Путь независимости. Интернет, отношения, работа, еда, игры, алкоголь

Путь независимости. Интернет, отношения, работа, еда, игры, алкоголь

(5 голосов5.0 из 5)

Сла­бо­сти, при­стра­стия, дур­ные при­выч­ки – каж­до­му из нас есть что за собой вспом­нить. При этом мы уве­ре­ны, что по-насто­я­ще­му болез­нен­ную зави­си­мость вызы­ва­ют лишь нар­ко­ти­ки, алко­голь или азарт­ные игры, не подо­зре­вая, что интер­нет, отно­ше­ния с люби­мы­ми, интим­ная бли­зость, еда, рабо­та, день­ги и мно­же­ство дру­гих вещей тоже могут завла­деть человеком. 

Как изба­вить­ся от пора­бо­ща­ю­щей силы зави­си­мо­сти? Не все­гда мы спо­соб­ны даже сфор­му­ли­ро­вать для себя этот вопрос. Как и поче­му она раз­ви­ва­ет­ся? И что делать, если мы сами или наши близ­кие ока­за­лись в пле­ну? Кни­га пси­хо­ло­га Пет­ра Дмит­ри­ев­ско­го помо­га­ет разо­брать­ся в себе, отка­зать­ся от лож­ных сте­рео­ти­пов и най­ти путь к осво­бож­де­нию, пол­но­те и радо­сти жизни. 

Фраг­мент кни­ги (15%)

Введение

Когда я был мла­ден­цем, то по-мла­ден­че­ски гово­рил, по-мла­ден­че­ски мыс­лил, по-мла­ден­че­ски рас­суж­дал; а как стал мужем, то оста­вил младенческое
     1 Кор. 13:11

Сла­бость, при­стра­стие, дур­ная при­выч­ка — каж­до­му из нас есть что за собой вспом­нить. Мы можем отма­хи­вать­ся от предо­сте­ре­же­ний род­ных, про­щать себя или нена­ви­деть за такие сла­бо­сти. А ино­гда, увы, и катить­ся в про­пасть. Будучи взрос­лы­ми по пас­пор­ту и ста­ту­су, не в силах спра­вить­ся с собой, слов­но малые дети, — мы ока­зы­ва­ем­ся в пле­ну сво­их зави­си­мо­стей: кто от интер­не­та, кто от рабо­ты, кто от «стра­сти неж­ной», кто от слад­ко­го или без­удерж­ных покупок.

Как изба­вить­ся от пора­бо­ща­ю­щей силы зави­си­мо­сти? Не все­гда мы спо­соб­ны даже сфор­му­ли­ро­вать для себя этот вопрос. А отве­тить на него еще труд­нее. Изу­че­ни­ем зави­си­мо­го пове­де­ния и поис­ком путей его пре­одо­ле­ния зани­ма­ет­ся нау­ка аддик­то­ло­гия, появив­ша­я­ся в 80‑х годах про­шло­го века. Свое имя она полу­чи­ла от латин­ско­го addictus — так назы­ва­ли осуж­ден­но­го, свя­зан­но­го долгами.

Образ чело­ве­ка, ско­ван­но­го цепя­ми гре­хов, хоро­шо зна­ком пра­во­слав­но­му хри­сти­а­ни­ну: «Свя­зан мно­ги­ми ныне пле­ни­ца­ми гре­хов и содер­жим люты­ми страстьми и беда­ми, к Тебе при­бе­гаю, мое­му спа­се­нию, и вопию: помо­зи ми, Дево, Мати Божия [1]», — гово­рит­ся в молит­ве пока­ян­но­го кано­на, обык­но­вен­но чита­е­мо­го перед исповедью.

Все мы пони­ма­ем, что такой силой, дела­ю­щей нас несво­бод­ны­ми, обла­да­ют нар­ко­ти­ки, алко­голь или азарт­ные игры, но и интим­ная бли­зость, еда, день­ги и мно­же­ство дру­гих вещей могут завла­деть чело­ве­ком и тре­бо­вать, по ощу­ще­ни­ям зави­си­мо­го, тоталь­но­го повиновения.

Без­обид­ные или даже вызы­ва­ю­щие вос­хи­ще­ние обра­зы прой­дут перед гла­за­ми чита­те­лей этой кни­ги: кол­ле­ги, без сна и отды­ха рабо­та­ю­щие над оче­ред­ным про­ек­том; бра­тья и сест­ры, несу­щие слу­же­ния в хра­ме; дру­зья за бока­лом вина; жен­щи­ны, всю жизнь посвя­тив­шие мужу и детям; само­от­вер­жен­ные роди­те­ли, неустан­но спа­са­ю­щие непу­те­вых отпрыс­ков… Как понять, почув­ство­вать, когда из этих кар­тин ухо­дит свет, а их герои попа­да­ют в ловуш­ку? Как и поче­му это про­ис­хо­дит? И что делать, если ты или твой близ­кий ока­зал­ся тем самым «осуж­ден­ным», свя­зан­ным по рукам и ногам, боль­ше не воль­ным вый­ти из соц­се­ти, рас­сла­бить­ся и отдох­нуть от рабо­ты, вырвать­ся из изо­ля­ции оди­но­че­ства, защи­тить­ся от раз­ру­ши­тель­ных и мучи­тель­ных отношений?

Глава 1
Зависимость — многоликая беда

Очевидные опасности

Алко­голь, нар­ко­ти­ки и не только…

Алко­голь и нар­ко­ти­ки под­чи­ня­ют себе лич­ность чело­ве­ка. Они вызы­ва­ют зави­си­мо­сти (хими­че­ские — по клас­си­фи­ка­ции пси­хо­ло­гов), кото­рые при­во­дят к отчуж­ден­но­сти и оди­но­че­ству, болез­ням, раз­ру­ше­нию лич­но­сти и даже смер­ти. Целью жиз­ни чело­ве­ка ста­но­вит­ся не раз­ви­тие, обу­че­ние и отно­ше­ния люб­ви, а упо­треб­ле­ние вещества.

Алко­голь. Напит­ки, его содер­жа­щие, откры­то про­да­ют­ся в боль­шин­стве стран мира. Они легаль­ны, доступ­ны и дав­но ста­ли частью нашей куль­ту­ры. Как пока­зы­ва­ет опыт рабо­ты со став­ши­ми зави­си­мы­ми людь­ми, чаще все­го алко­голь помо­га­ет им избе­жать оди­но­че­ства. Бар или гараж для муж­чи­ны-алко­го­ли­ка — это место, где под­дер­жи­ва­ет­ся осо­бый дух муж­ско­го брат­ства, где все рав­ны, все ува­жа­е­мы и ком­пе­тент­ны. В глу­бине души алко­го­лик часто чув­ству­ет себя хуже дру­гих, вино­ва­тым и неуве­рен­ным. В состо­я­нии алко­голь­но­го опья­не­ния неко­то­рые пью­щие люди ста­но­вят­ся слез­ли­вы­ми и погру­жа­ют­ся в само­уни­чи­же­ние. Но ино­гда, опья­нев, пре­об­ра­жа­ют­ся: бес­по­мощ­ность пере­рас­та­ет в жесто­кость, чув­ство непол­но­цен­но­сти — в бра­ва­ду, сму­ще­ние и тру­сость — в развязность.

Мно­гие алко­го­ли­ки пьют, что­бы быть «как все» и стать частью ком­па­нии, пыта­ясь удо­вле­тво­рить свою потреб­ность в близости.

Со вре­ме­нем алко­го­лизм неиз­беж­но при­во­дит к серьез­ным про­бле­мам в отно­ше­ни­ях с род­ны­ми и на рабо­те, раз­ру­ша­ет здо­ро­вье. Зави­си­мость неми­ну­е­мо вызы­ва­ет иска­же­ние лич­но­сти — чело­век отри­ца­ет и игно­ри­ру­ет ее послед­ствия, цеп­ля­ясь за лож­ные доводы:

  • Я могу бро­сить в любой момент.
  • Я не лежу под забо­ром, зна­чит, это не алкоголизм.
  • Пиво и вино — не вод­ка, от них зави­си­мость не формируется.
  • Моя рабо­та свя­за­на с нефор­маль­ным обще­ни­ем с парт­не­ра­ми, поэто­му я не могу не пить.
  • Чело­век с силь­ной волей не ста­нет алкоголиком.

Алко­го­лик пере­ста­ет кон­тро­ли­ро­вать дозу спирт­но­го, уве­ли­чи­ва­ет ее, у него появ­ля­ет­ся «син­дром отме­ны» (физи­че­ское недо­мо­га­ние и тре­вож­ность при невоз­мож­но­сти опо­хме­лить­ся), пора­жа­ют­ся внут­рен­ние орга­ны, воз­ни­ка­ют про­ва­лы памяти.

Поми­мо раз­ру­ши­тель­но­го дей­ствия на нерв­ную систе­му, упо­треб­ле­ние алко­го­ля чре­ва­то еще и про­стым отрав­ле­ни­ем, кото­рое вызва­но обра­зо­ва­ни­ем в орга­низ­ме ядо­ви­то­го веще­ства аце­таль­де­ги­да. Осо­бен­но силь­ное дей­ствие аце­таль­де­гид ока­зы­ва­ет на стен­ки сосу­дов (сти­му­ли­ру­ет раз­ви­тие ате­ро­скле­ро­за), тка­ни пече­ни (алко­голь­ный гепа­тит), тка­ни моз­га (алко­голь­ная энцефалопатия).

Нар­ко­ти­ки. Они очень раз­но­об­раз­ны по сво­е­му дей­ствию, а пото­му удо­вле­тво­ря­ют самые раз­ные потреб­но­сти зави­си­мых. Одни пре­па­ра­ты ослаб­ля­ют агрес­сию, дру­гие помо­га­ют пре­одо­ле­вать внут­рен­нюю пусто­ту, тре­тьи избав­ля­ют от стра­ха, сты­да, чет­вер­тые помо­га­ют най­ти выход из состо­я­ния ску­ки, апа­тии, дают воз­мож­ность почув­ство­вать себя живым.

Нар­ко­ти­ки осуж­да­ют­ся и запре­ща­ют­ся в обще­стве, и поэто­му так при­вле­ка­ют под­рост­ков и моло­дых людей: они поз­во­ля­ют им чув­ство­вать себя взрос­лее и зна­чи­тель­нее, чем окру­жа­ю­щие. Упо­треб­ле­ние нар­ко­ти­ка ста­но­вит­ся сво­е­го рода вызо­вом — роди­те­лям и обще­ству в целом.

При этом у нар­ко­ма­на, в любом воз­расте, есть еще одна под­рост­ко­вая чер­та: он не чув­ству­ет дру­гих людей, для него они как буд­то неваж­ны. Тако­му чело­ве­ку крайне слож­но при­знать свою потреб­ность в бли­зо­сти. Мно­гим нар­ко­ма­нам, в отли­чие от алко­го­ли­ков, непри­ят­но объ­еди­не­ние в груп­пы; ком­па­ния нуж­на им ско­рее для при­об­ре­те­ния веще­ства и сов­мест­но­го кон­тро­ля дозы во избе­жа­ние пере­до­зи­ров­ки. Эмо­ци­о­наль­но отде­ля­ясь от людей, нар­ко­ман обес­пе­чи­ва­ет себе без­опас­ность. С одной сто­ро­ны, он чув­ству­ет свое пре­вос­ход­ство над окру­жа­ю­щи­ми, с дру­гой, в глу­бине души счи­та­ет себя ужас­ным, никчемным.

Для нар­ко­ма­на очень важ­ны темы вла­сти и кон­тро­ля: он исполь­зу­ет свою власть, что­бы дер­жать людей на рас­сто­я­нии и для того, что­бы управ­лять соб­ствен­ны­ми чув­ства­ми и состо­я­ни­я­ми с помо­щью веще­ства. Таким обра­зом, упо­треб­ле­ние нар­ко­ти­ков дает чело­ве­ку иллю­зию кон­тро­ля и самодостаточности.

Раз­ви­тие нар­ко­ти­че­ской зави­си­мо­сти ста­но­вит­ся замет­но по рез­ко­му суже­нию инте­ре­сов чело­ве­ка. Жизнь зави­си­мо­го сфо­ку­си­ро­ва­на в основ­ном на про­бле­мах, свя­зан­ных с упо­треб­ле­ни­ем: где раз­до­быть денег, как достать нар­ко­тик, где най­ти «дру­зей», с кото­ры­ми мож­но раз­де­лить дозу, как скрыть свое состо­я­ние от род­ных и коллег.

Нар­ко­ман, как пра­ви­ло, отри­ца­ет свои про­бле­мы даже тогда, когда они не вызы­ва­ют у окру­жа­ю­щих ника­ких сомне­ний. Так он пыта­ет­ся дока­зать себе и всем вокруг, что кон­тро­ли­ру­ет ситу­а­цию. Еще одной фор­мой отри­ца­ния явля­ет­ся деле­ние нар­ко­ти­ков на «лег­кие» и «тяже­лые». Пер­вые яко­бы не пред­став­ля­ют ника­кой угро­зы для организма.

По мере раз­ви­тия нар­ко­ти­че­ской зави­си­мо­сти посте­пен­но меня­ет­ся мотив упо­треб­ле­ния. Если вна­ча­ле речь шла о дости­же­нии опре­де­лен­но­го при­ят­но­го состо­я­ния, то затем — лишь о смяг­че­нии «син­дро­ма отме­ны», в про­сто­ре­чии «лом­ки». Боле­вые ощу­ще­ния при лом­ке быва­ют настоль­ко непе­ре­но­си­мы, что чело­век реша­ет­ся дей­ство­вать вопре­ки соб­ствен­ной систе­ме цен­но­стей: идет на пре­ступ­ле­ние, совер­ша­ет наси­лие над дру­гим человеком.

Пси­хо­ак­тив­ные веще­ства извест­ны с древ­них вре­мен. Область их при­ме­не­ния дол­гое вре­мя была доволь­но огра­ни­чен­ной: они исполь­зо­ва­лись либо в меди­цине как обез­бо­ли­ва­ю­щие, либо в рели­ги­оз­ных риту­а­лах (и толь­ко в этих рам­ках) для дости­же­ния экс­та­ти­че­ских состояний.

До недав­них пор исполь­зо­ва­ние пси­хо­ак­тив­ных веществ было жест­ко регла­мен­ти­ро­ва­но и про­блем с болез­нен­ным при­стра­сти­ем к ним у людей почти не воз­ни­ка­ло. Со вре­ме­нем они ста­ли доступ­ны обыч­но­му чело­ве­ку. Выяс­ни­лось, что при пере­да­че ответ­ствен­но­сти за упо­треб­ле­ние этих веществ от жре­ца или вра­ча на откуп само­му упо­треб­ля­ю­ще­му они могут при­ве­сти к серьез­ным раз­ру­ши­тель­ным послед­стви­ям, в том чис­ле к смерти.

Куре­ние. Как и упо­треб­ле­ние алко­го­ля, оно отно­сит­ся в боль­шин­стве стран к легаль­ным спо­со­бам дости­же­ния рас­слаб­ле­ния. Нико­тин — хими­че­ское веще­ство, дей­ству­ю­щее на рабо­ту моз­га, — уве­ли­чи­ва­ет уро­вень гор­мо­на дофа­ми­на, что вызы­ва­ет ощу­ще­ние удо­воль­ствия. Со вре­ме­нем нико­тин вклю­ча­ет­ся в при­выч­ный круг обме­на веществ и воз­ни­ка­ет физио­ло­ги­че­ская зави­си­мость. В этом слу­чае без при­выч­ной дозы у чело­ве­ка меня­ет­ся настро­е­ние, он дела­ет­ся раз­дра­жи­тель­ным, апа­тич­ным, ему ста­но­вит­ся труд­но рабо­тать — так про­яв­ля­ет­ся нико­ти­но­вая абсти­нен­ция (лом­ка).

Поми­мо физио­ло­ги­че­ской зави­си­мо­сти или вме­сте с ней, у чело­ве­ка может раз­ви­вать­ся и пси­хо­ло­ги­че­ская. Речь идет о при­выч­ке к опре­де­лен­ным дей­стви­ям: сига­ре­та, выку­рен­ная в момент силь­но­го вол­не­ния или после чаш­ки кофе, рюм­ки конья­ка, за хоро­шей бесе­дой, вме­сте с кол­ле­га­ми во вре­мя обе­ден­но­го пере­ры­ва или за рулем. Есть люди, кото­рые курят толь­ко в каких-то кон­крет­ных ситу­а­ци­ях и тео­ре­ти­че­ски могут отка­зать­ся от сига­рет вооб­ще. Но, посколь­ку эти ситу­а­ции слу­ча­ют­ся в жиз­ни часто, чело­век курит регу­ляр­но и мно­го, и заме­нить сло­жив­ши­е­ся при­выч­ки общать­ся и успо­ка­и­вать­ся быва­ет очень сложно.

Обыч­но куриль­щи­ки име­ют обе зави­си­мо­сти: и физио­ло­ги­че­скую, и пси­хо­ло­ги­че­скую. Пси­хо­ло­ги при­чис­ля­ют при­стра­стие к алко­голь­ным напит­кам и сига­ре­там к зави­си­мо­стям, свя­зан­ным со ртом, и видят в них мла­ден­че­ские спо­со­бы совла­да­ния с тре­во­гой. Дей­стви­тель­но, ощу­тив­ший страх или голод мла­де­нец реа­ги­ру­ет уни­вер­саль­ным спо­со­бом: ищет мате­рин­скую грудь. Она дает ему и покой, и пита­ние. Дей­ствия нико­ти­но­во­го зави­си­мо­го или пью­ще­го чело­ве­ка, беру­щих в рот в мину­ты бес­по­кой­ства сига­ре­ту или бутыл­ку, и прав­да, напо­ми­на­ют пове­де­ние мла­ден­ца. При­знать эту связь взрос­лым людям быва­ет непро­сто, посколь­ку уро­вень мла­ден­че­ских реак­ций нахо­дит­ся глу­бо­ко и нам труд­но­до­сту­пен. И все же, почув­ство­вать на себе отго­лос­ки мла­ден­че­ства мож­но, если вспом­нить, что смяг­чить состо­я­ние во вре­мя нико­ти­но­вой лом­ки часто дей­стви­тель­но помо­га­ет соса­тель­ный леде­нец или жева­тель­ная резинка.

Заяд­лый куриль­щик же, кото­рый носит в кар­мане пач­ку таких сур­ро­га­тов уте­ша­ю­щей «мате­ри», может не толь­ко спра­вить­ся с лом­кой, но и избе­жать пси­хо­ло­ги­че­ской рабо­ты, кото­рую еже­днев­но про­де­лы­ва­ют «неза­ви­си­мые» люди. А имен­но — вслу­ши­вать­ся в себя, ана­ли­зи­ро­вать свои пере­жи­ва­ния и потреб­но­сти, пони­мать, какие реаль­ные нуж­ды и меч­ты сто­ят за мут­ным тума­ном тре­во­ги, что имен­но сей­час нуж­но пред­при­нять, что­бы обре­сти покой или осу­ще­ствить свое жела­ние (подроб­нее об этом см. гла­ву 6).

Со вре­ме­нем пси­хо­ло­ги ста­ли под­ме­чать, что схо­жие с алко­го­лиз­мом, нар­ко­ма­ни­ей, куре­ни­ем и дру­ги­ми хими­че­ски­ми вида­ми зави­си­мо­сти иска­же­ния пове­де­ния и мыш­ле­ния мож­но наблю­дать и в навяз­чи­вых при­стра­сти­ях в дру­гих сфе­рах, не свя­зан­ных с упо­треб­ле­ни­ем пси­хо­ак­тив­ных веществ. В оби­ход было вве­де­но поня­тие «пове­ден­че­ская» или «нехи­ми­че­ская» зави­си­мость. Пере­нос опы­та, накоп­лен­но­го в тера­пии алко­го­лиз­ма и нар­ко­ма­нии, про­изо­шел не толь­ко в науч­ном мире, но и в сооб­ще­ствах само­по­мо­щи, извест­ных как про­грам­ма «12 шагов» (подроб­нее о ней — см. При­ло­же­ние). Люди, стра­да­ю­щие от самых раз­ных нехи­ми­че­ских зави­си­мо­стей, ста­ли актив­но пере­ни­мать опыт «Ано­ним­ных Алко­го­ли­ков», с кото­рых нача­лось созда­ние таких сооб­ществ. С 1957 года появ­ля­ют­ся груп­пы «Ано­ним­ных Игро­ков», с 1960 года — груп­пы «Ано­ним­ные Обжо­ры», с 1979 года — «Ано­ним­ные Сек­со­го­ли­ки», с 1983 года — «Ано­ним­ные Трудоголики».

Такой пере­нос прин­ци­пов исце­ле­ния от алко­голь­ной и нар­ко­ти­че­ской на дру­гие виды зави­си­мо­сти ока­зал­ся весь­ма действенным.

Игро­вая зави­си­мость (гэм­блинг) [2]. Это болез­нен­ная склон­ность к азарт­ным играм. Зави­си­мый посто­ян­но погло­щен мыс­ля­ми об игре и о том, что с ней свя­за­но, он тра­тит на нее рабо­чее или учеб­ное вре­мя. Важ­ны­ми при­зна­ка­ми беды (как и в слу­ча­ях с дру­ги­ми зави­си­мо­стя­ми) ста­но­вят­ся: появ­ле­ние чув­ства рас­ка­я­ния, доса­ды, сты­да после игры, серьез­ные про­бле­мы с день­га­ми и не менее серьез­ные ослож­не­ния на рабо­те и дома. Дру­гой печаль­ный при­знак — чело­век про­дол­жа­ет играть, несмот­ря на посто­ян­ные про­иг­ры­ши и оче­вид­ную невы­год­ность сво­е­го занятия.

Игрок не может насы­тить­ся: если он про­иг­ры­ва­ет, то хочет вер­нуть­ся как мож­но ско­рее и отыг­рать­ся, если выиг­ры­ва­ет — стре­мит­ся вер­нуть­ся и выиг­рать еще больше.

У игро­во­го зави­си­мо­го скла­ды­ва­ют­ся осо­бые отно­ше­ния с игрой: для это­го заня­тия он выде­ля­ет спе­ци­аль­ную, непри­кос­но­вен­ную часть бюд­же­та. Если пред­ло­жить игро­ку потра­тить эти день­ги на покуп­ку мебе­ли или опла­ту тури­сти­че­ской поезд­ки, он силь­но рассердится.

Жела­ние сыг­рать обост­ря­ет­ся у зави­си­мо­го в труд­ные пери­о­ды жиз­ни, когда появ­ля­ют­ся пово­ды для бес­по­кой­ства и разо­ча­ро­ва­ния. Кро­ме того, он исполь­зу­ет игру как поощ­ре­ние и «отме­ча­ет» оче­ред­ной пар­ти­ей какое-то радост­ное событие.

С точ­ки зре­ния пси­хо­ло­гов, болез­нен­ное увле­че­ние игрой — это сво­е­го рода гнев­ный вызов, про­тест про­тив жиз­ни, в кото­рой бла­га при­об­ре­та­ют­ся уси­ли­ем и тре­бу­ют ожи­да­ния. Про­иг­рыш в этом слу­чае вос­при­ни­ма­ет­ся игро­ма­ном не как встре­ча с реаль­ным миром и его реаль­ны­ми зако­но­мер­но­стя­ми, а как вре­мен­ная поме­ха в борь­бе за спра­вед­ли­вость мла­ден­че­ско­го спо­со­ба жиз­ни, в кото­ром любое жела­ние немед­лен­но удовлетворяется.

В наше вре­мя игро­вая зави­си­мость все чаще при­ни­ма­ет вир­ту­аль­ную фор­му и явля­ет­ся одним из видов интернет-зависимости.

Интер­нет-зави­си­мость. Это навяз­чи­вое стрем­ле­ние исполь­зо­вать интер­нет. Такой чело­век про­во­дит все боль­ше вре­ме­ни за ком­пью­те­ром (или смарт­фо­ном), выхо­дит в сеть в неумест­ное вре­мя (напри­мер, про­ве­ря­ет элек­трон­ную почту за рулем), тре­во­жит­ся, если вый­ти в интер­нет дол­го не уда­ет­ся (из-за раз­ря­жен­ной бата­реи или полом­ки тех­ни­ки, например).

Сам интер­нет не явля­ет­ся пред­ме­том зави­си­мо­сти. Сеть — это сре­да, кото­рая созда­ет усло­вия для раз­ви­тия четы­рех типов проблем:

  • навяз­чи­вый веб-сер­финг — бес­ко­неч­ные путе­ше­ствия по интер­не­ту в поис­ке инфор­ма­ции, часто ненужной;
  • при­стра­стие к вир­ту­аль­но­му обще­нию и вир­ту­аль­ным зна­ком­ствам — посто­ян­ное при­сут­ствие в чатах и соц­се­тях, частая пуб­ли­ка­ция постов и ком­мен­та­ри­ев, мно­го­ча­со­вое поверх­ност­ное обще­ние со мно­же­ством дру­зей в сети;
  • игро­вая зави­си­мость — навяз­чи­вое увле­че­ние ком­пью­тер­ны­ми играми;
  • кибер­сек­су­аль­ная зави­си­мость — непод­да­ю­ще­е­ся кон­тро­лю вле­че­ние к посе­ще­нию пор­но­сай­тов и заня­ти­ям вир­ту­аль­ным сексом.

Зави­си­мость от соц­се­тей — новая раз­но­вид­ность про­бле­мы, о кото­рой сто­ит пого­во­рить подроб­но. Навер­ня­ка мно­гим из нас зна­ко­ма ситу­а­ция, когда про­смотр ново­стей, пуб­ли­ка­ция неболь­шой замет­ки, сле­же­ние за «лай­ка­ми» и отве­ты на посту­пив­шие ком­мен­та­рии зани­ма­ли зна­чи­тель­но боль­ше вре­ме­ни, чем мы пла­ни­ро­ва­ли. И это неуди­ви­тель­но. Онлайн-про­стран­ство созда­ет все усло­вия для быст­ро­го раз­ви­тия зави­си­мо­сти. Людям, при­вык­шим удо­вле­тво­рять свои потреб­но­сти в сети, быва­ет труд­но адап­ти­ро­вать­ся в жиз­ни офлайн.

Без­оста­но­воч­ное обнов­ле­ние ста­ту­сов и постов в соци­аль­ной сети — про­яв­ле­ние острой потреб­но­сти в посто­ян­ном (пусть и вир­ту­аль­ном) собе­сед­ни­ке. Людям, попа­да­ю­щим в эту зави­си­мость, слож­но пере­но­сить оди­но­че­ство. Такое зави­са­ние в интер­не­те срод­ни пове­де­нию ребен­ка, тре­бу­ю­ще­го у роди­те­лей, что­бы они оста­ви­ли дверь на кух­ню откры­той, пока он будет засы­пать. Ему не важ­но, о чем будут гово­рить роди­те­ли, но бор­мо­та­ние с кух­ни, рабо­та­ю­щий теле­ви­зор будут успо­ка­и­вать его в тем­но­те. Посто­ян­ное фоно­вое при­сут­ствие в жиз­ни онлайн-дру­зей созда­ет ощу­ще­ние: я нико­гда не буду оди­нок в этой жиз­ни и я дер­жу руку на пульсе.

Кро­ме того, к тако­му виду зави­си­мо­сти склон­ны люди, кото­рые вос­при­ни­ма­ют себя глав­ным обра­зом через реак­цию дру­гих. Ответ под­пис­чи­ков на посты и фото­гра­фии ста­но­вит­ся для них спо­со­бом убе­дить­ся в том, что они существуют.

Интер­нет-пор­но­гра­фия при­об­ре­ла в наш век ком­пью­тер­ных тех­но­ло­гий осо­бый раз­мах. Если рань­ше чело­ве­ку тре­бо­ва­лось неко­то­рое уси­лие, что­бы полу­чить доступ к эро­ти­че­ским обра­зам (най­ти мага­зин с соот­вет­ству­ю­щи­ми жур­на­ла­ми, пой­ти в клуб), то теперь доступ к пор­но­гра­фии с домаш­не­го ком­пью­те­ра, план­ше­та или смарт­фо­на легок и прост. Судя по отзы­вам свя­щен­ни­ков, зави­си­мость от пор­но­гра­фии в интер­не­те ста­но­вит­ся одной из наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ных тем для испо­ве­ди, при­чем не толь­ко сре­ди муж­чин, но и сре­ди жен­щин. Если алко­го­лик может попро­бо­вать отка­зать­ся от при­выч­ки хра­нить алко­голь дома и таким обра­зом умень­шит риск про­во­ка­ции извне, то пор­но­за­ви­си­мый чело­век все­гда име­ет пред­мет сво­ей стра­сти под рукой, ведь пол­но­стью отка­зать­ся от интер­не­та в нынеш­ней город­ской куль­ту­ре невозможно.

Сек­су­аль­ная зави­си­мость. Она при­во­дит к поте­ре кон­тро­ля над сво­и­ми импуль­са­ми. Чело­век любы­ми спо­со­ба­ми стре­мит­ся к раз­ряд­ке воз­буж­де­ния («сво­и­ми сила­ми» или навяз­чи­во ищет парт­не­ра). Эта болез­нен­ная погло­щен­ность не дает ему воз­мож­но­сти заве­сти дол­го­сроч­ные отно­ше­ния, вызы­ва­ет раз­но­го рода болез­ни, про­бле­мы с зако­ном, при­во­дит к раз­во­дам, увольнениям.

Еще одним при­зна­ком такой зави­си­мо­сти ста­но­вит­ся зацик­лен­ность на теме сек­су­аль­ных отно­ше­ний: это может быть мус­си­ро­ва­ние темы сек­са или, наобо­рот, посто­ян­ная борь­ба с «рас­пу­щен­но­стью» окру­жа­ю­щих, навяз­чи­вый поиск «поро­ков», «извра­щен­цев» и т. д.

Надо ска­зать, что люди, стра­да­ю­щие таким типом зави­си­мо­сти, ока­зы­ва­ют­ся в слож­ной ситу­а­ции. Область сек­су­аль­ной жиз­ни — очень лич­ная и очень «сму­ти­тель­ная», поэто­му они боят­ся поде­лить­ся с кем-то сво­и­ми сомне­ни­я­ми и про­бле­ма­ми, опа­са­ясь, что полу­чат в ответ насмеш­ки и будут вос­при­ня­ты как нездо­ро­вые, опас­ные для окру­жа­ю­щих люди. Те, кто рис­ку­ет обра­тить­ся за помо­щью, зача­стую стал­ки­ва­ют­ся с непо­ни­ма­ни­ем двух видов. Если сек­со­го­лик при­хо­дит к пси­хо­ло­гу, не зна­ко­мо­му с про­бле­мой зави­си­мо­сти, тот поста­ра­ет­ся убе­дить кли­ен­та, что «с ним все в поряд­ке» и что ему про­сто «нуж­но изба­вить­ся от ком­плек­сов» и «при­нять свои осо­бен­но­сти» в этой сфе­ре. Чело­век, кото­рый уже столк­нул­ся с объ­ек­тив­ны­ми непри­ят­но­стя­ми, порож­ден­ны­ми его про­бле­мой, будет совер­шен­но сбит с тол­ку таки­ми реко­мен­да­ци­я­ми. Вто­рой вари­ант без­ре­зуль­тат­но­го обра­ще­ния за помо­щью чаще свя­зан с сове­та­ми свя­щен­ни­ков. Батюш­ка, конеч­но, не ска­жет, что навяз­чи­вый про­смотр пор­но­гра­фии и еже­днев­ное руко­блу­дие — это нор­ма, но может совер­шить по незна­нию дру­гую ошиб­ку: начать упре­кать сек­со­го­ли­ка, при­вить ему нена­висть к телес­но­сти и сек­су­аль­но­сти, пугать адски­ми мука­ми, тре­бо­вать «все бро­сить» и «про­явить волю». Такие упре­ки и запу­ги­ва­ния не сра­бо­та­ют, ведь сила зави­си­мо­сти мно­го­крат­но пре­вос­хо­дит воле­вые воз­мож­но­сти чело­ве­ка в про­блем­ной зоне. Повтор­ные сры­вы после таких духов­ных бесед толь­ко под­твер­дят отча­ян­ную уве­рен­ность сек­со­го­ли­ка в том, что ему никто не может помочь, даже Бог.

Внешне сек­су­аль­ная зави­си­мость может про­яв­лять­ся по-раз­но­му: в не под­да­ю­щей­ся кон­тро­лю тяге к «само­раз­ряд­ке» (мастур­ба­ции), поис­ке пор­но­гра­фии или новых парт­не­ров, частых изме­нах. Как и со все­ми дру­ги­ми зави­си­мо­стя­ми, ее резуль­тат — раз­ру­ши­тель­ные послед­ствия для здо­ро­вья, карье­ры, близ­ких отношений.

Сек­со­го­лизм может выра­жать­ся как в фор­ме навяз­чи­во­го силь­но­го инте­ре­са, так и в отвра­ще­нии к сек­су­аль­но­сти как тако­вой, избе­га­нии телес­ной бли­зо­сти. Самой частой при­чи­ной бояз­ни интим­ных кон­так­тов явля­ет­ся пере­не­сен­ный в про­шлом опыт физи­че­ско­го и сек­су­аль­но­го насилия.

Сек­со­го­ли­ки исполь­зу­ют сек­су­аль­ные дей­ствия, стре­мясь решить мно­же­ство пси­хо­ло­ги­че­ских задач, хотя сами не все­гда отда­ют себе в этом отчет. Одни с помо­щью мастур­ба­ции и бес­по­ря­доч­ных свя­зей хотят смяг­чить горе и оди­но­че­ство, дру­гие — ощу­тить уве­рен­ность в себе. Чаще все­го скры­ты­ми моти­ва­ми сек­со­го­ли­ка ста­но­вят­ся: жела­ние полу­чить крат­ко­вре­мен­ный опыт вла­сти над обсто­я­тель­ства­ми и дру­гим чело­ве­ком или неудо­вле­тво­рен­ная потреб­ность в неж­но­сти и обще­нии. Неред­ко в осно­ве сек­со­го­лиз­ма лежит жела­ние избе­жать ощу­ще­ния соб­ствен­ной ник­чем­но­сти. На кон­суль­та­ци­ях сек­су­аль­но зави­си­мые люди при­зна­ют­ся, что жаж­дут бли­зо­сти и душев­но­го теп­ла, но не зна­ют, как это­го добить­ся. Обыч­ные отно­ше­ния для сек­со­го­ли­ка слиш­ком непред­ска­зу­е­мы и хруп­ки. Поэто­му крат­ко­вре­мен­ное сои­тие, даю­щее бур­ные эмо­ции, ста­но­вит­ся для них более надеж­ной и, на пер­вых порах, кон­тро­ли­ру­е­мой фор­мой полу­че­ния люб­ви и неж­но­сти, кото­рую они власт­ны ини­ци­и­ро­вать и пре­кра­тить тогда, когда сочтут нужным.

Убеж­де­ния сек­со­го­ли­ка, лежа­щие в осно­ве его выбо­ра, при­во­дят к таким печаль­ным фор­му­ли­ров­кам: «Меня мож­но полю­бить, толь­ко испы­ты­вая ко мне вле­че­ние» или «Если кто-то зани­ма­ет­ся со мной сек­сом, это дока­зы­ва­ет, что меня мож­но любить». Жен­щи­ны, стра­да­ю­щие сек­су­аль­ной зави­си­мо­стью, ино­гда рас­суж­да­ют так: «Меня не бро­сят, если я научусь обольщать».

Как пока­зы­ва­ет опыт рабо­ты с сек­со­го­ли­ка­ми, стра­да­ю­щи­ми склон­но­стью к мастур­ба­ции, — эти люди не научи­лись нахо­дить дру­гие спо­со­бы уте­шить себя. Им очень труд­но стро­ить дове­ри­тель­ные отно­ше­ния, при­зна­вать­ся дру­го­му чело­ве­ку в сво­ей боли или стра­хе. Мно­гие из них вырос­ли в семьях, где не было при­ня­то жалеть, уте­шать [3].

Очень часто имен­но в пере­жи­ва­ни­ях дет­ства и отно­ше­ни­ях, при­ня­тых в роди­тель­ской семье, нуж­но искать кор­ни еще одно­го вида рас­стройств — пище­вых, таких как ано­рек­сия, були­мия, обжорство.

По наблю­де­ни­ям пси­хо­ло­гов, за пище­вы­ми рас­строй­ства­ми сто­ят несколь­ко нераз­ре­шен­ных задач развития.

  • Нераз­ви­тый навык совла­да­ния с тре­во­гой и страхом.

Боль­шин­ство зави­си­мых опи­сы­ва­ют про­цесс еды как «ощу­ще­ние пер­вич­ной гар­мо­нии», состо­я­ние спо­кой­ствия, бла­жен­ства. Они исполь­зу­ют пищу не для насы­ще­ния, а для сня­тия стрес­са. Но чем доль­ше раз­ви­ва­ет­ся зави­си­мость, тем коро­че ста­но­вят­ся пери­о­ды спо­кой­ствия после еды. Таким обра­зом, пища пре­вра­ща­ет­ся в регу­ля­тор настроения.

  • Нере­шен­ный вопрос, в чем я могу про­яв­лять самостоятельность?

Роди­те­ли паци­ен­тов, стра­да­ю­щих зави­си­мо­стью от еды, как пра­ви­ло, не мог­ли под­дер­жать стрем­ле­ние ребен­ка к само­сто­я­тель­но­сти, обви­ня­ли и сты­ди­ли его за это жела­ние, окру­жа­ли жест­ким кон­тро­лем, подав­ля­ли ини­ци­а­ти­ву. Навяз­чи­вые попыт­ки управ­лять при­е­мом пищи, сво­им телом ста­но­вят­ся для тако­го чело­ве­ка един­ствен­ной зоной, где он наде­ет­ся реа­ли­зо­вать свою власть в этом мире. Кон­тро­ли­руя свой вес, зави­си­мый под­дер­жи­ва­ет ощу­ще­ние кон­тро­ля над соб­ствен­ной жизнью.

  • Мучи­тель­ный вопрос — есть ли в этом мире место для меня? Доста­точ­но ли я хорош?

Этот тип зави­си­мых людей не зна­ет себя и навяз­чи­во стре­мит­ся соот­вет­ство­вать ожи­да­ни­ям окру­жа­ю­щих. Вспо­ми­ная свое дет­ство, мно­гие паци­ен­ты с ано­рек­си­ей гово­рят о себе как об очень послуш­ных, образ­цо­вых детях, ста­рав­ших­ся делать то, чего от них ожи­да­ли окру­жа­ю­щие, что­бы заслу­жить одоб­ре­ние. Повзрос­лев, но не поняв, кто они, эти люди не научи­лись выдер­жи­вать осуж­де­ние и кри­ти­ку окру­жа­ю­щих. Они тре­во­жат­ся о том, что если не будут соот­вет­ство­вать чужим ожи­да­ни­ям, то их шан­сы быть люби­мы­ми и ува­жа­е­мы­ми сокра­тят­ся до мини­му­ма. Даже добив­шись серьез­ных успе­хов, они нико­гда не быва­ют доволь­ны собой и не убеж­да­ют­ся в соб­ствен­ной цен­но­сти и значимости.

  • Могу ли я быть тем, кто я есть? Име­ет ли пра­во на жизнь неиде­аль­ный человек?

Мно­гие зави­си­мые от еды люди не могут при­нять свою про­ти­во­ре­чи­вость, несо­вер­шен­ство, свои досто­ин­ства и недо­стат­ки. Они уве­ре­ны, что для того, что­бы быть люби­мы­ми, им надо быть совер­шен­ны­ми. Одним из при­зна­ков совер­шен­ства ста­но­вит­ся для них худоба.

  • Так ли уж хоро­шо ста­но­вить­ся взрослым?

Жела­ние стать как мож­но более худым (ано­рек­сия) — это попыт­ка вер­нуть­ся в дет­ское, инфан­тиль­ное состо­я­ние, попыт­ка лишить свое тело взрос­лых очер­та­ний. Поху­де­ние ста­но­вит­ся актом отка­за от роста, взрос­ле­ния, само­сто­я­тель­но­сти, при­ня­тия ответ­ствен­но­сти за соб­ствен­ную жизнь.

Корот­ко оста­но­вим­ся на трех типах пище­вой зави­си­мо­сти, о кото­рых идет речь.

Нерв­ная ано­рек­сия — это рас­строй­ство, кото­рое вызва­но жела­ни­ем поху­деть или не поправиться.

При ано­рек­сии чело­век хочет поте­рять вес, даже если у него все в поряд­ке с фигу­рой, и вос­при­ни­ма­ет свою внеш­ность искаженно.

Нерв­ная були­мия — непре­одо­ли­мая тяга к пере­еда­нию, кото­рую отли­ча­ют вне­зап­ные, часто ноч­ные, при­сту­пы голо­да; дру­гой вари­ант — чело­век ест, не пере­ста­вая. Что­бы избе­жать появ­ле­ния лиш­них кило­грам­мов, зави­си­мый вызы­ва­ет у себя рво­ту, а ино­гда еще и при­ни­ма­ет слабительное.

Обжор­ство — это пере­еда­ние, кото­рое при­во­дит к появ­ле­нию лиш­не­го веса. Оно счи­та­ет­ся реак­ци­ей на стрес­со­вые ситу­а­ции. В отли­чие от були­мии, обжор­ство не сопро­вож­да­ет­ся стрем­ле­ни­ем вызвать у себя рвоту.

Для обжор­ства харак­тер­но ощу­ще­ние неуправ­ля­е­мо­сти пита­ния, посто­ян­ное чув­ство голо­да (неза­ви­си­мо от того, поел чело­век или нет), стыд (зави­си­мый ста­ра­ет­ся есть в оди­но­че­стве или скры­ва­ет коли­че­ство съе­ден­но­го). Люди, стра­да­ю­щие этим рас­строй­ством, едят урыв­ка­ми, мел­ки­ми кусочками.

Симп­то­мы всех этих рас­стройств — лишь вер­хуш­ка айс­бер­га. Пси­хо­ло­ги, рабо­та­ю­щие с таки­ми кли­ен­та­ми, отме­ча­ют, что эти люди склон­ны отри­цать свои чув­ства, эмо­ции и жела­ния, у них есть боль­шие про­бле­мы с осо­зна­ни­ем и выра­же­ни­ем сво­их пере­жи­ва­ний. Ощу­ще­ние внут­рен­ней пусто­ты — вот та про­бле­ма, на кото­рую они чаще все­го жалу­ют­ся. Кро­ме того, у них есть боль­шие труд­но­сти в обще­нии с людь­ми [4].

Мож­но ска­зать, что с похо­жи­ми про­бле­ма­ми стал­ки­ва­ют­ся люди, зави­си­мые от дру­гих видов потреб­ле­ния, — шопо­го­ли­ки и должники.

Шопо­го­лизм (или онио­ма­ния)[5]. Это непре­одо­ли­мое жела­ние поку­пать без необ­хо­ди­мо­сти, ради удо­воль­ствия само­го про­цес­са покуп­ки. Шопинг ста­но­вит­ся отды­хом и раз­вле­че­ни­ем. Люди, стра­да­ю­щие этим рас­строй­ством, посвя­ща­ют мас­су вре­ме­ни поис­ку инфор­ма­ции о това­рах и обсуж­де­нию куп­лен­но­го и испы­ты­ва­ют апа­тию, если обсто­я­тель­ства меша­ют им совер­шить оче­ред­ной тур по магазинам.

Они ходят от при­лав­ка к при­лав­ку без спис­ка пред­по­ла­га­е­мых поку­пок, не обра­щая вни­ма­ния на цены, не зная точ­но, каки­ми сред­ства­ми рас­по­ла­га­ют. Рас­смат­ри­вая покуп­ку дома, зави­си­мый часто пони­ма­ет, что она ему не под­хо­дит, и чув­ству­ет доса­ду и вину за потра­чен­ные деньги.

Дома у шопо­го­ли­ка мож­но най­ти несколь­ко экзем­пля­ров одних и тех же вещей (два почти оди­на­ко­вых чай­ни­ка, пла­тья и т. д.). В их шка­фах мно­го нено­ше­ной одеж­ды, на пол­ках — ряды непро­чи­тан­ных книг, на бал­коне — мно­же­ство неис­поль­зо­ван­ных инстру­мен­тов, нетро­ну­тое обо­ру­до­ва­ние для хоб­би и т. д.

Если рас­строй­ство захо­дит слиш­ком дале­ко, шопо­го­лик начи­на­ет пре­не­бре­гать все­ми дру­ги­ми обла­стя­ми сво­ей жиз­ни и даже убеж­де­ни­я­ми в поль­зу шопин­га, может попы­тать­ся совер­шить кра­жу в магазине.

Зави­си­мость от поку­пок явля­ет­ся внеш­ним про­яв­ле­ни­ем несколь­ких глу­бин­ных проблем.

Во-пер­вых, шопо­го­ли­ки пло­хо вла­де­ют собой, у них не раз­вил­ся такой важ­ный навык, как спо­соб­ность потер­петь, дождать­ся удовольствия.

Во-вто­рых, они не уме­ют жить «на сред­них обо­ро­тах». Таким людям важ­но все вре­мя про­жи­вать «мик­ро-стрес­сы», при­ни­мая реше­ния о покуп­ке, охо­тясь за ней и разочаровываясь.

В‑третьих, в осно­ве шопо­го­лиз­ма лежит неуве­рен­ность в воз­мож­но­сти кон­тро­ли­ро­вать свою жизнь, про­яв­лять свою власть в этом мире. Похо­дом в мага­зин зави­си­мый как буд­то объ­яв­ля­ет: «Я могу поз­во­лить себе купить то, что мне сей­час захо­те­лось!» Акт покуп­ки ста­но­вит­ся уни­каль­ным опы­том запо­лу­чить жела­е­мое, ощу­ще­ния сво­е­го досто­ин­ства, само­ува­же­ния. Наблю­де­ния пси­хо­ло­гов пока­зы­ва­ют, что, совер­шая покуп­ки, зави­си­мый при­об­ре­та­ет сим­во­ли­че­ские атри­бу­ты вла­сти и досто­ин­ства в фор­ме отно­ше­ния про­дав­цов, кра­си­вой упа­ков­ки и т. д. Лишен­ные досту­па к шопин­гу, такие люди сно­ва ока­зы­ва­ют­ся перед вопро­сом о смыс­ле сво­е­го рож­де­ния, воз­мож­но­сти хоть как-то вли­ять на этот мир, о сво­ем пред­на­зна­че­нии и месте сре­ди людей.

Долж­ни­ки. По мне­нию чле­нов сооб­ще­ства само­по­мо­щи «Ано­ним­ные Долж­ни­ки», в осно­ве болез­нен­но­го «недо­за­ра­ба­ты­ва­ния» денег и бес­кон­троль­но­го обрас­та­ния дол­га­ми и кре­ди­та­ми лежит целый ряд при­чин. Преж­де все­го, неспо­соб­ность и неже­ла­ние при­ни­мать реаль­ность, отказ от ответ­ствен­но­сти за свою жизнь, ведь обла­да­ние день­га­ми, взя­ты­ми в долг, созда­ет фан­та­сти­че­скую парал­лель­ную жизнь. Кро­ме того, одол­жен­ные день­ги ста­но­вят­ся един­ствен­ным спо­со­бом изба­вить­ся от чув­ства неза­щи­щен­но­сти, дают воз­мож­ность почув­ство­вать себя в без­опас­но­сти и сни­зить тре­во­гу. Поло­же­ние долж­ни­ка выда­ет незре­лость чело­ве­ка, его неже­ла­ние взрос­леть и иметь дело с огра­ни­че­ни­я­ми. Ведь «здо­ро­вые» люди вынуж­де­ны сми­рить­ся с невоз­мож­но­стью купить что-то пря­мо сей­час (или даже нико­гда до самой смер­ти), им при­хо­дит­ся при­знать, что у нас есть реа­ли­стич­ные жела­ния, а есть такие, для вопло­ще­ния кото­рых может не хва­тить сил, спо­соб­но­стей, вре­ме­ни. Осо­зна­вать это непри­ят­но, и выхо­дом из поло­же­ния ста­но­вит­ся оче­ред­ной заем. Люди, стра­да­ю­щие этой зави­си­мо­стью, могут делать дол­ги, что­бы почув­ство­вать себя все­силь­ны­ми. В то же вре­мя, им неве­ро­ят­но труд­но при­нять соб­ствен­ную успеш­ность, силу — они стре­мят­ся под­со­зна­тель­но «обес­си­лить себя», удер­жать в бес­по­мощ­ном, нищем, зави­си­мом от дру­гих состоянии.

В заклю­че­ние отме­тим, что страсть к вещам и потреб­ле­нию может выра­жать­ся не толь­ко в бес­ко­неч­ных хож­де­ни­ях по тор­го­вым цен­трам, но в фор­ме… «люб­ви к бла­го­че­стию». Похо­же, «духов­ные» долж­ни­ки и шопо­го­ли­ки тоже суще­ству­ют. Болез­нен­ное стрем­ле­ние зака­зы­вать боль­шое коли­че­ство молеб­нов и ака­фи­стов у мощей и икон свя­тых, а так­же соро­ко­усты и пани­хи­ды, рав­но как и навяз­чи­вые покуп­ки, напри­мер, все новых и новых икон, вво­дят неко­то­рых веру­ю­щих людей в ситу­а­цию ничуть не менее про­блем­ную, чем потре­би­те­лей светских.

«Безобидный» предмет страсти

До сих пор мы гово­ри­ли о более или менее оче­вид­ных видах зави­си­мо­сти, но при опре­де­лен­ной пред­рас­по­ло­жен­но­сти пси­хи­ки, ее пред­ме­том могут стать прак­ти­че­ски любые явле­ния, хими­че­ские веще­ства, эмо­ции и заня­тия — все что угод­но, пона­ча­лу совер­шен­но обыч­ное и безобидное.

Зави­си­мость от слад­ко­го, кофе и пр. Конеч­но, эти склон­но­сти не раз­ру­ша­ют жизнь чело­ве­ка так же неиз­беж­но, как алко­голь или нар­ко­ти­ки, но могут стать при­чи­ной замет­но­го ухуд­ше­ния настро­е­ния, если вдруг ока­жет­ся невоз­мож­ным съесть десерт или выпить чашеч­ку капучино.

Зави­си­мость от лекарств. Сна­ча­ла чело­век при­ни­ма­ет пре­па­рат по насто­я­нию вра­ча, но посте­пен­но начи­на­ет им зло­упо­треб­лять и уже не может без него обхо­дить­ся. В первую оче­редь, речь идет о сно­твор­ных, тран­кви­ли­за­то­рах и антидепрессантах.

Все эти пре­па­ра­ты нев­ро­ло­ги и пси­хи­ат­ры обыч­но назна­ча­ют опре­де­лен­ным кур­сом (за исклю­че­ни­ем ситу­а­ций, когда паци­ент стра­да­ет серьез­ны­ми пси­хи­че­ски­ми нару­ше­ни­я­ми). Вра­чи ого­ва­ри­ва­ют, что при­ни­мать их посто­ян­но нель­зя, как нель­зя веч­но носить гипс. Сно­твор­ное, тран­кви­ли­за­тор, анти­де­прес­сант могут под­дер­жать чело­ве­ка на каком-то труд­ном эта­пе, но потом от него нуж­но отка­зать­ся, что­бы поз­во­лить орга­низ­му само­му нала­дить свой есте­ствен­ный ритм. К сожа­ле­нию, в ответ на это пред­ло­же­ние спе­ци­а­ли­стам при­хо­дит­ся часто стал­ки­вать­ся с сопро­тив­ле­ни­ем паци­ен­тов: «Мне так пло­хо, и толь­ко при­няв лекар­ство, я более или менее чув­ствую себя человеком».

Зави­си­мость от гне­ва. Такие люди склон­ны раз­ду­вать скан­да­лы, жест­ко про­те­сто­вать и, вопре­ки соб­ствен­ным обе­ща­ни­ям, посто­ян­но лезть в драку.

Зави­си­мость от экс­тре­маль­но­го спор­та. В поис­ках адре­на­ли­на чело­век рис­ку­ет здо­ро­вьем и жиз­нью, спус­ка­ясь с опас­но­го скло­на на гор­ных лыжах, раз­го­ня­ясь до мак­си­маль­ной ско­ро­сти на мото­цик­ле и т. д.

Ловушка для «труженика»
и «любящего» сердца

Нако­нец, пого­во­рим о таких неоче­вид­ных, на пер­вый взгляд, явле­ни­ях в кон­тек­сте раз­го­во­ра о болез­нен­ных при­стра­сти­ях, как любовь к тру­ду и про­сто любовь, в самом пря­мом смыс­ле — любовь к дру­го­му человеку.

Тру­до­го­лизм про­яв­ля­ет­ся в вос­при­я­тии рабо­ты как един­ствен­но­го или само­го зна­чи­мо­го сред­ства само­ре­а­ли­за­ции, дости­же­ния при­зна­ния и полу­че­ния удо­вле­тво­ре­ния от жиз­ни. В отли­чие от увле­чен­но­го или тру­до­лю­би­во­го чело­ве­ка, тру­до­го­ли­ку хоро­ший резуль­тат рабо­ты не при­но­сит дол­го­вре­мен­но­го удо­вле­тво­ре­ния. Ему важен про­цесс, а не резуль­тат. Зара­ба­ты­ва­ние денег, по боль­шо­му сче­ту, для него тоже не цель, хотя важ­ность финан­со­во­го бла­го­по­лу­чия часто исполь­зу­ет­ся тру­до­го­ли­ком для оправ­да­ния сво­ей одер­жи­мо­сти перед род­ны­ми. Семей­ные отно­ше­ния, домаш­ние дела, необ­хо­ди­мость посе­щать док­то­ров, «отвле­кать­ся» на еду и сон вос­при­ни­ма­ют­ся тру­до­го­ли­ком как поме­хи, меша­ю­щие рабо­те и вызы­ва­ю­щие раз­дра­же­ние и доса­ду. Он отка­зы­ва­ет­ся от отпус­ка, позд­но ухо­дит из офи­са, берет недо­де­лан­ную рабо­ту на выход­ные домой.

Пси­хо­ло­ги, рабо­та­ю­щие с тру­до­го­ли­ка­ми, отме­ча­ют, что отсут­ствие при­выч­ной нагруз­ки вызы­ва­ет у них боль­шую тре­во­гу, поэто­му выход­ные или отпуск пред­став­ля­ют для них опас­ность. Неред­ки ситу­а­ции, когда тру­до­го­лик по насто­я­тель­но­му тре­бо­ва­нию род­ных берет отпуск, но тут же забо­ле­ва­ет грип­пом, ради­ку­ли­том и т. п.

Для того, что­бы игно­ри­ро­вать оче­вид­ные про­бле­мы в отно­ше­ни­ях с дру­ги­ми людь­ми и с соб­ствен­ным здо­ро­вьем, тру­до­го­лик воору­жа­ет­ся надеж­ным набо­ром пси­хо­ло­ги­че­ских защит, легенд, объ­яс­ня­ю­щих его пове­де­ние. При­зна­вая свое пло­хое само­чув­ствие, уста­лость, измо­тан­ность, он может даже гово­рить о том, что с нетер­пе­ни­ем ждет окон­ча­ния труд­но­го про­ек­та или наступ­ле­ния ново­год­них кани­кул. При этом он сопро­тив­ля­ет­ся отды­ху, исполь­зуя раз­ные объяснения:

  • Я посвя­щаю все свое вре­мя забо­те о вас, обес­пе­чи­ваю всем необходимым.
  • Я делаю это толь­ко ради тебя (детей, родителей).
  • Это про­ект чрез­вы­чай­но важен стра­да­ю­щим людям, и будет непо­ря­доч­но затя­ги­вать его или отказываться.
  • В том, что я делаю, никто, кро­ме меня, не раз­би­ра­ет­ся, поэто­му никто не смо­жет сде­лать это вме­сто меня.
  • Так сов­па­ло, что имен­но сей­час я очень востребо­ван, и хочу исполь­зо­вать ситу­а­цию по максимуму.
  • Сей­час в стране кри­зис, и, если я заик­нусь о пере­но­се сро­ков, меня про­сто уволят.

Раз уж мы затро­ну­ли тему пси­хо­ло­ги­че­ских защит и иска­же­ния мыш­ле­ния, нуж­но ска­зать несколь­ко слов о «духов­ном» и «бла­го­тво­ри­тель­ном» тру­до­го­лиз­ме. В совет­ском обще­стве тру­до­го­лик, оправ­ды­вая свое раз­ру­ши­тель­ное пове­де­ние, мог опи­рать­ся на куль­тур­ные нор­мы, декла­ри­ру­ю­щие, как важ­но быть «чело­ве­ком дела», «про­фес­си­о­на­лом, горя­щим на рабо­те». Сего­дня мы начи­на­ем отно­сить­ся к рабо­те более сба­лан­си­ро­ван­но. При­об­ре­та­ют попу­ляр­ность идеи о здо­ро­вом досу­ге, бур­но раз­ви­ва­ет­ся инфра­струк­ту­ра семей­ных цен­тров, фит­нес-клу­бов, спа-сало­нов и про­чих мест для «замед­ле­ния», вос­ста­нов­ле­ния рав­но­ве­сия, неспеш­но­го общения.

В наше вре­мя люди, склон­ные к тру­до­го­лиз­му, все чаще нахо­дят себя в волон­тер­ских орга­ни­за­ци­ях и рели­ги­оз­ных сооб­ще­ствах. Важ­ность алтар­ни­ча­ния в хра­ме, веде­ния круж­ка по изу­че­нию Еван­ге­лия или уча­стия в спек­так­лях для боль­ных детей не вызы­ва­ет сомне­ния, но волон­те­рам и работ­ни­кам в хра­мах все же нуж­но обра­щать вни­ма­ние на свое пси­хо­ло­ги­че­ское состо­я­ние. Доста­точ­но ли вре­ме­ни они уде­ля­ют отды­ху и «бес­смыс­лен­но­му» обще­нию с дру­зья­ми? Волон­тер­ские орга­ни­за­ции обыч­но про­во­дят не толь­ко вни­ма­тель­ные собе­се­до­ва­ния с кан­ди­да­та­ми, отби­рая наи­бо­лее трез­во­мыс­ля­щих пре­тен­ден­тов, но еще и спе­ци­аль­ные тре­нин­ги, ста­ра­ясь предот­вра­тить эмо­ци­о­наль­ное выго­ра­ние доб­ро­воль­цев. Эта рабо­та поз­во­ля­ет вовре­мя отсле­дить раз­ви­тие тру­до­го­лиз­ма и научить волон­те­ров при­слу­ши­вать­ся к себе, что­бы не дать хоро­ше­му делу стать раз­ру­ши­тель­ной зависимостью.

К сожа­ле­нию, в рели­ги­оз­ных сооб­ще­ствах, в пра­во­слав­ных хра­мах о про­бле­ме тру­до­го­лиз­ма зна­ют не все­гда, что при­во­дит к печаль­ным резуль­та­там. Чело­век взва­ли­ва­ет на себя все новые и новые бла­го­род­ные слу­же­ния (чте­ние псал­мов на Все­нощ­ной, сопро­вож­де­ние палом­ни­ков на Афон, про­ве­де­ние дет­ских пра­во­слав­ных лаге­рей, корм­ле­ние без­дом­ных) и при этом игно­ри­ру­ет и ухуд­ше­ние соб­ствен­но­го здо­ро­вья, и бро­шен­ность соб­ствен­ных детей. Батюш­ка, быть может, и начи­на­ет со вре­ме­нем бес­по­ко­ить­ся за тако­го чело­ве­ка, но в усло­ви­ях остро­го дефи­ци­та кад­ров в при­хо­де не реша­ет­ся пред­ло­жить «духов­но­му» тру­до­го­ли­ку отка­зать­ся от части взя­тых на себя служений.

Про­дол­жим опи­са­ние чело­ве­ка, стра­да­ю­ще­го тру­до­го­лиз­мом. В обще­нии ему свой­ствен­на посто­ян­ная спеш­ка в раз­го­во­ре, неуме­ние выслу­шать дру­го­го чело­ве­ка, отсут­ствие глу­бо­ко­го инте­ре­са к собе­сед­ни­ку. Дома тру­до­го­лик поста­вит ноут­бук на кухон­ный стол и поло­жит рядом рабо­чие бума­ги, его жилая ком­на­та тоже будет напо­ми­нать офис. Тру­до­го­ли­ка раз­дра­жа­ют любые непред­ска­зу­е­мые вме­ша­тель­ства в его пла­ны — со сто­ро­ны при­ро­ды (сне­го­пад, меша­ю­щий при­е­хать вовре­мя на рабо­ту) или род­ствен­ни­ков (необ­хо­ди­мость вез­ти маму к вра­чу, утрен­ник у ребен­ка в дет­ском саду). На рабо­те тру­до­го­лик будет реа­ги­ро­вать раз­дра­же­ни­ем и удив­ле­ни­ем, если кто-то из кол­лег обна­ру­жит инте­рес к сво­ей семье, детям. Ему будет труд­но понять, что за пре­де­ла­ми рабо­ты для них есть что-то ценное.

Тру­до­го­лизм ред­ко при­хо­дит в жизнь чело­ве­ка в оди­ноч­ку. Обыч­но его сопро­вож­да­ют дру­гие пси­хо­ло­ги­че­ские «боляч­ки», напри­мер, болез­нен­ная зави­си­мость от похва­лы и одоб­ре­ния, слож­но­сти с кон­тро­лем над гне­вом, агрес­сив­ность, обед­не­ние чувств, сла­бость вооб­ра­же­ния, нена­висть к себе, отно­ше­ние к дру­гим людям как к объ­ек­там и инстру­мен­там. Посколь­ку тру­до­го­ли­ки, подоб­но всем людям, нуж­да­ют­ся в бли­зо­сти, неж­но­сти, покое, но не уме­ют полу­чать их в кон­так­те с живы­ми людь­ми, у них часто раз­ви­ва­ют­ся допол­ни­тель­ные зави­си­мо­сти, кото­рые дают вре­мен­ное, но надеж­ное облег­че­ние: куре­ние, алко­го­лизм, не под­да­ю­ще­е­ся кон­тро­лю стрем­ле­ние к «само­раз­ряд­ке», зави­си­мость от пор­но­гра­фии или бес­по­ря­доч­ных сек­су­аль­ных связей.

В сфе­ре зави­си­мо­сти в отно­ше­ни­ях суще­ству­ют две про­ти­во­по­лож­ные про­бле­мы: соза­ви­си­мость — зави­си­мость от отно­ше­ний с людь­ми и кон­тр­за­ви­си­мость — навяз­чи­вое стрем­ле­ние их избе­гать. Эти про­бле­мы настоль­ко важ­ны, что сей­час мы рас­ска­жем о них крат­ко, а подроб­но обсу­дим в отдель­ной гла­ве (гла­ва 3).

Соза­ви­си­мость. Как уже мы гово­ри­ли, зави­си­мость при­во­дит к появ­ле­нию у чело­ве­ка мно­же­ства пси­хо­ло­ги­че­ских защит (уло­вок). Люди исполь­зу­ют их, оправ­ды­вая свое пове­де­ние даже в слу­чае зави­си­мо­стей, каза­лось бы, осуж­да­е­мых в обще­стве: «Весе­лие Руси есть пити, и нель­зя нам без того быти».

В схо­жей ситу­а­ции нахо­дят­ся люди, стра­да­ю­щие от соза­ви­си­мо­сти. Обще­при­ня­тые леген­ды о том, что глав­ное в жиз­ни жен­щи­ны — это любовь и толь­ко близ­кий чело­век может вырвать боль­но­го из лап алко­го­ля (нар­ко­ти­ка), понуж­да­ет жен­щин и муж­чин совер­шать мед­лен­ный суи­цид, оста­ва­ясь в раз­ру­ши­тель­ных отношениях.

Зави­си­мость от отно­ше­ний — это зави­си­мость от дру­го­го чело­ве­ка, поте­ря чув­стви­тель­но­сти к себе, рас­тво­ре­ние в парт­не­ре. Зави­си­мым мож­но назвать муж­чи­ну, кото­рый не может жить без пере­жи­ва­ний роман­ти­че­ской влюб­лен­но­сти, или жен­щи­ну, цели­ком погло­щен­ную жиз­нью сына-под­рост­ка: его оцен­ка­ми в шко­ле, здо­ро­вьем, его отно­ше­ни­я­ми с друзьями.

Изна­чаль­но соза­ви­си­мо­стью назы­ва­ли осо­бое пове­де­ние чело­ве­ка, чей парт­нер стра­да­ет хими­че­ской или любой дру­гой зави­си­мо­стью (о чем мы гово­ри­ли чуть выше). Жизнь рядом с таки­ми людь­ми вли­я­ет на состо­я­ние род­ных, меня­ет их пове­де­ние, реак­ции, вос­при­я­тие мира. Мож­но ска­зать, что соза­ви­си­мы­ми явля­ют­ся все жены и мужья стра­да­ю­щих от алко­го­лиз­ма и нар­ко­ма­нии, а так­же все дети зави­си­мых роди­те­лей. Пара­докс пове­де­ния таких людей заклю­ча­ет­ся в том, что, даже если отно­ше­ния с зави­си­мым парт­не­ром пре­ры­ва­ют­ся (напри­мер, жен­щи­на раз­во­дит­ся с мужем-алко­го­ли­ком или у муж­чи­ны уми­ра­ет мать, кото­рая при­ни­ма­ла нар­ко­ти­ки), мно­гие соза­ви­си­мые в ско­ром вре­ме­ни нахо­дят дру­го­го зависимого.

В чем про­яв­ля­ет­ся соза­ви­си­мое пове­де­ние? У таких людей зани­же­на само­оцен­ка, их вни­ма­ние скон­цен­три­ро­ва­но на про­бле­мах боль­но­го чле­на семьи. В то же вре­мя, они эти про­бле­мы отри­ца­ют: «Мой муж не лежит под забо­ром, зна­чит, он не алко­го­лик»; а еще, не при­зна­ют свои соб­ствен­ные: «Со мной все в поряд­ке, беда толь­ко в том, что сын упо­треб­ля­ет нар­ко­ти­ки». Эти люди так глу­бо­ко погру­жа­ют­ся в про­бле­мы зави­си­мо­го, что пере­ста­ют забо­тить­ся о себе и серьез­но риску­ют: у них могут появить­ся депрес­сив­ные и исте­ри­че­ские реак­ции, нев­ро­зы, обостре­ние про­блем со здо­ро­вьем (гипер­то­ния, гастри­ты и проч.).

Одно из очень серьез­ных послед­ствий соза­ви­си­мо­го пове­де­ния — суи­ци­даль­ные мыс­ли и суи­ци­даль­ные попыт­ки. У соза­ви­си­мых людей рано или позд­но начи­на­ют­ся труд­но­сти на рабо­те и в близ­ких отно­ше­ни­ях, ведь они рас­тво­ря­ют­ся в реше­нии про­блем зави­си­мо­го род­ствен­ни­ка. По мере того как его болезнь усу­губ­ля­ет­ся, соза­ви­си­мый все боль­ше теря­ет потреб­ность в обще­нии с окру­жа­ю­щи­ми и ока­зы­ва­ет­ся в изоляции.

Со вре­ме­нем пси­хо­ло­ги обра­ти­ли вни­ма­ние на то, что соза­ви­си­мость встре­ча­ет­ся и за пре­де­ла­ми семей пью­щих или упо­треб­ля­ю­щих нар­ко­ти­ки людей.

Кон­тр­за­ви­си­мость. Эта про­бле­ма явля­ет­ся про­ти­во­по­лож­ной зави­си­мо­стью. Она выра­жа­ет­ся в наро­чи­том избе­га­нии близ­ких отно­ше­ний, невоз­мож­но­сти под­пу­стить к себе дру­го­го. Это зави­си­мость от оди­но­че­ства. Такие люди обыч­но име­ют в про­шлом опыт отно­ше­ний, в кото­рых им было боль­но и страш­но. Не желая сно­ва тер­петь эту боль и страх, они пред­по­чи­та­ют дер­жать­ся от людей на расстоянии.

Подведем итог

Как вы уже поня­ли, неко­то­рые виды зави­си­мо­стей в нашей куль­ту­ре не толь­ко не счи­та­ют­ся раз­ру­ши­тель­ны­ми, но даже, наобо­рот, почи­та­ют­ся. Тем не менее у всех этих про­блем, поощ­ря­е­мых или осуж­да­е­мых людь­ми, все­гда будут общие черты:

  • кро­ме веще­ства или дей­ствия, от кото­рых у чело­ве­ка сфор­ми­ро­ва­лась зави­си­мость, у него нет дру­го­го срав­ни­мо­го по эффек­ту спо­со­ба полу­чить удо­воль­ствие, испы­тать радость, смяг­чить душев­ную боль, сни­зить тре­во­гу, полу­чить утешение;
  • если при­нять нуж­ное веще­ство или совер­шить нуж­ное дей­ствие не уда­ет­ся, воз­ни­ка­ет «син­дром отме­ны»: раз­дра­же­ние, тре­во­га, чело­век не нахо­дит себе места, у него появ­ля­ет­ся дрожь в руках, уси­ли­ва­ет­ся потоотделение;
  • «доза» тре­бу­ет­ся чело­ве­ку все чаще, во все боль­ших объемах;
  • чело­век совер­ша­ет какое-то дей­ствие или при­ни­ма­ет веще­ство, несмот­ря на про­бле­мы со здо­ро­вьем и в отно­ше­ни­ях с семьей и коллегами.

[1] Свя­зан я ныне мно­ги­ми цепя­ми гре­хов и одер­жим люты­ми стра­да­ни­я­ми и беда­ми, к Тебе при­па­даю, мое­му спа­се­нию, и взы­ваю: «Помо­ги мне, Дева, Мать Божия».

[2] См. при­ло­же­ние «Есть ли у вас зави­си­мость от игры?».

[3] См. при­ло­же­ние «Есть ли у вас чер­ты сексоголика?».

[4] См. при­ло­же­ние «Стра­да­е­те ли вы зави­си­мо­стью от еды?».

[5] См. при­ло­же­ние «Есть ли у вас зави­си­мость от шоппинга?».

Конец озна­ко­ми­тель­но­го отрывка.

Вы може­те купить пол­ную вер­сию кни­ги, перей­дя по ссылке

Обра­ща­ем ваше вни­ма­ние, что инфор­ма­ция, пред­став­лен­ная на сай­те, носит озна­ко­ми­тель­ный и про­све­ти­тель­ский харак­тер и не пред­на­зна­че­на для само­ди­а­гно­сти­ки и само­ле­че­ния. Выбор и назна­че­ние лекар­ствен­ных пре­па­ра­тов, мето­дов лече­ния, а так­же кон­троль за их при­ме­не­ни­ем может осу­ществ­лять толь­ко леча­щий врач. Обя­за­тель­но про­кон­суль­ти­руй­тесь со специалистом.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки