­ня сли­ва­ют­ся во еди­ный и не раз­де­ли­мый ника­ки­ми сила­ми камень.

И послед­нее. Я сам толь­ко что дал опре­де­ле­ние люб­ви, где гово­рит­ся, что любовь надо взра­щи­вать в тече­ние 10–15 лет. Любой из вас может спро­сить: «А вы сами уже люби­те по-насто­я­ще­му?» Тут я дол­жен при­знать­ся: «Мы с супру­гой про­жи­ли в бра­ке толь­ко б лет. Соглас­но сво­е­му опре­де­ле­нию я не могу похва­стать­ся тем, что уже достиг совер­шен­ной люб­ви в сво­ей семье». Еще одна иллю­стра­ция, на кото­рой я, соб­ствен­но, и закон­чу сего­дняш­нюю беседу.

Кух­ня. Мы сидим с моей матуш­кой за сто­лом напро­тив друг дру­га. Лож­ки и вил­ки у нас лежат на сосед­нем сто­ле. Что­бы мне достать лож­ку, нуж­но встать, сде­лать пять шагов и вер­нуть­ся на место. Что­бы моей супру­ге достать лож­ку, нуж­но встать, сде­лать все­го один шаг и вер­нуть­ся. Мне нуж­на чай­ная лож­ка. Конеч­но же, я не пой­ду ее доста­вать сам. Вот еще! Мне десять шагов, а супру­ге все­го два. Я про­шу ее дать мне лож­ку. Она вста­ет и идет за ней. И тут толь­ко до меня дохо­дит, что матуш­ка уже на послед­нем меся­це бере­мен­но­сти, что она уста­ла за весь день с дву­мя дру­ги­ми детьми, что вооб­ще эта бере­мен­ность была очень тяже­лая и ей было труд­но даже под­ни­мать­ся из-за сто­ла, а я, здо­ро­вый и бес­печ­ный, жду, когда она при­не­сет мне лож­ку. Конеч­но, сво­им умом я понял, что посту­пил пло­хо, и боль­ше не буду делать так, но если бы я достиг совер­шен­ства в люб­ви, то я бы про­сто посто­ян­но чув­ство­вал ее боль, не про­сто знал сво­им умом, а сво­им телом бы чув­ство­вал ее, и мне бы даже не при­шла в голо­ву мысль про­сить ее о чем-либо.

Дополнение к беседе 1. Привычка или любовь. Первая любовь. Любовь с первого взгляда. Признание в любви

Одна­ж­ды в одном клас­се про­зву­чал вопрос: «Вот вы гово­ри­те, что любовь взра­щи­ва­ет­ся 10–15 лет. А может быть, за эти 10–15 лет у людей про­сто рож­да­ет­ся при­выч­ка жить вме­сте, а вовсе это не какая-то осо­бен­ная любовь?» Вопрос очень хоро­ший. Даже Гоголь в сво­их «Ста­ро­свет­ских поме­щи­ках» не назы­ва­ет чув­ство меж­ду Пуль­хе­ри­ей Ива­нов­ной и Афа­на­си­ем Ива­но­ви­чем любо­вью, а про­сто при­выч­кой. Но мне кажет­ся, что Гоголь дела­ет это спе­ци­аль­но, как бы спра­ши­вая нас, а согла­сим­ся ли мы с этим опре­де­ле­ни­ем — «при­выч­ка». Но вни­ма­тель­ный чита­тель уви­дит у Гого­ля намек на то, что сам автор не счи­тал это привычкой.

Гоголь гово­рит, что Афа­на­сий Ива­но­вич после смер­ти супру­ги остав­лял впе­чат­ле­ние чело­ве­ка, лишив­ше­го­ся ноги, то есть лишив­ше­го­ся части сво­е­го тела, сво­ей пло­ти. Ну а я бы крат­ко отве­тил так. А раз­ве, когда мать за тыся­чи кило­мет­ров чув­ству­ет сво­е­го сына, это обу­слов­ле­но при­выч­кой? Нет, здесь что-то выше привычки.

Конеч­но, боль­шин­ство супру­гов дей­стви­тель­но живут «по при­выч­ке» и при­вя­зан­ность их обу­слов­ле­на толь­ко тем, что они уже при­тер­лись друг к дру­гу за мно­го лет, и друг без дру­га уже пусто, уже скуч­но. Но вам не надо нико­гда забы­вать, что есть насто­я­щая любовь, кото­рая выше при­выч­ки. Когда два дере­ва рас­тут рядом и пере­пле­лись друг с дру­гом — это одно. Да, спи­ли одно дере­во, дру­гое может даже и упасть без при­выч­ной под­по­ры. Но когда два дере­ва срос­лись и через них течет уже еди­ный сок, — то это уже совсем дру­гое. Тут их без­бо­лез­нен­но не разорвешь.

Я уже гово­рил, что рус­ский язык таит в себе мно­го муд­ро­сти. Что озна­ча­ет сло­во «сча­стье»? Исхо­дя из эти­мо­ло­гии это­го сло­ва, сча­стье чело­ве­ка состо­ит в том, что он живет не один. «Сча­стье» — то есть «соуча­стие» в дру­гой жиз­ни. «Я — часть тебя, а ты — часть меня. Мы — со-части друг дру­га». Чело­век, кото­рый нико­го не любит, — это бес­ко­неч­но оди­но­кий и несчаст­ный чело­век. Вспом­ни­те сти­хо­тво­ре­ние «Силен­ти­ум» у Тютчева:

Мол­чи, скры­вай­ся и таи
И чув­ства и меч­ты свои —

Пус­кай в душев­ной глубине
Вста­ют и захо­дят оне
Без­молв­но, как звез­ды в ночи, —
Любуй­ся ими — и молчи.

Как серд­цу выска­зать себя?
Дру­го­му как понять тебя?
Пой­мет ли он, чем ты живешь?
Мысль изре­чен­ная есть ложь.
Взры­вая, воз­му­тишь ключи, —
Питай­ся ими — и молчи.

Лишь жить в себе самом умей —
Есть целый мир в душе твоей
Таин­ствен­но-вол­шеб­ных дум;
Их оглу­шит наруж­ный шум,
Днев­ные раз­го­нят лучи, —
Вни­май их пенью — и молчи!..

Тют­чев очень вер­но пере­дал состо­я­ние оди­но­че­ства. Это сти­хо­тво­ре­ние — вопль несчаст­но­го чело­ве­ка. Несчаст­но­го в том смыс­ле, что он осо­знал свое абсо­лют­ное оди­но­че­ство: «Мысль изре­чен­ная есть ложь»! Дей­стви­тель­но, обще­ние на уровне слов — это лож­ное, глу­бо­ко иска­жен­ное обще­ние. Всю глу­би­ну чув­ства, все оттен­ки испы­тан­но­го пере­жи­ва­ния сло­ва­ми нико­гда не выска­жешь. Совер­шен­но уни­каль­ное состо­я­ние чело­ве­ка пере­да­ет­ся каким-то общим для всех сло­вом, то есть оно сна­ча­ла низ­во­дит­ся до обще­го поня­тия и потом уже пере­да­ет­ся. Но пере­да­ет­ся имен­но это общее поня­тие, а не само состо­я­ние или чув­ство чело­ве­ка. Поче­му суще­ству­ет так мно­го видов искус­ства? Чело­век хочет выра­зить себя сло­ва­ми. Но сло­ва­ми мно­го­го не пере­дашь. Чело­век начи­на­ет выра­жать себя музы­кой, но и зву­ка­ми все­го не выра­зишь. Чело­век начи­на­ет рисо­вать, но и здесь воз­мож­но­сти огра­ни­че­ны. И т.д. Все это попыт­ки про­рвать­ся сквозь обре­чен­ность на одиночество.

Но все же это сти­хо­тво­ре­ние глу­бо­ко не пра­во — у чело­ве­ка есть воз­мож­ность пре­одо­леть это оди­но­че­ство. «Два в плоть еди­ну…» — эти­ми сло­ва­ми раз­ру­ша­ет­ся наша обре­чен­ность на оди­но­че­ство. Любя­щие друг дру­га люди (не влюб­лен­ные, а имен­но любя­щие) обла­да­ют сча­стьем, ибо их души нахо­дят­ся в осо­бом еди­не­нии, когда они — часть друг дру­га. Они могут не общать­ся сло­ва­ми, ибо могут смот­реть на мир гла­за­ми дру­го­го, испы­ты­вать все те же пере­жи­ва­ния, что вол­ну­ют другого.

Пер­вая любовь

Все мы, навер­ное, не один раз слы­ша­ли о том, что пер­вая любовь не забы­ва­ет­ся и остав­ля­ет след на всю жизнь. Что же такое пер­вая любовь? Что в ней уди­ви­тель­но­го и незабываемого?

Часто за одним и тем же сло­вом сто­ят раз­ные явле­ния. В дан­ном слу­чае надо ска­зать, что пер­вая любовь быва­ет раз­ная, от очень глу­бо­ко­го и чисто­го чув­ства до глу­по­го и мимо­лет­но­го увле­че­ния. И в том и в дру­гом слу­чае пер­вая любовь дей­стви­тель­но не забы­ва­ет­ся и остав­ля­ет глу­бо­кий след. Вспом­нив опре­де­ле­ние люб­ви и влюб­лен­но­сти, надо, конеч­но же, уточ­нить, что пер­вая любовь — это еще не любовь, а толь­ко пер­вая серьез­ная влюб­лен­ность, пер­вое чув­ство рож­да­ю­щей­ся люб­ви. Имен­но чув­ство люб­ви, а не сама любовь, ибо сама любовь — это не чув­ство, а состо­я­ние двух душ. Влюб­лен­ность — это имен­но чувство.

Что же осо­бен­но­го в пер­вой люб­ви? Ответ очень прост: преж­де все­го то, что это чув­ство пер­вое. Все, что совер­ша­ет­ся впер­вые, все­гда остав­ля­ет глу­бо­кий след.

Вы нико­гда не заме­ча­ли, что доро­га, по кото­рой идешь впер­вые, все­гда кажет­ся длин­нее, чем когда идешь по ней вто­рой, тре­тий или два­дца­тый раз? Я очень хоро­шо пом­ню, как одна­жды я опоз­дал на элек­трич­ку и, что­бы не ждать сле­ду­ю­щую, стоя на одном месте, решил про­гу­лять­ся в незна­ко­мую для меня сто­ро­ну от доро­ги. Я шел, не спе­ша раз­гля­ды­вая все, что видел на сво­ем пути. Немно­го увлек­шись доро­гой, я вспом­нил, что надо воз­вра­щать­ся. Но, о ужас! Я ушел очень дале­ко, как мне каза­лось, не менее двух кило­мет­ров, а до элек­трич­ки — все­го десять минут. Я быст­ро заша­гал назад, но, к сво­е­му удив­ле­нию, обна­ру­жил, что до стан­ции было все­го мет­ров семь­сот-восемь­сот. Когда идешь куда-нибудь впер­вые, слов­но само про­стран­ство и вре­мя раз­дви­га­ет свои рам­ки. По коли­че­ству впе­чат­ле­ний, полу­чен­ных на про­тя­же­нии этих вось­ми­сот мет­ров, доро­га каза­лось дли­ной в пару кило­мет­ров, пото­му что новая доро­га при­но­сит мно­го новых впе­чат­ле­ний. Ино­гда чело­век, пора­жен­ный пре­бы­ва­ни­ем в каком-то месте, может чест­но ска­зать: «Я был там целую веч­ность». Обыч­ные буд­нич­ные дни про­ле­та­ют быст­ро и неза­мет­но, а неко­то­рые важ­ные собы­тия пом­нят­ся вплоть до всех подробностей.

Когда чело­век впер­вые серьез­но влюб­ля­ет­ся, то про­хо­дит через целый ряд откры­тий и потря­се­ний, кото­рые меня­ют его пред­став­ле­ния о жиз­ни. Таких пере­мен в жиз­ни будет немно­го. То, что было в пер­вой люб­ви, повто­рить нико­гда не удастся.

Когда я впер­вые сел за руль маши­ны само­сто­я­тель­но без вся­ких инструк­то­ров, то впер­вые тогда почув­ство­вал, что маши­на тебя слу­ша­ет­ся, что в ней есть уди­ви­тель­ная мощь и вся эта сила в тво­их руках. С какой ско­ро­стью я ехал пер­вый раз? 40–50 км/ч. Чуть поз­же, осме­лев — 70 км/ч. Но я запом­нил эту первую поезд­ку, хотя потом сот­ни раз повто­рял подоб­ные поезд­ки, и ско­рость в 70 км/ч кажет­ся теперь чере­па­шьим шагом. Ощу­ще­ние мощи ста­ло более трез­вым, и уже зна­ешь все доволь­но неболь­шие воз­мож­но­сти маши­ны. Повто­рить те же самые ощу­ще­ния мне уже нико­гда не удаст­ся, если толь­ко не попро­бо­вать поле­тать на самолете.

Здесь откры­ва­ет­ся еще одна очень важ­ная исти­на. Пер­вая любовь, как пра­ви­ло, быст­ро уга­са­ет. Чув­ства, кото­рые еще вче­ра потря­са­ли чело­ве­ка, ста­но­вят­ся при­выч­ны­ми и нам кажет­ся, что любовь ухо­дит. При­вы­ка­ние — вот что часто уби­ва­ет первую любовь. Нам хочет­ся, что­бы остро­та впе­чат­ле­ний оста­ва­лась той же, но это­го не полу­ча­ет­ся. Чув­ства при­туп­ля­ют­ся, а мы разо­ча­ро­вы­ва­ем­ся. Влюб­лен­ность закан­чи­ва­ет­ся в боль­шин­стве слу­ча­ев имен­но так: разо­ча­ро­ва­ни­ем и рас­ста­ва­ни­ем. Неда­ром же само сло­во­со­че­та­ние «пер­вая любовь» уже как-то печаль­но ука­зы­ва­ет на то, что после пер­вой обыч­но быва­ет вто­рая, потом тре­тья и т.д.

Напом­ню, пер­вая любовь — это чув­ство рож­да­ю­щей­ся люб­ви. С чем мож­но срав­нить это чув­ство? Пред­по­ло­жим, вы попа­ли в ава­рию, полу­чи­ли трав­му и целый год про­ле­жа­ли в боль­ни­це, не имея воз­мож­но­сти ходить. И вот вы чув­ству­е­те выздо­ров­ле­ние. Вам радост­но от ощу­ще­ния, что вы ско­ро смо­же­те ходить. Чув­ства пере­пол­ня­ют вас. Но вот вы уже вста­ли и уже целый месяц ходи­те. Вас так­же будут пере­пол­нять чув­ства, и вы буде­те радо­вать­ся каж­до­му шагу? Вряд ли. Теперь для вас ходить — это самое обыч­ное дело. Напри­мер, схо­дить в туа­лет — какие тут могут быть роман­ти­че­ские вос­тор­ги? Так­же и в люб­ви. Пока ты толь­ко влюб­лен, чув­ства пере­пол­ня­ют тебя. А когда ты уже любишь, чув­ствен­ность ухо­дит, начи­на­ют­ся буд­ни, но любовь оста­ет­ся. Ты ходишь? Зна­чит, ты не похож на лежа­че­го боль­но­го, ты дру­гой чело­век. Ты полю­бил, зна­чит, ты уже не похож на влюб­лен­но­го, все ина­че, ты дру­гой человек.

После того как я так невы­со­ко ото­звал­ся о пер­вой люб­ви (мол, она про­сто пер­вая, вот и запо­ми­на­ет­ся), хочет­ся все-таки спро­сить: «Может быть, в пер­вой люб­ви есть еще какая-то глу­бо­кая тай­на?» Да, есть, и она заклю­ча­ет­ся в том, что пер­вое чув­ство быва­ет очень чистым и свет­лым. Эту чисто­ту надо ценить, ее тоже очень труд­но повто­рить. Когда пьешь из источ­ни­ка воду, то пер­вый раз вода чистая и неза­мут­нен­ная. Но, встре­во­жив род­ник, мы обя­за­тель­но заму­тим его, и, что­бы напить­ся чистой воды, вто­рой раз нуж­но уже мно­го терпения.

Мы при­вык­ли к мыс­ли о том, что «любовь неча­ян­но нагря­нет, когда ее совсем не ждешь». На самом деле надо уметь хра­нить свои чув­ства, то есть охра­нять их от слу­чай­но­го вол­не­ния, кото­рое может заму­тить чистый источ­ник нашей души. Боль­шин­ство людей влюб­ля­ют­ся лег­ко и без­дум­но, лег­ко теряя дар, кото­рый нам дан, — чистое и свет­лое чув­ство пер­вой люб­ви. Управ­лять сво­и­ми чув­ства­ми слож­но, но воз­мож­но. И лег­ко пре­дать­ся пер­во­му слу­чай­но­му увле­че­нию крайне опас­но. Для тех, кому уда­ет­ся сохра­нить свои чув­ства, пер­вая любовь — это очень глу­бо­кое и серьез­ное чув­ство, кото­рое может пере­ра­с­ти в истин­ную любовь в бра­ке. Брак, где пер­вая любовь оста­лась на всю жизнь един­ствен­ной, будет самым счаст­ли­вым. Что может быть луч­ше для бра­ка, когда про­шлое супру­гов не осквер­не­но ника­ки­ми слу­чай­ны­ми свя­зя­ми, увле­че­ни­я­ми или влюбленностями.

Вспом­ним, поче­му Татья­на влю­би­лась в Оне­ги­на. Пуш­кин очень вер­но опи­сы­ва­ет эту влюбленность:

Пора при­шла, она влюбилась.
Так в зем­лю пад­шее зерно

Вес­ны огнем оживлено.
Дав­но ее воображенье,
Сго­рая негой и тоской,
Алка­ло пищи роковой;
Дав­но сер­деч­ное томленье
Тес­ни­ло ей мла­дую грудь;
Душа жда­ла… кого-нибудь…

Итак, в сво­ем вооб­ра­же­нии Татья­на уже дав­но созда­ла некий образ и пото­му влюб­ля­ет­ся прак­ти­че­ски в пер­во­го же встреч­но­го моло­до­го чело­ве­ка. При­чем Пуш­кин очень ясно объ­яс­ня­ет при­чи­ну тако­го состо­я­ния Татьяны:

Ей рано нра­ви­лись романы;
Они ей заме­ня­ли всё;

Она влюб­ля­ла­ся в обманы
И Ричард­со­на, и Руссо…

А теперь, когда она встре­ти­ла Оне­ги­на, вся ее меч­та­тель­ность и вооб­ра­же­ние были направ­ле­ны на него:

Теперь с каким она вниманьем
Чита­ет сла­дост­ный роман,

С каким живым очарованьем
Пьет обо­льсти­тель­ный обман!
Счаст­ли­вой силою мечтанья
Оду­шев­лен­ные созданья,
Любов­ник Юлии Вольмар,
Малек-Адель и де Линар,
И Вер­тер, муче­ник мятежный,
И бес­по­доб­ный Грандисон,
Кото­рый нам наво­дит сон, —
Все для меч­та­тель­ни­цы нежной
В еди­ный образ облеклись,
В одном Оне­гине слились.

Так вот, милые юно­ши и девуш­ки. Бере­ги­те свои чув­ства, охра­няй­те свою душу от слу­чай­ных увле­че­ний, не ищи­те любов­ных при­клю­че­ний, не читай­те любов­ных рома­нов, не смот­ри­те пустые сери­а­лы, не увле­кай­тесь запад­ны­ми любов­ны­ми мело­дра­ма­ми. Тер­пе­ли­во жди­те сво­е­го насто­я­ще­го глу­бо­ко­го чув­ства, и тогда есть боль­шая надеж­да, что ваша пер­вая любовь ста­нет пер­вым отблес­ком, зарей гря­ду­щей насто­я­щей любви.

Любовь с пер­во­го взгляда

Есть поня­тие «любовь с пер­во­го взгля­да». Но я бы ска­зал, что это страш­но — влюб­лять­ся сра­зу после пер­вой встре­чи. Влю­бить­ся с пер­во­го взгля­да — это зна­чит запу­стить в сво­ей душе огром­ный меха­низм раз­лич­ных пере­жи­ва­ний: поз­во­лить себе увлечь­ся меч­та­ми, пре­дать­ся вооб­ра­же­нию и фан­та­зи­ям, при этом ваша душа ока­жет­ся во вла­сти нарас­та­ю­ще­го чув­ства. Оста­но­вить этот меха­низм очень труд­но. Влюб­лен­ность подоб­на нар­ко­ти­ку: чем боль­ше упо­треб­ля­ешь, тем боль­ше хочет­ся его.

Где гаран­тия, что тот, кто запу­стил этот слож­ный пси­хо­ло­ги­че­ский меха­низм после пер­во­го мимо­лет­но­го взгля­да, не запу­стит его вновь после тако­го же пер­во­го взгля­да, но уже на дру­го­го человека?

Любовь с пер­во­го взгля­да — это при­мер того, как чело­век не уме­ет и не хочет беречь свою душу, при­мер явной рас­пу­щен­но­сти. Тра­тить свои душев­ные силы неиз­вест­но на кого — что может быть без­рас­суд­нее? Так влюб­лять­ся крайне опас­но. После несколь­ких таких влюб­лен­но­стей (а их обя­за­тель­но будет несколь­ко) душа будет опу­сто­ше­на. Что­бы не было ошиб­ки, после пер­во­го взгля­да дол­жен быть и вто­рой, и тре­тий, что­бы чело­век мог про­ве­рить свое пер­вое впечатление.

При­зна­ние в любви

В заме­ча­тель­ном филь­ме о жиз­ни мно­го­дет­ной семьи «Одна­жды два­дцать лет спу­стя» есть сце­на, где супруг после мно­гих лет сов­мест­ной жиз­ни, после того как у них в семье роди­лось десять детей, впер­вые при­зна­ет­ся сво­ей жене в люб­ви. А до это­го жили они, люби­ли друг дру­га без вся­ких при­зна­ний. Мне кажет­ся, что это очень вер­но отме­че­но авто­ра­ми филь­ма: истин­ная любовь не тре­бу­ет при­зна­ний. Я бы даже поз­во­лил себе ска­зать так: при­зна­ние в люб­ви — это при­знак влюб­лен­но­сти, а не люб­ви. В прин­ци­пе это и понят­но, ведь при­зна­ют­ся в люб­ви до бра­ка, а по дан­но­му ранее опре­де­ле­нию она рож­да­ет­ся толь­ко в бра­ке. Дей­стви­тель­но, люди при­зна­ют­ся в том, чего еще нет. Да и сама фра­за — «Я люб­лю тебя» — уже выда­ет свою неправ­ду. Там, где есть поня­тия «я» и «ты», — еще нет люб­ви. Любовь начи­на­ет­ся с появ­ле­ния поня­тия «мы».

Это кажет­ся пара­док­саль­ным, но это факт, что часто по-насто­я­ще­му любя­щие друг дру­га люди не уха­жи­ва­ют друг за дру­гом так, как это дела­ют влюб­лен­ные. То есть внут­ренне они ста­но­вят­ся бли­же, а внеш­них про­яв­ле­ний люб­ви все мень­ше. Конеч­но, боль­шин­ство мужей не дарят цве­тов женам вовсе не пото­му, что они ощу­ща­ют себя с ними еди­ной пло­тью, а про­сто по недо­стат­ку вни­ма­ния и забо­ты. Но любя­щим супру­гам не нуж­ны про­яв­ле­ния забо­ты в опре­де­лен­ные дни, посколь­ку они про­яв­ля­ют ее еже­днев­но, по 24 часа в сут­ки. Если супруг дарит жене цве­ты на 8 мар­та и тща­тель­но моет в этот день посу­ду, это вро­де бы непло­хо. Но если 9 мар­та он будет лежать на диване, ясно, что его забо­та при­зрач­ная. А если супруг, кото­рый еже­днев­но под­дер­жи­ва­ет супру­гу в делах по дому, не пода­рит ей огром­но­го буке­та на 8 мар­та, а лишь скром­ный и недо­ро­гой, то она навер­ня­ка не оби­дит­ся. При­зна­ния в люб­ви при этом так­же не тре­бу­ют­ся. Они тре­бу­ют­ся там, где нет ощу­ще­ния истин­ной бли­зо­сти, и что­бы дру­гая сто­ро­на не сомне­ва­лась, вро­де надо засви­де­тель­ство­вать свою любовь.

Хотя я немно­го не прав. При­зна­ния в люб­ви тоже зву­чат посто­ян­но сре­ди любя­щих супру­гов, толь­ко их не сра­зу услы­шишь. Я рас­ска­жу исто­рию, а вы мне ответь­те: в какой момент здесь про­зву­ча­ло при­зна­ние в люб­ви? Моло­дая пара при­шла в гости. Когда хозя­е­ва вышли на минут­ку, супру­га вдруг неожи­дан­но заде­ва­ет люби­мую вазу хозя­и­на, и она с шумом раз­би­ва­ет­ся. Взвол­но­ван­ный хозя­ин спе­шит посмот­реть, не его ли ваза раз­би­та. «Что здесь про­изо­шло?» — спра­ши­ва­ет он у супру­га. «Про­сти­те, но мы раз­би­ли вашу люби­мую вазу», — отве­ча­ет муж. Вы услы­ша­ли здесь при­зна­ние в люб­ви? А ведь оно было. Кто дога­дал­ся? Пра­виль­но! Супруг ска­зал: «Мы раз­би­ли», а не «Она раз­би­ла». В этом «мы» и заклю­че­но при­зна­ние в люб­ви. Что бы ни про­изо­шло, это про­ис­хо­дит с нами, и любя­щий супруг нико­гда не отре­чет­ся от сво­ей жены: «Это мы раз­би­ли».

Но тем не менее, при­зна­ния в люб­ви все­гда были и будут, и более того, они крайне нуж­ны — ведь стран­но всту­пать в брак без при­зна­ния в люб­ви. Но при­зна­ние при­зна­нию рознь. В про­шлые века при­зна­ния были вовсе не те, что ныне. Да и были они часто не столь­ко при­зна­ни­я­ми в люб­ви, сколь­ко пред­ло­же­ни­я­ми о вступ­ле­нии в брак: «Я вас люб­лю, выхо­ди­те за меня замуж». Ведь пред­ла­га­лись все­гда рука и серд­це. Пред­ла­гая серд­це, тем самым гово­ри­ли о том, что любят, а пред­ла­гая руку, тем самым гово­ри­ли о вен­ча­нии. Пото­му что имен­но во вре­мя вен­ча­ния руки супру­гов несколь­ко раз соеди­нят­ся в знак их брач­но­го сою­за. Итак, пра­виль­ное при­зна­ние в люб­ви пред­по­ла­га­ет сра­зу пред­ло­же­ние о вступ­ле­нии в брак, в кото­ром эта любовь и будет рас­ти. При­зна­ние в люб­ви явля­ет­ся при­зна­ни­ем о готов­но­сти любить, о готов­но­сти совер­шить серьез­ный шаг, всту­пить в брак, нести ответ­ствен­ность за судь­бу дру­го­го человека.

Но ныне часто все про­ис­хо­дит ина­че. Мне пред­став­ля­ет­ся сле­ду­ю­щая кар­ти­на. Парень и девуш­ка сто­ят в подъ­ез­де обняв­шись (сей­час обни­ма­ют­ся задол­го до вза­им­ных при­зна­ний и вооб­ще объ­яс­не­ний сво­их чувств), и тут сле­ду­ет при­зна­ние, про­из­но­си­мое шепо­том, в вол­не­нии от зву­ча­щих слов: «Я люб­лю тебя». Ответ: «Я тоже люб­лю тебя». После это­го сле­ду­ет, как в клас­си­че­ских запад­ных филь­мах, длин­ный, затяж­ной поце­луй. Все! На этом все при­зна­ния закон­че­ны, оба влюб­лен­ных счастливы.

Ком­мен­та­рий к это­му самый про­стой: ниче­го обще­го с насто­я­щим при­зна­ни­ем в люб­ви это дей­ствие не име­ет. Хотя и серд­це тре­пе­щет, и от вол­не­ния сло­ва с тру­дом про­из­но­сят­ся, но это не при­зна­ние. Запом­ним, если за при­зна­ни­ем не сле­ду­ет пред­ло­же­ния о бра­ке, то фра­зу «Я люб­лю тебя» луч­ше пере­ве­сти сле­ду­ю­щим обра­зом: «Я по уши влюб­лен в тебя, и раз­ре­ши мне цело­вать­ся с тобой». Дело в том, что цело­вать­ся инте­рес­нее, чем про­сто обни­мать­ся. Но цело­вать­ся без объ­яс­не­ния в люб­ви как-то не очень при­лич­но. Поэто­му и про­из­но­сят­ся сло­ва о люб­ви. Но напо­ми­наю, не обо­льщай­тесь эти­ми при­зна­ни­я­ми, они не сто­ят и лома­но­го гро­ша, если чело­век не пред­ла­га­ет свою руку, на кото­рую вы мог­ли бы опе­реть­ся. Нет пред­ло­же­ния о вступ­ле­нии в брак — зна­чит, перед вами иска­тель любов­ных при­клю­че­ний, кото­рый про­сто хочет испы­тать новые ощу­ще­ния, хочет даль­ней­ше­го раз­ви­тия ваших отно­ше­ний, но не хочет, что­бы они захо­ди­ли дале­ко, и дело кон­чи­лось браком.

Беседа 2. Как вступать в брак?

Пра­виль­но всту­пить в брак очень слож­но. Выбор супру­га дол­жен совер­шать­ся один раз на всю жизнь. В иде­а­ле здесь не долж­но быть про­ма­хов. Но в том-то и дело, что нет спо­со­ба, кото­рый гаран­ти­ро­вал бы от оши­бок. Я бы даже ска­зал так: брак — это все­гда риск, брак — это все­гда шаг с закры­ты­ми глазами.

При вступ­ле­нии в брак чело­век стал­ки­ва­ет­ся с опре­де­лен­ным пара­док­сом, с дву­мя несов­ме­сти­мы­ми усло­ви­я­ми, кото­рые вли­я­ют на выбор. Вот в чем заклю­ча­ет­ся пара­докс. Запи­сы­ваю на дос­ке два про­ти­во­ре­чи­вых положения.

1. Необ­хо­ди­мо как мож­но луч­ше узнать буду­ще­го супру­га до брака

Но с дру­гой стороны:

2. Глу­бо­ко узнать буду­ще­го супру­га до бра­ка невозможно

Нач­ну со вто­ро­го выска­зы­ва­ния. Поче­му же невоз­мож­но по-насто­я­ще­му узнать сво­е­го буду­ще­го супру­га? Преж­де все­го заме­чу, что вооб­ще познать дру­го­го чело­ве­ка и даже себя до кон­ца прак­ти­че­ски невоз­мож­но. А если мы гово­рим с вами сей­час о семье, то надо ска­зать, что в каж­дой жен­щине нахо­дят­ся три совер­шен­но раз­ные жен­щи­ны и в каж­дом муж­чине нахо­дят­ся три совер­шен­но раз­ных мужчины.

По мере раз­ви­тия отно­ше­ний меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной эти отно­ше­ния про­хо­дят через три основ­ные стадии:

Муж­чи­на Жен­щи­на
 жених  невеста
 муж  жена
 отец  мать

Жених, муж и отец — это совер­шен­но раз­ные люди; хотя и сидят они в одном чело­ве­ке, у каж­до­го из них своя логи­ка пове­де­ния. Сам жених еще не зна­ет, каким он будет мужем или каким он будет отцом. То же самое мож­но ска­зать и о неве­сте. Итак, рас­смот­рим все эти этапы.

Жених и неве­ста. Уже когда про­из­но­сят­ся эти сло­ва, как пра­ви­ло, на лицах у людей появ­ля­ют­ся улыб­ки и хочет­ся доба­вить: «тили-тили-тесто, жених и неве­ста». Это самый забав­ный, весе­лый и роман­тич­ный этап отно­ше­ний меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной. Для это­го эта­па харак­тер­ны две сле­ду­ю­щие чер­ты. Во-пер­вых, каж­дый из влюб­лен­ных пыта­ет­ся все­ми сила­ми скры­вать свои недо­стат­ки; во-вто­рых, каж­дый пыта­ет­ся выста­вить напо­каз все свои досто­ин­ства, даже те, кото­рых нет, но мог­ли бы быть.

Напри­мер, моло­дой чело­век при­гла­ша­ет свою неве­сту к себе на день рож­де­ния. Мама жени­ха при этом лику­ет. Нако­нец-то, из ком­на­ты ее доро­го­го сына про­па­ли рва­ные нос­ки, лежав­шие посре­ди ком­на­ты, и тот хлам, что обра­зо­вы­вал «худо­же­ствен­ный бес­по­ря­док» на его пись­мен­ном сто­ле, рав­но­мер­но рас­ки­дан по ящи­кам. Со мной был такой слу­чай. Одна­жды мне при­шлось пере­но­че­вать в Москве у зна­ко­мых. За чаем, когда хозя­ин дома вышел на минут­ку, его супру­га ска­за­ла мне: «Поча­ще при­ез­жай­те, супруг за три дня до ваше­го при­ез­да начал такую убор­ку в квар­ти­ре, какой рань­ше нико­гда не было». Дей­стви­тель­но, мы прак­ти­че­ски все и все­гда скры­ва­ем свои недо­стат­ки от чужих людей.

Девуш­ка, при­гла­шая к себе пар­ня на семей­ный празд­ник, поста­ра­ет­ся при­го­то­вить что-нибудь настоль­ко необык­но­вен­ное, что нико­гда еще не гото­ви­ла и, ско­рее все­го, не смо­жет повто­рить в буду­щем. Может быть, неве­ста и не очень хоро­шая хозяй­ка, но на вре­мя уха­жи­ва­ния за ней она ста­нет такой.

Когда моло­дая пара будет про­гу­ли­вать­ся по вечер­не­му горо­ду, из их уст будет лить­ся милая бесе­да, все гру­бые сло­ва будут изъ­яты на вре­мя из лек­си­ко­на и обсуж­дать­ся будут такие воз­вы­шен­ные, бла­го­род­ные темы, кото­рые могут прий­ти на ум толь­ко влюб­лен­ным. И в этом жела­нии выгля­деть луч­ше ни у кого из влюб­лен­ных может совер­шен­но не быть ни грам­ма лукав­ства, жела­ния обма­нуть или обве­сти вокруг паль­ца. Про­сто в это вре­мя дей­стви­тель­но хочет­ся выгля­деть луч­ше даже перед самой собой.

Но сколь­ко мож­но гулять под луной? Про­хо­дит вре­мя, и жених с неве­стой, всту­пая в брак, пере­хо­дят в новую ста­дию, они ста­но­вят­ся мужем и женой. Посте­пен­но, в тече­ние недол­го­го вре­ме­ни, все отно­ше­ния меж­ду ними меня­ют­ся до неузнаваемости.

Муж и жена. Что­бы разо­брать­ся в том, что про­ис­хо­дит с моло­до­же­на­ми, задам вам сле­ду­ю­щий вопрос. Пред­ста­вим себе ситу­а­цию: моло­дой чело­век, еще неже­на­тый, живет с мамой, папой, бра­том и сест­рой в одной квар­ти­ре. Ночью он про­сы­па­ет­ся и соби­ра­ет­ся отпра­вить­ся в туа­лет. Он откры­ва­ет шкаф и доста­ет костюм? Он наде­ва­ет парад­ные ботин­ки и гал­стук? Нет? Но ведь если он пой­дет в тру­сах и май­ке, его в таком непри­стой­ном виде могут уви­деть мать и отец, сест­ра и брат! Что вы гово­ри­те? Пра­виль­но!!! Сво­их близ­ких не стесняются!

Теперь слу­шай­те, что про­ис­хо­дит с моло­ды­ми вско­ре после бра­ка. Они ста­но­вят­ся род­ны­ми и пере­ста­ют стес­нять­ся друг дру­га. Когда неве­ста захо­дит за сво­им жени­хом перед про­гул­кой, он нико­гда не пред­ста­нет перед ней в семей­ных тру­сах и рва­ной май­ке. Ина­че неве­ста про­сто сбе­жит от тако­го бес­пар­дон­но­го пове­де­ния. Перед мамой в таком виде пока­зать­ся мож­но. «Мам, ты же сама никак не можешь зашить мне май­ку, вот я и хожу в рва­ной». Став мужем и женой, моло­до­же­ны очень мно­гое узна­ют друг о дру­ге, узна­ют то, что преж­де тща­тель­но скры­ва­лось и сей­час скры­ва­ет­ся от чужих людей. Но сей­час они уже не чужие, они — близ­кие род­ствен­ни­ки, жена бли­же мате­ри, а муж бли­же отца. Теперь уже к жене будут обра­ще­ны сло­ва: «Сама не заши­ла, теперь смот­ри, как я хожу в рваном».

Имен­но после вступ­ле­ния в брак из чело­ве­ка выле­за­ют все его дур­ные при­выч­ки. Теперь мож­но во вре­мя обе­да взять полов­ник и поче­сать им спи­ну, несмот­ря на удив­лен­ный взгляд жены, мож­но вил­кой поко­вы­рять в ухе. Теперь все это мож­но. Труд­но пред­ста­вить, что­бы жених сидел с неве­стой в кафе и там, галант­но уха­жи­вая за ней, вдруг начи­нал бы вил­кой ковы­рять­ся в зубах или паль­цем в носу.

Рус­ский язык очень мудр и богат, в нем отра­же­но мно­го духов­ных истин. Кто может ска­зать, что озна­ча­ет сло­во «неве­ста»? Это сло­во обра­зу­ет­ся от кор­ня «ведать», «весть». Так вот, «неве­ста» — зна­чит «неиз­ве­дан­ная», «неиз­вест­ная». До бра­ка ни один жених не может похва­стать­ся, что он зна­ет все о сво­ей неве­сте. Пока не пород­нишь­ся с чело­ве­ком, его не изведаешь.

Неве­ста — еще не род­ствен­ни­ца, она пока отча­сти еще чужой чело­век, а жена — боль­ше, чем род­ствен­ни­ца, она — еди­ная плоть с мужем. Всем уже дав­но извест­но: боль­ше все­го раз­дра­же­ния и нетер­пе­ния выли­ва­ют на самых близ­ких людей. Если супруг зани­ма­ет важ­ный пост и в тече­ние все­го рабо­че­го дня, обща­ясь с людь­ми, сдер­жи­ва­ет свое раз­дра­же­ние и уста­лость, что­бы не выгля­деть перед чужи­ми людь­ми пло­хо, то дома он выли­ва­ет на жену и детей все, что у него нако­пи­лось за день. Чего жену стес­нять­ся? Она — жена, она стер­пит, а дети и вовсе долж­ны отца ува­жать и боять­ся. Зна­чит, пусть тер­пят и ува­жа­ют. И ока­зы­ва­ет­ся, что мно­гие с виду милые люди у себя дома тер­ро­ри­зи­ру­ют сво­их близких.

Мно­гие бра­ки рас­па­да­ют­ся очень ско­ро, как толь­ко моло­до­же­ны хоть чуть-чуть рас­кро­ют­ся друг перед другом.

Но пред­по­ло­жим, что супру­ги име­ют мало вред­ных при­вы­чек или они полу­чи­ли схо­жее вос­пи­та­ние и ничем не шоки­ру­ют друг дру­га. Тогда пере­ход от жени­ха и неве­сты к мужу и жене про­хо­дит отно­си­тель­но лег­ко. Про­хо­дят два-три года и, как пра­ви­ло, муж и жена пере­хо­дят на новую ста­дию сво­их отно­ше­ний. Рож­да­ет­ся ребе­нок, и они ста­но­вят­ся совер­шен­но дру­ги­ми людь­ми — отцом и матерью.

Отец и мать. Отно­ше­ния меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной вновь меня­ют­ся, и очень серьез­но. Появ­ле­ние ребен­ка мож­но срав­нить с новым рож­де­ни­ем семьи.

Что же меня­ет­ся? Нач­ну, быть может, даже с не очень харак­тер­но­го на пер­вый взгляд, но вполне воз­мож­но­го явле­ния. В кни­гах для моло­дых мам, где дают­ся инструк­ции спе­ци­а­ли­стов по ухо­ду за ребен­ком, мож­но встре­тить опи­са­ние тако­го явле­ния, как рев­ность отца: он рев­ну­ет свою жену к ребен­ку. Спра­ши­ва­ет­ся, чего рев­но­вать? Твой же ребе­нок, не на сто­роне же загу­ля­ла его жена! Но на самом деле явле­ние это воз­ни­ка­ет не на пустом месте. Поду­ма­ем вме­сте. Муж до рож­де­ния ребен­ка каж­дый вечер при­хо­дил с рабо­ты и точ­но знал: его дома ждут, жена уже при­го­то­ви­ла его люби­мую яич­ни­цу с вет­чи­ной и гото­ва слу­шать супру­га обо всех про­ис­ше­стви­ях на его рабо­те. Но вот рож­да­ет­ся ребе­нок, муж при­хо­дит домой и видит: ужин не готов, жена не спра­ши­ва­ет его о том, как про­шел день, и вооб­ще обра­ща­ет на него мало вни­ма­ния. Все ее вни­ма­ние сосре­до­то­че­но на ребен­ке. До серьез­ной рев­но­сти с выяс­не­ни­ем отно­ше­ний и предъ­яв­ле­ни­ем пре­тен­зий, конеч­но, дохо­дит не так часто, но некую рабо­ту над собой, что­бы сми­рить­ся с эти­ми пере­ме­на­ми, дол­жен про­де­лать каж­дый отец.

Очень хоро­шо отли­чие отца и мате­ри от мужа и жены иллю­стри­ру­ет одна фра­за, ска­зан­ная Сент-Экзю­пе­ри. Кста­ти, кто может ска­зать, какие про­из­ве­де­ния он напи­сал? Ну, хотя бы самое извест­ное… Да, пра­виль­но, — «Малень­кий принц». Обя­за­тель­но про­чи­тай­те, и жела­тель­но вни­ма­тель­но, эту повесть о малень­ком маль­чи­ке, попав­шем на Зем­лю. Вся она посвя­ще­на люб­ви и друж­бе. В дру­гом сво­ем про­из­ве­де­нии Сент-Экзю­пе­ри гово­рит: «Влюб­лен­ные (думаю, что мне попал­ся не очень удач­ный пере­вод, пра­виль­нее было бы ска­зать «любя­щие» ) — это не те, кто смот­рят друг на дру­га, а те, кто смот­рят в одну сто­ро­ну». Запом­ни­те эту фразу.

Дей­стви­тель­но, пока в семье нет детей, в семей­ных отно­ше­ни­ях воз­ни­ка­ет пороч­ный круг — жена любит мужа за то, что он забо­тит­ся о ней, а муж любит жену за то, что она уха­жи­ва­ет за ним. Эти отно­ше­ния несут на себе печать про­сто­го эго­из­ма. Напри­мер, я ува­жаю сво­е­го состо­я­тель­но­го сосе­да за то, что он мне ино­гда дает день­ги взай­мы, а он меня ува­жа­ет за то, что я помо­гаю его сыну в под­го­тов­ке в инсти­тут. Вряд ли такие отно­ше­ния мож­но назвать бес­ко­рыст­ной друж­бой. Это будут ско­рее вза­и­мо­вы­год­ные дело­вые отно­ше­ния. То же самое может быть и меж­ду супру­га­ми. Ты — мне, я — тебе. Но если при таких дело­вых отно­ше­ни­ях один супруг чего-то недо­да­ет, то дру­гой с оби­дой может заявить: «Как ты мне, так и я тебе». Вза­им­ная оби­да будет рас­ти, вско­ре будет назре­вать скан­дал и т.д. Такой союз очень непрочен.

Совер­шен­ная любовь начи­на­ет про­яв­лять­ся имен­но тогда, когда супру­ги начи­на­ют вме­сте любить тре­тье­го, вме­сте забо­тить­ся о нем и тру­дить­ся над его вос­пи­та­ни­ем. Две руки мы назо­вем мастер­ски­ми не тогда, когда они научат­ся друг дру­гу под­стри­гать ног­ти и нати­рать друг дру­га кре­мом, а тогда, когда в одной руке будет заго­тов­ка, в дру­гой — резец, и в резуль­та­те вза­им­но­го, соглас­но­го дви­же­ния двух рук будет рож­дать­ся про­из­ве­де­ние искусства.

С появ­ле­ни­ем детей отно­ше­ния меж­ду супру­га­ми долж­ны пере­стро­ить­ся очень серьез­но. Осо­бен­но силь­но я осо­знал это после рож­де­ния тре­тье­го ребен­ка. С пер­вым ребен­ком супру­га более-менее справ­ля­лась, потом при­ез­жа­ла и бабуш­ка на помощь, со вто­рым вновь на несколь­ко самых тяже­лых меся­цев при­ез­жа­ла бабуш­ка. Но пер­вое вре­мя после рож­де­ния тре­тье­го нам было очень тяже­ло, и никто не помо­гал. Одна­жды, когда ребен­ку было око­ло меся­ца, я вер­нул­ся домой после мно­гих дел по хра­му. Воз­вра­ща­ясь, я при­мер­но думал так: «Вот при­ду, сяду, поси­жу пол­ча­си­ка, поку­шаю, хоть отдох­ну немно­го». Но как толь­ко я при­сел, матуш­ка подо­шла ко мне со сле­ду­ю­щей фра­зой, ска­зан­ной доволь­но гроз­но: «Послу­шай, когда ты при­хо­дишь домой, ты дол­жен сра­зу зай­ти на кух­ню и посмот­реть, вымы­та ли вся посу­да. Ты дол­жен пой­ти в ван­ную и посмот­реть, пости­ра­но ли белье. Ты дол­жен посмот­реть в ком­на­тах, вез­де ли убра­но. Ты дол­жен посто­ян­но искать, чем бы помочь мне!» Конеч­но, сна­ча­ла я внут­ренне воз­му­тил­ся и пытал­ся даже офор­мить это воз­му­ще­ние сло­ва­ми, но вско­ре понял, что все рав­но буду неправ. Ведь супру­га за весь день уста­ла не менее мое­го, а делать домаш­ние дела, когда один на руках, а двое носят­ся вокруг, не так-то лег­ко. Вот тогда я понял, что наш дом — это уже не уют­ное гнез­дыш­ко, куда ты можешь при­хо­дить, что­бы отдох­нуть после труд­но­го дня. Теперь дом — это место вто­рой работы.

Запом­ним это. С появ­ле­ни­ем детей дом ста­но­вит­ся местом вто­рой рабо­ты. Муж чест­но отпа­хал восемь часов у стан­ка, при­хо­дит домой, а там начи­на­ет­ся новая рабо­та — мыть, сти­рать, уби­рать, читать книж­ки, играть с дет­ка­ми и т.д. и т.п. И эта рабо­та намно­го ответ­ствен­нее. Если на заво­де ты и сде­ла­ешь брак, то его мож­но испра­вить, а если и не испра­вишь, то все рав­но постра­да­ешь не ты, а тот, кто будет поль­зо­вать­ся тво­им изде­ли­ем. Но если ты пло­хо вос­пи­та­ешь детей, то стра­дать от это­го при­дет­ся имен­но тебе, и до кон­ца тво­ей жизни.

Мож­но при­ве­сти такой образ. Семья до рож­де­ния детей — это два моло­дых жере­бен­ка, кото­рые пасут­ся на зеле­ном лугу и игра­ют меж­ду собою. А семья после рож­де­ния детей — это две ломо­вые лоша­ди, запря­жен­ные в теле­гу, кото­рые тянут ее по гряз­ной раз­би­той доро­ге. Если одна лошадь отка­жет­ся тащить груз, то дру­гая будет над­ры­вать­ся в два раза боль­ше. А мно­гие после пре­крас­но­го зеле­но­го луга ой как не хотят впря­гать­ся в телегу.

До это­го мы с вами обсуж­да­ли вто­рое из двух про­ти­во­ре­чи­вых выска­зы­ва­ний, запи­сан­ных на дос­ке. Я пытал­ся объ­яс­нить, поче­му труд­но узнать чело­ве­ка до бра­ка, поче­му при вступ­ле­нии в брак все­гда есть риск оши­бить­ся в чело­ве­ке. Теперь пого­во­рим о том, как этот риск сни­зить. Как мож­но все-таки поболь­ше узнать о буду­щем супруге?

Итак, в каж­дом муж­чине сидят три совер­шен­но раз­ных чело­ве­ка: жених, муж и отец. И неве­сте рас­по­знать, каким отцом будет ее жених, очень нелег­ко. Но имен­но здесь и мож­но уви­деть пер­вый рецепт, помо­га­ю­щий пра­виль­но всту­пать в брак. Этот рецепт я услы­шал от одной зна­ко­мой. Ей было 19, она гото­ви­лась к бра­ку с 46-лет­ним муж­чи­ной, за спи­ной кото­ро­го было уже два неудач­ных бра­ка. Она дол­го дума­ла перед тем, как решить­ся на этот шаг. Нако­нец, она зада­ла себе вопрос, ответ на кото­рый решил все окон­ча­тель­но. Она спро­си­ла себя: «А хочу ли я, что­бы этот чело­век был отцом моих детей?» Она отве­ти­ла: «Да!» — и без сомне­ний всту­пи­ла в брак, несмот­ря на пре­пят­ствия со сто­ро­ны род­ствен­ни­ков. Вопрос дей­стви­тель­но надо ста­вить толь­ко так. «Я ищу не мужа для, себя, а отца для сво­их детей)» Для себя обыч­но ищут того, с кем инте­рес­но схо­дить на дис­ко­те­ку, с кем мож­но прой­тись по ули­це, что­бы подру­ги зави­до­ва­ли. А для сво­их детей мы най­дем все-таки кого-нибудь получ­ше, может быть, не само­го бога­то­го и кра­си­во­го, но само­го надежного.

Поэто­му, выби­рая себе мужа, надо поста­рать­ся оста­но­вить­ся и спро­сить себя: «А хочу ли я, что­бы этот чело­век был отцом мое­го ребен­ка? Хочу ли я, что­бы он вос­пи­ты­вал мое­го сына? Хочу ли я, что­бы мой сын был похо­жим на него?»

Вто­рой рецепт очень прост. В Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ре есть мно­го опыт­ных духов­ни­ков, то есть свя­щен­ни­ков, к кото­рым люди при­ез­жа­ют за сове­та­ми в духов­ной жиз­ни. И эти духов­ни­ки обыч­но бла­го­слов­ля­ют посту­пать так: от зна­ком­ства до бра­ка пусть прой­дет не менее года. Зачем так мно­го? У нас с супру­гой уже через пол­го­да не было ника­ких сомне­ний, и мы про­сто жда­ли сле­ду­ю­щие пол­го­да, когда мож­но будет, нако­нец, повенчаться.

Попы­та­юсь объ­яс­нить, поче­му нужен доста­точ­ный срок для испы­та­ния друг дру­га и как этот срок надо про­ве­сти. Обра­ща­юсь сей­час к жен­ской поло­вине клас­са. Назо­ви­те мне те каче­ства, кото­рые долж­ны при­сут­ство­вать в вашем буду­щем муже. Дик­туй­те, я буду писать на доске.

Доб­рый  
Силь­ный  
Умный  
Кра­си­вый (по мне­нию боль­шин­ства девушек,

необя­за­тель­ная черта)

Вер­ный  

Давай­те рас­смот­рим хотя бы эти основ­ные чер­ты харак­те­ра. Я нач­ну с вер­но­сти. Пред­ста­вим себе такую ситу­а­цию. При­хо­дит девуш­ка домой и гово­рит маме вос­тор­жен­ным голо­сом: «Мама, я вче­ра позна­ко­ми­лась с таким пар­нем! Он такой вер­ный! Я с ним зав­тра рас­пи­сы­ва­юсь!» Смеш­но, не прав­да ли? Вер­ность про­ве­ря­ет­ся года­ми. Тут может и одно­го года не хва­тит. Кто-то из сидя­щих гово­рит: «Мож­но у дру­гих людей узнать о его вер­но­сти, напри­мер, его дру­зей». Вряд ли! Во-пер­вых, о сво­ем дру­ге никто пло­хо не ска­жет, а если и ска­жет, то он ско­рее все­го хочет отбить вас у дру­га. Да и полу­ча­ет­ся, что вы буде­те дове­рять како­му-то дру­гу боль­ше, чем ваше­му жени­ху. Нелогично!

Все свой­ства харак­те­ра либо про­ве­ря­ют­ся, испы­ты­ва­ют­ся года­ми, как вер­ность, либо они могут иметь под­ме­ны, кото­рые внешне при­ни­ма­ют вид доб­рых качеств. Посмот­рим на осталь­ные свой­ства, запи­сан­ные на доске.

Доб­рый. Тут надо научить­ся отли­чать истин­но доб­ро­го чело­ве­ка от «доб­рень­ко­го». Как вы дума­е­те, мать, кото­рая на каж­дый крик ребен­ка дает ему кон­фе­ту, доб­рая? Нет! Это пло­хая мать, пото­му что она дает кон­фе­ту, лишь бы ребе­нок замол­чал, не бес­по­ко­ил ее сво­им кри­ком. Вме­сто тру­да по вос­пи­та­нию ребен­ка — «доб­рый» посту­пок, кото­рым она отма­хи­ва­ет­ся от ребен­ка, балуя его и вре­дя его душе. Истин­но доб­рая мать ска­жет стро­го: «Сядь, съешь суп, потом полу­чишь кон­фе­ту!» Необ­хо­ди­мо вре­мя, что­бы отли­чить доб­ро­го от «доб­рень­ко­го».

Силь­ный. Если муж силь­ный — это пре­крас­но. Но как часто под мас­кой силы скры­ва­ет­ся не толь­ко сила, а еще хам­ство и наг­лость. Конеч­но, девуш­ке при­ят­но прой­тись с пар­нем, у кото­ро­го при виде любо­го хули­га­на сра­зу руки сжи­ма­ют­ся в кула­ки, что­бы защи­тить свою воз­люб­лен­ную. Но если она не посмот­рит вни­ма­тель­но, как, напри­мер, отно­сит­ся пред­мет ее люб­ви к сво­им роди­те­лям, то шанс оши­бить­ся очень велик. Если ее парень дер­зит сво­им «пред­кам», то это не сила, это уже наг­лость. И в один пре­крас­ный день их семей­ной жиз­ни, после оче­ред­но­го скан­да­ла, кула­ки сожмут­ся не при виде хули­га­нов, а при виде сво­ей раз­гне­ван­ной и непо­слуш­ной жены. Если парень не ува­жа­ет отца и мать, будет ли он ува­жать жену? Очень мало­ве­ро­ят­но. Поэто­му не трать­те год зна­ком­ства попу­сту, про­во­дя его где попа­ло, избе­гая роди­те­лей, кото­рые яко­бы меша­ют вам насла­ждать­ся обще­ни­ем. Поча­ще бывай­те в семье ваше­го избран­ни­ка и вни­ма­тель­но смот­ри­те не толь­ко на то, как он уха­жи­ва­ет за вами, но и за тем, как он обща­ет­ся с близ­ки­ми людь­ми, ведь их он уже не стес­ня­ет­ся. Здесь-то и мож­но уви­деть образ вашей буду­щей семьи.

Умный. Умный муж — это тоже пре­крас­но. Но есть насто­я­щая муд­рость, а есть лож­ная. Во-пер­вых, не надо путать муд­рость с обра­зо­ван­но­стью. Негра­мот­ный чело­век может быть во мно­го раз муд­рее уче­но­го. В семье тре­бу­ет­ся осо­бая муд­рость. Знать и пони­мать, где в кон­флик­те надо усту­пить, а где насто­ять, — это может дале­ко не каж­дый. Раз­гля­деть такую муд­рость в чело­ве­ке не лег­че, чем вер­ность. Ее раз­гля­дишь толь­ко тогда, когда чело­ве­ка зна­ешь не один год.

Обра­зо­ван­ный муж — тоже непло­хо. Но толь­ко тогда, когда к зна­ни­ям не при­ме­ша­но такое мерз­кое каче­ство души, как над­мен­ность. Зна­ния, к сожа­ле­нию, часто над­ме­ва­ют чело­ве­ка. И полу­чит­ся так, что хоте­ла вый­ти за умно­го, а вышла за над­мен­но­го. А когда муж пой­мет, что жена не может отли­чить Штра­у­са от Гайд­на или Дела­круа от Кло­да Моне, то будет отно­сить­ся к ней с над­мен­ным снисхождением.

Кста­ти, нуж­но доба­вить, что над­мен­ность и сама по себе наде­ва­ет мас­ку ума, даже если это­го ума нет. Я хоро­шо пом­ню одно­го моло­до­го чело­ве­ка, кото­рый при пер­вых встре­чах пора­жал сво­ей спо­соб­но­стью все обсуж­дать с очень зна­ю­щим видом. Это сра­зу вызы­ва­ло ува­же­ние к нему. Но поз­же выяс­ня­лось, что он ниче­го не пони­ма­ет в тех пред­ме­тах, о кото­рых так важ­но рас­суж­да­ет. И через несколь­ко меся­цев воз­ник­шее вна­ча­ле ува­же­ние к нему почти у всех зна­ко­мых сме­ня­лось раз­дра­же­ни­ем на него и даже пре­зре­ни­ем. Луч­ше будет, если неве­ста раз­бе­рет­ся в жени­хе до вступ­ле­ния в брак, чем потом тер­зать­ся, живя с над­мен­ным невежей.

И послед­няя на сего­дня чер­та буду­ще­го мужа — кра­со­та. Я крайне соли­да­рен с теми, кто счи­та­ет эту чер­ту необя­за­тель­ной в муже. Кра­си­вый муж — это опас­но. Кра­си­вый моло­дой чело­век (рав­но, как и девуш­ка) изба­ло­ван, как пра­ви­ло, вни­ма­ни­ем про­ти­во­по­лож­но­го пола. Поэто­му вели­ка опас­ность, что, когда в семье родит­ся ребе­нок и супру­га все свое вни­ма­ние пере­клю­чит на него, супруг из-за недо­стат­ка при­выч­но­го к себе вни­ма­ния неволь­но нач­нет искать его на сто­роне. Выход один — убе­дить­ся в его вер­но­сти. А это, как мы уже гово­ри­ли, про­ве­ря­ет­ся года­ми. Кра­си­вый и вер­ный муж — что может быть луч­ше? Но, к сожа­ле­нию, это очень ред­кое сочетание.

Все, что я гово­рил рань­ше о вступ­ле­нии в брак, под­ра­зу­ме­ва­ло, что вы всту­па­е­те в брак по влюб­лен­но­сти. Т.е. вы сами ище­те сво­е­го супру­га и нахо­ди­те. Но это не един­ствен­ный спо­соб всту­пать в брак. Ока­зы­ва­ет­ся, мож­но женить­ся или выхо­дить замуж, вовсе минуя эту ста­дию. Рань­ше подоб­ное про­ис­хо­ди­ло доволь­но часто, когда, напри­мер, неве­ста виде­ла сво­е­го жени­ха впер­вые толь­ко в хра­ме во вре­мя вен­ча­ния. Неда­ром же есть не толь­ко выра­же­ние «выхо­дить замуж», то есть самой выхо­дить, но и выра­же­ние «выда­вать замуж», когда выда­ют и осо­бо не спрашивают.

При­ве­ду рас­сказ мит­ро­по­ли­та Вени­а­ми­на (Фед­чен­ко­ва), при­ве­ден­ный в его мему­а­рах, о том, как его пра­дед женил его деда.

«Мама моя рас­ска­зы­ва­ла, что на ней, бабуш­ке, дедуш­ка наш женил­ся не по сво­е­му выбо­ру, а по воле роди­тель­ской, — как это дела­лось обыч­но в ста­ри­ну в про­стых сель­ских семьях и духо­вен­стве. Дело было так. В один зим­ний вечер отец дедуш­ки диа­кон Васи­лий (Оршев­ский) при­хо­дит в дом; а дедуш­ка Нико­лай, тогда еще моло­дой чело­век (поче­му-то не кон­чив­ший уче­ние в духов­ных шко­лах), лежал на печи.

— Нико­лай, а Нико­лай! — гово­рит отец дедуш­ке нашему.

— Что, батюш­ка?

— Я тебя решил женить.

— На ком, батюш­ка? — инте­ре­су­ет­ся жених.

— Да вот у отца Васи­лия (в селе этом, Оршев­ке, был дру­гой диа­кон, тоже по име­ни Васи­лий) хочу взять за тебя Надежду.

— Батюш­ка! Это рябую-то?! — воз­ра­жа­ет недо­воль­ный и неволь­ный жених. А бабуш­ка в дет­стве боле­ла оспою, и на ее лице оста­лось несколь­ко круп­ных, но совсем не пор­тя­щих лица ее рябин.

— Как?! — раз­гне­вал­ся пра­дед. — Да ты что? Я раз­ве тебе враг, а не отец? Я знаю, кого выби­раю тебе! Ну-ка, слезь с печи!

Дедуш­ка слез; а его отец взял рогач (каки­ми в печи ста­ви­ли у нас горш­ки и чугу­ны), да его по спине — раз, дру­гой — и «поучил».

Про­сти, батюш­ка, — запро­сил дедуш­ка. — Хоть на рябой, хоть на кри­вой, воля твоя!

И поже­ни­ли. И какой муд­рый был выбор: дедуш­ка был не совсем мир­но­го харак­те­ра; впо­след­ствии очень мно­го вина пил. И вот тако­му неспо­кой­но­му жени­ху Гос­подь послал сми­рен­ней­шую жену Надеж­ду. И она нико­гда не жало­ва­лась, нико­гда не суди­лась на дедуш­ку: все­гда была тихая-пре­ти­хая, мол­ча­ли­вая и кроткая».

Это мож­но назвать бра­ком по рас­че­ту, но не по мате­ри­аль­но­му рас­че­ту, а по духов­но­му. Быва­ет такое, что чело­век уже готов всту­пить в брак, но не может най­ти себе неве­сту. Веру­ю­щие моло­дые люди ино­гда в таких слу­ча­ях обра­ща­ют­ся к опыт­ным духов­ни­кам и спра­ши­ва­ют помо­щи. Свя­щен­ник может ука­зать: «Вот видишь девуш­ку, иди позна­комь­ся». Духов­ник, зная эту девуш­ку не толь­ко внешне, а зная ее внут­рен­нее состо­я­ние бла­го­да­ря испо­ве­ди, помо­га­ет моло­до­му чело­ве­ку сде­лать пра­виль­ный выбор. Я знаю несколь­ко чело­век, имен­но так всту­пив­ших в брак, они теперь свя­щен­ни­ки, и бра­ки их очень креп­кие. Эти пары, не зная прак­ти­че­ски друг дру­га, минуя ста­дию жени­ха и неве­сты, без вся­ких дол­гих уха­жи­ва­ний, ста­но­ви­лись мужем и женой.

Еще одна, теперь уже послед­няя, исто­рия на дан­ную тему, услы­шан­ная мной от одно­го мос­ков­ско­го свя­щен­ни­ка о сво­ем одно­класс­ни­ке по семи­на­рии. Что­бы стать свя­щен­ни­ком, к чему гото­вит­ся каж­дый семи­на­рист, надо быть либо мона­хом, либо жена­тым. А пока ты не совер­шил этот выбор, тебя не руко­по­ло­жат во свя­щен­ни­ки. Поэто­му часто быва­ет так, что уче­ба в семи­на­рии закан­чи­ва­ет­ся, моло­дой чело­век уже в послед­нем клас­се, надо заду­мы­вать­ся о свя­щен­стве, а под­хо­дя­щей пары для вступ­ле­ния в брак нет. Один семи­на­рист посту­пил так.

Помо­лив­шись, попро­сив у Бога помо­щи, он решил: «Пой­ду в Тро­иц­кий собор (глав­ный храм Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры, в сте­нах кото­рой нахо­дит­ся Мос­ков­ская Духов­ная семи­на­рия) и позна­ком­люсь с пер­вой девуш­кой, что вый­дет из него». Так и сде­лал. И Гос­подь дей­стви­тель­но послал ему очень хоро­шую матуш­ку. Брак был очень счаст­ли­вым, и у них роди­лось восемь детей. Но, конеч­но, что­бы решить­ся на такой шаг, надо иметь боль­шую веру в помощь Божию. Но зато этот чело­век полу­чил неве­сту пря­мо из рук Божи­их. И нель­зя ска­зать, что он посту­пил без­рас­суд­но. В его поступ­ке был тоже духов­ный рас­чет. Ведь выби­рать неве­сту он пошел не к две­рям ресто­ра­на, а к две­рям хра­ма, а пото­му нашел не какую-то вер­ти­хвост­ку, а чело­ве­ка глу­бо­ко верующего.

Итак, это еще один рецепт. Всту­пать в брак мож­но и по духов­но­му рас­че­ту, без влюб­лен­но­стей и уха­жи­ва­ний. Духов­ный рас­чет заклю­ча­ет­ся в том, что чело­век рас­счи­ты­ва­ет на опыт стар­ших (напри­мер, роди­те­лей), духов­ни­ка или непо­сред­ствен­но на помощь Божию. Но этот рецепт подой­дет толь­ко веру­ю­ще­му человеку.

Беседа 3. Дети

В про­шлой бесе­де мы уже гово­ри­ли, что появ­ле­ние детей изме­ня­ет семью, она слов­но вто­рой раз рож­да­ет­ся. Без детей очень труд­но про­явить­ся насто­я­щей люб­ви, посколь­ку супру­ги без детей замкну­ты сами на себе и любят толь­ко друг дру­га. Насто­я­щая любовь, по выра­же­нию Сент-Экзю­пе­ри, воз­ни­ка­ет тогда, когда супру­ги начи­на­ют смот­реть в одну сто­ро­ну, то есть учат­ся вме­сте любить дру­гих людей. Если супру­ги не хотят иметь детей, то в этом есть что-то подо­зри­тель­ное. Пару лет назад я слу­чай­но посмот­рел теле­пе­ре­да­чу, посвя­щен­ную про­бле­ме рож­да­е­мо­сти. Одна моло­дая пара из зала заяви­ла о сво­ей пози­ции по дан­но­му вопро­су: «Мы с супру­гой реши­ли, что все про­бле­мы в семье: раз­до­ры, ссо­ры, скан­да­лы — быва­ют из-за детей. Поэто­му мы реши­ли сте­ри­ли­зо­вать­ся». Напо­ми­наю, что сте­ри­ли­за­ция — это опе­ра­ция, после кото­рой чело­век нико­гда не смо­жет иметь детей. Мне такая пози­ция кажет­ся настоль­ко дикой, что до сих пор я не могу пове­рить, что ска­зан­ное этой моло­дой парой было прав­дой. Ско­рее все­го, это был оче­ред­ной трюк в ток-шоу — для под­дер­жа­ния инте­ре­са к теме эту пару за опре­де­лен­ную сум­му попро­си­ли ска­зать то, что хоте­ли авто­ры передачи.

Итак, дети (или хотя бы один ребе­нок) в семье долж­ны появить­ся. Сего­дня я буду гово­рить о том, кто такой ребе­нок, како­ва его связь с роди­те­ля­ми, како­ва связь телес­ная и связь духовная.

Нач­ну с духов­ной свя­зи меж­ду роди­те­ля­ми и ребен­ком. Сре­ди неве­ру­ю­щих людей, а сей­час, когда нет доста­точ­но­го про­све­ще­ния сре­ди при­хо­жан, и сре­ди веру­ю­щих людей крайне рас­про­стра­не­но одно заблуж­де­ние о духов­ной жиз­ни ребен­ка. Обыч­но счи­та­ет­ся так. Вот мама при­нес­ла ребе­ноч­ка из род­до­ма. Берешь его на руч­ки — чистый анге­ло­чек, толь­ко кры­лы­шек не хва­та­ет. Душа его — чистый лист бума­ги, еще нет на ней ни одно­го гряз­но­го пят­ныш­ка. Хочет­ся уми­лять­ся, и страш­но даже при­ка­сать­ся к нему, что­бы не зама­рать его чистую душень­ку. На самом деле все не так! Ока­зы­ва­ет­ся, когда мама при­нес­ла ребе­ноч­ка домой из род­до­ма, ему вовсе не пять-семь дней, ему — уже девять меся­цев! Цер­ковь Хри­сто­ва все­гда зна­ла, что жизнь чело­ве­ка начи­на­ет­ся с момен­та зача­тия. От роди­те­лей — тело, а от Бога — душа, и дает­ся она в момент зача­тия. Это уже малень­кий чело­ве­чек. Его тело состо­ит из двух, четы­рех, вось­ми и т.д. кле­то­чек, и у него есть душа, поэто­му он уже пол­но­цен­ный чело­век — с душою и телом. И абор­ты по цер­ков­ным кано­нам при­рав­ни­ва­лись к насто­я­щим убийствам.

Так вот, ребен­ку уже девять меся­цев, и за этот срок его душа, как пра­ви­ло, ока­зы­ва­ет­ся испач­кан­ной уже мно­же­ством гре­хов. Каких? Ведь он еще не сде­лал ни одно­го шага, не про­из­нес ни одно­го сло­ва, не сде­лал ни одно­го само­сто­я­тель­но­го поступка!

Настоль­ко силь­на духов­ная связь ребен­ка с роди­те­ля­ми, что каж­дый грех роди­те­лей ложит­ся тем­ной печа­тью на душу ребен­ка. Мама и папа вече­ром садят­ся перед теле­ви­зо­ром, что­бы посмот­реть непри­стой­ный фильм. Их доч­ка нахо­дит­ся еще в утро­бе мате­ри, она ниче­го не видит и почти ниче­го не слы­шит. Но грех роди­тель­ский отпе­ча­ты­ва­ет­ся на ее душе. Потом, через пят­на­дцать-шест­на­дцать лет, роди­те­ли будут раз­во­дить рука­ми и удив­лять­ся: «Отку­да это в ней? Мы ее вос­пи­ты­ва­ли в стро­го­сти, ниче­го непри­стой­но­го в сво­ей жиз­ни она нико­гда не виде­ла, подру­ги у нее все при­лич­ные. Ну поче­му она вырос­ла такой гуля­щей?!» Да, ей ниче­го не пока­зы­ва­ли, но сами вели себя блуд­но: в ком­па­нии дру­зей мама мог­ла себе поз­во­лить пофлир­то­вать, папа на ули­це и рабо­те часто загля­ды­вал­ся на корот­кие юбки, вме­сте по вече­рам, уло­жив детей, мама и папа поз­во­ля­ли себе чте­ние буль­вар­ных ста­тей, с инте­ре­сом обсуж­дая ста­тьи об интим­ных подроб­но­стях жиз­ни зна­ме­ни­тых людей. Ребе­нок ниче­го это­го не видел, но на душе оста­вал­ся отпе­ча­ток гре­ха. Напри­мер, папа поз­во­лил себе ста­щить с заво­да хоро­ший инстру­мент и он пони­ма­ет, что сыну знать об этом непо­лез­но. «А‑то вырас­тет вором!» — дума­ет про себя отец. Но потом этот горе-отец так нико­гда и не пой­мет, поче­му из его кар­ма­на про­па­да­ют день­ги, ведь он сына это­му не учил. Тако­ва осо­бен­ность духов­ной свя­зи — мать не видит сына, но чув­ству­ет его боль; сын не видит гре­ха роди­те­лей, но при­об­ре­та­ет склон­ность к нему.

Но не все так страш­но. Бла­го­да­ря духов­ной свя­зи пере­да­ют­ся не толь­ко гре­хи. Свя­тость, пра­вед­ность так­же отпе­ча­ты­ва­ет­ся на детях. В Пра­во­слав­ной Церк­ви мно­гие свя­тые име­ли пра­вед­ных роди­те­лей, напри­мер, роди­те­ли пре­по­доб­но­го Сер­гия Радо­неж­ско­го были свя­ты­ми, роди­те­ли свя­ти­те­ля Васи­лия Вели­ко­го вос­пи­та­ли несколь­ких детей, кото­рые про­слав­ле­ны в лике святых.

Мож­но ска­зать так: вся духов­ная жизнь детей про­хо­дит через роди­те­лей. Ребе­нок с момен­та сво­е­го появ­ле­ния (то есть с зача­тия) хочет молить­ся, душа его тре­бу­ет это­го. Ребе­но­чек про­сы­па­ет­ся утром на кро­ват­ке, потя­ги­ва­ет­ся, душа его хочет помо­лить­ся Богу, но сам он не может, это долж­ны сде­лать за него роди­те­ли. А мама вста­ет с посте­ли и идет на кух­ню гото­вить зав­трак. Она пони­ма­ет, что ребе­нок сам гото­вить еду не уме­ет, хотя есть очень даже хочет, поэто­му она долж­на за него все при­го­то­вить и поло­жить ему в рот. Но она не пони­ма­ет, что молить­ся он тоже хочет и тоже не уме­ет, поэто­му она долж­на встать с утра и помо­лить­ся, потом пере­кре­стить ребен­ка и уже потом пой­ти на кух­ню гото­вить еду.

О том, что дети могут молить­ся уже в утро­бе мате­ри, явно вид­но из жития пре­по­доб­но­го Сер­гия. Одна­жды мать пре­по­доб­но­го, когда он уже был у нее в утро­бе, моли­лась во вре­мя Литур­гии. И в три самых важ­ных момен­та Литур­гии все в хра­ме явно слы­ша­ли, как ребе­нок из утро­бы подал свой голос. Настоль­ко мать про­ник­но­вен­но моли­лась, что ребе­нок из утро­бы подал голос! Конеч­но, это чудо Божие, пото­му что дети в утро­бе не кри­чат, точ­нее, они могут закри­чать, у них для это­го все гото­во, но у них нет воз­ду­ха, вокруг них толь­ко око­ло­плод­ная жид­кость. Но Гос­подь пока­зы­ва­ет это чудо, что­бы мы не сомне­ва­лись, что дети могут молить­ся, еще не родив­шись. Они молят­ся не сло­ва­ми, они их не зна­ют, но душа их может почув­ство­вать устрем­ле­ние мате­ри к Богу во вре­мя молит­вы, они могут устре­мить­ся сво­ей душой туда же и испы­тать ту же радость молит­вы, что охва­ты­ва­ет мать.

Еще одна исто­рия, теперь уже совре­мен­ная, рас­ска­зан­ная одной из при­хо­жа­нок о сво­ей зна­ко­мой. Эта при­хо­жан­ка рань­ше рабо­та­ла с моло­де­жью, и одна­жды к ней захо­дит девуш­ка, что­бы про­сто поси­деть, без вся­ко­го пово­да. Вид у нее был не очень весе­лый, а потом она неожи­дан­но ста­ла бить себя со зло­стью в живот. «Что ты дела­ешь?» — «Не хочу его!» Ста­ло ясно, что она забе­ре­ме­не­ла и хоте­ла изба­вить­ся от ребен­ка. При­мер­но в таком же духе про­шла вся бере­мен­ность. Эта девуш­ка ста­ра­лась про­стыть, она нароч­но тас­ка­ла тяже­сти, но на аборт не пошла и все же роди­ла ребен­ка. После его рож­де­ния в ней про­бу­ди­лись нор­маль­ные мате­рин­ские чувства.

Она не чая­ла души в сво­ем ребен­ке, он стал для нее самым доро­гим суще­ством. Семей­ная жизнь у нее не сло­жи­лась, и сын стал един­ствен­ным близ­ким, род­ным чело­ве­ком, един­ствен­ным уте­ше­ни­ем для мате­ри. Но самое страш­ное, что сын, когда вырос, стал страш­но нена­ви­деть свою мать. Она тер­пе­ла от него уни­же­ния и побои, а он ее ни во что не ста­вил. Поче­му так полу­чи­лось? Ока­зы­ва­ет­ся, тот заряд нена­ви­сти к себе, кото­рый он полу­чил от мате­ри еще в утро­бе, она так и не смог­ла в нем пога­сить после его рож­де­ния. Мож­но ска­зать, что, ско­рее все­го, она его бало­ва­ла, непра­виль­но вос­пи­ты­ва­ла, но этим до кон­ца все рав­но не объ­яс­нить той нена­ви­сти, что он испы­ты­вал имен­но к матери.

Все, что про­ис­хо­дит с ребен­ком в утро­бе, будет отра­жать­ся на нем в тече­ние всей жиз­ни; впе­чат­ле­ния от того воз­рас­та самые глу­бо­кие. Одна­жды одно­го дет­ско­го вра­ча спро­си­ла одна из мам: «Док­тор, когда мне начать вос­пи­ты­вать сво­е­го ребен­ка?» — «Сколь­ко ему уже?» — «Пол­го­да». — «Вы опоз­да­ли на пол­го­да», — отве­тил врач. Как свя­щен­ник я бы ска­зал, что мама опоз­да­ла на гораз­до боль­ший срок.

Здесь мне хоте­лось бы заме­тить сле­ду­ю­щее. Ведь у вас может воз­ник­нуть вполне закон­ный недо­умен­ный вопрос: «Как же так? Поче­му гре­шат одни, а грех пере­хо­дит на дру­гих? Как может грех пере­да­вать­ся дру­го­му человеку?»

Очень часто сре­ди людей рас­про­стра­не­но совер­шен­но непра­во­слав­ное пред­став­ле­ние о гре­хе. Счи­та­ет­ся, что грех — это про­вин­ность перед Богом, кото­рую Он может про­стить или не про­стить чело­ве­ку. Но грех — это не про­вин­ность. Вина одно­го чело­ве­ка дей­стви­тель­но не может перей­ти на дру­го­го чело­ве­ка. Если чело­век украл 100 руб­лей у сво­е­го сосе­да, то пре­тен­зии сосе­да к сыну вора будут совер­шен­но необоснованными.

Кто украл, тот и дол­жен воз­вра­щать укра­ден­ное. Грех по пра­во­слав­но­му уче­нию — это не про­вин­ность, а болезнь души, а болез­ни очень лег­ко пере­да­ют­ся дру­гим. Если чело­век совер­шил кра­жу, то вина за эту кра­жу на сына не перей­дет, но болезнь души, склон­ность к воров­ству, к сыну очень даже перейдет.

Дру­гая иллю­стра­ция. Семья едет на машине. За рулем сидит отец, рядом — мать, сза­ди — дет­ки. Отец нару­ша­ет пра­ви­ла дорож­но­го дви­же­ния, обго­ня­ет в непо­ло­жен­ном месте, навстре­чу неожи­дан­но выле­та­ет авто­мо­биль. Что­бы избе­жать пря­мо­го столк­но­ве­ния, отец выво­ра­чи­ва­ет руль и вся семья отправ­ля­ет­ся в кювет. Кто вино­ват в ава­рии? Ясно, что толь­ко один чело­век — отец. А кого пове­зут в боль­ни­цу? Толь­ко одно­го отца? Нет, пове­зут всех, пото­му что вся семья иска­ле­че­на по вине одно­го. На них вины нет, но лечить­ся надо. Так же и грех. Гре­шит один — мама или папа, а лечить­ся от гре­ха, от склон­но­сти к это­му гре­ху будут и дет­ки. Они долж­ны будут в буду­щем бороть­ся с той стра­стью, что в них посе­я­на роди­те­ля­ми. Они, дети, будут ходить на испо­ведь и сво­и­ми пока­ян­ны­ми сле­за­ми смы­вать этот грех.

А гово­рить, что это неспра­вед­ли­во, — нера­зум­но. Ведь мы же не гово­рим о неспра­вед­ли­во­сти, когда один в семье зара­жа­ет­ся грип­пом, а от него зара­жа­ют­ся все осталь­ные чле­ны семьи.

Итак, под­во­дя ито­ги ска­зан­но­му о духов­ной свя­зи роди­те­лей и детей, мож­но ска­зать, что в духов­ном смыс­ле дети — это про­дол­же­ние сво­их роди­те­лей, они — кусоч­ки их тела. Про­ве­сти грань меж­ду ними очень сложно.

В плане же телес­ном связь меж­ду роди­те­ля­ми и детьми несколь­ко иная. Жизнь ребен­ка начи­на­ет­ся с момен­та зача­тия, и боль­шин­ство людей оши­боч­но счи­та­ют, что ребе­нок в утро­бе мате­ри — это кусо­чек ее тела (в чисто физио­ло­ги­че­ском смыс­ле). Этим, кста­ти, очень часто оправ­ды­ва­ют абор­ты: «Мое тело, что хочу, то и делаю». Но в этих сло­вах заклю­че­на огром­ная ложь.

Во-пер­вых, ребе­нок с момен­та зача­тия не при­над­ле­жит роди­те­лям хотя бы уже пото­му, что в его появ­ле­нии участ­во­ва­ли не толь­ко они. В каж­дом зача­тии незри­мо при­сут­ству­ет Бог.

Веру­ю­щие люди все­гда это зна­ли. Две клет­ки — от мужа и от жены — обра­зу­ют еди­ную клет­ку, но это еще не чело­век, а вот Гос­подь дает этой кле­точ­ке душу, и теперь это уже пол­но­цен­ный чело­ве­чек. Роди­те­ли не управ­ля­ют про­цес­сом рож­де­ния ребен­ка. Детей дает Бог. Кому-то дает мно­го, кому-то мало. Недав­но мне попа­лись на гла­за рас­суж­де­ния одно­го гине­ко­ло­га, кото­рый гово­рил, что тай­на зача­тия оста­ет­ся тай­ной, пото­му что никто не может объ­яс­нить, поче­му у двух здо­ро­вых семей, кото­рые хотят детей, в одной — восемь деток, а в дру­гой — лишь один.

Во-вто­рых, любо­му школь­ни­ку, кото­рый изу­чал био­ло­гию в 9‑м клас­се, долж­но быть уже извест­но: ребе­нок в утро­бе никак не явля­ет­ся частью мате­ри, он — не ее тело, он — не один из ее орга­нов. Что же такое ребе­нок в утро­бе сво­ей мате­ри? Кто он для нее с точ­ки зре­ния физиологии?

Нач­ну несколь­ко изда­ле­ка. Неко­то­рые низ­шие орга­низ­мы могут раз­мно­жать­ся поч­ко­ва­ни­ем или деле­ни­ем попо­лам. Отщип­нул веточ­ку от дере­ва, поса­дил в зем­лю, гля­дишь, новое дере­во вырос­ло. Но так быва­ет толь­ко у рас­те­ний. С живот­ны­ми все уже слож­нее. Давай­те взгля­нем на более высо­ко­раз­ви­тые орга­низ­мы, напри­мер рыб. Опло­до­тво­рен­ная икрин­ка нахо­дит­ся вне мате­рин­ско­го орга­низ­ма. Даже зача­тие, то есть опло­до­тво­ре­ние, про­ис­хо­дит вне мате­ри-рыбы. В икрин­ке есть все необ­хо­ди­мое для того, что­бы в ней раз­ви­вал­ся малек, кото­рый потом «вылу­пит­ся» из икрин­ки. Икра явля­ет­ся очень цен­ным пита­тель­ным про­дук­том, пото­му что там зало­же­ны все веще­ства для роста буду­щей рыбеш­ки. Нико­му в голо­ву не при­дет ска­зать, что заро­дыш в икрин­ке — это часть мате­рин­ско­го орга­низ­ма. Под­ни­мем­ся еще выше, взгля­нем на птиц. У них зача­тие про­ис­хо­дит уже в орга­низ­ме мате­ри. Кури­ца снес­ла яйцо, и в этом яйце есть все необ­хо­ди­мое для того, что­бы в нем раз­ви­вал­ся цып­ле­нок. Но толь­ко одних веществ, зало­жен­ных в яйце, уже мало для роста цып­лен­ка, ему еще нуж­но теп­ло, поэто­му кури­ца выси­жи­ва­ет яйца. Вновь видим, что на всем эта­пе раз­ви­тия заро­ды­ша в яйце он не может счи­тать­ся частью мате­рин­ско­го орга­низ­ма, он чет­ко отде­лен от него твер­дой скор­лу­пой. Под­ни­мем­ся еще выше, взгля­нем на мле­ко­пи­та­ю­щих. Это еще более высо­ко­раз­ви­тые живот­ные, и для раз­ви­тия заро­ды­шей тре­бу­ет­ся еще боль­ше усло­вий. Труд­но пред­ста­вить, какое нуж­но яйцо, в кото­ром бы мог раз­ви­вать­ся сло­не­нок. Слож­ность орга­низ­ма тре­бу­ет мно­го боль­ше­го, чем у птиц и рыб, вре­ме­ни раз­ви­тия заро­ды­ша, а сле­до­ва­тель­но, и веществ в это яйцо надо зало­жить в несколь­ко раз боль­ше. Поэто­му даже для тако­го мало­го живот­но­го, как мышь, потре­бо­ва­лось бы такое яйцо, кото­рое мама-мышь нико­гда бы не смог­ла сне­сти, оно долж­но было бы быть не мень­ше самой мате­ри. Поэто­му Гос­подь устро­ил ина­че: Он поса­дил это яйцо, эту икрин­ку в утро­бу самой мате­ри. И ребе­нок, рав­но как и какой-нибудь жере­бе­нок или коте­нок, в утро­бе мате­ри нахо­дит­ся, слов­но в мяг­ком яйце, кото­рое при­со­еди­не­но к мате­рин­ско­му орга­низ­му, но не сли­ва­ет­ся с ним.

Ни одна капель­ка кро­ви мате­ри не попа­да­ет в кро­ве­нос­ную систе­му ребен­ка! Я сам дол­гое вре­мя нахо­дил­ся в заблуж­де­нии, наив­но пола­гая, что через пупо­ви­ну кровь мате­ри идет к ребен­ку. Вовсе нет. Ина­че отку­да бы мог­ли появ­лять­ся дети с груп­пой кро­ви, отли­ча­ю­щей­ся от мате­рин­ской? В учеб­ни­ке 9‑го клас­са по био­ло­гии, по кото­ро­му учит­ся боль­шин­ство детей во всех шко­лах Рос­сии, есть очень хоро­ший рису­нок. Ребе­нок нахо­дит­ся в жид­ко­сти в око­ло­плод­ном пузы­ре. Пупо­ви­на ребен­ка при­со­еди­не­на к пла­цен­те, а пла­цен­та при­со­еди­не­на к мат­ке мате­ри. Но есть очень чет­кая грань меж­ду пла­цен­той и мат­кой — это не две части одно­го орга­на, а два раз­ных орга­на, при­над­ле­жа­щих раз­ным людям, один — ребен­ку, дру­гой — мате­ри. С одной сто­ро­ны этой гра­ни от мате­ри через мно­же­ство капил­ляр­ных сосу­дов под­хо­дят все необ­хо­ди­мые веще­ства, а с дру­гой сто­ро­ны этой гра­ни­цы дру­гое мно­же­ство капил­ляр­ных сосу­дов пла­цен­ты впи­ты­ва­ет все эти веще­ства. Но вновь повто­рю: ни одна кап­ля кро­ви мате­ри не может пре­одо­леть эту гра­ни­цу, толь­ко пита­тель­ные веще­ства пере­хо­дят ее.

Учебник биологии 9-го класса

Мож­но сме­ло ска­зать, что ребе­нок в утро­бе мате­ри — это совер­шен­но отдель­ный орга­низм, кото­рый дан мате­ри на вре­мен­ное оби­та­ние в ее утро­бе для пита­ния. Гово­рить: «Мой ребе­нок во мне — это часть мое­го тела, и я имею на него все пра­ва», — никак не пра­во­мер­но. Это то же самое, что гово­рить, что чело­век раз­мно­жа­ет­ся поч­ко­ва­ни­ем, что несвой­ствен­но даже чер­вям. Око­ло­плод­ный пузырь — это и есть то яйцо или икрин­ка, в кото­ром раз­ви­ва­ет­ся ребе­нок как отдель­ный от мате­ри орга­низм. Еще раз повто­рю: ребе­нок дан мате­ри для пита­ния, но он не часть ее орга­низ­ма. Кем дан? Богом и отцом ребен­ка! Мать без воли отца не име­ет пра­ва (не юри­ди­че­ско­го, а мораль­но­го) делать что-либо с ребен­ком. Мать будет отве­чать и перед Богом за все, что она сде­ла­ла с ним. Хочешь ампу­ти­ро­вать ногу? Ампу­ти­руй, если хочешь, она — твоя. Хочешь убить ребен­ка во чре­ве — не име­ешь пра­ва, он — не твой! Пред­ста­вим себе кар­ти­ну. Папа и мама сроч­но уез­жа­ют по неот­лож­но­му делу, остав­ля­ют ребен­ка сосед­ке, что­бы она его кор­ми­ла, уха­жи­ва­ла за ним, пока их не будет. Роди­те­ли воз­вра­ща­ют­ся, а сосед­ка и гово­рит: «Нет ребе­ноч­ка, он был мой, что хоте­ла, то и сде­ла­ла с ним, вам-то что?»

Если связь духов­ная роди­те­лей с ребен­ком тако­ва, что ребе­нок — это кусо­чек роди­те­лей, их неот­де­ли­мая часть, то телес­ная связь — наобо­рот, уже с момен­та зача­тия мать и дитя — это совер­шен­но отдель­ные организмы.

Беседа 4. Зачатие

(15 минут + фильм «УЗИ»)

Сего­дня мы посмот­рим фильм «УЗИ: сви­де­тель­ства о ран­них ста­ди­ях жиз­ни». Этот фильм снят в Аме­ри­ке и постро­ен на кад­рах, полу­чен­ных бла­го­да­ря уль­тра­зву­ко­вой тех­но­ло­гии, широ­ко при­ме­ня­е­мой сейчас.

Мне хоте­лось бы, что­бы вы сво­и­ми гла­за­ми уви­де­ли тот про­стой факт, что жизнь ребен­ка дей­стви­тель­но начи­на­ет­ся с момен­та зача­тия, задол­го до соб­ствен­но рож­де­ния его на свет. А перед филь­мом я попы­та­юсь затро­нуть очень важ­ную тему — зачатие.

Преж­де все­го, не надо думать, что Цер­ковь гну­ша­ет­ся темой зача­тия ребен­ка, как буд­то веру­ю­щие люди счи­та­ют это чем-то гнус­ным, стыд­ным, что не под­ле­жит широ­ко­му обсуж­де­нию, а если и обсуж­да­ет­ся, то толь­ко с пози­ции осуж­де­ния. Вовсе не так. Дей­стви­тель­но, в Церк­ви ред­ко широ­ко обсуж­да­ет­ся эта тема, но не пото­му, что она очень непри­стой­ная, а наобо­рот, пото­му, что она слиш­ком воз­вы­шен­ная. Цер­ковь отно­сит­ся к момен­ту зача­тия с долж­ным бла­го­го­ве­ни­ем и про­сто так, похо­дя, обсуж­дать эту тему не будет.

В момент зача­тия каж­до­го чело­ве­ка все­гда при­сут­ству­ет Бог, даю­щий душу малень­ко­му чело­веч­ку, тело кото­ро­го в этот момент состо­ит все­го из одной кле­точ­ки, полу­чив­шей­ся в резуль­та­те сли­я­ния двух роди­тель­ских кле­ток. При­сут­ствие Божие в момент зача­тия не поз­во­ля­ет отно­сить­ся к нему как к гнус­но­му акту, кото­рый и совер­ша­ет­ся-то в тем­но­те. Гнус­ным явля­ет­ся толь­ко одно — блуд, кото­рый име­ет мало обще­го с чистым супру­же­ским соеди­не­ни­ем, бла­го­слов­лен­ным от Бога. Блуд не име­ет сво­ей целью зача­тие, при этом, как пра­ви­ло, исполь­зу­ют­ся про­ти­во­за­ча­точ­ные сред­ства, и для блуд­ни­ков при­сут­ствие Божие в дан­ный момент явно явля­ет­ся лишним.

Вопрос о том, явля­ет­ся ли супру­же­ское соеди­не­ние чем-то сквер­ным, воз­ни­кал уже у пер­вых хри­сти­ан. Апо­стол Павел в одном из посла­ний пишет: «Брак честен и ложе несквер­но». Конеч­но же, име­ет­ся в виду супру­же­ское ложе закон­ных супру­гов, а не ложе блуд­ни­ков или измен­ни­ков. Еще одно сви­де­тель­ство, теперь уже чет­вер­то­го века. В это вре­мя появи­лись люди, кото­рые гово­ри­ли, что свя­щен­ник не дол­жен иметь супру­же­ско­го обще­ния со сво­ей женой, а неко­то­рые даже отка­зы­ва­лись при­ча­щать­ся у этих свя­щен­ни­ков. И вновь Цер­ковь со всей ясно­стью засви­де­тель­ство­ва­ла на Ган­гр­ском собо­ре в ответ на это заблуж­де­ние, что те, кто гну­ша­ют­ся жена­ты­ми свя­щен­ни­ка­ми, счи­тая, что брак осквер­ня­ет их, сами отлу­ча­ют­ся от Церк­ви как еретики.

То, что зача­тие не свя­за­но ни с какой сквер­ной, мож­но уви­деть и из сле­ду­ю­ще­го. В Пра­во­слав­ной Церк­ви даже есть празд­ни­ки, кото­рые посвя­ще­ны зача­тию. Напри­мер, празд­ник зача­тия Божи­ей Мате­ри в утро­бе Ее мате­ри — пра­вед­ной Анны, или зача­тие Иоан­на Пред­те­чи в утро­бе пра­вед­ной Ели­за­ве­ты. Дей­стви­тель­но, это — празд­ник. Чело­век еще не родил­ся, но мы зна­ем, что он уже есть.

Сей­час я по рядам пущу ико­ну одно­го из этих празд­ни­ков. Как видим, Цер­ковь не гну­ша­ет­ся собы­ти­ем зача­тия, но даже изоб­ра­жа­ет ико­ны празд­ни­ков, свя­зан­ных с зача­ти­ем. Конеч­но, на иконе мы видим не постель­ную сце­ну, а услов­ное цело­муд­рен­ное изоб­ра­же­ние супру­же­ской бли­зо­сти. Супру­ги, а это пра­вед­ные Иоаким и Анна, роди­те­ли Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы, сто­ят рядом друг с дру­гом в дви­же­нии, напо­ми­на­ю­щем цело­муд­рен­ное скром­ное лоб­за­ние. Все! Это­го вполне доста­точ­но, что­бы ука­зать на телес­ное един­ство супру­гов в зачатии.

праведные Иоаким и Анна

Обра­щаю ваше вни­ма­ние на то, что пра­вед­ные Иоаким и Анна два­жды изоб­ра­же­ны на иконе. По кра­ям ико­ны есть их изоб­ра­же­ния во вре­мя молит­вы. О чем они молят­ся? Они были уже пре­ста­ре­лы­ми, но не име­ли детей, за что от людей на них сыпа­лись обви­не­ния в каких-то тай­ных гре­хах, за кото­рые Гос­подь яко­бы и не дает им детей. И после оче­ред­но­го уни­же­ния супру­ги слез­но моли­лись о сня­тии с них это­го поно­ше­ния. После этой горя­чей молит­вы Гос­подь посы­ла­ет им дитя — Божию Матерь. Итак, пра­вед­ные супру­ги молят­ся о даро­ва­нии им дитя­ти, молят­ся перед зачатием.

Эта молит­ва не явля­ет­ся какой-то ред­ко­стью. Молит­ва перед зача­ти­ем была на устах мно­гих пра­вед­ных супру­гов. Впер­вые молит­ва перед супру­же­ским соеди­не­ни­ем при­во­дит­ся в кни­ге Товит, в 8‑й гла­ве. Эта кни­га была напи­са­на задол­го до Рож­де­ства Хри­сто­ва, поэто­му мож­но точ­но ска­зать, что тра­ди­ция молить­ся перед зача­ти­ем име­ет более чем двух­ты­ся­че­лет­нюю историю.

И сей­час веру­ю­щие супру­ги ста­ра­ют­ся молить­ся перед зача­ти­ем ребен­ка. Ребе­нок, зача­тый после такой молит­вы, будет освя­щать­ся в утро­бе мате­ри с само­го сво­е­го зачатия.

После филь­ма

Фильм, по-мое­му, уди­ви­тель­ный, и ком­мен­ти­ро­вать его, навер­ное, бес­по­лез­но. Мне толь­ко хоте­лось, что­бы вы запом­ни­ли неко­то­рые фак­ты, упо­ми­на­е­мые в этом фильме.

Пер­вое. Уже через 18 дней после зача­тия начи­на­ет бить­ся сер­деч­ко малень­ко­го чело­веч­ка. Мама, как пра­ви­ло, толь­ко начи­на­ет дога­ды­вать­ся о сво­ей бере­мен­но­сти, а ребе­нок уже настоль­ко боль­шой, что при­хо­дит в дей­ствие его соб­ствен­ная систе­ма кровообращения.

Вто­рое. В 10 недель ребе­нок в утро­бе ска­чет, вер­тит­ся, кувыр­ка­ет­ся так, как не смо­жет сде­лать это­го после рож­де­ния. В филь­ме было пре­крас­но вид­но, насколь­ко бур­ная жизнь у ребен­ка это­го воз­рас­та. Мама же почув­ству­ет его дви­же­ния толь­ко в четы­ре меся­ца. А мно­гие роди­те­ли дума­ют, что ребе­нок толь­ко на этом сро­ке бере­мен­но­сти дела­ет свои пер­вые скром­ные дви­же­ния. Но это не так. Орга­ны ребен­ка пол­но­стью сфор­ми­ро­ва­ны уже в 12 недель. В остав­ше­е­ся же вре­мя ребе­нок про­сто растет.

Дей­стви­тель­но, мож­но ска­зать, что уль­тра­зву­ко­вые иссле­до­ва­ния силь­но изме­ни­ли пред­став­ле­ния о жиз­ни ребен­ка до его рождения.

Как пра­ви­ло, после бесе­ды мною пред­ла­га­лись листов­ки, состав­лен­ные в цен­тре «Жизнь», в кото­рых ука­за­ны основ­ные эта­пы фор­ми­ро­ва­ния ребен­ка в утробе.

Беседа 5. Грехи против семьи

Сей­час семья нахо­дит­ся в состо­я­нии кра­ха. Семьи рас­па­да­ют­ся в огром­ном коли­че­стве. Нам же с вами важ­но знать, что рас­пад семьи про­ис­хо­дит посте­пен­но. Сна­ча­ла воз­ни­ка­ет мно­же­ство тре­щи­нок в сою­зе муж­чи­ны и жен­щи­ны, а потом вдруг про­ис­хо­дит малей­шее испы­та­ние и семья рушит­ся, но начи­на­ет­ся этот про­цесс задол­го до сво­е­го завер­ше­ния в виде раз­во­да. Эти тре­щин­ки — гре­хи про­тив семьи, их мно­го, и часто они вовсе не счи­та­ют­ся гре­ха­ми. Но необ­хо­ди­мо, что­бы каж­дый из вас знал, где и когда мы совер­ша­ем гре­хов­ные поступ­ки, кото­рые поне­мно­гу раз­ру­ша­ют наши семьи. Это необ­хо­ди­мо знать, что­бы попы­тать­ся избе­жать этих гре­хов или хотя бы попро­бо­вать испра­вить их как мож­но раньше.

Подоб­но тому как мы выде­ля­ли три эта­па в раз­ви­тии отно­ше­ний меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной (жених и неве­ста, муж и жена, отец и мать), мы рас­смот­рим гре­хи про­тив семьи соот­вет­ствен­но на каж­дом эта­пе. Но для хро­но­ло­ги­че­ской точ­но­сти мне при­дет­ся вве­сти еще один этап — до зна­ком­ства. Ока­зы­ва­ет­ся, гре­хи, раз­ру­ша­ю­щие буду­щую семью, мож­но совер­шить еще даже до сво­е­го зна­ком­ства с буду­щим мужем. Рас­пре­де­ле­ние гре­хов по отдель­ным эта­пам, конеч­но, несколь­ко услов­но, оно нуж­но толь­ко для некой систе­ма­ти­за­ции гре­хов, и гре­хи, услов­но отне­сен­ные к одно­му эта­пу, очень даже могут при­сут­ство­вать на любой ста­дии семей­ных отношений.

До зна­ком­ства

Я выде­лю здесь один важ­ный момент, свя­зан­ный с поис­ком зна­ком­ства. Сей­час я буду боль­ше гово­рить о девуш­ках, но не пото­му, что они боль­ше склон­ны к тем ошиб­кам, кото­рые будут рас­смат­ри­вать­ся, но про­сто пото­му, что на их при­ме­ре мож­но ярче пока­зать эти ошибки.

Взгля­нем на совре­мен­ную деви­цу, кото­рая более-менее сле­дит за сво­ей внеш­но­стью и пыта­ет­ся не отстать от моды. Гля­дя на совре­мен­ную моду, я обыч­но при­хо­жу в ужас. Како­во пра­во­слав­ное отно­ше­ние к одеж­де? Взгля­нем на мою одеж­ду. Одеж­да свя­щен­ни­ка мак­си­маль­но скры­ва­ет его тело. Вооб­ще нор­маль­ная цель нор­маль­ной одеж­ды — скры­вать тело чело­ве­ка. Я нико­му не хочу пока­зы­вать свое тело, свое ниж­нее белье, моя одеж­да все скры­ва­ет. Жен­щи­ны во все вре­ме­на (если они не были про­сти­тут­ка­ми) носи­ли одеж­ду, кото­рая мак­си­маль­но скры­ва­ла их тело, а у мно­гих наро­дов и лицо. И дей­стви­тель­но, а зачем его, то есть тело, пока­зы­вать? Един­ствен­ный, кто может видеть тело жен­щи­ны, — это ее супруг, пото­му что супру­ги состав­ля­ют еди­ную плоть, еди­ное тело.

О чем гово­рит совре­мен­ная жен­ская мода? Корот­кая юбка гово­рит всем про­хо­дя­щим муж­чи­нам при­мер­но сле­ду­ю­щее: «Поло­ви­ну сво­их ног я тебе уже пока­за­ла, осталь­ное полу­чишь потом, если захо­чешь». Обид­но, что девуш­ка, наде­вая корот­кую юбку, дума­ет пока­зать всем толь­ко то, что она уме­ет мод­но оде­вать­ся, и не дога­ды­ва­ет­ся, что ее одеж­да несет совсем иное посла­ние всем окру­жа­ю­щим муж­чи­нам. Вооб­ще одеж­да — это все­гда некое без­молв­ное обра­ще­ние ко всем встреч­ным людям. При встре­че обра­ще­ние, зашиф­ро­ван­ное в одеж­де, обя­за­тель­но про­чи­ты­ва­ет­ся. «Встре­ча­ют по одежке…»

Появ­ля­ет­ся девуш­ка в обтя­ну­тых брю­ках. Читаю: «Я вро­де бы скры­ла свое тело, но о моих пре­лест­ных фор­мах ты можешь уже дога­дать­ся…» Про­дол­же­ние посла­ния мы уже зна­ем: «Поло­ви­ну сво­их пре­ле­стей я тебе пока­за­ла, осталь­ное полу­чишь потом, если захо­чешь». Ниче­го ново­го! Но есть и более ковар­ные посла­ния. Это длин­ные до пят юбки, но со столь же длин­ным раз­ре­зом на всю высо­ту юбки. Читаю это посла­ние: «Я скры­ла свое тело, но оста­ви­ла малень­кую щелоч­ку, ты можешь немно­го под­гля­деть, если поста­ра­ешь­ся, и будешь ловить сво­им взгля­дом все дви­же­ния моей поход­ки, но осталь­ное мож­но будет рас­смот­реть потом, если захочешь».

Для чего я так дол­го обсуж­даю эти юбки и шта­ны? Что­бы вы, милые девуш­ки, не писа­ли таких глу­по­стей сво­ей одеж­дой, пото­му что, напи­сав такое, вы нико­гда не встре­ти­те хоро­ше­го мужа! Какой хоро­ший, достой­ный парень клю­нет на такие юбки? «Если она сей­час пока­зы­ва­ет свои ноги каж­до­му встреч­но­му и попе­реч­но­му, то после бра­ка она тоже будет их всем пока­зы­вать? Нет, мне такая жена не нуж­на!» А потом от несчаст­ных жен слы­шишь при­зна­ния: «Все мужи­ки — дрянь! Им нуж­но толь­ко одно! А потом, когда они добьют­ся сво­е­го, — сбе­га­ют!» И не пони­ма­ет бед­ная жен­щи­на, что не все мужи­ки — дрянь, а про­сто она сама сво­им видом при­вле­ка­ет к себе толь­ко таких, кото­рым нуж­но толь­ко одно, а осталь­ные, хоро­шие муж­чи­ны ее обхо­дят стороной.

Что­бы вы мог­ли посмот­реть на мини-юбки и обтя­ну­тые шта­ны ины­ми гла­за­ми, пред­ста­вим себе сле­ду­ю­щую кар­ти­ну. На цен­траль­ную ули­цу выхо­дит девуш­ка в при­лич­ной длин­ной юбке. Вдруг она нач­нет мед­лен­но под­ни­мать свою юбку.

Вот она дошла до колен, под­ня­лась еще чуть выше… Что вы поду­ма­е­те про нее? После появив­ших­ся голых колен уже любой нор­маль­ный чело­век поду­ма­ет, что эта девуш­ка настоль­ко раз­врат­на, что поз­во­ля­ет себе зади­рать юбку пря­мо на ули­це. Заме­чу, что совре­мен­ные юбки под­ни­ма­ют­ся намно­го выше колен. А рядом пусть вста­нет дру­гая девуш­ка в кра­си­вых про­стор­ных брю­ках, напо­ми­на­ю­щих по фасо­ну юбку. Вдруг она начи­на­ет натя­ги­вать свои брю­ки сза­ди так, что­бы спе­ре­ди они плот­но обле­га­ли тело, и все фор­мы тела лег­ко про­гля­ды­ва­лись. Когда сила натя­же­ния уве­ли­чит­ся настоль­ко, что уже будут про­гля­ды­вать­ся все фор­мы ниж­не­го белья, тогда что вы поду­ма­е­те про эту девуш­ку? Прин­ци­пи­аль­но ситу­а­ция ничем не отли­ча­ет­ся от под­ня­той юбки. Теперь вопрос: а поче­му, когда юбку под­ни­ма­ют у вас на гла­зах, — это раз­врат­но, а когда юбка акку­рат­но обре­за­на на ту же дли­ну, — это модно?

Обна­жать свое тело нет абсо­лют­но ника­кой необ­хо­ди­мо­сти. Кра­си­вое лицо и кра­си­вую фигу­ру не скро­ет ника­кая одеж­да! Широ­кая длин­ная юбка, про­стор­ная блуз­ка не скро­ют фигу­ру, а лишь доба­вят к внеш­ней кра­со­те еще скром­ность и целомудрие.

Хоро­ший умный парень не клю­нет и на ту бое­вую окрас­ку, кото­рую наши девуш­ки часто нано­сят на лицо и воло­сы. У меня был такой слу­чай. В кон­це Литур­гии все при­хо­жане под­хо­дят к свя­щен­ни­ку, что­бы поце­ло­вать Крест из его рук. Мимо свя­щен­ни­ка про­хо­дят губы всех людей, молив­ших­ся в хра­ме. Конеч­но же, губы у пра­во­слав­ных при­хо­жа­нок не накра­ше­ны. Под­хо­дит одна при­хо­жан­ка, кото­рая ходит в храм не пер­вый год. «У вас-то я не ожи­дал уви­деть накра­шен­ные губы», — заме­чаю ей. «А они не накра­ше­ны», — отве­ча­ет она, и потом, уже после служ­бы объ­яс­ня­ет, что мама еще с дет­ства стро­го запре­ща­ла ей кра­сить губы, при­чем не по рели­ги­оз­ным сооб­ра­же­ни­ям, а по стро­гой убеж­ден­но­сти, что пома­да пор­тит губы. «Я нико­гда не кра­си­ла губы, — про­дол­жа­ла эта при­хо­жан­ка, — и, дей­стви­тель­но, потом заме­ча­ла, что сто­и­ло подру­ге начать кра­сить губы, как через пол­го­да или год они у этой девуш­ки посте­пен­но выцве­та­ли и ей уже при­хо­ди­лось обя­за­тель­но кра­сить­ся». Я же сво­и­ми гла­за­ми убе­дил­ся, что за яркую пома­ду при­нял все­го лишь блеск про­зрач­ной гиги­е­ни­че­ской пома­ды и яркий есте­ствен­ный цвет губ. На Руси при опи­са­нии кра­са­виц гово­ри­лось, что губы у них алые. А я недо­уме­вал, читая сказ­ки, неуже­ли эти блед­но-розо­вые губы, что я видел у жен­щин, мож­но назвать алы­ми. Но теперь я понял, что рань­ше они у мно­гих дей­стви­тель­но были алыми.

На месте пар­ней я нико­гда бы не выбрал себе в жены ярко накра­шен­ную девуш­ку. Обыч­но начи­на­ют кра­сить­ся юные деви­цы в 13–14 лет (а сей­час, навер­ное, и рань­ше), что­бы выгля­деть на все 18. Но надо пом­нить, что если девуш­ка хочет в 15 лет выгля­деть на 20, то в 20 лет она будет выгля­деть на 25–28, а в 25 лет — на 30–35. Губы, кожа лица, воло­сы не могут не нести отпе­чат­ка упо­треб­ле­ния кос­ме­ти­ки. Мне бы не хоте­лось иметь жену, кото­рая бы в 30 лет выгля­де­ла на 40.

В том, насколь­ко пагуб­но дей­ству­ет кос­ме­ти­ка на внеш­ность, я убе­дил­ся во вре­мя уче­бы в семи­на­рии. Уче­ба про­хо­ди­ла в сте­нах Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры. Мы ред­ко выхо­ди­ли за пре­де­лы это­го древ­не­го мона­сты­ря и из жен­ских лиц виде­ли почти исклю­чи­тель­но толь­ко лица деву­шек, учив­ших­ся в Регент­ской и Ико­но­пис­ной шко­лах. Это были милые бла­го­об­раз­ные лица, кото­рых нико­гда не каса­лась пома­да, пуд­ра и т.п. Кста­ти, при­вык­нув к этой есте­ствен­ной жен­ской кра­со­те, я с ужа­сом и отвра­ще­ни­ем взи­рал на раз­ма­ле­ван­ные лица жен­щин вне мона­сты­ря. У меня было такое ощу­ще­ние, что слов­но пре­крас­ную кар­ти­ну Лео­нар­до да Вин­чи или Рафа­э­ля кто-то гру­бо под­кра­сил пома­дой, пуд­рой и крас­кой для волос. Но я хотел боль­ше ска­зать о дру­гом. Имен­но в это вре­мя я стал совер­шен­но неспо­соб­ным опре­де­лять воз­раст жен­щин, даже при­мер­но. Когда я видел цер­ков­ных деву­шек, я оши­бал­ся в одну сто­ро­ну. Напри­мер, давал девуш­ке 16–17 лет, а ей было уже 22. С нецер­ков­ны­ми людь­ми было наобо­рот: напри­мер, я давал им 22–23, а это ока­зы­ва­лись один­на­дца­ти­класс­ни­цы. Срав­ни­вая цер­ков­ных и нецер­ков­ных жен­щин, я могу точ­но ска­зать, что цер­ков­ные жен­щи­ны все­гда (если они веру­ю­щие с дет­ства) выгля­дят на 5–10 лет моло­же. Муж­ской орга­низм (и внеш­ность соот­вет­ствен­но) ста­ре­ет быст­рее от куре­ния и пьян­ства, а жен­ская внеш­ность — от косметики.

Один моло­дой при­хо­жа­нин, по спе­ци­аль­но­сти био­лог, рас­ска­зы­вал, что пти­цы, напри­мер, узна­ют сво­их соро­ди­чей сре­ди дру­го­го мно­же­ства птиц очень про­сто — по окрас­ке, дви­же­ни­ям и голо­су — и начи­на­ют уха­жи­вать и заво­дят семей­ные пары толь­ко с ними. При­чем у живот­ных сам­цы и сам­ки внешне могут силь­но отли­чать­ся и сра­зу не дога­да­ешь­ся, что этот самец того же вида, что и сам­ка. Вот так­же и муж­чи­на сре­ди мно­же­ства жен­щин ищет тех, кто дает ему сиг­нал сво­ей одеж­дой, мане­ра­ми дви­же­ний и раз­го­во­ра о том, что она срод­на ему по духу. Когда этот при­хо­жа­нин учил­ся в инсти­ту­те, он был сви­де­те­лем сле­ду­ю­ще­го при­зна­ния одной деви­цы. Она ста­ра­лась оде­вать­ся по послед­не­му кри­ку моды, оде­ва­ясь в самые уль­тра­мод­ные и экс­тра­ва­гант­ные одеж­ды. Она хоте­ла быть мод­ной и иметь успех у муж­чин. Муж­чи­ны под­хо­ди­ли к ней часто. Но одна­жды, после того как к ней в оче­ред­ной раз подо­шел зна­ко­мить­ся муж­ни­на, она не выдер­жа­ла. У нее вырва­лось в при­сут­ствии одно­курс­ни­ков: «Ну я же не такая! Ну что они все смот­рят на меня как на про­сти­тут­ку?» Не знаю, поня­ла ли она или нет, поче­му так про­ис­хо­дит. Но вы запом­ни­те, что, наде­вая супер­мод­ную одеж­ду, делая нево­об­ра­зи­мо мод­ную при­чес­ку, вы пере­хо­ди­те из одно­го вида людей (в био­ло­ги­че­ском смыс­ле это­го сло­ва) в дру­гой вид. Теперь вас будут видеть толь­ко те муж­чи­ны, кото­рые вас при­зна­ют за свою.

Итак, еще до зна­ком­ства моло­дые люди сво­им пове­де­ни­ем и внеш­но­стью очер­чи­ва­ют круг сво­их зна­комств. Девуш­ки, не сто­ит удив­лять­ся, что на вашем пути встре­ча­ют­ся пар­ни, кото­рые не могут стать вер­ны­ми супру­га­ми в буду­щем, а поду­май­те луч­ше, как при­влечь к себе вни­ма­ние чест­ных и вер­ных моло­дых людей. Я бы посо­ве­то­вал при­влечь их скром­но­стью в пове­де­нии, в одеж­де и внеш­но­сти. Обра­щать на вас вни­ма­ние, под­хо­дить зна­ко­мить­ся, может быть, от это­го будут реже. Но в чем успех жен­щи­ны? Раз­ве в том, что у нее будет мно­го муж­чин? Нет! Успех жен­щи­ны в том, что она най­дет одно­го-един­ствен­но­го, кото­рый будет верен и наде­жен. Вам же нужен все­го один муж, а не много.

Жених и невеста

На этом эта­пе отно­ше­ний муж­чи­ны и жен­щи­ны самый боль­шой грех, кото­рый силь­но уро­ду­ет душу, делая ее почти неспо­соб­ной к созда­нию креп­кой семьи, — это поте­ря цело­муд­рия. Само это поня­тие «цело­муд­рие» очень важ­но в пра­во­слав­ном уче­нии, и я немно­го пояс­ню его зна­че­ние. Поня­тие «цело­муд­рие» обо­зна­ча­ет осо­бое состо­я­ние души, когда чело­век спо­со­бен целост­но мудр­ство­вать. Напри­мер, когда чело­век хочет бро­сить курить, но не может, то это и будет при­ме­ром поте­ри цело­муд­рия: жела­ния — одни, а дей­ствия — дру­гие, какая же тут целост­ность? Часто поте­ря цело­муд­рия тес­но свя­за­на с телес­ным гре­хом, но обыч­но цело­муд­рие теря­ет­ся намно­го рань­ше. Неда­ром Цер­ковь гово­рит не о «цело­те­лии», а имен­но о «цело­муд­рии». Зна­чит, здесь что-то про­ис­хо­дит с нашим умом, с нашей душой.

Задам вам вопрос. Скром­ная, хоро­шо вос­пи­тан­ная девуш­ка воз­вра­ща­ет­ся вече­ром по тем­ной ули­це, на нее напа­да­ют и наси­лу­ют (хотя в боль­шин­стве слу­ча­ев наси­лие про­во­ци­ру­ют сами потер­пев­шие сво­им воль­ным пове­де­ни­ем). Поте­ря­ла эта девуш­ка свое цело­муд­рие или нет? Все инту­и­тив­но пони­ма­ют, что это не поте­ря цело­муд­рия. И наобо­рот, есть мно­же­ство девиц, кото­рые, сохра­нив целост­ность тела, в сво­их мыс­лях и меч­та­ни­ях крайне дале­ки от цело­муд­рия, и толь­ко слу­чай­ность удер­жи­ва­ет их от падения.

Но пред­по­ло­жим, что жених и неве­ста серьез­но соби­ра­ют­ся через месяц всту­пить в брак. Что им меша­ет иметь бли­зость? Вы соби­ра­е­тесь купить маши­ну, иде­те в авто­ма­га­зин и наста­и­ва­е­те, что­бы вам выда­ли маши­ну, пото­му что вы за нее через месяц точ­но запла­ти­те. Дадут ее вам? Нико­гда. Сна­ча­ла запла­ти, полу­чи чек, оформ­ляй маши­ну и тогда катай­ся. Ведь если за этот месяц маши­на сло­ма­ет­ся по тво­ей вине, то если она твоя, то все ясно — ты начи­на­ешь ее ремон­ти­ро­вать. Она твоя! И ты будешь пред­при­ни­мать все уси­лия по ее почин­ке. А если ты не запла­тил за нее? Ты будешь все­ми сила­ми дока­зы­вать, что маши­на еще не твоя! Итак, иди в ЗАГС, «запла­ти» сво­им обе­ща­ни­ем вер­но­сти, полу­чи сви­де­тель­ство о бра­ке («чек» ), а потом имей близость.

Что же про­ис­хо­дит с чело­ве­ком, поте­ряв­шим цело­муд­рие? Опи­шу пер­вый слу­чай поте­ри цело­муд­рия в исто­рии чело­ве­че­ства. Гос­подь, сотво­рив Ада­ма и Еву, дал им первую запо­ведь о том, что им нель­зя тро­гать пло­дов с дере­ва позна­ния добра и зла. Это дере­во было поса­же­но Богом, что­бы испы­тать (познать), доб­рым будет чело­век или злым. Посколь­ку чело­век был сотво­рен прин­ци­пи­аль­но сво­бод­ным, то куда упо­тре­бит свою сво­бо­ду чело­век, было еще неиз­вест­но. Что про­ис­хо­дит в раю? Змей явля­ет­ся Еве и пред­ла­га­ет ей съесть пло­ды от запрет­но­го дере­ва, пре­льщая ее тем, что после вку­ше­ния она ста­нет знать все, как Бог. Выби­рая, кому пове­рить — Богу или диа­во­лу, Ева верит диа­во­лу. Она вку­ша­ет плод пер­вой. Адам, услы­шав от Евы о сло­вах змея, повто­ря­ет ее выбор. Теперь более вни­ма­тель­но посмот­рим в биб­лей­ское повест­во­ва­ние: что про­ис­хо­дит с пер­вы­ми людь­ми даль­ше? Бог явля­ет­ся Ада­му и спра­ши­ва­ет: «Адам, что ты сде­лал?» Адам вдруг, как безум­ный маль­чиш­ка, бежит и пря­чет­ся от Бога в кустах. Совер­шен­но безум­ный посту­пок! Еще мину­ту назад Адам пре­крас­но знал, что от Бога спря­тать­ся невоз­мож­но, еще недав­но он давал всем живот­ным име­на, что ука­зы­ва­ет на его спо­соб­ность про­ни­кать глу­бо­ко в сущ­ность всех живых существ. Но теперь в Ада­ме все пому­ти­лось, его рас­су­док помра­чил­ся. Еще недав­но ему было при­ят­но обще­ние с Богом, а теперь он со сты­дом бежит от Него. Все чув­ства в Ада­ме пере­во­ра­чи­ва­ют­ся, ему ста­но­вит­ся непри­ят­ным то, что рань­ше достав­ля­ло самое боль­шое насла­жде­ние. Бог спра­ши­ва­ет Ада­ма вновь: «Что ты сде­лал?» Вме­сто слов рас­ка­я­ния и прось­бы о про­ще­нии мы слы­шим: «Жена, кото­рую Ты дал мне, дала мне плод». То есть Адам обви­ня­ет во всем жену: это она дала мне плод. Более того, Адам чуть ли не обви­ня­ет Само­го Бога: это сде­ла­ла жена, кото­рую Ты Сам дал мне. В Ада­ме пере­во­ра­чи­ва­ют­ся все жела­ния — он не хочет вер­нуть­ся к Богу, ему хочет­ся лишь выго­ро­дить себя. При­мер­но то же дела­ет Ева: она не про­сит про­ще­ния, а во всем обви­ня­ет змея. Итак, в Ада­ме все пере­вер­ну­то: и ум, и чув­ства, и воля, — он теря­ет целомудрие.

Еще одна иллю­стра­ция, изоб­ра­жа­ю­щая послед­ствия поте­ри цело­муд­рия. Ярас­ска­жу вам одну прит­чу. Вечер, город­ская пло­щадь. На углу пло­ща­ди сто­ит жен­щи­на и пери­о­ди­че­ски смот­рит на часы, кото­рые нахо­дят­ся на коло­кольне. Мимо жен­щи­ны про­хо­дят трое муж­чин. Пер­вый муж­чи­на был вором. Про­хо­дя мимо жен­щи­ны, он думал: «Вот какая воров­ка сто­ит! Ждет, навер­ное, сво­е­го напар­ни­ка, что­бы отпра­вить­ся чистить сосед­ний квар­тал, где мно­го бога­чей». Вто­рой муж­чи­на был блуд­ни­ком, чело­ве­ком глу­бо­ко раз­врат­ным. Он поду­мал: «Вот какая блуд­ни­ца сто­ит. Ждет, навер­ное, сво­е­го любов­ни­ка, когда он сбе­жит от сво­ей жены яко­бы по сроч­ным делам, и потом они пой­дут зани­мать­ся сво­им гряз­ным делом». Тре­тий муж­чи­на был хри­сти­а­ни­ном. Он думал: «Вот какая доб­рая жен­щи­на! Она ждет, навер­ное, когда нач­нет­ся час вечер­ней служ­бы, что­бы помо­лить­ся в храме».

Эта прит­ча очень точ­но пере­да­ет прав­ду жиз­ни. Чело­век, кото­рый под­вер­жен какой-то стра­сти, како­му-то гре­ху, видит этот грех вез­де, даже где его нет. В чело­ве­ке все меня­ет­ся, он смот­рит на мир дру­ги­ми гла­за­ми. Ему хочет­ся видеть во всем и всех свой­ствен­ный ему грех. Чело­ве­ку лег­че видеть свой грех во всех, чем исправ­лять себя. «Я — блуд­ник, мой сосед — блуд­ник, все люди — блуд­ни­ки, все — такие, как я». Думать ина­че было бы нача­лом пока­я­ния. Нерас­ка­ян­ный же греш­ник обя­за­тель­но будет видеть вез­де свой грех, и более того, будет ста­рать­ся вовлечь в него еще боль­ше людей.

Сей­час, напри­мер, сре­ди моло­дых очень силь­но рас­про­стра­ня­ет­ся грех блу­да, и страш­но, что часто втя­ги­ва­ют в него свои же дру­зья, подру­ги и при­я­те­ли. И это про­ис­хо­дит пото­му, что под­со­зна­тель­но в чело­ве­ке все гло­жет его. Чело­ве­ку боль­но осо­зна­вать, что он один пал, а дру­гие — нет. Когда же все вокруг него испы­та­ют паде­ние, тогда и он успокоится.

Парень и девуш­ка впа­да­ют в блуд. Все! Они теперь почти неспо­соб­ны создать креп­кую семью. Во-пер­вых, шанс, что они в ско­ром вре­ме­ни рас­ста­нут­ся, теперь очень велик. Прой­дет пол­го­ди­ка, они поблу­дят и раз­бе­гут­ся. Боль­шин­ство сей­час впа­да­ют в блуд, вовсе не думая о какой-либо семье. Во-вто­рых, даже если они и всту­пят в ско­ром вре­ме­ни в брак, семья их будет изуро­до­ва­на. Чело­век слож­но устро­ен. Он состо­ит из духа, души и тела. Креп­кий брак воз­ни­ка­ет тогда, когда супру­ги свя­за­ны на всех уров­нях: и духом, и душою, и телом. Но закон духов­ной жиз­ни таков: сна­ча­ла муж­чи­на и жен­щи­на дают обя­за­тель­ства вер­но­сти и закреп­ля­ют это бра­ком, потом — телес­ная бли­зость. То есть сна­ча­ла воз­ни­ка­ет духов­ная связь, затем — телес­ная. Если наобо­рот, то семья будет урод­ли­вая. Поса­ди­те саже­нец кор­ня­ми вверх, а листья­ми в зем­лю. Он, может быть, и про­рас­тет, но будет рас­ти урод­ли­во, и пона­до­бит­ся мно­го тру­да, что­бы он вырос, а не погиб. Не луч­ше ли поса­дить росток нор­маль­но, а семью создать правильно?

Но все это гово­ри­лось о паре, кото­рая, согре­шив, все же не рас­па­да­ет­ся, а соеди­ня­ет­ся в семей­ный союз. А что гово­рить о тех, за чьей спи­ной — опыт несколь­ких бли­зо­стей с раз­ны­ми людь­ми? Уди­ви­тель­ные сло­ва по дан­но­му пово­ду гово­рит апо­стол Павел: «Или не зна­е­те, что сово­куп­ля­ю­щий­ся с блуд­ни­цею ста­но­вит­ся одно тело с нею? ибо ска­за­но: два будут одна плоть» (1Кор. 6:16). Уди­ви­тель­ны эти сло­ва тем, что одним телом или пло­тью ста­но­вят­ся-то ведь муж и жена, меж­ду кото­ры­ми воз­ни­ка­ет и духов­ная, и душев­ная связь. Ока­зы­ва­ет­ся, каж­дое блуд­ное сожи­тие не про­хо­дит бес­след­но для чело­ве­ка. Он хотел соеди­нить­ся телом, а душою и духом вовсе не хотел, а полу­чил все сра­зу. Телес­ную связь разо­рвать лег­ко. Пере­спал и убе­жал, потом иди, ищи, где хочешь. Но духов­ная связь оста­ет­ся. И непо­нят­но потом будет жене: хочет всею душою полю­бить сво­е­го мужа, а не может. Душа ее, ока­зы­ва­ет­ся, уже свя­за­на с дру­ги­ми людь­ми, и эти свя­зи тянут ее, не дают ей сво­бо­ды. Слу­чай­ный ее любов­ник спи­ва­ет­ся где-то дале­ко, а его тос­ка и уны­ние ложат­ся и на ее душу.

Эти ста­рые свя­зи порвать мож­но. Но для это­го уже необ­хо­ди­мо при­звать на помощь Бога. Надо пока­ять­ся в этих гре­хах, воз­не­на­ви­деть их, и Гос­подь их обо­рвет. А быва­ют и такие люди, кото­рые всю жизнь вспо­ми­на­ют о сво­их похож­де­ни­ях с услаж­де­ни­ем, как о слав­ном времени.

Сей­час я боль­ше гово­рил о духов­ной сто­роне поте­ри цело­муд­рия. А теперь давай­те посмот­рим на эту про­бле­му с точ­ки зре­ния про­сто­го здра­во­го смыс­ла, как сле­ду­ет посту­пать девуш­ке, если она сто­ит на поро­ге греха.

Я несколь­ко раз на испо­ве­ди слы­шал баналь­ные исто­рии бро­шен­ных деву­шек, кото­рые усту­пи­ли сво­им пар­ням и впа­ли с ними в блуд. Исто­рии раз­ви­ва­лись по одно­му сце­на­рию. «У нас с ним нача­лись ссо­ры. Он гово­рил, что я его не люб­лю, поэто­му не усту­паю. Я хоте­ла его удер­жать… Но вско­ре, после того как все слу­чи­лось, он меня бро­сил окон­ча­тель­но». Девуш­ки, запом­ни­те эти исто­рии! Самый быст­рый спо­соб рас­стать­ся со сво­им пар­нем — это впасть с ним в грех блу­да. Таким обра­зом еще никто нико­го нико­гда не удерживал.

Давай­те начер­тим таб­ли­цу и рас­смот­рим сле­ду­ю­щие вари­ан­ты: он ~ хоро­ший и он — него­дяй; вы — усту­па­е­те ему и вы — сохра­ня­е­те свое девство.

   вы уступаете  вы не уступаете
он — хороший     
он — негодяй     

Рас­смот­рим пер­вый вари­ант. Он — него­дяй, вы — усту­па­е­те. Став­лю в клет­ке сра­зу два мину­са. Во-пер­вых, вы поте­ря­ли свое дев­ство, отдав его како­му-то него­дяю, во-вто­рых, вско­ре он вас бро­сит. У таких моло­дых людей от заво­е­ва­ния ваше­го тела рож­да­ет­ся толь­ко еще боль­ший аппе­тит. «Эту я уло­мал! А вон ту, смо­гу?» Вы теря­е­те для него вся­кий инте­рес, ваша кре­пость пала, надо идти брать штур­мом другую.

Вто­рой вари­ант. Он — него­дяй, вы не усту­па­е­те. Рисую два плю­са. Во-пер­вых, вы сохра­ни­ли свое дев­ство, не дав его неко­е­му про­хо­дим­цу. Во-вто­рых, вско­ре он бро­са­ет вас, а вы из это­го види­те, что были зна­ко­мы с недо­стой­ным вас чело­ве­ком. Вам, может быть, от это­го рас­ста­ва­ния груст­но, но вы долж­ны радо­вать­ся, посколь­ку вы раз­гля­де­ли в нем него­дяя. Ведь, если он вас бро­са­ет толь­ко за то, что вы не дали ему то, что он так хотел, то кто он? Ему нуж­ны были не вы с вашим слож­ным внут­рен­ним миром. Ему нуж­но было толь­ко ваше тело. Он его не полу­чил и пошел искать место, где полу­чит иско­мое. Про­хо­дит обыч­но два-три меся­ца, очень ред­ко, что­бы это про­дол­жа­лось пол­го­да, и недо­стой­ный уха­жер бро­сит вас.

А если вы не усту­па­е­те, а ваш парень не бро­са­ет вас, оста­ет­ся с вами и пол­го­да, и год, зна­чит, мы попа­ли на тре­тий вари­ант: он — хоро­ший. Помни­те нашу бесе­ду о том, как всту­пать в брак, мы тогда тоже гово­ри­ли о том, что в отно­ше­ни­ях надо подо­ждать не менее года. Итак, в тре­тьем вари­ан­те рису­ем плюс. Вы убеж­да­е­тесь, что ваш избран­ник отно­сит­ся к вам с ува­же­ни­ем, он ценит ваше жела­ние сохра­нить чисто­ту до бра­ка и остав­ля­ет свои при­тя­за­ния. Если моло­дой чело­век еще до бра­ка отно­сит­ся к вам с ува­же­ни­ем, вы може­те лико­вать: веро­ят­ность, что муж будет вам верен всю жизнь, очень вели­ка. Ему нуж­ны имен­но вы, а не одна ваша телес­ная часть. Рисую даже два плю­са: пер­вый — вы уже зна­е­те, что он хоро­ший, вто­рой — вы сохра­ня­е­те свою чисто­ту, свое цело­муд­рие. Вооб­ще это — самая луч­шая из всех ситу­а­ций. Толь­ко поду­май­те: вы узна­е­те о сво­ем избран­ни­ке то, что обыч­но откры­ва­ет­ся толь­ко после несколь­ких лет сов­мест­ной жизни.

Вари­ант чет­вер­тый. Он — хоро­ший, вы усту­па­е­те. Тут я постав­лю боль­шой знак вопро­са. Как будут раз­ви­вать­ся ваши отно­ше­ния даль­ше, никто не зна­ет. Шан­сов, что будет все хоро­шо, не так мно­го, так как уже нару­ше­ны зако­ны духов­ной жиз­ни. Здесь еди­но­го сце­на­рия нет. Но очень веро­ят­но, что после это­го ваши отно­ше­ния испор­тят­ся, быть может, и не раз­ру­шат­ся совсем, но будут дру­ги­ми. Ведь пси­хо­ло­гия чело­ве­ка тако­ва: чем дешев­ле нам что-то доста­ет­ся, тем мень­ше мы это ценим. Вы лег­ко рас­ста­лись с вашей чисто­той, тогда бере­ги­тесь, ваш воз­люб­лен­ный не будет ее ценить.

Одна при­хо­жан­ка пере­да­ва­ла нам рас­сказ одной зна­ко­мой о сво­ем сыне. Сын у этой жен­щи­ны вырос кра­си­вым, уве­рен­ным моло­дым чело­ве­ком. Учась в инсти­ту­те, лето он про­во­дил, конеч­но, дома. Но мате­ри от это­го было толь­ко тяже­ло, ибо она виде­ла, насколь­ко он вошел в раз­врат­ный образ жиз­ни. Очень часто он ухо­дил на всю ночь со сво­и­ми дру­зья­ми, ночуя у них на дачах. Там они, как пра­ви­ло, иска­ли себе новых любов­ных при­клю­че­ний. Но одна­жды он при­шел рано, не под утро, как обыч­но. При этом он был очень злой и не хотел ни о чем гово­рить. С этой ночи он рез­ко изме­нил­ся, стал мало раз­го­ва­ри­вать, часто думал о чем-то сво­ем, явно чем-то тер­зал­ся. Раз­гад­ка насту­пи­ла через три меся­ца, уже осе­нью. Ока­зы­ва­ет­ся, в тот вечер он позна­ко­мил­ся с одной девуш­кой. Все шло как обыч­но, он пред­вку­шал при­ят­ное про­вож­де­ние вре­ме­ни. Он был уве­рен, что девуш­ка в его руках и соглас­на на все, но вдруг встре­тил жест­кий отпор. В его прак­ти­ке это было пер­вый раз. Впер­вые он заду­мал­ся о том, что девуш­ка может ценить свою чисто­ту. Когда до него дошло, что эта девуш­ка чиста и у нее не было ника­ких муж­чин, то он влю­бил­ся в нее очень силь­но. Несмот­ря на свое раз­врат­ное пове­де­ние, в глу­бине сво­е­го серд­ца он все рав­но пони­мал, что его буду­щая супру­га долж­на быть дев­ствен­ной. Все, с кем он гулял, были толь­ко для гуля­ния, но не для семьи. Мать узна­ла весь сек­рет пове­де­ния сво­е­го сына, когда он ска­зал, что ско­ро женит­ся. Види­мо, он понял, что для него шан­сов встре­тить дру­гую чистую девуш­ку почти нет.

   вы уступаете  вы не уступаете
он — хороший     ?    ++
он — негодяй     –    ++

Гля­дим на таб­ли­цу и дела­ем вывод. Един­ствен­ный надеж­ный выход при слож­но­стях в ваших отно­ше­ни­ях с пар­нем — сохра­нить свою дев­ствен­ность. Тут вы нико­гда не проиграете.

Гово­ря о послед­стви­ях слу­чай­ных блуд­ных свя­зей, необ­хо­ди­мо упо­мя­нуть явле­ние теле­го­нии. При­мер­но 150 лет назад кон­но­за­вод­чи­ки, выво­див­шие новые поро­ды лоша­дей, для повы­ше­ния их вынос­ли­во­сти реши­ли скре­стить лошадь с зеб­рой. Опы­ты не уда­лись: не про­изо­шло ни еди­но­го зача­тия: ни у лоша­дей от муж­ских осо­бей зебр, ни у зебр-кобыл от поро­ди­стых жереб­цов. Опы­ты пре­кра­ти­ли и поста­ра­лись забыть о них, пола­гая, что дело закон­че­но. Одна­ко через несколь­ко лет после вяз­ки поро­ди­стых жереб­цов и мате­рей-чисто­кро­вок (кото­рые во вре­мя опы­тов были покры­ты сам­ца­ми-зеб­ра­ми) ста­ли рож­дать­ся поло­са­тые жере­бя­та. Как же мог­ло слу­чить­ся, что, не забе­ре­ме­нев от зеб­ры, родив несколь­ко раз от поро­ди­стых коней жере­бят, кобы­ла вдруг ни с того ни с сего роди­ла чужа­ка? Оше­лом­лен­ный науч­ный мир назвал это явле­ние теле­го­ни­ей. Опы­ты совре­мен­ни­ков Ч. Дар­ви­на про­фес­со­ра Флин­та, Фелик­са Ледан­те­ка и иных уче­ных с дру­ги­ми живот­ны­ми под­твер­ди­ли дан­ный фено­мен. Ф. Ледан­тек напи­сал кни­гу, где в гла­ве под назва­ни­ем «Теле­го­ния, или Вли­я­ние пер­во­го сам­ца» опи­сал про­во­ди­мые опы­ты. Толь­ко прак­ти­ки-соба­ко­во­ды не уди­ви­лись, ибо дав­ным-дав­но зна­ли: если хотя бы раз поро­ди­стая сука повя­жет­ся с непо­ро­ди­стым кобе­лем-двор­ня­гой и даже если в резуль­та­те это­го у нее от него щенят не будет, то в буду­щем от нее поро­ди­стых кобе­лей все рав­но ждать нечего.

Сего­дня это зна­ет каж­дый соба­ко­вод. Голу­бят­ни­ки так­же об этом хоро­шо зна­ют. Если непо­род­ный голубь «потоп­тал» поро­ди­стую голуб­ку, ее сра­зу уби­ва­ют, пото­му что в даль­ней­шем, даже при самом «элит­ном» супру­ге, у нее будут толь­ко нечи­сто­по­род­ные дети: то перыш­ки в хво­сте не те, то цвет клю­ва не такой, то еще что-нибудь.

К наше­му же вре­ме­ни сло­жи­лась пара­док­саль­ная ситу­а­ция: об этом явле­нии, име­ю­щем пря­мое отно­ше­ние к рож­де­нию пол­но­цен­но­го потом­ства, зна­ют толь­ко живот­но­во­ды. Ина­че бы в Рос­сии не было луч­ших пород живот­ных: ни поро­ди­стых ска­ку­нов, ни молоч­ных коров, ни отмен­ных собо­лей, даю­щих луч­ший мех в мире…

К сло­ву ска­зать, оте­че­ствен­ные меха заво­е­ва­ли тре­тью часть миро­во­го пуш­но­го рын­ка. Тогда, 150 лет назад, совре­мен­ни­ки сра­зу ста­ли зада­вать физио­ло­гам вопрос: «Не рас­про­стра­ня­ет­ся ли эффект теле­го­нии на людей?» Но уче­ных уже не надо было под­го­нять. Нача­лись интен­сив­ные физио­ло­ги­че­ские, антро­по­ло­ги­че­ские, социо­ло­ги­че­ские, ста­ти­сти­че­ские иссле­до­ва­ния и даже опы­ты, если, есте­ствен­но, такая воз­мож­ность предо­став­ля­лась. И после мно­го­лет­них мно­го­чис­лен­ных раз­но­сто­рон­них опы­тов бес­при­страст­ная нау­ка заяви­ла твер­до: «Да, эффект теле­го­нии рас­про­стра­ня­ет­ся и на людей, при­чем даже в гораз­до более ярко выра­жен­ной фор­ме, чем в мире животных!»

Итак, теле­го­ния (от «теле» — дале­ко и «гония» — рож­де­ние, про­ис­хож­де­ние) — нау­ка, кото­рая утвер­жда­ет, что на потом­ство жен­ской осо­би вли­я­ют в той или иной сте­пе­ни все ее преды­ду­щие поло­вые парт­не­ры вне зави­си­мо­сти от того, были ли у них дети или нет. Извест­но, что даже через несколь­ко лет после вне­брач­ных свя­зей с заез­жи­ми гастро­ле­ра­ми, на меж­ду­на­род­ных фести­ва­лях, мас­штаб­ных спор­тив­ных сорев­но­ва­ни­ях, на строй­ках и вне их, в част­но­сти, наши рус­ские девуш­ки ста­ли рожать от белых гене­ти­че­ски здо­ро­вых и совре­мен­ных сво­их мужей детей «ни в мать, ни в отца, а в про­ез­же­го молодца».

Сей­час уже появ­ля­ют­ся науч­ные объ­яс­не­ния того, как гены парт­не­ра могут внед­рять­ся в гене­ти­че­скую систе­му жен­щи­ны. Иссле­до­ва­ния пока­за­ли, что жен­щи­на, даже не забе­ре­ме­нев, будет нести в себе яйце­клет­ки, в кото­рые будут встро­е­ны цепоч­ки ДНК всех ее преды­ду­щих поло­вых парт­не­ров, и она может пере­дать сво­е­му буду­ще­му потом­ству их гены наря­ду с гена­ми отца ребенка.

Вот тут-то и опу­стил­ся зана­вес сек­рет­но­сти! Сей­час явле­ние теле­го­нии не при­зна­ет­ся офи­ци­аль­ной нау­кой, так как это накреп­ко закры­ва­ло бы доро­гу для вся­ко­го рода сек­су­аль­ных рево­лю­ций, на пло­дах кото­рых нажи­ва­ют­ся огром­ные деньги.

Муж и жена

Моло­дая пара реша­ет­ся всту­пить в брак. Здесь я отме­чу сле­ду­ю­щие гре­хи про­тив семьи.

Граж­дан­ский брак

Пер­вый грех носит совер­шен­но непра­виль­ное назва­ние «граж­дан­ский брак». Хотя мне совсем непо­нят­но, поче­му его назы­ва­ют вооб­ще бра­ком. Это не брак, это — про­сто блуд­ное сожи­тие. Для меня нор­маль­ным счи­та­ет­ся дру­гое пред­став­ле­ние о бра­ках. Суще­ству­ет цер­ков­ный брак — это вен­ча­ние, суще­ству­ет закон­ный граж­дан­ский брак — это рос­пись в ЗАГСе, и суще­ству­ет неза­кон­ное блуд­ное сожи­тие. Рас­смот­рим послед­ний вари­ант сою­за муж­чи­ны и жен­щи­ны. Далее я буду назы­вать его про­тив сво­ей воли «граж­дан­ским браком».

Моло­дые люди рас­суж­да­ют так: «Пожи­вем годик-дру­гой, при­смот­рим­ся. Если все будет хоро­шо — рас­пи­шем­ся, если нет — разой­дем­ся». Безум­ные! Нико­гда не рас­пи­ше­тесь, точ­но разой­де­тесь! Еще два года назад, когда я начи­нал эти бесе­ды, я чест­но гово­рил, что не знал ни одно­го слу­чая, когда после граж­дан­ско­го бра­ка люди рас­пи­сы­ва­лись. Вре­мя идет. Два таких слу­чая мне встре­ти­лось, но они — исклю­че­ние из пра­вил. Это были пары, при­шед­шие на собе­се­до­ва­ние перед кре­ще­ни­ем сво­е­го ребен­ка. Обра­щаю вни­ма­ние на то, что, как пра­ви­ло, в граж­дан­ском бра­ке детей не заво­дят. Какие дети, если взрос­лые с собой разо­брать­ся не могут? Если же пара реша­ет­ся иметь детей, зна­чит, их отно­ше­ния уже серьез­ные, и они учат­ся любить друг дру­га. И пер­вый вопрос, кото­рый вста­ет тогда перед муж­чи­ной и жен­щи­ной, — это рос­пись в ЗАГСе, что­бы сде­лать свой брак законным.

Когда-то мы с вами гово­ри­ли, что брак подо­бен меш­ку, в кото­рый бро­са­ют два ост­рых кам­ня, а потом их тря­сут. В резуль­та­те два кам­ня либо обте­сы­ва­ют­ся (креп­кий брак), либо два кам­ня, сохра­нив свою остро­ту, выле­та­ют из меш­ка (раз­вод). Насто­я­щая любовь не появит­ся, пока два кам­ня не нач­нут при­ти­рать­ся. А какая при­тир­ка воз­мож­на в граж­дан­ском бра­ке? «Мы с тобой пожи­вем вме­сте, но помни, что как толь­ко что-нибудь мне не понра­вит­ся, мы разой­дем­ся. Смот­ри! Чемо­да­ны все­гда сто­ят у две­ри, чуть что — и уйду». «Супру­ги» дер­жат себя на доста­точ­ном рас­сто­я­нии, при­ти­рать­ся никто не хочет. Запом­ним, насто­я­щая любовь в граж­дан­ском бра­ке прин­ци­пи­аль­но не рождается.

Одно из опре­де­ле­ний люб­ви сле­ду­ю­щее (сра­зу запи­шу его на дос­ке). Любовь — это ответ­ствен­ность. Какая ответ­ствен­ность? Ребе­нок раз­би­ва­ет окно в шко­ле. А кого вызы­ва­ют в шко­лу, что­бы сде­лать вра­зум­ле­ние? Мать! Ребе­нок нашко­дил, а отве­ча­ет мать. Вот это и есть любовь к сыну—я отве­чаю за каж­дый его шаг. Та же ответ­ствен­ность рож­да­ет­ся меж­ду мужем и женой, если они любят друг дру­га. Какая ответ­ствен­ность в граж­дан­ском бра­ке? Ника­кой! «Рас­пи­сы­вать­ся — это зна­чит про­пи­сы­вать мужа в квар­ти­ру, потом раз­ве­дешь­ся — не выпи­шешь». «Рас­пи­сы­вать­ся — это зна­чит потом али­мен­ты еще пла­тить». Люди не хотят брать на себя даже малей­шей ответ­ствен­но­сти. Спать будем вме­сте, а осталь­ное — врозь, в осталь­ном мы друг за дру­га не отвечаем.

Мне рас­ска­зы­ва­ли одну, на мой взгляд, очень харак­тер­ную исто­рию. Моло­дая пара живет два года граж­дан­ским бра­ком. Сни­ма­ют квар­ти­ру в Дмит­ро­ве, сво­е­го сов­мест­но­го хозяй­ства (мебель, посу­да) пока нет. О детях пока не дума­ют. Обыч­ная совре­мен­ная пара. Живут так, что­бы в любой момент мож­но было лег­ко раз­бе­жать­ся. Она (не знаю как назвать: женой не назо­вешь, а сожи­тель­ни­цей — гру­бо) забо­ле­ва­ет какой-то инфек­ци­он­ной болез­нью, кото­рая может иметь серьез­ные ослож­не­ния. Ее кла­дут в боль­ни­цу в инфек­ци­он­ное отде­ле­ние, где она лежит три меся­ца. В тече­ние всех трех меся­цев она рва­ла и мета­ла все под­ряд: он к ней ни разу не при­шел, посколь­ку боял­ся заразиться.

Изме­на

В том, что изме­на — это явный грех, никто не сомне­ва­ет­ся. Поэто­му я лишь немно­го про­ком­мен­ти­рую этот грех. На испо­ве­ди доволь­но часто при­хо­дит­ся слы­шать об изме­нах, но самое печаль­ное — это то, как чело­век рас­ска­зы­ва­ет о сво­ей измене. В сло­вах слы­шит­ся дет­ская наив­ность. Под­час уди­ви­тель­но, что такое может про­из­но­сить взрос­лый чело­век. «Жена меня не пони­ма­ет. Мы уже дав­но живем, как чужие люди, про­сто под одной кры­шей. А вот она (любов­ни­ца) меня пони­ма­ет, она очень чут­кий чело­век, и мне с ней так лег­ко». Или часто слы­шишь от оди­но­кой жен­щи­ны, кото­рая встре­ча­ет­ся с жена­тым муж­чи­ной: «Он такой вни­ма­тель­ный и забот­ли­вый, но с женой у них отно­ше­ния натя­ну­тые, она его не пони­ма­ет, а он очень хоро­ший. Он не бро­сит, конеч­но, семью, да и я не хочу раз­ру­шать ее».

На самом деле все очень про­сто. То, что его дома не пони­ма­ют, — это ложь. То, что его пони­ма­ет кто-то чужой боль­ше, чем дома, — это тоже неправ­да. То, что он забот­ли­вый и вни­ма­тель­ный, — это само­об­ман. Не может быть чело­век забот­ли­вым, если он изме­ня­ет! Не может любов­ни­ца пони­мать муж­чи­ну боль­ше, чем род­ная жена! Про­сто уха­жи­вать за чужим чело­ве­ком, встре­чать­ся с ним по два-три часа, да еще и не каж­дый день, — это в десят­ки раз про­ще, чем уха­жи­вать за сво­ей женой. Быть любез­ным на корот­кий про­ме­жу­ток вре­ме­ни с любов­ни­цей — лег­ко. Быть забот­ли­вым мужем и отцом, то есть быть гото­вым про­яв­лять свою забо­ту 24 часа в сут­ки, — это уже подвиг. Нести этот подвиг чело­век не хочет, а что­бы его люби­ли и убла­жа­ли, — он хочет. Так появ­ля­ют­ся любов­ни­цы. Но появ­ля­ют­ся они толь­ко от неспо­соб­но­сти измен­ни­ка любить по-насто­я­ще­му. Жена может быть совсем не вино­ва­той в измене мужа, это не она не пони­ма­ет его, а он сам вино­ват, что не может ее любить. Она (жена) эту нелю­бовь мужа пони­ма­ет, а он (муж) это назы­ва­ет ее непо­ни­ма­ни­ем. Ему надо, что­бы он на диване лежал, а жена слу­ша­лась, убла­жа­ла и при этом еще и пони­ма­ла его.

А бед­ные оди­но­кие жен­щи­ны выслу­ши­ва­ют при­зна­ния о непо­ни­ма­нии измен­ни­ков в их род­ных семьях, наив­но верят им и пыта­ют­ся хоть немно­го уто­лить их жаж­ду пони­ма­ния и вни­ма­ния. Хотя жен­ская инту­и­ция гово­рит им, что надо рас­стать­ся, но сил нет. Но рас­стать­ся надо обя­за­тель­но и сроч­но. Пото­му что люб­ви этот муж­чи­на дать им нико­гда не смо­жет, а душу вымо­тать, обна­де­жить и разо­ча­ро­вать — это сколь­ко угодно.

Готов­ность к разводу

Как ред­кое исклю­че­ние, раз­во­ды были и рань­ше. Цер­ковь в неко­то­рых слу­ча­ет допус­ка­ет раз­во­ды как мень­шее зло по срав­не­нию с боль­шим. Напри­мер, муж совсем спил­ся, ведет себя буй­но, и что­бы избе­жать боль­ше­го зла (а вдруг ребен­ка в пья­ном поры­ве пока­ле­чит и т.п.), луч­ше развестись.

Но тем не менее раз­вод — это грех. Лег­кость, с какой сей­час отно­сят­ся к раз­во­дам, под­час низ­во­дит брак до про­сто­го сожи­тия. «Ну, не нра­вит­ся жить со мной, так давай раз­ве­дем­ся». Чем лег­че в обще­стве совер­ша­ют­ся раз­во­ды, тем сла­бее бра­ки. Если супру­ги внут­ренне гото­вы к раз­во­ду, то мож­но гово­рить о том, что их брак уже напо­ло­ви­ну разрушен.

Прак­ти­че­ски все, что гово­ри­лось о граж­дан­ском бра­ке, мож­но отне­сти к супру­гам, кото­рые заре­ги­стри­ро­ва­ли свой брак в ЗАГСе, но при этом счи­та­ют раз­вод делом самым обыч­ным. Они так же, как в граж­дан­ском бра­ке, не хотят при­ти­рать­ся и нести ответ­ствен­ность друг за дру­га, ведь все­гда мож­но раз­ве­стись и разбежаться.

К раз­во­дам мож­но отне­сти и все, что гово­ри­лось об изме­нах. Чело­век, не най­дя «пони­ма­ния» у сво­их близ­ких, дума­ет, что дру­гие будут его пони­мать. Но непо­ни­ма­ние со сто­ро­ны близ­ких — это обрат­ная реак­ция на его соб­ствен­ную неспо­соб­ность любить. Чело­век раз­во­дит­ся, пыта­ет­ся создать новую семью, но в ней все повто­ря­ет­ся, пото­му что изба­вить­ся от сво­е­го эго­из­ма чело­век так и не смог.

Зна­чи­тель­ная часть раз­во­дов совер­ша­ет­ся через 2–3 года после вступ­ле­ния в брак, столь же боль­шая часть — в 40–45 лет. В обо­их слу­ча­ях раз­во­ды свя­за­ны с пере­строй­кой в отно­ше­ни­ях меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной, кото­рые неми­ну­е­мо про­ис­хо­дят. Ведь семья — это живой орга­низм, он рас­тет и меня­ет­ся. У моло­до­же­нов свои иску­ше­ния. Они после бра­ка ста­но­вят­ся близ­ки­ми людь­ми и позна­ют друг дру­га как мужа и жену, как отца и мать. Мы это уже обсуж­да­ли. В 40–45 лет про­ис­хо­дит еще одна пере­строй­ка всех отно­ше­ний меж­ду мужем и женой. Дети вырас­та­ют, они уле­та­ют из род­но­го гнез­да, а если и оста­ют­ся, то все рав­но они уже само­сто­я­тель­ны и не тре­бу­ют той забо­ты, что нуж­на была рань­ше. Муж и жена вновь воз­вра­ща­ют­ся друг к дру­гу. Из отца и мате­ри они вновь ста­но­вят­ся мужем и женой. Здесь начи­на­ет­ся оче­ред­ной пере­ход­ный воз­раст в жиз­ни чело­ве­ка. Телес­ная бли­зость в этот пери­од игра­ет мень­шую роль в отно­ше­ни­ях, и на пер­вый план выхо­дят сто­ро­на душев­ная и сто­ро­на духов­ная. И тут супру­ги пони­ма­ют, что с этих сто­рон они сла­бо свя­за­ны. И в этот пери­од отча­сти долж­но повто­рить­ся то, что было меж­ду супру­га­ми, когда они были моло­до­же­на­ми, когда они из жени­ха и неве­сты пре­вра­ща­лись в мужа и жену. Вновь труд, вновь при­тир­ка, вновь позна­ние друг дру­га. Отсю­да и новая вол­на раз­во­дов. Не раз­ве­де­тесь, усто­и­те — зна­чит, все будет хоро­шо до самой смерти.

Раз­во­ды в соро­ка­лет­нем воз­расте — это сви­де­тель­ство того, что супру­ги жили вме­сте про­сто по при­выч­ке. При­тер­лись, при­вык­ли друг к дру­гу за пер­вые 2–3 года сов­мест­ной жиз­ни, и все! Любовь их как была в зача­точ­ном состо­я­нии, так и оста­лась. Напом­ню, что любовь взра­щи­ва­ет­ся бла­го­да­ря подви­гу само­по­жерт­во­ва­ния, кото­рый чело­век посто­ян­но несет в семье. Есть подвиг — будет рас­ти любовь. Нет подви­га — оста­ет­ся лишь одна при­выч­ка друг к дру­гу. К сожа­ле­нию, сей­час боль­шин­ство более-менее бла­го­по­луч­ных семей живут имен­но так — по привычке.

Беседа 6. Аборт

(10 минут + фильм «Не убий»)

Напом­ню, что на про­шлой бесе­де мы рас­смат­ри­ва­ли гре­хи, кото­рые быва­ют до зна­ком­ства, у жени­ха и неве­сты и у мужа и жены. Теперь кос­нем­ся гре­хов на сле­ду­ю­щем эта­пе семей­ной жиз­ни: отец и мать. Сей­час я кос­нусь не тех гре­хов, кото­рые свя­за­ны с вос­пи­та­ни­ем детей, а тех, кото­рые пре­пят­ству­ют супру­гам стать отцом и мате­рью. Преж­де все­го это аборты.

Мы уже каса­лись темы абор­тов, гово­ря про телес­ную связь роди­те­лей с детьми. Напом­ню, что ребе­нок в утро­бе мате­ри с само­го момен­та зача­тия не может счи­тать­ся орга­ном мате­рин­ско­го орга­низ­ма, это совер­шен­но отлич­ный от нее орга­низм, дан­ный мате­ри на пита­ние в утробе.

Сей­час мы посмот­рим фильм про аборт, где все необ­хо­ди­мое будет рас­ска­за­но и пока­за­но. Но перед филь­мом я отме­чу один момент. Несколь­ко раз вы буде­те слы­шать из уст раз­ных людей фра­зу, кото­рой оправ­ды­ва­ют абор­ты: «Ребе­нок дол­жен быть желанным».

Мы при­вык­ли к тому, что вокруг мно­го дема­го­гии, но от это­го не ста­ли более опыт­ны­ми. И вновь, и вновь нас начи­на­ют обма­ны­вать. Один из глав­ных при­е­мов дема­го­гии сле­ду­ю­щий. Из пра­виль­ных, каза­лось бы, фраз стро­ят­ся нуж­ные умо­за­клю­че­ния, но при этом логи­ка, по кото­рой дела­ют­ся выво­ды, совер­шен­но лож­ная. Одной такой пра­виль­ной фра­зой, кото­рой поль­зу­ют­ся для того, что­бы замо­ро­чить голо­ву, явля­ет­ся фра­за о желан­но­сти детей. Эта фра­за зву­чит кра­си­во, смысл ее почти оче­ви­ден и не вызы­ва­ет ника­ких сомне­ний. Конеч­но же, ребе­нок дол­жен быть желан­ным! Ложь начи­на­ет­ся тогда, когда из этой мыс­ли начи­на­ют делать выво­ды. Дей­стви­тель­но, мож­но сде­лать два совер­шен­но про­ти­во­по­лож­ных выво­да из этой мысли.

Нор­маль­ным выво­дом из этой фра­зы, кото­рый и отра­жа­ет истин­ный смысл ее, явля­ет­ся сле­ду­ю­щий. Как толь­ко ребе­нок появ­ля­ет­ся (а это про­ис­хо­дит по уче­нию Церк­ви в момент зача­тия) , он с это­го момен­та дол­жен стать желан­ным. Ребе­нок не может не быть желан­ным. Даже если он был неже­лан­ным до сво­е­го появ­ле­ния (то есть зача­тия), то он ста­но­вит­ся тако­вым, когда он уже появил­ся. Пусть ему толь­ко 2–3 дня, неде­ля или месяц, но для мате­ри это уже ее чело­ве­чек, ее кро­ви­нуш­ка, и не любить его уже нель­зя. Это нор­маль­ный вывод.

Но есть еще и ненор­маль­ный вывод. «Я его не жела­ла, не хоте­ла его появ­ле­ния, но он появил­ся. Он дол­жен был быть желан­ным, но я его так и не желаю, поэто­му пусть его не будет». Ну, не полу­чил­ся ребе­нок желан­ным, и зна­чит, его надо вычерк­нуть из спис­ков живых; про­сто надо подо­ждать, пока не появит­ся жела­ние иметь ребен­ка — тогда буду рожать. А пока жела­ния нет, мож­но с чистой сове­стью уби­вать всех сво­их зача­тых детей. Ведь ребе­нок дол­жен быть желанным!

Вспо­ми­наю рас­сказ одной жен­щи­ны о сво­ей семье. Пер­вый ребе­нок уже взрос­лый, вто­рой родил­ся инва­ли­дом, отста­ет в раз­ви­тии и тре­бу­ет мно­го сил по ухо­ду. Несмот­ря на предо­хра­не­ние от бере­мен­но­сти рож­да­ет­ся тре­тий ребе­нок. Сил не хва­та­ет, денег тоже, на рабо­ту не устро­ишь­ся с таки­ми детьми (один инва­лид, дру­гой груд­ной). «Да и рожать было стыд­но — воз­раст уже, засме­ют: вот, на ста­ро­сти реши­ла рожать». Но мыс­ли об абор­те не было. «Может, в дет­ский дом при­дет­ся отдать», — взды­ха­ет мать, ука­зы­вая на млад­ше­го ребен­ка. Пред­ла­гаю: «У меня есть зна­ко­мая семья, они хотят усы­но­вить ребен­ка. Может, отда­ди­те?» «Да что вы! Я ни за что ребен­ка не отдам. Это я толь­ко так хочу отдать, что­бы видеть­ся мож­но было, а когда полег­че будет — обрат­но взять. Да, может, и не отдам я его еще в детдом».

Это нор­маль­ная пози­ция нор­маль­ной жен­щи­ны. Да, тяже­ло, да, не хоте­ла ребен­ка, но он уже есть, и это мой ребе­нок, я его люб­лю и нико­му нико­гда не отдам. Для этой жен­щи­ны ребе­нок не может быть нежеланным.

Но, к сожа­ле­нию, сей­час не во всех жен­щи­нах живет такая нор­маль­ная пози­ция. И все чаще появ­ля­ет­ся дру­гая логи­ка, логи­ка чело­ве­ка очень жесто­ко­го и само­лю­би­во­го. Но жесто­кость пыта­ют­ся спря­тать за кра­си­вы­ми пра­виль­ны­ми фразами.

Попро­бую про­ил­лю­стри­ро­вать все безу­мие при попыт­ке оправ­дать абор­ты фра­зой о желан­но­сти детей. Пред­по­ло­жим, я гово­рю: «Я дол­жен жить со все­ми в люб­ви». Никто спо­рить не будет. Очень пра­виль­ная мысль. Но даль­ше я сде­лаю сле­ду­ю­щий вывод: «Посколь­ку неко­то­рых людей я не люб­лю, то я их буду уби­вать, ведь я дол­жен со все­ми жить в люб­ви». От тако­го выво­да ста­но­вит­ся страш­но. Но тогда страш­но долж­но быть и от фра­зы: «Я иду на аборт, пото­му что ребе­нок дол­жен быть желанным».

Ложь заклю­ча­ет­ся в том, что фра­за «Я дол­жен жить со все­ми в люб­ви» пред­по­ла­га­ет мой труд над собою, а не пра­во на убий­ство дру­гих людей. Если я кого-то не люб­лю, я дол­жен Заста­вить себя при­ми­рить­ся с этим чело­ве­ком и жить с ним в мире. И фра­за «Ребе­нок дол­жен быть желан­ным» тоже пред­по­ла­га­ет труд над сво­ей душой. Мать долж­на пре­одо­леть свое неже­ла­ние иметь ребен­ка: «Он появил­ся, и я долж­на заста­вить себя его полюбить».

Жен­щи­на, кото­рая идет на аборт, долж­на пони­мать, что она совер­ша­ет это зло­де­я­ние не пото­му, что ребе­нок дол­жен быть желан­ным, а пото­му, что она так и не захо­те­ла полю­бить свою кро­ви­нуш­ку, чье сер­деч­ко бьет­ся под ее сердцем.

После филь­ма

Конеч­но, убить лег­че, когда еще не видишь свою жерт­ву. Сто­ит ребен­ку родить­ся, как его уби­вать уже жалко.

Обра­щаю ваше вни­ма­ние на то, что гово­ри­лось в филь­ме. Абор­том жен­щи­на нано­сит вред здо­ро­вью сво­их буду­щих детей боль­ший, чем вред сво­е­му здо­ро­вью. Аборт — это очень жесто­кая опе­ра­ция для того неж­но­го орга­на, где дол­жен раз­ви­вать­ся ребе­нок. Мат­ка — слов­но рых­лая зем­ля, гото­вая при­нять в себя зача­тый плод и питать его во вре­мя бере­мен­но­сти. После абор­та, когда после уда­ле­ния ребен­ка мат­ка бук­валь­но выскаб­ли­ва­ет­ся, что­бы в ней ниче­го не оста­лось, как пра­ви­ло, оста­ют­ся руб­цы. Новый зача­тый, уже «желан­ный» ребе­нок попа­да­ет в изра­нен­ный орган. И во вре­мя бере­мен­но­сти он будет раз­ви­вать­ся гораз­до хуже. В луч­шем слу­чае он родит­ся про­сто сла­бень­ким, в худ­шем — с серьез­ны­ми нару­ше­ни­я­ми в рабо­те каких-нибудь орга­нов, нерв­ной систе­мы и т.д.

Я бы давал всем, иду­щим на аборт, сле­ду­ю­щий совет: роди и оставь в род­до­ме. Всех детей-отказ­ни­ков (от кото­рых отка­за­лись роди­те­ли в род­до­ме) усы­нов­ля­ют в тече­ние шести-вось­ми меся­цев. Это будет луч­ше и ребен­ку, кото­рый най­дет любя­щих роди­те­лей, и самой родив­шей, кото­рая сохра­нит свое здо­ро­вье и здо­ро­вье сво­их буду­щих детей.

Беседа 7. Нежелание иметь детей (Планирование семьи)

Сего­дня мне хоте­лось про­дол­жить тему гре­хов, свя­зан­ных с неже­ла­ни­ем иметь детей. Как появ­ля­ют­ся дети, зна­ют все. Вна­ча­ле быва­ет супру­же­ская бли­зость, от кото­рой про­ис­хо­дит зача­тие, через неко­то­рое вре­мя после кото­ро­го про­ис­хо­дит рож­де­ние ребен­ка. Эту-то нор­маль­ную зако­но­мер­ность (бли­зость — бере­мен­ность — ребе­нок) пыта­ют­ся изуро­до­вать. Дела­ют так, что­бы была бли­зость, но не было зача­тия. А если зача­тие было, то дела­ют так, что­бы зача­тый ребе­нок не родил­ся. Отсю­да вид­но, что сей­час есть два основ­ных направ­ле­ния по борь­бе с детьми — про­ти­во­за­ча­точ­ные сред­ства и абор­ты. В древ­но­сти, когда не была столь раз­ви­та инду­стрия кон­тра­цеп­ти­вов, когда аборт счи­тал­ся смерт­ным гре­хом, рожа­ли столь­ко, сколь­ко посы­лал Гос­подь. В про­шлый раз мы смот­ре­ли фильм про абор­ты. Я думаю, что сей­час никто из вас не сомне­ва­ет­ся, что аборт — это страш­ное явле­ние нашей жиз­ни. Сего­дня мы оста­но­вим­ся на дру­гих уро­ду­ю­щих семью спо­со­бах избе­жать рож­де­ния ребенка.

Сей­час, когда супру­ги эле­мен­тар­но не хотят иметь детей, это назы­ва­ет­ся мод­ны­ми сло­ва­ми — «пла­ни­ро­ва­ние семьи». На самом деле прак­ти­че­ски все пла­ни­ро­ва­ние сво­дит­ся толь­ко к уме­нию поль­зо­вать­ся про­ти­во­за­ча­точ­ны­ми сред­ства­ми. Пла­ни­ро­ва­ние ока­зы­ва­ет­ся направ­лен­ным толь­ко в одну сто­ро­ну — сто­ро­ну умень­ше­ния рождаемости.

Я бы нико­гда не осме­лил­ся под­ни­мать подоб­ные темы в бесе­дах с под­рост­ка­ми, если бы к это­му не при­нуж­да­ли обсто­я­тель­ства. Уже сей­час на теле­ви­де­нии идет откры­тая рекла­ма гор­мо­наль­ных про­ти­во­за­ча­точ­ных средств. Во мно­гих мага­зи­нах, рабо­та­ю­щих круг­ло­су­точ­но, рядом со жвач­кой мож­но уви­деть пре­зер­ва­ти­вы. Ста­тьи на раз­врат­ные темы печа­та­ют­ся в газе­тах, выхо­дя­щих огром­ным тира­жом. Эти темы актив­но под­ни­ма­ют­ся в попу­ляр­ных моло­деж­ных журналах.

Я нач­ну с одно­го крайне рас­про­стра­нен­но­го заблуж­де­ния. В одном клас­се на сле­ду­ю­щей бесе­де после филь­ма про аборт одна девуш­ка заяви­ла мне: «Вы, батюш­ка, все пута­е­те. Поче­му же вы назы­ва­е­те исполь­зо­ва­ние про­ти­во­за­ча­точ­ных средств гре­хом? Ведь как раз они-то и спа­са­ют людей от абор­тов». Это очень рас­про­стра­нен­ное заблуж­де­ние, что яко­бы эти сред­ства умень­ша­ют коли­че­ство абор­тов. Ста­ти­сти­ка же гово­рит иное. В Аме­ри­ке, где с млад­ших клас­сов суще­ству­ют про­грам­мы сек­су­аль­но­го про­све­ще­ния и где уже с ран­не­го воз­рас­та все под­рост­ки зна­ют о кон­тра­цеп­ции прак­ти­че­ски все, а про­ти­во­за­ча­точ­ные сред­ства крайне доступ­ны для моло­де­жи, каза­лось бы, абор­тов долж­но быть мень­ше: ведь они уме­ют предо­хра­нять­ся. Но ока­зы­ва­ет­ся все наобо­рот. Чис­ло бере­мен­но­стей сре­ди школь­ниц в Аме­ри­ке в десять раз боль­ше, чем в Рос­сии. Это ста­ти­сти­ка кон­ца 90‑х годов. Оче­вид­но, что почти все эти бере­мен­но­сти закан­чи­ва­ют­ся абортами.

Поче­му так полу­ча­ет­ся? Объ­яс­нить очень про­сто. Уме­ние поль­зо­вать­ся кон­тра­цеп­ти­ва­ми при­во­дит моло­дых людей к без­от­вет­ствен­но­сти в сек­су­аль­ной жиз­ни: «А чего боять­ся? Ниче­го не будет!» Без­от­вет­ствен­ность рож­да­ет рас­пу­щен­ность нра­вов, что при­во­дит к тому, что коли­че­ство слу­чай­ных без­от­вет­ствен­ных и бес­по­ря­доч­ных поло­вых свя­зей воз­рас­та­ет в 30–40 раз (!). Кон­тра­цеп­ти­вы дают некую защи­ту от бере­мен­но­сти, но неболь­шую — на 70–90%, поэто­му коли­че­ство бере­мен­но­стей уве­ли­чи­ва­ет­ся не в 30–40, а «все­го» в 10 раз. Запом­ним это. Нрав­ствен­ный вред про­ти­во­за­ча­точ­ных средств во мно­го раз боль­ше, чем та «поль­за», кото­рую они яко­бы приносят.

Когда в Яро­слав­ле в 1993 году поста­ви­ли жут­кий экс­пе­ри­мент и всех школь­ни­ков про­пу­сти­ли через двух­не­дель­ные кур­сы по сек­су­аль­но­му «про­све­ще­нию», то в сле­ду­ю­щем же году коли­че­ство изна­си­ло­ва­ний вырос­ло в 2 раза, а сре­ди под­рост­ков до 14 лет чис­ло слу­ча­ев вене­ри­че­ских забо­ле­ва­ний через год (у этих болез­ней есть инку­ба­ци­он­ный пери­од, и они не сра­зу рас­про­стра­ня­ют­ся) уве­ли­чи­лось в два раза, а еще через год — в девять раз. При­чем в дру­гих местах если и было уве­ли­че­ние чис­ла вене­ри­че­ских забо­ле­ва­ний из-за обще­го паде­ния нра­вов, то сре­ди более стар­ших моло­дых людей. Здесь же рост болез­ней сре­ди под­рост­ков имен­но до 14 лет был явно свя­зан с ран­ним «про­све­ще­ни­ем». Циф­ры очень похо­жие с Аме­ри­кой. Когда детей учи­ли поль­зо­вать­ся про­ти­во­за­ча­точ­ны­ми сред­ства­ми, их убеж­да­ли, что эти сред­ства защи­ща­ют и от болез­ней. Но от болез­ней они защи­ща­ют толь­ко на 70%, а от СПИ­Да — и вовсе не защи­ща­ют. В ито­ге вме­сто объ­яв­ля­е­мо­го умень­ше­ния болез­ней насту­пил их рез­кий рост.

Меж­ду абор­та­ми и «без­опас­ным» сек­сом самая пря­мая связь. Дей­стви­тель­но, давай­те поду­ма­ем вме­сте. Я бы выде­лил два типа семей по их отно­ше­нию к супру­же­ской бли­зо­сти. Пер­вый тип семей — Это нор­маль­ные креп­кие семьи, где для супру­гов бли­зость име­ет толь­ко плю­сы. Во-пер­вых, они хотят детей; во-вто­рых, бли­зость свя­за­на с некой при­ят­но­стью ощу­ще­ний. Гос­подь так устро­ил, что неко­то­рые физио­ло­ги­че­ские про­цес­сы, необ­хо­ди­мые нам для суще­ство­ва­ния, свя­за­ны с удо­воль­стви­ем. Напри­мер, нам необ­хо­ди­мо питать­ся, а Гос­подь сде­лал так, что есть — это при­ят­но. Итак, пер­вый тип семей: на пер­вом месте у них рож­де­ние детей, на вто­ром месте — удовольствие.

Вто­рой же тип семьи сле­ду­ю­щий. Супру­ги пони­ма­ют, что бли­зость — это огром­ное удо­воль­ствие, но, к сожа­ле­нию, бли­зость име­ет одно очень непри­ят­ное свой­ство — от него рож­да­ют­ся дети. Это боль­шой минус.

 1‑й тип  2‑й тип
   1. Дети ( + )    1. Наслаждение ( + + )
   2. Наслаждение ( + )    2. Дети ( – – )

Вопрос к вам: абор­ты совер­ша­ют­ся в каких семьях — пер­во­го или вто­ро­го типа? Всем оче­вид­но, что в семьях вто­ро­го типа. А теперь вопрос хит­рее: а про­ти­во­за­ча­точ­ные сред­ства какие семьи исполь­зу­ют? Смот­ри­те — опять те же семьи вто­ро­го типа. В семьях пер­во­го типа к про­ти­во­за­ча­точ­ным сред­ствам при­бе­га­ют гораз­до реже. Или есть меди­цин­ские пока­за­ния к тому, что бере­мен­ность опас­на для здо­ро­вья и жиз­ни жен­щи­ны, или в этой семье уже роди­лось трое-чет­ве­ро детей. Но даже если в такой семье и насту­пит неже­ла­тель­ная для супру­гов бере­мен­ность, то к абор­ту она нико­гда не при­ве­дет. «Да, не хоте­ли боль­ше рожать детей, но он уже появил­ся. Ниче­го, спра­вим­ся и еще с одним». Запом­ним это: на абор­ты идут те же самые люди, что поль­зу­ют­ся про­ти­во­за­ча­точ­ны­ми сред­ства­ми. Ибо и на аборт, и на исполь­зо­ва­ние кон­тра­цеп­ти­вов людей тол­ка­ет толь­ко одно — силь­ное неже­ла­ние иметь детей. Обыч­но собы­тия раз­ви­ва­ют­ся сле­ду­ю­щим обра­зом. Супру­ги не хотят детей, поль­зу­ют­ся сред­ства­ми для предо­хра­не­ния от бере­мен­но­сти. Но нет средств, даю­щих сто­про­цент­ную защи­ту. Насту­па­ет бере­мен­ность, но жела­ния иметь ребен­ка так и не появ­ля­ет­ся. Супру­ги идут на аборт, убеж­дая себя, что это про­сто неза­пла­ни­ро­ван­ная бере­мен­ность, а в сле­ду­ю­щий раз, когда они запла­ни­ру­ют рож­де­ние ново­го ребен­ка, он, дескать, обя­за­тель­но появится.

Итак, для меня оче­вид­но, что предо­хра­не­ние от бере­мен­но­сти — это грех про­тив семьи. Невоз­мож­на креп­кая семья там, где нет жела­ния иметь детей. Истин­ная любовь, воз­ни­ка­ю­щая меж­ду супру­га­ми, тре­бу­ет того, что­бы поде­лить­ся этой любо­вью еще с кем-нибудь. Сча­стье супру­гов еще боль­ше уве­ли­чи­ва­ет­ся от того, что чле­нов семьи, носи­те­лей это­го сча­стья, ста­но­вит­ся все боль­ше. Если же вза­им­ной при­вя­зан­но­сти супру­гов хва­та­ет толь­ко друг на дру­га, а любой «тре­тий» будет уже лиш­ним и нару­шит «гар­мо­нию» семьи, то ясно, что истин­ной люб­ви в этой семье нет.

Так же и жад­ный чело­век будет радо­вать­ся сво­е­му богат­ству, но и нена­ви­деть любо­го, кто пре­тен­ду­ет на его сбе­ре­же­ния. Но это очень нехо­ро­шая радость, она не дает сча­стья, а толь­ко муча­ет чело­ве­ка, напол­ня­ет стра­хом поте­рять богат­ство, стра­хом перед завист­ни­ка­ми. А есть радость щед­ро­го чело­ве­ка, кото­рый раду­ет­ся сво­е­му богат­ству, пото­му что оно дает ему воз­мож­ность помо­гать дру­гим. Это уже чистая, свет­лая радость.

В обыч­ных семьях (я не беру спив­ших­ся, дегра­ди­ро­вав­ших людей) коли­че­ство детей — это пока­за­тель сча­стья в семье.

Итак, если супру­ги избе­га­ют зача­тия детей — это при­знак духов­но боль­ной семьи, а духов­ная болезнь — это и есть грех. Этот грех осо­бен­но опа­сен тем, что он почти никем не счи­та­ет­ся гре­хом. Но это — грех, он или сам силь­но уро­ду­ет семью, или же явля­ет­ся резуль­та­том дру­гой духов­ной болез­ни в семье.

В этой бесе­де я буду часто касать­ся вопро­са супру­же­ской бли­зо­сти, поэто­му перед тем как кос­нуть­ся этой темы непо­сред­ствен­но, отме­чу, какое место в семей­ной жиз­ни зани­ма­ет супру­же­ская бли­зость. Дело в том, что когда моло­дой чело­век фор­ми­ру­ет свои пред­став­ле­ния об отно­ше­ни­ях меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной на осно­ва­нии теле- и видео­филь­мов, то эти пред­став­ле­ния силь­но иска­же­ны. Иде­аль­ная пара пред­ста­ет веч­но целу­ю­щей­ся, при­чем толь­ко затяж­ны­ми поце­лу­я­ми, а любое про­яв­ле­ние вни­ма­ния и неж­но­сти геро­ев друг к дру­гу обя­за­тель­но сво­дит­ся к постель­ной сцене. Воз­ни­ка­ет впе­чат­ле­ние, что семей­ная жизнь про­те­ка­ет на 90% в спальне. Но это совсем не так.

К иска­жен­ным пред­став­ле­ни­ям о бра­ке мож­но доба­вить еще один крайне рас­про­стра­нен­ный миф, про­ник­ший к нам в самом нача­ле «пере­строй­ки». Он заклю­ча­ет­ся в том, что яко­бы боль­шин­ство раз­во­дов совер­ша­ет­ся исклю­чи­тель­но из-за того, что супру­ги не уме­ют зани­мать­ся «любо­вью». Отсю­да все раз­ла­ды и скан­да­лы в семье.

Что­бы объ­яс­нить, какое место в дей­стви­тель­но­сти зани­ма­ет интим­ная сто­ро­на в отно­ше­ни­ях меж­ду супру­га­ми, я бы при­вел сле­ду­ю­щее срав­не­ние. Супру­же­ская бли­зость подоб­на десер­ту после обе­да. Чело­век, когда он пра­виль­но пита­ет­ся, вку­ша­ет пер­вое блю­до — какой-нибудь суп, потом вто­рое — кар­тош­ку с кот­ле­той, и толь­ко затем чай с какой нибудь кон­фе­той, пече­ньем или варе­ньем. Вопрос: какое место зани­ма­ют пече­нье и варе­нье в про­цес­се пита­ния? Очень про­стое: это завер­ше­ние обе­да неким лаком­ством после нор­маль­ной, здо­ро­вой, пол­но­цен­ной пищи. Напри­мер, моро­же­ное очень вкус­ное и кало­рий­ное. А мож­но питать­ся одним моро­же­ным или одним варе­ньем? Ясно, что нет.

Я одна­жды экс­пе­ри­мен­ти­ро­вал так по сво­ей глу­по­сти. Когда я жил в обще­жи­тии и опаз­ды­вал на ужин в сто­ло­вую, а гото­вить его в ком­на­те было лень, то пере­би­вал­ся про­сто чаем с раз­но­го рода бутер­бро­да­ми, булоч­ка­ми и т.д. Теперь я крайне жалею об этом, пото­му что мучить­ся с желуд­ком при­хо­дит­ся с тех пор уже несколь­ко лет под­ряд. Силь­но под­пор­тив таким пове­де­ни­ем свое здо­ро­вье, я до сих пор не могу при­ве­сти его в поря­док. Итак, у десер­та долж­но быть свое место — это толь­ко при­ят­ное допол­не­ние к нор­маль­ной, здо­ро­вой, пол­но­цен­ной пище. Сам десерт пол­но­цен­ной пищей не явля­ет­ся. Если он ста­но­вит­ся основ­ной пищей, то жди болезней.

То же самое мож­но ска­зать о супру­же­ской бли­зо­сти. Нор­маль­ной, здо­ро­вой, пол­но­цен­ной пище в дан­ном слу­чае будут соот­вет­ство­вать нор­маль­ные, цело­муд­рен­ные, про­пи­тан­ные забо­той и любо­вью друг к дру­гу и детям отно­ше­ния меж­ду супру­га­ми. Когда отно­ше­ния меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной в боль­шей части начи­на­ют вра­щать­ся вокруг интим­ной сто­ро­ны, то эти отно­ше­ния рож­да­ют духов­ные болез­ни. В креп­ких семьях отно­ше­ния меж­ду супру­га­ми на 99% состо­ят из забо­ты друг о дру­ге, из сов­мест­ных тру­дов по веде­нию хозяй­ства, по вос­пи­та­нию детей. И когда в этих сов­мест­ных тру­дах один из супру­гов видит в дру­гом посто­ян­ное про­яв­ле­ние люб­ви, то тогда супру­же­ская бли­зость быва­ет есте­ствен­ным завер­ше­ни­ем этой люб­ви, про­яв­ле­ни­ем неж­но­сти и внимания.

Но как толь­ко хотя бы в одном из супру­гов мож­но заме­тить недо­ста­ток люб­ви, кото­рый про­яв­ля­ет­ся в том, что он не сра­зу помо­га­ет, не сра­зу под­дер­жи­ва­ет, не берет на себя ответ­ствен­но­сти в слож­ных ситу­а­ци­ях, то како­вы будут после это­го отно­ше­ния меж­ду супру­га­ми? Муж при­шел с рабо­ты, улег­ся на диван, весь вечер читал газе­ты, смот­рел теле­ви­зор, в то вре­мя как жена гото­ви­ла еду на сле­ду­ю­щий день, про­ве­ря­ла домаш­нюю рабо­ту у детей и уби­ра­лась. Раз­ве после это­го она с радо­стью будет про­яв­лять неж­ность к мужу, когда он захо­чет полу­чить ночью «закон­ных» уте­ше­ний? Ниче­го подоб­но­го! В отно­ше­ни­ях будет накап­ли­вать­ся раз­лад, кото­рый вско­ре дой­дет и до серьез­ных раз­мол­вок. И дей­стви­тель­но, пер­вое место, где начи­на­ют про­яв­лять­ся те тре­щи­ны, кото­рые нако­пи­лись в семей­ных отно­ше­ни­ях, — это будет постель. Муж­ское само­лю­бие будет очень силь­но уязв­лять­ся жен­ской холод­но­стью. Но все это будет про­ис­хо­дить не из-за сек­су­аль­ной непро­све­щен­но­сти или несов­ме­сти­мо­сти, а из-за того, что ника­кая жен­щи­на не захо­чет ложить­ся рядом с муж­чи­ной, в кото­ром она не чув­ству­ет люб­ви к себе, за кото­рым она не чув­ству­ет себя, как за камен­ной стеной.

Но вер­нем­ся к теме неже­ла­ния супру­гов иметь детей. Я отме­чу как духов­ный, так и телес­ный вред пла­ни­ро­ва­ния семьи.

Зада­ча предо­хра­ня­ю­щих от бере­мен­но­сти средств про­ста — не лишать супру­гов удо­воль­ствия от супру­же­ской бли­зо­сти, но изба­вить их от тру­да по вос­пи­та­нию детей.

Каков же духов­ный вред предо­хра­не­ния? Во-пер­вых, кон­тра­цеп­ция пря­мо свя­за­на с бого­хуль­ством. Мы уже гово­ри­ли, что в момент зача­тия неви­ди­мо при­сут­ству­ет Бог, даруя малень­кой кле­точ­ке буду­ще­го ребен­ка живую душу. Исполь­зуя про­ти­во­за­ча­точ­ные сред­ства, супру­ги сво­и­ми дей­стви­я­ми гово­рят: «Гос­по­ди! То, чем мы сей­час будем зани­мать­ся, Тебя не каса­ет­ся, мы тут сами раз­бе­рем­ся». Бог созна­тель­но изго­ня­ет­ся из семьи, где предо­хра­ня­ют­ся от бере­мен­но­сти. Раз­ве это не грех? Для глу­бо­ко веру­ю­щей семьи это было бы бого­хуль­ством (за исклю­че­ни­ем мно­го­дет­ных семей или семей, где у супру­ги при­сут­ству­ет серьез­ное заболевание).

Во-вто­рых, кон­тра­цеп­ция спо­соб­ству­ет раз­ви­тию в чело­ве­ке блуд­ной стра­сти. Борь­ба со стра­стя­ми — это дело, кото­рым зани­ма­ют­ся толь­ко глу­бо­ко веру­ю­щие хри­сти­ане, но узнать о том, что такое стра­сти и чем они страш­ны, будет полез­но и неверующему.

Что такое стра­сти? Страсть — это такая ста­дия раз­ви­тия гре­ха, когда он окон­ча­тель­но заво­е­вы­ва­ет душу чело­ве­ка. Чело­век не может уже спра­вить­ся со сво­и­ми жела­ни­я­ми, и от это­го начи­на­ют­ся стра­да­ния (страсть = стра­да­ние). Стра­да­ет либо сам чело­век, либо окру­жа­ю­щие его люди. Чаще стра­да­ют все.

Как раз­ви­ва­ют­ся стра­сти? Обыч­но люди наив­но пола­га­ют, что если, напри­мер, съесть в два раза боль­ше еды за один раз, то будешь вдвое более сытым, и мож­но потом доль­ше не есть. Но все про­ис­хо­дит ина­че. Чело­век уви­дел и купил очень вкус­ные бутер­бро­ды. Он один раз съел вме­сто обыч­ных двух бутер­бро­дов четы­ре, вто­рой раз, тре­тий… Боль­ше, чем нуж­но, орга­низм усва­и­вать не будет, лиш­нее выбро­сит, но желу­док, будучи живой тка­нью, име­ет спо­соб­ность рас­тя­ги­вать­ся. Набил несколь­ко раз живот лиш­ним, зна­чит, желу­док рас­тя­нет­ся. И что­бы вновь полу­чить ощу­ще­ние сыто­сти, необ­хо­ди­мо поло­жить в него уже боль­шее коли­че­ство пищи, что­бы она при­ят­но нада­ви­ла на нерв­ные окон­ча­ния в желуд­ке. То есть чело­век после несколь­ких пере­еда­ний теперь будет хотеть все­гда (!) есть боль­ше. Еще поболь­ше поест, зна­чит, еще боль­ше воз­рас­тут его аппе­ти­ты. О том, как может живот рас­тя­ги­вать­ся у тол­стя­ков, все дога­ды­ва­ют­ся. Что­бы пол­но­му чело­ве­ку полу­чить ощу­ще­ние сыто­сти, ему надо съесть очень много.

Таков закон раз­ви­тия стра­сти. Все начи­на­ет­ся с удо­вле­тво­ре­ния вполне есте­ствен­но­го жела­ния чело­ве­ка. Но как толь­ко это жела­ние начи­на­ет удо­вле­тво­рять­ся сверх есте­ствен­ной потреб­но­сти, то чем боль­ше это жела­ние удо­вле­тво­ря­ешь, тем боль­ше оно раз­жи­га­ет­ся и вла­де­ет чело­ве­ком. Жела­ние поесть вполне есте­ствен­но для чело­ве­ка. Само по себе оно никак не гре­хов­но. Но наби­вать живот или сма­ко­вать какой-нибудь про­дукт, насла­жда­ясь вку­со­вы­ми ощу­ще­ни­я­ми, уже нет ника­кой потребности.

Чув­ства очень лег­ко при­туп­ля­ют­ся. Полу­чив яркое впе­чат­ле­ние от чего-то, чело­век хочет повто­рить те же ощу­ще­ния. Но чув­ства-то вско­ре при­ту­пят­ся, и что­бы испы­тать эмо­ци­о­наль­ную встряс­ку, надо при­ло­жить уже боль­ше уси­лий. Так страсть застав­ля­ет чело­ве­ка рабо­тать на себя. Она вла­де­ет им.

Гос­подь устро­ил чело­ве­ка так, что в семье в супру­же­скую бли­зость вно­сят­ся вполне есте­ствен­ные огра­ни­че­ния. Есть огра­ни­че­ния во вре­мя бере­мен­но­сти, во вре­мя месяч­ных цик­лов. Страсть блу­да так­же сдер­жи­ва­ет­ся, напри­мер, тру­да­ми по вос­пи­та­нию детей. Но чело­век — хит­рое суще­ство, он вез­де хочет най­ти лазей­ку для любой стра­сти: про­ти­во­за­ча­точ­ные сред­ства (насла­ждай­ся, не думая о детях), супер­сжи­га­те­ли жира (ешь­те, что хоти­те, насла­ждай­тесь едой, не боясь, что раз­жи­ре­е­те) и т.д.

Что про­ис­хо­дит с супру­га­ми, кото­ры­ми вла­де­ет страсть? Их брак ста­но­вит­ся все сла­бее! Муж уез­жа­ет в коман­ди­ров­ку на пол­го­да. Но ни он, ни супру­га не могут выдер­жать столь­ко вре­ме­ни без супру­же­ской бли­зо­сти. Поэто­му смеш­ные анек­до­ты из серии «Воз­вра­ща­ет­ся муж из коман­ди­ров­ки…» ста­но­вят­ся печаль­ной прав­дой. Супру­ги изме­ня­ют друг дру­гу. Пом­ню испо­ведь одно­го моло­до­го чело­ве­ка, кото­рый гово­рил, что он уез­жал на год в коман­ди­ров­ку. «Ну, есте­ствен­но, изме­нял супру­ге». Спра­ши­ваю: «А поче­му есте­ствен­но-то?» — «Ну как? Раз­ве может муж­чи­на быть без жен­щи­ны целый год?» Неесте­ствен­ным явля­ет­ся как раз то, что чело­век уже не может управ­лять сво­и­ми чувствами.

Живот­ные не могут управ­лять сво­и­ми чув­ства­ми, как чело­век. Страсть дела­ет чело­ве­ка зве­ро­по­доб­ным, а чело­ве­че­ский образ теря­ет­ся. Гос­подь сотво­рил чело­ве­ка разум­ным и дал ему спо­соб­ность управ­лять сво­и­ми жела­ни­я­ми, чув­ства­ми и мыс­ля­ми. Живот­ные на это неспо­соб­ны. Поэто­му их жела­ния и чув­ства регу­ли­ру­ют­ся дру­гим спо­со­бом. Живот­ных Гос­подь устро­ил так, что в опре­де­лен­ный пери­од года у них про­сы­па­ет­ся инстинкт к раз­мно­же­нию. Когда зача­тие уже про­изо­шло, сам­ка уже нико­гда не под­пу­стит к себе сам­ца, про­сы­па­ет­ся дру­гой инстинкт — мате­рин­ский. Если кош­ка забе­ре­ме­не­ет, то все коты будут обхо­дить ее сто­ро­ной, ина­че она про­сто раз­де­рет им морду.

У чело­ве­ка таких пери­о­дов нет, он сам опре­де­ля­ет свое пове­де­ние. Чело­век часто опус­ка­ет­ся ниже живот­ных, когда, напри­мер, муж­чи­на и жен­щи­на соеди­ня­ют­ся во вре­мя бере­мен­но­сти. По цер­ков­ной тра­ди­ции, с того момен­та, как супру­ги узна­ют о бере­мен­но­сти, они пре­кра­ща­ют супру­же­ское обще­ние. Дей­стви­тель­но, если зача­тие в это вре­мя невоз­мож­но, то соеди­не­ние будет бес­цель­ным. Даже по меди­цин­ским пока­за­ни­ям неже­ла­тель­но соеди­нять­ся в пер­вые меся­цы бере­мен­но­сти, так как это может при­ве­сти к выки­ды­шу, и в послед­ние меся­цы, что­бы не навре­дить ребен­ку. То есть спо­соб­ность к воз­дер­жа­нию — это самая есте­ствен­ная и, более того, необ­хо­ди­мая спо­соб­ность человека.

Неда­ром сим­во­лом блуд­ной стра­сти с древ­ней­ших вре­мен был кро­лик (вспом­ни­те жур­нал «Playboy»), счи­тав­ший­ся нечи­стым живот­ным. Кро­ли­ки — одни из немно­гих живот­ных, у кото­рых сам­ка под­пус­ка­ет к себе сам­ца во вре­мя бере­мен­но­сти, ино­гда даже перед самы­ми рода­ми. Гос­подь, види­мо, спе­ци­аль­но лишил этих живот­ных мате­рин­ско­го инстинк­та, что­бы чело­век уви­дел, что быва­ет при отсут­ствии это­го инстинк­та. Мно­гие зна­ют, что если кроль­чи­ху после родов сра­зу не напо­ить хоро­шо водой или не отнять у нее кроль­чат, то она может их сожрать. Заме­чу: мате­рин­ский инстинкт, направ­лен­ный на защи­ту дете­ны­ша, еди­ный — как на вре­мя бере­мен­но­сти, так и на вре­мя после родов. Тот, кто не бере­жет ребен­ка во вре­мя бере­мен­но­сти, не будет его беречь и потом. Вот что быва­ет с живот­ны­ми, если у них непра­виль­но рабо­та­ют инстинк­ты. То же самое про­ис­хо­дит с чело­ве­ком, если он теря­ет спо­соб­ность к воз­дер­жа­нию. Когда невоз­дер­жан­ный муж узна­ет о бере­мен­но­сти жены, что вно­сит огра­ни­че­ния в их блуд­ную жизнь, он наста­и­ва­ет на абор­те. Чем такой чело­век луч­ше кролика?

Чело­век, кото­рым овла­де­ва­ет страсть, упо­доб­ля­ет­ся нера­зум­ным живот­ным. Очень ред­кие живот­ные спо­соб­ны к созда­нию устой­чи­вых семей­ных пар. Чело­век страст­ный неспо­со­бен создать креп­кую семью. Конеч­но, страсть блу­да силь­но раз­ви­ва­ет­ся не толь­ко бла­го­да­ря кон­тра­цеп­ти­вам, зна­чи­тель­ную роль здесь игра­ют сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции. СМИ раз­жи­га­ют жела­ния, а про­ти­во­за­ча­точ­ные сред­ства пыта­ют­ся снять вся­кую ответ­ствен­ность при соеди­не­нии: «Не бой­тесь, детей не будет!»

Дей­ствие духов­ной стра­сти мож­но срав­нить с дей­стви­ем нар­ко­ти­ка. Дей­ствие нар­ко­ти­че­ско­го веще­ства очень ско­ро при­туп­ля­ет­ся, орга­низм при­вы­ка­ет к нему. Поэто­му тре­бу­ет­ся уве­ли­че­ние дозы или пере­ход к более силь­ным нар­ко­ти­кам. То же самое про­ис­хо­дит меж­ду супру­га­ми. Если ими вла­де­ет страсть, то вско­ре все отно­ше­ния меж­ду ними будут сво­дить­ся к постель­ным, а нор­маль­ная чело­ве­че­ская забо­та друг о дру­ге, осно­ван­ная на душев­ной и духов­ной бли­зо­сти, будет отхо­дить на вто­рой план. Супру­ги ста­но­вят­ся не еди­ной пло­тью, а про­сто посто­ян­ны­ми парт­не­ра­ми. И очень веро­ят­но, что страсть потре­бу­ет от сво­их рабов сме­ны парт­не­ров, что­бы испы­тать новые ощу­ще­ния, вновь почув­ство­вать новиз­ну от сбли­же­ния с новым человеком.

Но не толь­ко духов­ный вред при­но­сит исполь­зо­ва­ние про­ти­во­за­ча­точ­ных средств. Суще­стве­нен и вред здо­ро­вью. Боль­ше все­го удар по здо­ро­вью полу­ча­ют жен­щи­ны. Нач­ну с того, что жен­ский орга­низм — это вооб­ще уди­ви­тель­ное тво­ре­ние Божие. Муж­ской орга­низм по срав­не­нию с ним — это то же, что дере­вян­ные сче­ты по срав­не­нию с каль­ку­ля­то­ром. Муж­ской орга­низм все­гда нахо­дит­ся в одном состо­я­нии, жен­ский же может нахо­дить­ся в четы­рех совер­шен­но раз­ных состояниях:

  • дев­ствен­ность (супру­же­ской бли­зо­сти нет, орга­ны, свя­зан­ные с рож­де­ни­ем ребен­ка, нахо­дят­ся в полусне);
  • готов­ность к бере­мен­но­сти (все орга­ны нахо­дят­ся в пол­ной готов­но­сти к зачатию);
  • бере­мен­ность;
  • корм­ле­ние грудью.

В каж­дом из этих состо­я­ний орга­низм рабо­та­ет по-раз­но­му, и каж­дый раз, пере­хо­дя из одно­го состо­я­ния в дру­гое, жен­щи­на ощу­ща­ет в себе очень серьез­ную пере­строй­ку. Все пере­ме­ны в рабо­те жен­ско­го орга­низ­ма осу­ществ­ля­ют­ся с помо­щью тон­ких гор­мо­наль­ных настроек.

Как толь­ко в утро­бе жен­щи­ны появ­ля­ет­ся ребе­нок, весь ее орга­низм пере­стра­и­ва­ет­ся, он пре­вра­ща­ет­ся в малень­кую фаб­ри­ку по при­го­тов­ле­нию пита­ния для зача­то­го ребен­ка. Когда он рож­да­ет­ся на свет, то про­ис­хо­дит новая пере­строй­ка, теперь мама ста­но­вит­ся фаб­ри­кой по при­го­тов­ле­нию моло­ка для мла­ден­ца. И все эти состо­я­ния мало пере­се­ка­ют­ся. Во вре­мя корм­ле­ния гру­дью зача­тие ново­го ребен­ка мало­ве­ро­ят­но, посколь­ку в этот пери­од выде­ля­ют­ся осо­бые веще­ства в орга­низ­ме мате­ри, пре­пят­ству­ю­щие созре­ва­нию новой яйце­клет­ки. А сей­час мате­ри, кото­рые покор­мят мла­ден­цев гру­дью два меся­ца, а потом пере­ста­ют, на тре­тий уже вновь спо­соб­ны к зача­тию. И начи­на­ют поль­зо­вать­ся раз­лич­ны­ми сред­ства­ми, что­бы избе­жать зача­тия вме­сто того, что­бы про­сто кор­мить гру­дью. Хотя для здо­ро­вья ребен­ка будет полез­нее воз­дер­жи­вать­ся и во вре­мя корм­ле­ния грудью.

Схо­ди­те в нашу дет­скую поли­кли­ни­ку. Там на стене висит пла­кат про груд­ное вскарм­ли­ва­ние. Чер­ным по бело­му там напи­са­но, что груд­ное вскарм­ли­ва­ние предо­хра­ня­ет от бере­мен­но­сти. Рань­ше жен­щи­ны кор­ми­ли до двух-трех лет, что и явля­лось самым есте­ствен­ным спо­со­бом предо­хра­не­ния от частых бере­мен­но­стей. Погод­ки были доста­точ­ной ред­ко­стью. Мне­ние о том, что рань­ше жен­щи­ны каж­дый год рожа­ли и во всех семьях было по десять-две­на­дцать детей, — это чистой воды миф, выду­ман­ный в наше вре­мя для оправ­да­ния кон­тра­цеп­ти­вов. Вспом­ним ста­рые сказ­ки. «Было у царя три сына…» Или три дочери…

Напри­мер, жен­щи­на поль­зу­ет­ся гор­мо­наль­ны­ми про­ти­во­за­ча­точ­ны­ми сред­ства­ми. Чего она этим дости­га­ет? Она вме­ши­ва­ет­ся в эту тон­ко настро­ен­ную систе­му. Это бес­след­но не про­хо­дит. Тако­го оби­лия жен­ских болез­ней, как сей­час, рань­ше нико­гда не было. Если где-нибудь сей­час появит­ся изве­стие, что какие-нибудь кури­ные нож­ки, при­ве­зен­ные к нам из-за гра­ни­цы, напич­ка­ны гор­мо­наль­ны­ми пре­па­ра­та­ми, то нач­нет­ся целая вол­на про­те­стов. Но о том, что в каж­дой гор­мо­наль­ной про­ти­во­за­ча­точ­ной таб­лет­ке содер­жит­ся в десят­ки раз боль­ше гор­мо­нов, чем может ока­зать­ся в одном око­роч­ке, об этом все молчат.

Вот одна исто­рия. Одна при­хо­жан­ка до при­хо­да в храм несколь­ко лет поль­зо­ва­лась одним из гор­мо­наль­ных средств. Когда она захо­те­ла родить ребен­ка, то едва оста­лась жива. От это­го сред­ства про­изо­шло суже­ние маточ­ных труб, по кото­рым зача­тый мла­де­нец спус­ка­ет­ся в мат­ку. В этих тру­бах обра­зо­ва­лись спай­ки. В резуль­та­те она зача­ла ребен­ка, но он так и не смог спу­стить­ся в мат­ку. Она попа­да­ет в реани­ма­цию с диа­гно­зом «вне­ма­точ­ная бере­мен­ность». Вне­ма­точ­ная бере­мен­ность — это сто­про­цент­ная гибель ребен­ка от голо­да плюс угро­за жиз­ни мате­ри. После опе­ра­ции, во вре­мя кото­рой ей при­шлось уда­лить прак­ти­че­ски всю мат­ку, эта при­хо­жан­ка навсе­гда поте­ря­ла спо­соб­ность рожать детей. Прав­да, один пра­во­слав­ный гине­ко­лог по это­му пово­ду мне заме­тил, что, к сожа­ле­нию, дока­зать то, что все про­ис­шед­шее с этой при­хо­жан­кой свя­за­но имен­но с ука­зан­ным сред­ством, невоз­мож­но, хотя очень веро­ят­но, что повин­но в этом имен­но оно. Поэто­му гине­ко­ло­ги не оста­нав­ли­ва­ют­ся в при­ме­не­нии этих контрацептивов.

Один из мос­ков­ских пра­во­слав­ных гине­ко­ло­гов на про­све­ти­тель­ских кур­сах отме­чал, что мат­ка восем­на­дца­ти-два­дца­ти­лет­ней моло­дой жен­щи­ны, поль­зу­ю­щей­ся гор­мо­наль­ны­ми сред­ства­ми око­ло года, похо­жа на мат­ку ста­ру­хи. Вме­сто пло­до­род­ной зем­ли, гото­вой вос­при­нять семя, — одна выжжен­ная рас­трес­кав­ша­я­ся иссох­шая зем­ля. Имея такой стар­че­ский орган, жен­щи­на, конеч­но же, неспо­соб­на к зачатию.

Есть и дру­гие про­ти­во­за­ча­точ­ные сред­ства. Напри­мер, спи­ра­ли. Они вно­сят меха­ни­че­ское раз­дра­же­ние в сли­зи­стую обо­лоч­ку мат­ки, и эмбри­он не может укре­пить­ся здесь, что­бы раз­ви­вать­ся. Раз­ве это не изде­ва­тель­ство над сво­им орга­низ­мом? Еще один пра­во­слав­ный гине­ко­лог срав­ни­вал спи­раль в мат­ке с зано­зой в паль­це. Орга­низм все­ми сила­ми оттор­га­ет, вытал­ки­ва­ет эту зано­зу гно­ем. То же самое про­ис­хо­дит в утро­бе жен­щи­ны. Подоб­ные экс­пе­ри­мен­ты над сво­им орга­низ­мом бес­след­но не про­хо­дят. Неопыт­ное обра­ще­ние со спи­ра­лью может нане­сти боль­шой вред жен­щине. Но даже уме­лое обра­ще­ние все­гда нано­сит вред.

Даже если супру­ги поль­зу­ют­ся более «без­обид­ны­ми» с точ­ки зре­ния физио­ло­гии кон­тра­цеп­ти­ва­ми, то и здесь тоже про­ис­хо­дит нару­ше­ние нор­маль­ной рабо­ты орга­низ­ма. Дето­род­ные орга­ны на то и даны чело­ве­ку, что­бы рожать детей. Если эти­ми орга­на­ми поль­зу­ют­ся для дру­гих целей, то за это при­дет­ся рас­пла­чи­вать­ся болез­ня­ми. Напри­мер, чело­ве­ку даны еще и орга­ны пище­ва­ре­ния. Что будет, если мы захо­тим исполь­зо­вать их не для пита­ния, а для полу­че­ния удо­воль­ствия? Один извест­ный мос­ков­ский свя­щен­ник так гово­рит по это­му пово­ду: «Я люб­лю есть коп­че­ную рыбу. Но сколь­ко я ее могу съесть? Ну, кило­грамм, боль­ше не могу. Вот я съел этот кило­грамм и еще хочу, но не могу. Тогда я иду в туа­лет, два паль­ца в рот, меня рвет, желу­док очи­ща­ет­ся, я воз­вра­ща­юсь за стол и про­дол­жаю есть. Как вам понра­вит­ся такое пове­де­ние?» Нор­маль­ный чело­век так делать не может. Хотя в антич­но­сти были такие люди, их зва­ли «гур­ма­ны». Они так и посту­па­ли. Во вре­мя пир­шеств у них во дво­ре было брев­но. Поел, вышел во двор, плюх­нул­ся живо­том на брев­но, чтоб луч­ше выхо­ди­ло, и пошел опять есть. Тогда это счи­та­лось нор­маль­ным. За такое изде­ва­тель­ство над орга­низ­мом (чело­век раз­дра­жа­ет свои орга­ны пище­ва­ре­ния, но не дает пол­но­цен­ную пищу) мы будем рас­пла­чи­вать­ся болез­ня­ми — язвой, изжо­гой и т.д.

За исполь­зо­ва­ние про­ти­во­за­ча­точ­ных средств чело­век тоже будет рас­пла­чи­вать­ся болез­ня­ми. Во вре­мя бли­зо­сти орга­низм жен­щи­ны полу­ча­ет через гор­мо­наль­ную систе­му пре­ду­пре­жде­ние о том, что надо настра­и­вать­ся на воз­мож­ное зача­тие. Нет супру­же­ской бли­зо­сти — тогда жен­ский орга­низм нахо­дит­ся в полу­сон­ном состо­я­нии. Есть бли­зость — будет в состо­я­нии готовности.

Жен­щи­ны, жив­шие цело­муд­рен­но до бра­ка и соблю­дав­шие свою дев­ствен­ность, зна­ют о тех серьез­ных изме­не­ни­ях в их орга­низ­ме, кото­рые начи­на­ют­ся после нача­ла супру­же­ской жиз­ни еще задол­го до зача­тия пер­вен­ца. Напри­мер, меня­ет­ся фигу­ра жен­щи­ны: уве­ли­чи­ва­ет­ся грудь, немно­го пол­не­ют бед­ра. То есть орга­низм пере­стра­и­ва­ет­ся уже от нача­ла супру­же­ской жиз­ни. Боль­шин­ство людей даже не зна­ют об этом осо­бом цело­муд­рен­ном состо­я­нии жен­ско­го орга­низ­ма. Но напом­ню, что дев­ствен­ность — это поня­тие не толь­ко и не столь­ко физио­ло­ги­че­ское, сколь­ко духов­ное. Боль­шин­ство совре­мен­ных девиц выхо­дят из дев­ствен­но­го состо­я­ния задол­го до нача­ла супру­же­ской жиз­ни. Непри­стой­ные филь­мы, раз­врат­ные ста­тьи, раз­вра­щен­ная рекла­ма — все это рож­да­ет поток гряз­ных мыс­лей. Жела­ния от нечи­стых мыс­лей рож­да­ют блуд­ные ощу­ще­ния и выво­дят орга­низм жен­щи­ны из дев­ствен­но­го состо­я­ния. Все чув­ства такой полу­де­вуш­ки-полу­жен­щи­ны уже изме­не­ны. Если, напри­мер, к цело­муд­рен­ной девуш­ке при­кос­нет­ся парень, то в ней от это­го при­кос­но­ве­ния почти ниче­го не родит­ся, кро­ме, быть может, непри­ят­но­го ощу­ще­ния от недоз­во­лен­ной воль­но­сти в пове­де­нии пар­ня. Если же муж­чи­на при­кос­нет­ся к девуш­ке, уже поте­ряв­шей свою нрав­ствен­ную дев­ствен­ность, то это при­кос­но­ве­ние может родить в ней целую бурю чувств, с кото­рой она едва смо­жет спра­вить­ся. Это может отно­сить­ся даже к слу­чай­ным при­кос­но­ве­ни­ям в поез­де или в автобусе.

Если супру­ги хотят иметь бли­зость, но не хотят иметь детей, то пусть супру­га гото­вит­ся к жен­ским болез­ням. Ее орга­низм пере­хо­дит из дев­ствен­но­го состо­я­ния в состо­я­ние замуж­ней жен­щи­ны, т.е. в состо­я­ние готов­но­сти к бере­мен­но­сти, но супру­ги не дают воз­мож­но­сти этой бере­мен­но­сти насту­пить. Поставь­те перед собой аро­мат­ную жаре­ную куроч­ку. Ваш орга­низм нач­нет выде­лять желу­доч­ный сок, гото­вясь к пище­ва­ре­нию. Но если вы эту куроч­ку так и не поло­жи­те в рот, то выде­лен­ный сок будет разъ­едать ваш же желу­док. Делая так часто, вы в бли­жай­шее же вре­мя подо­рве­те свое здо­ро­вье и полу­чи­те язву. Рань­ше жен­щи­на жила при­мер­но в таком цик­ле: готов­ность к бере­мен­но­сти (в сред­нем от двух до шести меся­цев) — бере­мен­ность (девять меся­цев) — корм­ле­ние гру­дью (год-пол­то­ра, ино­гда до трех лет) — готов­ность… и т.д. Это есте­ствен­ный цикл для орга­низ­ма; меняя его, мы нано­сим вред здоровью.

Что­бы завер­шить тему предо­хра­не­ния окон­ча­тель­но, необ­хо­ди­мо ска­зать о том, что Цер­ковь прин­ци­пи­аль­но раз­де­ля­ет кон­тра­цеп­ти­вы на два клас­са. В 2000 году на Юби­лей­ном Архи­ерей­ском Собо­ре были при­ня­ты «Осно­вы соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви», кото­рые дают отве­ты на мно­гие живо­тре­пе­щу­щие вопро­сы совре­мен­но­сти. Одним из слож­ней­ших был вопрос отно­ше­ний Пра­во­слав­ной Церк­ви к кон­тра­цеп­ти­вам. До при­ня­тия это­го доку­мен­та эта про­бле­ма не под­ни­ма­лась на уровне офи­ци­аль­но­го цер­ков­но­го учительства.

Собор Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в «Осно­вах соци­аль­ной кон­цеп­ции» раз­де­ля­ет сред­ства кон­тра­цеп­ции на абор­тив­ные и неа­бор­тив­ные. Абор­тив­ные сред­ства — это те, кото­рые уни­что­жа­ют на самых ран­них ста­ди­ях уже зача­тую в утро­бе мате­ри чело­ве­че­скую жизнь. К упо­треб­ле­нию таких средств, как отме­че­но в доку­мен­те, «при­ме­ни­мы суж­де­ния, отно­ся­щи­е­ся к абор­ту» (Гл. XII, § 3). Зна­чит, Цер­ковь счи­та­ет их исполь­зо­ва­ние недо­пу­сти­мым и гре­хов­ным. Но далее ска­за­но: «Сред­ства, кото­рые не свя­за­ны с пре­се­че­ни­ем уже зачав­шей­ся жиз­ни, к абор­ту ни в какой сте­пе­ни при­рав­ни­вать нельзя».

Итак, Пра­во­слав­ная Цер­ковь счи­та­ет иде­аль­ным не исполь­зо­вать кон­тра­цеп­цию вовсе, то есть либо рожать столь­ко детей, сколь­ко посы­ла­ет Гос­подь, либо воз­дер­жи­вать­ся от супру­же­ской бли­зо­сти. Но посколь­ку из-за обще­го паде­ния нрав­ствен­но­сти дале­ко не все могут вести такой подвиж­ни­че­ский образ жиз­ни, то супру­ги по вза­им­но­му согла­сию могут при­ни­мать меры по предот­вра­ще­нию зача­тия. Цер­ковь, не бла­го­слов­ляя пря­мо эти меры, все же допус­ка­ет их, зная немощь людей. Но при этом Цер­ковь счи­та­ет кате­го­ри­че­ски недо­пу­сти­мым для хри­сти­ан исполь­зо­ва­ние абор­тив­ных контрацептивов.

Обра­тим­ся к меди­цин­ским источ­ни­кам, что­бы разо­брать­ся, какие же из кон­тра­цеп­ти­вов нуж­но отне­сти к абор­тив­ным. Вра­чи-гине­ко­ло­ги ука­зы­ва­ют на два основ­ных вида кон­тра­цеп­ти­вов, кото­рые обла­да­ют абор­тив­ным действием.

Во-пер­вых, это — внут­ри­ма­точ­ные спи­ра­ли, упо­ми­нав­ши­е­ся ранее. Эти сред­ства вооб­ще не име­ют пра­ва назы­вать­ся кон­тра­цеп­ти­ва­ми, посколь­ку сло­во «кон­тра­цеп­тив» озна­ча­ет «про­ти­во­за­ча­точ­ное сред­ство», но как раз зача­тию они никак не пре­пят­ству­ют. Их дей­ствие осно­ва­но на том, что уже зача­тый (!) заро­дыш не может при­кре­пить­ся к стен­кам мат­ки, то есть дей­ствие исклю­чи­тель­но абор­тив­ное, посколь­ку свя­за­но с пре­се­че­ни­ем уже зачав­шей­ся жизни.

Вто­рым видом про­ти­во­за­ча­точ­ных средств, обла­да­ю­щих абор­тив­ным дей­стви­ем, явля­ют­ся так­же упо­ми­нав­ши­е­ся гор­мо­наль­ные кон­тра­цеп­ти­вы. Эти сред­ства более слож­ные и дей­ству­ют сра­зу по несколь­ким направ­ле­ни­ям. Не вда­ва­ясь в подроб­но­сти, отме­чу, что у этих средств четы­ре меха­низ­ма, пре­пят­ству­ю­щих рож­де­нию ребен­ка. Два пер­вых меха­низ­ма пре­пят­ству­ют зача­тию, но посколь­ку зарож­де­ние новой жиз­ни все же пери­о­ди­че­ски про­ис­хо­дит, то два дру­гих меха­низ­ма направ­ля­ют свой удар и на зача­тую жизнь. В кон­це 1998 года в США была опуб­ли­ко­ва­на декла­ра­ция, пре­ду­пре­ждав­шая об абор­тив­но­сти гор­мо­наль­ных контрацептивов.

Заме­чу так­же сле­ду­ю­щее. Гор­мо­наль­ные сред­ства дей­ству­ют по несколь­ким направ­ле­ни­ям, что­бы умень­шить риск забе­ре­ме­неть. Но чем «надеж­нее» защи­та от бере­мен­но­сти, тем боль­ший вред нано­сит­ся жен­щине. Рожать детей — это зало­жен­ная Богом спо­соб­ность жен­ско­го орга­низ­ма. Борь­ба с этой спо­соб­но­стью, слов­но с болез­нью, обер­нет­ся уже насто­я­щи­ми болез­ня­ми. Кон­тра­цеп­ти­вы, как гор­мо­наль­ные, так и спи­ра­ли, при­во­дят здо­ро­вый жен­ский орга­низм в настоль­ко боль­ное и рас­стро­ен­ное состо­я­ние, что она уже не может зачать ребен­ка. Пусть у меня не болит голо­ва, но я буду при­ни­мать таб­лет­ки от голо­вы. Уве­рен, что вско­ре она по-насто­я­ще­му заболит.

Хотя, каза­лось бы, чис­ло детей, уби­тых гор­мо­наль­ны­ми сред­ства­ми, мень­ше, чем спи­ра­ля­ми, грех убий­ства (аборт) оста­ет­ся убий­ством. Коли­че­ство (мень­ше абор­тов) в дан­ном слу­чае не пере­хо­дит в каче­ство (менее гре­шен). Страш­но иметь на сво­ей сове­сти даже хотя бы одну загуб­лен­ную душу.

Таким обра­зом, к тем абор­там, кото­рые дела­ют­ся в огром­ном коли­че­стве в боль­ни­цах, при­бав­ля­ет­ся во мно­го раз боль­шее чис­ло мик­ро­абор­тов, учесть и под­счи­тать коли­че­ство кото­рых про­сто невоз­мож­но. И мно­гие жен­щи­ны, счи­та­ю­щие себя неви­нов­ны­ми в совер­ше­нии абор­тов, на самом деле повин­ны в убий­стве детей, зача­тых в их утро­бе. Конеч­но, они не зна­ли о том, что, поль­зу­ясь ука­зан­ны­ми кон­тра­цеп­ти­ва­ми, они уби­ва­ли детей, пото­му что им об этом никто не ска­зал. Но убий­ство даже неволь­ное все рав­но оста­ет­ся убий­ством. Вина за неволь­ный грех мень­ше, чем за осо­знан­ный. Но для зача­тых детей это уже неваж­но, они зна­ют толь­ко то, что они убиты.

Беседа 8. Сколько должно быть детей?

Ста­ти­сти­ка в Тал­дом­ском рай­оне за 2000 год была тако­ва: око­ло 220 мно­го­дет­ных семей, в кото­рых вос­пи­ты­ва­ет­ся око­ло 660 детей. Бла­го­да­ря про­стым под­сче­там я сде­лал для себя уди­ви­тель­ное откры­тие: ока­зы­ва­ет­ся, что мно­го­дет­ной семьей счи­та­ет­ся семья с тре­мя детьми. Это откры­тие не сра­зу уло­жи­лось в моей голо­ве. Все-таки сло­во «мно­го» не ассо­ци­и­ру­ет­ся как-то с циф­рой «три». «Мно­го» — ну, это хотя бы пять.

Конеч­но, есть иссле­до­ва­ния линг­ви­стов, кото­рые дока­зы­ва­ют, что в пер­во­быт­ные вре­ме­на люди счи­та­ли так: один, два, мно­го. Чис­ла «три» у них не было яко­бы в силу при­ми­тив­но­сти мыш­ле­ния. С этим мож­но отча­сти согла­сить­ся: один мамонт — хоро­шо, два — еще луч­ше, а три мамон­та уже мно­го­ва­то. Иссле­до­ва­те­ли же сла­вян­ско­го язы­ка отме­ча­ют, что поня­тие «мно­го» у сла­вян и их пред­ков пра­сла­вян исполь­зо­ва­лось, если объ­ек­тов было пять и более. Сви­де­тель­ство это­му мож­но уви­деть и в совре­мен­ном рус­ском язы­ке. Мы гово­рим: один ребе­нок, два ребен­ка, три ребен­ка, четы­ре ребен­ка, но уже пять (и далее) детей, то есть мно­го детей.

Еще в допе­ре­стро­еч­ное вре­мя одна­жды по радио я слу­шал выступ­ле­ние одной жен­щи­ны, спе­ци­а­ли­ста по демо­гра­фи­че­ско­му вопро­су. Она объ­яс­ня­ла, что для под­дер­жа­ния чис­лен­но­сти насе­ле­ния на одном уровне необ­хо­ди­мо, что­бы 60% семей име­ли тро­их детей. И это еще немно­го: если осталь­ные 40% семей будут иметь по два ребен­ка, то у 100 семей, или 200 роди­те­лей, будет толь­ко 260 детей, то есть вос­про­из­вод­ство насе­ле­ния будет все­го 30%. На самом же деле не все остав­ши­е­ся семьи име­ют дво­их детей и реаль­но в сле­ду­ю­щем поко­ле­нии будет толь­ко 230 детей, то есть при­рост все­го 15%, эти 15% едва могут закрыть недо­ста­ток людей. Часть детей умрут, не достиг­нув зре­ло­го воз­рас­та, а часть вырос­ших детей нико­гда не созда­дут семьи. И таким обра­зом в сле­ду­ю­щем поко­ле­нии будет опять толь­ко 200 роди­те­лей, или 100 семей.

При такой поста­нов­ке вопро­са полу­ча­ет­ся, что боль­шин­ство семей (60%) долж­ны быть мно­го­дет­ны­ми в совре­мен­ной тер­ми­но­ло­гии. Согла­си­тесь, что нело­гич­но назы­вать семью мно­го­дет­ной, когда более поло­ви­ны всех семей долж­ны быть тако­вы­ми. Поэто­му мне хоте­лось бы, что­бы вы зна­ли, что 1–2 ребен­ка — это еще мало­дет­ная семья, 3–4 ребен­ка — это нор­маль­ная семья, а 5 и более детей — это насто­я­щая мно­го­дет­ная семья. Хоте­лось бы, что­бы в вашей голо­ве то, что долж­но быть нор­мой (если мы не хотим выро­дить­ся), пере­ста­ло иметь при­став­ку «мно­го», то есть счи­тать­ся каким-то изли­ше­ством. К сожа­ле­нию, сей­час на моло­дых роди­те­лей, кото­рые хотят иметь тре­тье­го ребен­ка, близ­кие и зна­ко­мые смот­рят в луч­шем слу­чае со снис­хо­ди­тель­ной улыб­кой, а ско­рее будут кру­тить паль­цем у вис­ка: «Двух про­кор­мить не могут, а еще тре­тье­го заво­дят». Не бой­тесь, заво­ди­те, что­бы стать нор­маль­ной семьей.

Аргу­мен­ты в защи­ту многодетности

Сей­час мно­го­дет­ных семей все мень­ше и мень­ше. Иметь мно­го детей сей­час почти никто не хочет. Часто оче­ред­ной ребе­нок быва­ет неже­лан­ным, слу­чай­ным. Предо­хра­ня­лись, но что-то не помог­ло. Сла­ва Богу, реши­лись родить, и неза­мет­но ста­ли немно­го счаст­ли­вее, пото­му что Гос­подь за каж­до­го ребен­ка при­бав­ля­ет роди­те­лям сча­стья. Мало­дет­ность — одна из форм эго­из­ма. А эго­и­стич­но­му чело­ве­ку труд­но быть счастливым.

Эго­изм

Под эго­из­мом сле­ду­ет пони­мать осо­бое миро­вос­при­я­тие, когда чело­век все про­ис­хо­дя­щее оце­ни­ва­ет с точ­ки зре­ния сво­их лич­ных интересов.

Если ребе­нок в семье один, то такое поло­же­ние очень силь­но рас­по­ла­га­ет к зарож­де­нию в ребен­ке эго­из­ма. Ребе­нок в одно­дет­ной семье видит про­яв­ле­ние толь­ко одной воли — сво­ей, толь­ко одних жела­ний — сво­их. Конеч­но, и в одно­дет­ной семье при­сут­ству­ет еще воля роди­те­лей. Но жела­ние роди­те­лей для ребен­ка — это дале­ко не то же, что жела­ние его бра­та или сест­ры. У роди­те­лей есть власть и непре­ре­ка­е­мый авто­ри­тет, поэто­му испол­не­ние сво­ей воли они могут добить­ся силой. Волю сво­их роди­те­лей ребе­нок вынуж­ден соблю­дать. А вот учи­ты­вать в сво­их поступ­ках жела­ния сво­их бра­тьев и сестер — это уже дело доб­ро­воль­ное. И если в семье есть хотя бы еще один ребе­нок, то в душе малень­ко­го чело­ве­ка может начать­ся боль­шая рабо­та — каж­дый свой шаг соиз­ме­рять с инте­ре­са­ми дру­го­го чело­ве­ка. Но эта рабо­та может, конеч­но, и не начать­ся, — все зави­сит от роди­те­лей. Но чем боль­ше детей, тем лег­че будет роди­те­лям помочь сво­е­му ребен­ку пре­одо­леть свой эгоизм.

Сей­час часто мож­но услы­шать такие сло­ва: я могу обес­пе­чить счаст­ли­вое дет­ство (при­лич­ное обра­зо­ва­ние или т.п.) толь­ко одно­му, мак­си­мум двум детям. Зву­чит если не убе­ди­тель­но, то вро­де бы логич­но. Но логи­ка жиз­ни иная. Если ребе­нок один, то из него часто хотят сде­лать вун­дер­кин­да, если не боль­шо­го, то по край­ней мере малень­ко­го вун­дер­кин­ди­ка, кото­рый бы умел петь и пля­сать, играть на фор­те­пи­а­но и гита­ре, умел дер­жать кисти в руках, раз­би­рать­ся в юрис­пру­ден­ции, менедж­мен­те и мар­ке­тин­ге (до сих пор не знаю точ­но­го зна­че­ния этих жут­ких слов). И целью роди­те­лей ста­но­вит­ся выве­сти ребен­ка в жизнь. «Пусть у нас один ребе­нок, но зато он не будет зауряд­ным чело­ве­ком». Жела­ния роди­те­лей, есте­ствен­но, пере­да­ют­ся ребен­ку, он впи­ты­ва­ет их всей сво­ей душой и начи­на­ет искренне жить с верою в то, что он точ­но осо­бен­ная лич­ность. Инте­ре­сы ребен­ка начи­на­ют играть слиш­ком боль­шую роль, и он при­вы­ка­ет к тому, что его инте­ре­сы все­гда ста­вят­ся во гла­ву угла. А это и есть по опре­де­ле­нию вос­пи­та­ние в ребен­ке эгоизма.

Вынос­ли­вость

В семи­на­рии я, есте­ствен­но, был зна­ком со мно­ги­ми сту­ден­та­ми. Были сре­ди семи­на­ри­стов и бра­тья из мно­го­дет­ных семей. Их было не так мно­го — две-три семьи. Стар­ший брат, напри­мер, уже был в Ака­де­мии, сред­ний закан­чи­вал семи­на­рию, а млад­ший посту­пал в нее. Как пра­ви­ло, они были на виду, но не пото­му что выстав­ля­ли себя напо­каз, а за свою доб­ро­ту, отзыв­чи­вость и открытость.

После поступ­ле­ния в семи­на­рию чело­век часто погру­жал­ся в доволь­но жест­кие усло­вия, схо­жие с воен­ны­ми учи­ли­ща­ми. Напри­мер, даже быт был под­час суро­вым. В годы моей уче­бы пер­во­класс­ни­ков сели­ли, как пра­ви­ло, в доволь­но боль­шие ком­на­ты, в каж­дой из кото­рых ста­ви­лось око­ло 20 кро­ва­тей. И я хоро­шо пом­ню, как тяже­ло пере­жи­вал это мой сосед по кой­ке, когда он не мог заснуть под пере­шеп­ты­ва­ние сво­их одно­класс­ни­ков ночью. Он не мог отдох­нуть днем, пото­му что добить­ся тиши­ны днем было про­сто невоз­мож­но. Ему часто при­хо­ди­лось воз­му­щать­ся и под­час ссо­рить­ся со сво­и­ми сосе­дя­ми. Он был един­ствен­ным ребен­ком в сво­ей семье.

Пол­ной про­ти­во­по­лож­но­стью таким изне­жен­ным созда­ни­ям были семи­на­ри­сты из мно­го­дет­ных семей, одно­го из кото­рых я знал более близ­ко. Он мгно­вен­но засы­пал даже в про­ход­ной ком­на­те, где посто­ян­но было хож­де­ние из ком­на­ты в ком­на­ту. Он спо­кой­но засы­пал, когда на сосед­ней кой­ке деся­ток семи­на­ри­стов устра­и­ва­ли бур­ное чаепитие.

Я бы лич­но хотел, что­бы мои дети креп­ко сто­я­ли на ногах, были очень вынос­ли­вы­ми и лег­ко пере­но­си­ли все труд­но­сти. В мно­го­дет­ной семье дети лег­ко могут полу­чить такую закалку.

С тре­тьим легче

Мно­гие не реша­ют­ся рожать боль­ше детей, с ужа­сом вспо­ми­ная о бес­сон­ных ночах, гряз­ных пелен­ках, болез­нях, похо­дах по вра­чам и т.д. Дей­стви­тель­но, каж­дый ребе­нок тре­бу­ет мно­го сил. Но, как пра­ви­ло, со вто­рым ребен­ком про­ще, чем с пер­вым, а с тре­тьим намно­го про­ще, чем со вто­рым. На пер­вом ребен­ке наби­ва­ют шиш­ки прак­ти­че­ски все. Оши­бок не дела­ет толь­ко тот, кто ниче­го не дела­ет. На вто­ром ребен­ке ошиб­ки уже начи­на­ют исправ­лять­ся, а начи­ная с тре­тье­го ребен­ка жен­щи­на ста­но­вит­ся уже «про­фес­си­о­наль­ной» мамой.

Сколь­ко оши­бок наде­ла­ешь с пер­вым ребен­ком! Самый про­стой при­мер из сво­ей соб­ствен­ной жиз­ни. Рож­да­ет­ся пер­вый ребе­нок, дома все ходят на цыпоч­ках, всех гостей стро­го пре­ду­пре­жда­ют: «Тсс, ребе­нок спит, гово­ри­те шепо­том». И прав­да, как мож­но гово­рить гром­ко при ребен­ке, если его может раз­бу­дить даже про­ез­жа­ю­щий мимо дома гру­зо­вик? Через пол­то­ра года рож­да­ет­ся вто­рой ребе­нок, исто­рия почти повто­ря­ет­ся, хотя тиши­ну созда­вать уже труд­нее. Нако­нец, рож­да­ет­ся тре­тий, насто­я­щий «мно­го­дет­ный» ребе­нок. О тишине и речи быть не может, посколь­ку по дому посто­ян­но носят­ся два гром­ко шумя­щих мотор­чи­ка. Роди­те­ли уже избав­ле­ны от необ­хо­ди­мо­сти созда­вать иде­аль­ную тиши­ну, а ново­рож­ден­ный, в свою оче­редь, уже не вздра­ги­ва­ет при каж­дом шуме и про­сы­па­ет­ся, толь­ко если в коляс­ку на всей ско­ро­сти кто-то вре­жет­ся на трех­ко­лес­ном вело­си­пе­де. Коли­че­ство бес­сон­ных ночей умень­ша­ет­ся, посколь­ку мама уже зна­ет, как научить ребен­ка не про­сы­пать­ся ночью для кормления.

Сво­бод­ное вре­мя (или Хвостик)

Каж­дый ребе­нок тре­бу­ет к себе вни­ма­ния. Он — как губ­ка, кото­рая все впи­ты­ва­ет, он не может без обще­ния. Пока ребе­нок один, един­ствен­ным источ­ни­ком для обще­ния для него явля­ют­ся роди­те­ли. Ребе­нок, как хво­стик, бега­ет за ними, или, если еще не уме­ет бегать, то часто про­сит­ся на руч­ки или хочет нахо­дить­ся хотя бы рядом с ними. От ребен­ка бук­валь­но не отой­дешь, он быст­ро заме­тит уход роди­те­лей. Мно­гие мамы, родив одно­го ребен­ка, с ужа­сом дума­ют, что сво­бод­но­го вре­ме­ни при вто­ром ребен­ке совсем не будет. Но это не так. Когда хво­сти­ка уже два, то их мож­но при­це­пить друг к дру­гу! Когда вто­ро­му ребен­ку (доче­ри) у нас испол­ни­лось чуть более полу­то­ра лет, она ста­ла уже доста­точ­но взрос­лой, что­бы играть со стар­шим. Мы в это вре­мя вздох­ну­ли. Теперь они носи­лись не за нами, а друг за дру­гом. Нам же оста­ва­лось толь­ко пери­о­ди­че­ски раз­би­рать кон­флик­ты меж­ду детьми, при­ми­ряя их, при­учая усту­пать друг дру­гу и делить­ся всем меж­ду собой.

Да и тре­тье­го ребен­ка уже в пол­го­да мож­но было поса­дить неда­ле­ко от стар­ших, и он мог хоть пол­ча­са с увле­че­ни­ем смот­реть на их игру. Мыс­ли­мо ли было, что­бы мы стар­ше­го ребен­ка, когда ему было пол­го­да, остав­ля­ли одно­го хотя бы на десять минут?

Конеч­но, забот с тре­мя детьми при­бав­ля­ет­ся, но стар­шие дети даже уже в четы­ре года могут быть помощ­ни­ка­ми хотя бы в том, что­бы поиг­рать с млад­ши­ми, осво­бож­дая вас для дру­гих дел.

Поте­ря контроля

Если ребе­нок в семье один, то шанс того, что роди­те­ли поте­ря­ют кон­троль над сво­им ребен­ком, очень велик. Хотя, каза­лось бы, усле­дить за одним ребен­ком лег­че, чем за пятью.

Одна­жды поку­па­ем в мага­зине одеж­ду для сво­их детей. Про­дав­щи­ца с зави­стью смот­рит на наших детей и гово­рит: «Как, навер­ное, лег­ко вам с детьми, они, навер­ное, друг с дру­гом мно­го игра­ют. А у нас один. Ему одно­му скуч­но, а мы не можем посто­ян­но с ним зани­мать­ся. Но ниче­го — сей­час в дет­ский сад отда­дим, там полег­че будет».

Ребен­ку с его огром­ной энер­ги­ей и фан­та­зи­ей, конеч­но же, не хва­та­ет одно­го обще­ния с роди­те­ля­ми, он тре­бу­ет обще­ния с себе подоб­ны­ми. Но одно дело, если он мно­го обща­ет­ся с бра­тья­ми и сест­ра­ми, с кото­ры­ми он полу­ча­ет оди­на­ко­вое вос­пи­та­ние, и совсем дру­гое дело, если боль­шую часть вре­ме­ни он про­во­дит сре­ди дру­зей, кото­рые дале­ки от ваших пред­став­ле­ний о мора­ли и ваших прин­ци­пов жиз­ни. К 14–15 годам, когда ребе­нок ста­но­вит­ся взрос­лым чело­ве­ком, роди­те­ли с ужа­сом пони­ма­ют, что их сыно­чек или доч­ка ста­но­вит­ся совсем чужим для них чело­ве­ком. «Отку­да это в нем?» — будут удив­лять­ся роди­те­ли. А все дело в том, что ребе­нок боль­шую часть вре­ме­ни про­во­дил вне семьи и фор­ми­ро­вал свой харак­тер где-то на стороне.

Роль стар­ше­го

Пер­вый ребе­нок часто быва­ет изба­ло­ван­ным. Изба­вить­ся от капри­зов не так-то лег­ко. Но есть усло­вия, кото­рые спо­соб­ству­ют борь­бе с капризами.

Вот одна иллю­стра­ция из жиз­ни по это­му пово­ду. Стар­ший ребе­нок у нас по нашей неопыт­но­сти силь­но болел в воз­расте от года до двух. Это еще более спо­соб­ство­ва­ло тому, что­бы ребе­нок вырос изба­ло­ван­ным. Одна­жды мы купи­ли боль­шой арбуз, при­нес­ли его домой и ста­ли зани­мать­ся сво­и­ми дела­ми. Стар­ший ребе­нок, кото­ро­му испол­ни­лось тогда три с поло­ви­ной года, пол­ча­са ходил за нами и ныл: «Пап, когда арбуз будем есть?» По опы­ту он зна­ет, что, если дол­го ныть или даже запла­кать, ско­ро добьешь­ся сво­е­го. Нако­нец, выждав неко­то­рое вре­мя, я согла­ша­юсь. Но, при­дя на кух­ню с сыном, вижу, что там совер­шен­но не при­бра­но. «Подо­жди, сей­час убе­рем­ся, потом будет арбуз». Ребе­нок начи­на­ет ныть и при­ста­вать с удво­ен­ной силой. На кухне появ­ля­ет­ся доч­ка, кото­рой еще нет двух лет: «Пап, албусь», — это она начи­на­ет свои тре­бо­ва­ния. «Сей­час нач­нет­ся», — думаю с ужа­сом. Но на помощь неожи­дан­но при­хо­дит стар­ший сын: «Ну что ты, Улья­на, не видишь, что папа уби­ра­ет­ся? Сей­час убе­рет­ся, и будет арбуз». Я про­дол­жаю уби­рать­ся и с удив­ле­ни­ем сле­жу за тем, как из каприз­но­го и ною­ще­го ребен­ка стар­ший сын в одну секун­ду пре­вра­тил­ся в стар­ше­го бра­та, кото­рый в тече­ние сле­ду­ю­щих деся­ти минут важ­но уго­ва­ри­вал сест­ру подо­ждать еще немного.

Как с ними справляться?

Я раз­го­ва­ри­вал с дву­мя мно­го­дет­ны­ми свя­щен­ни­ка­ми и спра­ши­вал о том, как они справ­ля­ют­ся. Один из отве­тов был таков: «После пяти детей уже не заме­ча­ешь, сколь­ко их. В том смыс­ле, что труд­но­стей не ста­но­вит­ся боль­ше при рож­де­нии еще одно­го ребен­ка». Это гово­рил свя­щен­ник, у кото­ро­го было семе­ро. Дей­стви­тель­но, когда появ­ля­ет­ся пятый ребе­нок, то стар­ше­му, как пра­ви­ло, око­ло 10 лет. Это уже пол­но­цен­ный помощ­ник. К шесто­му ребен­ку под­рас­та­ет уже вто­рой пол­но­цен­ный помощ­ник и т.д.

Одна­жды к нам при­е­ха­ли гости и жили у нас несколь­ко дней. И мы с матуш­кой заме­ти­ли, что нам при­хо­дит­ся несколь­ко боль­ше вни­ма­ния уде­лять дис­ци­плине. С тре­мя малень­ки­ми детьми (двое наших и одна малень­кая гостья) нам при­шлось поме­нять поря­док еды. Когда Гри­го­рий (стар­ший ребе­нок) был один, есте­ствен­но, мы удо­вле­тво­ря­ли его капри­зы. Не хочет есть сей­час, ну поест попоз­же. С дву­мя исто­рия повто­ря­лась. В резуль­та­те покор­мишь одно­го, через пол­ча­са дру­го­го, через час опять пер­вый про­го­ло­дал­ся. Это уже не очень удоб­но, но с дву­мя мы еще справ­ля­лись. Когда собра­лось трое детей, мы поня­ли, что кор­мить каж­до­го отдель­но мы уже не в состо­я­нии. Тогда мы ста­ли сажать за стол всех детей сра­зу, и как толь­ко кто-то пытал­ся про­явить свой харак­тер, тот­час выле­тал из-за сто­ла или креп­ко полу­чал по мяг­ко­му месту. Про­цесс пита­ния тро­их детей вско­ре стал зани­мать гораз­до мень­ше вре­ме­ни, чем дво­их. Тут мы вспом­ни­ли рас­ска­зы ста­рых людей об их дет­стве. Все сидят за сто­лом, никто не пик­нет. Пер­вым ест отец, затем все осталь­ные. За смех и раз­го­вор сра­зу полу­чишь лож­кой по лбу, да так, что треск слы­шен. Ребе­нок в ста­ри­ну рос совер­шен­но в дру­гой обста­нов­ке, где не было места ника­ким воль­но­стям. Когда ребе­нок один, маме лег­че самой вымыть, пости­рать и под­ме­сти. Какой вырас­тет при этом ребе­нок — ясно. Но когда детей мно­го, мама вынуж­де­на вос­пи­ты­вать в них тру­до­лю­бие про­сто пото­му, что сама уже не справляется.

Вывод прост — мно­го­дет­ная обста­нов­ка застав­ля­ет роди­те­лей пра­виль­но вос­пи­ты­вать детей, избав­ляя от вся­ко­го рода потвор­ства им. И в ско­ром вре­ме­ни мно­го­дет­ные роди­те­ли полу­ча­ют целую бри­га­ду помощников.

Как про­кор­мить такую ораву?

Этой теме, види­мо, надо посвя­тить отдель­ную бесе­ду. Одной фра­зой пока мож­но отве­тить так: если кто-то хочет иметь мно­го детей, то он будет их иметь, даже если доста­ток семьи неве­лик. А если чело­век не хочет иметь детей, то он, даже если богат, гово­рит себе: нет, я не смо­гу их про­кор­мить. Для кого-то ребе­нок — это лиш­ний рот, а для кого-то — источ­ник радости.

Мысль о том, что мы пло­хо живем, — это миф. Конеч­но, мы мог­ли бы жить луч­ше, но живем мы непло­хо. Я вспо­ми­наю рас­ска­зы пожи­лых людей о том, что они сахар впер­вые мог­ли спо­кой­но поку­пать толь­ко в 50‑х, а мясо — толь­ко в 60‑х годах. И они жили, и выжи­ли, и еще креп­че наше­го поко­ле­ния в несколь­ко раз.

Если заду­мать­ся, как мы живем и как тра­тим свои сбе­ре­же­ния, то ста­но­вит­ся страш­но. К нам из Крас­но­яр­ска при­е­ха­ла бабуш­ка. Как толь­ко она при­е­ха­ла, мы ста­ли в два раза реже поку­пать новую одеж­ду для детей. Теперь все пол­зун­ки, кол­гот­ки чини­лись, лата­лись и срок их служ­бы уве­ли­чи­вал­ся в два-три раза. Сна­ча­ла нам было непри­выч­но смот­реть на кол­гот­ки с огром­ны­ми запла­та­ми, рань­ше мы про­сто выбра­сы­ва­ли их без почин­ки. Даже стыд­но было вна­ча­ле, что наши дети как бед­ные какие-то ходят. Но потом при­вык­ли и не видим в этом ниче­го страш­но­го или зазорного.

Доб­рот­ная одеж­да может слу­жить очень дол­го. У нас до сих пор млад­ший ребе­нок поль­зу­ет­ся зим­ни­ми шта­на­ми, в кото­рых уже вырос­ли пяте­ро детей — двое детей моей сест­ры и наши стар­шие трое. То есть млад­ший уже шестой, кто их носит. Доб­рот­ная обувь спо­кой­но выдер­жи­ва­ет трех-четы­рех малы­шей. Прав­да, в более стар­шем воз­расте не более двух детей. Вспом­ним англий­скую посло­ви­цу: «Мы не так бога­ты, что­бы поку­пать деше­вые вещи». Напри­мер, мама сто­ит перед выбо­ром: какие шта­ны купить — за 100 или 200 руб­лей? «Мы бед­ные, мы можем про­кор­мить толь­ко одно­го ребен­ка, поку­па­ем за 100!» Обыч­но это китай­ский шир­по­треб, кото­рый на этом един­ствен­ном в семье ребен­ке и закан­чи­ва­ет свое суще­ство­ва­ние. Ито­го: 100 руб­лей на ребен­ка. Мно­го­дет­ная мама вынуж­де­на купить шта­ны за 200 руб­лей, но их хва­тит на четы­рех детей. Ито­го: 50 руб­лей на ребенка.

Одно­го ребен­ка роди­те­лям лег­ко бало­вать. Кон­фе­ты, пече­нье, моро­же­ное и т.д. Все это закан­чи­ва­ет­ся доро­ги­ми лекар­ства­ми от аллер­гии, дис­бак­те­ри­о­за, язвы (в Тал­до­ме уже были слу­чаи, когда язва была у ребят 14–16 лет). А с дру­гой сто­ро­ны, у меня перед гла­за­ми несколь­ко боль­ших семей с крайне скром­ным достат­ком, где рас­тут нор­маль­ные, здо­ро­вые дети. Огра­ни­чен­ность в сред­ствах застав­ля­ет их питать­ся скром­но, лаком­ства дети видят дале­ко не каж­дый день. Им при­хо­дит­ся эко­но­мить, но дети от это­го не ста­но­вят­ся хилы­ми и боль­ны­ми, ско­рее даже наобо­рот. Ведь полу­ча­ет­ся, что литр моло­ка, взя­тый у молоч­ни­ка по 10 руб­лей, гораз­до полез­нее паке­та, куп­лен­но­го в мага­зине по 16 руб­лей. А мясо или рыба, при­го­тов­лен­ные сво­и­ми рука­ми, во мно­го раз полез­нее кол­ба­сы или кра­бо­вых пало­чек, в кото­рых коли­че­ство насто­я­ще­го мяса или рыбы совсем невелико.

То же самое мож­но ска­зать и об одеж­де. Мно­го ли сей­час у взрос­ло­го город­ско­го чело­ве­ка вещей по-насто­я­ще­му зано­шен­ных? Прак­ти­че­ски их очень мало! Одеж­да, как пра­ви­ло, меня­ет­ся не пото­му, что уже при­шла в негод­ность, а отто­го, что сме­ни­лась мода, фасон уже уста­рел. Малей­шая заплат­ка на курт­ке или пла­ще про­сто недо­пу­сти­мы, ина­че будешь выгля­деть нищим или бомжом.

Что мне нуж­но для того, что­бы прой­ти по цен­траль­ной дере­вен­ской ули­це? Я думаю, вполне доста­точ­но кир­зо­вых сапог, рабо­чих шта­нов и руба­хи с парой заплат на рука­вах. Вполне при­лич­ный вид, А что мне надо будет одеть, что­бы прой­тись по цен­траль­ной город­ской ули­це? Все, что будет на мне, будет сто­ить в два-три раза доро­же. Поэто­му на самом деле до насто­я­щей нище­ты или голо­да нам еще очень дале­ко. А все раз­го­во­ры о нище­те вызва­ны про­сто при­выч­кой к ком­форт­ной и без­за­бот­ной жиз­ни, кото­рой, конеч­но, не будет при рож­де­нии несколь­ких детей.

Что­бы иметь мно­го детей, надо толь­ко решить­ся, надо быть гото­вым жить ради сво­их детей и забыть о себе. Пока дума­ешь лишь о себе, мно­го­дет­ная семья будет казать­ся адом. А когда все мыс­ли и жела­ния будут свя­за­ны со сво­и­ми детьми, то мно­го­дет­ная семья будет един­ствен­ным усло­ви­ем счастья.

Пен­сия (или: Что ждет тех супру­гов, кото­рые роди­ли все­го одно­го ребен­ка или оста­лись бездетными)

Сре­ди людей часто рас­про­стра­не­ны лож­ные пред­став­ле­ния о тех или иных пред­ме­тах. Напри­мер, почти все счи­та­ют, что пен­сию мы обес­пе­чи­ва­ем себе теми отчис­ле­ни­я­ми, кото­рые посту­па­ют в Пен­си­он­ный фонд. То есть мы как бы зара­ба­ты­ва­ем, накап­ли­ва­ем себе пен­сию, как бы откла­ды­вая свои денеж­ки в некий банк, отку­да потом, в свое вре­мя, когда мы соста­рим­ся, будем полу­чать пенсию.

Увы, увы, увы!!! Все про­ис­хо­дит ина­че. День­ги, кото­рые мы зара­ба­ты­ва­ем и пере­чис­ля­ем в Пен­си­он­ный фонд, идут не на наши буду­щие пен­сии, а на пен­сии наших совре­мен­ных пен­си­о­не­ров. Они роди­ли нас, вос­пи­та­ли, что­бы мы, сле­ду­ю­щее за ними поко­ле­ние, кор­ми­ли их. Нас же будет кор­мить, обес­пе­чи­вать нашу ста­рость уже дру­гое, сле­ду­ю­щее за нами поколение.

Ну и что из это­го? Что от это­го меня­ет­ся? Одно поко­ле­ние или дру­гое, но кор­мить-то будет, нику­да они не денут­ся! Мы же пере­чис­ля­ем, и они будут!

Но не все так про­сто. По под­сче­там спе­ци­а­ли­стов по демо­гра­фи­че­ской про­бле­ме, если рож­да­е­мость оста­нет­ся такой же, то к 2030 году на одно­го рабо­та­ю­ще­го чело­ве­ка будет при­хо­дить­ся двое пен­си­о­не­ров. Сей­час сред­ний уро­вень рож­да­е­мо­сти 1,17 на одну семью вме­сто необ­хо­ди­мых 2,2–2,3. В Евро­пе — 1,7, они тоже вырож­да­ют­ся, но не так быст­ро. Дей­стви­тель­но, если в семье в сред­нем один ребе­нок, то сколь­ко детей будут помо­гать роди­те­лям в ста­ро­сти? Ясно, что один, вто­ро­му взять­ся неот­ку­да. На его шее будут сидеть два ста­ри­ка, в то вре­мя как на каж­до­го рабо­та­ю­ще­го дол­жен при­хо­дить­ся один пожи­лой чело­век. Отчис­ле­ния в Пен­си­он­ный фонд через 30 лет долж­ны стать в два раза больше.

Сей­час часто рож­да­ют одно­го ребен­ка, убеж­дая себя тем, что толь­ко так мож­но обес­пе­чить ему счаст­ли­вое дет­ство. А что при этом гото­вят доро­го­му чаду к его 30-летию? Тогда роди­те­ли будут как раз гото­вить­ся к пен­сии. Они при­го­то­вят сыну или доче­ри хоро­ший пода­рок — удво­ен­ный раз­мер пен­си­он­ных отчислений.

Каж­дое рабо­та­ю­щее поко­ле­ние кор­мит ста­ри­ков и детей. Дей­стви­тель­но, лег­че про­кор­мить одно­го ребен­ка или вовсе не иметь детей. Сего­дня мама и папа обес­пе­чи­ва­ют счаст­ли­вое дет­ство одно­му ребен­ку (я уже не гово­рю про изба­ло­ван­ность это­го ребен­ка), а зав­тра (то есть через 30 лет) это изне­жен­ное счаст­ли­вое чадо будет ли забо­тить­ся об обо­их сво­их родителях?

Раз­ве сей­час мало оди­но­ких ста­ри­ков? А зав­тра их будет в два раза боль­ше. Если ты не родил и не вос­пи­тал двух-трех детей, — готовь­ся к дому пре­ста­ре­лых, где будет одна мед­сест­ра (или сидел­ка) на десять-пят­на­дцать стариков.

Поче­му сей­час актив­но обсуж­да­ет­ся вопрос о воз­мож­но­сти эвта­на­зии, когда боль­но­го ста­ри­ка мож­но уби­вать по его согла­сию? Пото­му что кто-то гото­вит наши умы и серд­ца к нуж­но­му реше­нию. Ско­ро ста­ри­ков будет мно­го, и нас хотят научить уби­вать самых сла­бых — боль­ных. Убить тоже лег­че, чем уха­жи­вать за боль­ным ста­ри­ком. Все вза­и­мо­свя­за­но. Сна­ча­ла нас при­уча­ют к мыс­ли, что рожать надо толь­ко желан­ных детей. Но через 30 лет эти желан­ные дети будут гото­вы убить сво­их (или чужих — это неваж­но) боль­ных ста­ри­ков, пото­му что про­кор­мить вдвое боль­ше ста­ри­ков они вряд ли захо­тят. Страш­но, но эти­ми ста­ри­ка­ми через 30 лет будем мы — те, кто отка­за­лись от рож­де­ния детей.

Поче­му об этом сей­час почти никто не говорит?

Цер­ковь не толь­ко гово­рит, а пря­мо вопи­ет послед­нее вре­мя о том, что про­ис­хо­дит с нами. А вне Церк­ви, дей­стви­тель­но, почти мол­ча­ние. Стар­шее поко­ле­ние не дожи­вет до тех страш­ных вре­мен. Оно чест­но роди­ло нас, сред­нее поко­ле­ние, и уве­ре­но, что как-нибудь мы их про­кор­мим. Млад­шее поко­ле­ние еще рас­тет и ниче­го не пони­ма­ет. А мы, сред­нее поко­ле­ние, куда смот­рим, о чем дума­ем? Раз­мах инду­стрии раз­вле­че­ний закры­ва­ет нам гла­за. Нам не дают уви­деть и услы­шать, а мы и не хотим этого.

Но вер­нем­ся к вопро­су о пен­сии. Печаль­но, что раз­мер пен­сии и сей­час не зави­сит от коли­че­ства детей. Два чело­ве­ка полу­ча­ют оди­на­ко­вую зар­пла­ту, дела­ют оди­на­ко­вые пере­чис­ле­ния в Пен­си­он­ный фонд. Но один вос­пи­ты­ва­ет тро­их детей, а дру­гой — ни одно­го. Пер­вый тра­тит мень­ше денег на себя, тра­тя их на детей, и в два раза боль­ше тру­дит­ся дома. Вос­пи­та­ние детей — это вто­рая и более ответ­ствен­ная рабо­та. Поль­за от этой рабо­ты будет все­му обще­ству, но каж­дая семья несет этот подвиг по сво­ей ини­ци­а­ти­ве, не полу­чая за этот тяже­лей­ший труд от госу­дар­ства прак­ти­че­ски ниче­го. Вто­рой чело­век, не име­ю­щий детей, тра­тит все день­ги на себя, име­ет кучу сво­бод­но­го вре­ме­ни, вооб­ще живет при­пе­ва­ю­чи. И после это­го они будут полу­чать оди­на­ко­вую пен­сию? Я бы с чистой сове­стью вдвое уве­ли­чил пен­сию мно­го­дет­ным роди­те­лям, а мало­дет­ным при этом мож­но было бы на их воз­му­ще­ние отве­тить так: «Ты свое уже рас­тра­тил на себя в молодости».

В раз­ных стра­нах и в раз­ные эпо­хи вво­ди­лись осо­бые нало­ги, при­зван­ные под­дер­жи­вать рож­да­е­мость. Напри­мер, в совет­ское вре­мя суще­ство­вал налог на холо­стя­ков, оди­но­ких и мало­се­мей­ных граж­дан. Как жаль, что подоб­но­го нало­га нет в совре­мен­ной Рос­сии. Сред­ства, полу­чен­ные от это­го нало­га, мож­но было бы направ­лять на под­держ­ку мно­го­дет­ных семей.

Даже совет­ское госу­дар­ство, вво­дя такой налог, пони­ма­ло, что чем боль­ше детей, тем боль­ше рабо­чих рук, тем креп­че стра­на. А совре­мен­ный чело­век все боль­ше боит­ся лиш­не­го рта, кото­рый съест его кусок. Рань­ше, когда не было ника­ких фон­дов, все было про­сто и ясно. Дети — бла­го­сло­ве­ние Божие. Чем мень­ше рабо­чих рук в семье, тем хуже. «Мою ста­рость упо­ко­ят мои же дети, пусть их будет боль­ше!» Не родишь детей — при­дет вре­мя, умрешь, и похо­ро­нить будет некому.

От малой рож­да­е­мо­сти будет пло­хо через 30 лет всем, кро­ме, быть может, тех ред­ких семей, кото­рые не побо­я­лись быть мно­го­дет­ны­ми. Их дети не оста­вят роди­те­лей даже в самых тяже­лых обстоятельствах.

Сей­час часто на детей смот­рят, как на нака­за­ние судь­бы. Но истин­ное нака­за­ние постиг­нет нас, если мы не очнем­ся от того духов­но­го сна, кото­рый не дает нам раз­гля­деть самые про­стые вещи.

Беседа 9. Кто глава семьи?

Сего­дня я попы­та­юсь изло­жить взгляд на семью, кото­рый был у нас на Руси в тече­ние дол­гих сто­ле­тий, взгляд Пра­во­слав­ной Церк­ви на вза­и­мо­от­но­ше­ния меж­ду мужем и женой. Но нач­ну я несколь­ко изда­ле­ка — с того заблуж­де­ния, что упор­но живет в умах людей. Боль­шин­ство людей, дале­ких от Церк­ви, счи­та­ют, буд­то бы Цер­ковь утвер­жда­ет, что жен­щи­на ниже муж­чин, что она суще­ство вто­ро­го сор­та. Такое впе­чат­ле­ние может сло­жить­ся у тех, кто что-то слы­шал о цер­ков­ных обы­ча­ях, но сути явле­ний не пони­ма­ет. Со сто­ро­ны может пока­зать­ся, что это дей­стви­тель­но так. Смот­ри­те, жен­щи­на не может при­ни­мать на себя свя­щен­ный сан, жен­щи­нам запре­щен вход в алтарь, а во вре­мя Вен­ча­ния чтец чита­ет «страш­ные» сло­ва из Посла­ния апо­сто­ла Пав­ла: «Жена да боит­ся сво­е­го мужа» (Еф. 5:33). Ну, пря­мо хри­сти­ан­ство — какая-то рели­гия муж­чин-пора­бо­ти­те­лей жен­ско­го пола.

Попро­бую изло­жить пра­виль­ное пра­во­слав­ное уче­ние о при­ро­де муж­ско­го и жен­ско­го пола. На самом деле толь­ко хри­сти­ан­ство раз­ру­ши­ло пре­не­бре­жи­тель­ное отно­ше­ние к жен­щине, кото­рое цари­ло во всем мире. Имен­но хри­сти­ан­ство заяви­ло о том, что жен­щи­на такой же чело­век, как и муж­чи­на, что чело­ве­че­ская при­ро­да еди­на для муж­чин и жен­щин, ибо, как гово­рит апо­стол Павел: « Нет муже­ско­го пола, ни жен­ско­го: ибо все вы одно во Хри­сте Иису­се» (Гал. 3:28). Но в то же вре­мя Цер­ковь не мол­чит о тех раз­ли­чи­ях, кото­рые есть меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной. Давай­те рас­смот­рим эти раз­ли­чия, а потом отме­тим и то, в чем муж­чи­на и жен­щи­на совер­шен­но едины.

Чело­век по уче­нию Церк­ви состо­ит из духа, души и тела. Нач­нем рас­смат­ри­вать чело­ве­ка по порядку.

Тело.  О том, что муж­чи­на отли­ча­ет­ся в сво­ем телес­ном (физио­ло­ги­че­ском) устро­е­нии от жен­щи­ны, сомне­ний ни у кого нет. Суще­ству­ет целая отрасль меди­ци­ны — гине­ко­ло­гия, зани­ма­ю­ща­я­ся исклю­чи­тель­но жен­ски­ми болез­ня­ми. У муж­чин этих болез­ней про­сто не быва­ет. Мы с вами телес­ные раз­ли­чия уже обсуж­да­ли, когда гово­ри­ли о гре­хах про­тив семьи. Напом­ню, что жен­ский орга­низм намно­го слож­нее муж­ско­го. Я бы при­вел такое срав­не­ние: муж­ской орга­низм подо­бен печа­та­ю­щей машин­ке, а жен­ский орга­низм ком­пью­те­ру с прин­те­ром. Машин­ка не зави­сит от элек­три­че­ства, ее мож­но чинить с помо­щью отверт­ки и молот­ка. Но воз­мож­но­сти ком­пью­те­ра намно­го боль­ше, хотя он во мно­го раз нежнее.

Отме­чу очень важ­ную сто­ро­ну: все раз­ли­чия в теле меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной свя­за­ны с дето­рож­де­ни­ем. Все осо­бен­но­сти жен­ско­го орга­низ­ма даны ей Богом для рож­де­ния детей. И осо­бен­но­сти муж­ско­го тела так­же свя­за­ны с семьей.

Когда жен­щи­на бере­мен­на или кор­мит гру­дью, она ста­но­вит­ся без­за­щит­ной. Защи­ту дол­жен обес­пе­чить муж, кото­ро­му Гос­подь дал для это­го физи­че­скую крепость.

Гово­рить, что жен­щи­на в отно­ше­нии телес­но­го устрой­ства ниже муж­чин, безум­но. Они (муж­чи­на и жен­щи­на) раз­ные, но никто ни выше, ни ниже дру­го­го. Даже две руки одно­го чело­ве­ка раз­ные. Левая рука не может мно­го­го из того, что может делать пра­вая, и наобо­рот. Если сорев­но­вать­ся в тяже­лой атле­ти­ке, то жен­щи­на, конеч­но, сла­бее. Если сорев­но­вать­ся в спо­соб­но­сти вына­ши­вать и рожать детей, то муж­чи­на здесь про­сто бессилен.

Душа. В душе чело­ве­ка свя­тые отцы ино­гда выде­ля­ют сле­ду­ю­щие силы: ум, волю и чувства.

   Мужчина  Женщина
Ум           
Воля           
Чув­ства           

Милые дети, ответь­те мне, кто умнее: муж­чи­ны или жен­щи­ны? Сна­ча­ла отве­ча­ют девуш­ки, потом пар­ни… Да, мне­ния раз­де­ли­лись. На самом деле вопрос, задан­ный мной, постав­лен совер­шен­но непра­виль­но. Нель­зя гово­рить о том, кто умнее и кто глу­пее. Дело в том, что ум у муж­чи­ны и жен­щи­ны про­сто раз­ный. У муж­чин ум более рас­су­доч­ный, склон­ный к стро­гой логи­ке. Жен­ский ум более инту­и­тив­ный. Запом­ним, жен­щи­на не глу­пее муж­чи­ны, но логи­ка у жен­щи­ны дру­гая. Часто жен­щи­на сво­ей жен­ской инту­и­ци­ей может гораз­до быст­рее разо­брать­ся в запу­тан­ной ситу­а­ции, осо­бен­но в клуб­ке чело­ве­че­ских взаимоотношений.

Сле­ду­ю­щий вопрос: у кого боль­ше воли? Вам уже ясно, что вопрос опять некорректный.

Когда гово­рит­ся, что у муж­чин более воле­вой харак­тер, на самом деле это не зна­чит, что у муж­чин есть воля, а у жен­щин ее нет. Воля так­же раз­ная. У муж­чин она жест­кая, ярко выра­жен­ная, у жен­щин более мяг­кая и пото­му непри­мет­ная. Осо­бен­но это вид­но в вос­пи­та­нии детей. Отец ско­рее добьет­ся от ребен­ка выпол­не­ния сво­ей воли пря­мым при­нуж­де­ни­ем, а мать лас­кою, обхо­дя ост­рые углы в харак­те­ре ребенка.

Когда я одна­жды этот вопрос (у кого боль­ше воли?) задал в ауди­то­рии, где было несколь­ко жена­тых муж­чин, они в один голос ска­за­ли: «Конеч­но, у жен­щин!» Они на сво­ей шку­ре уже испы­та­ли воз­дей­ствие жен­ской воли. У жен­щи­ны может быть очень силь­ная воля, но про­яв­ля­ет­ся она мяг­ко. Если жена захо­чет добить­ся сво­е­го, она не будет кри­чать на сво­е­го мужа: «Ах, ты, лодырь, опять на диване лежишь, а ну, пошел, лен­тяй, рабо­тать!» Нет, конеч­но же, нет. Она лас­ко­во подой­дет к мужу и неж­ным голо­сом ска­жет: «Милый, ты в про­шлом году сде­лал такую удоб­ную и кра­си­вую полоч­ку. Сде­лай мне еще три таких. Ты же у меня такой мастер!» Осо­бен­но от послед­ней фра­зы серд­це мужа окон­ча­тель­но рас­та­ет, и он неза­мед­ли­тель­но отпра­вит­ся выпол­нять прось­бу сво­ей люби­мой жены.

Про­яв­ле­ние чувств так­же раз­лич­но. Муж­чи­на мало про­яв­ля­ет свои чув­ства, все свои впе­чат­ле­ния он све­ря­ет с дово­да­ми разу­ма. Жен­щи­на же, напро­тив, более склон­на к бур­но­му про­яв­ле­нию сво­их эмо­ций. Во вре­мя похо­рон мы вряд ли уви­дим муж­чин, рыда­ю­щих навзрыд и рву­щих на себе воло­сы. Но в то же вре­мя жен­щи­ны бла­го­да­ря сво­ей эмо­ци­о­наль­но­сти более чут­ки к чужой боли. При­го­лу­бить, пожа­леть ребен­ка — это более свой­ствен­но женщине.

Мож­но при­ве­сти такой образ, иллю­стри­ру­ю­щий раз­ни­цу в чув­ствах меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной. Напри­мер, весы быва­ют раз­ные. Есть весы, с помо­щью кото­рых взве­ши­ва­ют в сов­хо­зах маши­ны. Загру­зи­ли маши­ну кар­тош­кой (тонн этак пять), и заез­жа­ет она в весо­вую, что­бы уточ­нить вес. А быва­ют весы, с помо­щью кото­рых юве­лир с точ­но­стью до мил­ли­грам­мов может взве­ши­вать изде­лия из дра­го­цен­ных метал­лов. Если на эти тон­кие весы нае­дет тот самый пяти­тон­ный гру­зо­вик, то от малень­ких весов ниче­го не оста­нет­ся. То же самое про­ис­хо­дит часто с жен­щи­ной, попав­шей в экс­тре­маль­ную ситу­а­цию. Ее пси­хи­ка может не выдержать.

Вот один реаль­ный слу­чай. Роди­те­ли отлу­чи­лись от годо­ва­ло­го ребен­ка на две мину­ты. Он пада­ет в воду в бас­сейн и захле­бы­ва­ет­ся. Через мину­ту после это­го отец в ужа­се нахо­дит ребен­ка, пла­ва­ю­ще­го лицом вниз на поверх­но­сти воды, и бро­са­ет­ся с ним домой делать искус­ствен­ное дыха­ние. Мать при виде мужа, кото­рый несет поси­нев­ше­го без­ды­хан­но­го сына, про­сто убе­га­ет в шоке в дру­гую ком­на­ту со сло­ва­ми: «Я не могу на это смот­реть, он уже весь синий». Ребен­ка спас­ли, но мы в этой исто­рии запом­ним сле­ду­ю­щее. Жен­щи­на, как пра­ви­ло, не может выне­сти подоб­ной ситу­а­ции. Мать ушла не пото­му, что она не люби­ла сына и не захо­те­ла ему помо­гать, а про­сто она не мог­ла это­го сде­лать. Она мог­ла лег­ко уло­вить любое дви­же­ние в настро­е­нии ребен­ка, чего не мог отец из-за свой­ствен­ной ему гру­бо­сти чувств, но смот­реть на уми­ра­ю­ще­го ребен­ка — это выше ее сил. Зато мало­чув­стви­тель­ность и спо­кой­ствие, кото­рые свой­ствен­ны муж­чине, поз­во­ля­ют ему адек­ват­но вести себя в чрез­вы­чай­ных обсто­я­тель­ствах. Под­во­дим ито­ги сказанному:

   Мужчина  Женщина
Ум       логика    интуиция
Воля       твердость    мягкость
Чув­ства       спокойствие    чувствительность

Ко все­му ска­зан­но­му о душев­ных силах муж­чин и жен­щин необ­хо­ди­мо доба­вить сле­ду­ю­щее. Раз­ли­чия в душев­ных силах про­ис­те­ка­ют из раз­ной роли, кото­рую долж­ны играть муж­чи­на и жен­щи­на в семье. Жен­щи­на как мать и жена — это чут­кий баро­метр, кото­рый дол­жен уло­вить душев­ное состо­я­ние каж­до­го чле­на семьи, что­бы сво­ей лас­кою и вни­ма­ни­ем прий­ти на помощь мужу, пра­виль­но напра­вить детей при их вос­пи­та­нии. Жен­щи­на созда­ет внут­рен­нюю атмо­сфе­ру семьи. Ей для это­го даны от Бога все необ­хо­ди­мые силы: осо­бая инту­и­ция, мяг­кость харак­те­ра и чут­кость. Муж­чи­на как отец и муж — это гла­ва семьи, кото­рый дол­жен уметь при­ни­мать реше­ния и нести ответ­ствен­ность за всю семью. Муж — это внеш­няя защи­та для всей семьи, ему для это­го дано от Бога все необ­хо­ди­мое: логич­ный ум, твер­дость воли, неувле­ка­е­мость слу­чай­ны­ми эмоциями.

Осо­бен­но­сти душев­ных сил в кон­тек­сте семьи ста­но­вят­ся досто­ин­ства­ми. Напри­мер, раз­ная чув­стви­тель­ность муж­чи­ны и жен­щи­ны про­сто необ­хо­ди­ма. Они допол­ня­ют друг дру­га в семье, друг без дру­га им было бы тяже­ло. Вос­пи­ты­вая детей без жены, отец мог бы про­сто не заме­чать мно­го­го из того, что про­ис­хо­дит с детьми. А мать, вос­пи­ты­вая детей без мужа, совер­ша­ла бы мно­же­ство оши­бок из-за нава­лив­ших­ся на нее внеш­них обсто­я­тельств. То есть вне семьи осо­бен­но­сти каж­до­го пола ста­но­вят­ся или поро­ка­ми, или вос­при­ни­ма­ют­ся как недостатки.

Физи­че­ская сила муж­чи­ны, не направ­лен­ная на защи­ту семьи, пре­вра­ща­ет­ся в хули­ган­ство. Жен­ские эмо­ци­о­наль­ность и чув­стви­тель­ность без семьи вво­дят жен­щин под­час в страш­ные гре­хи. Мяг­кость жен­ско­го харак­те­ра для неза­муж­ней жен­щи­ны в наш жесто­кий век ста­но­вит­ся нака­за­ни­ем, от кото­ро­го жен­щи­на хочет изба­вить­ся как от про­кля­тия. И так далее.

Но отка­зы­вать­ся от пред­на­зна­чен­ной Богом роли опас­но. Напри­мер, жен­щи­на хочет быть неза­ви­си­мой и муже­ствен­ной, но для это­го ей при­хо­дит­ся уро­до­вать свою при­ро­ду. А когда эта муже­ствен­ная жен­щи­на всту­па­ет в брак, она уже не может выпол­нять свою роль в семье. То же самое про­ис­хо­дит с муж­чи­на­ми, если они теря­ют свою мужественность.

Здесь надо немно­го оста­но­вить­ся. Что­бы жен­щи­ны не запо­до­зри­ли меня в том, что я хочу их уни­зить и под­чи­нить муж­чи­нам, объ­яс­ню, что озна­ча­ет для меня фра­за: «муж — гла­ва семьи».

Надо чет­ко раз­де­лять два поня­тия — «гла­ва» и «дес­пот». Чем они отли­ча­ют­ся? Крат­ко мож­но ска­зать так: гла­ва — отве­ча­ет за все, что про­ис­хо­дит, и вино­ват во всем. А дес­пот, наобо­рот, — ни за что не отве­ча­ет, и у него вино­ва­ты все вокруг.

Если чело­век спо­ткнул­ся, кто в этом вино­ват: голо­ва или нога? Ясно, что голо­ва. У нее есть гла­за, кото­рые долж­ны смот­реть под ноги на доро­гу, у нее есть ум, кото­рый дол­жен выби­рать более без­опас­ную доро­гу. У нее есть уши, кото­рые слу­ша­ют, не едет ли рядом авто­мо­биль. Вот муж и дол­жен быть таким гла­вой и отве­чать за все.

Неболь­шая иллю­стра­ция для того, что­бы понять, чем гла­ва отли­ча­ет­ся от дес­по­та. Муж и жена соби­ра­ют­ся в даль­нюю поезд­ку. Жена дол­го про­во­зи­лась у зер­ка­ла, под­би­рая наря­ды, они опоз­да­ли на авто­бус и, сле­до­ва­тель­но, на поезд. Кто вино­ват? Обыч­ный ответ: жена. Неправ­да! Вино­ват муж! Смот­ри­те сами: он же знал, что жена любит дол­го соби­рать­ся, выби­рая наря­ды. Ему от Бога дан ясный ум, спо­соб­ность трез­во рас­суж­дать и все про­счи­ты­вать. Что же он не вос­поль­зо­вал­ся сво­и­ми спо­соб­но­стя­ми и не дога­дал­ся назна­чить вре­мя выхо­да из дома на пол­ча­са рань­ше? Что же не про­счи­тал все воз­мож­ные про­ма­хи? Мужу дана жест­кая воля. Поче­му же он не вос­поль­зо­вал­ся ею, что­бы вовре­мя ото­рвать жену от зер­ка­ла? Мужу даны гру­бые чув­ства. Что же он под­дал­ся чув­ствам, был рас­тро­ган и уми­лял­ся на свою кра­са­ви­цу-жену, кра­су­ю­щу­ю­ся перед зер­ка­лом? Вино­ват толь­ко он!

Если муж — насто­я­щий гла­ва семьи, то он не будет упре­кать жену в их опоз­да­нии, а будет винить во всем себя. Дес­пот же будет в исте­ри­ке орать на жену, кото­рая тор­ча­ла лиш­ние пол­ча­са у зер­ка­ла и вооб­ще вино­ва­та во всех его неудачах.

Поэто­му, когда Цер­ковь гово­рит, что муж — гла­ва семьи, то это не столь­ко гроз­ное напо­ми­на­ние жен­щине о ее раб­стве, сколь­ко пре­ду­пре­жде­ние муж­чине о том, каким он дол­жен быть, что­бы жена почи­та­ла его за гла­ву. Таких мужей сей­час почти не оста­лось, поэто­му жен­щи­ны и не могут нахо­дить­ся в том послу­ша­нии, что было рань­ше у жен­щин. А под­чи­нять­ся само­ду­ру-дес­по­ту — это дей­стви­тель­но ужасно.

Хочет­ся ска­зать всем жен­щи­нам: «Радуй­тесь, что муж — гла­ва семьи! Теперь вы ни в чем не вино­ва­ты. Во всем вино­ва­ты муж­чи­ны!» И хочет­ся про­кри­чать всем муж­чи­нам, что­бы они услы­ша­ли: «Рыдай­те, вы во всем вино­ва­ты! Вы явля­е­тесь гла­вой семьи, и что бы ни про­изо­шло, ответ при­дет­ся дер­жать вам».

Жен­щи­на совер­ша­ет аборт. Она совер­ша­ет ужас­но жесто­кий посту­пок. Она теря­ет при этом свою жен­ствен­ность: ее душа черст­ве­ет и теря­ет чут­кость, она инту­и­тив­но пони­ма­ет, что этот посту­пок ужа­сен, но заглу­ша­ет эту мысль холод­ным рас­че­том. Но кто вино­ват в этом? Она не вино­ва­та! Вино­ват отец ребенка

(хоро­шо, если он муж, а не про­сто сожи­тель). Вино­ват, пото­му что он поте­рял свою муже­ствен­ность. Он всту­пил в связь с жен­щи­ной, но не захо­тел нести ответ­ствен­ность за эту связь. Раз­ве это муж­чи­на? Жен­щи­на с ребен­ком ста­но­вит­ся без­за­щит­ной, а он не захо­тел ее защи­тить. Раз­ве это мужчина?

Во мно­гих абор­тах вино­ва­ты на 90% муж­чи­ны. Они теря­ют свою муже­ствен­ность в том, что вро­де бы не тол­ка­ют жен­щи­ну на аборт, но отка­зы­ва­ют­ся при­ни­мать реше­ние о необ­хо­ди­мо­сти рож­де­ния ребен­ка, что дол­жен делать насто­я­щий муж­чи­на. Жен­щи­на не выдер­жи­ва­ет это­го гру­за — при­ня­тия реше­ния — и совер­ша­ет непо­пра­ви­мый посту­пок — убий­ство сво­е­го дитя. Жен­щи­нам при­хо­дит­ся терять свою жен­ствен­ность, совер­шая гру­бый, очень жесто­кий, совсем нежен­ствен­ный посту­пок, тем самым уро­дуя свою жен­скую при­ро­ду. Но если жен­щи­на идет на аборт вопре­ки воле мужа, то вино­ва­та в этом гре­хе, конеч­но, она.

Но вер­нем­ся к рас­смот­ре­нию чело­ве­ка. В теле раз­ли­чия оче­вид­ны, их поте­рять или пре­одо­леть доволь­но труд­но. В душев­ных силах раз­ли­чия так­же зна­чи­тель­ны, хотя муж­чи­ны уже могут терять свою муже­ствен­ность и ста­но­вить­ся жено­по­доб­ны­ми, а жен­щи­ны могут терять свою жен­ствен­ность, при­ни­мая на себя неесте­ствен­ные для них муж­ские свойства.

А дух чело­ве­че­ский отли­ча­ет­ся у муж­чи­ны и женщины?

Дух — это та часть чело­ве­че­ско­го есте­ства, кото­рая спо­соб­на устрем­лять­ся к Богу. Не состо­я­ние души, а состо­я­ние духа опре­де­ля­ет бли­зость к Богу. Вос­пи­тан­ный чело­век может нахо­дить­ся даль­ше от Бога, чем невос­пи­тан­ный, но чистый серд­цем. Состо­я­ние духа опре­де­ля­ет спа­се­ние чело­ве­ка: куда чело­век идет. Дух чело­ве­че­ский или уда­ля­ет­ся от Бога, теряя дан­ное ему Богом, роди­те­ля­ми, учи­те­ля­ми, или, напро­тив, при­бли­жа­ет­ся к Нему, пре­одо­ле­вая поро­ки, кото­рые полу­чил во вре­мя вос­пи­та­ния. Так вот, духов­ные силы чело­ве­ка, устро­е­ние духа ничем не раз­ли­ча­ет­ся у муж­чин и жен­щин. Здесь раз­ли­чий нет! И муж­чине, и жен­щине оди­на­ко­во доступ­но спа­се­ние. Хотя коли­че­ствен­но про­слав­лен­ных Цер­ко­вью свя­тых муж­ско­го пола боль­ше, чем свя­тых жен­щин, но коли­че­ство свя­тых, про­слав­лен­ных у Само­го Бога, мы не зна­ем. Ариф­ме­ти­ка в дан­ном слу­чае не пока­за­тель. Самой же вели­чай­шей из всех свя­тых, выс­шей даже ангель­ских сил, Цер­ковь почи­та­ет Божию Матерь. Она выше сво­ею свя­то­стью всех свя­тых мужчин.

В житии пре­по­доб­но­го Мака­рия Еги­пет­ско­го есть такой момент. Когда он после дол­гих и дей­стви­тель­но вели­ких подви­гов поста, ноч­ных бде­ний в молит­ве вдруг стал думать о себе, что никто на зем­ле не пре­вос­хо­дит его подви­га­ми; Гос­подь, что­бы сми­рить и вра­зу­мить подвиж­ни­ка, воз­ве­ща­ет ему о том, что в бли­жай­шем юро­де есть две жен­щи­ны, кото­рые уго­ди­ли Ему боль­ше, чем Мака­рий. Пре­по­доб­ный отправ­ля­ет­ся посмот­реть на этих жен­щин, что­бы узнать, какой они несут подвиг, кото­рый пре­вос­хо­дит все его тру­ды. Когда Мака­рий нашел этих жен­щин и стал упра­ши­вать их рас­ска­зать о сво­их подви­гах, то услы­шал в ответ, что ника­ких вели­ких подви­гов они за собой не зна­ют. Они были жена­ми двух бра­тьев, а посколь­ку были без­дет­ны­ми, то хоте­ли бы совер­шать мона­ше­ские подви­ги, уйдя в какой-нибудь жен­ский мона­стырь, но мужья не отпу­сти­ли их, поэто­му ни о каких подви­гах речи не мог­ло быть. Един­ствен­ное, что они зна­ют за собой, это то, что за все вре­мя сов­мест­ной жиз­ни они ни разу не поссо­ри­лись меж­ду собой. Пре­по­доб­ный ухо­дил от них, осо­знав, что для Бога незло­бие серд­ца гораз­до выше телес­ных подвигов.

Запом­ним эту исто­рию. Жен­ский подвиг, как пра­ви­ло, неза­ме­тен, и мно­гие жен­щи­ны, уго­див­шие Богу сво­ей жиз­нью, не про­слав­ле­ны Цер­ко­вью, а про­слав­ле­ны толь­ко у Бога. Ока­зы­ва­ет­ся, не ссо­рить­ся двум хозяй­кам у одной пли­ты — это подвиг не мень­ший мно­гих постов и бде­ний отшель­ни­че­ской жизни.

Итак, в духов­ной части чело­ве­че­ско­го есте­ства раз­ли­чий меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной нет! Спа­се­ние оди­на­ко­во доступ­но как муж­чине, так и жен­щине. Здесь пол­ное равен­ство. Хри­сти­ан­ство гово­рит имен­но о таком равен­стве в духе, но в душе и теле раз­ли­чия остаются.

Мне очень хоте­лось бы, что­бы все: и муж­чи­ны, и жен­щи­ны — ува­жа­ли свой пол и стре­ми­лись стать насто­я­щи­ми муж­чи­на­ми и жен­щи­на­ми, что­бы муж­чи­ны были муже­ствен­ны­ми, а жен­щи­ны — женственными.

Семья — это живой орга­низм. А в каж­дом орга­низ­ме есть раз­лич­ные орга­ны, кото­рые выпол­ня­ют раз­ные зада­чи. Напри­мер, возь­мем дере­во, ска­жем, ябло­ню. У дере­ва есть кор­ни, кото­рые дер­жат его креп­ко на зем­ле и пита­ют его. Есть у ябло­ни и вет­ки, на них рас­тут листья, появ­ля­ют­ся цве­ты и, нако­нец, созре­ва­ют пло­ды — ябло­ки. Кто важ­нее: кор­ни или вет­ви? Глу­пый вопрос, все важ­ны! Но что будет, если кор­ни поле­зут из зем­ли, что­бы на них рос­ли ябло­ки, а вет­ви потя­нут­ся к зем­ле, что­бы самим питать­ся от зем­ли? Что это будет за урод­ли­вое дере­во? Это будет образ совре­мен­ной семьи, где муж­чи­ны жен­ствен­ны, а жен­щи­ны муже­ствен­ны. Очень урод­ли­вая картина.

Насто­я­щую семью мож­но изоб­ра­зить при­бли­зи­тель­но сле­ду­ю­щим обра­зом. Отец — это внеш­ний круг, он отве­ча­ет за все свя­зи семьи с внеш­ним миром. Напри­мер, семья пере­ез­жа­ет на новую квар­ти­ру. Жена может спо­кой­но соби­рать вещи, зная, что искать маши­ну, дого­ва­ри­вать­ся с груз­чи­ка­ми будет муж. Это его обя­зан­ность. В любых слож­ных ситу­а­ци­ях раз­би­рать­ся в них идет муж. Мать — это круг, почти пол­но­стью охва­ты­ва­ю­щий детей, она вся в семье и в детях. Жена — хра­ни­тель­ни­ца домаш­не­го оча­га. От нее зави­сит обста­нов­ка в доме. Какие пове­сить на кух­ни штор­ки, какие сде­лать на них скла­доч­ки, что при­го­то­вить на обед, какую одеж­ду нуж­но сроч­но купить детям — все это луч­ше решать жене.

Не надо делать из кор­ней вет­ви, а из вет­вей кор­ни. Да, вре­мя сей­час тяже­лое. Одна­жды я бесе­до­вал с девуш­ка­ми о семье, и мы затро­ну­ли тему, куда они хотят идти учить­ся. Все одно­знач­но хоте­ли полу­чить пре­стиж­ную про­фес­сию и толь­ко потом всту­пать в брак, что­бы на тот слу­чай, если они разой­дут­ся с мужем, они были спо­соб­ны про­кор­мить себя и ребен­ка Я пытал­ся объ­яс­нить им, что здесь что-то не так, что их зада­ча — это гото­вить себя к тому, что­бы стать достой­ной женой и мате­рью. Но это было бес­по­лез­но. Муж­чи­ны в их гла­зах были слиш­ком нена­деж­ны, что­бы пола­гать­ся на них.

Воз­ни­ка­ет замкну­тый круг. Жен­щи­ны ста­но­вят­ся реши­тель­ны­ми, про­бив­ны­ми, что­бы не зави­сеть от муж­чин. А муж­чи­ны при виде слиш­ком само­сто­я­тель­ных жен­щин под­со­зна­тель­но и вовсе теря­ют вся­кую ответ­ствен­ность: «За нее мож­но не вол­но­вать­ся, она не про­мах, себя в оби­ду не даст». Одна при­хо­жан­ка после раз­го­во­ра с ней о том, кто гла­ва в семье, дол­го сокру­ша­лась: «Я всю жизнь гото­ви­ла себя к актив­ной жиз­ни, что­бы быть во всем пер­вой, все­го доби­вать­ся. Муж ника­ких моих начи­на­ний не под­дер­жи­вал. В саду, в ого­ро­де — вез­де паха­ла я одна. Все­гда упре­ка­ла его за без­от­вет­ствен­ность, за то, что не сопе­ре­жи­ва­ет мне и не забо­тит­ся ни о чем. А теперь пони­маю, что сама вино­ва­та. Ведь я ему ни в чем не усту­па­ла, все­гда наста­и­ва­ла на сво­ем, во всех мело­чах доби­ва­лась при­зна­ния сво­ей право­ты». Жен­щи­на может убить сво­и­ми рука­ми в муж­чине муже­ствен­ность, если не хочет быть женственной.

В семьях очень ред­ко быва­ют ситу­а­ции, когда в раз­ла­де вино­ва­та толь­ко одна сто­ро­на. Почти все­гда вино­ва­ты оба супру­га. Муж изме­нил, ушел из семьи, каза­лось бы, все про­сто, он пло­хой и во всем вино­ват. Но часто все гораз­до слож­нее. Начи­на­ешь раз­го­ва­ри­вать с мужем, и ока­зы­ва­ет­ся, что и он во мно­гом прав и сам отча­сти явля­ет­ся жерт­вой пове­де­ния жены. Напри­мер, жена очень ува­жа­ет сво­их роди­те­лей, что само по себе и непло­хо. Но если сло­во роди­те­лей для нее важ­нее сло­ва мужа, то семья рушит­ся. Если при реше­нии важ­ных вопро­сов мне­ние роди­те­лей пере­ве­ши­ва­ет любые дово­ды мужа, то это уже ненор­маль­но. Ведь в Биб­лии Гос­подь гово­рит: «и оста­вит чело­век отца и мать и при­ле­пит­ся к жене сво­ей, и будут два в плоть еди­ну». Заметь­те: «оста­вит отца и мать». А если к тому же супру­ги живут в квар­ти­ре, пода­рен­ной роди­те­ля­ми жены, то дело совсем пло­хо. Несколь­ко кон­флик­тов с женой, когда она зани­ма­ет пози­цию роди­те­лей, несколь­ко упре­ков, что ты (муж) живешь за счет моих роди­те­лей и обя­зан им за это быть бла­го­дар­ным — и семья совсем раз­ва­ли­ва­ет­ся. В такой семье гла­ва уже не муж, а роди­те­ли жены. В пра­виль­ной семье с того момен­та, когда супру­ги рас­пи­са­лись в ЗАГСе, для жены мне­ние мужа — закон, а для мужа инте­ре­сы жены и детей — пре­вы­ше всего.

Мож­но спо­кой­но утвер­ждать, что жен­щи­на рас­кры­ва­ет­ся во всей сво­ей кра­се толь­ко тогда, когда рядом с ней надеж­ный муж, за кото­рым она, как за камен­ной сте­ной. Ина­че ее душа начи­на­ет «каме­неть». И муж­чи­на со сво­ей сто­ро­ны пре­об­ра­жа­ет­ся, если рядом с ним нахо­дит­ся крот­кая и забот­ли­вая жена. Супру­ги, пра­виль­но выпол­ня­ю­щие свою роль в семье, могут реаль­но изме­нить или испра­вить дру­го­го. Муж­чи­на, будучи муже­ствен­ным, дела­ет супру­гу жен­ствен­ной. Жена, будучи жен­ствен­ной, может сде­лать мужа гла­вой сво­ей семьи.

У муж­чи­ны и жен­щи­ны раз­ные дары. Напри­мер, у худож­ни­ка осо­бый дар — тон­кое зри­тель­ное чутье, у музы­кан­та свой дар — тон­кий слух. Каж­дый дол­жен исполь­зо­вать свой дар. Смеш­но будет, если музы­кант нач­нет зави­до­вать худож­ни­ку и будет брать­ся за кисть. Луч­ше каж­до­му раз­ви­вать свой дар, дан­ный ему Богом.

Сей­час очень часто зву­чит тема равен­ства муж­чин и жен­щин, актив­но дей­ству­ют феми­нист­ские орга­ни­за­ции, кото­рые борют­ся за пра­ва жен­щин. Но не надо забы­вать, что раз­ли­чия меж­ду пола­ми про­ис­те­ка­ют из устрой­ства семьи, и любой удар по этим раз­ли­чи­ям будет уда­ром по семье. А все эти орга­ни­за­ции под­дер­жи­ва­ют­ся Запа­дом, что­бы раз­ру­шить окон­ча­тель­но рус­скую семью и осла­бить нашу Отчиз­ну. Удар дей­стви­тель­но хит­рый и меткий.

Дополнение к беседе 9. О мужественности и женственности

Добав­лю еще несколь­ко слов о том, что же я пони­маю под насто­я­щей жен­ствен­но­стью и насто­я­щей муже­ствен­но­стью. Нач­ну с жен­ствен­но­сти. Уве­рен, что все смот­ре­ли фильм «Дев­ча­та». Напом­ню, что глав­ная геро­и­ня филь­ма, Тося, не отли­ча­лась кра­си­вой внеш­но­стью. Илья Коври­гин, вто­рой глав­ный герой филь­ма, поспо­рил, что Тося будет через неде­лю бегать за ним, как соба­чон­ка. Что­бы выиг­рать спор, он пере­ста­ет уха­жи­вать (как он думал, на вре­мя) за Анфис­кой, «царь-пти­цей», по выра­же­нию одно­го героя филь­ма. Анфис­ка — обво­ро­жи­тель­ная дама, уме­ю­щая сра­жать муж­чин напо­вал сво­и­ми ужим­ка­ми, кокет­ством и дру­ги­ми сред­ства­ми. Пере­лом­ный момент филь­ма насту­па­ет тогда, когда вдруг Илья серьез­но влюб­ля­ет­ся в Тосю и бро­са­ет Анфис­ку. Инте­рес­ны при­зна­ния Анфис­ки во вре­мя ноч­ной исте­ри­ки, после послед­не­го раз­го­во­ра с Ильей: «Я дума­ла, врут все про любовь, ска­зоч­ку кра­си­вую сочи­ни­ли, чтоб весе­лее жить было. А теперь вижу, что есть она… Вот объ­яс­ни­те. Всех любят: и Катю, и Надю, и даже Тось­ку. Одна я как про­кля­тая, что я хуже всех, что ли?» — «Ну, уж тебе-то жало­вать­ся?» — воз­ра­жа­ет одна из дев­чат. «Со мной толь­ко вре­мя про­во­дить, а как женить­ся или полю­бить по-насто­я­ще­му, так най­дут какую-нибудь Машу или Дашу. Вот и Илья к Тось­ке пере­бе­жал. Даже женить­ся на ней хочет! А что в ней хоро­ше­го? Смот­реть даже не на что!»

И дей­стви­тель­но, за что полю­бил Илья Тосю? Напо­ми­наю фильм. Начи­на­ют­ся пер­вые про­гул­ки Тоси с Ильей. Илья пыта­ет­ся обнять Тосю. Что она дела­ет? Она выры­ва­ет­ся и пря­чет­ся за две­рью сво­е­го дома. Что выры­ва­ет­ся из его уст? «Дет­ский сад!» Все­го одна фра­за, но она мно­гое нам дает. Илья все боль­ше видит в Тосе ребен­ка. Дей­стви­тель­но, она еще не уме­ет обни­мать­ся и боит­ся это­го — дет­ский сад! Но это уже не сло­ва над­мен­ной насмеш­ки, они про­из­но­сят­ся как-то ина­че, с любо­вью. Пер­во­на­чаль­ная цель — укро­ще­ния и обо­льще­ния строп­ти­вой — все более теря­ет свою при­тя­га­тель­ность. Для Ильи уже нет строп­ти­вой, есть боль­шой и наив­ный ребе­нок — Тося.

Пред­ста­вим себе кар­точ­ную игру, за кото­рой собра­лось несколь­ко шуле­ров. Ясно, что каж­дый хочет обма­нуть дру­го­го, и если один из них это сде­ла­ет, то будет крайне рад. Но если к про­фес­си­о­наль­но­му шуле­ру поса­дить играть ребен­ка, кото­рый не уме­ет это делать, то вряд ли этот шулер будет радо­вать­ся, если обыг­ра­ет дитя. Так­же и Илья начи­на­ет пони­мать, что перед ним не про­жжен­ная в любов­ных исто­ри­ях дама, а наив­ный ребе­нок, кото­ро­го он смо­жет обма­нуть, окру­тить в два сче­та. Но обма­нуть довер­чи­во­го чело­ве­ка — это гнус­но, поэто­му Илья все более уха­жи­ва­ет не с целью обма­на, а искренне раду­ясь обще­нию с чистой девушкой.

Про­хо­дит вре­мя, и Илья все более влюб­ля­ет­ся в дет­скую чисто­ту души Тоси. Еще раз повто­рю — в дет­скую чисто­ту души. Что такое дет­ская чисто­та души? Это состо­я­ние, когда не веришь, что тебя могут обма­нуть про­сто пото­му, что ты сам нико­гда не обма­ны­вал. Тосе дей­стви­тель­но непо­нят­но, как это мож­но взять и обма­нуть дру­го­го чело­ве­ка. Быва­ет чисто­та души, когда чело­век дол­ги­ми тру­да­ми очи­ща­ет душу от мно­же­ства гре­хов, кото­рые он совер­шил. А быва­ет и такая чисто­та души, когда чело­век не вку­сил гре­ха, не иско­вер­кал свою душу. Вот эта послед­няя и есть дет­ская чисто­та души. Тося еще не обма­ны­ва­ла, не изме­ня­ла, не уни­жа­ла дру­гих людей, и ей непо­нят­но, как это мож­но вооб­ще сделать.

Отме­чу еще один важ­ный момент. Кто пом­нит, сколь­ко раз цело­ва­лась Тося? Вопрос вовсе не празд­ный. Тося поце­ло­ва­лась все­го четы­ре раза. В самом кон­це филь­ма ее два раза поце­ло­вал Илья, и два раза поце­ло­ва­ла она его. До это­го она ни разу не цело­ва­лась! И это очень важ­но! Она сама при­зна­ет­ся: «Стыд­но про такое гово­рить. Я вот рань­ше дума­ла: как люди целу­ют­ся? Ведь носы меша­ют. Теперь вижу, что не мешают».

Давай­те поду­ма­ем: отто­го что девуш­ка ни разу не цело­ва­лась, парень будет к ней луч­ше или хуже отно­сить­ся? Смею утвер­ждать, что он полю­бит ее еще креп­че. Если бы у него была цель про­сто погу­лять с деви­цей-моло­ди­цей, при­ят­но про­ве­сти вре­мя, а потом бро­сить ее, то он бы, ско­рее все­го, отнес­ся к ней с над­ме­ни­ем: «Надо же, даже цело­вать­ся не уме­ет!» Но если он хочет создать семью, то это боль­шой плюс для девуш­ки — она сохра­ни­ла свою чисто­ту для него.

Пред­став­ля­ем себе сле­ду­ю­щую кар­ти­ну. Моло­дой чело­век впер­вые про­бу­ет поце­ло­вать девуш­ку. Она, насмот­рев­шись раз­врат­ных сцен по теле­ви­зо­ру, бро­са­ет­ся ему на шею и целу­ет его так, как буд­то всю жизнь толь­ко этим и зани­ма­лась. Она дума­ет, что этим доста­вит удо­воль­ствие сво­е­му уха­же­ру. «Ведь целу­ют­ся для удо­воль­ствия», — дума­ет она и пыта­ет­ся доста­вить мак­си­маль­ное удо­воль­ствие сво­е­му избран­ни­ку. Что про­ис­хо­дит в душе моло­до­го чело­ве­ка? Он начи­на­ет ее любить креп­че? В том-то и дело, что нет! Может, обни­мать­ся он и нач­нет силь­нее, но любить будет ее сла­бее. Пред­став­ля­е­те себе состо­я­ние моло­до­го чело­ве­ка? Он думал, что его девуш­ка целу­ет­ся пер­вый раз, а она, ока­зы­ва­ет­ся, уже мате­рая, гуля­щая «баба», кото­рую уже цело­вал деся­ток муж­чин и кото­рую обни­ма­ли десят­ки рук. «Я не хочу быть один­на­дца­тым! Я хочу быть един­ствен­ным!» — вот что пони­ма­ет под­со­зна­тель­но моло­дой чело­век. И отно­сить­ся к девуш­ке он будет уже не с тре­пе­том и неж­но­стью, а гру­бо и раз­дра­жи­тель­но. За что? За то, что она не сохра­ни­ла свою чисто­ту. Он даже не побо­ит­ся бро­сить ее. «У нее уже был деся­ток пар­ней, одним боль­ше, одним мень­ше. Ниче­го, переживет!»

Итак, девуш­ки, хра­ни­те свою чисто­ту и цело­муд­рие, за это вас будут любить еще силь­нее! Одна­жды я слы­шал жут­кое при­зна­ние одной деви­цы о том, что она бро­си­ла пар­ня: «Да он даже цело­вать­ся не уме­ет!» Вме­сто того, что­бы радо­вать­ся такой ред­кой наход­ке, она еще и недо­воль­на. Ведь если ты у него пер­вая, зна­чит, шанс, что ты будешь един­ствен­ной и люби­мой всю жизнь, очень велик. Если ты у него в жиз­ни вто­рая, шан­сы в два раза мень­ше, тре­тья — в три раза мень­ше, деся­тая — шан­сов уже почти нет.

Итак, истин­ное жен­ское оба­я­ние заклю­ча­ет­ся в чисто­те души девуш­ки или жен­щи­ны, кото­рая не изве­да­ла гре­ха. Или, мож­но ска­зать, что оба­я­ние это заклю­ча­ет­ся в цело­муд­рии. От это­го оба­я­ния может родить­ся насто­я­щая любовь. Но есть лож­ное оба­я­ние, кото­рое может при­влечь вни­ма­ние муж­чи­ны, обво­ро­жить его, заста­вить его выпол­нять свою волю. Но от это­го оба­я­ния рож­да­ет­ся не любовь, а похоть. Это вто­рое оба­я­ние в дей­стви­тель­но­сти бес­силь­но. Анфис­ка в филь­ме поня­ла это: сво­им кокет­ством она рож­да­ет не любовь, а похоть. Она не оба­я­тель­на, а раз­врат­на. Муж­чи­ны не любят ее, а про­сто хотят пополь­зо­вать­ся ею, как вещью.

Вот уди­ви­тель­ный при­мер жен­ско­го оба­я­ния — Татья­на из «Евге­ния Оне­ги­на». Татья­на влю­би­лась в Оне­ги­на, при­зна­лась ему, он ее отверг. Через несколь­ко лет он видит ее на балу. Так Пуш­кин опи­сы­ва­ет появ­ле­ние Татьяны:

Она была нетороплива,
Не холод­на, не говорлива,

Без взо­ра наг­ло­го для всех,
Без при­тя­за­ний на успех,
Без этих малень­ких ужимок,
Без под­ра­жа­тель­ных, затей…
Все тихо, про­сто было в ней,
Она каза­лась вер­ный снимок
Du comme il faut…[1] (Шиш­ков, прости:
Не знаю, как перевести.)

К ней дамы подви­га­лись ближе;
Ста­руш­ки улы­ба­лись ей;
Муж­чи­ны кла­ня­ли­ся ниже,
Лови­ли взор ее очей;
Деви­цы про­хо­ди­ли тише
Пред ней по зале, и всех выше
И нос, и пле­чи подымал
Вошед­ший с нею генерал.
Никто б не мог ее прекрасной
Назвать; но с голо­вы до ног
Никто бы в ней най­ти не мог
Того, что модой самовластной
В высо­ком лон­дон­ском кругу
Зовет­ся vulgar.[2] (He могу…

Люб­лю я очень это слово,
Но не могу перевести;
Оно у нас пока­мест ново,
И вряд ли быть ему в чести.
Оно б годи­лось в эпиграмме…)
Но обра­ща­юсь к нашей даме.
Бес­печ­ной пре­ле­стью мила,
Она сиде­ла у стола
С бле­стя­щей Ниной Воронскою,
Сей Клео­патрою Невы;
И вер­но б согла­си­лись вы,
Что Нина мра­мор­ной красою
Затмить сосед­ку не могла,
Хоть осле­пи­тель­на была.

Кто заме­тил, како­го роста была Татья­на? Высо­кая? Стат­ная? Хруп­кая? Гла­за у нее были свет­лые? А воло­сы?.. Мы это­го нико­гда не узна­ем. Мы зна­ем, что никто не мог назвать ее пре­крас­ной. В ее внеш­но­сти не было ниче­го, что мог­ло бы быть сопо­став­ле­но с кра­со­тою Нины Воронской.

А Татья­на в этом смыс­ле совер­шен­но бес­печ­на («Бес­печ­ной пре­ле­стью мила…»). Она не забо­тит­ся о том, что­бы про­из­ве­сти впе­чат­ле­ние: не холод­на, не говор­ли­ва, без взо­ра наг­ло­го для всех, без при­тя­за­ний на успех, без этих малень­ких ужи­мок, без под­ра­жа­тель­ных затей… Все были поко­ре­ны этой есте­ствен­но­стью, она заво­ра­жи­ва­ла всех: к ней дамы подви­га­лись бли­же, ста­руш­ки улы­ба­лись ей, муж­чи­ны кла­ня­лись ей ниже, лови­ли взор ее очей, деви­цы про­хо­ди­ли тише… Татья­на пре­крас­на, но не внеш­но­стью, а внут­рен­ним сво­им устро­е­ни­ем. И эту кра­со­ту не может затмить мра­мор­ная кра­со­та Нины Воронской.

Мне хоте­лось бы допол­нить опи­са­ние жен­ствен­но­сти еще одним при­ме­ром и рас­ска­зать не толь­ко о том, в чем заклю­ча­ет­ся истин­ное жен­ское оба­я­ние, но и в чем заклю­ча­ет­ся сила женщины.

Есть заме­ча­тель­ный фильм «Маче­ха», в кото­ром пока­зы­ва­ет­ся сила жен­щи­ны, пока­зы­ва­ет­ся, в чем она может быть намно­го силь­нее муж­чин. Сюжет филь­ма сле­ду­ю­щий. Павел Его­рыч, муж глав­ной геро­и­ни Шуры, узна­ет, что у него есть дочь Све­та, мать кото­рой, его быв­шая воз­люб­лен­ная, умер­ла. Он при­ни­ма­ет реше­ние взять на вос­пи­та­ние доч­ку, несмот­ря на про­те­сты жены и тещи. Но ребе­нок ока­зы­ва­ет­ся тяже­лым: мать вос­пи­та­ла в доче­ри край­нюю насто­ро­жен­ность и недо­вер­чи­вость к людям. Рас­то­пить серд­це ребен­ка в новой семье ока­зы­ва­ет­ся не так-то лег­ко. И здесь весь труд ложит­ся на пле­чи жены, то есть маче­хи, кото­рая все же согла­си­лась при­нять девочку.

Несколь­ко раз сам Павел хотел уже серьез­но, по-муж­ски пого­во­рить с доч­кой, поче­му она так пло­хо к ним отно­сит­ся. Каж­дый раз Шура (маче­ха) бро­са­лась на защи­ту и прак­ти­че­ски не дава­ла ска­зать мужу ни одно­го обид­но­го или рез­ко­го сло­ва. Ситу­а­ция в семье нака­ля­ет­ся. Вот одна очень важ­ная сце­на в филь­ме. Муж, устав от создав­шей­ся ситу­а­ции, начи­на­ет упре­кать жену: «Вот чего я не пони­маю. Чего ты раду­ешь­ся? Чего ты ска­лишь­ся? Она тебя не при­зна­ет, а ты знай при­хо­ха­ты­ва­ешь. Вот уж поис­ти­не тебя ни хлы­стом, ни брев­ном не возь­мешь… Пра­виль­но тебя мать опре­де­ли­ла: легонь­кий умок!» Павел не пони­ма­ет всей муд­ро­сти жены, не пони­ма­ет, как тяже­ло ей дает­ся каж­дое весе­ло про­из­не­сен­ное сло­во. Сво­ей забо­той и лас­кой она долж­на рас­то­пить серд­це его род­ной доче­ри, а сво­ей пад­че­ри­цы. А тут прак­ти­че­ски муж пре­да­ет ее. Это он при­вез доч­ку, это он взял ответ­ствен­ность за ее судь­бу. Но весь груз этой ответ­ствен­но­сти ложит­ся на пле­чи жены. И в момент напря­же­ния всех ее сил ока­зы­ва­ет­ся, что муж ее не пони­ма­ет. «А что ты сде­лал, что­бы она тебя отцом-то при­зна­ла?» — оста­ет­ся толь­ко отве­тить Шуре на его упре­ки. Дей­стви­тель­но, очень вер­ные сло­ва. «Рабо­та­ешь, рабо­та­ешь, мож­но ска­зать сут­ка­ми дома не быва­ешь…» — это уже Пав­лу обид­но, что он тру­дит­ся, а от него что-то еще тре­бу­ют. Но дей­стви­тель­но, семей­ное сча­стье день­га­ми не купишь. Квар­ти­ру купишь, но нет в этой квар­ти­ре сча­стья, если еще не тру­дить­ся духов­но. Этот труд самый тяже­лый. Шура намно­го силь­нее и муд­рее Павла.

Очень важ­ные сло­ва про­из­но­сит ста­рая учи­тель­ни­ца, к кото­рой за помо­щью при­шла Шура: «Оби­ду забудь! А что ребе­нок труд­ный, так я, когда рас­те­ние пере­са­жи­ваю, что нуж­но? Вре­мя и теп­ло!» Павел, услы­шав эти сло­ва, повто­рен­ные Шурой, через несколь­ко минут, види­мо, пере­ва­рив ска­зан­ное, повто­рит: «Вре­мя и теп­ло!» В кон­це филь­ма Све­та, нако­нец, обни­ма­ет Шуру и назы­ва­ет ее мамой.

Сила жен­щи­ны — в ее спо­соб­но­сти тер­петь, ждать и неза­мет­но давать теп­ло, не тре­буя ниче­го в ответ. Муж­чи­ны на это ред­ко спо­соб­ны. Они уме­ют решать про­бле­мы ина­че: пого­во­рив по-муж­ски, ясно и чет­ко тре­буя ответ. Пав­лу лег­че отпа­хать целый день в поле, чем заста­вить себя быть неж­ным и вни­ма­тель­ным, когда на душе скре­бут кош­ки. Ему непо­нят­но, как может Све­та насу­пить­ся и недо­вер­чи­во смот­реть на него, когда он взял ее к себе жить. Вни­ма­тель­ное же серд­це Шуры видит, что Све­та сама себе не рада, хочет испра­вить­ся, но не может. Не может чело­век себя быст­ро пере­де­лать, да еще если он малень­кий. «Она ста­ра­ет­ся!» — «Это ты все толь­ко ста­ра­ешь­ся, выду­ма­ла тут…» — Павел не верит жене. Но жен­ское серд­це Шуры все видит, все понимает.

Итак, сила жен­щи­ны — в спо­соб­но­сти тер­петь и в душев­ной теп­ло­те ее серд­ца. Муж­чи­на может тер­петь физи­че­скую боль или собрать все свои силы в какой-то ответ­ствен­ный момент, но тер­петь, ждать неиз­вест­но чего в неопре­де­лен­но­сти, да еще дол­го, неиз­вест­но сколь­ко вре­ме­ни — здесь он, как пра­ви­ло, бессилен.

Теперь несколь­ко слов о муже­ствен­но­сти. Я бы выде­лил сле­ду­ю­щие чер­ты муже­ствен­но­сти: спо­соб­ность защи­щать, спо­соб­ность при­ни­мать реше­ния и спо­соб­ность отве­чать за каж­дое из них. Как пра­ви­ло, сре­ди моло­дых людей совер­шен­но дру­гие пред­став­ле­ния о муже­ствен­но­сти. Пом­ню, как одна­жды, когда мне было лет 10, во вре­мя про­гул­ки с дру­зья­ми нас пой­мал на ули­це один хули­ган лет 17–18. Будучи пья­ным, он стал учить нас жить: «Насто­я­щий мужик — это тот, кто хоть один раз напил­ся, пере­спал с жен­щи­ной и поси­дел в тюрь­ме». Думаю, что мно­гие из моло­дых людей в сво­их стрем­ле­ни­ях неда­ле­ко ушли от это­го иде­а­ла и стре­мят­ся к чему-то подоб­но­му. На самом деле этот иде­ал не име­ет ниче­го обще­го с мужественностью.

Попро­бую про­ком­мен­ти­ро­вать три назван­ные мною чер­ты мужественности.

При­ни­мать реше­ние. Муж­чине Богом дано пра­во при­ни­мать реше­ние. Он и имен­но он дол­жен делать это. Мы уже немно­го гово­ри­ли об этом в бесе­де о гла­ве семьи. Но это вовсе не зна­чит, что он дол­жен пол­но­стью игно­ри­ро­вать дру­гих чле­нов семьи, и преж­де все­го свою супру­гу. Напри­мер, у царя есть мно­го совет­ни­ков. Зада­ча совет­ни­ков — давать сове­ты. Они явля­ют­ся спе­ци­а­ли­ста­ми в какой-то обла­сти, зна­ют ситу­а­цию луч­ше, чем царь, кото­рый не может охва­тить один все про­бле­мы. Они сове­ту­ют, но при­ни­ма­ет реше­ние царь. В том, что он сове­ту­ет­ся с дру­ги­ми людь­ми, не его недо­ста­ток, а, напро­тив, сви­де­тель­ство его муд­ро­сти. Царь, кото­рый будет пре­не­бре­гать сове­та­ми, вско­ре про­слы­вет самодуром.

«Папа, мож­но погу­лять?» — спра­ши­ва­ет сын у вер­нув­ше­го­ся с рабо­ты отца. «Конеч­но, иди погу­ляй, сынок». Но неожи­дан­но доро­гу пре­граж­да­ет супру­га: «Ты что? Он уро­ки не выучил и не поужи­нал, а уже собрал­ся с маль­чиш­ка­ми гулять, я его не пус­каю!» — «Если я ска­зал: мож­но, зна­чит: мож­но! Я — гла­ва семьи!» Начи­на­ет­ся ссо­ра меж­ду роди­те­ля­ми. Кто вино­ват в этой ссо­ре? Навер­ное, оба. Обыч­но мать гораз­до луч­ше зна­ет все про­бле­мы детей. И муж­чи­нам все­гда — преж­де, чем при­ни­мать реше­ния, свя­зан­ные с чле­на­ми семьи, — луч­ше посо­ве­то­вать­ся со сво­ей супру­гой. Тогда реше­ние будет более вер­ным и авто­ри­тет отца гораз­до весо­мее. А жене, с дру­гой сто­ро­ны, не сто­ит устра­и­вать раз­би­ра­тель­ства при детях и ронять авто­ри­тет отца.

Если же в каком-то важ­ном и запу­тан­ном вопро­се муж­чи­на отка­жет­ся при­ни­мать реше­ние, гово­ря: «Я не знаю, на что решить­ся. Милая, при­ни­май реше­ние сама», — то он сам отка­зы­ва­ет­ся от сво­е­го зва­ния муж­чи­ны. Это недо­пу­сти­мые сло­ва для чело­ве­ка, кото­рый счи­та­ет себя насто­я­щим мужчиной.

Но такое сей­час все же часто про­ис­хо­дит. Вот муж гово­рит жене, что­бы она сама при­ни­ма­ла реше­ние. И теперь реше­ние, при­ня­тое женой, муж дол­жен счи­тать сво­им реше­ни­ем. Если вдруг это реше­ние ока­жет­ся непра­виль­ным, то муж не име­ет пра­во обви­нять в этом жену. «Я пере­дал тебе свое пра­во при­ни­мать реше­ние, и я буду отве­чать за него, как за свое соб­ствен­ное», — так дол­жен думать насто­я­щий мужчина.

Ответ­ствен­ность. Муж­чи­на несет ответ­ствен­ность в сво­ей семье за все! Даже за то, что совер­ша­ет­ся без его раз­ре­ше­ния или даже вопре­ки его запре­ту. Если сын раз­би­ва­ет окно, то отец не име­ет пра­ва гово­рить: «Это же не я раз­бил, вот с сына и спра­ши­вай­те». Муж­чине непри­лич­но изви­нять­ся перед вне­зап­но при­шед­ши­ми гостя­ми: «Про­сти­те за бес­по­ря­док. Вот жена чего-то не успе­ла убрать­ся». Если даже дей­стви­тель­но имен­но жена не успе­ла убрать­ся, то все рав­но муж­чи­на дол­жен про­из­не­сти: «Про­сти­те, что мы не успе­ли убрать­ся». В этом мы заклю­че­но очень мно­гое. Там, где муж спо­со­бен на такую ответ­ствен­ность за все, что про­ис­хо­дит в семье, жена будет чув­ство­вать себя поис­ти­не как за камен­ной стеной.

Защи­та. Муж­чи­на дол­жен защи­щать свою семью от любо­го чуж­до­го вме­ша­тель­ства, кото­рое может нару­шить мир в семье. Здесь име­ет­ся в виду и чисто мате­ри­аль­ное бла­го­по­лу­чие семьи, и душев­ное спо­кой­ствие. Напри­мер, если отец семей­ства чув­ству­ет, что теле­ви­зор ока­зы­ва­ет дур­ное вли­я­ние на ребен­ка и тот ста­но­вит­ся неуправ­ля­е­мым, то он обя­зан пре­сечь про­смотр вред­ных для ребен­ка пере­дач и сто­ять на стра­же его душев­но­го здо­ро­вья. Кста­ти, про теле­ви­де­ние. Я бы дал совет роди­те­лям огра­дить детей от совре­мен­ных видео- и теле­про­грамм, допу­стив для домаш­не­го про­смот­ра толь­ко видео­кас­се­ты со ста­ры­ми совет­ски­ми филь­ма­ми и мульт­филь­ма­ми, кото­рые в огром­ном коли­че­стве сво­бод­но про­да­ют­ся в наше время.

Муж дол­жен защи­щать свою семью и от вме­ша­тель­ства в семей­ные дела сво­их близ­ких род­ствен­ни­ков. Вспом­ним сло­ва Биб­лии: пото­му оста­вит чело­век отца сво­е­го и мать свою, и при­ле­пит­ся к жене сво­ей; и будут одна плоть (Быт. 2:24). Очень часто роди­те­ли (осо­бен­но мате­ри) вме­ши­ва­ют­ся в семей­ные дела сво­их детей. Слу­шать­ся роди­те­лей — это долг каж­до­го хри­сти­а­ни­на, но если роди­те­ли вно­сят раз­дор в семью детей, дети име­ют пол­ное пра­во про­яв­лять непо­слу­ша­ние. Так­же, когда роди­те­ли тре­бу­ют от детей гре­ха. Если мать застав­ля­ет дочь идти на аборт, то про­яв­лять здесь послу­ша­ние роди­те­лям уже неумест­но. Послу­ша­ние Богу, кото­рый запо­ве­до­вал «не убий», выше послу­ша­ния роди­те­лям. Напри­мер, мать начи­на­ет рев­но­вать сво­е­го сыноч­ка, кото­ро­му уже 28, к невест­ке. Это отча­сти понят­но, ее кро­ви­нуш­ка теперь при­над­ле­жит какой-то чужой жен­щине. Мать начи­на­ет наедине ука­зы­вать сыну на недо­стат­ки его жены, тре­бу­ет, что­бы он пору­гал ее, исправ­лял ее. Но сын дол­жен вста­вать на защи­ту сво­ей семьи и пре­се­кать подоб­ные раз­го­во­ры с матерью.

Беседа 10. Я — взрослый[3]. (Переходный возраст)

Для созда­ния семьи, на мой взгляд, у неве­сты и жени­ха долж­ны при­сут­ство­вать некие необ­хо­ди­мые свой­ства. Сего­дня мне хочет­ся пого­во­рить о свой­стве, общем для муж­чин и жен­щин. Люди, всту­па­ю­щие в брак, долж­ны быть взрос­лы­ми, или зре­лы­ми. Всем понят­но, что в 10 лет никто создать семью не может. Деся­ти­лет­ний чело­век еще ребе­нок. Даже если это будет очень хоро­шо вос­пи­тан­ный маль­чик и в буду­щем хоро­ший семья­нин, в 10 лет он неспо­со­бен создать семью. Семью может созда­вать толь­ко взрос­лый человек.

Вы сей­час нахо­ди­тесь в пере­ход­ном воз­расте, то есть в воз­расте, когда пере­хо­дят из дет­ско­го состо­я­ния во взрос­лое. И физио­ло­ги­че­ская зре­лость здесь еще не явля­ет­ся пока­за­те­лем. Напри­мер, бла­го­вер­ный князь Алек­сандр Нев­ский уже в 15 лет пра­вил в Нов­го­ро­де, в этой огром­ной север­ной сто­ли­це Руси, а в 19 лет он стал Нев­ским, так как одер­жал побе­ду в бит­ве на Неве, кото­рая при­нес­ла ему огром­ную сла­ву. А совре­мен­ный 15-лет­ний моло­дой чело­век, как пра­ви­ло, еще неспо­со­бен отве­чать даже за себя, не то что за дру­гих людей. По моим наблю­де­ни­ям, взрос­ле­ние сей­час насту­па­ет у совре­мен­ных пар­ней в 22–25 лет, а у деву­шек — лет в 18–20. Это очень позд­но, ведь в про­шлые века девуш­ке поз­во­ля­лось всту­пать в брак с 14 лет, а пар­ням — с 16 лет. К это­му воз­рас­ту моло­дые были уже вполне зре­лы­ми людьми.

Сего­дня я попы­та­юсь объ­яс­нить, что зна­чит быть взрос­лым. В вопро­се о семье, о вступ­ле­нии в брак тема взрос­ло­сти име­ет огром­ную важ­ность. Дело в том, что влюб­лять­ся может и ребе­нок, но любить — толь­ко взрос­лый. Дети могут играть во взрос­лые отно­ше­ния, но стро­ить эти отно­ше­ния по-насто­я­ще­му не могут. Поэто­му, преж­де чем созда­вать семью, моло­дой паре было бы непло­хо убе­дить­ся, спо­соб­ны ли они к столь ответ­ствен­но­му шагу.

Во взрос­лом чело­ве­ке я бы выде­лил две очень важ­ные черты:

  • само­сто­я­тель­ность (сво­бо­да, независимость);
  • ответ­ствен­ность за дру­гих людей.

Уве­рен, что для боль­шин­ства из вас взрос­лость ассо­ци­и­ру­ет­ся со сво­бо­дой. Ребе­нок — это, дескать, бед­ное созда­ние, кото­рое не име­ет сво­ей воли; за него все реша­ют роди­те­ли, он дол­жен слу­шать­ся учи­те­лей и т.д. Взрос­лый — это совсем дру­гое дело, он может делать то, что ему захо­чет­ся. Это ребен­ка все вос­пи­ты­ва­ют, а взрос­ло­го — попро­буй, повос­пи­ты­вай! Поэто­му темой сего­дняш­ней бесе­ды будет чело­ве­че­ская сво­бо­да как при­знак взрос­ло­го человека.

Про­шу вас, милые дет­ки, пере­хо­дя­щие во взрос­лое состо­я­ние, ска­жи­те, кто боль­ше все­го меша­ет вашей сво­бо­де. Я слу­шаю и запи­сы­ваю на дос­ке ваши высказывания:

  • Роди­те­ли
  • Учи­те­ля
  • Стар­шие бра­тья и сестры
  • Мили­ция
  • ГАИ и т.д.

Ну, я думаю вы може­те еще дол­го про­дол­жать этот спи­сок. Но мне кажет­ся, что вы забы­ли еще нечто очень важ­ное. Вы забы­ли Бога. Как веру­ю­щий чело­век могу ска­зать, что боль­ше все­го меша­ет нашей сво­бо­де Бог! Дей­стви­тель­но, пред­ставь­те себе жизнь глу­бо­ко веру­ю­ще­го хри­сти­а­ни­на. Каж­дую сре­ду и пят­ни­цу хри­сти­ане постят­ся, то есть не едят мяса, молоч­ных про­дук­тов, яиц и т.д. Насту­па­ет сре­да, я хочу бутер­брод с кол­ба­сой, а мне гово­рят: «Нель­зя!» Какая же тут сво­бо­да?! Каж­дый вос­крес­ный день все хри­сти­ане долж­ны быть в хра­ме. Пред­став­ля­е­те, как это ужас­но: един­ствен­ный выход­ной день, когда мож­но подоль­ше пова­лять­ся в кро­ва­ти, надо про­во­дить в хра­ме. А запо­ве­ди Божии? Того нель­зя, это­го не делай — одни запре­ты. От роди­те­лей мож­но сбе­жать или хотя бы запе­реть­ся от них, от учи­те­лей мож­но скрыть­ся, даже от мили­ции мож­но убе­жать, а вот от Бога нику­да не денешь­ся. Вот, ока­зы­ва­ет­ся, кто боль­ше все­го может мешать нашей свободе!

Это очень хоро­шо мож­но пере­дать одной фразой:

Если Бога нет — то все можно!

Я хочу съесть «Сни­керс» один и ни с кем не делить­ся. Пожа­луй­ста, запер­ся в ком­на­те и ем. Все! Мне никто не меша­ет, меня никто не видит. Это — если Бога нет. А если Он есть? Тогда куда мне бежать? Бог есть вез­де! Поэто­му у меня толь­ко два выхо­да: либо пере­стать жад­ни­чать и начать делить­ся со все­ми, либо дока­зать само­му себе и пове­рить, что Бога нет. Имен­но этим, то есть дока­за­тель­ством того, что Бога нет, и зани­ма­лись безбожники.

Давай­те на минут­ку поме­ня­ем­ся места­ми. Теперь я не свя­щен­ник, а вы не маль­чи­ки и девоч­ки, теперь вы — веру­ю­щие, а я — зако­ре­не­лый без­бож­ник. И я вам сей­час дока­жу, что Бога нет, и поэто­му я могу делать все, что хочу.

Итак, вы, веру­ю­щие, выду­ма­ли како­го-то себе Бога, а я вам быст­рень­ко дока­жу, что тако­го Бога, кото­ро­го вы выду­ма­ли, про­сто не может быть. Вы учи­те, что Бог — это выс­шая Сила, что Бог все­мо­гущ. Но тако­го Бога не может быть. Послу­шай­те: а может ли ваш все­мо­гу­щий Бог сотво­рить камень, кото­рый Сам не смо­жет поднять?

Давай­те рас­суж­дать вме­сте. Воз­мож­ны два отве­та: может или не может. Вари­ант пер­вый: Бог не может сотво­рить такой камень. Что и тре­бо­ва­лось дока­зать — Бог не всемогущ!

Вари­ант вто­рой: Бог может сотво­рить такой камень. Но тогда Бог не смо­жет под­нять этот камень, зна­чит, Он ста­нет не все­мо­гу­щим, что и тре­бо­ва­лось доказать!

Такие дока­за­тель­ства несу­ще­ство­ва­ния Бога очень часто при­во­ди­лись без­бож­ни­ка­ми в XVIII и XIX веках.

Это пер­вый взгляд на тему «Бог и сво­бо­да»: Бог наи­боль­шая поме­ха на пути к пол­ной сво­бо­де. Если же Бога нет, то все мож­но. Поэто­му если я хочу делать все, что угод­но, то Бога не долж­но быть.

Но есть и дру­гой — пра­во­слав­ный — взгляд на вза­и­мо­от­но­ше­ния Бога и сво­бо­ды. Поэто­му вер­нем­ся в свое нор­маль­ное поло­же­ние, теперь я вновь свя­щен­ник, а вы маль­чи­ки и девоч­ки. Как свя­щен­ник я дол­жен заявить, что Бог не поме­ха нашей сво­бо­де, напро­тив, Бог — един­ствен­ный источ­ник нашей сво­бо­ды. Поче­му? Попы­та­юсь объяснить.

Вер­нусь к улов­ке без­бож­ни­ков о камне, кото­рый невоз­мож­но под­нять. Для веру­ю­ще­го чело­ве­ка Бог все же суще­ству­ет, и Он дей­стви­тель­но все­мо­гущ. Дело в том, что Бог все-таки сотво­рил такой камень, кото­рый Сам не может под­нять, и в то же вре­мя Бог под­нял этот камень. Никто не зна­ет, что это за уди­ви­тель­ный камень?.. Это человек!

Бог сотво­рил чело­ве­ка и дал ему сво­бо­ду. Сво­бо­да чело­ве­че­ская — это одно из самых важ­ных свойств чело­ве­че­ской при­ро­ды. Это часть обра­за Божия, кото­рым наде­лен чело­век. И что уди­ви­тель­но, Сам Бог не может отнять сво­бо­ду у чело­ве­ка. Бог, напри­мер, не может заста­вить чело­ве­ка полю­бить Себя. Бог не может заста­вить чело­ве­ка стать доб­рым. Что­бы заста­вить полю­бить, надо преж­де отнять сво­бо­ду, а без сво­бо­ды чело­век ста­но­вит­ся живот­ным. Жизнь живот­но­го регу­ли­ру­ет­ся инстинк­та­ми и рефлек­са­ми, здесь нет сво­бо­ды. Мно­гих живот­ных мож­но заста­вить полю­бить. Бро­сай соба­ке каж­дый день кусок мяса, гля­дишь, она ско­ро и полю­бит тебя за это. А чело­век не соба­ка, его не заста­вишь полю­бить, он — это дей­стви­тель­но тот самый камень, кото­рый Бог не может поднять.

Само тво­ре­ние чело­ве­ка Богом — это уди­ви­тель­ное собы­тие. До тво­ре­ния чело­ве­ка (и анге­лов, кото­рые тоже обла­да­ют сво­бо­дой) в мире при­сут­ство­ва­ла толь­ко одна воля — воля Божия. Все под­чи­ня­лось Богу. Появ­ля­ет­ся чело­век, и в мире воз­ни­ка­ет еще мно­же­ство раз­ных воль. Сей­час более 6 мил­ли­ар­дов людей сво­ей волею вли­я­ют на мир. Бог, тво­ря чело­ве­ка, отка­зы­вал­ся от еди­но­вла­стия в мире, чело­век при­зван быть сотвор­цом Богу, но мог быть и раз­ру­ши­те­лем мира. Бог тво­рит чело­ве­ка, зная, что чело­век, будучи сво­бод­ным, может и вос­про­ти­вить­ся сво­е­му Твор­цу, и при этом Бог не смо­жет заста­вить чело­ве­ка исправиться.

Тут мож­но задать вопрос. Как это Бог не может заста­вить чело­ве­ка что-то сде­лать? Взял и заста­вил. Шел чело­век с писто­ле­том на убий­ство, нажи­ма­ет курок, но Бог вме­ши­ва­ет­ся — осеч­ка, еще раз жмет на курок — еще осеч­ка. Или дру­гой при­мер из Вет­хо­го Заве­та. Царь Ахав посы­ла­ет пять­де­сят вои­нов убить про­ро­ка Илию. Про­рок молит­ся, с неба схо­дит огонь, вои­ны уби­ты. Царь еще посы­ла­ет вои­нов, опять огонь с неба. И так три раза. Бог может Сво­ею волею пре­сечь дей­ствие чело­ве­че­ской воли. Но посмот­ри­те вни­ма­тель­но. Бог может пре­сечь дей­ствие, но не может заста­вить чело­ве­ка изме­нить свои жела­ния, свою волю. Чело­век замыш­ля­ет убий­ство, берет писто­лет, жмет курок — осеч­ка, тогда он берет нож, зама­хи­ва­ет­ся — но нож лома­ет­ся, чело­век бро­са­ет­ся на жерт­ву — но вдруг пора­жа­ет­ся неожи­дан­ной болез­нью и пада­ет в изне­мо­же­нии. Но даже когда он лежит, он может не пере­ста­вать хотеть смер­ти дру­го­му чело­ве­ку. Бог не может заста­вить зло­дея полю­бить свою жертву!

Поста­ра­ем­ся чет­ко раз­де­лять два вида сво­бо­ды. Сво­бо­да быва­ет внеш­няя, и сво­бо­да быва­ет внут­рен­няя. Это совер­шен­но раз­ные вещи, совер­шен­но неза­ви­си­мые меж­ду собой. Напри­мер, в нача­ле хри­сти­ан­ства было мно­го муче­ни­ков, кото­рые были раба­ми. Вот такой раб-хри­сти­а­нин внешне не имел ника­кой сво­бо­ды. Под­хо­дит его гос­по­дин с плет­кой, застав­ля­ет его тас­кать кам­ни на каме­но­ломне, и раб послуш­но выпол­ня­ет его волю. Он не сво­бо­ден. Но вот при­хо­дят гони­те­ли хри­сти­ан и гово­рят: «Отре­кись от Хри­ста! Покло­нись нашим идо­лам». А он отве­ча­ет: «Нет! Никто не может меня раз­лу­чить со Хри­стом!» Гони­те­ли пыта­ют хри­сти­а­ни­на, но он оста­ет­ся непре­клон­ным. Они даже могут насиль­но поста­вить его на коле­ни перед идо­лом, но заста­вить его искренне покло­нить­ся идо­лу в сво­ем серд­це они не могут.

Внут­рен­нюю сво­бо­ду никто не может отнять! Ни роди­те­ли, ни учи­те­ля, ни мили­ция, ни ГАИ, ни мучи­те­ли, и что самое уди­ви­тель­ное, даже Бог не может отнять эту сво­бо­ду! Вот поче­му на зем­ле суще­ству­ют вой­ны. «А поче­му ваш доб­рый Бог не может запре­тить все вой­ны?» Запре­тить может, но что с того запре­та. Нача­лась вой­на — все пуш­ки сло­ма­лись, люди возь­мут­ся за пуле­ме­ты, пуле­ме­ты сло­ма­ют­ся, люди возь­мут­ся за авто­ма­ты, те сло­ма­ют­ся, возь­мут­ся за ножи, потом дой­дет до руко­паш­но­го боя. Нена­висть, зависть, враж­ду в чело­ве­че­ском серд­це Бог насиль­но, без воли чело­ве­ка, не может уничтожить.

Про внеш­нюю сво­бо­ду гово­рить даже неин­те­рес­но. Она зави­сит от тыся­чи слу­чай­но­стей. Я, напри­мер, еду по доро­ге, маши­на лома­ет­ся. Мину­ту назад я был сво­бо­ден в сво­их дей­стви­ях, а сей­час стою. Два­дцать кило­мет­ров в одну сто­ро­ну до бли­жай­ше­го насе­лен­но­го пунк­та, два­дцать — в дру­гую. Ниче­го сде­лать невоз­мож­но. Была сво­бо­да, и вот ее нет. Я хочу посмот­реть видео­фильм, сажусь перед экра­ном, вклю­чаю, а в этот момент гас­нет свет. Я опять не сво­бо­ден в сво­ем выбо­ре, и при­хо­дит­ся зани­мать­ся чем-то дру­гим. Вот вам и вся внеш­няя свобода.

При­ве­ду еще один при­мер, пока­зы­ва­ю­щий отли­чие сво­бо­ды внеш­ней от внут­рен­ней. Рисую на дос­ке двух чело­веч­ков. Извест­но, что один из них может идти, куда хочет, а дру­гой не может идти, куда хочет. Вопрос: кто из них более сво­бо­ден? Всем ясно, что пер­вый — он идет, куда хочет, он сво­бо­ден. Но немно­го уточ­ним ситу­а­цию. Ока­зы­ва­ет­ся, эти два чело­веч­ка сто­ят на кры­ше высот­но­го дома. У пер­во­го чело­ве­ка завя­за­ны гла­за, и он не зна­ет, где он нахо­дит­ся, а у вто­ро­го они откры­ты, и он все пре­крас­но видит. Кто теперь кажет­ся более сво­бод­ным? Вто­рой? Но смот­ри­те: пер­вый чело­век может идти, куда хочет, посколь­ку не видит, какая опас­ность сто­ит перед ним. Он может спо­кой­но идти рядом с про­па­стью и не боять­ся, ведь он не видит ее. А вто­рой? Посмот­ри­те на его дей­ствия. Он дви­жет­ся мед­лен­но, боит­ся осту­пить­ся. Он не при­бли­жа­ет­ся к краю кры­ши бли­же, чем на три мет­ра, он акку­рат­но обхо­дит все скольз­кие места. Он очень огра­ни­чен в сво­их дей­стви­ях. Сюда нель­зя, здесь опас­но, там нена­деж­но. Он очень даже не сво­бо­ден в выбо­ре путей перемещения.

Но тем не менее всем ясно — он более сво­бо­ден. Поче­му? Пер­вый чело­век с завя­зан­ны­ми гла­за­ми может дви­гать­ся, куда хочет, но эта внеш­няя сво­бо­да через две мину­ты при­во­дит к нелов­ко­му дви­же­нию, чело­век поскаль­зы­ва­ет­ся и летит вниз. Даже если он выжи­вет, он будет весь в гип­се, и от его сво­бо­ды ниче­го не останется.

Запом­ним это. Внеш­няя сво­бо­да (по прин­ци­пу «Что хочу, то и воро­чу») очень ско­ро при­во­дит к поте­ре вся­кой сво­бо­ды. «Я взрос­лый чело­век, — заяв­ля­ет 15-лет­ний моло­дой чело­век, — я уже могу пить и курить, никто не может мне запре­тить!» Но к 18-ти годам он спи­ва­ет­ся. Где его сво­бо­да? «Я сво­бод­ный чело­век, хочу — и пью, а не хочу — и не пью». Все пра­виль­но, но толь­ко он теперь все­гда хочет. Не хотеть он уже не может. Чело­век поте­рял сво­бо­ду — он не может не хотеть! Неуже­ли нар­ко­ман — сво­бод­ный чело­век? Да нет, конеч­но. Толь­ко он свя­зан не верев­ка­ми, и руки у него не в наруч­ни­ках, но душа его свя­за­на гре­хов­ной стра­стью. Все жела­ния направ­ле­ны в одну сто­ро­ну — уко­лоть­ся. И эта нево­ля — хуже вся­кой тюрьмы.

Напри­мер, моло­дой чело­век спра­ши­ва­ет: «А что мне меша­ет иметь с моей девуш­кой интим­ную бли­зость? Мы сво­бод­ные люди!» А меша­ет то, что после этой бли­зо­сти вы уже не буде­те сво­бод­ны­ми. Ваши чув­ства, воля, разум изме­нят­ся, и направ­ле­ны они будут вовсе не на внут­рен­ний мир друг дру­га, а на телес­ные утешения.

Кста­ти, я бы ска­зал, что Цер­ковь вооб­ще ниче­го не запре­ща­ет и не может запре­тить. Цер­ковь толь­ко пре­ду­пре­жда­ет. Ведь есть эле­мен­тар­ные зако­ны нашей жиз­ни, кото­рые не сто­ит нару­шать. Не пей­те яд — отра­ви­тесь, не выпры­ги­вай­те из окна — разо­бье­тесь. Так же и Цер­ковь пре­ду­пре­жда­ет: «Не кури — потом не смо­жешь бро­сить, не пей — сопьешь­ся, не блу­ди — не смо­жешь потом полю­бить и создать насто­я­щей семьи, не воруй — поте­ря­ешь доб­ро­ту и мило­сер­дие, ува­жай отца и мать — ина­че тебя не будут любить твои же дети» и т.д.

Истин­ная сво­бо­да заклю­ча­ет­ся в сво­бо­де от стра­стей. Имен­но стра­сти лиша­ют чело­ве­ка внут­рен­ней сво­бо­ды. Стра­сти лиша­ют чело­ве­ка того, что даже Бог не может отнять. Хочет чело­век любить свою жену, не раз­дра­жать­ся, не гне­вать­ся на нее, но страсть гне­ва одо­ле­ва­ет его. Он бы и рад оста­но­вить­ся во вре­мя скан­да­ла, но не может, и огонь вза­им­ной непри­яз­ни еще более раз­го­ра­ет­ся. Хочет чело­век поху­деть, не объ­едать­ся, мень­ше есть сла­до­стей и вкус­но­стей, но страсть к объ­еде­нию одо­ле­ва­ет его. И после каж­до­го засто­лья чело­век вновь и вновь наби­ра­ет вес.

Что­бы не поте­рять эту сво­бо­ду, нужен посто­ян­ный труд. В Церк­ви суще­ству­ет нема­ло постов. Пост­ных дней, когда не раз­ре­ша­ет­ся вку­шать опре­де­лен­ные про­дук­ты, в сред­нем 180–200, то есть поло­ви­на всех дней в году. Каза­лось бы, для совре­мен­но­го неве­ру­ю­ще­го чело­ве­ка это ужас­но — поло­ви­ну всех дней в году постить­ся. Но для души чело­ве­ка — это крайне полез­но. Чело­век не при­вя­зан к еде. Он может в любой момент с лег­ко­стью отка­зать­ся от чего-то. Чело­век при­уча­ет­ся лег­ко от чего-то отка­зы­вать­ся. Как воин, если он при­вык к удоб­ству в мир­ное вре­мя, будет нена­де­жен во вре­мя вой­ны, так же и чело­век, при­вык­ший к ком­фор­ту, лег­ко теря­ет душев­ное рав­но­ве­сие при раз­но­го рода искушениях.

Кста­ти, надо отме­тить, что бла­го­да­ря посту чело­век может не толь­копере­си­лить свое жела­ние, напри­мер жела­ние поесть кол­ба­сы, но может даже управ­лять сво­и­ми чув­ства­ми и не хотеть ее вооб­ще. Пья­ни­ца не может не хотеть выпить. Он сво­и­ми чув­ства­ми не вла­де­ет. Он раб сво­е­го жела­ния. Пост же помо­га­ет управ­лять сво­и­ми желаниями.

Напри­мер, пост пред­по­ла­га­ет не толь­ко воз­дер­жа­ние от еды, но и воз­дер­жа­ние в супру­же­ской бли­зо­сти нака­нуне пост­но­го дня. Для боль­шин­ства людей это — дикость. «Вот еще! Цер­ковь будет вме­ши­вать­ся в мою интим­ную жизнь и ука­зы­вать, когда мне спать с женой, а когда не спать». Но веру­ю­щие люди в сво­ей семей­ной жиз­ни бла­го­да­ря посту при­уча­ют­ся управ­лять сво­и­ми чув­ства­ми. «Зав­тра пост­ный день, и мы отло­жим свое жела­ние в эту ночь». И дей­стви­тель­но, супру­ги не будут иметь это­го жела­ния. Поче­му это важ­но в супру­же­ской жиз­ни? Супру­га забо­ле­ла или забе­ре­ме­не­ла и не может иметь супру­же­ской бли­зо­сти. В нор­маль­ной семье это не вызы­ва­ет ника­кой тра­ге­дии. Супруг может в любой момент управ­лять сво­и­ми чув­ства­ми и жела­ни­я­ми. Так при­об­ре­та­ет­ся истин­ная свобода.

Совре­мен­ная пси­хо­те­ра­пия, про­пи­тан­ная фрей­дист­ски­ми иде­я­ми, будет не раз утвер­ждать со стра­ниц газет и жур­на­лов, что воз­дер­жа­ние опас­но для пси­хи­ки. Неудо­вле­тво­рен­ные жела­ния, дескать, накап­ли­ва­ют­ся в под­со­зна­нии, и это чре­ва­то пси­хи­че­ски­ми рас­строй­ства­ми. Но жили же на Руси так испо­кон веков, и ника­ких рас­стройств не было. Про­сто к креп­ким, пра­виль­ным семьям идеи Фрей­да не отно­сят­ся. В таких семьях супру­ги уме­ют управ­лять сво­и­ми жела­ни­я­ми. Пси­хи­че­ское рас­строй­ство появ­ля­ет­ся у чело­ве­ка, кото­рый смот­рит раз­врат­ные филь­мы, чита­ет пор­но­гра­фи­че­ские или эро­ти­че­ские изда­ния, то есть вся­че­ски воз­буж­да­ет в себе блуд­ное жела­ние, но не может удо­вле­тво­рить его (запла­тить про­сти­тут­ке нет денег, а бес­плат­но с ним в постель никто не хочет ложить­ся). Вот тут-то чело­век ско­ро будет на гра­ни сума­сше­ствия. Но вино­ва­то будет не вынуж­ден­ное воз­дер­жа­ние, а раз­нуз­дан­ность чувств. А когда чело­век может управ­лять сво­и­ми жела­ни­я­ми, то нет ника­ких неудо­вле­тво­рен­ных вле­че­ний и ника­кой раз­ру­ши­тель­ной пси­хи­че­ской энер­гии в под­со­зна­нии не накап­ли­ва­ет­ся. Очень лег­ко полу­чить язву желуд­ка, если во вре­мя поста ходить по мага­зи­нам и рас­смат­ри­вать вся­ко­го рода дели­ка­те­сы и при­ню­хи­вать­ся к запа­ху коп­че­ной кол­бас­ки. Очень ско­ро от таких дей­ствий поте­кут слюн­ки, нач­нет­ся выде­ле­ние желу­доч­но­го сока. От неудо­вле­тво­рен­но­го жела­ния нач­нут раз­ви­вать­ся и пси­хи­че­ское забо­ле­ва­ние, и язва желуд­ка. Но при­чи­ной болез­ни будет вовсе не пост, а нера­зум­ное пове­де­ние человека.

Научить­ся управ­лять сво­и­ми чув­ства­ми в прин­ци­пе не так-то труд­но. Хит­ро­стей здесь почти ника­ких нет. Глав­ный сек­рет заклю­ча­ет­ся толь­ко в том, что надо бороть­ся со сво­и­ми чув­ства­ми, пока они еще неболь­шие и ты можешь с ними спра­вить­ся. Не поз­во­ляй себе воль­но­го обще­ния с пред­ста­ви­те­ля­ми дру­го­го пола — и будешь кон­тро­ли­ро­вать себя. Как толь­ко парень поз­во­лил себе при­кос­нуть­ся к девуш­ке, то спо­соб­ность управ­лять собой уже немно­го теря­ет­ся. Кста­ти, при­ка­сать­ся к чужо­му телу может толь­ко близ­кий чело­век, напри­мер, муж, но никак не любой зна­ко­мый парень. Когда воль­но­стей в обще­нии мно­го, то неда­ле­ко и до беды. Вто­рой прин­цип: избе­гай слу­ча­ев, веду­щих к обостре­нию сво­их желаний.

Хочешь сохра­нить чистые отно­ше­ния с девуш­кой — бере­ги свои чув­ства: не сто­ит оста­вать­ся с ней наедине в квар­ти­ре в позд­нее вре­мя. Здесь как с постом. Хочешь постить­ся — очень лег­ко, толь­ко не ходи в те места, где пах­нет жаре­ной куроч­кой, пель­ме­ня­ми и шоко­лад­ны­ми конфетами.

Пра­во­слав­ные супру­ги, уме­ю­щие постить­ся, все­гда желан­ны друг дру­гу. Пере­на­сы­ще­ния в чув­ствах не насту­па­ет. После дли­тель­ных постов радость вза­им­ной бли­зо­сти будет новым медо­вым меся­цем. Часто имен­но пре­сы­ще­ние и тол­ка­ет людей на изме­ну ради полу­че­ния новых ощу­ще­ний с новым парт­не­ром. Даже одно­днев­ные посты вно­сят поря­док в интим­ную жизнь. Вза­им­ное ожи­да­ние бли­зо­сти силь­но отли­ча­ет бла­го­че­сти­вую семью от пар, где бли­зость про­ис­хо­дит бес­по­ря­доч­но и часто все зави­сит от настро­е­ния и жела­ния толь­ко одно­го из супругов.

Но вер­нем­ся к рисун­ку с дву­мя чело­веч­ка­ми. Гля­дя на него, мож­но дать еще одно опре­де­ле­ние истин­ной сво­бо­ды. Если сво­бо­да внеш­няя — это жизнь по прин­ци­пу «что хочу, то и воро­чу», то сво­бо­да внут­рен­няя — это видение.Это опре­де­ле­ние я даже запи­шу на доске.

Сво­бо­да — это видение!

Дей­стви­тель­но, чело­век, кото­рый видит, куда сту­па­ет сво­ей ногой и к чему это может при­ве­сти, намно­го сво­бод­нее чело­ве­ка сле­по­го. Истин­ная сво­бо­да заклю­ча­ет­ся в спо­соб­но­сти видеть послед­ствия сво­их поступ­ков. Веру­ю­щий чело­век не будет смот­реть раз­врат­ные кар­ти­ны и загля­ды­вать­ся на полу­раз­де­тых девиц, иду­щих по ули­це. «Ему нель­зя смот­реть, зна­чит, он не сво­бо­ден», — мож­но поду­мать про тако­го чело­ве­ка. Но, на самом деле, он тем самым защи­ща­ет свою сво­бо­ду. «Я хочу любить свою жену и толь­ко ее», — вот что дума­ет про себя этот чело­век. И он ее дей­стви­тель­но любит. Он боит­ся поте­рять любовь и не хочет изме­нять супру­ге даже в мыс­лях. В Еван­ге­лии Гос­подь гово­рит, что вся­кий, кто смот­рит на жен­щи­ну с вожде­ле­ни­ем, уже пре­лю­бо­дей­ство­вал с ней в серд­це сво­ем (Мф. 5:28). Изме­на насто­я­щая все­гда начи­на­ет­ся с воль­но­го пове­де­ния, с изме­ны в мыс­лях, во взгля­дах. После же насто­я­щей изме­ны чело­век уже не может любить свою жену чисто, даже если захо­чет. Он поте­рял свою спо­соб­ность любить.

Если чело­век сло­ма­ет ногу, он не может тан­це­вать, он теря­ет эту спо­соб­ность. Если чело­век лома­ет руку, то он не может играть на скрип­ке. То же самое про­ис­хо­дит в душе чело­ве­ка. После изме­ны чело­век не может любить жену, как любил ее ранее, не может любить детей, как любил ранее. Чело­век, кото­рый совер­шил кра­жу, не может боль­ше быть мило­серд­ным. В душе его что-то уже над­ло­ми­лось, серд­це ока­ме­не­ло, и какая-то спо­соб­ность души потеряна.

Сво­бод­ный чело­век — это тот, кто может ска­зать: «Я не хочу взи­рать на это зре­ли­ще, пото­му что я знаю о том, какой вред я полу­чу от это­го». Прак­ти­че­ски каж­дый зна­ет при­тя­га­тель­ную силу теле­ви­де­ния. Ярко сня­тый видео­клип бук­валь­но не дает воз­мож­но­сти ото­рвать от него свой взгляд. Чело­век заво­ро­жен и теря­ет свою сво­бо­ду. Спо­кой­но выклю­чить теле­ви­зор в момент, когда там пока­зы­ва­ет­ся яркое, но вред­ное зре­ли­ще — это насто­я­щая свобода.

Но сто­ит оста­но­вить­ся и на таком важ­ном вопро­се: а как при­об­ре­сти спо­соб­ность видеть послед­ствия всех сво­их поступ­ков? При­ве­ду образ. Пред­ста­вим себе тем­ную гряз­ную ком­на­ту, в кото­рой мусо­ра настоль­ко мно­го, что в ком­на­ту не попа­да­ет ни одно­го луча солн­ца. Что видит хозя­ин ком­на­ты, если элек­три­че­ства в этой ком­на­те нет? Ниче­го! Гря­зи мно­го, но ниче­го не вид­но. Чело­век ощу­ща­ет эту грязь, но не видит ее. Что­бы изба­вить­ся от этой гря­зи, он начи­на­ет уби­рать­ся в ком­на­те. Пер­вое, что ему надо сде­лать, — это почи­стить окно сво­ей ком­на­ты. Пер­вый луч солн­ца попа­да­ет в ком­на­ту. Что видит в полу­мра­ке хозя­ин? Сна­ча­ла он видит толь­ко боль­шие пред­ме­ты: шкаф, кото­рый сто­ит кри­во, стол, кото­рый пере­вер­нут, сту­лья, кото­рые раз­бро­са­ны. Хозя­ин ста­вит все это на место. В ком­на­те ста­ло уже немно­го почи­ще и, сле­до­ва­тель­но, свет­лее. Теперь мож­но раз­гля­деть более мел­кие пред­ме­ты: вот кни­ги раз­бро­са­ны, газе­ты рас­ки­да­ны. Чело­век уби­ра­ет и это. Вновь ста­но­вит­ся свет­лее… И так шаг за шагом, с каж­дым разом все свет­лее и чище. Когда убор­ка закон­че­на, все бле­стит, все свер­ка­ет, любая пыль вид­на, ее хочет­ся выте­реть, любая вещь, нахо­дя­ща­я­ся не на сво­ем месте, замет­на, и ее хочет­ся убрать.

По пра­во­слав­но­му цер­ков­но­му уче­нию нечто подоб­ное про­ис­хо­дит с чело­ве­ком во вре­мя испо­ве­ди. Чело­век впер­вые при­шел на испо­ведь. Как пра­ви­ло, он не может назвать сра­зу все свои гре­хи, а толь­ко два-три гре­ха, но такие, о кото­рых совесть не дает ему забыть. В душе ста­но­вит­ся чище и, сле­до­ва­тель­но, свет­лее. Через неко­то­рое вре­мя чело­век начи­на­ет видеть то, что нико­гда рань­ше не видел в себе. Он вновь испо­ве­ду­ет­ся и пыта­ет­ся изба­вить­ся от это­го гре­ха, и в душе ста­но­вит­ся еще свет­лее… и т.д. Когда чело­век посто­ян­но испо­ве­ду­ет­ся, то душа его подоб­на чисто убран­ной ком­на­те, где вид­на любая пылинка.

Если чело­век научил­ся видеть самые мел­кие гре­хи, то зна­чит, он вряд ли дой­дет до гре­хов тяже­лых. На самом деле мел­кие гре­хи вовсе не мел­кие, это про­сто пер­вые шаги к гре­хам тяже­лым. Если их совер­шать, то лег­ко дой­дешь до более тяже­лых. Тот же, кто не дела­ет пер­во­го шага, нико­гда не при­бли­зит­ся к ним.

Но вер­нем­ся к тому, с чего мы нача­ли бесе­ды. Вы нахо­ди­тесь в пере­ход­ном воз­расте. К 15–16-ти годам он дол­жен уже закан­чи­вать­ся, но в насто­я­щее вре­мя дет­ство и выход из него могут затя­ги­вать­ся очень надол­го. Еще недав­но поня­тие «моло­дежь» рас­про­стра­ня­лось на воз­раст от 14 до 28 лет. Сей­час рам­ки раз­дви­ну­ты и моло­де­жью назы­ва­ют людей до 30 лет. Мож­но ска­зать, что офи­ци­аль­но при­знан факт еще боль­шей задерж­ки людей в пере­ход­ном воз­расте — вплоть до 30 лет. Пере­ход­ный пери­од закон­чит­ся для вас тогда, когда вы нач­не­те забо­тить­ся не о внеш­ней сво­бо­де (то есть: как бы изба­вить­ся от вли­я­ния взрос­лых?), а буде­те забо­тить­ся о сво­бо­де внут­рен­ней. Тогда вы буде­те спо­соб­ны создать креп­кую семью.

Если моло­дой чело­век под сво­бо­дой пока еще пони­ма­ет толь­ко внеш­нюю сво­бо­ду и толь­ко к ней стре­мит­ся, то что для него семья? Это обу­за! Это хомут! Вспо­ми­на­ем, что семья — слов­но пара лоша­дей, запря­жен­ная в теле­гу, кото­рая тащит­ся по без­до­ро­жью. Насто­я­щая семья начи­на­ет­ся там, где чело­век гово­рит: «Все! Теперь для меня на пер­вом месте семья, а потом уже все мои лич­ные жела­ния». То есть начи­на­ет дей­ство­вать прин­цип: «Не что я хочу, а что полез­но моей семье, то я и буду делать». Каза­лось бы, какая же здесь свобода?

Любовь — это ответ­ствен­ность. Ответ­ствен­ность — зна­чит, ты свя­зан по рукам и ногам: ты дол­жен зани­мать­ся с детьми спор­том, ты дол­жен делать с ними уро­ки, ты дол­жен.., ты дол­жен.., ты дол­жен… Но, поте­ряв внеш­нюю сво­бо­ду, точ­нее, доб­ро­воль­но отка­зав­шись от нее во имя сво­бо­ды истин­ной, чело­век полу­ча­ет нечто необык­но­вен­ное — сво­бо­ду любить, любить лег­ко и чисто! И радость от этой сво­бо­ды пере­кры­ва­ет все невзго­ды и лише­ния, пото­му что чело­век при­об­ре­та­ет счастье.

В заклю­че­ние отме­чу, что сре­ди свойств взрос­ло­го чело­ве­ка в нача­ле бесе­ды я еще отме­чал спо­соб­ность нести ответ­ствен­ность еще и за дру­гих людей. Это тоже очень важ­ная чер­та взрос­ло­го чело­ве­ка. Если само­сто­я­тель­ность и сво­бо­да каса­ют­ся преж­де все­го само­го чело­ве­ка, спо­соб­но­сти управ­лять сво­и­ми чув­ства­ми, то ответ­ствен­ность — это уже про­дол­же­ние этой спо­соб­но­сти, это — спо­соб­ность отве­чать не толь­ко за себя, но и за дру­гих. Муж дол­жен уметь отве­чать за жену, а жена — за детей. Мы уже не раз гово­ри­ли, что любовь — это ответ­ствен­ность. Но все начи­на­ет­ся со спо­соб­но­сти управ­лять собой и сво­и­ми чув­ства­ми, с при­об­ре­те­ния истин­ной внут­рен­ней сво­бо­ды — сво­бо­ды от страстей.

Беседа 11. Внутренний уклад семьи

Народ — это живой орга­низм, кле­точ­ка­ми кото­ро­го явля­ют­ся семьи. Если семей­ный уклад наро­да нару­ша­ет­ся, то обще­ство начи­на­ет серьез­но болеть. Имен­но в семье про­ис­хо­дит пере­да­ча опы­та от одно­го поко­ле­ния дру­го­му. Сын рабо­та­ет рядом с отцом — пле­чом к пле­чу — и имен­но здесь он полу­ча­ет живой опыт жиз­ни. Мы как народ сла­бе­ем, посколь­ку кре­пость наро­да — в кре­по­сти семьи, а семья в Рос­сии прак­ти­че­ски уни­что­жа­ет­ся. Любовь к чему-либо (к Родине, ко все­му миру, к слу­чай­но­му чело­ве­ку и т.д.) начи­на­ет­ся с люб­ви в семье, посколь­ку семья — это един­ствен­ное место, где чело­век про­хо­дит шко­лу любви.

Совре­мен­ный же уклад жиз­ни никак не спо­соб­ству­ет укреп­ле­нию семьи, а, напро­тив, раз­ру­ша­ет ее. Отме­чу несколь­ко сто­рон в вопро­се внут­рен­не­го укла­да совре­мен­ной семьи.

Ста­тус семьи

Нач­ну с того, что сама семья долж­на иметь очень высо­кий ста­тус преж­де все­го для само­го чело­ве­ка. Если семья не зани­ма­ет одно из важ­ней­ших мест в жиз­ни чело­ве­ка, то ему нико­гда не удаст­ся создать креп­кую семью.

В совет­ское вре­мя очень часто при­ме­нял­ся лозунг «Обще­ствен­ные инте­ре­сы выше лич­ных». Эта совер­шен­но лож­ная уста­нов­ка пута­ла всю иерар­хию цен­но­стей в совет­ском чело­ве­ке. Семьи в этой иерар­хии вооб­ще нет. Есть какие-то абстракт­ные обще­ствен­ные инте­ре­сы и есть лич­ные. А семей­ные инте­ре­сы к каким отно­сят­ся: к обще­ствен­ным или лич­ным? Тут начи­на­лась пута­ни­ца. В зави­си­мо­сти от ситу­а­ции семей­ные инте­ре­сы отно­си­лись то к обще­ствен­ным, то к лич­ным. Но все же чаще семей­ные про­бле­мы объ­яв­ля­лись лич­ны­ми, то есть менее важ­ны­ми, чем обще­ствен­ные, посколь­ку для стро­и­тель­ства ком­му­низ­ма были нуж­ны надеж­ные люди — не свя­зан­ные ника­ки­ми лич­ны­ми инте­ре­са­ми. Чело­век, при­вя­зан­ный к семье (как, впро­чем, и к зем­ле), был нена­де­жен для ком­му­низ­ма. Поэто­му эпо­ха стро­и­тель­ства ком­му­низ­ма или соци­а­лиз­ма силь­но под­то­чи­ла все семей­ные устои рус­ско­го чело­ве­ка. А после пере­строй­ки уже силь­но ослаб­лен­ная семья и вовсе дошла до состо­я­ния пол­но­го упад­ка. Хотя иде­ал креп­кой семьи еще жив в нашем наро­де, но живой опыт того, как созда­ет­ся такая семья, во мно­гом нами потерян.

У пра­во­слав­но­го совре­мен­но­го семья­ни­на семья зани­ма­ет вполне ясное и чет­кое место в иерар­хии цен­но­стей. Систе­ма этих цен­но­стей тако­ва: Бог — семья — обще­ствен­ное слу­же­ние (или слу­же­ние людям) — лич­ные инте­ре­сы. Семья сто­ит на вто­ром месте после Бога, намно­го выше обще­ствен­но­го слу­же­ния, а тем более лич­ных инте­ре­сов. Что озна­ча­ет такая систе­ма цен­но­стей? Если муж тол­ка­ет жену на аборт (то есть на убий­ство), то послу­ша­ние Богу выше, чем послу­ша­ние мужу. В дан­ном слу­чае, если муж наста­и­ва­ет на абор­те, супру­га может даже пой­ти на раз­вод. Раз­ру­ше­ние семьи в дан­ном слу­чае мень­шая беда, чем нару­ше­ние запо­ве­ди «Не убий!». Или дру­гой подоб­ный при­мер. Если чело­век, что­бы спа­сти от заслу­жен­но­го нака­за­ния сына, хочет пой­ти на долж­ност­ное пре­ступ­ле­ние, то луч­ше оста­но­вить­ся, ибо соблю­де­ние запо­ве­дей Божи­их выше забо­ты о ближнем.

Но вот дру­гой при­мер. Муж кате­го­ри­че­ски про­те­сту­ет про­тив посе­ще­ния женою хра­ма. Как луч­ше посту­пить жене? Может ли она так­же пой­ти на раз­вод, как в слу­чае с абор­том? В дан­ном слу­чае все же раз­во­дить­ся нель­зя. Если в дан­ном слу­чае муж не тол­ка­ет жену на нару­ше­ние запо­ве­дей и не застав­ля­ет ее отречь­ся от Бога, то жене луч­ше усту­пить и не ходить в храм неко­то­рое вре­мя. Посе­ще­ние хра­ма в дан­ном слу­чае нуж­но отне­сти к лич­ным инте­ре­сам жены. Поэто­му луч­ше сохра­нить семью, не посе­щая храм, но при этом оста­ва­ясь вер­ной Богу в сво­ем серд­це. В дан­ном слу­чае семья важ­нее. Если семей­ные инте­ре­сы вынуж­да­ют мужа или жену уйти с важ­ной долж­но­сти и от это­го, может быть, даже постра­да­ет пред­при­я­тие, нуж­но ухо­дить не сомне­ва­ясь, так как семья важ­нее. И т.д. Еще раз повто­рю: семья выше все­го, кро­ме Бога. К сожа­ле­нию, такое отно­ше­ние к семье встре­тишь нын­че крайне редко.

Сре­да обитания

Семей­ный опыт пере­да­ет­ся от роди­те­лей детям. Поэто­му несколь­ко заме­ча­ний сде­лаю отно­си­тель­но вос­пи­та­ния детей. Нор­маль­ной сре­дой для вос­пи­та­ния явля­ет­ся семья. Но где вос­пи­ты­ва­ют­ся совре­мен­ные дети? Раз­ве в семьях? С ран­не­го воз­рас­та ребен­ка отда­ют в дет­ский сад, потом в шко­лу. В дет­ском саду ребе­нок про­во­дит око­ло 8 часов в день, с роди­те­ля­ми он обща­ет­ся при­мер­но столь­ко же. Дет­са­дов­ский воз­раст — наи­бо­лее важ­ный в фор­ми­ро­ва­нии лич­но­сти, а поло­ви­ну все­го вре­ме­ни ребе­нок про­во­дит в сре­де, совер­шен­но не похо­жей на семей­ную домаш­нюю обстановку.

Чем отли­ча­ет­ся обста­нов­ка семьи от дет­ско­го сада? Во-пер­вых, в семье есть чет­кая иерар­хи­че­ская струк­ту­ра. Есть взрос­лые, есть стар­шие бра­тья и сест­ры, есть млад­шие. Ребе­нок име­ет опре­де­лен­ное место в этой иерар­хии. Во-вто­рых, дома все окру­жа­ю­щие люди — близ­кие род­ствен­ни­ки, с кото­ры­ми ты свя­зан на всю жизнь. В дет­ском саду все не так. Ребе­нок нахо­дит­ся в кол­лек­ти­ве сверст­ни­ков. Иерар­хи­че­ской струк­ту­ры почти нет. Есть один вос­пи­та­тель на всю груп­пу, поэто­му боль­шая часть всех кол­ли­зий в жиз­ни ребен­ка про­ис­хо­дит при обще­нии со сверст­ни­ка­ми. В кол­лек­ти­ве сверст­ни­ков все рав­ны, здесь нет стар­ших и нет млад­ших. Это совер­шен­но неесте­ствен­ная обста­нов­ка. Неесте­ствен­ная хотя бы пото­му, что Гос­подь не дал жен­щине спо­соб­но­сти за один раз рожать сра­зу пят­на­дцать-два­дцать дети­шек, кото­рые бы были рав­ны в семье. Все вос­пи­та­ние в семье постро­е­но на том, что млад­шим при­ви­ва­ет­ся послу­ша­ние стар­шим, а стар­шие при­уча­ют­ся забо­тить­ся о млад­ших. Ребе­нок, прой­дя двой­ную шко­лу (шко­лу послу­ша­ния и шко­лу забо­ты), вырас­та­ет нор­маль­ным чело­ве­ком — послуш­ным и забот­ли­вым. В дет­ском саду ребе­нок про­хо­дит совсем дру­гую шко­лу — шко­лу рав­но­пра­вия. Все дети име­ют рав­ные пра­ва и обя­зан­но­сти. Дети учат­ся сосу­ще­ство­вать без кон­флик­тов: не драть­ся, не ссо­рить­ся. Не боль­ше! Это все есть и в семье. Но в дет­ском саду нет духа послу­ша­ния и забо­ты, кото­ры­ми про­ник­ну­та семей­ная обста­нов­ка. Если бы мы гото­ви­ли ребен­ка к тому, что он нико­гда не будет созда­вать семьи, всю жизнь будет жить в обще­жи­ти­ях, нико­гда не будет зани­мать началь­ствен­ной долж­но­сти и нико­гда не будет под­чи­нен­ным, то тогда вос­пи­та­ние в дет­ском саду вполне при­ем­ле­мо. Если же мы хотим вырас­тить буду­ще­го семья­ни­на, то дет­ский сад крайне вреден.

Если мы хотим вырас­тить насто­я­ще­го граж­да­ни­на, то крайне жела­тель­но вос­пи­та­ние имен­но в семье. Все обще­ство устро­е­но иерар­хич­но. Есть началь­ство, есть под­чи­нен­ные. У каж­до­го свои пра­ва и свои обя­зан­но­сти, и у каж­до­го своя ответ­ствен­ность. Ребе­нок имен­но в семье впи­ты­ва­ет пра­виль­ное отно­ше­ние к стар­шим и млад­шим, и то, что он встре­ча­ет во взрос­лой жиз­ни, уже было им осво­е­но еще в детстве.

В дет­ском саду все люди вре­мен­ные. Вос­пи­та­те­ли чере­ду­ют­ся по опре­де­лен­но­му гра­фи­ку, сами дети не при­вя­за­ны друг к дру­гу ничем, кро­ме дет­ской друж­бы. Сего­дня дру­жим, зав­тра поссо­рим­ся. Дети не отве­ча­ют друг за дру­га. В семье же дети не могут дол­го жить в ссо­ре, осо­бен­но если они малень­кие. Это­го про­сто не поз­во­лят роди­те­ли, кото­рые все­ми сила­ми поми­рят детей. Брат и сест­ра оста­ют­ся близ­ки­ми на всю жизнь, и роди­те­ли с ран­не­го дет­ства при­уча­ют их, что ссо­ра — это ужас­ное и совер­шен­но недо­пу­сти­мое в их жиз­ни собы­тие. В дет­ском саду кон­флик­ты могут иметь совер­шен­но дру­гой исход: дол­гая озлоб­лен­ность друг на дру­га, мож­но разой­тись с быв­шим дру­гом, мож­но даже пере­ве­стись в дру­гую груп­пу или дру­гой дет­ский сад.

Пра­виль­ная иерар­хия семьи

Семья иерар­хич­на, и это очень важ­но, но для вос­пи­та­ния тре­бу­ет­ся пра­виль­ная иерар­хия: отец — мать — дедуш­ка и бабуш­ка — стар­шие бра­тья и сест­ры — я — млад­шие. У каж­до­го чле­на долж­но быть свое место в этой иерар­хии. Кста­ти, в при­ве­ден­ной схе­ме дедуш­ка и бабуш­ка сто­ят на вто­ром месте после роди­те­лей. Такое поло­же­ние дел име­ет место в том слу­чае, если стар­шее поко­ле­ние уже соста­ри­лось и само пере­да­ло стар­шин­ство сво­им детям. Я слы­шал рас­ска­зы пожи­лых людей о том, что в ста­рых семьях обя­за­тель­но насту­пал момент, когда соста­рив­ший­ся гла­ва семьи при­зы­вал сво­е­го сына и пере­да­вал ему свои обязанности.

Эта пра­виль­ная иерар­хия не долж­на нару­шать­ся. Если жена ста­но­вит­ся на пер­вое место, то это уро­ду­ет семью. Об этом мы уже гово­ри­ли в бесе­де о том, кто явля­ет­ся гла­вой семьи. Но есть еще одно частое иска­же­ние в устрой­стве совре­мен­ных семей. Ока­зы­ва­ет­ся, часто неглас­ной гла­вой семьи явля­ет­ся ребе­нок. Попро­бую пояс­нить, что име­ет­ся в виду.

Один пра­во­слав­ный пси­хо­лог отме­ча­ет, что в совет­ской педа­го­ги­ке в 50‑х годах про­изо­шел пере­во­рот. Был объ­яв­лен всем нам извест­ный девиз: «Все луч­шее — детям». Мы настоль­ко к нему при­вык­ли, что не сомне­ва­ем­ся в его спра­вед­ли­во­сти. Что­бы пояс­нить роди­те­лям, отку­да идут их беды с детьми, этот пси­хо­лог зада­вал роди­те­лям вопрос: «Кому в вашей семье доста­ет­ся луч­ший кусок?» — «Конеч­но, ребен­ку», — сле­ду­ет ответ. А это и есть при­знак того, что в семье все отно­ше­ния пере­вер­ну­ты. Нач­нем с того, что луч­ших кус­ков в семье быть не долж­но вооб­ще. Пер­вый и самый боль­шой кусок дол­жен доста­вать­ся отцу. Отме­чу еще раз: не луч­ший, а пер­вый и самый боль­шой. Вто­рой кусок и помень­ше — мате­ри, а далее всем осталь­ным — дедуш­кам и бабуш­кам, и, нако­нец, дет­кам. Так все­гда было в семьях с тра­ди­ци­он­ным пра­во­слав­ным укла­дом. Я часто рас­спра­ши­вал пожи­лых людей о том, как про­те­кал обед в ста­рых семьях. Каж­дый раз я слы­шал нечто подоб­ное. На стол ста­вил­ся чугу­нок с супом. Один на всех! Ника­ких луч­ших кус­ков, все ели из одно­го чугун­ка. Пер­вым начи­нал есть отец, до него никто не мог лезть сво­ей лож­кой за супом. Мяса никто вна­ча­ле из супа не брал. Нако­нец, когда уже вся жид­кость будет выхле­ба­на, отец стук­нет один раз по чугун­ку, и это было сиг­на­лом к тому, что мож­но есть мясо. За сто­лом никто не раз­го­ва­ри­вал, и до окон­ча­ния обе­да само­воль­но выхо­дить из-за сто­ла никто не мог. Такое поло­же­ние в рус­ских про­вин­ци­аль­ных семьях дер­жа­лось до кон­ца 40‑х годов. Толь­ко в нача­ле 50‑х годов в дере­вен­ских семьях появ­ля­ет­ся посу­да для каж­до­го чле­на семьи. До это­го у каж­до­го была толь­ко своя лож­ка. Если в деревне совер­ша­лась сва­дьба, то посу­ду для это­го соби­ра­ли по всей деревне. Так было во всех сосло­ви­ях. И в купе­че­ских, и в дво­рян­ских семьях почи­та­ние стар­ших про­ни­зы­ва­ло весь уклад жизни.

Одна при­хо­жан­ка рас­ска­зы­ва­ла, что когда они семьей впер­вые уеха­ли из Моск­вы на все лето в дерев­ню, то она для себя сде­ла­ла мно­го откры­тий. Одна­жды они вер­ну­лись с ого­ро­да домой с одной сосед­кой, мест­ной житель­ни­цей. Она пер­вым делом, как все­гда, ста­ла сра­зу гото­вить на стол детям, что­бы под­кре­пить их после рабо­ты. «Ты что дела­ешь-то?» — с удив­ле­ни­ем спра­ши­ва­ет сосед­ка. «Как что? Детей корм­лю». — «Ты мужи­ка-то сна­ча­ла накор­ми! Вот дает!» Толь­ко тогда эта при­хо­жан­ка впер­вые заду­ма­лась, что в семье дол­жен быть гла­ва семьи, кото­ро­го надо ува­жать и что надо при­учать детей ува­жать отца. Эле­мен­тар­ные пра­ви­ла семей­ной жиз­ни, кото­рые зна­ла обыч­ная дере­вен­ская жен­щи­на, были откро­ве­ни­ем для горо­жан­ки, полу­чив­шей выс­шее обра­зо­ва­ние, мно­го чита­ю­щей и счи­тав­шей себя вполне хоро­шей супругой.

В при­хо­де, где я делал пер­вые свои шаги цер­ков­ной жиз­ни (да и во мно­гих дру­гих при­хо­дах), я почти все­гда видел одну кар­ти­ну. Во вре­мя При­ча­стия пер­вы­ми под­хо­ди­ли дети, потом взрос­лые — и муж­чи­ны, и жен­щи­ны впе­ре­меж­ку. Я счи­тал это вполне нор­маль­ным и пра­виль­ным. Но читая одна­жды древ­ние цер­ков­ные памят­ни­ки, я встре­тил опи­са­ние поряд­ка, в каком под­хо­ди­ли к При­ча­стию в древ­ней Церк­ви. Сна­ча­ла при­ча­ща­лись кли­ри­ки (пев­цы, чте­цы), потом миряне: муж­чи­ны, жен­щи­ны и толь­ко в кон­це — дети. Вна­ча­ле я был удив­лен: как же так?! Бед­ных дети­шек застав­лять ждать! Поз­же удив­ле­ние сме­ни­лось пони­ма­ни­ем, что толь­ко так и долж­но быть. Кста­ти, совсем малень­кие дети при­ча­ща­лись, види­мо, все же не в кон­це, а про­сто на руках сво­их отцов и мате­рей, вме­сте с ними при­сту­пая к При­ча­стию, а само­сто­я­тель­ные дет­ки, кото­рых не надо посто­ян­но дер­жать за руч­ку, шли дей­стви­тель­но в кон­це. Так долж­но быть, если мы хотим вырас­тить хоро­ших детей, кото­рые зна­ют свое место в жизни.

За что ребе­нок в семье полу­ча­ет самый луч­ший кусок? За то, что он малень­кий? Тогда бере­ги­тесь, роди­те­ли! Ребе­нок очень лег­ко усва­и­ва­ет, что он име­ет некие при­ви­ле­гии про­сто за то, что он малень­кий. Вме­сто того, что­бы повзрос­леть уже к 16–17 годам, совре­мен­ные пар­ни взрос­ле­ют толь­ко к 25, а девуш­ки, кото­рые в про­шлые века под­час вен­ча­лись уже в 14 лет, взрос­ле­ют толь­ко к 20 годам. До 17 лет роди­те­ли балу­ют свое дитят­ко, а потом удив­ля­ют­ся, поче­му их сыно­чек не хочет зара­ба­ты­вать себе на жизнь, а все про­дол­жа­ет тре­бо­вать от роди­те­лей помо­щи как нечто само собой разу­ме­ю­ще­е­ся. При­чем физи­че­ски взрос­ле­ние насту­па­ет в том воз­расте, когда ему и поло­же­но: девуш­ка физио­ло­ги­че­ски уже спо­соб­на стать мате­рью, парень физио­ло­ги­че­ски спо­со­бен стать отцом. Но они не гото­вы к это­му морально.

У ребен­ка не долж­но быть ника­ких при­ви­ле­гий, ника­ких осо­бых прав, кото­рые воз­вы­ша­ли бы его над роди­те­ля­ми. Он дол­жен знать свое место в семье. У ребен­ка долж­ны быть чет­кие пред­став­ле­ния об иерар­хии в семье: «отец — мать — дедуш­ка и бабуш­ка — стар­шие бра­тья и сест­ры — я — млад­шие бра­тья и сест­ры». Если в тече­ние 17 лет ребе­нок или уже под­ро­сток посто­ян­но впи­ты­ва­ет: «Мне поло­жен луч­ший кусок, пото­му что я малень­кий. Мне мож­но не рабо­тать на ого­ро­де, пото­му что я малень­кий. Я могу не помо­гать маме, пото­му что я малень­кий и еще не умею под­ме­тать», — то такое отно­ше­ние к окру­жа­ю­ще­му миру у него оста­нет­ся до кон­ца жиз­ни. Сна­ча­ла он малень­кий, пото­му что еще не ходит в шко­лу. Потом он малень­кий, пото­му что еще толь­ко учит­ся в шко­ле. Затем он малень­кий, пото­му что еще толь­ко учит­ся в инсти­ту­те. Далее он все еще малень­кий, пото­му что он моло­дой спе­ци­а­лист. И все это вре­мя чело­век тре­бу­ет себе осо­бых при­ви­ле­гий за то, что он маленький.

Конеч­но, надо учи­ты­вать воз­раст детей и не тре­бо­вать от него то, что он еще неспо­со­бен делать, но бес­плат­ных при­ви­ле­гий быть не должно.

Связь поко­ле­ний

Вы, навер­ное, слы­ша­ли исто­рии о детях-мауг­ли, кото­рые вырос­ли сре­ди зве­рей. Таких слу­ча­ев извест­но несколь­ко, и самое глав­ное, что этих детей прак­ти­че­ски не уда­ва­лось вер­нуть к чело­ве­че­ско­му обра­зу жиз­ни. Для вос­пи­та­ния чело­ве­ка тре­бу­ет­ся чело­ве­че­ская сре­да, в вол­чьей сре­де вырас­та­ет волк. Я бы доба­вил еще сле­ду­ю­щее: для вос­пи­та­ния взрос­ло­го чело­ве­ка необ­хо­ди­ма сре­да взрос­лых людей. Нынеш­ний ребе­нок погру­жен в дет­скую сре­ду из сво­их сверст­ни­ков, или про­сто дет­скую сре­ду, — дет­ский сад, шко­ла, дет­ский лагерь. Кон­такт детей со взрос­лы­ми крайне огра­ни­чен. Но после тако­го вос­пи­та­ния не надо удив­лять­ся инфан­ти­лиз­му детей, удив­лять­ся, поче­му они так мед­лен­но взрос­ле­ют. Они при­вык­ли быть детьми. Когда ребе­нок вос­пи­ты­ва­ет­ся в семье, то от посто­ян­ною обще­ния со взрос­лы­ми он впи­ты­ва­ет взрос­лое отно­ше­ние к жиз­ни. Мы уже об этом немно­го говорили.

Для вос­пи­та­ния взрос­ло­го чело­ве­ка тре­бу­ет­ся креп­кая связь поко­ле­ний. Как толь­ко мы осла­бим связь меж­ду поко­ле­ни­я­ми (отдав ребен­ка в дет­ский сад, в шко­лу и т.д.), то поте­ря­ет­ся огром­ный опыт, накап­ли­вав­ший­ся сот­ня­ми лет, а каж­дое новое поко­ле­ние нач­нет зано­во изоб­ре­тать вело­си­пед. Весь же уклад совре­мен­ной семьи прак­ти­че­ски уни­что­жа­ет связь поко­ле­ний. Отец весь день про­во­дит на рабо­те вда­ли от семьи. Это пер­вый удар по семье. Каки­ми дети видят сво­их роди­те­лей? Отец уста­лый при­шел с рабо­ты, он ложит­ся на диван и начи­на­ет читать газе­ту. Что начи­на­ет делать мой стар­ший сын, когда я при­хо­жу домой уста­лый и сра­зу пыта­юсь отдох­нуть? Он ложит­ся рядом на диван или на пол и начи­на­ет дуреть (дру­го­го сло­ва я не нахо­жу). Так он под­ра­жа­ет взрос­лым. Мне при­хо­дит­ся застав­лять себя вста­вать и начи­нать чем-то зани­мать­ся, что­бы сын совсем не при­вык к безделью.

Ранее тако­го раз­ры­ва меж­ду поко­ле­ни­я­ми не было. 90% все­го насе­ле­ния были кре­стья­на­ми. Отец рабо­тал или по дому, или неда­ле­ко от дома, и дети с само­го ран­не­го воз­рас­та участ­во­ва­ли во всех рабо­тах. Ребе­нок впи­ты­вал тру­до­лю­бие с само­го ран­не­го воз­рас­та. Тру­дить­ся начи­на­ли уже с 4‑летнего воз­рас­та. Маль­чиш­ки часто помо­га­ли отцам в поле, девоч­ки помо­га­ли мате­рям по дому. Недав­но я видел в кино­хро­ни­ке кад­ры, сня­тые еще до рево­лю­ции, как пяти-шести­лет­ний маль­чиш­ка один управ­ля­ет лошад­кой и боро­нит зем­лю. Вспом­ним того же Некра­со­ва, про «мужич­ка с ного­ток». Но не толь­ко в кре­стьян­стве была креп­ка связь поко­ле­ний. Куп­цы име­ли свои лав­ки часто в сво­их же домах, и опять же дети с мало­лет­ства при­уча­лись помо­гать отцам вести хозяйство.

Одна­жды в поез­де даль­не­го сле­до­ва­ния я дол­го бесе­до­вал с одной жен­щи­ной-вра­чом, кото­рая в ходе бесе­ды заяви­ла: «Хоро­ший врач может вырас­ти толь­ко в тре­тьем-чет­вер­том поко­ле­нии. Я пре­по­даю в меди­цин­ском инсти­ту­те и пре­крас­но вижу, что в пер­вом поко­ле­нии хоро­ший врач — это боль­шая ред­кость». В каче­стве при­ме­ра она при­ве­ла сво­их зна­ко­мых — потом­ствен­ных вра­чей. «Там осо­бая атмо­сфе­ра, там ребе­нок уже с дет­ства зна­ет всю меди­цин­скую тер­ми­но­ло­гию, посколь­ку роди­те­ли часто обсуж­да­ют свои про­бле­мы. Он уже в сред­них клас­сах лег­ко вла­де­ет вся­ки­ми меди­цин­ски­ми спра­воч­ни­ка­ми и энцик­ло­пе­ди­я­ми. Уже в послед­нем клас­се шко­лы он — гото­вый фельд­шер, хотя еще не полу­чал ника­ко­го меди­цин­ско­го обра­зо­ва­ния. Но самое глав­ное, что он уже впи­тал забот­ли­вое отно­ше­ние к боль­ным людям, кото­рое пере­нял от сво­их родителей».

Обра­щаю ваше вни­ма­ние — толь­ко за 3–4 поко­ле­ния может нако­пить­ся опыт. Напри­мер, бла­го­че­сти­вые цари вос­пи­ты­ва­лись в несколь­ких поко­ле­ни­ях. Как пра­ви­ло, муд­рым пра­ви­те­лем ста­но­вил­ся тот, кто еще с дет­ских лет был посвя­щен во все внут­рен­ние и внеш­ние про­бле­мы госу­дар­ства, кто видел сво­е­го роди­те­ля, при­ни­ма­ю­ще­го реше­ния, видел, к чему при­во­дят эти реше­ния через мно­го лет. Такой пра­ви­тель, как пра­ви­ло, на поря­док муд­рее чело­ве­ка, при­шед­ше­го к вла­сти по прин­ци­пу «из гря­зи, да в кня­зи». И это еще пото­му, что ранее цари нес­ли ответ­ствен­ность за свой народ и за свои реше­ния до кон­ца сво­ей жиз­ни. Стра­на, меня­ю­щая пра­ви­те­лей, подоб­на жен­щине, меня­ю­щей сво­их мужей, в то вре­мя как гла­ва семьи — муж — дол­жен быть один и на всю жизнь. Неда­ром вен­ча­ние на цар­ство даже внешне схо­же с Таин­ством вен­ча­ния супру­гов. В обо­их слу­ча­ях ответ­ствен­ность при­ни­ма­ет­ся на всю жизнь.

Сей­час боль­шин­ство жен­щин рабо­та­ют. Если мать ухо­дит на рабо­ту, остав­ляя свою семью, то это вто­рой и самый силь­ный удар по семье. На одном из семи­на­ров по вос­пи­та­нию детей одна пред­ста­ви­тель­ни­ца отде­ла по делам несо­вер­шен­но­лет­них поде­ли­лась сво­им наблю­де­ни­ем. Пока в семье пьет толь­ко отец, то дети еще нор­маль­ные и семью еще нель­зя назвать небла­го­по­луч­ной. Но если запи­ва­ет и мать, то тогда-то дети точ­но попа­да­ют в кате­го­рию труд­ных, а семья — в кате­го­рию небла­го­по­луч­ных. Нечто подоб­ное мож­но ска­зать обо всех семьях. Когда из семьи на рабо­ту ушел отец — это еще не самое страш­ное, но если из семьи ухо­дит мать, то семья раз­ру­ша­ет­ся окон­ча­тель­но. В тече­ние все­го дня папа на рабо­те, мама на рабо­те, дети в дет­ском саду или в шко­ле. Где семья? Мож­но отве­тить: вече­ром же все соби­ра­ют­ся, по выход­ным тоже все вме­сте. Но какая цель, как пра­ви­ло, у взрос­лых вече­ром и в выход­ные? Цель в боль­шин­стве слу­ча­ев одна — отдох­нуть. А дети часто и в это вре­мя сбе­га­ют погу­лять или поси­деть у дру­зей. Каж­дое поко­ле­ние рас­тет само по себе. Поче­му сей­час у мно­гих детей наблю­да­ют­ся откло­не­ния в пси­хи­ке? Пото­му что семья, кото­рая была все­гда креп­ким щитом, защи­той для дет­ской души, теперь раз­ру­ше­на. Вме­сто уют­но­го дома — одно пепелище.

Но как же пере­да­ет­ся опыт жиз­ни от одно­го поко­ле­ния дру­го­му? Этот опыт пере­да­ет­ся, как пра­ви­ло, через сов­мест­ный труд. Отец рабо­та­ет с сыном, и тот впи­ты­ва­ет все­ми фиб­ра­ми сво­ей души отцов­ское отно­ше­ние к жиз­ни. Не бесе­да, не настав­ле­ние, а толь­ко сов­мест­ная деятельность.

В вос­крес­ной шко­ле в нашем хра­ме мы столк­ну­лись с этой про­бле­мой. У нас, у взрос­лых, есть опыт цер­ков­ной жиз­ни, у детей, кото­рые в боль­шин­стве сво­ем при­шли к нам из нецер­ков­ных семей, есть жела­ние при­об­щить­ся к это­му опы­ту. Но воцер­ко­в­ле­ние детей идет очень тяже­ло — ведь мы не роди­те­ли и не можем жить с ними. А эффек­тив­ность заня­тий по Зако­ну Божию очень неве­ли­ка. Ведь что такое час-два в неде­лю в жиз­ни ребен­ка, когда он бега­ет со сво­и­ми друзь­ми по ули­це по три-четы­ре часа еже­днев­но? Конеч­но, ули­ца зани­ма­ет в его жиз­ни гораз­до более важ­ное место. Заня­тия по Зако­ну Божию нуж­ны, но при­но­сят суще­ствен­ную поль­зу толь­ко в том слу­чае, если вся семья веру­ю­щая, дети вос­пи­ты­ва­ют­ся в цер­ков­ном духе и в помощь роди­те­лям про­во­дят­ся заня­тия, что­бы дать детям систе­ма­ти­че­ские зна­ния о Боге и Церк­ви, что могут сде­лать не каж­дые роди­те­ли. И ока­зы­ва­ет­ся, что един­ствен­ным местом, где мы по-насто­я­ще­му, хоть как-то мог­ли при­об­щить детей к опы­ту цер­ков­ной жиз­ни, был дет­ский тру­до­вой лет­ний лагерь. Мы на две неде­ли уез­жа­ли в одно из сел, раз­би­ва­ли неда­ле­ко от хра­ма пала­точ­ный лагерь и жили, мак­си­маль­но делая все сво­и­ми рука­ми. Толь­ко здесь, когда мы были с детьми бок о бок, все 24 часа в сут­ки, когда они жили и тру­ди­лись с нами, про­ис­хо­ди­ла насто­я­щая при­тир­ка харак­те­ров и насто­я­щая пере­да­ча опы­та жизни.

А пока совре­мен­ные дети рас­тут в сво­ем поко­ле­нии, не обща­ясь со стар­ши­ми, они «варят­ся в сво­ем соб­ствен­ном соку», что вряд ли им полезно.

Про­бле­ма отцов и детей, на мой взгляд, в таком мас­шта­бе про­яви­лась исклю­чи­тель­но в XVIII —XIX веках, с тех пор, когда нача­ли рас­стра­и­вать­ся семей­ные устои в выс­ших кру­гах обще­ства. У меня перед гла­за­ми есть семьи, кото­рые рабо­та­ют на зем­ле. Дети в этих семьях пер­вые помощ­ни­ки, и ника­ких обыч­ных для нашей жиз­ни кон­флик­тов меж­ду отца­ми и детьми я там не видел. Один совре­мен­ный писа­тель очень вер­но пишет, что есть два обра­за жиз­ни: город­ской и дере­вен­ский. В деревне дети роди­те­лям нуж­ны, посколь­ку нуж­ны помощ­ни­ки по хозяй­ству. Труд в деревне не такой ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный, и взрос­лым могут хоро­шо помо­гать и дети, — тре­бу­ют­ся толь­ко усер­дие, тру­до­лю­бие, тер­пе­ли­вость и т.д. Все эти свой­ства и вос­пи­ты­ва­ют­ся дере­вен­ским обра­зом жиз­ни. В горо­де все ина­че, там инду­стри­а­ли­за­ция. А имен­но инду­стри­а­ли­за­ция осо­бен­но силь­но раз­ру­ша­ет семью, посколь­ку теперь тре­бу­ет­ся все более высо­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный узко­спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ный труд. И если рань­ше мож­но было взять мало­лет­не­го сына на поле помо­гать пахать зем­лю или косить тра­ву, то теперь сыноч­ка на атом­ную элек­тро­стан­цию не возь­мешь и у стан­ка с чис­ло­вым про­грамм­ным управ­ле­ни­ем рядом не поста­вишь. Да и доч­ка маме теперь в веде­нии бух­гал­тер­ско­го уче­та на пред­при­я­тии никак не помо­жет. Высо­кая ква­ли­фи­ка­ция напрочь отме­та­ет воз­мож­ность малень­ко­му сыну сто­ять рядом с отцом, а доче­ри рядом с мате­рью. Высо­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­но­му спе­ци­а­ли­сту дети толь­ко поме­ха в их работе.

Дети — малень­кие взрослые

Моло­дые люди взрос­ле­ют нын­че очень мед­лен­но. Инфан­ти­лизм под­рост­ков уко­ре­нен в нашем укла­де жиз­ни и обыч­ных пред­став­ле­ни­ях о детях. Рань­ше жизнь застав­ля­ла при­учать детей к тру­ду при­мер­но с 4‑летнего воз­рас­та. С 7‑летнего воз­рас­та все дети начи­на­ли испо­ве­до­вать­ся, то есть уже учи­лись нести ответ­ствен­ность за каж­дый свой посту­пок. На ребен­ка с доволь­но ран­не­го воз­рас­та смот­ре­ли как на чело­ве­ка, гото­вя­ще­го­ся стать взрос­лым. Его к это­му целе­на­прав­лен­но готовили.

Дей­стви­тель­но, на ребен­ка надо смот­реть как на малень­ко­го взрос­ло­го. Прин­цип же вос­пи­та­ния в наше вре­мя мож­но очень чет­ко сфор­му­ли­ро­вать сло­ва­ми одной совре­мен­ной песен­ки: «Тан­цуй, пока моло­дой». Пока ребе­нок малень­кий, ему мно­гое доз­во­ля­ет­ся. Это при­во­дит к тому, что даже два­дца­ти­лет­не­го дыл­ду мамоч­ки будут про­дол­жать холить и леле­ять. А что­бы застав­лять ребен­ка тру­дить­ся в 4–5 лет, почти немыс­ли­мо: «Он же еще маленький!»

А когда вдруг спе­ци­а­ли­сты вспо­ми­на­ют о все­об­щем отста­ва­нии детей, то начи­на­ют искус­ствен­но раз­ви­вать ребен­ка. При­ду­мы­ва­ют­ся раз­лич­ные раз­ви­ва­ю­щие про­грам­мы, игры. Но все это при­знак того, что дети явно чего-то недо­по­лу­ча­ют даже в нор­маль­ных семьях. А недо­по­лу­ча­ют дети эле­мен­тар­но­го обще­ния со взрос­лы­ми, но не дет­ско­го обще­ния, а взрос­ло­го. Надо, что­бы не роди­те­ли снис­хо­ди­ли до уров­ня детей и начи­на­ли бегать, пры­гать, ска­кать, стро­ить баш­ни и кули­чи­ки, надо, что­бы взрос­лые при­ни­ма­ли сво­их детей в свою взрос­лую жизнь. Если ребе­нок вклю­чен в жизнь взрос­лых, он будет раз­вит! Совре­мен­ный же ребе­нок вклю­чен в жизнь сво­их сверст­ни­ков, а не взрослых.

В одной шко­ле в Тал­до­ме в учи­тель­ской висит хоро­ший пла­кат со сло­ва­ми: «Рас­ска­жи — и я забу­ду, пока­жи — и я запом­ню, сде­лай со мной — и я научусь». Мне кажет­ся, что эти сло­ва всем роди­те­лям нуж­но напи­сать круп­ны­ми бук­ва­ми у себя в квар­ти­ре. Дей­стви­тель­но, если ребе­нок зна­ет, что мать рабо­та­ет где-то на заво­де и явля­ет­ся пере­до­ви­ком про­из­вод­ства, это еще не зна­чит, что он вырас­тет тру­до­лю­би­вым. Если он сво­и­ми гла­за­ми видит, как мать посто­ян­но тру­дит­ся, моет посу­ду, уби­ра­ет­ся по дому, сти­ра­ет белье, — это хоро­шо, но еще не зна­чит, что он будет тру­до­лю­би­вым. Нуж­но вме­сте с ребен­ком мыть посу­ду, уби­рать­ся с ним по дому, при­учать его к стир­ке (то есть при­об­щать его к сво­ей взрос­лой жиз­ни) — тогда есть надеж­да, что он будет тру­до­лю­би­вым. Ребе­нок может мыть посу­ду уже в три года. Он раду­ет­ся, что при­об­ща­ет­ся к жиз­ни взрос­лых. Все дети посто­ян­но под­ра­жа­ют взрос­лым, толь­ко надо давать им воз­мож­ность про­яв­лять свое жела­ние в насто­я­щей работе.

У нас есть зна­ко­мые, дети кото­рых ино­гда при­хо­дят к нам в гости. Одна­жды мы дали этим детям в руки ножи, что­бы они чисти­ли вме­сте с нами кар­тош­ку, и пре­де­ла дет­ским вос­тор­гам не было. Они все­гда хоте­ли научить­ся так же лов­ко, как мама, чистить кар­тош­ку, но по сло­вам той же мамы, они еще слиш­ком малы для это­го тру­да. А тут им дали воз­мож­ность пора­бо­тать, как взрос­лые. Они ста­ли спе­ци­аль­но чаще при­хо­дить к нам и про­сить чем-то помочь. Ока­зы­ва­ет­ся, роди­те­ли не боят­ся отда­вать сво­их детей на вся­кие раз­ви­ва­ю­щие круж­ки с трех-четы­рех лет, а дать ребен­ку в три года неост­рый ножик, что­бы поре­зать гри­бы для супа, уже страшно.

Все зави­сит от укла­да семьи — надо, что­бы роди­те­ли были посто­ян­но настро­е­ны на то, что­бы вос­пи­тать себе помощ­ни­ков. Совре­мен­ные мамы и папы вос­хи­щен­но сме­ют­ся и лику­ют, видя, как их милая доч­ка тан­цу­ет, под­ра­жая звез­дам поп-музы­ки, уви­ден­ным на теле­экране. Ясно, что в этом слу­чае роди­те­ли настро­е­ны на то, что­бы вос­пи­тать эст­рад­ную певи­цу, а не помощ­ни­цу себе. Дети очень хоро­шо чув­ству­ют, что нра­вит­ся роди­те­лям и что надо сде­лать, что­бы уго­дить им.

Мой дед взял бабуш­ку в жены, когда ей было 14 лет. Он увез ее дале­ко на юг, где при­смот­рел непло­хой уча­сток зем­ли, когда слу­жил в армии. В 14 лет она была пол­но­цен­ной хозяй­кой в доме. При пра­виль­ном вос­пи­та­нии в этом воз­расте девуш­ки уже вполне спо­соб­ны само­сто­я­тель­но вести все хозяй­ство и внут­ренне гото­вы к мате­рин­ству. Кста­ти, и сей­час дере­вен­ские девуш­ки в 12–13 лет — уже заме­ча­тель­ные хозяйки.

Роди­те­лям малень­кой девоч­ки надо стре­мить­ся, что­бы вос­пи­тать девуш­ку, кото­рая в 14 лет будет пол­но­стью само­сто­я­тель­ной хозяй­кой. Как это­го достиг­нуть? Мне кажет­ся, что очень важ­но не упу­стить вре­мя. Каж­до­му роди­те­лю нуж­ны неко­то­рые самые эле­мен­тар­ные зна­ния. Ведь в раз­ви­тии ребен­ка есть опре­де­лен­ные эта­пы, когда в нем фор­ми­ру­ют­ся те или иные спо­соб­но­сти. Пси­хо­ло­гам они хоро­шо извест­ны. К сожа­ле­нию, даже эле­мен­тар­ные зна­ния по дет­ской воз­раст­ной пси­хо­ло­гии в шко­ле не пре­по­да­ют, хотя все эти зна­ния будут крайне полез­ны прак­ти­че­ски для всех. Ведь роди­те­ля­ми ста­нет подав­ля­ю­щее боль­шин­ство нынеш­них школьников.

Напри­мер, если тре­нер ведет сек­цию бас­кет­бо­ла, то он обя­зан знать, что точ­ность брос­ка зави­сит от тон­кой коор­ди­на­ции дви­же­ний. Эта коор­ди­на­ция фор­ми­ру­ет­ся в 12–14 лет. Это зна­чит, что если ребе­нок при­шел в сек­цию уже в 15 лет, то хоро­ше­го брос­ка у него уже нико­гда не будет, посколь­ку вре­мя, когда фор­ми­ро­ва­лись его мыш­цы, нерв­ные окон­ча­ния, кото­рые отве­ча­ют за точ­ность брос­ка, уже упу­ще­но. Кста­ти, имен­но в этом воз­расте начи­на­ет­ся тру­до­вое обу­че­ние в шко­лах. Важ­но успеть на этом эта­пе научить ребен­ка дер­жать в руках моло­ток, пилу, отверт­ку. Хотя научить­ся рабо­тать ими ребе­нок дол­жен был еще рань­ше, но имен­но в этом воз­расте у него раз­ви­ва­ет­ся спо­соб­ность к тон­ким и изящ­ным рабо­там и имен­но в этом воз­расте мож­но вос­пи­тать масте­ра сво­е­го дела, у кото­ро­го будет все «гореть в руках». Имен­но в этом воз­расте — с 12 лет — отда­ют детей в худо­же­ствен­ную шко­лу, пото­му что они ста­но­вят­ся спо­соб­ны­ми пере­да­вать изящ­ным дви­же­ни­ем каран­да­ша или кисти свой замы­сел. И эта спо­соб­ность свя­за­на не толь­ко с раз­ви­ти­ем мышц, но и с раз­ви­ти­ем душев­ных сил, появ­ле­ни­ем спо­соб­но­сти осмыс­лить кра­со­ту и спо­соб­но­сти пере­дать гармонию.

Так­же есть в раз­ви­тии ребен­ка и опре­де­лен­ный этап, когда закла­ды­ва­ет­ся сама при­выч­ка к тру­ду. Это при­мер­но воз­раст в 4–6 лет. Имен­но в этом воз­расте надо начи­нать при­учать ребен­ка к тру­ду. Конеч­но, надо учи­ты­вать и спо­соб­ность ребен­ка. Он дей­стви­тель­но еще не спо­со­бен к дли­тель­но­му и усид­чи­во­му кро­пот­ли­во­му тру­ду. Но ребе­нок уже дол­жен знать, что такое труд. У него долж­ны быть опре­де­лен­ные обя­зан­но­сти по дому. Если упу­стить этот воз­раст, то потом при­учать ребен­ка к тру­ду будет прак­ти­че­ски бес­по­лез­но. Он, веро­ят­но, и смо­жет сде­лать какую-нибудь вещь очень кра­си­вой, но саму рабо­ту не будет любить и подоб­ных кра­си­вых вещей делать не будет.

В два с поло­ви­ной или три года ребен­ка, напри­мер, еще рано посы­лать в мага­зин за хле­бом. Он про­сто еще не уме­ет управ­лять сво­и­ми чув­ства­ми. Напри­мер, встре­тит по доро­ге кош­ку и все: побе­жит за ней, поза­быв про какой-то там мага­зин. Если ребен­ку хочет­ся дры­гать нога­ми в посте­ли, то вы не смо­же­те заста­вить его не дер­гать нож­кой. Ему неку­да девать энер­гию, и он не управ­ля­ет собой, хоть вы его буде­те нака­зы­вать рем­нем или рукой по мяг­ко­му месту. Через мину­ту после нака­за­ния нож­ки нач­нут дры­гать­ся опять. Но после трех лет у ребен­ка появ­ля­ет­ся спо­соб­ность управ­лять сво­и­ми жела­ни­я­ми. Перед ним воз­ник­нет жела­ние побе­жать за кош­кой, но он уже может пере­си­лить одно свое жела­ние и выпол­нить дру­гое — дой­ти до мага­зи­на. У ребен­ка поне­мно­гу появ­ля­ет­ся ответ­ствен­ность за пору­чен­ное дело. Эта новая спо­соб­ность долж­на раз­ви­вать­ся, поэто­му уже с четы­рех лет надо при­учать ребен­ка к каким-то его посто­ян­ным обя­зан­но­стям по дому. Ина­че вре­мя для того, что­бы при­вить ему тру­до­лю­бие и ответ­ствен­ность, будет упущено.

Когда ребе­нок под­рас­тет, его мож­но и нуж­но при­об­щать к пра­виль­но­му пла­ни­ро­ва­нию сво­ей жиз­ни. Одна­жды я слы­шал рас­сказ одной еще непо­жи­лой жен­щи­ны о том, как она учит свою внуч­ку. Когда внуч­ка дол­го упра­ши­ва­ет бабуш­ку сде­лать какую-нибудь серьез­ную покуп­ку (маг­ни­то­фон, одеж­ду и т.п.), то бабуш­ка посту­па­ет сле­ду­ю­щим обра­зом. Она поку­па­ет вещь, но не про­сто, а берет ее в кре­дит. Когда через неко­то­рое вре­мя у внуч­ки воз­ни­ка­ет новое жела­ние при­об­ре­сти что-либо, то бабуш­ка ей отве­ча­ет: «Подо­жди. Пом­нишь, мы купи­ли с тобой маг­ни­то­фон? Пока мы еще не рас­пла­ти­лись за него. Сей­час мы откла­ды­ва­ем денеж­ку на то, что­бы рас­пла­тить­ся. А когда рас­пла­тим­ся с этой покуп­кой, тогда мы купим новую вещь». Так внуч­ка с дет­ства при­уча­ет­ся пла­ни­ро­вать свои затра­ты и соиз­ме­рять свои жела­ния и воз­мож­но­сти. С дет­ства эта внуч­ка посвя­ще­на в жизнь взрос­лых и участ­ву­ет в ней, при­об­ре­тая навы­ки при­ня­тия реше­ний и ответ­ствен­но­сти за них.

Наем­ни­че­ство (бес­хо­зяй­ствен­ность)

Еще одна про­бле­ма свя­за­на с тем, что совре­мен­ный муж­чи­на пере­ста­ет быть хозя­и­ном, как в сво­ей семье, так и на сво­ей зем­ле, в сво­ем деле, — пере­ста­ет быть хозя­и­ном вооб­ще. Совре­мен­ная циви­ли­за­ция созда­ла свою систе­му хозяй­ство­ва­ния. Глав­ное направ­ле­ние совре­мен­ной про­мыш­лен­но­сти — созда­ние мощ­ных круп­ных про­из­водств, где дости­га­ет­ся наи­мень­шая себе­сто­и­мость това­ров. Все это тре­бу­ет узкой спе­ци­а­ли­за­ции тру­да — одни заво­ды гото­вят шпун­ти­ки, дру­гие вин­ти­ки, тре­тьи соби­ра­ют шпун­ти­ки с вин­ти­ка­ми в еди­ный меха­низм. При такой систе­ме хозяй­ство­ва­ния все мы сами ста­но­вим­ся вин­ти­ка­ми огром­но­го меха­низ­ма. Инду­стри­а­ли­за­ция прак­ти­че­ски вытес­ни­ла нату­раль­ное хозяй­ство. Все­ми это вос­при­ни­ма­ет­ся как некое бла­гое дости­же­ние циви­ли­за­ции. Нату­раль­ное хозяй­ство, когда чело­век все делал сво­и­ми рука­ми — и пахал, и косил, и дом рубил, — кажет­ся без­воз­врат­но устаревшим.

Но не во всем хоро­шо это дости­же­ние. Совре­мен­ный инду­стри­аль­ный уклад жиз­ни раз­ла­га­ет обще­ство изнут­ри, и более все­го раз­ла­га­ет семью. Муж­чи­на дол­жен быть гла­вой семьи. Тако­вым он все­гда и был ранее. Он был и гла­вой семьи, и хозя­и­ном на сво­ей зем­ле и в сво­ем доме. Теперь чело­век стал наем­ни­ком, а не хозя­и­ном. Вполне обыч­ны рас­суж­де­ния: «Я при­шел на завод, отра­бо­тал от сих до сих и пошел домой. А ночью он хоть взо­рвись, я мало постра­даю. Жал­ко, конеч­но, что рабо­ту новую искать надо, а так, вооб­ще гово­ря, ниче­го страш­но­го, пере­жить мож­но. В слу­чае бед­ствия госу­дар­ство и тру­до­устро­ить меня все рав­но куда-нибудь должно».

Такая обста­нов­ка прак­ти­че­ски уби­ва­ет ответ­ствен­ность в стар­шем поко­ле­нии. Если уби­ва­ет не сра­зу, то посте­пен­но. Хотя бы тем, что вовсе не помо­га­ет этой ответ­ствен­но­сти раз­ви­вать­ся. Что зна­чит быть ответ­ствен­ным? Если я сего­дня не посею, то зав­тра мне и моим детям будет нече­го есть. Если я не покорм­лю свою ско­ти­ну, то через несколь­ко дней она подох­нет. То есть сама жизнь при­уча­ла к ответ­ствен­но­сти, к хозяй­ско­му отно­ше­нию, пото­му что чело­век был хозя­и­ном сво­е­го дела. В совре­мен­ном укла­де жиз­ни мно­гое поме­ня­лось. О том, когда и сколь­ко сеять, пусть дума­ет агро­ном. О том, что­бы кор­мить ско­ти­ну, пусть сле­дит зоо­тех­ник: «Мое дело малень­кое, мне ска­за­ли, — я сде­лаю, а само­му лезть на рожон — нет, увольте».

Поте­ря хозяй­ско­го отно­ше­ния, то есть наем­ни­че­ство, уро­ду­ет сред­нее поко­ле­ние, и, есте­ствен­но, пере­да­ет­ся млад­ше­му поко­ле­нию. Муд­рое, ответ­ствен­ное отно­ше­ние к жиз­ни вос­пи­ты­ва­ет­ся в тече­ние несколь­ких поко­ле­ний, а поте­рять­ся может очень лег­ко и быстро.

Лич­ное хозяй­ство, неболь­шое семей­ное пред­при­я­тие — вот наи­бо­лее бла­го­при­ят­ная атмо­сфе­ра для вос­пи­та­ния утра­чен­но­го ныне отно­ше­ния к жиз­ни. Конеч­но, нату­раль­ное хозяй­ство уже не вер­нешь, но я при­зы­ваю вас осо­бен­но-то не вос­хи­щать­ся дости­же­ни­я­ми циви­ли­за­ции, а пом­нить, чем при­хо­дит­ся пла­тить за эти дости­же­ния. Если выбор обо­зна­чить очень ясно: «Что вам важ­нее: пло­ды циви­ли­за­ции или креп­кая семья?» — я одно­знач­но выбе­ру креп­кую семью. Напом­ню, что инду­стри­аль­ный образ жиз­ни еще и раз­ры­ва­ет связь меж­ду поко­ле­ни­я­ми, об этом мы совсем недав­но говорили.

Отсут­ствие идеологии

Все ука­зан­ные ранее сто­ро­ны име­ли место в совет­ский пери­од. После пере­строй­ки появи­лись новые явле­ния, еще более иска­жа­ю­щие ста­рый уклад жизни.

Одной из самых важ­ных черт совре­мен­ной жиз­ни явля­ет­ся отсут­ствие какой-либо госу­дар­ствен­ной или хотя бы обще­при­знан­ной идео­ло­гии. Попыт­ки пре­по­да­вать хри­сти­ан­ское миро­воз­зре­ние после дол­го­го пери­о­да без­бо­жия часто вос­при­ни­ма­ют­ся как попыт­ки попов зата­щить в хра­мы поболь­ше людей, что­бы набить себе кар­ма­ны. Вер­нуть­ся к ком­му­ни­сти­че­ской идео­ло­гии уже не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным после все­го того, что нам рас­ска­зы­ва­ет­ся о звер­ствах большевиков.

Но вос­пи­та­ние без идео­ло­гии прак­ти­че­ски немыс­ли­мо. Мож­но даже ска­зать, что идео­ло­гия — это и есть систе­ма вос­пи­та­ния (как взрос­лых, так и детей). Идео­ло­гия пред­по­ла­га­ет нали­чие иде­а­лов (геро­ев, при­ме­ров из жиз­ни, достой­ных под­ра­жа­ния), норм мора­ли (что такое хоро­шо и что такое пло­хо) и иерар­хии цен­но­стей (напри­мер, обще­ствен­ные инте­ре­сы выше лич­ных). Идео­ло­гия как систе­ма вос­пи­та­ния может быть и хри­сти­ан­ской, если госу­дар­ство нач­нет вос­пи­ты­вать под­рас­та­ю­щее поко­ле­ние на при­ме­ре хри­сти­ан­ских муче­ни­ков и подвиж­ни­ков, возь­мет запо­ве­ди Божии в каче­стве мораль­ных норм и будет ори­ен­ти­ро­вать­ся на хри­сти­ан­скую иерар­хию цен­но­стей (напри­мер, «Ищи­те преж­де все­го Цар­ствия Божия, и осталь­ное при­ло­жит­ся вам»).

Пусть вы еще не гото­вы к тому, что­бы пол­но­стью при­дер­жи­вать­ся хри­сти­ан­ско­го обра­за жиз­ни и вос­пи­ты­вать детей на при­ме­ре пра­во­слав­ных свя­тых. Но мне хоте­лось бы, что­бы все сидя­щие здесь в клас­се запом­ни­ли, что если в вашей семье не будет ника­кой идео­ло­ги­че­ской уста­нов­ки, то бере­ги­тесь. Дере­во рас­тет строй­ным, если тянет­ся к солн­цу. Лиши­те его источ­ни­ка све­та, и оно будет урод­ли­вым. Душа ребен­ка тре­бу­ет при­ме­ров для под­ра­жа­ния. Если вы не дади­те их ребен­ку или не буде­те сле­дить за тем, что пред­ла­га­ет­ся ребен­ку в каче­стве иде­а­ла, то он будет под­ра­жать не тому, чему вы хоте­ли. Ребен­ка нуж­но бук­валь­но окру­жать теми обра­за­ми и при­ме­ра­ми, кото­рые вы счи­та­е­те полез­ны­ми. Рус­ские сказ­ки, доб­рые ста­рые совет­ские филь­мы и мульт­филь­мы — вот что может напол­нить душу ребен­ка пре­крас­ны­ми, доб­ры­ми и муд­ры­ми образами.

Любой яркий образ остав­ля­ет в душе ребен­ка глу­бо­кий след. Если вы поз­во­ля­е­те смот­реть по теле­ви­зо­ру все под­ряд, то до беды неда­ле­ко. Ребе­нок все впи­ты­ва­ет, осо­бен­но он запо­ми­на­ет пове­де­ние взрос­лых и под­ра­жа­ет им. Если ребе­нок видит в рекла­ме по теле­ви­зо­ру, как ком­па­ния здо­ро­вых мужи­ков пры­га­ет от радо­сти, когда на них с неба пада­ет ящик пива, то он запом­нит, что при сло­ве «пиво» надо пры­гать и радо­вать­ся. Если ребе­нок видит по теле­ви­зо­ру, как здо­ро­вые мужи­ки тара­щат гла­за на про­хо­дя­щую мимо мини-юбку и с видом зна­то­ков пере­ми­ги­ва­ют­ся, то он будет раз­гля­ды­вать ноги у сво­их одно­класс­ниц в шко­ле и пере­ми­ги­вать­ся со сво­и­ми дру­зья­ми. Это будет нор­мой его поведения.

Сей­час неко­то­рые, а может быть, даже боль­шин­ство роди­те­лей счи­та­ют, что ребе­нок дол­жен знать все сто­ро­ны жиз­ни. «Пусть ребе­нок зна­ет все! А то вырас­тет в теп­лич­ных усло­ви­ях, вый­дет в жизнь, встре­тит­ся с прав­дой жиз­ни и не выдер­жит сва­лив­ши­е­ся на него испы­та­ния». Или дру­гой чело­век спо­рил со мной и гово­рил: «Ну, запре­щу я ему смот­реть теле­ви­зор, а он при­дет к дру­зьям и будет там смот­реть, открыв рот, то, что дома не раз­ре­ша­ют. Луч­ше уж пусть дома все смот­рит, зато будем знать, что с ним тво­рит­ся. А запрет­ный плод — он все­гда сладок!»

По пово­ду таких рас­суж­де­ний нуж­но отме­тить три момен­та. Во-пер­вых, зада­ча вос­пи­та­ния, конеч­но же, не в запре­тах. Как мне ска­зал один иеро­мо­нах, зада­ча вос­пи­та­ния в том, что­бы раз­вить у ребен­ка вкус и пони­ма­ние, что такое хоро­шо и что такое пло­хо. Что­бы ребен­ку само­му непри­ят­но было смот­реть пло­хой фильм. Во-вто­рых, что­бы ребе­нок мог сам оце­ни­вать, ему надо сна­ча­ла дать обра­зец, от кото­ро­го он будет все отсчи­ты­вать, с кото­рым он будет срав­ни­вать. Поэто­му очень важ­но, что­бы в ран­нем дет­стве ребе­нок духов­но питал­ся толь­ко из чистых источ­ни­ков. Напри­мер, если такие шедев­ры совет­ской муль­ти­пли­ка­ции, как «Алень­кий цве­то­чек», «Бура­ти­но», «Царев­на-лягуш­ка», «Конек-гор­бу­нок», сня­тые в 40–60‑х годах, будут окру­жать ребен­ка, то совре­мен­ный мульт­фильм с дра­ка­ми и мор­до­бо­ем ребе­нок явно оце­нит как пло­хой и сам не захо­чет его смот­реть. В одной семье мы виде­ли, как дети сра­зу зовут роди­те­лей, когда видят на экране что-то совре­мен­но-напо­ри­стое, непри­выч­ное для них. Они сра­зу чув­ству­ют, что сей­час будет какая-то жесто­кость, и про­сят роди­те­лей быст­рее выклю­чить телевизор.

Я не боюсь, что мой ребе­нок при этом вырас­тет изне­жен­ным созда­ни­ем, вырос­шим в теп­лич­ных усло­ви­ях. Все как раз наобо­рот: лишь обе­ре­гая ребен­ка от филь­мов, раз­ру­ша­ю­щих его пси­хи­ку, мож­но вырас­тить его силь­ным. Когда мы сажа­ем дере­во, то пони­ма­ем, что оно не сра­зу ста­нет мощ­ным и креп­ким. Пока оно малень­кое, его мож­но лег­ко раз­да­вить, пере­ло­мить, вырвать из зем­ли или, нако­нец, искри­вить, что­бы оно рос­ло кри­во. Но прой­дет лет 10–15, и его уже не пере­ло­мишь. Так же и душа чело­ве­че­ская. Если душа все­гда стре­ми­лась к Небу, то чело­век будет жить чест­но и про­сто. Если душа чело­ве­че­ская еще в дет­стве была над­лом­ле­на гре­ха­ми, то след от это­го тоже будет на всю жизнь. Так что если «зака­лять» душу и нерв­ную систе­му ребен­ка видом кро­ви и убий­ства, то на самом деле у него про­сто огру­бе­ет серд­це, и при виде насто­я­щей боли она не будет заме­че­на. И если вдруг роди­те­лям будет пло­хо, то серд­це их люби­мо­го «зака­лен­но­го» чада будет мол­чать, и ни кап­ли жало­сти или состра­да­ния в этом серд­це так и не найдется.

Вос­пи­та­ние пред­по­ла­га­ет созда­ние у чело­ве­ка опре­де­лен­ной иерар­хии цен­но­стей. Без этой иерар­хии невоз­мож­но оце­ни­вать ситу­а­цию и при­ни­мать реше­ние. Напри­мер, жур­на­ли­сту пред­ла­га­ют напи­сать лжи­вую ста­тью за при­лич­ное воз­на­граж­де­ние. Если в его иерар­хии цен­но­стей совесть на пер­вом месте, он лег­ко отка­зы­ва­ет­ся от пред­ло­же­ния. Это нор­маль­ный, чест­ный чело­век. Если у него на пер­вом месте день­ги, он лег­ко согла­ша­ет­ся. Это откро­вен­ный него­дяй. А если у чело­ве­ка нет ника­ких прин­ци­пов? Это будет совер­шен­но бес­прин­цип­ный и пото­му очень опас­ный чело­век. Он в каком-то смыс­ле хуже откро­вен­но­го него­дяя, так как не зна­ешь, чего от него ожидать.

Один совре­мен­ный бого­слов гово­рил при­мер­но так. Не давать ребен­ку ника­кой мора­ли — это то же, что не учить чело­ве­ка язы­ку. Есть роди­те­ли, кото­рые гово­рят: «Я не хочу делать за ребен­ка выбор, пусть вырас­тет и сам выбе­рет веру». Но тогда пусть эти роди­те­ли будут после­до­ва­тель­ны­ми и не выби­ра­ют язы­ка для сво­е­го ребен­ка, пусть он вырас­тет и сам выбе­рет, на каком ему язы­ке гово­рить: на фран­цуз­ском, англий­ском или китай­ском. «Нет-нет, что вы, а то он недо­раз­ви­тым вырас­тет. Как это, язы­ку не учить?!» — воз­му­тят­ся роди­те­ли. А не давая ребен­ку ника­кой веры, мы рас­тим его нрав­ствен­но недо­раз­ви­тым. В то вре­мя, когда в его душе долж­ны фор­ми­ро­вать­ся нор­мы пове­де­ния и пред­став­ле­ния о том, что такое хоро­шо и что такое пло­хо, роди­те­ли реши­ли про­мол­чать об этом.

Если в совет­ское вре­мя идео­ло­ги­ей зани­ма­лась шко­ла, то совре­мен­ная систе­ма обра­зо­ва­ния зани­ма­ет­ся теперь толь­ко голой инфор­ма­ци­ей, сум­мой зна­ний. «Зна­ние — сила» — глу­бо­ко лож­ный лозунг. Важен не толь­ко сам факт, но и его оцен­ка. А что­бы что-то оце­нить, нуж­на шка­ла, точ­ка отсче­та, коли­че­ство зна­ний здесь ничем не помо­жет. Нуж­на систе­ма цен­но­стей: что такое хоро­шо и что такое плохо.

Посте­пен­но про­ис­хо­дит под­ме­на цен­но­стей: про­фес­си­о­на­лизм ценит­ся выше, чем поря­доч­ность, доб­ро­та, чест­ность. Новое поко­ле­ние гонит­ся за про­фес­си­о­на­лиз­мом, но это страш­но. Сча­стье чело­ве­ка на 90%, если не боль­ше, зави­сит от его семьи, от того, как он смо­жет устро­ить свой дом, какая там будет обста­нов­ка. Совре­мен­ные роди­те­ли зани­ма­ют­ся под­го­тов­кой детей к буду­щей жиз­ни тем, что устра­и­ва­ют его в пре­стиж­ный вуз. А не луч­ше ли вос­пи­тать скром­но­го, тру­до­лю­би­во­го чело­ве­ка, кото­рый будет креп­ко сто­ять на ногах даже во вре­мя ката­клиз­мов? Про­фес­си­о­на­лизм не дает сча­стья. Мно­гие люди, добив­ши­е­ся заме­ча­тель­ных успе­хов в рабо­те, но не сохра­нив­шие из-за это­го свою семью, в 40–45 лет вдруг вста­ют перед доволь­но страш­ным вопро­сом: а зачем мне все это нуж­но? Кому от это­го ста­ло лучше?

И мне хочет­ся отме­тить еще одно послед­ствие того, что мы не име­ем ника­кой идео­ло­гии. Это при­сут­ствие целе­на­прав­лен­но­го раз­вра­ще­ния моло­до­го поко­ле­ния. О том, поче­му это страш­но для каж­до­го чело­ве­ка, мне кажет­ся, уже мно­го гово­ри­лось. Раз­вра­щен­ный ребе­нок нико­гда не ста­нет хоро­шим граж­да­ни­ном. Ребе­нок еще не уме­ет справ­лять­ся с силь­ны­ми впе­чат­ле­ни­я­ми и зарож­да­ю­щи­ми­ся стра­стя­ми. А сей­час, после пере­строй­ки, на ребен­ка с само­го дет­ства идет натиск со сто­ро­ны целой инду­стрии раз­вле­че­ний и лакомств, а в более стар­шем воз­расте — сек­су­аль­ное раз­вра­ще­ние. Пока эта инду­стрия будет дей­ство­вать, невоз­мож­но наде­ять­ся на вос­пи­та­ние хоро­ше­го поко­ле­ния. Милые дети, когда вы вырас­те­те, сде­лай­те все, что­бы в нашей стране ваших детей никто не мог развращать.

Заключение

Доро­гие один­на­дца­ти­класс­ни­ки! Не думай­те, что я один знаю все то, о чем вам рас­ска­зал. Опыт моей жиз­ни слиш­ком мал для того, что­бы ска­зан­ное выте­ка­ло из него. Я пытал­ся вам рас­ска­зать о том опы­те, кото­рый накап­ли­вал­ся века­ми. Этот опыт хра­нит­ся Свя­той Цер­ко­вью. Я рас­ска­зал лишь малую часть того, что зна­ет Цер­ковь. Сей­час я при­шел к вам, что­бы поде­лить­ся этим опы­том. Что­бы узнать боль­ше, теперь уже вам при­дет­ся прий­ти в храм. Наде­юсь на встре­чу. До свидания.


При­ме­ча­ния:

1. бла­го­род­ства (фр.)
2. вуль­гар­ное (англ.)
3. Бесе­да ино­гда пред­ва­ря­ет­ся про­смот­ром филь­ма «Нача­ло» (бесе­да со стар­ше­класс­ни­ка­ми педа­го­га Е.А. Авде­ен­ко, видео­сту­дия «Радо­неж»).

Print Friendly, PDF & Email

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки