Баранкин, будь человеком! Мария Свешникова о секретах воспитания

Баранкин, будь человеком! Мария Свешникова о секретах воспитания

(2 голоса5.0 из 5)

В про­стран­стве интер­нета при­сут­ствует несколько запре­щен­ных тем. О бес­при­зор­ных собач­ках, домаш­них родах, слин­гах, борще, дие­тах и ген­дер­ных пре­иму­ще­ствах. Запре­щен­ных по очень про­стой при­чине — любая из них вызы­вает снеж­ную лавину, в итоге погло­ща­ю­щую того, кто ее затронул.

Все начи­на­ется с вос­тор­жен­ных ком­мен­та­риев дру­зей, пре­бы­ва­ю­щих в пол­ном с тобой согла­сии. Затем, после десятка пере­по­стов объ­яв­лен­ной пози­ции, твой посыл обя­за­тельно добе­рется до того, кто думает иначе. При­чем это «иначе» варьи­ру­ется от лег­кой формы несо­гла­сия до язви­тель­ного ука­за­ния, что ты ничего не пони­ма­ешь «вообще». Еще немного и вот уже со всех сто­рон к тебе под­тя­ги­ва­ются про­фес­си­о­наль­ные исти­но­веды, мастера раз­го­вор­ного жанра «давай, вый­дем». Пожа­луй, каж­дый из нас хоть раз да поучаст­во­вал в подоб­ном холи­варе, поэтому знает: на этом этапе ситу­а­ция пол­но­стью выхо­дит из-под контроля.

К запре­щен­ным также стоит отне­сти и вопрос вос­пи­та­ния детей. Тут каж­дый отста­и­вает свою пози­цию, свои «нара­ботки» и уме­ния с такой яро­стью, что кова­ные коль­чуги раз­ди­ра­ются в кло­чья, копья со сло­ман­ными нако­неч­ни­ками в изне­мо­же­нии валятся в угол. И кучей хлама валя­ются топоры, исту­пив­ши­еся в стрем­ле­нии досту­чаться до оппонента.

Надо при­знать, что мимо этой темы я все­гда про­хо­дила в совер­шен­ном спо­кой­ствии. Да, я знаю, что у меня хоро­ший, даже заме­ча­тель­ный сын. Но, во-пер­вых, с самого его дет­ства я была уве­рена, что он «сам такой полу­чился». А, во-вто­рых, у меня не было ника­ких сек­ре­тов вос­пи­та­ния. Пара запом­нив­шихся «рецеп­тов» от подруг, да наи­тие — вот и все, чем я руко­вод­ство­ва­лась. При­чем, пер­вый совет был совер­шенно на дру­гую тему. При­я­тель­ница, у кото­рой было уже трое малы­шей, напут­ство­вала нака­нуне родов: «Не вол­нуйся. Дети гораздо более живучи, чем нам кажется». Так и ока­за­лось, да к нашим отно­ше­ниям с ребен­ком ее наказ отно­ше­ния не имел.

Сло­вом, я пре­бы­вала в уве­рен­но­сти, что хоро­шим Мишаня вырос сам, пока недавно Татьяна Крас­нова (при­ду­мав­шая заме­ча­тель­ное сооб­ще­ство «Кон­вер­тик для Бога») на мое оче­ред­ное «так слу­чи­лось» о нем, весьма кате­го­рично воз­ра­зила: «Так слу­чи­лось? Вот тут я про­те­стую. Ничего оно не слу­чи­лось, оно было так вос­пи­тано и зало­жено. И на это были потра­чены опре­де­лен­ные наши уси­лия». И только тогда я заду­ма­лась: веро­ятно, так оно и есть. И стала вспоминать.

Вос­по­ми­на­ния рас­сы­па­лись несколько хао­тич­ными маз­ками, но мне вдруг стало понятно: Таточка, Татьяна Вик­то­ровна совер­шенно права. Вос­пи­та­нием мы с ней зани­ма­лись с самого рож­де­ния наших детей. Даже, когда их не было дома. И это не о бес­ко­неч­ных нази­да­ниях, тоталь­ном кон­троле или бес­ко­неч­ном зануд­стве. Про­сто я ста­ра­лась не упус­кать из виду ни еди­ной важ­ной для сына ситу­а­ции и неза­метно ста­ра­ясь ему разо­браться в них самому. Пер­вый резуль­тат я полу­чила, когда в три года Мишаня ска­зал: «Мамочка, не вол­нуйся, я сам разберусь».

Забавно вспом­нить, но еще один совет мне «пре­по­дал» какой-то роман (видимо, непло­хой), где было озву­чено сле­ду­ю­щее: если роди­тели гово­рят ребенку да или нет, это озна­чает только да или только нет. И ника­ких может быть. И нельзя под­даться уго­во­рам и пере­ду­мать. Безо вся­кой жесто­ко­сти или жест­ко­сти я опре­де­лила так с самого его дет­ства, и больше мы нико­гда не воз­вра­ща­лись к обсуж­де­нию этой уста­новки. Не меня­лось и род­ствен­ное пра­вило: если мама ска­зала нет, сын не может подойти к папе, бабушке, дедушке или тете и дого­во­риться с ними в обход меня. Так как про­блем с этим нико­гда не воз­ни­кало, я совер­шенно опре­де­ленно уве­рена — если сами роди­тели не меняют посто­янно этих семей­ных пра­вил, ребе­нок довольно быстро при­вы­кает к ним. И под­стра­и­ва­ется без осо­бых проблем.

Был сфор­му­ли­ро­ван и запрет для нас самих: при сыне мы нико­гда не обсуж­дали никого из взрос­лых. Сколь бы ужас­ными ни каза­лись, ни выгля­дели с нашей точки зре­ния поступки вос­пи­та­те­лей, учи­те­лей, вра­чей, как бы ни хоте­лось пору­гаться, выяс­нить отно­ше­ния с род­ней, в при­сут­ствии Миши подоб­ные раз­го­воры были запре­щены. Отча­сти даже ради нас самих, чтобы не лишиться авто­ри­тета «взрос­лых», чтобы дове­рие к вос­пи­ты­ва­ю­щим не было подо­рвано. И, конечно, чтобы не дать ему раньше вре­мени обра­сти циниз­мом и недоверием.

С дру­гой сто­роны, социум предо­став­лял мне бес­ко­нечно много воз­мож­но­стей ука­зать под­рас­та­ю­щему сыну на непо­до­ба­ю­щие поступки. Если в авто­бус вла­мы­ва­лась группа пья­ных, я мимо­хо­дом обра­щала его вни­ма­ние на их без­об­раз­ное пове­де­ние. Если девушка выяс­няла отно­ше­ния со своим пар­нем так, что весь вагон метро был в курсе их лич­ной жизни, я заме­чала и это. И даже то, что моло­дой чело­век не дол­жен носить дам­скую сумочку в период уха­жи­ва­ния, чтобы обоим не выгля­деть комично, проще было не объ­яс­нять на паль­цах, а про­де­мон­стри­ро­вать на нагляд­ном примере.

Но это было позже. А задолго до того, в самом дет­стве Мишани, я поде­лила домаш­ние обя­зан­но­сти. Я ино­гда рас­ска­зы­ваю об этом своим зна­ко­мым, и все­гда в ответ слышу одно и тоже: но ведь так жалко детей, они устают, у них школа, уроки. Конечно, и у него были школа и уроки, но ведь и я рабо­тала. И гораздо больше вре­мени. После чего зани­ма­лась бес­ко­неч­ными домаш­ними делами, а по дороге с работы захо­дила в мага­зин, сто­яла в оче­реди в сбер­кассе, чтобы опла­тить кварт­плату. И мне трудно пове­рить, что ребе­нок устает настолько, чтобы не выне­сти мусор (при­мерно пол­торы минуты), не помыть посуду – еще минут десять, не под­ме­сти. Кстати о под­ме­та­нии, слу­чайно выяс­ни­лось, что сын «меч­тает» о пыле­сосе. При­шлось при­об­ре­сти. С того момента про­шло больше 10 лет, я не только ни разу им не поль­зо­ва­лась, но даже не умею соби­рать или раз­би­рать – это его сфера домаш­них дел.

Нельзя ска­зать, что пона­чалу Мишаня был безумно рад тому, что у него есть его обя­зан­но­сти. Тогда я пред­ло­жила поме­няться – на готовку, стирку (довольно долго у нас не было сти­раль­ной машины), уборку. Он обду­мал и отка­зался. После чего довольно быстро при­вык к тому, что у него есть своя зона ответ­ствен­но­сти. Больше нико­гда мы к этому вопросу не возвращались.

Надо при­знать, что моя само­уве­рен­ность лома­ется о сле­ду­ю­щий пункт этого списка. Я нико­гда не зале­зала в Миша­нины лич­ные записи, на его часть ком­пью­тера, в его письма, днев­ники. Про­сто не чув­ство­вала в себе такой воз­мож­но­сти. Но я знаю роди­те­лей, кото­рые сле­дили за детьми и таким обра­зом пре­ду­пре­дили немало бед. От увле­че­ния нар­ко­ти­ками до суи­ци­дов. У меня же перед гла­зами вста­вала все­гда одна и та же кар­тинка, как разъ­ярен­ный папа с ревом ранен­ного буй­вола рвет в кло­чья обна­ру­жен­ную у сына кар­тинку Симп­сона, не заме­тив, что сын нари­со­вал это сам. Уни­что­жая таким обра­зом и резуль­тат дет­ской фан­та­зии, труда и мгно­венно лиша­ясь под­рост­ко­вого ува­же­ния, кото­рое так непро­сто восстановить.

Да, одна­жды мне попался жур­нал сомни­тель­ного содер­жа­ния во время гене­раль­ной уборки. Это было огром­ной потря­се­ние, и я не знала, как пра­вильно посту­пить. Позво­нила сестре Тане, та помогла. Когда сын при­шел домой, я, держа двумя паль­цами жур­нал с брезг­ли­вым выра­же­нием на лице,очень жестко про­из­несла: «Мне за тебя стыдно». Больше мне подоб­ные изда­ния на глаза не попа­да­лись. Не исклю­чаю, впро­чем, что он научился их лучше прятать.

Еще одна непро­стая для мно­гих роди­те­лей тема – деньги и вещи. Как мать, совер­шенно поме­шан­ная на своем сыне, я готова была для него на все. Да и сей­час готова. И тра­титься на сына, достав­ля­ю­щего бес­ко­неч­ную радость, было сущим удо­воль­ствием. И все же важ­нее были дру­гое. Напри­мер, чтобы он научился знать цену день­гам. Довольно рано я стала выда­вать ему «свои деньги». Это было 150 руб­лей в месяц, 90 из кото­рых стоил ком­пью­тер­ный жур­нал, осталь­ное он мог потра­тить за один раз, мог тянуть удо­воль­ствие, либо откла­ды­вать на доро­гую и, как ему каза­лось, нуж­ную вещь.

Конечно, он не заме­чал, что его походы в кино, театры, музеи, что одежда и все поездки опла­чи­ва­лись не из «его» денег. Но у меня и не было такой задачи посто­янно попре­кать Мишаню тем, сколько чего на него ухо­дит. Куда важ­нее было научить его рас­счи­ты­вать свои воз­мож­но­сти. Когда цены стали уве­ли­чи­ваться, а потреб­но­сти расти – «посо­бие» повы­си­лось до 300, 500, потом до тысячи. Немало, но было бы куда хуже, если бы под­ростку при­шлось посто­янно про­сить на каж­дую мелочь.

Увы – одна­жды настало время доро­го­сто­я­щего увле­че­ния: Мишаня стал серьезно инте­ре­со­ваться фото­гра­фией. После того, как он пол­года про­хо­дил на заня­тия без фото­ап­па­рата, стало понятно, что дальше так про­дол­жаться не может. Заме­ча­тель­ный фото­граф Ната­лья Буда­нова тогда ска­зала: «Пер­вый фото­ап­па­рат поку­па­ется роди­те­лями. Дальше, если чело­век зани­ма­ется фото­гра­фией серьезно, он зара­ба­ты­вает себе на тех­нику сам». Так и про­изо­шло. При­том, что пер­вые годы Мишаня рабо­тал фото­гра­фом бес­платно, на обнов­ле­ние тех­ники он зара­ба­ты­вал все­гда сам. Рабо­тая летом курьером.

И раз уж зашел раз­го­вор о покуп­ках, невоз­можно не упо­мя­нуть камень совре­мен­ного роди­тель­ского пре­ткно­ве­ния — мобиль­ные теле­фоны. С ними вышло почти как с фото­ап­па­ра­тами. Пер­вый, самый обыч­ный, купила я. Сын ездил по заня­тиям, сек­циям, круж­кам, я ходила на работу – связь была необ­хо­дима. Когда в 14 лет он решил, что хочет доро­гой теле­фон, то при­нялся откла­ды­вать. А летом рабо­тал на стройке – плечи сразу раз­да­лись как у Папайя-моряка в муль­тике. Выгода была со всех сто­рон: он зара­бо­тал не только денег, но и опыт, и отлич­ную фигуру.

Что же каса­ется теле­фона… Послед­ние два раза мобиль­ники мне купил сын.

Источ­ник: Фома.ру

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки