Дни памяти:

17 июня  (переходящая) – Собор Санкт-Петербургских святых

12 апреля – Преставление

23 июня – Собор Сибирских святых

13 июля – Прославление

Житие

Краткое житие святителя Софрония, епископа Иркутского

Свя­ти­тель Со­фро­ний, епи­скоп Ир­кут­ский и всея Си­би­ри чу­до­тво­рец, из­вест­ный под фа­ми­ли­ей Кри­сталев­ский, ро­дил­ся в Ма­ло­рос­сии, в Чер­ни­гов­ском пол­ку в 1704 го­ду. Отец его, На­за­рий Фе­до­ров, был "поспо­ли­тый че­ло­век, бель­цем его, Со­фро­ния, зва­ли Сте­фа­ном", в честь пер­во­му­че­ни­ка ар­хи­ди­а­ко­на Сте­фа­на. У него бы­ло два бра­та и сест­ра Пе­ла­гея. Имя од­но­го бра­та – Па­вел, имя дру­го­го, стар­ше­го, неиз­вест­но, но есть све­де­ния, что он был впо­след­ствии на­мест­ни­ком Крас­но­гор­ско­го Зо­ло­то­нош­ско­го мо­на­сты­ря.

Дет­ские го­ды Сте­фа­на про­хо­ди­ли в ме­стеч­ке Бе­ре­зань Пе­ре­я­с­лав­ско­го уез­да Пол­тав­ской гу­бер­нии, где по­се­ли­лась се­мья по­сле уволь­не­ния от­ца со служ­бы. С воз­рас­том Сте­фан по­сту­пил в Ки­ев­скую ду­хов­ную ака­де­мию, где в то вре­мя обу­ча­лись два дру­гих бу­ду­щих свя­ти­те­ля – Иоасаф, епи­скоп Бел­го­род­ский (па­мять 4 сен­тяб­ря и 10 де­каб­ря), и Па­вел, мит­ро­по­лит То­боль­ский.

По­лу­чив ду­хов­ное об­ра­зо­ва­ние, Сте­фан по­сту­пил в Крас­но­гор­ский Пре­об­ра­жен­ский мо­на­стырь (позд­нее пе­ре­име­но­ван в По­кров­ский, а с 1789 го­да пре­об­ра­зо­ван в жен­ский мо­на­стырь), где уже под­ви­зал­ся его стар­ший брат. 23 ап­ре­ля 1730 го­да он при­нял по­стриг с име­нем Со­фро­ний, в честь свя­ти­те­ля Со­фро­ния, пат­ри­ар­ха Иеру­са­лим­ско­го (па­мять 11 мар­та).

В ночь по­сле по­стри­же­ния в мо­на­ше­ство инок Со­фро­ний услы­шал в По­кров­ском хра­ме го­лос: "Ко­гда бу­дешь епи­ско­пом, по­строй храм во имя Всех свя­тых", – пре­ду­ка­зав­ший его бу­ду­щее слу­же­ние. Через два го­да, в 1732 го­ду, его вы­зва­ли в Ки­ев, где в Со­фий­ском со­бо­ре хи­ро­то­ни­са­ли в сан иеро­ди­а­ко­на, а по­том – иеро­мо­на­ха. О по­сле­ду­ю­щем пе­ри­о­де жиз­ни свя­ти­те­ля Со­фро­ния в его фор­му­ля­ре го­во­рит­ся сле­ду­ю­щее: "По­сле по­свя­ще­ния в оном Зо­ло­то­нош­ском мо­на­сты­ре каз­на­че­ем был два го­да, а по­том взят по ука­зу Пе­ре­я­с­лав­ской епар­хии прео­свя­щен­но­го Ар­се­ния Бер­ло­ва в дом его ар­хи­ерей­ский, в ко­то­ром был эко­но­мом 8 лет по взя­тие в Алек­сан­дро-Нев­ский мо­на­стырь, от ко­то­ро­го во оные го­ды в 1735 го­ду по­слан был в Санкт-Пе­тер­бург за де­ла­ми его ар­хи­ерей­ски­ми, за ко­то­ры­ми в хо­да­тай­стве пре­был два го­да".

Эти дан­ные до­ста­точ­но кон­крет­но сви­де­тель­ству­ют о свя­зи свя­ти­те­ля с род­ной ему По­кров­ской оби­те­лью. Про­хо­дя по­слу­ша­ние у пра­вя­ще­го ар­хи­ерея в Пе­ре­я­с­ла­ве, он ча­сто уеди­нял­ся в сво­ем мо­на­сты­ре, про­во­дя дни в без­молв­ном со­зер­ца­нии и тру­де, по­ка­зы­вая при­мер ино­че­ско­го де­ла­ния бра­тии.

Во вре­мя пре­бы­ва­ния иеро­мо­на­ха Со­фро­ния по ар­хи­ерей­ским де­лам в Си­но­де на него об­ра­ти­ли осо­бое вни­ма­ние. И ко­гда воз­ник­ла необ­хо­ди­мость по­пол­нить брат­ство Алек­сан­дро-Нев­ско­го мо­на­сты­ря в Санкт-Пе­тер­бур­ге, то в чис­ле 29 ино­ков, вы­зван­ных из раз­ных мо­на­сты­рей Рос­сии, в ян­ва­ре 1742 го­да был вы­зван и бу­ду­щий свя­ти­тель. Год спу­стя его на­зна­чи­ли каз­на­че­ем мо­на­сты­ря, а в 1746 го­ду он был утвер­жден в долж­но­сти на­мест­ни­ка оби­те­ли, ко­то­рую ис­пол­нял бо­лее се­ми лет.

В по­мощь се­бе он вы­звал сво­е­го зем­ля­ка, уро­жен­ца го­ро­да При­лу­ки, иеро­мо­на­ха Си­не­сия и по­ста­вил его стро­и­те­лем Но­во-Сер­ги­е­вой пу­сты­ни, при­пи­сан­ной к Алек­сан­дро-Нев­ско­му мо­на­сты­рю. С это­го вре­ме­ни друж­ба двух по­движ­ни­ков – иеро­мо­на­ха Со­фро­ния и иеро­мо­на­ха Си­не­сия – все бо­лее креп­ла в еди­ном пас­тыр­ском де­ла­нии, они уже бы­ли нераз­луч­ны вплоть до сво­ей кон­чи­ны на Си­бир­ской зем­ле. В эти го­ды свя­ти­тель Со­фро­ний мно­го тру­дов по­ло­жил на бла­го­устрой­ство оби­те­ли и по улуч­ше­нию пре­по­да­ва­ния в на­хо­див­шей­ся при ней се­ми­на­рии. Сов­мест­но с ар­хи­епи­ско­пом Фе­о­до­си­ем он за­бо­тил­ся о долж­ном уком­плек­то­ва­нии мо­на­стыр­ской биб­лио­те­ки.

При нем бы­ла по­стро­е­на двух­этаж­ная цер­ковь: верх­няя, во имя свя­то­го Фе­о­до­ра Яро­сла­ви­ча, стар­ше­го бра­та свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го, и ниж­няя, во имя свя­то­го Иоан­на Зла­то­уста.

В 1747 го­ду скон­чал­ся Ир­кут­ский епи­скоп Ин­но­кен­тий II (Неру­но­вич). Шесть лет са­мая боль­шая по тер­ри­то­рии Ир­кут­ская епар­хия оста­ва­лась без ду­хов­но­го окорм­ле­ния.

На­ко­нец, им­пе­ра­три­ца Ели­за­ве­та Пет­ров­на (1741–1761) ука­зом от 23 фев­ра­ля 1753 го­да ре­ко­мен­до­ва­ла Свя­тей­ше­му Си­но­ду бла­го­че­сти­во­го на­мест­ни­ка Алек­сан­дро-Нев­ско­го мо­на­сты­ря Со­фро­ния, как "ли­цо, не толь­ко до­стой­ное епи­скоп­ско­го са­на, но и вполне мо­гу­щее оправ­дать же­ла­ние и на­деж­ды го­су­да­ры­ни и Си­но­да – подъ­ять бре­мя епи­скоп­ско­го слу­же­ния на да­ле­кой окра­ине и удо­вле­тво­рить нуж­ды паст­вы в су­ро­вой стране, сре­ди ди­кой при­ро­ды и про­из­во­ла люд­ско­го".

18 ап­ре­ля 1753 го­да, в Неде­лю о Фо­ме, в Боль­шом Успен­ском со­бо­ре иеро­мо­нах Со­фро­ний был по­свя­щен во епи­ско­па Ир­кут­ско­го и Нер­чин­ско­го.

Пред­ви­дя труд­ное слу­же­ние в от­да­лен­ном Си­бир­ском крае, но­во­по­став­лен­ный свя­ти­тель не от­пра­вил­ся сра­зу в Ир­кут­скую епар­хию, но на­чал под­би­рать об­ра­зо­ван­ных и ду­хов­но опыт­ных со­труд­ни­ков. В это вре­мя свя­ти­тель Со­фро­ний по­се­тил свою первую Крас­но­гор­скую оби­тель. Был и у свя­тынь Ки­е­ва, где ис­пра­ши­вал бла­го­сло­ве­ние на свое слу­же­ние у Ки­е­во-Пе­чер­ских угод­ни­ков. Неиз­мен­ным спут­ни­ком свя­ти­те­ля по-преж­не­му был иеро­мо­нах Си­не­сий, рев­ност­но раз­де­ляв­ший жиз­нен­ные труд­но­сти сво­е­го дру­га.

В Москве боль­шие услу­ги свя­ти­те­лю ока­зал ар­хи­епи­скоп Мос­ков­ский и Сев­ский Пла­тон, ко­то­рый участ­во­вал в хи­ро­то­нии иеро­мо­на­ха Со­фро­ния. Он пре­по­дал ему оте­че­ские на­став­ле­ния на пред­сто­я­щий по­двиг, так как был хо­ро­шо зна­ком с осо­бен­но­стя­ми си­бир­ско­го ду­хов­но­го бы­та, пре­ду­пре­ждал о свое­во­лии мест­ных вла­стей и со­ве­то­вал по­до­брать на­деж­ных по­мощ­ни­ков.

20 мар­та 1754 го­да свя­ти­тель при­был в Ир­кутск. Вна­ча­ле он за­ехал в Воз­не­сен­ский мо­на­стырь – ме­сто жи­тель­ства сво­их пред­ше­ствен­ни­ков, мо­лил­ся на мо­ги­ле епи­ско­па Ин­но­кен­тия (Куль­чиц­ко­го), ис­пра­ши­вая у него бла­го­сло­ве­ния на пред­сто­я­щий по­двиг.

Озна­ко­мив­шись с по­ло­же­ни­ем дел в епар­хии, свя­ти­тель при­сту­пил к пре­об­ра­зо­ва­ни­ям в Ду­хов­ной кон­си­сто­рии, мо­на­сты­рях и при­хо­дах, об­ра­тил­ся в Свя­тей­ший Си­нод с прось­бой при­слать до­стой­ных лю­дей для свя­щен­но­слу­же­ния в Ир­кут­ской епар­хии.

Ко вре­ме­ни при­ез­да свя­ти­те­ля Со­фро­ния ир­кут­ские оби­те­ли уже име­ли по­чти сто­лет­нюю ис­то­рию. Ос­но­ва­те­ли этих мо­на­сты­рей бы­ли ис­пол­не­ны го­ря­чим же­ла­ни­ем ино­че­ско­го, по­движ­ни­че­ско­го жи­тия. Про­ни­ца­тель­ный свя­ти­тель на­зна­чал на­сто­я­те­ля­ми мо­на­сты­рей лю­дей бла­го­че­сти­вых, муд­рых, де­я­тель­ных, с боль­шим жиз­нен­ным и ду­хов­ным опы­том. В 1754 го­ду прео­свя­щен­ный Со­фро­ний воз­вёл сво­е­го дру­га и спо­движ­ни­ка иеро­мо­на­ха Си­не­сия в ар­хи­манд­ри­та Воз­не­сен­ско­го мо­на­сты­ря. Этот до­сто­па­мят­ный на­сто­я­тель по­слу­жил мо­на­сты­рю трид­цать три го­да до сво­ей бла­жен­ной кон­чи­ны. В сен­тяб­ре 1754 го­да свя­ти­тель из­дал указ, в ко­то­ром от­ме­ча­лась оза­бо­чен­ность обу­че­ни­ем и вос­пи­та­ни­ем де­тей ду­хо­вен­ства. Ука­зом ду­хо­вен­ству вме­ня­лось в обя­зан­ность обу­че­ние сво­их де­тей Ча­со­сло­ву, Псал­ти­ри, пе­нию и бук­ва­рю, при­чем уче­ние "долж­но бы­ло ид­ти со вся­ким при­ле­жа­ни­ем и край­ним ра­че­ни­ем, дабы де­ти мог­ли по­но­мар­скую и дьяч­ков­скую обя­зан­ность ис­пол­нять по до­сто­ин­ствам сво­им".

Вни­ма­тель­но изу­чая лю­дей и об­ста­нов­ку, в про­по­ве­дях и лич­ных бе­се­дах свя­ти­тель неустан­но по­буж­дал всех к бо­лее вы­со­ким нрав­ствен­ным иде­а­лам. Осо­бое вни­ма­ние он уде­лял бла­го­го­вей­но­му и пра­виль­но­му со­вер­ше­нию бо­го­слу­же­ния и Та­инств свя­щен­но­слу­жи­те­ля­ми, а так­же сле­дил за нрав­ствен­ной чи­сто­той ми­рян, за­бо­тил­ся о по­ло­же­нии жен­щин в се­мье, охра­нял их от неспра­вед­ли­во­го от­но­ше­ния к ним. Свя­ти­тель ста­рал­ся по­все­мест­но во­дво­рить устав­ное бо­го­слу­же­ние, для че­го вы­зы­вал к се­бе свя­щен­ни­ков, диа­ко­нов, дьяч­ков и по­но­ма­рей, ко­то­рые во вре­мя ар­хи­ерей­ско­го бо­го­слу­же­ния участ­во­ва­ли в хо­ре и ипо­ди­а­кон­ство­ва­ли.

Объ­ез­жая епар­хию, свя­ти­тель за­ме­тил, что не вез­де уде­ля­ет­ся долж­ное вни­ма­ние цер­ков­но­му бла­го­ве­сту и каж­де­нию и по­то­му ука­за­ми он вос­ста­но­вил пра­виль­ное каж­де­ние и бла­го­вест.

При­зван­ный на апо­столь­ское слу­же­ние в этом крае, свя­ти­тель Со­фро­ний со­зна­вал, что, кро­ме про­све­ще­ния ве­ру­ю­щих хри­сти­ан, ему при­дет­ся при­во­дить к ве­ре идо­ло­по­клон­ни­ков, ко­то­рых в Си­би­ри бы­ло очень мно­го.

При­во­дить языч­ни­ков к Хри­сто­вой Церк­ви бы­ло труд­но, так как по­рой да­же в хра­мах неко­му бы­ло слу­жить, а за­ни­мать­ся мис­си­о­нер­ской де­я­тель­но­стью и по­дав­но. Зная, как ар­хи­ерей­ское Бо­го­слу­же­ние бла­го­твор­но дей­ству­ет на ино­род­цев, свя­ти­тель не толь­ко сам слу­жил бла­го­го­вей­но, но это­го же тре­бо­вал и от всех кли­ри­ков.

Свя­ти­тель Со­фро­ний за­бо­тил­ся об устрой­стве бы­та ма­лых на­ро­дов и спо­соб­ство­вал раз­ви­тию в мест­ном на­се­ле­нии осед­ло­сти и куль­ту­ры, пред­ла­гал им для по­се­ле­ния мо­на­стыр­ские зем­ли и вся­че­ски ста­рал­ся изо­ли­ро­вать от вли­я­ния язы­че­ства. К свя­ти­те­лю по­сто­ян­но при­хо­ди­ли и при­ез­жа­ли из да­ле­ких мест за бла­го­сло­ве­ни­ем мно­го­чис­лен­ные по­се­ти­те­ли.

Но сре­ди мно­гих за­бот он не за­бы­вал о сво­ей внут­рен­ней, ду­хов­ной жиз­ни и веч­но­сти и вел по­движ­ни­че­скую жизнь. Об этом со­хра­ни­лось сви­де­тель­ство ке­лей­ни­ка свя­ти­те­ля Со­фро­ния, ко­то­рый со­об­ща­ет, что свя­ти­тель "пи­щу упо­треб­лял са­мую про­стую и в ма­лом ко­ли­че­стве, слу­жил весь­ма ча­сто, боль­шую часть но­чи про­во­дил в мо­лит­ве, спал на по­лу, ове­чий ли мех, оле­нья или мед­ве­жья ко­жа и ма­лая про­стая по­душ­ка – вот и вся его по­стель для непро­дол­жи­тель­но­го сна".

Его по­движ­ни­че­ский дух со­от­вет­ство­вал об­ще­му подъ­ему хри­сти­ан­ско­го ду­ха в Рос­сии вслед­ствие про­слав­ле­ния свя­ти­те­лей Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го (па­мять 21 сен­тяб­ря), Фе­о­до­сия Чер­ни­гов­ско­го (па­мять 9 сен­тяб­ря) и осо­бен­но по об­ре­те­нии нетлен­ных мо­щей его пред­ше­ствен­ни­ка – свя­ти­те­ля Ин­но­кен­тия Ир­кут­ско­го (па­мять 9 фев­ра­ля). Это со­бы­тие при­да­ло свя­ти­те­лю Со­фро­нию боль­шие си­лы и все­ли­ло на­деж­ду на по­мощь свя­ти­те­ля Ин­но­кен­тия в его де­ла­нии по устрой­ству епар­хии.

До кон­ца сво­их дней свя­ти­тель Со­фро­ний со­хра­нял лю­бовь к Крас­но­гор­ской Зо­ло­то­нош­ской оби­те­ли, ко­то­рая взле­ле­я­ла его в дни юно­сти. Он по­сто­ян­но спо­соб­ство­вал под­дер­жа­нию в ней бла­го­ле­пия, по­сы­лая для это­го необ­хо­ди­мые сред­ства.

Чув­ствуя ухуд­ше­ние здо­ро­вья, свя­ти­тель Со­фро­ний по­дал про­ше­ние в Си­нод об уволь­не­нии его на по­кой. Но с от­ве­том из Пе­тер­бур­га мед­ли­ли, по­то­му что бы­ло труд­но сра­зу по­до­брать до­стой­но­го пре­ем­ни­ка. По­след­ние дни жиз­ни свя­ти­тель Со­фро­ний про­во­дил в мо­лит­вен­ном по­дви­ге.

Свет, ко­то­рый про­све­тил­ся в доб­рых де­лах свя­ти­те­ля Со­фро­ния, про­дол­жа­ет до­ныне сви­де­тель­ство­вать о сла­ве От­ца Небес­но­го, "ми­ло­стив­но укреп­ля­ю­ще­го свя­тыя Своя". И те­перь не толь­ко в Си­би­ри, на ме­сте по­след­них по­дви­гов свя­ти­те­ля Со­фро­ния, но и на ме­сте его пер­вых по­дви­гов бла­го­го­вей­но хра­нит­ся о нем свя­тая па­мять.

Вто­рич­но па­мять свя­ти­те­ля Со­фро­ния со­вер­ша­ет­ся 30 июня (про­слав­ле­ние, 1918).

Полное житие святителя Софрония, епископа Иркутского

По­сле то­го, как по­чил в Бо­зе пер­вый Ир­кут­ский свя­ти­тель Ин­но­кен­тий (Куль­чиц­кий), вос­при­ем­ни­ком ему ока­зал­ся дру­гой Ин­но­кен­тий (Неру­но­вич). Че­тыр­на­дцать лет управ­лял он епар­хи­ей, но в од­ной из по­ез­док вне­зап­но скон­чал­ся, и ка­фед­ра ока­за­лась ва­кант­ной. По хо­да­тай­ству То­боль­ско­го мит­ро­по­ли­та Ан­то­ния (На­рож­ниц­ко­го) она бы­ла вре­мен­но упразд­не­на, «дабы там до­стат­ку уче­ных лю­дей не раз­во­ди­лись ху­дые по­пы». Де­ла епар­хии вновь пе­ре­шли в ве­де­ние То­боль­ско­го мит­ро­по­ли­та, ко­то­рый сам эк­за­ме­но­вал кан­ди­да­тов на при­ход­ские ме­ста. Но через семь лет ка­фед­ра бы­ла вос­ста­нов­ле­на, и на нее взо­шел свя­ти­тель Со­фро­ний (Кри­сталлев­ский), по­дви­гом люб­ви к пастве сво­ей снис­кав­ший у Гос­по­да ве­нец угод­ни­ка Бо­жия. «Де­ла­ми про­по­ве­ди и све­тиль­ни­ком люб­ви со­гре­вай­те мир че­ло­ве­че­ский, ибо толь­ко от люб­ви лю­бовь вос­пла­ме­ня­ет­ся и со­бою вся­кую рев­ность по Бо­зе при­во­дит», – так на­став­лял ир­кут­ское ду­хо­вен­ство и мис­си­о­не­ров свя­ти­тель Со­фро­ний, так жил сам.

Бла­жен­ный Со­фро­ний (в ми­ру Сте­фан Кри­сталлев­ский) ро­дил­ся 25 де­каб­ря 1703 го­да в ме­стеч­ке Бе­ре­за­ни Пе­ре­я­с­лав­ско­го уез­да Пол­тав­ской гу­бер­нии. Вос­пи­тан­ный бла­го­че­сти­вы­ми ро­ди­те­ля­ми (отец его был кли­ри­ком) в ду­хе пре­дан­ной люб­ви к Бо­гу и Его свя­той Церк­ви, он был от­дан в Пе­ре­я­с­лав­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию, по окон­ча­нии ко­то­рой по­сту­пил в Крас­но­гор­ский По­кров­ский мо­на­стырь Пол­тав­ской епар­хии. По­сле трех лет по­слу­ша­ния он был по­стри­жен в мо­на­хи и вско­ре же воз­ве­ден в иерей­ский чин. Как опыт­но про­шед­ший все сте­пе­ни по­слу­ша­ния и как по­лу­чив­ший пол­ное се­ми­нар­ское об­ра­зо­ва­ние, Со­фро­ний был очень ско­ро по­став­лен на­сто­я­те­лем это­го мо­на­сты­ря и в этом зва­нии про­слу­жил три­на­дцать лет.

По­движ­ни­че­ская жизнь, стро­гое бла­го­че­стие, муд­рость в управ­ле­нии мо­на­сты­рем, об­ра­зо­ван­ность Со­фро­ния ста­ли из­вест­ны им­пе­ра­три­це Ели­за­ве­те Пет­ровне, и по ее во­ле он был пе­ре­ве­ден на­мест­ни­ком Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры. Здесь он про­слу­жил один­на­дцать лет.

По­пав из ти­хо­го Крас­но­гор­ско­го мо­на­сты­ря в сто­лич­ную Лав­ру, отец Со­фро­ний сра­зу ощу­тил раз­ни­цу в на­стро­е­нии ино­ков этих оби­те­лей. Все­гда стре­мясь к ти­хим мо­на­ше­ским по­дви­гам, он устро­ил Тро­и­це-Сер­ги­е­ву пу­стынь, где и сам ду­шев­но от­ды­хал, и да­вал воз­мож­ность про­хо­дить по­слу­ша­ние тя­го­тив­шим­ся шу­мом сто­лич­ной жиз­ни ино­кам Лав­ры. В жиз­ни са­мой Лав­ры отец на­сто­я­тель ста­рал­ся вве­сти стро­гое ино­че­ское жи­тие и сам по­да­вал при­мер неустан­ной ра­бо­ты, стро­го­го ис­пол­не­ния цер­ков­но­го уста­ва и в бо­го­слу­же­нии, и за тра­пе­зой. За свою вы­со­кую по­движ­ни­че­скую жизнь и за то усер­дие, с ко­то­рым тру­дил­ся во сла­ву Бо­жию в сто­лич­ной Лав­ре, он при­об­рел осо­бое по­ло­же­ние им­пе­ра­три­цы, ко­то­рая и пред­ло­жи­ла Свя­тей­ше­му Си­но­ду на­зна­чить ар­хи­манд­ри­та Со­фро­ния на Ир­кут­скую ка­фед­ру с воз­ве­де­ни­ем его в сан епи­ско­па. Хи­ро­то­ния бла­жен­ней­ше­го Со­фро­ния со­сто­я­лась 18 ап­ре­ля 1753 го­да, а к ме­сту слу­же­ния, в Ир­кутск, свя­ти­тель при­был лишь 20 мар­та 1754 го­да.

Са­ма до­ро­га за­ня­ла око­ло че­ты­рех ме­ся­цев, осталь­ное же вре­мя, бо­лее по­лу­го­да, он был за­нят под­бо­ром тех, на ко­го мог по­ло­жить­ся в да­ле­кой Си­би­ри. Свя­ти­тель Со­фро­ний, без­услов­но, знал о тех тер­ни­ях, ко­то­рые со­про­вож­да­ли апо­столь­ский путь свя­ти­те­ля Ин­но­кен­тия, о со­сто­я­нии дел в Ир­кут­ской епар­хии и по­то­му го­то­вил­ся в путь осо­бен­но тща­тель­но. Вы­бор бли­жай­ших со­труд­ни­ков ока­зал­ся для него счаст­ли­вым, мно­гих из них он на­зна­чил на­сто­я­те­ля­ми мо­на­сты­рей. Сре­ди них был и на­сто­я­тель Воз­не­сен­ско­го мо­на­сты­ря схи­ар­хи­манд­рит Си­не­сий, про­слав­лен­ный впо­след­ствии зем­ной Цер­ко­вью как пре­по­доб­ный наш пред­ста­тель на небе­сах.

Сра­зу по при­бы­тии в Ир­кутск свя­ти­тель це­ли­ком от­дал­ся мно­го­труд­но­му де­ла­нию на ни­ве Хри­сто­вой, ис­прав­ляя то, что бы­ло упу­ще­но за се­ми­лет­ний пе­ри­од за­кры­тия ка­фед­ры.

Боль­шой за­бо­той свя­ти­те­ля бы­ло со­сто­я­ние ду­хо­вен­ства епар­хии, его об­ра­зо­ва­тель­ный, да и нрав­ствен­ный уро­вень. Неко­то­рые свя­щен­но­слу­жи­те­ли не уме­ли да­же пи­сать, часть епар­хи­аль­но­го кли­ра на­хо­ди­лась от­нюдь не на вы­со­те сво­е­го при­зва­ния (ко мно­гим при­ме­ня­лись да­же те­лес­ные на­ка­за­ния – се­че­ние роз­га­ми). Со­всем не в ди­ко­ви­ну то­гда был ра­порт за­ка­щи­ка (бла­го­чин­но­го) епар­хи­аль­ным вла­стям о «се­че­нии без ми­ло­сер­дия».

Дру­гой про­бле­мой ока­за­лась нуж­да в свя­щен­ни­ках. Ес­ли на ча­сти при­хо­дов хоть ка­кие-то кли­ри­ки бы­ли, то дру­гая часть хра­мов про­сто пу­сто­ва­ла за смер­тью на­сто­я­те­лей. То­гда-то и да­ла свои пло­ды та кро­пот­ли­вая ра­бо­та, ко­то­рую вел свя­ти­тель в сто­ли­це, под­би­рая се­бе бу­ду­щих со­тру­же­ни­ков.

В под­бо­ре кан­ди­да­тов в свя­щен­ни­ки свя­ти­те­лю Со­фро­нию весь­ма по­мог­ла мон­голь­ская шко­ла при Воз­не­сен­ском мо­на­сты­ре. Свя­ти­тель Со­фро­ний пе­ре­вел ее из мо­на­стыр­ских стен в ар­хи­ерей­ский дом, чтобы лич­но ру­ко­во­дить хо­дом об­ра­зо­ва­ния и вос­пи­та­ния бу­ду­щих пас­ты­рей, уве­ли­чил ко­ли­че­ство пре­по­да­ва­е­мых в ней пред­ме­тов и рас­ши­рил их объ­ем. На­хо­дил он вре­мя и для пе­да­го­ги­че­ской ра­бо­ты – сам пре­по­да­вал в шко­ле сла­вян­ский и рус­ский язы­ки.

Для непо­сред­ствен­но­го зна­ком­ства с ду­хо­вен­ством об­шир­ной Ир­кут­ской епар­хии свя­ти­тель «не нуж­дою, но во­лею и по Бо­зе» усерд­но по­се­щал са­мые от­да­лен­ные от Ир­кут­ска го­ро­да: Нер­чинск, Якутск, Ки­ренск. Це­лые ме­ся­цы, не жа­лея се­бя, про­во­дил он в пу­ти, ча­сто пе­ре­дви­га­ясь по си­бир­ским де­брям вер­хом на ло­ша­дях. Ко­неч­но, встре­чи с паст­вой, ни­ко­гда преж­де не ви­дав­шей ар­хи­ере­ев, а тем бо­лее ар­хи­ерей­ской служ­бы, ока­зы­ва­ла на нее глу­бо­кое вос­пи­та­тель­ное воз­дей­ствие. Свя­ти­тель вхо­дил в са­мое тес­ное об­ще­ние со свя­щен­ни­ка­ми и ми­ря­на­ми, все хо­тел ви­деть сво­и­ми гла­за­ми, на­граж­дал усерд­ных слу­жи­те­лей, сме­щал негод­ных.

Се­ми­лет­нее вдов­ство Ир­кут­ской ка­фед­ры от­ри­ца­тель­но ска­за­лось и на мис­си­о­нер­ской де­я­тель­но­сти. Вос­ста­нав­ли­вая ка­фед­ру, свя­ти­тель со­ста­вил и разо­слал по епар­хии уве­ща­тель­ное по­сла­ние, пред­пи­сав за­ка­щи­кам (бла­го­чин­ным) сле­ду­ю­щее: «При­зы­вать всем свя­щен­ни­кам идо­ля­то­ров (идо­ло­по­клон­ни­ков) к по­зна­нию Ис­тин­но­го Бо­га: при­няв­ших Свя­тое Кре­ще­ние учить ве­ре и пра­вым дог­ма­там как воз­мож­но крат­ко, при­ме­ня­ясь к де­я­ни­ям апо­столь­ским; же­ла­ю­щих кре­сти­ли бы, на­чаль­ней­ших лю­дей учи­ли бы гра­мо­те и по­ка­зы­ва­ли, что есть за­кон хри­сти­ан­ский.

До­но­си­ли бы о при­няв­ших Свя­тое Кре­ще­ние в свет­скую ко­ман­ду для да­ро­ва­ния льго­ты от яса­ка, и в кон­си­сто­рию для све­де­ния, и но­во­кре­щен­ым да­ва­ли бы от се­бя би­лет.

При­няв­ших Кре­ще­ние уве­ще­вать, чтобы к ша­ма­нам не хо­ди­ли, уче­ния их не слу­ша­ли, идо­лов не име­ли и не кла­ня­лись им.

По­все­днев­но про­дол­жи­тель­ных мо­ле­ний не по­ла­га­ли бы, толь­ко бы по чет­вер­той за­по­ве­ди в празд­ни­ки со­би­ра­лись, а по­все­днев­но – поутру и ло­жась спать, крат­ки­ми мо­лит­ва­ми мо­ли­лись; и мо­лит­вы те, аще воз­мож­но, пе­ре­весть на их язык и, глав­нее все­го, мо­лит­ву пред на­ча­ти­ем де­ла, мо­лит­ву Гос­под­ню и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це.

По­сты с раз­ли­че­ни­ем бра­шен не на­ла­га­лись бы, но учи­ли бы при ка­ких ни на есть браш­нах все­гдаш­не­го воз­дер­жа­ния и ска­зы­ва­ли бы, что объ­яде­ние и пьян­ство – ве­ли­кий грех есть.

Уве­ща­ли бы, что на вся­кий год в опре­де­лен­ное вре­мя, при воз­дер­жа­нии от пло­то­уго­жде­ния и при ис­крен­ней (как воз­мож­но) ис­по­ве­ди, при­ча­ща­лись Пре­чи­стых Та­ин, и чтобы они к та­ко­во­му ве­ли­ко­му та­ин­ству име­ли же­ла­ние, с ве­рою и на­деж­дою остав­ле­ния сво­их гре­хов.

Боль­ных, а наи­па­че в неча­я­нии жи­во­та, уве­ще­ва­ли бы и при­ча­ще­ни­ем спо­доб­ля­ли, хо­тя и без ал­ка­ния.

О де­лах ми­ло­сер­дия учи­ли бы, чтоб всяк от име­ния сво­е­го по­да­вал вся­ко­му бра­ту неиму­ще­му.

Смот­ре­ли бы, чтобы но­во­кре­щен­ые не дер­жа­лись ша­ман­ства, вол­шеб­ства, ча­ро­дей­ства и кол­дов­ства, при­мет сча­стья, вст­ре­чи сло­вес­ных и бес­сло­вес­ных и про­ча­го суе­ве­рия.

По при­об­ще­нии Свя­тых Та­ин на­ка­зы­ва­ли бы но­во­кре­щеным, дабы жи­ли бла­го­го­вей­но, воз­держ­но, яко хри­сти­а­нам при­лич­но.

Про­ве­ды­ва­ли бы, не име­ют ли но­во­кре­ще­ные двух жен, и кто име­ет та­ко­вых, раз­лу­ча­ли бы и ве­ле­ли бы жить с еди­ною же­ною, с ко­то­рою по­же­ла­ет, по­вен­чав их и на­ка­зав жить воз­дер­жан­но и це­ло­муд­рен­но.

О пре­пят­ству­ю­щих про­по­ве­ди сре­ди идо­ля­то­ров до­но­сить ко­му сле­ду­ет.

Не же­ла­ю­щим Свя­то­го Кре­ще­ния по­сле об­ра­ще­ния и уве­ще­ва­ния при­нуж­де­ния не чи­нить и ни­ка­ких угроз не де­лать, по­не­же хри­сти­ан­ской про­по­ве­ди над­ле­жит лю­бовь со сми­ре­ни­ем, кро­то­стию и ти­хо­стию, по­не­же серд­це че­ло­ве­че­ское на­силь­ству­е­мо быть не мо­жет».

Мяг­кое и сер­деч­ное по­сла­ние свя­ти­те­ля Со­фро­ния ожи­ви­ло со­сто­я­ние мис­сии. Но по­ло­же­ние но­во­кре­ще­ных бы­ло тя­же­лым. Со­ро­ди­чи смот­ре­ли на них как на от­ще­пен­цев. По­это­му мно­гие из об­ра­щен­ных ко Хри­сту ухо­ди­ли из сво­их се­мей и по­сту­па­ли в услу­же­ние к рус­ским или жи­ли у вос­пре­ем­ни­ков. Но бы­ли слу­чаи, ко­гда непри­выч­ные усло­вия но­вой жиз­ни и тос­ка за­став­ля­ли их убе­гать в свои род­ные улу­сы. По­яви­лись след­ствен­ные де­ла «о ока­зав­ших­ся из но­во­кре­щен­ных в свои улу­сы по­бе­гах». Все­воз­мож­ные ме­ры, при­ни­мав­ши­е­ся ду­хо­вен­ством к на­саж­де­нию но­во­кре­ще­ных от язы­че­ско­го вли­я­ния, бы­ли не все­гда эф­фек­тив­ны. И ис­поль­зо­вать здесь си­лу свя­ти­тель вос­пре­щал. Так, им бы­ло от­ка­за­но в по­сыл­ке на Бай­кал от­ря­да ка­за­ков «для сыс­ку бег­лых но­во­кре­ще­ных, дабы ка­за­ки не мог­ли брат­ским обид и ра­зо­ре­ния про­из­ве­сти».

Бла­го­укра­шая Цер­ковь из­нут­ри, что вы­ра­жа­лось в неусып­ной за­бо­те о пастве и пас­ты­рях, свя­ти­тель мно­го сил и энер­гии тра­тил на бла­го­укра­ше­ние Церк­ви извне – стро­и­тель­ство но­вых до­мов. В Воз­не­сен­ском мо­на­сты­ре был со­ору­жен ка­мен­ный со­бор­ный храм во имя Воз­не­се­ния Гос­под­ня, в ко­то­рый в 1805 го­ду бы­ли пе­ре­не­се­ны мо­щи свя­ти­те­ля Ин­но­кен­тия, в Зна­мен­ском жен­ском мо­на­сты­ре со­ору­жен ка­мен­ный храм во имя Зна­ме­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри. В са­мом го­ро­де по­стро­е­ны бы­ли че­ты­ре хра­ма, и при Бо­го­яв­лен­ском со­бо­ре устро­ен при­дел во имя Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, в ко­то­ром впо­след­ствии был по­гре­бен сам стро­и­тель – свя­ти­тель Со­фро­ний. По­стро­ен был так­же ка­мен­ный ар­хи­ерей­ский дом с ка­мен­ной же во­круг него огра­дой. Кон­си­сто­рия, по­ме­щав­ша­я­ся в Воз­не­сен­ском мо­на­сты­ре, бы­ла пе­ре­ве­де­на в Ир­кутск, в но­вое зда­ние.

Свя­ти­те­лем при­ла­га­лось вся­че­ское ста­ра­ние к от­кры­тию но­вых при­хо­дов, снаб­же­нию церк­вей при­лич­ной утва­рью, риз­ни­цей, устрой­ству ко­ло­коль­но­го зво­на, луч­шей по­ста­нов­ке в церк­вах пе­ния.

Очень лю­бил свя­ти­тель устав­ную служ­бу, сам ча­сто слу­жил и все­гда за­бо­тил­ся о бла­го­ле­пии и тор­же­ствен­но­сти бо­го­слу­же­ния, рас­по­ла­гав­ших серд­ца мо­ля­щих­ся к уми­ле­нию, сво­им при­ме­ром на­став­ляя ду­хо­вен­ство к кра­со­те и воз­вы­шен­но­сти служ­бы. Это­му спо­соб­ство­ва­ло и свя­ти­тель­ское об­ла­че­ние вла­ды­ки, до­то­ле бо­го­моль­ца­ми не ви­дан­ное. Ему пер­во­му из ир­кут­ских епи­ско­пов при хи­ро­то­нии да­ро­ва­на бы­ла при­ви­ле­гия со­вер­шать бо­го­слу­же­ние в сак­ко­се. До это­го епи­ско­пы слу­жи­ли в обык­но­вен­ных свя­щен­ни­че­ских ри­зах.

Ар­хи­пас­тыр­ские тру­ды вла­ды­ки со­че­та­лись с ис­тин­но по­движ­ни­че­ским об­ра­зом его жиз­ни. Пи­тал­ся он скуд­но, спал на ка­кой-ни­будь ко­же на по­лу, непре­стан­но мо­лил­ся и ни­ко­гда не про­пус­кал мо­на­ше­ское мо­лит­вен­ное пра­ви­ло. До дня сво­ей кон­чи­ны под­ви­зал­ся он по­дви­гом от­ца, лю­бя­ще­го свою паст­ву. Щед­рость свя­ти­те­ля Со­фро­ния не зна­ла гра­ниц. Все­го се­бя от­да­вал он де­лу бла­го­тво­ре­ния – не съе­дал кус­ка, не по­де­лив­шись с кем-ли­бо. Его жи­ли­ще и весь Воз­не­сен­ский мо­на­стырь бы­ли пе­ре­пол­не­ны боль­ны­ми, без­дом­ны­ми, си­ро­та­ми. И под­лин­но, от та­кой люб­ви вос­пла­ме­ня­лись серд­ца па­со­мых: не он ис­кал лю­дей, нуж­да­ю­щих­ся в пра­во­слав­ном про­све­ще­нии, а са­ми они, без раз­ли­чия пле­мен и ве­ры, шли к нему ты­ся­ча­ми и от­да­ва­ли свои ду­ши и серд­ца, умно­жая со­бою ста­до Хри­сто­во.

30 мар­та/12 ап­ре­ля – Пре­став­ле­ние

Сем­на­дцать лет го­рел све­тиль­ник ве­ры на свеч­ни­це Ир­кут­ской церк­ви, осве­щая пастве путь в Цар­ствие Небес­ное, но Гос­по­ду бы­ло угод­но за­брать ду­шу свя­ти­те­ля Со­фро­ния, дабы его нетлен­ны­ми остан­ка­ми явить ми­ру Свою сла­ву. Зем­ной по­двиг свя­ти­те­ля за­кон­чил­ся 30 мар­та 1771 го­да во вто­ром ча­су по­по­лу­дни. «Бу­дучи одер­жим нема­лое вре­мя внут­рен­нею же­сто­кою бо­лез­нию», неза­бвен­ный свя­ти­тель скон­чал­ся.

Пер­вое чу­до яв­ле­но бы­ло по его успе­нии. По­сле кон­чи­ны, при­шед­шей­ся на вто­рой день Свя­той Пас­хи, при­кры­тый крыш­кой гроб с те­лом свя­ти­те­ля це­лых шесть ме­ся­цев и де­сять дней про­сто­ял по­верх по­ла в устро­ен­ном им Ка­зан­ском при­де­ле Ир­кут­ско­го со­бо­ра. И лишь 8 ок­тяб­ря 1771 го­да со­сто­я­лось пре­да­ние его зем­ле. Все это вре­мя те­ло оста­ва­лось нетлен­ным, что вме­сте с по­дви­гом хри­сти­ан­ской доб­ро­де­те­ли, быв­ши­ми у всех в па­мя­ти, убе­ди­ло жи­те­лей Ир­кут­ска в свя­то­сти по­чив­ше­го иерар­ха. И вско­ре же от гро­ба свя­ти­те­ля на­ча­лись чу­де­са и ис­це­ле­ния боль­ных, с ве­рою об­ра­щав­ших­ся к нему о мо­лит­вен­ной по­мо­щи. Та­ких чу­дес, толь­ко за­пи­сан­ных и про­ве­рен­ных, еще до ка­но­ни­за­ции свя­ти­те­ля на­счи­ты­ва­лось шесть­де­сят во­семь.

Сколь­ко незри­мой бла­го­дат­ной по­мо­щи по­да­ва­лось страж­ду­щим ду­шой и те­лом по­сле мо­лит­вы на мо­ги­ле свя­ти­те­ля! Гроб­ни­ца его в Ир­кут­ском Бо­го­яв­лен­ском со­бо­ре слу­жи­ла при­ста­ни­щем для скор­бя­щих, неуга­си­мым ал­та­рем для их мо­литв, воз­но­си­мых еже­днев­но. Год от го­да уве­ли­чи­ва­лось чис­ло мо­ля­щих­ся у гро­ба свя­ти­те­ля. К его мо­ги­ле ста­ли при­хо­дить не толь­ко жи­те­ли Ир­кут­ска и За­бай­ка­лья, но и страж­ду­щие и боль­ные со всей Си­би­ри.

Ро­сту по­чи­та­ния свя­ти­те­ля спо­соб­ство­ва­ли еще и ре­зуль­та­ты неод­но­крат­ных осви­де­тель­ство­ва­ний его свя­тых мо­щей, имев­ших ме­сто: в 1833 го­ду, при ар­хи­епи­ско­пе Ме­ле­тии (при вскры­тии по­ла в Ка­зан­ском при­де­ле); в 1854 го­ду, при ар­хи­епи­ско­пе Ни­ле (так­же при пе­ре­дел­ке со­бор­но­го по­ла); в 1870 го­ду, при ар­хи­епи­ско­пе Пар­фе­нии, на этот раз уже осо­бой ко­мис­си­ей (во вре­мя ка­пи­таль­но­го ре­мон­та); в 1887 го­ду, при ар­хи­епи­ско­пе Ве­ни­а­мине.

8 мар­та 1909 го­да осо­бой ко­мис­си­ей в со­ста­ве ар­хи­епи­ско­па Ти­хо­на, епи­ско­па Иоан­на Ки­рен­ско­го, ви­ка­рия Ир­кут­ской епар­хии, рек­то­ра Ир­кут­ской се­ми­на­рии ар­хи­манд­ри­та Ев­ге­ния, мис­си­о­не­ра-про­по­вед­ни­ка про­то­и­е­рея Иоан­на Вос­тор­го­ва, ко­ман­ди­ро­ван­но­го Си­но­дом, и чле­нов мест­но­го ка­фед­раль­но­го со­бо­ра бы­ло про­из­ве­де­но офи­ци­аль­ное осви­де­тель­ство­ва­ние остан­ков свя­ти­те­ля, при­чем об­на­ру­жи­лось сле­ду­ю­щее: через сто трид­цать во­семь лет, несмот­ря на бли­зость к во­де (ря­дом про­те­ка­ет ре­ка Ан­га­ра), несмот­ря на по­сто­ян­ную сы­рость в пе­ще­ре и под по­ла­ми со­бо­ра, осо­бен­но в лет­нее вре­мя, гроб, оде­я­ние и те­ло свя­ти­те­ля Со­фро­ния со­хра­ни­лись нетлен­ны­ми. Во вре­мя до­смот­ра, про­дол­жав­ше­го­ся око­ло двух ча­сов, неко­то­ры­ми из при­сут­ству­ю­щих ощу­ща­лось бла­го­уха­ние от мо­щей свя­ти­те­ля.

19 июня 1909 го­да со­сто­я­лось вто­рое офи­ци­аль­ное осви­де­тель­ство­ва­ние мо­щей ко­мис­си­ей в со­ста­ве ар­хи­епи­ско­па Ти­хо­на, ка­фед­раль­но­го про­то­и­е­рея Фивей­ско­го, клю­ча­ря Вер­но­муд­ро­ва, иеро­мо­на­ха Про­ко­пия. И вновь все бы­ло най­де­но в том же ви­де и со­сто­я­нии, что и при осмот­ре 1909 го­да. Ре­зуль­та­ты до­смот­ра не мог­ли не сде­лать­ся до­сто­я­ни­ем глас­но­сти бла­го­че­сти­вых по­чи­та­те­лей свя­ти­те­ля Со­фро­ния и еще бо­лее вос­пла­ме­ни­ли ве­ру в его свя­тость и на­деж­ду на ско­рое его зем­ное про­слав­ле­ние.

По­буж­да­е­мые бла­го­го­вей­ным по­чи­та­ни­ем па­мя­ти свя­ти­те­ля, в Си­нод с хо­да­тай­ством о ско­рей­шем про­слав­ле­нии епи­ско­па Со­фро­ния как угод­ни­ка Бо­жия об­ра­ща­лись иерар­хи, свет­ские вла­сти, пра­во­слав­ный ве­ру­ю­щий на­род. В 1909 го­ду в Ир­кут­ске со­сто­ял­ся Мис­си­о­нер­ский съезд, ко­то­рый сво­им по­ста­нов­ле­ни­ем вы­ра­зил усерд­ное же­ла­ние хо­да­тай­ство­вать о про­слав­ле­нии свя­ти­те­ля Со­фро­ния пе­ред Свя­тей­шим Си­но­дом. В сле­ду­ю­щем го­ду 19 мар­та Ир­кут­ский ар­хи­епи­скоп Ти­хон (До­не­бин) об­ра­тил­ся в Си­нод со сво­им лич­ным хо­да­тай­ством. В 1914 го­ду ар­хи­епи­скоп Ир­кут­ский Се­ра­фим сде­лал Си­но­ду по­дроб­ный до­клад о жи­тии и чу­де­сах, ис­хо­дя­щих от нетлен­ных мо­щей свя­ти­те­ля Со­фро­ния. То же стрем­ле­ние вы­ра­зи­ло пас­тыр­ское со­бра­ние ду­хо­вен­ства Ир­кут­ска. Го­род­ская ду­ма и го­род­ская упра­ва в сво­ем пред­став­ле­нии гу­бер­на­то­ру так­же про­си­ли под­дер­жать хо­да­тай­ство.

По­же­ла­ние ско­рей­ше­го про­слав­ле­ния вла­ды­ки бы­ло вы­ра­же­но 48-м епар­хи­аль­ным съез­дом ду­хо­вен­ства Ир­кут­ской епар­хии. Од­на­ко Гос­подь су­дил бла­говре­мен­ным про­слав­ле­ние свя­ти­те­ля лишь в 1918 го­ду. Но преж­де чем про­изо­шло это ра­дост­ное и дол­го­ждан­ное со­бы­тие, ве­ра по­чи­та­те­лей па­мя­ти свя­ти­те­ля, как зо­ло­то, под­верг­лась ис­пы­та­нию. Цель­бо­нос­ные мо­щи свя­ти­те­ля про­дол­жа­ли по­ко­ить­ся в Ка­зан­ском при­де­ле Ир­кут­ско­го Бо­го­яв­лен­ско­го со­бо­ра до 18 ап­ре­ля 1917 го­да. Бо­жи­им по­пуще­ни­ем в этот день от неиз­вест­ной при­чи­ны в хра­ме про­изо­шел по­жар, уни­что­жив­ший гроб­ни­цу и нетлен­ные мо­щи свя­ти­те­ля Со­фро­ния. Зна­ме­на­тель­но, что это со­бы­тие сов­па­ло со днем хи­ро­то­нии свя­ти­те­ля, быв­шем в 1753 го­ду, и с но­вым празд­ни­ком бу­ду­щей без­бож­ной вла­сти – Пер­во­ма­ем (18 ап­ре­ля по ста­ро­му сти­лю), в то вре­мя уже до­ста­точ­но ши­ро­ко и по-сво­е­му празд­ну­е­мым – с пьян­ка­ми, дра­ка­ми и «крас­ны­ми пе­ту­ха­ми», как то­гда на­зы­ва­ли по­жа­ры. Но го­ре утра­ты мо­щей свя­ти­те­ля не толь­ко не ума­ли­ло по­чи­та­ния его па­мя­ти, на что на­де­ял­ся лу­ка­вый, на­блю­дав­ший со сто­ро­ны за пло­да­ми сво­ей де­я­тель­но­сти, на­обо­рот. Ве­ру­ю­щие ча­да Церк­ви объ­еди­ни­лись в со­юз пра­во­слав­ных хри­сти­ан, име­ю­щий це­лью ограж­дать непри­кос­но­вен­ность свя­тынь пра­во­сла­вия, за­щи­щать их от по­ру­га­ния вра­га­ми Церк­ви.

Осо­бая ко­мис­сия из ду­хов­ных лиц, ми­рян, пред­ста­ви­те­лей су­деб­ной вла­сти, экс­пер­тов-ме­ди­ков и од­но­го хи­ми­ка осви­де­тель­ство­ва­ла прах и ко­сти свя­ти­те­ля, со­хра­нив­ши­е­ся по­сле по­жа­ра, и бла­го­го­вей­но сло­жи­ла остан­ки в спе­ци­аль­ный ков­че­жец. На­чал­ся но­вый пе­ри­од зем­ной сла­вы свя­ти­те­ля.

Сра­зу по­сле по­жа­ра во мно­го раз вы­рос­ло чис­ло его по­чи­та­те­лей, уве­ли­чи­лось ко­ли­че­ство па­ни­хид, уже пе­ред ков­чеж­цем. По ру­кам бо­го­моль­цев и рань­ше хо­ди­ли под­пис­ные ли­сты с тре­бо­ва­ни­ем ско­рей­ше­го про­слав­ле­ния угод­ни­ка Бо­жия, те­перь их ко­ли­че­ство зна­чи­тель­но уве­ли­чи­лось. Вы­рос­ло чис­ло за­яв­ле­ний о но­вых чу­де­сах и зна­ме­ни­ях, со­вер­шив­ших­ся по мо­лит­вен­но­му пред­ста­тель­ству свя­ти­те­ля, при­чем мно­гие из тех, кто пе­ре­жил по­доб­ное чу­дес­ное яв­ле­ние, сви­де­тель­ство­ва­ли об этом на Ир­кут­ском епар­хи­аль­ном съез­де пе­ред все­ми со­брав­ши­ми­ся. В адрес съез­да по­сту­пи­ли об­ра­ще­ния из дру­гих епар­хий с под­держ­кой стрем­ле­ния ир­ку­тян к про­слав­ле­нию свя­ти­те­ля Со­фро­ния. Об­ра­ще­ния по­сту­па­ли не толь­ко из Си­би­ри, но и из да­ле­кой Твер­ской, Ки­ев­ской и дру­гих епар­хий. Ир­кут­ский епар­хи­аль­ный съезд по­ста­но­вил воз­бу­дить хо­да­тай­ство через вы­со­ко­прео­свя­щен­но­го ар­хи­епи­ско­па Иоан­на и из­бран­ных пред­ста­ви­те­лей от епар­хии об уско­ре­нии де­ла о все­об­щем про­слав­ле­нии тре­тье­го епи­ско­па Ир­кут­ско­го и при­чис­ле­нии его к ли­ку свя­тых. Это хо­да­тай­ство пе­ред Свя­тей­шим Си­но­дом бы­ло воз­буж­де­но и пе­ре­да­но от­ту­да в со­вет Все­рос­сий­ско­го Свя­щен­но­го Со­бо­ра. Кро­ме до­не­се­ния вы­со­ко­прео­свя­щен­но­го Иоан­на Ир­кут­ско­го, Со­бо­ру бы­ли пред­став­ле­ны все об­ра­ще­ния и за­яв­ле­ния с опи­са­ни­ем чу­дес, про­ве­рен­ных спе­ци­аль­ной ко­мис­си­ей, ли­сты с под­пи­ся­ми свы­ше 18 000 че­ло­век, от­зы­вы участ­ни­ков Со­бо­ра, вра­чей Кле­ве­за­ля и Во­ло­бу­е­ва о неко­то­рых наи­бо­лее яр­ких слу­ча­ях чу­дес­ных ис­це­ле­ний по мо­лит­вам свя­ти­те­ля на ос­но­ва­нии по­ка­за дан­ных под при­ся­гой. Воз­дав хва­лу див­но­му во свя­тых Сво­их Гос­по­ду Бо­гу, бла­го­во­лив­ше­му явить но­во­го све­тиль­ни­ка Церк­ви Рос­сий­ской как но­вое и ве­ли­кое зна­ме­ние Сво­их бла­го­де­я­ний Пра­во­слав­ной Церк­ви и на­ро­ду рус­ско­му, и при­няв во вни­ма­ние, что все пред­ва­ри­тель­ные ак­ты, тре­бу­е­мые уста­но­вив­ши­ми­ся обы­ча­я­ми Пра­во­слав­ной Рус­ской Церк­ви от­но­си­тель­но ка­но­ни­за­ции угод­ни­ков Бо­жи­их, уже ис­пол­не­ны, Со­бор епи­ско­пов на­шел бла­говре­мен­ным осу­ще­ствить бла­го­че­сти­вое же­ла­ние мно­го­чис­лен­ных по­чи­та­те­лей па­мя­ти в Бо­зе по­чив­ше­го свя­ти­те­ля Со­фро­ния. Де­я­ни­я­ми Со­бо­ра бы­ло опре­де­ле­но: со­вер­шить про­слав­ле­ние свя­ти­те­ля Со­фро­ния, тре­тье­го епи­ско­па Ир­кут­ско­го, при­чис­лив его к ли­ку свя­тых угод­ни­ков Бо­жи­их, че­ству­е­мых Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью; свя­щен­ные остан­ки свя­ти­те­ля, со­брав в ков­че­жец, вло­жить в ра­ку.

30 июня/13 июля – Про­слав­ле­ние

Са­мо тор­же­ство про­слав­ле­ния, сро­ки ко­то­ро­го де­я­ни­я­ми Со­бо­ра бы­ло пред­ло­же­но опре­де­лить Ир­кут­ско­му ар­хи­ерею са­мо­му, со­об­ра­зу­ясь с мне­ни­ем пат­ри­ар­ха и мест­ны­ми усло­ви­я­ми, ори­ен­ти­ро­воч­но пла­ни­ро­ва­лось на 30 июня – та­ко­во бы­ло мне­ние прео­свя­щен­но­го Иоан­на, ар­хи­епи­ско­па Ир­кут­ско­го и Вер­хо­лен­ско­го. Вме­сте с тем в адрес пат­ри­ар­ха и Си­но­да по­сту­пи­ла за­пис­ка от прич­та Ир­кут­ско­го ка­фед­раль­но­го со­бо­ра с прось­бой от­ло­жить тор­же­ство по­гре­бе­ния свя­ти­те­ля по край­ней ме­ре до 8 ок­тяб­ря. Ос­но­ва­ния при­во­ди­лись дей­стви­тель­но вес­кие.

По­ми­мо опа­се­ний не уло­жить­ся в остав­ше­е­ся до 30 июня вре­мя, се­рьез­ны­ми пред­став­ля­лись по­ли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские при­чи­ны. Стра­на на­хо­ди­лась в со­сто­я­нии граж­дан­ской вой­ны; для бо­го­слу­же­ний не хва­та­ло эле­мен­тар­ных ве­щей: све­чей, му­ки, ви­на, де­ре­вян­но­го мас­ла; не бы­ло икон свя­ти­те­ля; кро­ме все­го, для ор­га­ни­за­ции празд­но­ва­ния нуж­но бы­ло по­лу­чить раз­ре­ше­ние у но­вых вла­стей, а меж­ду тем «но­вая власть в ли­це ко­мис­са­ров устрой­ство тор­же­ства в бли­жай­шее вре­мя на­хо­дит неудоб­ным». «На­ко­нец, – пи­шут кли­ри­ки Ир­кут­ска, – в го­ро­де в на­сто­я­щее вре­мя крайне на­пря­жен­ная об­ста­нов­ка вслед­ствие дви­же­ния Бе­лой Ар­мии с Даль­не­го Во­сто­ка. Во что это вы­льет­ся через ме­сяц-дру­гой, ска­зать труд­но».

Про­тив та­ких до­во­дов труд­но бы­ло что-ли­бо воз­ра­зить, и пат­ри­арх дал со­гла­сие на пе­ре­не­се­ние сро­ка про­слав­ле­ния на бо­лее бла­го­при­ят­ное вре­мя. Но не в си­ле Бог, а в прав­де. В ми­ну­ту раз­но­гла­сий о вре­ме­ни про­слав­ле­ния сам свя­ти­тель Со­фро­ний явил­ся ар­хи­епи­ско­пу Иоан­ну и рек ему: «Му­жай­ся!», чем вдох­но­вил его пой­ти на­пе­ре­кор ви­ди­мым пре­пят­стви­ям. Тор­же­ство со­сто­я­лось имен­но 30 июня. Мир­ное пе­ние сла­вы Гос­по­ду и угод­ни­ку Бо­жию Со­фро­нию ни­чем не бы­ло на­ру­ше­но. Его хра­ни­ло мо­ле­ние са­мо­го свя­ти­те­ля пред Пре­сто­лом Все­выш­не­го.

То­гда же свя­щен­ни­ком Ти­хо­ном Сол­да­то­вым бы­ла со­став­ле­на служ­ба свя­ти­те­лю, а тро­парь и кондак по бла­го­сло­ве­нию прео­свя­щен­но­го Иоан­на на­пи­сал про­то­и­е­рей Ни­ко­лай По­но­ма­рев. Ака­фист был под­го­тов­лен иеро­мо­на­хом Пор­фи­ри­ем и ре­цен­зи­ро­ван кол­лек­ти­вом епи­ско­пов, на­хо­див­ших­ся в Ир­кут­ске «по об­сто­я­тель­ствам вре­ме­ни». Те же «об­сто­я­тель­ства вре­ме­ни» пе­ре­нес­ли ра­ку и ков­че­жец со свя­ты­ми остан­ка­ми в ир­кут­ский храм во имя ико­ны Вла­ди­мир­ской Бо­жи­ей Ма­те­ри, при­над­ле­жав­шей об­нов­лен­цам. С 1937 го­да, по­сле за­кры­тия это­го хра­ма, свя­ты­ня пре­бы­ва­ет под спу­дом. Ныне имя свя­ти­те­ля Со­фро­ния, на­ше­го усерд­но­го за­ступ­ни­ка, ве­ли­ко­го по­движ­ни­ка Церк­ви, неуто­ми­мо­го тру­же­ни­ка, «на­став­ни­ка мо­на­хов и со­бе­сед­ни­ка ан­ге­лов», чтит­ся всем пра­во­слав­ным ми­ром.

***

Свя­ти­тель Со­фро­ний, епи­скоп Ир­кут­ский и всея Си­би­ри, пре­ста­вил­ся к Бо­гу 30 мар­та 1771 го­да, на вто­рой день Свя­той Пас­хи. По­ка ожи­да­ли ре­ше­ния Свя­тей­ше­го Си­но­да о по­гре­бе­нии, шесть ме­ся­цев его те­ло оста­ва­лось не пре­дан­ным зем­ле и за это вре­мя не под­верг­лось тле­нию. Уже то­гда, вви­ду это­го об­сто­я­тель­ства, а так­же зная стро­гую по­движ­ни­че­скую жизнь свя­ти­те­ля Со­фро­ния, паства ста­ла по­чи­тать его как угод­ни­ка Бо­жия. Мно­го­крат­но (в 1833, 1854, 1870, 1909 гг.) его мо­щи сви­де­тель­ство­ва­лись как нетлен­ные и ис­то­ча­ю­щие бла­го­дат­ные чу­до­тво­ре­ния. Слу­чив­ший­ся 18 ап­ре­ля 1917 го­да по­жар в Бо­го­яв­лен­ском со­бо­ре Ир­кут­ска оста­вил толь­ко ко­сти свя­ти­те­ля, но не ума­лил, а, на­обо­рот, уве­ли­чил бла­го­го­вей­ное по­чи­та­ние свя­ти­те­ля ве­ру­ю­щим на­ро­дом.

По­мест­ный Со­бор Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в опре­де­ле­нии от 10/23 ап­ре­ля 1918 го­да по­ста­но­вил со­вер­шить про­слав­ле­ние свя­ти­те­ля Со­фро­ния, при­чис­лив его к ли­ку свя­тых угод­ни­ков Бо­жи­их. Са­мо тор­же­ство при­чис­ле­ния свя­ти­те­ля Со­фро­ния к ли­ку свя­тых бы­ло со­вер­ше­но 30 июня. На вто­рой сес­сии это­го же Со­бо­ра под пред­се­да­тель­ством свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Ти­хо­на бы­ла утвер­жде­на служ­ба свя­ти­те­лю Со­фро­нию с тро­па­рем, со­став­лен­ным управ­ляв­шим в то вре­мя Ир­кут­ской епар­хи­ей ар­хи­епи­ско­пом Иоан­ном, чтобы все ве­ру­ю­щие име­ли воз­мож­ность при­со­еди­нить мо­лит­ву свя­то­му угод­ни­ку к го­ло­су церк­вей си­бир­ских, вы­со­ко чту­щих па­мять сво­е­го све­тиль­ни­ка и мо­лит­вен­ни­ка.

И в на­сто­я­щее вре­мя ве­ру­ю­щие об­ра­ща­ют­ся за по­мо­щью к свя­ти­те­лю Со­фро­нию. Об этом сви­де­тель­ству­ют мо­лит­ва, со­став­лен­ная в день празд­но­ва­ния 40-ле­тия про­слав­ле­ния свя­ти­те­ля 13 июля 1958 го­да мит­ро­по­ли­том Несто­ром (Ани­си­мо­вым), то­гда мит­ро­по­ли­том Но­во­си­бир­ским и Бар­на­уль­ским, тор­же­ствен­ное празд­но­ва­ние в 1971 го­ду 200-ле­тия со дня пре­став­ле­ния свя­ти­те­ля Со­фро­ния в Зо­ло­то­нош­ской Крас­но­гор­ской жен­ской оби­те­ли По­кро­ва Бо­жи­ей Ма­те­ри и в Ир­кут­ской епар­хии ("Жур­нал Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии", 1971, № 9) и бла­го­го­вей­ное по­чи­та­ние его па­мя­ти все­ми ве­ру­ю­щи­ми Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Молитвы

Тропарь святителю Софронию, архиепископу Иркутскому

глас 4

От ю́ности Христа́ возлюби́л еси́, блаже́нне Софро́ние,/ до́бре упра́вил еси́ и́ноческия оби́тели/ и, архиере́йства са́ном почте́н быв,/ упа́сл еси́ Ирку́тскую па́ству,/ те́мже и по преставле́нии дарова́ния чуде́с от Бо́га прия́л еси́,/ и мо́лиши Христа́ Бо́га// изба́вити нас от бед и спасти́ ду́ши на́ша.

Перевод: С юности Христа возлюбил ты, блаженный Софроний, хорошо управлял иноческими обителями и был почтен архиерейским саном, ты духовно упас иркутскую паству, потому и после смерти принял от Бога дар чудотворения и молишь Христа Бога избавить нас от бед и спасти души наши.

Ин тропарь святителю Софронию, архиепископу Иркутскому

глас 1

Ско́рый в беда́х и ско́рбех засту́пниче,/ о́тче иера́рше страны́ Сиби́рския,/ святи́телю Софро́ние,/ на Небеси́ предстоя́й с первоиера́рхом Ирку́тския Це́ркве и все́ми святы́ми,/ вы́ну и́маши благоволе́ние Го́спода сла́вы,/ при́зри на лю́ди, притека́ющия к честны́м оста́нкам святы́х моще́й твои́х,/ с ве́рою и любо́вию сле́зно прося́щия твоея́ по́мощи и заступле́ния,/ моли́, Его́же пропове́дал еси́ лю́дем Сиби́ри,/ изба́вити я́ от находя́щих зол и наве́тов вра́жиих,/ просвети́ти люде́й олядене́вшая дре́вле неве́рием сердца́,/ дарова́ти утвержде́ние ве́ры Христо́вы// и спасти́ ду́ши на́ша.

Перевод: Быстрый защитник в бедах и скорбях, отче иерарх земли Сибирской, святитель Софроний, на Небесах предстоящий с первоиерархом Иркутской Церкви и всеми святыми, ты всегда имеешь благорасположение Господа славы, будь милостив к людям, приходящим к почитаемым останкам святых мощей твоих, с верой и любовью в слезах просящих твоей помощи и защиты, моли, Кого ты проповедал людям Сибири, об избавлении от наступающих бед и козней вражеских, о просвещении издревле иссохших неверием человеческих сердец, о даровании утверждения веры Христовой и спасении душ наших.

показать все

Кондак святителю Софронию, архиепископу Иркутскому

глас 4

Соиме́ннаго му́дрости иера́рха,/ изря́дное Це́ркве Ирку́тския украше́ние,/ отца́ на́шего святи́теля Софро́ния любо́вию восхва́лим вси ве́рнии,/ той бо есть храни́тель гра́да и страны́ сея́// и моли́твенник о душа́х на́ших.

Перевод: Иерарха одноименного с мудростью (греч. имя Σωφρόνιος (Софроний) от σωφροσύνη - мудрость), особое Церкви Иркутской украшение, отца нашего святителя Софрония с любовью восславим все верующие, потому что он хранитель города и страны этой и молитвенник о душах наших.

Ин кондак святителю Софронию, архиепископу Иркутскому

глас 3

Па́стырей Нача́льнику, Христу́,/ труди́лся еси́, святи́телю Софро́ние,/ на па́жити духо́вней се́верныя страны́ на́шея,/ язы́цы монго́льстии от пре́лести и скве́рны и́дольския избавля́я,/ приве́л еси́ я́ к све́ту ве́ры Христо́вой,/ и ны́не, со А́нгелы Влады́чню Престо́лу предстоя́,/ моли́ непреста́нно о всех нас,// изба́вити ны от бед и спасти́ ду́ши на́ша.

Перевод: Для Начальника пастырей, Христа, трудился ты, святитель Софроний, на пастбище духовном северного края нашего, народ монгольский от скверны идолопоклонства избавив, привел ты его к свету веры Христовой, и сейчас, с Ангелами предстоя Престолу Владыки, моли не переставая обо всех нас, об избавлении нашем от бед и о спасении наших душ.

Молитва святителю Софронию, архиепископу Иркутскому

О, Свя́тче Бо́жий, святи́телю Христо́в, до́брый па́стырю слове́снаго ста́да, челове́че Бо́жий, но́вый чудотво́рче и неусы́пный к Бо́гу моли́твенниче за страну́ сию́, о́тче Софро́ние, при́зри с высоты́ Небе́сныя на нас, с ве́рою и любо́вию покланя́ющихся о́бразу твоему́ и честны́м оста́нкам святы́х моще́й, в на́ше утеше́ние избы́вшим от всепояда́ющаго огня́. При́зри, свя́тче Бо́жий, и виждь на́ше нестрое́ние и раздо́ры, на́шу ту́гу, скорбь и серде́чную боле́знь, от лише́ния бра́тския любве́ пребыва́ющия. Испроси́ у Христа́ Бо́га коему́ждо нам благода́ти смире́ния, позна́ние своея́ грехо́вности и самоукоре́ния, да, внима́юще ки́йждо свое́й со́вести, преста́нем осужда́ти бли́жняго, клевета́ти и поноша́ти, но, соедини́вшеся ко друг дру́гу любо́вию, сподо́бимся ми́рно во смире́нии про́чее вре́мя живота́ на́шего пожи́ти и улучи́ти христиа́нскую кончи́ну. Да, совоку́пльшеся в бу́дущей жи́зни со все́ми святы́ми и с тобо́ю, па́стырю наш, просла́вим Еди́наго в Тро́ице сла́вимаго Бо́га, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Каноны и Акафисты

Акафист святителю Софронию Иркутскому

Святитель Софро́ний Иркутский

Конда́к 1

Возбра́нный Воево́до, Творе́ц веко́в, Госпо́дь, Ца́рь сла́вы, глубино́ю му́дрости помышля́я поле́зное в ро́ды родо́в о Це́ркви Свое́й, ви́дев на́ше малове́рие, грехо́вный со́н и охлажде́ние, чуде́с де́йство сугу́бо даде́ по сгоре́нии моще́й уго́днику Своему́, си́м показу́я ве́лие дерзнове́ние его́ ко Го́споду, да вси́ лю́ди страны́ Сиби́рския, возгора́ющеся ве́рою и любо́вию, воспою́т но́вому чудотво́рцу и цельбопода́телю и моли́твеннику своему́: от вся́ких бе́д свободи́ ны́, о́тче, зову́щия ти́:

Ра́дуйся, Софро́ние, горя́щий к Бо́гу огне́м любве́ неугаси́мыя.

И́кос 1

Ангелов Творе́ц, Госпо́дь Вседержи́тель, благода́тию Свое́ю возвыша́я челове́ки в пе́рвое досто́инство на небеси́, избра́ тя́, о́тче Софро́ние, да слу́жиши Ему́ во а́нгельском чину́ и мона́шествуеши на земли́. Мы́ же, воспомина́юще ю́ность и по́двиги твоя́, глаго́лем си́це:

Ра́дуйся, духо́вных роди́телей духо́вное ча́до; ра́дуйся, от ю́ности положи́вый до́брое нача́ло.

Ра́дуйся, нося́й и́мя соиме́нно перводиа́кону Стефа́ну; ра́дуйся, сподо́бивыйся слы́шати небе́сный гла́с во хра́ме.

Ра́дуйся, прему́дрости Бо́жией сы́н возлю́бленный; ра́дуйся, в постриже́нии Софро́нием нарече́нный.

Ра́дуйся, еще́ ю́н сы́й, бы́вый мона́хов наста́вниче; ра́дуйся, о́тче любвеоби́льный и стро́гий подви́жниче.

Ра́дуйся, Софро́ние, горя́щий к Бо́гу огне́м любве́ неугаси́мыя.

Конда́к 2

Ви́дя Елисаве́та, венча́нная Цари́ца, благонра́вие твое́ и свя́тость жития́, изволе́нием Бо́жиим избра́ тя в предстоя́теля Ла́вры Не́вския, да я́коже сла́вил еси́ Бо́га на ю́ге Росси́и, та́ко и на се́вере, в сто́льном гра́де, научи́ши мона́хи и бельцы́ непреста́нно пе́ти Бо́гу а́нгельскую пе́снь: Аллилу́ия.

И́кос 2

Ра́зум, от прему́дрости Бо́жией дарова́нный, не можа́ше укры́тися в тебе́, но я́ко пресве́тлая звезда́ возсия́ на высоте́ архиере́йства и учи́тельства, озаря́я всю́ страну́ простра́нныя Сиби́ри уче́нием свои́м, внуша́я ве́рным ча́дам Це́ркви благода́рственно вопи́ти просвети́телю своему́:

Ра́дуйся, святи́телю богоизбра́нный и трудолюби́вый; ра́дуйся, тя́ бо не устраши́ пу́ть с лише́ниями многотру́дный.

Ра́дуйся, мы́ бо тя́ прие́млем я́ко дру́га Бо́жия; ра́дуйся, име́л бо и ты́ дру́га душе́ и́нока пра́ведна Сине́сия.

Ра́дуйся, му́жу жела́ний, благода́ти Бо́жией носи́телю; ра́дуйся, архипа́стырю Ирку́тский, Инноке́нтия свята́го вторы́й замести́телю.

Ра́дуйся, иера́рше Бо́гом избра́нный и лю́дем благоприя́тный; ра́дуйся, от свяще́ннаго собо́ра и от жи́тель гра́да Ирку́тска ра́достно прия́тый.

Ра́дуйся, Софро́ние, горя́щий к Бо́гу огне́м любве́ неугаси́мыя.

Конда́к 3

Си́лою свы́ше облече́н бы́в, святи́телю Софро́ние, обходя́ гра́ды и ве́си па́ствы твое́й, оте́чески наказу́я кли́рики и иере́и, да слу́жат Бо́гу со стра́хом, по досто́инству са́на своего́, да уча́т де́ти, отцы́ и ма́тери разу́мно пе́ти небе́сную пе́снь: Аллилу́ия.

И́кос 3

Име́я ре́вность по Бо́зе, я́коже и проро́к Илия́, вся́каго вла́сть иму́щаго учи́л еси́ пра́во ходи́ти в зако́не Госпо́дни, пра́вду и су́д твори́ти, заступа́ти немощны́я, си́рых и вдови́ц от напа́сти избавля́ти, к ни́щим ми́лостивым бы́ти, за е́же ублажа́юще тя́, та́ко глаго́лем:

Ра́дуйся, о́тче, пра́вых путе́й люби́телю; ра́дуйся, злоко́зненных нра́вов искорени́телю.

Ра́дуйся, и́стин ева́нгельских провозве́стниче; ра́дуйся, зла́го властели́на усмири́телю.

Ра́дуйся, я́ко гра́да Не́рчинска пе́рвый бы́в посети́тель; ра́дуйся, свои́м служе́нием оста́вивый па́мять ча́дам и роди́телям.

Ра́дуйся, от сосу́да се́рдца своего́ благода́ть все́м излива́яй; ра́дуйся, земли́ не́рчинской небе́сное благослове́ние подава́яй.

Ра́дуйся, Софро́ние, горя́щий к Бо́гу огне́м любве́ неугаси́мыя.

Конда́к 4

Бу́рю вну́тренних волне́ний не моги́й стерпе́ти, ревни́телю благоче́стия, я́ко не воздае́тся че́сть благове́стом церко́вному песнопе́нию в литурги́и, вече́рни и у́трени; та́же горя́ любо́вию ко сла́ве Бо́жией, повеле́л еси́ на Досто́йно, на Го́споди воззва́х и на Честне́йшую ударя́ти в кампа́н, да христиа́не, в доме́х и на пути́ слы́шаше гла́с Це́ркве, воспою́т хвалу́ Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 4

Слы́шав рече́ние Госпо́дне: и́же сотвори́т и научи́т, се́й ве́лий нарече́тся во Ца́рствии Небе́снем. Де́лом сло́во исполня́я: моли́тву, по́ст, покло́ны и вся́ко томле́ние пло́ти восприя́л еси́, к си́м же и человеколю́бия не оставля́я к ме́ньшей бра́тии, я́ко пре́жде кончи́ны возмо́гл еси́ свя́тость стяжа́ти, за е́же приими́ похвалу́ сию́:

Ра́дуйся, о́тче, любве́ ра́ди Христо́вы земна́я оста́вивый; ра́дуйся, ея́же ра́ди вся́ кра́сныя ни вочто́же вмени́вый.

Ра́дуйся, блаже́нство облобыза́вый нищеты́ духо́вныя; ра́дуйся, стра́хом Бо́жиим попали́вый стра́сти грехо́вныя.

Ра́дуйся, прия́вый и́го Христо́во на ра́мена измла́да; ра́дуйся, у́зким путе́м ше́ствовавый неукло́нно до вы́шняго гра́да.

Ра́дуйся, нетле́нных бла́г на небеси́ облада́телю; ра́дуйся, ди́вныя сла́вы во све́тлости святы́х созерца́телю.

Ра́дуйся, Софро́ние, горя́щий к Бо́гу огне́м любве́ неугаси́мыя.

Конда́к 5

Богото́чною кро́вию, обнови́вшему ро́д челове́ческий, Христу́ после́довал еси́, блаже́нне, принося́ Ему́ бескро́вную же́ртву во оставле́ние грехо́в люде́й твои́х, та́же и всего́ себе́ прине́сл еси́ во всесожже́ние, явля́яся исто́чником исцеле́ний, бесо́в прогони́тель и зри́тель та́ин серде́чных, возбужда́я лю́ди, зря́щия чудеса́, пе́ти Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 5

Ви́девше сы́нове вели́кия Сиби́ри пречу́дное твое́ житие́, а́ще и в после́дняя ле́та возсия́л еси́ в новопросвеще́нней стране́, о́тче Софро́ние, оба́че дре́вних оте́ц сподобля́яся че́сти, ра́вное дарова́ние и чуде́с творе́ние прия́л еси́ от Бо́га, Его́ же благодаря́ще, тя́ велича́ем приве́тствии си́ми:

Ра́дуйся, иера́рше, Никола́я Чудотво́рца ревни́телю; ра́дуйся, ди́вному Инноке́нтию ве́рный подража́телю.

Ра́дуйся, соседа́телю в вы́шних все́м святи́телем; ра́дуйся, и земны́х явля́яся от искуше́ний храни́телем.

Ра́дуйся, благоче́стие и ве́ру соблюды́й нескве́рно; ра́дуйся, в венце́ сла́вы предстоя́ Све́ту Невече́рню.

Ра́дуйся, на све́т яви́выйся, егда́ Христо́с роди́ся; ра́дуйся, ты́ бо во све́тлыя дни́ Па́схи ко Го́споду преста́вился.

Ра́дуйся, Софро́ние, горя́щий к Бо́гу огне́м любве́ неугаси́мыя.

Конда́к 6

Пропове́дник бы́вый ве́ры Христо́вы и позна́ния и́стины в монго́лех и во вся́ком язы́це бли́жния и да́льния Сиби́ри, прише́л еси́ и ко своему́ преде́лу, е́же е́сть: земля́ еси́ и в зе́млю оты́деши, отда́в ду́х Бо́гу, те́ло же оста́вив ве́рным на мно́га ле́та в пеще́ре, да приходя́щие пою́т надгро́бную пе́снь: Аллилу́ия.

И́кос 6

Возсия́вшее со́лнце в земли́ Ирку́тстей, святы́й Софро́ний, в ста́рости прекло́нней позна́ за́пад сво́й, оста́вив земна́я, восприя́л е́сть от руки́ Госпо́дни ве́чная блага́я, е́же мы́ позна́хом от чуде́с и целе́бныя си́лы, прису́щия святы́м моще́м его́, и удивля́яся, пое́м ему́ такова́я:

Ра́дуйся, па́стырю, неусы́пно пасы́й Христо́во ста́до; ра́дуйся, наде́ждо ненаде́жных и серде́чней туге́ отра́до.

Ра́дуйся, ты́ бо отше́л еси́ прия́ти вене́ц сла́вы; ра́дуйся, и́бо оправда́ся на тебе́ су́д Бо́жией пра́вды.

Ра́дуйся, твоя́ бо душа́ вчине́на е́сть в святи́телей ли́ки; ра́дуйся, я́ко си́це блаже́нство пребу́дет в бесконе́чные ве́ки.

Ра́дуйся, те́ло бо твое́ оста́ся нетле́нно; ра́дуйся, я́ко чу́до сие́ бы́сть все́й Це́ркви Росси́йской явле́нно.

Ра́дуйся, Софро́ние, горя́щий к Бо́гу огне́м любве́ неугаси́мыя.

Конда́к 7

Хотя́ Госпо́дь уте́шити избра́нныя лю́ди Своя́, междоусо́бным искуше́нием угнете́нныя, волно́ю неве́рия коле́блемыя и вку́пе с па́стырьми гони́мыя, откры́л е́сть сла́ву уго́дника Своего́, преблаже́ннаго Софро́ния, ю́же и́мать со святы́ми на небеси́, да притека́юще лю́дие к его́ моли́твенной по́мощи, пою́т Христу́ Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 7

Ди́вное зна́мение нача́ явля́тися у ра́ки святы́х моще́й твои́х, о́тче преподо́бне. Уврачева́л бо еси́ пе́рвее языкобо́лие, та́же зубо́в возболе́ние, та́же и си́лу огне́вицы отроча́т угаси́л еси́, за е́же благода́рственно прино́сим ти́ пе́сни сия́:

Ра́дуйся, врачу́ безме́здный и цельбопода́телю; ра́дуйся, пома́занием еле́я боле́зней облегчи́телю.

Ра́дуйся, излива́яй ми́лость на кни́жных, разу́мных и просты́х; ра́дуйся, обновля́яй ве́ру искуше́нием коле́блемых.

Ра́дуйся, явле́нием свои́м от позо́рныя сме́рти избавля́яй; ра́дуйся, моли́твою твое́ю и ко́ни свире́пыя укроща́яй.

Ра́дуйся, те́плое утеше́ние все́х гони́мых и скорбя́щих; ра́дуйся, предста́телю Госпо́день за все́х к тебе́ прибега́ющих.

Ра́дуйся, Софро́ние, горя́щий к Бо́гу огне́м любве́ неугаси́мыя.

Конда́к 8

Стра́нно чу́до, ка́ко ча́сти косте́й святы́х му́чеников источа́ют исцеле́ние; се ны́не ви́дим ко́сти святи́теля Софро́ния огне́м изнуре́ны, и от на́с гре́шных сокрове́нны, ра́ны и вре́д врачу́ют, и вся́ко томле́ние души́ скорбя́щия на ра́дость прелага́ют. Вои́стину чу́до пресла́вно! Сего́ ра́ди чуде́с да́телю Бо́гу пое́м: Аллилу́ия.

И́кос 8

Ве́сь еси́ ты́ о́тче, водворя́ешися в вы́шних, но и ни́жних, на́с гре́шных, от ско́рби и от ду́ха уны́ния до́лу пони́кших, не оставля́еши, при́сно бо притека́ющим к тебе́ помоществу́еши, печа́ль на ра́дость и ску́дость на дово́льство прелага́еши. За вся́ сия́ тя́ ублажа́юще, глаго́лем си́це:

Ра́дуйся, исто́чниче при́сный благода́тных исцеле́ний; ра́дуйся, разреша́яй же́н от тя́жких рожде́ний.

Ра́дуйся, умо́м изумле́нным ра́зум возвраща́яй; ра́дуйся, явле́нием во сне́ изломле́ние косте́й исправля́яй.

Ра́дуйся, избавля́яй от стра́ха нощна́го боязли́выя; ра́дуйся, прогони́телю блу́днаго бе́са и пода́телю целому́дрия.

Ра́дуйся, о́ком твои́м свы́ше на и́ноческия оби́тели призира́ющий; ра́дуйся, о́гненным столпо́м в возгоре́нии гра́да мо́щи твоя́ показу́ющий.

Ра́дуйся, Софро́ние, горящий к Богу онем любве неугасимыя.

Конда́к 9

Вся́кий естества́ зако́н превосхо́дит, е́же ты́ твори́ши, о, вели́кий чудотво́рче! Из подспу́да бо земна́го явля́яся, глаго́леши избра́нным: просла́вите мя́ и а́з ва́с просла́влю; и повелева́еши, да сотворя́т огражде́ние над гро́бом твои́м, да не попира́ется нога́ми ме́сто свято́е, но, со стра́хом, ходя́ще лю́дие о́крест, пою́т: Аллилу́ия.

И́кос 9

Вети́и многовеща́ннии, неразуме́юще та́йны Бо́жией, я́же о Софро́нии, егда́ узре́ша ды́м запале́ния от святы́х моще́й, ве́лиим гла́сом, на сто́гнах гра́да и в доме́х велему́дренно крича́ху правосла́вным: Уа́! Где́ е́сть ве́ра ва́ша? Где́ свя́тость? Где́ мо́щи? Аще Софро́ний бе́ свя́т, почто́ не проти́вися огню́? И руга́хуся ве́ре Христо́вой. Та́же ви́девше мно́жество чуде́с па́че пре́жняго, позна́ша я́ко Бо́г поруга́ем не быва́ет: зазира́ху себе́, возжига́ху свещи́, припа́даху к честны́м оста́нкам святы́х моще́й, бия́ху в пе́рси своя́ и, в глубо́цем молча́нии, се́рдцем вопия́ху:

Ра́дуйся, Софро́ние, чуде́с де́лателю новоявле́нный; ра́дуйся, подая́й проще́ние в покая́нии прося́щим смире́нно.

Ра́дуйся, име́яй вла́сть вяза́ти и реши́ти; ра́дуйся, и моще́м свои́м ниспосла́вый мно́жайшую си́лу благода́ти.

Ра́дуйся, огнепа́льным де́йством ли́ку сочета́выйся священному́чеников; ра́дуйся, о́тче ми́лостивый, вразуми́телю моще́й твои́х ху́льников.

Ра́дуйся, огражда́яй па́ству твою́ от диа́вольских умышле́ний; ра́дуйся, пода́телю благослове́ния внача́ле до́брых начина́ний.

Ра́дуйся, Софро́ние, горя́щий к Бо́гу огне́м любве́ неугаси́мыя.

Конда́к 10

Спасти́ хотя́ гра́д сво́й от кровопроли́тныя бра́ни, миротво́рный о́тче, яви́лся еси́ прославля́ющему тя́ сопресто́льнику твоему́ архипа́стырю Иоа́нну. Мужа́йся, — ре́кл еси́ ему́. Та́же и пре́жде явле́йся, показу́я гро́б сво́й и глаго́ля: гро́б се́й ве́тхий, нетре́бен ми́ еси́, е́же зна́менова самоприноше́ние в умилостиви́тельную же́ртву о гра́де. Позна́ти та́йну сию́ Иоа́нн не можа́ше. Егда́ сбы́стся рече́нное, о́н и вся́ лю́ди со умиле́нием воспе́ша хвалу́ Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 10

Стена́ ка́менна пря́мо, стена́ одесну́ю, стена́ ошу́юю в пеще́ре, иде́же бе́ храни́мо те́ло твое́, уго́дниче Христо́в, я́ко не́сть возмо́жно прони́кнути та́мо пла́мени. Оба́че Христо́с Госпо́дь, прему́дростию Свое́ю устроя́яй поле́зное Це́ркви, попусти́л е́сть, да сгори́т гро́б тво́й и те́ло твое́, показу́я си́м, я́ко догма́т свята́го Правосла́вия не́сть чу́вственное и осяза́емое, но серде́чною ве́рою постига́емое и наде́ждею возмога́емое, и пе́ти тебе́ любо́вию науча́ющее:

Ра́дуйся, мы́сленный изъяви́телю Правосла́вия; ра́дуйся, смотри́тельно преда́вый мо́щи своя́ на сожже́ние.

Ра́дуйся, венце́м священному́ченика украси́выйся по преставле́нии; ра́дуйся, кротча́йший о́тче, никого́ же обличи́вый в запале́нии.

Ра́дуйся, пра́вды Бо́жией и прему́дрости честно́е ору́дие; ра́дуйся, предвари́вый Иоа́нну во сне́ — бы́ти иму́щее.

Ра́дуйся, я́ко по сгоре́нии усугу́бивый чудоде́йствия; ра́дуйся, си́ми бо чудесы́ возвесели́шася лю́ди Ирку́тска.

Ра́дуйся, Софро́ние, горя́щий к Бо́гу огне́м любве́ неугаси́мыя.

Конда́к 11

Пе́ние всеумиле́нное и горя́чую моли́тву возне́сл еси́ к Бо́гу в годи́ну междоусо́бныя бра́ни о гра́де твое́м, вели́кий на́ш засту́пниче, я́ко ни еди́ному гла́су ору́жному слы́шатися во гра́де в де́нь прославле́ния твоего́, и та́ко свяще́нный собо́р и мно́жество ве́рных возмого́ша в ми́рной тишине́ воспе́ти тебе́ хвалу́ и Бо́гу: Аллилу́ия.

И́кос 11

Свети́льника Це́ркве — тре́тияго епи́скопа Ирку́тскаго — устро́и тя́ Бо́г, в трие́х Ипоста́сех сла́вимый, богоблаже́нне Софро́ние. Всесвяты́й же Ду́х, Бо́г всемогу́щий, всепрему́дрый, самовлады́чный, самоповели́тельный, испо́лнил е́сть тя́ ду́ха прему́дрости, ду́ха ра́зума, ду́ха стра́ха Бо́жия, да си́ми дара́ми Ду́ха Свята́го приведе́ши лю́ди ко спасе́нию, вопию́щия ти́:

Ра́дуйся, вмести́лище даро́в Ду́ха Свята́го; ра́дуйся, очисти́лище челове́ческаго зла́го нра́ва.

Ра́дуйся, от стра́сти пья́нственныя лю́ди свобожда́яй; ра́дуйся, от бо́ли главы́, зубо́в и стома́ха избавля́яй.

Ра́дуйся, тече́ние кро́ви и воды́, я́же в те́ле, прикоснове́нием уставля́яй; ра́дуйся, и срачи́цею возложе́нною на гро́б тво́й, здра́вие подава́яй.

Ра́дуйся, устроя́яй бе́дствующим жили́ща к пребыва́нию; ра́дуйся, неиму́щим, где́ главу́ подклони́ти, кро́в даю́щий и пропита́ние.

Ра́дуйся, Софро́ние, горя́щий к Бо́гу огне́м любве́ неугаси́мыя.

Конда́к 12

Благода́ть, да́нную ти́ от Бо́га, ве́дуще, приле́жно про́сим тя́, о́тче Софро́ние, проле́й ны́не те́плую твою́ моли́тву о на́с ко Го́споду, да презре́в вся́ на́ша согреше́ния, да́рует на́м ми́рное житие́, дру́г ко дру́гу любве́ испо́лненное. Гра́ды и це́ркви не разори́мы да сохрани́т, оби́лие вся́ких плодо́в земли́ да да́рует, и все́х на́с да спасе́т и поми́лует; мы́ же благода́рным се́рдцем воспое́м Ему́: Аллилу́ия.

И́кос 12

Пою́ще ди́внаго во святы́х Свои́х Царя́ Небе́снаго, просла́вльшаго тя́, ве́рнаго раба́ Своего́, ми́лостивое твое́, ско́рое на́м во вся́ких ну́ждах, поможе́ние прославля́ем и, Бо́га благодаря́ще, ра́достно ти́ глаго́лем:

Ра́дуйся, великосла́вный Сиби́рский засту́пниче; ра́дуйся, соверше́нный в доброде́телех челове́че.

Ра́дуйся, подража́телю святы́х и священному́чеников; ра́дуйся, благи́й и до́брый наста́вниче и́ноков.

Ра́дуйся, Пресвяты́я Богоро́дицы изве́стный умилостиви́телю; ра́дуйся, моли́твенниче за гра́д на́ш и всея́ страны́ покрови́телю.

Ра́дуйся, све́та Ева́нгельскаго всесве́тлое сия́ние; ра́дуйся, во тьме́ грехо́вней су́щим просвеща́ющее озаре́ние.

Ра́дуйся, Софро́ние, горя́щий к Бо́гу огне́м любве́ неугаси́мыя.

Конда́к 13

О, чудотво́рче пресла́вный и засту́пниче на́ш, богому́дре Софро́ние! Приими́ ма́лое сие́ моле́ние на́ше, я́коже Христо́с прия́л вдови́цы две́ ле́пты, и богоприя́тным твои́м хода́тайством умоли́ Го́спода си́л си́лу свы́ше на́м пода́ти на исправле́ние жития́, да Того́ благода́тию от грехо́в очи́стившимся, гее́нны изба́витися и гряду́щая на небесе́х блага́я улучи́ти, вопию́щим Ему́: Аллилу́ия.

[Се́й конда́к глаго́лется три́жды. Та́же и́кос 1-й: Ангелов Творе́ц, Госпо́дь Вседержи́тель... и конда́к 1-й: Возбра́нный Воево́до, Творе́ц веко́в...]

Моли́тва святи́телю Софро́нию

Свя́тче Бо́жий, святи́телю Христо́в, до́брый па́стырю слове́снаго ста́да, челове́че Бо́жий, но́вый чудотво́рче и неусы́пный к Бо́гу моли́твенниче за страну́ сию́, о́тче Софро́ние! При́зри с высоты́ небе́сныя на на́с, с ве́рою и любо́вию покланя́ющихся о́бразу твоему́ и честны́м оста́нкам святы́х моще́й, в на́ше утеше́ние избы́вшим от всепояда́ющаго огня́. При́зри, свя́тче Бо́жий, и ви́ждь на́ше нестрое́ние и раздо́ры, на́шу тугу́, ско́рбь и серде́чную боле́знь, от лише́ния бра́тския любве́ пребыва́ющия. Испроси́ у Христа́ Бо́га коему́ждо на́м благода́ти смире́ния, позна́ние своея́ грехо́вности и самоукоре́ния, да, внима́юще ки́йждо свое́й со́вести, преста́нем осужда́ти бли́жняго, клевета́ти и поноша́ти, но, соедини́вшеся ко дру́г дру́гу любо́вию, сподо́бимся ми́рно во смире́нии про́чее вре́мя живота́ на́шего пожи́ти и улучи́ти христиа́нскую кончи́ну. Да, совоку́пльшеся в бу́дущей жи́зни со все́ми святы́ми и с тобо́ю, па́стырю на́ш, просла́вим Еди́наго в Тро́ице сла́вимаго Бо́га, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, во ве́ки веко́в. Ами́нь.


Источник: Акафист святителю Софронию. — Иркутск: Паровая типография Т-ва «Гранит», 1919. — 6 с.

Случайный тест

(13 голосов: 5 из 5)