Вопросы пола в разговоре с детьми

Вопросы пола в разговоре с детьми

(2 голоса5.0 из 5)

Интер­вью с дет­ским пси­хо­ло­гом Ири­ной Медведевой.

– В каж­дой семье, где есть дети, рано или поздно встает вопрос о том, как с детьми начать раз­го­вор о вопро­сах пола, потому что дети эти вопросы рано или поздно зада­дут. Суще­ствует две точки зре­ния. Одни счи­тают, что эти вопросы не должны обсуж­даться, дети и так сами все узнают. Дру­гие же счи­тают наобо­рот, детям надо дать мак­си­мум инфор­ма­ции по этому вопросу. Как сле­дует решать эту про­блему, на Ваш взгляд?

– Я, конечно, не могу ска­зать, что такой про­блемы не суще­ствует вовсе. Но мне кажется, ее мас­штаб в послед­ние годы сильно пре­уве­ли­чи­ва­ется неко­то­рыми сек­су­ально оза­бо­чен­ными взрос­лыми. Думаю, что когда ребе­нок инте­ре­су­ется вопро­сами пола (а он этим инте­ре­су­ется в раз­ном объ­еме в раз­ное время своей жизни) тогда ему и надо отве­чать, при­чем в как можно более общей и услов­ной форме.

– Вопросы эти зада­ются тогда, когда ребе­нок совер­шенно цело­муд­рен, и конечно дети задают их в совер­шен­ной своей чистоте. А роди­тели в такой же (подоб­ной дет­ской) чистоте как пра­вило отве­тить не могут. И воз­ни­кают такие мифо­ло­гемы: “аист” и “капу­ста”, “тебя в мага­зине купили”. Хорошо ли это?

– Очень хорошо! Я как дет­ский пси­хо­лог скажу, что это очень верно. Это веками гово­рится и про “аиста” и про “капу­сту”. Думаю, что довольно давно стали гово­рить и про мага­зин. Очень верно. И зна­ете, никому из взрос­лых людей это не повре­дило. Как мы видим, чело­ве­че­ский род про­дол­жа­ется уже не пер­вое и даже не вто­рое тыся­че­ле­тие. Плод обя­за­тельно дол­жен быть запрет­ным до вре­мени, чтобы потом, когда ребе­нок вырас­тет, этот плод был слад­ким. Тогда род про­дол­жа­ется. Если этот плод пере­стает быть запрет­ным, а сле­до­ва­тельно слад­ким, то чело­век, так уж он устроен, ищет дру­гие запрет­ные плоды. Не поэтому ли на Западе так много гомо­сек­су­а­ли­стов. Это дру­гой запрет­ный плод. Впро­чем, он тоже уже не запрет­ный. Поэтому когда семь лет назад я попала в Гер­ма­нию на все­мир­ный кон­гресс по соци­аль­ной пси­хи­ат­рии, и евро­пей­ские и аме­ри­кан­ские уче­ные гово­рили о том, что про­блема номер один совре­мен­ного запад­ного мира – это сек­су­аль­ное сожи­тель­ство взрос­лых и детей. Вот какой запрет­ный плод сего­дня сла­док людям Запада. Так что если этот плод пере­ста­нет быть запрет­ным, а сле­до­ва­тельно слад­ким… ну что ж, тогда ждите поиска дру­гих. Именно Скан­ди­на­вия и в част­но­сти Шве­ция пер­вая вос­при­няла сек­су­аль­ное про­све­ще­ние в школе. Прямо где-то после 68-го года. Вот была так назы­ва­е­мая сек­су­аль­ная рево­лю­ция в Европе и Скан­ди­на­вия стала прямо пио­не­ром сек­су­аль­ного просвещения.

Я еще хочу ска­зать инте­рес­ную вещь, что Сток­гольм – сто­лица Шве­ции – три года назад на Все­мир­ном кон­грессе семей в Праге был назван пер­вым пост-семей­ным горо­дом в мире, потому что там 70% жите­лей нико­гда не имели, не имеют и не хотят иметь семью и детей.

– Ска­жите, но воз­мо­жен ли вне семьи такой сокро­вен­ный, интим­ный, умный раз­го­вор о вопро­сах пола, может ли он быть школь­ным уро­ком, пуб­лич­ным выступлением?

– Я думаю, что нет. Это нико­гда не может быть при­людно. Посмот­рите, в куль­тур­ном рус­ском языке не суще­ствует ни одного слова для обо­зна­че­ния физи­че­ской сто­роны любви…

– …вот я все время об этом заду­мы­ва­юсь. Как гово­рить о том, что совер­шенно невоз­можно назвать?

– Лучше заду­ма­емся о дру­гом: что зна­чит, когда в таком бога­тей­шем языке как рус­ский нет куль­тур­ных слов для обо­зна­че­ния плот­ской любви? Это зна­чит, что куль­тура строго сек­ре­тит саму тему. А на каком языке гово­рить? Есть мат и есть гине­ко­ло­ги­че­ская латынь. Ну, наши секс-про­све­ти­тели домаш­ние, рос­сий­ские, они конечно гово­рят, что гине­ко­ло­ги­че­ская латынь – это самое оно. Но пред­ставьте себе, что ребенку гово­рят “пенис”, “фал­лос”, “оргазм”, “эро­ген­ные зоны”. Это вообще конец света. Я бы даже ска­зала, что нужно три­жды поду­мать, что гаже, вред­ней для пси­хики: мат, кото­рый ребе­нок вос­при­ни­мает как откро­вен­ную непри­стой­ность или “куль­тур­ное” про­све­ще­ние на гине­ко­ло­ги­че­ской латыни. Я счи­таю, что вто­рое гаже.

– Я тоже так думаю, честно говоря. Мы часто слы­шим: “Плохо, если ребе­нок об этом узнает в под­во­ротне. Плохо, если об этом ребенку рас­ска­жут в туа­лете”. Но если ребенку “про это” рас­ска­жут в туа­лете, то это все­гда будет туа­летно. Если в под­во­ротне, то это будет нести свой оттал­ки­ва­ю­щий стыд­ли­вый момент. Поэтому мне кажется, что даже под­во­ротня в какой-то сте­пени есть сохра­не­ние того, чему даже назва­ние сего­дня совсем забыли: целомудрия.

– Совер­шенно верно. Зачем пугать под­во­рот­ней? Почему неко­то­рые оправ­ды­вают сек­су­аль­ное про­све­ще­ние тем, что, мол, иначе дети узнают “про это” из под­во­ротни. Под­во­ротня, как ска­зал бы куль­ту­ро­лог – это неотъ­ем­ле­мая часть под­рост­ко­вой суб­куль­туры. Про­хо­дит под­рост­ко­вый воз­раст, вме­сте с ним про­хо­дит под­во­ротня, и уже юноша по ночам взды­хает о люби­мой девушке, стихи пишет, гуляет под ее окнами, схо­дит с ума. И пред­став­ляет ее себе незем­ным, бес­плот­ным суще­ством. Но если он в семь-восемь, в две­на­дцать лет видел учеб­ное посо­бие с поло­выми орга­нами в раз­резе, учил на эту тему пара­граф, отве­чал у доски… Пред­став­ля­ете, при­хо­дит учи­тель­ница в очках, в наряд­ной блузе, раз­ве­ши­вает эти посо­бия, они откры­вают учеб­ник… И я кстати, хочу ска­зать, что и кар­тинки в этих учеб­ных посо­биях намного непри­стой­нее, чем фото­гра­фии в пор­но­жур­на­лах. Это про­сто сме­ще­ние чер­ного и белого. Пол­ное сме­ше­ние чер­ного и белого! Пол и пото­лок меня­ются местами! Потому что одно дело пор­но­гра­фи­че­ский жур­нал, кото­рый маль­чишки смот­рят под пар­той и, опять же, знают, что это непри­стой­ность. А дру­гое дело, когда в учеб­нике. Учеб­ник для детей – эта­лон. Эта­лон­ная инфор­ма­ция. И когда там это все в харак­тер­ной манере учеб­ника, так серьезно, с рисун­ками и схе­мами… Я видела всю эту мер­зя­тину. Между про­чим, когда мы с моей кол­ле­гой Татья­ной Львов­ной Шишо­вой в Гер­ма­нии читали курс для сту­ден­тов Гам­бург­ского уни­вер­си­тета, они с нами как-то раз­от­кро­вен­ни­ча­лись после лек­ции. И я помню, как один оча­ро­ва­тель­ный, похо­жий на героев Томаса Манна, какой-то бла­го­род­ных кро­вей юноша ска­зал: “Какие вы в Рос­сии счаст­ли­вые, вы зна­ете, что такое любовь. Мы тоже это знаем, но только по клас­си­че­ской лите­ра­туре. Мы очень хотим полю­бить, но не можем, потому что полу­чили сек­су­аль­ное обра­зо­ва­ние в школе и когда видим девушку, вспо­ми­наем, что нам гово­рили про эро­ген­ные зоны и про то, как устро­ены фал­ло­пи­евы трубы”.

– Про­блема очень зна­кома. В начале 90‑х годов роди­тели были в пол­ном ужасе, когда их дети вер­ну­лись из школы. Ска­жем, уче­ники пер­вого класса пока­зали своим роди­те­лям кра­си­вень­кий бук­ле­тик под назва­нием “Мой друг презерватив”.

– Как сей­час помню, это было в сере­дине 90‑х.

– А откуда такие бук­ле­тики появ­ля­ется в наших шко­лах? Откуда эти про­граммы появи­лись, откуда эти учеб­ники? Кто их издает? Кто и зачем рас­тле­вает детей?

– Да, детей рас­тле­вают. И это очень страшно. Я как дет­ский пси­хо­лог могу ска­зать, про­ис­хо­дит ядер­ный взрыв в пси­хике детей. Иначе не назо­вешь. Но для тех, кто это делает, рас­тле­ние и про­во­ка­ция пси­хи­че­ского шока – как бы побоч­ные про­дукты. Задача дру­гая: сни­же­ние рож­да­е­мо­сти. Это такой, я бы ска­зала, гено­цид с циви­ли­зо­ван­ным лицом.

– А как зовут это “циви­ли­зо­ван­ное лицо”?

– Его зовут Меж­ду­на­род­ная феде­ра­ция пла­ни­ро­ва­ния семьи. А на нашей почве суще­ствует филиал, кото­рый назы­ва­ется Рос­сий­ская ассо­ци­а­ция пла­ни­ро­ва­ния семьи. Ну, конечно, у этой орга­ни­за­ции очень много спон­со­ров, помощ­ни­ков. Ска­жем, такой важ­ный спон­сор, как Фонд наро­до­на­се­ле­ния Орга­ни­за­ции Объ­еди­нен­ных Наций. Он пред­став­лен и у нас в стране, и в дру­гих стра­нах, в кото­рых суще­ствуют цен­тры пла­ни­ро­ва­ния семьи. Также очень помо­гает в уни­что­же­нии насе­ле­ния ЮНЕСКО. Хорошо помо­гает ЮНИСЕФ. Хорошо помо­гают Фонд Рок­фел­лера, Фонд Форда, Фонд Мак­кар­ту­ров, с успе­хом рабо­та­ю­щие на нашей тер­ри­то­рии. Бывают какие-то пара­док­саль­ные спон­соры. Напри­мер, англий­ский принц Филипп, кото­рый воз­глав­ляет Фонд защиты диких живот­ных. И все о нем гово­рят как о заме­ча­тель­ном чело­веке: ему так жалко носо­ро­гов, ему так жалко лео­пар­дов, он так забо­тится об эко­ло­гии. Но давайте спро­сим себя, кто больше всего нару­шает эко­ло­гию? Конечно, люди! Чем меньше будет людей, тем чище будет воз­дух, вода, трава…

– …и будет больше диких животных?

– Конечно. Так что принц Филипп тес­ней­шим обра­зом свя­зан с Меж­ду­на­род­ной феде­ра­цией пла­ни­ро­ва­ния семьи. И таких, на пер­вый взгляд неожи­дан­ных свя­зей очень много.

– Я знаю, что в Москве были такие “пилот­ные” школы, в кото­рых про­граммы РАПСа (Рос­сий­ской ассо­ци­а­ции пла­ни­ро­ва­ния семьи) про­сто внед­ря­лись через лич­ные отно­ше­ния с дирек­то­рами этих школ. А есть у Вас, как у дет­ского пси­хо­лога-спе­ци­а­ли­ста, дан­ные о горь­ких пло­дах такого про­све­ще­ния в России?

– Конечно, и очень много. Вы упо­мя­нули о пилот­ных шко­лах в Москве. В одной из них школ учился сын моей подруги-пси­хо­лога. И он был един­ствен­ным в классе, кто не запол­нил омер­зи­тель­ную секс-про­све­тов­скую анкету. Я не могу вслух повто­рить ни одного вопроса, кото­рый был задан детям. А этот маль­чик, поскольку он вос­пи­тан хоро­шей мамой, не стал запол­нять анкету. И именно бла­го­даря тому, что он ее не запол­нил, а сле­до­ва­тельно не сдал, он вынес ее из класса. Дру­гие дети сдали, и все шито-крыто. Роди­тели поня­тия не имели, о чем спра­ши­вали их детей. А этот маль­чик при­шел домой и швыр­нул матери анкету в лицо, пред­став­ля­ете? Он был в таком жут­ком состо­я­нии… Ска­зал: “Вот, до чего вы, взрос­лые, дока­ти­лись!” И у него, как у чело­века тон­кого, были очень тяже­лые пси­хи­че­ские послед­ствия, даже после одной такой неза­пол­нен­ной анкеты.

СПРАВКА: Послед­ние три года в госу­дар­ствен­ных шко­лах Рос­сии под раз­ными назва­ни­ями стали вво­дить све­де­ния сек­со­ло­гии и кон­тра­цеп­ции. Кроме того, зача­стую по ини­ци­а­тиве школы дети посе­щают раз­ного рода заня­тия, семи­нары и уроки в так назы­ва­е­мых медико-педа­го­ги­че­ских шко­лах и цен­трах пла­ни­ро­ва­ния семьи. Цель пре­по­да­ва­ния во всех слу­чаях одна: мани­пу­ли­ро­ва­ние пси­хи­кой ребенка. Пере­вод его вни­ма­ния с выс­ших духов­ных цен­но­стей на низ­шие плот­ские удо­воль­ствия, их куль­ти­ви­ро­ва­ние. Когда чело­век рас­смат­ри­ва­ется лишь как био­ло­ги­че­ская еди­ница. Вни­ма­ние детей, акцен­ти­ру­ется исклю­чи­тельно на вопро­сах секса, грубо попи­ра­ется стыд­ли­вость. При этом осме­и­ва­ется цело­муд­рие, семья. Буду­щие дети пред­став­ля­ются как ненуж­ная, тягост­ная обуза. Детям рас­ска­зы­вают о страш­ных вещах. При­мер: “Основ­ными фор­мами поло­вой жизни чело­века явля­ются экс­тра­ге­ни­таль­ные, пло­та­ни­че­ская любовь, танцы, гей­шизм, гени­таль­ные, сур­ро­гат­ные формы поло­вого акта, вести­бу­ляр­ный, бед­рен­ный поло­вой акт, аналь­ный, ора­ге­ни­таль­ные кон­такты, сек­су­аль­ные дей­ствия с живот­ными”. На каж­дую тему в школе выде­лено по часу, а то и по два. На Западе ситу­а­ция не лучше. В Сан-Фран­циско, напри­мер, где боль­шой про­цент гомо­сек­су­а­ли­стов, сек­су­аль­ные “мень­шин­ства” доби­лись того, что им раз­ре­шили в шко­лах пре­под­но­сить какую-то свою осо­бую про­грамму сек­су­аль­ного про­све­ще­ния. В класс к семи­лет­ним при­хо­дят “спе­ци­а­ли­сты” и гово­рят: “Вам не стоит бес­по­ко­иться, если у вас будет сек­су­аль­ный кон­такт с вашим же полом, может быть даже с парт­не­ром более взрос­лым…” Т.е. прак­ти­че­ски пре­по­да­ются основы гомо­сек­су­а­лизма. Ребе­нок-то об этом вообще не думает. А если ему начи­нают об этом гово­рить, то у него, конечно же, могут спро­во­ци­ро­вать жела­ние попро­бо­вать. Полу­ча­ется не про­све­ще­ние, а откро­вен­ная пропаганда.

– Сего­дня секс-про­све­ти­тели научи­лись мас­ки­ро­ваться, поскольку есть уже какая-то реак­ция Церкви, уче­ных-экс­пер­тов, обще­ствен­но­сти, роди­те­лей. И теперь это назы­ва­ется “Основы здо­ро­вого образа жизни”, “Уроки здо­ро­вья”, “Гиги­ена”, “Валео­ло­гия”, “Про­грамма “Изме­не­ния””, “Лек­ции о СПИДе”. И роди­тели думают: как хорошо! Им ведь вну­шили, что дети сей­час все рож­да­ются боль­ными. Вот здо­рово, что их будут учить “здо­ро­вому образу жизни”, а, сле­до­ва­тельно, оздо­ров­лять, учить, как стать здоровыми.

– Было бы важно понять, чем мы можем себя защи­тить, насколько мы вправе про­те­сто­вать, какие у нас есть юри­ди­че­ские воз­мож­но­сти не допу­стить экс­пе­ри­мен­тов над нашими детьми, над нашим народом.

– Вы можете мне пове­рить, что это не менее страшно, чем кры­си­ный яд. Вот роди­тели должны себе пред­ста­вить, что детей могут на таких вот уро­ках “здо­ро­вья” накор­мить кры­си­ным ядом. Когда речь идет о спа­се­нии ребенка, роди­тели про­сто обя­заны его защи­тить, да и дру­гих детей тоже. А для этого они должны знать: если в школе что-то вво­дится экс­пе­ри­мен­таль­ным поряд­ком, об этом школа должна опо­ве­стить всех роди­те­лей. При­чем, им не про­сто должны ска­зать, что с зав­траш­него дня или с после­зав­траш­него вво­дятся “Уроки здо­ро­вого образа жизни”. Каж­дому из них должны пока­зать про­грамму, и от каж­дого должны полу­чить не уст­ное согла­сие, а пись­мен­ное. И если хоть один роди­тель в классе не согла­сен – ему не имеют права ска­зать; “Пус­кай ваш ребе­нок гуляет в кори­доре в это время”. Ничего подоб­ного! У нас пока еще обра­зо­ва­ние госу­дар­ствен­ное. И у роди­те­лей сей­час как раз больше прав, чем было раньше. Если дирек­тор школы заяв­ляет, что он, несмотря на про­те­сты роди­те­лей, не хочет отме­нять этот экс­пе­ри­мен­таль­ный урок, у роди­те­лей есть все осно­ва­ния подать в суд. Не на учи­теля, а на дирек­тора школы. Потому что учи­тель – тоже под­чи­нен­ное существо.

– В пра­во­слав­ной гим­на­зии одна­жды на уроке закона Божия все уче­ники седь­мого класса при­несли с собой жур­нал “Cool”. Ока­за­лось, они не знали, что это за жур­нал, им его бес­платно в метро раз­да­вала какая-то доб­рая тетя.

– Очень наивны чая­ния и надежды пра­во­слав­ных людей, что они своих детей вырас­тят в золо­той клетке. И что они должны только как сле­дует при­смат­ри­вать за сво­ими детьми. Не усмот­ришь! Это повсюду и везде. А сколько к пси­хо­логу обра­ща­ются роди­те­лей тех дево­чек и маль­чи­ков (но осо­бенно почему-то девочки пси­хи­че­ски стра­дают), кото­рые читают жур­нал “Cool” и ему подоб­ные изда­ния. Вот при­веду Вам один при­мер. При­хо­дит мама с девоч­кой 12-ти лет и гово­рит: “Не пони­маю, что с ней про­изо­шло? Она такая была хоро­шая девочка. У нас такая хоро­шая семья. Она себя вдруг начала вести, как про­фес­си­о­наль­ная про­сти­тутка. Мы не знаем, что с нашим ребен­ком, мы не знаем, как ее укро­тить, и вообще что с ней делать, она уже кан­ди­дат в коло­нию и все это слу­чи­лось как-то стре­ми­тельно и на ров­ном месте”. Я спра­ши­ваю и то и это. И вроде не нахожу ника­ких “улик”. Вдруг мне при­хо­дит в голову спро­сить: “Ска­жите, а ваша девочка не читает в послед­нее время жур­нал “Cool”?” Мама с гор­до­стью отве­чает: “Конечно! Это же жур­нал для дево­чек-под­рост­ков. Она его поку­пает раз в неделю, я ей сама даю деньги на него”. – “А Вы туда загля­ды­вали?” Она в недо­уме­нии отве­чает: “А зачем загля­ды­вать в дет­ский жур­нал? Что, наши роди­тели загля­ды­вали в жур­нал “Мур­зилка”, “Пио­нер” или даже в “Юность”?” Я говорю: “Ну Вы загля­ните, потом мы, может быть, вер­немся к раз­го­вору, почему Ваша девочка стала себя так вести”. На сле­ду­ю­щий день она при­шла запла­кан­ная: “Вы зна­ете, я этот жур­нал сожгла прямо у себя во дворе, все номера, что нашла”. Я говорю: “Все сжечь невоз­можно, они на каж­дом лотке”.

– Жур­налы “Cool” и “Cool Girl” – моло­деж­ные про­екты Изда­тель­ского дома Бурда в Рос­сии, рас­счи­тан­ные на под­рост­ков один­на­дцати-пят­на­дцати лет. В народе эти жур­налы назы­вают “мусор­ными”. Про­чел – выбро­сил. Тираж “Cool” – около мил­ли­она экзем­пля­ров. Рас­ку­пают быстро. Хотя содер­жа­ние ста­рого номера от нового почти не отли­чишь. Те, кто читал его пару лет назад, с тру­дом вспо­ми­нают о чем он. Это жур­нал, кото­рый чрез­вы­чайно без­от­вет­ственно под­хо­дит к своей редак­ци­он­ной поли­тике. Потому что детям вну­ша­ются вещи несо­по­ста­ви­мые и с мини­маль­ным уров­нем куль­туры. Что нам делать? Мы сего­дня живет в таком мире, где эта инфор­ма­ция доступ­нее любой другой…

– Я при­зы­ваю все кон­тро­ли­ро­вать. И школь­ные нова­ции, и дет­ские жур­налы, и дет­ские пере­дачи по теле­ви­зору, и даже, пред­ставьте себе, дет­ские мульт­фильмы. Ну, я уж не говорю о том, что у нас всех есть воз­мож­ность позво­нить депу­тату Госу­дар­ствен­ной и город­ской думы. Ведь депу­таты (тео­ре­ти­че­ски) пред­став­ляют наши инте­ресы. Т.е., как гово­рят дети, “бузу надо под­ни­мать”. Если мы не хотим сда­вать своих детей. Вообще, пре­да­тель­ство – страш­ный грех. Но уж пре­да­тель­ство сво­его ребенка – это послед­нее дело.

С Ири­ной Яко­влев­ной Мед­ве­де­вой бесе­до­вал свя­щен­ник Алек­сий Умин­ский, Православие.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

3 комментария

  • Ирина, 01.03.2017

    Частично согла­шусь со ста­тьей. Чело­век — суще­ство духов­ное. И избе­жать мно­гих оши­бок помо­гает именно духов­ное вос­пи­та­ние. Однако, не извра­тили мои прин­ципы био­ло­гия и ана­то­мия. Не извра­тила мои взгляды инфор­ма­ция о кон­тра­цеп­ции и осо­бен­но­стях жен­ской физио­ло­гии. Жен­щина вообще в прин­ципе должна к этому ответ­ственно отно­ситься, потому что в слу­чае “беды” нести бремя ей, веро­ят­нее всего, при­дется одной.

    Ответить »
  • Посто­рон­ний­Че­ло­век, 22.10.2016

    Вла­ди­слав, я с Вами согла­шусь, мне тоже не ясно, как это на под­рост­ко­вые влюб­лён­но­сти может вли­ять зна­ние про фал­ло­пи­евы трубы. Я хорошо помню себя лет в 15 — ника­кой связи между этими захва­ты­ва­ю­щими чув­ствами и всеми име­ю­щи­мися на тот момент све­де­ни­ями о сексе (весьма раз­но­об­раз­ными, ведь это были уже 90‑е годы).
    По-моему, чтобы сохра­нить нуж­ную для любви дистан­цию, тайну между полами, доста­точно того, чтобы с девоч­кой на такие темы гово­рила мать, а с маль­чи­ком — отец. Эта­кий, можно ска­зать, этап посвя­ще­ния в муж­чины (жен­щины). И, конечно, не надо с девоч­ками обсуж­дать эрек­цию, а с маль­чи­ками месячные.

    Ответить »
  • Вла­ди­слав, 24.03.2016

    Ээ, бегло про­чи­тал и немного в недо­уме­нии. =-O
    Автор что-то напу­тал или я поте­рял связь?
    Почему автор утвер­ждает, что в семье НЕ НАДО гово­рить о вопро­сах пола??? И свя­зы­вает это не с чем-то семей­ным, а с секспро­све­том в шко­лах? Где аргу­менты насчёт того, что семей­ный раз­го­вор на тему пола может при­ве­сти к уни­чи­же­нию любов­ных пере­жи­ва­ний под­ростка??? ЧТО ЗА ЧУШЬ, про­стите? Если я цело­муд­ренно объ­ясню ребенку, разве он от этого ста­нет вос­при­ни­мать девушку как ходя­чие фал­ло­пи­евы трубы??? =-O %)

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки