День памяти

Житие

Свя­той Ни­ко­лай Пла­нас[1] ро­дил­ся в се­ре­дине XIX ве­ка на ост­ро­ве Нак­сос в Гре­ции и скон­чал­ся в Афи­нах в 1932 го­ду. Его па­мять празд­ну­ет­ся 15 мар­та в день его хи­ро­то­нии, а в по­след­ствии, и упо­ко­е­ния, во вре­мя ко­то­рой он спо­до­бил­ся ви­де­ния Бо­же­ствен­но­го Нетвар­но­го Све­та. Отец Ни­ко­лай был про­стым, сми­рен­ным и ма­ло­гра­мот­ным свя­щен­ни­ком в хра­ме свя­то­го Иоан­на на ули­це Ву­льям­энис в Афи­нах. Мно­гие пре­зи­ра­ли его за его «без­гра­мот­ность».

Лю­бовь, доб­ро­ду­шие, мяг­кость и его сми­ре­ние до­хо­ди­ли по­рой до пре­де­ла. Ино­гда он ста­но­вил­ся жерт­вой об­ма­на, ко­гда к нему под­хо­ди­ли вы­да­ю­щие се­бя за ни­щих афе­ри­сты и при­кар­ма­ни­ва­ли ис­про­шен­ные у свя­щен­ни­ка день­ги. Ко­гда эго­изм окру­жа­ю­щих лю­дей уни­жал его за бед­ность и негра­мот­ность, он пла­кал как ди­тя (хо­тя ду­ша его и бы­ла дет­ской), но ни­ко­гда его не ви­де­ли сер­ди­тым, бра­ня­щим­ся на ко­го-ли­бо или за­щи­ща­ю­щим се­бя. По этой при­чине в нём име­ло дей­ствие небес­ное бла­жен­ство, как на­пи­сал Па­па­дья­ман­дис (гре­че­ский пи­са­тель), в сво­ей жиз­ни отец Ни­ко­лай был ни­щим ду­хом, не глуп­цом, а доб­ре­цом, чья ду­ша пре­бы­ва­ла в рай­ской люб­ви.

Из люб­ви к Бо­гу он слу­жил каж­дый день, по­стил­ся во все об­ще­цер­ков­ные по­сты, и до­пол­ни­тель­но с 1 по 14 сен­тяб­ря (день па­мя­ти Воз­дви­же­ния Чест­но­го и Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста) и с 1 по 8 но­яб­ря (па­мять Небес­ных сил бес­плот­ных).

Из люб­ви к лю­дям он мо­лил­ся без оста­нов­ки (ес­ли у ко­го-ни­будь слу­ча­лась бе­да, иерей Ни­ко­лай мо­лил­ся за это­го че­ло­ве­ка всю ночь), по­да­вал ни­щим из по­жерт­во­ва­ний бо­га­тых лю­дей (в то вре­мя гре­че­ские свя­щен­ни­ки не по­лу­ча­ли зар­пла­ту от го­су­дар­ства), а на ли­тур­гии по­ми­нал о здра­вии и упо­ко­е­нии ты­ся­чи имён, ко­то­рые при­но­си­ли ве­ру­ю­щие. Он сво­ра­чи­вал эти за­пис­ки в два плат­ка и но­сил с со­бой, ку­да бы ни по­шёл.

«Что это у те­бя за па­зу­хой, ба­тюш­ка Ни­ко­лай?» – драз­ни­ли его. «Мои кон­трак­ты и до­го­во­ра», – от­ве­чал отец Ни­ко­лай. Так­же, по­ми­ная ча­са­ми да­же свя­тых, во вре­мя ли­тур­гии он на­зы­вал име­на несчёт­но­го их ко­ли­че­ства, чтобы по­чтить их па­мять. По этой при­чине мо­ля­щи­е­ся в хра­ме хны­ка­ли: «За­кан­чи­вай, па­па Ни­ко­лай! Про­из­не­си уже: "И всех свя­тых"!». А он ни­ко­гда не гне­вал­ся, и толь­ко от­ве­чал: «Пою Бо­гу мо­е­му дон­де­же есмь».

Так­же, по сви­де­тель­ствам лю­дей, он спо­до­бил­ся раз­лич­ных чу­дес, об­ще­ния с ан­ге­ла­ми и свя­ты­ми, об­ще­ния да­же с жи­вот­ны­ми, то­гда как несколь­ко раз де­ти ви­де­ли его иду­щим, не ка­са­ясь но­га­ми зем­ли, и си­я­ю­щим на Бо­же­ствен­ной Ли­тур­гии, как знак ду­хов­но­го и нрав­ствен­но­го ве­ли­чия.


При­ме­ча­ние

[1] Не вклю­чён в совре­мен­ный Ме­ся­це­слов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Случайный тест