Дни памяти

23 июня – Собор Рязанских святых

1 августа

Житие

Крат­кое жи­тие му­че­ни­ка бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на Рязанского

Свя­той бла­го­вер­ный князь Ро­ман Оле­го­вич Ря­зан­ский был из ро­да кня­зей, ко­то­рые во вре­мя та­тар­ско­го ига про­сла­ви­лись как за­щит­ни­ки хри­сти­ан­ской ве­ры и Оте­че­ства. Оба его де­да умер­ли за От­чиз­ну в бит­ве с Ба­ты­ем. Вос­пи­тан­ный в люб­ви к свя­той ве­ре (князь жил в сле­зах и мо­лит­вах) и сво­ей Ро­дине, князь все­ми си­ла­ми за­бо­тил­ся о ра­зо­рен­ных и угне­тен­ных под­дан­ных, за­ши­щал их от на­си­лий и гра­бе­жей хан­ских бас­ка­ков (сбор­щи­ков по­да­тей). Бас­ка­ки воз­не­на­ви­де­ли свя­то­го и окле­ве­та­ли его пе­ред та­тар­ским ха­ном Мен­гу-Ти­му­ром. Ро­ман Оле­го­вич был вы­зван в Ор­ду, где хан Мен­гу-Ти­мур объ­явил, что он дол­жен вы­брать од­но из двух: или му­че­ни­че­скую смерть, или та­тар­скую ве­ру. Бла­го­вер­ный князь от­ве­чал, что хри­сти­а­нин не мо­жет из­ме­нить ис­тин­ную ве­ру на лож­ную. За свою твер­дость в ис­по­ве­да­нии ве­ры он был под­верг­нут же­сто­ким ис­тя­за­ни­ям: ему от­ре­за­ли язык, вы­ко­ло­ли гла­за, об­ре­за­ли уши и гу­бы, от­сек­ли ру­ки и но­ги, со­дра­ли с го­ло­вы ко­жу и, от­ру­бив го­ло­ву, на­са­ди­ли ее на ко­пье. Это про­изо­шло в 1270 го­ду.

По­чи­та­ние кня­зя-му­че­ни­ка на­ча­лось сра­зу же по его смер­ти. Ле­то­пись го­во­рит о свя­том: "Ку­пи се­бе стра­стию Цар­ствие Небес­ное и ве­нец при­ят от ру­ки Гос­под­ней со срод­ни­ком сво­им, ве­ли­ким кня­зем Чер­ни­гов­ским Ми­ха­и­лом Все­во­ло­до­ви­чем, по­стра­дав­ши по Хри­сте за пра­во­слав­ную хри­сти­ан­скую ве­ру".

С 1854 го­да со­вер­ша­ет­ся в Ря­за­ни крест­ный ход и мо­ле­бен в день па­мя­ти свя­то­го Ро­ма­на. В 1861 го­ду в Ря­за­ни освя­щен храм в честь бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на.

Пол­ное жи­тие му­че­ни­ка бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на Рязанского

Свя­той бла­го­вер­ный князь Ро­ман Оле­го­вич Ря­зан­ский (в ми­ру Яро­слав) ро­дил­ся неза­дол­го до на­ше­ствия та­тар на Рус­скую зем­лю, в 1237 го­ду. Он про­ис­хо­дил из доб­лест­но­го ро­да ря­зан­ских кня­зей, за­бо­тив­ших­ся о ве­ре и бла­го­че­стии. Ро­до­на­чаль­ник ро­да, пра­внук свя­то­го рав­ноап­о­столь­но­го ве­ли­ко­го кня­зя Вла­ди­ми­ра, князь Яро­слав-Кон­стан­тин и его де­ти кня­зья Ми­ха­ил и Фе­о­дор (па­мять 21 мая/3 июня) про­сла­ви­лись свя­то­стью жиз­ни. Внук Кон­стан­ти­на, Вла­ди­мир Свя­то­сла­вич, был при­ме­ром бес­ко­ры­стия и са­мо­от­вер­же­ния, свя­той му­ром­ский чу­до­тво­рец Петр († 1228; па­мять 25 июня/8 июля) так­же был вну­ком Кон­стан­ти­на. Дед свя­то­го кня­зя Ро­ма­на князь Олег ос­но­вал Оль­гов Успен­ский мо­на­стырь неда­ле­ко от Ря­за­ни. Два де­да – кня­зья Юрий и Олег Иго­ре­ви­чи – по­гиб­ли в 1237 го­ду за ве­ру и оте­че­ство в бит­ве с Ба­ты­ем. Свя­той князь Ро­ман ум­но­жил доб­ро­де­те­ли сво­их пред­ков, про­сла­вив Ря­зан­скую зем­лю по­дви­гом ис­по­вед­ни­че­ства.

Дет­ство и юность свя­то­го кня­зя Ро­ма­на при­шлись на са­мый пер­вый пе­ри­од мон­го­ло-та­тар­ско­го ига и это ос­та­ви­ло от­пе­ча­ток на судь­бе свя­то­го кня­зя Ро­ма­на, как и ты­сяч его совре­мен­ни­ков. Он ли­шил­ся так­же и ро­ди­те­лей. Об от­це свя­то­го кня­зе Оле­ге Иго­ре­ви­че из­вест­но, что он был взят Ба­ты­ем в плен и вер­нул­ся на ро­ди­ну в 1252 го­ду. Неиз­вест­но, как уце­лел от та­тар юный князь Ро­ман. Су­ще­ству­ет пред­по­ло­же­ние, что он был уве­зен епи­ско­пом Ря­зан­ским и Му­ром­ским Ев­фро­си­ном Свя­то­гор­цем в Му­ром.

Ли­шен­ный род­ных и кро­ва, свя­той князь Ро­ман с юно­сти шел к ис­по­вед­ни­чес­ко­му по­дви­гу пу­тем скор­бей и стра­да­ний. Вос­пи­та­ние его бы­ло, по бла­го­че­сти­во­му рус­ско­му обы­чаю, цер­ков­ное. На­ча­ло пре­муд­ро­сти – страх Бо­жий – по­ла­га­лось в ос­но­ва­ние жиз­ни через чте­ние Свя­щен­но­го Пи­са­ния. Крот­кий князь с юно­сти пла­ме­нел лю­бо­вью ко Хри­сту и утвер­ждал­ся в пра­во­слав­ной ве­ре. Бла­го­че­стие и тер­пе­ние, лю­бовь к от­чизне и со­вер­шен­ная пре­дан­ность во­ле Бо­жи­ей от­ли­чи­ли бу­ду­ще­го стра­сто­терп­ца и ис­по­вед­ни­ка.

Ко­гда отец вер­нул­ся из та­тар­ско­го пле­на, бла­го­вер­ный князь был уже се­мей­ным че­ло­ве­ком. Его су­пру­га кня­ги­ня Ана­ста­сия про­ис­хо­ди­ла из ро­да ве­ли­ко­го кня­зя ки­ев­ско­го и от­ли­ча­лась ис­крен­ней ве­рой и бла­го­тво­ри­тель­но­стью. Трое сы­но­вей – кня­жи­чи Фе­о­дор, Яро­слав и Кон­стан­тин – вос­пи­ты­ва­лись в бла­го­че­стии и стра­хе Бо­жи­ем.

20 мар­та 1258 го­да, по­сле кон­чи­ны от­ца кня­зя Оле­га, пе­ред смер­тью при­няв­ше­го мо­на­ше­ский по­стриг, бла­го­вер­ный князь Ро­ман всту­пил на пре­стол об­шир­но­го Ря­зан­ско­го кня­же­ства, ко­то­рое в то вре­мя мед­лен­но оправ­ля­лось от та­тар­ско­го по­гро­ма. Свя­той князь Ро­ман при­нял управ­ле­ние кня­же­ством с од­ной на­деж­дой на Про­мысл Бо­жий и в про­дол­же­ние две­на­дца­ти тя­же­лей­ших лет сво­е­го кня­же­ния су­мел со­хра­нить Ря­зан­ские зем­ли от но­вых ра­зо­ре­ний. Бла­го­вер­ный князь со сле­за­ми мо­лил­ся о сво­ей ро­дине и ста­рал­ся об­лег­чить участь ра­зо­рен­но­го на­ро­да. Сло­вом и при­ме­ром сво­ей жиз­ни он вну­шал окру­жав­шим лю­бовь к род­ной зем­ле и Свя­той Церк­ви. Та­тар­ские сбор­щи­ки да­ни (бас­ка­ки) зло­би­лись на свя­то­го кня­зя, так как он по­сто­ян­но удер­жи­вал их от на­си­лий и за­сту­пал­ся за оби­жен­ных. Од­на­жды один из бас­ка­ков до­нес ха­ну Мен­гу-Те­ми­ру, что бла­го­вер­ный князь Ро­ман ху­лит ха­на и по­но­сит его язы­че­скую ве­ру. На­шлись лю­ди, ко­то­рые под­твер­ди­ли кле­ве­ту, и хан вы­звал свя­то­го в Орд­у на суд.

Спо­кой­но вы­слу­шал пе­чаль­ную весть крот­кий князь и стал со­би­рать­ся в Ор­ду, к го­ре­сти се­мей­ства и всех жи­те­лей Ря­за­ни, ис­крен­но его лю­бив­ших.

От­прав­ля­ясь к ха­ну, бла­го­вер­ный князь Ро­ман рас­пре­де­лил меж­ду сы­но­вья­ми уде­лы сво­е­го кня­же­ства и при­ча­стил­ся Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин. В Ор­де свя­той князь, по сло­ву ле­то­пис­ца, в кле­ве­те «оправ­дал­ся, но бас­как на­у­сти мно­ги от кня­зей та­тар­ских, и они на­ча­ша ну­ди­ти его к ве­ре их». И по по­ве­ле­нию ха­на бла­го­вер­ный князь дол­жен был для сво­е­го оправ­да­ния при­нять ве­ру их. В по­ры­ве бла­го­че­сти­во­го него­до­ва­ния и люб­ви к ве­ре Хри­сто­вой «он же гла­го­ла к ним: “Не до­сто­ит пра­во­слав­ным хри­сти­а­ном, оста­вя ве­ру свою пра­во­слав­ную, прии­ма­ти ве­ру ба­сур­ман­скую”. То­гда на­ча­ша его би­ти. Он же гла­го­ла­ша: “Хрис­ти­а­нин есть, и во­ис­ти­ну, хри­сти­ан­ская ве­ра свя­та, а ва­ша та­тар­ская ве­ра по­га­на есть”». Та­та­ры пы­ла­ли яро­стью и скре­же­та­ли зу­ба­ми на свя­то­го, но, ви­дя непре­клон­ность, устре­ми­лись на него и на­ча­ли бить неми­ло­сти­во. «Хрис­ти­а­нин есть, – вос­кли­цал князь, осы­па­е­мый уда­ра­ми, – и свя­та во­ис­ти­ну ве­ра хри­сти­ан­ская!» Он хо­тел еще го­во­рить, но ему за­ткну­ли рот и, за­ко­вав це­пя­ми, бро­си­ли в тем­ни­цу. В душ­ном под­зе­ме­лье, свя­зан­ный по ру­кам и но­гам, св. князь Ро­ман осла­бе­вал те­лом, но укреп­лял­ся ду­хом. По­кор­ность Про­мыс­лу Бо­жию, быв­шая од­ной из ос­нов­ных доб­ро­де­те­лей его жиз­ни, под­дер­жи­ва­ла стра­даль­ца и вли­ва­ла в него но­вые си­лы для пе­ре­не­се­ния на­сту­пив­ших му­че­ний. Князь пред­чув­ство­вал, что его ожи­да­ет, и толь­ко мо­лил­ся. Жре­бий его уже был ре­шен ха­ном: он дал та­та­рам по­ве­ле­ние умерт­вить бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на. С же­сто­ки­ми ру­га­тель­ства­ми из­влек­ли му­че­ни­ка из тем­ни­цы и по­ве­ли на ме­сто каз­ни. Князь спо­кой­но шел на му­че­ние; на ли­це его от­ра­жа­лось чув­ство хри­сти­ан­ско­го сми­ре­ния и ду­шев­но­го спо­кой­ствия, ко­то­рые да­ют­ся в удел немно­гим, очи­стив­шим­ся в гор­ни­ле ис­ку­ше­ний. Ис­по­вед­ник Хри­стов не стра­шил­ся уме­реть за Него, но не знал, что ожи­да­ет его ужас­ней­шая из смер­тей – смерть мед­лен­ная. При­шед­ши на ме­сто каз­ни, свя­той в по­след­ний раз ре­шил ис­пы­тать си­лу сво­е­го сло­ва над вар­ва­ра­ми и на­чал уко­рять их в суе­ве­рии и же­сто­ко­сти, гро­зил им гне­вом Бо­жи­им. Ему от­ре­за­ли язык, а за­тем пре­да­ли страш­ным му­кам: вы­ко­ло­ли гла­за, об­ре­за­ли гу­бы. Бес­че­ло­ве­чие му­чи­те­лей не по­ща­ди­ло ни од­но­го чле­на стра­даль­ца, св. страс­то­терп­ца ру­би­ли по ча­стям: сна­ча­ла от­ня­ли пер­сты рук и ног, по­том от­сек­ли ру­ки и но­ги. «И яко оста­ся труп един, они же одра­ша ко­жу от гла­вы его и ко­пие во­з­о­ткну­ша».

Та­кие стра­да­ния пре­тер­пел в Ор­де доб­лест­ный князь Ря­зан­ский Ро­ман Оле­го­вич в 19-й день ме­ся­ца июля 1270 го­да. Пре­да­ние гла­сит, что свя­тые мо­щи му­че­ни­ка Ро­ма­на Ря­зан­ско­го бы­ли тай­но пе­ре­не­се­ны в Ря­зань и там с бла­го­го­ве­ни­ем пред­аны зем­ле. Ме­сто по­гре­бе­ния оста­лось неиз­вест­ным. Цер­ков­ное по­чи­та­ние бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на в ли­ке свя­тых на­ча­лось сра­зу же по­сле его му­че­ни­че­ской кон­чи­ны. Совре­мен­ни­ки на­зы­ва­ли его но­вым му­че­ни­ком и срав­ни­ва­ли с ве­ли­ко­му­че­ни­ком Иа­ко­вом Пер­ся­ни­ном († 421; па­мять 27 но­яб­ря/10 де­каб­ря). Ле­то­пись го­во­рит о свя­том: «Ку­пи се­бе стра­стию Цар­ствие Небес­ное и ве­нец при­ят от ру­ки Гос­под­ней со срод­ни­ком сво­им, ве­ли­ким кня­зем Чер­ни­гов­ским Ми­ха­и­лом Все­во­ло­до­ви­чем, по­стра­дав­ши по Хри­сте за пра­во­слав­ную хри­сти­ан­скую ве­ру».

В 1812 го­ду, в день па­мя­ти бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на, рус­ские вой­ска одер­жа­ли первую по­бе­ду при Кля­сти­цах. В па­мять об этом на стене мос­ков­ско­го хра­ма в честь Хри­ста Спа­си­те­ля был на­пи­сан об­раз свя­то­го кня­зя Ро­ма­на. По пре­да­нию, на ико­нах бла­го­вер­ный князь изо­бра­жал­ся так: «Князь не ста­рых лет, с во­ло­са­ми ру­сы­ми, куд­ря­вы­ми, па­да­ю­щи­ми на пле­чи тон­кою вол­ною, в со­бо­льей шу­бе на пле­чах, в бар­хат­ной под­дев­ке; пра­вая ру­ка про­стер­та на мо­лит­ву, а ле­вая дер­жит го­род с цер­ко­вью».

С 1854 го­да со­вер­ша­ет­ся в Ря­за­ни крест­ный ход и мо­ле­бен в день па­мя­ти свя­то­го Ро­ма­на. В 1861 го­ду в Ря­за­ни освя­щен храм в честь бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на. В на­сто­я­щее вре­мя в глав­ном ал­та­ре ря­зан­ско­го ка­фед­раль­но­го Бо­ри­со­глеб­ско­го со­бо­ра есть пе­ре­нос­ной пре­стол, освя­щен­ный во имя свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Ро­ма­на Ря­зан­ско­го. Во вре­мя Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии в этом со­бо­ре на­ря­ду с хра­мо­вым и ря­до­вы­ми тро­па­ря­ми по­ет­ся тро­парь стра­сто­терп­цу Ро­ма­ну, муд­ро­му устро­и­те­лю Ря­зан­ской зем­ли, мо­лит­вен­ни­ку, ис­по­вед­ни­ку, за­щит­ни­ку пра­во­слав­ной ве­ры.

Молитвы

Тропарь мученику благоверному князю Роману Рязанскому, глас 1

Муче́ньми странноужа́сными/ и до́блестию терпе́ния/ всех преудиви́л еси́, кня́же Рома́не:/ честны́х бо чле́нов твои́х по соста́вом ре́зание/ и всего́ телесе́ твоего́ раздробле́ние/ претерпе́л еси́ за ве́ру Христо́ву./ Те́мже и возше́л еси́ к Престо́лу Царя́ Христа́ Бо́га/ и яви́лся еси́ но́вый предста́тель Це́ркве Ряза́нския./ Моли́ся у́бо ко Го́споду,/ да мир и благоде́нствие да́рует гра́ду на́шему,/ и испроси́ у Него́ ми́лость и спасе́ние// чту́щим свяще́нную па́мять твою́, многострада́льне.

Перевод: Мучениями весьма страшными и доблестью терпения ты всех поразил, князь Роман, ибо ты претерпел за веру во Христа отрезание по частям досточтимых членов твоих и всего тела твоего рассечение. Потому поднялся ко Престолу Царя Христа Бога и стал новым покровителем Церкви Рязанской. Молись же ко Господу, да дарует городу нашему мир и благоденствие, и испроси у Него милость и спасение почитающим священную память твою, многострадальный.

Кондак мученику благоверному князю Роману Рязанскому, глас 2

Оклеве́танный пред ха́ном в хуле́нии злове́рия его́,/ дерзнове́нно предста́л еси́ суди́щу нечести́вому;/ убоя́вся же Стра́шнаго Суда́ Христо́ва,/ ха́нское повеле́ние и страх поплева́л еси́, святы́й Рома́не./ Те́лом, я́ко розга́, ре́жемый,/ в страда́ниих уподо́бился еси́ Иа́кову Пе́рсянину/ и яви́лся еси́ великому́ченик изря́дный,/ столп и утвержде́ние Це́ркви Ряза́нстей,// засту́пник и воево́да Росси́йский пресла́вный.

Перевод: Оклеветанный перед ханом в том, что ты хулил его языческую веру, ты дерзновенно предстал беззаконному суду, убоявшись же Страшного Суда Христова, ханский указ и угрозу ты презрел, святой Роман. Телом, как ветвь, разрезаемый, в мучениях ты стал подобен Иакову Персянину и стал особым великомучеником, столп и утверждение Церкви Рязанской, прославляемый защитник и военачальник Российский.

показать все

Молитва мученику благоверному князю Роману Рязанскому

Святы́й сла́вный великому́чениче, благове́рный кня́же Рома́не, покрови́телю и засту́пниче о́бласти Ряза́нския! Ве́руем и упова́ем, я́ко страда́нии и богоуго́дною жи́знию твое́ю стяжа́л еси́ ве́лию ми́лость и дерзнове́ние у Го́спода Бо́га и не забы́л еси́ достоя́ния твоего́ земна́го, оте́чества на́шего, в не́мже обурева́емы мы, раби́ твои́, мно́гими напа́стьми вра́жиими и страстьми́ жите́йскими. Те́мже мо́лим тя: моли́твами и предста́тельством твои́м умоли́ Го́спода Бо́га, да изба́вит нас от вся́ких бед и от всех враго́в, ви́димых и неви́димых. О, вели́кий уго́дниче Бо́жий! Вздохни́ о нас гре́шных ко Го́споду Бо́гу, да прости́т нам вся согреше́ния на́ша, да ниспосле́т нам благода́ть Всесвята́го Ду́ха, да преста́нем от вся́каго скверноде́йства и про́чее вре́мя живота́ на́шего во вся́ком благоче́стии и чистоте́ поживе́м и, та́ко благоугоди́вше Го́споду, сподо́бимся жи́зни вечноблаже́нныя, пою́ще и воспева́юще превели́кое милосе́рдие Бо́жие и твое́ ми́лостивое предстата́льство за нас у Престо́ла Бо́жия во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Молитва вторая мученику благоверному князю Роману Рязанскому

О, пресла́вный страстоте́рпче, вели́кий уго́дниче Бо́жий, принеси́ на́шу сле́зную моли́тву Го́споду Бо́гу на́шему, уми́лостиви Его́ к нам, гре́шным, да оты́мет от нас гнев свой пра́ведный и умири́т страну́ на́шу многострада́льную; да утверди́т благоде́нствие и тишину́, да низпосле́т нам изоби́лие плодо́в земны́х и да возбрани́т враго́м на́шим оби́ду твори́ти си́рым и безпо́мощным. Припа́дающе к ико́не твое́й, воспомина́ем с ве́рою страда́ния твоя́, за Христа́ претерпе́нная, и мо́лим тя: не оста́ви нас и испроси́ нам у Го́спода блага́я вре́менная и ве́чная, да сла́вим просла́вившаго тебе́ Бо́га во ве́ки. Ами́нь.

Случайный тест