Как говорить с ребенком на темы пола, секса и рождения детей? Интервью с духовником Свято-Владимирской гимназии протоиереем Алексием Уминским

Как говорить с ребенком на темы пола, секса и рождения детей? Интервью с духовником Свято-Владимирской гимназии протоиереем Алексием Уминским

(3 голоса4.0 из 5)

Как гово­рить с ребен­ком на темы пола, секса и рож­де­ния детей?
Интер­вью с духов­ни­ком Свято-Вла­ди­мир­ской гим­на­зии про­то­и­е­реем Алек­сием Уминским

Как гово­рить с ребен­ком на тему пола, интим­ных отно­ше­ний и рож­де­ния детей – это, навер­ное, самая слож­ная для роди­те­лей беседа. Страшно начать ее слиш­ком рано, страшно не успеть и, под­би­рая не те слова, рас­ска­зать ребенку то, что ему давно объ­яс­нили школь­ные дру­зья. Как пра­вильно об этом гово­рить – вопрос спец­кор­ре­спон­дента “Пра­во­сла­вие и мир” Тамары Аме­ли­ной про­то­и­е­рею Алек­сию Умин­скому, духов­нику Свято-Вла­ди­мир­ской гимназии.

– Отец Алек­сий, как гово­рить с ребен­ком на темы пола, секса и рож­де­ния детей?

про­то­и­е­рей Алек­сий Умин­ский– Вопрос непро­стой. С одной сто­роны, мы запу­ганы воз­мож­но­стью вве­де­ния в шко­лах пред­мета “Сек­су­аль­ное вос­пи­та­ние”. С дру­гой сто­роны, решили, что этот вопрос не надо под­ни­мать вовсе, или пусть у нас будет “Цело­муд­рие”, в основ­ном вос­при­ни­ма­е­мое как заго­вор молчания.

Но это бес­смыс­ленно. Мир-то все равно вокруг нас суще­ствует, мир живой, мир дву­по­лый. И эту дву­по­лость Бог сотво­рил. И раз­ли­чия между маль­чи­ками и девоч­ками про­яв­ля­ются как два раз­ных мира. Это и вле­че­ние, стрем­ле­ние навстречу друг другу, и, одно­вре­менно, оттор­же­ние, стес­не­ние, кото­рые про­яв­ля­ются с самого ран­него детства.

На темы пола и секса столько всего напи­сано, ска­зано и вообще “все всем понятно”, при этом почему-то счи­та­ется, что об “этом” гово­рить – зна­чит нару­шать цело­муд­рие. А с дру­гой сто­роны, нельзя не говорить.

У нас в гим­на­зии был смеш­ной, но, в то же время, груст­ный слу­чай. Дети млад­шей школы начали обсуж­дать в раз­де­валке слово “секс”. Девочка при­шла домой и рас­ска­зала роди­те­лям, что новый маль­чик, кото­рый при­шел недавно из дру­гой школы, гово­рил про секс. Роди­тели в ужасе! “Мы отдали детей в пра­во­слав­ную гим­на­зию, а там их раз­вра­щают!” Вызвали дирек­тора, меня, начали раз­би­раться, что же слу­чи­лось. А слу­чи­лось то, что тот маль­чик от дру­гих маль­чи­ков именно в пра­во­слав­ной гим­на­зии услы­шал слово “секс”, и они ему объ­яс­нили, что это такое в их пред­став­ле­нии: “Секс – это голая жен­щина”. А когда он узнал, что такое “секс”, то решил поде­литься этим с дру­гими. Раз­ра­зился страш­ный скандал!

Вме­сто того чтобы роди­тели заду­ма­лись, что вопрос пола, секса вообще-то детей инте­ре­сует, как инте­ре­со­вал всех нас, когда мы были детьми, да и не детьми. Мы тоже искали ответы на эти вопросы, стес­ня­ясь, есте­ственно, спра­ши­вать у своих роди­те­лей, и роди­тели нам ничего не гово­рили, но мы все же эти све­де­ния узна­вали, и, про­стите меня, не самым луч­шим путем.

– От дру­гих детей. Дети при­хо­дят в школу и более “про­све­щен­ные” рассказывают…

– Все­гда кто-то будет гово­рить на темы пола, секса. Все­гда эта тема будет воз­ни­кать, все­гда будет на слуху. А уж в нашем совре­мен­ном мире далеко ходить не надо, вообще можно из дома не выхо­дить – про­сто не успеть вовремя выклю­чить теле­ви­зор. И все. И уже все во всех видах понятно, при­чем все как-то гнусно обострено. Там уже не про­сто голые жен­щины или голые муж­чины, там спо­койно поло­вой акт могут пока­зать. Ребе­нок, конечно, ско­рее всего не пой­мет, что это такое. Он уви­дит и не пой­мет, уви­дит – и не обо­жжется. В этом смысле, сте­пень защиты детей очень высокая.

Мы все в дет­стве читали “Три муш­ке­тера”, но нам нико­гда в голову не при­хо­дило, что Кон­стан­ция Бона­сье изме­няет сво­ему мужу с Д’Артаньяном, и что она пад­шая жен­щина. Не скла­ды­ва­лось это в дет­ском созна­нии. Было понятно, что у нее глу­пый муж, дурак и подо­нок, и очень хоро­ший Д’Артаньян, в кото­рого она влю­би­лась. Вроде роман­ти­че­ские герои, поло­жи­тель­ные, но за роман­ти­кой, для нас, взрос­лых, что стоит: лове­лас Ара­мис, кото­рый к тому же хочет стать абба­том, Миледи, кото­рая совра­щает и соблаз­няет, и у нее на плече клеймо про­сти­тутки. Это вообще оста­ется вне детей. Да, есть какое-то клеймо, но дети не рисуют образа этой Миледи как блуд­ницы, Кон­стан­ции Бона­сье – как блуд­ницы, Ара­миса – как блудника.

Для детей это пер­со­нажи герой­ского про­из­ве­де­ния: ковар­ство и пре­да­тель­ство, бла­го­род­ство и отвага. Дальше они не идут. Все осталь­ное оста­ется за скоб­ками, вообще оста­ется детьми не рас­по­знано, тем более как нечто име­ю­щее отно­ше­ние к сексу. И только неко­то­рые взрос­лые пра­во­слав­ные люди опа­са­ются, а вдруг дети про­чи­тают “Три муш­ке­тера”? Там же гово­рится о сексе, ока­зы­ва­ется, о непра­виль­ных отно­ше­ниях, о лож­ных отно­ше­ниях, о блуде. Но такое вос­при­я­тие суще­ствует только в помра­чен­ном созна­нии людей, кото­рые, на самом деле, этой про­бле­мой как-то больны, оза­бо­чены. Это может и так выяв­ляться. Я говорю это не с потолка, эта про­блему мне при­хо­ди­лось как педа­гогу решать не раз.

Надо пони­мать, что дети ищут это зна­ние, они ищут это само­сто­я­тельно. И они дальше опре­де­лен­ной черты, если их спе­ци­ально кто-то не раз­вра­тит, не пой­дут. Дети по-дру­гому смот­рят на мир, они по-дру­гому смот­рят на ЭТО. И слово “секс” для них имеет совсем дру­гое зву­ча­ние и зна­че­ние. Оно, конечно, запрет­ное, оно, конечно, таин­ствен­ное, оно опас­ное, куда очень хочется загля­нуть, но ровно настолько, чтобы сразу отвер­нуться. А потом хва­литься дру­гим детям, какой я сме­лый! Я, типа, стоял на краю очень высо­кого обрыва и смот­рел вниз. При­мерно так.

В этом отно­ше­нии должна быть сфор­ми­ро­вана пра­виль­ная пози­ция. Не пози­ция ужаса, запрета: “Не сметь об этом гово­рить, это без­ду­ховно! Это нару­ше­ние седь­мой запо­веди!” И потом объ­яс­нять ребенку, что такое седь­мая запо­ведь, что такое пре­лю­бо­дей­ство, чтобы ребе­нок был в шоке.

А нужно гово­рить совсем иначе. Поло­вые отно­ше­ния есте­ственны для этого мира. Ребе­нок видит, как кот бегает за кошеч­кой, петух бегает за кури­цей. Т.е. в мире живот­ных это часто про­ис­хо­дит на его гла­зах. Если ребе­нок уез­жает в деревню на лето, он не может не уви­деть, как это про­ис­хо­дит в живот­ном мире.

И когда ребе­нок задает вопросы, на них надо отве­чать, но отве­чать надо акку­ратно и спо­койно, не пугаться, ни в коем случае.

- Откуда бывают дети?

- От папы и мамы.

- А почему?

- Потому что папа и мама любят друг друга и от этой любви рож­да­ются дети.

- А как это происходит?

- Это про­ис­хо­дит таин­ственно. В таин­ствен­ном соеди­не­нии папы и мамы.

- А у живот­ных это про­ис­хо­дит как?

- Чтобы роди­лись щеночки, мы свою собачку при­вели к дру­гой собачке, они побе­гали вме­сте, соеди­ни­лись, и полу­чи­лись щеночки.

Все, этого достаточно.

Если бы нас окру­жала про­стота живот­ного мира, 80% вопро­сов вообще бы поте­ряли свою остроту. И те дети, кото­рые вос­пи­таны в про­стоте и есте­стве, они это видят с двух-трех лет – как бык покры­вает корову, напри­мер, и им в голову не при­хо­дит, что это можно назвать сло­вом “секс”. Это про­сто есте­ствен­ное про­дол­же­ние рода.

То, что мы отде­лены таким обра­зом от жизни при­роды, застав­ляет нас искать какие-то совер­шенно дикие спо­собы объ­яс­не­ния этих тем – либо от всего этого ого­ро­дить, либо каким-то обра­зом как-то по-хит­рому об этом сооб­щить. Хотя ничего хит­рого здесь быть не может. Об этом не надо спе­ци­ально гово­рить, зара­нее. Как это физио­ло­ги­че­ски про­ис­хо­дит – конечно, нет.

Но и пря­тать отно­ше­ния муж­чины и жен­щины в какую-то пота­ен­ную страш­ную ком­нату тоже бес­смыс­ленно, потому что вся­кая пота­ен­ность будет застав­лять ребенка искать путь к этой замоч­ной сква­жине, чтобы туда при слу­чае посмот­реть или подсмотреть.

Здесь, мне кажется, одним из самых хоро­ших спо­со­бов выяв­ле­ния этих отно­ше­ний все­гда могут быть отно­ше­ния папы и мамы. Как папа обни­мает маму, как папа целует маму, не страстно и пылко, а по-доб­рому, когда между ними про­яв­ля­ются отно­ше­ния теп­лой неж­но­сти и бли­зо­сти друг другу. Как роди­тели встре­ча­ются после работы, как они раз­го­ва­ри­вают по теле­фону, если кто-то из них уез­жает, как они вообще обща­ются, – это тоже прежде всего отно­ше­ние полов, любви, покры­тое бла­го­род­ством и цело­муд­рием, но по сути своей, это вле­че­ние между муж­чи­ной и жен­щи­ной, кото­рое внешне про­яв­ляет себя как неж­ность, как забот­ли­вость, как теп­лота, как лас­ко­вость, как стрем­ле­ние друг к другу. И это откла­ды­ва­ется в созна­нии ребенка с самого ран­него воз­раста как сте­рео­тип пра­виль­ных отно­ше­ний. Это самый глав­ный момент в поло­вом воспитании.

– Если вдруг ребе­нок ста­но­вится сви­де­те­лем интим­ного акта родителей?

- Это совер­шенно недо­пу­сти­мые вещи. Ребе­нок трав­ми­ру­ется, когда роди­тель­ские интим­ные отно­ше­ния про­ис­хо­дит в при­сут­ствии ребенка. С одной сто­роны, пра­во­слав­ные роди­тели ратуют за цело­муд­рие, а, с дру­гой сто­роны, неко­то­рые из них совер­шенно не счи­та­ются с тем, что нахо­дятся в одной ком­нате с детьми и могут нане­сти им силь­ней­шую пси­хо­ло­ги­че­скую травму. И дети ста­но­вятся залож­ни­ками подоб­ных ситу­а­ций. Полу­ча­ется раз­дво­ен­ность и ложь. Ребе­нок трав­ми­ру­ется, с одной сто­роны, а с дру­гой – будет искать защиту в цинизме. Это ужас­ные вещи…

– Нужно ли роди­те­лям искать повод, чтобы заве­сти раз­го­вор на темы пола и секса?

- Для раз­го­вора с детьми на эту тему повод нужен. Но спе­ци­ально его искать не надо: “Сядь, сей­час мы будем раз­го­ва­ри­вать, как появ­ля­ются дети. Что нужно знать каж­дому маль­чику и что нужно знать каж­дой девочке. Вот у тебя есть такие фигульки, а у тебя такие дырочки, и мы сей­час рас­ска­жем, зачем они нужны”. Конечно, это глу­пость, это неле­пость. И ребенка в шок ввер­гают эти раз­го­воры, потому что это для него то, от чего он пря­чется, что для него сокро­венно. Он хочет туда загля­нуть, но без папы и мамы, конечно.

А пово­дом для раз­го­вора может быть ситу­а­ция, когда ребе­нок загля­ды­вает слиш­ком далеко, и это ста­но­вится явным. Если роди­тели застают ребенка за каким-то нехо­ро­шим дей­ствием, напри­мер, в Интер­нете что-то нашел. И тогда ребенку объ­яс­ня­ется опас­ность этих загля­ды­ва­ний. Именно опас­ность этих загля­ды­ва­ний. Ребе­нок и сам это пони­мает, он и сам это чув­ствует, ему самому от этого непри­ятно и страшно, но раз его это как-то заце­пило, то он уже не может уйти назад. И если роди­тели застали ребенка за этим, то это дол­жен быть повод для насто­я­щего серьез­ного раз­го­вора. Тут есть повод и пока­я­ния, и слез, и очищения.

Даже когда ребе­нок что-то слы­шит и видит, у него закрыты уши и глаза, как у нас были закрыты уши и глаза, когда мы читали “Трех муш­ке­те­ров”. Есть опре­де­лен­ная мера, когда ребе­нок загля­ды­вает и видит не то, что видит взрос­лый и пони­мает не так, как пони­мают взрос­лые. Но этим зна­нием ребе­нок оста­ется дово­лен и удо­вле­тво­рен. И только когда он зале­зает слиш­ком далеко в этом своем позна­нии, роди­тели имеют право сильно его при­сты­дить, потому что это и так стыд боль­шой, а в точно пой­ман­ный момент этот стыд сыг­рает осо­бенно поучи­тельно. И потом уже, через неко­то­рое время ска­зать: “Доро­гой мой, если ты хочешь, чтобы в твоей жизни все было хорошо, этого там быть не должно, а должны быть совсем дру­гие отно­ше­ния”. И, не каса­ясь подроб­но­стей, рас­ска­зать, что это такое, что физио­ло­гия в отно­ше­ниях муж­чины и жен­щины далеко не на самом глав­ном месте.

Тамара Аме­лина

Пра­во­сла­вие и мир — 17.05.2011.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки