Дни памяти:

5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

19 июля – Собор Радонежских святых

11 декабря

Житие

Краткое житие святителя Феодора, архиепископа Ростовского[1]

В ми­ру Иоанн, пле­мян­ник и уче­ник пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го. В 12-лет­нем воз­расте был от­дан на вос­пи­та­ние Ра­до­неж­ско­му игу­ме­ну и то­гда же по­стри­жен им в ино­че­ство с име­нем Фе­о­дор. Под ру­ко­вод­ством свя­то­го св. Фе­о­дор быст­ро воз­рас­тал в ду­хов­ной жиз­ни и там же, в Тро­иц­кой оби­те­ли, при­нял свя­щен­ни­че­ский сан. Ко­гда мо­ло­дой по­движ­ник от­крыл ду­хов­но­му от­цу свое же­ла­ние ос­но­вать осо­бую об­ще­жи­тель­ную оби­тель, пре­по­доб­ный Сер­гий, про­зре­вая в уче­ни­ке сво­ем ве­ли­ко­го по­движ­ни­ка, бла­го­сло­вил его из­брать ме­сто для но­вой оби­те­ли.

Св. Фе­о­дор об­лю­бо­вал на бе­ре­гу Моск­вы-ре­ки ме­стеч­ко Си­мо­но­во, и пре­по­доб­ный Сер­гий сам при­хо­дил по­смот­реть и бла­го­сло­вить вы­бран­ное ме­сто. Здесь пре­по­доб­ным Фе­о­до­ром бы­ла по­стро­е­на цер­ковь в честь Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы, а в 1380 г. в ней бы­ли по­гре­бе­ны ге­рои Ку­ли­ков­ской бит­вы – схи­мо­на­хи Алек­сандр и Ан­дрей. Но­вый мо­на­стырь стал на­зы­вать­ся Си­мо­но­вым. Бу­дучи игу­ме­ном Си­мо­но­ва мо­на­сты­ря, пре­по­доб­ный Фе­о­дор, хо­тя и был от­вле­ка­ем об­ще­цер­ков­ны­ми де­ла­ми, од­на­ко неослаб­но ру­ко­во­дил мо­на­стыр­ской жиз­нью и вос­пи­тал мно­гих по­движ­ни­ков, из ко­то­рых наи­бо­лее из­вест­ны пре­по­доб­ный Ки­рилл Бе­ло­зер­ский и пре­по­доб­ный Фе­ра­понт Лу­жец­кий (Мо­жай­ский).

Глу­бо­кий ум и мо­на­ше­ские по­дви­ги свя­то­го снис­ка­ли ему все­об­щую лю­бовь, а свя­той князь Ди­мит­рий Ива­но­вич Дон­ской из­брал его сво­им ду­хов­ни­ком и ча­сто по­ру­чал ему важ­ные цер­ков­ные и го­судар­ствен­ные де­ла. Так, в 1381 г. свя­той ез­дил в Ки­ев для при­гла­ше­ния на Мос­ков­скую ка­фед­ру свя­ти­те­ля Ки­при­а­на; в 1383 г. с важ­ным цер­ков­ным по­ру­че­ни­ем был в Кон­стан­ти­но­по­ле. В 1388 г. пре­по­доб­ный Фе­о­дор вновь пу­те­ше­ству­ет в Кон­стан­ти­но­поль по де­лам Рус­ской Церк­ви и воз­вра­ща­ет­ся в Рос­сию в сане ар­хи­епи­ско­па Ро­стов­ско­го. В те­че­ние недол­го­го управ­ле­ния Ро­стов­ской епар­хи­ей он ос­но­вал в Ро­сто­ве Рож­де­ствен­ский мо­на­стырь и управ­лял им до сво­ей кон­чи­ны, по­сле­до­вав­шей 28 но­яб­ря 1394 г.

Свя­ти­тель был хо­ро­шим ико­но­пис­цем и за свою жизнь на­пи­сал мно­го икон, в том чис­ле и об­раз пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го. Свя­тые мо­щи свя­ти­те­ля Фе­о­до­ра по­чи­ва­ют в Успен­ском со­бо­ре Ро­стов­ско­го Крем­ля.

Полное житие святителя Феодора, архиепископа Ростовского

Свя­той Фе­о­дор, пер­вый ар­хи­епи­скоп Ро­стов­ский, про­ис­хо­дил из то­го зна­ме­ни­то­го сво­им бла­го­че­сти­ем ро­да, к ко­то­ро­му при­над­ле­жал ве­ли­кий по­движ­ник и мо­лит­вен­ник зем­ли рус­ской, пре­по­доб­ный Сер­гий Ра­до­неж­ский. Свя­ти­тель Ро­стов­ский Фе­о­дор был род­ной пле­мян­ник пре­по­доб­но­го Сер­гия, сын его стар­ше­го бра­та Сте­фа­на. Сей Сте­фан, вы­се­лив­шись, как и пре­по­доб­ный Сер­гий, вме­сте с от­цом сво­им, бо­яри­ном Ки­рил­лом, из Ро­стов­ской об­ла­сти в под­мос­ков­ную об­ласть Ра­до­неж­скую, первую по­ло­ви­ну жиз­ни сво­ей про­вел на служ­бе у Ра­до­неж­ско­го кня­зя Ан­дрея Ива­но­ви­ча, сы­на Мос­ков­ско­го кня­зя Ива­на Да­ни­ло­ви­ча Ка­ли­ты. Он был в чис­ле глав­ных вель­мож Ра­до­неж­ско­го кня­зя, сла­вил­ся во­ин­ски­ми за­слу­га­ми, но осо­бен­но от­ли­чал­ся сво­им бла­го­че­сти­ем. Он был же­нат и от су­пру­ги сво­ей Ан­ны имел двух де­тей, Кли­мен­та и Иоан­на. Бла­го­че­сти­вая же­на Сте­фа­на вско­ре скон­ча­лась, и Сте­фан то­гда ре­шил от­речь­ся от ми­ра и при­нять ино­че­ство. Он по­стриг­ся в мо­на­сты­ре По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в Хоть­ко­ве и пре­дал­ся усерд­но ино­че­ским по­дви­гам, по­сту и мо­лит­ве. Оста­вив вско­ре Хоть­ков­ский мо­на­стырь, он ушел в Моск­ву, по­се­лил­ся в мо­на­сты­ре свя­то­го Бо­го­яв­ле­ния в осо­бой кел­лии и про­во­дил стро­гий и су­ро­вый об­раз жиз­ни в по­сте и мо­лит­ве, воз­дер­жи­ва­ясь от ви­на и пи­ва и оде­ва­ясь в вет­хие одеж­ды. В то вре­мя на­хо­ди­лись в том мо­на­сты­ре и дру­гие зна­ме­ни­тые по­движ­ни­ки, как свя­той Алек­сий, впо­след­ствии мит­ро­по­лит, ста­рец Ге­рон­тий и дру­гие. Их лю­бил прео­свя­щен­ный Фе­о­гност, то­гдаш­ний мит­ро­по­лит всея Рос­сии[2], ча­сто к се­бе при­зы­вал и ока­зы­вал им по­чёт.

Узнав о бла­го­че­сти­вой по­движ­ни­че­ской жиз­ни Сте­фа­на, ве­ли­кий князь Си­ме­он Ива­но­вич[3], сын Ива­на Да­ни­ло­ви­ча, по­ве­лел мит­ро­по­ли­ту Фе­о­гно­сту по­свя­тить его в свя­щен­ни­че­ский сан, а по­том по­ста­вить и в игу­ме­ны Бо­го­яв­лен­ско­го мо­на­сты­ря, и из­брал его в ду­хов­ни­ки се­бе. Ду­хов­ны­ми детьми Сте­фа­на по­же­ла­ли стать и мно­гие бо­яре и вель­мо­жи. Ве­ли­кий князь Си­ме­он лю­бил Сте­фа­на, по­чи­тал и ча­сто с ним бе­се­до­вал.

Та­ков был отец свя­то­го Фе­о­до­ра, на­зы­вав­ше­го­ся в ми­ру Иоан­ном. По до­сти­же­нии се­ми­лет­не­го воз­рас­та Иоанн от­дан был бла­го­че­сти­вы­ми ро­ди­те­ля­ми в на­уче­ние гра­мо­те и вско­ре изу­чил всё, что бы­ло ему пре­по­да­но.

По смер­ти ма­те­ри юный Иоанн на­хо­дил­ся при сво­ем от­це, при­няв­шем ино­че­ство. Слы­ша о жиз­ни сво­е­го дя­ди, ве­ли­ко­го Ра­до­неж­ско­го по­движ­ни­ка Сер­гия, устро­яв­ше­го то­гда свою но­вую оби­тель, в ко­то­рую ото­всю­ду со­би­ра­лись раз­но­го чи­на и зва­ния лю­ди для ду­хов­ных по­дви­гов, Иоанн го­рел же­ла­ни­ем ви­деть Сер­гия и по­сле­до­вать ему. По Бо­жию смот­ре­нию отец Иоан­на, Сте­фан, от­пра­вил­ся из Моск­вы в Ра­до­неж­скую об­ласть в мо­на­стырь Жи­во­на­чаль­ныя Тро­и­цы и при­вел с со­бою и сы­на сво­е­го Иоан­на. Он про­вел сы­на пря­мо в цер­ковь и, взяв за пра­вую ру­ку, сам пе­ре­дал его в ру­ки игу­ме­на Сер­гия, сво­е­го род­но­го бра­та.

Несмот­ря на юные го­ды Иоан­на, ко­то­ро­му бы­ло все­го две­на­дцать лет, пре­по­доб­ный Сер­гий, про­ви­дя в нем ис­тин­но­го по­движ­ни­ка, то­гда же по­стриг его в ино­че­ский чин, 20-го ап­ре­ля, на па­мять пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра Три­хи­ны, в честь ко­то­ро­го Иоанн пе­ре­име­но­ван был в Фе­о­до­ра: то­гда был обы­чай да­вать при по­стри­же­нии имя то­го свя­то­го, па­мять ко­то­ро­го со­вер­ша­лась в день по­стри­же­ния.

Но­во­по­стри­жен­ный инок Фе­о­дор и остал­ся на ино­че­ское жи­тель­ство в Тро­иц­ком мо­на­сты­ре под ру­ко­вод­ством ве­ли­ко­го его ос­но­ва­те­ля. Он стал ве­сти воз­держ­ную, це­ло­муд­рен­ную и чи­стую жизнь, усерд­но по­се­щал цер­ков­ные служ­бы, вни­ма­тель­но слу­шал Бо­же­ствен­ное Пи­са­ние и сам ча­сто чи­тал бо­же­ствен­ные кни­ги. На­став­ни­ка же сво­е­го, пре­по­доб­но­го Сер­гия, во всем слу­шал­ся со сми­ре­ни­ем, кро­то­стью и мол­ча­ни­ем. Усер­дие к цер­ков­ной и ке­лей­ной мо­лит­ве, пост и бде­ние, усерд­ное пе­ние псал­ти­ри и слё­зы уми­ле­ния мо­ло­до­го ино­ка вы­зы­ва­ли удив­ле­ние у окру­жав­ших. Осо­бен­но за­ме­ча­тель­но бы­ло то, что он ни­че­го не скры­вал от пре­по­доб­но­го Сер­гия, и днем и но­чью от­кры­вая ему все свои по­мыс­лы.

По до­сти­же­нии над­ле­жа­ще­го воз­рас­та Фе­о­дор был по­свя­щен в иерей­ский сан и про­дол­жал со­вер­шен­ство­вать­ся в ино­че­ских по­дви­гах и ду­хов­ной жиз­ни. Ко­гда он слу­жил ли­тур­гию вме­сте с пре­по­доб­ным Сер­ги­ем и сво­им от­цом Сте­фа­ном, неко­то­рые ино­ки, удо­сто­ен­ные осо­бой бла­го­да­ти Бо­жи­ей, ви­де­ли, как с си­ми свя­ты­ми слу­жи­те­ля­ми у пре­сто­ла слу­жил Ан­гел Бо­жий.

В это вре­мя ста­ла по­се­щать Фе­о­до­ра мысль об ос­но­ва­нии но­во­го, сво­е­го мо­на­сты­ря, об отыс­ка­нии удоб­но­го ме­ста и учре­жде­нии ино­че­ско­го об­ще­жи­тия. Мысль эту он по­ве­дал сво­е­му учи­те­лю, пре­по­доб­но­му Сер­гию, и по­вто­рял это не раз. Пре­по­доб­ный, ви­дя, что мысль эта ре­ши­тель­но овла­де­ла Фе­о­до­ром, усмот­рел в сем дей­ствие про­мыс­ла Бо­жия.

Фе­о­дор непре­стан­но пре­да­вал­ся по обы­чаю ноч­ной мо­лит­ве. И вот од­на­жды, стоя на мо­лит­ве, он слы­шит го­лос: "Фе­о­дор, иди в пу­сты­ню; ты устро­ишь оби­тель, со­бе­решь в ней мно­гих по­движ­ни­ков, му­жей же­ла­ний ду­хов­ных, и по­лу­чишь ве­ли­кую на­гра­ду на небе­сах". При­няв сии сло­ва за от­кро­ве­ние свы­ше, бла­жен­ный ни­ко­му не от­крыл о про­ис­шед­шем. Но спу­стя зна­чи­тель­ное вре­мя ве­ли­кий про­зор­ли­вец Сер­гий ска­зал сво­е­му пле­мян­ни­ку:

– Я, ча­до, на­де­ял­ся, что ты пре­дашь ко­сти мои гро­бу и ста­нешь по­сле ме­ня игу­ме­ном на сем ме­сте; но ес­ли хо­чешь те­перь на­чать за­ду­ман­ное то­бою де­ло, то да по­мо­жет те­бе Бог и Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца.

Бла­го­сло­вив сво­е­го пле­мян­ни­ка и уче­ни­ка, он от­пу­стил его вме­сте с те­ми из бра­тий, ко­то­рые по­же­ла­ли с ним от­пра­вить­ся.

Пре­по­доб­ный Фе­о­дор вы­шел со сво­и­ми спут­ни­ка­ми из мо­на­сты­ря и от­пра­вил­ся ис­кать нуж­но­го ему, удоб­но­го для оби­те­ли ме­ста. И на­шел он пре­крас­ное для по­стро­е­ния мо­на­сты­ря ме­сто, на­зы­вав­ше­е­ся Си­мо­но­во, неда­ле­ко от го­ро­да Моск­вы, на ле­вом бе­ре­гу Моск­вы-ре­ки.

По­лу­чив из­ве­стие, пре­по­доб­ный Сер­гий сам при­шел ви­деть это ме­сто, на­шел его удоб­ным для по­стро­е­ния мо­на­сты­ря и бла­го­сло­вил Фе­о­до­ра при­сту­пить к ис­пол­не­нию за­ду­ман­но­го пред­при­я­тия.

По­лу­чив над­ле­жа­щее ар­хи­ерей­ское раз­ре­ше­ние, пре­по­доб­ный Фе­о­дор со­здал на из­бран­ном ме­сте цер­ковь во имя Пре­свя­той Вла­ды­чи­цы на­шей Бо­го­ро­ди­цы, чест­но­го Ее Рож­де­ства, воз­вел нуж­ные для мо­на­сты­ря из­ряд­ные стро­е­ния, со­брал ото­всю­ду мно­го­чис­лен­ную мо­на­стыр­скую бра­тию и со­ста­вил мо­на­стырь по стро­го­му чи­ну мо­на­сты­рей об­ще­жи­тель­ных.

Сам ос­но­ва­тель мо­на­сты­ря по­да­вал при­мер стро­гой по­движ­ни­че­ской жиз­ни и си­ял как внут­рен­ни­ми доб­ро­де­те­ля­ми, так и внеш­ним бла­го­ле­пи­ем и те­лес­ной кра­со­той, от­ли­ча­ясь вме­сте с тем муд­ро­стью и ра­зу­мом. Все эти ка­че­ства воз­буж­да­ли у всех ува­же­ние и по­чте­ние к нему, и сла­ва его воз­рас­та­ла бо­лее и бо­лее, так что дя­дя его, пре­по­доб­ный Сер­гий, опа­сал­ся, чтобы пле­мян­ник его не пре­льстил­ся этой че­стью и сла­вой, и непре­стан­но мо­лил­ся, чтобы Гос­подь Бог по­мог Сте­фа­ну со­вер­шить те­че­ние жиз­ни без пре­ткно­ве­ния.

Ко­гда но­во­ос­но­ван­ный мо­на­стырь стал при­вле­кать мно­гих при­хо­дя­щих, Сте­фан, из­бе­гая шум­ной жиз­ни, ре­шил най­ти для се­бя бо­лее глу­хое и уеди­нен­ное ме­сто. Та­ко­вое он усмот­рел вбли­зи мо­на­сты­ря, на рас­сто­я­нии двух вы­стре­лов из лу­ка, в гу­стом ле­су, близ са­мой ре­ки-Моск­вы, в пя­ти вер­стах от Мос­ков­ско­го Крем­ля. Здесь он по­стро­ил для се­бя уеди­нен­ную кел­лию и стал под­ви­зать­ся с но­вым усер­ди­ем и в но­вых тру­дах.

Но и здесь ста­ли со­би­рать­ся к нему уче­ни­ки, же­лав­шие под­ви­зать­ся вме­сте с ним. И здесь по­се­тил его пре­по­доб­ный Сер­гий и при­знал но­вое ме­сто удоб­ным для по­дви­гов и для по­стро­е­ния мо­на­сты­ря. Мит­ро­по­лит Алек­сий[4] дал бла­го­сло­ве­ние на ос­но­ва­ние церк­ви в но­вом Си­мо­но­ве, а за цер­ко­вью Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы оста­лось на­име­но­ва­ние: "На Ста­ром Си­мо­но­ве".

Ос­но­ва­ние ве­ли­ко­леп­ной и об­шир­ной ка­мен­ной церк­ви во имя Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы пре­по­доб­ным Фе­о­до­ром по­ло­же­но бы­ло в 1379 го­ду, а за­кон­че­на по­строй­ка бы­ла толь­ко через 26 лет, в 1405 го­ду, уже по смер­ти ос­но­ва­те­ля; освя­ще­ние но­во­по­стро­ен­но­го хра­ма со­вер­ше­но бы­ло уже мит­ро­по­ли­том Ки­при­а­ном.

Од­новре­мен­но с цер­ко­вью воз­двиг­ну­ты бы­ли и дру­гие но­вые об­шир­ные мо­на­стыр­ские зда­ния, тра­пе­за, кел­лии. Мно­го на­шлось бла­го­тво­ри­те­лей но­во­ос­но­ван­но­му мо­на­сты­рю: кня­зья и бо­яре, и сам ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич[5], а по­том сын его и пре­ем­ник, ве­ли­кий князь Ва­си­лий Ди­мит­ри­е­вич[6], щед­ро да­ва­ли каз­ной и раз­ны­ми вкла­да­ми на мо­на­стыр­ское стро­е­ние.

Так устро­ил­ся Но­вый Си­мо­нов мо­на­стырь, а Ста­рый Си­мо­нов остал­ся усы­паль­ни­цею ино­ков.

Еще при мит­ро­по­ли­те Алек­сии Фе­о­дор был по­став­лен в игу­ме­на Си­мо­но­ва мо­на­сты­ря; пре­по­доб­ный Сер­гий был про­тив это­го: он же­лал, чтобы Фе­о­дор про­во­дил уеди­нен­ную жизнь, к ко­то­рой стре­мил­ся; но он дол­жен был усту­пить на­сто­я­ни­ям ве­ли­ко­го кня­зя Ди­мит­рия Иоан­но­ви­ча и мит­ро­по­ли­та Алек­сия.

Ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич из­брал игу­ме­на Фе­о­до­ра в ду­хов­ные от­цы се­бе; ду­хов­ны­ми детьми Фе­о­до­ра по­же­ла­ли стать и мно­гие бо­яре и вель­мо­жи.

Как ду­хов­ник ве­ли­ко­го кня­зя и мно­гих бо­яр, как пле­мян­ник зна­ме­ни­то­го по­движ­ни­ка Сер­гия, хо­ро­шо из­вест­ный и вла­стям ду­хов­ным, Си­мо­нов­ский игу­мен Фе­о­дор дол­жен был при­ни­мать жи­вое уча­стие в де­лах цер­ков­ных.

По смер­ти мит­ро­по­ли­та Алек­сия на­ста­ли за­ме­ша­тель­ства в рус­ской мит­ро­по­лии. В Ки­е­ве на­хо­дил­ся Ки­при­ан, по­став­лен­ный в Ки­ев­ские мит­ро­по­ли­ты еще при жиз­ни свя­то­го Алек­сия и стре­мив­ший­ся рас­про­стра­нить свою власть и на цер­ковь Мос­ков­скую, а в Кон­стан­ти­но­по­ле в 1380 го­ду без ве­до­ма и со­гла­сия Мос­ков­ско­го ве­ли­ко­го кня­зя был по­став­лен в мит­ро­по­ли­ты Ки­ев­ские и всея Рос­сии Пи­мен. Ве­ли­кий князь по­же­лал иметь мит­ро­по­ли­том Ки­при­а­на и от­пра­вил звать его в Моск­ву ду­хов­ни­ка сво­е­го, Си­мо­нов­ско­го игу­ме­на Фе­о­до­ра, ко­то­рый и вы­пол­нил дан­ное по­ру­че­ние с успе­хом. Впо­след­ствии несколь­ко раз Фе­о­дор ис­пол­нял по­доб­ные же по­ру­че­ния. Так, в 1384 го­ду он по во­ле ве­ли­ко­го кня­зя вме­сте с Суз­даль­ским ар­хи­епи­ско­пом Ди­о­ни­си­ем пу­те­ше­ство­вал в Кон­стан­ти­но­поль по де­лам рус­ской мит­ро­по­лии, так как сму­та еще про­дол­жа­лась: в Москве за­ни­ма­ли мит­ро­по­ли­чью ка­фед­ру то Ки­при­ан, то Пи­мен.

В эту по­езд­ку свою в Кон­стан­ти­но­поль игу­мен Фе­о­дор по­лу­чил от пат­ри­ар­ха Ни­ла[7] сан ар­хи­манд­ри­та, а Си­мо­нов мо­на­стырь сде­лан был пат­ри­ар­шим став­ро­пи­ги­аль­ным. В 1387 го­ду ар­хи­манд­рит Фе­о­дор сно­ва пу­те­ше­ство­вал в Кон­стан­ти­но­поль по де­лам мит­ро­по­лии, ко­гда ту­да же ез­ди­ли и оба мит­ро­по­ли­та, Пи­мен и Ки­при­ан. Из этой по­езд­ки Фе­о­дор воз­вра­тил­ся в сане ар­хи­епи­ско­па Ро­стов­ско­го вме­сте с мит­ро­по­ли­том Пиме­ном.

И по­сле сво­е­го на­зна­че­ния на ар­хи­епи­скоп­скую Ро­стов­скую ка­фед­ру, оста­вав­шу­ю­ся празд­ною по­сле уда­ле­ния свя­то­го Иа­ко­ва[8], Фе­о­дор про­дол­жал при­ни­мать де­я­тель­ное уча­стие в цер­ков­ных де­лах. Так, в 1389 го­ду он вме­сте с дру­ги­ми епи­ско­па­ми про­во­жал из Моск­вы до Ря­за­ни Пи­ме­на в тре­тью, по­след­нюю по­езд­ку его в Кон­стан­ти­но­поль.

19-го мая 1389 го­да скон­чал­ся ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич. Сын и пре­ем­ник его, ве­ли­кий князь Ва­си­лий Ди­мит­ри­е­вич, ока­зы­вал та­кое же ува­же­ние и вни­ма­ние ар­хи­епи­ско­пу Фе­о­до­ру, как и его отец, и поль­зо­вал­ся его услу­га­ми в де­лах цер­ков­ных.

Но­вым пат­ри­ар­хом Ан­то­ни­ем[9] Пи­мен был низ­ло­жен окон­ча­тель­но и вско­ре умер[10]. Ве­ли­кий князь Ва­си­лий Ди­мит­ри­е­вич ре­шил при­нять в Моск­ву мит­ро­по­ли­та Ки­при­а­на, на­хо­див­ше­го­ся в Кон­стан­ти­но­по­ле, и для при­гла­ше­ния его от­пра­вил не раз уже быв­ше­го там опыт­но­го Ро­стов­ско­го ар­хи­епи­ско­па Фе­о­до­ра.

1-го ок­тяб­ря 1389 го­да мит­ро­по­лит Ки­при­ан вме­сте с при­е­хав­шим за ним Фе­о­до­ром от­пра­вил­ся из Кон­стан­ти­но­по­ля через Ки­ев, где они оста­ва­лись до фев­ра­ля 1390 го­да, а на Сре­до­крест­ной неде­ле Ве­ли­ко­го по­ста это­го го­да вы­еха­ли в Моск­ву.

Так кон­чи­лись за­ме­ша­тель­ства в рус­ской мит­ро­по­лии, а вме­сте с ни­ми и стран­ство­ва­ния ар­хи­епи­ско­па Фе­о­до­ра. Мно­го тру­дов, опас­но­стей на су­ше и на мо­ре, огор­че­ний и непри­ят­но­стей при­шлось ему пе­ре­не­сти за это вре­мя, но он с юных лет при­учил се­бя к тру­дам и по­дви­гам и не ду­мал о по­кое. Гос­подь Бог укреп­лял дух его и те­ло.

Бу­дучи игу­ме­ном и ар­хи­манд­ри­том Си­мо­но­ва мо­на­сты­ря, Фе­о­дор, хо­тя и был от­вле­ка­ем об­ще­цер­ков­ны­ми де­ла­ми, од­на­ко по­сто­ян­но и неослаб­но ру­ко­во­дил мо­на­стыр­скою жиз­нью и в сво­их уче­ни­ках вос­пи­тал мно­гих ве­ли­ких и слав­ных по­движ­ни­ков. К нему при­ве­ден был бла­жен­ным Сте­фа­ном Махри­щским[11] бла­го­род­но­го про­ис­хож­де­ния юно­ша, по име­ни Кос­ма, вос­пи­ты­вав­ший­ся в Москве в до­ме бо­яри­на Ве­лья­ми­но­ва, и был по­стри­жен в Си­мо­но­вом мо­на­сты­ре под име­нем Ки­рил­ла. Это был зна­ме­ни­тый впо­след­ствии ос­но­ва­тель Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мо­на­сты­ря. Пер­вы­ми по­дви­га­ми мо­на­ше­ско­го по­слу­ша­ния он об­ра­тил на се­бя об­щее вни­ма­ние в Си­мо­но­вом мо­на­сты­ре, тру­дясь в пе­карне, по­варне и дру­гих по­слу­ша­ни­ях. Здесь за­ме­тил его неред­ко по­се­щав­ший оби­тель пре­по­доб­ный Сер­гий и лю­бил с ним бе­се­до­вать. Ко­гда ар­хи­манд­рит Фе­о­дор был воз­ве­ден в сан ар­хи­епи­ско­па Ро­стов­ско­го, бра­тия Си­мо­но­ва мо­на­сты­ря из­бра­ла Ки­рил­ла на­сто­я­те­лем. Но жаж­дав­ший уеди­нен­ных по­дви­гов Ки­рилл тя­го­тил­ся этим по­ло­же­ни­ем, от­ка­зал­ся от на­сто­я­тель­ства и за­тво­рил­ся в сво­ей кел­лии. Од­на­ко сла­ва его по­дви­гов и сю­да при­влек­ла по­чи­та­те­лей и по­се­ти­те­лей, и он ре­шил уда­лить­ся на се­вер, где и ос­но­вал свой, слав­ный впо­след­ствии, мо­на­стырь.

Здесь же, в Си­мо­но­вом мо­на­сты­ре, при ар­хи­манд­ри­те Фе­о­до­ре, при­нял по­стри­же­ние мо­ло­дой во­ло­ко­лам­ский дво­ря­нин Фе­о­дор По­ско­чин, на­зван­ный в ино­че­стве Фе­ра­пон­том. По­доб­но Ки­рил­лу, он про­сла­вил­ся сво­им по­движ­ни­че­ством и был из­ве­стен Сер­гию Ра­до­неж­ско­му. Вме­сте с сво­им дру­гом Ки­рил­лом он уда­лил­ся в Бе­ло­зер­ский край и ос­но­вал там мо­на­стырь, ко­то­рый стал из­ве­стен под име­нем Фе­ра­пон­то­ва. При­зван­ный кня­зем Ан­дре­ем Ди­мит­ри­е­ви­чем Мо­жай­ским, ко­то­ро­му при­над­ле­жа­ло и Бе­ло­озе­ро, Фе­ра­понт ос­но­вал в Мо­жай­ске но­вый мо­на­стырь Лу­жец­кий, в ко­то­ром и скон­чал­ся ар­хи­манд­ри­том сво­ей оби­те­ли[12].

Мно­го и дру­гих лиц под­ви­за­лись в Си­мо­но­вом мо­на­сты­ре под ру­ко­вод­ством ар­хи­манд­ри­та Фе­о­до­ра. Стро­гое об­ще­жи­тие, уста­нов­лен­ное в Си­мо­но­вом мо­на­сты­ре, слу­жи­ло об­раз­цом для дру­гих об­ще­жи­тель­ных мо­на­сты­рей, ос­но­ва­те­ли ко­то­рых преж­де жи­ли в мо­на­сты­ре или по­се­ща­ли его.

По окон­ча­нии тру­дов по де­лам рус­ской мит­ро­по­лии ар­хи­епи­скоп Фе­о­дор при­был в Ро­стов и, по­кло­нив­шись иконе Бо­го­ма­те­ри и мо­щам свя­ти­те­ля Леон­тия, за­нял­ся усерд­но но­вым пас­тыр­ским слу­же­ни­ем. В ми­ре и люб­ви пре­бы­вал он с ро­стов­ским кня­же­ским се­мей­ством и ру­ко­во­дил его по пу­ти бла­го­че­стия. У сы­на то­гдаш­не­го Ро­стов­ско­го кня­зя Алек­сандра Кон­стан­ти­но­ви­ча Иоан­на за­бо­ле­ли гла­за, и он по­те­рял зре­ние. Отец об­ра­тил­ся к свя­ти­те­лю Фе­о­до­ру и про­сил по­мо­лить­ся за боль­но­го. Фе­о­дор на­пра­вил кня­зей к мо­щам свя­то­го Леон­тия в ро­стов­скую со­бор­ную цер­ковь, и по со­вер­ше­нии мо­леб­ствия боль­ной князь ис­це­лил­ся и про­зрел. Впо­след­ствии, уже по­сле кон­чи­ны свя­ти­те­ля Фе­о­до­ра, на­учен­ный сим пас­ты­рем князь Иоанн, ко­гда сно­ва впал в оч­ную бо­лезнь, опять об­ра­щал­ся с го­ря­чею мо­лит­вою к чу­до­твор­цу Леон­тию и опять по­лу­чил ис­це­ле­ние[13].

Ар­хи­епи­скоп Фе­о­дор оста­вил так­же по се­бе па­мять ос­но­ва­ни­ем в Ро­сто­ве Рож­де­ствен­ско­го де­ви­чье­го мо­на­сты­ря, су­ще­ству­ю­ще­го и в на­сто­я­щее вре­мя.

О свя­ти­те­ле Фе­о­до­ре из­вест­но так­же, что он, бу­дучи на­сто­я­те­лем Си­мо­но­ва мо­на­сты­ря, за­ни­мал­ся ико­но­пи­сью и укра­сил сво­е­го пись­ма ико­на­ми раз­лич­ные мос­ков­ские церк­ви[14].

Из всех Ро­стов­ских свя­ти­те­лей Фе­о­дор пер­вый по­став­лен был в сан ар­хи­епи­ско­па, ка­ко­вой сан на Ру­си до­то­ле при­над­ле­жал толь­ко вла­ды­ке древ­не­го Нов­го­ро­да Ве­ли­ко­го. Недол­го свя­ти­тель Фе­о­дор управ­лял ро­стов­скою паст­вою. Бла­жен­ная кон­чи­на его по­сле­до­ва­ла 28 но­яб­ря 1395 го­да. Мо­щи его по­чи­ва­ют под спу­дом в ро­стов­ском Успен­ском со­бо­ре в юго-за­пад­ном уг­лу. Над ним устро­е­на бо­га­то укра­шен­ная гроб­ни­ца под зо­ло­тою се­нию[15].


При­ме­ча­ния

[1] Жи­тие свя­ти­те­ля Фе­о­до­ра имел на­ме­ре­ние со­ста­вить зна­ме­ни­тый Епи­фа­ний Пре­муд­рый, на­пи­сав­ший жи­тия пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го и свя­то­го Сте­фа­на, епи­ско­па Перм­ско­го: но сие на­ме­ре­ние Епи­фа­ния не бы­ло осу­ществ­ле­но. Древ­не­го жи­тия свя­то­го Фе­о­до­ра не отыс­ка­но. Су­ще­ству­ет в ру­ко­пи­си про­стран­ное жи­тие Фе­о­до­ра, со­став­лен­ное по раз­но­об­раз­ным ис­точ­ни­кам в XVII сто­ле­тии (по ука­зан­ной си­но­даль­ной ру­ко­пи­си это жи­тие из­да­но в 1877 г. в Яро­слав­ле от­дель­ной книж­кой под за­гла­ви­ем: "Жи­тие иже во свя­тых от­ца на­ше­го Фе­о­до­ра, ар­хи­епи­ско­па Ро­стов­ско­го, чу­до­твор­ца и ос­но­ва­те­ля Си­мо­но­ва мо­на­сты­ря"). Сие жи­тие и по­ло­же­но в ос­но­ва­ние на­сто­я­ще­го из­ло­же­ния с про­вер­кой по ле­то­пи­сям и до­ку­мен­там.

[2] Свя­той Фе­о­гност за­ни­мал мит­ро­по­лию с 1328 г. по 1353 г.

[3] Си­ме­он Ива­но­вич Гор­дый кня­жил с 1340 г. по 1353 г.

[4] Свя­той Алек­сий был мит­ро­по­ли­том с 1354 г. по 1378 г.

[5] Ди­мит­рий Иоан­но­вич Дон­ской кня­жил с 1363 г. по 1389 г.

[6] Ва­си­лий Ди­мит­ри­е­вич кня­жил с 1389 г. по 1425 г.

[7] Нил был пат­ри­ар­хом с 1378 г. по 1388 г.

[8] Па­мять свя­то­го Иа­ко­ва празд­ну­ет­ся 27 но­яб­ря.

[9] Ан­то­ний пат­ри­ар­ше­ство­вал с 1388 г. по 1395.

[10] Мит­ро­по­лит Пи­мен скон­чал­ся 11 сен­тяб­ря 1389 го­да в ма­ло­азий­ском го­ро­де Хал­ки­доне, ле­жа­щем по­чти про­тив Кон­стан­ти­но­по­ля, и там по­гре­бен.

[11] Па­мять его празд­ну­ет­ся 14 июля.

[12] Пре­по­доб­ный Фе­ра­понт скон­чал­ся в глу­бо­кой ста­ро­сти в 1420 г. мая 27; под сим чис­лом его жи­тие.

[13] О сем по­вест­ву­ет­ся в жи­тии свя­то­го Леон­тия, Ро­стов­ско­го чу­до­твор­ца.

[14] О за­ня­ти­ях свя­то­го Фе­о­до­ра ино­но­пи­са­ни­ем го­во­рит­ся в "Ска­за­нии о свя­тых ико­но­пис­цах" (Бу­слаев. Ис­тор. очер­ки. II, 379).

[15] В ли­ке свя­тых Фе­о­дор встре­ча­ет­ся в агио­гра­фи­че­ских па­мят­ни­ках с XV сто­ле­тия. В ру­ко­пи­сях встре­ча­ют­ся на­пи­сан­ные в честь его тро­парь и кондак.

Молитвы

Тропарь святителю Феодору, архиепископу Ростовскому

глас 4

От ю́ности твоея́ до́бре воспита́вся труда́ми,/ воздержа́нием, посто́м и моли́твами,/ чисту́ и непоро́чну сотвори́л еси́ ду́шу твою́./ Сего́ ра́ди на престо́л святи́тельства сел еси́/ и, я́ко звезда́ многосве́тлая, просвеща́я ве́рных сердца́/ заря́ми чуде́с твои́х, о́тче наш святи́телю Фео́доре,// и ны́не моли́ Христа́ Бо́га, да спасе́т ду́ши на́ша.

Ин тропарь святителю Феодору, архиепископу Ростовскому

глас 5

От ю́ности, прему́дре, приле́жно подвиза́вся,/ и извеще́нием Свята́го Ду́ха/ превели́кую оби́тель воздви́же Пресвя́тей Богоро́дице/ в похвалу́ Рождества́ Ея́,/ струя́ми же слез твои́х безпло́тныя враги́ погрузи́л еси́/ и жития́ твоего́ целому́дрием со а́нгельскими ли́ки совокупи́вся,/ преподо́бне о́тче Фео́доре,// с ни́миже Христа́ Бо́га моли́/ спасти́ся душа́м на́шим.

показать все

Кондак святителю Феодору, архиепископу Ростовскому

глас 2

В моли́твах Го́сподеви предстоя́,/ я́коже кре́пкий адама́нт во у́твари,/ по вся дни и но́щи пред лице́м Бо́жиим светя́ся моли́твами,/ и́хже ра́ди трудо́в Незаходи́маго Све́та сподо́бився,/ но, я́ко име́я дерзнове́ние/ к ро́ждшемуся от Святы́я Де́вы Христу́ Бо́гу на́шему,// Его́же моли́ непреста́нно о всех нас.

Величание святителю Феодору, архиепископу Ростовскому

Велича́ем тя,/ святи́телю о́тче Фео́доре,/ и чтим святу́ю па́мять твою́,/ ты бо мо́лиши за нас// Христа́ Бо́га на́шего.

Каноны и Акафисты

Акафист святителю Феодору, архиепископу Ростовскому, чудотворцу

Святитель Феодор Ростовский

Конда́къ 1.

Возбра́нный чудотво́рче, многоцѣле́бный чуде́съ исто́чниче, неисчерпа́емыя благода́ти источа́яй, уго́дниче Христо́въ, вели́кій святи́телю Ѳео́доре, я́ко ве́ліе имѣ́яй дерзнове́ніе ко Христу́ Го́споду, отъ вся́кихъ мя́ бѣ́дъ свободи́ зову́ща:

Ра́дуйся, но́вый чудотво́рче Ѳео́доре. 

Икосъ 1.

Ра́дуйся, Це́ркве Христо́вы те́плый защи́тителю; ра́дуйся, избра́нный Ду́ха Свята́го сосу́де; ра́дуйся, а́нгеловъ собесѣ́дниче; ра́дуйся, апо́столовъ и́стинный прее́мниче; ра́дуйся, святи́телей сопресто́льниче; ра́дуйся, му́чениковъ похвало́; ра́дуйся, по́стниковъ пресла́вное удобре́ніе; ра́дуйся, преподо́бныхъ вѣ́нче; ра́дуйся, па́стырю до́брый; ра́дуйся, во́ине Христо́въ непобѣди́мый; ра́дуйся, звѣздо́ пресвѣ́тлая, въ Росто́вѣ возсія́вшая.

Ра́дуйся, но́вый чудотво́рче Ѳео́доре. 

Конда́къ 2.

Ви́дя въ преле́стномъ мíрѣ се́мъ непостоя́нства и неустро́йства, презрѣ́въ вся́ пре́лести, воспрія́лъ еси́ и́ноческое житіе́, идѣ́же болѣ́зньми по́стническими просвѣти́въ ду́шу твою́, всеблаже́нне, я́ко чи́сту же́ртву прине́слъ еси́, ра́дуяся, всегда́ воспѣва́я Бо́гу: Аллилу́ія.  

Икосъ 2.

Ра́зумъ непрекло́нный отъ ю́ности твоея́ стяжа́лъ еси́, святи́телю Ѳео́доре, егда́ всю́ пре́лесть, вся́ суеты́ суе́тствъ въ мíрѣ се́мъ проразсуди́лъ еси́, тогда́ еди́наго безцѣ́ннаго би́сера Христа́ Го́спода взыска́ти возжела́лъ еси́, тѣ́мже вопіе́мъ ти́:

Ра́дуйся, я́ко прему́дрости Бо́жіей чи́стое прія́телище бы́лъ еси́; ра́дуйся, я́ко вся́ преле́стная мудрова́нія ни во что́ вмѣни́лъ еси́; ра́дуйся, я́ко еди́на небе́сная блага́я возлюби́лъ еси́; ра́дуйся, я́ко труда́ми и по́ты ду́шу твою́ просвѣти́лъ еси́; ра́дуйся, я́ко чи́сту же́ртву Христо́ви прине́слъ еси́; ра́дуйся, я́ко пло́ть ду́ху порабо́тилъ еси́; ра́дуйся, я́ко ду́шу равноа́нгельску сотвори́лъ еси́; ра́дуйся, я́ко широ́кій пу́ть, веду́щій въ па́губу, возненави́дѣлъ еси́; ра́дуйся, я́ко тѣ́сною и приско́рбною стезе́ю па́че ше́ствовати возлюби́лъ еси́; ра́дуйся, я́ко проти́ву ко́знемъ діа́вольскимъ ста́ти неустраши́лся еси́; ра́дуйся, я́ко хра́мъ Ду́ха Свята́го бы́лъ еси́.

Ра́дуйся, но́вый чудотво́рче Ѳео́доре.  

Конда́къ 3.

Си́лою свы́ше, благода́тію Ду́ха Свята́го облече́нъ бы́лъ еси́, и си́лы безси́льнаго низложи́лъ еси́; пода́ждь и на́мъ, во всѣ́хъ благи́хъ изнемога́ющимъ, моли́твами твои́ми ру́ку по́мощи, богоблаже́нне, и сподо́би съ тобо́ю воспѣва́ти Бо́гу: Аллилу́ія. 

Икосъ 3.

Имѣ́я въ се́рдцѣ твое́мъ неоску́дное благоразсужде́нія бога́тство, ка́ко безбѣ́дно преплы́ть волну́ющуюся мíра сего́ пучи́ну, оба́че ника́коже устраши́лся еси́ шумя́щихъ во́лнъ прираже́ніе, въ ма́лой пло́ти твоея́ ладіи́ многомяте́жное сіе́ мо́ре безбѣ́дно преплы́лъ еси́; мы́ же, недосто́йніи, удивля́ющеся таково́му твоему́ великоду́шію, си́це вопіе́мъ ти́:

Ра́дуйся, я́ко ладію́, пло́ть твою́ добродѣ́тельми ума́стилъ еси́; ра́дуйся, я́ко волну́ющееся мíра сего́ мо́ре безбѣ́дно преплы́лъ еси́; ра́дуйся, я́ко кора́бль души́ твоея́ ко благоути́шному приста́нищу упра́вилъ еси́; ра́дуйся, пресвѣ́тлая звѣздо́, въ мо́рѣ пла́вающимъ пу́ть показу́ющая; ра́дуйся, всѣ́мъ волну́ющимся приста́нище ти́хое; ра́дуйся, всѣ́мъ отъ пути́ спаси́тельнаго блудя́щимъ ко́рмчій недре́млющій; ра́дуйся, до́брыхъ защи́тниче; ра́дуйся, согрѣша́ющихъ наста́вниче; ра́дуйся, во́ине Христо́въ неустраши́мый; ра́дуйся, побѣди́телю страсте́й непреобори́мый; ра́дуйся, ева́нгельскаго благоро́дія вѣ́твь прекра́сная.

Ра́дуйся, но́вый чудотво́рче Ѳео́доре.  

Конда́къ 4.

Бу́ря нестерпи́мыхъ мои́хъ скорбе́й и болѣ́зней смуща́етъ и рѣ́етъ мя́ въ глубину́ отча́янія, но, о преблаже́нне Ѳео́доре! ускори́ на моли́тву и потщи́ся на умоле́ніе, укроти́ и утоли́ скорбе́й мои́хъ бу́рю, да здра́вымъ се́рдцемъ и несмуще́ннымъ умо́мъ воспою́ пѣ́снь Бо́гу: Аллилу́ія.  

Икосъ 4.

Слы́шаша окре́стные наро́ди о пресла́вныхъ чудесѣ́хъ твои́хъ, я́ко твои́ми моли́твами вся́кія неду́ги исцѣля́ются и вся́ лютѣ́йшія стра́сти укроща́ются; исцѣли́ у́бо и мене́ окая́ннаго, бѣ́днѣ стра́ждуща и со мно́гими рыда́ньми тебѣ́ такова́я вопію́ща:

Ра́дуйся, всѣ́хъ обурева́емыхъ ти́хое приста́нище; ра́дуйся, печа́льныхъ утѣше́ніе; ра́дуйся, всѣ́хъ скорбя́щихъ ра́досте; ра́дуйся, всѣ́хъ изнемога́ющихъ ско́рое возставле́ніе; ра́дуйся, милосе́рдія сокро́вище неистощи́мое; ра́дуйся, пресвѣ́тлое Правосла́вія свѣти́ло, всю́ Россíю просвѣща́ющее; ра́дуйся, заре́ свѣтоза́рная, на восто́цѣ возсія́вшая; ра́дуйся, озаре́ніе трисо́лнечнаго свѣ́та; ра́дуйся, денни́це незаходи́маго Со́лнца; ра́дуйся, свѣще́, боже́ственнымъ пла́менемъ вожже́нная; ра́дуйся, вѣ́рный цѣлому́дрія ключарю́.

Ра́дуйся, но́вый чудотво́рче Ѳео́доре.  

Конда́къ 5.

Блага́го Бо́га вѣ́рный ра́бе, святи́телю Ѳео́доре, виногра́да Его́ прилѣ́жный дѣ́лателю, до́брѣ ста́до упа́слъ еси́, ева́нгельскими словесы́ люде́й твои́хъ сердца́ напои́лъ еси́, и сѣмя благоче́стія въ ни́хъ возрасти́лъ еси́, и ны́нѣ, предстоя́ Христу́, непреста́нно воспѣва́еши: Аллилу́ія. 

Икосъ 5.

Воздержа́ніемъ и бдѣ́ніемъ тѣ́ло ду́ху порабо́тилъ еси́, ду́шу же равноа́нгельску сотвори́лъ еси́; помина́й, преблаже́нне, вѣ́рою чту́щія тя́ и си́це вопію́щія тебѣ́:

Ра́дуйся, благоче́стія сто́лпе; ра́дуйся, вѣ́рныхъ прибѣ́жища гра́де; ра́дуйся, тве́рдое Правосла́вія укрѣпле́ніе; ра́дуйся, свято́е очисти́лище нра́вовъ; ра́дуйся, добродѣ́телей вели́кое вмѣсти́лище; ра́дуйся, святы́ни чи́стое и честно́е жили́ще; ра́дуйся, свѣти́льниче пресвѣ́тлый; ра́дуйся, свѣ́те златоза́рный; ра́дуйся, досто́йный а́нгеловъ собесѣ́дниче; ра́дуйся, до́брый человѣ́комъ наста́вниче; ра́дуйся, пра́вило вѣ́ры благочести́выя.

Ра́дуйся, но́вый чудотво́рче Ѳео́доре.  

Конда́къ 6.

По Го́сподѣ Бо́зѣ Вседержи́телѣ ревну́я, поревнова́лъ еси́ всеблаже́нне, всѣ́мъ уподобля́яся сро́днику твоему́, преподо́бному отцу́ Се́ргію Ра́донежскому. Онъ у́бо оби́тель Пресвяты́я Тро́ицы на Ра́донежѣ возста́ви и, бра́тію собра́въ, нача́льникъ бы́сть: ты́ же въ преслову́томъ гра́дѣ Москвѣ́ оби́тель Си́монову воздви́же, и наста́вникъ мона́ховъ бы́лъ еси́. Сего́ ра́ди ны́нѣ въ небе́сныхъ оби́телехъ ку́пно съ ни́мъ воспѣва́еши: Аллилу́ія.  

Икосъ 6.

Ве́сь и всѣ́мъ вся́къ помо́щникъ яви́лся еси́, присноблаже́нне Ѳео́доре, я́ко да́нною тебѣ́ отъ Бо́га благода́тію слѣпы́я просвѣща́еши, хромы́я исправля́еши, бѣ́сы прогоня́еши, и всѣ́мъ вся́ проси́мая подае́ши, незави́стно получи́вше у́бо такова́я, благода́рственно прино́симъ ти́, вопію́ще си́це:

Ра́дуйся, слѣпы́хъ просвѣти́телю; ра́дуйся, хромы́хъ испра́вителю; ра́дуйся, бѣсо́въ изгони́телю; ра́дуйся, врачу́ ско́рый съ вѣ́рою призыва́ющимъ; ра́дуйся, всѣ́мъ скорбя́щимъ прія́тное попече́ніе; ра́дуйся, трисо́лнечнаго Свѣ́та пресвѣ́тлый луче́; ра́дуйся, ева́нгельскаго свѣ́та изъясни́телю; ра́дуйся, свѣти́льниче, на высо́комъ добродѣ́телей свѣ́щницѣ поста́вленный; ра́дуйся, небе́сный человѣ́че; ра́дуйся, земны́й а́нгеле; ра́дуйся, я́ко возше́лъ еси́ въ ра́дость Го́спода твоего́.

Ра́дуйся, но́вый чудотво́рче Ѳео́доре.  

Конда́къ 7.

Хотя́ Госпо́дь въ Россíи предъ человѣ́ки просла́вити тя́, богому́дре Ѳео́доре, по долговре́менномъ въ земли́ пребыва́ніи цѣ́лы и нетлѣ́нны соблюде́ мо́щи твоя́, и́миже излія́лъ благода́ть Ду́ха Свята́го: вся́кія неду́ги и болѣ́зни въ человѣ́цѣхъ исцѣля́ти и бѣ́сы прогоня́ти; сего́ ра́ди благода́рственно Бо́гу воспѣва́емъ: Аллилу́ія.  

Икосъ 7.

Наслади́вся воздержа́нія, богому́дре Ѳео́доре, и жела́ніе пло́ти твоея́ обузда́въ, на престо́лѣ святи́тельства сѣ́лъ еси́, и я́ко звѣзда́ пресвѣ́тлая, просвѣща́еши вѣ́рныхъ сердца́ заря́ми чуде́съ твои́хъ, о́тче на́шъ, святи́телю Ѳео́доре. Сего́ ра́ди мы́ вопіе́мъ ти́:

Ра́дуйся, па́дшихъ возстановле́ніе; ра́дуйся, согрѣша́ющихъ исправле́ніе; ра́дуйся, чистоты́ селе́ніе; ра́дуйся, единосу́щныя Тро́ицы прія́телище избра́нное; ра́дуйся, превели́кое сокро́вище медото́чныхъ уче́ній; ра́дуйся, благово́ніе Ду́ха Свята́го; ра́дуйся, боже́ственное селе́ніе; ра́дуйся, рѣко́ богото́чная; ра́дуйся, пресвѣ́тлое благода́ти сія́ніе; ра́дуйся, смире́нія Христо́ва и́стинный подража́телю; ра́дуйся, врачу́ ду́шъ и тѣле́съ на́шихъ.

Ра́дуйся, но́вый чудотво́рче Ѳео́доре.  

Конда́къ 8.

Стра́нное и необы́чное содѣ́яся на тебѣ́, преблаже́нный Ѳео́доре: я́ко по честнѣ́мъ твое́мъ преставле́ніи мно́га лѣ́та въ земли́ сокрове́ны бы́ша честны́я мо́щи твоя́, ны́нѣ же цѣ́лы и невреди́мы обрѣто́шася, я́ко свѣтоза́рное со́лнце вѣ́рныхъ сердца́ просвѣща́ющія, тѣ́мъ же ра́достно вопіе́мъ Бо́гу: Аллилу́ія.  

Икосъ 8.

Вся́ зако́ны духо́вныя соблю́лъ еси́, архипа́стырь бы́въ въ преслову́томъ гра́дѣ Росто́вѣ, слове́сныя о́вцы твоя́ благоче́стію научи́въ, и тѣ́ло твое́ въ не́мъ я́ко да́ръ освяще́нный положи́лъ еси́, кото́рое мно́гими лѣ́ты въ земли́ сокрове́нно, ны́нѣ же обрѣ́теся цѣ́ло и нетлѣ́нно, къ нему́ же приходя́щіи и лобыза́ющіи освяща́ются, съ вѣ́рою и любо́вію вопію́ще и глаго́люще:

Ра́дуйся, свѣще́ пресвѣ́тлая; ра́дуйся, всероссíйскій свѣти́льниче; ра́дуйся, заре́ прекра́сная; ра́дуйся, звѣздо́ незаходи́мая; ра́дуйся цѣлому́дрія сто́лпе, и́мже вся́кая стра́сть попра́ся; ра́дуйся, смире́ніемъ высо́кій, и́мже де́моновъ горды́ню низложи́лъ еси́; ра́дуйся, свѣти́льниче многосвѣ́тлый; ра́дуйся, сиро́тъ засту́пниче; ра́дуйся, ни́щихъ пита́телю; ра́дуйся, чудодѣ́лателю о Бо́зѣ да́нныхъ чуде́съ; ра́дуйся, Россíйская похвало́.

Ра́дуйся, но́вый чудотво́рче Ѳео́доре.  

Конда́къ 9.

Вся́кое естество́ а́нгельское и человѣ́ческое удиви́ся твоему́ благонра́вію, я́ко мíра сего́ вся́ пре́лести и красоты́ отню́дь возненави́дѣлъ еси́, плотскíя жела́нія посто́мъ, жа́ждою и воздержа́ніемъ умертви́лъ еси́, непреста́нно воспѣва́я Бо́гу а́нгельскую пѣ́снь: Аллилу́ія.  

Икосъ 9.

Витíя многовѣща́нная, я́ко ры́ба безгла́сная, недоумѣва́етъ, что́ о тебѣ́ глаго́лати, па́че же стра́хомъ и ра́достію объя́ти быва́ютъ, я́ко по многовре́менномъ въ земли́ пребыва́ніи честны́я твоя́ мо́щи, святи́телю Ѳео́доре, цѣ́лы и не разруши́мы обрѣто́шася; сего́ ра́ди мы́, благодаря́ще такова́я Дарова́вшему на́мъ, похва́льная воспису́емъ ти́:

Ра́дуйся, апо́стольскихъ преда́ній вѣ́рный храни́телю; ра́дуйся, я́ко земна́го оте́чества любо́вь ни во что́ вмѣни́лъ еси́; ра́дуйся, я́ко еди́ну небе́снаго оте́чества красоту́ и́скренно возлюби́лъ еси́; ра́дуйся, кре́стъ тво́й со мно́гою ра́достію терпѣливоду́шно поне́слъ еси́; ра́дуйся, избра́нный сосу́де Ду́ха Свята́го; ра́дуйся, я́ко вся́ стра́сти воздержа́ніемъ умертви́лъ еси́; ра́дуйся, я́ко у́мъ тво́й безстра́стіемъ просвѣти́лъ еси́; ра́дуйся, Россíйскія Це́ркве свѣти́ло пресвѣ́тлое; ра́дуйся, дѣ́лателю виногра́да Христо́ва; ра́дуйся, смиренному́дрія наста́вниче; ра́дуйся, кро́тости пучи́но.

Ра́дуйся, но́вый чудотво́рче Ѳео́доре.  

Конда́къ 10.

Спасти́ Госпо́дь хотя́ страну́ Россíйскую въ послѣ́дняя лѣ́та на́ша, яви́ на́мъ тебе́, моли́твенника и засту́пника непосты́дна, преблаже́нне Ѳео́доре, да всеконе́чное о спасе́ніи на́шемъ утверди́мъ тобо́ю упова́ніе, получи́вше у́бо такова́го предста́теля, Дарова́вшему тя́ благода́рственную пѣ́снь вопіе́мъ: Аллилу́ія.  

Икосъ 10.

Свѣща́ дѣ́лъ мои́хъ темна́ е́сть и ужаса́юся съ не́ю прибли́житися ко святы́мъ моща́мъ твои́мъ: но ты́, святи́телю Ѳео́доре, моли́твами твои́ми на пу́ть пра́вый напра́ви мя́, и страсте́й мои́хъ многови́дныхъ бу́рю утиши́, да досто́йне принесу́ ти́ сицеву́ю пѣ́снь: ра́дуйся, россіаномъ похвала́ и прибѣ́жище непосты́дное; ра́дуйся, Крестоно́сному Импера́тору на́шему въ побѣ́дахъ упова́ніе тве́рдое; ра́дуйся, я́ко твои́ми моли́твами проти́вніи побѣжда́ются; ра́дуйся, я́ко тобо́ю ски́петръ Правосла́вія утвержда́ется; ра́дуйся, я́ко всѣ́мъ прося́щимъ подае́ши да́ръ отъ Го́спода тебѣ́ дарова́нный исцѣле́нія; ра́дуйся, добродѣ́телей пресвѣ́тлое украше́ніе; ра́дуйся, благоутро́бія вели́кое сокро́вище; ра́дуйся, избра́нный сосу́де Ду́ха Свята́го; ра́дуйся, покро́ве всѣ́мъ обурева́емымъ; ра́дуйся, прему́дрости Бо́жія прія́телище бы́вый; ра́дуйся, я́ко всѣ́хъ зва́ти тебѣ́ подвиза́емь.

Ра́дуйся, но́вый чудотво́рче Ѳео́доре.  

Конда́къ 11.

Пѣ́ньми и пѣ́сньми почти́мъ Христо́ва святи́теля Ѳео́дора, я́ко умертви́вша вся́ прило́ги страсте́й воздержа́ніемъ, и зѣло́ посрами́вши противобо́рца врага́ и всю́ его́ горды́ню, ны́нѣ же водворя́ется въ селе́ніяхъ небе́сныхъ, о на́съ моля́ся, и со а́нгельскими во́инствы вопіе́тъ: Аллилу́ія.  

Икосъ 11.

Свѣтопріе́мна свѣти́льника стяжа́хомъ тя́, святи́телю Ѳео́доре, и́бо свѣтоза́рными твои́хъ добродѣ́телей луча́ми омраче́нная на́ша сердца́ просвѣща́еши, отча́янныхъ на пу́ть покая́нія обраща́еши. Просвѣти́вшеся у́бо свѣ́томъ твои́хъ добродѣ́телей, такова́я воспису́емъ ти́ благодаре́нія:

Ра́дуйся, я́ко отча́янныхъ на пу́ть покая́нія напра́вилъ еси́; ра́дуйся, омраче́нная просвѣти́вый; ра́дуйся, расточе́нная собра́вый; ра́дуйся, вѣ́ры и благоче́стія сто́лпе непоколеби́мый; ра́дуйся, лѣ́ствицѣ боже́ственная, на высоту́ добродѣ́телей возводя́щая; ра́дуйся, нескве́рное добродѣ́телей зерца́ло; ра́дуйся, по́стниковъ неизмѣ́нный о́бразе; ра́дуйся, со́лнце за́пада неприча́стное; ра́дуйся, всѣ́мъ боля́щимъ ско́рое врачева́ніе; ра́дуйся, въ бѣда́хъ су́щимъ вели́кій утѣ́шителю; ра́дуйся, вдова́мъ и сирота́мъ те́плый засту́пниче.

Ра́дуйся, но́вый чудотво́рче Ѳео́доре.  

Конда́къ 12.

Благода́ть свы́ше пріе́мый цѣли́ти вся́къ неду́гъ и вся́ку болѣ́знь, цѣле́бниче ско́рый, исцѣли́ у́бо, припа́дая молю́ тя́, и моя́ неду́ги тѣле́сныя, вку́пѣ и душе́вныя, да здра́вымъ мои́мъ се́рдцемъ и несмуще́ннымъ умо́мъ воспою́ пѣ́снь Бо́гу: Аллилу́ія.  

Икосъ 12.

Пою́ще и восхваля́юще твоя́ чудеса́, восхваля́емъ тя́ вси́, святи́телю Ѳео́доре, и вѣ́руемъ, я́ко по многотру́дной твое́й жи́зни премѣни́лъ вре́менная на вѣ́чная, преше́лъ еси́ отъ ско́рби на ра́дость, отъ печа́ли на вѣ́чное весе́ліе, преше́лъ еси́ отъ земны́хъ въ небе́сная; сего́ ра́ди мы́ недосто́йніи, недосто́йными устна́ми еще́ вопіе́мъ ти́:

Ра́дуйся, я́ко и́стинно премѣни́лъ еси́ вре́менная на вѣ́чная; ра́дуйся, я́ко преше́лъ еси́ отъ печа́ли на ра́дость; ра́дуйся, я́ко при́сно наслажда́яся мы́слей неизрече́нныхъ; ра́дуйся, я́ко свои́мъ житіе́мъ всѣ́хъ небе́сныхъ и земны́хъ жи́телей удиви́лъ еси́; ра́дуйся, я́ко кре́стъ тво́й со мно́гимъ терпѣ́ніемъ носи́лъ еси́; ра́дуйся, я́ко неукло́нно приско́рбнымъ путе́мъ ше́ствовалъ еси́; ра́дуйся, непоколеби́мое пра́вды пра́вило; ра́дуйся, свѣ́тлая святи́телей похвало́; ра́дуйся, благíй ра́бе вѣ́рный, я́ко отъ Бо́га ввѣ́ренный тебѣ́ тала́нтъ возрасти́лъ еси́; ра́дуйся, гра́ду Росто́ву вели́кое украше́ніе; ра́дуйся, всея́ Россíи ра́дованіе.

Ра́дуйся, но́вый чудотво́рче Ѳео́доре.  

Конда́къ 13.

О, вели́кій и пречу́дный о́тче святи́телю Ѳео́доре, всѣ́хъ скорбя́щихъ утѣше́ніе! Пріими́ ма́лое сіе́ моле́ніе на́ше, и принеси́ е́ ко Го́споду Бо́гу на́шему, да изба́витъ на́съ отъ всѣ́хъ бѣ́дъ и напа́стей, скорбе́й и болѣ́зней, и да сподо́битъ на́съ съ тобо́ю во странѣ́ живы́хъ воспѣ́ти: Аллилу́ія.

[Се́й конда́къ глаго́ли три́жды. И па́ки чте́тся 1-й и́косъ: Ангела о́бразомъ... и конда́къ 1-й: Возбра́нный чудотво́рче...]

Случайный тест

(4 голоса: 5 из 5)