Злословие

***

Злосло́вие — неоправ­дан­ная, чрез­мерно грубая форма осуж­де­ния; злая, при­страст­ная, оскор­би­тель­ная оценка Бога, анге­лов или людей (в том числе: их мыслей, жела­ний, дей­ствий, поступ­ков и пр.), обществ, сооб­ществ, наций, стран и наро­дов.

В Сино­даль­ном пере­воде Библии как «зло­ре­чие» на рус­ский пере­ве­дено три гре­че­ских слова:

  • влас­фи­мия (βλασφημία) (см. Еф.4:31; Кол.3:8 и 2Тим.3:2) – в отно­ше­нии к людям: явное зло­сло­вие, прямая кле­вета, жела­ние уяз­вить, поно­ше­ние; в отно­ше­нии к Богу: бого­хуль­ство, кощун­ство (ц.-сл. хула),
  • лидо­рия (λοιδορία) (см. 1Кор.5:11, 6:10) – сло­вес­ное оскорб­ле­ние: брань, поно­ше­ние, пори­ца­ние (ц.-сл. доса­ди­тели); 
  • пси­фи­риз­мос (ψιθυρισμός) (см. Рим.1:30; 2Кор.12:20) – тайное зло­сло­вие: пле­те­ние интриг, кле­вет­ни­че­ское нашеп­ты­ва­ние, тайное науш­ни­че­ство (ц.-сл. шеп­та­ния).

***

Чем богоугодное порицание отличается от злословия?

Бого­угод­ным пори­ца­нием может счи­таться лишь то, кото­рое впи­сы­ва­ется в рамки Божьего закона, соот­вет­ствует нормам Добра, направ­лено во благо.

Гру­бость нрав­ствен­ной оценки как тако­вой не может рас­смат­ри­ваться апри­ори как грех зло­сло­вия.

Так, во вре­мена Вет­хого Завета пророк Исаия, обли­чая своих сопле­мен­ни­ков во зле, при­ме­нил довольно резкое по содер­жа­нию выра­же­ние: «князья Содом­ские», «народ Гоморр­ский» (Ис.1:10)

В свою оче­редь Пред­теча Гос­по­день при­ме­нил в отно­ше­нии шедших к нему фари­сеев и сад­ду­кеев не менее хлёст­кое выра­же­ние: «порож­де­ния ехид­нины» (Мф.3:7).

В прин­ципе, оба назван­ных выра­же­ния, в случае их при­ме­не­ния дру­гими людьми, в других обсто­я­тель­ствах, можно было бы обо­зна­чить как крайне грубые (ср.: «ана­ло­гич­ные» им по зна­че­нию рус­ские выра­же­ния (при­во­дим их в вари­анте, адап­ти­ро­ван­ном под формат бого­слов­ской статьи): «князья Содом­ские» (Ис.1:10) — муж­чины нетра­ди­ци­он­ной сек­су­аль­ной ори­ен­та­ции, «порож­де­ния ехидны» (Мф.3:7) — соба­чьи дети).

Со сто­роны обли­ча­е­мых без­за­кон­ни­ков такого рода пори­ца­ния нередко вос­при­ни­ма­лись как оскор­би­тель­ные. Но вправе ли мы оце­ни­вать их как грех зло­сло­вия? Оче­видно, что нет.

Почему? Потому что, во-первых, даже и будучи рез­кими по форме, эти слова соот­вет­ство­вали сте­пени гре­хов­но­сти греш­ни­ков; во-вторых, потому что они были выска­заны не по при­стра­стию или гор­дыне, не по нена­ви­сти или злобе, но с благой, воз­вы­шен­ной целью: побу­дить нече­стив­цев оду­маться, прийти к пока­я­нию, обра­титься ко Гос­поду, изме­нить пове­де­ние, жизнь.

Зло­сло­вие же под­ра­зу­ме­вает иные мотивы. Доста­точно часто при­чи­ной зло­сло­вия служит занос­чи­вость и гор­дыня. В этом случае чело­век хулит ближ­них, ставя себя выше них, и даже про­ти­во­по­став­ляя себя (мол, то ли дело он, ведь он — не такой, как они).

Довольно часто при­чи­ной зло­сло­вия высту­пает страсть к сквер­но­сло­вию сквер­но­сло­вию вообще, а нередко — гре­хов­ная «любовь» к сплет­ням, ведь по сути, обви­няя того или иного чело­века сверх над­ле­жа­щей меры, зло­сло­вя­щий при­пи­сы­вает ему нечто лишнее, и, сле­до­ва­тельно, кле­ве­щет на него.

Осо­бенно сильно зло­сло­вие сбли­жа­ется с кле­ве­той в тех слу­чаях, когда бывает направ­лено против Бога или Его святых, ибо Гос­пода совер­шенно не за что хулить, а святые (живу­щие земной жизнью) хотя и грешат, всё же, как пра­вило, зна­чи­тельно меньше тех, кто их зло­дей­ски ругает.

Харак­тер­ным при­ме­ром может слу­жить зло­сло­вие Христа. Вспом­ним, что многие иудеи обзы­вали Его и обман­щи­ком, и само­зван­цем, и даже бого­хуль­ни­ком, тогда как Он не имел с обви­не­ни­ями ничего общего.

Нередко моти­вом зло­сло­вия служит личная непри­язнь, зависть или нена­висть, что про­ти­во­ре­чит запо­веди о Любови к ближ­нему. Отсюда и стро­гость суда Божьей Правды: «всякий, гне­ва­ю­щийся на брата своего напрасно, под­ле­жит суду; кто скажет брату своему: «рака», под­ле­жит синед­ри­ону, а кто скажет «безум­ный», под­ле­жит геенне огнен­ной» (Мф.5:22).

***

пре­по­доб­ный Авва Доро­фей:  
«Иное же дело зло­сло­вить или пори­цать, иное осуж­дать, и иное уни­чи­жать. Пори­цать — значит ска­зать о ком-нибудь: такой-то солгал, или раз­гне­вался, или впал в блуд, или сделал что-либо подоб­ное. Вот такой зло­сло­вил брата, т. е. сказал при­страстно о его согре­ше­нии. А осуж­дать — значит ска­зать: такой-то лгун, гнев­лив, блуд­ник. Вот сей осудил самое рас­по­ло­же­ние души его, про­из­нёс при­го­вор о всей его жизни, говоря, что он таков-то, и осудил его, как такого — а это тяжкий грех. Ибо иное ска­зать: “он раз­гне­вался”, и иное ска­зать: “он гнев­лив” и, как я сказал, про­из­не­сти таким обра­зом при­го­вор о всей его жизни. А грех осуж­де­ния столько тяже­лее вся­кого дру­гого греха, что Сам Хри­стос сказал: «Лице­мер! вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда уви­дишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» (Лк. 6:42), и грех ближ­него упо­до­бил сучку, а осуж­де­ние — бревну. Так-то тяжело осуж­де­ние, пре­вос­хо­дя­щее всякий грех.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки