Тщеславие

(24 голоса: 4.63 из 5)

 

Тщесла́вие — ярко выраженное (внутренне или внешне) стремление к земной славе, тщетной и бессмысленной с точки зрения Бога, бесполезной в отношении спасения и вечной жизни; страсть к земным почестям, почитанию.

Является ли тщеславие формой психологической зависимости?

По своему внутреннему характеру тщеславие является страстью. Как и любая другая греховная страсть, тщеславие, развиваясь, настолько овладевает человеком, что фактически превращает его в своего пленника или раба.

Тщеславный человек ищет славы почти что везде, где может найти; пораженный этим пороком, несчастный готов величаться едва ли не каждым своим, более или менее значимым, поступком.

Тщеславные люди встречаются среди представителей различных социальных слоев, религиозных общин. Есть они и в христианской среде.

Как ни удивительно, но достаточно часто тщеславные люди ищут повода для надменности и восхваления даже в том, что, казалось бы, совершено чуждо надменности и жажды похвалы, например, в смирении.

Впрочем, как правило, это бывает связано с тем, что за подлинное, богоугодное смирение часто принимается ложное, лицемерное, театральное (см. подробнее: Христианское и псевдо-христианское смирение).

«Смиряясь» по форме, но не по существу, тщеславный гордец находит для себя дополнительные поводы к самовозвеличиванию, к тщеславной самооценке, мол, ах, какой я смиренный, какой молодец! Особенно большое удовольствие ложно смиряющийся гордец испытывает тогда, когда на его «смирение» с восторгом обращают внимание окружающие его люди: ах, как он смиренно кланяется, как скромно одевается, как кротко и смиренно разговаривает с батюшкой, как смиренно бьёт себя в грудь!

Нередко тщеславные люди публично называют себя первыми грешниками, самыми грешными из всех грешников, чем, опять же, выказывают напускное смирение и раскаяние. В действительности же такого рода «смирение» и «раскаяние» являются наиболее изощрённой формой гордыни, мол, ай, какой я нелицемерный, ай, какой искренний и открытый, ай, какой молодец!

Случается, что от «смирения» и «раскаяния» не остается и следа, как только обличение, даже и справедливое, высказывается со стороны посторонних людей. Слыша подобные обличения, тщеславный человек мгновенно забывает, что он — грешник из грешников, достойный наказания, и вместо добродушного согласия с обвинителем гневно отвечает ему, приблизительно так: на себя, убогий, посмотри! кто ты такой, чтобы указывать мне, как жить?

Зараженный тщеславием человек болезненно реагирует на недостаток признания его личных заслуг, на дефицит похвал. Он не просто стремится к земной, тщетной славе: на её поиски он расходует значительную часть своего личного времени, своих собственных сил. Стало быть, тщеславие есть не что иное как одна из форм нездоровой психологической зависимости.

 

Святитель Игнатий (Брянчанинов): «Тщеславие – искание славы человеческой, хвастовство. Желание и искание земных и суетных почестей… Внимание к красоте своего лица, приятности голоса и прочим качествам тела. Расположение к наукам и искусствам гибнущим сего века, искание успеть в них для приобретения временной, земной славы.
Стыд исповедовать грехи свои. Самооправдание. Прекословие. Составление своего разума. Лицемерие. Ложь. Лесть. Человекоугодие. Зависть. Уничижение ближнего. Переменчивость нрава. Притворство. Бессовестность. Нрав и жизнь бесовские»

Преподобный Иоанн Лествичник подчёркивал изворотливость этой страсти: Тщеславие ко всему льнет: тщеславлюсь, когда пощусь, но когда разрешаю пост, чтобы скрыть от людей свое воздержание, опять тщеславлюсь, считая себя мудрым; побеждаюсь тщеславием, одевшись в хорошие одежды; но и в худые одеваясь, также тщеславлюсь; стану говорить, побеждаюсь тщеславием, замолчу, опять им же побежден бываю. Как ни брось сей трезубец, все он станет верх острием.

***

митрополит Сурожский Антоний

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

…В сегодняшнем Евангелии говорится нам о Закхее-мытаре; о человеке, который сумел победить самое, может быть, трудное и самое постоянное искушение нашей жизни, а именно – тщеславие. И через это, повергши себя на суд Божий и презрев мнение и суд человеческий, он стал способным быть чадом Царства Божия. Гордыня – это утверждение, что мы самодостаточны, что нам не нужен ни Творец, ни Промыслитель, ни Судья, ни Бог, ни человек. Это утверждение, что мы сами себе – закон, начало и конец. Но в тщеславии, как говорит святой Иоанн Лествичник, мы делаемся наглыми перед Богом и трусливыми перед людьми; потому что тщеславный человек, это человек, который ищет одобрения от людей, который предает себя человеческому суду, забывая о том, что над ним – суд Божий, суд вечной правды.

Тщеславный человек – это человек, который боится того, что о нем подумают и скажут люди; это человек, который готов купить их одобрение любой ценой: стать недостойным себя самого, стать недостойным Бога, лишь бы его не отвергли, лишь бы его не осудили, не осмеяли, лишь бы его похвалили. И похвалу эту тщеславный человек ищет не в самом великом, что в нем самом есть, но в чем угодно, самом низменном, самом ничтожном, чем он может купить человеческое одобрение или отвести от себя человеческий суд. И что еще хуже, этот суд добрый, это одобрение, эту поддержку он ищет от людей, которых он сам презирает в тайне своей души, от людей, которые часто в его собственных глазах не имеют никакого права произнести над ним или над кем бы то ни было, над чем бы то ни было суд, потому что их мерки слишком низменны, слишком ничтожны. И через тщеславие человек мельчает, унижается, делается недостойным собственного своего уважения; и одновременно он отстраняет Божий суд: потому что Божий суд требует от него величия, требует от него, чтобы он никогда себя не продавал человеческому суду. Этот соблазн тщеславия для каждого из нас, в каждое мгновение, является опасностью; он прилепляется к добру и ко злу. И через то, что хорошее в нас, и через то, что презренно в нас, мы ищем человеческого одобрения, мы ищем купить доброе отношение людей, и поэтому не только зло, но и добро отравляются этим тщеславием.

В жизни св. Макария Великого рассказывается, как после его смерти один из его учеников видел, как душа его возносилась на небо; и на пути его старались остановить бесы, упрекая его в грехах, которые он совершил или не совершил; и он проходил мимо них. И когда он дошел до самых райских дверей, бесы, желая уловить его хоть в последнее мгновение его восхождения к Богу, воскликнули: Макарий! Ты нас победил!.. И в своей духовной мудрости святой Макарий обернулся к ним и уже в дверях райских сказал: Нет еще! – и вошел в Царство Божие. Только презрением к тщеславию, только готовностью быть судимым Богом единым и никем другим, кроме нашей совести, которая есть голос Божий в нас, можем мы вступить на путь реальности, на путь жизни, оторваться от призраков и от лжи. И поэтому в начале Великого Поста, напомнив нам о нашей слепоте духовной, Церковь в первую очередь нам говорит о том, что только оторвавшись от тщеславия, стал Закхей способным принять под кров свой, в дом, в душу, в жизнь Спасителя Господа Иисуса Христа; стал способным покаяться – т.е. отвернуться от всего, что не есть Божия правда, Божии пути – и поэтому о нем сказал Господь, что пришло спасение дому его.

Вдумаемся в наше собственное состояние, станем перед Божиим всемилостивым, но вместе с тем неумолимым по своей правде и чистоте судом. И хотя бы приблизимся к Царству Божию, в которое одним шагом вошел мытарь Закхей. Аминь.

***

От тщеславия твоего ты погубил мудрость твою.
(Иез. 28:17)

Ищущий славы то вдруг от радости поднимается вверх, то снова легко погружается, бывает всегда в тревоге и никогда в покое.
Ты пришел на площадь и обратил на себя внимание присутствующих? Что же еще? Ничего. Все исчезло и прошло, как рассеявшийся дым. Отчего же мы так пристрастны к вещам ничтожным? Какое безрассудство! Какое безумие!
Другие страсти, хотя заключают в себе большой вред, но, по крайней мере, приносят и некоторое удовольствие, хотя и временное и короткое… но обладаемые страстью тщеславия всегда живут жизнью горькою, лишенною всякого удовольствия. Ибо они не достигают того, что так любят… Потому и сама страсть эта называется не славой, а тщеславием… Она тщетна и не имеет в себе ничего блистательного и славного.
Святитель Иоанн Златоуст († 407)

Как дни сменяются ночами и лета зимами, так тщеславие и сластолюбие – печалями и болезненными страданиями, или в настоящем веке, или в будущем.
Преподобный Максим Исповедник (†662)

В тщеславную душу снова возвращаются страсти, некогда ею побежденные и исшедшие из нее.
Преподобный Исаак Сирин (VII век)

Какое Вам дело до других людей, для чего Вам нужно, чтобы о Вас думали только хорошо, что пользы, если весь мир будет хвалить Вас, а Господь скажет: не знаю вас… Зачем и Вы сами себя хотите видеть во всем хорошей по-мирскому? А по-духовному хорош только тот, кто искренне от всей души считает себя хуже всех.
Игумен Никон (Воробьев)

См. СМИРЕНИЕ, ГОРДОСТЬ

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Рейтинг@Mail.ru

Открыта запись на православный интернет-курс