Святые отцы Церкви о наказании Божием

Свмщ. Ириней Лион­ский (✞ 202) о лже­учи­те­лях утвер­жда­ю­щих, что Бог не пра­вед­ный, что Бог только любовь:
«…чтобы устра­нить от Отца власть карать и судить, почи­тая ее недо­стой­ною Бога, и думая, что они при­ду­мали Бога без гнева и бла­гого, (ере­тики) гово­рили, что один судит, а другой спа­сает, нера­зумно отни­мая у того и дру­гого разум и пра­во­су­дие. Ибо если судя­щий (Бог) вместе с сим не благ для того, чтобы ока­зы­вать милость тем, кому должно, а осуж­дать тех, кого сле­дует, то он ока­жется неспра­вед­ли­вым и немуд­рым судиею. С другой сто­роны добрый (Бог), если он только благ и не одоб­ряет тех, кому ока­зы­вает бла­гость, будет вне спра­вед­ли­во­сти и бла­гость Его ока­жется немощ­ною, потому что не спа­сает всех, если не сопро­вож­да­ется судом».

(Пять книг против ересей)

Свщмч. Иппо­лит Рим­ский (235):
«Пра­ве­ден Суд Твой». И спра­вед­ли­вость этих слов навле­чет воз­да­я­ние на тех и других: тем, деяния кото­рых были благи, спра­вед­ливо предо­ста­вив вечное насла­жде­ние [бла­гами], а тем, кто любил злое, опре­де­лив вечное нака­за­ние. И у этих послед­них пре­бу­дет неуга­си­мый и нескон­ча­е­мый огнь и огнен­ный червь, неуми­ра­ю­щий и не раз­ру­ша­ю­щий тело, извер­га­ю­щийся с нескон­ча­е­мым стра­да­нием»

(Сохра­нив­шийся фраг­мент из «Слова против элли­нов»,
или «О все­об­щей при­чине. Против Пла­тона)

Пре­по­доб­ный Ефрем Сирин (✞ 373):
«Судия поверг­нет все тво­ре­ния Свои на нече­сти­вых и мятеж­ных, кото­рые пре­зи­рали, оскорб­ляли и уни­жали Его. И тварь не стер­пит гнева Судии, пла­ме­не­ю­щего яро­стью на врагов и нече­стив­цев. Пред Ним и вокруг Него огонь попа­ляет и поедает греш­ных и без­бож­ных. И все те, кото­рые не чтили и уни­жали Его, изде­ва­ясь над Его дол­го­тер­пе­нием, как сухие ветви будут истреб­лены исхо­дя­щим от Него огнем. Небо омра­чится от ужаса какой же нече­сти­вец спа­сется тогда? Море высох­нет от страха — какой же без­за­кон­ник оста­нется в живых? Вся земля сгорит — какой же греш­ник избе­жит нака­за­ния? Огонь воз­го­рится от Гос­пода и всюду поте­чет на отмще­ние, и небо, и земля, и море вос­пла­ме­нятся, как солома».

(Тво­ре­ния. Труд 124)

Свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий (✞ 379):
“А что наравне с соде­ла­нием зла нака­зы­вает и опу­ще­ние добрых дел, душе, не вовсе неду­гу­ю­щей неве­рием, доста­точ­ное в том дока­за­тель­ство и удо­сто­ве­ре­ние упо­мя­ну­тый выше суд над Петром, кото­рый не что-либо запре­щен­ное сделал и не запо­ведь какую-либо не испол­нил, чем обли­чи­лось бы нера­де­ние или пре­зре­ние не испол­нив­шего, а только из бла­го­го­ве­ния не согла­ша­ясь при­нять услугу и честь от Вла­дыки, услы­шал такую угрозу, кото­рой не избе­жал бы, если бы, как ска­зано выше, не пре­ду­пре­дил гнева ско­ро­стью и рев­но­стью в исправ­ле­нии”.

(Тво­ре­ния, Ч. 5. О подвиж­ни­че­стве / О Суде Божием)

Свя­ти­тель Кирилл Иеру­са­лим­ский (✞ 386):
«Когда гово­рится, что не вос­крес­нут нече­сти­вые на Суд (Пс. 1:5), это озна­чает, что они вос­крес­нут не для Суда, а для осуж­де­ния, — ибо для Бога не нужно дол­го­вре­мен­ное испы­та­ние, — но вместе с тем, как вос­крес­нут нече­сти­вые, после­дует и нака­за­ние».

(Свя­щен­ник Гри­го­рий Дья­ченко.
Уроки и при­меры хри­сти­ан­ской веры.

Опыт кати­хи­зи­че­ской хре­сто­ма­тии. СПб., 1900)

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст (✞ 407):
гово­рит, что те, кто счи­тает, что Бог не нака­зы­вает, выстав­ляют Бога обман­щи­ком:
«Слышал я, как неко­то­рые гре­хо­любцы гово­рят, что для острастки людям угро­жал Бог геен­ной, так как будто бы невоз­можно, чтобы Он, будучи мило­сер­дым, нака­зал кого-нибудь, в осо­бен­но­сти того, кто Его не знает. Ска­жите же мне вы, выстав­ля­ю­щие Бога обман­щи­ком, кто во дни Ноя излил волны на всю все­лен­ную, про­из­вел то ужас­ное кораб­ле­круше ние и устроил гибель всего нашего рода? Кто нис­по­слал те молнии и громы на землю Содом­скую?» «Как, скажи мне, ты не стра­шишься, про­из­нося такую дер­зость и утвер­ждая, что “Бог чело­ве­ко­лю­бив и не нака­зы­вает? А если нака­жет, то по-твоему, ока­жется уже нече­ло­ве­ко­лю­би­вым?”
«Под­верг­немся нака­за­нию и за нескром­ный взгляд, дадим отчет за празд­ное слово и ска­зан­ное для смеха, за зло­ре­чие, помыслы, пьян­ство. А в добрых делах полу­чим награду за чашу сту­де­ной воды, за лас­ко­вое слово, за один вздох».
«Итак, люди, не обма­ны­вайте себя, пре­льща­е­мые диа­во­лом, потому что все это его (диа­вола) мысли. Если и судьи, гос­пода и учи­теля добрых награж­дают, а дурных нака­зы­вают, то как было бы сооб­разно, если бы у Бога совер­ша­лось наобо­рот, если бы добрые и злые удо­ста­и­ва­лись одного и того же?»

(Слово 25‑е. О буду­щем Суде)

Что же, ска­жешь, если кто совер­шит бес­чис­лен­ные убий­ства, и про­льет мно­же­ство крови, – такой чело­век будет ли достойно нака­зан, когда будет про­лита только кровь его одного? Не рас­суж­дай так, любез­ный, но поду­май о том, что этот чело­век, недолго спустя, полу­чит нетлен­ное тело, кото­рое будет в состо­я­нии тер­петь непре­стан­ное и вечное муче­ние.

(Беседы на книгу Бытия, беседа 27, часть 5)

Под­линно, нема­лые скорби постигли Виф­леем, когда детей оттор­гали от сосцов мате­рей, и пре­да­вали непра­вед­ной смерти. Если же ты еще мало­ду­ше­ству­ешь и не в силах воз­вы­ситься до такого любо­муд­рия (речь идет о ска­зан­ном выше в этой беседе — прим. сост.), то узнай конец того, кто дерз­нул на такое зло­де­я­ние, и немного успо­койся. В самом деле, суд весьма скоро постиг Ирода за его посту­пок, и он за свое зло­дей­ство был достойно нака­зан: он кончил жизнь тяжкой смер­тью, и даже более жалкой, чем та, на кото­рую он осудил мла­ден­цев, потер­пев при этом бес­чис­лен­ное мно­же­ство и других стра­да­ний.

(Беседа 9‑ая на Еван­ге­лие от Матфея, часть 3)

Пре­по­доб­ный Исидор Пелу­сиот (✞ 435):
«Мерт­вых же по грехам, похо­ро­нив­ших данный им талант, как в гробу, в своей лено­сти, осудит и под­верг­нет нака­за­нию… Гос­подь будет судить как остав­шихся еще живыми, так и умер­ших прежде».

(Письма в 3 томах, т. 2, письмо 182 Офелию)

Св. прп. Фео­до­сий Печер­ский (✞ 1074):
«Если какая-либо страна согре­шает, Бог нака­зы­вает ее смер­тью, или голо­дом, или наше­ствием ино­пле­мен­ни­ков, или без­до­ж­дием и дру­гими раз­лич­ными каз­нями»

(Поуче­ние о казнях Божиих)

Свя­ти­тель Димит­рий Ростов­ский (✞ 1079):
«Поис­тине в День Судный, когда Гос­подь будет тор­же­ство­вать над вра­гами Своими, лучше бы греш­ни­кам уме­реть, чем живыми быть свя­зан­ными по рукам и ногам огнен­ными вери­гами, и когда с пору­га­нием пове­дут их на триумф и Суд Хри­стов, пове­дут пред всеми наро­дами с вели­ким стыдом и позо­ром». «Увидят мучи­тели всех, кого неми­ло­сердно мучили и умерт­вили, про­слав­лен­ных славой Хри­сто­вой и увен­чан­ных как муче­ни­ков. Увидят их и услы­шат, как они вопиют к Богу: “Суди, Гос­поди, оби­дя­щих нас, ото­мсти, Гос­поди, озло­бив­шим нас! Судия пра­вед­ный, воздай им за зло, кото­рое они сде­лали нам”.

(Поуче­ния и про­по­веди. Часть 1)

Свя­ти­тель Тихон Задон­ский (✞ 1783):
«Тогда услы­шат и греш­ные от раз­гне­ван­ного Судии, Кото­рого, живя в мире, не хотели слу­шать, услы­шат страш­ные слова: “Идите от Меня, про­кля­тые, в огонь вечный, уго­то­ван­ный диа­волу и анге­лам его”. И обви­нит их за неправду, небла­го­дар­ность и неве­рие: “…алкал Я, и вы не дали Мне есть… И пойдут сии в муку вечную, а пра­вед­ники в жизнь вечную” (Мф. 25:34-46). Идут все на свои места, но не оди­на­ково идут — одни с плачем и неутеш­ным рыда­нием, другие с радо­стью и неиз­ре­чен­ным весе­лием»

О видах нака­за­ния:

  1. И бла­го­че­сти­вые люди не без греха, а грех без нака­за­ния не бывает, поэтому и бла­го­че­сти­вые здесь нака­зы­ва­ются от Бога, чтобы там не быть нака­зан­ными. Об этом апо­стол гово­рит: «Будучи же судимы, нака­зы­ва­емся от Гос­пода, чтобы не быть осуж­ден­ными с миром» (1Кор.11:32)
  2. Бла­го­че­сти­вым Бог посы­лает нака­за­ние от любви, а не от гнева. Как отец чад своих нака­зы­вает, нака­зы­вает их, но не умерщ­вляет, бьёт, но не уби­вает. Об этом нака­за­нии гово­рит апо­стол: «Гос­подь, кого любит, того нака­зы­вает; бьёт же вся­кого сына, кото­рого при­ни­мает. Если вы тер­пите нака­за­ние, то Бог посту­пает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, кото­рого бы не нака­зы­вал отец?» (Евр.12:6-7). И здесь правда Божия пока­зы­ва­ется, кото­рая малых грехов не остав­ляет без нака­за­ния, хотя с мило­стью и чело­ве­ко­лю­бием соеди­нена.
  3. На нече­сти­вых изли­вает гнев ярости Своей, и истре­бит память их на земле, и, лишая вре­мен­ной жизни, лишает и вечной. Такое нака­за­ние постигло содом­лян, при Ное живших, фара­она и прочих.

(Настав­ле­ния. Письма. Раз­мыш­ле­ния. Молитвы. М. 2003)

Пре­по­доб­ный Нико­дим Свя­то­го­рец (✞ 1809):
“Как мы можем гово­рить, что не про­тивны воле Божией объ­яде­ние, пьян­ство и ложь, когда Сам Гос­подь сказал, что Он погу­бит «всех, гово­ря­щих ложь» (Пс.5:6)».

(Настав­ле­ния. Лёгкие грехи)

Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов (✞ 1867):
Что это за нака­за­ние, более тяжкое, нежели болезнь, дер­жав­шая боль­ного в тече­ние целой жизни на одре, среди всех лише­ний? Не что иное, как вечная мука во аде, ожи­да­ю­щая всех нека­ю­щихся и неис­пра­ви­мых греш­ни­ков».

(Поуче­ния в неделю о рас­слаб­лен­ном.)

Свя­ти­тель Феофан Затвор­ник (✞ 1894):
«Для нече­сти­вых уго­то­ван вечный огонь, но правда тре­бует испол­не­ния меры грехов, чтобы нече­сти­вые сде­ла­лись достой­ными вечной казни; “непра­вед­ный пусть еще делает неправду; нечи­стый пусть еще сквер­нится”… Это для них же хуже: мнимое тор­же­ство их обра­тится в истин­ное и вечное бед­ствие и вре­мен­ные радо­сти — в вечные слезы».

(Тол­ко­ва­ние на Посла­ние Св. апо­стола Павла к Рим­ля­нам, 1:18)

“Вы все упи­ра­е­тесь на бла­гость Божию, а о правде Божией забы­ва­ете, — тогда как Гос­подь «благ и пра­ве­ден» (…) Иным дума­ется, что без нака­за­ния и мук греш­ни­ков, конечно, нельзя оста­вить, но эти муки не будут вечны: пому­чатся-пому­чатся отвер­жен­ники, а потом и в рай. Страсть как хочется нам казаться мило­серд­нее Самого Гос­пода! Но и эта выдумка несо­сто­я­тельна: ибо ад не есть место очи­ще­ния, а место казни, муча­щей, не очищая”.

(Настав­ле­ния в духов­ной жизни)

“Неверы и греш­ники, не гнев только гроз­ный и неумо­ли­мый увидят на лице Гос­пода Судии, но и мощь бес­пре­дель­ную, кото­рая пока­рает их, вверг­нув в муку, из коей никто уже не изымет их нико­гда. То и другое ощутят они, — про­ник­нутся чув­ством и гроз­но­сти и бес­пре­дель­ной силы кара­ю­щей, и подав­лены быв сим чув­ством, отра­жены будут от Него, как мол­ниею, лишь только изыдет из уст Его гроз­ное реше­ние участи их: оты­дите от Мене, и низ­ри­нутся в геенну”. «От лица Гос­подня, по еврей­скому идиому, то же, что от Гос­пода, от Самого Гос­пода, а не чрез посред­ни­ков, лично услы­шат от Него при­го­вор, и силою Его ввер­жены будут в геенну».

(Тво­ре­ния иже во святых отца нашего Фео­фана Затвор­ника.
Тол­ко­ва­ния Посла­ний апо­стола Павла.

Посла­ния к Солу­ня­нам, к Фили­мону, к Евреям)

Св. прав. Иоанн Крон­штад­ский (✞ 1909):
“Нака­за­ние за грех и мир сове­сти после рас­ка­я­ния в нем дока­зы­вают наглядно, что един есть Судия, Жиз­но­да­вец и Бог наш, могу­щий спасти и погу­бить нас, давший нам жизнь и законы жизни и кара­ющй за нару­ше­ние их, — и что Он неиз­ме­няем”

(Моя жизнь во Христе)

Свя­ти­тель Лука (Войно-Ясе­нец­кий) (✞ 1961):
“Ска­жите, разве все нака­за­ния, кото­рые терпят люди от людей, оди­на­ковы? Нет, не оди­на­ковы. Когда отец с любо­вью нака­зы­вает своего сына, то это делает он для того, чтобы испра­вить его, для того, чтобы был он чистым, добрым и святым. А когда власть имущие нака­зы­вают тяжких пре­ступ­ни­ков, осуж­ден­ных на тюрем­ное заклю­че­ние и даже на смерт­ную казнь, то это совсем другое: здесь уже не пре­сле­ду­ются цели исправ­ле­ния, а только нака­за­ния, потому что заслу­жив­шие эти страш­ные кары при­знаны неис­пра­ви­мыми».

(Про­по­веди. Том 3. О Нака­за­ниях Божиих)

Гри­го­рий Палама, архи­епи­скоп Фес­са­ло­ни­кий­ский
Из посмерт­ных чудес св. Гри­го­рия Паламы осо­бенно заме­ча­тельно сле­ду­ю­щее чудо, запе­чат­лев­шее и засви­де­тель­ство­вав­шее пра­во­сла­вие и силу бла­го­дат­ного учения свя­ти­теля Божия. На ост­рове Сатур­нине, в день памяти св. Гри­го­рия, во вторую неделю Вели­кого Поста, Франки раз­гу­ля­лись, – набрали с собою маль­чи­ков и стали пла­вать на лодках по морю, при совер­шен­ной тишине и ясной погоде. В то время, как они таким обра­зом весе­ли­лись, демон внушил им злую мысль, на соб­ствен­ную поги­бель: всплес­ки­вая руками, как неисто­вые, они, вместе со своими детьми, вопили: «Ана­фема Паламе! ана­фема Паламе! Если свят Палама, – пусть утопит нас»! И боже­ствен­ный Гри­го­рий Палама, по их соб­ствен­ному суду, испро­сил им у Бога жела­е­мое ими отмще­ние. Пучина раз­верз­лась, – и несчаст­ные вместе с лод­ками погру­зи­лись в море и пото­нули.

(Житие свя­того Гри­го­рия Паламы,
архи­епи­скопа Фес­са­ло­ни­кий­ского)

Свя­ти­тель Авре­лий Авгу­стин
А между тем, если бы было у них хоть сколько-нибудь здра­вого смысла, они должны были бы все то, что пре­тер­пели от врагов суро­вого и жесто­кого, при­пи­сать боже­ствен­ному про­ви­де­нию, кото­рое обычно исправ­ляет и сгла­жи­вает вой­нами испор­чен­ные нравы людей, спра­вед­ли­вую же и похваль­ную жизнь смерт­ных в то же самое время этими пора­же­ни­ями упраж­няет и после испы­та­ния или пере­но­сит их в лучший мир, или удер­жи­вает на этой земле ради пользы других.

(О граде Божьем, книга 1, глава 2)

Измож­ден­ная муче­ни­ями, святая Сира смер­тельно забо­лела. Она стала про­сить Гос­пода, чтобы Он не дал ей уме­реть от болезни, но спо­до­бил муче­ни­че­ского венца. Бог услы­шал ее и даро­вал исце­ле­ние. Увидя муче­ницу здо­ро­вой, тем­нич­ный сторож и началь­ник тюрьмы хотели обес­че­стить святую деву, но Гос­подь одного пора­зил болез­нью, а дру­гого смер­тью.

(Муче­ница Сира).

VII Все­лен­ский Собор
Ере­се­на­чаль­ни­кам Иоанну нико­ми­дий­скому и Кон­стан­тину нако­лий­скому ана­фема! Они уни­что­жили икону Гос­пода и святых его; за это уни­чи­жил и их Гос­подь [1, деяние 7‑ое, с. 293].

Деяния Все­лен­ских Собо­ров,
издан­ные в рус­ском пере­воде при Казан­ской Духов­ной Ака­де­мии.

Т. 7. 3‑е изд. Казань: Казан­ская Духов­ная Ака­де­мия, 1909. 332 с.

Свя­щен­но­му­че­ник Пионий Смирн­ский
При­бли­жа­ется суд миру, и зна­ме­ния его заметны. Я прошел все еврей­ские страны, пере­шел реку Иордан и видел землю, до сих пор нося­щую на себе зна­ме­ние гнева Божия за грехи людей, живу­щих на ней и совер­ша­ю­щих убий­ства и многие зло­дей­ства пут­ни­кам. Я видел дым, исхо­дя­щий от нее, поля и нивы, опа­лен­ные огнем, без вся­кого плода, лишен­ные влаги. Видел я и мерт­вое море (т. е. асфаль­то­вое озеро, про­из­во­дя­щее смолу), и воду, поте­ряв­шую свои свой­ства по гневу Божию; она не может ни напо­ить живот­ного, ни удер­жать в себе чело­ве­че­ского тела и все, что ни бро­сать в нее, выбра­сы­вает тотчас вон. Но что я вспо­ми­наю такие дале­кие места! Вы видите Дека­поль в Лидии, сго­рев­ший от огня, и до сих пор лежит он опа­лен­ный в нака­за­ние нече­сти­вым. Вспом­ните об извер­же­нии горы Этны и попа­ле­нии ост­рова Сици­лии. Если же это кажется вам далеко от вас, то поду­майте о теплых водах, выхо­дя­щих из земли: почему они нагре­ва­ются и бывают горячи? Не от огня ли, при­го­тов­лен­ного для греш­ни­ков внутри земли? Отсюда мы узнаем, что будет суд миру и казнь огнем для греш­ни­ков от Бога через вопло­тив­ше­еся Его Слово, Гос­пода нашего Иисуса Христа, и потому мы не служим богам эллин­ским и золо­тому идолу покло­няться не хотим.
Когда святой Пионий входил в двери тем­ницы, то один воин сильно ударил его чем-то по голове и ранил. И тотчас уда­рив­ший почув­ство­вал боль в руках, весь был охва­чен болез­нью, тело его покры­лось стру­пьями и рас­пухло, так что он едва мог дышать.

Свя­ти­тель Димит­рий Ростов­ский.
Стра­да­ние свя­того свя­щен­но­му­че­ника Пиония,

пре­сви­тера Смирн­ского, и прочих с ним.

Свя­ти­тель Феофил Антио­хий­ский
Ска­жешь мне: “так Бог гне­ва­ется?” Да, Он гне­ва­ется на тех, кото­рые делают зло, но благ, щедр и мило­стив к любя­щим и боя­щимся Его; ибо Он настав­ник бла­го­че­сти­вых и отец пра­вед­ных, но судья и кара­тель нече­сти­вых.

(Свя­ти­теля Фео­фила Антио­хий­ского
посла­ние к Авто­лику, книга 1, часть 3)

Свя­щен­но­му­че­ник Киприан Кар­фа­ген­ский
Нако­нец как нераз­де­лимо таин­ство един­ства, как без­на­дежны и как вели­кую казнь заслу­жи­вают себе от гнева Божия те, кои про­из­во­дят раскол, и, оста­вивши епи­скопа, постав­ляют себе вне иного лже­е­пископа, – это воз­ве­щает Свя­щен­ное Писа­ние в Книгах Царств, где гово­рится, что десять колен отде­ли­лись от колен Иудина и Вени­а­ми­нова и оста­вивши своего царя, поста­вили себе иного, вне: и раз­гне­вася Гос­подь на все семя Изра­и­лево и поко­леба я, и даде я в руки рас­хи­ща­ю­щим я дон­деже отверже я от лица своего. Яко оттор­жеся Изра­иль от дому Дави­дова, и поста­виша себе царя Иеро­воама сына Нава­това (4Цар.17,20.21). Гово­рится, что Гос­подь раз­гне­вался и предал их поги­бели за то, что они отде­ли­лись от един­ства и поста­вили себе дру­гого царя. И гнев Гос­по­день против про­из­вед­ших раскол был так велик, что даже, когда чело­век Божий был послан к Иеро­во­аму, чтобы обли­чить грехи его и пред­ска­зать ему буду­щее мщение; то ему запре­щено было вку­шать у них хлеб и пить воду. А когда тот не соблюл сего и, вопреки пове­ле­нию Божию, обедал с ними; то тотчас был пора­жен вели­чием суда Божия: на воз­врат­ном пути напал на него лев, и, иску­сав его, лишил жизни. И кто же после сего осме­лится ска­зать, что спа­си­тель­ная вода кре­ще­ния и небес­ная бла­го­дать могут быть общи у нас с рас­коль­ни­ками, с кото­рыми не должны быть общими ни земная пища, ни мир­ское питие?
Ведь Корей, Дафан и Авирон знали того же Бога, что и свя­щен­ник Аарон и Моисей; живя под одним зако­ном и испо­ве­дуя туже веру, они при­зы­вали еди­ного истин­ного Бога, кото­рого должно было почи­тать и при­зы­вать: однако же когда пре­сту­пили пре­делы, постав­лен­ные местом слу­же­ния своего, и вопреки свя­щен­нику Аарону, полу­чив­шему закон­ное свя­щен­ство, по удо­сто­е­нию Божию, и посвя­ще­нию Гос­подню, – при­сво­или себе власть свя­щен­но­дей­ство­вать; то тотчас за недоз­во­лен­ные усилия потер­пели нака­за­ние, быв пора­жены казнью свыше, – и жертвы, при­не­сен­ные не бла­го­честно и не законно, вопреки праву боже­ствен­ного рас­по­ря­же­ния, не могли быть ни дей­стви­тель­ными, ни полез­ными. Самые кадиль­ницы, в кото­рых неза­конно был при­не­сен фимиам, как для того, чтобы впредь не были в упо­треб­ле­нии у свя­щен­ни­ков, так еще более для напо­ми­на­ния потом­кам Боже­ствен­ного гнева и мщения, тре­бо­вав­шего от них исправ­ле­ния, – пере­плав­лен­ные и очи­щен­ные, по пове­ле­нию Божию, обра­ща­ются в гибкие доски и при­де­лы­ва­ются к алтарю, в память, гово­рит Боже­ствен­ное Писа­ние: сынам Изра­и­ле­вым, яко да ник­тоже при­и­дет ино­пле­мен­ник, иже несть от семене Аароня, еже воз­ло­жити фимиам пред Гос­по­дем, и да не будет, якоже Корей (Числ. 6, 40). И однако они (Кореи, Дафан и Авирон) не про­из­вели рас­кола, не выхо­дили вон из стана и не воз­му­ща­лись бес­стыдно и неза­конно против свя­щен­ни­ков Божиих, как это делают ныне те, кои рас­тор­гая Цер­ковь и воз­му­ща­ясь против мира и един­ства Хри­стова, ста­ра­ются уста­но­вить у себя кафедру, вос­хи­тить пер­вен­ство… […] И как угро­жал чрез Моисея так и испол­нил Гос­подь: все не отде­лив­ши­еся от Корея, Дафана и Ави­рона тотчас полу­чили нака­за­ние за нече­сти­вое обще­ние. Этот пример оче­видно дока­зы­вает, что при­об­ща­ются вине и нака­за­нию все те, кои, по нече­сти­вому без­рас­суд­ству, будут в обще­нии с рас­коль­ни­ками, вопреки началь­ни­кам и свя­щен­ни­кам.

(Письмо к Магну о кре­ще­нии Нова­циан
и о полу­чив­ших кре­ще­ние в болезни)

Пре­по­доб­ный Анто­ний Вели­кий
Один же вона­чаль­ник, по имени Вала­кий, неми­ло­сердно гнал нас, хри­стиан, из усер­дия к зло­имен­ным ари­а­нам. Он был до того жесток, что бил дев, обна­жал и нака­зы­вал бичами мона­хов. Анто­ний посы­лает к нему и пишет письмо в таком смысле: «Вижу гря­ду­щий на тебя гнев Божий. Пере­стань гнать хри­стиан, иначе гнев постиг­нет тебя. Ибо он готов уже пора­зить тебя». Вала­кий, рас­сме­яв­шись, бросил письмо на землю и опле­вал его, при­нес­шим же нанес оскорб­ле­ние и велел ска­зать Анто­нию сле­ду­ю­щее: «Поскольку забо­тишься о мона­хах, то дойду и до тебя». Но не прошло пяти дней, как постиг его гнев Божий. Вала­кий с Несто­рием, эпар­хом еги­пет­ским, отпра­вился на первый ночлег от Алек­сан­дрии, име­ну­е­мый Хереус; оба ехали на конях, при­над­ле­жав­ших Вала­кию, и кони эти были смир­нее всех, каких только держал он у себя. Не успели добраться до места, как начали кони по обычаю играть между собою, и самый смир­ный из них, на кото­ром ехал Несто­рий, вдруг начал кусать Вала­кия и до того зубами изгрыз ногу его, что немед­ленно отнесли его в город, а на третий день он умер. Тогда все уди­ви­лись, что так скоро испол­ни­лось Анто­ни­ево пред­ска­за­ние.

(Свя­ти­тель Афа­на­сий Вели­кий.
Житие пре­по­доб­ного Анто­ния Вели­кого)

Свя­ти­тель Афа­на­сий Вели­кий
Один же вона­чаль­ник, по имени Вала­кий, неми­ло­сердно гнал нас, хри­стиан, из усер­дия к зло­имен­ным ари­а­нам. Он был до того жесток, что бил дев, обна­жал и нака­зы­вал бичами мона­хов. Анто­ний посы­лает к нему и пишет письмо в таком смысле: «Вижу гря­ду­щий на тебя гнев Божий. Пере­стань гнать хри­стиан, иначе гнев постиг­нет тебя. Ибо он готов уже пора­зить тебя». Вала­кий, рас­сме­яв­шись, бросил письмо на землю и опле­вал его, при­нес­шим же нанес оскорб­ле­ние и велел ска­зать Анто­нию сле­ду­ю­щее: «Поскольку забо­тишься о мона­хах, то дойду и до тебя». Но не прошло пяти дней, как постиг его гнев Божий. Вала­кий с Несто­рием, эпар­хом еги­пет­ским, отпра­вился на первый ночлег от Алек­сан­дрии, име­ну­е­мый Хереус; оба ехали на конях, при­над­ле­жав­ших Вала­кию, и кони эти были смир­нее всех, каких только держал он у себя. Не успели добраться до места, как начали кони по обычаю играть между собою, и самый смир­ный из них, на кото­ром ехал Несто­рий, вдруг начал кусать Вала­кия и до того зубами изгрыз ногу его, что немед­ленно отнесли его в город, а на третий день он умер. Тогда все уди­ви­лись, что так скоро испол­ни­лось Анто­ни­ево пред­ска­за­ние.

(Свя­ти­тель Афа­на­сий Вели­кий.
Житие пре­по­доб­ного Анто­ния Вели­кого)

Свя­ти­тель Гри­го­рий Бого­слов
Ибо о чем не помыш­ляли ни Дио­кли­тиан, первый из лютей­ших гони­те­лей хри­сти­ан­ства, ни пре­ем­ник его Мак­си­миан, пре­взо­шед­ший его в жесто­ко­сти, ни после­до­вав­ший за ними и злей­ший их гони­тель Мак­си­мин, потер­пев­ший за это ужас­ную казнь, гнус­ную язву телес­ную (Мак­си­мин умер от зло­вон­ных ран, кото­рыми была пора­жена нижняя часть чрева его — прим. ред.), знаки кото­рой изоб­ра­жены, как на позор­ных стол­бах, на его ста­туях, сто­я­щих и сейчас в пуб­лич­ных местах, – то замыш­лял он (Юлиан-отступ­ник — прим. сост.), как пере­ска­зы­вают сообщ­ники и сви­де­тели тайных его дел, но удер­жан был Божиим чело­ве­ко­лю­бием и сле­зами Хри­стиан, кото­рые обильно про­ли­ва­лись мно­гими как един­ствен­ная защита против гони­теля.

(Слово 4)

Теперь пред­на­значу уже другую цель слову, кото­рую едва ли и пред­на­зна­чал кто себе, цель свя­щен­ней­шую перед Богом, при­ят­ней­шую для нас, полез­ней­шую для потом­ков, – при­со­во­ку­пить к ска­зан­ному и то, как прав­дивы весы Божии и какие воз­да­я­ния нахо­дит для себя нече­стие, то немед­ленно, то в скором вре­мени, как это угодно бывает (пола­гаю я) Худож­нику – Слову и Рас­по­ря­ди­телю дел наших, кото­рый знает, когда загла­дить бед­ствия мило­стью и когда вра­зу­мить дер­зость посрам­ле­нием и каз­нями, упо­тре­бив извест­ные Ему меры исправ­ле­ния. Но кто вполне изоб­ра­зит болезни, по суду Божию пости­га­ю­щие нече­сти­вых, тер­за­ния, не оста­ю­щи­еся втайне, другие раз­лич­ные пора­же­ния и казни, сораз­мер­ные пре­ступ­ле­ниям, необык­но­вен­ные случаи смерти, созна­ние вины среди самих стра­да­ний, бес­по­лез­ное рас­ка­я­ние, вра­зум­ле­ния в сно­ви­де­ниях и свыше посы­ла­е­мые виде­ния? Или те ясные и оче­вид­ные дока­за­тель­ства гнева Божия, кото­рые видели на себе дерз­кие, осквер­нив­шие Божии храмы или над­ру­гав­ши­еся над свя­щен­ными тра­пе­зами, или ока­зав­шие свое неистов­ство на таин­ствен­ных сосу­дах, нена­ка­занно пожи­рав­шие нашу плоть и отва­жив­ши­еся на все прочее? […]
Когда же, устра­шен­ные вне­запно силь­ным вихрем и зем­ле­тря­се­нием, устре­ми­лись к одному из ближ­них храмов, одни дли молитвы, другие, как обык­но­венно бывает в подоб­ных слу­чаях, ища спа­се­ния, где при­шлось, иные же увле­чены были общим смя­те­нием, вме­шав­шись в толпу бегу­щих, тогда, по словам неко­то­рых, храм их не принял. Идя к отво­рен­ным вратам, нашли, что они затво­рены какой-то неви­ди­мой силой, кото­рая чудо­дей­ствует подоб­ным обра­зом, чтобы при­ве­сти нече­сти­вых в ужас, а бла­го­че­сти­вых в без­опас­ность. Но все уже гово­рят и уве­рены, что когда сили­лись войти, из храма вышел огонь и одних пожег и истре­бил (так что с ними слу­чи­лось нечто подоб­ное постиг­шему содом­лян, или чуду, совер­шив­ше­муся с Нада­вом и Ави­у­дом, кото­рые вос­ку­рили чуждый огонь и погибли необы­чайно), а других, изу­ве­чив, оста­вил живым памят­ни­ком Божия гнева и мщения на греш­ни­ков. […]
До сих пор Бог удер­жи­вал еще и откла­ды­вал Свой гнев за нас, не возжег еще всей Своей рев­но­сти, а только высоко занес руку на нече­сти­вых и хотя натя­нул и при­го­то­вил лук, однако же удер­жи­вал его силой и ожидал, пока выйдет наружу вся злоба Юлиана, подобно какому-нибудь зло­ка­че­ствен­ному и гной­ному нарыву; ибо таков закон Божия суда: или спасти пока­я­нием, или нака­зать по спра­вед­ли­во­сти.

(Слово 5)

Но когда в мире веще­ство воз­му­тится само против себя и, своим смя­те­нием готовя раз­ру­ше­ние, сде­ла­ется неукро­ти­мым, или когда Бог, в страх и нака­за­ние греш­ни­кам, нару­шит несколько строй­ный поря­док или навод­не­нием, или зем­ле­тря­се­нием, или необык­но­вен­ными дождями, или затме­нием солнца, или про­дол­жи­тель­но­стью какого-нибудь вре­мени года, или извер­же­нием огня, тогда бес­по­ря­док и страх раз­ли­ва­ются всюду, и среди смя­те­ния откры­ва­ется, как бла­го­де­те­лен мир.

(Слово 6)

Не желай дожить до того, чтобы Бог вознес руку Свою (Пс.73:3) на воз­но­ся­щих шею свою и пре­не­бре­га­ю­щих убо­гими.
И почему кто знает, что один нака­зы­ва­ется за пороч­ную жизнь, а другой воз­вы­ша­ется, как достой­ный похвалы? А может быть и наобо­рот – этот воз­вы­ша­ется именно потому, что он худ; а тот под­вер­га­ется иску­ше­нию за свою доб­ро­де­тель; этот выше воз­но­сится, чтобы и упасть силь­нее, ему попус­ка­ется напе­ред обна­ру­жить, как некую болезнь, всю свою пороч­ность, дабы тем спра­вед­ли­вее было нака­за­ние, кото­рое пости­гает его; а тот и сверх ожи­да­ния угне­та­ется, дабы, иску­сив­шись «как золото в гор­ниле» (Прем.3:6), очи­ститься и от малей­шей, какая еще оста­ва­лась в нем, при­меси зла (ибо никто, по есте­ствен­ному рож­де­нию, не бывает совер­шенно чист от скверны, как это слышим мы из Писа­ния (Иов.14:4) и явиться еще более достой­ным, так как и эту тайну нахожу я в Боже­ствен­ном Писа­нии (Прем.3:5).
Я же ни нака­за­ний в здеш­ней жизни не осме­люсь отно­сить во всяком случае к пороку, ни спо­кой­ного состо­я­ния – к доб­ро­де­тели. Правда, бывает и здесь такое мздо­воз­да­я­ние, и конечно, для неко­то­рых полез­ных целей, дабы, с одной сто­роны, бед­ствия злых людей оста­нав­ли­вали стрем­ле­ние порока, а с другой, бла­го­ден­ствие добрых облег­чало путь доб­ро­де­тели, но это бывает не всегда и не вполне. Полное мздо­воз­да­я­ние при­над­ле­жит един­ственно буду­щей жизни, где одни полу­чат награды за доб­ро­де­тель, а другие – нака­за­ния за порок. Вос­ста­нут, ибо ска­зано, «эти в вос­кре­се­ние жизни», эти «же в вос­кре­се­ние осуж­де­ния» (Ин.5:29).

(Слово 14)

Научи меня пас­тыр­ству, народ этот – бла­го­по­кор­но­сти. Полю­бо­мудр­ствуй о насто­я­щем бед­ствии, о судах Божиих пра­вед­ных, пости­гаем ли мы их, или не знаем вели­кой бездны; о том, как у Гос­пода, по слову свя­того Исаии, и «суд постав­лен мери­лом» (Ис.28:17), потому что бла­гость Его не без­рас­четна (хотя каза­лась такой начав­шим ранее тру­диться в вино­град­нике и не при­ме­тив­шим нера­вен­ства в самом равен­стве). Полю­бо­мудр­ствуй о том, как гнев Божий, назы­ва­е­мый «чашею в руке Гос­пода» (Пс.74:9) и «чашею паде­ния испи­ва­е­мой» (Ис.51:17), сораз­ме­ря­ется с гре­хами, потому что Гос­подь, хотя у всех убав­ляет нечто из заслу­жен­ного ими нака­за­ния и нерас­тво­рен­ное вино гнева рас­тво­ряет чело­ве­ко­лю­бием (Пс.74:9); впро­чем от стро­го­сти пре­кло­ня­ется на милость только для тех, кото­рые вра­зум­ля­ются стра­хом, и от малой скорби «при­ем­лют во чреве» обра­ще­ние, и «болят» им, и «рож­дают» совер­шен­ный «дух спа­се­ния» (Пс.74:9); а блюдет и без остатка изли­вает дро­ждие, то есть конеч­ный гнев на тех, кото­рые не исце­ля­ются Его бла­го­стью, но еще оже­сто­ча­ются, подобно тяж­ко­сер­дому фара­ону, обре­ме­ня­ю­щему горь­кими рабо­тами и соблю­ден­ному в пока­за­ние силы Божией над нече­сти­выми (Ис.9:16). Скажи: отчего такие удары и бичи? Где их осно­ва­ние? След­ствие ли это бес­по­ря­доч­ного и непра­виль­ного дви­же­ния Все­лен­ной, неуправ­ля­е­мого и нера­зум­ного тече­ния вещей, как будто нет над ними Пра­ви­теля, и дело ли это случая, как думают немуд­рые муд­рецы, слепо увле­ка­е­мые бес­по­ря­доч­ным и темным духом? Или все с разу­мом и в порядке, как сна­чала про­из­ве­дено, пре­красно рас­тво­рено, сово­куп­лено и при­ве­дено в дви­же­ние по зако­нам, извест­ным еди­ному При­вед­шему все в дви­же­ние, так и после дви­жется и изме­ня­ется, управ­ля­е­мое браз­дами Про­мысла? Отчего неуро­жаи, тле­твор­ные ветры, град, насто­я­щее наше пора­же­ние и вра­зум­ле­ние? Отчего порча в воз­духе, болезни, зем­ле­тря­се­ния, вол­не­ния морей и небес­ные явле­ния? Как тварь, создан­ная в насла­жде­ние людям, этот общий и равный для всех источ­ник удо­воль­ствий, обра­ща­ется в нака­за­ние нече­сти­вых, чтобы мы тем же самым, чем были почтены и за что ока­за­лись небла­го­дар­ными, теперь вра­зу­ми­лись и познали силу Божию в зло­стра­да­ниях, когда не познали ее в бла­го­твор­ных дей­ствиях? Как одним воз­да­ются «от руки Гос­под­ней грехи двой­ные» (Ис.40:2), и мера без­за­ко­ния вос­пол­ня­ется этим усу­губ­ле­нием (чем и Изра­иль уце­ло­муд­ри­ва­ется); а для других грехи исчер­пы­ва­ются «семи­крат­ным воз­да­я­нием в недро их» (Ис.78:12)? И что значит мера амо­реев еще не испол­нив­ша­яся (Быт.15:16)? Как греш­ник или остав­ля­ется без нака­за­ния, может быть, потому, что блю­дется для буду­щего, или нака­зы­ва­ется опять для того, чтобы ему изле­читься здесь? И как пра­вед­ник или зло­ст­раж­дет, а через это, может быть, испы­ту­ется, или бла­го­ден­ствует и тем охра­ня­ется, если он беден умом, и не очень воз­вы­сился над види­мым, чему каж­дого из нас учит совесть; это домаш­нее и нелож­ное суди­лище! Что значит постиг­ший нас удар, и отчего он? Испы­та­ние ли это доб­ро­де­тели или истя­за­ние за грехи? Но хотя бы и не было это нака­за­нием, – лучше при­нять за нака­за­ние и сми­риться под креп­кую руку Божию, нежели пре­воз­но­ситься этим, как испы­та­нием. Научи же этому и вра­зуми нас, чтобы и не слиш­ком болез­нен был для нас насто­я­щий удар и чтобы нам не пре­зреть его, впав во глу­бину зол (ибо и таким неду­гом страж­дут многие), но чтобы бла­го­ра­зумно при­нять вра­зум­ле­ние, и бес­чув­ствен­но­стью к нему не навлечь на себя чего-либо боль­шего. […]
Жалкое зре­лище – земля пору­ган­ная, остри­жен­ная, лишен­ная укра­ше­ния своего! Это опла­ки­вает и бла­жен­ный Иоиль, тро­га­тель­нее других изоб­ра­зивши опу­сто­ше­ние земли и мучи­тель­ность голода; опла­ки­вает и другой пророк, про­ти­во­по­ла­га­ю­щий преж­ней кра­соте земли после­до­вав­шее без­об­ра­зие. Рас­суж­дая о гневе Гос­пода, опу­сто­ша­ю­щего землю, Пророк гово­рит: «перед ним земля как сад, а позади опу­сто­шен­ная степь» (Иоил.2:3). Тягостно, чрез­мерно тягостно это, пока печа­лит одно насто­я­щее и не бес­по­коит ощу­ще­ние дру­гого тяг­чай­шего удара, как и в болез­нях насто­я­щее стра­да­ние всегда болез­нен­нее нена­сту­пив­шего. Но и этого тягост­нее то, что заклю­чают в себе сокро­вищ­ницы Божия гнева. Да не испы­та­ете вы этого! И конечно, не испы­та­ете, если при­бег­нете в мило­сер­дию Божию, сле­зами пре­кло­ните к себе Того, Кто «мило­сти хочет», и оста­ток гнева отвра­тите от себя обра­ще­нием. Это – еще кро­тость и чело­ве­ко­лю­бие, снис­хо­ди­тель­ное вра­зум­ле­ние, первые удары пестуна, обра­зу­ю­щего мла­ден­че­ство, это еще «дым гнева», то есть нача­ток истя­за­ния, а не «огонь вос­пла­ме­нив­шийся», то есть не самый верх гнева, не «угли горя­чие», то есть не послед­ние удары бича (Пс.17:9). Бог отча­сти угро­зил нам, отча­сти про­стер на нас бич, от иного удер­жался силой, иному под­верг нас, равно вра­зум­ляя и нака­за­нием, и угро­зой, и про­ла­гая путь гневу Своему, Он, по пре­из­бытку бла­го­сти, начи­нает с мень­шего, чтобы не иметь нужды в боль­шем. Но Он нака­зы­вает и боль­шим, если бывает к тому вынуж­ден.
Знаю это «оружие очи­щен­ное» (Пс.7:13), этот «упи­ва­ю­щийся меч на небе­сах» (Пс.34:5), кото­рому пове­лено сечь, «изни­что­жать», обе­с­ча­дить (Иез.21:10), не мило­вать ни тел, ни мозгов, ни костей. Знаю, что Бес­страст­ный, как «мед­ве­дица, лишен­ная детей», и «как рысь», встре­ча­ю­щая «на пути асси­риев» (Ос.13:7–8), не древ­них только, но и вся­кого, кто ныне асси­ри­я­нин без­за­ко­нием; и что нельзя убе­жать от кре­по­сти и ско­ро­сти гнева Его, когда Он бодр­ствует над нашими нече­сти­ями, и когда врагов Его пре­сле­дует рев­ность, гото­вая «пожрать про­тив­ни­ков» (Евр.10:27). Знаю это «раз­граб­ле­ние, и опу­сто­ше­ние, и разо­ре­ние, и сердца сокру­ше­ние, и рас­слаб­ле­ние колен» (Наум.2:10), и другие подоб­ные нака­за­ния, пости­га­ю­щие нече­сти­вых. Не говорю уже о тамош­них суди­ли­щах, кото­рым пре­да­ются поща­жен­ные здесь, почему лучше здесь под­верг­нуться вра­зум­ле­нию и очи­ще­нию, нежели пре­тер­петь истя­за­ние там, когда наста­нет время нака­за­ния, а не очи­ще­ния. […]
Что же теперь сотво­рим, братья, сокру­шен­ные, уни­чи­жен­ные и упо­ен­ные не секи­рой и не вином, кото­рое рас­слаб­ляет и омра­чает нена­долго, но бед­ствием, кото­рое навел на нас Гос­подь, ска­зав­ший: «и ты, сердце, поко­ле­бись и сотря­сись» (Авв.2:16), и напа­и­ва­ю­щий духом скорби и сокру­ше­ния, пре­зри­те­лей, кото­рым гово­рит: «посмот­рите и вни­ма­тельно вгля­ди­тесь, и вы сильно изу­ми­тесь и исчез­нете» (1:5)? Как стер­пим Его обли­че­ние? Или какой дадим ответ, когда сверх мно­же­ства бла­го­де­я­ний, за кото­рые мы не воз­бла­го­да­рили, с уко­риз­ной укажет нам и на эти нака­за­ния, исчис­лит лекар­ства, от кото­рых мы не исце­ли­лись, назо­вет нас хотя чадами, но пороч­ными, хотя сынами, но чуж­дыми и хро­ма­ю­щими по при­чине непро­хо­ди­мо­сти и кри­визны путей своих… […]
«Неужели стер­пите гнев Мой? – гово­рит Гос­подь. – Или рука Моя не сильна нане­сти новые удары? У Меня есть еще и гной­ные стру­пья, «вос­па­ле­ние от пепла печ­ного» (Исх.9:9), кото­рый бросил к небу Моисей или другой подоб­ный ему слу­жи­тель гнева Божия, и нака­зы­вает Египет болез­нью. У Меня есть и саранча, и тьма ося­за­е­мая, и казнь послед­няя по счету, но первая по тяже­сти и силе, – пора­же­ние и гибель пер­во­род­ных». […]
Ты блат, а мы посту­пали без­за­конно; Ты дол­го­тер­пе­лив, а мы достойны нака­за­ния. При­знаем бла­гость Твою, при всем своем нера­зу­мии. Еще за немно­гие грехи свои понесли мы нака­за­ние. […] Ты раз­гне­вался, «и мы согре­шили» (Ис.64:5), – испо­ве­ду­ется некто из древ­них; а мне теперь должно ска­зать наобо­рот: мы согре­шили, и Ты раз­гне­вался. […] Но «оста­нови, Гос­поди» (Ам.7:5), «отступи, Гос­поди» (Пс.38:14), «очисти, Гос­поди» (Дан.9:19), не предай нас до конца за без­за­ко­ния наши, и не нас пора­жая, вра­зум­ляй других, когда сами можем уце­ло­муд­риться, видя нака­зан­ными других! Кого же увидим нака­зан­ными? Языч­ни­ков, не зна­ю­щих Тебя, – и цар­ства, не поко­рив­ши­еся дер­жаве Твоей. А мы – народ Твой, Гос­поди, и жезл насле­дия Твоего, поэтому «накажи нас, Гос­поди, но по правде, а не в гневе Твоем, чтобы, не ума­лить нас» (Иер.19:24) и да не уни­чи­жить перед всеми живу­щими на земле». […]
Стра­шен слух Божий, кото­рый ощу­щает глас Авелев, даже в без­молв­ной крови (Быт.4:10). Страшны ноги, насти­га­ю­щие без­за­ко­ние. Страшно испол­не­ние Все­лен­ной, так что нигде нельзя избе­жать гнева Божия, – ни вос­па­рив на небо, ни уда­лив­шись в ад, ни пере­се­лив­шись на восток, ни скрыв­шись в глу­би­нах или пре­де­лах моря (Пс.138:7–10; Иер.23:24). Еще прежде меня Наум, сын Елке­сеев, изре­кая про­ро­че­ство о Нине­вии, стра­шится «Бога рев­ни­теля и Гос­пода, мстя­щего с яро­стью врагам своим» (Наум.1:2), до того про­сти­ра­ю­щего Свою стро­гость, что не оста­ется и места по вто­рому отмще­нию нече­сти­вым (Наум.1:9). А когда слышу, как Исаия угро­жает и гово­рит людям содом­ским и кня­зьям гоморр­ским: «Во что еще вас бить, про­дол­жа­ю­щие свое упор­ство» (Ис.1:5); тогда весь испол­ня­юсь ужаса, зали­ва­юсь сле­зами. Он гово­рит: невоз­можно уже найти новых нака­за­ний за умно­жа­ю­щи­еся вновь грехи, так пре­сту­пили вы всякую меру, исто­щили все роды нака­за­ний, непре­станно своими поро­ками при­зы­вая в себя новую и новую казнь. Нет уже «ни струпа, ни язвы, ни раны гно­я­щейся», все тело стало язвой, и язвой неис­цель­ной; «ибо нет пла­стыря при­ло­жить, ни елея, раны необ­вя­зан­ные» (Ис.1:6). Умал­чи­ваю о про­дол­же­нии угрозы, чтобы не быть для вас тягост­нее насто­я­щего нака­за­ния. […]
А сверх этого и больше всего будь ныне Мои­сеем и Фине­е­сом (свя­ти­тель обра­ща­ется к своему отцу — мое прим.). Вос­стань за нас и уми­ло­стиви, да оста­но­вится язва (Пс.105:30), или духов­ной жерт­вой или молит­вой и умным хода­тай­ством удержи гнев Гос­по­день, своим посред­ни­че­ством оста­нови после­ду­ю­щие удары. Гос­подь не пре­зи­рает седин отца, моля­ще­гося о чадах. Помо­лись о про­шед­ших согре­ше­ниях, пору­чись за буду­щее. Пред­ставь Богу народ, очи­щен­ный уда­рами и стра­хом, испроси ему телес­ную пищу, а осо­бенно испроси ангель­скую, схо­дя­щую с неба. Если сде­ла­ешь это, то при­ми­ришь с нами Бога, смяг­чишь небо, низ­ве­дешь дождь ранний и позд­ний.

(Слово 15)

Начало этому бешен­ству поло­жил Арий, соимен­ный умо­ис­ступ­ле­нию, кото­рый и понес нака­за­ние за необуз­дан­ность языка, по дей­ствию молитвы, а не по болезни, приняв конец жизни в нечи­стом месте и рас­сев­шись, как Иуда, за равное с ним пре­да­тель­ство Слова.
По про­ше­ствии немно­гого вре­мени, Пра­во­су­дие Божие, предав зло­че­сти­вого царя (Юлиана отступ­ника — мое прим.) персам, там совер­шает над ним суд, и увле­чен­ного туда любо­че­стием воз­вра­щает мерт­вым, ни в ком не воз­буж­да­ю­щим сожа­ле­ния; даже, как слышал я от кого-то, его не при­няла могила, но отвергла, и с пла­ме­нем изри­нула поко­ле­бав­ша­яся ради него земля, в чем вижу начало тамош­него муче­ния.

(Слово 21)

Но в пре­граж­де­ние многих грехов, какие про­из­рас­тали от корня повре­жде­ния от разных причин и в разные вре­мена, чело­век и прежде вра­зум­ляем был мно­го­раз­лично: словом, Зако­ном, Про­ро­ками, бла­го­де­я­ни­ями, угро­зами, карами, навод­не­ни­ями, пожа­рами, вой­нами, побе­дами, пора­же­ни­ями, зна­ме­ни­ями небес­ными, зна­ме­ни­ями в воз­духе, на земле, на море, неожи­дан­ными пере­во­ро­тами в судьбе людей, горо­дов, наро­дов (все это имело целью загла­дить повре­жде­ние)…

(Слово 38)

Но вот другое про­ис­ше­ствие, кото­рое не менее важно, чем уже опи­сан­ные. Злые пре­воз­могли, Васи­лию [Вели­кому] опре­де­лено изгна­ние, и ничто не мешало к испол­не­нию опре­де­ле­ния. Насту­пила ночь, при­го­тов­лена колес­ница, враги руко­плес­кали, бла­го­че­сти­вые уныли, мы окру­жали пут­ника, с охотой гото­вив­ше­гося к отъ­езду; испол­нено было и все прочее, нужное к этому пре­крас­ному пору­га­нию. И что же? Бог разо­ряет опре­де­ле­ние. Кто пора­зил пер­вен­цев Египта, оже­сто­чив­ше­гося против Изра­иля, Тот и теперь пора­жает болез­нью сына царя. И как мгно­венно! Здесь писа­ние об изгна­нии, а там опре­де­ле­ние о болезни; и рука лука­вого писца удер­жана, святой муж спа­са­ется, бла­го­че­сти­вый дела­ется даром горячки, вра­зу­мив­шей дерз­кого царя! Что спра­вед­ли­вее и ско­ро­по­стиж­нее этого?

(Слово 43)

Свя­ти­тель Гри­го­рий Тур­ский
Ирод же, боясь за свою власть, велел убить всех мла­ден­цев, наде­ясь таким обра­зом уни­что­жить Христа. Затем по Божьему про­из­во­ле­нию он погиб сам.

Исто­рия фран­ков. Книга 1. Глава 19.
О дарах волх­вов и об изби­е­нии мла­ден­цев

Свя­ти­тель Гри­го­рий Двое­слов
Довольно этого крат­кого пере­смотра для нас, воз­люб­лен­ней­шая братия, чтобы разу­меть тайны алле­го­рии, теперь пусть ум воз­вра­тится к обшир­ней­шему усмот­ре­нию нрав­ствен­но­сти в собы­тии: «неко­то­рый чело­век был богат, оде­вался в пор­фиру и виссон и каждый день пир­ше­ство­вал бли­ста­тельно. Был также неко­то­рый нищий, именем Лазарь, кото­рый лежал у ворот его в стру­пьях». Неко­то­рые думают, будто запо­веди Вет­хого Завета строже запо­ве­дей Нового, но они обма­ны­ва­ются именно от неосно­ва­тель­ного раз­мыш­ле­ния. Ибо в том нака­зы­ва­ется не упор­ство, а хище­ние (2Цар.12:6). Там неспра­вед­ли­вое при­сво­е­ние вещи и нака­зы­ва­ется воз­вра­ще­нием вчет­веро более (Лк.19:8). Но здесь этот богач осуж­да­ется не за то, что он при­своял себе чужое, но за то, что своего не раз­да­вал. Не гово­рится, что он при­тес­нил кого-либо силой, но гово­рится, что он гор­дился при­об­ре­тен­ными бла­гами. […] Еще нам нужно поду­мать и о том, с какой раз­бор­чи­во­стью Созда­тель наш все обсу­жи­вает. Ибо одна и та же вещь при­зна­ется не за одну и ту же. Ибо вот покры­тый стру­пьями нищий Лазарь лежит у ворот богача. Об этом одном обсто­я­тель­стве Гос­подь про­из­нес два суда. Ибо богач, быть может, имел бы некое изви­не­ние, если бы бедный и покры­тый стру­пьями Лазарь не лежал у ворот его, если бы удален был, если бы его бед­ность не была перед гла­зами. Наобо­рот, если бы богач был далеко от взора покры­того стру­пьями бед­няка, то бедняк терпел бы мень­шее иску­ше­ние в душе. Но когда Он поло­жил бед­ного и покры­того стру­пьями у ворот бога­того и рос­кошно пиру­ю­щего, тогда в одном и том же обсто­я­тель­стве, и от виде­ния бед­няка уве­ли­чил осуж­де­ние неми­ло­сер­дого богача, и наобо­рот, от зрения богача испы­тал еже­днев­ное тер­пе­ние бед­няка. Ибо какие, вы дума­ете, пере­нес иску­ше­ния бедный и покры­тый стру­пьями в своем помыш­ле­нии, когда он не имел хлеба и стра­дал от болезни, но перед собой видел богача, здо­ро­вого и пре­сы­ща­ю­ще­гося, когда он терпел болезнь и холод, а этого видел весе­ля­щимся и оде­ва­ю­щимся в пор­фиру и виссон; когда он стра­дал от ран, а этот вполне насла­ждался бла­гами; когда он нуж­дался, а этот не хотел давать?
Помыс­лим, братия мои, какой был в сердце шум иску­ше­ний у бед­няка, для кото­рого была доста­точ­ным нака­за­нием извест­ная бед­ность, хотя бы он был и здоров; и наобо­рот, доста­точно было бы и болезни, хотя бы у него было посо­бие? Но для боль­шего иску­ше­ния бед­няка, его вместе при­во­дили в изне­мо­же­ние, – и бед­ность, и болезнь. И сверх того, он видел богача, про­хо­дя­щего с бли­ста­тель­ной свитой, а себя всеми остав­лен­ным в болезни и бед­но­сти. Ибо о том, что никто не при­хо­дил к нему для посе­ще­ния, сви­де­тель­ствуют псы, кото­рые охотно обли­зы­вали гной его. Итак, Все­мо­гу­щий Бог из одного и того же обсто­я­тель­ства про­из­нес два суда, попу­стив бед­ному Лазарю лежать у ворот богача для того, чтобы и нече­сти­вый богач умно­жал для себя отмще­ния суда, и испы­тан­ный бедняк воз­рас­тал к мздо­воз­да­я­нию. Первый еже­дневно видел вто­рого, к кото­рому не имел состра­да­ния; он видел того, через кого был испы­ты­ваем. Внизу два сердца, а сверху один Над­зи­ра­тель, кото­рый и этого иску­ше­нием при­го­тов­лял к славе и того тер­пе­ливо ожидал к нака­за­нию. Ибо далее сле­дует:
«Умер нищий и отне­сен был Анге­лами на лоно Авра­амово. Умер и богач, и похо­ро­нили его». Этот именно богач, нахо­дясь уже в своем муче­нии, ищет покро­ви­тель­ства у того, кому в этой жизни не хотел ока­зы­вать мило­сти. Ибо вот при­со­во­куп­ля­ется: «и в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авра­ама и Лазаря на лоне его и, возо­пив, сказал: отче Авра­аме! уми­ло­сер­дись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и про­хла­дил язык мой, ибо я муча­юсь в пла­мени сем». «Перста своего в воде и осту­дит язык мой: яко стражду во пла­мени сем». О, какая тон­кость в судь­бах Божиих! О, как точно совер­ша­ется воз­да­я­ние за добрые дела и злые! Выше ясно было ска­зано, что в этой жизни Лазарь желал крошек, пада­ю­щих с тра­пезы бога­того, и никто не давал ему; теперь о нака­за­нии бога­того гово­рится, что он желает капли воды в уста свои с конца перста Лаза­рева. Отсюда, братие, отсюда заклю­чайте, какая точ­ность в пра­во­су­дии Божием. Ибо тот богач, кото­рый не хотел давать боль­ному бед­няку со стола своего даже самой мало­сти; будучи в муках, дове­ден был до жела­ния самой мало­сти. Ибо капли воды просил тот, кто отка­зы­вал в крош­ках хлеба. Но весьма заме­ча­тельно, что богач, нахо­дясь в муках, желает про­хла­дить язык свой. […]
Но после того, как у нахо­дя­ще­гося в пла­мени богача отни­ма­ется надежда за себя, душа его вспо­ми­нает о род­ствен­ни­ках, кото­рых оста­вила; потому что иногда душу нече­сти­вых без пользы научает любви нака­за­ние их, так что уже тогда начи­нают духовно любить своих те, кото­рые здесь, когда любили грехи, не любили даже самих себя. Поэтому теперь при­со­во­куп­ля­ется: «так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего, ибо у меня пять бра­тьев; пусть он засви­де­тель­ствует им, чтобы и они не пришли в это место муче­ния». В этом обсто­я­тель­стве надобно заме­тить, до какой сте­пени умно­жа­ются муче­ния богача, нахо­дя­ще­гося в пла­мени. Ибо в нака­за­нии его сохра­ня­ется у него и созна­ние, и память. Потому что он узнает Лазаря, кото­рого пре­зи­рал, и вспо­ми­нает о своих бра­тьях, кото­рых оста­вил. Поскольку отмще­ние ему за бед­няка было бы не полное, если бы он не узна­вал его в воз­да­я­нии. И нака­за­ние в огне не было бы полным, если бы он не стра­шился и за родных того же, что сам терпит. Итак, для того, чтобы греш­ники тер­пели в аде боль­шее нака­за­ние, они и славу тех, кото­рых пре­зи­рали, видят, и опа­са­ются нака­за­ния тем, кото­рых без­по­лезно любили. Но надобно думать, что прежде воз­да­я­ния на послед­нем суде нече­сти­вые видят неко­то­рых пра­вед­ни­ков в покое для того, чтобы, видя их в радо­сти, мучи­лись не только от своего нака­за­ния, но и от их бла­жен­ства. А пра­вед­ники всегда видят непра­вед­ных в муче­ниях для того, чтобы отселе уве­ли­чи­ва­лась их радость, потому что они видят то бед­ствие, кото­рого по мило­сер­дию избегли; и тем боль­шую вос­сы­лают бла­го­дар­ность своему Иску­пи­телю, чем яснее видят в других то, что могли тер­петь сами, если бы остав­лены были. Впро­чем, види­мое нака­за­ние нече­сти­вых отнюдь не помра­чает в душе пра­вед­ни­ков свет­ло­сти столь вели­кого бла­жен­ства, потому что, где уже не будет состра­да­ния к бед­ствию, там, без вся­кого сомне­ния, оно не будет иметь силы к умень­ше­нию радо­сти бла­жен­ству­ю­щих. Что же уди­ви­тель­ного, если пра­вед­ники, смотря на муче­ния непра­вед­ных, умно­жают тем свои радо­сти, когда и в живо­писи черный цвет пола­га­ется в осно­ва­ние, дабы яснее был видим белый или крас­ный? Ибо, как ска­зано, радо­сти для добрых тем более уве­ли­чи­ва­ются, чем яснее они видят своими гла­зами те несча­стья осуж­ден­ных, кото­рых избегли. И хотя им для пол­ного насла­жде­ния доста­точно и своих радо­стей, однако же они, без сомне­ния, всегда видят бед­ствия нече­сти­вых, потому что те, кото­рые видят славу Своего Созда­теля, не могут не видеть того, что совер­ша­ется в созда­нии.

Беседа на Еван­ге­лие 40

Свя­щен­но­му­че­ник Вла­ди­мир (Бого­яв­лен­ский)
К сожа­ле­нию, едва только уда­ля­ется от нас гнев Божий, жизнь города начи­нает уже опять при­ни­мать тот вид, какой она имела до болезни: храмы Божии снова пустеют, пло­щади града опять огла­ша­ются бес­чин­ными пляс­ками, бес­стыд­ными пес­нями. […]
Постиг­шая нас болезнь не есть дело случая, как могут думать неко­то­рые. Это дело пра­во­су­дия Божия, кара Все­мо­гу­щего, бич Божий, про­стер­тый для нашего же испы­та­ния и отрезв­ле­ния. В Свя­щен­ном Писа­нии много при­ме­ров, уве­ря­ю­щих, что всегда Бог отво­дил в сто­рону Свой меч, направ­лен­ный на чело­века, если только послед­ний, заме­тив его, вра­зум­лялся и ста­рался изба­виться от меча Божия.

(Жития ново­му­че­ни­ков. 25 января (7 фев­раля).
Свя­щен­но­му­че­ник Вла­ди­мир (Бого­яв­лен­ский),
мит­ро­по­лит Киев­ский
)

Свя­щен­но­му­че­ник Петр (Зверев)
Все еще из разных мест полу­ча­ются сооб­ще­ния о том, что по стране нашей рас­про­стра­ня­ются зараз­ные болезни, кото­рые уносят в могилу целые тысячи людей. Неуди­ви­тельно, что при столь страш­ном явле­нии люди при­хо­дят в бес­по­кой­ство и ста­ра­ются при­ду­мать все­воз­мож­ные сред­ства, чтобы откло­нить от себя надви­га­ю­щу­юся грозу… Но вот горе наше, что мы изоб­ре­таем всё не то сред­ство, кото­рое бы дей­стви­тельно нас изба­вило от ужас­ной, никого не милу­ю­щей болезни. Мы ста­ра­емся поль­зо­ваться раз­ными сыво­рот­ками и при­вив­ками… Все комис­сии и подав­ля­ю­щее боль­шин­ство част­ных людей только совер­шенно остав­ляют в сто­роне духов­ное начало в чело­веке – его душу, только не желают о ней поду­мать, да, впро­чем, они и не могут желать думать о ней, так как, кажется, и не подо­зре­вают, что она у них есть и нуж­да­ется в попе­че­нии гораздо более, чем тело… Они так далеки стали от всего духов­ного, что не могут пове­рить, что глав­ное и един­ствен­ное зло всех болез­ней, несча­стий и стра­да­ний на земле есть грех, кото­рый и надо уни­что­жать, с кото­рым и нужно бороться во что бы то ни стало, всеми силами, как бы трудно это ни было. А все эти виб­ри­оны, мик­робы и бациллы – только орудие и сред­ство в руках Про­мысла Божия, ищу­щего спа­се­ния души чело­ве­че­ской. Знает Бог, что дорога нам земная жизнь, что дорого нам тело, и вот на это-то и направ­ляет Свои удары, чтобы мы опом­ни­лись и рас­ка­я­лись. Посы­лая мор на людей, Гос­подь тем самым напо­ми­нает нам всегда иметь пред гла­зами своими смерть, а за нею и Страш­ный Суд, за кото­рым после­дует вечное нака­за­ние нерас­ка­ян­ных греш­ни­ков… К Нему-то и нужно прежде всего обра­щаться с молит­вою о поми­ло­ва­нии и об отвра­ще­нии пра­вед­ного гнева Его. Но, молясь, надо ста­раться быть достой­ными мило­сти Божией. Необ­хо­димо сознать грехи свои, рас­ка­яться в них, решиться вести жизнь свою согласно запо­ве­дям еван­гель­ским. С пока­я­нием должно соеди­нить пост и воз­дер­жа­ние, должно отка­заться хоть на время от разных удо­воль­ствий, игрищ, зрелищ и празд­ного вре­мя­про­вож­де­ния. Но как-то страшно ста­но­вится от того, что видишь вокруг: с одной сто­роны, как будто и боятся зараз­ных, губи­тель­ных болез­ней, стра­шатся смерти и в то же самое время пре­да­ются необуз­дан­ному весе­лью, заба­вам, зре­ли­щам, совер­шенно забы­вая свои свя­щен­ные обя­зан­но­сти по своему званию пра­во­слав­ных хри­стиан… Хотя уже бес­ко­неч­ное число раз гово­рено и пере­го­во­рено о том, что наша интел­ли­ген­ция далека от народа и не знает и не пони­мает его, но еще раз хочется крик­нуть так, чтобы услы­шали нако­нец, кому слы­шать над­ле­жит: “Да постойте, Бога ради, будьте доб­ро­со­вестны и бес­при­страстны, сой­дите с высоты своего вели­чия и при­слу­шай­тесь к тому, что гово­рит народ!.. Поща­дите, пожа­лейте душу народ­ную! Вы тол­ку­ете о про­све­ще­нии, вы скор­бите, что народ наш темен, вы стро­ите школы, а сами в то же время вно­сите тьму в среду его, раз­вра­ща­ете его, заме­ня­ете истину Хри­стову ложью язы­че­ства, содей­ству­ете воз­вра­ще­нию народа к нравам язы­че­ским!.. И как не быть смер­то­нос­ным язвам в стране нашей, когда мы отсту­паем от Бога и навле­каем на себя Его пра­вед­ный гнев?! Еще удив­ляться надо без­мер­ному дол­го­тер­пе­нию Божию, что Он мило­стиво карает нас, надо горячо бла­го­да­рить Его, что не погуб­ляет нас окон­ча­тельно, и слезно умо­лять Его, чтобы Он не дал осу­ще­ствиться злому делу и открыл сер­деч­ные очи тем, кому вве­рено попе­че­ние о душе народ­ной. Пока­емся же все и испра­вимся и обра­тимся к Богу, от Кото­рого отсту­пили!”.

(Жития ново­му­че­ни­ков. 25 января (7 фев­раля).
Свя­щен­но­му­че­ник Петр (Зверев),

архи­епи­скоп Воро­неж­ский)

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки