Христианская культура

Лев А. Тихо­ми­ров

1. Хри­сти­ан­ская куль­тура

Гос­под­ство хри­сти­ан­ства в мире сопро­вож­да­лось раз­ви­тием вели­чай­шей в мире куль­туры, кото­рая спра­вед­ливо должна назы­ваться хри­сти­ан­ской куль­ту­рой, так как все это утон­че­ние внут­рен­них отно­ше­ний, при­спо­соб­ле­ние обще­ства к потреб­но­стям чело­века, раз­ви­тие прав лич­но­сти, так же как небы­ва­лое дотоле овла­де­ние силами при­роды и раз­но­сто­рон­нее укра­ше­ние жизни – все это было выра­щено вли­я­нием хри­сти­ан­ства.

2. Мате­ри­аль­ная куль­тура

Созда­ние мате­ри­аль­ной куль­туры и внеш­нее укра­ше­ние жизни, конечно, не входят в непо­сред­ствен­ные цели хри­сти­ан­ства, а высшая аске­ти­че­ская точка зрения видит даже в утон­чен­но­стях жизни про­ти­во­ре­чие со стрем­ле­нием к жизни духов­ной, состав­ля­ю­щей прямую цель хри­сти­ан­ства. Но высшая аске­ти­че­ская точка зрения, будучи сама по себе совер­шенно пра­виль­ною, не дает все­обще-обя­за­тель­ного режима. Земная фаза нашего суще­ство­ва­ния про­те­кает в усло­виях мате­ри­аль­ной при­роды, кото­рая имеет свои закон­ные тре­бо­ва­ния, не исклю­ча­е­мые зада­чами веры и спа­се­ния души. Идея Цар­ствия Божия, поскольку она раз­ви­ва­ется в земной жизни, тре­бует лишь под­чи­не­ния мате­ри­аль­ных потреб­но­стей духов­ным потреб­но­стям, тре­бует, чтобы основ­ной целью жизни было душев­ное спа­се­ние и чтобы вто­ро­сте­пен­ные цели, созда­ва­е­мые потреб­но­стями земной при­роды, не заглу­шали своими при­ман­ками того, что есть глав­ная задача.

3. Высшая утон­чен­ная обще­ствен­ность

Между тем основ­ные задачи лич­но­сти и вза­им­ные отно­ше­ния между людьми, пред­пи­сы­ва­е­мые хри­сти­ан­ством, таковы, что при соблю­де­нии их сама собою вырас­тает высшая утон­чен­ная обще­ствен­ность. Рели­гия ука­зы­вает извест­ные обя­зан­но­сти к семье, к ближ­ним, тре­бует обуз­да­ния свое­ко­ры­стия и жад­но­сти, клей­мит экс­плу­а­та­цию чело­века чело­ве­ком, пред­пи­сы­вает людям вза­им­ную помощь, с осо­бен­ным вни­ма­нием к сла­бому: все это создает обста­новку в высшей сте­пени бла­го­при­ят­ную для успеш­но­сти труда, для под­ня­тия уровня общего бла­го­со­сто­я­ния, для вос­пи­та­ния чело­века как работ­ника и устро­и­теля обще­ства. Тре­бо­ва­ние спра­вед­ли­во­сти и заботы о всех дает толчок усо­вер­шен­ство­ва­нию обще­ствен­ной орга­ни­за­ции. Поня­тие о власти как учре­жде­нии боже­ствен­ном, име­ю­щем мис­сией обслу­жи­вать общее благо, создает со сто­роны народа повы­шен­ные тре­бо­ва­ния к госу­дар­ствен­но­сти и в самих носи­те­лях власти вос­пи­ты­вает стрем­ле­ние быть соот­вет­ствен­ными постав­лен­ному для власти идеалу. Так вырас­тает обла­го­ро­жен­ная госу­дар­ствен­ность, на кото­рую Цер­ковь отбра­сы­вает свет своей рели­ги­оз­ной идеи.

4. Чело­ве­че­ское досто­ин­ство

Глав­ное воз­дей­ствие на куль­тур­ность обще­ства хри­сти­ан­ство ока­зало высо­ким поня­тием о лич­но­сти чело­века вообще. Чело­ве­че­ское досто­ин­ство вырас­тало до чрез­вы­чай­но­сти, и с этим обще­ство и госу­дар­ство должно было счи­таться. Между прочим, оди­на­ко­вое досто­ин­ство при­роды, оди­на­ко­вое во всех людях иска­ние бого­об­ще­ния при­во­дило к тому, что и в обще­ствен­ных отно­ше­ниях являлся прин­цип равен­ства. Но, с другой сто­роны, вводя в обще­ствен­ную жизнь созна­ние равен­ства всех на глав­ней­шей сто­роне жизни – рели­ги­оз­ной, хри­сти­ан­ство не было эга­ли­тар­ным, и это выте­кало из самого рели­ги­оз­ного прин­ципа. Дей­стви­тельно, хотя чело­ве­че­ское досто­ин­ство оди­на­ково, но дары лич­но­сти раз­личны, и истин­ная жизнь скла­ды­ва­ется не все­об­щей урав­ни­тель­но­стью, но все­об­щим гар­мо­ни­че­ским вза­и­мо­слу­же­нием и вза­и­мо­под­чи­не­нием. Не эга­ли­та­ризм (урав­ни­ловку) при­но­сило с собой хри­сти­ан­ство, а соли­дар­ность. Отсюда явля­ется и дис­ци­плина, не име­ю­щая ничего обид­ного, так как она во всех вза­и­мо­от­но­ше­ниях обо­юдна и, сверх того, свя­зана с внут­рен­ним стрем­ле­нием каж­дого к само­огра­ни­че­нию.

5. Лич­ность сво­бодна но без зло­упо­треб­ле­ний

Лич­ность по-хри­сти­ан­ски, без­условно, сво­бодна, но если она имеет в виду жить по-хри­сти­ан­ски, стре­миться к спа­се­нию – она должна быть про­ник­нута само­огра­ни­че­нием: жить как сво­бод­ная, но не как зло­упо­треб­ля­ю­щая сво­бо­дой. В дей­ствии под вли­я­нием поры­вов стра­сти и корыст­ного поже­ла­ния нет сво­боды: это есть погру­же­ние в раб­ство стра­сти и внеш­ней при­манки. Сво­бода, таким обра­зом, сама дает осно­ва­ние дис­ци­плины. С другой сто­роны, внеш­ний орган власти и дис­ци­плины не имеет само­до­вле­ю­щей, про­из­воль­ной силы, но пред­став­ляет слу­же­ние по боже­ствен­ной деле­га­ции. На таких осно­ва­ниях, кото­рые, под дав­ле­нием духа хри­сти­ан­ства, нала­гали свою печать на обще­ствен­ные и госу­дар­ствен­ные отно­ше­ния, стро­и­лось обще­жи­тие, где раз­ви­ва­лась лич­ность очень высо­кая, само­сто­я­тель­ная, полная внут­рен­него созна­ния прав и обя­зан­но­стей.

Это было проч­ным осно­ва­нием куль­тур­ного раз­ви­тия.

6. Нрав­ствен­ное усо­вер­шен­ство­ва­ние и позна­ние

Должно при­ба­вить, что чело­век, по хри­сти­ан­скому воз­зре­нию, имеет в мире такие задачи, кото­рые его влекут к позна­нию. Не только нрав­ствен­ное усо­вер­шен­ство­ва­ние, но и позна­ние имеет рели­ги­оз­ный харак­тер, ибо оно имеет отно­ше­ние к обще­нию с Боже­ством. Без Откро­ве­ния чело­век не может отыс­кать Бога, но необ­хо­ди­мость иска­ния не уни­что­жа­ется Откро­ве­нием. «Бог, – гово­рит ап. Павел, – про­из­вел людей для того, чтобы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли» (Деян. 17:27). Ибо «неви­ди­мое Его, вечная сила Его и Боже­ство – от созда­ния мира чрез рас­смат­ри­ва­ние тво­ре­ний видимы» (Рим. 1:20). Небре­же­ние к этому рас­смат­ри­ва­нию даже состав­ляло бы вину чело­века. С другой сто­роны, при­ни­ма­ние твари за Творца есть начало рели­ги­оз­ных заблуж­де­ний. Таким обра­зом, извест­ное знание при­роды ста­но­вится необ­хо­ди­мым для того, чтобы суметь выде­лить Творца из Его тво­ре­ния, и понять боже­ствен­ность Творца из того, что не есть Он.

7. Незна­ние отвле­кает от Бога

Без сомне­ния, потреб­ность знания для веры не оди­на­кова у людей. Но вообще для чело­ве­че­ства знание необ­хо­димо. По недо­статку знания суще­ство­вало и суще­ствует мно­же­ство суе­ве­рий, кото­рые в основе своей всегда имеют ложное пред­став­ле­ние о твари и вслед­ствие этого при­ни­мают за боже­ствен­ное то, что в дей­стви­тель­но­сти есть явле­ние твар­ное. Напри­мер, в аске­ти­че­ской прак­тике языч­ни­ков многие упраж­не­ния, почи­та­е­мые за обще­ние с Богом, при­во­дят лишь к обще­нию с раз­но­род­ными силами при­роды. Таким обра­зом, незна­ние прямо спо­собно отвле­кать от Бога.

8. При­об­ре­те­ние знаний

Тут самые рели­ги­оз­ные пред­по­сылки поощ­ряют чело­века идти на при­об­ре­те­ние знания. Дей­стви­тельно, в данном, напри­мер, случае чело­век обязан раз­ли­чать гра­ницу между боже­ствен­ным и твар­ным. Есте­ство есть область необ­хо­ди­мо­сти, в ней нет сво­боды, нет ответ­ствен­но­сти, нет греха, нет и доб­ро­де­тели. Область духа, эле­мента боже­ствен­ного, напро­тив – сво­бодна; жизнь духа совер­ша­ется по про­из­во­ле­нию, вслед­ствие чего в ней есть и грех, и свя­тость, есть ответ­ствен­ность. Жизнь эта – духов­ная, рели­ги­оз­ная – совер­ша­ется лишь в обла­сти духа. Было бы духов­ной гибе­лью допу­стить, чтобы есте­ство под­чи­нило нас из-за того, что мы его примем оши­бочно за Боже­ство. Поэтому с рели­ги­оз­ной точки зрения нам важно знать законы есте­ства и сферу их дей­ствия, для того чтобы уметь раз­гра­ни­чить и в самом себе область есте­ствен­ную, сле­ду­ю­щую по зако­нам необ­хо­ди­мо­сти, и область духов­ную, и не отдать под власть есте­ства ника­кой части удела духа, не при­нять по ложным при­зна­кам обла­сти есте­ства за область духа. Только в этом случае чело­век может ясно усмот­реть свой путь к Богу.

Эти сооб­ра­же­ния, сами собою выте­ка­ю­щие из хри­сти­ан­ской веры, упол­но­мо­чи­вают чело­века на испы­та­ние при­роды во всей широте и глу­бине. То же отно­сится и к фило­со­фии как выяс­не­нию зако­нов бытия, жизни и ее част­ных явле­ний.

9. Содер­жа­ние рели­ги­оз­ного учения поощ­ряет позна­ние

Конечно, в хри­сти­ан­ском мире далеко не всегда отно­си­лись с таким ува­же­нием к сво­боде науч­ного иссле­до­ва­ния. Очень часто сами слу­жи­тели рели­гии взгля­нули бы на такую сво­боду как на ересь и поги­бель чело­века. Но одно дело – узость и неве­же­ство в пони­ма­нии духа своей веры, и другое – дей­стви­тель­ное содер­жа­ние этой веры. Чело­век, вду­мы­ва­ю­щийся в свою хри­сти­ан­скую веру и име­ю­щий стрем­ле­ние к позна­нию не мог не почув­ство­вать себя сво­бод­ным идти к знанию, что бы ни гово­рили ему неве­же­ствен­ные фана­тики псев­до­дог­мата. В хри­сти­ан­ском мире так и было. Содер­жа­ние рели­ги­оз­ного учения было слиш­ком ясно, оно упол­но­мо­чи­вало на иска­ние позна­ния и даже поощ­ряло к этому. И потому-то хри­сти­ан­ская эпоха сде­ла­лась эпохой вели­чай­шего раз­ви­тия науки во всех ее сферах, ибо немыс­лимо раз­гра­ни­чить в позна­нии что-либо недоз­во­лен­ное от доз­во­лен­ного. Если наука есть дело также Божие, то в ней доз­во­лена вся область, доступ­ная чело­ве­че­скому уму.

Это огром­ное и посто­янно рас­ту­щее позна­ние, углуб­ля­ю­ще­еся и в силы при­роды, и в чело­ве­че­скую пси­хику, и в законы обще­ствен­но­сти и исто­рии, необы­чайно рас­ши­рило наше обла­да­ние силами при­роды и уменье ими поль­зо­ваться. Вслед­ствие этого явля­лось, как неиз­беж­ное послед­ствие, при­ме­не­ние всей обла­сти познан­ного к потреб­но­стям людей. А из этого про­ис­те­кало то обсто­я­тель­ство, что, при полном памя­то­ва­нии брен­но­сти всего зем­ного и иска­нии жизни вечной, хри­сти­ане полу­чали сред­ства и в этой земной жизни устра­и­ваться по высо­кому уровню обще­ствен­но­сти и куль­тур­но­сти, со всеми их атри­бу­тами: наукой, искус­ством, тех­ни­кой, постро­е­нием обще­ствен­но­сти на соеди­не­нии сво­боды и порядка, со стрем­ле­нием к все­об­щему праву и бла­го­со­сто­я­нию и т.д.

10. Неве­ру­ю­щие пожи­нают плоды хри­сти­ан­ства

Про­тив­ники хри­сти­ан­ства любят гово­рить, что раз­лич­ные сто­роны куль­туры раз­ви­лись глав­ным обра­зом в такое время, когда руко­вод­ство обще­ствен­но­стью было захва­чено людьми, отпав­шими от хри­сти­ан­ства. Но ведь они пожи­нали то, что было засе­яно и взра­щено хри­сти­ан­ством. Хри­сти­ан­ство создало тот чело­ве­че­ский мате­риал, на свой­ствах кото­рого стало воз­можно воз­дви­же­ние этой высо­кой куль­туры.


При­ме­ча­ния:

1. Источ­ник: Мис­си­о­нер­ский Листок #89. Изда­тель­ство храма Покрова Пре­свя­той Бого­ро­дицы. Редак­тор: Епи­скоп Алек­сандр (Миле­ант).
2. Под­за­гла­вия при­бав­лены для облег­че­ния чита­бель­но­сти и пони­ма­ния сути.

глава «Хри­сти­ан­ская эпоха» из книги «Рели­ги­озно-Фило­соф­ские основы жизни» (стр. 245–290), Льва А. Тихо­ми­рова.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки