Тайна Сия Велика Есть

Тайна Сия Велика Есть

(2 голоса5.0 из 5)

о. Арте­мий Владимиров 

Соеди­ня­ю­щий тела
Их раз­лу­ча­ет вновь.

Но будет жизнь моя светла
Пока жива любовь.
Н. С. Гумилев

Вопрос, кото­рый мне хоте­лось бы задать, несо­мнен­но, отно­сит­ся к обла­сти сокро­вен­но­го. Но так уж пове­лось ныне в нашей жиз­ни, что о мно­гом пере­ста­ли стес­нять­ся гово­рить откры­то… Мне извест­но, что людей, даже не чуж­дых Церк­ви, сму­ща­ют неко­то­рые сове­ты по пово­ду сов­мест­ной жиз­ни супру­гов, кото­рые мож­но най­ти в духов­ной лите­ра­ту­ре и кото­рые сей­час выгля­дят явным ана­хро­низ­мом: я имею в виду тре­бо­ва­ние, что­бы физи­че­ское соеди­не­ние супру­гов про­ис­хо­ди­ло с един­ствен­ной целью зача­тия ребен­ка. Мож­но встре­тить даже некие подроб­ные руко­вод­ства отно­си­тель­но того, как имен­но это долж­но происходить.

То, что Вы назва­ли ана­хро­низ­мом, по-мое­му, опре­де­ля­ет­ся не каким-то внеш­ним тре­бо­ва­ни­ем «поли­ции нра­вов», а внут­рен­ним голо­сом не замут­нен­ной гре­хом супру­же­ской сове­сти. Отно­си­тель­но само­го обра­за жиз­ни по пло­ти могу отме­тить, что мне при­шлось про­честь нема­ло посо­бий и руко­водств к испо­ве­ди, книг по нрав­ствен­но­му бого­сло­вию, кото­рые, в част­но­сти, гово­рят о семей­ной жиз­ни, но не дове­лось встре­чать ни одной кни­ги и ни одно­го пас­са­жа, кото­рые бы подроб­но каса­лись физио­ло­ги­че­ской сто­ро­ны супру­же­ства. Это ско­рее при­о­ри­тет каких-то свет­ских изда­ний. Цер­ков­ный автор, конеч­но, блю­дет здесь тон и нико­гда не поз­во­лит себе вда­вать­ся в то, что явля­ет­ся обла­стью вра­ча-сек­со­па­то­ло­га или еще кого другого.

Мне попа­да­лись ссыл­ки на подоб­но­го рода лите­ра­ту­ру, при­хо­ди­лось слы­шать и от начи­тан­ных пра­во­слав­ных хри­сти­ан, что им встре­ча­лись такие книги.

Может быть, Вы име­ли дело с так назы­ва­е­мой бес­цен­зур­ной лите­ра­ту­рой на духов­ную тему, кото­рая выхо­дит без гри­фа: «Печа­тать доз­во­ля­ет­ся. Архи­епи­скоп такой-то».

Так или ина­че, быва­ет труд­но не согла­сить­ся с недав­но при­шед­ши­ми в храм людь­ми, что созда­ет­ся впе­чат­ле­ние, буд­то для Церк­ви область супру­же­ских отно­ше­ний явля­ет­ся чем-то не совсем чистым. Взять хотя бы запрет на при­кос­но­ве­ние к свя­ты­ням хра­ма жене, имев­шей нака­нуне общее ложе с мужем…

Это не совсем точ­но. Раз и навсе­гда область супру­же­ская, все, что отно­сит­ся к физи­че­ской люб­ви, опре­де­ле­но апо­сто­лом Пав­лом: «Брак… честен и ложе непо­роч­но…» (Евр. 13, 4.) Если супру­ги соблю­да­ют запо­ве­ди Гос­под­ни, то область супру­же­ства нисколь­ко не очер­ня­ет и не ущерб­ля­ет их. И посе­му, соблю­дая гиги­е­ну телес­ную, супру­ги невоз­бран­но вхо­дят в Божий храм и при­ка­са­ют­ся к свя­тыне. Пра­вил, ущем­ля­ю­щих мужа и жену в отно­ше­нии свя­тынь хра­ма, не существует.

Пост (то есть воз­дер­жа­ние) запо­ве­дан супру­гам нака­нуне Таин­ства При­ча­ще­ния. Но это не пото­му, что супру­же­ство нечи­сто, а пото­му, что дела пло­ти отлич­ны от дел духа. При­уго­тов­ле­ние к слу­же­нию Богу, к соеди­не­нию с Ним чрез при­об­ще­ние Тела и Кро­ви Хри­сто­вых, тре­бу­ет, конеч­но же, аске­зы, воз­дер­жа­ния во всем — так, что­бы душа не была рас­слаб­ле­на, а была испол­не­на огня: молит­вы, слез, пока­я­ния… Это биб­лей­ская тра­ди­ция. Вспом­ним: когда на горе Синай Бог явил­ся ста­ну изра­иль­ско­му, про­рок Мои­сей полу­чил свы­ше запо­ведь, дабы изра­иль­тяне вымы­ли одеж­ды свои и три дня воз­дер­жи­ва­лись от обще­ния с жена­ми. Не пото­му, что это сквер­на, нет! Супру­же­ская жизнь, чадо­ро­дие есть доб­ро­де­тель. Но встре­ча с Богом тре­бу­ет молит­вен­ной собран­но­сти, отре­ше­ния от зем­ных попе­че­ний. Супру­же­ский одр, давая закон­ное место плот­ско­му жела­нию, все­гда так или ина­че при­к­ло­ня­ет нас к зем­но­му, а ведь в Цар­ствии Небес­ном не женят­ся и не выхо­дят замуж, но пре­бы­ва­ют как анге­лы на небесах.

Одна­ко вер­нем­ся к ранее задан­но­му Вами вопро­су. Совре­мен­ный чело­век не скло­нен, гово­ри­те Вы, пря­мо отож­деств­лять любовь телес­ную с чадо­ро­ди­ем. На прак­ти­ке мы хоро­шо зна­ем — чуж­дые Церк­ви моло­дые супру­ги «запла­ни­ру­ют» ребен­ка «в сле­ду­ю­щей пяти­лет­ке», а в близ­ле­жа­щие годы толь­ко лишь тешат себя чув­ствен­ны­ми удо­воль­стви­я­ми, не обре­ме­ня­ясь мыс­ля­ми о потом­стве. При­бавь­те к это­му сего­дняш­нюю соци­аль­ную неустро­ен­ность, неза­щи­щен­ность семьи… Но думаю, что чем глуб­же осмыс­ля­ет чело­век тай­ну супру­же­ства, чем более ответ­ствен­но он отно­сит­ся к делу супру­же­ства, чем чище, воз­вы­шен­нее его любовь, тем бли­же он будет к воз­зре­нию на брак Мате­ри Церк­ви и тем орга­нич­нее, есте­ствен­нее воз­же­ла­ет испол­нять ее заповеди.

Вос­по­мя­ну нечто из обла­сти пас­тыр­ской, из прак­ти­ки испо­ве­ди. Вся­ко­му свя­щен­ни­ку при­хо­ди­лось испо­ве­до­вать жен­щин, кото­рые нико­гда не дела­ли абор­тов, не при­бе­га­ли к про­ти­во­за­ча­точ­ным сред­ствам — сле­до­ва­ли голо­су сове­сти, жили по при­ро­де, пола­га­ясь во всем на Бога, отно­сясь к самой пер­спек­ти­ве вос­пре­пят­ство­вать чадо­ро­дию как к некой мер­зо­сти. Чело­век, нико­гда не курив­ший, вос­при­ни­ма­ет сига­ре­ту, под­не­сен­ную к его устам, одно­знач­но: это осквер­не­ние… Так и в обла­сти люб­ви супру­же­ской. Я вся­кий раз удив­ля­юсь: насколь­ко же воз­вы­шен­ны эти души! Как глу­бо­ки их серд­ца, как они чисты; какая кра­со­та мате­рин­ства дышит в сло­вах, каким све­том осве­ще­ны гла­за… Когда встре­ча­ешь­ся с таки­ми уди­ви­тель­ны­ми рус­ски­ми жен­щи­на­ми — они совсем не мнят себя пра­вед­ни­ца­ми, нет! — неволь­но начи­на­ешь вспо­ми­нать сло­ва поэтов, кото­рые бла­го­го­ве­ли перед скром­ной север­ной кра­со­той наших мате­рей. Встре­тив­шись с подоб­ным хотя бы еди­но­жды, сопри­кос­нув­шись посред­ством испо­ве­ди или духов­но­го зна­ком­ства с такой душой, сия­ю­щей мате­рин­ством, супру­же­ски­ми доб­ро­де­те­ля­ми, конеч­но, уже «ни на какие ков­риж­ки» не про­ме­ня­ешь уче­ние Церк­ви о бра­ке — хотя, без­услов­но, не будешь огуль­но осуж­дать людей, не познав­ших это­го счастья.

Думаю, что если бы мы боль­ше чита­ли жития свя­тых Все­лен­ской Церк­ви, — а ведь неко­гда это было люби­мое чте­ние рус­ско­го наро­да, — то мы не удив­ля­лись бы тому обы­чаю, кото­рый изна­чаль­но суще­ство­вал в хри­сти­ан­ских семьях. Роди­лось двое, трое, пяте­ро детей — и вот по вза­им­но­му согла­сию муж и жена на вре­мя или навсе­гда при­ни­ма­ли реше­ние хра­нить раз­дель­ное ложе, все твор­че­ские силы устрем­ляя на вос­пи­та­ние потом­ства. Осо­бен­но часто это встре­ча­лось, когда супру­ги были уже немо­ло­ды. Это, конеч­но, истин­но хри­сти­ан­ское реше­ние про­бле­мы, то без­греш­ное «пла­ни­ро­ва­ние», кото­рое запо­ве­да­но нам самим Еван­ге­ли­ем. Совре­мен­ность, воз­во­дя на пье­де­стал чув­ствен­ное при­стра­стие, кале­чит души и тела людей, сфор­ми­ро­ван­ных гос­под­ству­ю­щи­ми в обще­стве воз­зре­ни­я­ми. А ведь брак — это менее все­го область насла­жде­ния, «резер­ву­ар» телес­ных удо­воль­ствий. Брак — это попри­ще, кото­ро­му нуж­но отда­вать все силы. Брак — подвиж­ни­че­ство. Если бы в шко­ле нас при­уча­ли смот­реть на супру­же­ство как на сте­зю бого­уго­жде­ния, если бы мы с дет­ских лет научи­лись бла­го­го­веть пред кра­со­той брач­ных вен­цов, озна­ча­ю­щих и цар­ствен­ность, и муче­ни­че­ство супру­гов, то, конеч­но, мно­гое в нашей брач­ной жиз­ни сло­жи­лось бы ина­че… Не ущерб­лял­ся бы так быст­ро нрав­ствен­ный иде­ал супру­же­ства, не ухо­ди­ли бы бес­след­но та неж­ность, та любовь, то вос­хи­ще­ние друг дру­гом, кото­рое свой­ствен­но обыч­но влюб­лен­ным жени­ху и невесте.

Часто мы слы­шим о рас­па­да­ю­щих­ся или раз­ру­шен­ных семьях: «Не сошлись харак­те­ра­ми». Или: «Они были совер­шен­но раз­ны­ми людь­ми…» Удив­ля­ешь­ся: моло­дые, здо­ро­вые, кра­си­вые. Разу­ме­ет­ся, раз­ные — ведь Бог создал бес­ко­неч­ное раз­но­об­ра­зие! Но поче­му же они не суме­ли сохра­нить то, что даро­ва­но было изна­чаль­но, поче­му же един­ство рас­па­лось? Как пра­ви­ло, это быва­ет след­стви­ем при­не­се­ния есте­ства в жерт­ву сла­до­стра­стию, когда телес­ное высту­па­ет впе­ред, а душев­ное и духов­ное вовсе затап­ты­ва­ет­ся, как бы его и не суще­ство­ва­ло. Брак не может суще­ство­вать за счет телес­ной стра­сти. Для чего дано людям стре­мить­ся друг к дру­гу? Для того что­бы они слу­жи­ли Богу, а не себе, каж­дый в отдель­но­сти; для того что­бы мы в супру­же­ской жиз­ни под­ни­ма­лись до ощу­ще­ния себя инстру­мен­та­ми воли Божи­ей. Вели­ка тай­на супру­же­ства, посред­ством кото­ро­го всту­па­ет в бытие лич­ность ребен­ка. Заим­ство­ван­ное от мате­ри и отца телес­ное есте­ство обле­ка­ет душу, полу­ча­ю­щую от Бога дар бес­смер­тия. Хри­сти­ан­ский юно­ша или бла­го­че­сти­вая девуш­ка, раз­мыш­ляя о супру­же­ской жиз­ни, гото­вя себя к это­му слу­же­нию, не могут не пора­жать­ся вели­чию того, что совер­ша­ет­ся под покро­вом супру­же­ской тай­ны. Какие вели­кие и непо­сти­жи­мые вещи! Как высо­ко зва­ние супру­гов, ста­но­вя­щих­ся ору­ди­я­ми твор­че­ской воли Божией!

Если сие начи­сто отсут­ству­ет, если духов­ный фун­да­мент срыт до осно­ва­ния, если супру­ги любят без­дум­но и безум­но, то, конеч­но же, эго­изм затем­нит созна­ние любя­щих, появит­ся лож­ная необ­хо­ди­мость изоб­ре­тать что-либо искус­ствен­ное в обес­си­ли­ва­нии само­го дела супру­же­ско­го… И таким обра­зом пути чело­ве­че­ские будут раз­нить­ся с путя­ми Божи­и­ми, то есть пре­взой­дет в созна­ние и в дей­ствия грех. А любой грех, без­услов­но, име­ет и пло­ды свои — смерть. Любое без­за­ко­ние все­гда отзо­вет­ся и в душев­ном, и в телес­ном есте­стве супру­гов тягост­ным чув­ством внут­рен­ней пусто­ты, мно­го­чис­лен­ны­ми болезнями.

Свя­щен­ник, конеч­но, не будет — по наше­му-то вре­ме­ни выдви­гать уль­ти­ма­ту­мы или тре­бо­вать чего-либо от при­шед­ших к нему на испо­ведь граж­дан, для кото­рых основ­ной закон — кон­сти­ту­ция. (Вспом­ним: по совре­мен­ной кон­сти­ту­ции каж­дая жен­щи­на име­ет пра­во на убий­ство сво­е­го ребен­ка — почи­тай­те, что там ска­за­но об «искус­ствен­ном пре­ры­ва­нии бере­мен­но­сти».) Но свя­щен­ник непре­мен­но воз­ве­стит волю Божию, предо­ста­вит супру­гов сво­бо­де их сове­сти, кото­рая сама засви­де­тель­ству­ет, что хоро­шо, а что пло­хо: «Воля Божия тако­ва, а вы посту­пай­те, как зна­е­те, но толь­ко ведай­те, что грех, про­крав­шись в область супру­же­ской жиз­ни и иска­зив, помра­чив ее нрав­ствен­ный иде­ал, нико­гда не сде­ла­ет вас счаст­ли­вы­ми». Напом­ним, что по кано­ни­че­ско­му пра­ви­лу свя­то­го Васи­лия Вели­ко­го жена, «напо­ив­шая были­ем ложе­сна во еже не зача­ти», отлу­ча­ет­ся от Свя­то­го При­ча­ще­ния, «яко убийца».

Но явля­ет­ся ли про­дол­же­ние рода глав­ной и един­ствен­ной целью хри­сти­ан­ско­го бра­ка? Неко­то­рые бого­сло­вы счи­та­ют, что такая точ­ка зре­ния оши­боч­на. Глав­ное в бра­ке, гово­рят они, это совер­шен­ное соеди­не­ние в люб­ви, когда муж и жена ста­но­вят­ся поис­ти­не одним суще­ством. Такое соеди­не­ние двух поло­ви­нок откры­ва­ет супру­гам вра­та рая на зем­ле и пре­одо­ле­ва­ет изна­чаль­ную гре­хов­ность чело­ве­че­ской при­ро­ды. Будучи еди­ным целым, муж и жена вме­сте воз­рас­та­ют в позна­нии Бога, что ведет, в свою оче­редь, к еди­не­нию в люб­ви с Созда­те­лем… Итак, соеди­ня­ясь здесь, на зем­ле, физи­че­ски, долж­ны ли супру­ги иметь в виду вос­про­из­ве­де­ние потом­ства или они все же име­ют пра­во все­це­ло отдать­ся вла­сти вза­им­но­го влечения.

Цель бра­ка, как гово­рит о ней свя­щен­ник воис­ти­ну свя­той жиз­ни, духов­ник вели­кой кня­ги­ни-пре­по­доб­но­му­че­ни­цы Ели­за­ве­ты отец Мит­ро­фан Сереб­рян­ский, есть спа­се­ние душ мужа и жены, осу­ществ­ля­е­мое чрез пол­но­ту зем­ной чело­ве­че­ской люб­ви, посвя­щен­ной Богу. Вот поче­му супру­ги нико­гда не долж­ны забы­вать о Гос­по­де: ни в скор­бях, ни в мину­ты радо­сти и доволь­ства, ни в повсе­днев­ных забо­тах супру­же­ской жиз­ни, кото­рая пред­по­ла­га­ет пол­но­ту духов­но­го, душев­но­го и телес­но­го единства.

Раз­мыш­ля­ю­щим о цели супру­же­ства реко­мен­дую чаще вспо­ми­нать сло­ва молит­вы, кото­рую про­из­нес вет­хо­за­вет­ный пра­вед­ник Товия, едва лишь толь­ко ему была отда­на Сар­ра: «Когда они оста­лись в ком­на­те вдво­ем, Товия встал с посте­ли и ска­зал: встань, сест­ра, и помо­лим­ся, что­бы Гос­подь поми­ло­вал нас. И начал Товия гово­рить: бла­го­сло­вен Ты, Боже отцов наших, и бла­го­сло­вен­но имя Твое свя­тое и слав­ное во веки! Да бла­го­слов­ля­ют Тебя небе­са и все тво­ре­ния Твои! Ты сотво­рил Ада­ма и дал ему помощ­ни­цею Еву, под­по­рою — жену его. От них про­изо­шел род чело­ве­че­ский. Ты ска­зал: нехо­ро­шо быть чело­ве­ку одно­му, сотво­рим помощ­ни­ка, подоб­но­го ему. И ныне, Гос­по­ди, я беру сию сест­ру мою не для удо­вле­тво­ре­ния похо­ти, но поис­ти­не как жену: бла­го­во­ли же поми­ло­вать меня, и дай мне соста­рить­ся с нею! И она ска­за­ла с ним: аминь. И оба спо­кой­но спа­ли в эту ночь» (Тов. 8:4–9).

Таким обра­зом, стрем­ле­ние мужа и жены к един­ству, к иско­мой пол­но­те пред­по­ла­га­ет не про­сто дви­же­ние похо­ти, но испол­не­ние запо­ве­ди: «…оста­вит чело­век отца сво­е­го и мать свою и при­ле­пит­ся к жене сво­ей; и будут [два] одна плоть». Но, оче­вид­но, от это­го стрем­ле­ния к пол­но­те никак нель­зя отъ­ять пове­ле­ние: «пло­ди­тесь и раз­мно­жай­тесь, и напол­няй­те зем­лю» (Быт. 1:28).

Даро­ва­ние детей, бла­го­сло­ве­ния Гос­под­ня, явля­ет­ся через пол­но­ту еди­не­ния, плот­ско­го соче­та­ния мужа и жены. Посе­му, спус­ка­ясь с обла­ков на зем­лю, ска­жем: когда пра­во­слав­ные супру­ги живут супру­же­ской жиз­нью по прин­ци­пу «счаст­ли­вые часов не наблю­да­ют», то они во всем пола­га­ют­ся на Гос­по­да, зная, что самый дар жиз­ни Богом нис­по­сы­ла­ет­ся через плот­ское соче­та­ние. Когда же они начи­на­ют «высчи­ты­вать дни», когда чадо­рож­де­ние ста­но­вит­ся для них поме­хой, обу­зой, неже­ла­тель­ной пер­спек­ти­вой, не бла­го­сло­ве­ни­ем, а про­кля­ти­ем, тогда плот­ская жизнь послу­жит отя­го­ще­ни­ем сове­сти хри­сти­а­ни­на, иду­ще­го на пово­ду у чувственности.

В свя­зи с этим меня не слиш­ком впе­чат­ля­ют раци­о­на­ли­сти­че­ские раз­мыш­ле­ния о бра­ке, рас­суж­де­ния о том, при­вхо­дит или не при­вхо­дит чадо­ро­дие в цель супру­же­ской жиз­ни; ибо самая жизнь супру­гов, конеч­но же, долж­на быть «да» — «да», а не «нет» — «нет». Это жизнь твор­че­ская, сопря­жен­ная с сози­да­ни­ем. Супру­ги не про­тив жиз­ни, но за жизнь. Они — те инстру­мен­ты и ору­дия воли Божи­ей, через кото­рые Богу угод­но порож­дать новую жизнь. Свер­ши­лось это как плод плот­ско­го соче­та­ния — сла­ва Тебе, Гос­по­ди. Не свер­ши­лось — все от Господа.

Поз­во­лю себе заме­тить, что раз­мыш­ле­ния о цели жиз­ни, в том чис­ле и супру­же­ской, не есть что-то отвле­чен­ное или раци­о­на­ли­сти­че­ское. Чело­век вполне реаль­но может чув­ство­вать себя счаст­ли­вым или несчаст­ным в зави­си­мо­сти от того, како­вы его душев­ные устрем­ле­ния и насколь­ко они согла­су­ют­ся с реальностью.

Появ­ле­ние ребен­ка для любя­щих друг дру­га муж­чи­ны и жен­щи­ны все­гда желан­но — но имен­но пото­му, что это плод глу­бо­ко­го вза­им­но­го чув­ства, а не резуль­тат «испол­не­ния супру­же­ско­го дол­га». Соб­ствен­но, в этом и состо­ял мой вопрос: дей­стви­тель­но ли любовь (в том чис­ле телес­ная) есть глав­ная и выс­шая цен­ность бра­ка? По выра­же­нию совре­мен­но­го хри­сти­ан­ско­го авто­ра, «любовь не нуж­да­ет­ся в оправ­да­нии дето­рож­де­ни­ем». Про­ком­мен­ти­руй­те, пожа­луй­ста, эту доволь­но сме­лую фразу.

Свя­тые Отцы не склон­ны были поэ­ти­зи­ро­вать область плот­ской чув­ствен­ной люб­ви. Вспом­ним — телес­ное сово­куп­ле­ние при­в­зо­шло в жизнь людей в том обра­зе, кото­рый мы ныне име­ем (то есть при уча­стии похо­ти, веще­ствен­но­го жела­ния), уже как след­ствие гре­хо­па­де­ния. Изна­чаль­но люди были сво­бод­ны от вся­ких чув­ствен­ных позы­вов, кото­рые срод­ни­ли их с бес­сло­вес­ны­ми. Но Гос­подь бла­го­сло­вил людей на супру­же­ство, чадо­ро­дие еще до изгна­ния из рая за непо­слу­ша­ние, и посе­му брак чист и ложе непорочно.

Что же каса­ет­ся фило­со­фов брач­ной люб­ви, то, конеч­но же, в силу пре­об­ла­да­ния чув­ствен­но­сти в совре­мен­ном душев­ном (а не духов­ном) чело­ве­ке, они склон­ны упо­треб­лять пре­вос­ход­ные сте­пе­ни, воз­во­дить чув­ствен­ную любовь в абсо­лют, видеть в ней боже­ство, что хри­сти­а­нам не долж­но быть срод­но. Ибо все про­хо­дит… Как опа­да­ет ябло­не­вый цвет и тра­ва поле­вая пре­вра­ща­ет­ся в сено, так и радость плот­ско­го обще­ния рано или позд­но усту­пит в жиз­ни доб­ро­де­тель­ных мужа и жены место ино­му, непре­хо­дя­ще­му, выс­ше­му сла­га­е­мо­му люб­ви. Вот поче­му мно­гим супру­гам еще на зем­ле понят­ны таин­ствен­ные сло­ва Хри­ста: «…в вос­кре­се­нии ни женят­ся, ни выхо­дят замуж, но пре­бы­ва­ют, как Анге­лы Божии на небе­сах» (Мф. 22:30). Прой­дет малое вре­мя, чув­ствен­ность утих­нет, телес­ные чле­ны померт­ве­ют, но душев­ное и духов­ное род­ство супру­гов взой­дет в новое каче­ство, в выс­ший образ еди­не­ния, и это еди­не­ние сде­ла­ет их похо­жи­ми друг на дру­га; они еще здесь, на зем­ле, рука об руку будут сто­ять пред пре­сто­лом Божи­им, гото­вясь к веч­ной Пасхе, к веч­ной радо­сти пре­бы­ва­ния со Хри­стом за гра­нью зем­но­го бытия.

Никто не спо­рит с тем, что семей­ная жизнь – это Богом дан­ный союз. В жити­ях свя­тых и бого­слу­жеб­ных текстах встре­ча­ют­ся про­ник­но­вен­ные стро­ки, кото­рые без пре­уве­ли­че­ния мож­но назвать гим­ном супру­же­ской люб­ви… Но это совсем не пре­пят­ству­ет рас­про­стра­не­нию сре­ди начи­тан­ных совре­мен­ных хри­сти­ан мне­ния (разу­ме­ет­ся, со ссыл­кой на Свя­тых Отцов), что «мате­ри­аль­ная» состав­ля­ю­щая супру­же­ства — лишь, поблаж­ка пад­ше­му есте­ству чело­ве­ка, сво­е­го рода «при­вив­ка» от блуда. 

Но чем в таком слу­чае отли­ча­ет­ся потреб­ность в люб­ви со сто­ро­ны лица про­ти­во­по­лож­но­го пола от потреб­но­сти в сне, еде или осво­бож­де­нии орга­низ­ма от остат­ков пере­ра­бо­тан­ной пищи? Ведь в пра­во­слав­ной лите­ра­ту­ре не встре­тишь опи­са­ния слож­ных пере­жи­ва­ний чело­ве­че­ско­го серд­ца, голо­во­кру­жи­тель­ных «взле­тов» и «паде­ний» на путях зем­ной люб­ви. А дидак­ти­че­ски изло­жен­ное «хри­сти­ан­ское уче­ние о бра­ке» чело­ве­ку духов­но не опыт­но­му может пока­зать­ся прес­ным, холод­ным и малопривлекательным.

Я думаю, что в Вашем вопро­се есть неко­то­рое искус­ствен­ное огруб­ле­ние про­бле­мы, с кото­рым поз­воль­те мне не согла­сить­ся — впро­чем, разъ­яс­нив дело. Совре­мен­ный чело­век вырос совер­шен­но в иных поня­ти­ях, неже­ли наши пред­ки. Два­дца­тый век (рав­но как и девят­на­дца­тый) — век инди­ви­ду­а­ли­сти­че­ско­го обособ­ле­ния лич­но­сти. Вспом­ним роман­ти­ков, миро­вую «бай­ро­ни­че­скую» скорбь геро­ев напо­до­бие Вер­те­ра, Чац­ко­го… Бла­го­да­ря худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­ре мно­гие про­ти­во­по­став­ля­ют геро­и­ку, роман­тизм, рыцар­ство, отно­ся­щи­е­ся к пери­о­ду влюб­лен­но­сти, скуч­ной «про­зе жиз­ни», обы­ден­но­сти, в кото­рую нис­па­да­ет брач­ный союз. Думаю, что послед­нее харак­те­ри­зу­ет вовсе не хри­сти­ан­ское мыш­ле­ние, ибо о бра­ке ска­за­но: «Тай­на сия вели­ка есть…» (Еф. 5:32) А в тайне все воз­вы­шен­но, все окрыляет.

В преж­ние века, когда роди­тель­ская воля опре­де­ля­ла мно­гое в скла­ды­ва­ю­щих­ся супру­же­ских сою­зах, ко дню вен­ча­ния в серд­цах моло­дых, веро­ят­но, не было того мира сумрач­ных грез, меч­та­ний, как это быва­ет ныне. Но сама пол­но­кров­ная супру­же­ская жизнь конеч­но же дава­ла силу неж­но­му рост­ку люб­ви, мало-пома­лу про­рас­тав­ше­му в серд­цах и пре­вра­щав­ше­му­ся нако­нец в могу­чее веч­но­зе­ле­ное дере­во супру­же­ско­го сча­стья, над кото­рым не власт­на сама смерть. Ныне ред­кий союз обхо­дит­ся без потря­се­ний, а боль­шин­ство из них и вовсе рас­па­да­ют­ся, как кар­точ­ные доми­ки, хотя в осно­ве их часто лежат очень пыл­кие чув­ства — может быть, мно­го­стра­нич­ные поэ­мы, сере­на­ды и все про­чее, при­вхо­дя­щее в кон­текст жени­хов­ства. При­ка­са­ясь к под­лин­ным доку­мен­там ушед­ших эпох,— напри­мер, пись­мам свя­то­го пра­вед­но­го отца Алек­сия Мече­ва к его матуш­ке, рано ушед­шей из жиз­ни, — или к худо­же­ствен­но­му опи­са­нию супру­же­ской люб­ви в «Собо­ря­нах» Лес­ко­ва; вни­ма­тель­но про­чи­ты­вая Домо­строй (отку­да неко­то­рые совре­мен­ные опра­во­слав­лен­ные мужья совер­шен­но напрас­но дума­ют извлечь то, чего в этом пре­крас­ном памят­ни­ке XVI сто­ле­тия не содер­жит­ся, то есть гру­бое пону­ка­ние супру­гой вме­сто запо­ве­дан­но­го апо­сто­лом осто­рож­но­го, береж­но­го отно­ше­ния к «немощ­ней­ше­му сосу­ду»); вспо­ми­ная выпи­сан­ный гени­аль­ной пуш­кин­ской рукой муче­ни­че­ский брак комен­дан­та Бело­гор­ской кре­по­сти и его жены в «Капи­тан­ской доч­ке», — мы видим, сколь пре­крас­ной и воз­вы­шен­ной быва­ет любовь. Это­му мож­но поучить­ся даже на отри­ца­тель­ном для нас при­ме­ре про­то­по­па Авва­ку­ма. В духов­ном отно­ше­нии он совсем не авто­ри­тет для нас, но его вер­ная супру­га может вызвать у нас толь­ко теп­лые чув­ства. Не будет гре­хом вос­по­мя­нуть и подвиг жен декаб­ри­стов, после­до­вав­ших на край зем­ли за сво­и­ми запу­тав­ши­ми­ся в меч­тах о все­об­щем сча­стье мужьями.

Думаю, что биб­лей­ские бра­ки Иоаки­ма и Анны, Заха­рии и Ели­са­ве­ты более все­го сви­де­тель­ству­ют, что сло­во апо­сто­ла Пав­ла «луч­ше всту­пить в брак, неже­ли раз­жи­гать­ся» (1Кор. 7:9) ни в коем слу­чае нель­зя трак­то­вать как физио­ло­ги­че­ский совет. Апо­стол здесь лишь под­чер­ки­ва­ет мысль, что брак есть при­стань цело­муд­рия. Брак освя­ща­ет область телес­ной жиз­ни, сози­дая ее и постав­ляя на слу­же­ние Богу. Это вовсе не исклю­ча­ет, а, напро­тив, пред­по­ла­га­ет таин­ство узна­ва­ния друг в дру­ге кра­со­ты обра­за Божия и стрем­ле­ние, уго­ждая мужу, жене, уго­ждать Само­му Гос­по­ду, ска­зав­ше­му: «…где двое или трое собра­ны во имя Мое, там Я посре­ди них» (Мф. 18:20).

Помни­те сло­во апо­сто­ла: «всё, что вы дела­е­те, сло­вом или делом, всё делай­те во имя Гос­по­да» (Кол. 3:17), — а зна­чит, с радо­стью, с пол­но­той внут­рен­них чувств. В супру­же­стве, Богом освя­щен­ном и бла­го­слов­лен­ном, есть место подви­гу вдох­но­ве­ния, вели­ко­ду­шия, бла­го­род­ства, тер­пе­ния, снис­хож­де­ния — доб­ро­де­те­лей, кото­рые вовсе не выво­дят­ся из каких-либо физио­ло­ги­че­ских функций.

Отно­си­тель­но телес­но­го соеди­не­ния супру­гов неволь­но вспо­ми­на­ет­ся сле­ду­ю­щее заме­ча­ние: «Насла­жде­ние — изоб­ре­те­ние Божие, а не дья­воль­ское». Это сло­ва извест­но­го англий­ско­го писа­те­ля К. С. Лью­и­са (к нему поло­жи­тель­но отно­сят­ся мно­гие пра­во­слав­ные свя­щен­ни­ки, реко­мен­дуя читать про­из­ве­де­ния это­го авто­ра сво­им ново­об­ра­щен­ным духов­ным чадам). А вот что утвер­жда­ет попу­ляр­ный социо­лог Бес­ту­жев-Лада: «С точ­ки зре­ния пра­во­слав­ной тра­ди­ции, доб­ро­де­тель­ная и бого­бо­яз­нен­ная супру­га не долж­на испы­ты­вать удо­воль­ствия от интим­ной бли­зо­сти с мужем». Неуже­ли это дей­стви­тель­но так? Разъ­яс­ни­те, пожа­луй­ста, батюш­ка, истин­ное отно­ше­ние пра­во­слав­ной тра­ди­ции к тем радо­стям супру­же­ской жиз­ни, кото­рые свя­за­ны с телес­ным общением.

Рас­кро­ем Свя­щен­ное Писа­ние, кни­гу Пре­муд­ро­сти Соло­мо­на. Седь­мая гла­ва начи­на­ет­ся испо­ве­дью это­го царя, мно­го знав­ше­го об «интим­ной жиз­ни», как сей­час при­ня­то выра­жать­ся. «И я чело­век смерт­ный, подоб­ный всем, пото­мок пер­во­здан­но­го земно­род­но­го. И я в утро­бе матер­ней обра­зо­вал­ся в плоть в деся­ти­ме­сяч­ное вре­мя [по лун­но­му кален­да­рю], сгу­стив­шись в кро­ви от семе­ни мужа и услаж­де­ния, соеди­нен­но­го со сном, и я, родив­шись, начал дышать общим воз­ду­хом и нис­пал на ту же зем­лю, пер­вый голос обна­ру­жил пла­чем оди­на­ко­во со все­ми, вскорм­лен в пеле­нах и забо­тах…» (Прем. 7:1–4)

Итак, Гос­подь, по изъ­яс­не­нию Свя­тых Отцов, пре­муд­ро соеди­нил с плот­ской жиз­нью людей услаж­де­ние — для того, что­бы не оста­но­ви­лось дело умно­же­ния чело­ве­че­ско­го рода; для того, что­бы люди, стре­мясь к плот­ско­му еди­не­нию в уза­ко­нен­ных Богом пре­де­лах, про­дол­жа­ли дело Ада­ма и Евы. Не будь это­го услаж­де­ния, никто бы и не стре­мил­ся к жиз­ни семей­ной. Так рас­суж­да­ют Свя­тые Отцы, и, как все­гда, совер­шен­но здра­во. У апо­сто­ла Пав­ла ска­за­но, что все Гос­подь создал для наше­го насла­жде­ния, дабы всем мы поль­зо­ва­лись во сла­ву Его. Но есть удо­воль­ствия низ­ше­го, а есть выс­ше­го поряд­ка. И поэто­му вся­кое зем­ное удо­воль­ствие, в том чис­ле и обсуж­да­е­мое нами, под­па­да­ет под сви­де­тель­ство одно­го из сти­хов отпе­ва­ния: «Кая сла­дость зем­ная печа­ли непричастна?»

С дру­гой сто­ро­ны, даже такие вели­кие свя­тые, как Симе­он Новый Бого­слов, исполь­зо­ва­ли образ чело­ве­че­ско­го сои­тия в изъ­яс­не­нии тайн нетлен­ной Боже­ствен­ной люб­ви и от низ­ше­го вос­хо­ди­ли к выс­ше­му. Ста­ло быть, все, что сотво­рил Гос­подь, «доб­ро зело», лишь бы слу­жи­ло про­слав­ле­нию име­ни Божия.

Совре­мен­ные моло­дые супру­ги, рев­ну­ю­щие о хри­сти­ан­ском бла­го­че­стии, под­час ста­ра­ют­ся устро­ить свою жизнь чуть ли не в бук­валь­ном соот­вет­ствии со Свя­щен­ным Пре­да­ни­ем, жити­я­ми свя­тых, где мы най­дем мно­же­ство при­ме­ров, когда муж и жена живут в бра­ке, слов­но брат с сест­рой. Это, конеч­но, заман­чи­во с точ­ки зре­ния дости­же­ния свя­то­сти… Но вот отец Мит­ро­фан Сереб­рян­ский, о кото­ром Вы уже упо­ми­на­ли как о чело­ве­ке воис­ти­ну свя­той жиз­ни, рас­ска­зы­ва­ет в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях о том, что дал подоб­ный обет (посколь­ку им с матуш­кой Гос­подь не даро­вал детей). И даже он при­зна­ет­ся, что были мину­ты, когда этот крест казал­ся ему непо­силь­ным: ведь нахо­дить­ся рядом с чело­ве­ком, кото­ро­го ты любишь и зна­ешь как себя само­го, и не испы­ты­вать к нему ниче­го, кро­ме брат­ско­го или сест­рин­ско­го чув­ства, к сожа­ле­нию, не все­гда получается…

Выхо­дить замуж или женить­ся с мыс­лью о сохра­не­нии дев­ства — это блажь. Одно дело свя­тые и их жития, кото­рые ино­гда не впи­сы­ва­ют­ся в пред­став­ле­ния о жиз­ни обыч­ных людей (ска­жем, при­мер свя­то­го Алек­сия, Божия чело­ве­ка, или пра­вед­но­го Иоан­на Крон­штадт­ско­го). Это слу­чаи наро­чи­то­го дей­ствия Про­мыс­ла Божия, воли Гос­под­ней, непо­сти­жи­мой часто даже для тех, кого она касается.

Дру­гое дело, что по вза­им­но­му согла­сию супру­ги, как гово­рит свя­той апо­стол Павел, схо­дят­ся либо хра­нят раз­дель­ное ложе — осо­бен­но ради подви­гов молит­вы, гове­ния. Живи по уста­вам Церк­ви, ука­зы­ва­ю­щей супру­гам на сре­ду, пяток и вос­кре­се­нье как на свя­тые дни воз­дер­жа­ния, — и изоб­ре­тать что-либо нуж­ды нет. Само­из­мыш­лен­ные подви­ги чре­ва­ты паде­ни­я­ми. Нуж­но вся­че­ски ста­рать­ся избе­гать взбал­мош­но­сти, ибо очень часто бес под­ска­зы­ва­ет чело­ве­ку свой крест, кото­рый он выбрал, сме­нить на дру­гой, кото­рый он не выби­рал и не несет: при­нес­ших обе­ты без­бра­чия сма­ни­ва­ет сла­дост­ны­ми гре­за­ми о семей­ной жиз­ни и румя­ных детях, а вен­чан­ных супру­гов, при­зван­ных к испол­не­нию опре­де­лен­ных обя­зан­но­стей супру­же­ской жиз­ни, напро­тив, зовет на вер­ши­ны аске­тиз­ма, воз­дер­жа­ния. А ведь все долж­но быть разум­но, духов­но и сооб­ра­зо­ва­но с немо­щью человеческой.

Что мож­но ска­зать в уте­ше­ние и обод­ре­ние людям, в пря­мом и пере­нос­ном смыс­ле сто­я­щим на поро­ге хра­ма и не реша­ю­щим­ся вой­ти лишь пото­му, что они зна­ют о стро­го­сти телес­ной жиз­ни хри­сти­ан, кото­рая им пред­став­ля­ет­ся недо­ступ­ной, посколь­ку для них плот­ская любовь — глав­ная (а порой и един­ствен­ная) радость в жизни?

Не уста­ну повто­рять, что под­лин­ная радость — это дети, кото­рых Бог дает любя­щим. Пра­виль­ная «пси­хо­ло­гия люб­ви», поня­тие и позна­ние люб­ви обре­та­ет­ся толь­ко на путях чадо­ро­дия, если Гос­подь дает детей… Коль ско­ро супру­ги будут про­тив­ни­ка­ми жиз­ни, — а ведь имен­но ради появ­ле­ния жиз­ни даро­ван брак, — то радо­сти их весь­ма сомни­тель­ны. Супру­ги, посвя­тив­шие свою жизнь жерт­вен­ной забо­те о детях, живя чест­но, чисто, бла­го­род­но, смот­рят друг на дру­га влюб­лен­ны­ми гла­за­ми, даже когда им уже за 80.

Рож­де­ние детей сде­ла­лось вели­чай­шим уте­ше­ни­ем для людей, когда они ста­ли смерт­ны­ми. Поэто­му-то чело­ве­ко­лю­би­вый Бог, что­бы сра­зу смяг­чить нака­за­ние пра­ро­ди­те­лей и осла­бить страх смер­ти, даро­вал рож­де­ние детей, являя в нем… образ Воскресения.
свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст

Если кто из усер­дия к доб­ро­де­те­ли пре­зи­ра­ет супру­же­скую любовь, то пусть зна­ет, что доб­ро­де­тель не чуж­да­ет­ся этой люб­ви. В древ­но­сти не толь­ко всем бла­го­че­сти­вым было при­ят­но супру­же­ство, но пло­дом неж­ной супру­же­ской люб­ви были и тай­но­зри­те­ли Хри­сто­вых стра­да­ний — про­ро­ки, пат­ри­ар­хи, иереи, побе­до­нос­ные цари, укра­шен­ные вся­ки­ми доб­ро­де­те­ля­ми, пото­му что доб­рых не зем­ля поро­ди­ла… но все они – порож­де­ние и сла­ва супружества.
свя­ти­тель Гри­го­рий Богослов

Print Friendly, PDF & Email

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки