Злословие

Литература по теме

Злосло́вие —

1) согласно определению прп. Аввы Дорофея,  – пристрастное высказывание о согрешении брата;
2) грубое высказывание в отношении кого-либо (не обязательно вызванное его прегрешением или грехом).

В Синодальном переводе Библии как «злоречие» на русский переведено три греческих слова:

  • власфимия (βλασφημία) (см. Еф.4:31; Кол.3:8 и 2Тим.3:2) – в отношении к людям: явное злословие, прямая клевета, желание уязвить, поношение; в отношении к Богу: богохульство, кощунство (ц.-сл. хула),
  • лидория (λοιδορία) (см. 1Кор.5:11, 6:10) – словесное оскорбление: брань, поношение, порицание (ц.-сл. досадители); 
  • псифиризмос (ψιθυρισμός) (см. Рим.1:30; 2Кор.12:20) – тайное злословие: плетение интриг, клеветническое нашептывание, тайное наушничество (ц.-сл. шептания).

Отличие от клеветы и сплетен

Злословие (порицание), равно как клевета и сплетни, передает о ком-либо нечто негативное, но в отличие от клеветы (заведомо ложной) или сплетен (зачастую никак не проверенных) – нередко соответствующее действительности.

Отличие от богоугодного обличения

Особенность злословия – недобрая мотивация. Оно вызвано отнюдь не стремлением ко благу (в частности, вразумлению или исправлению) того, к кому обращена злая речь, или того, о ком она ведется (в том числе в его отсутствие), и следовательно является грехом против любви к ближнему. Поэтому важно подчеркнуть разницу: даже крайне суровые обличения согрешившего народа или фарисеев, исходящие из уст пророков, Предтечи, св. апостолов или самого Христа, не являются злословием, но делом любви, направленным на вразумление и предостережение творящих грех и свидетелей его совершения. «Не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте», — настаивает Апостол Павел (Еф.5:11). Он же, обращаясь к Тимофею, ставит обличение как духовно-врачебное орудие в один ряд и с запрещением, и с умолением – очевидно потому что и то, и другое и третье служит делом пастырской любви: «Обличи, запрети, умоли» (2Тим.4:2). Вразумление и обличение должно, по слову прп. Иоанна Лествичника, быть растворено кротостью и долготерпением1, но приходится вслед за свт. Григорием Богословом признать, что нередко «Мы ловим грехи друг друга не для того, чтобы оплакивать их, но чтобы пересуживать, не для того чтобы уврачевать, но чтобы еще уязвить, чтобы раны ближнего были оправданием собственных наших недостатков»2.

Отличие от осуждения

Преподобный Авва Дорофей подчеркивает существенное различие между злословием (порицанием) и осуждением:  «Порицать — значит сказать о ком-нибудь: такой-то солгал, или разгневался, или впал в блуд, или сделал что-либо подобное. Вот такой злословил брата, т. е. сказал пристрастно о его согрешении. А осуждать — значит сказать: такой-то лгун, гневлив, блудник. Вот сей осудил самое расположение души его, произнёс приговор о всей его жизни, говоря, что он таков-то, и осудил его, как такого — а это тяжкий грех»3.

Злословие – серьезный грех. Опасность злословия

Едва ли не самое сильное предостережение от злословия звучит в Нагорной проповеди: «А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: “рака́” (пустой человек – ред.), подлежит синедриону; а кто скажет: “безумный”, подлежит геенне огненной» (Мф.5:22). Здесь злословие предстает в генетической связи с гневом, и последствия того и другого для души человеческой указаны – вплоть до вечной погибели. Злоречие Апостол ставит в один ряд с грехами, представляющимися гораздо более опасными, однако конец у остающихся в этих грехах один – устранение от Царства Божия: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют» (1Кор.6:9-10).

Именно поэтому столь настойчиво призывает Апостол отложить злословие во всех его проявлениях (ц.-сл. хула, досаждения, шептания): «Всякое раздражение и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас» (Еф.4:31); или «А теперь вы отложите все: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших» (Кол.3:8). Более того, от злоречивых братий остальным предлагается удаляться и даже «не есть вместе» с ними: «Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы <…>, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся. Таковых удаляйся» (2Тим.3:2). «Я писал вам в послании – не сообщаться с блудниками; впрочем не вообще с блудниками мира сего <…>, ибо иначе надлежало бы вам выйти из мира сего. Но я писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником; с таким даже и не есть вместе» (1Кор.5:9-11). Положительный итог новозаветному учению о грехе словом подводится апостолом Павлом в послании к Ефесянам: «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим» (Еф.4:29).

Причины впадения в грех злословия

Глубинной причиной впадения в тяжкие грехи, в том числе злословие, по слову Апостола, является забвение о Боге, отсутствие заботы «иметь Бога в разуме»: «И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму – делать непотребства, так что они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия, злоречивы, клеветники, богоненавистники» (Рим.1:28-30). Ближайшей же причиной может, по слову прп. Иоанна Лествичника, явиться страсть гнева вкупе с памятозлобием (злопамятностью), так как именно гнев, возмутив сначала сердце, часто вырывается наружу в словесной форме. «Великий вред возмущать око сердца раздражительностью, как сказано: “смятеся от ярости око мое” (Пс.6:8), но больший – словами обнаруживать душевное неистовство; если же и руками, то это уже вовсе неприлично, и чуждо монашескому, Ангельскому и Божественному житию»4. К злословию, а вместе с ним и осуждению, часто приводит многословие, лишающее душу сосредоточенности, развлекающее помыслы, отвлекающее от молитвы, способствующее действию иных страстей, в частности, зависти, лжи, а через нее тщеславия и гордости.

Последствия злословия для духовной жизни человека

Злословие в «Лествице» названо «тонким недугом»5 ввиду кажущейся незначительности при том что последствия от него могут быть весьма тягостными. Прежде возможной вечной погибели злословие грозит уклонением души с пути покаяния: «Как огонь противен воде, так и кающемуся несродно судить»6, оскудением любви: «Злословие есть большая сокровенная таящаяся пиявица, которая высасывает и истребляет кровь любви»7 и главное — оставлением от Бога: «Ничто столько не прогневляет Бога, ничто так не обнажает человека и не приводит в оставление от Бога, как злословие или осуждение, или уничижение ближнего»8.

Борьба со злословием

Главное побуждение к обузданию языка – память о Боге и память смертная. «Кто возымел попечение об исходе из сей жизни, тот пресек многословие; и кто приобрел плач души, тот отвращается многоглаголания, как огня», — подчеркивает прп. Иоанн9. В качестве первого средства против злословия он предлагает именно плач о своих собственных грехах10. Вместе с тем, у ближних следует обращать внимание на их добродетели — подобно сборщику винограда, отбирающему лишь зрелые плоды11. Не торопиться с суждением – как внутренним, так и словесным — побуждает вероятность ошибки12 и даже прямого искушения.

Противоположные злословию добродетели

Как и всякий грех, злословие коренится в помышлении и может во многих случаях не выйти наружу, но «прозвучать» лишь в уме, оставаясь при этом грехом. Поэтому и противоположная злословию добродетель безгневия только начинается «молчанием уст при смущении сердца», продолжается же «молчанием помыслов при тонком смущении души», а пределом имеет «непоколебимую тишину при дыхании нечистых ветров»13.

При этом всякая добродетель восходит к любви, недостаток которой – глубинная причина всех грехов и страстей. «Если бы мы имели любовь, то с соболезнованием и состраданием смотрели бы на недостатки ближнего, как сказано: «любы покрывает множество грехов» (1Пет.4:8). «Любы… не мыслит зла, вся покрывает» и пр. (1Кор.13:5–7). Итак, если бы, как я сказал, мы имели любовь, то сия любовь покрыла бы всякое согрешение, как и святые делают, видя недостатки человеческие»14.

Обетование

Призыв воздерживаться от злословия содержится еще в Ветхом Завете, а тому, кто ему последует, дается определенное обетование – получить жизнь и увидеть «дни благи»: «Кто́ есть человѣ́къ хотя́й живо́тъ (ζωή), любя́й дни́ ви́дѣти бла́ги? Удержи́ язы́къ тво́й от­ зла́ и устнѣ́ тво­и́, е́же не глаго́лати льсти́» (Пс.33:13-14). В новозаветной перспективе «жизнь» означает пребывание со Христом в Боге: «Я есмь путь и истина и жизнь (ζωή); никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин.14:6).

Чем богоугодное порицание отличается от злословия?

Богоугодным порицанием может считаться лишь то, которое вписывается в рамки Божьего закона, соответствует нормам Добра, направлено во благо.

Грубость нравственной оценки как таковой не может рассматриваться априори как грех злословия.

Так, во времена Ветхого Завета пророк Исаия, обличая своих соплеменников во зле, применил довольно резкое по содержанию выражение: «князья Содомские», «народ Гоморрский» (Ис.1:10)

В свою очередь Предтеча Господень применил в отношении шедших к нему фарисеев и саддукеев не менее хлёсткое выражение: «порождения ехиднины» (Мф.3:7).

В принципе, оба названных выражения, в случае их применения другими людьми, в других обстоятельствах, можно было бы обозначить как крайне грубые (ср.: «аналогичные» им по значению русские выражения (приводим их в варианте, адаптированном под формат богословской статьи): «князья Содомские» (Ис.1:10) — мужчины нетрадиционной сексуальной ориентации, «порождения ехидны» (Мф.3:7) — собачьи дети).

Со стороны обличаемых беззаконников такого рода порицания нередко воспринимались как оскорбительные. Но вправе ли мы оценивать их как грех злословия? Очевидно, что нет.

Почему? Потому что, во-первых, даже и будучи резкими по форме, эти слова соответствовали степени греховности грешников; во-вторых, потому что они были высказаны не по пристрастию или гордыне, не по ненависти или злобе, но с благой, возвышенной целью: побудить нечестивцев одуматься, прийти к покаянию, обратиться ко Господу, изменить поведение, жизнь.

Злословие же подразумевает иные мотивы. Достаточно часто причиной злословия служит заносчивость и гордыня. В этом случае человек хулит ближних, ставя себя выше них, и даже противопоставляя себя (мол, то ли дело он, ведь он — не такой, как они).

Довольно часто причиной злословия выступает страсть к сквернословию сквернословию вообще, а нередко — греховная «любовь» к сплетням, ведь по сути, обвиняя того или иного человека сверх надлежащей меры, злословящий приписывает ему нечто лишнее, и, следовательно, клевещет на него.

Особенно сильно злословие сближается с клеветой в тех случаях, когда бывает направлено против Бога или Его святых, ибо Господа совершенно не за что хулить, а святые (живущие земной жизнью) хотя и грешат, всё же, как правило, значительно меньше тех, кто их злодейски ругает.

Характерным примером может служить злословие Христа. Вспомним, что многие иудеи обзывали Его и обманщиком, и самозванцем, и даже богохульником, тогда как Он не имел с обвинениями ничего общего.

Нередко мотивом злословия служит личная неприязнь, зависть или ненависть, что противоречит заповеди о Любови к ближнему. Отсюда и строгость суда Божьей Правды: «всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто скажет брату своему: «рака», подлежит синедриону, а кто скажет «безумный», подлежит геенне огненной» (Мф.5:22).

Цитаты о злословии

«Иное же дело злословить или порицать, иное осуждать, и иное уничижать. Порицать — значит сказать о ком-нибудь: такой-то солгал, или разгневался, или впал в блуд, или сделал что-либо подобное. Вот такой злословил брата, т. е. сказал пристрастно о его согрешении. А осуждать — значит сказать: такой-то лгун, гневлив, блудник. Вот сей осудил самое расположение души его, произнёс приговор о всей его жизни, говоря, что он таков-то, и осудил его, как такого — а это тяжкий грех. Ибо иное сказать: “он разгневался”, и иное сказать: “он гневлив” и, как я сказал, произнести таким образом приговор о всей его жизни. А грех осуждения столько тяжелее всякого другого греха, что Сам Христос сказал: «Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» (Лк.6:42), и грех ближнего уподобил сучку, а осуждение — бревну. Так-то тяжело осуждение, превосходящее всякий грех».
преподобный Авва Дорофей

«Не злословимым надобно страшиться и трепетать, а злословящим, потому что не злословимые должны будут оправдываться в том, что о них разносимы были недобрые слухи, но злословящие дадут ответ в том, что они говорили о других худо. На них-то падет вся беда. Итак, терпящим от злых слухов не о чем заботиться, потому что не потребуется от них ответа в том, что другие говорили о них худо, но говорившим худо надобно страшиться и трепетать, потому что они за свое злоязычие потребованы будут к суду».
свт. Иоанн Златоуст


Примечания:

Комментировать

*

Каналы АВ
TG: t.me/azbyka
Viber: vb.me/azbyka
Размер шрифта: A- 15 A+
Тёмная тема:
Цвета
Цвет фона:
Цвет текста:
Цвет ссылок:
Цвет акцентов
Цвет полей
Фон подложек
Заголовки:
Текст:
Выравнивание:
Боковая панель:
Сбросить настройки