Дни памяти:

4 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

23 сентября – Собор Липецких святых

16 октября

12 ноября – Обре́тение мощей

18 ноября – Память Отцов Поместного Собора Церкви Русской 1917–1918 гг.

1 декабря – Собор святых Эстонской земли

Житие

Мит­ро­по­лит Ага­фан­гел (в ми­ру Алек­сандр Лав­рен­тье­вич Пре­об­ра­жен­ский) ро­дил­ся 27 сен­тяб­ря 1854 го­да в се­ле Мо­чи­лы Ве­нев­ско­го уез­да Туль­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка. Вос­пи­тан­ный ро­ди­те­ля­ми в по­слу­ша­нии ве­ре Хри­сто­вой и стро­гом ис­пол­не­нии цер­ков­ных об­ря­дов, он вы­со­ко ста­вил слу­же­ние свя­той Церк­ви в свя­щен­ном сане. Ре­бен­ком он лю­бил по­дол­гу бы­вать на клад­би­ще, гу­лять сре­ди мо­гил и кре­стов – крас­но­ре­чи­вых сви­де­тельств, что вся персть, вся пе­пел, вся сень. Здесь со сле­за­ми на гла­зах Алек­сандр про­сил Гос­по­да, чтобы Он спо­до­бил его во вре­мя бла­го­по­треб­но стать слу­жи­те­лем ал­та­ря и при­но­сить уми­ло­сти­ви­тель­ную бес­кров­ную жерт­ву за окон­чив­ших зем­ную жизнь. Это же­ла­ние бы­ло так ве­ли­ко, что ко­гда по окон­ча­нии учи­ли­ща пред­ста­ви­лась воз­мож­ность по­сту­пить в при­ви­ле­ги­ро­ван­ное сто­лич­ное учеб­ное за­ве­де­ние, он ее ре­ши­тель­но от­верг. Близ­кие со­ве­то­ва­ли не от­ка­зы­вать­ся от слу­чая по­лу­чить се­рьез­ное свет­ское об­ра­зо­ва­ние, ко­то­рое от­кро­ет ему ши­ро­кие воз­мож­но­сти в жиз­ни. Уви­дев без­дей­ствен­ность со­ве­тов, род­ные по­пы­та­лись при­ну­дить его со­гла­сить­ся с ни­ми и оста­вить мыс­ли о по­лу­че­нии ду­хов­но­го об­ра­зо­ва­ния, но все бы­ло на­прас­но. Чув­ствуя непре­одо­ли­мую тя­гу к цер­ков­но­му слу­же­нию, Алек­сандр со свой­ствен­ны­ми его ха­рак­те­ру ре­ши­мо­стью и на­стой­чи­во­стью на­сто­ял на про­дол­же­нии об­ра­зо­ва­ния в Туль­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии, в ко­то­рую он и по­сту­пил в 1871 го­ду.
В те го­ды се­ми­нар­ское об­ра­зо­ва­ние в Рос­сии пре­бы­ва­ло в пла­чев­ном со­сто­я­нии, в сте­ны ду­хов­ных учеб­ных за­ве­де­ний бес­пре­пят­ствен­но про­ни­ка­ли ма­те­ри­а­ли­сти­че­ские и без­ду­хов­ные на­у­ки. Под ви­дом но­вых на­уч­ных от­кры­тий на­чи­на­ли от­кры­то утвер­ждать­ся в об­ла­сти на­уч­ных зна­ний со­ци­аль­ные и есте­ствен­но-на­уч­ные ми­фы. Иде­ал слу­же­ния на ду­хов­ном по­при­ще сре­ди об­ра­зо­ван­но­го об­ще­ства был по­чти утра­чен, и об­ще­ство при­шло в со­сто­я­ние ду­хов­но­го око­сте­не­ния. Ста­но­ви­лись мод­ны­ми и нрав­ствен­но по­хваль­ны­ми про­фес­сии, устро­я­ю­щие зем­ную жизнь – ин­же­не­ра, вра­ча и т. п. Увле­че­ние есте­ствен­ны­ми на­у­ка­ми об­ра­зо­ван­но­го юно­ше­ства не оста­ви­ло в сто­роне и Алек­сандра и, в кон­це кон­цов, пле­ни­ло его ум и серд­це. Го­ря­чее же­ла­ние слу­жить Церк­ви Хри­сто­вой в свя­щен­ном сане за вре­мя уче­ния охла­де­ло, и к кон­цу обу­че­ния он ре­шил оста­вить се­ми­на­рию и по­сту­пить в свет­ское учеб­ное за­ве­де­ние, чтобы стать вра­чом.
Он на­чал го­то­вить­ся к по­ступ­ле­нию. И вдруг тя­же­ло за­бо­лел. Бо­лезнь про­дол­жа­лась око­ло го­да, и не толь­ко не бы­ло сил го­то­вить­ся к всту­пи­тель­ным эк­за­ме­нам, но при­шлось со­всем от­ло­жить учеб­ные за­ня­тия. Опра­вив­шись от бо­лез­ни, Алек­сандр не оста­вил на­ме­ре­ния стать вра­чом, но не за­мед­ли­ло явить­ся дру­гое ис­пы­та­ние – умер отец-свя­щен­ник, на­до бы­ло за­бо­тить­ся об оси­ро­тев­шей се­мье, и Алек­сандр со­гла­сил­ся стать сель­ским пас­ты­рем на при­хо­де от­ца. Од­на­ко Про­мы­сел Бо­жий го­то­вил ему иной путь. Как луч­ший уче­ник се­ми­на­рии он по­лу­чил на­прав­ле­ние в Мос­ков­скую Ду­хов­ную ака­де­мию для про­дол­же­ния бо­го­слов­ско­го об­ра­зо­ва­ния. Здесь, в оби­те­ли пре­по­доб­но­го Сер­гия, вер­ну­лось к нему пер­вое юно­ше­ское же­ла­ние стать свя­щен­ни­ком. Но в сане ли иерея или свя­щен­но­и­но­ка – Алек­сандр не знал. И ча­сто, с бла­го­го­ве­ни­ем скло­ня­ясь пе­ред мо­ща­ми пре­по­доб­но­го Сер­гия, он мо­лил­ся и во­про­шал: не остать­ся ли на­все­гда в сте­нах оби­те­ли? И внут­рен­ний та­ин­ствен­ный го­лос ему от­ве­чал:
«Доб­ро есть здесь бы­ти, остань­ся, остань­ся здесь». Но, увы, не по­слу­шал­ся он это­го внут­рен­не­го го­ло­са. За­ман­чи­вые пред­ло­же­ния ми­ра обо­льсти­ли его, и он от­ка­зал­ся от вступ­ле­ния на мо­на­ше­ский путь.
Бле­стя­ще окон­чив в 1881 го­ду Ду­хов­ную ака­де­мию со сте­пе­нью кан­ди­да­та бо­го­сло­вия, он был опре­де­лен на долж­ность пре­по­да­ва­те­ля ла­тин­ско­го язы­ка в Ра­нен­бург­ское Ду­хов­ное учи­ли­ще. 7 де­каб­ря 1882 го­да Алек­сандр Лав­рен­тье­вич был пе­ре­ве­ден на долж­ность смот­ри­те­ля Ско­пин­ско­го Ду­хов­но­го учи­ли­ща. Из­брав об­раз жиз­ни се­мей­ный, он же­нил­ся, но здесь его по­стиг­ло но­вое го­ре. По­сле один­на­дца­ти­ме­сяч­ной счаст­ли­вой жиз­ни он ра­зом по­те­рял и же­ну, и сы­на. И толь­ко то­гда, уби­тый го­рем, сне­да­е­мый чув­ством горь­ко­го си­рот­ства и бес­при­ют­но­сти, чув­ствуя се­бя как бы лиш­ним на све­те, вы­бро­шен­ным из жиз­ни, он по­нял, что жиз­нен­ный путь, из­бран­ный им, – не его путь; и он спро­сил се­бя: неуже­ли же еще нуж­но уси­ли­вать­ся пой­мать ле­ту­чие те­ни, го­нять­ся за при­зра­ка­ми об­ман­чи­вых на­сла­жде­ний? И вот блес­нул за­бы­тый в су­е­те жиз­ни, за­сло­нен­ный об­ра­за­ми ми­ра се­го, но ни­ко­гда не уга­сав­ший, бла­го­дат­ный свет Хри­стов и осве­тил его ду­мы, его чув­ства, стра­да­ние – и осве­ти­лось все: и ду­ша, и жизнь. И пре­кло­нив­шись пе­ред неис­по­ве­ди­мою во­лею Бо­жи­ей, Алек­сандр на этот раз твер­до ре­шил оста­вить мир, взять свой крест и при­нять ино­че­ство.
7 мар­та 1885 го­да он при­нял по­стриг с име­нем Ага­фан­гел, а 10 мар­та ру­ко­по­ло­жен в сан иеро­мо­на­ха; в сле­ду­ю­щем го­ду он был на­зна­чен ин­спек­то­ром Том­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии с воз­ве­де­ни­ем в сан игу­ме­на, а в 1888 го­ду – рек­то­ром Ир­кут­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии с воз­ве­де­ни­ем в сан ар­хи­манд­ри­та. По при­бы­тии в Ир­кут­скую се­ми­на­рию о. Ага­фан­гел при­нял­ся за со­зи­да­ние со­от­вет­ству­ю­ще­го ду­хов­ной шко­ле доб­ро­го по­ряд­ка. Са­мо­от­вер­же­ни­ем и лю­бо­вью к де­лу он снис­кал до­ве­рие и бла­го­рас­по­ло­же­ние как сре­ди со­слу­жив­цев, так и сре­ди вос­пи­тан­ни­ков.
9 сен­тяб­ря 1889 го­да в ир­кут­ской кре­сто­вой церк­ви со­сто­я­лось на­ре­че­ние ар­хи­манд­ри­та Ага­фан­ге­ла во епи­ско­па Ки­рен­ско­го, ви­ка­рия Ир­кут­ской епар­хии; на сле­ду­ю­щий день в Ир­кут­ском Воз­не­сен­ском мо­на­сты­ре при огром­ном сте­че­нии на­ро­да со­сто­я­лась его хи­ро­то­ния во епи­ско­па. В 1893 го­ду епи­скоп Ага­фан­гел был пе­ре­ве­ден на са­мо­сто­я­тель­ную ка­фед­ру в То­больск. Здесь ему при­шлось тру­дить­ся не толь­ко как епар­хи­аль­но­му ар­хи­ерею, но и как мис­си­о­не­ру. Каж­дый год он пред­при­ни­мал даль­ние и дол­гие пу­те­ше­ствия по са­мым от­да­лен­ным угол­кам епар­хии, не пред­по­ла­гая то­гда, что через трид­цать лет ему сно­ва при­дет­ся прой­ти по этим ме­стам, но уже в ка­че­стве уз­ни­ка.
В 1897 го­ду он был на­зна­чен епи­ско­пом Риж­ским и Ми­тав­ским; в 1904 го­ду воз­ве­ден в сан ар­хи­епи­ско­па; в 1910 го­ду на­зна­чен ар­хи­епи­ско­пом Ви­лен­ским и Ли­тов­ским. Через два го­да за усерд­ное слу­же­ние Хри­сто­вой Церк­ви вла­ды­ка Ага­фан­гел был на­граж­ден брил­ли­ан­то­вым кре­стом для но­ше­ния на кло­бу­ке. В по­ста­нов­ле­нии о на­граж­де­нии пи­са­лось о нем как о свя­ти­те­ле, от­ли­ча­ю­щем­ся за­бот­ли­во­стью о раз­ви­тии ре­ли­ги­оз­но-про­све­ти­тель­ских об­ществ, в от­но­ше­нии к ду­хо­вен­ству и ми­ря­нам неиз­мен­ной бла­го­же­ла­тель­но­стью, со­еди­нен­ной в то же вре­мя с твер­до­стью. В этот пе­ри­од сво­е­го слу­же­ния ар­хи­епи­скоп стя­жал сла­ву ар­хи­ерея ши­ро­ких ли­бе­раль­ных взгля­дов. По­сле ре­во­лю­ции 1905 го­да, ко­гда мно­гие ее участ­ни­ки в Лат­вии бы­ли при­го­во­ре­ны к рас­стре­лу, он вы­сту­пил с энер­гич­ным хо­да­тай­ством об от­мене смерт­ных при­го­во­ров. Граж­дан­ская власть удо­вле­тво­ри­ла хо­да­тай­ство ар­хи­ерея, и та­ким об­ра­зом мно­гие бы­ли спа­се­ны от на­силь­ствен­ной смер­ти.
В 1913 го­ду ар­хи­епи­скоп Ага­фан­гел по­лу­чил на­зна­че­ние в Яро­славль, а в ап­ре­ле 1917 го­да был воз­ве­ден в сан мит­ро­по­ли­та Яро­слав­ско­го и Ро­стов­ско­го. В Си­но­де, об­ра­зо­ван­ном при Пат­ри­ар­хе Ти­хоне, мит­ро­по­лит был из­бран в его по­сто­ян­ные чле­ны.
По­сле ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции, со вре­ме­нем ши­ро­ко раз­лив­шей­ся по все­му про­стран­ству Рос­сии го­не­ни­я­ми и сму­та­ми, при­шли ис­пы­та­ния, скор­би от под­чи­нен­ных вла­ды­ке свя­щен­ни­ков. По­сле без­бож­ной ре­во­лю­ции из Церк­ви ушли блуд­ни­ки, пья­ни­цы и ли­хо­им­цы, вол­ки в ове­чьей шку­ре, чтобы об­ра­зо­вать свою об­нов­лен­че­скую и жи­во­цер­ков­ни­че­скую цер­ковь. Ухо­дя, они при­чи­ня­ли Церк­ви мно­гие до­са­ды.
В 1919 го­ду свя­щен­ник се­ла Ни­коль­ско-Тро­иц­ко­го Ту­та­ев­ско­го уез­да Неми­ров ов­до­вел и спу­стя два го­да всту­пил в граж­дан­ский брак, за что, в со­гла­сии с цер­ков­ны­ми ка­но­на­ми, был мит­ро­по­ли­том Ага­фан­ге­лом за­пре­щен в свя­щен­но­слу­же­нии. Неми­ров пре­не­брег за­пре­том, со­брал при­хо­жан и убе­дил их, что в Свя­щен­ном Пи­са­нии ни­где не ска­за­но, что вдо­вый свя­щен­ник не мо­жет же­нить­ся, и при­хо­жане по­ста­но­ви­ли – при­сту­пить Неми­ро­ву к ис­пол­не­нию обя­зан­но­стей свя­щен­но­слу­жи­те­ля. Мит­ро­по­лит по­слал бла­го­чин­но­го, чтобы тот разъ­яс­нил при­хо­жа­нам, сколь важ­ны и обя­за­тель­ны для ис­пол­не­ния цер­ков­ные ка­но­ны. Од­на­ко еди­но­мыш­лен­ни­ки Неми­ро­ва пре­не­брег­ли за­пре­том мит­ро­по­ли­та. В кон­це ян­ва­ря в Ту­та­ев при­был епи­скоп Ве­ни­а­мин (Вос­кре­сен­ский), ко­то­ро­му мит­ро­по­лит по­ру­чил де­ло Неми­ро­ва. В на­став­ле­нии ему мит­ро­по­лит Ага­фан­гел пи­сал:
«Вам... нуж­но ту­да по­ехать пре­по­дать при­хо­жа­нам уве­ща­ние, вра­зум­ле­ние, пре­ще­ния и угро­зы. В за­клю­че­ние ска­жи­те, что... быв­ший свя­щен­ник Неми­ров бу­дет от­лу­чен от Церк­ви, а вме­сте с ним и те, кто бу­дет мо­лить­ся с ним и да­же иметь ка­кое-ли­бо об­ще­ние с ним.
По от­но­ше­нию к Неми­ро­ву при­ми­те край­нюю осто­рож­ность. Он, мо­жет быть, ока­жет­ся на­столь­ко нагл, что осме­лит­ся в об­ла­че­нии и с кре­стом встре­чать Вас или учи­нит дру­гое ко­щун­ствен­ное дей­ство­ва­ние, с пер­во­го сло­ва Вы все это от­кло­ни­те и устра­ни­те его, при­ка­зав ему раз­об­ла­чить­ся и уй­ти из церк­ви, не пре­по­да­вай­те ему да­же ар­хи­пас­тыр­ское бла­го­сло­ве­ние.
Со­знаю, что мис­сия эта для Вас труд­ная, но твер­до упо­ваю, что Гос­подь по­мо­жет Вам со­вер­шить ее без тя­же­лых воз­ды­ха­ний и бла­го­сло­вит успе­хом.
При­е­хать Вам в Ни­коль­ско-Тро­иц­кое луч­ше все­го в празд­ник, пре­ду­пре­див при­хо­жан о дне и ча­се сво­е­го при­ез­да. Кста­ти, ес­ли Вы при­бу­де­те в цер­ковь в то вре­мя, ко­гда Неми­ров бу­дет со­вер­шать бо­го­слу­же­ние или тре­бу, преж­де все­го пре­кра­ти­те это ко­щун­ство»[2].
22 ян­ва­ря епи­скоп Ве­ни­а­мин со­брал об­щий сход при­хо­жан, ко­то­рый при­нял ре­ше­ние уво­лить Неми­ро­ва. Но сто­рон­ни­ки Неми­ро­ва со­бра­ли свой сход, ко­то­рый по­ста­но­вил, что сход 22 ян­ва­ря был неза­кон­ным, и ре­ши­ли со­брать­ся 5 мар­та. На схо­де 5 мар­та епи­скоп Ве­ни­а­мин сно­ва про­чи­тал на­ро­ду указ о ли­ше­нии Неми­ро­ва са­на, а так­же за неис­пол­не­ние рас­по­ря­же­ний мит­ро­по­ли­та от­лу­че­ние его от Церк­ви. Но сколь­ко ни ста­рал­ся епи­скоп убе­дить при­хо­жан со­гла­сить­ся с мне­ни­ем мит­ро­по­ли­та и пе­ре­стать под­дер­жи­вать на­ру­ши­те­ля цер­ков­ных ка­но­нов, по­ста­вив­ше­го се­бя вне Церк­ви, ему не уда­лось убе­дить шум­ное со­бра­ние. «Ес­ли вам так нра­вит­ся Неми­ров, – ска­зал вла­ды­ка, – хо­да­тай­ствуй­те за него пе­ред мит­ро­по­ли­том Ага­фан­ге­лом, а ес­ли он от­ка­жет – пе­ред Пат­ри­ар­хом Ти­хо­ном».
Сто­рон­ни­ки Неми­ро­ва не ста­ли об­ра­щать­ся к Пат­ри­ар­ху, а об­ра­ти­лись к Ле­ни­ну, тре­буя от вла­стей, чтобы они пре­да­ли мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла су­ду за на­ру­ше­ние де­кре­та о граж­дан­ском бра­ке, а так­же «через под­ле­жа­щие со­вет­ской вла­сти юри­ди­че­ские ор­га­ны вы­яс­ни­ли... во­прос о пра­ве лиц вдо­вье­го ду­хо­вен­ства сво­бод­но всту­пать в граж­дан­ский брак, и впра­ве ли цер­ков­ная власть де­лать... на­си­лия... за вступ­ле­ние в граж­дан­ский брак»[3]. За­яв­ле­ние бы­ло пе­ре­сла­но в 5-й от­дел Нар­ко­мю­ста, а за­тем в сек­рет­ный от­дел ГПУ Сам­со­но­ву с ре­зо­лю­ци­ей Кра­си­ко­ва: «Дать сроч­но ука­за­ние Гу­б­от­де­лу о том, чтобы по уста­нов­ле­нии это­го фак­та по­до­бра­ли до­пол­ни­тель­ный ма­те­ри­ал на ар­хи­ерея, аре­сто­ва­ли и пре­да­ли су­ду»[4].
13 мая Яро­слав­ское ГПУ да­ло рас­по­ря­же­ние обыс­кать по­кои мит­ро­по­ли­та в Спас­ском мо­на­сты­ре на пред­мет по­ис­ка цер­ков­ных цен­но­стей, чтобы (ес­ли та­ко­вые най­дут­ся) об­ви­нить мит­ро­по­ли­та в их со­кры­тии. Со­труд­ни­ки ГПУ пе­ре­ры­ли все сун­ду­ки, но кро­ме до­маш­не­го скар­ба и ар­хи­ерей­ских об­ла­че­ний ни­че­го не на­шли. 16 мая на­чаль­ник пер­во­го сек­рет­но­го от­де­ла Яро­слав­ско­го ГПУ при­ка­зал за­ве­сти де­ло на мит­ро­по­ли­та и при­нять ме­ры к то­му, чтобы вы­яс­нить, что со­бой пред­став­ля­ют взгля­ды и убеж­де­ния яро­слав­ско­го ар­хи­ерея.
Но не прось­бы вла­стям от­лу­чен­но­го от Церк­ви свя­щен­ни­ка, не рас­по­ря­же­ния нар­ко­ма юс­ти­ции и да­же не рас­по­ря­же­ние мест­но­го ГПУ по­слу­жи­ли при­чи­ной пре­сле­до­ва­ния мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла. На­чи­на­лось но­вое го­не­ние на Пра­во­слав­ную Цер­ковь. От­кры­ва­лись су­ды по де­лу об изъ­я­тии цер­ков­ных цен­но­стей в Ива­но­во-Воз­не­сен­ске и в Москве.
9 мая вла­сти объ­яви­ли Пат­ри­ар­ху Ти­хо­ну, что он при­вле­ка­ет­ся к су­деб­ной от­вет­ствен­но­сти в ка­че­стве об­ви­ня­е­мо­го по де­лу о со­про­тив­ле­нии изъ­я­тию цер­ков­ных цен­но­стей.
12 мая 1922 го­да Пат­ри­арх на­пра­вил пред­се­да­те­лю ВЦИК пись­мо: «Вви­ду край­ней за­труд­ни­тель­но­сти в цер­ков­ном управ­ле­нии, воз­ник­шей от при­вле­че­ния ме­ня к граж­дан­ско­му су­ду, по­чи­таю по­лез­ным для бла­га Церк­ви по­ста­вить вре­мен­но, до со­зы­ва Со­бо­ра, во гла­ве Цер­ков­но­го Управ­ле­ния или Яро­слав­ско­го мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла (Пре­об­ра­жен­ско­го), или Пет­ро­град­ско­го Ве­ни­а­ми­на (Ка­зан­ско­го)».
По­сле это­го об­нов­лен­цы по­пы­та­лись уза­ко­нить свое цер­ков­ное управ­ле­ние, до­би­ва­ясь при­зна­ния его мит­ро­по­ли­та­ми Ага­фан­ге­лом и Ве­ни­а­ми­ном. С это­го вре­ме­ни даль­ней­шая участь мит­ро­по­ли­тов ока­за­лась в за­ви­си­мо­сти от их от­но­ше­ния к об­нов­лен­цам. И по­то­му, ед­ва успев взять у Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на до­ку­мент о пе­ре­да­че вла­сти мит­ро­по­ли­ту Ага­фан­ге­лу, гла­ва жи­во­цер­ков­ни­ков Вла­ди­мир Крас­ниц­кий по­спе­шил в Яро­славль к мит­ро­по­ли­ту. Вла­ды­ку Ага­фан­ге­ла он на­шел в Толг­ском мо­на­сты­ре. Крас­ниц­кий предъ­явил до­ку­мент от 3 (16) мая о пе­ре­да­че цер­ков­но­го управ­ле­ния мит­ро­по­ли­ту Ага­фан­ге­лу.
По про­чте­нии мит­ро­по­ли­том до­ку­мен­та Крас­ниц­кий при­сту­пил к из­ло­же­нию це­ли сво­е­го ви­зи­та. Он крат­ко объ­яс­нил, что управ­ле­ние Цер­ко­вью идет по непра­виль­но­му пу­ти, что это путь контр­ре­во­лю­ции. И его на­до из­ме­нить. Кое-что в этом на­прав­ле­нии уже сей­час де­ла­ет­ся. На­при­мер, в цен­траль­ных га­зе­тах опуб­ли­ко­ва­но воз­зва­ние груп­пы свя­щен­но­слу­жи­те­лей.
– Цер­ковь долж­на дер­жать­ся вне пар­тии и вне по­ли­ти­ки, – воз­ра­зил мит­ро­по­лит.
– Я с ва­ми со­вер­шен­но со­гла­сен, – под­хва­тил Крас­ниц­кий. – А не мог­ли бы вы эту свою точ­ку зре­ния из­ло­жить пись­мен­но?
Эта гру­бая ре­ти­вость Крас­ниц­ко­го непри­ят­но по­ра­зи­ла вла­ды­ку и он по­спе­шил от­кло­нить пред­ло­же­ние.
Вряд ли Крас­ниц­кий ве­рил, что смо­жет убе­дить мит­ро­по­ли­та под­дер­жать ВЦУ, ку­да боль­ше он на­де­ял­ся на то, что ГПУ аре­сту­ет мит­ро­по­ли­та за со­про­тив­ле­ние об­нов­лен­цам. Неуже­ли же ГПУ, об­ла­да­ю­щее по­чти без­гра­нич­ной вла­стью, не смо­жет ор­га­ни­зо­вать при­ход ВЦУ к управ­ле­нию Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью? И Крас­ниц­кий ре­шил не утруж­дать се­бя пе­ре­го­во­ра­ми с ди­пло­ма­тич­но-сдер­жан­ным и твер­до-непре­клон­ным мит­ро­по­ли­том. Но имея обя­за­тель­ства пе­ред ГПУ вы­яс­нить по­зи­цию мит­ро­по­ли­та, он спро­сил, не под­пи­шет ли мит­ро­по­лит воз­зва­ние «ини­ци­а­тив­ной груп­пы ду­хо­вен­ства», опуб­ли­ко­ван­ное в га­зе­тах. Мит­ро­по­лит от­ка­зал­ся.
– А поз­воль­те спро­сить, по­че­му?
– Оно мне ма­ло из­вест­но и в ши­ро­ких цер­ков­ных кру­гах не об­суж­да­лось, – от­ве­тил вла­ды­ка.
На этом бе­се­да за­кон­чи­лась. В тот же день Крас­ниц­кий от­был в Моск­ву, где по­ста­вил ру­ко­вод­ство ГПУ в из­вест­ность о со­сто­яв­шем­ся раз­го­во­ре. По­след­ствия ска­за­лись неза­мед­ли­тель­но. На сле­ду­ю­щий день на­чаль­ник сек­рет­но-опе­ра­тив­но­го управ­ле­ния ГПУ Мен­жин­ский и на­чаль­ник сек­рет­но­го от­де­ла ГПУ Сам­со­нов от­пра­ви­ли в Яро­славль шиф­ро­ван­ную те­ле­грам­му: «Под от­вет­ствен­ность на­чаль­ни­ка ГОГПУ с со­блю­де­ни­ем стро­жай­шей кон­спи­ра­ции пред­ла­га­ем про­ве­сти сле­ду­ю­щее: 1) об­сле­до­вать хо­зяй­ство мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла, осто­рож­но на­мек­нув на то, что оно мо­жет быть рек­ви­зи­ро­ва­но; 2) немед­лен­но про­из­ве­сти у Ага­фан­ге­ла в его кан­це­ля­рии и у бли­жай­ших его по­мощ­ни­ков са­мый тща­тель­ный обыск, изъ­яв все по­до­зри­тель­ные до­ку­мен­ты; 3) взять с Ага­фан­ге­ла под­пис­ку о невы­ез­де вви­ду небла­го­на­деж­но­сти; 4) аре­сто­вать всех его при­бли­жен­ных, в част­но­сти, тех, кто при­ни­мал уча­стие в бе­се­де Ага­фан­ге­ла с мос­ков­ским по­пом Красниц­ким; 5) при­слать на Ага­фан­ге­ла весь ком­про­ме­ти­ру­ю­щий ма­те­ри­ал. На­сто­я­щее при­нять к неуклон­но­му ис­пол­не­нию и хра­не­нию в стро­жай­шем сек­ре­те»[5].
Те­ле­грам­ма бы­ла по­лу­че­на 20 мая, и в тот же день был вы­пи­сан ор­дер на обыск, а сам мит­ро­по­лит при­гла­шен в Яро­слав­ское ГПУ для до­про­са. Сле­до­ва­тель ин­те­ре­со­вал­ся, о чем мит­ро­по­лит го­во­рил с Крас­ниц­ким и ка­ко­во его от­но­ше­ние к об­нов­лен­цам. Вла­ды­ка рас­ска­зал, как бы­ло де­ло.
На сле­ду­ю­щий день в ке­льях Толг­ско­го мо­на­сты­ря был про­из­ве­ден обыск. Изъ­яли сем­на­дцать пи­сем част­ной пе­ре­пис­ки вла­ды­ки. Осмот­рев иму­ще­ство и хо­зяй­ство мит­ро­по­ли­та, уви­де­ли, что ме­бель у него до­воль­но скуд­ная, а хо­зяй­ствен­но­го иму­ще­ства и во­все нет, так что от­би­рать по су­ти де­ла нече­го.
14 июня 1922 го­да мит­ро­по­лит Ага­фан­гел был вы­зван в ГПУ для до­про­са. Пер­вый во­прос: от­но­ше­ние мит­ро­по­ли­та к со­вет­ской вла­сти.
То, что в осо­бен­но­сти от­ли­ча­ло мит­ро­по­ли­та и что бы­ло вы­ра­бо­та­но опы­том всей дол­гой жиз­ни, – это непре­мен­ная трез­вость суж­де­ний и урав­но­ве­шен­ность. Он знал, что не со­вер­шит по­ступ­ка, увле­ка­е­мый при­стра­сти­ем или слу­чай­ны­ми эмо­ци­я­ми. Опы­та юно­сти бы­ло до­воль­но, он дав­но при­вык под­чи­нять свои мыс­ли и дей­ствия во­ле Бо­жи­ей. Раз­ме­рен­но и взве­шен­но от­ве­чал мит­ро­по­лит сле­до­ва­те­лю:
– Про­тив су­ще­ству­ю­щей вла­сти ни­че­го ре­ши­тель­но не имею, все ее рас­по­ря­же­ния я ис­пол­нял и ис­пол­нять бу­ду. На­цио­на­ли­за­ции круп­ной про­мыш­лен­но­сти и круп­но­го земле­вла­де­ния я со­чув­ствую, но при­знаю же­ла­тель­ным это от­чуж­де­ние ком­пен­си­ро­вать, при­знаю необ­хо­ди­мым предо­став­ле­ние пра­ва на мел­кую соб­ствен­ность, то же и в от­но­ше­нии церк­вей и мо­на­сты­рей. Про­тив за­пре­ще­ния пре­по­да­вать За­кон Бо­жий в шко­лах ни­че­го не имею, но не со­гла­сен с за­пре­ще­ни­ем пре­по­да­ва­ния его ли­цам, не до­стиг­шим 18 лет, по­то­му что оно про­ти­во­ре­чит де­кре­ту от­де­ле­ния Церк­ви от го­су­дар­ства. Про­тив изъ­я­тия цер­ков­ных цен­но­стей, име­ю­щих вто­ро­сте­пен­ное зна­че­ние, ес­ли оно не на­ру­ша­ет су­ще­ствен­но ин­те­ре­сов ре­ли­гии, как, на­при­мер, изъ­я­тие со­су­дов, в ко­то­рых со­вер­ша­лось та­ин­ство, и сня­тие риз с осо­бо чти­мых икон, – я не про­те­стую.
Спра­ши­ва­ли о цер­ков­ной вла­сти. Вла­ды­ка от­ве­тил:
– Власть Пат­ри­ар­хом пе­ре­да­на мне. Рас­по­ря­же­ния Выс­ше­го Цер­ков­но­го Управ­ле­ния счи­таю неза­кон­ны­ми.
– С кем ве­де­те част­ную пе­ре­пис­ку? – спро­сил сле­до­ва­тель.
– С бра­том... – от­ве­тил мит­ро­по­лит.
Сле­до­ва­те­ля ин­те­ре­со­ва­ло, го­во­рил ли мит­ро­по­лит ко­му-ни­будь о го­не­нии на Цер­ковь. Го­не­ния эти бы­ли яв­ны, еще в 18-ом го­ду свя­щен­ни­ков в Яро­слав­ской епар­хии рас­стре­ли­ва­ли по од­но­му по­до­зре­нию в со­чув­ствии к участ­ни­кам про­ти­во­боль­ше­вист­ско­го вос­ста­ния.
– Что со­вет­ская власть за­ни­ма­ет­ся го­не­ни­ем на Цер­ковь, это­го я ни­ко­гда не го­во­рил, – от­ве­чал мит­ро­по­лит, – но что в пер­вое вре­мя по­сле ре­во­лю­ции бы­ли слу­чаи, ко­то­рые да­ва­ли по­вод так ду­мать, я не от­ри­цаю, но от­но­шу это не на счет вла­сти, а на счет мест­ных ис­пол­ни­те­лей со­вет­ских рас­по­ря­же­ний.
– Ка­ко­во ва­ше от­но­ше­ние к про­грес­сив­но­му ду­хо­вен­ству, при­зы­ва­ю­ще­му к под­держ­ке со­вет­ской вла­сти во всех ее на­чи­на­ни­ях, как к вла­сти тру­дя­щих­ся? – спро­сил сле­до­ва­тель.
– Я го­тов их взгля­ды вы­слу­шать, – от­ве­тил мит­ро­по­лит, – а что мне из­вест­но об их же­ла­ни­ях, то во мно­гом с ни­ми со­гла­сен.
На сле­ду­ю­щий день мит­ро­по­ли­ту Ага­фан­ге­лу бы­ло объ­яв­ле­но, что его от­ве­ты до­ста­точ­но изоб­ли­ча­ют его в ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти, а по­се­му, чтобы он не скрыл­ся от след­ствия и су­да, он дол­жен дать под­пис­ку о невы­ез­де с ме­ста жи­тель­ства.
Пат­ри­арх Ти­хон был под до­маш­ним аре­стом, 1 июня пет­ро­град­ские вла­сти аре­сто­ва­ли мит­ро­по­ли­та Ве­ни­а­ми­на, а 10 июня на­чал­ся над ним и ча­стью пет­ро­град­ско­го ду­хо­вен­ства су­деб­ный про­цесс. Те­перь и над мит­ро­по­ли­том Ага­фан­ге­лом на­вис­ла угро­за аре­ста, а это озна­ча­ло, что Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь мо­жет ли­шить­ся за­кон­но­го управ­ле­ния. Мол­чать бы­ло нель­зя, на­до бы­ло пре­по­дать свое пер­во­свя­ти­тель­ское сло­во. Мит­ро­по­лит счи­тал, что, став за­ме­сти­те­лем Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха, он обя­зан вы­ска­зать свой взгляд на про­ис­хо­дя­щие со­бы­тия и пред­ло­жить вы­ход из со­здав­ше­го­ся по­ло­же­ния.
5(18) июня 1922 го­да он со­ста­вил по­сла­ние к ар­хи­пас­ты­рям и всем ча­дам Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви:
«Во имя свя­то­го по­слу­ша­ния и по дол­гу мо­ей ар­хи­ерей­ской при­ся­ги я пред­по­ло­жил немед­лен­но всту­пить в от­прав­ле­ние воз­ло­жен­но­го на ме­ня слу­же­ния Церк­ви и по­спе­шить в Моск­ву. Но во­пре­ки мо­ей во­ле, по об­сто­я­тель­ствам, от ме­ня неза­ви­ся­щим, я ли­шен и до­ныне воз­мож­но­сти от­пра­вить­ся на ме­сто слу­же­ния. Меж­ду тем, как мне офи­ци­аль­но из­вест­но, яви­лись в Москве иные лю­ди и вста­ли у кор­ми­ла прав­ле­ния Цер­ко­вью рус­скою. От ко­го и ка­кие на то пол­но­мо­чия по­лу­чи­ли они, мне со­вер­шен­но неиз­вест­но. А по­то­му я счи­таю при­ня­тую ими на се­бя власть и де­я­ния их неза­ко­но­мер­ны­ми.
Воз­люб­лен­ные о Гос­по­де прео­свя­щен­ные ар­хи­пас­ты­ри! Ли­шен­ные на вре­мя выс­ше­го ру­ко­вод­ства, вы управ­ляй­те те­перь сво­и­ми епар­хи­я­ми са­мо­сто­я­тель­но, со­об­ра­зу­ясь с Пи­са­ни­ем, свя­щен­ны­ми ка­но­на­ми и обыч­ным цер­ков­ным пра­вом, по со­ве­сти и ар­хи­ерей­ской при­ся­ге, впредь до вос­ста­нов­ле­ния выс­шей цер­ков­ной вла­сти окон­ча­тель­но ре­шай­те де­ла, по ко­то­рым преж­де ис­пра­ши­ва­ли раз­ре­ше­ния Свя­тей­ше­го Си­но­да, а в со­мни­тель­ных слу­ча­ях об­ра­щай­тесь к на­ше­му сми­ре­нию»[6].
Текст по­сла­ния мит­ро­по­лит Ага­фан­гел про­дик­то­вал епи­ско­пу Ве­ни­а­ми­ну (Вос­кре­сен­ско­му) и за­тем от­дал ке­лей­ни­ку Ва­си­лию Мо­ро­ву, ко­то­рый пе­ре­пи­сал по­сла­ние в че­ты­рех эк­зем­пля­рах; они бы­ли под­пи­са­ны мит­ро­по­ли­том и от­да­ны на­чаль­ни­ку кан­це­ля­рии про­то­и­е­рею Сер­гию Ли­ле­е­ву для раз­мно­же­ния и рас­сыл­ки. В Моск­ву мит­ро­по­лит пе­ре­дал два эк­зем­пля­ра для ар­хи­епи­ско­па Аст­ра­хан­ско­го Фад­дея (Успен­ско­го) и про­то­пре­сви­те­ра Ни­ко­лая Лю­би­мо­ва.
По­сла­ние вы­зва­ло у вла­стей бес­по­кой­ство: при­няв­ший власть мит­ро­по­лит твер­до сто­ял в ре­ши­мо­сти со­блю­дать цер­ков­ные ка­но­ны и не при­зна­вать ВЦУ. 28 июня на­чаль­ник Яро­слав­ско­го ГПУ рас­по­ря­дил­ся про­ве­сти у вла­ды­ки обыск в Толг­ском мо­на­сты­ре, а са­мо­го вла­ды­ку за­клю­чить под до­маш­ний арест в Спас­ский мо­на­стырь.
Сле­до­ва­те­ли ГПУ хо­те­ли знать, с ка­кой це­лью мит­ро­по­лит на­пи­сал свое воз­зва­ние. На до­про­се он от­ве­тил: «В це­лях успо­ко­е­ния умов ве­ру­ю­щих... я на­пи­сал воз­зва­ние, в ко­то­ром при­зы­вал свя­щен­но­слу­жи­те­лей и ве­ру­ю­щих не при­зна­вать об­ра­зо­вав­ше­го­ся Выс­ше­го Цер­ков­но­го Управ­ле­ния из неиз­вест­ных лиц, не име­ю­щих ка­но­ни­че­ских обос­но­ва­ний, это я сде­лал по­то­му, что хо­тел успо­ко­ить ве­ру­ю­щих и свя­щен­но­слу­жи­те­лей в ожи­да­нии Со­бо­ра»[7].
В по­ис­ках ма­те­ри­а­ла для об­ви­не­ния мит­ро­по­ли­та в ан­ти­го­судар­ствен­ной де­я­тель­но­сти сле­до­ва­те­ли ГПУ при­зва­ли в по­мощ­ни­ки за­пре­щен­но­го в свя­щен­но­слу­же­нии Ан­дрея Неми­ро­ва. 7 июля он и во­семь его еди­но­мыш­лен­ни­ков об­ра­ти­лись в Яро­слав­ское ГПУ с прось­бой: пре­дать су­ду мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла и епи­ско­па Ве­ни­а­ми­на за ли­ше­ние са­на Ан­дрея Неми­ро­ва и объ­яв­ле­ние еди­но­мыш­лен­ных с ним при­хо­жан сек­тан­та­ми. О епи­ско­пе Ве­ни­а­мине они пи­са­ли, что «это не ар­хи­ерей, а па­лач», так как он яв­ля­ет­ся ис­пол­ни­те­лем во­ли мит­ро­по­ли­та; что «в ре­чах сво­их яв­но и кос­вен­но да­вал по­нять всем, что со­вет­ская власть – без­бож­ная власть».
По­тя­ну­лись дни за­клю­че­ния – по­ка до­маш­не­го. К мит­ро­по­ли­ту ни­ко­го не пус­ка­ли, кро­ме ке­лей­ни­ка, ко­то­рый не имел пра­ва вхо­дить к вла­ды­ке без со­про­вож­де­ния страж­ни­ка. Стес­не­ния иной раз ста­но­ви­лись неоправ­дан­но жест­ки. Имея нуж­ду ис­по­ве­дать­ся и при­ча­стить­ся, вла­ды­ка на­пи­сал про­ше­ние в ГПУ, чтобы ему раз­ре­ши­ли в один из дней неде­ли быть к ве­черне и ли­тур­гии в Спас­ском мо­на­сты­ре, но по­лу­чил ка­те­го­ри­че­ский от­каз.
Вре­мя бы­ло тре­вож­ное. Без­бо­жие сно­ва со­став­ля­ло план физи­че­ско­го уни­что­же­ния Церк­ви. В Ива­но­ве-Воз­не­сен­ске рас­стре­ля­ли свя­щен­ни­ков Пав­ла Све­то­за­ро­ва, Иоан­на Рож­де­ствен­ско­го и пев­че­го Пет­ра Язы­ко­ва. В Москве рас­стре­ля­ли чет­ве­рых свя­щен­ни­ков и ми­ря­ни­на[8]. В Пет­ро­гра­де мит­ро­по­лит Ве­ни­а­мин, ар­хи­манд­рит Сер­гий и двое ми­рян бы­ли при­го­во­ре­ны к рас­стре­лу.
Чем даль­ше, тем силь­нее бы­ли обес­по­ко­е­ны ве­ру­ю­щие Яро­слав­ля судь­бой за­клю­чен­но­го мит­ро­по­ли­та. Мно­гие из тех, кто лю­бил вла­ды­ку, под­хо­ди­ли к страж­ни­кам и то упра­ши­ва­ли их до­пу­стить к мит­ро­по­ли­ту, то, ви­дя их непре­клон­ность, сты­ди­ли: «Вы не до­стой­ны сто­ять у две­рей вла­ды­ки-мит­ро­по­ли­та, не то что дер­жать его под стра­жей». Ко­гда мит­ро­по­лит вы­хо­дил гу­лять в ма­лень­кий внут­рен­ний са­дик, то на пло­щад­ке вто­ро­го эта­жа церк­ви со­би­рал­ся на­род, чтобы хо­тя бы из­да­ли уви­деть сво­е­го ар­хи­пас­ты­ря. Мно­гие во вре­мя этих про­гу­лок пы­та­лись про­ник­нуть в сад, но их про­го­ня­ли. Они про­си­ли раз­ре­шить хо­тя бы взять бла­го­сло­ве­ние, но стра­жа бы­ла непре­клон­на, а при по­пыт­ках на­ста­и­вать гро­зи­лась от­ве­сти в ГПУ. Угро­за бы­ла не пу­стая, и на­род ма­ло-по­ма­лу рас­хо­дил­ся. На Пре­об­ра­же­ние, по­сле празд­нич­ной служ­бы, пе­ред ке­льей мит­ро­по­ли­та со­бра­лась тол­па – че­ло­век три­ста. Жен­щи­ны про­си­ли, чтобы до­пу­сти­ли к вла­ды­ке взять бла­го­сло­ве­ние. Со­труд­ник сек­рет­но­го от­де­ла ГПУ на­чаль­ник ка­ра­у­ла Ша­ров от­ка­зал. Тол­па по­тре­бо­ва­ла, чтобы вы­зва­ли мит­ро­по­ли­та хо­тя бы к ок­ну, чтобы удо­сто­ве­рить­ся, что он жив. Ша­ров от­ве­тил:
– Ес­ли вы хо­ти­те ви­деть мит­ро­по­ли­та и по­лу­чить от него бла­го­сло­ве­ние, то иди­те за раз­ре­ше­ни­ем в го­род­ской от­дел ГПУ; ес­ли он раз­ре­шит, я вам его вы­пу­щу.
Несколь­ко че­ло­век от­пра­ви­лись в ГПУ, но там им бы­ло ка­те­го­ри­че­ски от­ка­за­но. Ве­ру­ю­щие сно­ва ста­ли про­сить, чтобы по­зва­ли мит­ро­по­ли­та к ок­ну, но Ша­ров от­ка­зал, и лю­ди, ви­дя неумо­ли­мость стра­жи, ста­ли рас­хо­дить­ся, но неко­то­рые все же оста­лись, как бы не в си­лах в этот ве­ли­кий празд­ник отой­ти от до­маш­ней тем­ни­цы не по­лу­чив от мит­ро­по­ли­та бла­го­сло­ве­ния, не уви­дев его, не дав и ему сво­им при­сут­стви­ем ви­ди­мо­го зна­ка, что ве­ру­ю­щий Яро­славль бо­лез­ну­ет о его судь­бе и мно­гие хло­по­чут о его осво­бож­де­нии. Од­на жен­щи­на вы­крик­ну­ла:
– Ес­ли у них си­лой не возь­мешь, они ни­ко­гда не вы­пу­стят!
Страж­ни­ки пы­та­лись ее схва­тить, но не ре­ши­лись да­ле­ко отой­ти от две­рей, опа­са­ясь, что то­гда тол­па во­рвет­ся в по­кои мит­ро­по­ли­та. На­род по­до­ждал еще око­ло ча­са, а по­том все разо­шлись.
Через три дня по­сле это­го вла­ды­ку пе­ре­ве­ли из Спас­ско­го мо­на­сты­ря в оди­ноч­ную ка­ме­ру Яро­слав­ской тюрь­мы. Со­сто­я­ние здо­ро­вья пре­ста­ре­ло­го мит­ро­по­ли­та сра­зу на­столь­ко ухуд­ши­лось, что со­труд­ни­ки ГПУ вы­нуж­де­ны бы­ли вы­звать вра­чей из боль­ни­цы. Вра­чи по­ста­ви­ли ди­а­гноз: об­щий скле­роз и скле­роз со­су­дов серд­ца – и ре­ко­мен­до­ва­ли пол­ный по­кой и до­маш­нюю об­ста­нов­ку при по­сто­ян­ном ме­ди­цин­ском на­блю­де­нии. Усло­вия со­дер­жа­ния несколь­ко улуч­ши­ли: пе­ре­ве­ли мит­ро­по­ли­та из тю­рем­но­го оди­ноч­но­го ка­зе­ма­та в ком­на­ту при ка­ра­уль­ном по­ме­ще­нии ГПУ и раз­ре­ши­ли еже­днев­ную про­дук­то­вую пе­ре­да­чу.
5 сен­тяб­ря 1922 го­да по­мощ­ник упол­но­мо­чен­но­го Сек­рет­но­го от­де­ла Яро­слав­ско­го ГОГПУ Ку­ли­ков со­ста­вил об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние по де­лу мит­ро­по­ли­та. Его об­ви­ня­ли в на­пи­са­нии воз­зва­ния, «в ко­то­ром он объ­яв­ля­ет се­бя пре­ем­ни­ком Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на, гла­вой Рос­сий­ской Церк­ви и вме­сте с тем объ­яв­ля­ет Выс­шее Цер­ков­ное Управ­ле­ние вла­стью неза­кон­ной и са­мо­чин­ной со все­ми вы­те­ка­ю­щи­ми от­сю­да по­след­стви­я­ми... что... про­явил на­си­лие над граж­дан­ской сво­бо­дой со­ве­сти... к граж­да­нам Ни­ко­ло-Тро­иц­кой во­ло­сти... что они... бу­дут от­лу­че­ны от Церк­ви... и объ­яв­ле­ны сек­тан­та­ми... и при го­ло­со­ва­нии при­ка­зы­вал не го­ло­со­вать за Неми­ро­ва... При­ни­мая во вни­ма­ние всё вы­ше­из­ло­жен­ное, то есть на­ли­чие... ак­тив­но­го и пас­сив­но­го со­про­тив­ле­ния со­вет­ской вла­сти и то, что при пе­ре­да­че де­ла в суд ука­зан­ные пре­ступ­ле­ния мо­гут быть ис­тол­ко­ва­ны в дру­гом смыс­ле, и бла­го­да­ря стар­че­ско­му воз­рас­ту су­деб­ное на­ка­за­ние не мо­жет быть при­ме­не­но, и при­ни­мая во вни­ма­ние... что Ага­фан­гел поль­зу­ет­ся гро­мад­ней­шей по­пуляр­но­стью... даль­ней­шее его со­дер­жа­ние под стра­жей яв­ля­ет­ся неце­ле­со­об­раз­ным, остав­ле­ние же на сво­бо­де... гро­зит по­во­дом к но­во­му воз­рож­де­нию ста­рой ре­ак­ци­он­ной церк­ви и по­дав­ле­нию об­нов­лен­че­ско­го в ней дви­же­ния. Це­ле­со­об­раз­ным по­ла­гаю... при­ме­нить к нему ме­ру адми­ни­стра­тив­но­го на­ка­за­ния и вы­слать в один из от­да­лен­ных мо­на­сты­рей, где бы он спо­кой­но и без вре­да для со­вет­ской вла­сти мог про­ве­сти свои стар­че­ские дни»[9].
Свя­ти­тель был пе­ре­ве­ден во внут­рен­нюю тюрь­му ГПУ в Москве. Узнав об этом, ве­ру­ю­щие Яро­слав­ля об­ра­ти­лись к пред­се­да­те­лю ГПУ с хо­да­тай­ством. «Усерд­ней­ше про­сим ока­зать нам ве­ли­кую ми­лость, – пи­са­ли они, – воз­мож­но ско­рее осво­бо­дить из-под стра­жи то­мя­ще­го­ся в за­клю­че­нии... на­ше­го стар­ца – мит­ро­по­ли­та вла­ды­ку Ага­фан­ге­ла, о ко­то­ром мы по чи­стой со­ве­сти сви­де­тель­ству­ем, что он стра­дал со­вер­шен­но на­прас­но, яв­ля­ясь лишь жерт­вою от­вра­ти­тель­ной зло­бы неко­то­рой ча­сти ду­хо­вен­ства.
Ни­ка­кой ви­ны за на­шим стар­цем-вла­ды­кой пе­ред со­вет­ской вла­стью нет: на­обо­рот, он все­гда, как те­перь, так и ра­нее, яв­ляя сам при­мер ло­яль­ней­ше­го чест­но­го граж­да­ни­на, то­му же по­учал и нас... И те­перь этот, имев­ший та­кую за­вид­ную и доб­рую сла­ву в Лат­вии, наш ста­рец-мит­ро­по­лит то­мит­ся, несчаст­ный, в за­то­че­нии Гос­по­лит­управ­ле­ния, то­мит­ся лишь по про­ис­кам... озлоб­лен­ной ча­сти на­ше­го ду­хо­вен­ства. Да бу­дет ско­ро по­ло­жен это­му пре­дел! Да бу­дет ско­рее осво­бож­ден невин­ный се­ми­де­ся­ти­лет­ний стра­да­лец.
Это­го мы про­сим, об этом мы усерд­ней­ше мо­лим Вас»[10].
Хо­да­тай­ство бы­ло остав­ле­но без вни­ма­ния. Меж­ду тем на­сту­па­ли осен­ние хо­ло­да, и они для на­хо­дя­ще­го­ся в тюрь­ме, оде­то­го по-лет­не­му стар­ца ста­но­ви­лись чув­стви­тель­ны. 30 ок­тяб­ря мит­ро­по­лит по­про­сил сле­до­ва­те­ля ГПУ раз­ре­шить ему «на­пи­сать в Яро­славль о вы­сыл­ке ме­хо­вой ря­сы, теп­ло­го кло­бу­ка и ва­ле­нок с ка­ло­ша­ми»[11]. За­яв­ле­ние бы­ло остав­ле­но без вни­ма­ния. Через ме­сяц вла­ды­ка вто­рич­но об­ра­тил­ся к сле­до­ва­те­лю ГПУ с прось­бой «раз­ре­шить на­пи­сать в Яро­славль о при­сыл­ке зим­ней одеж­ды»[12]. Но и на этот раз за­яв­ле­ние бы­ло остав­ле­но без от­ве­та. 25 но­яб­ря со­сто­я­лось за­се­да­ние ко­мис­сии НКВД по адми­ни­стра­тив­ным вы­сыл­кам. Туч­ков пред­ло­жил вы­слать мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла в На­рым­ский край сро­ком на три го­да.
28 но­яб­ря мит­ро­по­ли­ту объ­яви­ли при­го­вор и в тот же день пе­ре­ве­ли в Та­ган­скую тюрь­му для сле­до­ва­ния по эта­пу на ме­сто ссыл­ки. Вла­ды­ка об­ра­тил­ся в ГПУ с прось­бой, чтобы ему вви­ду его бо­лез­нен­но­го со­сто­я­ния и пре­клон­но­го воз­рас­та бы­ли вы­да­ны теп­лые ве­щи и раз­ре­ше­но сле­до­вать на ме­сто ссыл­ки оди­ноч­ным по­ряд­ком с кон­во­и­ром, ко­то­ро­го он го­тов со­дер­жать на свои сред­ства. «Неудо­вле­тво­ре­ние оно­го, – пи­сал он, – опас­но для мо­ей жиз­ни, и я вы­нуж­ден ре­ши­тель­но про­сить об удо­вле­тво­ре­нии из­ло­жен­ной прось­бы»[13].
Но имен­но смер­ти мит­ро­по­ли­та хо­те­ли те, кто от­прав­лял его в На­рым­скую ссыл­ку. Туч­ков рас­по­ря­дил­ся в сле­до­ва­нии оди­ноч­ным по­ряд­ком от­ка­зать, от­пра­вить мит­ро­по­ли­та об­щим эта­пом, теп­лые ве­щи вы­дать.
Вла­ды­ку долж­ны бы­ли от­пра­вить с эта­пом в кон­це де­каб­ря, но со­сто­я­ние его здо­ро­вья на­столь­ко ухуд­ши­лось, что он был остав­лен еще на неде­лю в тюрь­ме. Несмот­ря на немо­щи и пре­клон­ный воз­раст, ко­гда усло­вия тю­рем­но­го за­клю­че­ния пе­ре­но­сят­ся осо­бен­но тя­же­ло, мит­ро­по­лит ни­ко­гда не па­дал ду­хом. Наи­вер­ней­шей его опо­рой бы­ло Сло­во Бо­жие, в ко­то­ром он по­учал­ся и день, и ночь. Не с че­ло­ве­че­ским ра­зу­мом он со­ве­то­вал­ся в труд­ных об­сто­я­тель­ствах жиз­ни, а со Свя­щен­ным Пи­са­ни­ем. И в тюрь­ме оно яви­лось для него огром­ной под­держ­кой. Он по це­лым дням не рас­ста­вал­ся с Биб­ли­ей. За­клю­чен­ные, быв­шие с ним в од­ной ка­ме­ре, бы­ли на­прав­ле­ния свет­ско­го, ко все­му цер­ков­но­му от­но­си­лись на­смеш­ли­во, но и их по­ра­зил и вы­звал удив­ле­ние и да­же пре­кло­не­ние мо­лит­вен­ный на­строй стар­ца и его лю­бовь к Бо­гу.
Не по­мог­ли ни за­ступ­ни­че­ство вра­чей, ни прось­бы пра­во­слав­ных – мит­ро­по­лит Ага­фан­гел был от­прав­лен об­щим эта­пом с уго­лов­ни­ка­ми, про­ехал через все пе­ре­сыль­ные тюрь­мы до Том­ска и от Том­ска еще несколь­ко сот ки­ло­мет­ров по грун­то­вой до­ро­ге. Вла­ды­ка бо­лел, ис­пы­ты­вал мно­го ли­ше­ний, мно­го скор­бел, но сми­рял­ся и крот­ко тер­пел все невзго­ды. По рас­по­ря­же­нию ГПУ его по­се­ли­ли в глу­хом по­сел­ке; слу­жить ему бы­ло за­пре­ще­но. Здесь боль­шим для него уте­ше­ни­ем ста­ла встре­ча с ссыль­ны­ми ино­ка­ми и свя­щен­ни­ка­ми из Яро­слав­ля. В ссыл­ке он по­лу­чил из­ве­стие о кон­чине Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на и о вос­при­я­тии по­ста Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля мит­ро­по­ли­том Пет­ром (По­лян­ским).
По окон­ча­нии сро­ка ссыл­ки, в ав­гу­сте 1925 го­да, вла­ды­ке бы­ло объ­яв­ле­но, что вла­сти не бу­дут пре­пят­ство­вать воз­вра­ще­нию его в Яро­славль.
В это вре­мя сек­рет­ный от­дел ГПУ стро­ил даль­ней­шие пла­ны рас­ко­ла Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Бы­ла ор­га­ни­зо­ва­на груп­па ар­хи­ере­ев во гла­ве с ар­хи­епи­ско­пом Гри­го­ри­ем (Яц­ков­ским), ко­то­рая го­то­ви­лась для за­хва­та цер­ков­ной вла­сти по­сле аре­ста мит­ро­по­ли­та Пет­ра. Пре­сле­дуя цель рас­ко­ла и уни­что­же­ния Церк­ви, ГПУ от­во­ди­ло в этом за­мыс­ле ме­сто и мит­ро­по­ли­ту Ага­фан­ге­лу. Пред­по­ла­га­лось в нуж­ный мо­мент пред­ло­жить ему как вто­ро­му кан­ди­да­ту всту­пить на пост Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля в со­от­вет­ствии с за­ве­ща­ни­ем Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на, с тем, чтобы яко­бы спа­сти Пра­во­слав­ную Цер­ковь от анар­хии и цер­ков­ной раз­ру­хи, а на са­мом де­ле по­ро­дить этим еще один рас­кол. Ра­ди осу­ществ­ле­ния за­мыс­ла ГПУ мит­ро­по­лит был за­дер­жан бо­лее чем на пол­го­да в Перм­ской тюрь­ме. Туч­ков про­сил вла­ды­ку сво­им ав­то­ри­те­том спа­сти по­ло­же­ние в Церк­ви. Он рас­ска­зал, что Ме­сто­блю­сти­тель Петр аре­сто­ван, но, на­хо­дясь в тюрь­ме, он бла­го­сло­вил об­ра­зо­вав­шу­ю­ся по по­чи­ну ар­хи­епи­ско­па Гри­го­рия ар­хи­ерей­скую кол­ле­гию по управ­ле­нию Цер­ко­вью. Но за­ме­сти­тель Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля Сер­гий, мит­ро­по­лит Ни­же­го­род­ский, объ­явил кол­ле­гию неза­кон­ной и за­пре­тил ар­хи­епи­ско­па Гри­го­рия в свя­щен­но­слу­же­нии. Те­перь меж­ду мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем и ар­хи­епи­ско­пом Гри­го­ри­ем идет вой­на за цер­ков­ную власть, и это вно­сит на­сто­я­щую раз­ру­ху в цер­ков­ную жизнь. Сре­ди ве­ру­ю­щих рас­тет смя­те­ние. Меж­ду тем со­вет­ское пра­ви­тель­ство го­то­во из­ме­нить свое от­но­ше­ние к Пра­во­слав­ной Церк­ви и ле­га­ли­зо­вать цер­ков­ное управ­ле­ние. Но в дан­ный мо­мент это невоз­мож­но, по­то­му что вла­сти не зна­ют, с кем ве­сти пе­ре­го­во­ры и кто сто­ит во гла­ве управ­ле­ния Цер­ко­вью. Лич­но он, Туч­ков, не ви­дит вы­хо­да из со­здав­ше­го­ся по­ло­же­ния, ес­ли не при­мет на се­бя обя­зан­но­сти Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля мит­ро­по­лит Ага­фан­гел; мит­ро­по­лит – ста­рей­ший ар­хи­ерей Пра­во­слав­ной Церк­ви, он был на­зна­чен за­ме­сти­те­лем Пат­ри­ар­ха еще в 1922 го­ду, в кон­це кон­цов, он об­ла­да­ет сре­ди ар­хи­ере­ев огром­ным ав­то­ри­те­том как один из ра­зум­ней­ших и уме­рен­ных де­я­те­лей. Туч­ков обе­щал, что ес­ли мит­ро­по­лит возь­мет на се­бя обя­зан­но­сти Ме­сто­блю­сти­те­ля и вой­дет в пе­ре­го­во­ры с пра­ви­тель­ством о ле­га­ли­за­ции цер­ков­но­го управ­ле­ния, то со сто­ро­ны ОГПУ воз­ра­же­ний не бу­дет. Туч­ков при­зы­вал мит­ро­по­ли­та к жерт­вен­но­сти – ра­ди бла­го­устро­е­ния Церк­ви.
По­ло­же­ние цер­ков­ное, об­ри­со­ван­ное Туч­ко­вым, вы­зва­ло у мит­ро­по­ли­та столь силь­ное бес­по­кой­ство, что не оста­ва­лось ме­ста до­гад­кам о ко­вар­стве и хит­ро­сти сле­до­ва­те­ля. Глав­ные мыс­ли, чув­ства, по­бу­див­шие стар­ца к ре­ше­нию при­нять пост Ме­сто­блю­сти­те­ля, – это жаж­да жерт­вен­но­го слу­же­ния Пра­во­слав­ной Церк­ви, уста­нов­ле­ние ми­ра цер­ков­но­го, пре­кра­ще­ние рас­прей, за­щи­та Церк­ви от пы­та­ю­щих­ся рас­хи­тить цер­ков­ное ста­до об­нов­лен­цев. По­ло­же­ние бы­ло столь се­рьез­но и тре­бо­ва­ло, ка­за­лось, вме­ша­тель­ства столь спеш­но­го, что не на­сто­ял мит­ро­по­лит пе­ред ГПУ на пред­ва­ри­тель­ной лич­ной встре­че с Пат­ри­ар­шим Ме­сто­блю­сти­те­лем мит­ро­по­ли­том Пет­ром и его за­ме­сти­те­лем мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем.
18 ап­ре­ля 1926 го­да мит­ро­по­лит Ага­фан­гел со­ста­вил в Пер­ми воз­зва­ние, в ко­то­ром объ­явил, что он всту­па­ет в пра­ва Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля[14]. Не по­ки­дая Пер­ми, он на­чал рас­сы­лать его епар­хи­аль­ным ар­хи­ере­ям. Три эк­зем­пля­ра бы­ли по­сла­ны в Харь­ков, где про­жи­ва­ло то­гда во­семь епи­ско­пов. Озна­ко­мив­шись с воз­зва­ни­ем мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла и об­су­див со­здав­ше­е­ся по­ло­же­ние, ар­хи­ереи при­шли к твер­до­му ре­ше­нию при­зна­вать Пат­ри­ар­шим Ме­сто­блю­сти­те­лем толь­ко мит­ро­по­ли­та Пет­ра; вы­ступ­ле­ние мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла при­знать раз­ру­ши­тель­ным для Церк­ви рас­ко­лом. И с этим по­сла­ли от­вет­ное пись­мо мит­ро­по­ли­ту Ага­фан­ге­лу. Они уве­ще­ва­ли его от­ка­зать­ся от рас­коль­ни­че­ской де­я­тель­но­сти и не вно­сить в Цер­ковь сму­ту. Кро­ме то­го, они объ­яс­ня­ли свое от­но­ше­ние к Пат­ри­ар­ше­ству и к кол­ле­ги­аль­но­му цер­ков­но­му управ­ле­нию, при­зна­вая по­след­нее без­услов­но нека­но­нич­ным[20].
Эк­зем­пляр воз­зва­ния мит­ро­по­лит Ага­фан­гел по­слал и мит­ро­по­ли­ту Сер­гию, при­чем до­став­ле­но оно бы­ло с необык­но­вен­ной ско­ро­стью, бук­валь­но в два дня. Озна­ко­мив­шись с ним, мит­ро­по­лит Сер­гий стал до­би­вать­ся от ОГПУ раз­ре­ше­ния об­ме­нять­ся пись­ма­ми с мит­ро­по­ли­том Пет­ром от­но­си­тель­но про­ис­шед­ше­го. Туч­ков с удо­воль­стви­ем дал на это со­гла­сие, пред­по­ла­гая впо­след­ствии вос­поль­зо­вать­ся пе­ре­пиской для углуб­ле­ния и рас­ши­ре­ния рас­при меж­ду пра­вя­щи­ми ар­хи­ере­я­ми. 22 ап­ре­ля в тюрь­ме со­сто­ял­ся об­мен пись­ма­ми меж­ду Пат­ри­ар­шим Ме­сто­блю­сти­те­лем и его за­ме­сти­те­лем. Мит­ро­по­лит Сер­гий со­об­щил Ме­сто­блю­сти­те­лю, что воз­вра­ща­ю­щий­ся из ссыл­ки мит­ро­по­лит Ага­фан­гел на­ме­рен всту­пить в ис­пол­не­ние обя­зан­но­стей Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля. Зная пря­мой и от­кры­тый ха­рак­тер вла­ды­ки Пет­ра, его непри­я­тие вся­ко­го лу­кав­ства и ко­вар­ства, от ко­го бы они ни ис­хо­ди­ли, мит­ро­по­лит про­сил Ме­сто­блю­сти­те­ля, чтобы он повре­ме­нил с пе­ре­да­чей прав. Ему бы­ло яс­но, что это все­го лишь но­вая за­тея ГПУ. Ме­сто­блю­сти­тель укло­нил­ся от вы­ска­зы­ва­ния ка­кой-ли­бо ка­те­го­рич­ной по­зи­ции, но за­ме­сти­тель­ских обя­зан­но­стей с мит­ро­по­ли­та Сер­гия не снял.
26 ап­ре­ля мит­ро­по­лит Ага­фан­гел на­пи­сал мит­ро­по­ли­ту Сер­гию: «Имея в на­сто­я­щее вре­мя воз­мож­ность осу­ще­ствить воз­ло­жен­ные на ме­ня Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом, ныне в Бо­зе по­чив­шим, обя­зан­но­сти Ме­сто­блю­сти­те­ля Пат­ри­ар­ше­го Пре­сто­ла, я всту­пил в управ­ле­ние Рос­сий­ской Цер­ко­вью... по­кор­ней­ше про­шу опо­ве­стить о сем вве­рен­ную Вам епар­хию, при­чем, нуж­да­ясь в осо­бой ми­ло­сти и по­мо­щи Бо­жи­ей, усерд­но про­шу Вас, Вла­ды­ка, и всех вер­ных чад на­шей Пра­во­слав­ной Церк­ви мо­лить­ся за ме­ня Воз­да­те­лю вся­че­ских и Про­мыс­ли­те­лю Бо­гу, воз­гла­шая за бо­го­слу­же­ни­я­ми на­ше имя, со­глас­но су­ще­ству­ю­щим на сей счет цер­ков­ным пра­ви­лам».
Уже зная о воз­зва­нии мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла и о по­зи­ции мит­ро­по­ли­та Пет­ра, оста­вив­ше­го за ним в пись­ме от 22 ап­ре­ля пра­ва за­ме­сти­те­ля, мит­ро­по­лит Сер­гий 28 ап­ре­ля от­пра­вил в Пермь вла­ды­ке Ага­фан­ге­лу пись­мо с из­ло­же­ни­ем сво­ей по­зи­ции. Пись­мо уже не за­ста­ло мит­ро­по­ли­та в го­ро­де. Через два дня мит­ро­по­лит Сер­гий по­слал вла­ды­ке вто­рое пись­мо, от­ка­зы­ва­ясь при­знать бес­спор­ны­ми пра­ва мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла на ме­сто­блю­сти­тель­ство. Во‑пер­вых, в си­лу то­го, что от них не от­ка­зы­вал­ся мит­ро­по­лит Петр, ко­то­рый «счи­та­ет обя­за­тель­ным для се­бя оста­вать­ся Ме­сто­блю­сти­те­лем, хо­тя бы был не на сво­бо­де», и, во-вто­рых, по­то­му, что в рас­по­ря­же­нии Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на не ого­во­ре­но, что тот, кто при­нял власть, при­нял ее «лишь вре­мен­но, до воз­вра­ще­ния ста­рей­ших кан­ди­да­тов. Он при­нял власть за­кон­ным пу­тем, сле­до­ва­тель­но, мо­жет быть ее ли­шен толь­ко на за­кон­ном ос­но­ва­нии, т.е. или в слу­чае доб­ро­воль­но­го от­ка­за, или по су­ду ар­хи­ере­ев.
Как ви­ди­те, во­прос о вступ­ле­нии Ва­шем в долж­ность Ме­сто­блю­сти­те­ля, – пи­сал мит­ро­по­лит Сер­гий, – ре­ша­ет­ся да­ле­ко не бес­спор­но. И я, при всем сво­ем же­ла­нии осво­бо­дить­ся от воз­ло­жен­но­го на ме­ня бре­ме­ни, не мо­гу Вам без­от­ла­га­тель­но пе­ре­дать власть. По­это­му про­шу Вас несколь­ко за­дер­жать­ся со вступ­ле­ни­ем. Бо­юсь, что в дан­ных усло­ви­ях оно при­ве­дет к ве­ли­ко­му сму­ще­нию сре­ди пра­во­слав­ных, и так уже ис­стра­дав­ших­ся непре­кра­ща­ю­щи­ми­ся рас­пря­ми ар­хи­ере­ев».
1 мая мит­ро­по­лит Ага­фан­гел при­был в Яро­славль. Ду­хо­вен­ство го­ро­да бы­ло из­ве­ще­но о при­ез­де вла­ды­ки за­ра­нее, и его встре­ча­ли на вок­за­ле свя­щен­ни­ки Смир­нов, Нев­ский, Пон­гиль­ский, Ли­ле­ев и До­ре­ва­тов­ский. Мит­ро­по­лит со­об­щил ду­хо­вен­ству, что он яв­ля­ет­ся Ме­сто­блю­сти­те­лем Пат­ри­ар­ше­го Пре­сто­ла, и вру­чил им по эк­зем­пля­ру сво­е­го об­ра­ще­ния к ар­хи­пас­ты­рям и пас­ты­рям, рас­по­ря­див­шись рас­про­стра­нить его в го­род­ских хра­мах.
В этот по­след­ний пе­ри­од сво­ей жиз­ни в Яро­слав­ле вла­ды­ке при­шлось при­нять мно­го скор­бей. Неко­то­рые свя­щен­ни­ки ушли в об­нов­лен­че­ство, часть их те­перь воз­вра­ти­лась, неко­то­рые оста­лись в преж­нем за­блуж­де­нии. Мит­ро­по­лит вер­нул­ся в Яро­славль ис­по­вед­ни­ком свя­то­го пра­во­сла­вия, пре­тер­пев узы за со­про­тив­ле­ние по­пыт­кам об­нов­лен­цев за­хва­тить цер­ков­ную власть и со­кру­шить Рос­сий­скую Цер­ковь. Он и те­перь при­нял пост Ме­сто­блю­сти­те­ля ис­клю­чи­тель­но для то­го, чтобы вос­пре­пят­ство­вать анар­хии в Церк­ви. Мно­гие яро­слав­ские свя­щен­ни­ки со­вер­шен­но не по­ня­ли на­ме­ре­ний свя­ти­те­ля. Не по­ня­ли его и ви­кар­ные ар­хи­ереи. Через несколь­ко дней по­сле при­бы­тия мит­ро­по­ли­та в Яро­славль его по­се­тил ар­хи­епи­скоп Ро­стов­ский Иосиф (Пет­ро­вых). Ар­хи­епи­скоп упре­кал его в узур­па­ции вла­сти и на­стой­чи­во убеж­дал вла­ды­ку от­ка­зать­ся от долж­но­сти Ме­сто­блю­сти­те­ля и не ссо­рить­ся с мит­ро­по­ли­та­ми Пет­ром и Сер­ги­ем. То­гда же при­е­хал в Яро­славль ар­хи­епи­скоп Уг­лич­ский Се­ра­фим (Са­мой­ло­вич). Он го­ря­чо убеж­дал мит­ро­по­ли­та от­ка­зать­ся от ме­сто­блю­сти­тель­ства. Рас­ска­зы­ва­ют, что при встре­че с мит­ро­по­ли­том Ага­фан­ге­лом ар­хи­епи­скоп встал на ко­ле­ни и ска­зал:
– Я с ва­ми слу­жить не мо­гу, вы неза­кон­но за­хва­ти­ли цер­ков­ную власть.
– А я вас об этом и не про­шу, – спо­кой­но от­ве­тил вла­ды­ка. Ар­хи­епи­ско­пы Иосиф и Се­ра­фим смот­ре­ли на за­ме­сти­тель­ство мит­ро­по­ли­та Сер­гия как на со­вер­шен­но за­кон­ное, а кро­ме то­го, и сам ав­то­ри­тет мит­ро­по­ли­та Сер­гия в это вре­мя в их гла­зах был очень вы­сок[21] , и по­то­му они од­но­знач­но рас­це­ни­ли шаг мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла как че­сто­лю­би­вую по­пыт­ку за­хва­тить цер­ков­ную власть, вос­поль­зо­вав­шись тем, что мит­ро­по­лит Петр на­хо­дит­ся в за­клю­че­нии. Боль­ше­го оскорб­ле­ния вла­ды­ке труд­но бы­ло на­не­сти, до­ста­вить уни­же­ние гор­шее.
Тре­тий яро­слав­ский ви­ка­рий, ар­хи­епи­скоп Вар­ла­ам (Ря­шен­цев), за­нял сто­ро­ну мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла, но мол­ча, не вме­ши­ва­ясь в кон­фликт. Он не чув­ство­вал се­бя в об­ла­сти цер­ков­ной по­ли­ти­ки, на­столь­ко уве­рен­но, чтобы при­ни­мать ре­ше­ния в слож­ных во­про­сах и на­ста­и­вать на них, как это де­ла­ли ар­хи­епи­ско­пы Иосиф и Се­ра­фим. Неко­то­рые на­сто­я­те­ли яро­слав­ских хра­мов пе­ре­ста­ли по­ми­нать за бо­го­слу­же­ни­ем мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла, но боль­шин­ство хра­мов при­ня­ло воз­зва­ние вла­ды­ки удо­вле­тво­ри­тель­но, мно­гие и то­му бы­ли ра­ды, что в Яро­славль вер­нул­ся свя­ти­тель, имев­ший бес­спор­ный ав­то­ри­тет пра­во­слав­но­го ар­хи­пас­ты­ря, укреп­ля­ю­щий их про­тив об­нов­лен­цев.
13 мая мит­ро­по­ли­ты Ага­фан­гел и Сер­гий встре­ти­лись в Москве. Несмот­ря на уве­рен­ность мит­ро­по­ли­та Сер­гия, что вся ис­то­рия с объ­яв­ле­ни­ем вла­ды­ки Ага­фан­ге­ла Ме­сто­блю­сти­те­лем пред­став­ля­ет со­бой ин­три­гу ГПУ, при лич­ной встре­че он уви­дел, что сам вла­ды­ка на­ста­и­ва­ет на пе­ре­да­че ему ме­сто­блю­сти­тель­ских прав, хо­тя за две неде­ли пре­бы­ва­ния в Яро­слав­ле и в Москве дол­жен был по­лу­чить пол­ные све­де­ния о про­ис­хо­дя­щем в Церк­ви. Вла­ды­ка Ага­фан­гел на­ста­и­вал на за­кон­но­сти сво­их прав на цер­ков­ное управ­ле­ние – как стар­ший иерарх и как иерарх, на­зна­чен­ный за­ме­сти­те­лем Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на в 1922 го­ду. При этом он ссы­лал­ся на по­ста­нов­ле­ние По­мест­но­го Со­бо­ра 1918 го­да о ме­сто­блю­сти­тель­стве, по­ла­гая, что власть Ме­сто­блю­сти­те­ля долж­на пе­рей­ти к ста­рей­ше­му ар­хи­ерею, то есть к нему. При­е­хав в Ниж­ний Нов­го­род, мит­ро­по­лит Сер­гий изу­чил по­ста­нов­ле­ние По­мест­но­го Со­бо­ра, ка­са­ю­ще­е­ся ме­сто­блю­сти­тель­ства, и уви­дел, что пра­ва мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла не бес­спор­ны и в дан­ном слу­чае объ­яв­ле­ние его Ме­сто­блю­сти­те­лем яв­ля­ет­ся по­ку­ше­ни­ем «низ­верг­нуть сво­е­го за­кон­но­го гла­ву (пер­во­го епи­ско­па) и вос­хи­тить его пра­ва и власть».
Не до­ждав­шись от мит­ро­по­ли­та Сер­гия пись­ма о пе­ре­да­че цер­ков­ной вла­сти, мит­ро­по­лит Ага­фан­гел 20 мая по­слал в Ниж­ний Нов­го­род те­ле­грам­му: «Вы обе­ща­ли при­слать про­ект пись­ма вла­ды­кам о пе­ре­да­че мне пол­но­мо­чий цер­ков­ной вла­сти, бла­го­во­ли­те уско­рить».
В тот же день мит­ро­по­лит Сер­гий от­ве­тил те­ле­грам­мой: «Про­ве­рив справ­ку, я убе­дил­ся в от­сут­ствии Ва­ших прав; по­дроб­но­сти пись­мом. Усерд­но про­шу: воз­дер­жи­тесь от ре­ши­тель­но­го ша­га».
На сле­ду­ю­щий день мит­ро­по­лит Ага­фан­гел по­слал мит­ро­по­ли­ту Сер­гию от­вет­ную те­ле­грам­му: «...Вы при сви­де­те­лях опре­де­лен­но изъ­яви­ли со­гла­сие пе­ре­дать мне пра­ва, де­ла, управ­ле­ние, обе­ща­лись из­ве­стить иерар­хов об этой пе­ре­да­че... Те­перь Вы, к удив­ле­нию мо­е­му, от­ка­зы­ва­е­тесь от пе­ре­да­чи и тем го­то­ви­те но­вую сму­ту. Вы­нуж­ден бу­ду сде­лать ре­ши­тель­ный шаг, опуб­ли­ко­вать через осо­бое по­сла­ние ре­зуль­та­ты на­ше­го со­гла­ше­ния и Ваш по­сле­ду­ю­щий от­каз. Вся­кую от­вет­ствен­ность за по­след­ствия с се­бя сни­маю».
Убеж­ден­ный в сво­ей право­те, мит­ро­по­лит Сер­гий 23 мая пи­сал мит­ро­по­ли­ту Ага­фан­ге­лу: «Я толь­ко про­ве­рил справ­ку, на ко­то­рую с пол­ной уве­рен­но­стью Вы ссы­ла­лись, как на под­твер­ждав­шую Ва­ше пра­во воз­гла­вить на­шу Цер­ковь да­же те­перь, при жиз­ни за­кон­но­го Ме­сто­блю­сти­те­ля (в ка­ко­вой уве­рен­но­сти из­да­но и Ва­ше по­сла­ние в Пер­ми). Про­ве­рив же, я убе­дил­ся, что эта справ­ка не толь­ко не под­твер­жда­ет Ва­ших прав, но да­же огра­ни­чи­ва­ет их срав­ни­тель­но с тем, ка­ки­ми я их пред­став­лял ра­нее. Ока­зы­ва­ет­ся... что прав на воз­глав­ле­ние на­шей Церк­ви или на Ме­сто­блю­сти­тель­ство Вы не име­е­те и, сле­до­ва­тель­но, при­сво­е­ние Ва­ми этой долж­но­сти долж­но быть рас­смат­ри­ва­е­мо как са­мо­чин­ное вос­хи­ще­ние до­сто­ин­ства и вла­сти пер­во­го епи­ско­па, т.е. весь­ма тяж­кое пре­ступ­ле­ние про­тив ка­но­нов, ка­ра­е­мое, как из­вест­но, ли­ше­ни­ем са­на... Яс­но, что со­гла­ше­ние, за­клю­чен­ное при та­ких оши­боч­ных дан­ных, ни­ко­гда не мо­жет быть при­зна­но обя­за­тель­ным и под­ле­жит немед­лен­ной от­мене; ни Вы не име­е­те пра­ва (а, убе­див­шись, не бу­де­те иметь и же­ла­ния) на­ста­и­вать на непре­мен­ном его ис­пол­не­нии и на пе­ре­да­че Вам Ме­сто­блю­сти­тель­ства, ни я не имею пра­ва усту­пать Ва­шим тре­бо­ва­ни­ям... Вви­ду все­го вы­ше­из­ло­жен­но­го, я ре­ши­тель­но от­ка­зы­ва­юсь от ис­пол­не­ния на­ше­го со­гла­ше­ния и не счи­таю се­бя впра­ве пе­ре­дать Вам власть Ме­сто­блю­сти­те­ля. При­зна­вая все же по-преж­не­му за­кон­ным но­си­те­лем вла­сти пер­во­го епи­ско­па мит­ро­по­ли­та Пет­ра, а се­бя его за­кон­ным за­ме­сти­те­лем... усерд­но и по­чти­тель­но, но и на­сто­я­тель­но про­шу Вас... немед­лен­но от­ка­зать­ся от Ва­ших при­тя­за­ний на долж­ность Ме­сто­блю­сти­те­ля, от­ме­нить вы­пу­щен­ное Ва­ми в Пер­ми по­сла­ние... бла­го­во­ли­те те­перь же сде­лать ар­хи­пас­тыр­ское рас­по­ря­же­ние по церк­вям Яро­слав­ской епар­хии о по­ми­но­ве­нии Ме­сто­блю­сти­те­ля Мит­ро­по­ли­та Пет­ра, а рав­но и са­ми воз­об­но­ви­те та­ко­вое по­ми­но­ве­ние при пер­вом Ва­шем бо­го­слу­же­нии.
Ес­ли же Вам неугод­но бу­дет под­чи­нить­ся это­му мо­е­му, как за­ме­ня­ю­ще­го Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля, рас­по­ря­же­нию, то на­сто­я­щим мо­им к Вам по­сла­ни­ем я, впредь до рас­смот­ре­ния Ва­ше­го де­ла со­бо­ром епи­ско­пов, осво­бож­даю Вас от по­пе­че­ния о Яро­слав­ской епар­хии...».
Несо­гла­сие ви­кар­ных ар­хи­ере­ев и ча­сти яро­слав­ско­го ду­хо­вен­ства, жест­кость по­зи­ции, за­ня­той мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем, ве­ро­ят­ность под­ня­тия но­вой цер­ков­ной сму­ты, ес­ли меж­ду ни­ми про­дол­жит­ся спор о ме­сто­блю­сти­тель­стве, под­держ­ка мно­ги­ми ар­хи­ере­я­ми мит­ро­по­ли­та Сер­гия – все это на­чи­на­ло скло­нять вла­ды­ку Ага­фан­ге­ла к ре­ше­нию от­ка­зать­ся от ме­сто­блю­сти­тель­ства. И 27 мая он по­слал мит­ро­по­ли­ту Сер­гию те­ле­грам­му:
«Про­дол­жай­те управ­лять Цер­ко­вью. Я воз­дер­жусь от вся­ких вы­ступ­ле­ний. Рас­по­ря­же­ние о по­ми­но­ве­нии Мит­ро­по­ли­та Пет­ра сде­лаю, так как пред­по­ла­гаю ра­ди ми­ра цер­ков­но­го от­ка­зать­ся от ме­сто­блю­сти­тель­ства».
Но Туч­ков ни­ко­им об­ра­зом не же­лал пре­кра­ще­ния цер­ков­ной сму­ты и те­перь уси­лен­но убеж­дал на­хо­дя­ще­го­ся в оди­ноч­ном за­клю­че­нии Ме­сто­блю­сти­те­ля мит­ро­по­ли­та Пет­ра, что при со­тря­са­ю­щих Цер­ковь сму­тах все ар­хи­ереи и боль­шин­ство ми­рян же­ла­ют успо­ко­ить­ся и об­ре­сти ду­хов­ный мир под ав­то­ри­тет­ным во­ди­тель­ством мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла[22]. Цер­ковь жаж­дет и ждет, чтобы пра­ва Ме­сто­блю­сти­те­ля бы­ли пе­ре­да­ны имен­но ему. И как тут бы­ло не со­гла­сить­ся и не на­чать дей­ство­вать, по­на­ча­лу осто­рож­но, не пе­ре­да­вая прав, но и не пре­пят­ствуя вла­ды­ке Ага­фан­ге­лу вос­при­ять эти пра­ва. Окон­ча­тель­ную пе­ре­да­чу прав Ме­сто­блю­сти­те­ля мит­ро­по­лит Петр от­ло­жил до воз­вра­ще­ния из ссыл­ки пер­во­го кан­ди­да­та на этот пост, мит­ро­по­ли­та Ки­рил­ла (Смир­но­ва).
Через несколь­ко дней, слов­но для то­го, чтобы под­дер­жать раз­дор цер­ков­ный и сму­ту ду­шев­ную и вновь вку­сить го­речь всех этих пре­пи­ра­тельств, мит­ро­по­лит Ага­фан­гел по­лу­чил от Ме­сто­блю­сти­те­ля пись­мо, на­пи­сан­ное им еще 22 мая: «...узнал, что Ва­ше Вы­со­ко­прео­свя­щен­ство из­во­ли­те всту­пить в от­прав­ле­ние обя­зан­но­стей Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля. С лю­бо­вию и бла­го­же­ла­тель­но при­вет­ствую это Ва­ше вступ­ле­ние. По вы­хо­де на сво­бо­ду, ес­ли бу­дет угод­но Гос­по­ду Бо­гу, пе­ре­го­во­рим лич­но о даль­ней­шем воз­глав­ле­нии Пра­во­слав­ной Церк­ви. О на­сто­я­щем мо­ем ре­ше­нии бла­го­во­ли­те со­об­щить Мит­ро­по­ли­ту Сер­гию».
1 июня мит­ро­по­лит Ага­фан­гел был в Москве, ку­да при­гла­сил и мит­ро­по­ли­та Сер­гия, чтобы лич­но по­ка­зать ему пись­мо Ме­сто­блю­сти­те­ля, и неко­то­рых ар­хи­ере­ев, чтобы, имея в ру­ках пись­мо мит­ро­по­ли­та Пет­ра, ре­шить окон­ча­тель­но во­прос об управ­ле­нии Цер­ко­вью. Не до­ждав­шись мит­ро­по­ли­та Сер­гия и не по­лу­чая от него ни­ка­ких из­ве­стий, вла­ды­ка Ага­фан­гел 4 июня по­слал в Ниж­ний Нов­го­род пись­мо с при­ло­же­ни­ем ко­пии пись­ма Ме­сто­блю­сти­те­ля. Мит­ро­по­лит Сер­гий, по­лу­чив те­ле­грам­му-при­гла­ше­ние, вы­ехать не смог, по­то­му что с него бы­ла взя­та под­пис­ка о невы­ез­де. Ви­дя, од­на­ко, что пись­мо вла­ды­ки Пет­ра утвер­ди­ло мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла в ре­ши­мо­сти за­нять пост Ме­сто­блю­сти­те­ля, мит­ро­по­лит Сер­гий на­чал со­би­рать мне­ния ар­хи­ере­ев по это­му во­про­су.
В эти же са­мые дни цер­ков­ных рас­прей мит­ро­по­лит Сер­гий всту­пил в пе­ре­го­во­ры с вла­стя­ми о ле­га­ли­за­ции цер­ков­но­го управ­ле­ния и по­дал им свой про­ект де­кла­ра­ции. По­пыт­кам мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла за­нять пост Ме­сто­блю­сти­те­ля он твер­до ре­шил со­про­тив­лять­ся как неза­кон­ным, с ко­то­ры­ми не со­глас­но и боль­шин­ство ар­хи­ере­ев. Вла­ды­ке Ага­фан­ге­лу мит­ро­по­лит Сер­гий пи­сал:
«По об­ще­му на­ше­му убеж­де­нию, Ва­ше Вы­со­ко­прео­свя­щен­ство не мо­же­те в на­сто­я­щее вре­мя за­нять долж­ность Ме­сто­блю­сти­те­ля ни по­ми­мо мит­ро­по­ли­та Пет­ра, как Вы это пы­та­лись сде­лать, из­дав свое Перм­ское по­сла­ние, ни через мит­ро­по­ли­та Пет­ра, как Вы это на­де­е­тесь сде­лать те­перь. В пер­вом слу­чае не мо­же­те по­то­му, что не име­е­те на это зва­ние и долж­ность ни­ка­ких лич­но Вам при­над­ле­жа­щих прав... Во вто­ром слу­чае по­то­му, что мит­ро­по­лит Петр, пе­ре­дав­ший мне хо­тя и вре­мен­но, но пол­но­стью пра­ва и обя­зан­но­сти Ме­сто­блю­сти­те­ля, и сам, ли­шен­ный воз­мож­но­сти быть над­ле­жа­ще осве­дом­лен­ным о со­сто­я­нии цер­ков­ных дел, не мо­жет уже ни нести от­вет­ствен­но­сти за те­че­ние по­след­них, ни тем бо­лее вме­ши­вать­ся в управ­ле­ние ими. С дру­гой сто­ро­ны, я (или кто бу­дет по­сле ме­ня), вос­при­яв на се­бя вме­сте с долж­но­стью Ме­сто­блю­сти­те­ля и всю от­вет­ствен­ность за пра­виль­ное те­че­ние цер­ков­ных дел, не мо­гу от­но­сить­ся к рас­по­ря­же­ни­ям мит­ро­по­ли­та Пет­ра, ис­хо­дя­щим из тюрь­мы, ина­че, чем толь­ко как рас­по­ря­же­ни­ям или, ско­рее, со­ве­там ли­ца без­от­вет­ствен­но­го, т.е. мо­гу при­нять их к ис­пол­не­нию лишь под сво­ей от­вет­ствен­но­стью по­столь­ку, по­сколь­ку на­хо­жу их по­лез­ны­ми для Церк­ви. Та­кое по­ни­ма­ние смыс­ла и по­след­ствий вре­мен­ной пе­ре­да­чи Ме­сто­блю­сти­те­лем сво­ей долж­но­сти... яв­ля­ет­ся для нас и прак­ти­че­ски необ­хо­ди­мым, по­то­му что толь­ко при нем мы мо­жем счи­тать обес­пе­чен­ной ка­но­ни­че­скую устой­чи­вость на­ше­го цер­ков­но-пра­ви­тель­ствен­но­го строя... До­пу­стим на ми­ну­ту, что я бы из­ме­нил свое от­но­ше­ние к рас­по­ря­же­ни­ям, ис­хо­дя­щим из тюрь­мы, и, воз­ла­гая всю от­вет­ствен­ность за по­след­ствия на мит­ро­по­ли­та Пет­ра, пе­ре­дал бы Вам долж­ность. Весь­ма ве­ро­ят­но, и Вам при­шлось бы бо­роть­ся с ка­ким-ни­будь са­мо­чин­ным по­ку­ше­ни­ем на власть «пер­во­го епи­ско­па». Прав­да и успех на Ва­шей сто­роне; борь­ба го­то­ва кон­чить­ся бла­го­по­луч­но. И опять Вам в спи­ну из тюрь­мы ис­хо­дит рас­по­ря­же­ние, при­зна­ю­щее за­кон­ным Ме­сто­блю­сти­те­лем то­го, про­тив ко­то­ро­го Вы бо­ро­лись. Са­ми по­лу­чив власть через та­кое же ис­хо­дя­щее из тюрь­мы рас­по­ря­же­ние, Вы ли­ше­ны бу­де­те воз­мож­но­сти что-ни­будь воз­ра­зить про­тив но­во­го, то­же тю­рем­но­го рас­по­ря­же­ния, и на­ша Цер­ковь ока­жет­ся на краю анар­хии.
Вот по­че­му наш Со­бор опре­де­лил, чтобы Пат­ри­арх за­ра­нее, еще бу­дучи на сво­бо­де, на­зна­чил се­бе вре­мен­но­го пре­ем­ни­ка, ко­то­ро­му бы и пе­ре­да­вал все свои пра­ва и обя­зан­но­сти. Сле­дуя это­му опре­де­ле­нию, мы утвер­жда­ем: пусть мит­ро­по­лит Петр оста­ет­ся за­кон­ным Ме­сто­блю­сти­те­лем и пусть его имя воз­но­сит­ся за бо­го­слу­же­ни­ем; но ис­пол­не­ние его рас­по­ря­же­ний, ис­хо­дя­щих из тюрь­мы, мы от­ло­жим до то­го вре­ме­ни, ко­гда он сам воз­вра­тит­ся к вла­сти и, вполне от­ве­чая за свои дей­ствия, ре­шит, ис­пол­нить ли эти рас­по­ря­же­ния или нет...»
14 июня он вы­слал это пись­мо мит­ро­по­ли­ту Ага­фан­ге­лу, при­ло­жив к нему пись­мен­ное мне­ние ар­хи­пас­ты­рей Укра­и­ны и при­со­еди­нив­ших­ся к ним еди­но­мыш­лен­ных с мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем ар­хи­ере­ев.
Пе­ре­став­ле­ние из по­зи­ции за­щит­ни­ка пра­во­сла­вия, за что мит­ро­по­лит Ага­фан­гел по­тер­пел тю­рем­ное за­клю­че­ние и ссыл­ку, в по­ло­же­ние ед­ва ли не рас­ко­ло­учи­те­ля, как это пред­ста­вил мит­ро­по­лит Сер­гий, непри­ят­но по­ра­зи­ло стар­ца. Рас­ко­ло­учи­те­лем он ни­ко­им об­ра­зом не был и быть не же­лал. Вла­ды­ке Ага­фан­ге­лу ис­пол­нил­ся семь­де­сят один год, вре­мя под­во­ди­ло, его к по­след­ней чер­те зем­ной жиз­ни, и он все ост­рее со­зна­вал, что на­до го­то­вить­ся к пе­ре­хо­ду в мир веч­ный. Столк­нув­шись с непре­клон­ной по­зи­ци­ей мит­ро­по­ли­та Сер­гия и еди­но­мыш­лен­ных с ним ар­хи­ере­ев, не же­лая быть ви­нов­ни­ком но­вой сму­ты, он ре­шил от­ка­зать­ся от при­тя­за­ний на пост Ме­сто­блю­сти­те­ля и 8 июня уве­до­мил о сво­ем ре­ше­нии граж­дан­ские вла­сти.
ГПУ, од­на­ко, ре­ши­ло до­ве­сти свой за­мы­сел рас­ко­ла до кон­ца. Туч­ков уго­во­рил мит­ро­по­ли­та Пет­ра пе­ре­дать обя­зан­но­сти Ме­сто­блю­сти­те­ля мит­ро­по­ли­ту Ага­фан­ге­лу (уже зная, что тот от­ка­зал­ся). 9 июня Ме­сто­блю­сти­тель от­пра­вил мит­ро­по­ли­ту Ага­фан­ге­лу пись­мо, в ко­то­ром под­твер­ждал «пе­ре­да­чу ему ме­сто­блю­сти­тель­ских прав и обя­зан­но­стей...» Гос­подь вра­зу­мил, од­на­ко, сде­лать важ­ную ого­вор­ку, ограж­дав­шую Цер­ковь от той анар­хии, ко­то­рая на­сту­пи­ла бы в слу­чае от­ка­за от ме­сто­блю­сти­тель­ства вла­ды­ки Ага­фан­ге­ла и от­сут­ствия за­кон­но­го пре­ем­ни­ка на этот пост: «В слу­чае от­ка­за мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла от вос­при­я­тия вла­сти или невоз­мож­но­сти ее осу­ществ­ле­ния, пра­ва и обя­зан­но­сти Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля воз­вра­ща­ют­ся сно­ва ко мне, а за­ме­сти­тель­ство – к мит­ро­по­ли­ту Сер­гию».
Все эти со­бы­тия силь­но рас­стро­и­ли здо­ро­вье вла­ды­ки Ага­фан­ге­ла и, же­лая его по­пра­вить, он в се­ре­дине июня уехал из Яро­слав­ля в де­рев­ню, непо­да­ле­ку от Тол­ги. Здесь он снял ком­на­ту. Сам хо­зяй­ство­вал, ко­лол дро­ва для пе­чи, ва­рил обед. В это вре­мя ка­за­лось, что все епар­хи­аль­ные и об­ще­цер­ков­ные де­ла ото­шли для него на зад­ний план.
29 ок­тяб­ря 1926 го­да за­ме­сти­тель Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля мит­ро­по­лит Сер­гий был аре­сто­ван. В управ­ле­ние Рос­сий­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью всту­пил ар­хи­епи­скоп Иосиф (Пет­ро­вых), но 8 де­каб­ря 1926 го­да он из­дал рас­по­ря­же­ние о пе­ре­да­че вла­сти од­но­му из трех на­зна­чен­ных им за­ме­сти­те­лей: ар­хи­епи­ско­пам Ека­те­рин­бург­ско­му Кор­ни­лию (Со­боле­ву), Аст­ра­хан­ско­му Фад­дею (Успен­ско­му) и Уг­лич­ско­му Се­ра­фи­му (Са­мой­ло­ви­чу). Ар­хи­епи­скоп Кор­ни­лий не смог при­сту­пить к сво­им обя­зан­но­стям, так как на­хо­дил­ся в ссыл­ке. Ар­хи­епи­скоп Фад­дей был за­дер­жан Туч­ко­вым на пу­ти в Моск­ву, и во вре­мен­ное управ­ле­ние Рос­сий­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью всту­пил ар­хи­епи­скоп Се­ра­фим.
В де­каб­ре вла­ды­ка Ага­фан­гел вер­нул­ся в Яро­славль. По­на­ча­лу он снял неболь­шую ком­на­ту в част­ном до­ме, где у него бы­ла и сто­ло­вая, и спаль­ня, и кан­це­ля­рия, здесь он при­ни­мал при­хо­дя­щих к нему по ду­хов­ной на­доб­но­сти свя­щен­но­слу­жи­те­лей и ми­рян. Толь­ко уже неза­дол­го до его кон­чи­ны ве­ру­ю­щие вы­стро­и­ли мит­ро­по­ли­ту от­дель­ный до­мик, где у него бы­ли три неболь­шие ком­на­ты. Стран­ное по­ло­же­ние уста­но­ви­лось в епар­хии. Мит­ро­по­лит Ага­фан­гел был пра­вя­щим ар­хи­ере­ем, а под­чи­нен­ный ему ви­ка­рий, ар­хи­епи­скоп Се­ра­фим, был гла­вой всей Рос­сий­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Но мит­ро­по­лит не воз­ра­жал. Он пра­вил Яро­слав­ской епар­хи­ей в тех усло­ви­ях, в ко­то­рые его по­ста­вил Гос­подь, по­ни­мая, что при бо­го­бор­че­стве, при­ня­том вла­стя­ми за офи­ци­аль­ную идео­ло­гию, мно­ги­ми рас­ко­ла­ми мог­ли кон­чить­ся раз­но­мыс­лия ар­хи­пас­ты­рей, пас­ты­рей и пра­во­слав­ных ми­рян. И он не вме­ши­вал­ся в об­ще цер­ков­ные рас­по­ря­же­ния ар­хи­епи­ско­па Се­ра­фи­ма, ко­то­рые тот от­да­вал при­ез­жав­шим ар­хи­ере­ям.
Ар­хи­епи­скоп Се­ра­фим вско­ре был вы­зван в Мос­ков­ское ГПУ, где Туч­ков пред­ло­жил ему при­нять свои усло­вия ле­га­ли­за­ции. Ар­хи­епи­скоп от­ка­зал­ся, со­слав­шись на то, что он не мо­жет при­ни­мать прин­ци­пи­аль­ные ре­ше­ния в от­сут­ствие стар­ших ар­хи­ере­ев. В на­ча­ле ап­ре­ля 1927 го­да из за­клю­че­ния был осво­бож­ден мит­ро­по­лит Сер­гий, и 7 ап­ре­ля ар­хи­епи­скоп Се­ра­фим сдал ему де­ла управ­ле­ния. Цер­ков­ная жизнь в Яро­слав­ской епар­хии во­шла в обыч­ное рус­ло, и ка­за­лось, что вре­мя рас­ко­лов про­шло.
29 июля по­яви­лась де­кла­ра­ция мит­ро­по­ли­та Сер­гия[17]. В Яро­слав­ской епар­хии она не вы­зва­ла ни­ка­кой ре­ак­ции. Вла­ды­ка Ага­фан­гел, про­чи­тав де­кла­ра­цию, по­слал про­то­и­е­рея Дмит­рия Смир­но­ва в цен­зу­ру ис­про­сить раз­ре­ше­ния на рас­пе­чат­ку. В цен­зу­ре со­гла­си­лись, но с усло­ви­ем не пе­ча­тать ни­ка­ких от­дель­ных по­сла­ний, в ко­то­рых бы эта де­кла­ра­ция ком­мен­ти­ро­ва­лась[23]. Вы­слу­шав о. Ди­мит­рия, мит­ро­по­лит ре­шил со­всем от­ка­зать­ся от пе­ча­та­ния. Неудоб­но бы­ло бы ему, быв­ше­му кан­ди­да­ту в Ме­сто­блю­сти­те­ли, пе­ча­тать де­кла­ра­цию мит­ро­по­ли­та Сер­гия и не вы­сту­пить со сво­им ар­хи­пас­тыр­ским сло­вом.
Ви­ка­рий Яро­слав­ской епар­хии ар­хи­епи­скоп Иосиф (Пет­ро­вых) был воз­ве­ден мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем в сан мит­ро­по­ли­та и по­лу­чил на­зна­че­ние на Ле­нин­град­скую ка­фед­ру, но ГПУ за­пре­ти­ло ему въезд в го­род. То­гда мит­ро­по­лит Сер­гий на­зна­чил его в Одес­су, но ту­да вла­ды­ка Иосиф не по­ехал сам. Оба ви­кар­ных ар­хи­ерея мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла, ар­хи­епи­ско­пы Иосиф и Се­ра­фим, бы­ли про­тив де­кла­ра­ции мит­ро­по­ли­та Сер­гия. И как го­ря­чо убеж­да­ли они стар­ца все­го год на­зад от­ка­зать­ся от при­тя­за­ний на пост Ме­сто­блю­сти­те­ля и не ссо­рить­ся с мит­ро­по­ли­та­ми Пет­ром и Сер­ги­ем, так же го­ря­чо те­перь они убеж­да­ли его от­де­лить­ся от за­ме­сти­те­ля Ме­сто­блю­сти­те­ля. Спо­ри­ли с мит­ро­по­ли­том Ага­фан­ге­лом с та­кой несо­мне­ва­ю­щей­ся убеж­ден­но­стью, с та­кой ре­ши­мо­стью ид­ти по вы­бран­но­му пу­ти до кон­ца, что вла­ды­ка-ста­рец ви­дел – на­зре­ва­ют но­вая сму­та и рас­кол.
В кон­це 1927 го­да неко­то­рые ар­хи­ереи за­яви­ли о сво­ем от­де­ле­нии от мит­ро­по­ли­та Сер­гия, вы­ска­зав на­ме­ре­ние пра­вить епар­хи­я­ми са­мо­сто­я­тель­но. В на­ча­ле ян­ва­ря 1928 го­да к мит­ро­по­ли­ту Ага­фан­ге­лу при­шли ар­хи­епи­скоп Уг­лич­ский Се­ра­фим и мит­ро­по­лит Иосиф и ста­ли убеж­дать вла­ды­ку отой­ти от мит­ро­по­ли­та Сер­гия. То, чем до­ро­жил вла­ды­ка Ага­фан­гел бо­лее все­го – мир цер­ков­ный – яв­но на­ру­шал­ся. И ар­хи­епи­скоп Се­ра­фим, и мит­ро­по­лит Иосиф в сво­их убеж­де­ни­ях бы­ли непре­клон­ны. Мит­ро­по­лит Иосиф, остав­ший­ся без ка­фед­ры, с неяс­ной пер­спек­ти­вой от­но­си­тель­но сво­е­го ме­ста в цер­ков­ной иерар­хии, го­тов был пой­ти на край­ние дей­ствия. Раз­го­вор был столь тя­жел, что по­сле отъ­ез­да ар­хи­ере­ев у мит­ро­по­ли­та слу­чил­ся сер­деч­ный при­ступ. И за­тем здо­ро­вье его на­столь­ко ухуд­ши­лось, что 30 ян­ва­ря он со­вер­шил в яро­слав­ском Свя­то-Ду­хо­вом хра­ме свое по­след­нее бо­го­слу­же­ние и уже не смог слу­жить до са­мой кон­чи­ны.
На­зре­ва­ю­щие цер­ков­ные рас­ко­лы, угро­за яро­слав­ской пастве обу­ять­ся ре­ли­ги­оз­ны­ми смя­те­ни­я­ми – все это окон­ча­тель­но со­кру­ши­ло здо­ро­вье вла­ды­ки. Два го­да про­шло, как окон­чи­лась ссыл­ка мит­ро­по­ли­та-ис­по­вед­ни­ка, но ока­за­лось, что труд­но­сти тю­рем­но­го за­клю­че­ния и ссыл­ки пе­ре­но­си­мы лег­че, чем те внут­рен­ние скор­би, ко­то­рые об­ру­ши­лись на него те­перь, глу­бо­ко ра­ня ду­шу и серд­це. По прав­де ска­зать, он от са­мо­го сво­е­го осво­бож­де­ния из Перм­ской тюрь­мы вес­ной 1926 го­да не знал от­дох­но­ве­ния и по­коя. Угро­зы рас­ко­лов и смя­те­ний, опа­се­ние по­слу­жить им ка­ким-ли­бо сво­им дей­стви­ем или сло­вом, сде­лать что-ли­бо к со­блаз­ну ве­ру­ю­щих – это ощу­ща­лось тя­же­лее, чем го­не­ния от без­бож­ни­ков за имя Хри­сто­во и ссыл­ка. А воз­раст уже та­ков, что не бу­дет вре­ме­ни ис­прав­лять ошиб­ки. Не будь го­ря­чей на­стой­чи­во­сти ар­хи­ере­ев, не будь вро­де бы до­сто­вер­ных све­де­ний, что в дру­гих епар­хи­ях ца­рит цер­ков­ная сму­та и мно­гие от­де­ля­ют­ся от мит­ро­по­ли­та Сер­гия, мит­ро­по­лит Ага­фан­гел вряд ли под­пи­сал бы ка­кой-ли­бо до­ку­мент, ка­са­ю­щий­ся во­про­сов цер­ков­ной по­ли­ти­ки.
На име­ни­ны мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла 5 фев­ра­ля съе­ха­лись по­здра­вить вла­ды­ку ви­кар­ные ар­хи­ереи – ар­хи­епи­ско­пы Се­ра­фим (Са­мой­ло­вич), Вар­ла­ам (Ря­шен­цев) и епи­скоп Ро­стов­ский Ев­ге­ний (Ко­бра­нов), при­ез­жа­ли по­здра­вить свя­щен­ни­ки и ми­ряне. На сле­ду­ю­щий день мит­ро­по­лит пе­ре­дал сво­е­му сек­ре­та­рю про­то­и­е­рею Ди­мит­рию Смир­но­ву де­кла­ра­цию об от­де­ле­нии от мит­ро­по­ли­та Сер­гия и по­про­сил, чтобы тот от­нес один эк­зем­пляр в мест­ное ТПУ, а дру­гие раз­дал бла­го­чин­ным[18]. По­сле то­го как яро­слав­ская де­кла­ра­ция бы­ла пре­да­на оглас­ке, с мит­ро­по­ли­том слу­чил­ся но­вый сер­деч­ный при­ступ, а за­тем сер­деч­ные при­сту­пы не остав­ля­ли его до са­мой кон­чи­ны.
Мит­ро­по­лит Сер­гий, по­лу­чив до­ку­мент об от­хо­де от него Яро­слав­ской епар­хии, был чрез­вы­чай­но обес­по­ко­ен этим об­сто­я­тель­ством. Ши­ри­лось цер­ков­ное дви­же­ние, ко­то­рое, как он счи­тал, не име­ет по­ло­жи­тель­ной пер­спек­ти­вы. Де­вят­на­дца­тый век не вер­нет­ся, со­вет­ская власть бу­дет еще дол­го пра­вить стра­ной. Все ста­рые об­ще­ствен­ные дви­же­ния, бо­ров­ши­е­ся с нею, вы­дох­лись, а она так по­ста­ви­ла де­ло вос­пи­та­ния мо­ло­де­жи, что со­вер­шен­но от­де­ли­ла ее от Пра­во­слав­ной Церк­ви. У Церк­ви не оста­лось ни­ка­кой воз­мож­но­сти вос­пи­ты­вать де­тей. Через де­ся­ток-дру­гой лет вы­рас­тет по­ко­ле­ние, для ко­то­ро­го Пра­во­слав­ная Цер­ковь с ее цер­ков­но-сла­вян­ским язы­ком, древним бо­го­слу­же­ни­ем бу­дет вы­гля­деть му­зей­ной ре­лик­ви­ей. От­ход мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла толь­ко умно­жал об­щее смя­те­ние. На этом фоне аген­ты со­вет­ской вла­сти бу­дут де­лать все, чтобы углуб­лять и укреп­лять рас­ко­лы[19].
Мит­ро­по­лит Сер­гий по­слал мит­ро­по­ли­та Се­ра­фи­ма (Алек­сан­дро­ва) в Яро­славль с объ­яс­не­ни­я­ми по­дроб­но­стей на­сто­я­ще­го цер­ков­но­го по­ло­же­ния, же­лая убе­дить мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла от­ка­зать­ся от ор­га­ни­за­ции ав­то­ке­фа­лии в Яро­слав­ской епар­хии. Мит­ро­по­лит Сер­гий пи­сал: «Со сво­ей сто­ро­ны не на­хо­жу до­ста­точ­но силь­ных слов, чтобы умо­лять Вас со­хра­нить об­ще­ние с на­ми, по­тер­пев еще немно­го на­шим немо­щам, по­ка не вы­яс­нит­ся с опре­де­лен­но­стью, ку­да мы хо­тим ве­сти цер­ков­ный ко­рабль: к срав­ни­тель­но ли снос­но­му су­ще­ство­ва­нию в дан­ных усло­ви­ях или к ги­бе­ли, стре­мим­ся ли мы к утвер­жде­нию ве­ры или жерт­ву­ем ею ра­ди лич­но­го бла­го­по­лу­чия. Разо­рвать об­ще­ние все­гда мож­но, ес­ли бу­дут к то­му несо­мнен­ные ос­но­ва­ния; но раз­ры­вать об­ще­ние и рас­ка­лы­вать те­ло цер­ков­ное по при­чи­нам во­об­ра­жа­е­мым и еще толь­ко ожи­да­е­мым и пред­по­ла­га­е­мым, по­ду­май­те, ка­кой это рис­ко­ван­ный и от­вет­ствен­ный шаг и к ка­ким по­след­стви­ям это мо­жет по­ве­сти и для Церк­ви, и для са­мо­го учи­ня­ю­ще­го...
Но мы с Ва­ми по­до­шли уже к той чер­те, у ко­то­рой все зем­ные цен­но­сти и вся­кие зем­ные сче­ты те­ря­ют свою аб­со­лют­ную зна­чи­мость; и оста­ет­ся толь­ко од­но: дать доб­рый от­вет на су­ди­ще Хри­сто­вом. Во имя это­го на­ше­го об­ще­го упо­ва­ния и во имя бла­га свя­той Церк­ви про­шу Вас и мо­лю, не раз­ры­вай­те об­ще­ния с на­ми, не пе­ре­хо­ди­те на сто­ро­ну на­ших вра­гов, ко­то­рых у на­ше­го де­ла и без то­го мно­го. Остань­тесь с на­ми и сво­им ав­то­ри­тет­ным име­нем и сво­им муд­рым со­ве­том под­дер­жи­те на­ши уси­лия над устро­е­ни­ем цер­ков­ных дел и тем оста­но­ви­те и на­чи­на­ния дру­гих, стре­мя­щих­ся к раз­де­ле­нию. По­верь­те, что ни ве­ры свя­той мы не пре­да­ем, ни от сво­бо­ды цер­ков­ной мы не от­ре­ка­ем­ся и не на­ме­ре­ны от­ре­кать­ся. Мы толь­ко не за­кры­ва­ем гла­за на ту об­ста­нов­ку, сре­ди ко­то­рой нам при­хо­дит­ся дей­ство­вать, и по­ла­га­ем, что, как бы ни свя­зы­ва­ла нас эта об­ста­нов­ка, мы не мо­жем оправ­дать ею сво­ей без­де­я­тель­но­сти: мы долж­ны дей­ство­вать и де­лать то, что мо­жем в дан­ных усло­ви­ях...»
Яро­слав­ские ар­хи­ереи оста­лись при преж­ней по­зи­ции, и мит­ро­по­лит Сер­гий по­слал к ним еще раз для объ­яс­не­ний ар­хи­епи­ско­па Вят­ско­го Пав­ла (Бо­ри­сов­ско­го), пе­ре­дав с ним пись­мо. Мит­ро­по­лит Ага­фан­гел укло­нил­ся от пря­мо­го от­ве­та, со­слав­шись на то, что ни мит­ро­по­ли­та Иоси­фа, ни ар­хи­епи­ско­па Се­ра­фи­ма нет уже в Яро­слав­ской епар­хии.
В от­вет мит­ро­по­лит Сер­гий пи­сал: «Ва­ше Вы­со­ко­прео­свя­щен­ство утвер­жда­е­те, что рас­ко­ла Вы учи­нять не на­ме­ре­ны, так как «от­де­ля­е­тесь не по раз­но­мыс­лию в ве­ре, а толь­ко в по­ряд­ке адми­ни­стра­тив­но­го управ­ле­ния». Но по мыс­ли ка­но­нов рас­ко­лом на­зы­ва­ет­ся имен­но раз­де­ле­ние не из-за ве­ры, а из‑за во­про­сов, до­пус­ка­ю­щих вра­че­ва­ние, или же из-за неже­ла­ния под­чи­нить­ся рас­по­ря­же­нию за­кон­ной цер­ков­ной вла­сти («са­мо­чин­ное сбо­ри­ще»). Что же ка­са­ет­ся со­хра­не­ния мо­лит­вен­но­го об­ще­ния при адми­ни­стра­тив­ном раз­ры­ве, то мож­но весь­ма со­мне­вать­ся да­же в том, воз­мож­ны ли во­об­ще или, точ­нее, ка­но­ни­че­ски за­кон­ны ли та­кие от­но­ше­ния меж­ду дву­мя ар­хи­ере­я­ми, при­над­ле­жа­щи­ми к од­ной и той же По­мест­ной Церк­ви и при­зна­ю­щи­ми над со­бою од­но­го и то­го же ду­хов­но­го гла­ву в ли­це пер­во­го епи­ско­па. Но ес­ли та­кие от­но­ше­ния и воз­мож­ны где-ли­бо фак­ти­че­ски, то толь­ко меж­ду ар­хи­ере­я­ми, адми­ни­стра­тив­но друг от дру­га не за­ви­си­мы­ми и не свя­зан­ны­ми друг с дру­гом ни­ка­ки­ми обя­за­тель­ства­ми. Меж­ду тем, по рас­по­ря­же­нию на­ше­го пер­во­го епи­ско­па я имею тяж­кий долг за­ме­нять его; несу все его обя­зан­но­сти по управ­ле­нию Рус­ской Цер­ко­вью и по­то­му имею пра­во ожи­дать от сво­их со­бра­тий-епи­ско­пов то­го же ка­но­ни­че­ско­го по­слу­ша­ния, ка­ки­ми они обя­за­ны по от­но­ше­нию к са­мо­му пер­во­му епи­ско­пу. Объ­явить се­бя со­сто­я­щим в по­слу­ша­нии пер­во­му епи­ско­пу и в то же вре­мя адми­ни­стра­тив­но по­рвать с за­ме­сти­те­лем, ко­то­ро­го пер­вый епи­скоп по­ста­вил, зна­чи­ло бы про­ти­во­ре­чить са­мо­му се­бе. «При­ем­ляй, аще ко­го по­слю, Мене при­ем­лет» (Ин.13,20) и, на­обо­рот; это об­щий за­кон, не до­пус­ка­ю­щий ис­клю­че­ний.
Та­ким об­ра­зом, адми­ни­стра­тив­ный раз­рыв со мною – за­ме­сти­те­лем пер­во­го епи­ско­па Рус­ской Церк­ви не мо­жет быть при­знан де­я­ни­ем без­раз­лич­ным для епи­ско­пов той же Церк­ви, а бу­дет, несо­мнен­но, оце­нен с ка­но­ни­че­ской точ­ки зре­ний, как от­каз в по­слу­ша­нии пер­во­му епи­ско­пу. А та­кой от­каз не счи­та­ет­ся по ка­но­нам на­ка­зу­е­мым толь­ко в том слу­чае, ко­гда пер­вый епи­скоп все­на­род­но начнет про­по­ве­до­вать за­ве­до­мую ересь. Вот по­че­му мит­ро­по­лит Иосиф и его до­стой­ные со­труд­ни­ки ис­то­ща­ют свои си­лы, ста­ра­ясь под­ве­сти мои адми­ни­стра­тив­ные дей­ствия (охот­но до­пус­каю, небез­оши­боч­ные) под по­ня­тие ере­си; об­ви­ня­ют ме­ня в пре­да­тель­стве (тра­ди­тор­стве) и в по­ру­га­нии Церк­ви, и в от­ре­че­нии от Хри­ста, от Бо­га и, на­ко­нец, от веч­но­го спа­се­ния, что-де еще ху­же ере­си. Но чем ужас­нее об­ви­не­ния, чем чу­до­вищ­нее де­ла­е­мые из них вы­во­ды, тем на­сто­я­тель­нее тре­бу­ет­ся их фак­ти­че­ская про­вер­ка, при­том не лю­би­те­ля­ми-доб­ро­воль­ца­ми, а вполне ком­пе­тент­ным и ав­то­ри­тет­ным ор­га­ном цер­ков­но­го су­да – со­бо­ром епи­ско­пов. Раз­рыв же об­ще­ния со мною рань­ше при­го­во­ра та­ко­го со­бо­ра, из-за ка­ких-ли­бо непра­виль­ных адми­ни­стра­тив­ных рас­по­ря­же­ний, тем бо­лее без фак­ти­че­ской про­вер­ки, на ос­но­ва­нии на­род­ной мол­вы, ис­кус­ствен­но мус­си­ру­е­мой, ка­но­ни­че­ски бу­дет опре­де­лять­ся как рас­кол, со все­ми ука­зан­ны­ми в цер­ков­ных ка­но­нах по­след­стви­я­ми для учи­те­лей его.
Вви­ду все­го это­го, я с осо­бой ра­до­стью при­вет­ствую Ва­шу го­тов­ность пе­ре­смот­реть за­яв­ле­ние от 6 фев­ра­ля и усерд­ней­ше про­шу Вас не мед­лить с этим пе­ре­смот­ром».
В тре­тий раз в Яро­славль был по­слан ар­хи­епи­скоп Ря­зан­ский Юве­на­лий (Мас­лов­ский). Он сна­ча­ла бе­се­до­вал с ви­кар­ным ар­хи­епи­ско­пом Вар­ла­а­мом, а за­тем с мит­ро­по­ли­том Ага­фан­ге­лом. 10 мая мит­ро­по­лит Ага­фан­гел, ар­хи­епи­скоп Вар­ла­ам и епи­скоп Ев­ге­ний на­пи­са­ли мит­ро­по­ли­ту Сер­гию: «В разъ­яс­не­ние на­шей де­кла­ра­ции от 6 фев­ра­ля с.г. и в до­пол­не­ние к пись­мам мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла на имя Ва­ше­го Вы­со­ко­прео­свя­щен­ства, на­хо­дим нуж­ным ска­зать сле­ду­ю­щее:
1. Мы до сих пор не пре­ры­ва­ли и не пре­ры­ва­ем на­ше­го мо­лит­вен­но­го об­ще­ния с за­ме­сти­те­лем Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем.
2. Ни­ка­ко­го рас­ко­ла мы не же­ла­ем учи­нять и не учи­ня­ем.
3. Ни­ка­ких нов­шеств в цер­ков­ной жиз­ни на­шей епар­хии не вво­ди­ли и не вво­дим.
4. Прин­ци­пи­аль­но власть Ва­шу, как за­ме­сти­те­ля, не от­ри­ца­ем.
5. Рас­по­ря­же­ния за­ме­сти­те­ля, сму­ща­ю­щие на­шу и на­род­ную ре­ли­ги­оз­ную со­весть и, по на­ше­му убеж­де­нию, на­ру­ша­ю­щие цер­ков­ные ка­но­ны, в си­лу со­здав­ших­ся об­сто­я­тельств на ме­сте, ис­пол­нять не мог­ли и не мо­жем.
6. Всех об­ра­ща­ю­щих­ся к нам ино­е­пар­хи­аль­ных епи­ско­пов, кли­ри­ков и ми­рян с прось­бой воз­гла­вить их и при­нять в мо­лит­вен­ное и ка­но­ни­че­ское об­ще­ние, мы не от­тор­га­ли и не от­тор­га­ем от един­ства цер­ков­но­го, а, вно­ся мир, на­прав­ля­ли их – непре­мен­но к Ва­ше­му Вы­со­ко­прео­свя­щен­ству и Си­но­ду, пред­ва­ри­тель­но, на­сколь­ко воз­мож­но, успо­ко­ив их сму­щен­ную ре­ли­ги­оз­ную со­весть».
На этом яро­слав­ские ар­хи­ереи счи­та­ли ин­ци­дент ис­чер­пан­ным. 10 мая мит­ро­по­лит Ага­фан­гел по­ка­зал пись­мо сек­ре­та­рю епар­хии про­то­и­е­рею Дмит­рию Смир­но­ву, ко­то­рый пред­ло­жил этот до­ку­мент об­на­ро­до­вать. Но мит­ро­по­лит от­ве­тил, что, по­сколь­ку пись­мо от 6 фев­ра­ля не об­на­ро­до­ва­но, то и это не нуж­но об­на­ро­до­вать, а бла­го­чин­ным яро­слав­ским и так все из­вест­но.
Здо­ро­вье мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла, силь­но ухуд­шев­ше­е­ся в на­ча­ле го­да, так и не по­пра­ви­лось. С ним бы­ло несколь­ко сер­деч­ных при­сту­пов, во вре­мя ко­то­рых он все­гда сна­ча­ла при­бе­гал к Тай­нам Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вых и толь­ко по­сле это­го при­ни­мал ме­ди­цин­скую по­мощь. В се­ре­дине сен­тяб­ря у него слу­чил­ся сер­деч­ный при­ступ столь силь­ный, что мит­ро­по­лит слег в по­стель. Вра­чи ре­ко­мен­до­ва­ли пол­ный по­кой. Но и ле­жа в по­сте­ли, он при­ни­мал де­я­тель­ное уча­стие в управ­ле­нии епар­хи­ей, го­во­рил, что нуж­но сде­лать в том или ином слу­чае. Пред­чув­ствуя бли­зость смер­ти, вла­ды­ка про­сил про­то­и­е­рея Ди­мит­рия Смир­но­ва съез­дить к за­ме­сти­те­лю Ме­сто­блю­сти­те­ля мит­ро­по­ли­ту Сер­гию, по­про­сить у него цер­ков­но­го ми­ра и ска­зать, что он, ко­неч­но же, на­хо­дит­ся в его под­чи­не­нии, а ес­ли что не так бы­ло, то про­сит его про­стить. Отец Ди­мит­рий со­брал­ся не сра­зу, и вла­ды­ка вы­нуж­ден был то­ро­пить и про­сить, чтобы тот не от­кла­ды­вал по­езд­ку и пе­ред мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем под­черк­нул, что он же­ла­ет со­вер­шен­но с ним при­ми­рить­ся; од­новре­мен­но он на­ка­зы­вал о. Ди­мит­рию, что ко­гда мит­ро­по­лит Сер­гий при­шлет по­сле его смер­ти ар­хи­ерея для управ­ле­ния епар­хи­ей, то обя­за­тель­но бы его при­ня­ли. Отец Ди­мит­рий съез­дил и все пе­ре­дал за­ме­сти­те­лю Ме­сто­блю­сти­те­ля.
Несмот­ря на уси­лия трех док­то­ров, здо­ро­вье вла­ды­ки все ухуд­ша­лось, и 2 ок­тяб­ря он по­же­лал при­нять та­ин­ство свя­то­го еле­освя­ще­ния, ко­то­рое со­вер­ши­ли ар­хи­епи­скоп Вар­ла­ам (Ря­шен­цев), ду­хов­ник мит­ро­по­ли­та ар­хи­манд­рит Яро­слав­ско­го Спас­ско­го мо­на­сты­ря Иг­на­тий и ар­хи­манд­рит Толг­ско­го мо­на­сты­ря Гри­го­рий. При со­вер­ше­нии та­ин­ства вла­ды­ка по­чув­ство­вал се­бя бод­ро и ра­дост­но. У него бы­ло та­кое на­стро­е­ние, буд­то при­бли­зи­лись свет­лые пас­халь­ные дни. Не бы­ло стра­ха при­бли­жа­ю­щей­ся смер­ти, он с ве­ли­кой на­деж­дой смот­рел в бу­ду­щее и, упо­вая на ми­лость Бо­жию, с дерз­но­ве­ни­ем узре­вал те ве­ли­кие бла­га и ра­дость, ко­то­рые ждут на­сле­ду­ю­щих жизнь веч­ную. По­до­звав ар­хи­епи­ско­па Вар­ла­а­ма, он ска­зал ему:
– Пе­ре­дай­те всем – и ду­хо­вен­ству и ми­ря­нам – мое бла­го­сло­ве­ние, у всех про­шу про­ще­ния, ес­ли ко­го оби­дел или огор­чил, и сам всех про­щаю, ни на ко­го ни­че­го не имею, про­шу у всех свя­тых мо­литв.
– Мо­ли­тесь и вы о нас Бо­гу, – про­си­ли при­сут­ству­ю­щие.
– Да, ес­ли по­лу­чу дерз­но­ве­ние у Гос­по­да, бу­ду и я мо­лить­ся, – от­ве­тил ста­рец.
Со­сто­я­ние здо­ро­вья вла­ды­ки стре­ми­тель­но ухуд­ша­лось, и 9 ок­тяб­ря он при­ча­щал­ся уже толь­ко свя­той Кро­вью, так как к это­му вре­ме­ни ни­ка­кой пи­щи при­ни­мать не мог. По­сле при­ча­стия ему ста­ло зна­чи­тель­но луч­ше. Улуч­ше­ние бы­ло и на сле­ду­ю­щий день, так что у окру­жа­ю­щих по­яви­лась на­деж­да на его вы­здо­ров­ле­ние. Вла­ды­ка, од­на­ко, чув­ство­вал, что при­бли­жа­ет­ся ко­нец, и да­вал рас­по­ря­же­ния на смерть. Мно­гих то­гда уди­ви­ло, с ка­ким спо­кой­стви­ем он да­вал эти рас­по­ря­же­ния, буд­то они бы­ли свя­за­ны не с его соб­ствен­ным по­гре­бе­ни­ем, а с тор­же­ствен­ным празд­ни­ком. 14 ок­тяб­ря; по­до­звав ар­хи­манд­ри­та Гри­го­рия, он ска­зал:
– У ме­ня на этих днях бу­дет юби­лей, нуж­но при­го­то­вить­ся.
– Ка­кой юби­лей? – не по­нял тот.
– Мой юби­лей, бу­дет мно­го свя­щен­ни­ков и по­сто­рон­них. А на сле­ду­ю­щий день, на­ка­нуне смер­ти, сво­ей ке­лей­ной мо­на­хине Нине по­вто­рил:
– Зав­тра ве­че­ром у нас в квар­ти­ре бу­дет тор­же­ствен­ная все­нощ­ная, бу­дет мно­го свя­щен­ни­ков, при­гла­си­те и вла­ды­ку Вар­ла­а­ма.
Утром сле­ду­ю­ще­го дня, 16 ок­тяб­ря, ему ста­ло за­мет­но ху­же, и в по­ло­вине один­на­дца­то­го утра мит­ро­по­лит Ага­фан­гел скон­чал­ся. Из­ве­стие ми­гом об­ле­те­ло го­род, и две­на­дцать уда­ров трид­ца­ти яро­слав­ских церк­вей воз­ве­сти­ли о кон­чине свя­ти­те­ля.
От­пе­вать вла­ды­ку ре­ши­ли в Ни­кит­ской церк­ви, а по­гре­бе­ние со­вер­шить в хра­ме свя­ти­те­ля Леон­тия Ро­стов­ско­го. До са­мо­го от­пе­ва­ния пе­ред гро­бом мит­ро­по­ли­та в Ни­кит­ской церк­ви слу­жи­лись па­ни­хи­ды и чи­та­лось Еван­ге­лие. Все это вре­мя шел на­род про­стить­ся с по­чив­шим. Лю­ди мо­ли­лись, пла­ка­ли, це­ло­ва­ли крест и ру­ки по­чив­ше­го свя­ти­те­ля. Вот как опи­сы­ва­ет по­гре­бе­ние оче­ви­дец со­бы­тий, про­то­и­е­рей Сер­гий Ли­ле­ев: «В вос­кре­се­нье по все­му го­ро­ду ли­тур­гии бы­ли со­вер­ше­ны ра­нее обыч­но­го, вви­ду пред­сто­яв­ше­го в во­семь ча­сов утра бо­го­слу­же­ния у гро­ба мит­ро­по­ли­та. По­сле ли­тур­гии бы­ли про­из­не­се­ны во всех хра­мах по­уче­ния о по­чив­шем вла­ды­ке и со­вер­ше­ны па­ни­хи­ды. Бла­го­вест к ли­тур­гии в Ни­кит­ской церк­ви на­чал­ся в во­семь ча­сов. В по­ло­вине де­вя­то­го при­бы­ли ар­хи­епи­ско­пы Вар­ла­ам (Ря­шен­цев) и Па­вел (Бо­ри­сов­ский) и на­ча­лась ли­тур­гия.
Храм свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ни­ки­ты вме­ща­ет до че­ты­рех ты­сяч на­ро­да, но он и пя­той ча­сти при­шед­ших на от­пе­ва­ние не мог вме­стить. В со­слу­же­нии двух ар­хи­епи­ско­пов бы­ло во­сем­на­дцать свя­щен­ни­ков, а на от­пе­ва­ние вы­шло пять­де­сят свя­щен­ни­ков, боль­ше два­дца­ти диа­ко­нов. По про­чте­нии Еван­ге­лия ар­хи­епи­скоп Па­вел про­из­нес сло­во о ве­ли­чии лич­но­сти по­чив­ше­го. По за­при­част­ном сти­хе сло­во про­из­нес пре­сви­тер мос­ков­ско­го Успен­ско­го со­бо­ра, ис­прав­ля­ю­щий обя­зан­но­сти свя­щен­ни­ка яро­слав­ской Иоан­но-Зла­то­устов­ской церк­ви о. Вла­ди­мир Гра­ду­сов. По окон­ча­нии ли­тур­гии сло­во о лич­но­сти по­чив­ше­го про­из­нес ар­хи­епи­скоп Вар­ла­ам. На­ча­лось от­пе­ва­ние. Чув­ство­ва­лось ка­кое-то осо­бен­ное на­стро­е­ние, по­хо­жее на свет­лое, пас­халь­ное.
Был уже чет­вер­тый час ве­че­ра, а на­род все при­бы­вал и при­бы­вал. Око­ло че­ты­рех ча­сов гроб с те­лом усоп­ше­го вы­нес­ли из хра­ма, хо­ругве­нос­цы окру­жи­ли его и дви­ну­лась тор­же­ствен­ная по­хо­рон­ная про­цес­сия – крест­ный ход во­круг хра­ма, да­лее на Леон­тьев­ское клад­би­ще. По все­му го­ро­ду, по всем церк­вам на­чал­ся тор­же­ствен­ный крас­ный звон. На­ро­ду бы­ло так мно­го, что по ули­цам труд­но бы­ло про­ехать. На пу­ти к клад­би­щу оста­нав­ли­ва­лись не ме­нее де­ся­ти раз для со­вер­ше­ния за­упо­кой­ных ли­тий. На клад­би­ще при­шли в на­ча­ле седь­мо­го. В скле­пе под хра­мом ока­за­лась во­да. И гроб остал­ся в хра­ме до сле­ду­ю­ще­го дня. В по­не­дель­ник, 22 ок­тяб­ря, ар­хи­епи­ско­па­ми бы­ла со­вер­ше­на бо­же­ствен­ная ли­тур­гия. К трем ча­сам дня мо­ги­ла бы­ла осу­ше­на и за­ли­та це­мен­том. Был при­го­тов­лен оби­тый оцин­ко­ван­ным же­ле­зом ящик, ку­да дол­жен быть по­ло­жен сам гроб. За­пе­ча­тан­ный ар­хи­ере­я­ми ду­бо­вый гроб был опу­щен в мо­ги­лу при пе­нии ли­тии, при­чем по­сле «веч­ной па­мя­ти» про­пет был все­ми тро­парь «Об­щее вос­кре­се­ние преж­де Тво­ея стра­сти уве­ряя...» И ка­за­лось, что вла­ды­ка не умер, а оста­ет­ся, по-преж­не­му, с на­ми, неви­ди­мым стра­жем Яро­слав­ской епар­хии.
Так на седь­мой день по­греб­ли вла­ды­ку. И что уди­ви­тель­но – ни­ка­ко­го труп­но­го за­па­ха не ощу­ща­лось ни­сколь­ко, на­про­тив: по вре­ме­нам ве­я­ло от гро­ба ка­ким-то бла­го­уха­ни­ем. Ли­цо его бы­ло как и в пер­вый день смер­ти: свет­ло, бе­ло, по­кой­но. Веч­ная ему па­мять и упо­ко­е­ние со свя­ты­ми! Да не оста­вит он и нас сво­им ру­ко­вод­ством по сво­ей смер­ти и мо­лит­ся о ду­шах на­ших!»


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви ХХ сто­ле­тия. Жиз­не­опи­са­ния и ма­те­ри­а­лы к ним. Кни­га 2». Тверь. 2001. С. 370-400

Биб­лио­гра­фия

«Сбор­ник до­ку­мен­тов по гри­го­ри­ан­ско­му и яро­слав­ско­му рас­ко­лам (1925-1928 гг.)». Со­бран Е.С. Си­ли­че­вым. Ма­ши­но­пись.
«По­след­ние дни жиз­ни, смерть и по­гре­бе­ние Вы­со­ко­прео­свя­щен­ней­ше­го Ага­фан­ге­ла, мит­ро­по­ли­та Яро­слав­ско­го и Ро­стов­ско­го». Ру­ко­пис­ный сбор­ник.
ЦОА КГБ СССР. Арх. № Н-5314. Л. 18.
Ар­хив УКГБ по Ива­нов­ской обл. «Де­ло по об­ви­не­нию Ря­шен­це­ва B.C.» Арх. №6314

При­ме­ча­ния

[2] Ар­хив УКГБ по Яро­слав­ской обл. «Де­ло по об­ви­не­нию Пре­об­ра­жен­ско­го АЛ.». Арх. № С-4777. Л. 58.
[3] Там же. Л. 1-а.
[4] Там же. Л. 17.
[5] Там же. Л. 28.
[6] По­сла­ние
За­ме­сти­те­ля Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Рос­сии
Мит­ро­по­ли­та Яро­слав­ско­го Ага­фан­ге­ла к Ар­хи­пас­ты­рям и всем ча­дам
Пра­во­слав­ной Рус­ской Церк­ви
Бла­го­дать Вам и мир от Бо­га От­ца на­ше­го и Гос­по­да Иису­са Хри­ста!
Свя­тей­ше­му Пат­ри­ар­ху и От­цу на­ше­му Ти­хо­ну угод­но бы­ло 3/16 мая се­го 1922 г. об­ра­тить­ся ко мне со сле­ду­ю­щей гра­мо­той:
«Вслед­ствие край­ней за­труд­ни­тель­но­сти в цер­ков­ном управ­ле­нии, воз­ник­шей от при­вле­че­ния ме­ня к граж­дан­ско­му су­ду, по­чи­таю по­лез­ным для бла­га Церк­ви по­ста­вить Ва­ше Вы­со­ко­прео­свя­щен­ство во гла­ве Цер­ков­но­го управ­ле­ния до со­зы­ва Со­бо­ра. На это име­ет­ся и со­гла­сие граж­дан­ской вла­сти, а по­се­му бла­го­во­ли­те при­быть в Моск­ву без про­мед­ле­ния... Пат­ри­арх Ти­хон».
Во имя свя­то­го по­слу­ша­ния и по дол­гу мо­ей ар­хи­ерей­ской при­ся­ги я пред­по­ло­жил немед­лен­но всту­пить в от­прав­ле­ние воз­ло­жен­но­го на ме­ня слу­же­ния Церк­ви и по­спе­шить в Моск­ву. Но во­пре­ки мо­ей во­ле, по об­сто­я­тель­ствам, от ме­ня неза­ви­ся­щим, я ли­шен и до­ныне воз­мож­но­сти от­пра­вить­ся на ме­сто слу­же­ния. Меж­ду тем, как мне офи­ци­аль­но из­вест­но, яви­лись в Москве иные лю­ди и вста­ли у кор­ми­ла прав­ле­ния Цер­ко­вью рус­скою. От ко­го и ка­кие на то пол­но­мо­чия по­лу­чи­ли они, мне со­вер­шен­но неиз­вест­но. А по­это­му я счи­таю при­ня­тую ими на се­бя власть и де­я­ния их неза­кон­ны­ми. Они объ­яви­ли о сво­ем на­ме­ре­нии пе­ре­смот­реть дог­ма­ты и нра­во­уче­ние на­шей пра­во­слав­ной ве­ры, свящ. ка­но­ны Св. все­лен­ских со­бо­ров, пра­во­слав­ные Бо­го­слу­жеб­ные уста­вы, дан­ные ве­ли­ки­ми мо­лит­вен­ни­ка­ми и по­движ­ни­ка­ми хри­сти­ан­ско­го бла­го­че­стия, и ор­га­ни­зо­вать, та­ким об­ра­зом, но­вую, име­ну­е­мую ими «жи­вую цер­ковь».
Мы не от­ри­ца­ем необ­хо­ди­мо­сти неко­то­рых ви­до­из­ме­не­ний и пре­об­ра­зо­ва­ний в Бо­го­слу­жеб­ной прак­ти­ке и об­ря­дах. Неко­то­рые во­про­сы это­го ро­да бы­ли пред­ме­том рас­смот­ре­ния Все­рос­сий­ско­го По­мест­но­го Со­бо­ра 1918 го­да, но не по­лу­чи­ли ре­ше­ния вслед­ствие преж­девре­мен­но­го пре­кра­ще­ния его де­я­тель­но­сти по об­сто­я­тель­ствам то­гдаш­не­го вре­ме­ни. Но во вся­ком слу­чае, все­воз­мож­ные из­ме­не­ния и цер­ков­ные ре­фор­мы мо­гут быть про­из­ве­де­ны толь­ко со­бор­ной вла­стью, а по­се­му я по­чи­таю сво­им дол­гом – по вступ­ле­нии в управ­ле­ние де­ла­ми Церк­ви со­зыв Все­рос­сий­ско­го По­мест­но­го Со­бо­ра, ко­то­рый пра­во­мер­но, со­глас­но со Сло­вом Бо­жи­им и в си­лу пра­вил Св. все­лен­ских Со­бо­ров – этих пер­вых и ос­нов­ных ис­точ­ни­ков на­ше­го цер­ков­но­го стро­и­тель­ства – рас­смот­рит все то, что необ­хо­ди­мо и по­лез­но для на­шей ду­хов­ной жиз­ни. Ина­че вся­кие но­во­вве­де­ния мо­гут вы­звать смя­те­ние со­ве­сти у ве­ру­ю­щих, па­губ­ный рас­кол меж­ду ни­ми, умно­же­ние несча­стия и безыс­ход­но­го го­ря. На­ча­ло все­го это­го мы уже с ве­ли­кою скор­бию и ви­дим.
Воз­люб­лен­ные о Гос­по­де Прео­свя­щен­ные Ар­хи­пас­ты­ри! Ли­шен­ные на вре­мя выс­ше­го ру­ко­вод­ства, вы управ­ляй­те те­перь сво­и­ми епар­хи­я­ми са­мо­сто­я­тель­но, со­об­ра­зу­ясь с Пи­са­ни­ем, свящ. ка­но­на­ми и обыч­ным цер­ков­ным пра­вом, по со­ве­сти и ар­хи­ерей­ской при­ся­ге, впредь до вос­ста­нов­ле­ния выс­шей цер­ков­ной вла­сти окон­ча­тель­но ре­шай­те де­ла, по ко­то­рым преж­де ис­пра­ши­ва­ли раз­ре­ше­ния Свя­щен­но­го Си­но­да, а в со­мни­тель­ных слу­ча­ях об­ра­щай­тесь к на­ше­му сми­ре­нию.
Чест­ные пре­сви­те­ры и все о Хри­сте слу­жи­те­ли ал­та­ря и церк­ви! Вы близ­ко сто­и­те к на­род­ной жиз­ни. Вам долж­но быть до­ро­го пре­успе­я­ние в ду­хе на­шей пра­во­слав­ной ве­ры. Умно­жай­те свою свя­щен­ную рев­ность! Ко­гда ве­ру­ю­щие уви­дят в вас бла­го­дат­ное го­ре­ние ду­ха, они ни­ко­гда не уй­дут от сво­их свя­тых ал­та­рей.
Бра­тие и сест­ры о Гос­по­де – на­ши па­со­мые! Хра­ни­те един­ство свя­той ве­ры в со­ю­зе брат­ско­го ми­ра. Не под­да­вай­тесь сму­ще­нию, ко­то­рое но­вые лю­ди стре­мят­ся вне­сти в ва­ши серд­ца по по­во­ду уче­ний на­шей пра­во­слав­ной ве­ры; не скло­няй­тесь к со­блаз­нам, ко­то­ры­ми они хо­тят обо­льстить вас, про­из­во­дя из­ме­не­ния в пра­во­слав­ном Бо­го­слу­же­нии, дей­ствуя не за­кон­ным пу­тем со­бор­ною уста­нов­ле­ния, но по сво­е­му по­чи­ну и ра­зу­ме­нию, не по­ви­ну­ясь го­ло­су древ­них все­лен­ских От­цов и ве­ли­ких по­движ­ни­ков, со­зи­дав­ших на­ши цер­ков­ные уста­вы; не обо­льщай­тесь без­за­ко­ни­ем пу­тей, ко­то­ры­ми хо­тят по­ве­сти вас но­вые лю­ди к ка­кой-то но­вой церк­ви; ищи­те за­кон­ных средств и пу­тей, ко­то­ры­ми долж­но устра­нять цер­ков­ные нестро­е­ния; дер­жи­тесь и не по­ры­вай­те со­ю­за со сво­и­ми за­кон­ны­ми ду­хов­ны­ми пас­ты­ря­ми и ар­хи­пас­ты­ря­ми. По­ви­нуй­тесь с доб­рою со­ве­стию, про­све­щен­ною Хри­сто­вым све­том, го­судар­ствен­ной вла­сти, неси­те в ду­хе люб­ви и ми­ра свои граж­дан­ские обя­зан­но­сти, па­мя­туя за­вет Хри­ста: «Воз­да­ди­те ке­са­ре­ви ке­са­ре­во и Бо­жие Бо­го­ви».
Наи­па­че же уве­личь­те мо­лит­вен­ный по­двиг, ограж­дая се­бя им от на­ве­тов ду­ха зло­бы, вра­га на­ше­го спа­се­ния. Итак, воз­люб­лен­ные о Хри­сте ча­да! Хра­ни­те уче­ния, чи­ны и уста­вы ве­ры на­шей, хра­ни­те вся пре­дан­ная нам; дер­жи­тесь Церк­ви Бо­жи­ей. Знай­те, что ухо­дя­щий от Свя­той Церк­ви остав­ля­ет сво­е­го Спа­си­те­ля. Тем же убо, бра­тие, стой­те, го­во­рит нам Апо­стол, и дер­жи­те пре­да­ния, им­же на­учи­сте­ся или сло­вом, или по­сла­ни­ем на­шим (2Сол.2:5).
За­ме­сти­тель Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Сми­рен­ный Ага­фан­гел, Бо­жи­ею ми­ло­стью Мит­ро­по­лит Яро­слав­ский
5/18 июня 1922 г. № 214, Яро­славль
[7] «Ар­хив УКГБ по Яро­слав­ской обл. «Де­ло по об­ви­не­нию Пре­об­ра­жен­ско­го А.Л.». Арх. № С-4777. Л. 40.
[8] Свя­щен­ни­ки Хри­сто­фор На­деж­дин, Ва­си­лий Со­ко­лов, Алек­сандр За­озер­ский, иеро­мо­нах Ма­ка­рий Те­ле­гин и ми­ря­нин Сер­гий Ти­хо­ми­ров.
[9] Там же. Л. 65, 65-а.
[10] Там же. Л. 76.
[11] Там же. Л. 78.
[12] Там же. Л. 83.
[13] Там же. Л. 91.
[14] Всем ар­хи­пас­ты­рям, пас­ты­рям и вер­ным ча­дам Церк­ви Рос­сий­ской
Бла­го­дать Вам и мир от Бо­га От­ца на­ше­го и Гос­по­да Иису­са Хри­ста (Рим.1:7)
Свя­тей­ший Пат­ри­арх Ти­хон, устра­нен­ный об­сто­я­тель­ства­ми от управ­ле­ния Рос­сий­ской Церк­ви, гра­мо­той от 3 мая 1922 г. пат­ри­ар­шее пра­во и обя­зан­но­сти, впредь до со­зы­ва 2-го Все­рос­сий­ско­го По­мест­но­го Со­бо­ра пе­ре­дал на­ше­му сми­ре­нию.
Но по неза­ви­ся­щим от нас при­чи­нам мы не мог­ли в то вре­мя вы­пол­нить это­го пат­ри­ар­ше­го по­ру­че­ния. Этим мо­мен­том вос­поль­зо­ва­лись без­от­вет­ствен­ные ли­ца и са­мо­воль­но, по вла­сто­лю­бию за­хва­ти­ли пас­тыр­ский жезл Рус­ской Церк­ви. И хо­тя Свя­тей­ший Пат­ри­арх Ти­хон, как осво­бож­ден­ный по­том граж­дан­ской вла­стью, сно­ва всту­пил в управ­ле­ние на­шей Цер­ко­вью, эти ли­ца не за­хо­те­ли оста­вить сво­е­го (на­чи­на­ния) вла­сто­лю­би­во­го свое­во­лия и тем внес­ли в Цер­ковь нестро­е­ние и рас­кол. Раз­де­ле­ние и раз­до­ры в управ­ле­нии цер­ков­ном не пре­кра­ти­лись и со смер­тью Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на, ко­гда всту­пил во вре­мен­ное управ­ле­ние Цер­ко­вью Мит­ро­по­лит Кру­тиц­кий Петр, как один, имев­ший в то вре­мя воз­мож­ность осу­ще­ствить рас­по­ря­же­ние Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на на слу­чай его смер­ти.
По опре­де­ле­нию Со­бо­ра 1917/18 гг., в слу­чае кон­чи­ны Пат­ри­ар­ха, в пра­ва и обя­зан­но­сти Ме­сто­блю­сти­те­ля Пат­ри­ар­ше­го пре­сто­ла всту­па­ет ста­рей­ший по са­ну и хи­ро­то­нии иерарх, ка­ко­вым в на­сто­я­щее вре­мя яв­ля­ет­ся на­ше сми­ре­ние. И Свя­тей­ший Пат­ри­арх Ти­хон в по­сла­нии сво­ем от 15 июля 1923 г. со­из­во­лил ука­зать «в точ­ном со­от­вет­ствии с по­ста­нов­ле­ни­ем Со­бо­ра, уста­но­вив­ше­го по­ря­док пат­ри­ар­ше­го управ­ле­ния в Рус­ской Церк­ви, и с опре­де­ле­ни­ем со­сто­яв­ше­го при нем Свящ. Си­но­да от 7 но­яб­ря 1920 г. – при­зна­ли мы за бла­го пе­ре­дать на вре­мя на­ше­го уда­ле­ния от дел всю пол­но­ту ду­хов­ной вла­сти на­зна­чен­но­му на­ми За­ме­сти­те­лю на­ше­му Мит­ро­по­ли­ту Яро­слав­ско­му Ага­фан­ге­лу, с тем, чтобы им был со­зван По­мест­ный Со­бор Рос­сий­ской Церк­ви для суж­де­ния о выс­шем управ­ле­нии цер­ков­ном и о дру­гих цер­ков­ных нуж­дах, про­тив че­го, как нам бы­ло со­об­ще­но, не воз­ра­жа­ла и граж­дан­ская власть». А по­се­му на ос­но­ва­нии: а) ука­зан­но­го опре­де­ле­ния Со­бо­ра, б) гра­мо­ты Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на от 3 мая 1922 г., в) по­сла­ния его же от 15 июля 1923 г. и г) его же рас­по­ря­же­ния на слу­чай сво­ей кон­чи­ны от 25 де­каб­ря 1924 г. (7 ян­ва­ря 1925 г.), – мы, имея в на­сто­я­щее вре­мя воз­мож­ность осу­ще­ствить воз­ло­жен­ные на нас обя­зан­но­сти Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля, всту­пи­ли в управ­ле­ние Пра­во­слав­ной Рус­ской Цер­ко­вью...
Опо­ве­щая о сем, мы при­гла­ша­ем Вас, воз­люб­лен­ные о Хри­сте ар­хи­пас­ты­ри и пас­ты­ри, всех ис­тин­но ве­ру­ю­щих чад Пра­во­слав­ной Церк­ви Хри­сто­вой и тех, кто укло­нил­ся от нее, за­быть вся­кие раз­но­мыс­лия и спо­ры, объ­еди­нить­ся во­круг вос­ста­нов­ля­е­мо­го на­ми «Пат­ри­ар­ше­го Свя­щен­но­го Си­но­да», по­лу­чив­ше­го свое бы­тие от 1-го Все­рос­сий­ско­го По­мест­но­го Со­бо­ра (1917/18 гг.) и, сле­до­ва­тель­но, вла­сти за­кон­ной и ка­но­ни­че­ской, при­ло­жить все ста­ра­ния и при­нять все ме­ры к ско­рей­ше­му со­зва­нию 2-го Все­рос­сий­ско­го По­мест­но­го Со­бо­ра, ко­то­рый на­пра­вит ко­рабль Рус­ской Церк­ви по над­ле­жа­ще­му кур­су под во­ди­тель­ством Небес­но­го Корм­че­го – Гла­вы Церк­ви, Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста.
Бог люб­ви и ми­ра да пре­бы­ва­ет меж­ду все­ми на­ми.
Ме­сто­блю­сти­тель Пат­ри­ар­ше­го Пре­сто­ла
Сми­рен­ный Ага­фан­гел,
Бо­жи­ей Ми­ло­стью Мит­ро­по­лит Яро­слав­ский
г. Пермь 18 ап­ре­ля 1926 г.
[15] Ар­хив УКГБ по Харь­ков­ской обл. «Де­ло по об­ви­не­нию Га­га­лю­ка А.М.». Арх. № 032858. Л. 17.
[16] ЦПА. Ф. 4, on. 2, ед. хр. 353, л. 9.
[17] Бо­жи­ей ми­ло­стью,
Сми­рен­ный Сер­гий, Мит­ро­по­лит Ни­же­го­род­ский,
За­ме­сти­тель Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля и
Вре­мен­ный Пат­ри­ар­ший Свя­щен­ный Си­нод
Прео­свя­щен­ным Ар­хи­пас­ты­рям, бо­го­лю­би­вым пас­ты­рям, чест­но­му ино­че­ству и всем вер­ным ча­дам Свя­той Все­рос­сий­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви о Гос­по­де ра­до­вать­ся.
Од­ною из за­бот по­чив­ше­го Свя­тей­ше­го От­ца на­ше­го Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на пред его кон­чи­ной бы­ло по­ста­вить на­шу Пра­во­слав­ную Рус­скую Цер­ковь в пра­виль­ные от­но­ше­ния к Со­вет­ско­му Пра­ви­тель­ству и тем дать Церк­ви воз­мож­ность вполне за­кон­но­го и мир­но­го су­ще­ство­ва­ния. Уми­рая, Свя­тей­ший го­во­рил: «Нуж­но бы по­жить еще го­ди­ка три». И, ко­неч­но, ес­ли бы неожи­дан­ная кон­чи­на не пре­кра­ти­ла его свя­ти­тель­ских тру­дов, он до­вел бы де­ло до кон­ца. К со­жа­ле­нию, раз­ные об­сто­я­тель­ства, а глав­ным об­ра­зом, вы­ступ­ле­ния за­ру­беж­ных вра­гов Со­вет­ско­го Го­су­дар­ства, сре­ди ко­то­рых бы­ли не толь­ко ря­до­вые ве­ру­ю­щие на­шей Церк­ви, но и во­ди­те­ли их, воз­буж­дая есте­ствен­ное и спра­вед­ли­вое недо­ве­рие пра­ви­тель­ства к цер­ков­ным де­я­те­лям во­об­ще, ме­ша­ли уси­ли­ям Свя­тей­ше­го, и ему не суж­де­но бы­ло при жиз­ни ви­деть сво­их уси­лий увен­чан­ны­ми успе­хом.
Ныне жре­бий быть вре­мен­ным За­ме­сти­те­лем Пер­во­свя­ти­те­ля на­шей Церк­ви опять пал на ме­ня, недо­стой­но­го мит­ро­по­ли­та Сер­гия, а вме­сте со жре­би­ем пал на ме­ня и долг про­дол­жать де­ло По­чив­ше­го и все­мер­но стре­мить­ся к мир­но­му устро­е­нию на­ших цер­ков­ных дел. Уси­лия мои в этом на­прав­ле­нии, раз­де­ля­е­мые со мною и пра­во­слав­ны­ми ар­хи­пас­ты­ря­ми, как буд­то не оста­ют­ся бес­плод­ны­ми: с учре­жде­ни­ем при мне Вре­мен­но­го Пат­ри­ар­ше­го Свя­щен­но­го Си­но­да укреп­ля­ет­ся на­деж­да на при­ве­де­ние все­го на­ше­го цер­ков­но­го управ­ле­ния в долж­ный строй и по­ря­док, воз­рас­та­ет и уве­рен­ность в воз­мож­ность мир­ной жиз­ни и де­я­тель­но­сти на­шей в пре­де­лах за­ко­на.
Те­перь, ко­гда мы по­чти у са­мой це­ли на­ших стрем­ле­ний, вы­ступ­ле­ния за­ру­беж­ных вра­гов не пре­кра­ща­ют­ся: убий­ства, под­жо­ги, на­ле­ты, взры­вы и им по­доб­ные яв­ле­ния под­поль­ной борь­бы у нас всех на гла­зах. Все это на­ру­ша­ет мир­ное те­че­ние жиз­ни, со­зи­дая ат­мо­сфе­ру вза­им­но­го недо­ве­рия и вся­че­ских по­до­зре­ний. Тем нуж­нее для на­шей Церк­ви и тем обя­за­тель­нее для нас всех, ко­му до­ро­ги ее ин­те­ре­сы, кто же­ла­ет вы­ве­сти ее на путь ле­галь­но­го и мир­но­го су­ще­ство­ва­ния, тем обя­за­тель­нее для нас те­перь по­ка­зать, что мы, цер­ков­ные де­я­те­ли, не с вра­га­ми на­ше­го Со­вет­ско­го Го­су­дар­ства и не с безум­ны­ми ору­ди­я­ми их ин­триг, а с на­шим на­ро­дом и с на­шим пра­ви­тель­ством.
За­сви­де­тель­ство­вать это и яв­ля­ет­ся пер­вой це­лью на­сто­я­ще­го на­ше­го (мо­е­го и Си­но­даль­но­го) по­сла­ния. За­тем из­ве­ща­ем вас, что в мае те­ку­ще­го го­да, по мо­е­му при­гла­ше­нию и с раз­ре­ше­ния вла­сти, ор­га­ни­зо­вал­ся Вре­мен­ный при За­ме­сти­те­ле Пат­ри­ар­ший Свя­щен­ный Си­нод в со­ста­ве ни­же­под­пи­сав­ших­ся (от­сут­ству­ют Прео­свя­щен­ные Нов­го­род­ский Мит­ро­по­лит Ар­се­ний, еще не при­быв­ший, и Ко­стром­ской Ар­хи­епи­скоп Се­ва­сти­ан, по бо­лез­ни). Хо­да­тай­ство на­ше о раз­ре­ше­нии Си­но­ду на­чать де­я­тель­ность по управ­ле­нию Пра­во­слав­ной Все­рос­сий­ской Цер­ко­вью увен­ча­лось успе­хом. Те­перь на­ша Пра­во­слав­ная Цер­ковь в Со­ю­зе име­ет не толь­ко ка­но­ни­че­ское, но и по граж­дан­ским за­ко­нам вполне ле­галь­ное цен­траль­ное управ­ле­ние; а мы на­де­ем­ся, что ле­га­ли­за­ция по­сте­пен­но рас­про­стра­нит­ся и на низ­шее на­ше цер­ков­ное управ­ле­ние: епар­хи­аль­ное, уезд­ное и т. д. Ед­ва ли нуж­но объ­яс­нять зна­че­ние и все по­след­ствия пе­ре­ме­ны, со­вер­ша­ю­щей­ся та­ким об­ра­зом в по­ло­же­нии на­шей Пра­во­слав­ной Церк­ви, ее ду­хо­вен­ства, всех цер­ков­ных де­я­те­лей и учре­жде­ний... Воз­не­сем же на­ши бла­годар­ствен­ные мо­лит­вы ко Гос­по­ду, та­ко бла­го­во­лив­ше­му о свя­той на­шей церк­ви. Вы­ра­зим все­на­род­но на­шу бла­го­дар­ность и Со­вет­ско­му Пра­ви­тель­ству за та­кое вни­ма­ние к ду­хов­ным нуж­дам пра­во­слав­но­го на­се­ле­ния, а вме­сте с тем, за­ве­рим Пра­ви­тель­ство, что мы не упо­тре­бим во зло ока­зан­но­го нам до­ве­рия.
При­сту­пив, с бла­го­сло­ве­ния Бо­жия, к на­шей си­но­даль­ной ра­бо­те, мы яс­но со­зна­ем всю ве­ли­чи­ну за­да­чи, пред­сто­я­щей как нам, так и всем во­об­ще пред­ста­ви­те­лям Церк­ви. Нам нуж­но не на сло­вах, а на де­ле по­ка­зать, что вер­ны­ми граж­да­на­ми Со­вет­ско­го Со­ю­за, ло­яль­ны­ми к Со­вет­ской Вла­сти, мо­гут быть не толь­ко рав­но­душ­ные к пра­во­сла­вию лю­ди, не толь­ко из­мен­ни­ки ему, но и са­мые рев­ност­ные при­вер­жен­цы его, для ко­то­рых оно до­ро­го, как ис­ти­на и жизнь, со все­ми его дог­ма­та­ми и пре­да­ни­я­ми, со всем его ка­но­ни­че­ским и бо­го­слу­жеб­ным укла­дом. Мы хо­тим быть пра­во­слав­ны­ми и в то же вре­мя со­зна­вать Со­вет­ский Со­юз на­шей граж­дан­ской ро­ди­ной, ра­до­сти и успе­хи ко­то­рой – на­ши ра­до­сти и успе­хи, а неуда­чи – на­ши неуда­чи*. Вся­кий удар, на­прав­лен­ный в Со­юз, будь то вой­на, бой­кот, ка­кое-ни­будь об­ще­ствен­ное бед­ствие или про­сто убий­ство из-за уг­ла, по­доб­ное Вар­шав­ско­му, со­зна­ет­ся на­ми, как удар, на­прав­лен­ный в нас. Оста­ва­ясь пра­во­слав­ны­ми, мы пом­ним свой долг быть граж­да­на­ми Со­ю­за «не толь­ко из стра­ха, но и по со­ве­сти», как учил нас Апо­стол (Рим. XIII:5). И мы на­де­ем­ся, что с по­мо­щию Бо­жи­ею, при ва­шем об­щем со­дей­ствии и под­держ­ке, эта за­да­ча бу­дет на­ми раз­ре­ше­на.
Ме­шать нам мо­жет лишь то, что ме­ша­ло и в пер­вые го­ды Со­вет­ской Вла­сти устро­е­нию цер­ков­ной жиз­ни на на­ча­лах ло­яль­но­сти. Это – недо­ста­точ­ное со­зна­ние всей се­рьез­но­сти со­вер­шив­ше­го­ся в на­шей стране. Утвер­жде­ние Со­вет­ской Вла­сти мно­гим пред­став­ля­лось ка­ким-то недо­ра­зу­ме­ни­ем, слу­чай­ным и по­то­му недол­го­веч­ным. За­бы­ва­ли лю­ди, что слу­чай­но­стей для хри­сти­а­ни­на нет и что в со­вер­ша­ю­щем­ся у нас, как вез­де и все­гда, дей­ству­ет та же Дес­ни­ца Бо­жия, неуклон­но ве­ду­щая каж­дый на­род к пред­на­зна­чен­ной ему це­ли. Та­ким лю­дям, не же­ла­ю­щим по­нять «зна­ме­ний вре­ме­ни», и мо­жет ка­зать­ся, что нель­зя по­рвать с преж­ним ре­жи­мом и да­же с мо­нар­хи­ей, не по­ры­вая с пра­во­сла­ви­ем. Та­кое на­стро­е­ние из­вест­ных цер­ков­ных кру­гов, вы­ра­жав­ше­е­ся, ко­неч­но, и в сло­вах, и в де­лах и на­вле­кав­шее по­до­зре­ния Со­вет­ской Вла­сти, тор­мо­зи­ло и уси­лия Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха уста­но­вить мир­ные от­но­ше­ния Церк­ви с Со­вет­ским Пра­ви­тель­ством. Неда­ром ведь Апо­стол вну­ша­ет нам, что «ти­хо и без­мя­теж­но жить» по сво­е­му бла­го­че­стию мы мо­жем, лишь по­ви­ну­ясь за­кон­ной вла­сти (1 Тим. II. 2); или долж­ны уй­ти из об­ще­ства. Толь­ко ка­би­нет­ные меч­та­те­ли мо­гут ду­мать, что та­кое огром­ное об­ще­ство, как на­ша Пра­во­слав­ная Цер­ковь со всей ее ор­га­ни­за­ци­ей, мо­жет су­ще­ство­вать в го­су­дар­стве спо­кой­но, за­крыв­шись от вла­сти. Те­перь, ко­гда на­ша Пат­ри­ар­хия, ис­пол­няя во­лю по­чив­ше­го Пат­ри­ар­ха, ре­ши­тель­но и бес­по­во­рот­но ста­но­вит­ся на путь ло­яль­но­сти, лю­дям ука­зан­но­го на­стро­е­ния при­дет­ся или пе­ре­ло­мить се­бя и, оста­вив свои по­ли­ти­че­ские сим­па­тии до­ма, при­но­сить в Цер­ковь толь­ко ве­ру и ра­бо­тать с на­ми толь­ко во имя ве­ры; или, ес­ли пе­ре­ло­мить се­бя они сра­зу не смо­гут, по край­ней ме­ре, не ме­шать нам, устра­нив­шись вре­мен­но от де­ла. Мы уве­ре­ны, что они опять и очень ско­ро воз­вра­тят­ся ра­бо­тать с на­ми, убе­див­шись, что из­ме­ни­лось лишь от­но­ше­ние к вла­сти, а ве­ра и пра­во­слав­но-хри­сти­ан­ская жизнь оста­ют­ся незыб­ле­мы.
Осо­бен­ную остро­ту при дан­ной об­ста­нов­ке по­лу­ча­ет во­прос о ду­хо­вен­стве, ушед­шем с эми­гран­та­ми за гра­ни­цу. Яр­ко про­ти­во­со­вет­ские вы­ступ­ле­ния неко­то­рых на­ших ар­хи­пас­ты­рей и пас­ты­рей за гра­ни­цей, силь­но вре­див­шие от­но­ше­ни­ям меж­ду пра­ви­тель­ством и цер­ко­вью, как из­вест­но, за­ста­ви­ли по­чив­ше­го Пат­ри­ар­ха упразд­нить за­гра­нич­ный Си­нод (5 мая – 22 ап­ре­ля 1922 г.). Но Си­нод и до сих пор про­дол­жа­ет су­ще­ство­вать, по­ли­ти­че­ски не ме­ня­ясь, а в по­след­нее вре­мя сво­и­ми при­тя­за­ни­я­ми на власть да­же рас­ко­лол за­гра­нич­ное цер­ков­ное об­ще­ство на два ла­ге­ря. Чтобы по­ло­жить это­му ко­нец, мы по­тре­бо­ва­ли от за­гра­нич­но­го ду­хо­вен­ства пись­мен­ное обя­за­тель­ство в пол­ной ло­яль­но­сти к Со­вет­ско­му пра­ви­тель­ству во всей сво­ей об­ще­ствен­ной де­я­тель­но­сти. Не дав­шие та­ко­го обя­за­тель­ства или на­ру­шив­шие его бу­дут ис­клю­че­ны из со­ста­ва кли­ра, под­ве­дом­ствен­но­го Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии. Ду­ма­ем, что, раз­ме­же­вав­шись так, мы бу­дем обес­пе­че­ны от вся­ких неожи­дан­но­стей из-за гра­ни­цы. С дру­гой сто­ро­ны, на­ше по­ста­нов­ле­ние, мо­жет быть, за­ста­вит мно­гих за­ду­мать­ся, не по­ра ли и им пе­ре­смот­реть во­прос о сво­их от­но­ше­ни­ях к Со­вет­ской Вла­сти, чтобы не по­ры­вать со сво­ей род­ной цер­ко­вью и ро­ди­ной.
Не ме­нее важ­ной сво­ей за­да­чей мы счи­та­ем и при­го­тов­ле­ние к со­зы­ву и са­мый со­зыв на­ше­го Вто­ро­го По­мест­но­го Со­бо­ра, ко­то­рый из­бе­рет нам уже не вре­мен­ное, а по­сто­ян­ное цен­траль­ное цер­ков­ное управ­ле­ние, а так­же вы­не­сет ре­ше­ние и о всех «по­хи­ти­те­лях вла­сти» цер­ков­ной, раз­ди­ра­ю­щих хи­тон Хри­стов. По­ря­док и вре­мя со­зы­ва, пред­ме­ты за­ня­тий Со­бо­ра и пр. по­дроб­но­сти бу­дут вы­ра­бо­та­ны по­том. Те­перь же мы вы­ра­зим лишь на­ше твер­дое убеж­де­ние, что наш бу­ду­щий Со­бор, раз­ре­шив мно­гие на­болев­шие во­про­сы на­шей внут­рен­ней цер­ков­ной жиз­ни, в то же вре­мя сво­им со­бор­ным ра­зу­мом и го­ло­сом даст окон­ча­тель­ное одоб­ре­ние к пред­при­ня­то­му на­ми де­лу уста­нов­ле­ния пра­виль­ных от­но­ше­ний на­шей Церк­ви к Со­вет­ско­му Пра­ви­тель­ству.
В за­клю­че­ние усерд­но про­сим вас всех. Прео­свя­щен­ные Ар­хи­пас­ты­ри, пас­ты­ри, бра­тие и сест­ры, по­мо­ги­те нам каж­дый в сво­ем чи­ну ва­шим со­чув­стви­ем и со­дей­стви­ем на­ше­му тру­ду, ва­шим усер­ди­ем к де­лу Бо­жию, ва­шей пре­дан­но­стью и по­слу­ша­ни­ем свя­той Церк­ви, в осо­бен­но­сти же ва­ши­ми за нас мо­лит­ва­ми ко Гос­по­ду, да даст Он нам успеш­но и Бо­го­угод­но со­вер­шить воз­ло­жен­ное на нас де­ло к сла­ве его Свя­то­го Име­ни, к поль­зе Свя­той на­шей Пра­во­слав­ной Церк­ви и к на­ше­му об­ще­му спа­се­нию.
Бла­го­дать Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста и лю­бы Бо­га и От­ца и при­ча­стие Свя­то­го Ду­ха бу­ди со все­ми ва­ми. Аминь.
16/29 июля 1927 г. Москва
За Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля
Сер­гий, Мит­ро­по­лит Ни­же­го­род­ский
Чле­ны Вре­мен­но­го Пат­ри­ар­ше­го Свя­щен­но­го Си­но­да:
Се­ра­фим Мит­ро­по­лит Твер­ской, Силь­вестр Ар­хи­епи­скоп Во­ло­год­ский, Алек­сий Ар­хи­епи­скоп Ху­тын­ский, управ­ля­ю­щий Нов­го­род­ской Епар­хи­ей, Ана­то­лий Ар­хи­епи­скоп Са­мар­ский, Па­вел Ар­хи­епи­скоп Вят­ский, Филипп Ар­хи­епи­скоп Зве­ни­го­род­ский, управ­ля­ю­щий Мос­ков­ской Епар­хи­ей, Кон­стан­тин Епи­скоп Сум­ский, управ­ля­ю­щий Харь­ков­ской Епар­хи­ей
Управ­ля­ю­щий де­ла­ми Сер­гий Епи­скоп Сер­пу­хов­ской
[18]
Его Вы­со­ко­прео­свя­щен­ству
Вы­со­ко­прео­свя­щен­но­му мит­ро­по­ли­ту Сер­гию,
За­ме­сти­те­лю Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля
Ва­ше Вы­со­ко­прео­свя­щен­ство!
Хо­тя ни цер­ков­ные ка­но­ны, ни прак­ти­ка Ка­фо­ли­че­ской церк­ви Пра­во­слав­ной, ни по­ста­нов­ле­ния Все­рос­сий­ско­го Цер­ков­но­го Со­бо­ра 1917/18 гг. да­ле­ко не оправ­ды­ва­ют Ва­ше­го сто­я­ния у кор­ми­ла выс­ше­го управ­ле­ния на­шею оте­че­ствен­ною Цер­ко­вью, мы, ни­же­под­пи­сав­ши­е­ся епи­ско­пы Яро­слав­ской цер­ков­ной об­ла­сти, ра­ди бла­га и ми­ра цер­ков­но­го счи­та­ли дол­гом сво­ей со­ве­сти быть в еди­не­нии с Ва­ми и иерар­хи­че­ском Вам под­чи­не­нии. Мы обод­ря­ли и уте­ша­ли се­бя мо­лит­вен­ным упо­ва­ни­ем, что Вы, с Бо­жи­ей по­мо­щью и при со­дей­ствии муд­рей­ших и ав­то­ри­тет­ней­ших из со­бра­тьев на­ших во Хри­сте – епи­ско­пов, охра­ни­те цер­ков­ный ко­рабль от гро­зя­щих ему со всех сто­рон в пе­ре­жи­ва­е­мое на­ми труд­ное для Церк­ви Хри­сто­вой вре­мя опас­но­стей и при­ве­де­те его непо­вре­жден­ным к спа­си­тель­ной при­ста­ни – Со­бо­ру, ко­то­рый увра­чу­ет жи­вое и жиз­не­спо­соб­ное те­ло цер­ков­ное от по­стиг­ших его, по по­пуще­нию Про­мыс­ла Бо­жия, неду­гов и вос­ста­но­вит над­ле­жа­щий ка­но­ни­че­ский по­ря­док цер­ков­ной жиз­ни и управ­ле­ния.
Но за­вет­ные ча­я­ния и на­деж­ды на­ши не сбы­лись. Ма­ло то­го, мы ви­дим и убеж­да­ем­ся, что Ва­ша де­я­тель­ность по управ­ле­нию Цер­ко­вью, чем даль­ше, тем в боль­шей сте­пе­ни вы­зы­ва­ет недо­воль­ство и осуж­де­ние со сто­ро­ны мно­гих и мно­гих пред­ста­ви­те­лей пра­во­слав­но­го епи­ско­па­та, – сму­ще­ние, осуж­де­ние и ро­пот в сре­де кли­ра и ши­ро­ких кру­гов ми­рян.
Со­зна­вая всю неза­кон­ность сво­е­го еди­но­лич­но­го управ­ле­ния Цер­ко­вью, – управ­ле­ния, ни­ка­ким со­бор­ным ак­том не санк­ци­о­ни­ро­ван­но­го, Вы ор­га­ни­зу­е­те при се­бе «Пат­ри­ар­ший Си­нод». Но ни по­ря­док ор­га­ни­за­ции это­го «Си­но­да», Ва­ми еди­но­лич­но учре­жден­но­го и от Вас по­лу­ча­ю­ще­го свои пол­но­мо­чия, ни лич­ный со­став его из лю­дей слу­чай­ных, до­ве­ри­ем епи­ско­па­та не поль­зу­ю­щих­ся, в зна­чи­тель­ной ча­сти сво­ей про­явив­ших да­же неустой­чи­вость сво­их пра­во­слав­но-цер­ков­ных убеж­де­ний (от­па­де­ние в об­нов­лен­че­ство и (один) в рас­кол бег­ло­по­повства), не мо­гут быть ква­ли­фи­ци­ро­ва­ны ина­че, как толь­ко яв­ле­ния опре­де­лен­но-про­ти­во­ка­но­ни­че­ские.
В сво­ем об­ра­ще­нии к ча­дам Пра­во­слав­ной Церк­ви от 29/VII-1927 г. Вы в ка­те­го­ри­че­ской фор­ме объ­яв­ля­е­те та­кую про­грам­му Ва­шей бу­ду­щей ру­ко­во­дя­щей де­я­тель­но­сти, осу­ществ­ле­ние ко­то­рой неми­ну­е­мо при­нес­ло бы Церк­ви но­вые бед­ствия, усу­гу­би­ло бы об­дер­жа­щие ее неду­ги и стра­да­ния. По Ва­шей про­грам­ме на­ча­ло ду­хов­ное и бо­же­ствен­ное в до­мо­стро­и­тель­стве цер­ков­ном все­це­ло под­чи­ня­ет­ся на­ча­лу мир­ско­му и зем­но­му, во гла­ву уг­ла по­ла­га­ет­ся не все­мир­ное по­пе­че­ние об ограж­де­нии ис­тин­ной ве­ры и хри­сти­ан­ско­го бла­го­че­стия, а ни­ко­му и ни­че­му не нуж­ное угод­ни­че­ство «внеш­ним», не остав­ля­ю­щее ме­ста для важ­ней­ше­го усло­вия устро­е­ния внут­рен­ней цер­ков­ной жиз­ни по за­ве­там Хри­ста и Еван­ге­лия – сво­бо­ды, да­ро­ван­ной Церк­ви ее Небес­ным Ос­но­ва­те­лем и при­су­щей са­мой при­ро­де ее – Церк­ви.
Ча­дам Церк­ви и преж­де все­го, ко­неч­но, – епи­ско­па­ту Вы вме­ня­е­те в обя­зан­ность – ло­яль­ное от­но­ше­ние к граж­дан­ской вла­сти. Мы при­вет­ству­ем это тре­бо­ва­ние и – сви­де­тель­ству­ем, что мы все­гда бы­ли есть и бу­дем ло­яль­ны и по­слуш­ны граж­дан­ской вла­сти; все­гда бы­ли, есмь и бу­дем чест­ны­ми и доб­ро­со­вест­ны­ми граж­да­на­ми на­шей род­ной стра­ны; но это, по­ла­га­ем, не име­ет ни­че­го об­ще­го с на­вя­зы­ва­е­мым Ва­ми по­ли­ти­кан­ством и за­иг­ры­ва­ни­ем и не обя­зы­ва­ет чад Церк­ви к доб­ро­воль­но­му от­ка­зу от тех прав сво­бод­но­го устро­е­ния внут­рен­ней ре­ли­ги­оз­ной жиз­ни цер­ков­но­го об­ще­ства, ко­то­рые да­ны ему са­мою же граж­дан­скою вла­стью (из­бра­ние об­щи­на­ми ве­ру­ю­щих ду­хов­ных ру­ко­во­ди­те­лей се­бе).
На ме­сто воз­ве­щен­ной Хри­стом внут­ри­цер­ков­ной сво­бо­ды Ва­ми вво­дит­ся адми­ни­стра­тив­ный про­из­вол, от ко­то­ро­го мно­го по­тер­пе­ла Цер­ковь и рань­ше. По лич­но­му сво­е­му усмот­ре­нию Вы прак­ти­ку­е­те бес­цель­ное, ни­чем не оправ­ды­ва­е­мое, пе­ре­ме­ще­ние епи­ско­пов – ча­сто во­пре­ки же­ла­нию их са­мих и их паст­вы, на­зна­че­ние ви­ка­ри­ев без ве­до­ма епар­хи­аль­ных ар­хи­ере­ев, за­пре­ще­ние неугод­ных Вам епи­ско­пов в свя­щен­но­слу­же­нии и т. д.
Все это и мно­гое дру­гое в об­ла­сти Ва­ше­го управ­ле­ния Цер­ко­вью, яв­ля­ясь, по на­ше­му глу­бо­ко­му убеж­де­нию, – яв­ным на­ру­ше­ни­ем ка­но­ни­че­ских опре­де­ле­ний Все­лен­ских и По­мест­ных Со­бо­ров, по­ста­нов­ле­ний Все­рос­сий­ско­го Со­бо­ра 1917/18 гг., уси­ли­вая все бо­лее и бо­лее нестро­е­ния и раз­ру­ху в цер­ков­ной жиз­ни, вы­нуж­да­ет нас за­явить Ва­ше­му Вы­со­ко­прео­свя­щен­ству: мы, епи­ско­пы Яро­слав­ской цер­ков­ной об­ла­сти, со­зна­вая ле­жа­щую на нас от­вет­ствен­ность пред Бо­гом за вве­рен­ных на­ше­му пас­тыр­ско­му ру­ко­вод­ству ду­хов­ных чад на­ших и по­чи­тая свя­щен­ным дол­гом сво­им все­мер­но охра­нять чи­сто­ту свя­той пра­во­слав­ной ве­ры и за­ве­щан­ную Хри­стом – сво­бо­ду устро­е­ния внут­рен­ней ре­ли­ги­оз­но-цер­ков­ной жиз­ни, в це­лях успо­ко­е­ния сму­щен­ной со­ве­сти ве­ру­ю­щих, за неиме­ни­ем дру­го­го вы­хо­да из со­здав­ше­го­ся ро­ко­во­го для Церк­ви по­ло­же­ния, от­ныне от­де­ля­ем­ся от Вас и от­ка­зы­ва­ем­ся при­зна­вать за Ва­ми и за Ва­шим Си­но­дом пра­во на выс­шее управ­ле­ние Цер­ко­вью. При этом до­бав­ля­ем, что мы оста­ем­ся во всем вер­ны­ми и по­слуш­ны­ми ча­да­ми Еди­ной, Свя­той, Со­бор­ной и Апо­столь­ской Церк­ви; неиз­мен­но пре­бы­ва­ем в иерар­хи­че­ском под­чи­не­нии Ме­сто­блю­сти­те­лю Пат­ри­ар­ше­го Пре­сто­ла Вы­со­ко­прео­свя­щен­но­му Пет­ру, мит­ро­по­ли­ту Кру­тиц­ко­му и через него со­хра­ня­ем ка­но­ни­че­ское и мо­лит­вен­ное об­ще­ние со все­ми Во­сточ­ны­ми Пра­во­слав­ны­ми Церк­ва­ми. Оста­ва­ясь незыб­ле­мо на та­ко­вом твер­дом ос­но­ва­нии, мы бу­дем управ­лять Яро­слав­ской цер­ков­ной об­ла­стью и ру­ко­во­дить сво­и­ми паства­ми в де­ле уго­жде­ния Бо­гу и ду­шев­но­го спа­се­ния САМОСТОЯТЕЛЬНО – в стро­гом со­гла­сии с Сло­вом Бо­жи­им, с об­ще­цер­ков­ны­ми ка­но­на­ми, пра­ви­ла­ми и пре­да­ни­я­ми, с по­ста­нов­ле­ни­я­ми Все­рос­сий­ско­го Со­бо­ра 1917/18 гг., с неот­ме­нен­ны­ми рас­по­ря­же­ни­я­ми выс­шей цер­ков­ной вла­сти пред­со­бор­но­го пе­ри­о­да, а так­же – с рас­по­ря­же­ни­я­ми Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на, его Си­но­да и Со­ве­та.
На­сто­я­щее ре­ше­ние на­ше оста­нет­ся в си­ле впредь или до со­зна­ния Ва­ми непра­виль­но­сти Ва­ших ру­ко­вод­ствен­ных дей­ствий и ме­ро­при­я­тий и от­кры­то­го рас­ка­я­ния в Ва­ших за­блуж­де­ни­ях, или до воз­вра­ще­ния к вла­сти Вы­со­ко­прео­свя­щен­но­го мит­ро­по­ли­та Пет­ра.
Ага­фан­гел, мит­ро­по­лит Яро­слав­ский
Се­ра­фим, ар­хи­епи­скоп Уг­лич­ский, ви­ка­рий Яро­слав­ской епар­хии,
быв­ший за­ме­сти­тель Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля
Мит­ро­по­лит Иосиф, 3-й из ука­зан­ных
Пат­ри­ар­шим Ме­сто­блю­сти­те­лем за­ме­сти­те­лей
Ар­хи­епи­скоп Вар­ла­ам (б. Перм­ский)
вре­мен­но управ­ля­ю­щий Лю­бим­ским ви­ка­ри­ат­ством
Сми­рен­ный Ев­ге­ний, епи­скоп Ро­стов­ский,
ви­ка­рий Яро­слав­ской епар­хии 6/11 - 1928 г.
[19] Су­ще­ствен­ное раз­ли­чие меж­ду мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем и яро­слав­ски­ми ар­хи­ере­я­ми бы­ло во взгля­дах не ка­но­ни­че­ских, а ис­то­ри­че­ских. Как ви­деть про­ис­хо­дя­щие в ис­то­ри­че­ской Рос­сии пе­ре­ме­ны? Яро­слав­ские ар­хи­ереи счи­та­ли, что лю­бые из­ме­не­ния в мо­лит­во­сло­ви­ях, на­при­мер, мо­ле­ния о су­ще­ству­ю­щей граж­дан­ской вла­сти по­ро­дят в Церк­ви со­блаз­ны и рас­кол. И по­то­му их вво­дить не сле­ду­ет. В цер­ков­ном об­ще­стве еще жи­ла на­деж­да, что ис­то­ри­че­ская Русь с ее стрем­ле­ни­ем к свя­то­сти и чи­сто­те вос­креснет. Боль­шин­ство на­ро­да и, в первую оче­редь, пра­во­слав­ные и сре­ди них неко­то­рые епи­ско­пы не при­зна­ва­ли свер­шив­ших­ся в Рос­сии го­судар­ствен­ных пе­ре­мен. Со­вет­ская власть ощу­ща­лась как яв­ле­ние вре­мен­ное, ко­то­рое не смо­жет утвер­дить­ся в Рос­сии на­дол­го. Со­вет­ское пра­ви­тель­ство боль­шин­ством на­ро­да рас­смат­ри­ва­лось как пра­ви­тель­ство чу­жое. От­сю­да – про­дер­жав­ше­е­ся до са­мо­го кон­ца непри­зна­ние это­го пра­ви­тель­ства об­ще­ством. Но для Церк­ви вся­кая власть – по­пущен­ная или да­ро­ван­ная Бо­гом – от Бо­га.
«Не мил я яро­слав­цам ока­зы­ва­юсь по­то­му, – пи­сал мит­ро­по­лит Сер­гий, – что не хо­чу оста­вать­ся с ни­ми при «свя­той Ру­си», хо­чу устра­и­вать для Церк­ви воз­мож­ность жиз­ни при но­вых усло­ви­ях, по­жа­луй, еще не по­вто­ряв­ших­ся в ис­то­рии. Свя­тая Русь и для ме­ня до­ро­га не ме­нее, чем всем Вам. Но я пом­ню со­вет пре­муд­ро­го, нель­зя пла­кать без кон­ца об умер­шем и ду­мать толь­ко о нем, на­ши си­лы и спо­соб­но­сти при­над­ле­жат жиз­ни, и мы долж­ны к ней об­ра­тить­ся. Стра­ни­ца со свя­той Русью уже пе­ре­вер­ну­та, и бу­дет безу­ми­ем и с на­шей сто­ро­ны от­ри­цать это и убеж­дать се­бя и дру­гих, что мы мо­жем про­дол­жать ее чи­тать, и те­перь это бы­ло бы от­ри­ца­ни­ем фак­та, т.е. неже­ла­ни­ем под­чи­нить­ся свер­шив­шей­ся во­ле Бо­жи­ей. Ко­неч­но, при­ят­но меч­тать о воз­вра­ще­нии этой стра­ни­цы, но меч­ты поз­во­ли­тель­ны для тех, кто си­дит где-ни­будь в угол­ку, а не для нас, ко­го Гос­подь по­ста­вил па­сти ста­до Свое. Мы долж­ны иметь сме­лость смот­реть пря­мо в гла­за дей­стви­тель­но­сти и не бо­ять­ся го­во­рить о ней тем, кто ее не ви­дит.
Сам Свя­тей­ший Пат­ри­арх Ти­хон, ко­то­рый сна­ча­ла в уго­ду «окру­же­нию» поз­во­лил се­бе вы­сту­пать про­тив те­пе­реш­ней вла­сти, но по­том ско­ро, как че­ло­век ми­ро­во­го кру­го­зо­ра, по­нял всю бес­цель­ность ста­вить Цер­ковь по­пе­рек те­че­ния ис­то­рии и нам ука­зал этот путь... По­ми­но­ве­ние вла­стей и есть ис­по­ве­да­ние, что мы на этот путь вста­ли, что мы пе­ре­ста­ем по­ни­мать Цер­ковь по‑преж­не­му, как пра­во­слав­ное го­су­дар­ство с пра­во­слав­ным ца­рем или в край­нем слу­чае с Пат­ри­ар­хом.
Мы мо­лим­ся, ко­неч­но, не о том, чтобы власть на­ша пре­успе­ва­ла в раз­ру­ше­нии ве­ры (как на нас кле­ве­щут), а о том, чтобы при су­ще­ству­ю­щей вла­сти мог­ли по воз­мож­но­сти спо­кой­но оста­вать­ся хри­сти­а­на­ми. Та­кая мо­лит­ва за­по­ве­да­на апо­сто­ла­ми. Яро­слав­цы и от это­го, ко­неч­но, от­мах­нут­ся как от непри­ят­но­го сна.
Вы пи­ше­те о со­блазне. Но опять-та­ки по Апо­сто­лу со­блазн не в том со­сто­ит, что я сво­и­ми дей­стви­я­ми, непри­выч­ны­ми для лю­дей из­вест­но­го на­стро­е­ния, сму­щаю или бес­по­кою, на­ру­шаю при­выч­ную для них об­ста­нов­ку, а в том, ко­гда я увле­каю де­лать во­пре­ки ве­ре (на­при­мер, жерт­вен­ное и т. п.).
Неосмыс­лен­ная бо­язнь все­го непра­виль­но­го от­нюдь не есть за­кон Церк­ви, пе­ред ко­то­рым пас­тырь дол­жен от­сту­пать, а он дол­жен и разъ­яс­нять.
Что бы­ло бы, ес­ли бы Ни­кон это­го «как буд­то» ис­пу­гал­ся и от­сту­пил. На­ша цер­ковь оста­лась бы при Иосиф­ском мно­го­ре­чии и мог­ла ли бы она удер­жать в се­бе рус­ское об­ще­ство, неиз­беж­но при­шед­шее к ев­ро­пе­и­за­ции. Не об­ре­че­на ли бы она бы­ла на то, чтобы быть вы­бро­шен­ной из жиз­ни и по­те­рять по­след­нее свое вли­я­ние. То же и те­перь: яро­слав­ское на­стро­е­ние со­хра­ня­ет­ся ведь в из­вест­ном по­ко­ле­нии. Млад­шие неиз­беж­но во­вле­че­ны бу­дут в но­вую жизнь, неуже­ли же вме­сте с этим при­дет­ся ухо­дить из Церк­ви. Это бы­ло бы ве­ли­чай­шим гре­хом с на­шей сто­ро­ны (Ар­хив УКГБ по Ива­нов­ской обл. "Де­ло по об­ви­не­нию Ря­шен­це­ва B.C.". Арх. №6314. Т. 1,л. 500, 501.).
[20] ГПУ хо­ро­шо по­ни­ма­ло, ка­кие це­ли оно пре­сле­ду­ет. Вско­ре епи­ско­пы, ока­зав­шие со­про­тив­ле­ние на­ме­ре­ни­ям мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла стать Ме­сто­блю­сти­те­лем, бы­ли аре­сто­ва­ны. Об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние, со­став­лен­ное в 6-м от­де­ле СО ОГПУ в Москве, гла­си­ло:
"Га­га­люк Ан­тон Мак­си­мо­вич (епи­скоп Онуф­рий), Ва­щен­ко Дмит­рий Ва­си­лье­вич (епи­скоп Фе­о­до­сии) и Лин­чев­ский Ан­дрей Кон­стан­ти­но­вич (епи­скоп Фила­рет) сре­ди цер­ков­ни­ков и ве­ру­ю­щих г. Харь­ко­ва рас­про­стра­ня­ли воз­зва­ние... к-р со­дер­жа­ния, в ко­то­ром при­зы­ва­ли ве­ру­ю­щих бе­речь пат­ри­ар­шую фор­му прав­ле­ния Цер­ко­вью и не до­пус­кать кол­ле­ги­аль­но­го управ­ле­ния..."[15] Та­ко­ва бы­ла ре­ак­ция ар­хи­ере­ев на Укра­ине. Та­ков был от­вет ГПУ – при­го­во­рить епи­ско­пов к ссыл­ке.
[21] В осо­бен­но­сти по­то­му, что за­ме­сти­тель Ме­сто­блю­сти­те­ля непри­ми­ри­мо дер­жал­ся с об­нов­лен­ца­ми, твер­до сле­дуя по­зи­ции Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на и мит­ро­по­ли­та Пет­ра, и ре­ши­тель­но со­про­тив­лял­ся по­пыт­кам вла­стей вне­сти в цер­ков­ное об­ще­ство рас­кол с по­мо­щью груп­пы ар­хи­епи­ско­па Гри­го­рия.
[22] На за­се­да­нии ко­мис­сии по про­ве­де­нию де­кре­та об от­де­ле­нии церк­ви от го­су­дар­ства при ЦК РКП(б) по­ста­но­ви­ли: "Ве­сти ли­нию на рас­кол меж­ду мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем... и мит­ро­по­ли­том Ага­фан­ге­лом... укреп­ляя од­новре­мен­но тре­тью, ти­хо­нов­скую, иерар­хию... во гла­ве с ар­хи­епи­ско­пом Гри­го­ри­ем... вы­ступ­ле­ние Ага­фан­ге­ла с воз­зва­ни­ем к ве­ру­ю­щим о при­ня­тии на се­бя обя­зан­но­стей Ме­сто­блю­сти­те­ля при­знать своевре­мен­ным и це­ле­со­об­раз­ным"[16]
[23] Яро­слав­ские цен­зо­ры от­ка­за­лись пе­ча­тать ком­мен­та­рий мит­ро­по­ли­та Ага­фан­ге­ла не по­то­му, что пред­по­ла­га­ли, что он бу­дет ан­ти­го­судар­ствен­ным или под­ры­ва­ю­щим ав­то­ри­тет мит­ро­по­ли­та Сер­гия, а чтобы до­са­дить вла­ды­ке. Они да­же не по­ин­те­ре­со­ва­лись, ка­ко­го ро­да ком­мен­та­рий же­ла­ет опуб­ли­ко­вать мит­ро­по­лит. Меж­ду тем, опуб­ли­ко­ва­ние по­доб­ных ком­мен­та­ри­ев в ви­де осо­бых по­сла­ний бы­ло де­лом до­воль­но обыч­ным. 17 но­яб­ря бы­ло опуб­ли­ко­ва­но по­сла­ние эк­зар­ха Укра­и­ны мит­ро­по­ли­та Ми­ха­и­ла (Ер­ма­ко­ва), 14 де­каб­ря ар­хи­епи­ско­па Вят­ско­го Пав­ла (Бо­ри­сов­ско­го).

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Богослужения

Служба сщмч. Агафангелу исповеднику, митрополиту Ярославскому

НА ВЕЛИЦЕЙ ВЕЧЕРНИ

На Господи, воззвах: стихиры, глас 8.

Подобен: О преславнаго чудесе:

Святителю отче Агафангеле, / ты от утробы матерния / на служение Господу избран быв, / в день Воздвижения / Животворящаго Креста Господня родися / и крест свой взем, усердно Христу последовал еси, / души своея отвергнувся Его ради, // темже соблюл еси ю в живот вечный.

Святителю отче Агафангеле, / ты яко дуга радостотворная явился еси, / от востока до запада / землю Русскую озаряя / молитвами слезными и трудами Богоугодными, / проповеданием Слова Божия, милосердием и смирением, / и яко сотворивый и научивый // велий в Царствии Небеснем нареклся еси.

Святителю отче Агафангеле, / страдания, яко угль горящ от олтаря Господня, / очистиша богоглаголивая твоя уста, / темже предания церковная попирающия твердо обличал еси, / разумея в последняя их, / како погибоша за беззаконие свое, / и яко соние востающаго // Господь в Церкви Русской образ их уничижил есть.

Святителю отче Агафангеле, / Христово был еси благоухание, / воню разума Его являя в земли Русской, / дело творя благовестника / и злостражда, яко добр воин Христов, / имене Его ради заточения и изгнания, поношения и болезни терпя, // уповая, яко труд твой несть тощ пред Господем.

Слава, глас тойже:

Егда Православная Церковь Русская / богоборческими гонении люте обуревашася, / святитель Агафангел страж неусыпный тоя явися, / по вся дни произволением умирая за Христа, / темже жизнь вечную наследова, / мощи своя граду Ярославлю во утверждение даровав, / и ныне в сонме новомученик Российских на Небесех ликует, // тепле моляся о душах наших.

И ныне, догматик: Царь Небесный:

Вход. Прокимен дне.

Чтения три исповеднику:

Премудрости Соломоновы чтение: Похваляему праведнику:

Премудрости Соломоновы чтение: Праведницы во веки живут:

Премудрости Соломоновы чтение: Праведник, аще постигнет скончатися:

На литии стихира храма и святаго стихиры, глас 1:

Таков нам подобаше архиерей, / преподобен, незлобив, / домоправитель верный и мудрый дома Божия, / пастырь добрый, / душу свою за овцы Христовы полагающий, / иже не убояся убивающих тело, / души же не могущих убити, / яков ты явился еси, святителю Агафангеле, // образ себе самаго верным чадом Церкве Русския подавая.

Супружницы и сына во единочасии лишився, / Божие посещение уразумел еси, святителю Агафангеле, / и призвание на путь монашеский, / таже и дар слова от Господа восприяв, / сторицею той проповеданием и учением преумножил еси / и светильник целомудрия елеем милости просветив, // с мудрыми девами в Чертог Небесный вшел еси.

Слава, глас 6.

Подобен: Все отложше:

Стойте и держите / предания церковная, — / неленостно поучал еси паству, / святителю Агафангеле, / егда же в Ярославскую обитель Спасову / безбожными заключен был еси, / вернии людие на криле церковнем собирашася, / да поне издалеча / видением лика твоего утешатся, / темже и ныне предстани в помощь нам, // празднующим любовию святую память твою.

И ныне, Богородичен, глас и подобен тойже:

Возвеличим Тя вси, / Пренепорочную / Матерь Бога нашего, / Юже освяти Дух Пресвятый. / Ты бо еси, Богородице, / оружие наше и стена / и Святой Руси Заступнице, / к Тебе ныне прибегаем, / Тя на молитву призываем, / да избавиши нас // от врагов наших.

На стиховне стихиры, глас 2:

Приидите, празднолюбцы, / воспоим святителя Агафангела достоблаженнаго, / учителей печать и страдальцев единонравна, / Христа ради вся во уметы вменившаго, / велелепием исповедания Церковь Русскую украсившаго, // ныне же посреде Церкви преподобных Бога воспевающаго.

Стих: Ты иерей во век / по чину Мелхиседекову.

Приидите, архиереи и священницы, / святителя Господня песньми почтим, / той бо Жертве Безкровней исповеданием уподобися, / еяже приносити издетска слезно возжеле / во умилостивление за грехи почивших в вере, // в памяти смертней поучаяся.

Стих: Исповемся Тебе, Господи / всем сердцем моим

Приидите, любострадальцы, / прославим Агафангела освященнаго, / страсти по Христе возлюбившаго, / тако во исповедании Лице Его предварявшаго: / яко аз на раны готов Тебе ради и аще бы восхотел еси жертвы, // дал бых убо, Господи.

Слава, глас 6:

Возлюбил еси Бога паче живота / и ближняго своего, яко себе, / во главу угла благо Церкви Святей поставляя, / предания святых отец неизменно хранити повелевая, / сквозе огнь и воду страданий по Христе прошел еси / и ныне вечнаго покоя наслаждаешися, // святителю Агафангеле, отче наш.

И ныне, Богородичен: Творец и Избавитель:

На благословении хлебов тропарь, глас 2:

По вся дни умерщвляем был еси Бога ради, / святителю и исповедниче Христов Агафангеле, / во время безбожных гонений лютых / попечение о Церкви Русской от Святейшаго Патриарха Тихона прияв, / коварныя козни слуг диавола разорил еси / и корабль Церковный мудре управил еси / силою возлюбившаго тя Господа, // Егоже моли даровати нам мир и велию милость.

НА УТРЕНИ

На Бог Господь: тропарь тойже.

По 1-м стихословии седален, глас 7:

Приимше вся оружия Божия, / во плоти ходяще, не по плоти воинствовал еси / и благодатию Божиею устоял еси во время гонений лютых на Церковь Русскую, / святителю отче Агафангеле, / покры бо тя в тайне Лица Своего Господь, // Егоже моли помиловати нас в День Судный.

Слава, и ныне, Богородичен:

Предстательнице теплая и Заступнице христиан еси, Богородице Всепетая, / темже со святыми всеми земли Русския / Сына Твоего и Бога моли // обрести нам велию милость.

По 2-м стихословии седален, глас 2:

В грозное время брани и смуты / воинов Российских во имя Христово призвал еси / верно Отечеству служити, / веру православную незыблемо хранити / и живот свой полагати за други своя, / святителю Христов Агафангеле, // сам же молитвою сугубою за тех подвизался еси.

Слава, и ныне, Богородичен:

Воистинну Богородицу Тя исповедуем, Владычице, / ибо Бога неизреченно родила еси, разоршаго Крестом смерть / и к Себе привлекшаго святых соборы, // с нимиже моли Его спасти землю Русскую, яко та есть Дом Твой.

Величание:

Величаем тя, святителю отче Агафангеле, / и чтим за исповедание Христово страдания твоя, // яже во утверждение на Руси Православия претерпел еси.

Псалом избранный:

1 лик. Священницы Твои облекутся правдою, и преподобнии Твои возрадуются. (Пс. 131:9)

2 лик. Повем имя Твое братии моей, посреде Церкве воспою Тя. (Пс. 21:23)

1. Приидите, чада, послушайте мене, страху Господню научу вас. (Пс. 33:12)

2. Возненавидех церковь лукавнующих, и с нечестивыми не сяду. (Пс. 26:5)

1. Яко ревность дому Твоего снеде мя, и поношения поносящих Ти нападоша на мя. (Пс. 68:15)

2. За словеса устен Твоих аз сохраних пути жестоки. (Пс. 6:4)

1. Искусил мя еси, и не обретеся во мне неправда. (Пс. 16:3)

2. Правдою Твоею избави мя и изми мя. (Пс. 30:2)

1. Погна враг душу мою, посадил мя есть в темных. (Пс. 142:3)

2. Изведи из темницы душу мою, исповедатися имени Твоему. (Пс. 141:38)

1. Бог мой еси Ты, и исповемся Тебе всем сердцем моим. (Пс. 127:28; 137:1)

2. Глаголах о свидениих Твоих пред цари, и не стыдяхся. (Пс. 118:146)

1. Благо есть исповедатися Господеви и пети имени Твоему, Вышний. (Пс. 91:2)

2. Пойте Господеви, преподобнии Его, и исповедайте память святыни Его, во всех людех чудеса Его. (Пс. 29:5; 95:3)

По полиелеи седален, глас 2:

Отверзошася ти врата правды, / и ныне вшед в ня Господеви исповедуешися, / хвалу Ему в церкви преподобных возсылая, / и кадило молитв священных Престолу Его вознося, / темже помяни чада Церкве Русския, любовию чтущия тя, // святителю Агафангеле всехвальне.

Слава, и ныне, Богородичен:

Не имамы иныя надежды во обстояниих, / разве предстательства Богоматере, / верных поучал еси, святителю Агафангеле, / к Толгскому чудотворному образу Ея притекая, / о спасении Руси усердно Пречистую молил еси.

Степенна 1-й антифон 4-го гласа.

Прокимен, глас 4: Честна пред Господем:

Стих: Что воздам Господеви:

Евангелие от Луки, зачало 64.

По 50-м псалме стихира, глас 6:

Прием силу, нашедшу Святому Духу на тя, / святителю Агафангеле, / во время безбожных гонений в земле Русской / духом непоколебим явился еси, / старец сый телом немощный и притрудный, / заточения, изгнания и болезни, / глад и мраз претерпевая, яко воистинну свидетель Христов, // Егоже моли помиловати души наша.

Канон, глас 8. егоже краегранесие:

Претерпевый до конца, той спасен будет.

Песнь 1. Ирмос: Колесницегонителя фараоня:

Приими пение от души, благих вдовствующей, / яко лепту, святителю Агафангеле, / положивый в сокровищницу Церкве Русския / плод устен, исповедающих имя Божие.

Ревностию по Бозе / море неверия и зловерия от земли Русской вспять обратил еси, / и ныне твоих подвиг море проходя, / держим исповедание упования неуклонное, / воспевающе и поюще в сердцах наших Господеви.

Егда дадеся ти благодать / не точию во Христа православно веровати, но и по Нем страдати, / немокренно мук пучину прошел еси, / верным сыном Русским образ быв, / и во исповедании вниде во врата Небесная.

Богородичен: Твоего чрева благословен Плод, Богоневесто, / Имже земнии вси от клятвы избавихомся, / Благословенная, Пречистая, несказанное чудо, недоразумеваемое ведение, / всех верных спасение.

Песнь 3. Ирмос: Утверждей на камени веры:

Егда восташа отступницы на святыни земли Русския, / тогда ты учаше неложно, Богомудре Агафангеле, / како подобает в Дому Божии жити, / яже есть Церковь Бога Жива, / столп и утверждение истины.

Реша безумнии: несть Бог, / приидите и отставим вся праздники Божия от земли Русския, / ты же глаголал еси, блаженне Агафангеле: / единением во святой вере и братском мире утверждайтеся.

Повелевал еси верным апостольски, Агафангеле Богодухновенне, / отлучатися от всякаго брата, безчинно ходяща, а не по преданию, / в научения странна и различна не прилагатися, / но благодатию утверждати сердца.

Богородичен: Едина словом плотию Слово рождшая, Чистая, / молимся, избави сетей вражиих души наша, / и утверди на камени Божественных хотений, / яко на Тя упование возложихом.

По 3-й песни седален, глас 4:

Взирая на Начальника и совершителя веры Иисуса, / верою возмогше от немощи, правду соделал еси, святителю Агафангеле, / в темницех и изгнаниих терпеливодушно пребывая, / беды от гонителей, беды от лжебратии терпя, / темже жизнь вечную наследовал еси.

Слава, и ныне, Богородичен:

К Заступнице страны нашея Приснодеве Богородице притецем, / и к первописанней иконе Ея ныне припадем, / с верою зовуще из глубины души: / о, Мати Божия, спаси землю Русскую, / исцели сокрушение Ея и верных людей утеши.

Песнь 4. Ирмос: Ты моя крепость, Господи:

Виждь враги моя, яко умножишася и туне возненавидеша мя, / сохрани душу мою и избави мя, / яко Тебе ради претерпех поношение, / — вопиял еси псаломски, Агафангеле крепкодушне, — / и прославлю силу Твою, Человеколюбче.

Исповедал еси Господа пред отступники и гонители: / с нами Бог, разумейте и покаряйтеся: / страха вашего не убоимся, ниже смутимся. / Господа Бога нашего, Того освятим, и Той будет нам в страх.

Имене Своего ради посреде скорби сохрани тя Господь, / темже в роды родов мышцу Его возвещаеши: / яко аще не Господь помогл бы нам, не помянулося бы имя Руси ктому, / ныне же силу Его воспеваем.

Богородичен: Доброту Иаковлю, / красную Тя, Всечистая, Едину обрет от века / Пребезначальное Слово, / и вселився в Тя, обнови человеческое естество, / Егоже моли от всякия мне избавитися скорби.

Песнь 5. Ирмос: Яко Бога иного:

Осиротевше от паствы твоея лицем, а не сердцем, / за дело Христово даже до смерти приблизился еси, / исповедуя Господа Человеколюбца.

Кую измену даст человек за душу свою? / евангельски поучался еси, / темже не зайде солнце исповедания твоего / Света незаходимаго Господа Человеколюбца.

О всякой скорби Бог утешаше тя, / да возможеши утешати сущия в скорбех, / еще же и гонящия благословляти, / воспевая Страстоположника Господа Человеколюбца.

Богородичен: Направи мя к покаянию, / твердь умная, Солнце правды нам возсиявшая, / яко да увижу свет спасения, Владычице Чистая.

Песнь 6. Ирмос: Иону в ките:

Царюющия, святителю Агафангеле, / смириша во оковах нозе твои, / обаче Слово Божие связати не возмогоша.

Аще благая прияхом от руки Господни, злая ли не стерпим, / да яко сыновне наказание приимем, / тако учаше, священнейший отче.

Темже убо благоволим / во изгнаниих, в теснотах по Христе, / егда бо немощствуем, тогда о Господе сильни есмы, / глаголал еси, Богомудре.

Богородичен: Освяти ум мой и просвети сердце мое, / Святая Мати Божия, / и одержащих мя зол измени, / христиан Заступнице.

Кондак, глас 4:

Исполняя во плоти твоей лишение скорбей / за Тело Христово, еже есть Церковь, / старейший быв, страждущим Ея чадам послужил еси, / предания церковная попирающия обличив и далече отгнав, / милостию и смирением, миротворением и мудростию / на свещнице архиерейском возсиял еси, / мощи своя граду Ярославлю во утверждение даровав, / святителю Агафангеле, отче наш.

Икос:

К Церкви и земли Русской любовию распалаяся, / неверие и зловерие со дерзновением обличал еси, / повиноватися и покарятися законным пастырем чада церковная поучая, / и преизлиха имети их в любви за дело их. / Темже, страдания по Христе волею вземшу на рамо, / злокозненный враг невольно плещи ти даде, / и ныне, во веки веселяся за лета, в няже видяше злая, / поминай любовию чтущих тя, святителю Агафангеле, отче наш.

Песнь 7. Ирмос: Божия снизхождения:

Имуще щит веры православныя, / стрелы разженныя мучителей отражал еси, вопия: / аще бо паки возможете и паки побеждени будете, / аз же благословлю Бога отец наших.

Со беззаконными вменився, / путем нечестивых никогдаже идый, / и ненавидим Господа ради был еси, / обаче не опали малодушие сердце твое, / горящее любовию к Богу отец наших.

Паче силы гонители отяготиша тя, / обаче сам в себе осуждение смерти имел еси, / исповедуя Христа, возставляющаго мертвыя, / темже от вечныя смерти избави тя Бог отец наших.

Богородичен: Агнца зрящи воздвизаема на древе неправедне, / многопетая Агница плачущи восклицаше, матерски слезяще, / и долготерпение пояше, славяще Сына Своего и Бога отец наших.

Песнь 8. Ирмос: Нечестия органы:

Силою многою благовествовал еси, / приемше от Господа глаголы: / се, удаляющии себе от Тебе погибнут, / да исповедятся Тебе, Боже, людие Русстии во веки.

Едем узилище соделав, / реку Божественных учений оттуду источил еси, / нечестие потопляя и лице земли Русския напаяя во веки.

Написуя верным благочестивно разум Божественный, / Святаго Духа явился еси трость, / Емуже со Отцем и Сыном исповедаешися во веки.

Богородичен: Безсмертнаго Бога рождшая, / течение смертное укротила еси, / темже умертви, Чистая, страсти телеси моего, / да Тя славлю во веки.

Песнь 9. Ирмос: Благословен Господь Бог:

Узы твоя поминающия / и любовию чтущия память твою, / вечных и нерешимых уз избавити молися Христу, / святителю Агафангеле, / яко ходатай теплый чад Церкве Русския.

Дар освященный народу Русскому / свыше послан бысть, святе Агафангеле, / в годину лютую аки адамант в вере православней его утверждающий, / и ныне помяни благословящия о тебе Господа.

Единаго Бога возлюбив, / священное служение исповеданием запе­чатлел еси, / и яко клас зрелый земли Русския, / в Небесных житницех упокоился еси, славне Агафангеле.

Богородичен: Тя верою поющия просвети, Всенепорочная, / просветительными молниями Сына Божия, / из Твоея прошедшаго утробы, / и тьмы нас несветимыя изми Твоим предстательством.

Светилен:

Представил еси себе жертву живу Богови, / святу, благоутодну, / в словеснем служении и исповедании, / святителю Агафангеле, / и тако просветися свет твой на Святой Руси, / яко славит выну о тебе Отца Небеснаго.

Слава, и ныне, Богородичен:

Свет от Света миру рождшая, Пречистая, / светлости святых сподоби люди земли Русския, Тебе почитающия, / и благодарение от души приносящия Тебе: / не забуди рабов Твоих, Едина Благословенная.

На хвалитех стихиры, глас 4:

Досточудне святителю Агафангеле, / ты в годину гонений на Церковь Русскую / столп православия исповеданием Христа явился еси, / узами и изгнанием яко злато в горниле искушаем, / и в мире почив, благоугоханием от святых мощей твоих верныя возвеселил еси, // ныне же во хвалении Бога величаеши. (Дважды).

Егда безбожие сокруши землю Русскую, / премножество силы Божия проповедал еси, Агафангеле всехвальне, / гоним, но не оставляем, / низлагаем, но не погибающе, / в терпении мнозе, бдениих и пощениих, / во благости, любви нелицемерней и словеси истины, // утверждение на Руси Бога нашего восхваляюще.

По слову Господню врази твоя любил еси, / образ страждущим верным людем Русским являя, / святителю Агафангеле, / кленущия тя благословляше, / добро творя ненавидящим тя / и моляся за напасти творящих и изгоняющих, / яко да всыновления сподобишися Отцу Небесному, // Егоже ныне во славе восхваляеши.

Слава, глас 8:

Святителю и исповедниче Христов Агафангеле, / ты первее Ярославскую паству / от омофора святителя Тихона прияв, / приимите мя в любовь свою, якоже онаго, / людем глаголал еси, / последи же заветом Первостоятеля, / попечение о Церкви Русской подъял еси, / и тому во время гонений безбожных спострадал еси, / и ныне купно с Ним Престолу Божию предстоиши, // моляся о душах наших.

И ныне, Богородичен:

Срадуются с нами умная вся чиноначалия, / духовному совокуплыпе чувственный лик, / видяще Царицу и Владычицу всех, / многоименне верными славиму: / радуются же и дуси праведных, сущии зрителие видения, / на воздусе молебно простирающу всечестнеи Свои руце, / просяще умирения миру / и земли Русской утверждения // и спасения душам нашим.

Славословие великое и отпуст.

НА ЛИТУРГИИ

Блаженны от канона, песни 3-я и 6-я.

Прокимен, глас 7: Изведи из темницы душу мою / исповедатися имени Твоему. (Пс.141:8). Стих: Гласом моим ко Господу воззвах. (Пс. 141:1)

Апостол к Евреом, зачало 334.

Аллилуиа, глас 2: Праведнии исповедятся имени Твоему и вселятся правии с лицем Твоим. (Пс.139:14)

Стих: Господи, Господи, сило спасения моего, осенил еси над главою моею в день брани. (Пс. 139:8)

Евангелие от Матфеа, зачало 38.

Причастен: Пойте Господеви преподобнии Его и исповедайте память святыни Его. (Пс. 29:5)

Молитвы

Тропарь священноисповеднику Агафангелу (Преображенскому), митрополиту Ярославскому

глас 2

По вся́ дни́ умерщвля́ем бы́л еси́ Бо́га ра́ди,/ святи́телю и испове́дниче Христо́в Агафа́нгеле,/ во вре́мя безбо́жных гоне́ний лю́тых/ попече́ние о Це́ркви Ру́сской от Патриа́рха Ти́хона прия́в,/ кова́рные ко́зни слу́г диа́вола разори́л еси́/ и кора́бль церко́вный му́дре упра́вил еси́/ си́лою возлюби́вшаго тя́ Го́спода,// Его́ же моли́ дарова́ти на́м ми́р и ве́лию ми́лость.

Перевод: Каждый день был перед лицом смерти (1Кор.15:31) Бога ради, святитель и исповедник Христов Агафангел, во время жестоких гонений безбожников приняв попечение о Церкви Русской от патриарха Тихона, коварные козни слуг диавола разрушил ты и кораблем церковным мудро управлял ты силой возлюбившего тебя Господа, Его же моли даровать нам мир и великую милость.

Ин тропарь священноисповеднику Агафангелу (Преображенскому), митрополиту Ярославскому

глас 2

От младе́нческих ле́т Бо́гом избра́нный,/ на служе́ние Святе́й Це́ркви при́зван бы́л еси́,/ о́вцы слове́сныя ста́да Христо́ва до́бре упа́сл еси́,/ за ве́ру Правосла́вную гоне́ние претерпе́л еси́./ Испове́дниче святи́телю Агафа́нгеле,/ моли́ о на́с Бо́га, до конца́ в ве́ре и́стинней пребыва́ти,// па́стырю на́ш до́брый.

Перевод: С младенческих лет Богом избранный, ты был призван на служение Святой Церки, овец духовных стада Христова прекрасно упас, за веру Православную гонение претерпел ты. Исповедник святитель Агафангел, моли о нас Бога до конца в вере истинной пребывать, пастырь наш добрый (Ин.10:11).

показать все

Ин тропарь священноисповеднику Агафангелу (Преображенскому), митрополиту Ярославскому

глас 4

Земли́ Яросла́вския небе́сный покрови́телю,/ Це́ркве Ру́сския красото́ и сла́во,/ святи́телю Агафа́нгеле богому́дре,/ Правосла́вныя ве́ры учи́телю,/ святы́х ея́ догма́тов храни́телю,/ о па́стве росси́йстей усе́рдный попечи́телю./ Предста́ни в по́мощь на́м, пра́зднующим святу́ю па́мять твою́,/ моли́ ми́лостиваго Бо́га// Це́рковь Христо́ву в ми́ре соблюсти́ и спасти́ души́ на́ша.

Перевод: Земли Ярославской небесный покровитель, Церкви русской красота и слава, святитель Агафангел Богомудрый, Православной веры учитель, святых догматов ее хранитель, паствы российской усердный защитник. Приди на помощь к нам, празднующим святую память твою, моли милостивого Бога Церковь Христову в мире сохранить и спасти души наши.

Кондак священноисповеднику Агафангелу (Преображенскому), митрополиту Ярославскому

глас 2

Сто́лпе непоколеби́мый ве́ры Правосла́вныя,/ святи́телю Агафа́нгеле богому́дре,/ у́зы темни́чныя, тесноты́ и ско́рби претерпе́вый,/ от искуше́ний тя́жких па́ству охрани́л еси́,/ ми́р церко́вный соблю́л еси́.// И ны́не защити́ Це́рковь Ру́сскую от нападе́ний вра́жиих.

Перевод: Столп непоколебимый веры Православной, святитель Агафангел Богомудрый, тюремные узы, невзгоды и скорби претерпевший, от тяжелых искушений паству уберег ты, мир церковный сохранил. И сейчас защити Церковь Русскую от нападений вражеских.

Каноны и Акафисты

Акафист святителю и исповеднику Агафангелу, митрополиту Ярославскому и Ростовскому

Священноисповедник Агафангел (Преображенский), Ярославский

Кондак 1

Избранниче предивный, Господем возлюбленный, на служение Церкви Христовой поставленный, саном священноначалия возвеличенный, пастырь добрый и истинный друг Христов показался еси, святителю Агафангеле, добродетельми и подвиги духовными украшен, Господа в молитве непрестанно взыскуя, приятелище соделался еси Духа Святаго. Слово Божие проповедаше, паству обильно пополнял еси, сопричти и нас избранному стаду Христову, благочестно поющих ти: Радуйся, святителю Агафангеле, Православныя веры исповедниче и теплый за ны молитвенниче.

Икос 1

От юности житие безмолвное возлюбил еси, хождаше на сельское кладбище, среди крестов и могил тишиною и покоем сердце питаше, поучался еси глаголам вечности, в тщету вменяя временное житие, младенческою молитвою к Богу пламеневый, умолял еси Его соделати тя служителем олтаря. Мы же, умиляяся богомудрию твоему, с детских лет явившуся, со благоговением взываем:

Радуйся, житие твое младенческое в богомыслии проводивый; радуйся, яко святитель Игнатий, тишину и уединение паче детских игр возлюбивый.

Радуйся, глаголам вечности поучавыйся; радуйся, в молитве к Богу устремлявыйся.

Радуйся, служити Богу во олтари с детства стремивыйся, радуйся, служити Ему верою и правдою от благочестивых родителей научивыйся.

Радуйся, родителей присное радование; радуйся, истинных учителей славная похвало.

Радуйся, Церкве православныя пастырю предивный; радуйся, града Ярославля бисере многоценный.

Радуйся, святителю Агафангеле, Православныя веры исповедниче и теплый за ны молитвенниче.

Кондак 2

Видяши град Ярославль святыя мощи твоя, от них же воистинну источаются обильныя чудеса и исцеления, дивляшеся благоутробию Божию, давшу нам предивнаго заступника и теплаго молитвенника, у Престола Божия за ны молящагося, со умилением и верою взывающе всех благ Подателю: Аллилуиа.

Икос 2

Разум Божественный дарова ти Господь, уготова тя к высокому служению в сане архиерейстем. Ты же талант от Господа восприявый, в земли его не сокрывый, во сто крат приумножил еси. Слово Божие по всей стране проповедаше, в паству Христову многая овцы уловил еси, не остави и нас сирых, воспевающих ти сице:

Радуйся, истинный проповедниче веры Православныяй; радуйся, православных радование.

Радуйся, светильниче небесный, присно горящий; радуйся, столпе огненный, во тьме неверия и смут верным светящий.

Радуйся, облаче, исполненный росою благодати духовныя; радуйся, красото и слава церковная.

Радуйся, земли Российския заступление; радуйся, града Ярославля предивное украшение.

Радуйся, святителю Агафангеле, Православныя веры исповедниче и теплый за ны молитвенниче.

Кондак 3

Силою Вышняго осенен был еси, святителю Агафангеле, егда горько уязвленный смертию благоверныя супруги твоея и сына твоего вся тленная и временная мира сего отрясл еси, иноческий постриг восприяв, умиленно Богу воспевал еси: Аллилуиа.

Икос 3

Имеяше благоразумие, егда лишихся счастия земнаго, не возроптал еси, с твердою же верою и упованием к Богу обратихся, возжелал еси служити Ему в иночестем чине. Крест свой на рамена подъявый, узкою стезею неуклонно в Царствие Небесное устремился еси. Мы же, похваляюще труды и подвиги твоя, умиленно воспеваем:

Радуйся, крест житейский на спасительный Крест Христов пременивый; радуйся, всем сердцем Христа возлюбивый.

Радуйся, в горе от Господа не отвративыйся; радуйся, от взора Его не сокрывыйся.

Радуйся, на Господа упование возложивый; радуйся, в житии твоем Христу послуживый,

Радуйся, вселенским учителем поревновавый; радуйся, верность Истине показавый.

Радуйся, святителю Агафангеле, Православныя веры исповедниче и теплый за ны молитвенниче

Кондак 4

Бурю сумнений посеяше в сердце твоем злочестивый начальник, наученный врагом рода человеческаго, егда восхоте содеяти раскол в Церкви Христовой, яко лис прехитрый, прихождаше к тебе, научая заняти пост Патриаршаго Местоблюстителя. Трижды уготовляше ти искушение, посрамися смирением и терпением твоим. Ты же духом непрестанно горе устремляющеся воспевал еси Богу: Аллилуиа.

Икос 4

Слышаша Слово Божие из богоглаголивых уст твоих, люди в истинней вере утверждашася, благочестно и праведно жити научахуся. Таже всем сердцем к Богу устремляхуся, благодатию Божиею укрепляемии, во узах и темницах за веру Христову страдаша, многоразличныя скорби претерпеваша, с верою и упованием Богу воспевая песнь хвалы и благодарения. Мы же имамы тя молитвенника чуднаго, со умилением вопием ти:

Радуйся, верою Христовою люди просвещающий; радуйся, твердо веру истинную проповедати научающий.

Радуйся, Святыя Троицы храме благоукрашенный; радуйся, любовию Христовою уязвленный.

Радуйся, Церкви непоколебимый столпе; радуйся, граду Ярославлю нерушимая стено.

Радуйся, твердое веры утверждение; радуйся, древа Иисусова райское прозябение.

Радуйся, святителю Агафангеле, Православныя веры исповедниче и теплый за ны молитвенниче.

Кондак 5

Боготечная звезда явился еси, святителю Агафангеле, егда многая грады имеша тя пастыря добраго, избраннаго Божественным промышлением на многия архиерейския кафедры земли Российския. Ты же, яко истинный отец чадолюбивый, кротостию и смирением пример пастве показуя, многочисленныя чада духовныя приобрел еси, научающе их воспевати Богу: Аллилуиа.

Икос 5

Видящи, како любляше народ ярославский святителя Тихона, со слезами с ним расставашеся, сетующе и горько стеняху, ты отче богомудре в печали им сострадаше, в слове архипастырстем к ним обративыйся, просил еси их и тя прияти в любовь свою. Они же радостно тебе воспеваху:

Радуйся, пастырю предобрый; радуйся, молитвенниче наш пребодрый.

Радуйся, земли ярославския славо и украшение; радуйся, ветви райския насаждение.

Радуйся, в скорбех и печалех нас утешающий; радуйся, лишения терпети ради Христа научающий.

Радуйся, ангеле земный и человече небесный; радуйся, наставниче нелестный.

Радуйся, святителю Агафангеле, Православныя веры исповедниче и теплый за ны молитвенниче.

Кондак 6

Проповедник веры Православныя изящнейший явился еси, благодатию Святаго Духа умудренный, пастве глаголы жизни вечныя неустанно возглашал еси, призываше всех служити Христу, дабы вси Царствия Небеснаго соделалися причастницы, вкупе со ангелы Богу воспевающи: Аллилуиа.

Икос 6

Возсиял еси житием твоим, яко адамант пресветлый, славнаго града Ярославля украшение и всея земли Российския похваление, благочестием и смиренномудрием души верных просвещающе, любовию к Богу и ближним Христу служити научающе, благодатию святительскою сердца верных озаряюще, озари и наша сердца любовию небесною и благодатию духовною, поющия ти:

Радуйся, жития подвижническаго ревнителю; радуйся, благочестия насадителю.

Радуйся, злочестия и неверия обличителю; радуйся, о пастве ярославстей усердный попечителю.

Радуйся, догматов церковных верный хранителю; радуйся, истинный Пресвятыя Троицы служителю.

Радуйся, Ангелов небесных сожителю; радуйся, духов злобы всесильный борителю.

Радуйся, святителю Агафангеле, Православныя веры исповедниче и теплый за ны молитвенниче.

Кондак 7

Ходатай за повинныя смерти мятежники явился еси, миролюбче милостиве Агафангеле, егда грози им смерть неминуемая, умоляше помиловати их, тако и сам от Господа помилован еси, со избранными Божиими сопричтен еси, в Царствии Небеснем непрестанно Богу воспеваеши: Аллилуиа.

Икос 7

Новый исповедник истинныя веры явился еси, егда старец болезненный и многотрудный в Толгстем монастыре пребываше, безбожныя власти в келиях твоих обыск учиниша, в нестяжании богомудраго пастыря уверишася, но в покое не оставиша, уготовляюще тебе многая скорби и узы темничныя. Мы же укрепляемии силою духа твоего, с любовию воспеваем ти:

Радуйся, новый исповедниче Христов явивыйся; радуйся, прещений безбожных властей не устрашивыйся.

Радуйся, узы темничныя за Христа претерпевый; радуйся, помощником в скорбех Христа Подвигоположника имевый.

Радуйся, житием твоим мученику Агафангелу подражавый; радуйся, мучителем вся Христа ради прощавый.

Радуйся, твердым исповеданием любовь ко Господу показавый; радуйся, Царствие Небесное страданием стяжавый.

Радуйся, святителю Агафангеле, Православныя веры исповедниче и теплый за ны молитвенниче

Кондак 8

Странник и пришлец был еси на земли, святче Божий, сие показа ти Господь, егда старец сединами убеленный, немощный и много болезненный, пришел еси во узах в землю, идеже ранее был еси архипастырем, поучаше народ благочестию и спасению. Ты же с благодарением тепле взывал еси Богу: Аллилуиа.

Икос 8

Вси люди удивляшеся, како пречестный старец терпит страдания телесныя вкупе с мужами крепкими, егда во узах темничных пребываше, ты же воине Христов предоблий в Слове Божии дни и нощи поучался еси, духом крепляшеся, к Богу в пламенней молитве обращашеся, вся Христа ради терпел еси. Мы же не могуще достойно восхвалити тя, со умилением вопием:

Радуйся, страданием за Христа плоть свою умерщвляющий; радуйся, терпением скорбей верныя люди научающий.

Радуйся, жизнь временную ни во что вменяющий; радуйся, взамен Царствие Небесное приобретающий.

Радуйся, благодушно претерпевати вся нас научающий; радуйся, купец премудрый, за долготерпение вечное блаженство искупающий.

Радуйся, духов злобы кротостию и смирением уязвляющий; радуйся, поборати страсти нам помогающий.

Радуйся, святителю Агафангеле, Православныя веры исповедниче и теплый за ны молитвенниче.

Кондак 9

Вси людие горько восплакашася, рыдаху и стеняху, егда видя тя во гробе положена быша, пастыря предобраго и наставника премудраго лишишася, но уповающи на Господа крепляхуся, с верою взывая: Аллилуиа.

Икос 9

Витии многоглаголивыя недоумеют, како похвалити житие твое, егда ты вся временная отринувше, к вечным обителем райским устремился еси, путем тесным и прискорбным жития иноческаго, блаженство райское стяжал еси, любовию ко Христу уязвляемый в вечности с Ним соединился еси. За сие верныя люди похваляют тя, богомудре отче, воспевая тако:

Радуйся, правило веры и кротости духовныя; радуйся, непоколебимый столпе церковный.

Радуйся, архиереев Божиих похваление; радуйся, нечестиво живущих посрамление.

Радуйся, врагов Церкви Христовой грозный обличителю; радуйся, козней демонских разорителю.

Радуйся, твердое наше упование; радуйся, града Ярославля непрестанное радование.

Радуйся, святителю Агафангеле, Православныя веры исповедниче и теплый за ны молитвенниче.

Кондак 10

Спасение ти уготовляюще, дарова ти Христос прозревати грядущее отшествие, предуказа ти день кончины. Ты же, отче преславне, духом в Небесныя селения устремляяся, на земли тело твое ко отшествию приуготовил еси, Святых Христовых Тайн причастился еси, в мире и покое в Небесный град вечныя радости преселился еси, идеже непрестанно поеши Богу: Аллилуиа.

Икос 10

Стена нерушимая и крепкое заступление дадеся граду Ярославлю святыя мощи твоя, святителю пречудне, мы же с любовию и благоговением им поклоняющеся, помощь скорую обретаем, со умиленною душею и чистым сердцем взываем ти:

Радуйся, мощи твоя святыя благоухания духовнаго исполнены; радуйся, благий отче, давый нам мощи сии чудотворныя.

Радуйся, града Ярославля предивное заступление; радуйся, веры Православныя укрепление.

Радуйся, граду Ярославлю Божие благословение; радуйся, в скорбех отрада и утешение.

Радуйся, благ духовных таинниче; Радуйся, за землю Русскую молитвенниче.

Радуйся, святителю Агафангеле, Православныя веры исповедниче и теплый за ны молитвенниче.

Кондак 11

Пение похвальное от нас недостойных приими, отче святый и не остави нас, уповающих на тя, с верою и любовию к мощем твоим притекающих, помощи и заступления просящих, дабы и мы сподобилися в Царстве Славы вкупе с тобою воспевати: Аллилуиа.

Икос 11

Светильник великий явился еси, не сокрытый под спудом, но высоко на свещнице Церкви Христовой поставленный, святителю Агафангеле, светом твоим верныя просвещающий, путь спасения неложный людем указующий, имже сам прошел еси и многия овцы словесныя превел еси. Не остави и нас заблудитися на путех земных, воспевающих ти тако:

Радуйся, путь в Царствие Небесное указующий; радуйся, благодать духовную нам дарующий.

Радуйся, заблудших взыскание; радуйся, неверных в стадо Христово призвание.

Радуйся, чтущих тя радостию небесною озаряющий; радуйся, и по смерти нас не оставляющий.

Радуйся, неизсякаемый источник благодати и исцелений; радуйся, Церкви Российския присное похваление.

Радуйся, святителю Агафангеле, Православныя веры исповедниче и теплый за ны молитвенниче.

Кондак 12

Благодатъ и славу неизреченную от Господа улучив, вселился еси в Небесныя обители, святителю Агафангеле, тую же щедро подаеши всем верно ти молящимся, сего ради к тебе припадаем, не остави нас немощных и грешных в безакониих умрети. Умоли Господа, дабы сподобил ны благую кончину улучити безболезненну, непостыдну, Христовых Тайн причастну. Дабы и мы вкупе с тобою вечно воспевали Богу ангельскую песнь: Аллилуиа.

Икос 12

Воспеваем величие Божие и милосердие неизреченное, яже дарова нам заступника небеснаго и помощника преизряднаго, егоже святыя мощи во граде Ярославле благочестно почивают, источающе токи благодати. Мы же к сим чудотворным мощем притекающи, святителю Агафангеле, ублажаем тя поющи:

Радуйся, источниче чудес и исцелений; радуйся, разорителю богопротивных учений.

Радуйся, догматы Церкви Христовой крепко хранивый; радуйся, хранити истинную веру нас научивый.

Радуйся, талант в земли не сокрывый; радуйся, ученьми твоими всю страну просветивый.

Радуйся, от телесных недугов исцеляющий; радуйся, вечное спасение нам низпосылающий.

Радуйся, святителю Агафангеле, Православныя веры исповедниче и теплый за ны молитвенниче.

Кондак 13

О, предивный угодниче Христов, новый исповедниче и пастырю предобрый, в житии твоем Господу неустанно служивый и во уме непрестанно Христа созерцавый. Ты вся временныя блага отринул еси, крест свой на рамена подъяв, за Христом последовал еси, с Ним же в жизни вечной соединился еси. Мы же грешнии и смирении с теплою молитвою к тебе притекаем: не остави нас сирых и убогих в мире сем многоскорбнем, умоли Господа Сил даровати нам веру крепкую, надежду несумненную, покаяние истинное и любовь нелицемерную. Да прошедше стезю жития земнаго сподобимся неосужденно вкупе со ангелы и всеми святыми вечно Богу воспевати: Аллилуиа. (трижды)

Этот кондак читай трижды, затем Икос 1 и Кондак 1.

Случайный тест

(10 голосов: 5 из 5)