Дни памяти:

4 марта  (переходящая) – Собор всех Киево-Печерских преподобных отцов

11 января

11 октября – Собор Киево-Печерских преподобных, в Ближних пещерах

Житие

Краткие жития преподобных Марка гробокопателя, Феофила и Иоанна Печерских, в Ближних пещерах

О пре­по­доб­ных Мар­ке Гро­бо­ко­па­те­ле, Фе­о­фи­ле Плач­ли­вом и Иоанне (XI–XII) рас­ска­зы­ва­ет Ки­е­во-Пе­чер­ский Па­те­рик. Два бра­та-ино­ка, пре­по­доб­ные Фе­о­фил и Иоанн, так лю­би­ли друг дру­га, что упро­си­ли пре­по­доб­но­го Мар­ка при­го­то­вить им од­ну мо­ги­лу.

Спу­стя мно­го лет стар­ший брат был по­слан по мо­на­стыр­ским де­лам. В то вре­мя брат Иоанн за­бо­лел и умер. Через несколь­ко дней воз­вра­тил­ся пре­по­доб­ный Фе­о­фил и по­шел вме­сте с бра­ти­ей по­смот­реть, где по­ло­жен умер­ший. Уви­дев, что он ле­жит в об­щем их гро­бе на пер­вом ме­сте, воз­не­го­до­вал на бла­жен­но­го Мар­ка и ска­зал: «За­чем по­ло­жил его здесь на мо­ем ме­сте? Я стар­ше его». Пе­щер­ник, со сми­ре­ни­ем кла­ня­ясь пре­по­доб­но­му Фе­о­фи­лу, про­сил про­стить его. За­тем, об­ра­тись к усоп­ше­му, ска­зал: «Брат, встань и дай это ме­сто стар­ше­му, а ты ляг на дру­гом ме­сте». И мерт­вый по­дви­нул­ся во гро­бе. Уви­дев это, пре­по­доб­ный Фе­о­фил пал к но­гам пре­по­доб­но­го Мар­ка и про­сил про­ще­ния. Пе­щер­ник за­ме­тил ему, чтобы он за­бо­тил­ся о сво­ем спа­се­нии, так как через неко­то­рое вре­мя его так­же при­не­сут сю­да. Услы­шав это, пре­по­доб­ный Фе­о­фил при­шел в ужас и ре­шил, что ско­ро умрет. Раз­дав всё, что имел, и оста­вив толь­ко ман­тию, он каж­дый день ожи­дал смерт­но­го ча­са. Ни­кто не мог удер­жать его от слез или за­ста­вить вку­сить слад­кой пи­щи. От слез пре­по­доб­ный Фе­о­фил по­те­рял зре­ние. Пре­по­доб­ный Марк пе­ред кон­чи­ной на его моль­бу уме­реть вме­сте с ним ска­зал: «Не же­лай смер­ти, она при­дет, хо­тя бы ты и не же­лал. Вот что по­слу­жит зна­ме­ни­ем близ­кой тво­ей кон­чи­ны: за три дня до смер­ти ты про­зре­ешь». Сло­ва свя­то­го ис­пол­ни­лись. Те­ло пре­по­доб­но­го Фе­о­фи­ла по­ло­же­но в Ан­то­ни­е­вой пе­ще­ре, в гро­бе вме­сте с его бра­том пре­по­доб­ным Иоан­ном, вбли­зи мо­щей пре­по­доб­но­го Мар­ка.

Полные жития преподобных Марка гробокопателя, Феофила и Иоанна Печерских, в Ближних пещерах

Пре­по­доб­ные Марк, Иоанн и Фе­о­фил под­ви­за­лись в Ки­е­во-Пе­чер­ской оби­те­ли в кон­це XI и са­мом на­ча­ле XII вв.

За­ня­ти­ем пре­по­доб­но­го Мар­ка бы­ло ко­пать пе­ще­ры и го­то­вить ка­мо­ры – ме­ста для по­гре­бе­ния бра­тии (от­то­го он на­зы­вал­ся Пе­чер­ник, то есть жи­ву­щий в пе­ще­ре). Но и при та­ком про­стом тру­де по­движ­ник до­стиг необы­чай­но ду­хов­но­го со­вер­шен­ства. Жи­вя в пе­ще­ре, пре­по­доб­ный сво­и­ми ру­ка­ми ко­пал та­кие мо­ги­лы и на сво­их пле­чах вы­но­сил вон зем­лю. День и ночь тру­дясь для Гос­по­да, пре­по­доб­ный при­го­то­вил мно­го мест для по­гре­бе­ния бра­тии. По­движ­ник не брал за свой труд ни­че­го; ес­ли же кто доб­ро­воль­но да­вал ему что-ни­будь, он при­ни­мал и все раз­да­вал ни­щим. В без­мол­вии тру­дясь и бодр­ствуя день и ночь, прп. Марк од­на­ко не удо­вле­тво­рял­ся эти­ми тру­да­ми и по­дви­га­ми. Сми­ряя плоть свою по­стом, бде­ни­ем и мо­лит­вой, для пол­но­го умерщ­вле­ния ее он воз­ло­жил на чрес­ла свои тя­же­лые вери­ги и воз­дер­жи­вал­ся да­же в упо­треб­ле­нии во­ды: ко­гда му­чи­ла жаж­да, он пил во­ды лишь столь­ко, сколь­ко вме­ща­лось в его мед­ном кре­сте, ко­то­рый он все­гда но­сил с со­бою.

Бо­гу угод­ны бы­ли непре­стан­ные тру­ды и по­дви­ги прп. Мар­ка, и Он спо­до­бил Пе­чер­ни­ка та­кой чу­дес­ной си­лы, что да­же мерт­ве­цы слу­ша­лись его го­ло­са.

Од­на­жды Марк, по обы­чаю ко­пая мо­ги­лу, уто­мил­ся до из­не­мо­же­ния и оста­вил ме­сто тес­ным и нерас­ши­рен­ным. Слу­чи­лось, что в этот же день умер один болев­ший инок и для него не на­шлось дру­гой мо­ги­лы, кро­ме этой уз­кой и неудоб­ной. То­гда же бы­ло в обы­чае хо­ро­нить те­ло умер­ше­го в день его смер­ти. По­это­му ско­ро при­нес­ли мерт­во­го в пе­ще­ру к недо­кон­чен­ной ка­мо­ре и вслед­ствие тес­но­ты с тру­дом уло­жи­ли его. Ни убрать мерт­во­го, ни по­пра­вить на нем одежд, ни да­же воз­лить на него елей ока­за­лось со­вер­шен­но невоз­­мож­ным, на­столь­ко уз­ким и неудоб­ным бы­ло ме­сто. То­гда бра­тия воз­роп­та­ли на Мар­ка. Пе­чер­ник же со сми­ре­ни­ем низ­ко кла­нял­ся всем и го­во­рил: «Про­сти­те ме­ня, от­цы свя­тые, за немо­щью не до­кон­чил я». Но бра­тия еще боль­ше бра­ни­ли и уко­ря­ли его. То­гда Марк, об­ра­тив­шись к мерт­во­му, ска­зал ему: «Брат, ме­сто тес­но; так по­тру­дись ты сам, возь­ми мас­ло и воз­лей на се­бя». И мерт­вый, при­под­няв­шись немно­го, про­стер ру­ку, взял мас­ло, воз­лил его кре­сто­об­раз­но на грудь и ли­цо свое и, от­дав­ши со­суд, сам пе­ред все­ми при­брал се­бя, лег и уснул. Страх и тре­пет объ­яли всех, ви­дев­ших та­кое чу­до.

Дру­гой брат по­сле дол­гой бо­лез­ни по­мер. Один из дру­зей его отер губ­кой те­ло по­кой­но­го и по­шел в пе­ще­ру по­смот­реть ме­сто, где бу­дет ле­жать те­ло усоп­ше­го. Он спро­сил об этом Мар­ка Пе­чер­ни­ка, но бла­жен­ный от­ве­чал ему: «Пой­ди и ска­жи бра­ту: по­до­жди до зав­тра, по­ка ис­ко­па­ют те­бе ме­сто, то­гда и отой­дешь от жиз­ни на по­кой». «От­че, – воз­ра­зил Мар­ку при­шед­ший инок, – ко­му го­во­рить ты ве­лишь? Я уже гу­бкою отер его мерт­вое те­ло». Но пре­по­доб­ный сно­ва по­вто­рил ему: «Ты ви­дишь: ме­сто еще не го­то­во. Я ве­лю те­бе – иди и ска­жи умер­ше­му: греш­ный Марк го­во­рит те­бе: про­жи­ви еще этот день, а зав­тра отой­дешь к же­ла­е­мо­му то­бою Хри­сту, Гос­по­ду на­ше­му. Ко­гда при­го­тов­лю ме­сто, ку­да по­ло­жить те­бя, то при­шлю за то­бою».

По­ви­ну­ясь прп. Мар­ку, инок воз­вра­тил­ся в мо­на­стырь. Здесь все бра­тия со­вер­ша­ли по­гре­баль­ное пе­ние над усоп­шим. То­гда инок встал пе­ред ни­ми и об­ра­тил­ся к по­кой­но­му с та­ки­ми сло­ва­ми: «Марк го­во­рит те­бе, что ме­сто те­бе еще не при­го­тов­ле­но, по­до­жди до утра». Все удив­ля­лись этим сло­вам. Но еще бо­лее изу­ми­тель­но бы­ло то, что по это­му сло­ву ду­ша усоп­ше­го воз­вра­ти­лась в те­ло его; он от­крыл гла­за и всю ночь оста­вал­ся жи­вым, с от­кры­ты­ми гла­за­ми, толь­ко не го­во­рил ни­че­го. На дру­гой день друг его опять по­шел в пе­ще­ру узнать, го­то­во ли ме­сто. Бла­жен­ный Марк встре­тил его и ска­зал: «Пой­ди и ска­жи ожив­ше­му: Марк го­во­рит те­бе: оставь эту вре­мен­ную жизнь и пе­рей­ди в веч­ную; го­то­во ме­сто для те­ла тво­е­го. Дух свой пре­дай Бо­гу, а те­ло твое бу­дет по­ло­же­но здесь, в пе­ще­ре со свя­ты­ми от­ца­ми».

Брат по­шел и пе­ре­дал ожив­ше­му дру­гу сло­ва прп. Мар­ка. Тот на гла­зах у всех, при­шед­ших по­се­тить его, тот­час сме­жил очи и пре­дал дух свой Бо­гу. Он был по­гре­бен в пе­ще­ре, на при­го­тов­лен­ном для него ме­сте. И все ди­ви­лись это­му чу­ду.

В Пе­чер­ском мо­на­сты­ре жи­ли два ду­хов­ных бра­та – Иоанн и Фе­о­фил. От юно­сти они бы­ли со­еди­не­ны уза­ми ду­хов­ной люб­ви: име­ли од­ну во­лю, од­ни мыс­ли и же­ла­ния, оди­на­ко­вую рев­ность по Бо­ге. Они упро­си­ли прп. Мар­ка при­го­то­вить им об­щее ме­сто для по­гре­бе­ния, где бы они мог­ли лечь вме­сте, ко­гда Гос­подь им по­ве­лит. Мно­го вре­ме­ни спу­стя стар­ший из них, Фе­о­фил, от­лу­чил­ся из оби­те­ли по ка­кой-то нуж­де. В это вре­мя млад­ший брат, Иоанн, уго­див Гос­по­ду, раз­бо­лел­ся и скон­чал­ся. Его по­хо­ро­ни­ли на при­го­тов­лен­ном ме­сте. Через несколь­ко дней по смер­ти Иоан­на воз­вра­тил­ся Фе­о­фил и, узнав о кон­чине лю­би­мо­го бра­та, силь­но скор­бел. По­том, взяв­ши с со­бою несколь­ко ино­ков, он по­шел в пе­ще­ру по­смот­реть, где и на ка­ком ме­сте по­ло­жен умер­ший. Уви­дев, что тот по­ло­жен на пер­вом ме­сте в их об­щей ка­мо­ре, силь­но раз­гне­вал­ся на Мар­ка, мно­го роп­тал на него и с него­до­ва­ни­ем го­во­рил: «За­чем ты по­ло­жил его здесь? Я стар­ше, а ты по­ло­жил его на мо­ем ме­сте». Пе­чер­ник, сми­рен­но кла­ня­ясь ему, от­ве­чал: «Про­сти ме­ня, брат, со­гре­шил я пред то­бою». За­тем, об­ра­тясь к умер­ше­му, ска­зал ему: «Брат, встань и усту­пи ме­сто не умер­ше­му, а сам ляг на дру­гом, низ­шем ме­сте». И вдруг по сло­ву бла­жен­но­го умер­ший встал и лег на дру­гом ме­сте. Силь­ный ужас объ­ял всех при­сут­ству­ю­щих. То­гда роп­тав­ший на пре­по­доб­но­го Фе­о­фил с тре­пе­том при­пал к но­гам его и про­сил: «От­че, со­гре­шил я, по­тре­во­жил с ме­ста бра­та мо­е­го. Мо­лю те­бя, при­ка­жи ему опять лечь на ста­ром ме­сте». Но бла­жен­ный сми­рен­но от­ве­чал ему: «Гос­подь Сам пре­кра­тил враж­ду меж­ду на­ми. Ра­ди тво­е­го ро­по­та, чтобы ты, веч­но враж­дуя, не дер­жал зло­бы на ме­ня, Он со­тво­рил та­кое чуд­ное де­ло, что да­же без­душ­ное те­ло по­ка­за­ло ис­тин­ную лю­бовь к те­бе, усту­пая те­бе ста­рей­шин­ство и по смер­ти. И я хо­тел бы­ло, чтобы, не вы­хо­дя от­сю­да, ты вос­поль­зо­вал­ся сво­им стар­шин­ством и тот­час был бы по­ло­жен здесь. Но так как ты еще не го­тов к смер­ти, то пой­ди и по­за­боть­ся о сво­ей ду­ше: через несколь­ко дней те­бя при­не­сут сю­да. Вос­кре­шать умер­ших – де­ло Бо­жие, а я че­ло­век греш­ный. Вот мерт­вый, не стер­пев тво­е­го гне­ва, оскорб­ле­ний и уко­ров мне, усту­пил те­бе по­ло­ви­ну ме­ста, при­го­тов­лен­но­го для вас обо­их. И так как толь­ко Все­мо­гу­щий Бог мо­жет под­нять его, то я сам со­бою не мо­гу ска­зать умер­ше­му: встань и опять ляг на выс­шем ме­сте. При­ка­жи ему те­перь ты, не по­слу­ша­ет ли он те­бя, как те­перь?» Услы­шав это, Фе­о­фил при­шел в ужас и ду­мал, что тут же па­дет мерт­вым и не дой­дет до мо­на­сты­ря. До­брав­шись до сво­ей кел­лии, он пре­дал­ся по­дви­гу непре­стан­но­го пла­ча. Раз­дав все до по­след­ней со­роч­ки и оста­вив у се­бя толь­ко сви­ту и ман­тию, Фе­о­фил каж­дый день ожи­дал смерт­но­го ча­са. И ни­кто не мог удер­жать его от слез; ни­кто не мог при­ну­дить его вку­сить слад­кой пи­щи. Каж­дое утро он го­во­рил сам се­бе: «Не знаю, до­жи­ву ли я до ве­че­ра». При­хо­ди­ла ночь, и он с пла­чем го­во­рил: «Что мне де­лать? До­жи­ву ли я до утра? Ибо мно­гие, встав­ши утром, не до­сти­га­ли ве­че­ра и, воз­лег­ши на сво­их ло­жах, уже не вста­ва­ли с них. Тем бо­лее я, уже по­лу­чив­ший из­ве­ще­ние от пре­по­доб­но­го, что ско­ро кон­чит­ся жизнь моя». И со сле­за­ми мо­лил он Гос­по­да дать ему вре­мя по­ка­я­ния. Каж­дый день и час ожи­дал Фе­о­фил кон­чи­ны сво­ей, из­ну­ряя се­бя по­стом, пла­ча и мо­лясь непре­стан­но. Та­ким по­дви­гом в те­че­ние несколь­ких лет Фе­о­фил до то­го ис­су­шил свое те­ло, что мож­но бы­ло счесть все его су­ста­вы и ко­сти. Мно­гие при­хо­ди­ли уте­шать его, но сво­и­ми ре­ча­ми толь­ко до­во­ди­ли до боль­ше­го ры­да­ния. На­ко­нец от непре­стан­ного пла­ча и слез он ослеп.

Пре­по­доб­ный же Марк, про­ви­дев час от­ше­ствия сво­е­го ко Гос­по­ду, при­звал Фе­о­фи­ла и ска­зал ему: «Брат Фе­о­фил! Про­сти ме­ня, что я огор­чил те­бя на мно­го лет, и мо­лись обо мне, ибо я уже от­хо­жу из это­го све­та. Ес­ли я по­лу­чу дерз­но­ве­ние пред Все­выш­ним, то не за­бу­ду мо­лить­ся за те­бя, да спо­до­бит нас Гос­подь сви­деть­ся там и быть вме­сте с от­ца­ми на­ши­ми Ан­то­ни­ем и Фе­о­до­си­ем». Фе­о­фил с пла­чем от­ве­чал ему: «Отец Марк! За­чем ты ме­ня остав­ля­ешь? Или возь­ми ме­ня с со­бою, или дай мне про­зреть». «Не скор­би, брат, – от­ве­чал ему пре­по­доб­ный Марк, – те­лес­ны­ми оча­ми ты ослеп ра­ди Бо­га, а ду­хов­ны­ми про­зрел на ра­зу­ме­ние Его. Объ­явив те­бе близ­кую кон­чи­ну, я стал ви­ною тво­ей сле­по­ты. Но я хо­тел при­не­сти поль­зу ду­ше тво­ей, пре­вра­тив твое вы­со­ко­умие в сми­ре­ние, ибо серд­це со­кру­шен­но и сми­рен­но Бог не уни­чи­жит (Пс.50:19)». Фе­о­фил от­ве­чал пре­по­доб­но­му: «Знаю, отец мой, что за гре­хи мои я дол­жен был пасть мерт­вым пред то­бою в пе­ще­ре то­гда же, как ты вос­кре­сил умер­ше­го бра­та мо­е­го, но Гос­подь по­ща­дил ме­ня ра­ди тво­их свя­тых мо­литв, дал мне жизнь, ожи­дая мо­е­го по­ка­я­ния. Те­перь же я про­шу те­бя о сем: или возь­ми ме­ня с со­бою к Гос­по­ду, или воз­вра­ти свет очам мо­им». То­гда прп. Марк сно­ва воз­ра­зил ему: «Нет те­бе нуж­ды ви­деть этот ма­ловре­мен­ный свет, а луч­ше про­си Гос­по­да, чтобы Он спо­до­бил те­бя уви­деть сла­ву Его. И смер­ти не же­лай: она при­дет, хо­тя бы ты и не хо­тел. И вот те­бе зна­ме­ние тво­е­го от­ше­ствия: за три дня до кон­чи­ны тво­ей ты про­зришь, так отой­дешь ко Гос­по­ду и узришь там свет нескон­ча­е­мый и сла­ву неиз­ре­чен­ную». Ска­зав это, прп. Марк по­чил, и чест­ные мо­щи его бы­ли по­ло­же­ны в пе­ще­ре, на ме­сте, ко­то­рое он сам се­бе вы­ко­пал.

Глу­бо­ко опе­ча­ли­ла пре­по­доб­но­го Фе­о­фи­ла раз­лу­ка с от­цом и на­став­ни­ком его пре­по­доб­ным Мар­ком. Кон­чи­на Пе­чер­ни­ка уяз­ви­ла серд­це Фе­о­фи­ла и удво­и­ла его плач и ры­да­ния. Це­лые ис­точ­ни­ки слез про­ли­вал он, а сле­зы все бо­лее и бо­лее умно­жа­лись. Он имел со­суд и, ста­но­вясь на мо­лит­ву, ста­вил его пред со­бою и неутеш­но пла­кал над ним, вспо­ми­ная кон­чи­ну на­став­ни­ка, со сле­за­ми по­мыш­ляя и о сво­ем ско­ром от­ше­ствии из это­го брен­но­го ми­ра. И через несколь­ко лет со­суд этот был по­лон слез. На­ко­нец, узнав при­бли­же­ние сво­ей кон­чи­ны, Фе­о­фил при­леж­но мо­лил Гос­по­да, чтобы угод­ны бы­ли пред Ним сле­зы его. Под­няв ру­ки к небу, он мо­лил­ся: «Вла­ды­ко Че­ло­ве­ко­люб­че, Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Ца­рю мой Пре­свя­тый! Ты – не хо­тя­щий смер­ти греш­ни­ков, но ожи­да­ю­щий их об­ра­ще­ния, зна­ю­щий глу­бо­кую немощь на­шу, Уте­ши­те­лю Бла­гий! Ты – здра­вие боль­ным, греш­ни­ком спа­се­ние, из­не­мо­га­ю­щим укре­пи­тель, па­да­ю­щим вос­ста­ние! Мо­лю Те­бя, Гос­по­ди, в час сей: по­ка­жи и на мне, недос­той­ном, ми­лость Свою и из­лей на ме­ня неис­чер­па­е­мую пу­чи­ну Тво­е­го бла­го­утро­бия, из­бавь ме­ня от ис­ку­ше­ний на мы­тар­ствах воз­душ­ны­ми кня­зья­ми и не дай им овла­деть мною, мо­лит­ва­ми угод­ни­ков Тво­их ве­ли­ких от­цов на­ших Ан­то­ния и Фе­о­до­сия и всех свя­тых, от ве­ка Те­бе уго­див­ших».

И вдруг пред ним пред­стал Ан­гел Гос­по­день, пре­крас­ный ви­дом, и ска­зал ему: «Ты хо­ро­шо мо­лишь­ся, но за­чем же хва­лишь­ся су­е­тою слез тво­их, со­бран­ных то­бою в со­суд?» И взяв дру­гой со­суд, го­раз­до боль­ший Фе­о­фи­ло­ва, ис­пол­нен­ный бла­го­уха­ния, как ми­ра бла­го­вон­но­го, по­ка­зал его по­движ­ни­ку и ска­зал: «Это твои же сле­зы, из­ли­тые то­бою от серд­ца на мо­лит­ве, ко­то­рые ты оти­рал ру­кою, плат­ком или одеж­дою и ко­то­рые ка­па­ли на зем­лю из глаз тво­их. По по­ве­ле­нию Твор­ца на­ше­го я со­брал их все и со­хра­нил в этом со­су­де. Те­перь же я по­слан воз­ве­стить те­бе ра­дость: с ве­се­ли­ем отой­дешь ты к Нему, ибо Он ска­зал: бла­же­ни пла­чу­щии, яко тии уте­шат­ся (Мф.5:4)».

Ска­зав это, Ан­гел по­ста­вил со­суд пе­ред Фе­о­фи­лом и стал неви­дим. Бла­жен­ный Фе­о­фил тот­час при­звал игу­ме­на и по­ве­дал ему яв­ле­ние Ан­ге­ла и ре­чи его. По­ка­зав игу­ме­ну оба со­су­да: один пол­ный слез, а дру­гой – бла­го­во­ния, несрав­ни­мо­го ни с ка­ки­ми аро­ма­та­ми, пре­по­доб­ный про­сил вы­лить их при по­гре­бе­нии на его те­ло.

Через три дня прп. Фе­о­фил мир­но ото­шел ко Гос­по­ду. Чест­ное те­ло его бы­ло по­ло­же­но в пе­ще­ре, вме­сте с те­лом лю­би­мо­го бра­та его пре­по­доб­но­го Иоан­на, вбли­зи от прп. Мар­ка Пе­чер­ни­ка. Все три по­движ­ни­ка по­ко­ят­ся в Ан­то­ни­е­вой, или Ближ­ней, пе­ще­ре. И ко­гда те­ло Фе­о­фи­ла по­ма­за­ли из со­су­да Ан­ге­ло­ва, вся пе­ще­ра ис­пол­ни­лась бла­го­уха­ния. По­том вы­ли­ли на него и со­суд слез, чтобы се­яв­ший сле­за­ми в ра­до­сти по­жал плод де­ла рук сво­их. «Ибо ска­за­но, – за­кан­чи­ва­ет инок По­ли­карп свою по­весть о пре­по­доб­ных Мар­ке, Иоанне и Фе­о­фи­ле, – пла­ка­ху­ся ме­та­ю­ще се­ме­на своя (Пс.125:6), но они уте­ше­ны бу­дут о Хри­сте, Ко­то­ро­му сла­ва со От­цем и Свя­тым Ду­хом ныне и прис­но и во ве­ки ве­ков. Аминь».

В на­сто­я­щее вре­мя над мо­ща­ми прп. Мар­ка ви­сят тя­же­лые вери­ги, сви­де­тель­ству­ю­щие о по­дви­гах и тру­дах пре­по­доб­но­го, и па­мят­ник воз­дер­жа­ния его – мед­ный крест, из ко­то­ро­го он пил во­ду. И мно­гие, с ве­рою при­хо­дя­щие ко свя­тым мо­щам прп. Мар­ка и с бла­го­го­ве­ни­ем пью­щие во­ду из его мед­но­го кре­ста, освя­щен­но­го его уста­ми, по мо­лит­ве свя­то­го по­лу­ча­ют ис­це­ле­ние от всех неду­гов и бо­лез­ней.

Па­мять свя­тых угод­ни­ков Бо­жи­их пре­по­доб­ных Мар­ка Пе­чер­ни­ка-гро­бо­ко­па­те­ля, Иоан­на и Фе­о­фи­ла Плач­ли­во­го из­дав­на празд­ну­ет­ся всей Рус­ской Цер­ко­вью.


См. так­же: "Жи­тие пре­по­доб­ных Мар­ка Пе­щер­ни­ка и Фе­о­фи­ла Плач­ли­во­го" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

Молитвы

Тропарь преподобному Марку гробокопателю, Печерскому в Ближних пещерах

глас 1

Умертви́в плотски́я по́хоти мно́гим воздержа́нием/ и копа́нием гробо́в святы́м,/ при́сно, а́ки мертв, в пеще́ре живя́,/ ме́ртвыя повеле́нием свои́м воздвиза́л еси́,/ Ма́рко прехва́льне,/ мертви́ и на́ша мудрова́ния плотска́я/ и наста́ви нас на тече́ние доброде́телей,// моля́ о нас Еди́наго Человеколю́бца.

Кондак преподобному Марку гробокопателю, Печерскому в Ближних пещерах

глас 8

Врача́ изря́дна и чудотво́рца любо́вию, ве́рнии, ублажи́м, прося́ще его́:/ да моли́твами свои́ми уврачу́ет на́ша стра́сти, душе́вныя и теле́сныя,/ и́мать бо на сие́ благода́ть от Бо́га,/ и прого́нит ду́хи лука́выя от всех, ве́рно ко гро́бу его́ притека́ющих и зову́щих:// ра́дуйся, Ма́рко, цели́телю не́мощей на́ших.

Случайный тест

(0 голосов: 0 из 5)