В течение 10 лет завоёвывал сердце будущей матушки

В течение 10 лет завоёвывал сердце будущей матушки

(32 голоса5.0 из 5)

Отец Павел Уса­чёв – свя­щен­ник в хра­ме Воз­не­се­ния Гос­под­ня за Сер­пу­хов­ски­ми воро­та­ми, мно­го­дет­ный отец спе­ци­аль­но для «Азбу­ки супружества».

– Отец Павел, Вы со сво­ей буду­щей женой позна­ко­ми­лись ещё в дет­стве. Не рас­ска­же­те читателям?

– Мы с буду­щей женой – Машей – вме­сте учи­лись в музы­каль­ной шко­ле. Одна­жды зна­ко­мые при­гла­си­ли нас в гости.

Мы, дети, игра­ли на пло­щад­ке в «кол­дун­чи­ков» (чай-чай-выру­чай – дру­гое назва­ние). Игра подвиж­ная, весё­лая. Был такой напря­жён­ный момент: я в коман­де убе­га­ю­щих нахо­дил­ся за ска­мей­кой, как за укры­ти­ем, и подраз­ни­вал воду – свою буду­щую супру­гу, мол, не оса­лишь. Неожи­дан­но Маша пере­прыг­ну­ла через ска­мей­ку, я даже не успел отбе­жать и был пой­ман. Меня пора­зи­ла жиз­не­ра­дост­ность девоч­ки: она почти посто­ян­но сме­я­лась, веселилась.

Поз­же ока­за­лось, что кро­ме увле­че­ния музы­кой у нас был ещё общий инте­рес – фут­бол. На пло­щад­ках, гоняя мяч, про­па­да­ли с утра до вечера.

– Сра­зу влюбились?

– С дет­ства был завет­ный уго­ло­чек, где сто­я­ли ико­ны и хра­ни­лись собран­ные дра­го­цен­ные вещи: люби­мая игруш­ка, кас­се­ты с клас­си­че­ской музы­кой. Еже­днев­но этот уго­лок откры­вал, ста­но­вил­ся перед обра­зом Спа­си­те­ля, пода­рен­но­го мамой, и про­сил, что­бы девоч­ка Маша ста­ла моей женой. Мне тогда было лет 11–12. Такая дет­ская и искрен­няя молит­ва. Я молил­ся тай­но, что­бы никто не видел, испы­ты­вал некий адре­на­лин. Для меня это было серьёз­но, я в тече­ние деся­ти лет заво­ё­вы­вал серд­це сво­ей буду­щей матуш­ки. Маша эмо­ци­о­наль­но сдер­жан­нее. За десять лет мно­го было чего раз­но­го: тяжё­ло­го и радост­но­го. Её чув­ство ко мне было не таким: вспых­ну­ло – и этим живёшь, она поти­хонь­ку меня для себя откры­ва­ла, навер­ное, жен­ское серд­це обла­да­ет таким каче­ством. Посте­пен­но ока­за­лось, что я для неё самый род­ной человек.

Жизнь вяжет­ся Гос­по­дом, как оде­я­ло, ниточ­ка к ниточ­ке, всё не про­сто так. Я уве­рен, что ни одна встре­ча не слу­чай­на, всё от Гос­по­да. Напри­мер, с Машей мы уже дол­го дру­жи­ли, я за ней уха­жи­вал, учил­ся в музы­каль­ной сла­вян­ской Ака­де­мии на факуль­те­те ака­де­ми­че­ско­го пения, и меня одно­курс­ни­ца при­гла­си­ла под­ра­бо­тать в хра­ме. Нас роди­те­ли детьми води­ли в храм, но прак­ти­ки пения в хоре не было. Я согла­сил­ся: в голод­ные сту­ден­че­ские годы какая-то денеж­ка нуж­на пер­во­курс­ни­ку. Попал в храм Воз­не­се­ния Гос­под­ня за Сер­пу­хов­ски­ми воро­та­ми, где сей­час я и слу­жу. Конеч­но, тогда я не мог знать, что буду свя­щен­ни­ком и буду слу­жить имен­но в этом хра­ме. Маша при­шла со мной и после пер­вой служ­бы, где я пел, спра­ши­ва­ет: «А ты зна­ешь кто насто­я­тель? Отец Кон­стан­тин. Тот самый Костя Тата­рин­цев, кото­рый при­ез­жал к нам в дет­стве в дерев­ню на Бого­мо­лье со сво­ей буду­щей матуш­кой.» Уди­ви­тель­ное сов­па­де­ние! Потом батюш­ка стал нашим духовником.

Забе­гу впе­рёд: отец Кон­стан­тин под­толк­нул нас к вен­ча­нию. Одна­жды он ска­зал: «О чём вы дума­е­те, давай­те-ка готовь­тесь к вен­ча­нию. Буду вас вен­чать.» Я неуве­рен­но отве­чаю: «Сту­дент, ника­ких средств к суще­ство­ва­нию, смо­гу ли обес­пе­чи­вать семью?» А он: «Если Гос­подь бла­го­сло­вил, зна­чит, будет помо­гать. А если Гос­подь даёт ребён­ка, то даст и на ребён­ка!» Зар­пла­та пев­че­го в хоре неболь­шая, не неё содер­жать семью невоз­мож­но, учё­ба в вузе, но Гос­подь помогал.

– Десять лет к созда­нию семьи – боль­шой путь…

– Когда двое моло­дых людей влюб­ля­ют­ся и идут к цели – созда­нию семьи, как пра­ви­ло, это зани­ма­ет не 10 лет. У нас исто­рия была затя­ну­тая. Мно­го раз­ных фак­то­ров, при­чин, поче­му она так рас­тя­ну­лась. Может, моя буду­щая супру­га была не уве­ре­на, что я справ­люсь, и надо подождать.

Я из мно­го­дет­ной семьи, где мама раде­ла о нашем вос­пи­та­нии, ограж­да­ла нас от вред­ных вли­я­ний окру­жа­ю­ще­го обще­ства. Я из-под роди­тель­ско­го кры­ла вырвал­ся, но был юно­шей стес­ни­тель­ным, часто сму­щал­ся. Маша была насто­я­щим пси­хо­ло­гом, мы с ней игра­ли в «гля­дел­ки», она засе­ка­ла, что­бы я опре­де­лён­ное вре­мя смот­рел ей в гла­за. Она спе­ци­аль­но выбра­ла такую игру, что­бы через неё вскры­вать какие-то мои ком­плек­сы. Бла­го­да­ря Маше ещё до бра­ка при­об­рёл уве­рен­ность в себе.

У нас такая свое­об­раз­ная исто­рия. Как пра­ви­ло, если влюб­лен­ные через два-три года не всту­па­ют в брак, отно­ше­ния тяже­ло сохра­нить. Враг рода чело­ве­че­ско­го видит про­яв­ле­ние мало­ду­шия или стра­ха, или неуве­рен­но­сти, начи­на­ет давить, сби­вать с пути истин­но­го. Где сла­бо, там и бьёт. В любом слу­чае созда­ние семьи – опре­де­лён­ное дерз­но­ве­ние, так и хочет­ся общие реко­мен­да­ции дать, но из глу­би­ны опы­та пони­ма­ешь, что тема инди­ви­ду­аль­ная, у всех свой опыт, свои осо­бен­но­сти, своя исто­рия. Тем не менее, если пара веру­ю­щая, если у них есть свя­щен­ник, кото­рый зна­ет их, видит их чув­ства, то с Богом, с молит­вой надо дер­зать и не рас­тя­ги­вать испытания.

– Какие были поло­жи­тель­ные, труд­ные момен­ты дол­го ожидания?

– Ещё не будучи в бра­ке, мы полу­чи­ли опре­де­лён­ный опыт – важ­ный и тяжё­лый. Поде­люсь сво­и­ми воспоминаниями.

Уже рас­ска­зы­вал, что я молил­ся, про­сил Бога, что­бы Маша ста­ла моей женой, уха­жи­вал за ней. Вдруг обна­ру­жи­ва­ешь в себе чув­ства, кото­рые не соот­вет­ству­ют изна­чаль­ной этой радо­сти, све­ту, гар­мо­нии, вдруг нахо­дишь раз­дра­же­ние, уста­лость или жела­ние вооб­ще разой­тись. Но Гос­подь мило­серд. Как в Еван­ге­лие от Иоан­на: «Не вы Меня избра­ли, а Я вас избрал и поста­вил вас, что­бы вы шли и при­но­си­ли плод…» Гос­подь уже тогда вёл меня к свя­щен­ству и дал мне про­жить, не впа­дая в тяж­кие смерт­ные гре­хи, опыт полу­рас­па­да отно­ше­ний. Когда какие-то оби­ды, недо­ра­зу­ме­ния накап­ли­ва­ют­ся, дума­ешь: «Может, это ошиб­ка, может не сто­и­ло в это ввя­зы­вать­ся?» Пом­ню такие мало­душ­ные ощущения.

Не всту­пая в телес­ную связь, нахо­дил­ся в душев­ных отно­ше­ни­ях с буду­щей женой, как буд­то забрал­ся на такую высо­ту, с кото­рой толь­ко вверх или в про­пасть. У меня чув­ства, друж­ба с Машей ассо­ци­и­ро­ва­лись с высо­той, даже было физи­че­ское ощу­ще­ние голо­во­кру­же­ния. Гово­рил сам себе: ты сей­час сма­ло­ду­ше­ство­вал, посмот­рел назад, хотел отсту­пить, а это тупик. Для меня это было так: если отступ­лю, то не сохра­ню себя как лич­ность. Может, это свя­за­но с мои­ми харак­те­ро­ло­ги­че­ски­ми лич­ност­ны­ми осо­бен­но­стя­ми. Я в сво­ём роду как пер­во­про­хо­дец. Моя семья музы­каль­ная, пра­де­душ­ка – ком­по­зи­тор, папа дол­гое вре­мя рабо­тал в изда­тель­стве «Совет­ский ком­по­зи­тор», мама – певи­ца. Взрос­лые меч­та­ли, что я тоже буду музы­кан­том, и сам пом­ню по дет­ству, что целью жиз­ни было стать вели­ким музы­кан­том. Пред­став­ля­е­те, что было в душе ребён­ка? Если меч­та не осу­ще­ствит­ся, то жизнь теря­ет смысл. Эта сре­да, твор­че­ская, сво­бод­ная, опре­де­лён­ная куль­ту­ра, в кото­рой и мыс­лишь опре­де­лён­ным обра­зом. У меня убеж­де­ние, что сре­ди людей искус­ства истин­но под­ви­за­ю­щих­ся, живу­щих по запо­ве­дям очень мало. Куль­ту­ра тако­ва, что она не даёт воз­мож­но­сти осу­ще­ствить­ся воцер­ко­в­ле­нию, дове­рию Богу. Конеч­но, пути Гос­под­ни неис­по­ве­ди­мы, Гос­подь любит нас. Люди из твор­че­ской сре­ды порой при­хо­дят к вере через тяжё­лый, раз­ру­ши­тель­ный опыт, через поло­ман­ные дро­ва, раз­ру­шен­ные семьи, испы­та­ния, изме­ны. Я в этом мире вра­щал­ся, наблю­дал раз­ные исто­рии. В мире искус­ства лег­ко погиб­нуть, в этом нет жиз­ни, это обман, игра стра­стей. Я пони­мал, что мой шанс сохра­нить­ся, как лич­ность, высто­ять – это Маша. Она из воцер­ко­в­лён­ной мно­го­дет­ной семьи. Её папа стре­ми­тель­но при­шёл к Богу в позд­нем воз­расте, его духов­ни­ком был извест­ный про­то­и­е­рей Ген­на­дий Нефё­дов. Нео­фит­ство отца Маши было почти без­удерж­ным: он ждал кон­ца све­та и гото­вил­ся к нему, бук­валь­но сушил суха­ри, вышко­лил домаш­них так, что моя неве­ста наизусть зна­ла часы, Шесто­пса­ло­мие, на кли­ро­се чита­ла молит­вы, никто не про­пус­кал утрен­ние и вечер­ние пра­ви­ла. Пере­кос у него был, но миро­воз­зре­ние было пра­во­слав­ным. Плю­сы в таком вос­пи­та­нии есть, как и рис­ки (отвра­ще­ние, уход из Церк­ви), но Маша от веры не отка­за­лась. Она вырос­ла цель­ной, цело­муд­рен­ной в широ­ком смыс­ле сло­ва, твёр­дой в вере, со стерж­нем. Огля­ды­ва­ясь назад, ска­жу, что Маша, как лучик све­та в моём тём­ном цар­стве, пото­му что у меня пси­хи­ка вос­при­им­чи­вая, я эмо­ци­о­наль­но подвиж­ный чело­век. При­вык руко­вод­ство­вать­ся эмо­ци­я­ми, зара­жать­ся стра­стя­ми, как хоро­ший актёр дол­жен на себя всё вос­при­ни­мать. Напри­мер, я пла­кал, рыдал над юным Вер­те­ром Гёте, а моя супру­га сме­я­лась. Не что­бы оби­деть меня, она таким обра­зом пока­зы­ва­ла, что есть дру­гая точ­ка зре­ния, есть дру­гие цен­но­сти в жиз­ни. Воз­мож­но, что я внут­ренне почу­ял, что мне нуж­но вме­сте с Машей идти.

В течение 10 лет завоёвывал сердце будущей матушки

– Ваши роди­те­ли и роди­те­ли Маши, навер­ное, пере­жи­ва­ли. Они как-то вли­я­ли на вступ­ле­ние в закон­ный брак?

– Что каса­ет­ся роди­те­лей супру­ги, они про­яви­ли потря­са­ю­щее дове­рие к Богу, не было тако­го, что­бы они уве­ще­ва­ли её, мол, не дру­жи с ним, или наобо­рот, давай дру­жи. Они так­же пол­но­стью дове­ря­ли сво­ей доче­ри. Для меня это неве­ро­ят­но, необъ­яс­ни­мо. Я уже вол­ну­юсь за свою 14-лет­нюю дочку.

С моей сто­ро­ны, папа – дели­кат­ный чело­век, а маме было непро­сто. Она тяже­ло пере­жи­ва­ла, для неё моя друж­ба с Машей, жела­ние создать семью вос­при­ни­ма­лось, как раз­рыв со мной. Буду­щая жена на меня ока­зы­ва­ла вли­я­ние и не то, кото­рое, как каза­лось тогда маме, нуж­но было. Сей­час я могу спо­кой­но об этом гово­рить, пото­му что и мои, и её роди­те­ли в близ­кой друж­бе, а тогда было остро.

Я раз­вер­нул­ся на 180 гра­ду­сов – бро­сил музы­каль­ную ака­де­мию, пошёл сво­им путём – выбрал факуль­тет пси­хо­ло­гии. Навер­ное, надо было само­му в себе разо­брать­ся. Это был мой лич­ный выбор, взрос­лый посту­пок. Для моей мамы Маша яви­лась рево­лю­ци­о­не­ром, сво­им взгля­дом, стерж­нем при­нес­ла рево­лю­цию в наш мир. Появ­ле­ние Маши для мамы ста­ло одним из клю­че­вых собы­тий, пото­му что она пере­осмыс­ли­ла свою любовь ко мне. Мы сво­их детей любим так силь­но, что нам тяже­ло их отпус­кать. Моя мама научи­лась отпус­кать, бла­го­да­ря Маше. Через какой опыт это ещё воз­мож­но? Гос­подь уди­ви­тель­ный врач, всё устра­и­ва­ет, успокаивает.

Мы вен­ча­лись, у нас пошли дет­ки, у всех теперь близ­кие отношения.

Избран­ни­ки моих детей тоже будут посла­ны Богом, для них это будет самая под­хо­дя­щая пара, то, что нуж­но для их взрос­ле­ния, духов­но­го воз­рас­та­ния, для пре­одо­ле­ния сво­их осо­бен­но­стей, немо­щей. Так же, как для меня была Маша, а я – для неё.

– На стра­ни­це в ФБ про­чи­та­ла инте­рес­ные сло­ва, что, как в при­ро­де, не обхо­дит­ся без бури, лив­ня, так и в семье есть свои нена­стья, поры­вы ветра…

– Мне кажет­ся, не надо боять­ся ост­рых углов, кон­флик­тов, пото­му что в любом слу­чае – это кон­такт. Двое людей могут общать­ся мило­вид­но, бла­го­чин­но, при этом не задать друг дру­гу серьёз­ные вопро­сы, не пого­во­рить по душам, а через столк­но­ве­ние про­ис­хо­дит кон­такт. Воз­мож­но, Гос­подь попус­ка­ет какие-то кон­флик­ты в нашей жиз­ни, пото­му что через ссо­ру людям уда­ёт­ся пого­во­рить, пусть на повы­шен­ных тонах, но выска­зать всё, обсу­дить, не замал­чи­вать. Как бы стран­но не зву­ча­ло, кон­фликт – цен­ный опыт и может при­ве­сти к хоро­шим результатам.

Конеч­но, непра­виль­но друг дру­га оскорб­лять, не дай Бог, рукоприкладствовать.

– Необыч­ный взгляд: через кон­фликт к хоро­шим резуль­та­там. Из Ваше­го опы­та свя­щен­ни­ка, пси­хо­ло­га, при­чи­на уве­ли­че­ния разводов?

– Вопрос слож­ный, и ответ будет лежать в раз­ных плос­ко­стях. Я бы обра­тил вни­ма­ние на пред­под­рост­ко­вый, под­рост­ко­вый воз­раст – сен­си­тив­ный пери­од для фор­ми­ро­ва­ния эмо­ци­о­наль­но­го опы­та. Это вре­мя нуж­но уме­ло исполь­зо­вать. Пом­ню, у меня была потреб­ность узна­вать об отно­ше­ни­ях людей. Учи­тель­ни­ца в клас­се засту­ки­ва­ла меня, когда я на уро­ке под пар­той «Анну Каре­ни­ну» читал. Конеч­но, инте­рес к отно­ше­ни­ям меж­ду людь­ми есть и у дру­гих детей. К сожа­ле­нию, роди­те­ли этот момент зева­ют, про­пус­ка­ют, и запрос удо­вле­тво­ря­ет­ся сери­а­ла­ми «Каде­ты», «Папи­ны доч­ки». Дан­ные филь­мы тоже об отно­ше­ни­ях, но они настоль­ко при­ми­тив­ны, вуль­гар­ны, отсут­ству­ет глу­би­на. Если этот пери­од упу­щен, и у детей не сфор­ми­ро­ван эмо­ци­о­наль­ный опыт, он не насы­щен, под­рост­ки не про­жи­ли вме­сте со сво­и­ми геро­я­ми момен­ты выяс­не­ния отно­ше­ний, измен, рас­ста­ва­ний, тра­ге­дий, потерь, то они вырас­та­ют эмо­ци­о­наль­но инфан­тиль­ны­ми. Это основ­ная про­бле­ма раз­во­дов. Свя­то место пусто не быва­ет: запрос у детей есть, и они насы­ща­ют его вся­кой ерун­дой, низ­ко­проб­ной про­дук­ци­ей. Юные созда­ния влюб­ля­ют­ся, пре­льща­ют­ся сво­им чув­ством, а потом, если что-то слу­ча­ет­ся, дела­ют из это­го тра­ге­дию. Напри­мер, из-за без­от­вет­ной любо­ви неко­то­рые даже закан­чи­ва­ют жизнь само­убий­ством. Это край­ний слу­чай. Раз­во­ды, неуме­ние пого­во­рить, выслу­шать, не жела­ние общать­ся – всё из-за эмо­ци­о­наль­но­го инфантилизма.

– Како­ва роль стар­ше­го поко­ле­ния в моло­дой семье?

– Супру­гов в иде­а­ле оста­вить друг с дру­гом. Про­ве­ду такаю парал­лель: гото­вим для сока ингре­ди­ен­ты, моем, чистим фрук­ты, яго­ды, закла­ды­ва­ем их в соко­вы­жи­мал­ку и нажи­ма­ем на кноп­ку, и ждём, когда полу­чит­ся цель­ный напи­ток. Роди­те­ли отпус­ка­ют сво­их детей, имен­но при­зна­ют за ними пра­во быть само­сто­я­тель­ной ячей­кой обще­ства. На Руси это было при­ня­то, если сынок при­бе­гал на порог дома и кри­чал: «Забе­ри­те мою супру­гу», или дочень­ка со сле­за­ми при­бе­га­ла, мол, муж пло­хой. Что дела­ли мамы и папы? Выго­ня­ли: «У тебя есть семья, раз­би­рай­тесь сами». Может, кажет­ся это гру­бым, тем не менее, под­ход пра­виль­ный и мудрый.

Гово­ри­те, что не надо таких или таких слов не гово­рить, это зна­чит не дать супру­гам про­жить ост­рый пери­од или про­жить вре­мя кризиса?

Вижу свой семей­ный опыт и вижу Божию муд­рость, что Гос­подь не остав­лял, вёл и соеди­нял, и скле­и­вал. Нуж­но дове­рие к Богу. Это про­цесс при­ти­ра­ния, в резуль­та­те кото­ро­го двое – уже одна плоть, одно целое, один орга­низм, как по ана­ло­гии с при­го­тов­ле­ни­ем сока, мы не меша­ем рабо­тать аппа­ра­ту, не тро­га­ем ингре­ди­ен­ты – и полу­ча­ет­ся заме­ча­тель­ный напиток.

– Мож­но поде­лить­ся, что Вам с матуш­кой помо­га­ло в бра­ке? Как пере­жи­ва­лись непро­стые моменты?

– Мы 15 лет в бра­ке, ощу­ще­ние такое, что мы доко­па­лись до насто­я­ще­го, кото­рое мож­но в веч­ность забрать. Все пери­о­ды бра­ка надо про­жить, каж­дый пери­од непо­вто­рим. Да, мы берём исто­рии, когда оба вста­ют под венец, когда семья – это цен­ность, это малая Церковь.

Для веру­ю­щих вен­ча­ние – не кра­си­вый риту­ал, не дань моде, это дей­стви­тель­но сила, бла­го­дать, кото­рая дер­жит, сохра­ня­ет брак. По рас­ска­зам сво­их при­хо­жан, по сво­ей соб­ствен­ной исто­рии знаю: вен­ча­ние – такое таин­ство, когда Гос­подь откры­ва­ет небо. Я пом­ню этот момент, и моя жена – тоже. Что-то неве­ро­ят­ное про­ис­хо­дит, Гос­подь откры­ва­ет то, к чему мы долж­ны прий­ти, но сво­и­ми нога­ми, через испы­та­ния, иску­ше­ния, соблаз­ны, поло­ман­ные копья. На пер­вых годах сов­мест­ной жиз­ни и не толь­ко на пер­вых порах, сила, бла­го­дать, даро­ван­ная во вре­мя вен­ча­ния, помо­га­ет супру­гам. Сту­лья летят и не толь­ко сту­лья, люди при­ти­ра­ют­ся друг к дру­гу, узна­ют друг дру­га и живут дальше.

У нас были раз­ные ост­рые момен­ты. Могу об одном рас­ска­зать. Мы как-то с супру­гой поссо­ри­лись – пер­вый год бра­ка, я ещё не в сане был (пять лет слу­жу свя­щен­ни­ком), мы идём по Куту­зов­ско­му про­спек­ту (центр Моск­вы), и я в серд­цах выры­ваю у Маши из рук сум­ку и демон­стра­тив­но кидаю её на газон. Тут же подъ­ез­жа­ет маши­на с поли­цей­ски­ми: «Девуш­ка, Вам помочь?» Меня чуть ли не хоте­ли задер­жать. Мы спо­кой­но изви­ни­лись и ска­за­ли, что это баналь­ная семей­ная ссо­ра. Ост­рые момен­ты есть у всех. Хуже, когда их нет. Лож­ное сми­ре­ние, кото­рое может быть у супру­ги, когда она себе повто­ря­ет: «Надо тер­петь, не надо ниче­го гово­рить, спра­ши­вать…» Таким обра­зом накап­ли­ва­ет­ся серьёз­ный багаж, кото­рый при­дав­ли­ва­ет так, что и свет не мил. Не нуж­но боять­ся кон­флик­тов в семье. Если люди веру­ю­щие, если было вен­ча­ние, всё осталь­ное не страшно.

Каж­дый раз идёшь на испо­ведь, есть, что ска­зать, пони­ма­ешь, что надо рабо­тать, про­дол­жать рабо­тать над собой. Вера, чисто­та до бра­ка – очень важ­но. Совре­мен­ная тен­ден­ция – пожить сна­ча­ла до бра­ка, попро­бо­вать, вку­сить запрет­ный плод – при­во­дит к тому, что тяже­ло стро­ить креп­кую семью.

Воз­мож­но, но через серьёз­ные потря­се­ния – абор­ты, изме­ны, рас­ста­ва­ния, люди при­хо­дят к Богу, пони­ма­ют необ­хо­ди­мость вен­ча­ния. Но это горь­кий путь.

В течение 10 лет завоёвывал сердце будущей матушки

– Вы 15 лет в бра­ке. Что бы выде­ли­ли из само­го яркого? 

– Столь­ко хоро­ше­го в голо­ве всплы­ва­ет… Рож­де­ние пер­во­го ребён­ка. Мы были несколь­ко наив­ны­ми, поду­ма­ли, что Маша отра­ви­лась, обра­ти­лись к меди­кам. Вра­чи про­ве­ри­ли и гово­рят: «Вы зна­е­те, что у вас будет малыш?»

Мы оба из мно­го­дет­ных семей, у нас нико­гда не было идеи или пла­на по появ­ле­нию чад, не было раз­го­во­ров и вопро­сов, надо ли рожать, сколь­ко рожать, мы про­сто жили. Ско­ро появит­ся седь­мой малыш.

Я ждал рож­де­ние пер­вен­ца, как чего-то рубеж­но­го и само­го глав­но­го в жиз­ни. Ушёл в ака­де­ми­че­ский отпуск. Потом меня встре­ча­ли в уни­вер­си­те­те сло­ва­ми: «Ну что, при­шёл, кор­мя­щий папа?» Было непри­выч­но и необыч­но, что муж­чи­на берёт отпуск по ухо­ду за ребён­ком, а у меня были мыс­ли: как я могу что-то ещё делать – учить­ся, о чём-то ещё думать, если совсем ско­ро родит­ся мой ребё­нок. Ожи­да­ние попол­не­ния было свет­лым чув­ством, радо­стью. Мы всех детей вме­сте рожа­ли, пер­во­го в род­до­ме, осталь­ных – уже дома. Мы под­хо­дим так: у нас общее дело, поэто­му вме­сте и при появ­ле­нии ребё­ноч­ка. Каж­дый малыш – звёз­доч­ка, кото­рая вос­хо­дит в нашей семье. Дети – это яркое и свет­лое, это счастье.

– Что бы Вы ска­за­ли сво­ей матуш­ке на годовщине?

– Я бла­го­да­рен сво­ей супру­ге. Смот­рю фото­гра­фии вен­ча­ния – у неё такой взгляд с твёр­дой и непо­ко­ле­би­мой верой в меня. Конеч­но, вера в Бога – глав­ное, но вера в сво­е­го супру­га важ­на в семей­ной жиз­ни. Через годы, через непро­стые ситу­а­ции, через тяжё­лые, порой, быто­вые момен­ты у Маши была вера в меня. Напри­мер, у нас уже было пяте­ро детей, я ещё не был руко­по­ло­жен, не было средств к суще­ство­ва­нию – под­ра­ба­ты­вал, как мог, так­со­вал, а у супру­ги – спо­кой­ствие и вера в меня. Меня под­дер­жи­ва­ло это.

Брак – уди­ви­тель­ный уни­вер­си­тет, в кото­ром про­ис­хо­дит фор­ми­ро­ва­ние чело­ве­ка, это самый быст­рый и вер­ный спо­соб не застыть чело­ве­ку в сво­их каких-то осо­бен­но­стях, спо­соб пре­одо­ле­ния соб­ствен­ных про­блем, травм, а у наше­го поко­ле­ния прак­ти­че­ски у всех дет­ство трав­ми­ро­ва­но (кто-то был сви­де­те­лем раз­во­да взрос­лых), в вен­чан­ном бра­ке, в семье, где есть любовь и вера в Бога, всё это начи­на­ет врачеваться.

– Это тоже не без­бо­лез­нен­ный, не про­стой процесс?

– Да, про­ис­хо­дят какие-то кри­зи­сы, чело­век может метать­ся, искать себя, не нахо­дить себя, может ухо­дить в депрес­сию, навер­ное, боль­ше каса­ет­ся муж­чин, так как они глобалисты.

У нас был такой эпи­зод: я решил, что Москва нам боль­ше не нуж­на, город гряз­ный, страш­ный, нам нуж­но жить на при­ро­де. Я, не ска­зав супру­ге, не посо­ве­то­вав­шись с ней, сдал квар­ти­ру на год. А Машу поста­вил перед фак­том. А она про­яви­ла муд­рость, ска­за­ла: «Хоро­шо». Было тяже­ло, были не обу­стро­е­ны, в декаб­ре дро­ва кон­чи­лись, при­вез­ли сырые, они не рас­тап­ли­ва­ют­ся… Я начи­наю нерв­ни­чать, а у матуш­ки был опыт жиз­ни в дере­вен­ском доме. У меня не полу­ча­ет­ся рас­то­пить печ­ку, а она спо­кой­но и мето­дич­но дела­ет это.

– Вы пред­вос­хи­ти­ли вопрос: как рас­пре­де­лять обя­зан­но­сти по дому?

– Рас­пре­де­ле­ние обя­зан­но­стей в семье – твор­че­ский про­цесс, поэто­му скло­нен убе­гать от раз­ных штам­пов: это – муж­ское, а это – чисто жен­ское дело. Как у нас про­ис­хо­дит? У меня спо­соб­ность мыс­лить гло­баль­но, при­ме­ни­тель­но в быту: пре­об­ра­зо­вать про­стран­ство, разо­брать угол, боль­шую кучу вещей, прой­тись, как вихрь. Зато моя супру­га гото­ва дол­го и тер­пе­ли­во что-то отти­рать, чистить, я так не могу, а у неё полу­ча­ет­ся потря­са­ю­ще. Это сим­фо­ния. Нам не нуж­но дого­ва­ри­вать­ся, и так понят­но, как будет, и кто будет чем зани­мать­ся. Друг дру­га допол­ня­ем, без слов пони­ма­ем. Навер­ное, меха­ни­че­ски добить­ся это­го невоз­мож­но, напри­мер, садить­ся за стол пере­го­во­ров и выяс­нять, что тебе близ­ко, а что тебе дале­ко. Доверь­тесь Богу и дай­те семей­ной жиз­ни жительствовать.

Бесе­до­ва­ла Алек­сандра Грипас

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки