Дни памяти

6 июля – Собор Владимирских святых

19 июля – Собор Радонежских святых

5 сентября  (переходящая) – Собор Московских святых

Житие

Краткое житие преподобного Романа Киржачского

Пре­по­доб­ный Ро­ман Кир­жач­ский был спо­движ­ни­ком и уче­ни­ком пре­по­доб­но­го Сер­гия, игу­ме­на Ра­до­неж­ско­го (па­мять 25 сен­тяб­ря и 5 июля). Пре­по­доб­ные Сер­гий и Ро­ман в ле­сах Вла­ди­мир­ской гу­бер­нии у ре­ки Кир­жач по­стро­и­ли храм в честь Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и ос­но­ва­ли но­вую оби­тель (1371 г.). Через три го­да по бла­го­сло­ве­нию свя­ти­те­ля Алек­сия, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го (па­мять 12 фев­ра­ля), пре­по­доб­ный Сер­гий воз­вра­тил­ся в Тро­иц­кий мо­на­стырь, а пре­по­доб­но­го Ро­ма­на оста­вил на­сто­я­тель­ство­вать в но­во­со­здан­ной пу­стын­ной оби­те­ли.

Ру­ко­по­ло­жен­ный в свя­щен­ный сан свя­ти­те­лем Алек­си­ем, но­вый на­сто­я­тель Бла­го­ве­щен­ско­го мо­на­сты­ря с боль­шим усер­ди­ем ис­пол­нял за­по­ведь сво­е­го ду­хов­но­го от­ца и учи­те­ля – пре­по­доб­но­го Сер­гия. Рев­ност­ный по­движ­ник, доб­рый и тре­бо­ва­тель­ный на­став­ник, пре­по­доб­ный Ро­ман был при­ме­ром для сво­ей бра­тии.

Пре­ста­вил­ся свя­той 29 июля 1392 го­да и был по­гре­бен в Бла­го­ве­щен­ском хра­ме. В ру­ко­пис­ных свят­цах пре­по­доб­ный упо­ми­на­ет­ся в чис­ле свя­тых и на­зы­ва­ет­ся чу­до­твор­цем.

Полное житие преподобного Романа Киржачского 

Учи­тель и уче­ник... Так со­став­ля­ет­ся и так вен­ча­ет­ся жизнь че­ло­ве­ка и здесь, на зем­ле, и там, в Цар­стве Небес­ном, ес­ли она от Ис­ти­ны и ис­тин­на.

Свя­тые Сер­гий Ра­до­неж­ский и Ро­ман Кир­жач­ский яви­ли ми­ру не про­сто жизнь, но Свет жиз­ни, став Его веч­ны­ми све­то­ча­ми.

Бо­лее по­ло­ви­ны сто­ле­тия про­тек­ло по­сле пе­чаль­но­го про­ща­ния рус­ских лю­дей с «солн­цем Рус­ской зем­ли», бла­го­вер­ным кня­зем Алек­сан­дром Нев­ским. Буй­ные кня­зья сво­ди­ли друг с дру­гом са­мо­убий­ствен­ные сче­ты, обес­кров­ли­вая и обес­си­ли­вая Русь до тех пор, по­ка на ве­ли­ко­кня­же­ском сто­ле не ока­зал­ся Иоанн Да­ни­ло­вич, про­зван­ный в на­ро­де за ще­д­рую ми­ло­сты­ню Ка­ли­той. При нем укре­пи­лось и воз­рос­ло Мос­ков­ское кня­же­ство, успо­ко­и­лась Русь, «и на­сту­пи­ла дав­но не ис­пы­тан­ная ти­ши­на в Рус­ской зем­ле».

В тот пе­ри­од мол­ча­ли­во­го со­би­ра­ния на­род­ных сил но­вое солн­це ти­хо вос­хо­ди­ло на ду­хов­ном небо­склоне на­ше­го Оте­че­ства. В глу­хих де­брях Ра­до­неж­ских ле­сов, на го­ре Ма­ко­вец, пре­по­доб­ный Сер­гий стро­ил оби­тель во имя Пре­свя­той Тро­и­цы. Мно­го сил, тер­пе­ния и му­же­ства тре­бо­ва­лось для то­го, чтобы в лес­ной пу­сты­ни за­го­рел­ся све­тиль­ник пра­во­слав­ной ве­ры. Мол­ва о но­вом пу­стын­но­жи­те­ле и его оби­те­ли ско­ро рас­про­стра­ни­лась по Ру­си, при­вле­кая к нему лю­би­те­лей уеди­нен­но­го мо­на­ше­ско­го жи­тия. Од­ним из близ­ких уче­ни­ков пре­по­доб­но­го Сер­гия был мо­нах Ро­ман.

Пре­по­доб­ный Ро­ман ро­дил­ся в пер­вой чет­вер­ти XIV ве­ка. Мы не име­ем точ­ных све­де­ний о ме­сте и вре­ме­ни его рож­де­ния, но цер­ков­ное пре­да­ние со­хра­ни­ло па­мять о том, что с юных лет серд­це от­ро­ка за­го­ре­лось лю­бо­вью ко Хри­сту и стрем­ле­ни­ем к мо­на­ше­ству. Его свет­лую ду­шу влек­ло мол­ча­ли­вое слу­же­ние Бо­гу в сми­рен­ной ти­шине уда­лен­но­го мо­на­сты­ря. Мут­ное ки­пе­ние мир­ской су­е­ты тя­го­ти­ло ее. Услы­шав о див­ном Ра­до­неж­ском пу­стын­ни­ке, Ро­ман от­пра­вил­ся в его оби­тель, по­сту­пил в чис­ло бра­тии Тро­иц­ко­го мо­на­сты­ря и все­це­ло пре­дал свою во­лю в ду­хов­ное ру­ко­вод­ство Пре­по­доб­но­го Сер­гия, став пре­дан­ным и по­слуш­ным уче­ни­ком.

Пре­по­доб­ный Сер­гий с лю­бо­вью при­нял Ро­ма­на, пред­ло­жив ему, по обы­чаю, сру­бить для се­бя ке­ллию. Про­ста и скуд­на бы­ла жизнь пу­стын­ни­ков. За­ча­стую не хва­та­ло све­чей и ви­на для бо­го­слу­же­ния. Бра­тия слу­жи­ли при све­те бе­ре­зо­вых или сос­но­вых лу­чин. Бо­го­слу­жеб­ные кни­ги, по сви­де­тель­ству пре­по­доб­но­го Иоси­фа Во­лоц­ко­го, пи­са­лись то­гда в оби­те­ли на бе­ре­сте из-за недо­стат­ка средств. Слу­ча­лось, что на­сель­ни­кам пу­сты­ни вме­сте с игу­ме­ном при­хо­ди­лось по несколь­ко дней ни­че­го не вку­шать, по­сколь­ку устав оби­те­ли за­пре­щал со­би­рать ми­ло­сты­ню по окрест­ным се­ле­ни­ям. Сла­бей­шие роп­та­ли на сво­е­го пре­по­доб­но­го ав­ву, но он муд­ро уве­ще­вал их пре­да­вать се­бя тер­пе­нию как учи­те­лю жиз­ни. По мо­лит­ве свя­то­го игу­ме­на Сер­гия Гос­подь ско­ро по­сы­лал щед­рых жерт­во­ва­те­лей в мо­на­стырь, где бед­ность бы­ла ис­тин­ным ду­хов­ным со­кро­ви­щем.

Вме­сте со все­ми сми­рен­но пе­ре­но­сил Ро­ман хо­лод, ску­дость и неустрой­ство се­вер­ной пу­сты­ни. Ее су­ро­вые усло­вия за­ка­ля­ли во­лю, укреп­ля­ли и вос­пла­ме­ня­ли в юном по­движ­ни­ке ве­ру в Про­мысл Бо­жий, углуб­ля­ли до­ве­рие к сво­е­му ду­хов­но­му от­цу.

По уста­ву мо­на­сты­ря Ро­ман, по­сту­пив в чис­ло бра­тии, дол­жен был прой­ти жест­кий ис­кус но­во­на­чаль­но­го. То­му, кто хо­тел при­нять ино­че­ский по­стриг, игу­мен вы­да­вал длин­ную одеж­ду из чер­но­го сук­на. Вме­сте со все­ми уче­ник про­хо­дил ряд по­слу­ша­ний и толь­ко по­сле ис­пы­та­ния его твер­до­сти по­стри­гал­ся.

По всей ве­ро­ят­но­сти, во вто­рой по­ло­вине XIV ве­ка, 1 ок­тяб­ря, в день празд­но­ва­ния По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и па­мя­ти пре­по­доб­но­го Ро­ма­на Слад­ко­пев­ца, уче­ник ве­ли­ко­го Сер­гия при­нял мо­на­ше­ский по­стриг в честь свя­то­го Слад­ко­пев­ца. Не ис­клю­че­но, что вы­бор свя­то­го по­кро­ви­те­ля объ­яс­нял­ся му­зы­каль­ны­ми спо­соб­но­стя­ми Ро­ма­на. По­сле при­ня­тия Ан­гель­ско­го чи­на для но­во­на­чаль­но­го по­движ­ни­ка пост и мо­лит­вен­ное де­ла­ние ста­ли пра­ви­лом всей его по­сле­ду­ю­щей жиз­ни.

Как боль­шин­ство рус­ских оби­те­лей XIV ве­ка, Сер­ги­е­ва пу­стынь пер­во­на­чаль­но бы­ла свое­ко­шт­ной, или особ­но­жит­ной. Игу­мен был об­щим ру­ко­во­ди­те­лем для всей бра­тии, мо­на­хи вме­сте мо­ли­лись, со­би­ра­ясь в церк­ви, но в от­но­ше­нии пи­щи, одеж­ды, жи­лья они бы­ли со­вер­шен­но са­мо­сто­я­тель­ны. С укреп­ле­ни­ем и рас­ши­ре­ни­ем Сер­ги­ев­ско­го мо­на­сты­ря умно­жи­лось чис­ло его на­сель­ни­ков. По­сте­пен­но во­круг него об­ра­зо­ва­лась мо­на­стыр­ская сло­бо­да, ря­дом с мо­на­сты­рем про­лег­ла до­ро­га из Моск­вы в се­вер­ные рус­ские го­ро­да.

Из­ме­не­ние по­ло­же­ния оби­те­ли за­став­ля­ло игу­ме­на Сер­гия се­рьез­но за­ду­мы­вать­ся над из­ме­не­ни­ем, уста­ва мо­на­стыр­ской жиз­ни. Серд­це пре­по­доб­но­го осо­бен­но скло­ня­лось к древ­ней прак­ти­ке стро­го­го об­щин­но­го жи­тия, где мо­на­хи не име­ют в лич­ном поль­зо­ва­нии ни­ка­ких ве­щей, тем бо­лее де­нег. Бра­тия тес­но свя­за­ны друг с дру­гом це­пью об­щих по­слу­ша­ний, со­став­ляя еди­ный жи­вой ор­га­низм. В иде­а­ле об­ще­жи­тель­ный мо­на­стырь воз­рож­дал струк­ту­ру древ­не­хри­сти­ан­ской церк­ви, где у «мно­же­ства уве­ро­вав­ших бы­ло од­но серд­це и од­на ду­ша, и ни­кто ни­че­го из име­ния не на­зы­вал сво­им, но все у них бы­ло об­щее».

По бла­го­сло­ве­нию свя­ти­те­ля Мос­ков­ско­го Алек­сия, по­сле по­лу­че­ния пись­мен­но­го по­же­ла­ния Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха Фило­фея, в 1354 го­ду пре­по­доб­ный Сер­гий ввел в мо­на­сты­ре об­ще­жи­тель­ный устав. Стро­гость во­сточ­но­го уста­ва вы­зва­ла недо­воль­ный ро­пот мно­гих бра­тий. Неко­то­рые тай­ком ухо­ди­ли из оби­те­ли. В то же вре­мя вер­нул­ся из Моск­вы стар­ший брат пре­по­доб­но­го Сер­гия Сте­фан. Ро­пот несо­глас­ных на­шел у него под­держ­ку тем бо­лее, что Сте­фа­на вне­зап­но охва­ти­ла мысль о сво­ем пер­во­на­ча­лии в оби­те­ли.

Од­на­жды в суб­бо­ту во вре­мя ве­чер­ней служ­бы, ко­гда пре­по­доб­ный Сер­гий в ал­та­ре об­ла­чал­ся, его брат сто­ял на ле­вом кли­ро­се. За­ме­тив, что ка­но­нарх взял в ру­ки кни­гу, Сте­фан су­ро­во об­ра­тил­ся к нему: «Кто дал те­бе эту кни­гу?» – «Игу­мен дал ее мне», – сми­рен­но от­ве­тил ка­но­нарх. – «Кто игу­мен на этом ме­сте? – с гне­вом воз­ра­зил ему Сте­фан. – Не я ли пер­вый при­шел на это ме­сто?» Раз­дра­жен­ный Сте­фан про­дол­жил свою речь сло­ва­ми, ко­то­рые агио­граф Епи­фа­ний Пре­муд­рый не ре­шил­ся вос­про­из­ве­сти. Пре­по­доб­ный Сер­гий слы­шал из ал­та­ря вспыль­чи­вую речь бра­та, но спо­кой­но про­вел служ­бу, ни­чем не по­ка­зы­вая сво­е­го огор­че­ния. По­сле окон­ча­ния бо­го­слу­же­ния, не же­лая да­вать по­вод к со­блаз­ну, игу­мен Сер­гий тай­но оста­вил мо­на­стырь.

Жи­тие пре­по­доб­но­го Сер­гия XV ве­ка, на­пи­сан­ное Епи­фа­ни­ем Пре­муд­рым и пе­ре­смот­рен­ное Па­хо­ми­ем Ло­го­фе­том, по­вест­ву­ет о том, что пре­по­доб­ный вы­шел из мо­на­сты­ря со­вер­шен­но один. Од­на­ко ис­точ­ник XVII–XVIII ве­ка, «Кни­га, гла­го­ле­мая Опи­са­ние о рос­сий­ских свя­тых», утвер­жда­ет, что пре­по­доб­ный Сер­гий, ухо­дя, взял с со­бой уче­ни­ка сво­е­го Ро­ма­на.

Позд­нее сви­де­тель­ство под­креп­ля­ет­ся устой­чи­вым уст­ным пре­да­ни­ем, со­глас­но ко­то­ро­му Сер­гий оста­вил оби­тель вдво­ем с пре­дан­ным уче­ни­ком Ро­ма­ном. По­сле дли­тель­но­го пе­ре­хо­да, прой­дя око­ло два­дца­ти ки­ло­мет­ров, игу­мен и его уче­ник силь­но уто­ми­лись. Ро­ман по­чув­ство­вал жаж­ду и, не в си­лах до­лее тер­петь, об­ра­тил­ся к Пре­по­доб­но­му с прось­бой по­мо­лит­ся Бо­гу, чтобы Гос­подь из­вел из близ­ле­жа­щей го­ры во­ду, как неко­гда Он из­вел во­ду из ска­лы по мо­лит­ве про­ро­ка Бо­жия Мо­и­сея. Ви­дя го­ря­чую ве­ру уче­ни­ка, за по­слу­ша­ние ему, Пре­по­доб­ный Сер­гий взмо­лил­ся ко Гос­по­ду и уда­рил по­со­хом по скло­ну го­ры, из ко­то­рой немед­лен­но за­бил хо­лод­ный ис­точ­ник це­ли­тель­ной во­ды. Так воз­ник зна­ме­ни­тый Гре­мя­чий ключ.

По­ки­нув Тро­иц­кий мо­на­стырь, пре­по­доб­ный Сер­гий при­шел к сво­е­му дру­гу, игу­ме­ну Махри­щской оби­те­ли Сте­фа­ну, и по­про­сил дать ему од­но­го из бра­тии в про­вод­ни­ки по окрест­ным ме­стам, дабы по­ста­вить но­вый мо­на­стырь. Пре­по­доб­ный Сте­фан из­брал для сво­е­го дру­га и со­бе­сед­ни­ка мо­на­ха Си­мо­на. Дол­го ис­ка­ли чер­но­риз­цы, но ни­где не успо­ка­и­ва­лось серд­це пре­по­доб­но­го Сер­гия. Дой­дя до бе­ре­га быст­роструй­ной ре­ки Кир­жач, пут­ни­ки уви­де­ли вы­со­кий жи­во­пис­ный холм, скло­ны ко­то­ро­го по­кры­ва­ла пу­ши­стая зе­лень. Вы­со­кие вя­зы ря­да­ми спус­ка­лись к про­зрач­ным стру­ям Кир­жа­ча. Пре­по­доб­ный узнал ду­хом ме­сто, ко­то­рое ис­ка­ла его ду­ша. Здесь и на­чал он стро­ить но­вую оби­тель во имя Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, ко­то­рая по­се­ти­ла впо­след­ствии игу­ме­на Сер­гия в ке­ллии неза­дол­го до его бла­жен­ной кон­чи­ны.

В оси­ро­тев­шем Тро­иц­ком мо­на­сты­ре ца­ри­ло все­воз­рас­та­ю­щее смя­те­ние: на­сель­ни­ки по­всю­ду пы­та­лись отыс­кать сво­е­го пер­во­иг­у­ме­на и стар­ца. Один из них, зная о друж­бе пре­по­доб­ных Сер­гия и Сте­фа­на, что на Мах­ре, за­шел в мо­на­стырь по­след­не­го и неча­ян­но узнал о ме­сто­пре­бы­ва­нии Тро­иц­ко­го игу­ме­на. От ра­до­сти брат по­спе­шил вер­нуть­ся в свой мо­на­стырь, чтобы уте­шить осталь­ных.

По­сле то­го как об­на­ру­жи­лось но­вое ме­сто по­дви­гов ав­вы Сер­гия, к нему ста­ли по­ти­хонь­ку пе­ре­хо­дить его уче­ни­ки. Вна­ча­ле под­го­то­ви­ли ке­ллии для жи­лья, за­тем при­шло вре­мя для стро­и­тель­ства са­мой церк­ви. Нет со­мне­ний, что од­ним из вер­ных по­мощ­ни­ков пре­по­доб­но­го Сер­гия в устро­е­нии Кир­жач­ской оби­те­ли был сми­рен­ный мо­нах Ро­ман, став­ший ее на­след­ным игу­ме­ном, неза­ви­си­мо от то­го, при­шел ли он вме­сте с учи­те­лем ли­бо ушел вслед за ним.

Со­зда­ние но­во­го хра­ма тре­бо­ва­ло бла­го­сло­ве­ния мос­ков­ско­го иерар­ха. По­лу­чив его от мит­ро­по­ли­та Алек­сия, пре­по­доб­ный Сер­гий при­нял­ся за стро­и­тель­ство церк­ви. Осо­бен­ное впе­чат­ле­ние про­из­во­дит мо­лит­ва пре­по­доб­но­го, ко­то­рую он про­лил то­гда к Бо­гу, Веч­но­му Со­де­те­лю неба и зем­ли: «Гос­по­ди Бо­же мой, в древ­но­сти уве­рив­ший Ио­и­ля мно­ги­ми ве­ли­ки­ми чу­де­са­ми, и за­ко­но­дав­ца Сво­е­го Мо­и­сея из­ве­стив­ший мно­ги­ми и ве­ли­ки­ми зна­ме­ни­я­ми, по­ка­зав­ший Ге­део­ну ру­ном об­раз по­бе­ды, Сам ныне, Вла­ды­ко Все­де­тель, услышь ме­ня, греш­но­го ра­ба Сво­е­го, мо­ля­ще­го­ся Те­бе! При­и­ми мо­лит­ву мою и бла­го­сло­ви ме­сто сие, ко­то­рое бла­го­из­во­лил со­здать в Сла­ву Твою, в по­хва­лу же и честь Пре­чи­стой Тво­ей Ма­те­ри, Чест­но­го Ее Бла­го­ве­ще­ния. Да и здесь все­гда сла­вит­ся Имя Твое, От­ца и Сы­на и Сня­то­го Ду­ха!» При­звав Бо­жие бла­го­сло­ве­ние, на­ча­ли ру­бить цер­ковь.

Ни мно­го ни ма­ло, око­ло че­ты­рех лет стро­и­лась Бо­го­ро­диц­кая оби­тель. Мно­гие бра­тия тот­час по ве­ле­нию серд­ца пе­ре­шли в нее из Тро­иц­ко­го мо­на­сты­ря. Остав­ши­е­ся скор­бе­ли, ли­шив­шись муд­ро­го ду­хов­но­го ру­ко­вод­ства, и со­бор­но ре­ши­ли на­сто­я­тель­но про­сить свя­ти­те­ля Алек­сия вер­нуть игу­ме­на Сер­гия в мо­на­стырь на Ма­ков­це. Из­вест­но, что ста­рец-мит­ро­по­лит глу­бо­ко чтил пре­по­доб­но­го. Со­жа­лея о ра­зо­ре­нии Сер­ги­ев­ской оби­те­ли, он с ра­до­стью от­клик­нул­ся на моль­бы мо­на­хов. Це­лое по­соль­ство из двух ар­хи­манд­ри­тов свя­ти­тель от­пра­вил в Бла­го­ве­щен­ский мо­на­стырь для воз­вра­ще­ния в оби­тель Свя­той Тро­и­цы ее пер­во­на­чаль­ни­ка. Вме­сто се­бя мит­ро­по­лит Алек­сий про­сил пре­по­доб­но­го оста­вить в Кир­жач­ском мо­на­сты­ре са­мо­го ис­кус­но­го и вер­но­го из сво­их уче­ни­ков, ко­то­рым и стал бла­жен­ный Ро­ман.

По­слуш­но ис­пол­няя во­лю свя­то­го стар­ца, игу­мен Сер­гий вна­ча­ле пред­ло­жил на­сто­я­тель­ство в оби­те­ли на Кир­жа­че близ­ко­му ему Иса­а­кию. Но Иса­а­кий бо­лее все­го воз­лю­бил без­молв­ное жи­тие – непре­стан­ное мо­лит­вен­ное об­ще­ние с Бо­гом и умо­лил сво­е­го учи­те­ля бла­го­сло­вить его на бо­лее срод­ный ему по­двиг без­мол­вия. Усмот­рев в стрем­ле­нии Иса­а­кия во­лю Бо­жию, пре­по­доб­ный Сер­гий бла­го­сло­вил на игу­мен­ство и управ­ле­ние Кир­жач­ским мо­на­сты­рем Ро­ма­на, с ко­то­рым он при­шел на ме­сто сие. Крот­ко от­ве­тил лю­би­мо­му ав­ве со­гла­си­ем на боль­шое и труд­ное по­слу­ша­ние этот из­бран­ный уче­ник и от­пра­вил­ся в Моск­ву за утвер­жде­ни­ем в нем. Свя­ти­тель Алек­сий ру­ко­по­ло­жил Ро­ма­на во иеро­мо­на­ха и да­ро­вал ему сан игу­ме­на Бла­го­ве­щен­ско­го Кир­жач­ско­го мо­на­сты­ря. Го­дом ос­но­ва­ния оби­те­ли при­ня­то счи­тать 1358-й. Так же, как в Тро­иц­кой оби­те­ли, в Кир­жач­ском мо­на­сты­ре вско­ре был уста­нов­лен об­ще­жи­тель­ный устав. Бла­го­ве­щен­ский мо­на­стырь с са­мо­го сво­е­го ос­но­ва­ния до упразд­не­ния в 1764 го­ду оста­вал­ся срод­ным Тро­и­це-Сер­ги­е­вой оби­те­ли. Со­глас­но мне­нию цер­ков­ных ис­то­ри­ков, пре­по­доб­ный Ро­ман во­шел в ле­то­пись Кир­жач­ско­го мо­на­сты­ря как его пер­вый игу­мен.

Вос­пи­тан­ный ве­ли­ким ав­вой Сер­ги­ем на тво­ре­ни­ях свя­тых от­цов Церк­ви, пре­по­доб­ный Ро­ман осо­бо по­ощ­рял книж­ные за­ня­тия сво­ей бра­тии, ко­то­рые при­об­ща­ли ее к выс­шим зна­ни­ям ду­хов­ной на­у­ки. В оби­те­ли мно­го чи­та­ли, тща­тель­но пе­ре­пи­сы­ва­ли бо­го­слу­жеб­ные кни­ги и свя­тооте­че­ские тру­ды. Об этом сви­де­тель­ству­ют до­шед­шие до нас ру­ко­пис­ные кни­ги Кир­жач­ско­го мо­на­сты­ря XIV ве­ка: Жи­тия свя­тых, Ле­стви­ца пре­по­доб­но­го Иоан­на, Апо­ка­лип­сис с тол­ко­ва­ни­ем свя­то­го Ан­дрея Ке­са­рий­ско­го и Треб­ник с по­сле­до­ва­ни­ем по­стри­же­ния в мо­на­ше­ский чин.

Кир­жач­ский игу­мен про­шел опыт­но шко­лу пу­стын­но­жи­тия, где внеш­ний по­двиг стро­го­го по­ста и ни­ще­ты со­че­тал­ся с глу­бо­кой внут­рен­ней мо­лит­вой и пла­мен­ной ве­рой в по­мощь Бо­жию. Неко­гда он имел дра­го­цен­ную воз­мож­ность ви­деть, как его ду­хов­ный отец, пре­по­доб­ный Сер­гий, в соб­ствен­ной жиз­ни во­пло­щал веч­ные за­ве­ты. По­движ­ник жи­во ста­рал­ся во всем под­ра­жать до­ро­го­му стар­цу, усва­и­вая его ред­кую сер­деч­ную кро­тость, уди­ви­тель­ное сми­ре­ние, мо­лит­вен­ность, нескон­ча­е­мое тер­пе­ние чу­жих немо­щей. Вы­со­кая внут­рен­няя жизнь уче­ни­ка ав­вы Сер­гия сде­ла­ла его ду­хо­нос­ным учи­те­лем, к ко­е­му по­тек­ли лю­ди за со­ве­том и мо­лит­вен­ной по­мо­щью, глу­бо­ко ве­руя, что Гос­подь ско­ро слы­шит про­ше­ния Сво­их вер­ных ра­бов, во­пи­ю­щих к Нему.

Да­ле­ко от шум­ной Моск­вы сто­ял ти­хий Бла­го­ве­щен­ский мо­на­стырь, но и в нем невоз­мож­но бы­ло от­стра­нить­ся от со­бы­тий, ко­то­рые взвол­но­ва­ли Русь. В 1378 го­ду Москва с пла­чем про­во­ди­ла в по­след­ний путь ве­ли­ко­го свя­ти­те­ля и чу­до­твор­ца Алек­сия. Спу­стя два го­да тем­ная ту­ча на­вис­ла над Рус­ской зем­лей: хан Ма­май с огром­ны­ми пол­чи­ща­ми вы­сту­пил про­тив Мос­ков­ско­го кня­же­ства. Ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич, спеш­но со­брав вой­ско, пе­ред страш­ным по­хо­дом ис­про­сил бла­го­сло­ве­ние на бит­ву у крест­но­го от­ца сво­их де­тей, пре­по­доб­но­го игу­ме­на Сер­гия. 8 сен­тяб­ря 1380 го­да со­сто­я­лась кро­ва­вая се­ча на Ку­ли­ко­вом по­ле. Вме­сте с от­ца­ми Тро­иц­кой оби­те­ли со сле­за­ми мо­ли­лись о по­бе­де рус­ско­го хри­сто­лю­би­во­го во­ин­ства и бра­тия Бла­го­ве­щен­ско­го Кир­жач­ско­го мо­на­сты­ря. В 1389 го­ду по­сле тя­же­лой бо­лез­ни вслед­ствие непо­мер­ных на­гру­зок окон­чил свою жизнь бла­го­вер­ный князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич, про­зван­ный по­сле ве­ли­кой по­бе­ды Дон­ским. Пре­по­доб­ный Сер­гий со мно­ги­ми мо­лит­ва­ми про­стил­ся с ним в Ар­хан­гель­ском со­бо­ре Мос­ков­ско­го Крем­ля. Эта по­те­ря глу­бо­ко опе­ча­ли­ла всех рус­ских лю­дей во гла­ве с их ду­хов­ны­ми на­став­ни­ка­ми.

На­сель­ни­ки Бла­го­ве­щен­ско­го Кир­жач­ско­го мо­на­сты­ря по мо­лит­вам сво­е­го игу­ме­на по­сте­пен­но про­хо­ди­ли нелег­кие сту­пе­ни мо­на­ше­ско­го ис­ку­са. Тер­пе­ние, лю­бовь и дар рас­суж­де­ния по­мо­га­ли пре­по­доб­но­му Ро­ма­ну ограж­дать уче­ни­ков от из­лиш­ней го­ряч­но­сти и про­буж­дать их от хо­лод­ной рас­се­ян­но­сти. Са­ма внеш­ность пре­по­доб­но­го от­ра­жа­ла глу­бо­кий ду­хов­ный мир его внут­рен­ней жиз­ни.

Мно­го го­рест­ных и ра­дост­ных со­бы­тий про­тек­ло пе­ред взо­ром сми­рен­но­го игу­ме­на Ро­ма­на. Его яс­ная ду­ша про­си­ла ми­ра и упо­ко­е­ния в Бо­ге. В день Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы ве­ли­кий Тро­иц­кий игу­мен Сер­гий был чу­дес­но из­ве­щен Са­мой Ца­ри­цей Небес­ной о сво­ей близ­кой кон­чине. Это по­бу­ди­ло его вско­ре пе­ре­дать в управ­ле­ние свой мо­на­стырь пре­по­доб­но­му Ни­ко­ну, дабы в без­мол­вии пред­стать уже пред са­мим Гос­по­дом. Несо­мнен­но, пре­по­доб­но­му Ро­ма­ну ста­ло из­вест­но об этом див­ном со­бы­тии от сво­е­го стар­ца-игу­ме­на. Но сам он скон­чал­ся в ми­ре преж­де сво­е­го учи­те­ля, на па­мять свя­то­го му­че­ни­ка Кал­ли­ни­ка, 29 июля 1392 го­да.

Бра­тия Бла­го­ве­щен­ской оби­те­ли со мно­ги­ми мо­лит­ва­ми и сле­за­ми по­греб­ли стар­ца под диа­кон­ни­ком мо­на­стыр­ско­го хра­ма, вы­стро­ен­но­го тру­да­ми его ве­ли­ко­го ав­вы, пре­по­доб­но­го Сер­гия, со сво­и­ми пре­дан­ны­ми уче­ни­ка­ми.

Про­шли ве­ка, но по­чи­та­ние Кир­жач­ско­го игу­ме­на не угас­ло с его кон­чи­ной. Над ме­стом его по­гре­бе­ния ино­ки по­ста­ви­ли ра­ку, а за­тем и рез­ную сень над ней. На­пи­са­ли ико­ну пре­по­доб­но­го Ро­ма­на. Пе­ред ра­кой пре­по­доб­но­го го­ре­ли неуга­си­мые лам­па­ды. На ее бо­ко­вых сте­нах вы­че­ка­ни­ли тро­парь и кондак в его честь. Че­ред­ные иеро­мо­на­хи и свя­щен­ни­ки неопу­сти­тель­но слу­жи­ли на гроб­ни­це по­движ­ни­ка па­ни­хи­ды по усерд­ным прось­бам по­чи­та­те­лей пре­по­доб­но­го Ро­ма­на. В день его па­мя­ти со­вер­ша­ли по чи­ну за­упо­кой­ную ли­тур­гию. В при­тво­ре усы­паль­ни­цы пер­во­иг­у­ме­на мо­на­сты­ря сто­я­ла ча­ша с во­дой из ко­лод­ца, по пре­да­нию, ис­ко­пан­но­го са­мим пре­по­доб­ным Сер­ги­ем Ра­до­неж­ским при ос­но­ва­нии оби­те­ли.

На Свя­тых вра­тах при вхо­де в мо­на­стырь дол­гое вре­мя па­лом­ни­ков из­ве­ща­ла над­пись о том что «Кир­жач­ский Бла­го­ве­щен­ский мо­на­стырь ос­но­вал в XIV ве­ке, от 1354 до 1358 го­да, пре­по­доб­ный Сер­гий, игу­мен Свя­то-Тро­иц­ко­го мо­на­сты­ря, по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Алек­сия, мос­ков­ско­го чу­до­твор­ца, по ос­но­ва­нии се­го па­ки воз­вра­тил­ся в Свя­то-Тро­иц­кий мо­на­стырь, по уве­ща­нию и умо­ле­нию двух ар­хи­манд­ри­тов, по­слан­ных свя­ти­те­лем Алек­си­ем; вме­сто се­бя же оста­вил в Кир­жач­ском мо­на­сты­ре на­сто­я­те­лем пер­во­го уче­ни­ка сво­е­го, пре­по­доб­но­го иеро­мо­на­ха Ро­ма­на, ко­то­ро­го мо­щи здесь на­хо­дят­ся под спу­дом. В па­мять его по усер­дию на­ро­да от­прав­ля­е­мы бы­ва­ют па­ни­хи­ды, а на гроб­ни­це вы­че­ка­не­ны ему тро­парь и кондак».

При­ме­ча­тель­но, что в ру­ко­пис­ных свят­цах XVII–XVIII ве­ков пер­вый Кир­жач­ский игу­мен име­ну­ет­ся пре­по­доб­ным и чу­до­твор­цем. По­жа­ры мо­на­сты­ря, уни­что­жив­шие боль­шую часть ар­хи­ва, мог­ли по­гу­бить и за­пи­си о чу­де­сах пре­по­доб­но­го Ро­ма­на, ко­то­рые да­ли по­вод на­зы­вать его да­же чу­до­твор­цем.

Иерей Алек­сандр Лян­нов, слу­жа­щий в го­ро­де Мсте­ры Вла­ди­мир­ской об­ла­сти, пе­ре­дал рас­сказ сво­ей ба­буш­ки, Яку­ше­вой Ан­ны Ива­нов­ны, слы­шан­ный им от нее в се­ре­дине 1980-х го­дов. В кон­це 1920-х го­дов Ан­на Ива­нов­на жи­ла в де­ревне Рать­ко­во Кир­жач­ско­го рай­о­на. У од­ной из жи­тель­ниц Рать­ко­во ма­лень­кая дочь бы­ла тя­же­ло боль­на и с рож­де­ния не мог­ла хо­дить. Око­ло 1928 го­да, неза­дол­го до за­кры­тия Бла­го­ве­щен­ско­го со­бо­ра, в день па­мя­ти пре­по­доб­но­го Ро­ма­на (29 июля) мать по обык­но­ве­нию ре­ши­ла пой­ти с доч­кой в цер­ковь, глу­бо­ко по­чи­тая пре­по­доб­но­го. Она по­са­ди­ла боль­но­го ре­бен­ка на пле­чи и пеш­ком от­пра­ви­лась в го­род. Бо­ясь опоз­дать на Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию, жен­щи­на вы­шла ра­но и при­шла за­дол­го до на­ча­ла бо­го­слу­же­ния. Уто­мив­шись от до­ро­ги, мать с боль­ной де­воч­кой на ру­ках при­се­ла от­дох­нуть на сту­пе­нях Бла­го­ве­щен­ско­го хра­ма. От ре­ки под­ни­мал­ся го­лу­бой ту­ман и мяг­ко оку­ты­вал мо­на­стыр­ские церк­ви. Устав­ший ре­бе­нок по­про­сил у ма­те­ри по­пить. Неожи­дан­но к ним по­до­шел бла­го­об­раз­ный ста­рец в мо­на­ше­ской одеж­де и пред­ло­жил де­воч­ке крин­ку с мо­ло­ком. Ма­лыш­ка сде­ла­ла несколь­ко глот­ков и, по­бла­го­да­рив, вер­ну­ла недо­пи­тое мо­ло­ко доб­ро­му де­душ­ке. Спу­стя несколь­ко ми­нут ре­бе­нок вновь об­ра­тил­ся к ма­те­ри: «Ма­ма, мне ста­ло так хо­ро­шо, еще бы по­пить!» Оста­вив доч­ку на сту­пе­нях хра­ма, жен­щи­на бро­си­лась до­го­нять ста­рень­ко­го мо­на­ха, но ни­где не смог­ла его най­ти.

Вер­нув­шись, мать взя­ла де­воч­ку па ру­ки и под­ня­лась в Бла­го­ве­щен­ский со­бор. Она со сле­за­ми мо­ли­лась, ис­по­ве­да­лась и при­ча­сти­лась. Ма­лыш­ка си­де­ла под­ле на ска­ме­еч­ке и с лю­бо­пыт­ством рас­смат­ри­ва­ла цер­ковь. На стене она за­ме­ти­ла зна­ко­мое изо­бра­же­ние доб­ро­го стар­ца, на­по­ив­ше­го ее мо­ло­ком, и по­ка­за­ла его ма­те­ри. Им ока­зал­ся пре­по­доб­ный Ро­ман, Кир­жач­ский игу­мен. По­сле окон­ча­ния бо­го­слу­же­ния боль­ная ма­лют­ка на­столь­ко луч­ше се­бя по­чув­ство­ва­ла, что смог­ла весь об­рат­ный путь из Кир­жа­ча в Рать­ко­во прой­ти сво­и­ми нож­ка­ми. По­сле чу­дес­но­го ис­це­ле­ния де­воч­ка все­гда с ран­ней вес­ны до позд­ней осе­ни неиз­мен­но хо­ди­ла бо­си­ком, вы­зы­вая шут­ки и на­смеш­ки окру­жа­ю­щих.

В 1928 го­ду Бла­го­ве­щен­ский со­бор за­кры­ли. В го­ды Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны в под­кле­те хра­ма рас­по­ла­га­лась ке­ро­си­но­вая лав­ка, где все­гда вы­стра­и­ва­лись боль­шие оче­ре­ди. Од­на­жды лю­ди, сто­яв­шие за ке­ро­си­ном, уви­де­ли на кры­ше со­бо­ра ста­ро­го мо­на­ха, оде­то­го в ман­тию. С ка­ди­лом в ру­ках ста­рец об­хо­дил кры­шу и со всех сто­рон ка­дил го­род Кир­жач. По мо­лит­вен­но­му за­ступ­ни­че­ству свя­то­го по­кро­ви­те­ля го­род Кир­жач остал­ся в сто­роне от во­ен­ных дей­ствий.

В 1990–1991 го­дах вновь Бо­жи­им Про­мыс­лом ожил быв­ший Кир­жач­ский мо­на­стырь: Бла­го­ве­щен­ский со­бор от­кры­ли для бо­го­слу­же­ния как при­ход­скую цер­ковь, и при­ход сде­лал пер­вые ша­ги по вос­ста­нов­ле­нию мо­на­стыр­ских хра­мов.

В 1992 го­ду в Бла­го­ве­щен­ском при­хо­де го­то­ви­лись к тор­же­ствен­но­му празд­но­ва­нию 600-ле­тия со дня кон­чи­ны пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, ос­но­ва­те­ля Кир­жач­ско­го мо­на­сты­ря. На­ка­нуне тор­жеств епи­скоп Вла­ди­мир­ский и Суз­даль­ский Ев­ло­гий по­се­тил храм, чтобы по­смот­реть, как про­хо­ди­ла под­го­тов­ка к празд­ни­ку. Про­хо­дя по тер­ри­то­рии быв­ше­го мо­на­сты­ря, вла­ды­ка об­ра­тил вни­ма­ние на неак­ку­рат­ную на­сыпь из галь­ки близ гуль­би­ща Бла­го­ве­щен­ско­го со­бо­ра и по­про­сил раз­ров­нять ее. Через два дня вы­зва­ли трак­то­ри­ста. Сняв верх­ний слой галь­ки, он на­ткнул­ся на оско­лоч­но-фу­гас­ную ми­ну. По­тря­сен­ные при­хо­жане вы­зва­ли бри­га­ду са­пе­ров. Ми­на ока­за­лась бое­спо­соб­ной и при взры­ве раз­ру­ши­ла бы со­бор, мог­ли по­стра­дать лю­ди. Так стро­и­тель Кир­жач­ско­го мо­на­сты­ря, пре­по­доб­ный Сер­гий, и его пер­вый игу­мен, пре­по­доб­ный Ро­ман, чу­дес­но со­хра­ни­ли свою оби­тель и предот­вра­ти­ли несча­стье.

По бла­го­сло­ве­нию ар­хи­епи­ско­па Вла­ди­мир­ско­го и Суз­даль­ско­го Ев­ло­гия ра­зо­рен­ные при­ход­ские хра­мы во имя Все­ми­ло­сти­во­го Спа­са и Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в 1995 го­ду вновь об­ра­ще­ны в оби­тель, но на сей раз уже в жен­скую. Уди­ви­тель­но, что Бла­го­ве­щен­ский мо­на­стырь был от­крыт 4 июля, пе­ред все­нощ­ным бде­ни­ем в ка­нун па­мя­ти пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, с ко­то­рым со­еди­ня­ет­ся вся ис­то­рия оби­те­ли. Пер­вые на­сель­ни­цы по­сту­пи­ли сю­да из Алек­сан­дров­ско­го Свя­то-Успен­ско­го жен­ско­го мо­на­сты­ря. Впе­ре­ди их ожи­да­ли боль­шие труд­но­сти по вос­ста­нов­ле­нию древ­не­го мо­на­сты­ря: зда­ния не отап­ли­ва­лись, в них по­ми­мо хо­ло­да ца­ри­ла сы­рость. За мо­лит­вы свя­то­го по­кро­ви­те­ля, пре­по­доб­но­го Ро­ма­на, ни од­на из се­стер не за­бо­ле­ла.

В мае 1997 го­да в Бла­го­ве­щен­скую жен­скую оби­тель по­сту­пи­ла по­слуш­ни­ца Люд­ми­ла Тру­би­на. На вто­рой день по­сле при­ез­да в мо­на­стырь у мо­ло­день­кой, со­вер­шен­но здо­ро­вой де­вуш­ки опух­ли до ко­лен и на­ча­ли бо­леть но­ги. Ей при­шлось сме­нить обувь. Люд­ми­ла не мог­ла сто­ять и с тру­дом пе­ре­дви­га­лась. Боль в но­гах бы­ла на­столь­ко му­чи­тель­на, что по­слуш­ни­ца не мог­ла удер­жать­ся от слез, уны­ва­ла. Услы­шав об ис­це­ле­нии де­воч­ки из Рать­ко­во, ве­че­ром она ре­ши­ла про­честь ака­фист пре­по­доб­но­му Ро­ма­ну над ме­стом его по­гре­бе­ния. На сле­ду­ю­щий день боль неожи­дан­но утих­ла. Об­ра­до­ван­ная де­вуш­ка еще раз про­чла ака­фист пер­во­иг­у­ме­ну Кир­жач­ско­го мо­на­сты­ря, бла­го­да­ря его за об­лег­че­ние в бо­лез­ни, по­сле че­го по­лу­чи­ла со­вер­шен­ное ис­це­ле­ние.

В 1996 го­ду из­вест­ным ис­то­ри­ком С.А. Бе­ля­е­вым бы­ли на­ча­ты боль­шие ар­хео­ло­ги­че­ские ра­бо­ты в усы­паль­ни­це пре­по­доб­но­го Ро­ма­на. В цен­тре ча­сов­ни, на глу­бине око­ло двух мет­ров от древ­не­го по­ла, бы­ли об­ре­те­ны свя­тые мо­щи пре­по­доб­но­го Ро­ма­на, чу­дес­ным об­ра­зом со­хра­нив­ши­е­ся, несмот­ря на все пе­ри­пе­тии ис­то­рии, и не по­тре­во­жен­ные все­воз­мож­ны­ми ра­бо­та­ми на этом ме­сте. Это со­бы­тие при­шлось на 12 но­яб­ря 1996 го­да, день празд­но­ва­ния ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри Ми­ло­сти­вой и па­мя­ти свя­ти­те­ля Иоан­на Ми­ло­сти­во­го.

Во­прос о по­чи­та­нии пре­по­доб­но­го Ро­ма­на тес­но свя­зан с ис­то­ри­ей уста­нов­ле­ния па­мя­ти Со­бо­ра Ра­до­неж­ских свя­тых, ко­то­рая вос­хо­дит к се­ре­дине XVII ве­ка, ко­гда бы­ло осо­зна­но зна­че­ние пре­по­доб­но­го Сер­гия как все­рос­сий­ско­го свя­то­го и пе­чаль­ни­ка Рус­ской зем­ли. Имен­но то­гда уже бы­ли со­став­ле­ны пер­вые спис­ки уче­ни­ков пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го.

По бла­го­сло­ве­нию свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Пи­ме­на в 1981 го­ду бы­ло уста­нов­ле­но празд­но­ва­ние Со­бо­ра Ра­до­неж­ских свя­тых на сле­ду­ю­щий день по­сле празд­ни­ка в честь об­ре­те­ния мо­щей пре­по­доб­но­го Сер­гия, 6 июля; в 1982 го­ду, в день празд­но­ва­ния Вла­ди­мир­ской ико­ны Бо­го­ма­те­ри, 23 июня, уста­но­ви­ли па­мять Со­бо­ра Вла­ди­мир­ских свя­тых. В чис­ле свя­тых, в зем­ле Вла­ди­мир­ской и Ра­до­неж­ской про­си­яв­ших, был про­слав­лен и уче­ник пре­по­доб­но­го Сер­гия, пре­по­доб­ный Ро­ман, игу­мен Кир­жач­ский.

Бла­го­ве­щен­ская Кир­жач­ская оби­тель, управ­ля­е­мая по­сле пре­по­доб­но­го Ро­ма­на мно­го­чис­лен­ны­ми на­сто­я­те­ля­ми и стро­и­те­ля­ми, на­хо­ди­лась в ве­де­нии Тро­и­це-Сер­ги­е­во­го мо­на­сты­ря.

Из по­чте­ния к па­мя­ти ос­но­ва­те­ля оби­те­ли, пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, его близ­ко­го уче­ни­ка и спо­движ­ни­ка, пре­по­доб­но­го Ро­ма­на Кир­жач­ско­го, мно­гие кня­зья и бо­яре вно­си­ли круп­ные вкла­ды в Бла­го­ве­щен­ский мо­на­стырь. Мо­на­стыр­ские кре­стьяне осво­бож­да­лись от по­шлин, раз­ре­ша­лись рыб­ные лов­ли, ока­зы­ва­лись и иные льго­ты. Дер­жав­ные кня­зья, рос­сий­ские го­су­да­ри, име­ни­тые бо­яр­ские фа­ми­лии ока­зы­ва­ли вни­ма­ние мо­на­сты­рю, но наи­боль­шее по­пе­че­ние о нем име­ли бо­яре Ми­ло­слав­ские, фа­миль­ная усы­паль­ни­ца ко­то­рых бы­ла устро­е­на под цер­ко­вью Все­ми­ло­сти­во­го Спа­са. Из­вест­ный цар­ский изо­граф Си­мон Фе­до­ров Уша­ков в 1659 го­ду на­пи­сал для мо­на­сты­ря об­раз Гос­по­да Иису­са Хри­ста с пред­сто­я­щи­ми пре­по­доб­ны­ми Сер­ги­ем и Ни­ко­ном.

Во все вре­мя сво­е­го су­ще­ство­ва­ния Кир­жач­ская оби­тель име­ла до­ста­точ­ные сред­ства, а по­то­му мог­ла ока­зы­вать зна­чи­тель­ную по­мощь боль­ным и неиму­щим.

В чис­ле мно­гих рус­ских мо­на­сты­рей в 1764 го­ду Бла­го­ве­щен­скую оби­тель упразд­ни­ли и об­ра­ти­ли в при­ход­скую цер­ковь. Иму­ще­ство пе­ре­да­ли в Тро­и­це-Сер­ги­е­ву Лав­ру, а брат­ство бы­ло разо­сла­но по дру­гим мо­на­сты­рям.

В се­ре­дине XIX ве­ка се­мья Со­ло­вье­вых, жи­те­лей го­ро­да Кир­жа­ча, при­ня­ла на се­бя осо­бое по­пе­че­ние о быв­ших мо­на­стыр­ских хра­мах, от­ре­мон­ти­ро­вав их и об­но­вив на­стен­ную жи­во­пись.

Глав­ный храм оби­те­ли во имя Бла­го­ве­ще­ния Пpecвя­той Бо­го­ро­ди­цы по­стро­ен в кон­це XV – на­ча­ле XVI ве­ка по по­до­бию Тро­иц­ко­го со­бо­ра мо­на­сты­ря пре­по­доб­но­го Сер­гия. В его под­кле­те неко­гда был при­дел в честь рав­ноап­о­столь­ных ца­рей Кон­стан­ти­на и Еле­ны. Вто­рую цер­ковь XVI ве­ка по­свя­ти­ли пре­по­доб­но­му Сер­гию Ра­до­неж­ско­му, устро­и­те­лю свя­той оби­те­ли на Кир­жа­че. Храм во имя Про­ис­хож­де­ния Чест­ных Древ Кре­ста Гос­под­ня и Все­ми­ло­сти­во­го Спа­са вы­стро­ен в 1656 го­ду Иоан­ном Ан­дре­еви­чем Ми­ло­слав­ским, впо­след­ствии его под­клет стал ро­до­вой усы­паль­ни­цей Ми­ло­слав­ских. По­след­няя цер­ковь бы­ла устро­е­на на тер­ри­то­рии мо­на­сты­ря бра­тья­ми Со­ло­вье­вы­ми на ме­сте по­гре­бе­ния сво­их ро­ди­те­лей в XIX ве­ке и по­свя­ще­на Всем свя­тым.

По­сле Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции, око­ло 1928 го­да, на­дол­го пре­рва­лась ли­тур­ги­че­ская жизнь неко­гда слав­ной древ­ней оби­те­ли, хра­мы за­кры­ли. В 1932–34 го­дах был взо­рван и пол­но­стью раз­ру­шен храм во имя пре­по­доб­но­го Сер­гия. Семь де­ся­ти­ле­тий ца­ри­ло за­пу­сте­ние на свя­той зем­ле, но ми­ло­стью Бо­жи­ей, спу­стя 605 лет по­сле бла­жен­ной кон­чи­ны сми­рен­но­го уче­ни­ка ав­вы Сер­гия, пре­по­доб­но­го Ро­ма­на Кир­жач­ско­го, в Бла­го­ве­щен­ском мо­на­сты­ре ныне тор­же­ствен­но про­слав­ля­ют па­мять его свет­ло­го име­ни.

Молитвы

Тропарь преподобному Роману Киржачскому, глас 4

От ю́ности горя́чим жела́нием Боже́ственныя любве́ разжига́емь,/ жите́йския молвы́ оста́вль, преподо́бне,/ учени́к вели́каго Се́ргия был еси́,/ безмо́лвием и жесто́ким пребыва́нием,/ бде́нием и моли́твою, посто́м после́дуя Христу́;/ сего́ ра́ди избра́нием учи́теля твоего́, свяще́нства сподобля́ешися/ от руки́ блаже́ннаго Алекси́я/ и па́стырь поставля́ешися оби́тели, я́же на Киржаче́,/ в ней же трудолю́бно пожи́в, ко Го́споду отхо́диши,/ Рома́не преподо́бне,/ моли́ о нас Христа́ Бо́га,/ со учи́телем твои́м преподо́бным Се́ргием,// спасти́ся душа́м на́шим.

Перевод: С юности воспламеняем горячим стремлением к Божественной любви, ты оставил житейскую суету, преподобный, стал учеником великого Сергия, безмолвием и суровой жизнью, бдением и молитвой, постом следуя за Христом; поэтому, по выбору учителя твоего, священства сподобился от руки блаженного Алексия и был поставлен настоятелем Киржачской обители, в ней же трудолюбиво прожив, ко Господу отходишь, Роман преподобный, моли о нас Христа Бога, с учителем твоим преподобным Сергием, спастись душам нашим.

Кондак преподобному Роману Киржачскому, глас 8

Жития́ треволне́ния и мяте́ж мирски́й,/ и страстна́я взыгра́ния в ничто́же вмени́в,/ пусты́нный трудолю́бник показа́лся еси́,/ мона́хов наста́вник, Рома́не преподо́бне,/ и́ноков собира́тель и моле́бный ко Го́споду честны́й рачи́тель,/ моли́ о нас Христа́ Бо́га, со учи́телем твои́м преподо́бным Се́ргием,// спасти́ся душа́м на́шим.

Перевод: Житейские бури и суету мирскую, и страстные восстания посчитав ничем, усердным пустынником стал, монахов наставник, Роман преподобный, иноков собиратель и в молитвах ко Господу чтимый ходатай, моли о нас Христа Бога, с учителем твоим преподобным Сергием, спастись душам нашим.

показать все

Молитва преподобному Роману Киржачскому

О, преди́вный уго́дниче Бо́жий, преподо́бне о́тче наш Рома́не! Гра́да Киржача́ и земли́ Влади́мирския драгоце́нное украше́ние, и́ночествующих богому́дрый нача́льниче и всех притека́ющих к Тебе́ до́брый наста́вниче! Ты глаго́ла Се́ргия вели́каго послу́шал еси́ и тве́рдым стопа́м его́ и́скренне после́довал еси́. Те́мже па́стырь ре́вностный оби́тели Благове́щения Пресвяты́я Богоро́дицы во гра́де сем был еси́. Ны́не же, со дерзнове́нием предстоя́ Престо́лу Вседержи́теля, неотсту́пно мо́лишися о чту́щих и прославля́ющих святу́ю па́мять твою́. Усе́рдно и приле́жно мо́лим тя, о́тче преди́вне, неотсту́пно предста́тельствуй о всех нас Всеми́лостивому Влады́це Го́споду Иису́су Христу́, да твои́ми те́плыми и святы́ми мольба́ми да́рует нам, немощны́м и многогре́шным, оставле́ние беззако́ний на́ших, да обрати́т нас на путь Боже́ственных за́поведей Его́, веду́щих в жизнь ве́чную, да омо́ет нас, окамене́лых се́рдцем, слеза́ми и́скренняго и и́стиннаго покая́ния. Испроси́, уго́дниче вели́кий, вы́шний мир и тишину́ гра́ду твоему́, оби́тели твое́й и стране́ на́шей многострада́льней, ве́ры правосла́вныя утвержде́ние, лю́дем ве́рным здра́вие и спасе́ние, и́ночествующим во бде́ниях моли́твенных и труда́х укрепле́ние. Огради́ нас моли́твами твои́ми от вся́ких зол, бед и напа́стей, от лю́таго наше́ствия иноплеме́нных, от враго́в ви́димых и неви́димых сохрани́. Испроси́ нам у Всеще́драго Царя́ и Бо́га вре́мя на исправле́ние на́ше и в день Стра́шнаго Суда́ не оста́ви нас без заступле́ния твоего́, да та́ко зде богоуго́дно пожи́вше, сподо́бимся насле́дия ве́чнаго. Та́може ты со учи́телем твои́м, богодухнове́нным а́ввою Се́ргием, со всем светоза́рным собо́ром святы́х земли́ Ру́сския и со все́ми святы́ми непреста́нно воспева́еши Безнача́льнаго Отца́ со Единоро́дным Его́ Сы́ном и Всесвяты́м и Благи́м и Животворя́щим Его́ Ду́хом ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Случайный тест