Дни памяти:

4 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

17 июня  (переходящая) – Собор Санкт-Петербургских святых

13 июня

Житие

Краткие жития священномученика Философа Орнатского и сыновей его, мучеников Бориса и Николая

Свя­щен­но­му­че­ник про­то­и­е­рей Фило­соф Ни­ко­ла­е­вич Ор­нат­ский ро­дил­ся 21 мая 1860 го­да на по­го­сте Но­вая Ер­га Че­ре­по­вец­ко­го уез­да Нов­го­род­ской гу­бер­нии в се­мье сель­ско­го свя­щен­ни­ка. Один из его бра­тьев был же­нат на пле­мян­ни­це свя­то­го пра­вед­но­го Иоан­на Крон­штадт­ско­го. Обу­чал­ся Фило­соф сна­ча­ла в Ки­рил­лов­ском Ду­хов­ном учи­ли­ще, а за­тем в Нов­го­род­ской Ду­хов­ной Се­ми­на­рии. В 1885 го­ду он со сте­пе­нью кан­ди­да­та бо­го­сло­вия окон­чил Санкт-Пе­тер­бург­скую Ду­хов­ную Ака­де­мию. Ле­том 1885 го­да Фило­соф всту­пил в брак с Еле­ной За­озер­ской, до­че­рью быв­ше­го ипо­ди­а­ко­на мит­ро­по­ли­та Ис­и­до­ра, и вско­ре при­нял свя­щен­ство. Пер­во­на­чаль­но ба­тюш­ка слу­жил на­сто­я­те­лем в хра­ме при­ю­та Прин­ца Оль­ден­бург­ско­го, где до это­го пре­по­да­вал За­кон Бо­жий.

С 1892 по 1912 го­ды он слу­жит на­сто­я­те­лем хра­ма при Экс­пе­ди­ции за­го­тов­ле­ния го­судар­ствен­ных бу­маг. Два­дцать шесть лет он яв­лял­ся пред­се­да­те­лем «Об­ще­ства рас­про­стра­не­ния ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го про­све­ще­ния в ду­хе Пра­во­слав­ной Церк­ви», успеш­но про­ти­во­дей­ствуя ан­ти­цер­ков­ным те­че­ни­ям.

В 1893 го­ду Фило­соф был из­бран глас­ным Санкт-Пе­тер­бург­ской го­род­ской Ду­мы от ду­хо­вен­ства и нёс свои пол­но­мо­чия до 1917 го­да. Он при­ни­мал уча­стие в устрой­стве в го­ро­де ноч­леж­ных до­мов, си­рот­ских при­ютов, бо­га­де­лен, его ста­ра­ни­я­ми в Санкт-Пе­тер­бур­ге и окрест­но­стях бы­ло воз­ве­де­но 12 хра­мов, са­мый боль­шой из них — храм Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва у Вар­шав­ско­го вок­за­ла. Кро­ме то­го, мож­но на­звать церк­ви Пет­ра и Пав­ла в Лес­ном, пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го на Но­во­сив­ков­ской ули­це, пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го за Нарв­ской за­ста­вой, Пред­те­чен­ский храм на Вы­борж­ской сто­роне, Ге­ра­си­мов­скую цер­ковь, Ис­и­до­ро-Юрьев­ский храм.

Сам ба­тюш­ка, имея боль­шую се­мью (у него бы­ло де­сять де­тей), жил очень скром­но. Всё мно­же­ство об­ще­ствен­ных зва­ний и долж­но­стей, ко­то­рые он нёс во сла­ву Бо­жию, средств к су­ще­ство­ва­нию не при­но­си­ли. Через его ру­ки, как Пред­се­да­те­ля ко­ми­те­тов по стро­и­тель­ству хра­мов, про­хо­ди­ли огром­ные сум­мы де­нег, а он да­вал част­ные уро­ки, чтобы про­кор­мить се­мью.

Из­ве­стен был ба­тюш­ка и как ре­дак­тор и цен­зор та­ких сто­лич­ных ду­хов­ных жур­на­лов как «Санкт-Пе­тер­бург­ский Ду­хов­ный Вест­ник» (из­да­вал­ся с 1894 го­да), «От­дых хри­сти­а­ни­на» (с 1901 го­да), «Пра­во­слав­но-Рус­ское сло­во» (с 1902 го­да).

Отец Фило­соф был од­ним из бли­жай­ших спо­движ­ни­ков свя­щен­но­му­че­ни­ка мит­ро­по­ли­та Пет­ро­град­ско­го и Гдов­ско­го Ве­ни­а­ми­на (Ка­зан­ско­го) ко­то­ро­го, в быт­ность то­го сту­ден­том Ду­хов­ной Ака­де­мии, ба­тюш­ка ак­тив­но при­вле­кал к про­по­вед­ни­че­ской де­я­тель­но­сти в ра­бо­чей сре­де Санкт-Пе­тер­бур­га. Узы ду­хов­ной друж­бы свя­зы­ва­ли его и со Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом Ти­хо­ном.

По­чти два­дцать лет отец Фило­соф яв­лял­ся ду­хов­ным сы­ном свя­то­го пра­вед­но­го Иоан­на Крон­штадт­ско­го, ко­то­рый ча­сто бы­вал у него до­ма и бла­го­слов­лял все его на­чи­на­ния во бла­го Церк­ви. Свя­той пас­тырь до­ве­рил от­цу Фило­со­фу быть по­сред­ни­ком в сво­ей пе­ре­пис­ке со Свя­ти­те­лем Фе­о­фа­ном, Вы­шен­ским за­твор­ни­ком.

В 1913 го­ду ба­тюш­ка был на­зна­чен на долж­ность на­сто­я­те­ля Ка­зан­ско­го ка­фед­раль­но­го со­бо­ра в Санкт-Пе­тер­бур­ге. Во вре­мя 1-й Ми­ро­вой вой­ны отец Фило­соф от­дал свою квар­ти­ру под ла­за­рет для ра­не­ных во­и­нов, а сам с се­мьёй пе­ре­ехал в неболь­шое ка­зён­ное по­ме­ще­ние. Неод­но­крат­но и сам он вы­ез­жал рай­о­ны бо­е­вых дей­ствий, со­про­вож­дая транс­пор­ты с необ­хо­ди­мы­ми во­и­нам ве­ща­ми и про­дук­та­ми, стре­мясь все­ми си­ла­ми вдох­но­вить и под­дер­жать за­щит­ни­ков Оте­че­ства.

Его сын Ни­ко­лай (ро­дил­ся в 1886 го­ду) — во­ен­ный врач, на­хо­дил­ся в со­ста­ве 9-й Рус­ской Ар­мии; сын, Бо­рис (ро­дил­ся в 1887 го­ду), штабс-ка­пи­тан 23-й ар­тил­ле­рий­ской брига­ды, за­кон­чив­ший Кон­стан­ти­нов­ское ар­тил­ле­рий­ское учи­ли­ще, ге­рой­ски сра­жал­ся на Ав­ст­ро-Вен­гер­ском фрон­те. Про­по­вед­ни­че­ский дар ба­тюш­ки при­вле­кал ис­кав­ших жи­во­го сло­ва и он не раз при­зы­вал свою паст­ву не при­ни­мать раз­ла­га­ю­щих идей боль­ше­виз­ма, по­ни­мая, что Пра­во­сла­вие яв­ля­ет­ся ос­но­вой рус­ской род­ной жиз­ни, ба­тюш­ка при­зы­вал ин­тел­ли­ген­цию знать это: «На­шей ин­тел­ли­ген­ции на­до стать рус­скою», — не уста­вал по­вто­рять он.

На его гла­зах во вре­мя ре­во­лю­ции был рас­стре­лян муж сест­ры его же­ны, свя­щен­но­му­че­ник про­то­и­е­рей Пётр Ски­пет­ров (па­мять 20 ян­ва­ря). Ба­тюш­ка при его от­пе­ва­нии про­из­нёс про­по­ведь, бес­страш­но об­ли­чив боль­ше­ви­ков. Неод­но­крат­но вы­сту­пал он пе­ред паст­вой с при­зы­ва­ми к объ­еди­не­нию ру­си­чей во­круг хра­мов для за­щи­ты свя­тынь сво­ей зем­ли. В ян­ва­ре 1918 го­да, ко­гда в Лав­ре был убит отец Пётр Ски­пет­ров, ба­тюш­ка ор­га­ни­зо­вал за­щи­ту свя­тынь Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры, устро­ив к ней крест­ные хо­ды со всех хра­мов сто­ли­цы.

9 ав­гу­ста 1918 го­да его вме­сте с дву­мя стар­ши­ми сы­но­вья­ми, Ни­ко­ла­ем и Бо­ри­сом, аре­сто­ва­ли. Во вре­мя аре­ста он был со­вер­шен­но невоз­му­тим и спо­ко­ен. При­хо­жане со­бра­лись в мно­го­ты­сяч­ную тол­пу и шли по Нев­ско­му про­спек­ту на Го­ро­хо­вую в Ч. К., тре­буя осво­бо­дить сво­е­го пас­ты­ря. Де­ле­га­цию ве­ру­ю­щих че­ки­сты при­ня­ли, ко­вар­но обе­щая вы­пол­нить их тре­бо­ва­ния. Но в ту же ночь (пред­по­ло­жи­тель­но на 20 июля 1918 го­да) ба­тюш­ку пе­ре­вез­ли в тюрь­му го­ро­да Крон­штадт. Пред­по­ло­жи­тель­но око­ло 30 ок­тяб­ря 1918 го­да вме­сте с сы­но­вья­ми и дру­ги­ми 30 за­клю­чён­ны­ми офи­це­ра­ми от­ца Фило­со­фа по­вез­ли на рас­стрел. По до­ро­ге ба­тюш­ка чи­тал вслух от­ход­ную над при­го­во­рён­ны­ми. Ме­сто каз­ни на­хо­ди­лось, по од­ним пред­по­ло­же­ни­ям в Крон­штад­те, по дру­гим — непо­да­лё­ку от Фин­ско­го за­ли­ва меж­ду Ли­го­во и Ора­ниен­ба­у­мом. Те­ла рас­стре­лян­ных, по-ви­ди­мо­му, бы­ли сбро­ше­ны в за­лив.

При­чис­ле­ны к ли­ку свя­тых Но­во­му­че­ни­ков и Ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в ав­гу­сте 2000 го­да для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния.

Полные жития священномученика Философа Орнатского и сыновей его, мучеников Бориса и Николая

Свя­щен­но­му­че­ник Фило­соф ро­дил­ся 21 мая 1860 го­да на по­го­сте Но­вая Ер­га Че­ре­по­вец­ко­го уез­да Нов­го­род­ской гу­бер­нии[a] в се­мье свя­щен­ни­ка Ни­ко­лая Ива­но­ви­ча Ор­нат­ско­го. Фило­соф Ни­ко­ла­е­вич окон­чил Ки­рил­лов­ское ду­хов­ное учи­ли­ще, Нов­го­род­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и в 1885 го­ду со сте­пе­нью кан­ди­да­та бо­го­сло­вия Санкт-Пе­тер­бург­скую Ду­хов­ную ака­де­мию. 17 июля 1885 го­да Фило­соф Ни­ко­ла­е­вич об­вен­чал­ся с де­ви­цей Еле­ной, до­че­рью ипо­ди­а­ко­на Иса­а­ки­ев­ско­го ка­фед­раль­но­го со­бо­ра в Санкт-Пе­тер­бур­ге Ни­ко­лая Ми­хай­ло­ви­ча За­озер­ско­го.
26 июля 1885 го­да Фило­соф Ни­ко­ла­е­вич был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на, а 28 июля – во свя­щен­ни­ка ко хра­му в честь ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри «Уто­ли моя пе­ча­ли» при дет­ском при­юте прин­ца Пет­ра Ге­ор­ги­е­ви­ча Оль­ден­бург­ско­го. От­кры­тый как на­чаль­ное учеб­ное за­ве­де­ние для де­тей бед­ных ро­ди­те­лей, при­ют впо­след­ствии по­лу­чил пра­ва муж­ско­го ре­аль­но­го учи­ли­ща с тре­мя от­де­ле­ни­я­ми и жен­ской гим­на­зии с му­зы­каль­ным от­де­ле­ни­ем. Сю­да отец Фило­соф был на­зна­чен за­ко­но­учи­те­лем.
Сра­зу же по­сле ру­ко­по­ло­же­ния мо­ло­дой де­я­тель­ный свя­щен­ник стал чле­ном Об­ще­ства рас­про­стра­не­ния ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го про­све­ще­ния в ду­хе Пра­во­слав­ной Церк­ви, с ко­то­рым впо­след­ствии бы­ла свя­за­на вся его жизнь. Он пи­сал о том вре­ме­ни и при­чи­нах, по­слу­жив­ших воз­ник­но­ве­нию Об­ще­ства: «1881 год оста­нет­ся на­ве­ки па­мят­ным не толь­ко в жиз­ни Пе­тер­бур­га, но и всей Рос­сии, все­го ми­ра. В этом го­ду от ру­ки фа­на­тич­ных зло­де­ев пал на ули­це сво­ей сто­ли­цы бла­го­де­тель не толь­ко сво­е­го, но и чу­жих на­ро­дов, царь-осво­бо­ди­тель. Но это пре­ступ­ле­ние бы­ло гроз­ным не столь­ко са­мо по се­бе, сколь­ко как зна­ме­ние вре­ме­ни, как небес­ное предо­сте­ре­же­ние на­ро­ду, укло­нив­ше­му­ся в неко­то­рой сво­ей ча­сти с пу­ти ис­тин­но­го. Это укло­не­ние пре­иму­ще­ствен­но об­ра­зо­ван­но­го клас­са рус­ских лю­дей к на­ча­лу 1880-х го­дов об­на­ру­жи­лось во­очию. Ма­те­ри­а­ли­сти­че­ские на­ча­ла, на ко­то­рых стро­и­ли свою жизнь об­ра­зо­ван­ные рус­ские лю­ди с 50‑х го­дов на­сто­я­ще­го сто­ле­тия, об­на­ру­жи­лись в за­бве­нии Бо­га и Его за­ко­на, в от­чуж­де­нии от Церк­ви, в рас­пу­щен­но­сти нра­вов, в хи­ще­нии об­ще­ствен­ных сумм, в ча­стых са­мо­убий­ствах, в по­яв­ле­нии, по при­ме­ру За­па­да, и у нас на Ру­си ни­ги­ли­сти­че­ской за­ра­зы по от­но­ше­нию к ве­ка­ми сло­жив­ше­му­ся го­судар­ствен­но­му строю рус­ской жиз­ни. Эти и по­доб­ные при­зна­ки тя­же­ло­го неду­га ни­где так рез­ко не об­на­ру­жи­ва­лись, как в Пе­тер­бур­ге. Здесь, сре­ди ин­тел­ли­гент­но­го со­сло­вия, бо­лее, чем где-ли­бо на Ру­си, с од­ной сто­ро­ны, об­на­ру­жи­лось от­чуж­де­ние от Церк­ви, с дру­гой – ис­ка­ние ис­ти­ны вне Церк­ви, вне чи­сто­го и непо­вре­жден­но­го Еван­ге­лия, у за­мор­ских и на­ших ту­зем­ных про­по­вед­ни­ков лже­ве­рия...
При та­ких пе­чаль­ных об­сто­я­тель­ствах сто­лич­ной ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­ной жиз­ни ста­ли ча­ще и энер­гич­нее раз­да­вать­ся го­ло­са пас­ты­рей Церк­ви, и во вре­мя и вне бо­го­слу­же­ния при­зы­вав­шие рус­ских лю­дей, хри­сти­ан пра­во­слав­ных, к по­сле­до­ва­нию Хри­сту, по ра­зу­му свя­той Пра­во­слав­ной Церк­ви... Воз­ник­ла мысль сре­ди ду­хов­ных и свет­ских лиц об­ра­зо­вать в Пе­тер­бур­ге “Об­ще­ство рас­про­стра­не­ния ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го про­све­ще­ния в ду­хе Пра­во­слав­ной Церк­ви” с це­лью объ­еди­не­ния сто­лич­ных пас­ты­рей для ре­ли­ги­оз­но-про­све­ти­тель­ской де­я­тель­но­сти в ду­хе свя­той Пра­во­слав­ной Церк­ви...
4 ап­ре­ля 1881 го­да су­ще­ство­ва­ние Об­ще­ства, устав ко­то­ро­го был рас­смот­рен и утвер­жден Свя­тей­шим Си­но­дом, бы­ло утвер­жде­но и вы­со­чай­шею Го­су­да­ря Им­пе­ра­то­ра вла­стью.
По­сле от­кры­тия... Об­ще­ства, в 1884 го­ду в сто­ли­це от­кры­то Брат­ство во имя Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, а в 1888 го­ду – Санкт-Пе­тер­бург­ский епар­хи­аль­ный Ко­ми­тет Все­рос­сий­ско­го Пра­во­слав­но­го Мис­си­о­нер­ско­го Об­ще­ства. В де­я­тель­но­сти Брат­ства, по­ста­вив­ше­го сво­ей за­да­чей от­кры­тие и под­держ­ку в де­ревне цер­ков­но­при­ход­ских школ и рас­про­стра­не­ние ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­ных книг и бро­шюр в на­ро­де, зна­че­ние сто­лич­но­го ду­хо­вен­ства и во­об­ще бла­го­че­сти­вых ра­де­те­лей ду­хов­но­го про­све­ще­ния вы­сту­па­ет за пре­де­лы сто­ли­цы на всю Пе­тер­бург­скую епар­хию; Мис­си­о­нер­ский Ко­ми­тет рас­про­стра­ня­ет зна­че­ние сто­лич­но­го ду­хо­вен­ства не толь­ко за пре­де­лы Пе­тер­бург­ской епар­хии, но да­же за пре­де­лы ев­ро­пей­ской Рос­сии – на Си­бирь, на вне­рус­ские вла­де­ния, как Ки­тай и в осо­бен­но­сти Япо­ния, так как из­вест­но, что це­лью пра­во­слав­но­го мис­си­о­нер­ско­го об­ще­ства слу­жит озна­ком­ле­ние пра­во­слав­но­го на­се­ле­ния и воз­буж­де­ние в нем со­чув­ствия к мис­си­о­нер­ской де­я­тель­но­сти сре­ди языч­ни­ков»[1].
Со­бы­тия, свя­зан­ные с ца­ре­убий­ством 1 мар­та 1881 го­да, при­шлись на мо­ло­дые го­ды от­ца Фило­со­фа, и впо­след­ствии, раз­мыш­ляя над во­про­са­ми вос­пи­та­ния де­тей, над тем, что яв­ля­ет­ся са­мым су­ще­ствен­ным в вос­пи­та­нии, он вы­нуж­ден был при­знать, что до­ля со­чув­ствия ре­во­лю­ци­о­не­рам жи­ла то­гда во мно­гих серд­цах и, в част­но­сти, и у него. Опыт юно­сти и его по­сле­ду­ю­щее осмыс­ле­ние при­ве­ли от­ца Фило­со­фа к твер­до­му убеж­де­нию, что един­ствен­ная воз­мож­ность сде­лать об­ще­ство здра­во­мыс­ля­щим, а лю­дей по­лез­ны­ми друг дру­гу, – это ос­но­вать вос­пи­та­ние де­тей на бо­го­по­чи­та­нии. Цен­тром вос­пи­та­тель­ных уси­лий ро­ди­те­лей и об­ще­ства долж­но стать вос­пи­та­ние в ре­бен­ке преж­де все­го че­ло­ве­ка-хри­сти­а­ни­на.
«Пре­ступ­ле­ние, ко­гда уда­ет­ся по­сле боль­ших труд­но­стей и пре­пят­ствий, – пи­сал он, – име­ет при­вле­ка­тель­ный ха­рак­тер в гла­зах юно­шей, тем бо­лее ко­гда оно оправ­ды­ва­ет­ся вы­со­кой це­лью. Так и мы бы­ли улов­ля­е­мы в се­ти лю­дей, со­чув­ству­ю­щих пре­ступ­ле­нию, имен­но по на­шей юно­сти, а ино­гда и по недо­стат­ку ав­то­ри­тет­но­го отрезв­ля­ю­ще­го го­ло­са. Мы долж­ны быть бла­го­дар­ны Гос­по­ду Бо­гу, что на­ши увле­че­ния не по­шли даль­ше со­чув­ствия ни­ги­лиз­му. И эту бла­го­дар­ность мы долж­ны за­сви­де­тель­ство­вать в слух всей Рос­сии, все­го на­ше­го Оте­че­ства. Бу­ду­щее по­ка­жет, ка­ки­ми пат­ри­о­та­ми мы вы­шли из страш­но­го ис­пы­та­ния, – те­перь же на­ше сви­де­тель­ство долж­но быть сви­де­тель­ством о том, что спас­ло нас. И мы, как са­ми ис­пы­тав­шие на се­бе, сви­де­тель­ству­ем, что нас спас от пре­ступ­но­го со­об­ще­ства Бог, ве­ра и пре­дан­ность Ему. Неко­то­рые из нас го­то­вы бы­ли со­чув­ство­вать, и неред­ко со­чув­ство­ва­ли пла­нам, ко­то­рые ри­со­ва­ли в бу­ду­щем ни­ги­ли­сты, их сме­ло­сти и ре­ши­тель­но­сти, их да­же пре­ступ­ле­ни­ям по от­но­ше­нию к ли­цам, об­ле­чен­ным вла­стью, ко­то­рых они вы­да­ва­ли за вра­гов сво­е­го де­ла, но мы от­вра­ща­лись от ни­ги­лиз­ма, ко­гда раз­ду­мы­ва­ли о том, что он от­ри­ца­ет и Бо­га. Жи­во пом­ним, что в ми­ну­ты са­мо­го на­пря­жен­но­го раз­ду­мья об этом зле – ко­то­рое до 1 мар­та на­хо­ди­ло се­бе и оправ­да­те­лей, и за­щит­ни­ков да­же в лю­дях зре­ло­го воз­рас­та – мы вспо­ми­на­ли впе­чат­ле­ния дет­ства: мать, обу­чав­шую нас гра­мо­те по Псал­ти­ри и мо­лит­ве со слов, а так­же впе­чат­ле­ния юно­сти: от­ца, при­зна­вав­ше­го в нас мно­го ума, но еще боль­ше безу­мия, – и мы под дей­стви­ем этих впе­чат­ле­ний, ра­ди Бо­га, имя Ко­то­ро­го бы­ло на­твер­же­но нам с са­мо­го дет­ства, от­вра­ща­лись от ни­ги­лиз­ма. И это нас спас­ло. Вы­вод от­сю­да тот, что, ес­ли хо­ти­те спа­сти де­тей, се­мью, го­су­дар­ство, ве­ди­те вос­пи­та­ние во имя Бо­га, под зи­жди­тель­ны­ми лу­ча­ми ве­ры, под ру­ко­вод­ством об­щей на­шей ма­те­ри Церк­ви»[2].
В 1888 го­ду отец Фило­соф был на­зна­чен чле­ном Ко­ми­те­та Пра­во­слав­но­го Мис­си­о­нер­ско­го Об­ще­ства, в 1890-м – из­бран чле­ном Со­ве­та Об­ще­ства рас­про­стра­не­ния ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го про­све­ще­ния в ду­хе Пра­во­слав­ной Церк­ви; 4 мая 1892 го­да отец Фило­соф был из­бран пред­се­да­те­лем это­го Об­ще­ства и на этом по­сту он успел мно­го по­тру­дить­ся до сво­ей му­че­ни­че­ской кон­чи­ны.
В июле 1891 го­да он был при­гла­шен для ра­бо­ты в ко­мис­сии по стро­и­тель­ству церк­ви во имя пре­по­доб­но­му­че­ни­ка Ан­дрея Крит­ско­го при Экс­пе­ди­ции за­го­тов­ле­ния Го­судар­ствен­ных бу­маг; 26 ав­гу­ста 1892 го­да отец Фило­соф по прось­бе слу­жа­щих Экс­пе­ди­ции был на­зна­чен на­сто­я­те­лем это­го хра­ма.
22 ап­ре­ля 1893 го­да отец Фило­соф был из­бран де­пу­та­том от ду­хов­но­го ве­дом­ства в Санкт-Пе­тер­бург­скую Го­род­скую Ду­му. Од­ной из пер­вых за­ко­но­да­тель­ных ини­ци­а­тив свя­щен­ни­ка бы­ло из­да­ние по­ло­же­ния о необ­хо­ди­мо­сти празд­нич­но­го от­ды­ха для тор­го­вых лю­дей, «ко­то­рое да­ва­ло бы воз­мож­ность тор­го­вым лю­дям как мо­лить­ся во вре­мя позд­ней ли­тур­гии до со­вер­шен­но­го окон­ча­ния ее, так и по­се­тить ду­хов­ную бе­се­ду ве­че­ром; об от­кры­тии ма­га­зи­нов и ла­вок по празд­ни­кам в два ча­са дня и окон­ча­нии тор­гов­ли в пять-шесть ча­сов ве­че­ра»[3].
При непо­сред­ствен­ном уча­стии от­ца Фило­со­фа в 1893 го­ду был вы­стро­ен Тро­иц­кий храм, а в 1895-м – при­мы­кав­шее к хра­му зда­ние с за­лом для ду­хов­ных бе­сед и со­бра­ний Об­ще­ства рас­про­стра­не­ния ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го про­све­ще­ния. Зал Об­ще­ства стал ду­хов­ным цен­тром мно­гих цер­ков­но-ре­ли­ги­оз­ных со­бы­тий сто­ли­цы. Со вре­ме­нем был вы­стро­ен дом Об­ще­ства, в ко­то­ром раз­ме­сти­лись бес­плат­ная ду­хов­ная биб­лио­те­ка с чи­таль­ным за­лом, вос­крес­ная и цер­ков­но­при­ход­ская шко­лы, цен­траль­ный книж­ный склад Об­ще­ства и ма­га­зин.
В 1894 го­ду отец Фило­соф был из­бран чле­ном го­род­ской ко­мис­сии по на­род­но­му об­ра­зо­ва­нию и пред­се­да­те­лем ана­ло­гич­ной ко­мис­сии по Нарв­ской ча­сти Санкт-Пе­тер­бур­га, где раз­ме­ща­лось мно­го круп­ных за­во­дов и бы­ло все­го два при­ход­ских хра­ма. В 1894 го­ду свя­щен­ник об­ра­тил­ся к Го­род­ской Ду­ме с прось­бой вы­де­лить зем­лю для по­стро­е­ния хра­ма на пять ты­сяч че­ло­век, по­ме­ще­ния при нем для ве­де­ния ду­хов­ных бе­сед и бес­плат­ной биб­лио­те­ки с чи­таль­ным за­лом. В том же го­ду на это ме­сто был пе­ре­не­сен, со­бран и освя­щен де­ре­вян­ный храм в честь Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва, на­ча­то из­да­ние еже­не­дель­но­го жур­на­ла «Санкт-Пе­тер­бург­ский ду­хов­ный вест­ник», ре­дак­то­ром ко­то­ро­го был из­бран отец Фило­соф. Од­ним из де­я­тель­ней­ших со­труд­ни­ков жур­на­ла стал отец Иоанн Крон­штадт­ский, пе­ча­тав­ший в нем свои про­по­ве­ди и от­рыв­ки из днев­ни­ков.
В 1898 го­ду при Вос­кре­сен­ском хра­ме бы­ло учре­жде­но Алек­сан­дро-Нев­ское об­ще­ство трез­во­сти, ко­то­рое «по­ни­ма­ло под трез­во­стью не од­ну... доб­ро­де­тель воз­дер­жа­ния от спирт­ных на­пит­ков, но це­лост­ное, хри­сти­ан­ски-ор­га­ни­че­ское на­ча­ло жиз­ни, при­во­дя­щее в гар­мо­ни­че­ское со­че­та­ние все твор­че­ские си­лы че­ло­ве­ка и предо­хра­ня­ю­щее его от пья­ня­ще­го по­дав­ле­ния тем­ны­ми си­ла­ми, и с пер­вых же пор на­пра­ви­ло свою де­я­тель­ность на устра­не­ние са­мих при­чин и усло­вий за­рож­де­ния нетрез­во­сти»[4].
В 1898 го­ду был освя­щен храм во имя Иоан­на Пред­те­чи, по­стро­ен­ный при непо­сред­ствен­ном уча­стии от­ца Фило­со­фа, став­ший ду­хов­но-про­све­ти­тель­ным цен­тром на Вы­борг­ской сто­роне.
В 1895 го­ду отец Фило­соф был на­граж­ден на­перс­ным кре­стом. 14 но­яб­ря 1898 го­да он за усерд­ную и по­лез­ную де­я­тель­ность на по­сту пред­се­да­те­ля Об­ще­ства рас­про­стра­не­ния ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го про­све­ще­ния в ду­хе Пра­во­слав­ной церк­ви и тру­ды по по­стро­е­нию трех хра­мов Об­ще­ства был воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея. В 1899 го­ду бы­ла от­кры­та бес­плат­ная биб­лио­те­ка-чи­таль­ня име­ни «М.В. Ло­мо­но­со­ва», ор­га­ни­за­то­ром и пер­вым ди­рек­то­ром ко­то­рой стал про­то­и­е­рей Фило­соф.
В ночь на 24 но­яб­ря 1899 го­да сго­ре­ла Пред­те­чен­ская цер­ковь на Вы­борг­ской сто­роне, но отец Фило­соф не рас­те­рял­ся при этом ис­ку­ше­нии: под вре­мен­ный храм был при­спо­соб­лен со­сед­ний ба­рак вме­сти­мо­стью до ты­ся­чи че­ло­век, и вско­ре бо­го­слу­же­ния воз­об­но­ви­лись, а на ме­сте по­жа­ри­ща стал воз­дви­гать­ся но­вый ка­мен­ный храм.
В 1900 го­ду про­то­и­е­рей Фило­соф был на­зна­чен чле­ном ко­мис­сии по во­про­су о над­ле­жа­щей по­ста­нов­ке пре­по­да­ва­ния За­ко­на Бо­жия в сред­них учеб­ных за­ве­де­ни­ях Ми­ни­стер­ства на­род­но­го про­све­ще­ния. Опи­ра­ясь на свой лич­ный опыт за­ко­но­учи­те­ля и бо­лее ши­ро­кий опыт пас­тыр­ский, про­то­и­е­рей Фило­соф в хо­де ра­бо­ты ко­мис­сии под­го­то­вил до­клад «О спо­со­бах раз­ви­тия и укреп­ле­ния ре­ли­ги­оз­ных и нрав­ствен­ных на­чал в уча­щих­ся». Свя­щен­ни­ка весь­ма бес­по­ко­и­ло, что, несмот­ря на по­чти по­все­мест­ное пре­по­да­ва­ние За­ко­на Бо­жье­го в шко­лах, по­всю­ду на­блю­дал­ся ед­ва ли не пол­ный про­вал в де­ле ре­ли­ги­оз­но­го вос­пи­та­ния уча­ще­го­ся на­ро­да. Од­ной из при­чин та­ко­го по­ло­же­ния ве­щей он ви­дел ту, что си­лой уста­но­вив­ше­го­ся по­ряд­ка ве­щей За­кон Бо­жий пре­вра­тил­ся в один из учеб­ных пред­ме­тов на­равне с ал­геб­рой, физи­кой и хи­ми­ей.
«Необ­хо­ди­мость вы­пол­нить про­грам­му тол­ка­ет пре­по­да­ва­те­ля к учеб­ни­ку, – пи­сал свя­щен­ник, – а сле­до­ва­ние учеб­ни­ку ма­ло-по­ма­лу осво­бож­да­ет за­ко­но­учи­те­ля от ра­бо­ты по пред­ме­ту сво­е­го пре­по­да­ва­ния, и он об­ра­ща­ет­ся в хо­дя­чую но­мен­кла­ту­ру го­то­вых от­ве­тов на каж­дый во­прос, ука­зан­ный в про­грам­ме... И по­лу­ча­ет­ся аб­сурд: за­ко­но­учи­тель до­ка­зы­ва­ет уче­ни­кам про­ис­хож­де­ние Свя­щен­но­го Пи­са­ния, го­во­рит, что на­до чи­тать каж­до­му хри­сти­а­ни­ну сло­во Бо­жие, и при том – как чи­тать, а сам ни­ко­гда не чи­тал с уче­ни­ка­ми это­го Бо­жье­го сло­ва и не сле­дил за тем, чтобы и уче­ни­ки чи­та­ли “всем кни­гам кни­ги”. К со­жа­ле­нию, это – горь­кая прав­да, что учеб­ник слиш­ком власт­но взял нас в свои ру­ки и вы­тес­нил из шко­лы не толь­ко жи­вую ра­бо­ту учи­те­ля с уче­ни­ка­ми над усво­е­ни­ем умом и серд­цем ве­де­ния Бо­же­ствен­ной ис­ти­ны, яже к жи­во­ту и бла­го­че­стию, но и са­мый ис­точ­ник этой ис­ти­ны – сло­во Бо­жие. А пе­ре­сох кла­дезь во­ды жи­вой по от­но­ше­нию к на­шей шко­ле – чем на­по­ить ду­хов­но жаж­ду­щих, чем оро­сить за­сох­шие ни­вы сер­дец че­ло­ве­че­ских? Для ожив­ле­ния ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го вос­пи­та­ния в шко­ле, необ­хо­ди­мо осво­бо­дить за­ко­но­учи­те­ля от раб­ско­го сле­до­ва­ния про­грам­ме, вы­ве­сти его из по­ло­же­ния пре­по­да­ва­те­ля пред­ме­та в по­ло­же­ние пас­ты­ря-ду­хов­ни­ка, во­ору­жен­но­го ме­чом сло­ва Бо­жье­го, жи­во­го и дей­ствен­но­го. По­ра нам по­за­им­ство­вать у ино­вер­цев доб­рый обы­чай чте­ния в до­мах свя­той Биб­лии, на­чи­ная чте­ние ее с долж­ным тол­ко­ва­ни­ем в шко­ле, при­вле­кая к это­му обы­чаю и вос­пи­та­тель­ский пер­со­нал... По­ра бы по­ду­мать и об из­да­нии учеб­ной Биб­лии, ко­то­рую бы мож­но бы­ло дать в ру­ки каж­до­му уче­ни­ку и уче­ни­це»[5].
Че­ло­век ши­ро­ких взгля­дов, про­то­и­е­рей Фило­соф жи­во ин­те­ре­со­вал­ся со­ци­аль­ны­ми и ре­ли­ги­оз­ны­ми тен­ден­ци­я­ми, ко­то­рые бы­ли на­сущ­ны для об­ще­ства в дан­ный мо­мент. В это вре­мя ста­ло вхо­дить в мо­ду об­суж­де­ние во­про­сов о рав­но­пра­вии муж­чи­ны и жен­щи­ны, от­но­ся­щих­ся к об­ла­сти их ра­вен­ства в про­фес­сио­наль­ных за­ня­ти­ях. Отец Фило­соф пи­сал: «Итак, и свя­тое Еван­ге­лие, и свет­ская ли­те­ра­ту­ра, и жи­тей­ская дей­стви­тель­ность со­глас­но сви­де­тель­ству­ют, где ис­точ­ник об­нов­ле­ния жен­щи­ны, род­ник ее пло­до­твор­ных и ве­ли­ких сил. Этот ис­точ­ник – ее ве­ру­ю­щее, чи­стое, лю­бя­щее серд­це. Ве­ру­ю­щая и лю­бя­щая жен­щи­на спо­соб­на на ве­ли­кие по­дви­ги, хо­тя бы их аре­ной слу­жил и ма­лый мир, на­зы­ва­е­мый се­мьею. Ма­лый... Но не со­зи­да­ет­ся ли из этих ма­лых ми­ров гро­ма­да об­ще­ства? И от це­ло­сти и кре­по­сти се­мьи не за­ви­сит ли и кре­пость го­су­дар­ства? А по­се­му обы­ден­ные и, по-ви­ди­мо­му, ма­лые по­дви­ги, со­вер­ша­е­мые в се­мье жен­щи­ною, по­лу­ча­ют гро­мад­ное об­ще­ствен­ное зна­че­ние. Жен­щи­на – мать, вос­пи­та­тель­ни­ца и учи­тель­ни­ца де­тей, нрав­ствен­но-сдер­жи­ва­ю­щее на­ча­ло для му­жа, блю­сти­тель­ни­ца ми­ра и по­коя у се­мей­но­го оча­га и го­судар­ствен­ный де­я­тель. Хри­сти­ан­ски, са­мым жи­ти­ем сво­им, по вы­ра­же­нию еван­гель­ско­му, вли­ять на му­жа, мо­лить­ся над спя­щим и бодр­ству­ю­щим ре­бен­ком, учить ди­тя мо­лит­ве и ру­ко­во­дить его во­лею в доб­ром на­прав­ле­нии, си­деть у его од­ра бо­лез­ни – не ни­же, а вы­ше, чем слу­жить в кан­це­ля­ри­ях и кон­то­рах или за­ни­мать­ся на­уч­ны­ми ис­сле­до­ва­ни­я­ми и улуч­ше­ни­я­ми че­ло­ве­че­ских от­но­ше­ний»[6].
С каж­дым де­ся­ти­ле­ти­ем все бо­лее рас­ша­ты­ва­лись ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­ные ос­но­вы рус­ско­го об­ще­ства, и отец Фило­соф, об­ра­ща­ясь к его об­ра­зо­ван­ной ча­сти, в 1894 го­ду пи­сал: «Смот­ри­те: вот, жизнь хри­сти­ан­ская рас­ша­ты­ва­ет­ся в са­мых ее усто­ях. Ре­ли­гия и ве­ра объ­яв­ля­ют­ся от­жив­ши­ми свой век, на ме­сто Бо­га лю­ди ста­вят че­ло­ве­че­ство и слу­же­ни­ем ему хо­тят за­ме­нить слу­же­ние Бо­гу. Мир ду­хов­ный объ­яв­ля­ет­ся несу­ще­ству­ю­щим, и Ан­ге­лы доб­рые и злые, о ко­то­рых пря­мо и ре­ши­тель­но сви­де­тель­ству­ет Свя­тое Пи­са­ние, при­зна­ют­ся толь­ко на­ши­ми по­ня­ти­я­ми о доб­ром и злом. Прав­да, про­воз­гла­ша­ет­ся та­кое уче­ние по­ка роб­ко, не вслух, ино­гда да­же с име­нем Бо­га на бес­тре­пет­ных устах. Тем не ме­нее оно вле­чет за со­бой и мно­гие дру­гие от­ри­ца­ния, и преж­де все­го от­ри­ца­ние се­мьи, это­го зер­на, от це­ло­сти ко­то­ро­го за­ви­сит це­лость го­су­дар­ства. На­хо­дят­ся лю­ди, ко­то­рые брак не при­зна­ют со­ю­зом нрав­ствен­ным, за­клю­ча­е­мым для обо­юд­но­го спа­се­ния му­жа и же­ны и хри­сти­ан­ско­го вос­пи­та­ния де­тей, но об­ра­ща­ют в про­стую сдел­ку, ра­ди чув­ствен­ных на­сла­жде­ний и вы­го­ды. Де­ти не вос­пи­ты­ва­ют­ся в ис­ти­нах ве­ры и пра­ви­лах бла­го­че­стия – на­про­тив, ро­ди­те­ли го­то­вы от­ка­зать­ся от них, как от из­лиш­ней обу­зы. И ес­ли бы не Цер­ковь в со­ю­зе с вла­стью, то из мно­гих де­тей на­ше­го вре­ме­ни вос­пи­та­лись бы пря­мо без­бож­ни­ки, пре­ступ­ни­ки, опас­ные для лю­дей.
Но вот и еще бо­лее зло­ве­щие зна­ме­ния вре­ме­ни: в совре­мен­ном по­ко­ле­нии слы­шат­ся ху­лы на Са­мо­го Ду­ха Свя­то­го! На­род рус­ский, за­ча­тый пра­во­слав­ной ве­рой, ею вы­ра­щен в ве­ли­кий и мо­гу­чий на­род, ею сто­ит и му­жа­ет. И мы еще не до­жи­ли до от­кры­то­го без­бо­жия, до то­го, чтобы оно про­по­ве­до­ва­лось пуб­лич­но, как это де­ла­ет­ся уже в стра­нах, опе­ре­див­ших нас на пу­ти к ве­ли­кой скор­би по­след­них дней ми­ра. Но в по­след­нее вре­мя в раз­ных ме­стах и на­шей ро­ди­ны об­на­ру­жи­ва­ют­ся и под­ни­ма­ют го­ло­ву ере­ти­че­ские уче­ния, срод­ные от­кры­то­му без­бо­жию. Они про­по­ве­ду­ют­ся или от име­ни по­верх­ност­ной на­у­ки, или про­ти­во­по­став­ля­ют­ся недо­стат­ком на­ше­го че­ло­ве­че­ско­го ис­по­ве­да­ния ве­ры. Эти уче­ния на­хо­дят ча­ще без­молв­ных, но неред­ко и гром­ко за­яв­ля­ю­щих о них сто­рон­ни­ков, и не толь­ко сре­ди лю­дей об­ра­зо­ван­ных, но – что осо­бен­но горь­ко и страш­но – и сре­ди про­сте­цов... Разъ­еда­ю­щий ра­цио­на­лизм, от­кры­то из­го­ня­ю­щий ве­ру из жиз­ни, осо­бен­но ко­гда он рас­про­стра­ня­ет­ся сре­ди про­сте­цов, опа­сен не толь­ко в ре­ли­ги­оз­ном от­но­ше­нии: он несет свои от­ри­ца­ния и в сфе­ру се­мей­ной жиз­ни, под­та­чи­ва­ет наш го­судар­ствен­ный ор­га­низм, под­ры­ва­ет ав­то­ри­тет вла­сти...
В то вре­мя как мы спа­ли ду­хов­но, устрем­ля­ясь кто на се­ло свое, кто на куп­лю свою, враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го улов­лял в свои се­ти про­сто­душ­ных и, ука­зы­вая им на на­ши сла­бо­сти, рас­па­лял их нена­ви­стью к нам. И вот мы сто­им ли­цом к ли­цу с вра­гом, ко­то­рый через на­ших же пле­нен­ных гре­ху со­бра­тий, на­но­сит нам ра­ны. Нам пред­сто­ит борь­ба под­лин­ная не про­тив кро­ви и пло­ти, но про­тив на­чальств, про­тив вла­стей, про­тив ми­ро­пра­ви­те­лей тьмы ве­ка се­го, про­тив ду­хов зло­бы под­не­бес­ных Еф.6:12[7].
В 1900 го­ду про­то­и­е­рей Фило­соф был на­зна­чен чле­ном ко­мис­сий по во­про­су об от­кры­тии при­хо­дов при Сер­ги­ев­ской и По­кров­ской церк­вях и по по­строй­ке при­ход­ско­го хра­ма в по­сел­ке Лес­ное. В том же го­ду он был на­зна­чен пред­се­да­те­лем стро­и­тель­но­го ко­ми­те­та по по­строй­ке де­ре­вян­но­го хра­ма во имя пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го вме­сти­мо­стью до двух ты­сяч че­ло­век в гу­сто­на­се­лен­ной про­мыш­лен­ной окра­ине Санкт-Пе­тер­бур­га у Нарв­ской за­ста­вы, где в ту по­ру не бы­ло ни од­но­го хра­ма.
В 1901 го­ду бы­ло за­вер­ше­но стро­и­тель­ство де­ре­вян­но­го хра­ма на ты­ся­чу че­ло­век в честь свя­тых пер­во­вер­хов­ных апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла в по­сел­ке Лес­ное, вед­ше­е­ся под непо­сред­ствен­ным на­блю­де­ни­ем от­ца Фило­со­фа.
В 1902 го­ду про­то­и­е­рей Фило­соф был на­зна­чен чле­ном ко­мис­сии по со­став­ле­нию уста­ва сред­ней об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ной шко­лы, под­ко­мис­сии по со­став­ле­нию про­грамм пре­по­да­ва­ния За­ко­на Бо­жия в сред­ней шко­ле, ко­мис­сии по со­став­ле­нию пра­вил для клад­бищ: Вол­ков­ско­го, Мит­ро­фа­ни­ев­ско­го и Смо­лен­ско­го, и пред­се­да­те­лем ко­мис­сии, со­здан­ной для точ­но­го опре­де­ле­ния гра­ниц и со­став­ле­ния кар­ты пра­во­слав­ных при­хо­дов Санкт-Пе­тер­бур­га.
В 1903 го­ду отец Фило­соф был ко­ман­ди­ро­ван в Са­ров для уча­стия в тор­же­ствах по про­слав­ле­нию пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го, здесь он со­слу­жил мит­ро­по­ли­ту Санкт-Пе­тер­бург­ско­му и Ла­дож­ско­му Ан­то­нию (Вад­ков­ско­му) и про­из­нес в раз­лич­ных хра­мах оби­те­ли семь Слов и по­уче­ний, ко­то­рые бы­ли вы­пу­ще­ны за­тем от­дель­ной бро­шю­рой. Впо­след­ствии в за­ле Об­ще­ства рас­про­стра­не­ния ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го про­све­ще­ния на спе­ци­аль­ном за­се­да­нии, по­свя­щен­ном па­мя­ти пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма и со­брав­шем мно­же­ство слу­ша­те­лей, про­то­и­е­рей Фило­соф по­дроб­но рас­ска­зал о са­ров­ских тор­же­ствах.
1 сен­тяб­ря 1903 го­да бы­ла от­кры­та тех­ни­че­ская шко­ла при Экс­пе­ди­ции за­го­тов­ле­ния Го­судар­ствен­ных бу­маг, и про­то­и­е­рей Фило­соф был на­зна­чен за­ко­но­учи­те­лем этой шко­лы и вре­мен­но ис­пол­ня­ю­щим обя­зан­но­сти за­ве­ду­ю­ще­го. В 1903 го­ду бы­ло по­стро­е­но и освя­ще­но зда­ние с за­лом для ду­хов­ных бе­сед на ты­ся­чу че­ло­век, вто­рой этаж зда­ния пла­ни­ро­ва­лось по­сле пе­ре­строй­ки от­дать под храм в честь пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го. В том же го­ду Об­ще­ство воз­ве­ло зда­ние и от­кры­ло зал для бе­сед на ты­ся­чу че­ло­век на Боль­шой Ох­те, был по­стро­ен и освя­щен храм во имя Иоан­на Пред­те­чи на Вы­борг­ской сто­роне. Во все это вре­мя чле­на­ми Об­ще­ства про­во­ди­лось мно­же­ство ре­ли­ги­оз­но-про­све­ти­тель­ских бе­сед; в 1903 го­ду та­ких бе­сед бы­ло про­ве­де­но 5 837 и на них по­бы­ва­ло два мил­ли­о­на две­сти ты­сяч слу­ша­те­лей. 27 де­каб­ря 1903 го­да про­то­и­е­рей Фило­соф был на­граж­ден зо­ло­тым на­перс­ным кре­стом.
В 1903 го­ду ко хра­му пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го был при­стро­ен при­дел в честь пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го, ко­то­рый 29 ян­ва­ря 1904 го­да был освя­щен про­то­и­е­ре­ем Иоан­ном Крон­штадт­ским при со­слу­же­нии от­ца Фило­со­фа.
В 1904 го­ду на­ча­лась рус­ско-япон­ская вой­на, и Об­ще­ство на­ча­ло сбор средств на нуж­ды ар­мии, ко­то­рый не пре­кра­щал­ся в те­че­ние всей вой­ны.
В 1904 го­ду на стан­ции Граф­ская был со­ору­жен храм в честь пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го, на­сто­я­те­лем ко­то­ро­го был на­зна­чен брат от­ца Фило­со­фа, свя­щен­ник Иоанн Ор­нат­ский; при хра­ме бы­ли от­кры­ты вос­крес­ная шко­ла и про­по­вед­ни­че­ский пункт Об­ще­ства рас­про­стра­не­ния ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го про­све­ще­ния.
В 1906 го­ду Об­ще­ство празд­но­ва­ло 25-ле­тие сво­е­го су­ще­ство­ва­ния. На со­бра­нии, со­сто­яв­шем­ся 4 ап­ре­ля 1906 го­да под пред­се­да­тель­ством мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го и Ко­ло­мен­ско­го Вла­ди­ми­ра (Бо­го­яв­лен­ско­го), про­то­и­е­рей Фило­соф об­ра­тил­ся ко всем при­сут­ству­ю­щим с ре­чью, в ко­то­рой бы­ла из­ло­же­на про­грам­ма дей­ствий Об­ще­ства. «При­хо­ды на­ше­го Об­ще­ства име­ют ор­га­ни­зо­ван­ную бла­го­тво­ри­тель­ность, – ска­зал он, – с бо­га­дель­ня­ми для пре­ста­ре­лых, при­ю­та­ми и шко­ла­ми для си­рот, бес­плат­ны­ми сто­ло­вы­ми, биб­лио­те­ка­ми, де­ше­вы­ми квар­ти­ра­ми. Но пред­ставь­те се­бе, что ре­ли­ги­оз­ная жизнь кли­ра и ми­рян, объ­еди­нив­ших­ся око­ло сво­е­го хра­ма, про­ник­ну­та те­ми иде­я­ми, ко­то­рые от­ча­сти уже осу­ще­стви­лись в жиз­ни и де­я­тель­но­сти на­ше­го Об­ще­ства... Вот ис­то­во и бла­го­го­вей­но со­вер­ша­ет­ся в хра­ме бо­го­слу­же­ние; за ним раз­да­ет­ся немолч­но жи­вое пас­тыр­ское сло­во, в нем при­ни­ма­ют де­я­тель­ное уча­стие ми­ряне пе­ни­ем и чте­ни­ем, они дер­жат по­ря­док в хра­ме; при нем су­ще­ству­ет Об­ще­ство трез­во­сти, наи­бо­лее твер­дые и рев­ност­ные чле­ны ко­то­ро­го за­бо­тят­ся об отрезв­ле­нии сла­бых сво­их со­бра­тий, со­ю­зы бла­го­че­сти­вых жен и юно­шей, вос­пи­ты­ва­е­мых в цер­ков­ном ду­хе; по вре­ме­нам все со­би­ра­ют­ся со сво­и­ми пас­ты­ря­ми для об­суж­де­ния сво­их ду­хов­ных и при­ход­ских нужд; де­ти при­хо­да при­во­дят­ся к на­ро­чи­то устра­и­ва­е­мым для них бо­го­слу­же­ни­ям и ру­ко­во­дят­ся стар­ши­ми в бла­го­го­вей­ном уча­стии в об­ще­ствен­ной мо­лит­ве; при хра­ме су­ще­ству­ет цер­ков­но-на­род­ный хор, при­ход­ская биб­лио­те­ка с чи­таль­ней, свои из­да­ния, свой жур­нал. Как при со­во­куп­но­сти этих и дру­гих воз­мож­ных мер для под­ня­тия ре­ли­ги­оз­ной жиз­ни при­хо­да, осу­ществ­ля­е­мых в брат­ском еди­не­нии кли­ра и ми­рян, про­цве­ла бы жизнь при­ход­ская и вме­сте рос­ло бы и креп­ло на Свя­той Ру­си Цар­ствие Бо­жие!..»[8]
В 1906 го­ду про­то­и­е­рей Фило­соф был на­зна­чен пред­се­да­те­лем ко­ми­те­та по стро­и­тель­ству Ге­ра­си­мов­ской церк­ви в де­ревне Куп­чи­но под Санкт-Пе­тер­бур­гом; в том же го­ду храм был вы­стро­ен и освя­щен.
В 1908 го­ду бы­ло за­вер­ше­но стро­и­тель­ство хра­ма Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва у Вар­шав­ско­го вок­за­ла. Во вре­мя ли­тур­гии по­сле освя­ще­ния хра­ма отец Фило­соф был на­граж­ден мит­рой. В 1909 го­ду за Нарв­ской за­ста­вой бы­ло на­ча­то стро­и­тель­ство вось­мо­го хра­ма Об­ще­ства в честь пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го, ко­то­рое бы­ло за­вер­ше­но через год. В ночь на 29 июля 1912 го­да в хра­ме воз­ник по­жар, уда­лось спа­сти лишь часть цер­ков­ной утва­ри, икон, об­ла­че­ний и ан­ти­мин­сы. На экс­трен­ном за­се­да­нии со­ве­та Об­ще­ства бы­ло ре­ше­но при­сту­пить к воз­рож­де­нию хра­ма, и уже 30 де­каб­ря 1912 го­да епи­скоп Гдов­ский Ве­ни­а­мин (Ка­зан­ский) со­вер­шил освя­ще­ние воз­рож­ден­но­го хра­ма.
28 июля 1910 го­да ис­пол­ни­лось два­дцать пять лет свя­щен­ни­че­ско­го слу­же­ния от­ца Фило­со­фа, но в этот день он ре­ши­тель­но укло­нил­ся от ка­ких бы то ни бы­ло че­ство­ва­ний, про­ве­дя его в мо­лит­ве в Са­ров­ской пу­сты­ни у мо­щей пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма. Од­на­ко де­я­тель­ность свя­щен­ни­ка бы­ла слиш­ком за­мет­на, и учре­жде­ния, ко­их он был со­труд­ни­ком, пред­ло­жи­ли от­празд­но­вать его юби­лей 17 ок­тяб­ря 1910 го­да, в день пре­столь­но­го празд­ни­ка хра­ма при Экс­пе­ди­ции за­го­тов­ле­ния Го­судар­ствен­ных бу­маг. Юби­лей­ное тор­же­ство бы­ло на­ча­то со­вер­ше­ни­ем Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, ко­то­рую воз­гла­вил епи­скоп Гдов­ский Ве­ни­а­мин.
В 1912 го­ду про­то­и­е­рей Фило­соф был уво­лен с долж­но­сти за­ве­ду­ю­ще­го тех­ни­че­ской шко­лой при Экс­пе­ди­ции за­го­тов­ле­ния Го­судар­ствен­ных бу­маг, в свя­зи с чем он ли­шил­ся боль­шей ча­сти жа­ло­ва­ния, и его ма­те­ри­аль­ное по­ло­же­ние при боль­шой се­мье ста­ло весь­ма за­труд­ни­тель­ным; в 1913 го­ду он об­ра­тил­ся к ми­ни­стру финан­сов с прось­бой ком­пен­си­ро­вать ту часть зар­пла­ты, ко­то­рой он ли­шал­ся вме­сте с долж­но­стью. К этой прось­бе при­со­еди­нил свое хо­да­тай­ство мит­ро­по­лит Санкт-Пе­тер­бург­ский и Ла­дож­ский Вла­ди­мир (Бо­го­яв­лен­ский); хо­да­тай­ство бы­ло удо­вле­тво­ре­но. В 1913 го­ду мит­ро­по­лит Вла­ди­мир на­зна­чил про­то­и­е­рея Фило­со­фа на­сто­я­те­лем Ка­зан­ско­го со­бо­ра.
В 1914 го­ду на­ча­лась Пер­вая ми­ро­вая вой­на. Про­то­и­е­рей Фило­соф сра­зу же от­крыл при Ка­зан­ском со­бо­ре ла­за­рет для ра­не­ных. Се­мья Ор­нат­ских пе­ре­да­ла под на­доб­но­сти ла­за­ре­та свою квар­ти­ру, пе­ре­ехав в мень­шую. Ла­за­рет во все вре­мя су­ще­ство­ва­ния со­дер­жал­ся пол­но­стью на цер­ков­ные сред­ства и по­жерт­во­ва­ния при­хо­жан. С са­мо­го на­ча­ла вой­ны при­хо­жане Ка­зан­ско­го со­бо­ра ста­ли со­би­рать по­сыл­ки для сол­дат, ко­то­рые со­про­вож­дал на фронт про­то­и­е­рей Фило­соф. В 1914 го­ду Санкт-Пе­тер­бург­ское Алек­сан­дро-Нев­ское об­ще­ство трез­во­сти бы­ло пе­ре­име­но­ва­но во Все­рос­сий­ское Алек­сан­дро-Нев­ское брат­ство трез­во­сти.
2 мар­та 1917 го­да им­пе­ра­тор Ни­ко­лай II от­рек­ся от пре­сто­ла, и про­изо­шла сме­на все­го го­судар­ствен­но-по­ли­ти­че­ско­го устрой­ства Рос­сии. 6 мар­та 1917 го­да вре­мен­но управ­ля­ю­щим Пет­ро­град­ской епар­хи­ей стал епи­скоп Гдов­ский Ве­ни­а­мин (Ка­зан­ский), воз­гла­вив­ший «Со­юз Цер­ков­но­го Еди­не­ния», по­ста­вив­ший сво­ей за­да­чей «объ­еди­не­ние кли­ра и ми­рян всей Пра­во­слав­ной Церк­ви на поч­ве не по­ли­ти­че­ских плат­форм или ве­я­ний совре­мен­ной по­ли­ти­че­ской жиз­ни, а на поч­ве хри­сти­ан­ской за­да­чи, Хри­сто­ва де­ла­ния, ко­то­рое преж­де все­го тре­бу­ет сво­бо­ды внут­рен­ней, а не внеш­ней»[9].
В Верб­ное вос­кре­се­нье со­бра­ние ду­хо­вен­ства и ми­рян в за­ле Об­ще­ства рас­про­стра­не­ния ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го про­све­ще­ния по­ста­но­ви­ло из­брать ор­га­ни­за­ци­он­ный ко­ми­тет для вы­бо­ров Пет­ро­град­ско­го мит­ро­по­ли­та. 24 мая 1917 го­да в Ка­зан­ском со­бо­ре со­сто­я­лись вы­бо­ры пра­вя­ще­го ар­хи­ерея Пет­ро­град­ской епар­хии. По­дав­ля­ю­щим боль­шин­ством го­ло­сов был из­бран епи­скоп Гдов­ский Ве­ни­а­мин и на сле­ду­ю­щий день воз­ве­ден в сан ар­хи­епи­ско­па; 13 ав­гу­ста 1917 го­да он был воз­ве­ден в сан мит­ро­по­ли­та.
25 мая на­чал свою ра­бо­ту Пет­ро­град­ский епар­хи­аль­ный Со­бор, в ра­бо­те ко­то­ро­го при­ня­ли уча­стие ты­ся­ча шесть­де­сят де­ле­га­тов. Пред­се­да­те­лем Со­бо­ра стал про­то­и­е­рей Фило­соф, за­се­да­ния Со­бо­ра от­крыл ар­хи­епи­скоп Ве­ни­а­мин.
Пет­ро­град­ский епар­хи­аль­ный Со­бор об­ра­тил­ся с воз­зва­ни­ем ко всем граж­да­нам Рос­сии: «Враг во­рвал­ся в стра­ну на­шу – осквер­нил на­ши свя­тые хра­мы, огра­бил и сжег на­ши го­ро­да и се­ле­ния, из­би­вал жи­те­лей, на­си­ло­вал жен­щин, ис­тя­за­ет бес­че­ло­веч­но плен­ных бра­тий на­ших... Сре­ди тяж­ких этих ис­пы­та­ний и дру­гих бед­ствий, нам нис­по­слан­ных, сре­ди на­ро­да на­ше­го во­ца­ри­лась рознь – брат по­шел на бра­та. Зем­ля на­ша по­кры­лась ог­нем по­жа­ров, – му­чи­тель­но стонет цер­ков­ный на­бат, слыш­ны вопли ограб­лен­ных и по­ги­ба­ю­щих...
Пер­вый сво­бод­но-из­бран­ный Пет­ро­град­ский епар­хи­аль­ный Со­бор – мы, ми­ряне и ду­хо­вен­ство, из­брав­шие по сво­е­му серд­цу ар­хи­пас­ты­ря сво­е­го, – взы­ва­ем: “Безум­цы, оста­но­ви­тесь! За­будь­те рас­при! Враг у во­рот сто­ли­цы го­су­дар­ства на­ше­го. Под шум вза­им­ных ва­ших рас­прей он ри­нет­ся на нас, ра­зо­рит, по­гу­бит до­ро­гую на­шу Ро­ди­ну, по­гу­бит сво­бо­ду на­шу! Вы не ве­да­е­те, что тво­ри­те: ослеп­лен­ные зло­бою, вы иде­те друг на дру­га, вы пре­ступ­но про­ли­ва­е­те брат­скую кровь! Брось­те рас­при – от­ра­зи­те вра­га! Осво­бо­ди­те, спа­си­те Ро­ди­ну! Она по­ги­ба­ет! Помни­те – в еди­не­нии си­ла! Мать Цер­ковь зо­вет вас на по­двиг свя­той!”»[10].
20 июня Со­бор за­кон­чил свою ра­бо­ту, а 23 июня в за­ле Об­ще­ства со­сто­я­лось епар­хи­аль­ное со­бра­ние ду­хо­вен­ства и ми­рян, на ко­то­ром бы­ли из­бра­ны де­ле­га­ты от Пет­ро­гра­да для по­езд­ки на Все­рос­сий­ский съезд ду­хо­вен­ства и ми­рян в Моск­ву.
В ав­гу­сте 1917 го­да по ини­ци­а­ти­ве про­то­и­е­рея Фило­со­фа бы­ло учре­жде­но Брат­ство при­ход­ских со­ве­тов Пет­ро­гра­да и Пет­ро­град­ской епар­хии.
25 ок­тяб­ря 1917 го­да без­бож­ни­ки-боль­ше­ви­ки под ру­ко­вод­ством Ле­ни­на за­хва­ти­ли власть в Пет­ро­гра­де, и уже 31 ок­тяб­ря в Цар­ском се­ле был звер­ски убит про­то­и­е­рей Иоанн Ко­чу­ров[b]. По­дроб­ное со­об­ще­ние об этом убий­стве отец Фило­соф опуб­ли­ко­вал в «Цер­ков­ном вест­ни­ке», при­гла­шая всех же­ла­ю­щих прий­ти на де­вя­тый день му­че­ни­че­ской кон­чи­ны, 8 но­яб­ря, в Ка­зан­ский со­бор, где бы­ла со­вер­ше­на па­ни­хи­да по про­то­и­е­рею Иоан­ну и всем в меж­до­усоб­ной бра­ни уби­ен­ным.
5 но­яб­ря 1917 го­да на Все­рос­сий­ском По­мест­ном Цер­ков­ном Со­бо­ре был из­бран Пат­ри­ар­хом мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Ти­хон (Бе­ла­вин); 21 но­яб­ря бы­ла со­вер­ше­на его ин­тро­ни­за­ция и тем са­мым вос­ста­нов­лен ка­но­ни­че­ский строй Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, раз­ру­шен­ный две­сти лет на­зад Пет­ром I, сме­нив­шим то­гда го­судар­ствен­ный строй с той же ре­ши­тель­но­стью, что и боль­ше­ви­ки в 1917 го­ду.
При­шед­шие к вла­сти без­бож­ни­ки в ян­ва­ре 1918 го­да по­пы­та­лись за­хва­тить од­ну из глав­ных свя­тынь Пет­ро­гра­да – Алек­сан­дро-Нев­скую Лав­ру. 17 ян­ва­ря в за­ле Об­ще­ства рас­про­стра­не­ния ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го про­све­ще­ния со­сто­я­лось со­бра­ние ду­хо­вен­ства и пред­ста­ви­те­лей при­хо­дов, и на­сто­я­тель Ка­зан­ско­го со­бо­ра про­то­и­е­рей Фило­соф внес пред­ло­же­ние в бли­жай­ший вос­крес­ный день устро­ить крест­ные хо­ды из всех хра­мов сто­ли­цы к Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ре.
19 ян­ва­ря в Лав­ре был смер­тель­но ра­нен про­то­и­е­рей Петр Ски­пет­ров[c], при­хо­див­ший­ся род­ствен­ни­ком про­то­и­е­рею Фило­со­фу – их же­ны, Ан­то­ни­на Ни­ко­ла­ев­на и Еле­на Ни­ко­ла­ев­на, бы­ли род­ны­ми сест­ра­ми. Про­то­и­е­реи Фило­соф Ор­нат­ский и Ни­ко­лай Ру­дин­ский, на­хо­див­ши­е­ся в то вре­мя в Лав­ре у мит­ро­по­ли­та Ве­ни­а­ми­на, до­ста­ви­ли ра­не­но­го свя­щен­ни­ка в боль­ни­цу, где он в тот же ве­чер скон­чал­ся.
В суб­бо­ту 20 ян­ва­ря во вре­мя все­нощ­ной про­то­и­е­рей Фило­соф про­чел в Ка­зан­ском со­бо­ре воз­зва­ние Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на от 19 ян­ва­ря, ко­то­рое отец Фило­соф раз­мно­жил и разо­слал по всем церк­вям Пет­ро­гра­да для про­чте­ния за ли­тур­ги­ей в вос­кре­се­нье 21 ян­ва­ря.
В вос­кре­се­нье с 11 ча­сов утра крест­ные хо­ды пет­ро­град­ских церк­вей на­пра­ви­лись к Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ре, а за­тем, по­сле то­го как во вто­ром ча­су дня крест­ный ход во гла­ве с мит­ро­по­ли­том Ве­ни­а­ми­ном вы­шел из во­рот Лав­ры и мит­ро­по­лит про­чел воз­зва­ние Пат­ри­ар­ха и был со­вер­шен мо­ле­бен, об­щий крест­ный ход всех го­род­ских церк­вей на­пра­вил­ся по Нев­ско­му про­спек­ту к Ка­зан­ско­му со­бо­ру, где по­сле об­ра­ще­ния мит­ро­по­ли­та Ве­ни­а­ми­на к ве­ру­ю­щим крест­ный ход был за­вер­шен.
В тот же ве­чер про­то­и­е­рей Фило­соф вы­ехал в Моск­ву во гла­ве де­пу­та­ции ду­хо­вен­ства и ми­рян Пет­ро­гра­да, про­сив­ших По­мест­ный Со­бор вос­ста­но­вить мит­ро­по­ли­та Ве­ни­а­ми­на в зва­нии и пра­вах свя­щен­но-ар­хи­манд­ри­та Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры. 22 ян­ва­ря де­пу­та­ция бы­ла при­ня­та Пат­ри­ар­хом, и на сле­ду­ю­щий день про­то­и­е­рей Фило­соф вы­сту­пил с до­кла­да­ми по дан­но­му во­про­су в Со­бор­ном со­ве­те и Со­бор­ном от­де­ле по мо­на­ше­ству, и вла­ды­ке Ве­ни­а­ми­ну бы­ло усво­е­но на­име­но­ва­ние на­сто­я­те­ля и свя­щен­но-ар­хи­манд­ри­та Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры.
24 ян­ва­ря по бла­го­сло­ве­нию Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на про­то­и­е­рей Фило­соф вы­сту­пил на По­мест­ном Со­бо­ре с по­дроб­ным до­кла­дом, ка­са­ю­щим­ся по­пыт­ки за­хва­та Лав­ры боль­ше­ви­ка­ми и об­ще­го­род­ско­го крест­но­го хо­да. За­вер­шая рас­сказ, про­то­и­е­рей Фило­соф ска­зал: «По­ра ска­зать, что раз­бой­ни­ки взя­ли власть и управ­ля­ют на­ми. Мы тер­пе­ли, но тер­петь да­лее невоз­мож­но, по­то­му что за­тро­ну­то Свя­тое Свя­тых рус­ской ду­ши – Свя­тая Цер­ковь... На со­зна­тель­ное му­че­ни­че­ство ид­ти не сле­ду­ет, но ес­ли нам нуж­но по­стра­дать и да­же уме­реть за прав­ду, это на­до бу­дет сде­лать. Крест­ные хо­ды до­ка­жут всем, что ве­ру­ю­щий на­род объ­еди­ня­ет­ся. Ду­хо­вен­ству на­до про­по­ве­ды­вать на­ро­ду не по празд­ни­кам толь­ко, а все­гда и вез­де, где мож­но. Все долж­ны го­во­рить, что необ­хо­ди­мо за­щи­щать свя­тую ве­ру, на­до кри­чать об этом в трам­ва­ях, ки­не­ма­то­гра­фах, на же­лез­ных до­ро­гах... По­ра ду­хо­вен­ству объ­еди­нить­ся с на­ро­дом. Ес­ли Лав­ра по­лу­чи­ла за­щи­ту, это за­щи­тил ее на­род. Ес­ли от­во­ю­ем Цер­ковь, это сде­ла­ем при со­дей­ствии на­ро­да...»[11]
По­сле вы­ступ­ле­ния про­то­и­е­рея Фило­со­фа Со­бор по­ста­но­вил устро­ить крест­ный ход и в Москве, а за­тем крест­ные хо­ды про­шли по мно­гим го­ро­дам Рос­сии. 26 ян­ва­ря де­пу­та­ция воз­вра­ти­лась в Пет­ро­град, и в за­ле Об­ще­ства рас­про­стра­не­ния ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го про­све­ще­ния со­сто­я­лось со­бра­ние под пред­се­да­тель­ством мит­ро­по­ли­та Ве­ни­а­ми­на с уча­сти­ем про­то­и­е­рея Фило­со­фа.
2 фев­ра­ля 1918 го­да в за­ле Об­ще­ства бы­ло про­ве­де­но со­бра­ние, по­свя­щен­ное уби­ен­но­му 25 ян­ва­ря (7 фев­ра­ля) 1918 го­да мит­ро­по­ли­ту Ки­ев­ско­му и Га­лиц­ко­му Вла­ди­ми­ру (Бо­го­яв­лен­ско­му), и про­то­и­е­рей Фило­соф пред­ло­жил из­брать по­чет­ным чле­ном Об­ще­ства Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на.
11 мар­та в за­ле Об­ще­ства от­крыл­ся съезд ду­хо­вен­ства и ми­рян Пет­ро­град­ской епар­хии, пред­се­да­те­лем ко­то­ро­го еди­но­глас­но был из­бран про­то­и­е­рей Фило­соф. Съез­дом, еди­но­мыс­лен­но с ре­ше­ни­я­ми По­мест­но­го Со­бо­ра, бы­ли вы­ра­бо­та­ны ме­ры по за­щи­те свя­тынь от по­ру­га­ния и по­ста­нов­ле­но: «При всех при­ход­ских хра­мах со­зда­ют­ся со­ю­зы из при­хо­жан и бо­го­моль­цев, ко­то­рые долж­ны за­щи­щать свя­ты­ни и цер­ков­ное до­сто­я­ние от по­ся­га­тельств... В слу­ча­ях на­па­де­ния гра­би­те­лей и за­хват­чи­ков на цер­ков­ное до­сто­я­ние сле­ду­ет при­зы­вать пра­во­слав­ный на­род на за­щи­ту церк­ви, уда­ряя в на­бат, рас­сы­лая гон­цов... Все, вос­ста­ю­щие на Свя­тую Цер­ковь, при­чи­ня­ю­щие по­ру­га­ние свя­той пра­во­слав­ной ве­ре и за­хва­ты­ва­ю­щие цер­ков­ное до­сто­я­ние, под­ле­жат, невзи­рая на ли­ца, от­лу­че­нию цер­ков­но­му...»[12]
Про­то­и­е­рей Фило­соф за­ду­мал то­гда устро­ить в под­кле­ти Ка­зан­ско­го со­бо­ра под­зем­ный храм во имя свя­щен­но­му­че­ни­ка Ер­мо­ге­на, Пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го. В этом хра­ме пред­по­ла­га­лось по­ме­стить Ка­зан­ский об­раз Бо­жи­ей Ма­те­ри и ико­ны свя­тых, име­на ко­то­рых но­си­ли му­че­ни­че­ски по­стра­дав­шие мит­ро­по­лит Вла­ди­мир (Бо­го­яв­лен­ский) и про­то­и­е­реи Иоанн Ко­чу­ров и Петр Ски­пет­ров, с со­от­вет­ству­ю­щи­ми над­пи­ся­ми, по­вест­ву­ю­щи­ми об их кон­чине, а так­же оско­лок сна­ря­да, по­до­бран­ный от­цом Фило­со­фом в той ком­на­те в Крем­ле, где на­хо­дил­ся во вре­мя По­мест­но­го Со­бо­ра мит­ро­по­лит Ве­ни­а­мин, – оско­лок дол­жен был слу­жить лам­па­дой пе­ред об­ра­зом Ка­зан­ской.
В 1918 го­ду боль­ше­вист­ский празд­ник 1 мая вы­пал на Ве­ли­кую Сре­ду и мит­ро­по­лит Ве­ни­а­мин вме­сте с про­то­и­е­ре­ем Фило­со­фом под­го­то­ви­ли и вы­пу­сти­ли по се­му слу­чаю воз­зва­ние, при­зы­ва­ю­щее ве­ру­ю­щих от­ка­зать­ся от уча­стия в этот день в улич­ных ше­стви­ях и гу­ля­ни­ях; боль­ше­вист­ским пра­ви­тель­ством это бы­ло рас­це­не­но как контр­ре­во­лю­ци­он­ное вы­ступ­ле­ние.
С 11-го по 16 июня в Пет­ро­гра­де на­хо­дил­ся Пат­ри­арх Ти­хон, ко­то­рый со­вер­шил бо­го­слу­же­ния во мно­гих хра­мах го­ро­да, и в част­но­сти 13 июня, в празд­ник Воз­не­се­ния Гос­под­ня, в Ка­зан­ском со­бо­ре. На­ро­ду на Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию со­бра­лось мно­же­ство, так что толь­ко незна­чи­тель­ной ча­сти уда­лось по­пасть внутрь со­бо­ра. Во вре­мя за­при­част­но­го сти­ха про­то­и­е­рей Фило­соф об­ра­тил­ся к ве­ру­ю­щим со сло­вом. «Пре­кра­ти­лось 200-лет­нее вдов­ство Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, – ска­зал он. – Пат­ри­арх – с на­ми. Он – ли­цо ви­ди­мой Церк­ви, ее серд­це, сре­до­то­чие на­ших упо­ва­ний, объ­еди­ня­ю­щий всех центр. Он воз­но­сит се­го­дня Бес­кров­ную Жерт­ву о се­бе и о люд­ских неве­же­стви­ях. Ве­ли­ки эти неве­же­ствия на­ши. Но и осле­пи­те­лен свет тор­же­ствен­но­го об­ще­ния на­ро­да со сво­им от­цом и Пер­во­свя­ти­те­лем. Пусть же оч­нут­ся на­ко­нец без­бож­ни­ки и бо­го­хуль­ни­ки на­ших дней, по­ся­га­ю­щие на свя­тую ве­ру и Цер­ковь, во­ры и гра­би­те­ли, раз­ди­ра­ю­щие Ро­ди­ну и рас­хи­ща­ю­щие на­род­ное до­сто­я­ние, пусть проснут­ся теп­лохлад­ные и вста­нут на за­щи­ту род­ных свя­тынь, по­ра и всем нам объ­еди­нять­ся для про­буж­де­ния в на­ро­де древ­ле-рус­ско­го бла­го­че­стия...»[13]
По­сле ли­тур­гии был со­вер­шен крест­ный ход с Ка­зан­ской ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри и с ков­че­гом со свя­ты­ми мо­ща­ми свя­щен­но­му­че­ни­ка Ер­мо­ге­на, при­ве­зен­ны­ми Пат­ри­ар­хом из Моск­вы для вновь устра­и­ва­е­мо­го под­зем­но­го хра­ма.
На сле­ду­ю­щий день в за­ле Об­ще­ства рас­про­стра­не­ния ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го про­све­ще­ния со­сто­я­лось со­бра­ние с уча­сти­ем Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на, на ко­то­ром про­то­и­е­рей Фило­соф по­бла­го­да­рил Пат­ри­ар­ха за при­ня­тие им зва­ния по­чет­но­го чле­на Об­ще­ства, а так­же ска­зал: «Не на сло­вах толь­ко, не в повре­мен­ной пе­ча­ти, но де­кре­та­ми пра­ви­тель­ства, пре­тен­ду­ю­щи­ми на си­лу за­ко­на, свя­тая ве­ра и Цер­ковь Пра­во­слав­ная при­зна­ют­ся от­жив­ши­ми свой век учре­жде­ни­я­ми и на ме­сто веч­ных на­чал хри­сти­ан­ской жиз­ни про­воз­гла­ша­ют­ся и по­став­ля­ют­ся на­ча­ла со­ци­а­лиз­ма, име­ю­ще­го пе­ре­стро­ить жизнь по-но­во­му. Мы нескры­ва­ем сво­е­го от­но­ше­ния к со­ци­а­лиз­му и с цер­ков­ной ка­фед­ры от­кры­то про­по­ве­ду­ем, что это есть идей­но обос­но­ван­ный гра­беж. Со­ци­а­лизм враж­де­бен хри­сти­ан­ству, он не при­зна­ет неба и хо­чет устро­ить рай на зем­ле. Мы зна­ем по опы­ту, во что об­ра­ща­ют­ся в со­ци­а­ли­сти­че­ском го­су­дар­стве укра­ден­ные из хри­сти­ан­ства свя­тые на­ча­ла: сво­бо­да, ра­вен­ство и брат­ство. Ныне боль­ше, чем ко­гда-ли­бо, и в Рос­сии боль­ше, чем где‑ли­бо, яс­но, что толь­ко на ос­но­вах под­лин­но­го хри­сти­ан­ства воз­мож­но вер­нуть на­ро­ду по­ря­док для про­дол­же­ния спо­кой­ной жиз­ни, име­ю­щей ко­неч­ной це­лью спа­се­ние во Хри­сте. И Об­ще­ство, имея в ря­дах сво­их чле­нов Ве­ли­ко­го Гос­по­ди­на и От­ца на­ше­го Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха на, бу­дет про­дол­жать тру­дить­ся для рас­про­стра­не­ния ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го про­све­ще­ния сре­ди всех сло­ев на­се­ле­ния»[14].
29 июля в Пет­ро­гра­де со­сто­я­лось чрез­вы­чай­ное епар­хи­аль­ное со­бра­ние для об­суж­де­ния во­про­сов – ка­кие дей­ствия необ­хо­ди­мо пред­при­нять, чтобы за­щи­тить Цер­ковь, вви­ду из­да­ния со­вет­ски­ми вла­стя­ми цир­ку­ля­ра об изъ­я­тии из школ пред­ме­тов ре­ли­ги­оз­но­го по­чи­та­ния. На­пом­нив со­брав­шим­ся о со­сто­яв­шем­ся в ян­ва­ре 1918 го­да крест­ном хо­де в за­щи­ту Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры, про­то­и­е­рей Фило­соф при­звал ду­хо­вен­ство со­вер­шить еще один об­ще­го­род­ской крест­ный ход. Но осу­ще­ствить это ему уже не уда­лось.
Про­то­и­е­рей Фило­соф и его су­пру­га Еле­на Ни­ко­ла­ев­на вос­пи­та­ли де­сять де­тей, и стар­шим сы­но­вьям, Ни­ко­лаю и Бо­ри­су, Гос­подь су­дил раз­де­лить му­че­ни­че­скую смерть вме­сте с от­цом. Да­вая на­став­ле­ния де­тям, свя­щен­ник го­во­рил: «Мы все­гда долж­ны го­во­рить прав­ду, ибо ложь – глав­ное зло, при­су­щее че­ло­ве­ку. Все­гда по­мо­гать тем, ко­му труд­но, неза­ви­си­мо от про­ис­хож­де­ния, воз­рас­та и по­ло­же­ния. Все­гда ува­жать стар­ших и ста­рость. По­сто­ян­но учить­ся, со­вер­шен­ство­вать се­бя. Глав­ное – быть че­ло­ве­ком, ко­то­ро­му не стыд­но не толь­ко пе­ред окру­жа­ю­щи­ми, но и пе­ред са­мим со­бой, пе­ред сво­ей со­ве­стью, пе­ред Гос­по­дом...»[15]

Му­че­ник Ни­ко­лай Ор­нат­ский ро­дил­ся 4 мая 1886 го­да в Санкт-Пе­тер­бур­ге. По­лу­чив пер­во­на­чаль­ное об­ра­зо­ва­ние в 10-й Санкт-Пе­тер­бург­ской гим­на­зии, он по­сту­пил в Им­пе­ра­тор­скую Во­ен­но-Ме­ди­цин­скую ака­де­мию. Во вре­мя уче­бы в ака­де­мии Ни­ко­лай всту­пил в Об­ще­ство рас­про­стра­не­ния ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го про­све­ще­ния, воз­глав­ля­е­мое от­цом, и при­нял де­я­тель­ное уча­стие в со­зда­нии цер­ков­но-на­род­но­го хо­ра при хра­ме пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го на стан­ции Граф­ская.
В 1910 го­ду Ни­ко­лай окон­чил ака­де­мию и в 1911 го­ду был опре­де­лен на служ­бу млад­шим вра­чом в 197-й пе­хот­ный Лес­ной полк. В том же го­ду он был при­ко­ман­ди­ро­ван к Све­а­борг­ско­му ла­за­ре­ту для на­уч­но-прак­ти­че­ско­го усо­вер­шен­ство­ва­ния. С 1911-го по 1914 год он слу­жил вра­чом в со­ста­ве 199‑го пе­хот­но­го Крон­штадт­ско­го пол­ка. В 1913 го­ду Ни­ко­лай об­вен­чал­ся с де­ви­цей Се­ра­фи­мой, до­че­рью про­то­и­е­рея Иоан­на Успен­ско­го, пол­ко­во­го свя­щен­ни­ка лейб-гвар­дии Фин­лянд­ско­го пол­ка. С 1914 го­да Ни­ко­лай при­ни­мал уча­стие в во­ен­ных дей­стви­ях в со­ста­ве 6-й Ав­то­мо­биль­ной ро­ты 9-й ар­мии и был на­граж­ден тре­мя ор­де­на­ми. По­сле окон­ча­ния Ми­ро­вой вой­ны он вер­нул­ся до­мой, за­нял­ся част­ной вра­чеб­ной прак­ти­кой и пел в хра­ме в цер­ков­ном хо­ре.

Му­че­ник Бо­рис Ор­нат­ский ро­дил­ся 30 мая 1887 го­да в Санкт-Пе­тер­бур­ге. Окон­чив 10-ю Санкт-Пе­тер­бург­скую гим­на­зию, он в 1908 го­ду по­сту­пил в Кон­стан­ти­нов­ское ар­тил­ле­рий­ское учи­ли­ще. По окон­ча­нии учи­ли­ща он был про­из­ве­ден в под­по­ру­чи­ки и в 1911 го­ду на­зна­чен слу­жить в 49-ю ар­тил­ле­рий­скую бри­га­ду, ис­пол­нял обя­зан­но­сти учи­те­ля бри­гад­ной учеб­ной ко­ман­ды, по­мощ­ни­ка за­ве­ду­ю­ще­го учеб­ной ко­ман­дой и за­ме­сти­те­ля за­ве­ду­ю­ще­го бри­гад­ным офи­цер­ским со­бра­ни­ем. В 1913 го­ду Бо­рис был про­из­ве­ден в по­ру­чи­ки и в том же го­ду на­зна­чен слу­жить в 3-ю ба­та­рею 23-й ар­тил­ле­рий­ской брига­ды, с ко­то­рой он при­нял уча­стие в бо­е­вых дей­стви­ях про­тив гер­ман­цев в со­ста­ве 9-й ар­мии. В 1916 го­ду Бо­рис был про­из­ве­ден в штабс-ка­пи­та­ны. Во вре­мя Пер­вой ми­ро­вой вой­ны за от­ли­чия в бо­е­вых дей­стви­ях Бо­рис Ор­нат­ский был на­граж­ден пя­тью ор­де­на­ми. По­сле воз­вра­ще­ния с фрон­та он жил вме­сте с ро­ди­те­ля­ми, по­мо­гая в хра­ме от­цу.
19 июля (1 ав­гу­ста) 1918 го­да, в ка­нун празд­но­ва­ния па­мя­ти свя­то­го про­ро­ка Илии, про­то­и­е­рея Фило­со­фа при­гла­си­ли от­слу­жить все­нощ­ную на Ох­те в Ильин­ском хра­ме при по­ро­хо­вом за­во­де. По воз­вра­ще­нии до­мой он сел ужи­нать вме­сте с се­мьей – су­пру­гой Еле­ной Ни­ко­ла­ев­ной, сы­но­вья­ми Ни­ко­ла­ем, Бо­ри­сом и Вла­ди­ми­ром, до­че­рью Ли­ди­ей и сест­рой Еле­ны Ни­ко­ла­ев­ны, вдо­вой уби­то­го про­то­и­е­рея Пет­ра Ски­пет­ро­ва. Вдруг раз­дал­ся зво­нок, и в две­рях по­яви­лись во­ору­жен­ные мат­рос и два крас­но­ар­мей­ца. Мат­рос при­ка­зал сде­лать обыск, за­тем ве­лел свя­щен­ни­ку ехать с ни­ми, по­обе­щав, что он ско­ро вер­нет­ся. Ни­ко­лай вы­звал­ся со­про­вож­дать от­ца, и то­гда мат­рос при­ка­зал и Бо­ри­су сле­до­вать с ни­ми, и они бы­ли за­клю­че­ны в тюрь­му ЧК.
При­хо­жане Ка­зан­ско­го со­бо­ра, узнав об аре­сте про­то­и­е­рея Фило­со­фа, от­пра­ви­ли к вла­стям несколь­ко де­ле­га­ций, но вла­сти не при­ня­ли их. «На­ко­нец, в... вос­кре­се­нье, по­сле обед­ни, в сквер пе­ред со­бо­ром со­бра­лась мно­го­ты­сяч­ная тол­па, глав­ным об­ра­зом жен­щин, ко­то­рая с пе­ни­ем мо­литв, хо­руг­вя­ми и ико­на­ми дви­ну­лась по Нев­ско­му про­спек­ту на Го­ро­хо­вую ули­цу осво­бо­дить... от­ца Фило­со­фа. Из тол­пы вы­шла де­ле­га­ция, ко­то­рую ком­му­ни­сты при­ня­ли и уве­ри­ли, что они от­ца Ор­нат­ско­го ско­ро вы­пу­стят и что он на­хо­дит­ся на Го­ро­хо­вой в ка­ме­ре в пол­ной без­опас­но­сти. Тол­па, успо­ко­ен­ная, разо­шлась»[16].
В ту же ночь всех об­ре­чен­ных на смерть вы­вез­ли на бе­рег Фин­ско­го за­ли­ва. Пе­ред каз­нью про­то­и­е­рей Фило­соф, успо­ка­и­вая при­го­во­рен­ных к смер­ти офи­це­ров, ко­то­рых чис­лом бы­ло бо­лее трид­ца­ти, про­из­нес спо­кой­но и крот­ко: «Ни­че­го, ко Гос­по­ду идем. Вот, при­ми­те мое пас­тыр­ское бла­го­сло­ве­ние и по­слу­шай­те свя­тые мо­лит­вы». И, встав на ко­ле­ни, он спо­кой­ным и ров­ным го­ло­сом про­чел мо­лит­вы на ис­ход ду­ши.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Май».
Тверь. 2007. С. 393-414


При­ме­ча­ния

[a] Ныне Че­ре­по­вец­кий рай­он Во­ло­год­ской об­ла­сти.
[b] Свя­щен­но­му­че­ник Иоанн (Ко­чу­ров); па­мять 31 ок­тяб­ря/13 но­яб­ря.
[c] Свя­щен­но­му­че­ник Петр (Ски­пет­ров); па­мять 19 ян­ва­ря/1 фев­ра­ля.

[1] Свя­щен­ник Фило­соф Ор­нат­ский. Об­ще­ство рас­про­стра­не­ния ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го про­све­ще­ния в ду­хе Пра­во­слав­ной Церк­ви в Санкт-Пе­тер­бур­ге 1881. 4/IV-1892. СПб., 1897.С.1-3,7-8.
[2] Свя­щен­ник Фило­соф Ор­нат­ский. О вос­пи­та­нии де­тей. СПб., 1890. С. 8-9.
[3] Фили­мо­нов В.П. Кре­стом от­вер­за­ет­ся небо. СПб., 2000. С. 24.
[4] Там же. С. 41-42.
[5] МНП. Тру­ды Вы­со­чай­ше учре­жден­ной ко­мис­сии по во­про­су об улуч­ше­нии в сред­ней об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ной шко­ле. Вы­пуск IV. Тру­ды под­ко­мис­сий. СПб., 1900. С. 61-62.
[6] Свя­щен­ник Фило­соф Ор­нат­ский. О хри­сти­ан­ском об­ра­зо­ва­нии жен­щи­ны. СПб., 1892. С. 17-18.
[7] Свя­щен­ник Фило­соф Ор­нат­ский. Сло­во об Ан­ге­лах. СПб., 1894. С. 10-13.
[8] Фили­мо­нов В.П. Кре­стом от­вер­за­ет­ся небо. СПб., 2000. С. 78-79.
[9] Там же. С. 176.
[10] Там же. С. 178-179.
[11] Там же. С. 199-200.
[12] Там же. С. 204.
[13] Там же. С. 210.
[14] Там же. С. 212-213.
[15] Там же. С. 120.
[16] Газ. «Пра­во­слав­ная Русь». Джор­дан­вилл, 1983. № 23. С. 5.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест

(1 голос: 5 из 5)