Ваш город - Ашберн?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Дни памяти:

18 марта

5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

2 декабря – Обре́тение мощей

Житие

Краткое житие преподобномученика Адриана Пошехонского, Ярославского

Был уче­ни­ком пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия Ко­мель­ско­го, вна­ча­ле под­ви­зал­ся в Во­ло­год­ском Ко­мель­ском мо­на­сты­ре и был ис­кус­ным ико­но­пис­цем. По бла­го­сло­ве­нию игу­ме­на 13 сен­тяб­ря 1540 г., взяв ико­ну Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, пре­по­доб­ный Адри­ан вме­сте со сво­им уче­ни­ком, ве­до­мый та­ин­ствен­ным стар­цем, ушел в без­люд­ные ме­ста для без­мол­вия. При­дя в По­ше­хон­ский лес, на бе­рег ре­ки Вот­хи, неиз­вест­ный ста­рец ука­зал им ме­сто для пу­стын­но­жи­тель­ства и стал неви­дим. Гос­подь от­ме­тил это ме­сто как ме­сто бу­ду­щей слав­ной оби­те­ли ко­ло­коль­ным зво­ном. Спу­стя неко­то­рое вре­мя по­сле уеди­нен­ных ино­че­ских по­дви­гов свя­той ос­но­вал оби­тель в честь Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, в ко­то­рой стал игу­ме­ном. В мо­на­сты­ре был вве­ден стро­гий устав, за­пре­щав­ший до­ступ в оби­тель жен­ско­го по­ла. Пре­по­доб­ный Адри­ан, бу­дучи игу­ме­ном, про­дол­жал про­во­дить стро­гую по­движ­ни­че­скую жизнь и был во всем при­ме­ром для бра­тии.

Мно­го скор­бей при­шлось пре­тер­петь пре­по­доб­но­му от окрест­ных по­се­лян, ко­то­рые по вну­ше­нию диа­во­ла за­ду­ма­ли ра­зо­рить мо­на­стырь. В 1550 г., 5 мар­та, пре­по­доб­ный Адри­ан по­сле же­сто­ких пы­ток был зло­дей­ски за­ду­шен раз­бой­ни­ка­ми, на­пав­ши­ми на оби­тель. Те­ло свя­то­го бы­ло бро­ше­но в ле­су. Один бла­го­че­сти­вый свя­щен­ник Ис­и­дор, взяв свя­тое те­ло, тай­но по­хо­ро­нил его, а на ме­сте по­гре­бе­ния по­са­дил ря­би­ну, у ко­то­рой со­вер­ши­лось мно­го ис­це­ле­ний. 19 но­яб­ря 1625 г. бы­ли об­ре­те­ны свя­тые мо­щи пре­по­доб­но­го Адри­а­на и по­ло­же­ны в мо­на­стыр­ском хра­ме. У мо­щей свя­то­го со­вер­ши­лось мно­го чу­дес и ис­це­ле­ний.

Об­ре­те­ние мо­щей пре­по­доб­но­му­че­ни­ка Адри­а­на По­ше­хон­ско­го, Яро­слав­ско­го бы­ло 19 но­яб­ря 1625 го­да. 17 де­каб­ря 1625 го­да, при пат­ри­ар­хе Фила­ре­те, его нетлен­ные мо­щи бы­ли пе­ре­не­се­ны в ос­но­ван­ную им оби­тель.

Полное житие преподобномученика Адриана Пошехонского, Ярославского

Был некий чер­но­ри­зец по про­зва­нию Бе­с­туж, на­сто­я­щее же имя его од­но­му Бо­гу из­вест­но. В 1540 г. он по­явил­ся в мо­на­сты­ре пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия Ко­мель­ско­го († 1538; па­мять 19 мая/1 июня). В то вре­мя под­ви­зал­ся там пре­по­доб­но­му­че­ник Адри­ан в сане иеро­ди­а­ко­на. Он уви­дел бо­го­леп­но­го стар­ца Бе­с­ту­жа в хра­ме Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, был по­ра­жен его ви­дом и об­ра­тил­ся к нему с во­про­сом о его име­ни. Ста­рец от­ве­чал: «Я Бе­с­туж». Адри­ан при­гла­сил его в свою кел­лию и стал с ним бе­се­до­вать о ду­шев­ной поль­зе. В этой бе­се­де ста­рец ска­зал Адри­а­ну: «Я ви­жу в те­бе ча­до­лю­би­во­го от­ца и пу­стын­но­жи­те­ля: ты по­стро­ишь пре­крас­ный храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и со­бе­решь мно­го ино­ков. Что мне ска­зать те­бе? Ты сам, отец, по­уча­ешь нас сво­им сми­ре­ни­ем. Впро­чем, я знаю од­ну непро­хо­ди­мую пу­сты­ню; в ней ни­кто из лю­дей не се­лил­ся, и бо­го­лю­би­вым лю­дям она очень удоб­на для спа­се­ния. Гос­подь ска­зал: “Про­слав­ля­ю­ща­го Мя про­слав­лю”».

Сло­ва сии по­бу­ди­ли Адри­а­на немед­лен­но от­пра­вить­ся к игу­ме­ну Лав­рен­тию, пре­ем­ни­ку ос­но­ва­те­ля мо­на­сты­ря пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия, за бла­го­сло­ве­ни­ем уда­лить­ся из мо­на­сты­ря в пу­сты­ню. Пре­по­доб­ный Кор­ни­лий за­ве­щал уче­ни­ков сво­их, же­ла­ю­щих пу­стын­но­жи­тель­ства, от­пус­кать бес­пре­пят­ствен­но. По­се­му игу­мен Лав­рен­тий бла­го­слов­ля­ет бра­та сво­е­го во Хри­сте Адри­а­на с по­слуш­ни­ком его стар­цем Лео­ни­дом. Про­ща­ние про­изо­шло у гро­ба пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия. Об­ло­бы­зав чу­до­твор­ный гроб сво­е­го учи­те­ля, иеро­ди­а­кон Адри­ан с сво­им уче­ни­ком Лео­ни­дом и чер­но­риз­цем Бе­с­ту­жем от­пра­вил­ся в пре­де­лы По­ше­хон­ские 13 сен­тяб­ря 1540 го­да. Ста­рец Бе­с­туж оста­но­вил­ся со сво­и­ми спут­ни­ка­ми в ди­ком дре­му­чем ле­су меж­ду се­ле­ни­я­ми Бе­лым, Па­тро­боль­ским, Ше­лы­не­дом­ским, Ве­ре­тей­ским, Ке­штоль­ским и Ухор­ским и вдруг стал неви­дим. Уди­ви­лись Адри­ан и Лео­нид се­му и про­сла­ви­ли Бо­га, го­во­ря: «От­ку­да явил­ся к нам сей пре­по­доб­ный ста­рец и при­вел нас в этот ве­ли­кий лес, в непро­хо­ди­мую пу­сты­ню? Или Бог по­слал Ан­ге­ла Сво­е­го и ука­зал нам сей ис­тин­ный путь в свой ду­хов­ный празд­ник Воз­дви­же­ния Чест­на­го и Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста? Вос­по­ем песнь Бо­гу со сле­за­ми!» И они про­пе­ли весь празд­нич­ный ка­нон и со­вер­ши­ли все цер­ков­ное пра­ви­ло. То­гда по всем окрест­ным се­ле­ни­ям на­род слы­шал звон в глу­хом ди­ком ле­су, да и преж­де то­го по мно­гим дням во всех окрест­ных се­ле­ни­ях слы­ша­ли то же.

По­сле сла­во­сло­вия пре­по­доб­ные от­цы Адри­ан и Лео­нид по­ста­ви­ли об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы на боль­шой дуб у ре­ки Вет­ху и дол­го хо­ди­ли по дуб­ра­ве, разыс­ки­вая пу­ти в на­се­лен­ные людь­ми во­ло­сти и вы­би­рая ме­ста, где бы им по­ста­вить кел­лию для мо­лит­вы о пра­во­слав­ных и на спа­се­ние сво­им ду­шам.

Во вре­мя их хож­де­ния бе­ло­сель­ские по­се­ляне от­пра­ви­лись на рыб­ную лов­лю по ре­ке Вет­ху вниз и про­тив то­го ме­ста, где на ду­бе был по­став­лен об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, пой­ма­ли двух та­ких боль­ших щук, ка­ких преж­де не лав­ли­ва­ли, да и по­сле лет две­на­дцать та­ких круп­ных рыб не по­па­да­лось, а толь­ко мел­кие. Один из ры­бо­ло­вов вы­шел на бе­рег, уви­дел об­раз Успе­ния Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы на ду­бе и стал звать сво­их то­ва­ри­щей. Они по­бе­жа­ли на го­ру, ду­мая, что он встре­тил зве­ря, но он по­ка­зы­ва­ет им об­раз Бо­го­ро­ди­цы. Все уди­ви­лись, от­ку­да взял­ся об­раз в этих непро­хо­ди­мых ме­стах. Неко­то­рые по­ла­га­ли, что кто-ли­бо из их же по­се­лян хо­чет за­нять это ме­сто се­бе для жи­ли­ща. Пер­вый уви­дев­ший об­раз по­се­ля­нин с дер­зо­стью хо­тел снять об­раз и взять се­бе и от­не­сти до­мой, но Пре­чи­стая Бо­го­ро­ди­ца не до­пу­сти­ла сде­лать это­го: неви­ди­мая си­ла от­толк­ну­ла его на де­сять лок­тей от об­ра­за. То­ва­ри­щи, ви­дя сие, ста­ли со сле­за­ми упре­кать его за дер­зость, а он ли­шил­ся язы­ка и ни­че­го не мог ска­зать; они ста­ли тря­сти его за ру­ки и за но­ги и ста­ра­лись при­ве­сти в чув­ство. Ко­гда он оч­нул­ся, то­ва­ри­щи ста­ли спра­ши­вать, что с ним слу­чи­лось за его без­дель­ный по­сту­пок. Ры­бо­лов от­ве­чал: «Я ни­ка­ко­го без­дель­но­го по­ступ­ка не сде­лал; я толь­ко ис­то­мил­ся с ва­ми на рыб­ной лов­ле, взо­шел на го­ру и за­снул. Мне явил­ся ста­рец в чер­ных ри­зах, убе­лен­ной се­ди­на­ми, и ска­зал: “Не дер­зай, ча­до, на об­раз Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы, иди с ми­ром на де­ло, для ко­то­ро­го вы­шел”». И опять по­се­ляне уди­ви­лись се­му чу­ду и про­сла­ви­ли Бо­га и Пре­чи­стую Его Ма­терь. По­ло­жив­ши на зем­лю пе­ред об­ра­зом Бо­го­ма­те­ри пше­нич­ный хлеб и боль­шую ры­бу, по­се­ляне, ра­ду­ясь, опять от­пра­ви­лись на рыб­ную лов­лю.

Меж­ду тем по­ста­вив­шие об­раз ино­ки ста­ли воз­вра­щать­ся к нему. Сна­ча­ла при­шел ста­рец Лео­нид и, уви­дев хлеб и ры­бу, стал по­ти­хонь­ку звать: «Адри­ан, Адри­ан, по­ди сю­да, смот­ри: Бо­го­ро­ди­ца по­сла­ла нам хлеб и ры­бу». По­до­шел Адри­ан и уви­дел хлеб и ры­бу, об­ра­тясь к об­ра­зу Пре­чи­стой, вос­клик­нул гром­ким го­ло­сом. «О ве­ли­кое имя Пре­свя­той Тро­и­цы! Пре­свя­тая Гос­по­же Бо­го­ро­ди­це, по­мо­гай нам, ни­щим ра­бам Тво­им. Мы ис­ка­ли в этом ди­ком ле­су са­мо­го вы­со­ко­го ме­ста, чтобы там по­се­лить­ся: Ты же, Ца­ри­ца Небес­ная, вос­хо­те­ла остать­ся на сем обык­но­вен­ном ме­сте и со­жи­тель­ство­вать с на­ми, по­слав хлеб Свой и ры­бу! Мо­ли Сы­на Тво­е­го и Бо­га на­ше­го, чтобы Он устро­ил по­лез­ное для нас на сем ме­сте на спа­се­ние ду­шам на­шим. Бла­го­во­ли, Ца­ри­ца, и бла­го­сло­ви нам, ра­бам тво­им, воз­двиг­нуть Те­бе храм во имя чест­но­го и слав­но­го Тво­е­го Успе­ния. И ес­ли нам Бог по­шлет ду­хов­ную бра­тию чер­не­че­ство­вать вме­сте с на­ми, устрой в дол­го­ту дней и ме­сто сие и хра­мы и про­пи­тай нас и бра­тию на­шу и пре­ем­ни­ков на­ших».

По­сле се­го они вос­пе­ли песнь Бо­го­ро­ди­це: «Пре­укра­шен­ная Бо­же­ствен­ною сла­вою» и про­чее.

По­сле се­го пре­по­доб­ный Адри­ан с по­слуш­ни­ком сво­им стар­цем Лео­ни­дом по­стро­ил се­бе неболь­шую хи­жи­ну под тем ве­ли­ким ду­бом на реч­ке Вет­ху. Здесь они про­жи­ли до­воль­но дол­го, тру­дясь Бо­га ра­ди и ис­пы­ты­вая раз­ные на­па­сти пу­стын­ной жиз­ни как от бе­сов, так и лу­ка­вых лю­дей. Адри­ан по­мыш­лял о том, как бы ему по­лу­чить бла­го­сло­ве­ние у мит­ро­по­ли­та на по­стро­е­ние церк­ви. Из­брав­ши удоб­ное вре­мя, он от­пра­вил­ся вме­сте с Лео­ни­дом в цар­ству­ю­щий град Моск­ву. Здесь, по­мо­лив­шись Спа­су Все­дер­жи­те­лю и Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­це и ве­ли­ким чу­до­твор­цам Мос­ков­ским, про­сят бла­го­сло­ве­ния у мит­ро­по­ли­та Ма­ка­рия. Прео­свя­щен­ный мит­ро­по­лит Ма­ка­рий бла­го­слов­ля­ет стар­цев и, по их про­ше­нию, по­веле­ва­ет им воз­двиг­нуть храм во имя Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы, чест­но­го и слав­но­го Ея Успе­ния, и да­ет им гра­мо­ту, осво­бож­да­ю­щую от вся­ких да­ней с церк­ви. Хри­сто­лю­би­вые мос­ков­ские лю­ди, князь, бо­яре и во­е­во­ды, ви­дя сме­лое и ре­ши­тель­ное же­ла­ние стар­цев по­стро­ить в пу­стыне пре­чест­ной храм, да­ва­ли им ще­д­рую ми­ло­сты­ню на по­стро­е­ние церк­ви и со­зда­ние мо­на­сты­ря. Ве­ли­кий свя­ти­тель Ма­ка­рий мит­ро­по­лит вме­сте с тем бла­го­слов­ля­ет и по­став­ля­ет иеро­ди­а­ко­на Адри­а­на на свя­щен­ство и игу­мен­ство, да­ет ему на­столь­ную гра­мо­ту и по­веле­ва­ет свя­щен­ни­кам, диа­ко­нам и ино­кам и про­чим лю­дям его слу­шать и во всем по­ви­но­вать­ся, как пас­ты­рю и учи­те­лю. Дав сло­вес­ное ду­хов­ное на­став­ле­ние, мит­ро­по­лит от­пу­стил Адри­а­на с ми­ром в его пу­сты­ню.

Воз­вра­тив­шись в свое ме­сто, игу­мен Адри­ан за­ло­жил цер­ковь 31 мая 1543 го­да. Он воз­двиг неболь­шую цер­ковь с тра­пе­зой во имя Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы, чест­но­го Ея Успе­ния, ра­ду­ясь ду­шою и ве­се­лясь серд­цем. Он освя­тил цер­ковь и при­зы­вал хри­сто­лю­би­вых лю­дей к се­бе в оби­тель. Ви­дя все это, лю­ди недо­уме­ва­ли. Од­ни ра­до­ва­лись о ми­ло­сти Бо­жи­ей и Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы, так как верст на де­вя­но­сто от­ту­да в По­ше­хон­ских ме­стах не бы­ло оби­те­ли; дру­гие же, имен­но неко­то­рые мест­ные по­се­ляне, го­во­ри­ли: «На на­ших при­дво­рьях по­се­ля­ют­ся чер­не­цы, чтобы вла­деть и на­ми».

Во­об­ще же пра­во­слав­ные хри­сти­ане окрест­ных се­ле­ний ока­зы­ва­ли лю­бовь к стар­цам и мно­гие изъ­яв­ля­ли же­ла­ние с ни­ми чер­не­че­ство­вать; да­же же­ны их ду­шев­но ра­до­ва­лись, го­во­ря по церк­вам сво­им: «Вот воз­ни­ка­ет чест­ная оби­тель: бу­дет ко­му вво­дить в Ан­гель­ский об­раз». Впро­чем, жен­ский пол в оби­тель пре­по­доб­ных не имел со­вер­шен­но до­сту­па.

Пу­стын­ные по­движ­ни­ки при­ла­га­ли тру­ды к тру­дам и при­хо­ди­ли от по­дви­га в по­двиг, от доб­ро­жи­те­ли в доб­ро­жи­тель, по­да­вая при­мер уче­ни­кам во всех пу­тях сво­их, в мо­лит­ве, по­сте и тру­дах. Ко­гда они чи­та­ли Бо­же­ствен­ное Пи­са­ние, то не ве­лег­лас­но и не крас­но, но сми­рен­ным и крот­ким го­ло­сом, – один чи­та­ет, а дру­гой объ­яс­ня­ет: так они по­веле­ва­ли де­лать и уче­ни­кам сво­им. При­зы­ва­ли они и мир­ских лю­дей стра­даль­цев в цер­ковь на мо­лит­вен­ный по­двиг и са­ми неустан­но мо­ли­лись Бо­гу и Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­це со сле­за­ми день и ночь, при­зы­вая на по­мощь се­бе ве­ли­ких чу­до­творцев, чтобы оби­тель их рас­про­стра­ни­лась и те­ла их на пу­стом ме­сте не ле­жа­ли.

Тру­ды и мо­лит­вы пу­стын­ни­ков не бы­ли тщет­ны: ми­ло­стью Бо­жи­ей и пред­ста­тель­ством Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и ве­ли­ких чу­до­твор­цев оби­тель рас­ши­ри­лась и устро­и­лась, и сла­ва о ней рас­про­стра­ни­лась да­ле­ко за окрест­ные пре­де­лы. Бра­тия ста­ли умно­жать­ся, по­стро­е­ны бы­ли кел­лии и осо­бая чер­ная из­ба для при­го­тов­ле­ния пи­щи и пи­тья и для пе­че­ния хле­ба.

Из ос­но­ва­те­лей мо­на­сты­ря ста­рец Лео­нид скон­чал­ся пер­вый. Прп. Адри­ан с бра­ти­ей по­греб­ли стар­ца с че­стью и опла­ка­ли его в над­гроб­ных пес­но­пе­ни­ях.

По пре­став­ле­нии стар­ца Лео­ни­да на­сту­пи­ли тяж­кие бед­ствия для пу­стын­ной оби­те­ли. Окрест­ные по­се­ляне по вну­ше­нию лу­ка­во­го за­ду­ма­ли ра­зо­рить пу­сты­ню, огра­бить ее и по­гу­бить пре­по­доб­но­го Адри­а­на с бра­ти­ей.

В 1550 го­ду 5 мар­та, в ка­нун па­мя­ти 42-х му­че­ни­ков Ам­о­рей­ских, со сре­ды на чет­верг, во­ору­жен­ные зло­деи бе­ло­сель­цы яви­лись в мо­на­стырь, од­ни в до­спе­хах с ме­ча­ми, дру­гие в са­а­да­ках (са­а­дак – пол­ный при­бор во­ору­же­ния лу­ком и стре­ла­ми: лук с на­лу­чьем и стре­лы с кол­ча­ном), про­чие с ко­пья­ми и ро­га­ти­на­ми. Для них Хри­сто­ва Че­ты­ре­де­сят­ни­ца еще не до­ста­точ­но ис­пол­не­на бы­ла древни­ми свя­ты­ми му­че­ни­ка­ми в стра­нах Ца­ре­град­ских, и Рим­ских, и Се­ва­стий­ских, в Га­зе, Си­нае и Ра­и­фе и дру­гих ме­стах. Но преж­ние му­чи­те­ли от­вра­ща­ли от Хри­ста, а эти ока­ян­ные воз­му­ти­лись ра­ди при­быт­ка и при­е­ха­ли до­пол­нять чис­ло Хри­сто­вых му­че­ни­ков в рус­ском цар­стве си­ми пу­стын­ни­ка­ми. Раз­бой­ни­ки ста­ли из­би­вать бра­тию, стре­ля­ли, ру­би­ли и ко­ло­ли ко­пья­ми. Пре­по­доб­ный Адри­ан скрыл­ся от убийц в зад­ний дро­вя­ник, но ока­ян­ные му­чи­те­ли отыс­ка­ли его там под дро­вя­ни­ком, оце­пи­ли игу­ме­на ве­рев­кой за гор­ло и, при­та­щив­ши в пе­ред­нюю кел­лию, под­верг­ли ужас­ным пыт­кам: ца­ра­па­ли брит­ва­ми и при­жи­га­ли ог­нем, до­пра­ши­вая, где на­хо­дят­ся у них «жи­во­ты и стат­ки», где их иму­ще­ство и день­ги. Пре­по­доб­ный Адри­ан от­ве­чал: «“Жи­во­ты” на­ши у Все­ми­ло­сти­во­го Спа­са на небе­сах, а “стат­ки” на­ши на зем­ле; ослабь­те немно­го му­ки мои, я их до­ста­ну и от­дам вам в ру­ки». Му­чи­те­ли пу­сти­ли на­го­го стра­даль­ца. Пре­по­доб­ный, встав, до­стал гор­шо­чек, в ко­то­ром бы­ло со­рок руб­лей, по­дал му­чи­те­лям и ска­зал: «На эти стат­ки, на это се­реб­ро я и бра­тия на­ме­ре­ва­лись бы­ло со­здать боль­шую цер­ковь во имя Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы». Му­чи­те­ли ска­за­ли: «Мы сей­час со­зда­дим те­бе соб­ствен­ной си­лой!» Пре­по­доб­ный от­ве­чал: «Горь­ка мне ва­ша цер­ковь и тош­но мне со­зда­ние ва­ше; при­скорб­на ду­ша моя при смер­ти! Вот се­реб­ро, со­зда­ние на­ше, и жизнь моя в ру­ках ва­ших; стат­ки на­ши вне мо­ей кел­лии, а кру­гом мно­го ино­ков. От­пу­сти­те ме­ня ра­ди Бо­га, бра­тья мои, чер­не­че­ство­вать в Кор­ни­ли­ев мо­на­стырь, и я ни в ка­ком слу­чае не вер­нусь сю­да, а спа­су ду­шу свою там, у от­ца сво­е­го Кор­ни­лия!». Му­чи­те­ли ска­за­ли: «Мы воз­да­дим те­бе шлем спа­се­ния и по­шлем те­бя к Ца­рю Небес­но­му!» Пре­зрев­ши моль­бу стар­ца, схва­ти­ли его и вто­рич­но оце­пи­ли за шею. Пре­по­доб­но­му­че­ник ска­зал: «Как аг­нец ве­дусь на за­ко­ле­ние, как ов­ца без­глас­ная в ру­ках сво­их сто­ро­жей от­вер­заю уста свои!»

По­том му­че­ник Адри­ан стал мо­лить­ся: «Гос­по­ди Бо­же мой! Про­сти пре­гре­ше­ния этим лю­дям, ибо не ве­да­ют, что тво­рят. При­ми дух мой с ми­ром, не по­мя­ни без­за­ко­ний мо­их, сде­лан­ных пред То­бою. Не пре­зри мо­ле­ния мо­е­го, Пре­чи­стая Бо­го­ро­ди­ца, и ро­ди­ны мо­ей, го­ро­да Ро­сто­ва! От­цы мои ду­хов­ные и бра­тия, со­пост­ни­ки и ду­хов­ные де­ти мои, и ве­ли­кие со­ро­ди­чи, про­сти­те ме­ня Бо­га ра­ди и бла­го­сло­ви­те: уже иду к су­ди­щу Хри­сто­ву и бо­лее не сви­жусь с ва­ми на све­те сем, по сло­ву Гос­под­ню: зем­ля еси и в зем­лю пой­де­ши».

По­сле се­го зло­деи вы­та­щи­ли его ве­рев­кой вон из кел­лии и при­да­ви­ли по­ло­зья­ми са­ней. Тут му­че­ник Адри­ан ис­пу­стил дух свой.

Зло­деи то­гда при­сту­пи­ли к гра­бе­жу. Пе­ре­вя­за­ли всю бра­тию и по­слуш­ни­ков и по­бро­са­ли в под­по­лья, чтобы ни­кто не мог по­дать ве­сти в со­сед­ние се­ла, и по­ста­ви­ли во­круг оби­те­ли и ко­нюш­ни сто­ро­жей (ко­ро­вье­го дво­ра не су­ще­ство­ва­ло). Гра­би­те­ли не по­ща­ди­ли и церк­ви Бо­жи­ей: вы­ло­ма­ли дверь и Цар­ски­ми вра­та­ми во­шли в ал­тарь и там за пре­сто­лом на­шли трех уче­ни­ков пре­по­доб­но­го, вы­та­щи­ли их вон из церк­ви в тра­пе­зу и на­ча­ли му­чить и спу­ты­вать, как коз­лов, так что ко­сти их хру­сте­ли. Тут был убит ста­рец Да­вид.

Раз­бой­ни­ки раз­гра­би­ли все иму­ще­ство оби­те­ли: мед и воск, кни­ги и мас­ло, лар­цы и пла­тье, по­су­ду и все про­чее, что бы­ло стро­и­те­ля­ми со­бра­но. За­хва­ти­ли ло­ша­дей и на­ва­ли­ли во­за. На­ко­нец, и те­ло пре­по­доб­но­му­че­ни­ка Адри­а­на игу­ме­на бро­си­ли в са­ни и вы­вез­ли из оби­те­ли. Ку­да раз­бой­ни­ки де­ли те­ло му­че­ни­ка, то­гда ни­кто не знал.

Раз­бой­ни­ки, вер­нув­шись до­мой, ра­до­ва­лись сво­е­му успе­ху и ста­ли де­лить свою бо­га­тую до­бы­чу. Один из раз­бой­ни­ков ута­ил от сво­их то­ва­ри­щей ла­рец, на­де­ясь най­ти в нем мно­го зо­ло­та и се­реб­ра. От­крыв­ши ла­рец, раз­бой­ник уви­дел в нем несколь­ко свя­тых икон, а так­же крас­ки, ки­сти и дру­гие при­над­леж­но­сти икон­но­го пись­ма. Раз­бой­ник ис­пу­гал­ся, на­шед­ши та­кие непо­нят­ные для него ве­щи.

Был то­гда в при­хо­де тех убийц у церк­ви ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия (что в Ши­га­ра­ши) свя­щен­ник, по про­зва­нию Ко­сарь, с ве­до­ма и одоб­ре­ния ко­то­ро­го бе­ло­сель­цы про­из­ве­ли раз­бой в пу­стыне. Раз­бой­ник, ута­ив­ший ла­рец, и об­ра­тил­ся к это­му от­цу сво­е­му ду­хов­но­му и ска­зал: «От­че, про­сти ме­ня ра­ди Бо­га: я дерз­нул сде­лать то, че­го не сле­ду­ет де­лать, я украл тай­ком от сво­их то­ва­ри­щей ла­рец, на­де­ясь об­ре­сти мно­го ко­ры­сти, а на­шел в нем ве­щи, для ме­ня непо­нят­ные».

Рас­смот­рев­ши ве­щи и уви­дев ико­ны и при­над­леж­но­сти икон­но­го пись­ма, свя­щен­ник Ко­сарь с огор­че­ни­ем ска­зал: «Это по­лич­ное на нас, а не ко­рысть, та­кое со­кро­ви­ще необ­хо­ди­мо где-ни­будь скрыть». Ска­зав­ши это, он стал ози­рать­ся, смот­реть ту­да и сю­да, где бы спря­тать, и го­во­рил про се­бя: «Ре­ки у нас нет, пру­да то­же не слу­чи­лось, не знаю, где спря­тать свя­ты­ню». Эти ре­чи слы­шал со­слу­жи­вец его, по про­зви­щу Бо­ба, и ска­зал: «Безум­ный поп, не зна­ет, ку­да де­вать кра­деное, а за­хо­тел за­ни­мать­ся раз­бо­ем, да еще и лю­дей уби­вать, за­дал­ся це­лью неправ­дою со­би­рать бо­гат­ство, во­ро­вать у со­се­дей сво­их вся­кое доб­ро и из­да­ле­ка при­во­зить ско­ти­ну и пе­ре­да­вать из рук в ру­ки. Бог кре­пок. Вла­ды­ка Че­ло­ве­ко­лю­бец ми­ло­стив к греш­ни­кам, но безум­ным зло­де­ям не по­пус­ка­ет и на сем све­те!»

То­гда пра­во­слав­ные схва­ти­ли при­шед­ше­го к свя­щен­ни­ку Ко­са­рю это­го во­ра, по име­ни Иван Мат­ре­нин, и пред­ста­ви­ли го­су­да­ре­вым слу­гам, губ­ным ста­ро­стам и це­ло­валь­ни­кам. Мат­ре­нин под­верг­нут был пыт­ке на ды­бе и рас­ска­зал пе­ред все­ми как о преж­них сво­их пре­ступ­ле­ни­ях, так и о раз­бое, учи­нен­ном в оби­те­ли пре­по­доб­но­го Адри­а­на. На во­прос ста­ро­сты о том, где на­хо­дит­ся те­ло пре­по­доб­но­го Адри­а­на, раз­бой­ник пе­ред мно­же­ством лю­дей от­ве­чал: «Нас бы­ло мно­же­ство дру­жи­ны – бе­ло­сель­цев, всех мо­гу на­звать по­имен­но; раз­гра­бив­ши оби­тель Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы, за­му­чив пре­по­доб­но­го игу­ме­на Адри­а­на, те­ло его вы­вез­ли из оби­те­ли и бро­си­ли на ру­бе­же Бе­ло­го Се­ла и Ши­га­ра­ша; на­ут­ро мы хо­те­ли сло­жить боль­шой ко­стер и сжечь мо­щи пре­по­доб­но­го; ко­гда мы яви­лись, ста­ли ис­кать те­ло и не на­шли; ку­да оно де­лось, неиз­вест­но нам».

По­сле про­из­ве­ден­но­го след­ствия над убий­ца­ми цар­ские при­каз­чи­ки и губ­ные ста­ро­сты от­пра­ви­ли до­не­се­ние к ца­рю. Вско­ре при­шло по­ве­ле­ние раз­бой­ни­ка Мат­ре­ни­на каз­нить смер­тью через по­ве­ше­ние, а про­чих раз­бой­ни­ков за­клю­чить в тюрь­му бес­сроч­но, иму­ще­ство же их с паш­ня­ми про­дать и сто­и­мость их вне­сти в раз­бой­ную из­бу.

«Раз­бой­ни­ки на­де­я­лись из­ве­сти оби­тель и при­ве­сти ее на свои бе­ло­сель­ские дво­ры, а оби­тель Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы и ныне си­я­ет в Рус­ской зем­ле», – вос­кли­ца­ет пи­са­тель по­ве­сти о стра­да­нии пре­по­доб­но­го Адри­а­на, тру­див­ший­ся в кон­це цар­ство­ва­ния Иоан­на Гроз­но­го, лет трид­цать спу­стя по­сле му­че­ни­че­ской кон­чи­ны Адри­а­на.

По­сле сих бед­ствен­ных со­бы­тий ос­но­ван­ная пре­по­доб­ным Адри­а­ном пу­стынь про­дол­жа­ла су­ще­ство­вать, и остав­ша­я­ся бра­тия, и по­сле­ду­ю­щие игу­ме­ны, и стро­и­те­ли не пе­ре­ста­ва­ли разыс­ки­вать и рас­спра­ши­вать в окрест­ных мест­но­стях, ку­да де­лось те­ло му­че­ни­ка, где оно схо­ро­не­но. Но все ста­ра­ния оста­ва­лись тщет­ны­ми. На­ко­нец, спу­стя бо­лее пя­ти­де­ся­ти лет по­сле кон­чи­ны Адри­а­на, игу­мен Пор­фи­рий и бра­тия в скор­би и се­то­ва­нии об­ра­ти­лись с го­ря­чей мо­лит­вой к Все­щед­ро­му Бо­гу и Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­це о яв­ле­нии им ме­ста, где схо­ро­не­но те­ло му­че­ни­ка по­сле по­хи­ще­ния его раз­бой­ни­ка­ми, пом­ня еван­гель­ские сло­ва: «Про­си­те, и даст­ся вам: ищи­те, и об­ря­ще­те, тол­цы­те, и от­вер­зет­ся вам; всяк бо про­сяй при­ем­лет, и ищай об­ре­та­ет». И Гос­подь не пре­зрел мо­лит­вы ра­бов Сво­их, хо­тя про­сла­вить угод­ни­ка Сво­е­го.

Де­ло бы­ло в 1612 го­ду. В По­ше­хон­ском уез­де, Ши­гор­ской во­ло­сти, се­ла Гуж­не­ва цер­ков­ный дья­чок Иоанн Про­ко­фьев хо­дил еже­год­но на пу­стошь на ре­ку Ух­ру, при впа­де­нии в нее ре­ки Уш­ло­мы, к ря­бине, в Ильин­скую пят­ни­цу. В этот день при­хо­ди­ли ту­да и свя­щен­ни­ки из окрест­ных сел, при­но­си­ли с со­бою ико­ну Па­рас­ке­вы, на­ре­чен­ной Пят­ни­цы, и пе­ли мо­леб­ны. Из окрест­ных же во­ло­стей и го­ро­дов мно­гие тор­го­вые и па­хот­ные лю­ди дер­жа­ли ве­ру к Хри­сто­вой му­че­ни­це Па­рас­ке­ве и в тот день при­хо­ди­ли сю­да и мо­ли­лись ей. Был там та­кой обы­чай. Сквозь су­чья ря­би­ны про­ни­ма­ли ма­лень­ких де­тей и юно­шей, а неко­то­рые про­ни­ма­лись и ве­ли­ко­воз­раст­ные. Вы­ше­упо­мя­ну­тый дья­чок Иоанн Про­ко­фьев го­во­рил со­би­рав­шим­ся тем лю­дям, что пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам не сле­ду­ет так де­лать; де­ре­во, на ко­то­ром нет об­ра­за Спа­си­те­ля, не за­слу­жи­ва­ет по­кло­не­ния; это есть неистов­ство.

«Ес­ли есть у вас теп­лая ве­ра мо­лить­ся на этом пу­стом ме­сте, – рас­суж­дал бла­го­че­сти­вый дья­чок, – то по­строй­те здесь цер­ковь во имя свя­то­го слав­но­го про­ро­ка Илии и свя­той му­че­ни­цы Па­рас­ке­вы, на­ре­чен­ной Пят­ни­цы: вы и се­бе по­лу­чи­те от Бо­га су­гу­бую мзду, и от окрест­ных хри­сти­ан честь и сла­ву».

Лю­ди окрест­ных се­ле­ний, слы­ша та­кую бо­го­угод­ную речь от Иоан­на Про­ко­фье­ва, ста­ли со­ве­щать­ся с ним о том, как бы Бог дал им та­ко­го стро­и­те­ля в пу­сты­ню, ко­то­рый мог бы устро­ить в том пу­стом ме­сте цер­ковь.

Зем­ля в этой пу­сты­ни бы­ла в по­ме­стье за Ири­ной, вдо­вой Кор­ни­лия Чег­ло­ко­ва. Бог вну­шил Иоан­ну Про­ко­фье­ву мысль пой­ти ко вдо­ве Чег­ло­ко­вой и про­сить у нее раз­ре­ше­ния со­здать на том ме­сте у ря­би­ны цер­ковь во имя про­ро­ка Илии и му­че­ни­цы Па­рас­ке­вы. Вдо­ва Ири­на Чег­ло­ко­ва не толь­ко ве­ле­ла Иоан­ну Про­ко­фье­ву стро­ить цер­ковь, но и про­си­ла его са­мо­го при­нять свя­щен­ство, чтобы слу­жить при той церк­ви и быть ее ду­хов­ным от­цом.

По­сле то­го Иоанн Про­ко­фьев с окрест­ны­ми хри­сто­люб­ца­ми стал ру­бить лес и во­зить на то цер­ков­ное ме­сто. Это цер­ков­ное ме­сто лет сто оста­ва­лось пу­стым, и един­ствен­ным при­зна­ком его бы­ла на­са­жен­ная здесь ря­би­на: клад­би­ща здесь ни­ко­гда не бы­ло, а зем­ля, где сто­я­ла цер­ковь, об­ра­ще­на бы­ла в на­дел на­равне с со­сед­ним лу­гом. Ста­ро­жи­лы рас­ска­зы­ва­ли, что по­то­му цер­ковь та и за­пу­сте­ла, что при ней не бы­ло клад­би­ща.

Мо­лит­ва­ми пре­по­доб­но­му­че­ни­ка Адри­а­на и по­мо­щью Бо­жи­ей Иоанн Про­ко­фьев за­кон­чил по­строй­ку церк­ви в 1612 го­ду, а сам был по­став­лен к ней во свя­щен­ни­ка.

Вдо­ва Ири­на да­ла к но­во­по­стро­ен­ной той церк­ви и паш­ню. Через неко­то­рое вре­мя (в 1619 г.) то по­ме­стье бы­ло ото­бра­но у вдо­вы Чег­ло­ко­вой и от­да­но преж­не­му по­ме­щи­ку, го­су­да­ре­ву дум­но­му дья­ку То­ми­ле Юди­ну Лу­гов­ско­му.

Свя­щен­ник Иоанн Про­ко­фьев при­зы­ва­ет к се­бе в но­вую пу­сты­ню к про­ро­ку Илии на Ух­ре к ря­бине игу­ме­на Лав­рен­тия с Бо­го­яв­лен­ско­го ост­ро­ва, из Ро­ма­нов­ско­го уез­да. Игу­мен Лав­рен­тий, при­шед­ши, на­чал у церк­ви про­ро­ка Илии на Ух­ре устра­и­вать мо­на­стырь, при­зы­вать в него хри­сто­лю­би­вых лю­дей, же­ла­ю­щих ино­че­ство­вать, и по­стри­гать та­ко­вых. То­гда же свя­щен­ник Иоанн Про­ко­фьев в дом свя­то­му про­ро­ку Илии и му­че­ни­це Па­рас­ке­ве ку­пил на свои день­ги про­тив мо­на­сты­ря за ре­кою Ух­рою две по­мест­ных пу­сто­ши у де­тей бо­яр­ских Же­реб­цо­вых, а игу­мен Лав­рен­тий по­слал бе­ло­го свя­щен­ни­ка Иоан­на Про­ко­фье­ва с че­ло­бит­ной за сво­ей игу­мен­ской под­пи­сью в Моск­ву к го­су­да­рю ца­рю и ве­ли­ко­му кня­зю Ми­ха­и­лу Фе­о­до­ро­ви­чу, чтобы го­су­дарь те две пу­сто­ши по­жа­ло­вал в дом свя­то­го про­ро­ка Илии в вот­чи­ну, как в свое бо­го­мо­лье. Го­су­дарь по этой че­ло­бит­ной по­жа­ло­вал игу­ме­на Лав­рен­тия с бра­ти­ей, ве­лел дать им свою цар­скую вот­чин­ную гра­мо­ту за крас­ной пе­ча­тью на те две пу­сто­ши и на ту паш­ню, ко­то­рая под мо­на­сты­рем, со все­ми уго­дья­ми в дом свя­то­му про­ро­ку Илии и му­че­ни­це Па­рас­ке­ве в но­вую пу­сты­ню.

И слу­чи­лось тут по­стричь­ся од­но­му хри­сто­люб­цу Бе­ло­сель­ской во­ло­сти де­рев­ни Иван­ни­ки, по име­ни Иоан­ну Си­до­ро­ву, в ино­че­стве на­зван­но­му стар­цем Ионой. Он стал ду­хов­ным сы­ном игу­ме­на Лав­рен­тия. Пе­ред сво­ей кон­чи­ной (в 1626 го­ду), чув­ствуя ее при­бли­же­ние, он по­ве­дал от­цу сво­е­му ду­хов­но­му ве­ли­кое ду­хов­ное де­ло. Он ска­зал сле­ду­ю­щее о пре­по­доб­но­му­че­ни­ке Адри­ане: «Про­сти ме­ня, от­че свя­тый, Бо­га ра­ди, я до­се­ле ута­ил от те­бя то, что по­ве­дал мне отец мой род­ной Си­дор, от­хо­дя се­го све­та. Он мне го­во­рил: “Сын мой Иван! В про­шед­шие вре­ме­на, в 1550 го­ду, мар­та в 5 день, при­хо­ди­ли в Адри­а­но­ву пу­стынь на реч­ке на Вет­ху раз­бой­ни­ки разо­рять и гра­бить эту пу­стынь. За­му­чив на­сто­я­те­ля ее Адри­а­на, они свез­ли те­ло его на ру­беж Бе­ло­го Се­ла и Ши­го­ро­ша на реч­ку на Уш­ло­му и бро­си­ли его в бо­чаг той реч­ки. И отец мой де­рев­ни Иван­ни­ки Си­дор с со­се­дя­ми сво­и­ми свез­ли те­ло игу­ме­на Адри­а­на на пу­стое ме­сто к пу­стой церк­ви про­ро­ка Илии на Ух­ре, где сто­ит наш мо­на­стырь про­ро­ка Илии, но­вой пу­сты­ни. Они разо­бра­ли по­мост той пу­стой церк­ви, вы­ко­па­ли под ним мо­ги­лу и те­ло Адри­а­на по­греб­ли но­чью без служ­бы, бо­ясь вы­ем­ки от губ­ных ста­рост. А на том ме­сте цер­ков­ном для при­ме­ты на бу­ду­щее вре­мя по­са­ди­ли неболь­шую ря­бин­ку, ко­то­рая те­перь яв­ля­ет­ся боль­шим и кра­си­вым де­ре­вом. И преж­де все­го у то­го де­ре­ва в пу­стом ме­сте со­вер­ша­лось мно­го ис­це­ле­ний от бо­лез­ней, толь­ко на это не об­ра­ща­ли вни­ма­ния и не за­пи­сы­ва­ли, так как пи­сать бы­ло неко­му, ибо ме­сто бы­ло пу­стое. А съез­жа­лись сю­да из раз­ных го­ро­дов тор­го­вые и зем­ские лю­ди, яро­слав­цы, ко­стро­ми­чи, во­лог­жане, ро­ма­нов­цы и по­ше­хон­цы для сво­их тор­го­вых дел раз в год, на Ильин­скую пят­ни­цу. То­гда со­би­ра­лось сю­да мно­го боль­ных; свя­щен­ни­ки окрест­ных сел слу­жи­ли мо­леб­ны, боль­ные при­кла­ды­ва­лись к об­ра­зу ве­ли­ко­му­че­ни­цы Па­рас­ке­вы, на­ре­чен­ной Пят­ни­цы, и про­ди­ра­лись сквозь су­чья ря­би­ны; то­гда ни­кто не знал, что под де­ре­вом тем по­гре­бе­но те­ло пре­по­доб­но­му­че­ни­ка игу­ме­на Адри­а­на: не от де­ре­ва про­ис­хо­ди­ли ис­це­ле­ния, а от мо­щей пре­по­доб­но­му­че­ни­ка».

Слы­шав от сво­е­го ду­хов­но­го сы­на, стар­ца Ио­ны, та­кое ве­ли­кое ду­хов­ное де­ло, игу­мен Лав­рен­тий по­слал в Ша­гот­скую во­лость в се­ло Ан­дре­ев­ское за свя­щен­ни­ком церк­ви Кос­мы и Да­ми­а­на Лу­ки­а­ном Коз­ми­ным и по­ру­чил ему пи­сать изуст­ную па­мять, до­пра­ши­вая при нем стар­ца Иону, ко­то­рый по­вто­рил ра­нее ска­зан­ное. Эту па­мять под­пи­сал сво­ей ру­кой игу­мен Лав­рен­тий за се­бя и за сво­е­го ду­хов­но­го сы­на стар­ца Иону.

За­тем игу­мен Лав­рен­тий в Адри­а­но­ву пу­стынь по­сы­ла­ет со­слу­жеб­ни­ка сво­ей но­вой пу­сты­ни Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы и свя­то­го про­ро­ка Илии и му­че­ни­цы Па­рас­ке­вы стар­ца Ис­а­ию Кир­пич­ни­ка и по­ру­ча­ет ему в церк­ви на со­бо­ре игу­ме­ну Пор­фи­рию и всей бра­тии Адри­а­но­вой пу­сты­ни про­из­не­сти ду­хов­ное учи­тель­ное сло­во для то­го, чтобы они при­шли в чув­ство. Ста­рец Ис­а­ия дол­жен был ска­зать, что игу­ме­ну Лав­рен­тию до­сто­вер­но из­вест­но их са­мо­чи­ние и невоз­держ­ное пьян­ство. А ес­ли они же­ла­ют с теп­лой сер­деч­ной ве­рой знать, где по­чи­ва­ют и до­ныне мо­щи их на­чаль­ни­ка игу­ме­на Адри­а­на, то они долж­ны в сво­ей оби­те­ли со­вер­шен­но оста­вить хмель­ное пи­тье и пьян­ствен­ные нра­вы; ес­ли они это ис­пол­нят, то игу­мен но­вой пу­сты­ни Лав­рен­тий по­дроб­но из­ве­стит их об этом ду­хов­ном де­ле, то есть о ме­сте на­хож­де­ния мо­щей пре­по­доб­но­го Адри­а­на; ес­ли же они не при­мут его та­ко­го ду­хов­но­го со­ве­та и пьян­ствен­но­го нра­ва не оста­вят, то игу­мен Лав­рен­тий со­вер­шен­но не станет со­ве­щать­ся с ни­ми об этом ду­хов­ном де­ле. То­гда игу­мен Пор­фи­рий и вся бра­тия Адри­а­но­вой пу­сты­ни, воз­дев­ши ру­ки, еди­но­глас­но вос­клик­ну­ли: «Ес­ли бы нам Бог да­ро­вал мо­щи на­ше­го на­чаль­ни­ка пре­по­доб­но­го Адри­а­на в дом Бо­го­яв­ле­ния Гос­под­ня и Успе­ния Пре­чи­стой Бо­го­ма­те­ри и чу­до­твор­ца Ни­ко­лая, то мы наве­ки в оби­те­ли оста­ви­ли бы хмель­ное пи­тье и пьян­ствен­ные нра­вы. В этом обе­ща­нии по­руч­ни­ца нам и сви­де­тель­ни­ца Пре­чи­стая Бо­го­ро­ди­ца, Чу­до­тво­рец ве­ли­кий Ни­ко­лай и пре­по­доб­ный отец наш на­чаль­ник и игу­мен Адри­ан».

Ста­рец Ис­а­ия, вы­слу­шав в церк­ви та­кое ве­ли­кое их обе­ща­ние, ве­лел игу­ме­ну Пор­фи­рию при­быть в но­вую пу­стынь Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы и про­ро­ка Илии на Ух­ру, к игу­ме­ну Лав­рен­тию на со­вет. По­сле то­го вско­ре игу­мен Пор­фи­рий при­шел в но­вую пу­стынь на Ух­ру. Игу­мен Лав­рен­тий спро­сил его, по ка­ко­му де­лу он при­шел в их сми­рен­ную пу­стынь. Пор­фи­рий был ду­хов­ным сы­ном Лав­рен­тия и с ве­ли­кой моль­бой и обе­ща­ни­я­ми объ­яс­нил при­чи­ну сво­е­го при­хо­да. Игу­мен Лав­рен­тий с по­до­ба­ю­щей ду­хов­но­му от­цу стро­го­стью спра­ши­ва­ет Пор­фи­рия: «Ча­до и брат, пом­нишь ли ты со всей сво­ей бра­ти­ей обе­ща­ние свое, что в оби­те­ли пре­по­доб­но­му­че­ни­ка Адри­а­на вы на­все­гда оста­ви­те хмель­ное пи­тье и са­мо­чи­ние. Ведь пре­по­доб­ные от­цы на­ши и на­чаль­ни­ки игу­мен Адри­ан и ста­рец Лео­нид не хмель­ным пи­тьем и не раз­лич­ны­ми слад­ки­ми яст­ва­ми пи­та­ли­ся, ко­гда стро­и­ли дом Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­це, но бо­лее на­сы­ща­ли­ся сло­ва­ми Бо­же­ствен­но­го Пи­са­ния, нощ­ны­ми бде­ни­я­ми и непре­стан­ным по­стом и мо­лит­ва­ми с го­ря­чи­ми сле­за­ми. Пи­щей пре­по­доб­ных в та­кой непро­хо­ди­мой пу­стыне бы­ли ово­щи и немно­го хле­ба, и то в опре­де­лен­ное вре­мя и в уроч­ный час. Ес­ли бы не та­ко­вые бы­ли их мо­лит­вы и по­двиг, то и оби­тель их так не устро­и­лась бы. Да и во­об­ще всем нам ино­кам, от пер­вых и до по­след­них, долж­но со­блю­дать ино­че­ское обе­ща­ние по пра­ви­лам свя­тых от­цов и по сло­ву апо­сто­ла Пав­ла к ефе­ся­нам: “Бра­тие, не упи­вай­те­ся ви­ном, в нем­же есть блуд” (Еф.5:18)».

Игу­мен Пор­фи­рий с клят­вой ска­зал от­цу сво­е­му ду­хов­но­му Лав­рен­тию: «Ей, ей, по свя­щен­но­и­но­че­ско­му обе­ща­нию, чест­ный от­че, бу­дет так, как ты нас учишь и на­став­ля­ешь на ду­хов­ный по­двиг, а по­ру­чи­тель­ни­ца и сви­де­тель­ни­ца на­ше­му обе­ща­нию Пре­чи­стая Бо­го­ро­ди­ца и свя­ти­тель Хри­стов Ни­ко­лай и пре­по­доб­но­му­че­ник и отец наш игу­мен Адри­ан».

Игу­мен Лав­рен­тий от­ве­чал Пор­фи­рию: «По ве­ре ва­шей да бу­дет вам; да услы­шит Гос­подь ве­ру ва­шу и явит вам мо­щи пре­по­доб­но­му­че­ни­ка Адри­а­на».

За сим Лав­рен­тий вру­ча­ет Пор­фи­рию ду­хов­ную изуст­ную па­мять стар­ца Ио­ны за сво­ей игу­мен­ской ру­кой и при­бав­ля­ет: «Как Гос­подь Бог вас на­ста­вит и отец наш игу­мен Адри­ан, так и де­лай­те, ча­да и бра­тие!»

Игу­мен Пор­фи­рий, при­няв­ши бла­го­сло­ве­ние от от­ца сво­е­го ду­хов­но­го игу­ме­на Лав­рен­тия, от­пра­вил­ся в Моск­ву бить че­лом го­су­да­рю ца­рю и ве­ли­ко­му кня­зю Ми­ха­и­лу Фе­о­до­ро­ви­чу и ве­ли­ко­му го­су­да­рю свя­тей­ше­му пат­ри­ар­ху Фила­ре­ту Ни­ки­ти­чу, чтобы ве­ли­кий го­су­дарь и свя­тей­ший пат­ри­арх по­ве­ле­ли пе­ре­не­сти мо­щи пре­по­доб­но­му­че­ни­ка Адри­а­на в его оби­тель, в дом Бо­го­яв­ле­ния и Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы чест­но­го Ея Успе­ния и Чу­до­твор­ца Ни­ко­лая, в Адри­а­но­ву пу­стынь. При­быв­ши в Моск­ву, игу­мен Пор­фи­рий вру­чил свя­тей­ше­му пат­ри­ар­ху Фила­ре­ту изуст­ную ду­хов­ную па­мять стар­ца Ио­ны. Пат­ри­арх, про­чи­тав­ши ее, по­сле со­ве­та с го­су­да­рем Ми­ха­и­лом Фе­о­до­ро­ви­чем и ду­хов­ны­ми вла­стя­ми – мит­ро­по­ли­та­ми, ар­хи­епи­ско­па­ми и епи­ско­па­ми, а так­же с ар­хи­манд­ри­та­ми и игу­ме­на­ми, – по­ве­лел дать свою свя­ти­тель­скую гра­мо­ту со сво­ей свя­ти­тель­ской крас­ной пе­ча­тью, чтобы игу­мен Пор­фи­рий, при­е­хав в По­ше­хон­ский уезд в но­вую пу­стынь Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы и свя­то­го про­ро­ка Илии на Ух­ру, к ря­бине, ис­кал там мо­щи пре­по­доб­но­му­че­ни­ка Адри­а­на со­глас­но ду­хов­ной изуст­ной па­мя­ти стар­ца Ио­ны.

Игу­мен Пор­фи­рий, воз­вра­тив­шись из Моск­вы в Адри­а­но­ву пу­стынь, стал со­ве­щать­ся с бра­ти­ей на со­бо­ре. Для со­ве­та при­гла­шен был из Ни­коль­ско­го мо­на­сты­ря, или Ки­при­а­но­вой пу­сты­ни, игу­мен Се­ра­пи­он.

Мест­ный по­ме­щик, вы­ше­упо­мя­ну­тый То­ми­ло Лу­гов­ской, услы­шав, что царь и пат­ри­арх раз­ре­ши­ли ис­кать в но­вой пу­стыне на Ух­ре мо­щей пре­по­доб­но­го Адри­а­на, со­глас­но па­мя­ти стар­ца Ио­ны, под ря­би­ной, пи­шет сво­им при­каз­чи­кам в Ша­гот­скую во­лость в се­ло Ан­дре­ев­ское, чтобы они доз­во­ли­ли игу­ме­ну Пор­фи­рию ис­кать мо­щи под ря­би­ной, но чтобы са­мо­го де­ре­ва игу­мен не тро­гал. При­каз­чи­ки То­ми­лы Лу­гов­ско­го яви­лись в но­вую пу­стынь к игу­ме­ну Лав­рен­тию и ста­ли со­ве­то­вать­ся, как бы мо­щи ис­кать, а де­ре­ва ни­чем не по­вре­дить.

Игу­мен Лав­рен­тий с бра­ти­ей и с при­каз­чи­ка­ми при­шел к ря­бине и, по­кло­нив­шись Жи­во­тво­ря­ще­му Кре­сту на свя­той церк­ви и про­чи­тав «До­стой­но», стал осмат­ри­вать ме­сто, с ка­кой бы сто­ро­ны де­ре­ва ис­кать пре­по­доб­но­го. Ста­рец Иона не ука­зал игу­ме­ну Лав­рен­тию точ­но, в ка­ком ме­сте по­ло­жен Адри­ан, так как и отец его Си­дор не ука­зал это­го, а толь­ко ска­зал, что для при­зна­ка по­са­же­но де­ре­во ря­би­на в но­гах, в сто­роне от мо­ги­лы. Упо­вая на ми­лость Бо­жию и Его судь­бы, игу­мен Лав­рен­тий сво­им по­со­хом обо­зна­чил ме­сто са­же­ни на пол­то­ры от ря­би­ны с по­лу­ден­ной сто­ро­ны, чтобы раз­греб­ши зем­лю, ид­ти от­ту­да под­ко­пом к де­ре­ву. Ве­ли­кое, див­ное чу­до! Ни­кто не знал, где в 1550 го­ду по­гре­бе­но бы­ло те­ло му­че­ни­ка Адри­а­на. К 1626 го­ду ме­сто по­гре­бе­ния со­вер­шен­но срав­ня­лось с про­чей по­жней, а игу­мен Лав­рен­тий по­со­хом от­ме­тил для рас­коп­ки как раз тот пункт, где на­хо­ди­лись мо­щи.

Немно­го вре­ме­ни спу­стя, по­сле за­го­ве­нья, в Филип­пов­ский пост, на па­мять свя­то­го апо­сто­ла и еван­ге­ли­ста Мат­фея (16/29 но­яб­ря), при­был из Адри­а­но­вой пу­сты­ни игу­мен Пор­фи­рий, а так­же игу­мен Се­ра­пи­он от Ни­ко­лы Тро­п­ско­го, из Ки­при­а­но­вой пу­сты­ни, с бра­ти­ей и с кре­стья­на­ми. Игу­ме­на Лав­рен­тия в но­вой пу­сты­ни то­гда не слу­чи­лось, он по де­лам от­лу­чил­ся в дру­гое ме­сто. Игу­ме­ны Пор­фи­рий и Се­ра­пи­он вме­сте с иеро­мо­на­хом но­вой пу­сты­ни Вар­ла­а­мом и дру­ги­ми свя­щен­ни­ка­ми и диа­ко­на­ми, со­вер­шив па­ни­хи­ду под ря­би­ною, ста­ли осмат­ри­вать­ся, с ка­кой сто­ро­ны ид­ти к де­ре­ву под­ко­пом для разыс­ка­ния мо­щей пре­по­доб­но­го Адри­а­на, не по­вре­див де­ре­ва. В чис­ле дру­гих на­хо­дил­ся тут че­ло­век по­ме­щи­ка Лу­гов­ско­го Иван Бар­ма и за­явил, что игу­мен Лав­рен­тий при­го­ва­ри­вал, бла­го­слов­лял и сво­им игу­мен­ским по­со­хом очер­тил ме­сто, где на­чи­нать рас­коп­ку, и ука­зал его. Игу­мен Пор­фи­рий и бла­го­сло­вил ко­пать в ука­зан­ном ме­сте. Зем­ля уже со­вер­шен­но про­мерз­ла. Сня­ли слой по­жни в чет­верть тол­щи­ны и за­хва­ти­ли верх­ний слой; здесь по­па­лись гни­луш­ки де­ре­ва паль­ца в три тол­щи­ною, под гни­луш­ка­ми сня­ли еще око­ло чет­вер­ти зем­ли, и тут яви­лись мо­щи пре­по­доб­но­го Адри­а­на. Все при­сут­ство­вав­шие ви­де­ли и не зна­ли, чьи остан­ки; вы­бра­ли их и по­ло­жи­ли на бе­ре­ста. В это вре­мя воз­вра­тил­ся в свою пу­стынь игу­мен Лав­рен­тий, по­мо­лил­ся, при­нял бла­го­сло­ве­ние от игу­ме­нов и сам бла­го­сло­вил их, как и про­чих тут быв­ших ино­ков и ми­рян. По­до­шед­ши к ря­бине и ви­дя вы­бран­ные мо­щи, стал се­то­вать и при­ка­зал из хлеб­ни при­не­сти хле­бен­ную ча­шу, со­брал мо­щи пре­по­доб­но­го и по­нес в теп­лую тра­пе­зу, с че­стью по­ста­вил на стол сво­и­ми ру­ка­ми, по­крыл по­кро­вом и на­чал бе­се­ду с вла­стя­ми: «Бра­тие, не скор­би­те Бо­га ра­ди, – го­во­рил он, – по ве­ре ва­шей да явит нам Гос­подь Бог под­лин­но и до­сто­вер­но мо­щи пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го на­чаль­ни­ка игу­ме­на Адри­а­на», – и при­ка­зал слу­жи­те­лям ид­ти под­ко­пом под де­ре­во.

В те­че­ние су­ток под­ко­па­лись к де­ре­ву с юж­ной и с се­вер­ной сто­ро­ны са­же­ни на пол­то­ры, а с во­сточ­ной и за­пад­ной – на са­жень. И ни­че­го не на­шли под де­ре­вом, кро­ме ма­те­рой зем­ли, со­вер­шен­но не тро­ну­той ни­ко­гда, да и ни­кто не пом­нил, чтобы у той церк­ви про­ро­ка Илии ко­гда-ли­бо бы­ло клад­би­ще, и не бы­ло мо­гиль­ных кам­ней, ко­то­рые ука­зы­ва­ли бы на клад­би­ще.

На­ут­ро игу­мен Лав­рен­тий встал к за­ут­рене, при­шел в цер­ковь, по­мо­лил­ся свя­тым ико­нам и при­шел по­кло­нить­ся свя­тым мо­щам. От­крыв по­кров и при­ник­нув со све­чою, уви­дел, что у мо­щей и на про­чих су­ста­вах зем­ля об­та­я­ла и об­ва­ли­лась в со­суд. Игу­мен за­ме­тил, что у гла­вы уце­лел еще вен­чик во­лос, а под гла­вою во­ло­сы сле­жа­лись склад­ка­ми пер­ста на три в ши­ри­ну и в дли­ну, чер­ные, с ка­ки­ми он изо­бра­жен и на иконе, пи­сан­ной еще при тех лю­дях, ко­то­рые хо­ро­шо зна­ли его в Адри­а­но­вом мо­на­сты­ре. На про­чих ча­стях те­ла об­та­я­ли неболь­шие кус­ки одеж­ды – не то ат­лас, неко­гда зо­лот­ной, не то бар­хат узор­ча­тый на зо­ло­те; не ис­тле­ли и неко­то­рые дру­гие ча­сти во­ло­ся­ных ино­че­ских одежд.

Игу­мен Лав­рен­тий при­звал приш­лых игу­ме­нов и всю бра­тию, и все воз­ра­до­ва­лись о том, что Бог явил им мо­щи пре­по­доб­но­го на­чаль­ни­ка и игу­ме­на Адри­а­на.

Об­ла­чи­ли мо­щи пре­по­доб­но­го и по­ло­жи­ли чест­но в гроб­ни­цу, по­кры­ли по­кро­вом и по­нес­ли из но­вой пу­сты­ни в оби­тель Бо­го­яв­ле­ния Гос­под­ня и слав­но­го Успе­ния Бо­го­ма­те­ри, в Адри­а­но­ву пу­стынь. Про­во­жа­ли мо­щи все бра­тия и мно­же­ство на­ро­да, му­жей, жен и де­тей. Бра­тия Адри­а­но­вой пу­сты­ни и мно­же­ство со­брав­ше­го­ся на­ро­да за пять верст вы­шли на­встре­чу свя­тым мо­щам. Игу­ме­ны и бра­тия на гла­вах внес­ли мо­щи в мо­на­стырь.

От­пев­ши над­гроб­ное пе­ние, по­ста­ви­ли мо­щи в со­бор­ной Успен­ской церк­ви в гроб­ни­це про­тив пра­во­го кли­ро­са.

При об­ре­те­нии и пе­ре­не­се­нии мо­щей пре­по­доб­но­му­че­ни­ка Адри­а­на со­вер­ши­лось по во­ле Бо­жи­ей мно­го чу­дес­ных ис­це­ле­ний от раз­ных неду­гов и бо­лез­ней. И в по­сле­ду­ю­щее вре­мя с ве­рою при­те­кав­шие ко гро­бу пре­по­доб­но­го по­лу­ча­ли уте­ше­ние в скор­би и ис­це­ля­лись от бо­лез­ней.

Важ­ней­шие из чу­дес со вре­ме­ни об­ре­те­ния мо­щей за­пи­сы­ва­лись в Адри­а­но­вой пу­сты­ни и пе­ре­пи­сы­ва­лись при ска­за­ни­ях о жи­тии и стра­да­нии пре­по­доб­но­го и об­ре­те­нии и пе­ре­не­се­нии его мо­щей. Вот неко­то­рые из сих чу­дес.

В 1627 го­ду, при об­ре­те­нии мо­щей пре­по­доб­но­го Адри­а­на, при­каз­ный че­ло­век То­ми­лы Лу­гов­ско­го из Ша­гот­ской во­ло­сти по име­ни Кон­стан­тин тай­ком взял часть мо­щей и от­нес в свой дом, ду­мая, что сие по­слу­жит ему на бла­го­сло­ве­ние. Но он тот­час же впал в тяж­кий недуг. В сво­ей бо­лез­ни он вспом­нил, что взял часть мо­щей пре­по­доб­но­го тай­но, ни­ко­му не ска­зав­ши. Рас­ка­яв­шись в сво­ем по­ступ­ке, он ото­слал по­хи­щен­ную часть мо­щей в Адри­а­но­ву пу­стынь и стал здо­ров.

Ко­гда нес­ли мо­щи пре­по­доб­но­го Адри­а­на в ос­но­ван­ную им пу­стынь, кре­стья­нин этой пу­сты­ни, по име­ни Мар­ки­ан, пят­на­дцать лет стра­дав­ший пол­ной сле­по­той, вы­шел на сре­те­ние мо­щей к се­лу Ко­беле­ву и про­зрел, как буд­то ни­ко­гда и не был слеп.

По пе­ре­не­се­нии мо­щей в со­бор­ной церк­ви Успе­ния у ра­ки пре­по­доб­но­го по­став­ле­на бы­ла на под­свеч­ник неуга­си­мая све­ча. Но­чью све­ча упа­ла на по­кров мо­щей и вся сго­ре­ла, по­кров же остал­ся нетро­ну­тым. Ко­гда на­ут­ро при­шли в цер­ковь игу­мен Пор­фи­рий и бра­тия и уви­да­ли, что слу­чи­лось, про­сла­ви­ли Гос­по­да Бо­га, Пре­чи­стую Его Ма­терь и чу­до­твор­ца Адри­а­на.

Адри­а­но­вой пу­сты­ни кре­стья­нин То­ми­ло Бо­ри­сов и мо­на­стыр­ский слу­жи­тель Ар­хип, одер­жи­мые бе­са­ми, бес­чин­ство­ва­ли, не по­кло­ня­лись свя­тым ико­нам, Ар­хип же над­ру­гал­ся и над свя­тым кре­стом. Си­лою при­ве­ден­ные к мо­щам пре­по­доб­но­го Адри­а­на, по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние.

Кре­стья­нин Шель­ше­дом­ской во­ло­сти, по име­ни Мар­ти­ни­ан Зло­ча­ня, одер­жи­мый бе­сом, стра­дал рас­слаб­ле­ни­ем все­го те­ла. Ро­ди­те­ли его рас­ска­зы­ва­ли о чу­дес­ных ис­це­ле­ни­ях от мо­щей пре­по­доб­но­го Адри­а­на. Боль­ной, слы­ша о сем, ска­зал: «Ес­ли пре­по­доб­ный Адри­ан ис­це­лит ме­ня от бо­лез­ни, не уй­ду из его оби­те­ли и оста­нусь там до сво­ей смер­ти». Ро­ди­те­ли от­вез­ли его в мо­на­стырь, по­мо­ли­лись и оста­ви­ли его там. Спу­стя неко­то­рое вре­мя боль­ной ис­це­лил­ся и остал­ся жить в мо­на­сты­ре. По­жив­ши зна­чи­тель­ное вре­мя, Зло­ча­ня, од­на­ко, за­хо­тел уй­ти до­мой, чув­ствуя се­бя со­всем здо­ро­вым. Но вско­ре он сно­ва за­бо­лел тою же бо­лез­нью еще силь­нее преж­не­го. Опом­нив­шись, Зло­ча­ня опять стал про­сить ро­ди­те­лей от­вез­ти его в Адри­а­но­ву оби­тель, по­вто­ряя свое преж­нее обе­ща­ние. По­лу­чив­ши сно­ва ис­це­ле­ние, он уже из оби­те­ли не от­хо­дил и остал­ся там до смер­ти.

Один стран­ник, ни­щий, по име­ни Ди­о­ни­сий Ло­то­ша, хо­дил по окрест­ным се­лам за ми­ло­сты­ней. Раз он оста­но­вил­ся со сво­ей дру­жи­ной в од­ном го­су­да­ре­вом двор­цо­вом се­ле в Шель­ше­дом­ской во­ло­сти, и, на­хо­дясь в бане у од­но­го кре­стья­ни­на, эта ва­та­га тво­ри­ла непо­треб­ства. Ди­о­ни­сий ли­шил­ся ума, впал в бес­но­ва­ние и убе­жал из ба­ни. Го­ни­мый бе­сом, он хо­тел про­бе­жать ми­мо Адри­а­но­вой пу­сты­ни. Мо­на­стыр­ские лю­ди, уви­дев­ши несчаст­но­го, схва­ти­ли и по­ве­ли в цер­ковь к ра­ке пре­по­доб­но­го. Но бес­но­ва­тый неистов­ство­вал, стал бро­сать ико­ны. Под­вер­га­ясь уда­рам роз­га­ми, он, од­на­ко, вы­рвал­ся и по­бе­жал в Па­тро­боль­скую во­лость. И там он под­верг­ся мно­гим по­бо­ям и ра­нам. На­ко­нец, позд­но ве­че­ром его одо­лел сон; за­снул он в ле­су близ де­рев­ни Куз­неч­ки в мо­на­стыр­ской вот­чине. Во сне явил­ся ему пре­по­доб­но­му­че­ник Адри­ан и ука­зал ему путь в оби­тель Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы, к сво­им мо­щам. Проснув­шись, боль­ной по­чув­ство­вал се­бя здо­ро­вым, ужас­нул­ся сво­ей на­го­ты, пла­кал и ры­дал. Слу­чай­но встре­ти­ла его од­на бо­го­лю­би­вая жен­щи­на и, ви­дя несчаст­но­го, оста­вив свою жен­скую немощь, с му­же­ствен­ной твер­до­стью сня­ла с се­бя верх­нюю одеж­ду и оде­ла на­го­го. Ди­о­ни­сий, при­шед­ши в оби­тель и от­пев­ши мо­ле­бен у мо­щей пре­по­доб­но­го, со­вер­шен­но ис­це­лил­ся и про­жил до­воль­но дол­го, ра­бо­тая на оби­тель, а по­том воз­вра­тил­ся во­сво­я­си.

Адри­а­но­вой пу­сты­ни се­ла Пор­туя по­сад­ский че­ло­век Юрий Ка­за­ри­нов вдал­ся в та­кое пьян­ство, что до­шел до бе­шен­ства и над­ру­гал­ся над свя­ты­ми ико­на­ми. Бла­го­че­сти­вые лю­ди си­лою при­ве­ли его к мо­щам пре­по­доб­но­го. За­снув­ши у ра­ки, боль­ной встал, по­чув­ство­вал се­бя здо­ро­вым и дал обе­ща­ние от­стать от пьян­ства. Про­жив­ши до­воль­но дол­го в трез­вен­ном со­сто­я­нии, он опять впал в пьян­ство, по­ла­гая, что вре­мя обе­ща­ния про­шло. Му­чи­мый сно­ва бе­сом, он от­ве­зен был ро­ди­те­ля­ми к мо­щам Адри­а­на. По­сле мо­леб­ствия он сно­ва по­лу­чил ис­це­ле­ние и уже до са­мой смер­ти сво­ей вел трез­вен­ную жизнь.

По­ше­хон­ский слу­жи­лый во­ен­ный че­ло­век Иосиф Ми­хай­лов Ле­ва­шов впал в тяж­кий недуг бес­но­ва­ния, кри­чал, ме­тал­ся и не вни­мал ни­ка­ким сло­вам бо­же­ствен­ным. Же­на его, Мар­фа Ва­си­лье­ва из ро­да Пав­ло­вых, жа­лея му­жа, при­ка­за­ла сво­им лю­дям вез­ти его к мо­щам пре­по­доб­но­го Адри­а­на. Боль­ной, неистов­ствуя, стал бить же­ну свою и лю­дей, скре­же­ща зу­ба­ми, так что ед­ва уда­лось со­вла­дать с ним. При­ло­жив­ши боль­но­го к мо­щам и окро­пив­ши свя­той во­дой, оста­ви­ли его у ра­ки на ночь од­но­го, бра­тия и все про­чие ушли из церк­ви. Боль­ной за­снул. Проснув­шись, он уви­дал у мо­щей Пре­чи­стую Бо­го­ро­ди­цу, име­ну­е­мую Оди­гит­рия, с Пред­веч­ным Мла­ден­цем на ру­ках. В стра­хе боль­ной на­чал петь: «О Те­бе ра­ду­ет­ся, об­ра­до­ван­ная» и про­чее до кон­ца той пес­ни, по­вто­ряя ее несколь­ко раз и про­ли­вая сле­зы. В церк­ви рас­про­стра­ни­лось бла­го­уха­ние. Бра­тия, слы­ша пе­ние в церк­ви, во­шли ту­да и, ви­дя Иоси­фа здра­вым, на­пол­ни­лись ра­до­стью о та­ком чу­де. Во­ин Иосиф рас­ска­зал о сво­ем ис­це­ле­нии и ви­де­нии у гро­ба. Бра­тия на­ча­ли то­гда слу­жить мо­леб­ствие Все­ми­ло­сти­во­му Спа­су, Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­це и пре­по­доб­но­му чу­до­твор­цу Адри­а­ну. Ис­це­лен­ный Иосиф здра­вым воз­вра­тил­ся в дом свой.

Бе­ло­сель­ский го­су­да­рев губ­ной ста­ро­ста Ки­рилл Ва­си­льев Хво­стов при игу­мене Илии чи­нил на­си­лия Адри­а­но­ву мо­на­сты­рю и невин­ных под­во­дил под ви­ну. Игу­мен и бра­тия да­ва­ли двой­ные от­ку­пы, но ста­ро­ста не пе­ре­ста­вал де­лать при­тес­не­ния. Но вот он впал в недуг бес­но­ва­ния. Лю­ди при­вез­ли его к мо­щам пре­по­доб­но­го, слу­жи­ли мо­леб­ствия. Через три дня боль­ной ис­це­лил­ся и по­сле уже не толь­ко не чи­нил на­си­лий оби­те­ли, но и стал ее бла­го­тво­ри­те­лем.

При том же игу­мене Илии у мо­на­стыр­ско­го кре­стья­ни­на Иоан­на Ев­ста­фье­ва ослеп вне­зап­но ма­ло­лет­ний сын; он пе­ре­стал со­вер­шен­но ви­деть, а из глаз непре­стан­но тек гной, так что ро­ди­те­ли ду­ма­ли, что сгни­ли со­всем гла­за ре­бен­ка. Для ле­че­ния они об­ра­ща­лись к волх­вам или зна­ха­рям, но по­мо­щи ни­ка­кой не бы­ло. На­ко­нец, оста­вив­ши волх­вов, ро­ди­те­ли при­нес­ли мла­ден­ца к мо­щам пре­по­доб­но­го Адри­а­на, от­слу­жи­ли мо­ле­бен, и ре­бе­нок во вре­мя утре­ни в церк­ви про­зрел и стал со­вер­шен­но здо­ров.

Мно­го и дру­гих чу­дес­ных ис­це­ле­ний со­вер­ша­лось при мо­щах пре­по­доб­но­го как в те да­ле­кие вре­ме­на, так и поз­же.

Молитвы

Тропарь преподобномученику Адриану Пошехонскому, Ярославскому

глас 4

Христо́ву му́ченику Адриа́ну тезоимени́т был еси́, преподо́бне,/ мно́гия труды́ подъя́л еси́ в жи́зни вре́менней,/ оби́тель и́ноческую созида́я в пусты́ни,/ иде́же пострада́л еси́ да́же до кро́ве от злых разбо́йник/ и му́ченическую смерть от них прия́л еси́,/ Адриа́не сла́вне,/ чуде́с благода́тию обогати́вся,/ предстои́ши всех Царю́, Христу́ Бо́гу,// Его́же моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

Ин тропарь преподобномученику Адриану Пошехонскому, Ярославскому

глас 4

А́ще и сме́ртию ну́ждною у́мерл еси́,/ а́ще и сме́ртная сень внеза́пу на́йде на тя,/ оба́че, я́ко де́ву му́друю, ду́шу твою́ обре́те Христо́с/ и в черто́г Свой Небе́сный введе́,/ и со святы́ми всели́,/ чудесы́ возвели́чив и́мя твое́,/ Адриа́не му́чениче преподо́бне,/ Ему́же моли́тву о нас сотвори́,// па́мять твою́ почита́ющих.

показать все

Кондак преподобномученику Адриану Пошехонскому, Ярославскому

глас 4

Христа́ ра́ди до́блественне претерпе́л еси́/ и вене́ц нетле́ния от Него́ восприя́л еси́ страда́ния своего́,/ приходя́щим же с ве́рою к тебе́ подае́ши цельбы́,/ о преподобному́чениче Адриа́не, приснопа́мятне,// моли́твениче о душа́х на́ших.

Ин кондак преподобномученику Адриану Пошехонскому, Ярославскому

глас 6

Жите́йския молвы́ избежа́в, преподо́бне,/ в пусты́ню всели́лся еси́,/ и, та́мо оби́тель и́ноков возгради́в,/ последи́ от разбо́йник му́ченически пострада́л еси́,/ и ны́не сия́еши нетле́нием и чудесы́,/ Адриа́не многострада́льне,// моли́твенниче о душа́х на́ших.

Молитва преподобномученику Адриану Пошехонскому, Ярославскому

Преподо́бне о́тче преблаже́нне Адриа́не, перве́йший пусты́ни Пошехо́нския просвети́телю и мона́шескаго жития́ в ней основа́телю, прише́дый в ню со А́нгелом Госпо́дним, и освети́вый ю́ Пресвяты́я Богоро́дицы чудотво́рною ико́ною и благода́тию, в не́йже и яви́лся еси́ по́двиги твои́ми пресве́тлое целому́дрия зерца́ло, прекра́сный смиренному́дрия о́бразе, одушевле́нный терпе́ния сто́лпе, изве́стное воздержа́ния пра́вило, и́стинный нестяжа́ния и нищеты́ люби́телю и всесоверше́нный Христо́в уго́дниче, се мы гре́шнии, смире́нно припа́дая, мо́лим тя. Приими́ моле́ния на́ша и вознеси́ я́ на же́ртвенник благоутро́бия Бо́жия. Испроси́ нам предста́тельством твои́м у всеми́лостиваго Бо́га на́шего: мир ми́ру, Це́ркви Святе́й утвержде́ние, согла́сие в ве́ре, преуспе́яние во благоче́стии и доброде́телех христиа́нских, да досто́йны яви́мся щедро́т и ми́лостей благосе́рдаго Бо́га: па́ству твою́ духо́вную, и оби́тель твою́ святу́ю, непреста́нно управля́ти жезло́м му́дрости духо́вныя: подвиза́ющимся помози́, разсла́бленныя укрепи́, па́дающия возста́ви, споспеши́ всем нам и́го Христо́во в терпе́нии и благоду́шии понести́, и всех нас упра́ви в ми́ре и покая́нии сконча́ти живо́т наш и со упова́нием спасе́ния пресели́тся в блаже́нныя не́дра Авраа́мова, иде́же ты ра́достно по труде́х земны́х опочива́еши, прославля́я со все́ми святы́ми Триипоста́снаго Бо́га, Отца́ и Сы́на, и Свята́го Ду́ха в безконе́чныя ве́ки веко́в. Ами́нь.

Молитва вторая преподобномученику Адриану Пошехонскому, Ярославскому

О, вели́кий чудотво́рче, святы́й и преподобному́чениче, многострада́льне игу́мене Адриа́не! Услы́ши мя, гре́шнаго раба́ своего́, и и́же к тебе́ моего́ моле́ния, я́ко име́я дерзнове́ние ко Святе́й Тро́ице, помяни́ мя, да отпу́стятся грехи́ моя́, и Небе́снаго Ца́рствия сподо́би мя, преподобному́чениче, твои́ми моли́твами.

Молитва третья преподобномученику Адриану Пошехонскому, Ярославскому

О, свяще́нная и многострада́льная главо́, земны́й А́нгеле и Небе́сный челове́че, преподобному́чениче и чудотво́рче Адриа́не! Припа́даем к тебе́ с ве́рою и любо́вию и мо́лим ти ся приле́жно, яви́ нам смире́нным и гре́шным свято́е твое́ заступле́ние: се бо грех ра́ди на́ших не и́мамы свобо́ды чад Бо́жиих, проси́ти о потре́бах на́ших Го́спода и Влады́ку на́шего, но тебе́ моли́твенника благоприя́тнаго к Нему́ предлага́ем и про́сим тя со усе́рдием мно́гим: испроси́ нам у бла́гости Его́ благопотре́бныя да́ры душа́м и телесе́м на́шим: ве́ру пра́ву, наде́жду спасе́ния несомне́нну, любо́вь ко всем нелицеме́рну, во искуше́ниих му́жество, в злострада́ниих терпе́ние, в моли́твах постоя́нство, душ и теле́с здра́вие, земли́ плодоно́сие, возду́ха благорастворе́ние, жите́йских потре́б дово́льство, ми́рное и безмяте́жное житие́, благу́ю христиа́нскую кончи́ну, и до́брый отве́т на стра́шнем суде́ Христо́ве. Не забу́ди, свя́тче Бо́жий, и оби́тель твою́ святу́ю, тобо́ю созда́нную и при́сно тя чту́щую, но соблюди́ ю́ и всех живу́щих и подвиза́ющих в ней и на поклоне́ние в ню приходя́щих невреди́мыми от искуше́ний диа́вольских и вся́кого зла. Ей, преподобному́чениче святы́й! не лиши́ нас по́мощи твоея́ небе́сныя, но моли́твами твои́ми всех нас приведи́ в приста́нище спасе́ния, и насле́дники яви́ нас бы́ти всесве́тлаго Ца́рствия Христо́ва, да пое́м и сла́вим неизрече́нныя щедро́ты человеколю́бца Бо́га Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, и твое́ свято́е заступле́ние во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Каноны и Акафисты

Акафист преподобномученику Адриану, игумену Пошехонскому, чудотворцу

Преподобномученик Адриан Пошехонский, Ярославский

Кондак 1

Взбра́нный отъ Царя́ си́лъ Го́спода Іису́са, воево́до во́иновъ духо́вныхъ, и крѣ́пкій побѣди́телю враго́въ неви́димыхъ, Адріа́не преподо́бне, пострада́вый непови́нно и стяжа́вый дерзнове́ніе ко Го́споду, отъ вся́кихъ на́съ бѣ́дъ свободи́ благопрія́тными твои́ми моли́твами, да, сла́вяще тя́, засту́пника на́шего, хвале́бно тебѣ́ зове́мъ:

Ра́дуйся, Адріа́не преподобному́чениче и чудотво́рче преди́вный.

Икос 1

Ангела земна́го и человѣ́ка небе́снаго явля́еши на́мъ въ житіи́ твое́мъ, преподо́бне о́тче. Тѣ́мже а́нгельскими глаго́лы подоба́ше восхваля́ти тя́ по достоя́нію, но мы́ любо́вію къ тебѣ́ подвиза́еми, а́ще человѣ́ческими гла́сы со усе́рдіемъ си́це тебѣ́ взыва́емъ:

Ра́дуйся, роди́телей благочести́выхъ ча́до благо́е; ра́дуйся, вели́каго Росто́ва прозябе́ніе свято́е.

Ра́дуйся, Бо́гу Отцу́ усыновле́нный въ святѣ́мъ креще́ніи; ра́дуйся, Бо́гу Сы́ну соедини́выйся во святѣ́мъ причаще́ніи.

Ра́дуйся, Бо́га Ду́ха Свята́го да́ры пріе́мый въ святѣ́мъ мѵропома́заніи; ра́дуйся, отъ пеле́нъ Бо́гу освяще́нный Боже́ственныхъ та́инствъ благода́тію.

Ра́дуйся, пе́щь страсте́й ю́ностныхъ угаси́вый воздержа́ніемъ; ра́дуйся, пло́ть томя́щую сокруши́вый посто́мъ и бдѣ́ніемъ.

Ра́дуйся, и́го Христо́во и бре́мя Его́ ле́гкое возлюби́вый па́че всѣ́хъ мірски́хъ красо́тъ; ра́дуйся, го́рняя бла́га взыска́ти возжелѣ́вый па́че всѣ́хъ земны́хъ добро́тъ.

Ра́дуйся, земна́я и мимотеку́щая въ уме́ты вмѣни́вый; ра́дуйся, восхожде́нія небе́сная въ се́рдцѣ твое́мъ соверши́вый.

Ра́дуйся, Адріа́не преподобному́чениче и чудотво́рче преди́вный.

Кондак 2

Ви́дѣвъ суету́ мíра сего́ привре́меннаго, преподо́бне о́тче, оте́чество твое́ и до́мъ роди́телей твои́хъ оста́вилъ еси́, и во гра́дъ Кíевъ прише́дъ, во оби́тели Кíево-Пече́рстѣй во и́ночество постриже́нъ бы́лъ еси́, подвиза́вся та́мо съ преподо́бными, научи́лся еси́ отъ ни́хъ благопрія́тно пѣ́ти Бо́гу: Аллилу́ія.

Икос 2

Ра́зумъ небе́сный тебѣ́ дарова́ся, преподо́бне о́тче, и жи́тельствуя въ оби́тели Кíево-Пече́рстѣй, добродѣ́тели преподо́бныхъ оте́цъ Анто́нія и Ѳеодо́сія стяжа́ти поревнова́лъ еси́, я́ко бы́ти тебѣ́ вои́стину наслѣ́днику преподо́бныхъ, досто́йному похва́лъ таковы́хъ:

Ра́дуйся, треволне́нія мо́ря жите́йскаго безбѣ́дно избѣжа́вый; ра́дуйся, во оби́тели Кíево-Пече́рстѣй приста́нище спасе́нія стяжа́вый.

Ра́дуйся, и́ноче боголюбе́зный, отвергíйся во́ли своея́ всецѣ́ло; ра́дуйся, послу́шниче соверше́нный, велѣ́нія ста́рцевъ исполне́ніемъ и́хъ предваря́вый.

Ра́дуйся, по́стниче неизнемога́ющій, хлѣ́бомъ сухи́мъ пита́выйся; ра́дуйся, трудолю́бче благослове́нный, пра́здность душевре́дную возненави́дѣвый.

Ра́дуйся, во смире́ніи преуспѣ́вый; ра́дуйся, въ моли́твахъ и псалмопѣ́ніихъ неутоми́мо пребы́вый.

Ра́дуйся, ху́дость ри́зную возлюби́вый; ра́дуйся, нищету́ во́льную себѣ́ усво́ивый.

Ра́дуйся, преподо́бныхъ Пече́рскихъ духо́вный учени́че; ра́дуйся, добродѣ́телей и́хъ прее́мниче.

Ра́дуйся, Адріа́не преподобному́чениче и чудотво́рче преди́вный.

Кондак 3

Си́лою Бо́жіею осѣне́нный, о́тче преблаже́нне, стужи́въ молво́ю человѣ́ческою въ оби́тели Кíево-Пече́рстѣй, возжела́лъ еси́ безмо́лвствовати въ оби́тели пусты́ннѣй, и сего́ ра́ди отше́лъ еси́ въ оби́тель Коме́льскую преподо́бнаго Корни́лія, и та́мо водвори́лся еси́, зовы́й въ безмо́лвіи ду́ха Христу́, Царю́ и Бо́гу: Аллилу́ія.

Икос 3

Иму́щи еди́но попече́ніе, преподо́бне о́тче, е́же ка́ко спасти́ся и благоугоди́ти Христу́ Бо́гу, зѣло́ возра́довался еси́, ви́дѣвъ оби́тель Коме́льскую, въ пусты́ни внѣ́ молвы́ человѣ́ческія стоя́вшую, и уста́вы пустынножи́тельныя преподо́бнаго Корни́лія вѣ́рно соблюда́вшую, тѣ́мже си́це обра́дованному и мы́ сія́ ра́достная прино́симъ пѣсноглаше́нія:

Ра́дуйся, му́дрый стра́нниче, искíй оте́чества го́няго; ра́дуйся, Бо́жій избра́нниче, отъ ю́га на сѣ́веръ пресели́выйся во спасе́ніе.

Ра́дуйся, жесто́кою стезе́ю ше́ствовавый по́движничества соверше́ннаго; ра́дуйся, неосла́бно труди́выйся во бдѣ́ніихъ, пѣ́ніихъ и поще́ніихъ.

Ра́дуйся, пло́ть ду́ху всецѣ́ло покори́вый; ра́дуйся, стра́сти въ души́ твое́й искорени́вый.

Ра́дуйся, сло́вомъ Бо́жіимъ пита́выйся, па́че не́же бра́шномъ ги́блющимъ; ра́дуйся, слеза́ми моли́твенными питіе́ твое́ растворя́вый.

Ра́дуйся, моли́твенниче неусы́пающій и благоумиле́нный; ра́дуйся, подви́жниче, благода́тію Бо́жіею пріосѣне́нный.

Ра́дуйся, безмо́лвниче, чу́ждый попече́ній жите́йскихъ; ра́дуйся, безстра́стія дости́гнувый, и молчали́вая уста́ имѣ́вый.

Ра́дуйся, Адріа́не преподобному́чениче и чудотво́рче преди́вный.

Кондак 4

Бу́рное страсте́й мо́ре преплы́лъ еси́, преподо́бне, и вѣ́яніемъ Ду́ха Бо́жія въ при́стань безстра́стія благода́тнаго дости́глъ еси́, е́же ви́дѣвъ Коме́льскія оби́тели благоговѣ́йный игу́менъ Лавре́нтій, во діа́кона тя́ избра́, да слу́жиши олтарю́ Госпо́дню и моли́твы собо́рныя возно́сиши за лю́ди, зовы́й Бо́гу: Аллилу́ія.

Икос 4

Слы́шавъ себе́ похваля́ема отъ человѣ́къ во оби́тели Коме́льстѣй, смути́лся еси́ ду́хомъ, преподо́бне о́тче, и та́йно помышля́лъ еси́, е́же безмо́лвствовати соверше́нно въ пусты́ни, по примѣ́ру дре́внихъ преподо́бныхъ оте́цъ, и та́мо избѣжа́ти превозноше́нія человѣ́ческаго. Таково́му смиренному́дрію твоему́ мы́ дивя́щеся, си́це тебѣ́ вопіе́мъ:

Ра́дуйся, смире́нія высото́ недосяга́емая мíра сего́ суето́ю; ра́дуйся, пусты́ни красото́, веселя́щая боголюби́выя ду́ши.

Ра́дуйся, наслѣ́дниче святы́хъ, нра́вы и́хъ подража́вый; ра́дуйся, подо́бниче а́нгеловъ, чистото́ю душе́вною просія́вый.

Ра́дуйся, Ду́ха Свята́го оби́тель прекра́сная; ра́дуйся, таи́нниче Пресвяты́я Тро́ицы.

Ра́дуйся, и́мже побѣжда́еміи рыда́ху ду́си тмы́; ра́дуйся, крѣ́пкій низложи́телю всѣ́хъ и́хъ искуше́ній и привидѣ́ній.

Ра́дуйся, му́жественный побѣди́телю немощны́я и́хъ си́лы; ра́дуйся, благода́тію Бо́жіею преиспо́лненный.

Ра́дуйся, Адріа́не преподобному́чениче и чудотво́рче преди́вный.

Кондак 5

Боготе́чно ше́ствовалъ еси́, преподо́бне о́тче, а́нгеломъ Бо́жіимъ руководи́мый отъ оби́тели Коме́льскія въ пусты́ню, Бо́гомъ тебѣ́ назна́ченную для по́двиговъ духо́вныхъ, и егда́ прише́лъ еси́, та́мо а́нгелъ, во о́бразѣ ста́рца тебѣ́ сопу́тствовавый, внеза́пу неви́димъ бы́сть, и позна́лъ еси́, я́ко спу́тникъ тво́й не человѣ́къ, но безпло́тный бы́сть. Тѣ́мже со тре́петомъ воспѣ́лъ еси́, а́нгеловъ и человѣ́ковъ Творцу́ пѣ́снь: Аллилу́ія.

Икос 5

Ви́дѣвше красоту́ пусты́ни, Бо́гомъ тебѣ́ дарова́нныя, преподо́бне о́тче, возра́довался еси́ ду́хомъ, и о́бразъ Пресвяты́я Богоро́дицы та́мо на дре́вѣ поста́вивъ, во и́мя Ея́ освяти́лъ еси́ мѣ́сто то́, да бу́детъ Она́ ему́ Покрови́тельницею и Попечи́тельницею навсегда́, о се́мъ похваля́юще тя́, си́це тебѣ́ зове́мъ:

Ра́дуйся, усе́рдный почита́телю Пресвяты́я Богоро́дицы; ра́дуйся, при́сно сла́вителю и́мене Ея́ преблагослове́ннаго.

Ра́дуйся, пріе́мый отъ Нея́ извѣще́ніе хлѣ́бомъ и ры́бою, предъ ико́ною Ея́ обрѣ́тенными, я́ко благоволи́тъ Она́ къ твоему́ начина́нію; ра́дуйся, о се́мъ преиспо́лнивыйся ра́дости духо́вныя.

Ра́дуйся, оби́тель и́ноческую во и́мя Богома́тере въ пусты́ни твое́й основа́вый; ра́дуйся, и́ноковъ пустыннолюби́выхъ въ о́ную собра́вый.

Ра́дуйся, до́брый па́стырю ове́цъ слове́сныхъ; ра́дуйся, сотвори́вый и научи́вый.

Ра́дуйся, ве́лій нарече́нный во Ца́рствіи небе́снѣмъ; ра́дуйся, къ нему́ бо́дренно руководи́вый твоя́ ученики́.

Ра́дуйся, назида́вый и́хъ во спасе́ніе сло́вомъ и житіе́мъ твои́мъ; ра́дуйся, труди́выйся нелѣ́ностно во сла́ву Бо́жію и во спасе́ніе ду́шъ человѣ́ческихъ.

Ра́дуйся, Адріа́не преподобному́чениче и чудотво́рче преди́вный.

Кондак 6

Проповѣ́дникъ чуде́съ Бо́жіихъ яви́лся еси́, преподо́бне о́тче, прише́дъ отъ пусты́ни твоея́ въ ца́рствующій гра́дъ Москву́, идѣ́же отъ первосвяти́теля Мака́рія съ любо́вію воспрія́тый, во іере́я отъ него́ освяще́нъ бы́лъ еси́ и игу́меномъ оби́тели твоея́ поста́вленный, со мно́гою ми́лостынею въ ню́ возврати́лся еси́, благода́рственно взыва́я ко Го́споду: Аллилу́ія.

Икос 6

Возсія́лъ еси́, преподо́бне о́тче, бли́жнимъ и да́льнимъ, я́ко со́лнце пресвѣ́тлое, луча́ми добродѣ́телей сія́ющее, ду́ши и сердца́ вѣ́рныхъ духо́вно просвѣща́ющее. Тѣ́мже прихожда́ху къ тебѣ́ христолюби́віи лю́діе, наставле́нія и благослове́нія отъ тебе́ и́щуще, зову́ще и глаго́люще:

Ра́дуйся, Ева́нгелія Христо́ва благовѣ́стниче; ра́дуйся, апо́стольскихъ преда́ній храни́телю.

Ра́дуйся, правосла́вія наста́вниче; ра́дуйся, благоче́стія учи́телю.

Ра́дуйся, грѣ́шниковъ обличи́телю; ра́дуйся, ка́ющихся съ Бо́гомъ примири́телю.

Ра́дуйся, пресла́дкій увѣща́телю; ра́дуйся, прекро́ткій наказа́телю.

Ра́дуйся, олтаря́ Госпо́дня непоро́чный служи́телю; ра́дуйся, та́инствъ Бо́жіихъ досто́йный соверши́телю.

Ра́дуйся, моли́твенныя ру́цѣ горѣ́ со дерзнове́ніемъ содѣва́вый; ра́дуйся, моли́твы теплѣ́йшія Го́сподеви возноси́вый.

Ра́дуйся, Адріа́не преподобному́чениче и чудотво́рче преди́вный.

Кондак 7

Хотѣ́ніе имѣ́лъ еси́ усе́рдное, преподо́бне о́тче, хра́мъ Бо́жій во и́мя Пресвяты́я Богоро́дицы честна́го и сла́внаго Ея́ Успе́нія въ оби́тели твое́й постро́ити, его́же сооруди́въ и освяти́въ, безкро́вную же́ртву приноси́лъ еси́ въ не́мъ Бо́гу, досто́йно и пра́ведно воспѣва́я Ему́ а́нгельскую пѣ́снь: Аллилу́ія.

Икос 7

Но́вый преподобному́ченикъ въ земли́ Россíйстѣй яви́лся еси́, преподо́бне о́тче, непови́нно пострада́въ отъ зло́бныхъ разбо́йникъ, на оби́тель твою́ напа́дшихъ и тя́ му́ченически истяза́вшихъ, ножа́ми бо тѣ́ло твое́ изра́нивше, огне́мъ ра́ны твоя́ опаля́ху, та́же къ коне́мъ тя́ привяза́вше, по земли́ влачи́ша и го́рцѣй сме́рти тя́ преда́ша, е́же мы́ воспомина́юще, си́це тебѣ́ вопіе́мъ:

Ра́дуйся, многотерпѣли́вый страстоте́рпче; ра́дуйся, му́жественный страда́льче.

Ра́дуйся, кро́тко и незло́биво муче́ніе лю́тое претерпѣ́вый; ра́дуйся, за му́чившихъ тя́ Бо́га моли́вый.

Ра́дуйся, ножа́ми уязвля́емый и огне́мъ опаля́емый не возстена́вый; ра́дуйся, моли́твенно о по́мощи къ Бо́гу вопія́вый.

Ра́дуйся, му́ченическую сме́рть ми́рно воспрія́вый; ра́дуйся, святу́ю ду́шу твою́, ко́нми по земли́ влачи́мый, Го́сподеви преда́вый.

Ра́дуйся, житіе́ земно́е до́блественнѣ сконча́вый; ра́дуйся, вѣне́цъ нетлѣ́нный отъ Го́спода получи́вый.

Ра́дуйся, я́ко про́чее не ко́снется тебѣ́ ни болѣ́знь, ни му́ка; ра́дуйся, я́ко вѣ́чно ра́дуешися со святы́ми.

Ра́дуйся, Адріа́не преподобному́чениче и чудотво́рче преди́вный.

Кондак 8

Стра́нное и пресла́вное чу́до яви́ Госпо́дь надъ моща́ми твои́ми, преподо́бне о́тче, разбо́йниками изъ оби́тели твое́й увезе́нными и въ пусты́ни безвѣ́стнѣ въ земли́ сокрове́нными: дре́во бо чудотво́рное надъ ни́ми возрасте́, его́же вѣ́тви и плоды́ исцѣля́ху вся́кія болѣ́зни въ лю́дехъ, и́же моля́щеся сла́вляху Бо́га и вопія́ху Ему́: Аллилу́ія.

Икос 8

Ве́сь наро́дъ недоумѣва́ше, отку́ду дре́ву безду́шному такова́я благода́ть цѣле́бная даде́ся, до́ндеже по смотре́нію Бо́жію откры́ся, я́ко у корне́й сего́ дре́ва святы́я мо́щи твоя́ почива́ху, многострада́льный уго́дниче Бо́жій, ублажа́емый отъ вѣ́рныхъ зва́ніи таковы́ми:

Ра́дуйся, чуде́съ пучи́но Бо́гомъ излія́нная; ра́дуйся, цѣле́бниче благíй неду́говъ человѣ́ческихъ.

Ра́дуйся, дре́во сладкоплодови́тое, и́мже напита́шася вѣ́рніи; ра́дуйся, дре́во благосѣнноли́ственное, и́мже покрыва́ются мно́зи.

Ра́дуйся, иска́вшимъ тя́ неявле́нный; ра́дуйся, невѣ́давшимъ тя́ откры́тый.

Ра́дуйся, сокро́вище драго́е въ пусты́ни сокрове́нное; ра́дуйся, би́сере многоцѣ́нный отъ нѣ́дръ земны́хъ возсія́вый.

Ра́дуйся, обрѣ́теніемъ моще́й твои́хъ оби́тель твою́ духо́внѣ возвесели́вый; ра́дуйся, сиротство́ ея́ утѣ́шивый.

Ра́дуйся, лише́ніе ея́ благода́тно воспо́лнивый; ра́дуйся, бли́жнимъ и да́льнимъ ми́лость твою́ цѣле́бную всеще́дро дарова́вый.

Ра́дуйся, Адріа́не преподобному́чениче и чудотво́рче преди́вный.

Кондак 9

Вси́ и́ноцы оби́тели твоея́, преподо́бне о́тче, возвесели́шася ра́достію свято́ю егда́ честны́я мо́щи твоя́ отъ пусты́ни со сла́вою и псалмопѣ́ніемъ во о́ную принесо́шася, и во хра́мѣ Богома́тере благолѣ́пно положи́шася, и́хже пренесе́ніе свѣ́тло пра́зднующе, хвале́бно вопія́ху ко Го́споду: Аллилу́ія.

Икос 9

Вѣтíйство на́ше пѣ́сненное не довлѣ́етъ къ досто́йному прославле́нію твои́хъ мно́гихъ чуде́съ, преподобному́чениче Адріа́не приснопа́мятне: оба́че ты́, я́ко бла́гъ и милосе́рдъ, не возгнуша́йся на́шихъ недовлѣ́ющихъ похва́лъ, но ми́лостивно услы́ши съ любо́вію тебѣ́ зову́щихъ:

Ра́дуйся, но́вый Россíйскій цѣле́бниче; ра́дуйся, всѣ́хъ преподо́бныхъ Россíйскихъ сподви́жниче.

Ра́дуйся, Анто́нія Пече́рскаго подража́телю; ра́дуйся, Ѳеодо́сія Пече́рскаго соревнова́телю.

Ра́дуйся, Се́ргію Ра́донежскому равноче́стне; ра́дуйся, Варлаа́му Ху́тынскому единонра́вне.

Ра́дуйся, подо́бнѣ Авраа́мію Росто́вскому неви́димаго веле́са сокруши́вый; ра́дуйся, подо́бнѣ Корни́лію Коме́льскому пусты́ню духо́внѣ уплодоноси́вый.

Ра́дуйся, Мака́рія Желтово́дскаго великоду́шіе стяжа́вый; ра́дуйся, Дими́трія Прилу́цкаго благода́тныя да́ры получи́вый.

Ра́дуйся, Зоси́мѣ Солове́цкому нра́вомъ пустыннолю́бнымъ соравни́выйся; ра́дуйся, Савва́тію Солове́цкому упова́ніемъ на Бо́га уподо́бивыйся.

Ра́дуйся, Адріа́не преподобному́чениче и чудотво́рче преди́вный.

Кондак 10

Спасе́ніе вѣ́чное унаслѣ́довалъ еси́, уго́дниче Бо́жій, и за страда́нія вре́менная получи́лъ еси́ блаже́нство вѣ́чное: обита́еши бо со а́нгелы и всѣ́ми святы́ми во сла́вѣ невече́рнѣй, и сла́дцѣ пое́ши во гла́сѣ ра́дованія и весе́лія побѣ́дную пѣ́снь Христу́ Бо́гу: Аллилу́ія.

Икос 10

Стѣна́ еси́ защище́нія вѣ́рнымъ, чудотво́рче святы́й, и всѣ́мъ съ любо́вію соверша́ющимъ па́мять твою́ засту́пникъ и покрови́тель быва́еши, неду́жныя исцѣля́еши, скорбя́щія утѣша́еши, и всѣ́хъ подвиза́еши зва́ти тебѣ́:

Ра́дуйся, свѣти́льниче пресвѣ́тлый, мра́къ страсте́й прогоня́ющій; ра́дуйся, исто́чниче многово́дный исцѣле́ній благода́тныхъ.

Ра́дуйся, рѣко́ приснотеку́щая чуде́съ; ра́дуйся, цвѣ́те нетлѣ́нія, святу́ю Россíйскую Це́рковь облагоуха́вый.

Ра́дуйся, ми́лованія и врачева́нія пода́телю всеще́дрый; ра́дуйся, любве́ и сострада́нія прояви́телю всебога́тый.

Ра́дуйся, земноро́днымъ засту́пниче небе́сный; ра́дуйся, правосла́внымъ предста́телю неле́стный.

Ра́дуйся, пусты́ни прекра́сное прозябе́ніе; ра́дуйся, оби́тели твоея́ при́сное ра́дованіе.

Ра́дуйся, сто́лпе правосла́вія непоколеби́мый; ра́дуйся, покро́ве, некры́ющійся отъ на́шего претыка́нія.

Ра́дуйся, Адріа́не преподобному́чениче и чудотво́рче преди́вный.

Кондак 11

Пѣ́ніе хвале́бное тебѣ́ прино́симъ, уго́дниче Бо́жій, преди́вный въ чудесѣ́хъ, и съ любо́вію соверша́емъ пресвѣ́тлое торжество́ твего́ му́ченическаго убіе́нія и пресла́внаго моще́й твои́хъ обрѣ́тенія и пренесе́нія, ра́дующеся о твое́мъ прославле́ніи въ ли́цѣ святы́хъ и зову́ще Бо́гу ди́вно въ тебѣ́ просла́вльшемуся: Аллилу́ія.

Икос 11

Свѣтопода́тельный свѣти́льникъ Бо́жіей благода́ти явля́ешися на́мъ, преподобному́чениче преблаже́нне, во мно́зѣхъ и преди́вныхъ твои́хъ чудесѣ́хъ, я́же удостовѣря́ютъ на́съ въ твое́й свя́тости и бли́зости ко Го́споду, Ему́же помоли́ся за ны́ грѣ́шныя, усе́рдіемъ си́це тебѣ́ зову́щія:

Ра́дуйся, алава́стре многоцѣле́бный на вся́къ неду́гъ врачевство́ содержа́щій; ра́дуйся, ма́слино благопло́дная, еле́й Бо́жіей благода́ти оби́льно на́мъ источа́ющая.

Ра́дуйся, благоуха́нный кипари́се, зно́й страсте́й на́мъ прохлажда́ющій; ра́дуйся, кри́не пусты́нный, духо́внѣ на́съ увеселя́ющій.

Ра́дуйся, со́ль земли́ Россíйскія, я́же никогда́же обуя́етъ; ра́дуйся, свѣ́тлое зерца́ло добродѣ́телей.

Ра́дуйся, пра́вило и́ноческаго богоуго́дного житія́; ра́дуйся, о́бразъ терпѣ́нія и незло́бія.

Ра́дуйся, кро́ткій Христо́въ послѣ́дователю; ра́дуйся, пріи́скренній Іису́совъ люби́телю.

Ра́дуйся, сы́не благослове́нный Отца́ Небе́снаго; ра́дуйся, дру́же святы́хъ, при́сный Бо́гу.

Ра́дуйся, Адріа́не преподобному́чениче и чудотво́рче преди́вный.

Кондак 12

Благода́ти прича́стная ра́ка святы́хъ и многоцѣле́бныхъ моще́й твои́хъ, Адріа́не преблаже́нне, я́ко но́вая купе́ль Силоа́мская на́мъ явля́ется, къ не́йже приходя́ще неду́жніи здра́ви возвраща́ются, и вся́кимъ болѣ́знемъ исцѣле́ніе отъ нея́ подае́тся твои́ми моли́твами ко Го́споду, чудотво́рче святы́й, Ему́же пое́мъ о тебѣ́ хвале́бную пѣ́снь: Аллилу́ія.

Икос 12

Пою́ще мно́гая и пресла́вная чудотворе́нія твоя́, Адріа́не преподо́бне, хва́лимъ, сла́вимъ и велича́емъ просла́вльшаго тя́ и ди́внаго во святы́хъ Свои́хъ Бо́га на́шего, Иже дарова́ на́мъ тебе́ цѣле́бника благода́тнаго и засту́пника ми́лостиваго, тебѣ́ отъ любве́ серде́чныя си́це вопіе́мъ:

Ра́дуйся, Пресвяты́я Тро́ицы вѣ́рный уго́дниче; ра́дуйся, Пресвяты́я Богоро́дицы изря́дный слуго́.

Ра́дуйся, а́нгельскихъ во́инствъ собесѣ́дниче; ра́дуйся, Предте́чи пустыннолюби́вый подража́телю.

Ра́дуйся, проро́ковъ Бо́жіихъ единоревни́телю; ра́дуйся, апо́столовъ Христо́выхъ послѣ́дователю.

Ра́дуйся, му́ченическихъ полко́въ украше́ніе; ра́дуйся, бо́лій въ ли́цѣ преподо́бныхъ.

Ра́дуйся, пра́ведныхъ сонаслѣ́дниче; ра́дуйся, всѣ́хъ святы́хъ сожи́телю.

Ра́дуйся, тѣлеса́ на́ша безме́зднѣ врачу́яй; ра́дуйся, ду́ши на́ша моли́твами твои́ми спаса́яй.

Ра́дуйся, Адріа́не преподобному́чениче и чудотво́рче преди́вный.

Кондак 13

О, вели́кій уго́дниче Бо́жій, преподобному́чениче и чудотво́рче Адріа́не! Ны́нѣшнее на́ше моле́ніе ми́лостиво пріе́мъ, моли́ Тріеди́наго Бо́га изба́вити на́съ отъ бѣ́дъ вре́менныхъ и вѣ́чныхъ, да, изба́вльшеся муче́ній а́дскихъ моли́твами твои́ми, блаже́нство ра́йское унаслѣ́дуемъ и со святы́ми воспое́мъ Ему́ пѣ́снь хвалы́ и благодаре́нія: Аллилу́ія.

Се́й конда́къ глаго́лется три́жды. Та́же и́косъ 1-й: Ангела земна́го и человѣ́ка небе́снаго... И конда́къ 1-й: Взбра́нный отъ Царя́ си́лъ...

Молитва преподобномученику Адриану, игумену Пошехонскому, чудотворцу

О, свяще́нная и многострада́льная главо́, земны́й а́нгеле и небе́сный человѣ́че, преподобному́чениче и чудотво́рче Адріа́не! Припа́даемъ къ тебѣ́ съ вѣ́рою и любо́вію и мо́лимъ ти ся приле́жно, яви́ на́мъ, смире́ннымъ и грѣ́шнымъ, свято́е твое́ заступле́ніе: се́ бо грѣ́хъ ра́ди на́шихъ не и́мамы свобо́ды ча́дъ Бо́жіихъ, проси́ти о потре́бахъ на́шихъ Го́спода и Влады́ку на́шего, но тебе́ моли́твенника благопрія́тнаго къ Нему́ предлага́емъ и про́симъ тя́ со усе́рдіемъ мно́гимъ. Испроси́ на́мъ у бла́гости Его́ благопотре́бныя да́ры душа́мъ и тѣлесе́мъ на́шимъ: вѣ́ру пра́ву, наде́жду спасе́нія несомнѣ́нну, любо́вь ко всѣ́мъ нелицемѣ́рну, въ искуше́ніихъ му́жество, въ злострада́ніихъ терпѣ́ніе, въ моли́твахъ постоя́нство, ду́шъ и тѣле́съ здра́віе, земли́ плодоно́сіе, возду́ха благорастворе́ніе, жите́йскихъ потре́бъ дово́льство, ми́рное и безмяте́жное житіе́, благу́ю христіа́нскую кончи́ну, и до́брый отвѣ́тъ на стра́шнѣмъ судѣ́ Христо́вѣ. Испроси́, уго́дниче Бо́жій, у Царя́ небеси́ и земли́, Благочести́вѣйшему Самодержа́внѣйшему Госуда́рю на́шему Импрера́тору [и́мярекъ] всея́ Россíи здра́віе, спасе́ніе, и на враги́ одолѣ́ніе, и всему́ богохрани́мому ца́рству Его́ ми́ръ, тишину́, благоустрое́ніе. [Или́: стра́ждущую страну́ Россíйскую отъ лю́тыхъ безбо́жникъ и вла́сти и́хъ Госпо́дь да свободи́тъ, и да возста́витъ престо́лъ правосла́вныхъ царе́й; вѣ́рныхъ рабо́въ Его́, въ ско́рби и печа́ли де́нь и но́щь вопію́щихъ къ Нему́, многоболѣ́зный во́пль да услы́шитъ, и да изведе́тъ отъ поги́бели живо́тъ на́шъ.] Не забу́ди, свя́тче Бо́жій, и оби́тель твою́ святу́ю, тобо́ю созда́нную и при́сно тя́ чту́щую, но соблюди́ ю́ и всѣ́хъ живу́щихъ и подвиза́ющихся въ не́й, и на поклоне́ніе въ ню́ приходя́щихъ, невреди́мы отъ искуше́ній діа́вольскихъ и вся́каго зла́. Ей, преподобному́чениче святы́й! Не лиши́ на́съ по́мощи твоея́ небе́сныя, но моли́твами твои́ми всѣ́хъ на́съ приведи́ въ приста́нище спасе́нія, и наслѣ́дники яви́ на́съ бы́ти всесвѣ́тлаго Ца́рствія Христо́ва, да пое́мъ и сла́вимъ неизрече́нныя щедро́ты Человѣколю́бца Бо́га Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, и твое́ заступле́ніе, во вѣ́ки вѣко́въ. Ами́нь.

Канон преподобномученику Адриану Пошехонскому

глас 3

Пе́снь 1

Ирмо́с: Су́шу глубороди́тельную зе́млю со́лнце наше́ствова иногда́: я́ко стена́ бо, огусте́ обапо́лы вода́ лю́дем пешемореходя́щим и богоуго́дно пою́щим: пои́м Го́сподеви, сла́вно бо просла́вися.

А́гнче Бо́жий, Иису́се Всеблаги́й, премудрости и смы́сла Пода́телю, даждь ми, Сло́ве Бо́жий, гре́шному и недосто́йному, воспе́ти уго́дника Твоего́, до́бляго страда́льца и чудотво́рца Адриа́на, его́же в чудесе́х сла́вно просла́вил еси́.

Был еси́ вои́стинну де́латель до́брый виногра́да Христо́ва, Адриа́не блаже́нне, в пусты́ни его насади́в и слез твои́х струя́ми сию́ напои́в, плод трудо́в твои́х Бо́гови прине́сл еси́, зовы́й: славно бо просла́вися.

Всего́ себе́ в же́ртву Бо́гу прине́сл еси́, преподо́бне, во́лю твою́ всеце́ло Ему́ повину́в, А́нгеловым указа́нием пусты́ни дости́гл еси и в ней трудолю́бно подвиза́лся еси́, при́сно поя́ Го́сподеви: сла́вно бо просла́вися.

Богоро́дичен: Господороди́тельнице, Влады́чице Пречи́стая, моли́, Его́же родила́ еси́, Бо́га и Спа́са на́шего, со преподобному́чеником Адриа́ном, да ми́лостив нам бу́дет в День су́дный.

Пе́снь 3

Ирмо́с: Непло́дная душе́ и безча́дная, стяжи́ плод благосла́вный, веселя́щися, возопи́й: утверди́хся Тобо́ю, Бо́же, несть свят, несть пра́веден, па́че Тебе́, Го́споди.

Ду́хом Го́сподеви рабо́тая, за́поведи Христо́вы от ю́ности твоея́ возлюби́л еси́, о́тче преблаже́нне, и сия́ свет стезя́м твои́м име́л еси́, Богоно́сне, те́мже непреткнове́нно возше́л еси́ на го́ру Небе́сную, иде́же ра́достно пое́ши: несть свят и несть пра́веден, па́че Тебе́, Го́споди.

Егда́ позави́де враг спасе́ния челове́ческаго твои́м по́двигом, преподо́бне, зло́бных разбо́йник наусти́ разгра́бити оби́тель твою́ и тя му́ченичестей сме́рти преда́ти, но ты среди́ муче́ний кро́тце вопия́л еси́: несть свят и несть пра́веден, па́че Тебе́, Го́споди.

Житие́ твое́ равноа́нгельное и страда́ние непови́нное, Адриа́не всече́стне, в воню́ благоуха́ния духо́внаго восприя́ Госпо́дь и дарова́ тебе́ ве́лию благода́ть целе́бную, е́юже безме́здно врачу́еши ду́ши и телеса́ на́ша, да хвале́бно пое́м: несть свят и несть пра́веден, па́че Тебе́, Го́споди.

Богоро́дичен: Зачала́ и родила́ еси́ О́тчее Сло́во, Его́же моли́, Богоро́дице, со преподобному́чеником Адриа́ном изба́вити от бед рабы́ Твоя́, вои́стинну призыва́ющия Тя, святы́й одушевле́нный Бо́жий Киво́те.

Седа́лен, глас 3:

Бога́тство тле́нное и сла́ву мимотеку́щую оста́вил еси́, преподо́бне о́тче, и́нок соверше́н быв, пусты́ни дости́гл еси́ и в ней трудолю́бно подвиза́лся еси́, во́лею же Бо́жиею та́мо му́ченически пострада́л еси́ от лю́тых разбо́йник и ны́не со А́нгелы и му́ченики Влады́це всех предстои́ши, моля́ся непреста́нно о всех нас.

Сла́ва, и ны́не, Богоро́дичен: Я́ко неде́лан, Де́во, виногра́д, прекра́сный Грозд прозябла́ еси́, источа́ющий нам вино́ спасе́ния, всех веселя́щее, те́мже, я́ко вино́вную до́брым, ублажа́юще, вопие́м со Ангелом: ра́дуйся, Благода́тная, Господь с Тобою.

Пе́снь 4

Ирмо́с: Положи́л еси́ к нам тве́рдую любо́вь, Го́споди: Единоро́днаго бо Твоего́ Сы́на за ны на смерть дал еси́. Те́мже Ти зове́м, благодаря́ще: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Егда́ му́чити нача́ша тя всезло́бнии разбо́йницы, преподо́бне о́тче, тогда́ кро́тце им веща́л еси́: почто́, о челове́цы, му́чити мя хо́щете и от све́та сего́ сла́дкаго отлучи́ти мя тщи́теся, но молю́, осла́бите ми ма́ло, да помолю́ся ко Го́споду и возопию́: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Яко зве́ри ди́вии, устреми́шася на тя разбо́йницы, о́тче преблаже́нне, и ножа́ми изра́ниша все те́ло твое́, огнь к ра́нам твои́м прилага́юще, лю́те тя му́чиша, ты же за них моли́лся еси́ Бо́гу и, му́чимый, взыва́л еси́: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Исполня́я за́поведь Христо́ву, страда́льче преподо́бне, среди́ муче́ний, я́ко первому́ченик Стефа́н, моли́лся еси́ за своя́ мучи́тели, взыва́я: Го́споди, не поста́ви им греха́ сего́. И до после́дняго издыха́ния твоего́ ве́рно пел еси́: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Богоро́дичен: Кади́льнице всезлата́я, Мари́е Всенепоро́чная, с преподобному́чеником Адриа́ном, ве́рным Твои́м слуго́ю, моли́ Христа́ Бо́га, Его́же родила́ еси́, изба́витися нам от бед и огня́ ве́чнующаго, да, спасе́ннии моли́твами Твои́ми, возопие́м: сла́ва Тебе́, Всеблагослове́нная.

Пе́снь 5

Ирмо́с: К Тебе́ у́тренюю, всех Творцу́, преиму́щему всяк ум ми́рови, зане́ свет повеле́ния Твоя́, в ни́хже наста́ви мя.

Сокруши́л еси́ терпе́нием всю си́лу вра́жию, преподобному́чениче добропобе́дный, и, муче́ния путь до́блестно проше́д, дости́гл еси́ в несконча́емый поко́й Небе́сный, иде́же со А́нгелы лику́еши во све́те всех Творца́.

Моли́тве, бы́вшей во усте́х твои́х, страда́льче преподо́бне, по земли́ ко́ньми влачи́мый, преда́л еси́ ду́шу твою́ в ру́це Жива́го Бо́га и победоно́сно со сла́вою возше́л еси́ в черто́г Его́ Небе́сный.

Нечести́вии разбо́йницы не умили́шася, ви́девша кончи́ну твою́ му́ченическую, преподо́бне о́тче, но са́мое те́ло твое́ ме́ртвое похи́тиша и сокры́ша, е́же ди́вно откры́ Госпо́дь и просла́ви тя чуде́с благода́тию.

Богоро́дичен: Упова́ние и наде́жда Ты еси́, Пречи́стая Богоро́дице, всем правосла́вным христиа́ном: спаси́ лю́ди, ве́рно Тебе́ моля́щияся, сомоли́твенника прие́мь преподобному́ченика Адриа́на, и́мя Твое́ просла́вльшаго оби́телию, во сла́ву Твою́ посвяще́нною.

Пе́снь 6

Ирмо́с: Бе́здна после́дняя грехо́в обы́де мя, и исчеза́ет дух мой; но простры́й, Влады́ко, высо́кую Твою́ мы́шцу, я́ко Петра́, мя, Упра́вителю, спаси́.

Призва́н был еси́ во дворы́ Небе́сныя, страстоте́рпче преподо́бне, те́ло твое́, му́ченически ура́ненное, оста́вил еси́ нам в насле́дие духо́вное, е́же разбо́йницы а́ще и скры́ша, но Бог ди́вно откры́ и оби́тели твое́й дарова́, я́ко сокро́вище бога́тое исцеле́ний.

Разуме́им вси Бо́жие преди́вное смотре́ние во откры́тии и пренесе́нии святы́х моще́й твои́х, преподобному́чениче Адриа́не, я́же мно́го неве́домы бы́вше и в пу́сте ме́сте земле́ю покрове́ни лежа́вше, ны́не всем явле́ни и от всех почита́еми быва́ют.

Свяще́нства благода́ть прие́м на земли́, о́тче преподо́бне, в ски́нии Небе́сней ны́не священноде́йствуеши и со дерзнове́нием мо́лиши Триеди́наго Бо́га о Це́ркви Святе́й и оби́тели твое́й, почита́ющей ве́рно святу́ю па́мять твою́.

Богоро́дичен: Ты еси́, Пречи́стая Богоро́дице, и прибе́жище на́ше и утвержде́ние, Тя стяжа́ Помо́щницу преподобному́ченик Адриа́н, сооруди́вый во и́мя Твое́ храм че́стен в пусты́ни, с ни́мже моли́ Сы́на Твоего́ и Бо́га на́шего пода́ти нам спасе́ние и грехо́в оставле́ние.

Кондак, глас 6:

Жите́йския молвы́ избежа́в, преподо́бне, в пусты́ню всели́лся еси́, и, та́мо оби́тель и́ноков возгради́в, последи́ от разбо́йник му́ченически пострада́л еси́, и ны́не сия́еши нетле́нием и чудесы́, Адриа́не многострада́льне, моли́твенниче о душа́х на́ших.

И́кос:

А́нгелом собесе́дника и му́чеником сострада́льца, пе́сньми духо́вными восхва́лим, бра́тие: той бо нача́льник оби́тели бысть и, ангелоподо́бне в ней подвиза́вся, му́ченически сконча́ся, о́браз всем нам в себе́ подава́я терпе́ния и незло́бия, и́же, мучи́мь, не пререка́ше и, убива́емь, за уби́йцы своя́ моля́шеся, ны́не же, увенча́н от Христо́вой десни́цы, чудесы́ сия́ет и вся ны благода́тне озаря́ет, да зове́м ему́: ра́дуйся, Адриа́не многострада́льне, моли́твенниче о душа́х на́ших.

Пе́снь 7

Ирмо́с: Трие́ о́троцы в пещи́, Тро́ицу прообрази́вше, преще́ние о́гненное попра́ша и, поюще, вопия́ху: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Пою́ще, сла́вим твоя́ по́двиги пусты́нныя, преподо́бне о́тче, и, твое́ страда́ние му́ченическое воспомина́юще, про́сим твоего́ моли́твеннаго предста́тельства за ны ко Го́споду, Ему́же вопие́м: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Кро́вию твое́ю обагре́нный и ра́ны нося́ на те́ле твое́м, я́ко у́твари драги́я, предста́л еси́, преподо́бне, всех Царю́ Христу́ Бо́гу, Ему́же помоли́ся, страда́льче, и за ны, гре́шныя, чту́щия святу́ю па́мять твою́ и вопию́щия: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Христу́, нас ра́ди на Кресте́ ру́це Свои́ распросте́ршему, подо́бствовал во́льным распя́тием пло́ти твоея́ со страстьми́ грехо́вными, Адриа́не преблаже́нне, последи́ ре́занием и о́гненным опале́нием от разбо́йник сию́ в же́ртву жи́ву Бо́гу прине́сл еси́, зовы́й: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Богоро́дичен: От утро́бы Твоея́ про́йде у́мное, Богоро́дице, Со́лнце, Сего́ моли́, я́ко Сы́на Твоего́ и Бо́га, со преподобному́чеником Адриа́ном возсия́ти нам день спасе́ния и сы́ны све́та показа́ти, да ра́достно от души́ вопие́м: благослове́нна еси́, Всенепоро́чная Влады́чице.

Пе́снь 8

Ирмо́с: Веще́ственнаго огня́ пла́мень Невеще́ственным увяди́ша Богозри́мии о́троцы и поя́ху: благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Мо́лим тя, преблаже́нне: помоли́ся ко Го́споду, стране́ на́шей в ми́ре пребыва́ти, и всем лю́дем росси́йским спасти́ся, да ра́достно вопие́м просла́вльшему тя Влады́це: благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Враги́ неви́димыя победи́л еси́, преподо́бне, от ви́димых же всезло́бных разбо́йников ра́ны лю́тыя претерпе́л еси́ до́блественне, и, му́ченическую кончи́ну восприе́мь, но́вый му́ченик яви́лся еси́ в земли́ Росси́йстей, зовы́й Бо́гу, тя венча́вшему: благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Возшуме́ на тя лю́тая бу́ря страданий теле́сных, о́тче Богому́дре, но не поколеба́ му́жества души́ твоея́ и терпе́ния твоего́ кре́пкаго: взира́л бо еси́ на воздая́ние Небе́сное и моли́твенно вопия́л еси́ среди́ муче́ний: благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Богоро́дичен: Ще́драго и Человеколюби́ваго Бо́га роди́ти, Богоро́дице, сподо́билася еси́, Сего́ моли́, Неискусобра́чная Отрокови́це, с Адриа́ном многострада́льным ниспосла́ти нам ве́ры утвержде́ние и ве́лию ми́лость.

Пе́снь 9

Ирмо́с: В зако́не се́ни и писа́ний о́браз ви́дим, ве́рнии: всяк му́жеский пол, ложесна́ разверза́я, свят Богу. Тем Перворожде́нное Сло́во Отца́ Безнача́льна. Сы́на, первородя́щася Ма́терию неискусому́жно, велича́ем.

Анто́ния Пече́рскаго духо́вное порожде́ние, и Корни́лия Коме́льскаго пусты́нное воспита́ние, Адриа́не преподо́бне, сих доброде́тели в себе́ совокупил еси́ и был еси́ до́брый насле́дник обои́х, с ни́миже тя вку́пе, я́ко ве́рна уго́дника Бо́жия, в пе́снех велича́ем.

Безмо́лвие пусты́нное возлюби́л еси́, Богому́дре о́тче, и, красоту́ Небе́сную мы́сленным о́ком созерца́я, к ней по́двигами пусты́нными восходи́л еси, Ангел земны́й и челове́к Небе́сный вои́стинну быв. Те́мже тя немо́лчно в пе́снех велича́ем.

Рыда́ние го́рькое оста́вил еси́ бра́тии твое́й, Адриа́не многострада́льне, егда́ лю́те му́чима и убие́нна от разбо́йник тя ви́девше, лиши́шася и свята́го твоего́ телесе́, увезе́ннаго из твоея́ оби́тели и безве́стне сокрове́ннаго в земли́, е́же обре́тше и о сем ра́дующеся, в пе́снех тя велича́ем.

Богородичен: Чу́ждых нас яви́, Влады́чице, вла́сти лю́таго мироде́ржца и в час кончи́ны на́шея на по́мощь ускори́ к нам, безпомо́щным: приво́дим Ти на умоле́ние за ны ве́рнаго Твоего́ уго́дника и слугу́ Адриа́на страстоте́рпца преподо́бнаго, с ни́мже вку́пе за ны Христу́ помоли́ся и от поги́бели ве́чныя нас изба́вити, да Тя непреста́нно велича́ем.

Свети́лен, глас 1:

Ди́вное чу́до пропове́дуем, А́нгела, страннообра́зно я́вльшагося и преподо́бному сопу́тствовавша до Бо́гом угото́ванныя ему́ пусты́ни, иде́же а́бие неви́дим бысть, да сла́вим А́нгелов и челове́ков Творца́.

Сла́ва, и ны́не, Богоро́дичен: Тя пе́сньми ублажа́ем, Де́во, Бо́га бо родила́ еси́ и на руку́ носи́ла еси́, Того́ моли́ спасти́ ду́ши на́ша.

Случайный тест

(8 голосов: 5 из 5)