сайт для родителей

«Бархатный Зайчик», или когда игрушки оживают»

Print This Post

211


«Бархатный Зайчик», или когда игрушки оживают»
(1 голос: 5 из 5)

 

«Если однажды ты становишься настоящим, то стать ненастоящим уже не можешь – это навсегда», – уверяет сказочница Марджери Вильямс. А секрет обретения «настоящести» – в любви друг к другу.  Для  маленьких читателей – добрая  сказочная история по мотивам  книги «The Velveteen Rabbit» с христианским взглядом на жизнь, смерть и бессмертие.

Немного об авторе

Англо-американская писательница  Марджери Уильямс Бианко родилась в Лондоне  в конце XIX века и получила известность благодаря книгам для маленького читателя. Успешный отец-адвокат старался всесторонне развивать воображение любимой дочери.

Сказки, рассказы и романы она писала с 19 лет, еще живя в Англии, затем её семья переехала в Штаты. Книги автора не были широко известны и читаемы – долгое время их просто не замечали.

Настоящая популярность  пришла только в 1922 году в Америке,  на тот момент писательнице  исполнился  41 год – и, что интересно, как раз благодаря успеху «Плюшевого кролика».  По этой  сказке  были поставлены спектакли и инсценировки в театре, созданы радиопередачи и фильмы, и сегодня она не теряет своей неповторимой свежести и  остроты  христианских смылслов.

Марджери Уильямс написала еще несколько детских книг, прожила счастливую семейную жизнь и перешла в мир иной в 63 года  в госпитале во время Второй мировой войны.

Название популярной и любимой многими детьми книжки переводят по-разному: есть варианты «Плюшевый зайчик», «Вельветовый кролик». Новый перевод, который перед вами, его авторы назвали  «Бархатный Зайчик», или когда игрушки оживают».

Читаем вместе с детьми!

Рождественским утром

Одному  Мальчику  на Рождество подарили Бархатного Зайчика. В ту пору он был великолепен: толстенький, пушистый, белый, с забавными коричневыми пятнышками, с усиками, которые можно было вполне принять за настоящие, и с милыми ушками, расшитыми изнутри розовым атласом. Как неотразим он был Рождественским утром в ожидании Мальчика, возвышаясь на горе подарочных коробок с блестящей веточкой остролиста в лапках!

Среди той горы подарков были и заводная мышь, и орехи с апельсинами, и миндаль в шоколаде, и игрушечный моторчик, но Зайчик, конечно же, был лучшим из всех! Целых два часа Мальчик занимался только им. Но затем  гости ушли на обед, и дети стали разворачивать другие подарки. Упаковочная бумага шелестела так загадочно, а новых игрушек было так много, что про Бархатного Зайчика совсем забыли.

Кожаная Лошадь рассказывает свою историю

Прошло много времени, а Зайчик всё стоял в шкафу с прочими игрушками или валялся на полу в детской, и никто о нем особенно не вспоминал. Поскольку он был скромным и всего лишь сшитым из бархата, некоторые дорогие игрушки относились к нему с пренебрежением. Особенно это относилось к заводным игрушкам: уж эти считали себя лучше всех, так как были созданы  по последнему слову техники и  умели двигаться. Они не просто смотрели сверху вниз на всех остальных – они притворялись настоящими!

Моторная лодка, которая пережила два сезона и утратила большую часть своей покраски, тоже переняла от них манеру хвастаться, ведь она была моделью настоящей лодки.

А наш Зайчик полагал, что не может быть чьей-то моделью: он не знал, что существуют настоящие зайчики и думал, что все набиты опилками, как и он сам.

О, Зайчик вполне осознавал, что опилки были чем-то очень устаревшим,  и о них лучше не упоминать в игрушечной компании! Даже Тимоти, деревянный лев на шарнирах, сделанный солдатами-инвалидами, казалось бы,  имел более свободные взгляды, но и он надувал щёки! Среди всех этих игрушек бедный Зайчик чувствовал себя ничтожным и непримечательным. Одна лишь Кожаная Лошадь была к нему любезна и добра.

Кожаная Лошадь жила в детской гораздо дольше других. Она была настолько стара, что её коричневая шкура местами облезла и пестрела проступившими швами, а почти все волосы из ее хвоста были выдраны, чтобы нанизать на них бусы.

Лошадь была мудра, потому что видела уже не одно поколение заводных игрушек: они появлялись, хвалились и важничали, но после очередной поломки о них быстро забывали, а чаще – просто выкидывали. Лошадь знала, что они всего лишь игрушки, которые никогда не смогли бы превратиться во что-то другое. О, Кожаная Лошадь понимала, что волшебство детских игрушек необъяснимо и случается только с теми, кто стар, как ее шкура…

– А что значит быть настоящим? – спросил однажды Зайчик, когда они лежали рядом на полу детской, пока Няня убиралась.  –  Это когда механизмы, которые внутри, жужжат и заводятся ключиком, который снаружи?

– Да нет, настоящесть  это не то, как ты сделан, – сказала Кожаная Лошадь, – а то, что происходит с тобой, когда ребенок много лет тебя любит. Когда он не просто играет с тобой, но чувствует к тебе любовь. Тогда-то ты и становишься настоящим.

– А это больно? – спросил Зайчик.

– Иногда, когда ты настоящий, – призналась Кожаная Лошадь, потому что всегда была честной, – ты не против того, чтобы иногда пострадать.

– А настоящесть –это случается сразу? Будто завели твой моторчик? – уточнил Зайчик, – или постепенно?

– Это происходит не сразу, – ответила Кожаная Лошадь, – но занимает много времени. Вот почему это редко случается с игрушками, которые сложно устроены и потому ломаются, или с теми, что имеют острые колкие края или которые нужно очень тщательно хранить, чтобы не повредить.

Обычно к тому времени, когда ты становишься  настоящим,  большинство твоих волос уже выпало от избытка любви, глаза вываливаются, твои суставы разболтаны и ты очень потрёпан. Но все это уже не важно, потому что, как только ты становишься настоящим, ты уже не можешь быть уродливым и некрасивым. Как некоторые глупые хвастливые игрушки этого не понимают!

– А ты – настоящая? – спросил Зайчик и сразу же пожалел, что произнёс это, опасаясь,  обидеть Лошадь. Но Кожаная Лошадь только улыбнулась.

– Меня сделал настоящей Дядя Мальчика, – сказала она.  – Это было много лет назад. Если однажды ты становишься настоящим, то стать ненастоящим уже не можешь – это навсегда.

Зайчик вздохнул. Он подумал, что нужно будет очень долго ждать, пока с ним произойдёт волшебство превращения в настоящего Зайчика.  Хотя он и стремился к этому, но перспектива постареть, потерять глаза и усы на пути к этой цели показалась ему весьма грустной. Вот если бы можно было стать настоящим без такого  испытания…

 Однажды

Главным человеком в детской была Няня. Иногда она не обращала внимания на игрушки, лежавшие вокруг, а иногда ни с того ни с сего налетала, как ураган, и суетилась, с размаху расшвыривая их по ящикам. Няня называла это уборкой. Все игрушки ненавидели такую уборку, особенно оловянные. Зайчик же не слишком страдал – он был мягким со всех сторон и всегда приземлялся удачно.

Однажды вечером Мальчик не смог найти фарфоровую собаку, с которой всегда спал. Но у Няни было слишком много хлопот, ей было не до поисков фарфоровой собаки, – ведь она готовила весь Дом ко сну. Заглянув в ящик с игрушками, который был приоткрыт, Няня вместо Фарфоровой Собаки  достала Бархатного Зайчика.

– Вот, – сказала она Мальчику, – возьми своего старого зайца! С ним тебе будет спать ещё лучше!   – И она вытащила Зайчика за одно ухо и положила в руки Мальчику.

В эту первую ночь и еще многие ночи после этого  Бархатный Зайчик спал на кровати Мальчика. Сначала это показалось довольно неудобным: Мальчик порой слишком крепко сжимал его в объятьях, а то и вовсе засовывал так глубоко под подушку, что Зайчик едва мог дышать. К тому же, Зайчик сначала скучал по тем длинным лунным ночам, когда весь дом спал, а они с Кожаной Лошадью вели долгие неторопливые беседы.

Но постепенно новая жизнь стала ему нравиться, ведь Мальчик перед сном разговаривал с ним и делал из одеял уютные туннели, похожие на норы настоящих Зайчиков. Еще они любили играть, перешептываясь, когда Няня уходила к себе ужинать и оставляла зажжённым ночник на каминной полке. А когда Мальчик засыпал, Зайчик устраивался под его тёплым подбородком и всю ночь сладко дремал в его объятьях. И так продолжалось долго-долго.  Зайчик был счастлив, – настолько счастлив, что даже не заметил, как его красивый бархатный мех стал ветхим, а хвост – редким, и как розовая краска стёрлась с того места на носу, куда Мальчик целовал его.

Весенняя пора

Пришла весна, а с ней и длинные деньки в саду. Куда бы ни отправлялся Мальчик, он всегда брал Зайчика с собой: катал его в садовой тачке, завтракал с ним на траве и строил милые шалаши в малиннике.

Однажды Мальчику неожиданно велели поспешить на чай, и Зайчик остался в саду один до самой темноты. Няня пришлось пойти искать его со свечой, потому что Мальчик не мог заснуть без него.  Она нашла Зайчика – мокрого от росы и перепачканного землей из нор, которые мальчик выкопал для него на лужайке. Няня ворчливо протерла игрушку уголком фартука.

– Сдался тебе этот старый Зайчик! – воскликнула она – Столько суеты из-за какой-то игрушки!

Но Мальчик сел в постели, протянул руки и потребовал:

– Дай мне моего Зайчика! Ты не должна так говорить. Он не игрушка. Он – НАСТОЯЩИЙ!

Услышав это, маленький Зайчик просиял от счастья. Наконец то, о чем говорила Кожаная Лошадь, сбылось! Волшебство детских игрушек случилось с ним, и он больше не был игрушкой. Он стал настоящим! Сам Мальчик сказал это!

В ту ночь Зайчику так и не смог заснуть от счастья. Любовь так сильно бурлила в его маленьком сердце, сделанном из опилок, что оно чуть не разорвалось! А его пуговичные глаза, которые давно потеряли свой блеск, стали выглядеть мудрыми и прекрасными. Даже Няня, заметив это, следующим утром, не удержалась и воскликнула:

– Этот старый Зайчик никогда раньше не смотрел так осмысленно!

Летние дни

О, это было чудесное лето! Рядом с домом, где они жили, располагался лес, и Мальчик любил играть в нем после чая длинными июньскими вечерами. Он брал с собой Зайчика, и прежде чем собрать цветы или начать среди деревьев игру в разбойников, всегда устраивал ему уютное местечко где-нибудь среди папоротника.  Однажды вечером, когда Зайчик лежал там один, наблюдая за муравьями, что бегали по его бархатным лапкам и траве, он заметил, как из-за огромного папоротника рядом с ним возникли два странных существа.

Это, несомненно, были зайчики, как и он сам, но очень пушистые и совершенно новые. Похоже, сделаны они были очень добротно: швов не было видно вовсе, а при движении форма их изменялась странным образом. Только что они казались высокими и стройными, а через мгновение – круглыми и упитанными!

Зайчики ни секунды не оставались на месте, а лапы их ступали по земле упруго и мягко. Они подкрались к Зайчику довольно близко, подергивая усами, в то время как он таращил глазки-пуговички, пытаясь разглядеть, с какой стороны у них торчат ручки заводных механизмов. Такие ручки или ключики были у всех заводных игрушек, какие они видел, но сейчас ему не удавалось заметить ничего похожего. Очевидно, что это были Зайчики совершенно новой  игрушечной  породы…  Они смотрели на него, а он – на них. Их носики все время подергивались.

– Почему бы тебе не встать и не поиграть с нами? – спросил один из них.

– Мне это не нравится, – сказал Зайчик. Ему не хотелось объяснять, что он не заводной.

– Хо! – воскликнул пушистый Зайчик, – Это же так просто!  – И он отпрыгнул вбок и встал на задние лапы.

– Я не верю, что ты так можешь! – сказал он.

– Я могу! – сказал Бархатный Зайчик, – я могу прыгнуть выше всех!  – Зайчик имел ввиду, когда Мальчик подбрасывает его вверх, он прыгает выше всех, но, конечно же, сейчас этого не сказал.

– А ты можешь прыгать на задних лапах? – спросил второй пушистый Зайчик.

Это был ужасный вопрос, потому что у Бархатного Зайчика не было задних лапок! Задняя часть его была целиковой, сшитой из одного куска подкладки. Он сидел неподвижно, опираясь на передние лапки, и надеялся, что Зайчики этого не заметят.

– Я не хочу! – снова повторил он.

Но у диких Зайчиков были очень острые глаза. Один из них вытянул шею, посмотрел и засмеялся:

–У него нет задних ног! Необычный Зайчик без задних лап!

– У меня они есть! – закричал наш маленький Зайчик, –  я на них сижу!

– Тогда вытяни их и покажи мне, вот так! – показал дикий Зайчик. И тут он начал крутиться и танцевать так, что у Бархатного Зайчика закружилась голова.

–  Мне не нравится танцевать, – ответил Бархатный Зайчик, – я предпочел бы сидеть на месте!

На самом деле Бархатному Зайчику так безумно захотелось танцевать, что по его телу даже побежали мурашки. Он почувствовал, что отдал бы всё на свете, лишь бы прыгать так, как эти Зайчики.

Дикий Зайчик прекратил танцевать и подошел так близко, что его длинные усы скользнули по уху Бархатного Зайчика. Затем дикий Зайчик внезапно сморщил нос, прижал уши и отпрянул назад:

– Он не так пахнет! – воскликнул он, – это вовсе не Зайчик!

– Неправда! Я настоящий! – настаивал Бархатный Зайчик, – ведь это сказал сам Мальчик! И он чуть было не расплакался. Но как раз в это время послышались шаги – это Мальчик пробегал неподалеку мимо них. Дикие Зайчики мгновенно юркнули в кусты – только и мелькнули их лапки и белые хвостики.

– Вернитесь! Вернитесь и поиграйте со мной! – напрасно звал их маленький Зайчик, – ведь я же знаю, что настоящий!

Но ответа не было, только маленькие муравьи сновали туда-сюда, да папоротник мягко покачивался в том месте, куда юркнули два незнакомца. Бархатный Зайчик остался один.

«Но  почему же они убежали? – думал он, – почему не могли остаться и поговорить со мной?»

Долгое время Зайчик лежал неподвижно, наблюдая за папоротником в надежде, что они вернутся. Но Зайчики больше не приходили.

Солнце опускалось все ниже, вокруг замелькали мотыльки. Наконец пришел Мальчик и отнес Бархатного Зайчика домой.

Шли недели. Зайчик все больше старел и ветшал, но Мальчик любил его как прежде. Он любил его так крепко, что от объятий  и игр у Зайчика вылезли все до единой нитки усов, розовая подкладка внутри ушек потеряла цвет и казалась серой, а коричневые пятнышки на шкуре  стали бледными и почти незаметными, да и само тело потеряло форму и болталось как тряпка.

Он уже мало походил на прежнего Зайчика –  для всех, кроме Мальчика. Ему-то Зайчик по-прежнему казался прекрасным. И это было всё, что нужно Зайчику. Ведь неважно, что думают о тебе другие, если ты знаешь, что волшебство делает тебя настоящим. А когда ты настоящий, потертости не имеют никакого значения.

Беда пришла

Однажды Мальчик сильно заболел. Его лицо стало красным, он бредил во сне, а тело было горячим настолько, что обжигало Зайчика, когда он хотел к нему прижаться. По детской взад и вперед ходили странные люди. Доктор давал мальчику пить какие-то лекарства и прикладывал к нему непонятные предметы. Свет в комнате горел всю ночь, и всё это время маленький Зайчик незаметно лежал под одеялом, боясь пошевелиться. Он опасался, что если люди его найдут, то вынесут его из комнаты, и тогда он не сможет помочь Мальчику выздороветь. А Мальчик так в нём нуждался!

Время шло очень медленно. Мальчик был слишком болен, чтобы играть. Зайчику было очень скучно ничего не делать целые дни напролёт, но он набрался сил и терпеливо ждал того момента, когда Мальчик снова поправится. Тогда они снова выйдут в сад, весь в цветах и бабочках, и станут играть в самые лучшие игры в малиннике, как раньше. Он придумал так много интересного, что захотел обязательно рассказать это Мальчику!

Однажды, когда в комнате не было посторонних, Зайчик улучил момент, подкрался к подушке и прошептал о чудесных планах Мальчику на ушко. Он знал, что это поможет! И действительно, час за часом, день за днём лихорадка стала отступать, а бодрость возвращалась. Скоро Мальчик уже мог садиться в постели и рассматривать книги с картинками, а Зайчик прижимался к нему и посапывал от счастья, путаясь лапками в постельном белье.

В одно прекрасное утро в комнату зашёл доктор в белом халате, попросил мальчика переодеться в новые вещи и широко распахнул окна.

Никто вокруг не знал, что Зайчик помог мальчику выздороветь, и все старались старательно исполнять любые предписания Доктора.

– Всё старое бельё, любимые книжки и игрушки нужно сжечь, на них полно заразы! – сказал он.

Няня встряхнула простыню, и из нее выпал Бархатный Зайчик!

– А что насчет него? – спросила Няня.

– А, эта старая тряпка? Сожгите в первую очередь этот рассадник микробов! Купите нового Зайчика, – деловито отозвался доктор.

– О, нет, не трогайте моего Зайчика – он Настоящий! – взмолился Мальчик.

Но голос его был еще слаб, и Мальчика никто не послушал. Доктор ушёл, а Няня затолкала в большой мешок старое бельё, книги, игрушки и поволокла его в конец сада за птичник.

Фея из цветка

Так Зайчик оказался в мешке с мусором. С одной стороны ему мешало дышать грязное бельё, а с другой  прямо в бок больно упиралась углом какая-то книга. Сверху Зайчик был присыпан довольно большим количеством мусором.

О да, место было подходящим для костра. Но садовник, к счастью, был слишком занят, так как сегодня он должен был успеть посадить картошку и собрать первый урожай зелёного горошка. Он сообщил, что займется мусорным мешком наутро и удалился.

А мальчика уложили на большую кровать в другой спальне и дали ему нового, очень пушистого белого Зайчика с блестящими стеклянными глазками. Взрослые долго старались отвлечь его от грустных мыслей о верном старом Зайчике рассказами о поездке на море, не давая думать ни о чем другом.

А бедный маленький Зайчик был совсем один в саду холодной ночью. Повеял ветерок, и он понял, что мешок развязан. Слегка изогнувшись, Зайчик просунул голову сквозь мусор наружу, чтобы оглядеться вокруг. Его бархатная шёрстка была уже настолько изношена, что совсем не согревала. Зайчик подрагивал от холода – ведь он привык спать в кроватке под одеялом!

Но все же, невзирая на холод,  Бархатный Зайчик ещё больше высунулся из мешка.

Совсем рядом был малинник – да-да, те самые густые заросли малины, похожие на тропические джунгли, где они играли с Мальчиком в тенистой траве, по которой бегали муравьи. Зайчик вспомнил о долгих часах, проведенных в залитом солнцем саду, когда каждый следующий день был счастливее предыдущего.

Казалось, вся жизнь прошла в его воображении, он снова пережил всю радость тех дней, что прошли в сказочно прекрасных малиновых шалашах, и тех тихих вечеров в лесу, когда Зайчик лежал в зарослях папоротника, а деловитые муравьишки щекотали его лапки. И, конечно же, тот самый главный, самый счастливый день своей жизни – когда он узнал, что стал настоящим.

Зайчиком овладела тягучая тяжёлая тоска. В этот момент он вспомнил Кожаную Лошадь, такую мудрую и нежную, и все, что она сказала ему.

«Какая же польза от любви? Зачем нужно тратить свою красоту, превращаться в ветхую и потертую игрушку в попытке стать настоящим, если тебя ждет такой ужасный конец?»

И тут слеза, – да-да, самая настоящая слеза, каких не бывает у игрушек, стекла по маленькому потертому носику Бархатного Зайчика и упала на землю.

В этот миг случилось кое-что необычное. Ибо в том месте, куда упала слеза, из земли вдруг вырос таинственный цветок, совершенно непохожий на другие цветы в саду. У него были тонкие листья цвета изумрудных камней, а посредине покачивался золотистый бутон. Зрелище было настолько прекрасным, что Зайчик даже перестал плакать! И вот раскрылась золотая чаша бутона, и из него вышла Фея.

О, это была самая прекрасная фея во всем мире! Ее платье было из капель, сияющих перламутром, волосы и шею обвивали чудесные бутоны, а лицо было как самый прекрасный цветок, какой только можно себе вообразить! Фея подошла к Зайчику, взяла его на руки и погладила по бархатному носику, мокрому от слёз.

– Бархатный Зайчик, – сказала она, – разве ты не узнаешь меня?  – Зайчик вгляделся, и ему показалось, что он уже где-то видел Фею раньше, но он никак мог вспомнить, где именно.

– Я Фея волшебства детских игрушек, – сказала она. – Я забочусь об игрушках, которые любили дети. Когда они становятся старыми и изношенными, так что не служат больше детям, тогда я забираю их с собой и превращаю в настоящих.

– Да, но разве я уже не стал настоящим? Неужели я уже больше не нужен Мальчику и он забыл про меня? – с чувством воскликнул Зайчик.

– О, ты был настоящим, – успокоила его Фея, – но только для мальчика, потому что он любил тебя. Теперь же ты станешь настоящим для всех.  Мальчик по-прежнему любит и помнит тебя, но твоя роль как игрушки, увы, закончилась. Теперь тебя ждёт совсем другая жизнь.

Фея подхватила Зайчика на руки и, вспорхнув, полетела в лес. Взошла Луна и осветила все вокруг. Лес был прекрасен, листья на деревьях отливали серебром. На лужайке, окруженной деревьями, танцевали дикие Зайчики, отбрасывая тени на бархатную травку. Увидев Фею, они остановились и окружили её.

Я принесла вам нового жителя, – сказала Фея. – Вы должны быть к нему очень добры и научить всему, что нужно знать в Зайчандии, потому что он будет жить здесь всегда!

Фея снова поцеловала Зайчика, опустила его в траву и сказала: «Играй! »

Но маленький Зайчик все еще сидел неподвижно. Увидев вновь танцующих Зайчиков, он внезапно вспомнил, что у него нет задних лап, и не хотел, чтобы они снова увидели, что вся его нижняя часть сделана из одного куска! Он не знал, что с последним поцелуем Феи он превратился в настоящего Зайчика, у которого есть все лапки.

Зайчик бы ещё долго смущенно просидел, не двигаясь, но внезапно у него зачесался нос. Не успел он понять что-либо, как задняя лапка сама поднялась и почесала его. Так Зайчик обнаружил, что у него появились настоящие лапки! Вместо старого бархата у него был теперь красивый, белый с коричневым, мех, мягкий и блестящий, ушки сами подрагивали от звуков, а усы были настолько длинными, что касались травы!

Зайчик сделал пробный прыжок, – «О, у меня наконец-то настоящие лапки»! – и нахлынувшая радость переполнила его так, что он начал скакать во все стороны, вперёд, вверх и вбок, как это делали другие! Возбуждение переполняло его все больше, и Зайчик всё прыгал и прыгал. Когда он, в конце концов, остановился, чтобы найти Фею и спросить про Мальчика, её уже след простыл.

Наконец, наконец-то!

Мальчик долго горевал по своему старому Бархатному Зайчику. Еще много раз по утрам Няня заставала его расстроенным, и видела, что вся подушка была мокрой от слёз. Конечно, взрослые сказали Мальчику, что Зайчик потерялся в саду и обязательно найдется, когда они вернутся с моря. Но Мальчику совсем не хотелось смотреть на красивые волны без Зайчика.

Тогда снова позвали Доктора, чтобы он выдал новое предписание. Тот осмотрел Мальчика и велел каждый день вывозить его на пару часов на свежий воздух к лесу, накинув одеяло.

Шли дни, а мальчик все тосковал. Слабость не покидала его, он потерял аппетит и почти не вставал с коляски. Не помогал и свежий воздух, а вид леса лишь заставлял вспоминать чудесные дни, проведенные с потерянным другом.

Но однажды весной, когда Няня ненадолго куда-то отлучилась, к коляске мальчика прискакали три Зайчика. Это было так необычно! Зайчики сидели прямо перед ним и смело таращили свои глазки-пуговки. Вдруг мальчик понял, что будто знает одного из них. И вот  что странно – коричневые пятнышки на белом были точно такими же, как у его старого Бархатного друга!

Едва он успел удивиться, как этот настоящий пятнистый Зайчик ловко прыгнул ему на колени, затем – на грудь и прижался к подбородку Мальчика точь-в-точь как его любимый Бархатный Зайчик! Теперь сомнений не было. Радость охватила друзей, и они весело рассмеялись!

Тут на беду вернулась Няня, и Зайчики шмыгнули обратно в лес. К ее удивлению, Мальчик сбросил с себя одеяло, встал с коляски и бодро сказал:

– Кажется, свежий воздух и правда мне на пользу. Я чувствую, что мог бы гулять в саду, как раньше, и снова играть в лесу по вечерам.

Говорят, что с той поры  Мальчика не раз видели на прогулке со странным пятнистым Зайчиком. Иногда он сидел на руках. Необычный Зайчик не менял шкурку ни зимой, ни летом и не подходил к другим людям. Но… разве это так уж странно?

Перевод Евгения Сеничкина

Литературная обработка Ольги Соколовой

Илл. из открытых источников

Оставить комментарий

Обсудить на форуме

Система Orphus