Дни памяти:

17 июня  (переходящая) – Собор Новгородских святых

5 февраля – Собор Костромских святых

17 февраля

20 ноября – Обре́тение мощей

Житие

Краткое житие преподобного Кирилла Белого, Новоезерского (Новгородского)

Ро­дил­ся пре­по­доб­ный Ки­рилл от бла­го­че­сти­вых ро­ди­те­лей в го­ро­де Га­ли­че. Уже бу­дучи от­ро­ком, он стре­мил­ся к ино­че­ской жиз­ни. Оста­вив тай­но ро­ди­тель­ский дом, он от­пра­вил­ся в оби­тель пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия (в Во­ло­год­ском Ко­мель­ском ле­су), о ко­то­рой ему ча­сто рас­ска­зы­ва­ли ро­ди­те­ли. На пу­ти к этой оби­те­ли Ки­рил­лу встре­тил­ся некий ста­рец, ко­то­рый, осве­до­мив­шись о це­ли его пу­те­ше­ствия, бла­го­сло­вил его на­ме­ре­ние ид­ти к св. Кор­ни­лию и за­тем стал неви­дим.

Пре­по­доб­ный Кор­ни­лий весь­ма бла­го­склон­но при­нял Ки­рил­ла и по­стриг его в ино­ки. Мо­ло­дой инок рев­ност­но стал про­хо­дить ино­че­ское жи­тие.

Меж­ду тем ро­ди­те­ли Ки­рил­ла уже по­те­ря­ли бы­ло вся­кую на­деж­ду най­ти его и да­же ста­ли счи­тать его умер­шим, но вот они от од­но­го ко­мель­ско­го ино­ка узна­ли об ме­сто­пре­бы­ва­нии сво­е­го сы­на. То­гда отец Ки­рил­ла от­пра­вил­ся в оби­тель св. Кор­ни­лия, но здесь в стро­гом пост­ни­ке он не узнал сво­е­го сы­на, а ко­гда за­тем при­знал в нем Ки­рил­ла, то и сам по­стриг­ся в ино­ки под име­нем Вар­со­но­фия. Мать Ки­рил­ла пе­ред смер­тью так­же вос­при­я­ла ино­че­ский чин.

По смер­ти от­ца Ки­рилл, раз­дав ни­щим остав­ше­е­ся по­сле него име­ние, от­пра­вил­ся на се­вер, в глушь ле­сов, чтобы здесь ве­сти вполне уеди­нен­ную жизнь. Су­ро­во про­те­ка­ла жизнь пре­по­доб­но­го в этих пу­сты­нях, где пи­щей ему мог­ли слу­жить толь­ко тра­ва да ко­ра де­ре­вьев. От­сю­да при­хо­дил он ино­гда на по­кло­не­ние свя­тым ме­стам в нов­го­род­ские и псков­ские пре­де­лы. Так как те­ло его ста­ло по­сте­пен­но осла­бе­вать в по­дви­гах, то он мо­лил Гос­по­да, чтобы Он ука­зал ему ме­сто по­сто­ян­но­го пре­бы­ва­ния. Го­ря­чая мо­лит­ва по­движ­ни­ка бы­ла услы­ша­на, и, по­ви­ну­ясь небес­но­му ука­за­нию, св. Ки­рилл от­пра­вил­ся к Бе­ло­озе­ру. Здесь с од­ной го­ры он уви­дел Но­вое озе­ро и на нем Крас­ный ост­ров. Явив­ший­ся по­движ­ни­ку во сне Ан­гел дал ему ука­за­ние, что здесь Бог из­би­ра­ет ему ме­сто пре­бы­ва­ния. Про­бу­див­шись от сна, Ки­рилл твер­до ре­шил ос­но­вать на Крас­ном ост­ро­ве Бо­жью оби­тель, для ка­ко­вой це­ли и при­об­рел вско­ре от мест­ных кре­стьян ука­зан­ный ост­ров; за­тем со­ору­дил здесь ке­ллию и две церк­ви. То­гда же он был по­став­лен в сан свя­щен­ни­ка.

Ки­рилл рев­ност­но под­ви­зал­ся на но­вом ме­сте в мо­лит­ве и по­сте, пре­тер­пе­вая мно­гие скор­би от бе­сов и злых лю­дей. Осо­бен­но же до­са­жда­ли по­движ­ни­ку мест­ные ры­бо­ло­вы. Бес­по­ко­и­ли его оби­тель так­же и гра­би­те­ли, во мно­же­стве бро­див­шие то­гда по ле­сам и до­ро­гам Ру­си. Но и на этих от­вер­жен­ных ми­ра се­го дей­ство­ва­ла нрав­ствен­ная вы­со­та св. по­движ­ни­ка. Од­на­жды, ко­гда они при­плы­ли к Крас­но­му ост­ро­ву, пре­по­доб­ный об­ра­тил­ся к ним с гроз­ным об­ли­че­ни­ем. Хищ­ни­ки, устра­шен­ные этим, мо­ли­ли свя­то­го про­стить их. В дру­гой раз во­ры сня­ли ко­ло­кол с церк­ви и хо­те­ли уже пе­ре­пра­вить­ся на дру­гой бе­рег, но за­блу­ди­лись. Встре­тив­ший их Ки­рилл об­ли­чил жад­ность их и ука­зал, что да­же и «за­ра­бо­тан­ный ло­моть луч­ше укра­ден­но­го ка­ра­вая», что «вор не бы­ва­ет бо­гат, а бы­ва­ет гор­бат». За­тем, на­кор­мив их, от­пу­стил с ми­ром. Это так по­дей­ство­ва­ло на зло­де­ев, что они бо­лее со­вер­шен­но не на­ру­ша­ли по­коя но­вой оби­те­ли.

Жизнь св. Ки­рил­ла в оби­те­ли бы­ла во всем при­ме­ром и об­раз­цом для дру­гих бра­тий. Он от­ка­зы­вал се­бе во всех бла­гах жиз­ни, хо­дил бо­сой, ино­гда да­же в са­мые же­сто­кие мо­ро­зы, сам ру­бил дро­ва и ко­пал зем­лю. За та­кую свою пра­вед­ную жизнь Ки­рилл был спо­доб­лен от Бо­га осо­бен­ной бла­го­да­ти Св. Ду­ха и да­ра ис­це­ле­ний. Од­на­жды уче­ник пре­по­доб­но­го Ди­о­ни­сий ви­дел, что с ним слу­жит ли­тур­гию диа­кон, ко­то­рый за­тем вдруг ис­чез. Пре­по­доб­ный за­пре­тил ему рас­ска­зы­вать об этом чу­дес­ном яв­ле­нии. Око­ло то­го же вре­ме­ни во мо­лит­вам его ис­це­лил­ся от тяж­кой бо­лез­ни один князь, ко­то­рый в бла­го­дар­ность за это ве­лел вы­да­вать для оби­те­ли пре­по­доб­но­го каж­дый год 40 мер ржи, а так­же в до­ста­точ­ном ко­ли­че­стве мас­ла и со­ли. Пред кон­чи­ной сво­ею преп. Ки­рилл с ве­ли­кой про­зор­ли­во­стью пред­рек те бед­ствия, ко­то­рые пред­сто­я­ло ис­пы­тать Рос­сий­ской зем­ле. «Бу­дут, – го­во­рил он, – на зем­ле бе­ды ве­ли­кие и мя­теж меж­ду людь­ми; но, – при­ба­вил он, – цар­ство на­ше бу­дет уми­ре­но и устро­е­но Бо­гом». Пре­ста­вил­ся св. по­движ­ник в ми­ре 4 фев­ра­ля 1532 го­да.

Вско­ре за­тем от­кры­лись зна­ме­ния осо­бен­ной бли­зо­сти его ко Гос­по­ду. Так, ко­гда один инок, по име­ни Ки­ри­ак, за­бо­лел, то преп. Ки­рилл в сон­ном ви­де­нии явил­ся ему и, осе­нив его крест­ным зна­ме­ни­ем, ис­це­лил от бо­лез­ни. За­тем он ис­це­лил дру­го­го ино­ка, по име­ни Ма­ка­рия. Это ис­це­ле­ние осо­бен­но по­ра­зи­тель­но и за­слу­жи­ва­ет чрез­вы­чай­но­го вни­ма­ния всех ве­ру­ю­щих. Ма­ка­рий был на­ка­зан Бо­гом за свой свое­нрав­ный дур­ной ха­рак­тер тем, что не мог ни есть, ни спать. Ко­гда его при­ве­ли к гро­бу пре­по­доб­но­го, то он в кор­чах упал на зем­лю. То­гда при­вед­шие его ино­ки по­ло­жи­ли его на са­мый гроб пре­по­доб­но­го – и боль­ной тот­час же про­бу­дил­ся со­вер­шен­но здо­ро­вым. Мно­го и дру­гих ис­це­ле­ний про­изо­шло по мо­лит­вам к преп. Ки­рил­лу, неустан­но­му мо­лит­вен­ни­ку на­ше­му пред Бо­гом.

Мо­щи се­го пра­вед­ни­ка бы­ли об­ре­те­ны нетлен­ны­ми при за­клад­ке в его оби­те­ли но­во­го хра­ма, ко­то­рый по обе­ту стро­ил­ся бо­яри­ном Мо­ро­зо­вым, по­лу­чив­шим по мо­лит­вам к св. по­движ­ни­ку спа­се­ние от мно­гих бед.

Полное житие преподобного Кирилла Белого, Новоезерского (Новгородского)

Пре­по­доб­ный Ки­рилл ро­дил­ся во вто­рой по­ло­вине XV ве­ка в го­ро­де Га­ли­че от бо­га­тых и бла­го­род­ных ро­ди­те­лей, от­ли­чав­ших­ся бла­го­че­сти­ем и хри­сти­ан­ски­ми доб­ро­де­те­ля­ми. Рож­де­нию его пред­ше­ство­ва­ло чу­дес­ное пред­зна­ме­но­ва­ние, ука­зы­вав­шее на его необы­чай­ную судь­бу. Од­на­жды, ко­гда пре­по­доб­ный Ки­рилл на­хо­дил­ся еще во чре­ве ма­те­ри, по­след­няя во вре­мя Бо­же­ствен­ной служ­бы услы­ша­ла его го­лос, три­жды воз­гла­сив­ший: «Свят, Свят, Свят Гос­подь Са­ва­оф, ис­полнь вся зем­ля сла­вы Его!» По­ра­жен­ная ужа­сом мать не по­ня­ла зна­че­ния это­го со­бы­тия и со­хра­ни­ла его до вре­ме­ни в тайне от всех.

Уже в юных ле­тах свя­той Ки­рилл ока­зал­ся на­столь­ко зре­лым ду­хов­но, что из всех пред­став­ляв­ших­ся ему пу­тей жиз­ни без ко­ле­ба­ния вы­брал путь ино­че­ства. Бу­дучи все­го 15 лет от ро­ду, он ре­шил тай­но уй­ти из до­ма в оби­тель пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия Ко­мель­ско­го, так как мно­го слы­шал о ней и об­ра­зе жиз­ни ее бра­тии от сво­их ро­ди­те­лей. По­мо­лясь Бо­гу, он с ра­до­стью от­пра­вил­ся в путь, не взяв с со­бою ни­че­го, кро­ме той одеж­ды, ко­то­рая бы­ла на нем. Оби­тель от­сто­я­ла от го­ро­да Га­ли­ча вер­стах в 80-ти. Прой­дя 15 верст, он встре­тил бла­го­об­раз­но­го стар­ца с бе­лы­ми во­ло­са­ми и бо­ро­дой. Вид стар­ца так по­дей­ство­вал на юно­шу, что он в сле­зах и с ка­кой-то ра­до­стью бро­сил­ся к но­гам незна­ком­ца, про­ся у него бла­го­сло­ве­ния. Ста­рец под­нял его и ска­зал: «Мир те­бе, ча­до, и бла­го­сло­ве­ние! От­ку­да ты и ку­да идешь, и че­го ищешь от ни­ще­го и убо­го­го стар­ца?»

Ки­рилл рас­ска­зал ему, как он за­хо­тел быть ино­ком и тай­но ушел от сво­их ро­ди­те­лей. Ста­рец одоб­рил его и спро­сил, где имен­но он ду­ма­ет иметь пре­бы­ва­ние.

«Про­сти ме­ня, от­че, – от­ве­чал Ки­рилл, – я ду­мал об оби­те­ли пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия, ес­ли на то бу­дет во­ля Бо­жия и Бо­го­ма­те­ри».

Ста­рец вос­хва­лил Бо­га, вло­жив­ше­го в серд­це юно­ши это на­ме­ре­ние, и пред­ло­жил ид­ти вме­сте с со­бою, на­звав­шись ино­ком Ко­мель­ской оби­те­ли, воз­вра­щав­шим­ся в мо­на­стырь по ис­пол­не­нии воз­ло­жен­но­го на него по­ру­че­ния. На вто­рой день пу­ти, про­ве­ден­но­го пут­ни­ка­ми в по­сте и мо­лит­ве, стал ви­ден мо­на­стырь. Ста­рец на­ста­вил юно­шу от Бо­же­ствен­ных Пи­са­ний и, по­мо­лясь, ука­зал ему на мо­на­стырь: «Ви­дишь ли, ча­до, мо­на­стырь сей? Иди ско­ро к бла­жен­но­му Кор­ни­лию, я бу­ду те­бе по­мощ­ни­ком и умо­лю бла­жен­но­го Кор­ни­лия, да бу­дешь бла­го­да­тью Хри­сто­вой инок».

Ко­гда Ки­рилл стал у ног его про­сить бла­го­сло­ве­ния и мо­литв, ста­рец ска­зал: «Встань, ча­до! Бог, Тво­рец вся­че­ских, да бла­го­сло­вит те­бя и спо­до­бит те­бя ве­ли­ко­го Ан­гель­ско­го об­ра­за, и да бу­дешь ты со­суд из­бран Свя­та­го Ду­ха».

Вслед за сим ста­рец сде­лал­ся неви­дим, и Ки­рилл по­нял, что это бы­ло Бо­жие по­се­ще­ние.

При­бли­зясь к мо­на­сты­рю, Ки­рилл встре­тил ино­ков у во­рот оби­те­ли и спро­сил игу­ме­на. Упав в но­ги пре­по­доб­но­му Кор­ни­лию, он со сле­за­ми мо­лил при­нять его в мо­на­стырь. Про­ни­ца­тель­ный Кор­ни­лий сра­зу про­зрел в этом сми­рен­ном юно­ше бу­ду­ще­го по­движ­ни­ка, но, об­ра­тив вни­ма­ние на его ле­та, ска­зал:
«О, ча­до! Ви­дишь ли, как мно­го здесь скор­бей и по­дви­гов, ты же юн, не до­стиг еще со­вер­шен­но­го воз­рас­та и, как ду­маю, не мо­жешь пе­ре­но­сить тру­да, ка­кой те­бе здесь пред­ле­жит». «От­че свя­тый! – от­ве­тил Ки­рилл. – Так как Сам Про­ви­дец Бог, хо­тя­щий всем лю­дям спа­стись чрез Него и в ра­зум ис­ти­ны прий­ти, при­вел ме­ня ко тво­ей свя­тыне, хо­тя мо­е­го спа­се­ния, то все, что ты ве­лишь мне де­лать, я бу­ду ис­пол­нять, толь­ко спа­си ме­ня греш­но­го». «Бла­го­сло­вен Бог, ча­до, укре­пив­ший те­бя в этом на­ме­ре­нии, – ска­зал игу­мен. – От­се­ле бу­ди слу­жа бра­тии со вся­ким сми­ре­ни­ем, тер­пе­ни­ем и по­слу­ша­ни­ем». По­сле это­го юно­ша был по­стри­жен с име­нем Ки­рилл.

До­стиг­нув ис­пол­не­ния сво­е­го за­вет­но­го же­ла­ния, мо­ло­дой инок весь пре­дал­ся Бо­гу. Дни он про­во­дил в по­сто­ян­ных тру­дах, а по но­чам, от­го­няя сон, мо­лил­ся и сла­во­сло­вил Гос­по­да. Его тру­ды, воз­дер­жа­ние, сми­ре­ние и по­слу­ша­ние воз­буж­да­ли удив­ле­ние бра­тии и да­же са­мо­го пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия. Все ра­до­ва­лись, что он на­хо­дит­ся сре­ди них, и у всех на устах бы­ли его по­дви­ги.

Меж­ду тем ро­ди­те­ли пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла без­успеш­но ис­ка­ли его в Га­ли­че и со­сед­них се­лах и го­ро­дах и уже опла­ки­ва­ли его как умер­ше­го. Несмот­ря на то, что ими бы­ла объ­яв­ле­на на­гра­да за из­ве­ще­ние о сыне, мно­го лет до них не до­хо­ди­ло о нем ни­ка­кой ве­сти. На­ко­нец, слу­чай­но от од­но­го стар­ца Кор­ни­ли­е­ва мо­на­сты­ря, за­шед­ше­го в их дом, они узна­ли о ме­сто­пре­бы­ва­нии Ки­рил­ла и о его доб­ро­де­тель­ной жиз­ни. Мать его вспом­ни­ла при этом и рас­ска­за­ла быв­шее ей пред­зна­ме­но­ва­ние о вы­со­кой судь­бе сы­на и са­ма изъ­яви­ла на­ме­ре­ние по­сле­до­вать его при­ме­ру и при­нять по­стри­же­ние. По ее со­ве­ту муж ее с да­ра­ми от­пра­вил­ся в мо­на­стырь, чтобы уви­деть сы­на и убе­дить­ся в том, что он жив.

При­быв в Ко­мель­ский мо­на­стырь, отец Ки­рил­ла по­лу­чил от ино­ков под­твер­жде­ние ве­сти, при­не­сен­ной ра­нее стар­цем. Явив­шись к игу­ме­ну, он скрыл цель сво­е­го при­бы­тия и про­сто объ­явил, что при­шел в оби­тель с на­ме­ре­ни­ем по­мо­лить­ся и при­нять бла­го­сло­ве­ние у слав­но­го по­движ­ни­ка.

«Бог да изо­чтет сто­пы твоя, и да не вот­ще труд твой бу­дет», – от­ве­тил ему Кор­ни­лий.

На даль­ней­шие рас­спро­сы игу­ме­на он до­ба­вил, что при­шел из Га­ли­ча и при­нес с со­бою часть име­ния для раз­да­чи бра­тии. Пре­по­доб­ный раз­ре­шил раз­да­чу ми­ло­сты­ни и от­пу­стил его в мо­на­стыр­скую го­сти­ни­цу. Ко­гда на­ча­лась Бо­же­ствен­ная служ­ба и все ино­ки за­ня­ли свои ме­ста, отец Ки­рил­ла во­шел в храм, при­нял бла­го­сло­ве­ние у игу­ме­на и обо­шел всю бра­тию, по­да­вая ми­ло­сты­ню каж­до­му от­дель­но, но не мог узнать сво­е­го сы­на. Ки­рилл же сра­зу узнал от­ца и, по­лу­чив день­ги, вы­шел из хра­ма и от­дал ми­ло­сты­ню ни­щим. Воз­вра­тив­шись по­сле служ­бы в свою кел­лию, Ки­рилл упал на ко­ле­ни пе­ред об­ра­зом Бо­го­ма­те­ри и стал мо­лить­ся: «О Все­ми­ло­сти­вей­шая Гос­по­же Бо­го­ро­ди­це Де­во! Ты упо­ва­ние на­ше и по­кров и при­бе­жи­ще всем хри­сти­а­нам. По­то­му и я греш­ный на Тя на­де­ю­ся. Мо­ли­ся, Гос­по­же, Сы­ну Сво­е­му и Бо­гу на­ше­му за ро­ди­те­лей мо­их, да не от­лу­че­ны бу­дут веч­ныя жиз­ни, и да спо­до­бит их вос­при­я­ти бла­гой ярем свой, ино­че­ский об­раз, да при­чте­ны бу­дут из­бран­но­му ста­ду».

Мо­лит­ва его бы­ла услы­ша­на. Не ви­дя сре­ди ино­ков сво­е­го сы­на, отец Ки­рил­ла при­шел в от­ча­я­ние. На дру­гой день, ко­гда он со сле­за­ми мо­лил­ся в хра­ме, его уви­дел пре­по­доб­ный Кор­ни­лий, при­звал к се­бе и ска­зал: «Ча­до! По­ве­дай мне о сво­их скор­бях, что тя­го­тят ду­шу, да мною греш­ным по­даст Бог те­бе об­лег­че­ние. Ибо нет поль­зы пре­да­вать­ся без­мер­ной пе­ча­ли, но по­до­ба­ет сми­рить­ся пред Бо­гом, ко­гда при­шла скорбь. Не пре­да­вай ду­шу свою пе­ча­ли, ибо она уни­что­жа­ет му­же­ство ду­ха, как моль в ри­зе и червь в де­ре­ве, так и пе­чаль в че­ло­ве­ке».

Отец Ки­рил­ла рас­ска­зал все, что ута­и­вал ра­нее. Узнав, что он при­шел толь­ко для то­го, чтобы уви­деть сы­на, игу­мен ска­зал: «Ес­ли ты столь длин­ный путь сде­лал для это­го, то по­смот­ри на то­го, ко­го ты же­ла­ешь ви­деть».

Услы­шав эти сло­ва, отец Ки­рил­ла об­ра­до­вал­ся, так как по­нял, что сын его най­ден, и стал ждать сле­ду­ю­ще­го дня в мо­на­стыр­ской стран­но­при­им­ной.

Пре­по­доб­ный Ки­рилл, из­ве­щен­ный игу­ме­ном о же­ла­нии сво­е­го ро­ди­те­ля, глу­бо­ко опе­ча­лил­ся, что не мог со­вер­шен­но ута­ить­ся от род­ных. Толь­ко усту­пая со­ве­там на­сто­я­те­ля, ко­то­ро­го не хо­тел ослу­шать­ся, он вы­шел к от­цу. Тот ед­ва мог узнать сы­на – так ве­ли­ка бы­ла пе­ре­ме­на во внеш­нем его ви­де от по­сто­ян­но­го воз­дер­жа­ния и мно­гих тру­дов. Пре­по­доб­ный на ко­ле­нях ис­про­сил у пла­чу­ще­го от­ца про­ще­ния и бла­го­сло­ве­ния. За­тем он стал го­во­рить, что ушел от ми­ра, воз­не­на­ви­дел все су­ет­ное, оста­вив вре­мен­ное для веч­но­го, и что не хо­чет от­вле­кать­ся от небес­но­го. Неожи­дан­но отец объ­явил, что и он же­ла­ет по­стричь­ся и жить вме­сте с сы­ном в од­ной оби­те­ли. Это на­ме­ре­ние силь­но об­ра­до­ва­ло Ки­рил­ла. Он по­спе­шил к пре­по­доб­но­му Кор­ни­лию с хо­да­тай­ством за от­ца, и тот, лич­но ис­пы­тав по­след­не­го, ве­лел по­стричь его с име­нем Вар­со­но­фия. Игу­мен сам на­ста­вил но­во­го ино­ка в ино­че­ской жиз­ни, а для даль­ней­ше­го по­пе­че­ния по­ру­чил его Ки­рил­лу. Ки­рилл при­нял сво­е­го от­ца как Ан­ге­ла Бо­жия. Во­семь дней спу­стя бы­ло по­лу­че­но из­ве­стие, что скон­ча­лась мать пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла, ко­то­рая так­же при­ня­ла ино­че­ский об­раз с име­нем Еле­ны. Ки­рилл ве­лел слу­гам из до­ма сво­е­го от­ца раз­дать все име­ние ни­щим и от­пу­стить на во­лю всех ра­бов.

Отец пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла скон­чал­ся через три го­да по­сле по­стри­же­ния. Опла­кав его, Ки­рилл ска­зал са­мо­му се­бе: «И я смер­тен» – и усу­гу­бил свои по­дви­ги. Он усерд­но тру­дил­ся в по­варне, пе­карне и ис­пол­нял все дру­гие мо­на­стыр­ские ра­бо­ты, с бла­го­го­ве­ни­ем сто­ял в хра­ме, имел со­вер­шен­ное по­ви­но­ве­ние не толь­ко игу­ме­ну, но и всей бра­тии, из­ну­рял се­бя по­стом, упраж­нял­ся во бде­нии и мо­лит­ве, днем и но­чью чи­тал в кел­лии Сло­во Бо­жие и жи­тия свя­тых, пел псал­мы и бес­пре­стан­но ис­то­чал обиль­ные сле­зы, вспо­ми­ная о смерт­ном ча­се. Его ду­хов­ная зре­лость бы­ла при­зна­на всей бра­ти­ей и, ка­за­лось, го­то­ви­ла ему вы­со­кую участь в мо­на­сты­ре. Но пре­по­доб­ный Ки­рилл, огра­див се­бя кро­то­стью и сми­ре­ни­ем, не имел на зем­ле дру­гой за­бо­ты, кро­ме за­бо­ты об уго­жде­нии Бо­гу. Дви­жи­мый стрем­ле­ни­ем все к боль­ше­му и боль­ше­му со­вер­шен­ству, он за­ду­мал по­ки­нуть об­ще­жи­тие и по­се­лить­ся в пу­стыне. По­лу­чив одоб­ре­ние сво­е­го на­ме­ре­ния от пре­по­доб­но­го игу­ме­на, Ки­рилл по­мо­лил­ся и вы­шел тай­но из мо­на­сты­ря в од­ной рва­ной одеж­де.

Он по­шел на се­вер, к оке­а­ну. Там, об­хо­дя все По­мо­рье, ски­та­ясь в пу­сты­нях, го­рах и ле­сах, пи­та­ясь гри­ба­ми, тра­вой и сос­но­вой ко­рой, ви­дя бо­лее зве­рей, чем лю­дей, про­вел он мно­го лет. По­ки­нув се­вер, он обо­шел под­мос­ков­ные стра­ны и до­хо­дил до Нов­го­ро­да и Псков­ской об­ла­сти, вез­де по­се­щая свя­тые ме­ста. Ни­где он не за­хо­дил в мир­ские до­ма и не при­ни­мал по­да­я­ния, за ис­клю­че­ни­ем неболь­шо­го ко­ли­че­ства пи­щи. Днем стран­ство­вал по ули­цам, а но­чи про­во­дил в мо­лит­ве и пе­нии псал­мов. В хра­мы при­хо­дил к на­ча­лу пе­ния и с точ­но­стью ис­пол­нял цер­ков­ные уста­вы. Хо­дил в за­пла­тан­ной одеж­де и бо­сой, стра­дая от мо­ро­за, солн­ца, до­ждя, ко­ма­ров и дру­гих на­се­ко­мых, и из­ну­рял се­бя по­стом и жаж­дою. Не до­воль­ству­ясь, од­на­ко, этим, он за­хо­тел для боль­ше­го удоб­ства по­дви­гов из­брать се­бе для пре­бы­ва­ния од­но опре­де­лен­ное ме­сто. Став на мо­лит­ву, он про­сил ука­за­ний у Спа­си­те­ля и Бо­го­ма­те­ри и вдруг услы­шал го­лос с неба: «О, бла­женне Ки­рил­ле, воз­люб­лен­ни­че Мой! Ты уже со­вер­шил все доб­рое, со­хра­нил за­по­ве­ди Мои и про­шел тес­ный и при­скорб­ный путь. Ныне иди к Бе­ло­озе­ру – там уго­то­ва­но те­бе ме­сто, в ко­то­ром ты мо­жешь спа­стись». Вме­сте с этим яр­кий свет блес­нул к сто­роне Бе­ло­озе­ра. Пре­по­доб­ный Ки­рилл по­шел в этом на­прав­ле­нии и, до­стиг­нув Тих­вин­ско­го мо­на­сты­ря, про­вел трое су­ток в мо­лит­ве на па­пер­ти мо­на­стыр­ско­го хра­ма. Ко­гда утом­лен­ный бде­ни­ем он за­дре­мал, во сне ему яви­лась Бо­го­ма­терь и ска­за­ла: «Угод­ни­че Пре­свя­тыя Тро­и­цы, ра­бе Мой Ки­рил­ле, сту­пай к во­сто­ку, к Бе­ло­озе­ру, и явит те­бе Гос­подь, Сын мой и Бог, по­кой ста­ро­сти тво­ей».

Взяв с со­бою ико­ну Тих­вин­ской Бо­жи­ей Ма­те­ри, пре­по­доб­ный Ки­рилл от­пра­вил­ся в путь, до­стиг Бе­ло­зер­ско­го уез­да, ми­но­вал Ан­до­е­зе­ро и взо­шел вбли­зи Но­во­го озе­ра на Ко­бы­ли­ну го­ру. Осмот­рев­шись здесь, он уви­дел в во­сточ­ной ча­сти Но­во­го озе­ра кра­си­вый мест­ный ост­ро­вок и в нем ог­нен­ный столп, под­ни­мав­ший­ся от зем­ли до неба. Это был Крас­ный ост­ров, при­над­ле­жав­ший кре­стья­нам со­сед­ней де­рев­ни Шид­нем – Дию, Гри­го­рию и Да­ви­ду. Ки­рилл по­шел на ост­ров и на во­сточ­ной его сто­роне на­шел боль­шую ель. При­гнув вет­ви де­ре­ва к зем­ле, он устро­ил род хи­жи­ны и по­се­лил­ся в ней в 1517 го­ду, 4 мар­та, на па­мять «пре­по­доб­на­го Ге­ра­си­ма, иже на Иор­да­ни». В первую ночь ему явил­ся Ан­гел в об­ра­зе му­жа в бе­лых ри­зах и воз­ве­стил, что Крас­ный ост­ров на­зна­чен ему Гос­по­дом для упо­ко­е­ния. На дру­гой день он от­пра­вил­ся в де­рев­ню Шид­нем и ис­про­сил у Дия, Гри­го­рия и Да­ви­да раз­ре­ше­ния по­се­лить­ся на ост­ро­ве.

По­се­лив­шись на Крас­ном ост­ро­ве, пре­по­доб­ный Ки­рилл сво­и­ми ру­ка­ми по­стро­ил се­бе неболь­шую кел­лию и ря­дом с нею кел­лию для со­би­ра­ю­щей­ся бра­тии. В сле­ду­ю­щем, 1518 го­ду он по­стро­ил две неболь­шие церк­ви во имя Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Оди­гит­рии и, по­лу­чив по­свя­ще­ние, стал непре­рыв­но со­вер­шать Бо­же­ствен­ную служ­бу. По­сте­пен­но оби­тель на­пол­ня­лась ино­ка­ми и устра­и­ва­лась. Сре­ди пер­вых уче­ни­ков пре­по­доб­но­го из­ве­стен Ди­о­ни­сий. Пре­по­доб­ный Ки­рилл сам стро­ил до­ма для мо­на­стыр­ских служб, ру­бил лес, па­хал зем­лю и са­дил ово­щи. Яв­ля­лись бла­го­тво­ри­те­ли, да­вав­шие оби­те­ли сред­ства и при­па­сы и тем обес­пе­чи­вав­шие ее су­ще­ство­ва­ние. Ве­ли­кий князь Ва­си­лий Иоан­но­вич по­жа­ло­вал на про­корм­ле­ние оби­те­ли де­рев­ни Ко­бы­ли­но и Шид­нем, князь Иван Ва­си­лье­вич Пень­ков вы­дал гра­мо­ту о еже­год­ной да­че от сво­е­го до­ма мо­на­сты­рю по 40 мер жи­та, 20 пу­дов со­ли, 2 пу­да мас­ла и по 20 кру­гов сы­ра. Слу­чай­ные по­се­ти­те­ли мо­на­сты­ря, при­хо­див­шие к пре­по­доб­но­му Ки­рил­лу, при­но­си­ли оби­те­ли бо­лее или ме­нее зна­чи­тель­ную ми­ло­сты­ню. С са­мо­го на­ча­ла, как вид­но из об­сто­я­тельств жиз­ни пре­по­доб­но­го, мо­на­стырь поль­зо­вал­ся рыб­ной лов­лей в озе­ре и был дей­стви­тель­ным соб­ствен­ни­ком ост­ро­ва.

Тру­дясь над устрой­ством мо­на­сты­ря, пре­по­доб­ный Ки­рилл нема­ло пе­ре­нес за­труд­не­ний и ис­пы­та­ний. Так, в са­мом на­ча­ле ча­сто при­ез­жа­ли ры­бо­ло­вы, ко­то­рые при­тес­ня­ли и оскорб­ля­ли по­движ­ни­ка. Их враж­де свя­той про­ти­во­по­ста­вил тер­пе­ние и кро­тость. «За­чем, – го­во­рил он, – скор­би мно­гие и па­ко­сти на­но­си­те мне, лю­ди? Это бе­сов­ское на­уче­ние».

Од­на­жды на ост­ров яви­лась раз­бой­ни­чья шай­ка неко­е­го Ива­на и с угро­за­ми ста­ла тре­бо­вать у по­движ­ни­ка день­ги. Пре­по­доб­ный гроз­но ска­зал гра­би­те­лям: «Лю­би­мые де­ти, ра­бы и угод­ни­ки от­ца ва­ше­го диа­во­ла! За­чем при­шли вы ко мне на ост­ров?» За­тем он со­об­щил им, что все его иму­ще­ство на­хо­дит­ся в кел­лии. Один раз­бой­ник во­шел в кел­лию и на­чал гром­ко при­зы­вать на по­мощь, кри­ча, что его бьют два юно­ши. Но то­ва­ри­щи не мог­ли по­дать ему по­мо­щи, так как са­ми вне­зап­но ли­ши­лись зре­ния. Раз­бой­ни­ки при­шли в ужас и ста­ли мо­лить о про­ще­нии и ис­це­ле­нии, обе­щая не воз­вра­щать­ся бо­лее на ост­ров. По мо­лит­ве пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла зре­ние бы­ло им воз­вра­ще­но.

Дру­гой раз Ев­до­ким, кре­стья­нин из окрест­но­стей оби­те­ли, тай­но при­шел на ост­ров и на­ре­зал лип. Пе­ре­прав­ляя лес на лод­ке к дру­го­му бе­ре­гу, Ев­до­ким опро­ки­нул­ся с лод­кою и стал то­нуть. Ста­рец Ки­ри­ак, уви­дев его в опас­но­сти, по­спе­шил к пре­по­доб­но­му. Взяв в ру­ки крест, пре­по­доб­ный при­бе­жал к бе­ре­гу и огра­дил по­ги­бав­ше­го крест­ным зна­ме­ни­ем. Тот­час Ев­до­ким схва­тил­ся за суд­но, а под­няв­ший­ся по мо­лит­ве пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла ве­тер при­бил его с суд­ном к бе­ре­гу. Про­стив рас­ка­яв­ше­го­ся греш­ни­ка, Ки­рилл за­пре­тил ему на бу­ду­щее вре­мя ру­бить лес на ост­ро­ве. С тех пор Ев­до­ким пи­тал глу­бо­кую ве­ру в пре­по­доб­но­го и ча­сто при­хо­дил к нему за бла­го­сло­ве­ни­ем.

По­сле то­го ка­кие-то злые лю­ди укра­ли ко­ло­ко­ла у церк­ви Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва. Воз­вра­ща­ясь до­мой, по­хи­ти­те­ли не мог­ли най­ти до­ро­ги и, дол­го про­блуж­дав по ле­су, вновь очу­ти­лись на бе­ре­гу озе­ра, пря­мо про­тив ост­ро­ва. В это вре­мя, как бы слу­чай­но, их уви­дел пре­по­доб­ный Ки­рилл и ве­лел пе­ре­вез­ти их на ост­ров. Вме­сте с ни­ми пе­ре­не­се­ны бы­ли и ко­ло­ко­ла в кош­мах, т. е. в вой­ло­ках (ве­ро­ят­но, за­вер­ну­тые, чтобы скрыть по­хи­ще­ние). Ко­гда по­движ­ник стал их спра­ши­вать, для че­го при­нес­ли они ко­ло­ко­ла, по­хи­тив­шие их упа­ли в но­ги и про­си­ли о по­ми­ло­ва­нии. Под­няв их, пре­по­доб­ный ска­зал им крот­ко: «Де­ти! По­хи­щая чу­жое, ни­кто еще не обо­га­щал­ся, но мно­гие те­ря­ли свое».

От сты­да и стра­ха ви­нов­ные не мог­ли ни го­во­рить, ни смот­реть на свя­то­го. За­пре­тив им по­сту­пать так впредь, Ки­рилл ве­лел на­кор­мить их и от­пу­стить с ми­ром.

В лич­ной сво­ей жиз­ни свя­той Ки­рилл не остав­лял преж­них ду­хов­ных по­дви­гов и при­ла­гал к ним мно­го тру­дов, слу­жа во всем об­раз­цом бра­тии. Он уже яв­но для всех до­стиг вер­ши­ны доб­ро­де­те­лей, где не мог­ли его по­ко­ле­бать ни­ка­кие ис­ку­ше­ния. Од­на­жды ка­кая-то жен­щи­на из окрест­но­стей озе­ра по­пы­та­лась скло­нить его на грех. С бес­стыд­ством она во­шла в его кел­лию в то вре­мя, ко­гда он мо­лил­ся, го­то­вясь к служ­бе. Но, уви­дев чу­дес­ное си­я­ние, ис­хо­див­шее от его ли­ца, она со­дрог­ну­лась от ужа­са и ста­ла кри­чать как бы от бо­ли.
На во­прос бла­жен­но­го, для че­го она при­шла к нему, жен­щи­на ска­за­ла, что она толь­ко хо­те­ла по­про­сить ог­ня. Пре­по­доб­ный об­ли­чил ее пе­ред всей бра­ти­ей и при­вел к рас­ка­я­нию. По­след­стви­ем это­го слу­чая бы­ло то, что пре­по­доб­ный Ки­рилл за­пре­тил жен­щи­нам при­хо­дить на ост­ров.

Слух о доб­ро­де­тель­ной жиз­ни пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла при­влек к нему мно­го по­се­ти­те­лей, ча­сто из­да­ле­ка при­хо­див­ших к нему за бла­го­сло­ве­ни­ем, мо­лит­вой или ду­хов­ным на­став­ле­ни­ем. Он всех при­ни­мал с ра­до­стью. В са­мом на­ча­ле его пре­бы­ва­ния на Крас­ном ост­ро­ве пре­по­доб­ный Алек­сандр Свир­ский при­слал к нему сво­е­го стар­ца Ни­ки­фо­ра в до­ка­за­тель­ство сво­ей ду­хов­ной люб­ви и об­ще­ния. Ста­рец Ни­ки­фор при­шел на бе­рег озе­ра через два ча­са по за­хо­де солн­ца, в то вре­мя, ко­гда Ки­рилл сто­ял на обыч­ном сво­ем пра­ви­ле в кел­лии. Чи­тая кондак Бо­го­ро­ди­це «О, Все­пе­тая Ма­ти», пре­по­доб­ный востре­пе­тал серд­цем и по­чув­ство­вал при­сут­ствие стар­ца на бе­ре­гу. Окон­чив мо­лит­вы, он пе­ре­ехал в челне на се­вер­ную сто­ро­ну и уви­дел пут­ни­ка, уснув­ше­го на камне. Силь­ный свет с неба раз­бу­дил стар­ца, и по­сле вза­им­ных при­вет­ствий оба по­движ­ни­ка пе­ре­еха­ли на ост­ров. Бе­се­дуя со стар­цем, пре­по­доб­ный Ки­рилл вы­ра­жал ра­дость по по­во­ду об­ще­ния с ним пре­по­доб­но­го Алек­сандра и удив­лял­ся тер­пе­нию сво­е­го со­бе­сед­ни­ка, но­сив­ше­го тя­же­лые вери­ги. По ухо­де по­се­ти­те­ля свя­той по­ста­вил крест на том ме­сте, где был за­ме­чен свет с неба.

Бла­го­дать Бо­жия, изобиль­но по­чив­шая на пре­по­доб­ном Ки­рил­ле, от­кры­ва­лась и по­сто­рон­ним. В один Ве­ли­кий Чет­верг ста­рец оби­те­ли Ди­о­ни­сий ви­дел пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла со­вер­ша­ю­щим ли­тур­гию в слу­же­нии диа­ко­на. Все бра­тия при­хо­ди­ли и при­об­ща­лись Свя­тых Та­ин. По­сле служ­бы Ди­о­ни­сий не ви­дел бо­лее диа­ко­на, и ко­гда спро­сил о нем пре­по­доб­но­го, то по­лу­чил в от­вет: «Ча­до Ди­о­ни­сие! Су­деб Бо­жи­их не ис­пы­туй и до от­ше­ствия мо­е­го к Бо­гу не со­об­щай ни­ко­му, что те­бе от­крыл Гос­подь, ду­хов­ной ра­до­сти По­да­тель».

Диа­кон Ни­ко­лай из го­ро­да Бе­ло­зер­ска, очень по­чи­тав­ший пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла, при­шел к нему за бла­го­сло­ве­ни­ем. Уви­дев его, пре­по­доб­ный ска­зал: «Че­го ра­ди, ча­до, при­шел ко мне, ни­ще­му и убо­го­му стар­цу, и ка­кой уте­хи ищешь у ме­ня в пу­сты­ни? Иди ско­ро в дом свой и уви­дишь мла­ден­ца муж­ско­го по­ла, ле­жа­ще­го с ма­те­рью, и бу­дешь иметь уте­ху серд­цу сво­е­му».

Ни­ко­лай, ни­ко­гда не имев­ший и не ожи­дав­ший де­тей, сна­ча­ла не по­ве­рил это­му, так как при его ухо­де из до­ма ни­че­го не пред­ве­ща­ло по­доб­но­го со­бы­тия, но воз­вра­тив­шись в го­род, он на­шел все так, как ска­зал бла­жен­ный.

Пре­по­доб­но­му Ки­рил­лу при­ве­ли жен­щи­ну, по име­ни Ан­на, уже два го­да не ви­дев­шую од­ним гла­зом. По­мо­лив­шись о боль­ной, пре­по­доб­ный окро­пил ее глаз свя­той во­дой, и она ста­ла ви­деть. Мно­гих дру­гих сле­пых, яв­ляв­ших­ся в оби­тель, он ис­це­лял, по­ма­зы­вая мас­лом во имя Иису­са Хри­ста.

Князь Иоанн Ва­си­лье­вич Пень­ков с Ку­бе­ны, осо­бен­но чтив­ший ико­ну Тих­вин­ской Бо­жи­ей Ма­те­ри, еже­год­но жерт­во­вав­ший Тих­вин­ско­му мо­на­сты­рю день­ги, све­чи и ла­дан, тяж­ко за­бо­лел. Не ви­дя об­лег­че­ния, он стал усерд­но мо­лить­ся пред ико­ной Бо­го­ма­те­ри о да­ро­ва­нии ему ис­це­ле­ния. По­сле мо­лит­вы ему явил­ся во сне пре­по­доб­ный Ки­рилл и ска­зал: «Иди с ми­ром в Тих­вин и от­ту­да в мою пу­стынь, и мо­лит­ва­ми Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла Бе­ло­го по­лу­чишь ис­це­ле­ние от сво­ей злой бо­лез­ни».

При­быв в мо­на­стырь на Но­вом озе­ре, князь сра­зу узнал пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла и упал к но­гам его, на­зы­вая сво­им це­ли­те­лем. Он рас­ска­зал пре­по­доб­но­му и бра­тии все с ним слу­чив­ше­е­ся и про­сил свя­то­го от­слу­жить ему ли­тур­гию и мо­ле­бен с во­до­свя­ти­ем. Был ве­ли­кий мо­роз, и ни­кто не мог сто­ять при слу­же­нии (в то вре­мя церк­ви не отоп­ля­лись). Пре­по­доб­ный же Ки­рилл слу­жил в разо­рван­ной ри­зе и бо­сой. Князь, вы­пив свя­той во­ды, со­вер­шен­но вы­здо­ро­вел. То­гда же он соб­ствен­но­руч­но на­пи­сал гра­мо­ту о еже­год­ной вы­да­че оби­те­ли свя­то­го Ки­рил­ла раз­ных при­па­сов и, ода­рив оби­тель щед­рой ми­ло­сты­ней, при­няв пред­ло­жен­ную ему свя­тым Ки­рил­лом мо­на­стыр­скую тра­пе­зу, от­пра­вил­ся в об­рат­ный путь.

Нов­го­род­ский ку­пец Фе­о­дор по до­ро­ге в го­род на­пил­ся во­ды в реч­ке Кол­пе и сде­лал­ся бес­но­ва­тым. То­ва­ри­щи долж­ны бы­ли свя­зать его же­лез­ны­ми пу­та­ми и с боль­шим тру­дом при­ве­ли к пре­по­доб­но­му Ки­рил­лу. По­мо­лив­шись над боль­ным, свя­той огра­дил его крест­ным зна­ме­ни­ем, окро­пил свя­той во­дой, и Фе­о­дор стал здо­ров.

1532 год был по­след­ним го­дом жиз­ни пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла. По­чув­ство­вав при­бли­же­ние смер­ти, он при­звал бра­тию и ска­зал: «Уже при­бли­жа­ет­ся ко­нец мой, бра­тия. Я от­хо­жу от этой жиз­ни и пре­даю вас в ру­ки Бо­жии, да со­хра­нит Он вас и утвер­дит в люб­ви Сво­ей. Я толь­ко те­лом ухо­жу от вас, ду­хом же бу­ду с ва­ми. Да бу­дет вам из­вест­но, что по бла­го­да­ти Бо­жи­ей мо­на­стырь мой и по смер­ти мо­ей ни­ко­гда не оску­де­ет, ес­ли лю­бовь бу­дет меж­ду ва­ми».

Да­лее уми­ра­ю­щий по­движ­ник со сле­за­ми на­став­лял бра­тию ве­сти стро­гую жизнь, по­стить­ся, иметь усер­дие и бла­го­го­ве­ние к служ­бе, вза­им­ную лю­бовь и по­ви­но­ве­ние. Ко­гда он уми­рал, бра­тия ни­че­го не от­ве­ча­ли и с ве­ли­кой скор­бью смот­ре­ли на сво­е­го уга­са­ю­ще­го на­став­ни­ка. Бла­жен­ный хра­нил мол­ча­ние до вто­ро­го ча­са по по­лу­дни, ле­жа с за­кры­ты­ми гла­за­ми и без дви­же­ния. По­сле двух ча­сов он на­чал за­ды­хать­ся, но по­том сно­ва об­ра­тил­ся к бра­тии: «Бра­тия моя и от­цы! Сие вре­мя уже мя­теж в лю­дях, бу­дет бе­да ве­ли­кая на зем­ле на­шей и гнев ве­ли­кий на лю­дях, и па­дут от острия ме­ча, и пле­не­ны бу­дут от языч­ни­ков, и тру­сы, и гла­ды, и мо­ры бу­дут ве­ли­кие, как явил мне Гос­подь».

Ста­рец Ди­о­ни­сий про­сил пре­по­доб­но­го от­крыть, что бу­дет по­сле это­го.

«Сей­час ви­дел я ца­ря, – ска­зал Ки­рилл, – на пре­сто­ле си­дя­ще­го и пред ним сто­я­щих двух храб­рых от­ро­ков, име­ю­щих на гла­вах цар­ские вен­цы. И дал им Гос­подь в ру­ки ору­жие на су­про­тив­ных, и по­беж­де­ны бу­дут вра­ги их, и по­кло­нят­ся все на­ро­ды, и бу­дет цар­ство на­ше уми­ре­но Бо­гом и устро­е­но. Вы же, бра­тия и от­цы, мо­ли­тесь со сле­за­ми Бо­гу и Пре­чи­стой Его Бо­го­ма­те­ри о дер­жа­ве цар­ства Рос­сий­ской зем­ли».

За­тем свя­той сно­ва на­став­лял бра­тию, осо­бен­но предо­сте­ре­гал от пьян­ства, и за­кон­чил за­ве­ща­ни­ем по­хо­ро­нить его по­сре­ди ост­ро­ва, на ме­сте, за­топ­ля­е­мом во­дою, и в той одеж­де, в ка­кой он был. Бра­тия при­сту­пи­ли к нему и ста­ли про­щать­ся. При­ча­стив­шись Свя­тых Та­ин, пре­по­доб­ный Ки­рилл ска­зал: «Сла­ва Бо­гу за все», огра­дил се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем, про­чи­тал мо­лит­ву и скон­чал­ся. Это бы­ло 4 фев­ра­ля 1532 г. Ли­цо умер­ше­го про­си­я­ло чу­дес­ным све­том, как бы ука­зы­вая на его ду­шев­ную чи­сто­ту. Без­утеш­но го­ре­вав­шая бра­тия вы­нес­ли те­ло в цер­ковь и со­вер­ши­ли обыч­ное от­пе­ва­ние. На по­гре­бе­нии свя­то­го при­сут­ство­ва­ло мно­же­ство окрест­ных жи­те­лей, ко­то­рые по соб­ствен­но­му по­буж­де­нию при­шли в мо­на­стырь от­дать по­след­ний долг ве­ли­ко­му по­движ­ни­ку.

Вско­ре по­сле кон­чи­ны пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла на­ча­лись чу­де­са при его гро­бе. Ста­рец Ки­ри­ак, уче­ник пре­по­доб­но­го и мо­на­стыр­ский ры­бо­лов, бу­дучи тяж­ко бо­лен, не мог при­сут­ство­вать при по­след­них ча­сах сво­е­го учи­те­ля и мно­го скор­бел об этом. Пре­по­доб­ный Ки­рилл явил­ся ему во сне с дву­мя юно­ша­ми в бе­лых одеж­дах, дер­жав­ши­ми в ру­ках го­ря­щие све­чи, огра­дил его крест­ным зна­ме­ни­ем и ска­зал: «За­чем ты, брат Ки­ри­ак, столь дол­го страж­дешь? Встань и иди ло­ви ры­бу на по­тре­бу бра­тии».

Про­бу­див­шись от сна, рас­слаб­лен­ный Ки­ри­ак по­чув­ство­вал, что он вла­де­ет ру­ка­ми и но­га­ми. По его прось­бе его при­ве­ли ко гро­бу пре­по­доб­но­го, и он стал ис­по­ве­до­вать свои гре­хи пре­по­доб­но­му Ки­рил­лу как жи­во­му. По­лу­чив со­вер­шен­ное ис­це­ле­ние у гро­ба, Ки­ри­ак по­ве­дал чу­до со­брав­шей­ся бра­тии, а на дру­гой день по по­ве­ле­нию чу­до­твор­ца от­пра­вил­ся на рыб­ную лов­лю и на­ло­вил та­кое мно­же­ство ры­бы, что ее хва­ти­ло на день па­мя­ти пре­по­доб­но­го, ко­гда в оби­тель со­би­ра­лось очень мно­го на­ро­да.

Слу­га кня­зя Фе­о­до­ра Чес­но­ка-Вад­боль­ско­го Гри­го­рий, по­те­ряв­ший зре­ние и ис­пы­ты­вав­ший му­чи­тель­ную боль в гла­зах, по­лу­чил ис­це­ле­ние от при­кос­но­ве­ния ко гро­бу пре­по­доб­но­го и окроп­ле­ния го­ло­вы освя­щен­ной са­мим пре­по­доб­ным Ки­рил­лом во­дой.

Же­на бе­ло­зер­ско­го жи­те­ля Еле­на Те­ку­то­ва дол­гое вре­мя без­успеш­но ле­чи­лась от сво­ей тяж­кой бо­лез­ни. Од­на­жды но­чью она по­ду­ма­ла о по­езд­ке к мо­щам пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла, но по­сле за­бы­ла об этом. Ко­гда бо­лезнь ее уси­ли­лась и она ожи­да­ла уже смер­ти, пре­по­доб­ный явил­ся ей во сне, бла­го­сло­вил ее свя­тым кре­стом, окро­пил во­дою и ска­зал: «Встань, ча­до, иди в мо­на­стырь мой и у церк­ви Вос­кре­се­ния по­мо­лись Бо­гу и Пре­чи­стой Его Бо­го­ма­те­ри, и по­лу­чишь ис­це­ле­ние у гро­ба мо­е­го». Ис­пол­нив во­лю свя­то­го, она вы­здо­ро­ве­ла.

Ско­мо­рох Сте­фан, жив­ший в го­ро­де Бе­ло­зер­ске, два го­да ле­жал рас­слаб­лен­ный. Слы­ша о чу­де­сах пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла, он, по­доб­но дру­гим, по­же­лал при­бег­нуть к его по­мо­щи. Не дой­дя до оби­те­ли все­го 12 верст, он впал в со­вер­шен­ное из­не­мо­же­ние и стал про­сить угод­ни­ка Бо­жия ис­це­лить его, да­вая обет по­стричь­ся в его мо­на­сты­ре. Тот­час ему явил­ся пре­по­доб­ный и ве­лел ид­ти в мо­на­стырь, по­мо­лить­ся в хра­ме Вос­кре­се­ния и при­ло­жить­ся к цель­бо­нос­но­му гро­бу. Сде­лав по ука­за­нию свя­то­го и по­лу­чив ис­це­ле­ние, Сте­фан при­нял по­стри­же­ние с име­нем Сер­гия и жил в оби­те­ли пре­по­доб­но­го до сво­ей смер­ти.

Сын бе­ло­зер­ско­го жи­те­ля Да­ни­и­ла Те­ку­то­ва Си­ме­он имел горб. Отец при­вез его в мо­на­стырь и по­ло­жил его на гроб свя­то­го. По­сле мо­леб­на от­рок стал укреп­лять­ся и по окроп­ле­нии свя­тою во­дою со­вер­шен­но ис­це­лел. Дру­гой раз за­бо­лел сам Да­ни­ил. Он так­же был при­ве­зен сво­и­ми ро­ди­те­ля­ми в оби­тель и вы­здо­ро­вел по при­кос­но­ве­нии ко гро­бу пре­по­доб­но­го и по окроп­ле­нии свя­тою во­дою.

Инок Но­во­е­зер­ской оби­те­ли Мар­ти­ни­ан со­вер­шен­но из­не­мог от зуб­ной бо­ли. Узнав, что ино­ки Ти­хон, Иоан­ни­кий и Ге­рон­тий по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние у гро­ба пре­по­доб­но­го, он по­шел ко гро­бу, по­мо­лил­ся пред ним и, взяв в рот свя­той во­ды, по­лу­чил ис­це­ле­ние.

Ста­рец Ма­ка­рий из Ка­рель­ской сто­ро­ны, по­стри­же­ник Сен­но­го мо­на­сты­ря, при­шел жить в оби­тель пре­по­доб­но­го, но, имея свар­ли­вый и свое­воль­ный ха­рак­тер, ско­ро на­чал тя­го­тить­ся стро­гим стро­ем жиз­ни в оби­те­ли и пе­ре­шел в Бе­ло­зер­ский мо­на­стырь. Здесь он впал в тяж­кую бо­лезнь, мно­го стра­дал и, при­дя в рас­ка­я­ние, стал мо­лить­ся пре­по­доб­но­му Ки­рил­лу. По­лу­чив по­сле мо­лит­вы об­лег­че­ние, он при­был в мо­на­стырь пре­по­доб­но­го и ед­ва при­бли­зил­ся к его гро­бу, как был по­вер­жен неви­ди­мой си­лой на зем­лю и ле­жал це­лый день без дви­же­ния. Ко­гда он при­шел в се­бя, бра­тия при­ло­жи­ли его ко гро­бу, и он по­лу­чил ис­це­ле­ние. Сев у гро­ба, Ма­ка­рий рас­ска­зал бра­тии, что он ви­дел бе­сов, ко­то­рые по­верг­ли его на зем­лю и му­чи­ли, по­ка явив­ший­ся бла­го­об­раз­ный се­дой ста­рец с бли­ста­ю­щим че­лом и с жез­лом в ру­ке не разо­гнал их. Ста­рец дал ему чет­ки и ска­зал: «Вос­стань, брат, будь здо­ров и не гре­ши бо­лее».

Неко­е­му Ви­ку­лу из окрест­ной оби­те­ли, дол­гое вре­мя стра­дав­ше­му из­ну­ри­тель­ной ли­хо­рад­кой, пре­по­доб­ный Ки­рилл явил­ся во сне в разо­рван­ной ри­зе, ка­кую но­сил при жиз­ни, в со­про­вож­де­нии му­жа в свет­лых одеж­дах, дер­жав­ше­го в ру­ках Еван­ге­лие, и ска­зал: «Иди в оби­тель бла­жен­но­го Ки­рил­ла, ибо ис­це­ле­ния мно­гие бы­ва­ют от гро­ба его, и ес­ли с ве­рою при­дешь и по­мо­лишь­ся свя­то­му, то бу­дешь ис­це­лен». По­сту­пив так, Ви­кул из­ба­вил­ся от бо­лез­ни. От той же бо­лез­ни по­лу­чил ис­це­ле­ние у гро­ба пре­по­доб­но­го жи­тель Бе­ло­зер­ска Елев­фе­рий.

Во вре­мя рас­про­стра­нив­шей­ся в Рос­сии бо­лез­ни же­ле­зы, от ко­то­рой уми­ра­ло мно­го на­ро­да, в го­ро­де Бе­ло­зер­ске за­бо­лел этой бо­лез­нью жи­тель Ва­си­лий Ев­фи­ми­ев и все его до­маш­ние. Ва­си­лий и его же­на уже по­те­ря­ли вся­кую на­деж­ду на вы­здо­ров­ле­ние и го­то­ви­лись к смер­ти. Од­на­жды боль­ной по­чув­ство­вал неко­то­рое об­лег­че­ние, впал в дре­мо­ту и в дре­мо­те, по­чти бес­со­зна­тель­но, об­ра­тил­ся с мо­лит­вой к пре­по­доб­но­му Ки­рил­лу. Тот­час ему явил­ся свя­той и спро­сил: «О, Ва­си­лий, ты бо­лен?» «Весь­ма бо­лен, да­же до смер­ти», – от­ве­тил ему Ва­си­лий. «Ес­ли хо­чешь быть здо­ров со всем до­мом сво­им, – ска­зал пре­по­доб­ный Ки­рилл, – то иди в мой мо­на­стырь и по­лу­чишь там ис­це­ле­ние». Ва­си­лий по­се­тил оби­тель, ис­це­лил­ся сам и все его до­маш­ние.

В 1542 го­ду ца­рю Иоан­ну Ва­си­лье­ви­чу Гроз­но­му явил­ся во сне бла­го­об­раз­ный ста­рец-мо­нах и ска­зал: «Царь, не хо­ди зав­тра в па­ла­ту до тре­тье­го ча­су дня», при­чем на­звал и па­ла­ту. «Че­го ра­ди не хо­дить?» – спро­сил царь. – «Чтобы не уме­реть на­прас­ной смер­тью». – «Кто ты, как твое имя и как ты осме­лил­ся вой­ти в мои по­кои?» – спро­сил царь. «Имя мое Ки­рилл Бе­лый, пу­стынь моя на­хо­дит­ся в 30 вер­стах от Бе­ло­зер­ска», – от­ве­тил ста­рец и, при­ба­вив: «По­слу­шай ме­ня, царь, сде­лай то, что я те­бе ска­зал», ис­чез.

Проснув­шись, царь по­чув­ство­вал страх и про­вел вре­мя до утра в мо­лит­ве. Бу­дучи уве­рен, что явив­ший­ся ему мо­нах по­слан от Бо­га, царь не по­шел днем в па­ла­ту, о ко­то­рой го­во­рил пре­по­доб­ный Ки­рилл, хо­тя и имел обык­но­ве­ние еже­днев­но бы­вать в ней, и стал ждать объ­яс­не­ния слов стар­ца. Меж­ду тем в па­ла­те с утра со­бра­лись кня­зья, бо­яре и при­двор­ные и ожи­да­ли цар­ско­го вы­хо­да, недо­уме­вая о при­чи­нах необыч­но­го за­мед­ле­ния. В тре­тьем ча­су дня по­слы­шал­ся гро­хот, как бы от гро­ма, па­ла­та по­тряс­лась и упа­ла, за­да­вив под со­бою мно­же­ство лю­дей. Об­ра­до­ван­ный сво­им спа­се­ни­ем царь рас­ска­зал всем о быв­шем ему ви­де­нии и на­чал рас­спра­ши­вать, не был ли кто на Бе­лом озе­ре и не зна­ет ли пу­стынь Ки­рил­ла. Сре­ди при­бли­жен­ных его на­шлись быв­шие в этой пу­сты­ни, и от них он узнал, что пу­стынь на­хо­дит­ся имен­но в том рас­сто­я­нии от Бе­ло­зер­ска, ка­кое бы­ло ука­за­но ему в ви­де­нии. Царь тот­час по­слал в пу­стынь гра­мо­ту с тре­бо­ва­ни­ем к се­бе игу­ме­на и стар­ца из бра­тии. При­быв­шие по это­му тре­бо­ва­нию игу­мен Вас­си­ан и ста­рец Силь­вестр при­вез­ли ца­рю об­раз пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла, на­пи­сан­ный на иконе, освя­щен­ную при его гро­бе во­ду и хлеб. Царь сра­зу узнал в изо­бра­же­нии свя­то­го явив­ше­го­ся ему стар­ца и об­ло­бы­зал ико­ну со сло­ва­ми: «О, пре­по­доб­ный от­че и преб­ла­женне Ки­рил­ле ве­ли­кий, ско­рый по­мощ­ник и теп­лый пред­ста­тель и из­ба­ви­тель от на­прас­ной смер­ти, по­спе­ши­тель­ство­вав­ший мне во свя­тых сво­их мо­лит­вах ко Хри­сту Бо­гу!»

Рас­ска­зав игу­ме­ну и стар­цу о быв­шем с ним чу­де, он по­ве­лел уго­стить их и от­пу­стил до­мой, по­жа­ло­вав им ри­зы и цер­ков­ную утварь, 1000 руб­лей де­нег на мо­на­стыр­ское стро­е­ние и укра­ше­ние церк­вей, на две­на­дцать че­ло­век бра­тии сто­ло­вые мед­ные и оло­вян­ные со­су­ды, для кел­лий ру­ко­мои, ло­ха­ни и мед­ные во­до­но­сы и гра­мо­ту, ко­то­рой в мо­на­стыр­ское вла­де­ние от­во­ди­лась зем­ля со все­ми де­рев­ня­ми, кре­стья­на­ми и уго­дья­ми на про­дол­же­нии трех верст от оби­те­ли во все сто­ро­ны. Узнав о цар­ском жа­ло­ва­нии, бра­тия мо­на­сты­ря вос­клик­ну­ли: «Будь, царь, здо­ров на цар­ском сво­ем пре­сто­ле на мно­га ле­та!» – и воз­нес­ли о нем мо­лит­вы.

В 1571 го­ду в на­ро­де бы­ло по­вет­рие – из­ну­ри­тель­ный ка­шель. Мно­гие боль­ные этой бо­лез­нью по­лу­ча­ли ис­це­ле­ние у гро­ба пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла и меж­ду дру­ги­ми – жи­тель со­сед­не­го с оби­те­лью се­ла За­мо­шья Ме­ле­тий, ед­ва не умер­ший. В этом же го­ду в оби­тель был при­ве­ден на па­мять пре­по­доб­но­го от­рок Иосиф, с двух­лет­не­го воз­рас­та стра­дав­ший бес­ным неду­гом. Ро­ди­те­ли боль­но­го по­про­си­ли бра­тию от­слу­жить мо­ле­бен при гро­бе свя­то­го и во вре­мя мо­леб­на со сле­за­ми взы­ва­ли к пре­по­доб­но­му: «По­ми­луй нас, ра­бе Бо­жий, – сын наш очень стра­да­ет, гре­хов на­ших ра­ди!» Ко­гда боль­но­го при­ло­жи­ли ко гро­бу, недуг ис­чез на­все­гда.

Же­на жи­те­ля Бе­ло­зер­ска Иоан­на Ев­се­е­ва Ма­рия не мог­ла раз­ре­шить­ся от бре­ме­ни и силь­но стра­да­ла. Род­ствен­ни­ки боль­ной при­зы­ва­ли к се­бе зна­ха­рок, но те не ока­за­ли ей ни­ка­кой по­мо­щи. То­гда, ви­дя, что Ма­рия близ­ка к смер­ти, вы­нес­ли ее в чи­стую ком­на­ту, по­ло­жи­ли на осо­бое ло­же и ста­ли де­лать дру­гие при­го­тов­ле­ния к кон­чине. В это вре­мя муж ее при­нес ико­ну Бо­го­ма­те­ри и на­чал мо­лить­ся пред нею, упо­ми­ная и пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла. По­сле это­го Ма­рии в той же ком­на­те явил­ся пре­по­доб­ный в об­ра­зе вы­со­ко­го бла­го­об­раз­но­го стар­ца с неболь­шой се­дой бо­ро­дой и, пе­ре­кре­стив ее, ска­зал: «Ма­рия, имей ве­ру к бла­жен­но­му Ки­рил­лу Бе­ло­му – и бу­дешь здо­ро­ва!» Тот­час боль­ная раз­ре­ши­лась от бре­ме­ни и ста­ла здо­ро­ва.

Си­ме­он, ро­дом из Кем­ской сто­ро­ны, жив­ший в оби­те­ли пре­по­доб­но­го, по­шел од­на­жды в лес за гри­ба­ми и яго­да­ми для бра­тии и мно­го дней блуж­дал в нем, отыс­ки­вая путь. Вы­бив­шись со­вер­шен­но из сил и по­те­ряв на­деж­ду воз­вра­тить­ся в мо­на­стырь, он сел под де­ре­вом и в ожи­да­нии смер­ти на­чал мо­лить­ся пре­по­доб­ном Ки­рил­лу. Вдруг ему явил­ся бла­го­об­раз­ный ста­рец и ве­лел сле­до­вать за со­бой. При­ве­дя Си­мео­на к мо­на­сты­рю, ста­рец ска­зал: «Иди, ча­до, с ми­ром ко гро­бу бла­жен­но­го Ки­рил­ла» – и сде­лал­ся неви­дим.

9 но­яб­ря 1612 го­да по­лу­чил ис­це­ле­ние, при­зы­вая имя свя­то­го Ки­рил­ла, жи­тель го­ро­да Ро­сто­ва Ди­мит­рий, по­ра­жен­ный па­ра­ли­чом во вре­мя пре­бы­ва­ния в мо­на­сты­ре пре­по­доб­но­го.

В 1620 го­ду в се­ле Кем Бе­ло­зер­ско­го уез­да, у церк­ви Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы жил свя­щен­ник Ми­ха­ил с же­ною Ан­то­ни­ною, ко­то­рая дав­но стра­да­ла тя­же­лы­ми при­пад­ка­ми. В вос­кре­се­нье 23 июля с Ан­то­ни­ной слу­чил­ся осо­бен­но силь­ный при­па­док, про­дол­жав­ший­ся с утра до ве­че­ра. Ко­гда она в из­не­мо­же­нии ле­жа­ла под при­смот­ром вдо­вы Да­рии, ей явил­ся пре­по­доб­ный Ки­рилл в свя­ти­тель­ской одеж­де и с кре­стом в ру­ках и ска­зал: «Ча­до, ты стра­да­ешь? Иди в мо­на­стырь мой, по­мо­лись Гос­по­ду Бо­гу, при­ло­жись к мо­е­му гро­бу – и бу­дешь здо­ро­ва».

Изум­лен­ная боль­ная со­об­щи­ла Да­рии, что чув­ству­ет се­бя луч­ше и про­си­ла ее дать за се­бя обет по­кло­нить­ся гро­бу свя­то­го Ки­рил­ла. Да­рия рас­ска­за­ла об этом род­ным боль­ной, но те не при­да­ли это­му зна­че­ния. Вслед за этим при­пад­ки воз­об­но­ви­лись и про­дол­жа­лись еже­днев­но с утра до но­чи. 30 июля Ан­то­ни­на од­на оста­лась в сво­ей ком­на­те и, ожи­дая при­бли­же­ния неду­га, со сле­за­ми мо­ли­лась Бо­жи­ей Ма­те­ри и пре­по­доб­но­му Ки­рил­лу. Вдруг от­кры­лись две­ри и во­шел чу­до­тво­рец. Он был в свя­ти­тель­ском оде­я­нии, ли­цо его све­ти­лось, в пра­вой ру­ке он дер­жал ка­ди­ло, а в ле­вой крест и неза­жжен­ную све­чу. Вос­ку­рив фими­ам пред ико­на­ми и Ан­то­ни­ной, пре­по­доб­ный ска­зал: «Ча­до, не бой­ся ме­ня; ты бу­дешь здо­ро­ва».

Дав ей све­чу и ла­дан, он ве­лел ей за­ка­зать мо­ле­бен, ко­то­рый бы пе­ли все вре­мя, по­ка го­рит све­ча, и са­мой дер­жать эту све­чу и ла­дан в бу­ма­ге; за­тем все, что оста­нет­ся от све­чи в бу­ма­ге, по­ло­жить в кем­скую цер­ковь По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы на ис­це­ле­ние при­хо­дя­щим с ве­рою боль­ным, а ла­дан от­дать в цер­ковь Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца на Ко­в­же; в па­мять же это­го со­бы­тия на­пи­сать об­раз его яв­ле­ния и по­ста­вить его в церк­ви По­кро­ва над мест­ным об­ра­зом. За­тем он стал го­во­рить: «Ча­до, не ве­ли му­жу чет­ве­робрач­ных и трое­брач­ных муж­чин и жен­щин пус­кать в храм. Так­же пусть не вхо­дят и те, ко­то­рые име­ют с кем-ни­будь враж­ду и не при­ми­ри­лись. Ви­дишь ли, ча­до, Бо­жие по­се­ще­ние и на­ка­за­ние, как Бог на­ка­зы­ва­ет мир сей мно­ги­ми каз­ня­ми за невоз­дер­жа­ние то на­хож­де­ни­ем ино­пле­мен­ных во­и­нов, то го­ло­дом, то мо­ром? Ибо празд­ни­ки Бо­жии не ис­пол­ня­ют, в сре­ду и пят­ни­цу не по­стят­ся и вос­крес­ных дней не по­чи­та­ют: жи­вут скот­ски, как сви­ньи в ка­ле ва­ля­ют­ся. Ес­ли не по­ка­ют­ся и не оста­вят злых сво­их дел, то бу­дет ве­ли­кая казнь от Бо­га. Ты же, по­ка не схо­дишь в мой мо­на­стырь, пи­тай­ся толь­ко яго­да­ми и не при­ни­май ни­ка­кой дру­гой пи­щи».

Дол­го пре­по­доб­ный по­учал боль­ную и, окон­чив речь, сде­лал­ся неви­дим. Ан­то­ни­на по­чув­ство­ва­ла се­бя здо­ро­вой и толь­ко не мог­ла вла­деть язы­ком, но, схо­див в оби­тель и по­мо­лив­шись у гро­ба пре­по­доб­но­го, она по­лу­чи­ла пол­ное ис­це­ле­ние. По­сле это­го она да­ла обет еже­год­но при­хо­дить в оби­тель пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла ко дню его па­мя­ти. Од­на­ко в пер­вый же на­сту­пив­ший день па­мя­ти свя­то­го (4 фев­ра­ля 1621 го­да) она оста­лась до­ма, ду­мая пой­ти в мо­на­стырь в сле­ду­ю­щий раз. 11 фев­ра­ля Ан­то­ни­на вне­зап­но ослеп­ла, а на тре­тий день по­чув­ство­ва­ла на се­бе вли­я­ние ка­кой-то неви­ди­мой си­лы, удер­жи­вав­шей ее на од­ном ме­сте. В глу­бо­ком ужа­се и рас­ка­я­нии Ан­то­ни­на при­бег­ла к по­мо­щи пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла и вновь по­лу­чи­ла ис­це­ле­ние, при­ло­жив к гла­зам остав­ший­ся от све­чи свя­то­го Ки­рил­ла воск и по­слав вме­сто се­бя му­жа в оби­тель.

С тех пор она и муж ее до смер­ти не на­ру­ша­ли дан­но­го обе­та.

В 1628 го­ду мо­на­стырь по­се­ти­ла же­на околь­ни­че­го Ни­ки­ты Го­ду­но­ва Ан­на вме­сте с сво­и­ми детьми, чтобы по­мо­лить­ся о цар­ском здра­вии и о да­ро­ва­нии ца­рю де­тей. По­сле ли­тур­гии и мо­леб­на она по­про­си­ла дать ей немно­го зем­ли от гро­ба бла­жен­но­го, ко­то­рой на­род при­пи­сы­вал це­леб­ную си­лу. Ко­гда игу­мен при пе­нии тро­па­рей пре­по­доб­но­му Ки­рил­лу ве­лел при­под­нять по­мост над гро­бом и на­кло­нил­ся, чтобы взять зем­ли из-под по­мо­ста, к изум­ле­нию всех при­сут­ство­вав­ших под­ня­лось бла­го­ухан­ное об­ла­ко, рас­про­стра­нив­ше­е­ся за­тем по всей оби­те­ли. В то же вре­мя по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние быв­шие при гро­бе двое боль­ных: Иван Шиш­кин и Ири­на Во­ло­хо­ва (или Мо­ла­ко­ва).

По­сле ря­да чу­дес, быв­ших у гро­ба пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла в при­сут­ствии Ан­ны Го­ду­но­вой, на­сто­я­тель и бра­тия Но­во­е­зер­ско­го мо­на­сты­ря до­нес­ли о про­ис­шед­шем ца­рю Ми­ха­и­лу Фе­о­до­ро­ви­чу и пат­ри­ар­ху Фила­ре­ту. Царь и пат­ри­арх при­ка­за­ли мит­ро­по­ли­ту Ро­стов­ско­му Вар­ла­а­му про­из­ве­сти на ме­сте рас­сле­до­ва­ние об­сто­я­тельств де­ла. Рас­сле­до­ва­ние бы­ло про­из­ве­де­но по по­ру­че­нию мит­ро­по­ли­та игу­ме­ном Бе­ло­зер­ско­го мо­на­сты­ря Филип­пом и быв­шим игу­ме­ном то­го же мо­на­сты­ря Ни­ко­ном. При до­зна­нии при­сут­ство­ва­ли: бе­ло­зер­ский про­то­поп, бе­ло­зер­ские го­ро­жане, вла­сти Бе­ло­зер­ско­го уез­да, свя­щен­ни­ки и мно­гие лю­ди вся­ких чи­нов. Все при­сут­ство­вав­шие еди­но­глас­но, на сло­вах и пись­мен­но, за­сви­де­тель­ство­ва­ли спра­вед­ли­вость до­не­се­ния мо­на­сты­ря и кро­ме то­го со­об­щи­ли и за­сви­де­тель­ство­ва­ли мно­же­ство и дру­гих чу­дес. До­не­се­ние об этом бы­ло по­сла­но через мит­ро­по­ли­та Вар­ла­а­ма ца­рю и пат­ри­ар­ху. По неиз­вест­ным при­чи­нам де­ло оста­но­ви­лось на этом, и ожи­дав­ше­го­ся все­ми цер­ков­но­го про­слав­ле­ния пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла как угод­ни­ка Бо­жия на этот раз не по­сле­до­ва­ло.

В то же цар­ство­ва­ние Ми­ха­и­ла Фе­о­до­ро­ви­ча бра­тия и вклад­чи­ки Но­во­е­зер­ско­го мо­на­сты­ря и по­чи­та­те­ли пре­по­доб­но­го в Москве и дру­гих го­ро­дах пред­при­ня­ли по­строй­ку ка­мен­ной церк­ви во сла­ву пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла на его гро­бе. Но, быть мо­жет, вслед­ствие то­го, что до­зна­ние о чу­де­сах не име­ло даль­ней­ше­го дви­же­ния, все де­ло огра­ни­чи­лось за­го­тов­ле­ни­ем неболь­шо­го ко­ли­че­ства кир­пи­ча и дру­гих ма­те­ри­а­лов.

В цар­ство­ва­ние Алек­сия Ми­хай­ло­ви­ча, в мае 1648 го­да, в Москве вспых­нул на­род­ный мя­теж про­тив неко­то­рых лиц, быв­ших в при­бли­же­нии ца­ря. На­чаль­ник пуш­кар­ско­го при­ка­за Петр Тра­ха­ни­тов, дьяк Еле­азар Чи­стой и мно­гие дру­гие бы­ли уби­ты и ограб­ле­ны. Мя­теж­ная тол­па при­сту­пи­ла к Крас­но­му крыль­цу и тре­бо­ва­ла вы­да­чи бо­яри­на Бо­ри­са Ива­но­ви­ча Мо­ро­зо­ва, цар­ско­го вос­пи­та­те­ля и род­ствен­ни­ка, и уже раз­би­ла его дом и раз­гра­би­ла иму­ще­ство. Бо­яри­на с тру­дом успе­ли укрыть от рук разъ­ярен­ной тол­пы, и вско­ре он тай­но бе­жал в Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ский мо­на­стырь. Игу­мен Но­во­е­зер­ско­го мо­на­сты­ря Ам­фи­ло­хий и бра­тия, узнав о пре­бы­ва­нии его в со­сед­стве с ни­ми, по­сла­ли к нему мо­на­ха Иону с об­ра­зом и жи­ти­ем пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла. Бо­ярин с че­стью при­нял об­раз и с бла­го­го­ве­ни­ем про­чи­тал жи­тие свя­то­го. По­сле это­го ду­ша его на­пол­ни­лась ка­кой-то ра­до­стью и вос­тор­гом, му­чив­шие его стра­хи и го­ре со­вер­шен­но ис­чез­ли, и он возы­мел же­ла­ние по­кло­нить­ся гро­бу пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла. От­слу­жив мо­ле­бен на гро­бе и со сле­за­ми по­мо­лясь свя­то­му, бо­ярин ска­зал игу­ме­ну и бра­тии: «От­цы свя­тые, по­мо­ли­тесь о мне Гос­по­ду Бо­гу, Пре­чи­стой Его Бо­го­ма­те­ри и пре­по­доб­но­му чу­до­твор­цу Ки­рил­лу. Ес­ли Бог уми­ло­сер­дит­ся на­до мною по мо­лит­вам пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла и воз­вра­щусь в цар­ству­ю­щий град и ве­ли­кий го­су­дарь по­жа­лу­ет ме­ня в свой цар­ский син­клит, в пер­вый мой чин, то я по­строю на этом ме­сте ка­мен­ную цер­ковь в честь и сла­ву Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва и в по­хва­лу свя­то­го Ки­рил­ла».

Об­ра­до­ван­ные игу­мен и бра­тия от­ве­ча­ли ему го­ря­чи­ми бла­го­по­же­ла­ни­я­ми. Раз­дав бо­га­тую ми­ло­сты­ню, бо­ярин воз­вра­тил­ся в Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ский мо­на­стырь. Спу­стя немно­го вре­ме­ни в Москве утих­ло вол­не­ние, бо­ярин был по­зван к ца­рю и за­нял свое преж­нее по­ло­же­ние. В сле­ду­ю­щем, 1649 го­ду Мо­ро­зов при­сту­пил к ис­пол­не­нию сво­е­го обе­ща­ния. 4 сен­тяб­ря по его при­ка­зу ар­хи­манд­рит Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мо­на­сты­ря Афа­на­сий и ста­рец ке­ларь Сав­ва­тий Юш­ков бы­ли на ос­но­ва­нии ка­мен­но­го хра­ма. В их при­сут­ствии на­ча­ли ко­пать рвы, и ко­гда по­ве­ли один ров близ то­го ме­ста, где бы­ла гроб­ни­ца пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла, под гроб­ни­цей на глу­бине пол-ар­ши­на от по­верх­но­сти зем­ли сре­ди дре­вес­ных кор­ней от­крыл­ся со­вер­шен­но непо­вре­жден­ный гроб. Без пат­ри­ар­ше­го ука­за и мит­ро­по­ли­чье­го при­ка­за­ния ар­хи­манд­рит и ке­ларь не осме­ли­лись взять зем­лю с гро­ба, от­крыть и осви­де­тель­ство­вать его. Гроб был до ука­за об­ло­жен кру­гом дос­ка­ми, а об от­кры­тии до­не­се­но мит­ро­по­ли­ту Ро­стов­ско­му Вар­ла­а­му, пат­ри­ар­ху Иоси­фу и бо­яри­ну Мо­ро­зо­ву. Мо­ро­зов, по­лу­чив из­ве­ще­ние, рас­ска­зал ца­рю все с ним быв­шее и озна­ко­мил его с жи­ти­ем и чу­де­са­ми пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла. В ок­тяб­ре пат­ри­арх по со­ве­ту с ца­рем по­слал Во­ло­год­ско­му ар­хи­епи­ско­пу Мар­кел­лу гра­мо­ту с пред­пи­са­ни­ем ехать на Но­вое озе­ро, осмот­реть мо­щи свя­то­го, пе­ре­не­сти их во вре­мен­ное по­ме­ще­ние, устро­ить празд­не­ство и до­не­сти о всем ца­рю и пат­ри­ар­ху.

Ар­хи­епи­скоп Мар­келл при­был в Но­во­е­зер­ский мо­на­стырь вме­сте с ар­хи­манд­ри­том Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мо­на­сты­ря Афа­на­си­ем и то­го же мо­на­сты­ря ке­ла­рем Сав­ва­ти­ем и со­бор­ны­ми стар­ца­ми. 7 но­яб­ря при игу­мене но­во­е­зер­ском Ам­фи­ло­хии, мо­на­стыр­ской бра­тии и мно­го­чис­лен­ном сте­че­нии на­ро­да он ве­лел очи­стить гроб от зем­ли, от­крыть его и осви­де­тель­ство­вать мо­щи и одеж­ды. По осмот­ре ар­хи­ерей и свя­щен­ный со­бор пе­ре­ло­жи­ли те­ло в но­вый гроб и пе­ре­нес­ли его в де­ре­вян­ную цер­ковь Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва. В церк­ви празд­но­ва­ли Успе­нию Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, пе­ли со­борне ве­чер­ню, за­ут­ре­ню и пе­ред ли­тур­ги­ей мо­ле­бен Все­ми­ло­сти­вей­ше­му Спа­су, Бо­го­ро­ди­це и всем свя­тым и свя­ти­ли во­ду. Мно­гие из быв­ших на тор­же­стве боль­ных по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние. На­род брал от вет­хо­го гро­ба ча­сти­цы де­ре­ва и уно­сил их с со­бою с ве­рою в их це­леб­ную си­лу.

В 1651 го­ду по цар­ско­му по­ве­ле­нию в де­ре­вян­ном хра­ме Вос­кре­се­ния бы­ла по­став­ле­на но­вая ра­ка для мо­щей пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла. Око­ло то­го же вре­ме­ни бы­ло уста­нов­ле­но об­ще­цер­ков­ное празд­но­ва­ние ему как свя­то­му Рос­сий­ской Церк­ви. В 1652 го­ду бы­ла окон­че­на по­строй­ка но­вой ка­мен­ной церк­ви и освя­ще­на 22 ав­гу­ста Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ским ар­хи­манд­ри­том Мит­ро­фа­ном и но­во­е­зер­ским игу­ме­ном Ам­фи­ло­хи­ем. В день освя­ще­ния с ве­ли­кой че­стью, со све­ча­ми, ка­ди­ла­ми и пе­ни­ем свя­тые мо­щи бы­ли по­ло­же­ны в но­вой церк­ви Вос­кре­се­ния на пра­вой сто­роне, у юж­ных две­рей, над тем ме­стом, где был ра­нее гроб в зем­ле.

9 мар­та 1722 го­да Но­во­е­зер­ский мо­на­стырь по­се­тил им­пе­ра­тор Петр Ве­ли­кий. Им­пе­ра­тор про­был око­ло трех ча­сов, мо­лил­ся у гро­ба пре­по­доб­но­го, осмат­ри­вал ста­рую и но­вую гроб­ни­цы, цер­ков­ную утварь и мо­на­стыр­ское иму­ще­ство и чи­тал в кел­лии на­сто­я­те­ля жи­тие свя­то­го. 15 мар­та Петр, при­сут­ствуя в Пре­об­ра­жен­ском, при­ка­зал пе­ре­ло­жить мо­щи пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла из ста­рой гроб­ни­цы в но­вую. Это по­ве­ле­ние бы­ло ис­пол­не­но по рас­по­ря­же­нию Свя­тей­ше­го Си­но­да ар­хи­манд­ри­том Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мо­на­сты­ря Ири­нар­хом.

См. так­же: "Па­мять пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла, Но­во­е­зер­ско­го чу­до­твор­ца" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

Молитвы

Тропарь преподобному Кириллу Новоезерскому (Новгородскому) чудотворцу

глас 8

Бо́жиим Ду́хом подвиза́емь,/ слез твои́х ту́чами изсо́хшее напои́л еси́,/ и безпло́тное в пусты́ни житие́ показа́л еси́,/ и е́же из глубины́ се́рдца бо́дренными моли́твами и посто́м/ благодея́ния труды́ уплодоноси́л еси́,/ и вселе́нную всю просвети́л еси́ сия́нием чуде́с твои́х,/ о́тче наш Кири́лле.// Моли́ Христа́ Бо́га, спасти́ся душа́м на́шим.

Тропарь преподобному Кириллу Новоезерскому (Новгородскому) на обретение мощей

глас 8

Я́ко свети́льник яви́лся еси́ всесве́тел/ во ото́це Но́ва е́зера на Кра́сном о́строве,/ преподо́бне о́тче Кири́лле,/ ты бо крест Христо́в на ра́мо взем,/ усе́рдно Тому́ после́довал еси́,/ чистото́ю Бо́гови прибли́жився,/ от Него́же и си́лами чуде́с обогати́ся,/ тем и мы любе́зно прибега́ем к ра́це честны́х моще́й твои́х, уми́льно глаго́лем:/ о, преподо́бне о́тче Кири́лле!// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

показать все

Кондак преподобному Кириллу Новоезерскому (Новгородскому) чудотворцу

глас 8

Взбра́нному и кре́пкому адама́нту,/ прогони́телю бесо́в, но́вому чудотво́рцу/ победи́тельная, страсте́й злых свободи́вшеся,/ благода́рственная воспису́ем ти, о́тче наш Кири́лле./ Но я́ко име́я дерзнове́ние у Престо́ла Христо́ва,/ ве́рою чту́щих тя, град же и лю́ди, моли́твою твое́ю сохраня́й,// ты бо еси́ ста́ду твоему́ похвала́ и утвержде́ние.

Кондак преподобному Кириллу Новоезерскому (Новгородскому) на обретение мощей

глас 2

Христо́в яре́м на ра́мо взе́м,/ усе́рдно Тому́ после́дова,/ чистото́ю Бо́гови прибли́жився,/ о́тче преподо́бне Кири́лле,/ мо́лим тя́, посеща́й ми́лостивно ча́д свои́х,/ и моли́ непреста́нно о все́х на́с.

Молитва преподобному Кириллу Новоезерскому (Новгородскому) чудотворцу

О, вели́кий уго́дниче, пресла́вный чудотво́рче, Кири́лле блаже́нне! Душе́ю на Небеси́ Престо́лу Бо́жию предстоя́й и Тро́ичныя сла́вы наслажда́яйся, те́лом же на земли́ в Боже́ствественном хра́ме сем почива́яй и от него́ да́нною ти свы́ше благода́тию разли́чная источа́яй чудеса́: при́зри ми́лостивым о́ком на предстоя́щия честне́й твое́й ри́зе лю́ди и прося́щия си́льныя твоея́ по́мощи. Ты у́бо, я́ко стяжа́вый дерзнове́ние, испроси́ Це́ркви благостоя́ние, возду́ха благорастворе́ние, земли́ плодоно́сие. Изба́ви всех, ве́рою несумне́нною к Бо́гу приходя́щих и многоцеле́бныя мо́щи твоя́ благогове́йно почита́ющих, от вся́ких бед душе́вных и теле́сных, от всех томле́ний и прило́гов диа́вольских. Я́ко да твои́ми моли́твами наставля́еми, путь на земли́ маловре́меннаго жития́ на́шего безбе́дне соверши́м: улучи́м же на Небеси́ неконча́емый поко́й и просла́вим ку́пно с тобо́ю всех благи́х Да́теля, еди́наго в Тро́ице сла́вимаго Бо́га, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Каноны и Акафисты

Акафист святому преподобному Кириллу, игумену Новоезерскому, чудотворцу

Преподобный Кирилл Белый, Новоезерский (Новгородский)

Кондак 1

Избранному Царя сил Господа Иисуса, духовному воеводе и дивному чудотворцу, богоносному отцу нашему Кириллу благодарственная восписуем, яко хранителю нашему и теплому предстателю. Ты же, яко имеяй дерзновение у Престола Христова верою чтущих тя молитвою твоею сохраняй, да с радостию зовем ти:
Радуйся, преподобне отче наш Кирилле, великий чудотворче.

Икос 1

Ангельское во плоти твое жительство провидев всея твари Создатель, еще во утробе матерней, во время божественнаго пения, трикратным возглашением, показа тя миру истиннаго угодника быти Святыя Троицы. Темже ублажаем тя, вопиюще:
Радуйся, отрасле пречестная корене благочестиваго.
Радуйся, благочестивых родителей добрый и избранный плоде.
Радуйся, яко имаши во плоти ангел быти предусмотренный.
Радуйся, от чрева матерня на сие предъизбранный.
Радуйся, во утробе матерни Святей Троице троекратно трисвятую хвалу возгласивый.
Радуйся, от матерня чрева Святыя Троицы обитель святая яве бывый.
Радуйся, еще прежде рождения орган Святаго Духа предъявленный.
Радуйся, от утробы матерни освященный.
Радуйся, трикратным твоим во чреве возглашением родители удививый.
Радуйся, чрез сие дела Божия преславная явивый.
Радуйся, яко тобою прогоняются скорби.
Радуйся, яко тобою от Господа подаются нам велия милости.
Радуйся, преподобне отче наш Кирилле, великий чудотворче.

Кондак 2

Видяще удивляемся, отче предивне Кирилле, яко отроку еще сущу юну телом, и не доспевшу совершеннаго возраста, прииде желание ти, еже быти ти монаху, и втай удалился еси от родителей своих на реку Обнору, и водворися еси с работающими Богу во обители, составленней от преподобнаго Корнилиа, во еже непрестанно вопити Ему: Аллилуиа.

Икос 2

Разумом просвещенным свыше, разумел еси, преподобне Кирилле, яко в мире сем всяческая суета и тлению причастна: едино же есть на потребу человеком, еже благоугодити Господеви. Сего ради возлюбив добродетельное по Бозе житие, не поскорбел еси по родителех твоих, ни о доме, ни о сродницех, ниже от имения что взял еси, кроме единыя ризы: но во всем упование положив на Бога и Пречистую Его Матерь, удалился еси во обитель преподобнаго Корнилиа, неленостно поработати Христу. Темже вопием ти:
Радуйся, отроча добродушевное и благонадежное.
Радуйся, дитя боголюбезное, благодати Духа Божия исполненное.
Радуйся, во младости твоей старческую мудрость стяжавый.
Радуйся, юность твою непорочностию жительства украсивый.
Радуйся, яко Божия любве огнем измлада твое сердце тепле разжжеся.
Радуйся, яко мирскаго духа похотьми с душею и тело не осквернися.
Радуйся, всего мира красная яко скоро исчезающая презревый.
Радуйся, добродетельное по Бозе житие возлюбивый.
Радуйся, по любви к Господу, благодушно оставивый родители своя, дом, сродники и имение.
Радуйся, достигий к неистощимому богатству.
Радуйся, шествовавый с неведомым старцем ко обители Корнилиеве.
Радуйся, чрез сие разумевый Божие посещение.
Радуйся, преподобне отче наш Кирилле, великий чудотворче.

Кондак 3

Силою свыше облещися сподобился еси, преподобне отче наш Кирилле, во обители Корнилиеве, егда приял еси ангельский образ: пришед бо в монастырь, молил еси преподобнаго Корнилиа со слезами, да будеши монах. Видев же тя преподобный, и раузмев прозорливыма очима, яко сосуд избран Святаго Духа хощеши быти, постриже тя, и нарече имя ти Кирилл. Темже с веселием не престал еси, сердцем и усты поя, воспевати Бога: Аллилуиа.

Икос 3

Имеяй всегда пред очима твоима Господа, весь предался еси Богови, и вдал еси себе на труды многи, со всяким воздержанием смиряя твою душу, тело же твое труды и подвиги утомляя толико, яко преподобному Корнилию и всей братии зело удивлятися великому твоему смирению, покорению, послушанию, и толикому в юности твоей благонравию, укреплению и бодрости, и прославляху о тебе Бога. Темже радующеся о тебе, зовем ти:
Радуйся, ум твой к небеси вперивый.
Радуйся, сам себе и всю жизнь Христу Богу предавый.
Радуйся, все житие посвятивый на хвалу и прославление Бога.
Радуйся, величием твоих трудов и подвигов славы преподобных достигнувый.
Радуйся, великое воздержание и постничество нам являяй.
Радуйся, оными многих приводяй в удивление и увеселяяй.
Радуйся, во плоти ангела, высотою жительства, в себе явивый.
Радуйся, смирением нелицемерным и послушанием всех удививый.
Радуйся, яко не любя славы человеческия, подобне Аврааму изволил еси изыти от земли твоея.
Радуйся, яко от сего намерения на время удержан был еси, Богу твое спасение строящу.
Радуйся, вождю ко ангельскому образу отца и матере боголюбивых.
Радуйся, в житии иночестем твоего родителя наставниче.
Радуйся, преподобне отче наш Кирилле, великий чудотворче.

Кондак 4

Буря недоумения смущает ми ум, како достойно пети странническое житие твое, блаженне отче Кирилле: в единей раздранней ризе обходил еси вся Поморския страны, Подмосковския и Псковския и Новоградския, не ведый покоя во трудех твоих, не имый себе места покойна и со зверьми поживый многое время. Ты же, на камени Христовою верою утвержденный, укрепляющему тя Иисусу Христу песнь воспевал еси: Аллилуиа.

Икос 4

Слышал еси во время молитвы твоея, преподобне отче наш, глас с небесе глаголющ: «О, блаженне Кирилле, возлюбленниче Мой, уже многия добродетели и труды восприял еси, Моим заповедем был еси хранитель, тесный и прискорбный прошел еси путь, и ныне гряди к Белу езеру: тамо бо уготовах тебе место, в немже возможеши спастися». И абие со гласом оным, свет велий возсия к полунощным странам Бела езера, и гласом оным аки перстом показоваше место, идеже ныне монастырь стоит. Мы же, удивляющеся величию на тебе явленных, усердно воспеваем хвалы сия:
Радуйся, блаженне Кирилле, странническое житие на земли прешедый.
Радуйся, пустынножителей, великаго Онуфриа, Марка и Петра, ходивый следы.
Радуйся, во время земнаго странствия былие, траву, вахту и кору сосновую в пищу себе имевый, и за сицевый подвиг воздержания и поста, небесная блага себе стяжавый.
Радуйся, во океановых поморских пустынях со зверьми многое время поживый и ангельскаго лицезрения сподобивыйся.
Радуйся, слышавый с небесе глас, блаженна тя нарицающь.
Радуйся, уразумевый тойже небесный глас, боголюбезна тя и хранителя заповедей Христовых являющь.
Радуйся, лучезарностию велия света, зревый место на покой твоей старости.
Радуйся, сим исполнивыйся премногия радости.
Радуйся, молений твоих и прошений приемый исполнение.
Радуйся, от Христа Спаса приемый о сих благое извещение.
Радуйся, от сих получивый многую радость.
Радуйся, сими в сердце твоем ощутивый неисповедимую сладость.
Радуйся, преподобне отче наш Кирилле, великий чудотворче.

Кондак 5

Боготечною звездою прешел еси в Поморских и Подмосковских странах и Новоградских, блаженне Кирилле, блистаяй иноческими твоими подвиги и добродетелию. Темже яко благосиятельная звезда явился еси, преблаженне, во странах Нова езера, на путь спасительный к вечному Небесному Отечеству ведущая, егда, примером верных душы назидая, научил еси благодарно пети: Аллилуиа.

Икос 5

Видев, блаженне Кирилле, яко не презре Господь прошения твоего, радуяся потекл еси в Тихфин монастырь Пречистыя Богородицы и явися ти во сне чрез три дни Пречистая Богородица, и рече тихим гласом: «Угодниче Пресвятыя Троицы, рабе Мой Кирилле, пойди на восточную страну к Белу езеру, и явит тебе Господь, Сын Мой и Бог, покой старости твоей». Ты же, блаженне, явлением Божия Матере наставляемь и того сиянием озаряемь, достигл еси предуказанныя ти пустыни: идеже увидев огненный столп, по сему благодатному знамению основал еси тамо пречестную обитель. Сего ради сретаем тя приветствии сими:
Радуйся, угодниче Пресвятыя Троицы.
Радуйся, рабе Пречистыя Богоматере.
Радуйся, зрителю божественных видений.
Радуйся, усердный исполнителю Божиих хотений.
Радуйся, сподобивыйся видети во сне Пресвятую Богородицу.
Радуйся, удостоивыйся слышати тихий Ея глас.
Радуйся, столп огнен видевый на Красном острове, твое образующь в дусе совершенство.
Радуйся, чрез сие приемый от Господа благое извещение о явленнем месте.
Радуйся, огневидный столпе, наставляяй на путь спасения.
Радуйся, светозарный светильниче, верныя просвещаяй.
Радуйся, добрый делателю вертограда Христова.
Радуйся, достоин бывый ангельскаго явления.
Радуйся, преподобне отче наш Кирилле, великий чудотворче.

Кондак 6

Проповедник делом был еси, отче наш Кирилле: действуя во первее, учил еси своя душы вверивших твоему мудрому руководству, и к небеси всех наставил еси, добре последующих спасительным твоим учением и подобящихся твоему житию добродетельному. С нимиже тя почитаем, священно в преставлении твоем радующеся и вопиюще Богу: Аллилуиа.

Икос 6

Возсия в богохранимей души твоей истинный свет боговедения, егда начал еси созидати обитель: поставил еси себе келлийцу малу, и другую келлию близ тоя поставил еси для братий, хотящих с тобою жити; в приидущее же лето, устроил еси церковь малу во имя Воскресения Христова, и другую во имя Пречистыя Богородицы Одигитрии, и прочая потребная монастырская обиталища; и множество ревнителей твоему житию, иночествующих тамо собрал еси Господеви. Темже восхваляюще тя, усердно вопием:
Радуйся, сподобивыйся храмы и обитель устроити и во ону иноков множество собрати.
Радуйся, уподобивыйся древним общежития начальником.
Радуйся, горлице пустыннолюбивая.
Радуйся, древо, посреде происходящих вод насажденное.
Радуйся, монахом светлояснейший образе богоугождения.
Радуйся, деятельно указавый тем правый путь спасения.
Радуйся, собравый лик ученик, тебе единонравных.
Радуйся, сих присоединивый ликом избранных.
Радуйся, зрителю премирных и вышечувственных видений.
Радуйся, руководителю ко спасительному созерцанию.
Радуйся, явивый тя стаду твоему образ кротости и смиренномудрия.
Радуйся, всем иноком показуяй в себе образ вернаго Богу служения.
Радуйся, преподобне отче наш Кирилле, великий чудотворче.

Кондак 7

Хотящу ти угодити единому Богу, блаженне Кирилле, и пребывающу посреде Нова езера, весь вдался еси безмерным подвигом и глубине смирения: труды твоя, и молитвы, и пощение, кое слово изглаголати может; овогда же на сеяние и саждение снедей землю копал еси, овогда же древеса на устроение монастырское готовил еси. Сего ради ныне превознесен еси, предстоя Богу с песнию: Аллилуиа.

Икос 7

Новаго тя наставника монашествующих и благотекущих обучителя разумеем, отче святый Кирилле; пройде бо о тебе слава повсюду, и мнози прихождаху к тебе благословения ради и молитвы, и слышания ради душеспасительных словес, инии же и сожительствовати с тобою желающе: ты же всех приимал еси с любовию, и поучал еси их от божественнаго Писания, еже творити заповеди Господни, хранити чистоту телесную и имети любовь нелицемерную друг ко другу. Темже благодарственно вопием ти:
Радуйся, добрый стада твоего иночествующих наставниче и правителю.
Радуйся, притекающих к тебе благословения ради и молитвы, и слышания ради душеспасительных словес, молитвенниче и учителю.
Радуйся, заповеди Господни творити научаяй.
Радуйся, хранити чистоту телесную повелеваяй.
Радуйся, братолюбия христианскаго преискринний ревнителю.
Радуйся, любве учителя твоего ко братии подражателю.
Радуйся, заповедей Христовых, яже о любви, верный исполнителю.
Радуйся, и всех нас в любви друг ко другу дивный наставниче.
Радуйся, благоговейный служителю Божий, о верных умоляяй.
Радуйся, не словом точию, но паче житием поучаяй.
Радуйся, светильниче многосветлый, возведый ко Христу монахов множества.
Радуйся, предводителю добрый в пути спасения.
Радуйся, преподобне отче наш Кирилле, великий чудотворче.

Кондак 8

Странны и дивны твоя зрим подвиги кротости и терпения, отче богомудре Кирилле: видевше бо беси себе поругаемыя от тебе, многая озлобления ти творяху; иногда же и ловцы, приходящии на Ново езеро рыбы ловити, много оскорбляху тя. Темже и стяжал еси сугубый венец от Царя Христа, Емуже предстоиши ныне, вопия: Аллилуиа.

Икос 8

Всею душею послужив Господу и всем житием благоугодив Ему, прославился еси терпением твоим, взирая на Начальника веры и совершителя Иисуса, отче преподобне Кирилле. «Что ми скорби многи и озлобления наносите, людие» — глаголал еси ко оскорбившым тя. «Потреба, отче, терпения и молитвы», — глагола ти ученик твой Дионисий. Мы же, поминающе терпение твое, ублажаем тя, глаголюще:
Радуйся, великий благочестия столпе.
Радуйся, зерцало досточуднаго терпения.
Радуйся, терпению Христову верно подражавый.
Радуйся, силу заповеди Христовы, яже о любви ко врагом, премудре уразумевый.
Радуйся, во искушении от людей хитрость лукаваго прозревый.
Радуйся, и во всем житии твоем ухищрения сатаны проразумевый.
Радуйся, злое благим всегда препобеждавый.
Радуйся, скорби многи со упованием терпевый.
Радуйся, терпением злобу врага поправый.
Радуйся, многия козни бесов силою Божиею победивый.
Радуйся, крилома богомыслия сети вражия сокрушивый.
Радуйся, смирением возвышаемый, в небесныя обители достигнувый.
Радуйся, преподобне отче наш Кирилле, великий чудотворче.

Кондак 9

Всякое риторское слово не довлеет к достойному песнохвалению твоему, Кирилле преблаженне: пачеестественно бо подвизался еси в немощней плоти, чудне, отонудуже и прославился еси от Бога, чудес богатством тя обогатившаго. Теми озаряеми, благодарственно вопием Христу Богу, тя прославльшему: Аллилуиа.

Икос 9

Витии многовещаннии недоумеют изобразити благодеяния и чудеса твоя, яже содеял еси в житии твоем, досточудне Кирилле, отче наш: но мы немолчно, аще и не по достоянию, любовию вопием ти:
Радуйся, блаженне Кирилле, видевый свет велий, осиявший тя с преподобным Никифором.
Радуйся, согрешшым противу тебе разбойником, избавленным тобою от слепоты, любовь истинную показавый.
Радуйся, удостоивыйся во время совершения Божественныя Литургии ангельскаго сослужения.
Радуйся, просившым у тебе с верою молитвы о рождении и воспитании чад, подаваяй утешение и радость.
Радуйся, болезнь князя зело тяжкую уврачевавый.
Радуйся, ничтоже отнюд видящей оком прозрение даровавый.
Радуйся, утопающих скорое и известное спасение.
Радуйся, закосневающих грешников татей исправление.
Радуйся, страждущих от бесов целителю.
Радуйся, тьмою страстей плотских омраченных просветителю.
Радуйся, различныя недуги неисцельныя исцеляяй молитвами твоими.
Радуйся, врачу болезней не токмо телесных, но и душевных.
Радуйся, преподобне отче наш Кирилле, великий чудотворче.

Кондак 10

Спасаяй душы ученик твоих и разумевый еже к Богу твое отшествие, преподобне и преблаженне Кирилле, призвал еси братию, рек им: «Се уже, братие моя, конец жизни моея приближися, и аз отхожду от жития сего: вас же предаю в руце Сына Божия, да сохранит вы и утвердит в любви Своей: аще бо телесне и отхожду от вас, но духом с вами неотступен буду». И о прославлении обители твоей, имеющем быти по кончине твоей, предрекл еси. Ныне убо, по предречению исполняемая зряще, благодарно вопием Богу: Аллилуиа.

Икос 10

Стена и пристанище спасения был еси братии, отче наш Кирилле богоносне, паче же по кончине: восхотев бо и по отшествии твоем присно поучати чада твоя, яко живый, завещал еси им вся потребная ко спасению; таже благословив братию и причастився Божественных и Животворящих Христовых Таин, предал еси святую твою душу в руце Божии. Сего ради из глубины сердец вопием ти:
Радуйся, искреннюю любовь к Богу в души и сердце твоем непрестанно имевый.
Радуйся, тоюже любовию к духовным чадом твоим и ближним при отшествии твоем преисполненный.
Радуйся, яко и нас твоих чад отечески назираеши.
Радуйся, яко жив сый, и нас ученьми твоими просвещаеши.
Радуйся, по внушению Духа Божия грядущая, яко настоящая предказавый.
Радуйся, скора помощника в скорбех и нуждах нам себе явивый.
Радуйся, благочестно течение временныя жизни твоея скончавый.
Радуйся, веру соблюдый всецелу.
Радуйся, достойно от Бога славу и величие, от нас же пение приемляй.
Радуйся, твоих трудов и подвигов плоды вожделенныя вземляй.
Радуйся, нетленными твоими мощами зде почиваяй, духом же нам соприсутствуяй и молитвенно тя призывающыя посещаяй.
Радуйся, от мощей твоих исцеления недугов источаяй.
Радуйся, преподобне отче наш Кирилле, великий чудотворче.

Кондак 11

Пение погребальное слезами растворяшеся у гроба твоего, блажене Кирилле: ученицы твои плакахуся, яко о блаженнем отце своем и учители, и рыдания прерываху умиленную песнь их к Богу: Аллилуиа.

Икос 11

Светозарное светило в Православно-Российском царствии и во всей вселенней, благодатию немерцающаго солнца Христа Иисуса просвещающею возсиявшее, зрим тя, богомудре отче Кирилле: и по честнем твоем успении, светиши нам знаменьми и чудесы, истекающими от честных и святых мощей твоих. Бога бо изволением, тя прославляющаго, из под спуда земли изъяты, достолепно яве во храме положишася, да входящии видят источник неисчерпаемыя благодати исцелений. Сего ради, благодарственная приносяще Богу, вопием к тебе:
Радуйся, нетлением мощей славно от Бога возвеличенный.
Радуйся, се бо нетленныя твоя мощи вручи нам чудес Бог, яко дар вожделенный.
Радуйся, благодати источник твою священную раку показуяй.
Радуйся, воды спасительных целеб обильно от тоя проливаяй.
Радуйся, хромым и разслабленным, припадающым ко гробу твоему, хождение милостивно сотворяяй.
Радуйся, слепым возвращаяй молитвою твоею зрение.
Радуйся, царю Иоанну даровавый избавление от напрасныя смерти.
Радуйся, различныя болезни уврачевавый.
Радуйся, одержимым от бесов подаваяй свобождение.
Радуйся, в погубльших разум возставляяй разумение.
Радуйся, трясавичныя недуги отгнавый.
Радуйся, просившым у тебе с верою неплодствия узы разрешивый.
Радуйся, преподобне отче наш Кирилле, великий чудотворче.

Кондак 12

Благодать велия дадеся ти от Бога, приснопамятне Кирилле отче наш, целити страсти немощей человеческих и бесы от них прогоняти: вси бо, с верою приходящии, богатно насыщаются благодати даров, проливаемых от святых мощей твоих, приемлюще во всяких нуждах поможение и в скорбех утешение. Темже и мы, о Божиих тобою нам обильно подаваемых дарованиих благодарни суще, Богу, в тебе своими благодеянии прославляемому благодарственными усты поем: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще твоя великия подвиги, преславная чудеса, скорое нам во всяких нуждах и печалех поможение, восхваляем тя любовию, преподобне отче наш: ибо в тебе Господь Славы, Христос Бог наш, дивно прославися. Темже в песнех сице ти вопием:
Радуйся, Кирилле преподобне и богоносне, небесный человече, земный ангеле.
Радуйся, во удалении от мира суетнаго пустынную обитель основавый, и в ней, на Краснем острове, святыя храмы устроивый.
Радуйся, яко во обители твоей инок множество собрал еси, и от них слышиши сице рекущих:
Радуйся, инокующым о спасении ходатаю.
Радуйся, унывающым образе утешения.
Радуйся, от навет вражиих избавителю.
Радуйся, нам сущым в печаалех и скорбных обстояниих скорый помощниче и ко Христу Богу о нас теплый молитвенниче.
Радуйся, скорбящым душею сладкое утешение и радости божественныя подателю.
Радуйся, наш предстателю и избавителю.
Радуйся, преподобне отче наш Кирилле, иноком удобрение.
Радуйся, моляйся Христу Богу, еже подати Державе нашей твоими молитвами мир и благоденствие.
Радуйся, право правящих слово истины и всех православных скорый помощниче и заступниче.
Радуйся, преподобне отче наш Кирилле, великий чудотворче.

Кондак 13

О, великий угодниче, преславный чудотворче Кирилле преблаженне! Приими с благосердием сие смиренноусердное от нас приносимое тебе пение: и, яко милостив, избави ны ходатайством твоим от всяких бед душевных и телесных, от всех томлений, и прилогов диавольских, и будущия муки, да сподобимся с тобою воспевати в радости Богу Спасителю нашему вечнохвалебную песнь: Аллилуиа.

Сей кондак читается трижды, затем икос 1-й, и кондак 1-й

Молитва святому преподобному Кириллу, игумену Новоезерскому, чудотворцу

О, богоизбранный, вышняго града, небеснаго Иерусалима, небесный гражданине, очищенный Духом Святым уме, земный ангеле, небесный человече, чистаго девства добрый ревнителю, досточуднаго терпения преизящный образе, богохранимое Духа Святаго жилище, доблественный Христов воине, Кирилле преподобне! Проси у Христа Бога, всеблагаго Творца нашего: страждущую страну Российскую от лютых безбожник и власти их да свободит, и да возставит престол православных правителей; верных рабов Его, в скорби и печали день и нощь вопиющих к Нему, многоболезный вопль да услышит и да изведет от погибели живот наш. Испроси же у Господа Бога мир церквам святым, людем же Российским тишину и благоденствие и плодов земных изобилие. Да сохранит же Господь Отечество наше от всех напастей, бед и скорбей, от нападения вражия, от смертоносныя язвы и от всякаго зла. Нас же, стадо твое, во святей сей обители пребывающее, и всех с верою и любовию ко всечесней раце многоцелебных мощей твоих припадающих и образ подобия твоего любезно целующих, и всех православных христиан к тебе приходящих, молитвами твоими соблюди и ко Христу приведи, Емуже, со Отцем и Святым Духом, подобает всякая слава, честь и поклонение, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

 

Случайный тест

(8 голосов: 5 из 5)